close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Папа

код для вставкиСкачать
Просто. Все очень просто и не стоит усложнять. Потому, что все и так...
сложно. Потому, что в этой жизни нет ничего печальнее разочарования. Потому,
что если вдуматься, нам от нее нужна малость: уметь дышать; быть, хоть иногда,
любимыми; иметь в достатке пищи, пресной воды и хранить в тепле свое жилище.
Всѐ!
Если у вас есть, хотя бы часть - Вы счастливый человек.
Да! Забыл.... Засыпая, обязательно и необходимо нужно сделать так, чтобы
завтра наступило непременно. А в остальном - не стоит усложнять…
Этот сборник рассказов я подготовил с любовью, для вас и про вас Люди...
Папа
Папа – это радость.
Радость, если папа приходит трезвым. Тогда они с мамой начинают душевно
ругаться…. По-доброму. И сразу становится светло и весело в доме.
Бабушка говорит, что в этот момент они –«Милые». Что они вовсе не
бранятся, а только… чешутся. Когда люди чешутся – это радость! Особенно если…
по спинке.
Радость, если папа приходит домой слегка выпившим(«в легкое говнецо» как
он сам называет)
В этом состоянии папа такой
радостно- щедрый, что всегда приносит
гостинчик: конфетку какую… или соленой рыбки…. Слегка выпивший папа - совсем
не ругается, он лишь загадочно улыбается, пока за них обоих это делает мама.
Радость, если папа сам не приходит! Если папу приносят домой его друзья обжоры. Мама в этом случае горько вздыхает: «Опять нажрался скотина!»
Это неправда. Папа не скотина! Он - гномик. А гномики - не скотины,
просто они маленькие и ножки у них маленькие, поэтому, когда они много кушают,
ножки подгибаются.
Папа очень смешной гномик: он забавно ползает по полу, как солдат на
фронте, что-то говорит на птичьем языке, встает на четвереньки, точно усталая
лошадка. Я люблю прыгать папе на спинку и кричать громко:
- Родственники! Встречайте! Ваш гномик приполз.
А мама за это меня ругает. А кого еще ругать? Папу в состоянии гномика бесполезно. Он сладко спит до утра в прихожке и на всякие ругалки только
пускает пузыри.
Но особая радость, когда папа, еще не гномик, но уже и не «в легкое
говнецо». Бабушка говорит в таком случае, что у папы недолет, « что он не вышел
на рубеж». Наверное, она думает, что папа биатлонист!
Мама так не думает, она сразу начинает кричать и называть папу
собачкиным сыном. А папа кричит в ответ. Они бегают друг за другом по квартире
и бьются тарелками…. Я думаю, что они оба биатлонисты.
В конце концов, мама выгоняет папу на штрафной круг. Вон из дома! И он
идет чесаться к бабушке. Вернее бабушка чешет папу, говорит, чтобы он смазывал
лыжи и дул обратно. Домой.
- Вернись в семью! Вернись … - твердит бабушка
И тогда ОНО случается! Самое радостное…
Бабушка так хорошо чешет папу, что он всегда возвращается домой с
подарками. Чтобы нас задобрить.
Сегодня папа принес замечательный, блестящий снегокат. Очень
красивый…. Оранжевый, и почти новый! Такой лапуситушечкакрасулечка прямо.
-Ура! Мы идем кататься на горку. Пусть все ребята сойдут с ума от зависти.
По дороге на горку мы заходим в магазин, где папа покупает еще гостинцев:
шоколадку и гранату. Шоколадку - мне, гранату-папе чтобы «поразить змея».
Нет! Вы не подумайте…, это не настоящая граната. Уж я знаю! Это такая
большая бутылка с вином. Очень большая. Как граната. Без нее папе будет скушно,
ведь у меня есть снегокат, а у него его нету.
А на горке – так замечательно. Тут полно народа: и на лыжах, и на санках, и
даже на сноубордах. Вот только такого лапуситушечкикрасулечки как у меня – нет
ни у кого.
Мой снегокат вихрем несет меня вниз, а потом, я за веревку тащу его
обратно. Туда где сидит мой папа. Он отхлебывает из гранаты и активно
подбадривает.
-Давай сынок!!! Давай! Быстрее! Еще быстрее!!
И все вокруг смотрят и все вокруг думают: «У этого мальчика, самый
замечательный папа на свете» Потому, что мой папа меня очень-очень любит.
И я его очень люблю. Мне ужасно хочется сделать ему приятное…
-Папа! Папа! Иди сюда! Я тебя прокачу!
Папа улыбается.
- Не стоит!
-Папа! Папа! Ну, что же ты? Давай съедем с горы вместе. Смотри, какой у нас
с тобой большой и красивый снегокат
-Не…
-Ну, паааап!!! Паааапаааа!!!
Папа неуверенно встает. Вы не думайте, он очень храбрый, просто граната
тяжелая и начинает перевешивать папу.
- Садись сзади пап! Ну, садись! Я повезу тебя с горы.
Папа спускается ко мне, а все вокруг радуются. Наверное, им завидно, у
них нет такого храброго папы.
Мы садимся вместе, втроем: я, папа и граната(куда же ее денешь?). У моего
папы такие длинные ноги, что сидеть ему немного неудобно, зато –замечательный
водитель, который мигом домчит нас с горы, вниз!
И снегокат у нас - самый замечательный на свете, он легко и быстро
набирает скорость…. Так быстро, что папа кричит навстречу ветру: про бляху и
муху, про маму…, про то как ему – весело!
Мы несемся быстро. Быстрее и быстрее. Быстрее поезда и машины. Ветер
свистит
звонко как Санька Пончик из соседнего подъезда. Так хорошо и так
приятно съезжать с горы вместе с па.... Ой! Кочка!
Толчок, удар, подпрыг и все летят в разные стороны точно в замедленном
кино: я в одну, снегкоат в другую, а папина граната, вырвавшись из рук, в третью.
Папа в жутком замешательстве - кого ловить? Он совсем не готов к такому
повороту….
Народ замирает, гадая, что будет делать папа, а он думает всего одно
мгновение и, конечно же, принимает самое верное решение: он летит точно
заправский вратарь вслед за своей драгоценной бутылкой, в последний момент,
успевая схватить ее, падает на спину, поднимает вверх, чтобы не пролить ни капли,
кричит как победитель.
Папа все правильно сделал! Я его поддерживаю. Я ведь не разольюсь! Верно?
А вино - запросто.
Я почти не реву потирая ушибленное колено, я - мужик. Как мой папа.
Ссадины - не беда…. Зато мы спасли гранату, а значит, папа выпьет ее целиком. И
это хорошо.
Потому, что иначе…
Иначе он пришел бы домой «в легкое говнецо», а теперь…. Теперь папа
обязательно пойдет дальше, он - наберется, и пусть не «выйдет на рубеж», зато
мама его выгонит из дома. Отправит на штрафной круг к бабушке. А мне ведь
еще так нужны коньки!
Очень -очень!
Вася владеет миром...
Вася владеет миром. Вася миром правит. Сомнительное удовольствие… для
мира в целом и его обитателей в частности, ибо Вася ленив, как кастрированный
сибирский кот, эгоистичен, как прилегающая прямая и бесконечен точно звон
бубна.
Вася, испорченный тип. Он не хочет выносить мусор, забывает ополаскивать
за собой ванну после мытья, отлынивает от уборки комнаты, в которой проживает.
Вася категорически не уважает пылесос, патологически боится свежего
воздуха.
Вася типичный потребитель, и мир, которым он владеет, интересует его
постольку–поскольку…, скуки ради. Потешить собственное эго.
Конечно, не все так плохо…. Мрачную картину слегка скрашивает фанатичная
привычка Васи чистить зубы до и после еды, а еще сомнительная любовь к
прихорашиванию у зеркала, но лично я считаю: зеркало только смазывает
положительную тенденцию. Делает ее, как бы…, двояковыпуклой.
При этом - миром Вася правит, а посему любит, когда его называют
Всевышним.
Нет, Вася целых шесть дней не создавал Землю, не заселял ее тварями
разумными и не очень. Оно ему надо? Ленив Вася. Я же говорю. Мир свой он
получил готовеньким.
Получил и сразу, принялся строить заводы, дома, пароходы. Кинулся
развивать все то, что прямо или косвенно связано с техническим прогрессом
цивилизации. Улицы Вася убрал под землю, поля заасфальтировал, пустил по ним
автоматически управляемые машины, построил много ядерных реакторов и одному
ему понятных сооружений, натыкал химических заводов и их же роботизировал без
меры.
Заводы дымят, производят в достатке разной снеди, для того чтобы было чем
наполнять закрома и кормить трудящихся мирян. Сытые Миряне строят и
растапливают новые трубы. Все честь по чести. Техногенное благолепие.
Для веселья, Вася подарил своему миру интересные, хоть и опасные игрушки.
Он буквально нашпиговал закрома автоматами, пистолетами, ракетами разной
дальности и всяческими ядерно-нейтронно-нейтринными бомбами. Грубо говоря:
повесил на стену ружье, чтобы не скучно, чтобы в мире существовало хоть одно:
"Нельзя…" А еще – чтобы: «Не свое – не трожь».
Ага. Как же. Так они и «не трожут». Так они и не лезут, куда собака… не
пролазит.
Если детей неразумных сызмальства приучать играться с пестиками,
автоматиками, ракетами ядерными – то так они до смерти детьми и останутся.
Потому, что руки чешутся пострелять.
Васин мир игрался-игрался и доигрался. Сгорел со своими цацками в одно
мгновение. Вася даже пикнуть не успел. Просто одним мирянам не понравилось, как
дымит труба у мирян других. Дымно дымила (если по совести) да к тому же матерно. Какой-то разгильдяй умудрился написать на трубе нехорошее слово в
адрес соседей. Те очень обиделись.
Спалили мир подчистую. Как пух спалили. Так уж получилось, что в мире у
Васи не очень разумных мирян оказалось больше чем мыслящих.
Естественно, Васятка-бог за это на них обиделся. Да так, что утопил
всемирным потопом случайно уцелевших.
- Дебильные дебилы. – пробурчал Он и быстренько, с нуля, активировал
новую версию. Новый мир.
- Этот мир будет образцом благочестия и спокойствия. Я разовью в нем не
глупость и злость!!! Отнюдь! Я научу их ценить Прекрасное.
А и вправду, в новом Васином мире все организовалось легко, красиво и
весело: миряне с наслаждением бросились писать картины, сочинять стихи,
выдумывать прозу... Музыка? Музыка
вообще звучала отовсюду и
до
бесконечности. Так, что даже стала раздражать, ибо на мой непрофессиональный
слух больше напоминала какофонию. Но богу Васе она нравились, и потому миряне
сочиняли новые композиции с тройным усердием.
Жители нового мира оказались такими способными, что шуровали по всем
направлениям: открывали театры, школы искусств, библиотеки, консерватории,
устраивали научные прения, сутками не вылезая из лекционных залов, измождая
свои тщедушные тела бесконечными диспутами на разнообразные житейские темы,
типа: «Велико ли влияние потоков песнопения восходящих к ренессансным
традициям на творческие наклонности одноглазых белок в темное время суток».
Мир окультуривался с каждой секундой. Все было чинно, величаво, красиво,
до той поры пока вдруг из забытых богом африканских саванн не объявилось дикое
племя варваров, про которое Васятка забыл в своем стремлении к совершенству.
Да так эти варвары ловко, так они на удивление быстро разделались со всем
великолепием(буквально за полгода мирского времени), аккурат в ту пору, пока
мурлыкающий очередную мелодию Василий отошел на секунду, пардон, отлить в
туалет. «Зажигательно» сработали. Уничтожили всѐ подчистую: и людей, и песни, и
театры, и картины.
Да, что говорить? У Венеры Милосской не только руки пропали, но и средняя,
а в особенности, нижняя части туловища испарились бесследно. Осталась одна
голова из белого мрамора. Как футбольный мяч.
- Дебильные дебилы, – в сердцах расколов планету пополам пробурчал
Василий и быстренько, с нуля, построил новую.
- Отныне и вовеки вечные я запрещаю войны. Запрещаю любое оружие и
насилие. Я сказал - баста!
Пусть споры и распри решаются не на поле ратном, но на поле футбольном.
Да восторжествует справедливость!
Пусть мерилом всего сущего станут два тайма по сорок пять минут, а при
необходимости, дополнительное время(без золотого гола) или серия пенальти!
И понеслось. Жизнь закрутилась пятнистым мячом по изумрудно-зеленому
газону. Везде играют в футбол. Все играют в футбол, а тех, кто не играет –
отправляют в спортивные лагеря, на перековку. Совсем уж стареньких и хлюпеньких
записывают в болельщики.
Государственные противоречия, антагонизмы всяческие, быстро себя изжили,
да так, что на глобусе за четырехлетний цикл осталось всего две державы: Бразилия
и Германия. А уже после чемпионата мира, так и вообще, шарик окрасился в желтосине-зеленые цвета. И стали миряне разыгрывать первенства бразильских штатов,
да Кубок Робертао, а кубки: Либертадорес, УЕФА, ФИФА там всякие, упразднили за
ненадобностью. Сдали навечно в музей столицы мира Рио-Де-Жанейро(кубок Лиги
Чемпионов отправили в ссылку, на остров "Святая Елена")
Естественно, в таком веселом мире, начались грандиозные карнавалы,
расплескалась самба задорная, фееричные шоу под рев барабанов превратились в
сплошные праздники и так увлеклись этим делом миряне, что работать перестали
вовсе, а от того случился в их мире великий голод, пришли на планету мор да
болезни…
Впрочем, мне это ни капли не интересно. Ибо никто лучше меня не знает
Васиного мира с его двоичными кодами, байтами и битами, с его регистрами памяти
и процессорными командами, потому - что именно я писал исходники изначально.
Потому, что настоящий бог в этом мире – Я, а Василий… просто геймер.
Но скучно мне стало однажды, ибо мир этот - пройденная страница, а она
всегда замусолена. Хочется чего-то экстравагантного, неизведанного и чистого.
Да Будет Свет! А уж новые компьютерные игры мы придумаем сами.
Одно только тревожит! Одна мысль не дает мне покоя:
«А что если, миром, в котором я живу, правит не настоящий бог? Что если «у
руля» эдакий вот Василий?!»
Не радужная перспектива тогда вырисовывается, граждане…
Мечта
У Васи - возвышенная мечта, а не какая–то там приземленная.
Такая мечта есть: суть всего сущего, двигатель и стимулятор, кормчий и
руль, плотник и стропила, пуповина и душа мира.
Наличие такой мечты, вкупе с иными второстепенными причинами,
возвысило из ряда тварей дрожащих одно романтическое животное и сделало из
него человека! Разумного. Прямоходящего.
Вася гордится своей сопричастностью к этому виду, а потому с
удовольствием, наслаждением и фанатизмом - Мечтает.
Процесс этот у Васи, давно уже и не мечта вовсе, а целая идея(idee
fixe).Теория. Гора!
- Поесть шашлычка, – смачно мурлычет наш герой.
Поесть не абы как, не где-нибудь там приземлено в глубинах глубин
кулинарного храма, поесть самого, что ни на есть, настоящего, «природного», изпод костра.
Вася мечтает вкусно: с блеском в глазах, с нервом в голосе, с содроганием
филейной части….
- Вась! Достал ты уже. Ну, правда…. Не трясись! Если тебе так хочется
дымного мяса - организуй мероприятие. Мы же не звери. Мы – всегда "За". Скажи,
только: Какого числа? Во сколько? И что с собой захватить?
- Да! Обязательно скажу! Как-нибудь на следующей неделе! – задумчиво
отвечает Вася и снова уходит в сонно-возвышенную прострацию.
Вася лелеет волшебные грѐзы всегда и везде: с утра и на сон грядущий, в
душевой и на кухне, в личном и общественном транспорте и даже когда гуляет с
Асей в соседнем лесопарке. Лелеет.
Он так глубоко уходит в свои размышления, что иногда забывает об Асе и
последняя, жестоко мстит ему презрением.
В лесопарке, на их с Васей пути, часто попадаются разнообразные группки
граждан которые смело жгут костры, пьют пиво(и чего покрепче), орут песни(давят
песняка), жарят шашлык…
Чудесные запахи дразнят Васю, сводят его сума, расслабляют. Ася –
наоборот. Действует.
Она не спеша осматривается, обходит территорию пиршества то с одной
стороны, то с другой, приближаясь как бы нехотя, но неотвратимо. Всем видом
давая понять:
- Вот она я. Меня зовут Ася! Любите Асю!!!
Как ни странно, почти во всех случаях на лицах отдыхающих, можно легко
прочесть по отношению к непрошенной гостье если не явную любовь, то уж
уважение точно. Это самое Уважение сквозит в настороженных взглядах.
В такие минуты в воздухе повисает громкая тишина, смолкает журчащий
смех, прекращаются песнопения. Лица превращаются в маски, будто невидимый
художник прорисовывает всем присутствующим гримасы Арлекина очень похожие
на улыбки Гуимплена.
Излишнее внимание дико смущает Асю, она не любит быть центром
вселенной, вокруг которого вертится жизнь. Ася смиренно тупит глазки, словно
давая понять:
- Ну что же вы? Пойте! Веселитесь! Не обращайте на меня никакого
внимания! Занимайтесь своими делами, в конце концов, а я займусь своими...
И тут же, пока хозяева не пришли в сознание, деловито, одним движением
языка, слизывает с пиршественного стола всѐ имеющееся в наличии лакомство.
Обычно это и есть ОНО – Шашлычок.
Смею вас уверить, отдыхающим данное действо не очень нравятся, но они
упорно продолжают молчать. Ага! Иди, вякни тут, когда: такие большие зубы,
такие настороженные уши, да и телом Ася, ничего себе, очень даже приличных
статей дамочка.
Отдыхающие, только обреченно-грустно шепчут:
- Приятного аппетита!
И живо прикидывают в уме, чем после ухода Аси закусывать оставшееся
спиртное?
От их: "Приятного аппетита!" Асе ни холодно - ни жарко. «Нет ли у Вас чего
пожирнее? Нет?! Жаль. Очень жаль».
Ася благодарит притихшую компанию: «Пасибки! Я надеюсь, вы были
счастливы все эти незабываемые секунды нашего общения?! Правда-правда!? Тогда
Ася прощается с вами.» - и неспешно, с достоинством, убегает прочь, на зов
очнувшегося от своей возвышенности Васи:
- Ася! Ася!
Поздно Вася! Курочка снеслася!
Василий ругает Асю за ее поступок критически и категорично. Напоказ.
Впрочем, отдыхающим от этого не легче, закусывать-то уже нечем....
Но Вася все равно старается! Еще и за-ради светлой мечты клеймит, на чем
свет стоит, тягу к святому блюду романтика - к шашлычку.
Действительно! Некрасиво Ася!
Низко и приземлено это - жрать чужой шашлык.
А впрочем, откуда Вам собакам иметь возвышенные мечты?! Толи дело –
Вася…
Кошка
В этот день он встал с постели неохотно. Впрочем, как обычно в последнее
время. Медленно, словно обреченный на казнь узник, прошел на терраску, устало
шаркая по полу стоптанными в задниках туфлями, вернулся обратно. Затем
бесцельно бродил по маленькой кухоньке. Как и вчера, как и позавчера, как и
неделю назад.
Взгляд упрямо уперся в древнюю закопченную газовую плиту с черными
острыми пластмассовыми ручками. Есть не хотелось.
- Я что-то сильно устал. Странно. А ведь только проснулся. - проскрипел Он
ни к кому не обращаясь.
Обращаться, собственно, было не к кому.
В его непритязательном жилище, частном доме с одной большой комнатой и
двумя маленькими клетушками-спаленками, разделенными собранными из
окрашенных в салатовый цвет досок перегородками, он обитал абсолютно один.
Даже космос был более населен, чем его скромное жилище.
Несмотря на отвращение к пище насущной, он все же заставил себя открыть
обветшавший от времени холодильник, на двери которого гордо красовалось так
знакомое людям старшего поколения, когда то вожделенное слово «Зил».
Холодильник праздновал День Опустошения Души. Не так чтобы совсем ушел
в загул, что-то внутри все-таки сохранилось: вон лежит в углу покрытый коркой
несвежести, высохший, как старик, усталый кусок сморщенного сала. Есть еще
задвинутый в угол бурого цвета пакет, содержимое которого последний раз
проходило ревизию не менее года назад, да и кусочек заплесневелого сыра тоже
есть.
Венчала «Благополучие» двухлитровая банка мутного самогона. Биг-Бен.
Трясущимися руками, он налил в грязный стакан грамм сто пятьдесят
вожделенной жидкости и, не говоря ни слова, проглотил ее, лишь слегка крякнув в
самом конце заплыва.
Он где-то читал, что сырная плесень даже полезна, а может и не сырная, а
может и не плесень вовсе? Плевать. Нужно пожевать! Хотя бы чего ни будь
пожевать.
- Кому нужно?
- Мне. Все-таки нужно!
С трудом проглотив застрявший в горле сухой комок сыра мужчина, бросил
взгляд в потемневшее от времени зеркало, обрамленное рассохшейся ныне, а
некогда вычурно красивой деревянной рамой.
- Кто это?
Да ведь ему едва за сорок.
Словно из другого мира в мир реальный смотрело усталое, равнодушное,
некогда очень привлекательное лицо правильного европейской формы. Возможно,
брови великоваты, да скулы чрезмерно иссушила злодейка-жизнь…. Впрочем, и
сейчас: если отмыть, постричь, побрить, наодеколонить, поправить некогда
гусарские усики, он бы еще… Ого-го!
А стоит ли?
- Нет. Бриться не буду. Я пас, господа офицеры. Подумываю, не отправиться
ли на верховую прогулку? Велите запрячь жеребца. Что? Нет даже кобылы? Придется
совершить прогулку пешую.
Осень - она всегда осень, особенно, если эта пора не только вокруг тебя, но и
в тебе самом. В душе и сердце.
Не радовали ни обесцветившийся, но еще не до конца потерявший
привлекательность зеленый ковер травы доживающей последние деньки некогда
насыщенной жизни, ни золотые ее украшения из увядающих листьев, ни лужи на
асфальте - как зеркала, услужливо отражающие на хмуром фоне серости небесной
именно то, что вы в них собираетесь увидеть.
Редкие, испуганные резким похолоданием прохожие хмуро кутали свои
взгляды вуалью отчуждения. Они тоже не радовали и не радовались сами. Разве,
что автомобили были как и прежде бодры, веселы и резвы, но и на их боках осень
уже рисовала свои безрадостные серые узоры.
Впрочем, Его это абсолютно не трогало. Время и обстоятельства научили
ощущать одиночество в самой веселой компании. Он здесь даже не был гостем. Он
здесь был…, так…, никем. По привычке мужчина зашел в продуктовый магазин,
внимательно осмотрел прилавки, и уже собирался направиться к выходу, чтобы
продолжить свое бесцельное путешествие по городу, как вдруг что-то свыше
заставило его взять в руки холодный и скользкий пакет молока, затем пройти к
хлебным лоткам, за свежим, пахнущим душистым летом, батоном белого.
- У меня сегодня будут гости. Я это чувствую. А!!! Гулять, так гулять.
Пожалуй, дайте мне баночку сайры….
Тот, кто придумал пакет с продуктами, абсолютно не любил человечество. Ни
капельки. Это адское изобретение постоянно пыталось забраться между ног,
путалось в складках некогда модного, но поистрепавшегося ныне осеннего пальто,
больно кусало за лодыжку правой ноги.
Окончательно выбившись из сил, он, решительно прервав прогулку, свернул в
сторону дома.
- Сейчас я тебя выброшу в канаву. И все. И никаких гостей! - Пригрозил
мужчина пакету, словно тот был живым существом, мог слышать и чувствовать.
Возможно, страдалец так бы и поступил, но в этот миг взгляд его случайно
упал на обочину дороги, и там остановился, словно в предчувствии необычного.
Странно.
Прямо у бордюрного камня выделялся непривычный для глаза вычурный,
грязный сверток. Лежит он себе и пусть лежит. И что? Мужчина догадался не сразу.
Остановился. Всмотрелся. Что же в нем такого странного? И вдруг подсознательно
почувствовал, как холодок подкатывает где-то там, в районе пяток и начинает
медленно, но властно пробираться вверх по телу. Сверток - шевелился. Не
постоянно и резко, а изредка, с трудом и как бы нехотя. Человек сделал пару шагов
вперед, ступив на влажный газон. Осекся. Замер.
Сверток - вовсе не был свертком, коим казался на первый взгляд. Это было
живое существо. Вымазанное дорожной грязью, тяжело дышавшее в последней
агонии, той, что готовит сущее к смерти, умирающее, но на данный момент пока
живое.
Ему, как человеку военному, в силу профессиональной деятельности, в силу
накопленного по горячим точкам боевого опыта, неоднократно приходилось видеть
смерть, но только сегодня он явственно понял, как устал от нее. Устал! Устал от
проблем, устал от тех кто, так или иначе, приносил в его жизнь боль.
Сегодня, больше всего на свете, хотелось тишины и покоя. Хотелось забиться
в раковину и лежать там неподвижно. Лежать и ни о чем не думать.
Осознав это, мужчина резким движением отпрыгнул назад и поспешно
зашагал прочь, туда, откуда недавно пришел. Не важно куда. Лишь бы скорее…
Но чем дальше ноги уносили его от умирающего живого существа, тем
неувереннее и короче становился шаг. Тем острее просыпалась непонятная
жалость, забытые в последнее время чувства ответственности, вины и
сопричастности.
Он остановился, на некоторое время застыл словно бы в раздумье, а затем,
развернувшись на каблуках, нехотя, словно борясь с кем–то невидимым, побрел к
тому месту, где живое еще боролось с вечностью, всеми силами пытаясь зацепиться
за уходящее дыхание.
Там, в самом больном уголке его сердца, у бордюра, тяжело дышала
странного бурого цвета кошка. Вероятно, она неудачно перебегала дорогу перед
колесами лихого автолюбителя и была сбита. Внешних повреждений не
наблюдалась, но зверь явно находился в критическом состоянии. К тому же, был он
достаточно худ и отнюдь не походил на домашнего питомца.
- Как же ты…? Эх….
Человек стоял в нерешительности не зная, что предпринять, и тут раненый
зверь широко распахнув свои чудо как красивые глазищи, всего на один миг
объединил оба их взгляда в единое целое. Всего один миг, но то, что мужчина
прочел в этих глазах, он не смог бы объяснить никому и никогда. Даже себе.
Мольба? Нет. Страх? Нет. Этот взгляд трудно описать. Скорее гордость и невыносима
боль. Тоска? Нет. Одиночество. Именно одиночество в огромном, кишащем жизнью
мире.
Вопрос был решен мгновенно, окончательно и бесповоротно.
Вытряхнув содержимое пакета с продуктами на траву, неловко распихав
молоко, батон и банку консервов по карманам пальто, мужчина надорвал край
пакета, подложил смятый полиэтилен под несопротивляющееся, обмякшее тело,
обернул его вторым краем, бережно поднял получившийся сверток, и понес его на
руках, точно новоиспеченный отец завернутого в одеяло младенца.
Оставшийся конец дня, вечер и ночь, душа кошки бродила между небом и
землей. Животное, то надолго замирало, то, когда он уже думал - все… наступил
конец, оживало. Не телом, хотя бы глазами бросая в сторону своего спасителя, тот
же знакомый, до боли пронзительный взгляд.
Мужчина, было, подумывал отнести кошку в ветлечебницу, уже и пальто
накинул, но в последний момент свыше пришла мысль: кому суждено…, на роду
написано….
-Ладно. Бог все решит. Что будет - то будет. Только смотри! Бородатый.
Решай по справедливости! – пригрозил Он невидимому создателю и расстелив
старый меховой тулуп улегся на кухне прямо на пол, недалеко от раненного зверя.
Сквозь сумерки и свет уличного фонаря Он периодически бросал взгляд в
сторону лежащей без движения кошки, потом дремал, кого-то звал во сне и стонал.
Просыпался. Бросал полный надежды взгляд, и все начиналось сначала.
Утром животному стало легче. Кошка начала шевелиться, и даже попила
немного молока. А уже через пару дней она, пусть и с трудом, исследовала
окружающий мир. Все это время Он неотступно и бережно ухаживал за раненым
питомцем
Одно обстоятельство тревожило его: животное отказывалось от еды. Молоко
или воду – пожалуйста, а вот, к примеру, рыбу, даже свежую, ни в какую.
Однажды он решил вспомнить молодость, взял и изжарил купленные для
больной и по обыкновению отвергнутые ею куриные грудки. Получилось довольнотаки аппетитно. Он уже собирался проглотить большой жирный кусок с хрустящей
корочкой, как вдруг уперся глазами в выразительный взгляд кошачьих глаз, это был
уже не тот полный одиночества взгляд, в новом взгляде были: благодарность,
интерес, неуловимо проскальзывало и что-то еще….
- Нравятся запахи? Хорошо! На…. Попробуй. Ешь кошка.
Кошка, посмотрела на брошенный ей кусочек так, словно удивилась, гордо и
отстраненно, но затем сладость запаха взяла верх над гордостью. Животное
развернулось спиной к дающему, уютно, по домашнему уселось и спешно принялось
за еду.
Он улыбнулся. Улыбнулся впервые за долгие годы.
-Значит, будем жить! Пенсия у меня не слишком большая…. Прямо скажем …
маленькая. Но на двоих хватит. Если что, ты будешь мышей ловить, а я их стану на
обед жарить, – пошутил Он.
Кошка внимательно выслушала, гордо подняла голову и,…фыркнув в ответ,
удалилась в свой угол. Идея с зажаркой мышей ей пришлась не по вкусу.
-Ах, Вы сударыня так?! Брезгуете, значит, моими мышами?! За это я тебе,
пожалуй, устрою головомойку. А что? Идея! Давно пора помыть тебя!
Когда, развешивая мокрое полотенце, почесывая расцарапанные руки, Он,
наконец, увидел плоды творения рук своих: мужчина ахнул: шерсть у кошки
оказалась белой и ровной без единого пятнышка. Но главное, что поразило его:
блестела удивительным золотистым отливом. Таких кошек просто не бывает!
- Да ты блондинка?!
С этого момента, жизнь для Него приобрела новый смысл.
Он вставал по утрам, готовил простой, но насыщенный завтрак, делился им с
кошкой, потом они садились друг против друга и смотрели глаза в глаза. Кошка не
боялась его, во взгляде ее он чувствовал уважение и благодарность, она позволяла
ему подойти к себе, дотронуться, даже взять себя на руки, но мгновенно,
изловчившись, выскальзывала точно змея и отбегала на безопасное расстояние.
Сама первая никогда не подходила, не ластилась, как это обычно бывает с ее
домашними сородичами.
- Кошка! Кошка, – звал Он ее, так и не удосужившись придумать имя. Кошка
отзывалась, но издалека.
- Ничего. Привыкнет – успокаивал себя мужчина.
Кошка усаживалась так, как это умела делать только она. Именно эта кошка.
Гордо, независимо, точно сфинкс выгнув спину, и в то же время как то по-
доброму…, по домашнему. В этот момент она очень напоминала благородную
женщину. Сидела и смотрела на своего хозяина без благолепия, но с уважением.
Тогда он подсаживался ближе и говорил, говорил с ней. Рассказывал ей о
себе. До изнеможения.
- Понимаешь… армия. Вся жизнь в армии. С самого детства армия. Мечта.
Да…. Помотало меня! И хорошее было и плохое. Повидал. Разного повидал. И
друзей было море. Куда все делось? Непонятно. Вот только с семейными делами не
везло и все тут. Да нет! Ты не думай. Бывало, что и ба… женщины были, только
вот… не везло как-то, не складывалось. Так, чтобы серьезно и надолго.
- Молодые мы были, глупые, думали впереди еще две жизни. Да и как без
любви? Нет! Переспать, конечно, можно, а вот так чтобы жить душа в душу. Нет….
- Но однажды, представляешь? Я ее встретил! Встретил ту, что на всю жизнь.
И пропал. Сгинул майор, тогда еще не в отставке! В озерах глаз утонул. И вроде бы,
знаешь, жизнь наладилась…, вернее стали мы жить вместе. Мы с моей Машей. Она
такая красавица!!! А волосы… копной! Ну, прям точь в точь по цвету как у тебя. Все
было хорошо. Если бы не друзья-доброхоты. Они смеялись прямо в лоб:
- Игорь! Ты что? Очумел? Это же самая первая гарнизонная Блядь. Шлюха. На
ней пробы ставить негде.
- А я что? Я любил ее, безумно. Я ее и сейчас люблю и ненавижу
одновременно. Она мне снится каждую ночь. А друзья? Я им в морду. В морду.
Каждому. Так все друзья и исчезли один за другим. А осадок остался. Да, что там
осадок…. Осадище! Приезжаешь, бывало с полигона после двух недель, а в голове
рана. Как? С кем тут без меня моя Маша гуляла и спала? Сквозная рана. И из нее так
и хлещет: ревность, ревность, ревность.
Было! Было, чего уж говорить. Несколько раз я Машу мою чуть не убил. Да,
что там… еще б немного и отправил ее в могилу, ну, и себя заодно. А у меня мать
больная, в этом доме как раз…. Последние пол года практически не вставала с
постели. Соседи за ней ходили. Представляешь? А я вырваться, уехать к матери не
могу. Держит меня ревность возле Маши. Так прикипело, аж голову срывает. Мать
умерла! Да…! Я и на похороны не успел. С того самого момента, Машу просто
возненавидел, так - что жить тошно. Думаю – все! Не вернусь к ней. Иначе не жить
обоим. Ан вот живу. Ненавижу и люблю. Бросил все, подал рапорт и ушел на не
полную пенсию. Вернулся в родительский дом. Живу. Да разве это жизнь? Умираю
потихоньку от одиночества. Главное: понимать – все понимаю. А видеть никого не
хочу. Пожалуй, выпьем? А? За тех, кого нет с нами… Что? Думаешь не стоит…? Пойду
по магазинам прогуляюсь….
Ночью кошка сама пришла к нему. Улеглась на грудь и запела песенку. Он
лежал в темноте, чувствуя тепло благодарного зверя, гладил ее шелковую спину и
плакал. Плакал навзрыд. В ту ночь он впервые за долгое время перестал чувствовать
себя одиноким на этой планете.
Жизнь действительно стала налаживаться. Черные думы, как – то так, сами
собой отошли на второй план. Он перестал сторониться людей. Пусть и смущенно
стал потихоньку общаться: в магазинах и на улице. Поначалу натужно, сквозь зубы,
но это уже была жизнь. Он устроился на работу в охранную фирму, бросил пить,
завел новых знакомых. Жизнь впустила его в свой круг. Заняла и увлекла. Вот
только с личным оставались проблемы…. Не было времени на личное. Не было
времени, не было желания…. А может просто страх прошлых ошибок сдерживал,
сковывал при первом же намеке на что-то личное?
Где бы и с кем бы Он ни был, всегда старался быстрее улизнуть и с радостью
спешил домой, где уже ждала и встречала его Кошка. Она полностью оправилась от
травмы, похорошела, шерсть ее стала гладкой с переливами, как поле пшеницы.
Вечерами, в своем маленьком домике, мужчина уютно усаживался в кресло перед
телевизором, кошка прыгала к нему на колени, он гладил ее гордую изгибающуюся
спину, а она в награду пела свои, чудо как умиротворяющие, песенки.
На дворе незаметно наступила зима. Дома было тепло. Дома было хорошо.
Одно тревожило и печалило его. С некоторых пор кошка стала вдруг исчезать.
Сначала Он подумал, что ему показалось. Кошки такие интересные существа,
которые умеют прятаться прямо на глазах, свернувшись при этом калачиком в самом
неожиданном месте: под диваном, на стопке белья или в углу, на случайно упавшем
свитере. Он пробовал ее искать, и не находил. А может, она просто вышла погулять?
Он звал ее, но она не отзывалась. Через некоторое время кошка появлялась
неожиданно, как ни в чем не бывало и все начиналось сначала.
Он пробовал закрывать форточки и двери, но кошка исчезала из наглухо
запертой комнаты. И было еще хуже. Он чувствовал это. Он знал – так еще хуже. Но
все равно продолжал запирать ее. И все равно она исчезала. Только вот интервалы
между ее появлениями становились все длиннее, а исчезновения случались все
чаще.
Однажды она исчезла насовсем. Он ждал ее несколько дней. Затем бросил
работу, бросил все дела и искал. Искал долго и исступленно. Неделями ходил
кругами по городу осунувшийся, голодный, злой и не бритый. Он звал ее, плакал,
вытирая слезы грязным рукавом, звал и снова плакал.
С горя он запил. Бесцельно и безнадежно бродил по ночным улицам,
завернувшись точно в одеяло, в старое, порванное в нескольких местах пальто.
Днем отсыпался и ждал.
Редкие, испуганные резким похолоданием, прохожие хмуро кутали свои
взгляды вуалью отчуждения. Они не радовали и не радовались сами. Разве, что
автомобили были, как и прежде бодры, веселы и резвы, но и на их боках и стеклах
зима рисовала свои безрадостные серые узоры.
Он практически перестал возвращаться домой.
Правда иногда, мозг просыпался озаренный надеждой, просветленный хоть
какой – то внятной мыслью гнал его в сторону дома, но там, раз за разом ожидало
разочарование. Та же бесконечная пустота. Он стал забывать дорогу к дому,
ночевал с непонятными людьми в вонючих подъездах, на чердаках, в колодцах
теплотрассы. Он опустился настолько, что, уже не скрывая правды от себя самого, с
нетерпением ожидал окончания, в сущности никчемной, жизни.
В то утро, Он проснулся раньше обычного, с неотступной мыслю: это
последнее утро в его жизни. Он не стал шуметь и паниковать. Он сел и долго
прокручивал в памяти картинки недалекого прошлого. Слайды счастливой и такой
чужой сегодня жизни. Дрожащей рукой достал припрятанный с вечера окурок,
закопался в поисках спичек, ощупывая карманы истрепанной одежды.
Еще и еще раз руки безрезультатно трогали пустоту, словно взволнованная
выловленная на берег рыба, что хватает осатанелыми губами воздух. Спички
исчезли. А может, их у него никогда и не было? Он не мог это вспомнить.
Он встал на ноги, в сущности, безнадежно, но с упорством, еще раз осмотрел
карманы, как вдруг, в боковом, под молнией, неожиданно нащупал плоский ключ.
Минуту или две мужчина стоял в полном замешательстве, а потом будто
вспомнив что-то важное, как мог, быстро побежал по размытым оттепелью улицам.
Он искал свой дом. Искал себя в нем. Как будто кто–то сверху подсказал:
единственный шанс на спасение именно там.
На перекрестке знакомых улиц сердце ужасно защемило, сердце сжалось в
комок. Казалось, оно сей миг остановится и больше уже никогда не вздрогнет. Он
хватал липкий воздух ртом, тер усталое сердце ладонью, и едва передвигая ногами,
с завидным упорством, точно усатый жук, полз вперед.
Вот и Дом. Цел и невредим бродяга, каплями стекают со стекол слезы
оттаявшего одиночества. Вот и старое, покосившееся на правый бок родное с
детства крыльцо. А на крыльце… Кто там? Размытый, нечеткий от выступивших на
глаза слез, женский силуэт.
- Маша! Маша!!! – еле слышно позвал он
Силуэт не пошевелился. Дрожа всем телом, Он в сладком предвкушении
взошел по ступенькам, подслеповато вглядываясь в прикрытое серым капюшоном
лицо.
- Маша?
Нет, на крыльце сидела незнакомая женщина. Красивая, молодая, гораздо
моложе его Маши. Точеный носик, алые губы, нежный подборок, с маленькой едва
заметной царапиной в уголке, вот только глаза, как не пытался он заглянуть в них,
рассмотреть глаза не удавалось. Будто кто-то возвел меж ними невидимый барьер.
Он не мог разглядеть ее глаз.
- Вы кто? Почему… Вы тут?
Женщина упорно молчала, словно присматриваясь и прислушиваясь к нему.
Словно ждала от него чего-то, не доверяя грязному и истрепанному существу.
Это тревожило и смущало его. Что-то было! Было до боли знакомое в этой
гордой осанке, в этом положении головы…. Но вот что?
- Сидят тут всякие. Иди…, там сиди.
Кто она? Откуда знакома
едва уловимая грация? Нет! Невозможно
сообразить и вспомнить.
Немного отдышавшись, мужчина боком протиснулся мимо таинственной
незнакомки к входной двери. Спешно, а потому не с первого раза вставил ключ в
замочную скважину, не переставая искоса оглядываться.
Неявная мысль постоянно ускользала, как ни старался он поймать за хвост
разгадку…. Вот и входная дверь открыта, дом встречал его запахом сырости,
холодным пустым коридором. С ее головы водопадом скатился капюшон, словно
лучистое солнце неожиданно вынырнуло из-за ветвей, осветив улицу ярким
золотистым цветом.
Ему хватило одного беглого взгляда, и словно маленькие молнии пронзили
тело. Голова тряслась и качалась, плечи дергались в беззвучном рыдании.
- Нет! Нет! Не может быть!!! Боже!
Он терялся в догадках, путался в нерешительности, не зная, что
предпринять…. И тут женщина, широко распахнув свои чудо как красивые глазищи,
всего на один миг объединила оба их взгляда в единое целое. Всего один миг, но
то, что мужчина прочел в этих глазах, Он не смог бы объяснить никому и никогда.
Мольба? Нет. Страх? Нет. Этот взгляд трудно описать. Скорее гордость и невыносима
боль. Тоска? Нет. Одиночество. Именно одиночество в огромном, кишащем
разнообразной жизнью мире.
Он не забыл этого взгляда.
-Кошка!
Он упал на колени и принялся сквозь одежду и обувь целовать ей ноги.
Целовать нежные пальцы. Он спрятал голову у нее на груди, пытался согреть свои
озябшие руки в складках одежды на ее талии.
- Кошка. Только не бросай меня больше. Слышишь?! Я никогда…. Слышишь!?
Никогда больше не буду запирать тебя…. Слышишь?
- Нет. Нет. Успокойся мой хороший, – тихо заурчала нежным голосом женщина
в ответ, так словно пела ему песенку – Я вернулась к тебе навсегда. Я тебя никогда
не брошу. Больше… не брошу. Мне так одиноко без тебя.
- Кошка…
АнаТолян
- А…на…ТолЯаан! (долго и призывно)
-АнатолЯн! (безоговорочно и с надрывом)
- Нет ответа! Опять, зараза, за компьютером завис.
И это - в самый канун новогоднего праздника: когда часы - вот-вот…; вся
страна – уже…(пол страны точно); снег - пошел…, а этот дурень Анатолян (как
обычно) усами щекочет монитор, пальцами ласкает что-то там у компьютера...
-Так! Просто невыносимо! Анатолий! Кого ты ласкаешь пальцами? Ко мне!
Ко мне мой Мухтар!
(неслышно радостного лая)
- В конце концов!!! Кто–то в этом доме будет помогать накрывать
праздничный стол или нет?!
Само по себе: «АнатолЯн!» в устах жены, уже не предвещало ничего
хорошего, ибо складывалось из двух вымученных годами совместной жизни
составляющих: грозно-сухого «Анатолий»(это когда возмущение поведением супруга
не знает границ) и дурашливо ласкательного: «Толян» (синоним: котика, зайчика,
усатенькой мордуленции… Ну, в смысле, когда настроение хорошее) «АнатолЯн» как производная означало нечто средне: когда жена уже находится на взводе, но
клиника еще не наступила…. Еще чуть-чуть и будет бойня!
С годами отношения (субординация) в семье
притерлись-устаканились.
Выработались понятные рефлексы, алгоритмы и условные сигналы… Формально
Хозяин Дома, конечно, Он…. Но вот реально…. И Он не мог не догадываться, чем
грозит в праздничный вечер (за полчаса до боя курантов) игнорирование
недовольного: «АнатолЯн».
Дети выросли и разлетелись. Пылу поубавилось, а посему последние «новые
годы»(или года?) чета привыкла встречать обреченно-счастливо в компании друг
друга(да еще двух пушистых кошек). Оказать помощь хозяйке в подготовке
праздничного стола, кроме АнатолЯна, было некому. Ну, не кошкам же доверять
такую важную миссию, в конце-то концов?!
Муж должен был (в соответствии с выработанным условным рефлексом)
давно прочувствовать ситуацию и стоять на кухне с высунутым языком в полной
боевой готовности (собачьей преданности) по первому зову. Под рукой у своего
полководца….
Тем удивительнее молчание.
-Нет! Это не выносимо!
Хозяйка схватила со стола влажное от предпраздничного марева-жарева
полотенце и грозно двинулась в глубины небольшой уютной двушки с одной
мысль:
покарать непослушного супруга….
Задушить в зародыше (если
понадобится). Хык! И все!
В полутемной комнате освещенной
разноцветной гирляндой,
да
ненавистным экраном монитора, суетливо пульсируя тщедушным телом, расплескав
усы в разные стороны, метался у компьютерного стола - Он.
Злодей - АнатолЯн! Нет! Даже так: вражина - Анатолий.
Заметив жену (не заметить такое... было сложно), супруг задергался
сильнее. Точно вратарь в футбольных воротах он стал перемещаться из стороны в
сторону, пытаясь своим телом «закрыть амбразуру». Анатолян подпрыгивал,
извивался, шевелил усами.
- Так! Когда это кончится ?! Смотри на мен… Ааа! Ну-ка…. Что у тебя там?!
- Да…. Я…. Да… тут... это…
- Подвинь усы в сторону.
- Дорогая, ты понимаешь…
- Я кому сказала!?
Уткнувшись носом в пол АнатолЯн, нехотя, как провинившийся школьник,
сделал шаг в сторону… А на экране…. На экране во всей красе расплескались,
пардон, голые жопы (да, это были именно они) и сиськи(в полном объеме)….
- Ааааа! – потеряла дар речи хозяйка.
- Милая. Это не я. Это все вирус! Вирус шалит! Я только полез…. А он – жах!
Трах…
- Вижу я, какой тут трах! Дожили. Вскормила на свою голову извращенца…
- Нет! Нет, дорогая. Ты неправильно поняла. Это не то, о чем ты думаешь.
Это вирус. Он заблокировал компьютер. Я сделать ничего не могу…. Я тут хочу его
заставить…, поставить…, вставить…!
- Вижу я, что ты тут пытаешься вставить. И главное куда!? И главное с кем…
?! С кем? Я тебя спрашиваю. С компьютером! Педофил несчастный. Гомосек.
Развратный тип…
- Как ты не поймешь?! Вирус. Вирууууууурс …!
- Значит – все?! Значит, я тебя как женщина не привлекаю больше? И неее
надо! Не надо мне пудрить мозги. Я все вижу. Я все знаю. Давно знаю. Вспомни!
Вспомни когда «Это» у нас с тобой было в последний раз? А? Что!? Молчишь! Не
можешь вспомнить?! Да просто - все! А почему? Да потому! Было это так давно, что
мне иногда кажется, никогда не было…. А я ведь… женщина! Импотент
несчастный!
Хозяйка сползла телом на аккуратно застеленный диванчик, уткнула влажное
полотенце себе в лицо, задергались ее пышные плечи в неслышном рыдании. Она
упивалась горем безутешной вдовы…
АнатолЯн нерешительно шаркая ножками в старых трениках (вылитый
нашкодивший песик) неуверенными шажками двинулся к жене. Заскулил.
Подпрыгнул, сделал приставной шажок (что означало: «Я -хороший! Меня не
бейте!»), сделал еще шажок и еще…
- Это не я, – зашептал супруге на ушко, – Я только хотел песенку скачать. А
оно трах…. Ой! Вернее - бах. А оно – Вирус!
Мужчина обнял жену за плечи: сначала робко, потом все настойчивее и
настойчивее стал оглаживать ей голову, спину, бока, грудь…. В полутьме глаза
его загорелись таинственным фосфоресцирующим блеском хищника, руки бродили
все увереннее, усы уткнулись в разрез халатика и встали…
Охрипли, замолчали назойливые куранты, на улице загремела петардоворакетная канонада, телевизор в соседней комнате слащаво дал дрозда, на кухне
довольно гремели посудой отмечающее праздник кошки, разрывался от звонков
телефон… .
Мир радостно вступил в новую эпоху, которую встречал будто в последний
раз….
Толян и его хозяйка (задыхаясь от счастья) полуголые лежали бок о бок на
диване.
- Это!!! Это было… просто…!!!
- Тебе было хорошо дорогая? Правда?
- Это!!! Это была… фантастика.
- Тебе, правда, было хорошо? Ты на меня больше не обижаешься? Ты
довольна?
- Ах! Ты самый прекрасный мужчина на свете. Мой Толян… Толянчик!
Толюсечка!
- А ты – моя! Завтра! Нет! Уже сегодня я сделаю звонок другу, он придет и
убьет этот подлый вирус …
- Что ты!? Что ты дорогой! Даже не думай! Пусть этот прекрасный вирус –
живет с нами вечно…
Анна Андреевна
Анна Андреевна - инопланетянка.
Судите сами: начитанный, глубоко образованный, нереально культурный,
сказочно интеллигентный человек.
Анна Андреевна - хранитель краеведческого музея. Никто из землян на такой
зарплате просто не способен выжить.
Анна Андреевна - вымирающий на бескрайних просторах одной шестой
биологический вид: «существо не от мира сего, разумное».
Круг интересов Анны Андреевны настолько бескрайне широк, что до
смешного узок: книги, книги, манускрипты, экспонаты, порыжевшие от времени
фотографии, старенькая мама, йоркширский терьер Ричард и снова книги. Дом,
парк по соседству, магазин напротив, два квартала тротуара до музея, залы,
запасники, стеллажи. И книги. В них есть всѐ!
С помощью книг можно перемещаться как в пространстве, так и во времени.
Анна Андреевна - это умеет. Она смело ныряет в любое время (лишь бы подальше от
настоящего) и умело достает мельчайшие детали жизни предков: и сто, и триста, и
тысячу лет назад. Вот точно –инопланетянка!
Той весной регион стал центром праздника письменности.
Естественно сразу создали штаб по борьбе с праздником, во главе с главным
региональным начальником от Культуры. Напряглись. Сели на совещание как
спортсмены на сборы.
А как иначе? Только неосведомленные люди могут подумать, что феерия
рождается сама собой. Нет. Ее нужно очень тщательно спланировать. Нужно
«обзаседать» дело со всех сторон. Обсудить всякую мелочь. Обсосать каждую
деталь. Разложить по полочкам, утвердить планы и нарисовать схемы, составить
сметы, выбить (отыскать) деньги, грамотно их распределить…
Да мало ли еще чего…
Несмотря на трудности, первым пунктом постановили - «Спраздновать от
души»!
Так, чтобы потом хоть и было мучительно больно, но не было мучительно
стыдно за упущенные возможности: с шиком, блеском, помпой, радостными
детишками, массовыми студентами, местными КВН-щиками, столичными артистами,
колокольным звоном, ночными гуляниями, салютом, салатом и всяко разно
горячительными напитками(для избранных)
В общем, знакомый перечень мероприятий удобно ложился на канву
праздника. Дело оставалось за малым - добавить некоторой толики исторически
грамотного национального колорита.
Тут как раз и вспомнил про Анну Андреевну, а значит сразу - завертелось. Уж
если ты попал в обойму, вышел на орбиту, угодил под руку – будь готов…
В ночь накануне очередного совещания, на которое женщина была
приглашена в качестве «эксперта по древностям», Анна Андреевна не сомкнула
глаз. Проникшись важностью момента, они втроем (с мамой и псом Ричардом)
выспренно и восторженно обсуждали предполагаемые детали празднования.
Вспоминали интересные обряды, рассуждали о сакральной сути и особенностях
момента. Размышляли о корнях веры и духа, отмечая вехи и вешки: от зачатков
писаний в форме пиктографии, через ценности христианской культуры, к первым
письменам и рукописным книгам. От праотцев - прародителей Кирилла и Мефодия,
к первопечатникам и первоиздателям литературы на великом и могучем…
Готовились очень тщательно: встраивая в канву доклада грамотно
подобранные стили и формы, соответствующие духу мероприятия…
-Не волнуйся дочка. Не в лес идешь. Люди культурные. Не съедят.
- Да мама. Родственные души…
Меньше чем через полчаса от начала совещания у главного по Культуре,
"родственную душой" дамочку(в полуобморочном состоянии) буквально вынесли в
приемную на руках два испуганных клерка (говорят, пришлось даже скорую
вызывать, чтобы хоть немного привести потерявшую сознание особу в чувства).
Ничего не рассказала Анна Андреевна о случившемся своим коллегам. Ни
одного слова. Только уголки губ опустились ниже пояса, только в глазах ее, к
вековой неизбывной тоске, добавилось шальные нотки; только закладки в недрах
любимых фолиантов стали перемещаться хаотически и уже не отмечали собой
разумную систему ссылок и указателей... Молчаливо-задумчивая печать окутала ее
чело…
Лишь к вечеру третьего дня, выплакав все слезы в шерстяные усы слюнявого
Ричарда, доведя старенькую маму до предынфарктного состояния, Анна, заломив
руки, очистилась:
- Понимаете, мама…. Он сказал…. Сказал…. Он сказал: «Все поняли, блять?»
Не мне… своим подчиненным…. Представляете мама! Он сказал это слово! Он его
СКАЗАЛ…!
Саня
Саня знает все. Нет, речь не идет о глупых сплетнях и наговорах…. Тут все
серьезно. Тут такие залежи энциклопедических знаний и бытовой сути жизни….
Ого!
Саня знает почему упал космический спутник(три спутника отечественных) и
как его(их) заставить работать со дна океана.
Саня знает, как починить зонт и с удовольствием описывает в деталях
технологическую цепочку операций всем желающим.
Саня знает о грядущем повышении ставки рефинансирования и экономически
грамотно(по крайней мере для лохов) обосновывает ее необходимость.
Пробежавшись по макроэкономическим показателям, Саня по памяти сравнивает
факт с прогнозируемыми параметрами цокает языком, закатывает глаза(иди,
проверь его если ты не из минфина).
Саня знает, что нужно знать до зачатия и о чем следует думать во время. Его
совсем не смущает коварный вопрос:
-А, что делать после?
Саня, не моргнув глазом, отвечает: - Идти в душ!
Саня знает, как варить айвовое варенье и как правильно сушить чистотел.
Как распрессовать втулки в жигулях и как заменить катализатор в иномарке. Саня
знает, как сыграл Спартак….
Никто и никогда не видел, чтобы Саня что-то делал своими руками, но…
теоретически он знает все.
Когда знания распирают его симпатичный череп, когда они, вместе с
соплями, выдавливают сгустки мозга наружу, Саня встает с рабочего места и идет
по кабинетам, где с удовольствием устраивает диспуты и политинформации на
любую тему.
Офисный люд за это очень любит Саню(все кроме начальства) Офисные с
гордостью называют его:
- Наш - Вассерман! Наше «Согревало»(по аналогии со Светилом, только
лучше). Наш - теоретический теоретик. Наше – фсѐ.
И этого у Сани не отнять. Этого никому не оспорить! Даже жена (горестно
вздыхая) говорит про Саню с сожалением: «Мой «Теоретически – муж»…»
Вот такой он Саня.
Счастье, это...
Сидя в кресле-качалке с рюмашкой дорого коньяка в накинутом на голые
плечи халате, один в огромном трехэтажном особняке он писал сочинение на тему:
« Счастье это…»
Помните как когда-то в школе? Только на этот раз сочинение писалось
устно.
Если тебя стукнул по голове полтинник, если ты достаточно состоятельный
человек, то можешь позволить себе писать сочинение устно.
В жизни
каждого наступает такой момент, когда становится незачем марать бумагу или
засорять память компьютера….
Инна! Инна! Ему с ней было хорошо. Возможно, от того, что она была у него
первой? Впрочем, как была?! Смех и слезы. Даже стыдно вспоминать…. За те два
года, что они дружили, молодые люди оказались "близки", по-настоящему всего-то
один раз. Да и то… навеселе, быстро-скомкано, совсем не туда, раньше времени….
Короче – «Бррр…!» Или «Бу-га-га!»?
О! Инна! Инна - возвышенная натура! Для средних умов - теоретически
недостижимая. Девушку больше тянуло на живопись, поэзию, музыку, театры и
кино, а вот на нескладного мальчика, невысокого роста с милым румянцем и легким
пушком на щеках не тянуло вовсе. Но, в розовую бытность, когда ладони еще не
стерты, отсутствие физической близости не такая уж серьезная проблема…. Не
правда ли?
Знакомые парни сплошь и рядом похвалялись героическими подвигами на
всех фронтах: начиная от сексуального и заканчивая уличным- мордобойным, а Он
убеждал себя в том, что гораздо полезнее долгими вечерами гулять по паркам и
скверам с симпатичной, умной девушкой, обсуждая: новинки, альбомы, течения;
чем блевать в подворотне с этими дебилами…, друзьями фанатами.
Бывало! Он – тоже похвалялся в компаниях, сочинял собственные амурные
похождения, не без этого, а сам продолжал молчаливо сидеть на лавочке,
упершись тупым взглядом в звезды, слушая стройную речь человека-разумного,
периодически пытаясь запустить ему руки под юбку или блузку...
Так они «гуляли» до определенного момента, а потом, как отрезало…. Кудачто подевалось?
Вроде бы только вчера были не разлей вода, а сегодня: «Здравствуй» - «До
свидания». И весь разговор. И всѐ!?
В глубине души он очень переживал. Даже немного плакал. А Инна...?
Разве ее поймешь?
Если оценивать с высоты прожитых лет их отношения, они были скорее… подетски светлыми, но не счастливыми. Нет. Совсем не счастливыми.
Вот когда он встретил Веру…. Другое дело…. Вера гораздо проще Инны.
Проще и понятнее.
Фактически она стала его первой настоящей женщиной.
Как-то незаметно и скоро они поженились. Первый год(полтора)
совместной жизни молодые прожили душа в душу. У них родился сын Артемка. А
потом… началось:
- Жить - негде! Денег - нет! Ты мужик или где?
Все серьезное начинается с мелочей: после рождения второго ребенка,
дочери Настеньки, они почти год не спали вместе. Как мужчина с женщиной… Изза жены.
Она бухтела..., теща подвизгивала…. Ух, ты господи, как вспомнишь, так
вздрогнешь! Ужос!
Он ушел с головой в бизнес. Он вкалывал. Приходил и уходил затемно.
Рисковал своей задницей в смутные девяностые. Материальная жизнь наладилась,
но вот душевная… оборвалась.
Да! Порвалась неведомая ниточка, а возродить ее оказалось практически
невозможно. Ушла любовь, а вместе с ней ушло тепло и желание друг друга. Даже у
него, даже в сексе.
Он ловил себя на мысли, что Вера, как женщина, стала ему абсолютно
безразлична, что его гвардеец тупо отказывается вставать в караул, стоит только
приблизиться к семейному ложу…
Свято место пусто не бывает, на стороне стали возникать пусть и
мимолетные, зато периодически порочащие его связи, которые не прошли
незамеченными.
Оно ведь как? Люди языками метут - как помелом! Блин! Больше
пятнадцати лет вместе. И что? И все! Все коту под хвост!
По обоюдному согласию расстались полюбовно. Без громких скандалов и
пилки мебели. Он купил ей квартирку на вторичном рынке и обязался содержать на
полном довольствии вместе с детьми. Он поступил как мужчина. Но, сказать по
правде,…радости это не прибавило.
Почему у них с Верой не сложилось? Ведь так все хорошо начиналось…, а в
итоге, кроме совсем короткого периода в самом начале…, их отношения нельзя
было назвать Счастьем…. В полном понимании этого слова.
Новая пассия Оля, взяла мужчину за хобот
тепленьким. В смысле
выпимши. Да и как не взять? Он хоть парень и невысокий, зато видный. К тому же
при деньгах… .
Таких Оль вокруг всегда было немеряно, другое дело, что ни одна из них не
давала настоящего душевного тепла. Может потому у него с бабами ничего
толкового и продолжительного не получалось, что ему всегда было важно ощущать
это тепло…?
А тут… неожиданно, в развлекательном комплексе, ночью, под звон
бокалов, переходящий в бильярдный бой, они слились воедино прямо на
бильярдном столе. Оля была юной, красивой, стройной, крашеной блондинкой. Но не это главное.
Оля была какой-то… своей. И речь, и манеры, и запах все влекло к ней
мужчину. А тело?! Сказка. Это только дураки смеются над разницей в возрасте.
Потому, что они - дураки.
Она вернула ему чувство крепкого мужского достоинства. Благодаря ей, он
снова стал хотеть. Хотеть жить, хотеть Олю! Безумно, здесь и сейчас. Везде. И
это радовало. А то ведь, грешным делом, посещала(чего уж врать) шальная
мыслишка:
- Все!? Отстрелялся молодец?
Ан, нет. Вона сколько боевых зарядов осталось….
Их дарила ему - Оля.
Вскоре женщина забеременела и предложила
не просто пожениться, но
- венчаться! Он с радостью согласился. Хотя в последний момент, положа руку на
сердце, в душу закралось необъяснимое чувство тревоги. …
Оля родила ему дочь, и тогда показалось: вот он, счастливый билет в
счастье…. Да только, фальшивым он вышел на поверку.
Мужчину как-то резко потянуло к домашнему очагу, креслу, теплу и уюту,
вот к этому халату в петухах, а молодую женщину, наоборот - точно подменили! Ее
будто прорвало. Словно бесенок вселился. Пошли чередой мутные компании,
друзья-подружки, веселья, пьянки да гулянки.
К сожалению, Оля, как и все предыдущие его бабы, оказалась обманом.
Мыльным пузырем. Несчастьем. Вернее, может быть и счастьем, но не его.
Он начал жутко ревновать жену. Просто жутко. До одури. Он запил. А в
пьяном состоянии мало кто дружит с головой.
Однажды Она доигралась. Он избил ее. Избил - за дело. Да только
следующим утром, когда мужа не было дома, Оля собрала вещи, взяла ребенка и
растворилась в неизвестном направлении, оставив ему на память телефон
адвоката.
А с этим отродьем разве сваришь кашу? Разве может Он полюбить ее
адвоката и быть с ним счастливым? Конечно, нет!
С адвокатом Оли он общается исключительно при помощи подобного же
зануды. Им вдвоем значительно веселей… деньги стричь, а ему в этой компании
места нет. Даже выпить отказываются. Брезгуют поди…
Оттого Он пьет горькую в одиночестве, грустит, пишет сочинение за
сочинением на тему: «Счастье - это…»
Пишет так, что становится безумно жалко себя любимого. До слез.
- Хотя…?!
С другой стороны, если разобраться, чего грустить?! У него есть все:
Деньги?! Полно!
Бабы?! Будут!
У него есть дом с шикарным зимним садом и бассейном…. Да пошли они
все на…
- Нет его! Счастья! Не-ту-ти! И не может быть…. За наше несчастное
счастье, дорогой! – отсалютовал рюмкой своему отражению в зеркале мужчина,
выпил.
– Ээээх! И грустно, и скучно. Не улететь ли мне от вас? А что? Возьму… и
улечу! Улечу к гребаной матери. Ага! Прям вот так…, в халате.
- Одна беда, личного аэродрома пока нет. Врать не буду. Нет места для
разбега. Зато есть бассейн. О! Тогда, я уплыву! Свистать всех наверх! Семнадцать
человек на сундук... Гоп –ца-ца! Господин капитан - яичница готова! Боцмана
наверх!!!
Он неуверенно встал, покачиваясь, обшарил помещение мутным взглядом
в поисках капитанской треуголки.
- Где мой боевой попугай!?
Попугая не наблюдалось. Из всех известных капитанских атрибутов, с
трудом нашлась лишь коллекционная трубка на камине.
- Сойдет. - Капитаны курят трубки.
- Да! Безусловно! Я – капитан! Несчастный капитан. Потому, что без попугая!
Но! Я свободен как...море!!! - осознав эту простую истину, мужчина почти бегом
направился в зимний сад, а там, прямо, в чем был и с трубкой в зубах, с разгона
ожесточенно прыгнул в бассейн.
- Поднять парус…. Ааааа!!!
Лишь в полете «бравый моряк» неожиданно вспомнил, как буквально
накануне дал команду сторожу слить воду, чтобы почистить….
Он еще летел рыбкой вверх, а
его сознание, буквально за одно
мгновение, располосовала на части быстроходным катером тревожная мысль: «Это
пи..ец!».
Вся несчастливая жизнь промелькнула в мозгу и даже успела мысленно
завершиться сокрушительным падением на пустой бетонный пол. От воображаемого
шлепка острая боль прошла по телу, явственно заныли сломанные ребра, сильно
закололо в паховой области. Он представил, как будет долго и мучительно умирать
в пустом доме. Разбитый, одинокий, всеми покинутый, ненужный человек. Час…,
два…, три?
И в этот момент понял: Счастье все-таки - есть! Счастье – это когда вода в
бассейне.
Тоша
- Хорошо когда есть, чего охранять. Столько разных людишек с этого
кормятся (кивок в сторону застывшего у стойки молодого парня)
- Не скажи подруга! Охранять стОящую вещь не просто, бывает даже опасно.
- СтоЯщую? Безусловно. Но в нашей-то конторе чего охранять? Одни
пенсионеры и импотенты…
- Как же, а твои стеклянные золото-бриллианты? А Надькины мешки под
глазами….?
- Ой! Сама-то! Сама…
- Я - достояние!
- Только никто на такое достояние непозарился что-то!
- Это ты от зависти... брешешь. Мы, секретари, всем нужны! Хороший
секретарь - штучный товар, а вас, рядовых специалистов, - как грязи. Лид, скажи?
(обиженно и язвительно, с достоинством оправляя внушительный бюст)
-Ууу! (струйка дыма) Лечебную грязь - тоже нужно охранять.
- Не ссорьтесь девочки. Тоша нас всех охраняет!
- Хорошо пристроился. Сукин сын
-Да! Да! (переходя на звенящий шепот) Девки. Я вот не понимаю. Молодой,
здоровый, красивый парень… День-деньской ни черта не делает. Это что же, он до
пенсии так в вахтерах простоит? Вот молодежь пошла…
- Бедненький!
-Ой! Прямо такой бедный-бедный. Бездельник. Кто у нас в охране только не
пробивался, ни один долго не задержался почему-то. А этого - палкой не выгонишь.
-Да! Девки! Вы … гусара помните? Бравый отставник был. Такой усатый...
Всего три дня отработал.
- А Валера –полковник? Полгода
сидел на голых десяти тысячах.
- Валера - квартиру дожидался…. Потому и сидел тут. После него за год
человек пять сменилось.
-Да уж. Не выдерживают люди. От безделья с ума сходят.
- Говорят, последний, рыдал и бился головой об унитаз, когда его
уговаривали остаться еще на недельку.
- Ага! У Наденьки Палны на плече плакал: «Братцы! Сестры! Увольте меня! Не
могу больше! Я здесь с ума сойду. Я уже и газеты все прочту, и мух сосчитаю по
три круга, и обе мысли своих передумаю… Ан – нет! Время останавливается будто.
Увольте бога ради или убейте. А то я сам над собой злодейство совершу…»
- А этот, смотри-ка, прижился. Эх! Молодеж….(без мягко знака)
-Смотри! Смотри! Повернул голову вправо, повернул влево и стоит как
истукан. Нипочем ему газеты, мухи, мысли. Мерзнет только….
-Ой! Девочки! Может ему кофейку принести?
- Что ему твой кофеек? Ему бы чего погорячее…
-Валенки што-ли?
- Поцеловать.
(смех, подталкивания, шепот)
-Небоись! Небоись … У него пистолета нету….
- Хахаха
- Зачем такому пистолет?! Он
стрелять-то, поди, не умеет. От армии
косит.
- А давайте мы ему сами кобуру на день рождения подарим?
- Хахаха
- И портупею!
- Вы ему еще треуголку как у Наполеона подарите.
-Ага! И - в дурку сразу…
- Хахаха
На все эти глупые бабские перешептывания Тоша не обращает внимания.
В сущности Тоша - хороший парень. Иногда он даже пишет стихи.
Справедливости ради, стихи у Тоши, выходят так себе, я бы даже сказал
…примитивные стихи, но для него даже это - подвиг.
Мало кому известно, что Тоша вовсе не ленивый, избалованный, недалекий
молодой человек с примитивными жизненными запросами…. Отнюдь.
Тоша по здоровью попадает в категорию людей с ограниченными
возможностями…
То, что он не сидит на шее у близких…
То, что он полноценно работает…
То, что кормит себя …
То, что помогает младшей сестренке, балует и любит ее …
То, с какой стойкостью он старается жить – маленький подвиг.
И дай бог ему здоровья в этой непростой жизни.
Без яец...
Владик(старший)
- обычный
55 летний мужик. Практически среднестатистический: немолодой - но еще не старый, неглупый - но и не одарен,
не трезвенник и не алкаш…. Впрочем, всех этих «Не» наберется на три корзины, а
посему перечислять их не вижу никакого смысла. Единственное, в чем Владик не
«Не», - упрямство (в хорошем смысле слова) и об этом обязательно стоит
упомянуть , ибо в вопросах упрямства он, пожалуй - гений.
Никогда и никому Владик в этой жизни не сдавался. Ни врагам, ни друзьям;
ни в наем, ни в откуп; даже злобным гаишникам было не просто его взять …
вернее с него взять. Потому как не нарушал, а если и выходило чего - на Владика
где сядешь, там и слезешь.
-Танкисты – не сдаются! - в критических ситуациях любил повторять мужчина
и «запирался в танке».
Затрудняюсь сказать…: помогало ли ему упрямство в этой жизни или
мешало… Жизнь-то, сама по себе, у Владика(старшего) была так себе… . Непростая
и не сложная: школа, ПТУ, служба в армии (естественно в танковых войсках! ).
После армии: шоферское дело, женитьба на Вальке-штукатурше, семья, дочь,
приятели шоферы…
Жизнь шла своим чередом без особенных всплесков и ненужных впадин.
Владькин КАМАЗ уверенно пер как танк по дорогам вселенной, преодолевая
препятствия и трудности, а если уж совсем припрет, тогда - «Танкисты не
сдаются!».
Лишь однажды судьба ненадолго выбила мужчину из колеи. В день
рождения внука – Владика(младшего). Да и то только потому, что
ребенок
родился как то странно... без отца.
Интересно все-таки устроена жизнь. Вот без матери – никак, а без отца пожалуйста. Несмотря на всю свою прозаическую обыденность, ситуация эта на
короткое время повергла матерого шоферюгу в шок. Что ж делать то?! Вон оно как
бывает.
- Да и хрен с ним. Да и шел бы ты куда подальше(отсутствующий отец)
Сволочь. Танкисты не сдаются! Вырастим ребеночка сами. Не хуже чем у других.
Да?
В ответ его боевой Камаз согласно урчал мотором.
Через год-полтора жизнь подарила Владику новое, еще более интересное
открытие: оказывается, ребенок может прекрасно существовать в этом мире не
только без отца, но и без матери. Студеным февральским утром, дочка,
фактически бросив малыша на попечение родителей, укатила на заработки в
Москву, да так там и осела. С тех пор на горизонте появлялась крайне редко и
нерегулярно.
- Да и хрен с ней. Да и шла бы она куда подальше. Сволочь. Танкисты не
сдаются! Вырастим ребеночка сами. Не хуже чем у других. Здоровье уже не то,
мотор шалит, зрение сдает – вырастим! Иди бабка на пенсию. Хватит спину гнуть.
Тяжело? Без сомнения! Зато сколько тепла и света, сколько приятных забот
прибавилось у «стариков», а ведь еще недавно казалось - жизнь заканчивается.
- Танкисты не сдаются! – блаженно улыбался Владик (старший) вспоминая
светлые глазенки внука и еще упрямее жал на педаль акселератора родного Камаза.
В тот день он возил землю в историческую часть города, именуемую в
простонародии «старый город». У городских властей наконец-то дошли руки до
благоустройства окрестных ландшафтов. Давно уже пора было привести газоны
и клумбы в порядок. Доброе это дело. Владик – только за. Его Камаз – тоже. Они
помогут обязательно.
- Вываливай туда!– Ткнул в небо пальцем прораб и растворился в зеркалах
заднего вида
- Куда туда? Млин, – матюгнулся водитель и, сплюнув в открытую форточку,
включил заднюю передачу. В умелых руках машина заурчала сытой кошкой и
медленно поползла задом через бордюр по свежей глине. Водитель сдавал и
сдавал, ожидая команды, пока его грузовик не уперся в препятствие. В зеркалах
заднего вида ничего лишнего не наблюдалось.
- Что такое? – удивился Владик(старший)- Пенек под колесо попал?
- Куда прешь!- замахали руками рабочие, заметив как большегрузный КАМАЗ
уткнулся задним бортом в столб электропередач.
-Сволочь! Стой! Сломаешь! (мать перемать) Весь район без электричества
останется! - дернулся замученный заботами прораб но, поскользнувшись,
плюхнулся животом в жидкую лужу и завизжал благим матом
- Небоись! И не такие препятствия брали – хохотнул Владик(старший) до
конца не улавливая о чем ему кричат люди.- Броня крепка…! Сейчас мы этот пенек
в два счета…
Машина немного подала вперед и затем резко, со всего маха рванула на
препятствие: Кхакк!!!!
- Танкисты не сдаются!
За окном неуютно и холодно. Сыплет мелкий дождик. Валентина гремит
кастрюлями на кухне и тяжело вздыхает. Что –то сегодня болит душа с самого
утра... Ноет женское сердце….
Старший, вон, пришел с работы - чернее тучи. Уселся на диван, на вопросы
односложно отвечает и много курит. Младшему сапожки надо бы справить, а
денег нет совсем…
Темно и грустно. Но унывать ей особо некогда, пора ужин готовить…
- Баб! А Баб! – вызвал Валентину на серьезный разговор внук, натягивая на
пузо сползающие (на два размера большие) новые колготки. (Вот! Резиночку надо
б подтянуть), - Баб! Хочу яйцо. Киндел сюплиз.
- Какое еще яйцо?! Миленький. Сейчас ужинать будем. Дай-ка я тебе
колготочки оправлю.
-Баб! Ты ведь обещала. Мне яйцо нужно. С иглушкой.
За окном темно и сыро. Душа разрывалась от любви и нежности к этому
сорванцу, но тащиться по такой погоде в магазин Валентине не хотелось
катастрофически.
- Ой! Да у тебя этих игрушек полон дом. Вон девать некуда.
- Нет баб. Ты не понимаешь. Таких нет. Они все длугие. Нужно новую–
грустно вздохнув развел руками младший подчеркивая полную неизбежность
данного мероприятия.
- Дык, у меня и денег нет, - нашлась Валентина. – Я же не работаю…
- У! – загрустил младший – А почему обещала? Как тепель быть?
- Иди к деду. У него денег – куры не клюют
Мальчик у них не глупый, быстро соображает. Вздохнул и побежал пытать
деда.
- Дед! Нужно яйцо. Слышишь!? Дед! Дееед…!
- Бабку проси.
- Бабушка? Бабушка не лаботает. У нее денег нет.
- Ох! – Тяжело вздохнул в ответ Владик (старший) – Да и я с сегодняшнего
дня тоже не работаю… больше…. Вот такие дела мой золотой.
- Да…?! И я не лаботаю- озадаченно развел руками мальчик. – Что нам делать?
Как тепель будем яйца покупать?
- Что? Что? Что ты там рассказываешь старый?! Как это ты не работаешь? –
подключилась к беседе прибежавшая из кухни Валентина.
-А вот так… Знаешь Валь…. Так получилось – тяжело вздохнул Владик
(старший) и принялся сбивчиво рассказывать жене: про столб, про свет(вернее
его отсутствие в целом районе), про какие-то кабеля, про увольнение и
компенсацию за причиненный ущерб….
Когда Валентина осознала всю тяжесть положения - то всплеснув руками,
уселась рядом с мужем на диван и заплакала...
- Как же мы теперь жить будем? За квартиру - не плочено. За телефон тоже.
За свет. Владику вон сапожки на осень нужны… как же мы без сапожек?
- Без яец тоже нельзя – стал всхлипывать в такт бабушке младший. Он не
совсем понимал, что за беда случилась в семье, но раз бабушка плачет, значит
действительно, случилось что-то чрезвычайно грустное…
- Без яец!? - стряхнув с себя оцепенение блеснул глазами как саблями дедБез яец мужику никак нельзя! Собирайся внучек! В магазин пойдем. Танкисты не
сдаются!
Условный... Пароходов
Условный… Пароходов работал очень хорошо. Как результат - условный
Пароходов купил себе завод.
Ну, как завод…. ?! Не кондитерскую фабрику имени Бабаева, конечно, и даже
не «УралМаш», а скажем так… небольшой «свечной» заводик в глубокой провинции,
на котором до его появления безрадостно коптили небо два десятка полупьяных
бандерлогов и столько же сонных пенсионеров.
Купил он, значит, этот заводик, а заодно и домик при нем, чтобы, на
«старости лет» отойти от дел великих на условную «пенсию», вернуться на
историческую родину, где к слову, не бывал уже с полвека.
Ежу понятно, что заводик - развалина развалиной(Хочешь? Фильм про
Сталинградскую битву снимай….), но ведь согласитесь, при всей разнице с
Норникелем и тут и там: владелец заводов, домов… Пароходов! Звучит?! А?
Переехал с семьей, стал жить поживать, добра наживать. По крайней мере,
стремился.
Хотелось: налаживать, развивать, модернизировать, повышать уровень…
Короче - отчистить, отмыть, отстроить… . Всю жизнь мечтал. С детства.
Ага.
Доводилось ли вам хоть раз ночевать в старом клоповнике? Если да, то вы и
без меня прекрасно поймете, что произошло после появления условно нового
лица.
Правильно! Набежали клопы. Впрочем, нашествие полужесткокрылых
кровососущих насекомых это еще полбеды. А вот когда появились их двуногие
собратья - это уже тричетвертибеда, как минимум.
Радостно и бодро поползли они: и одиночками, и стаями, и семьями, и
организованными группами.
Сначала приперся усатый огнеборец, потом, притопали две угрюмые тетки
бочкообразной формы тыкая под нос удостоверением с надписью «СЕКС»(или как
оно там? Без «К» и вместо «Е» – «Э»?), затем фискальные органы расчехлили
бинокли, а там и инспектор технадзора подсуетился…
Но все это еще были семечки…
Все эти клопы - ласковые. Как тот теленок, что двух мамок сосет. Они хоть и
делают суровые лица, но смотрят масляными глазами, поют тоненьким (маминым
козьим) голосом, а еще на «условную» Пароходовскую пуговицу нежно косятся, ту,
что в области живота: давая понять, что в целом не прочь поговорить за жизнь
мирно. Мол, она сейчас тяжелая –притяжелая (кризис-шмизис) , и при этом , как
бы ненароком - обещают прикрыть глазки на пару сотен нарушений
всякоразных(за которые в иных местах - электрический стул! Как минимум…)
Так разве же условный Пароходов, без понятия? Разве он против? Все он
разгребет со временем и город- сад построит! Потерпите чуток. Разовьем
производство, сделаем его прибыльным и недочеты устраним…
Слушая подобные доводы, клопы обычно грустнеют : «Да хрен ли нам с
твоих устранений? Ты… почеши зелененькими бумажками брюшко, и делай, сам что
хош. Остальное – семечки».
И ведь действительно семечки - подсолнухи впереди. Жареное началось,
когда братки из местного ЧОПа пожаловали. Есть такие конторы. Как правило,
хорошие ребята там сидят и даже иногда выполняют свои прямые обязанности.
Охраняют. Но это далеко в горах.… Короче «не в нашем районе».
А «в нашем районе» очень интересные грибы выросли.
-Понимаешь братан,- мягонько но твердо говорят условному Пароходову
ЧОПовцы– Зона у нас аномальная. Все как-то само собой возгорается. Так шта:
охранять, охранять и еще раз охранять. Иначе не равен час инопланетянцы налетят
– тогда жди петуха красного всенепременно. А там - не расхлебаешь...
Сами при этом договрчиком в нос тычут. На охрану объекта. Все честь по
чести вроде, да только такие запредельные суммы там прописаны, что хватит на
реорганизацию и переоснащение
Ярославского Шинного в Американский
Силиконовый, а уж клопам… , клопам вообще можно было бы безбедно три
ледниковых периода пережить…
Совсем замучили бизнесмена…. А милиция? Что милиция? Она на месте:
«Сгорит – приедем». И телефончик быстрого реагирования дают. Пожарной службы.
Все как у людей.
- Лучше плати дядя. Денег нет?! Не аргумент. Потому как инопланетянцы в
таких случаях очень любят упрямых человечков для опытов воровать. А у тебя и
дочь красавица, и жена ничего себе! И вообще «Жадность – это порок». Понятно
тебе Пароходов? Ты же раньше работал хорошо. На заводик
накопил…. Вот и
давай…, вспомни «молодость», поработай на нас...
- Вспомнить молодость? Мысль интересная, - загрустил Пароходов. Но глаза
его блеснули. Ой, как нехорошо блеснули.
И начались тут некие странности в аномально-неблагоприятном районе. В
один прекрасный день уехал в райцентр и там сгинул инспектор по охране труда.
Затем, взял и подал рапорт на увольнение особо яростный специалист по пожарной
безопасности: сам собою затих, под плинтус забился, в больницу залег. А через
пару дней, так и вообще странная оказия произошла: вихрем занесло в аномальные
места некий суровый спецназ (по всем повадкам - настоящие спецы….
Профессионалы работали, а вовсе не бродячий ОМОн).
Ребята в масках, точно заправские фокусники, положили ЧОПовскую братию
носом в грязь тихо и нежно. Потом достали из рукава следователя и организовали
выемку документов.
Лежат эти горемычные горемыки прямо во дворе особняка своего (такую
крепость отгрохали) и даже зубами уже не скрежещут, ибо нечем, а по двору,
перешагивая через распростертые тела, медленно( с чувством, толком,
расстановкой) бредут себе два крепких мужичка в защитном камуфляже. Один –
не понятно кто (под маской), а второй, тот, который на левую ногу припадает , уж
очень похож на…. Да нет. Точно он - Пароходов! Бредут и разговоры
разговаривают:
- Спасибо тебе Петр Петрович, что не забываешь пенсионера. Ты уж извини,
что пришлось потревожить…. Ну, прямо «молодость» сегодня вспомнили.
- Перестань Иван Иванович. Мы же с тобой в этой жизни плечом к плечу не
одну аномальную зону ликвидировали …
И сразу как то комфортнее стало в населенном пункте, как после
дезинфекции ….
Мятая Настенька
Сказка?
Мятыми бывают не только туалетная бумага и брюки…
Жила была девочка Настенька. И была она – мятая. Потому, что вечно
заспанная.
Почему заспанная? Потому, что ночи напролет сидела она за компьютером,
а потом отсыпалась целый день, и щечки от подушки становились мятыми-мятыми,
а ушки - красными.
И была у мятой Настеньки пупырчатая Мамочка!
Пупырчатая - от того, что всегда и за всех страшно переживала: и за себя,
и за доченьку, и за человечество в целом (особенно за героев телесериалов и
мультиков). За всех.
От сильных переживаний - мурашки по телу мамочки так и бегали. Стадами.
Поэтому мамочка периодически становилась пупырчатой.
Испекла она как-то пирожков, да так много, да такие пышные получились,
что они с Настенькой пироги кушали-кушали, а одолеть не могут. От того пироги
стали - черствыми. Жалко. Пропадает добро. И от жалости этой всеобъемлющей
вспомнили мамочка с Настенькой про бабушку.
- А что деточка, вдруг завтра конец света? Пропадут пирожки. Совсем
пропадут. Хорошо бы подарок(залежалый товар) бабушке отвезти(сбросить).
-Что Вы такое говорите?! Мама! – зевнула Настенька,- Когда мы с вами в
последний раз были в гостях у бабушки, она же ясно сказала: «Глаза бы мои вас
больше не видели!»
- Дык…! Когда это было? Почитай лет десять назад?! Бабушка с той поры,
поди…, ослепла вовсе. Вот она нас и не увидит. Нет! Надо навестить старушку!
Надо!
Одна беда – живет бабушка далеко: не в этом городе и даже не в этой стране
(так уж сложилась геополитическая ситуация)
Настенька молчит, телевизор орет- разрывается: про убийства и аварии, про
ментов да расчлененку, нищих и бездомных, про кометы-планеты на землю
летящие, про злобных пиратов и хитрых пришельцев, про цунами, да про смерчи
(сметающие земную твердь), про солнце (остывающее) и полюса Земли
переворачивающиеся. Телевизор орет, от него пупырышков на теле мамочки
прибавляется.
Как не прибавляться-то? С одной стороны «слепая» бабушка без пирожков
сидит, по внученьке(кобыле шестнадцатилетней) скучает, с другой - пирожки
пропадают. Ой! Не спокойно в мире…
-Нет уж! Не могу я тебя, дитятко малое, на смертушку лютую посылать, вздохнула мамочка – На дворе - холод. Зима(говорят скоро вселенское
обледенение будет?) А еще на дворе(по телевизору показывают) – маньяки с
вампирами подъедаются…
Оставлять-то дочурку страшно, а посылать еще страшнее!
- Сама поеду. Фоторобот дочечки составлю, отпечатки всех пальцев
соберу(чтобы бабушка внучечку со всех сторон ощупала) И поеду. Мне так
спокойнее будет!
- Езжайте! Езжайте мамочка! – спрятала в подушку мятые щечки Настенька. –
Без вас спокойнее.
Сказала и погрузилась в сон.
Погоревала мамочка, да делать нечего. Купила Настеньке продуктов на
неделю, наварила здоровую (десятилитровую) кастрюлю борща, оставила почти все
пирожки(только парочку бабушке захватила), пять тысяч денег ( одной бумажкой
навсякийпожарный), покрылась дополнительными пупырышками, всплакнула и
тронулась в путь.
Проснувшись к вечеру, Настенька захотела кушать и долго звала мамочку, но
вспомнив, что осталась одна, отправилась искать холодильник. По счастью нашла, забралась внутрь и съела все вкусное. Насытившись, решила, что
«всякийпожарный» случай уже наступил, схватила оставленную мамочкой
денежку(одной бумажкой) и побежала в магазин. В магазине Настеньке продали:
плейер MP3 и шнурочек для мобильника. Ей бы еще бусики продали, и IPad, и
телефончик новенький, и те туфельки, и эти, и коробочку вон ту для бижутериев
всяческих, и….
Сдачи хватило только на чупа-чупс который тут же (по дороге до
компьютера) был ссосан….
Проснувшись к вечеру, Настенька захотела кушать и долго звала мамочку, но
вспомнив, что осталась одна, отправилась искать холодильник. По счастью нашла, забралась внутрь, и тут с ужасом обнаружила – оказывается, дверь
холодильника сама собою не закрывается!!! А на открытую дверь - холодильник
обиделся, и видимо от обиды стал работать странно: не холодит вовсе, а греет.
Вот такая петрушка.
Все продукты от обиды испортились напрочь: масло растеклось, молоко
прокисло, сосиски покрылись слизью…. Фу!
Погрустила Настенька, и решила: Борщ тоже неплохо(десятилитровая
кастрюля)! Тем более он, от обиды холодильниковой, только заматерел.
Пропитался, стал вкуснее и гуще. Рубанула тарелку, потом вторую, а остатки
(теперь ее не обманешь) благоразумно на балкон вынесла (на морозец) и бегом к
любимому компьютеру….
Проснувшись к вечеру, Настенька захотела кушать и долго звала мамочку, но
вспомнив, что осталась одна, отправилась искать балкон. А там…, там ее ждало
новое разочарование. Оказывается, борщ-то на морозе замерзает! Вот открытие –
так открытие.
Не…! Про воду она в начальной школе, конечно, слышала, но чтобы вот так…
борщ замерз, это уж, извините за грубое слово - нонсенс….
Что делать? Покрутила носом, включила компьютер, да только не чатится на
голодный желудок, не башоргится. Настроения нет. Бурчит внутри бурчун дикий,
заглушая звуки ISQ любимой… Глаза у девушки впали, лицо еще мятее стало, и все
от голода!
Походила Настенька по дому - схватила топорик, коим мама мясо отбивает,
и ну давай откалывать кусочки борща из кастрюли, чтобы сгрызть его как
мороженное! Ударила раз, ударила второй… да вместо борща пальчик чуть не
отколола.
-Дурацкий! Дурацкий борщ!
Вжик. Дун! (кастрюля полетела вниз с балкона.)
Раненый пальчик Настенька перемотала простыней (кое-как), достала из
шкафа сырые макароны и грызла их всю ночь, не отрываясь от компьютера.
Питалась общением….
Проснувшись к вечеру, Настенька почувствовала головокружение и боль в
желудке.
- Ой! Близка голодная смерть. Близка.
Умирать не хотелось. Девушка попила водички из-под крана, вроде легче
стало. Сколько там человек может прожить без пищи? Отвечай любимый интернет!
- Эх, мама - мамочка, на кого ты меня покинула? Фу! Пишут вон: «Если
экономить силы и не стонать в голос –можно протянуть дольше»! А там…. Там и
мамочка вернется! Может быть, она еще застанет девочку, а не труп холодный.
Труп!? Ужас! Взыграло чувство самосохранения! Кинула «SOS» по разным
сайтам: «Помогите люди добрые. Не дайте сгореть во цвете лет! Посоветуйте, кто чем может!»
Советов девочке надавали целую кучу! Только по большей части
бесполезных: типа иди виртуальные блюда глазами пожирай на кулинарном форуме,
кору зайчиком грызи, грибочки из под снега выкапывай, электричество из розетки
добывай, гамбургеры у Макдональдса отбирай. Да куда там. Хороший хозяин в такую
погоду даже гамбургер у Макдональдса не отдаст, а в розетку… мамочка ей с
детства строго настрого запретила! Условный рефлекс.
И вдруг - удача!! Идею подкинули! Старинный, проверенный рецепт! Блины
русские! Оказывает все так просто: яйца есть, мука есть, масло можно отскрести
со стенок холодильника, соль и сахар найдутся! Странно только примечание: «по
вкусу», сколько Настенька себя помнила - у соли и сахара вкус никогда не менялся.
- А еще - молока нет…! Да пишут в комментариях: «Водичкой разбавь»
Не до жиру…
Намешала юная кулинарка все по рецепту. Посолила, посладила (по вкусу)
- Фу. Противно-то как.
Не беда! Наверное, масса должна быть бурой и невкусной пока она не
спеклась. По рецепту же все делано, не пальцем в небо…
Спичку Настенька зажгла с десятого раза, газ открыла с пятого. Когда,
наконец, удалось совместить оба действия, силы были на исходе.
- Где? Где мамочка прячет сковороды? Да черт с ними – обойдусь…
-Вот так! Вот так! - наливая бурой массы в кастрюлю, с чувством
выполненного долга улыбалась девица – Пекись блины большие и маленькие! А я
пока пойду, отпишусь друзьям в инет, как классно у меня все сладилось….
Пожарные приехали вовремя. Спасибо соседям…
Не сомкнув глаз до вечера мокрая, мятая Настенька, спрятавшись в складках
дивана, лежала под одеялом. Изредка она жалобно скулила, бросая плотоядные
взгляды на свои новые зимние сапожки из аппетитной натуральной кожи….
Вкусные какие, чертяки…!
-Ах! Мама, мамочка! Где ты родная?!- Хоть бы фея, какая…, завалящая,
объявилась. С тыквой….
- О! Тыква. С каким наслаждением съела бы я сейчас тарелочку
ненавистной тыквенной каши….
- Ай, как бурчит в животе! Может это желудок съедает меня изнутри?
Может он скоро доберется до головы? Ох…!
Вот и галлюцинации начались.
Де нет же. Нет! Это не чипсы хрустят! Это ключ в замке!
- Мама! Мамочка! Какое счастье, что ты есть! Что ты вернулась…
- Дочечка! Дочечка! Живая!!!... Ты в порядке?! Сердце изболелосьисстрадалось. Я пирожки бабушке бросила и бегом назад. Что? Что с тобой
случилось? На тебе лица нет! Мокрая вся и неестественно мятая! Неужели
всемирный потоп хлынул из берегов?! Или авария на ГЭС? А может иная
Катастрофа…?!
- Да нет же! Нет, мамочка. Все это такие мелочи…. Главное, что ты у меня
есть! Главное – что ты вернулась!!! Ну…. Иди! Иди же скорей… готовь, - и дочь
мягко но настойчиво подтолкнула мамочку к кухонной двери…
Можем!
Не люблю я гулять с девочками холодными зимними вечерами во дворах. Вопервых – холодно. Во-вторых – зимне. А в-третьих – что вечером, что днем, не всем
нравится, когда под их окнами с девочками гуляют.
Толи дело загородом. На природе. Красота. Вот где отдыхаешь по полной
программе…
Пройдешься до ближайшего леса по пояс в снегу. Утонешь в тишине
бездонного черного неба, пьешь одиночество и пустоту так, что даже звезды
кажутся лишними, неважными и ненужными, точно мелочь в карманах. Ведь когда
смотришь на них снизу, постепенно начинаешь понимать, насколько они далеки от
народа, начинаешь ощущать собственную малость и безраздельное одиночество. От
этого хочется любить всех подряд. Любить и радовать. Вот хотя бы девочек! Они
такие милые….
Им тоже больше нравится гулять загородом, для них - это праздник души, но
на крайний случай подойдут и дворы.
Во время прогулок девочки любят меня по-настоящему. Я их тоже люблю.
Поэтому и приходится болтаться холодными зимними вечерами под чужими окнами.
В жизни вообще не всегда получается так – как хочется. Даже накануне
праздника. Даже 31 –го числа…. А праздник – он везде праздник. Это- состояние
души. Душа должна быть спокойной и расслабленной. Как и мочевой пузырь.
Особенно - у девочек.
Ведь если их не вывести ближе к полуночи, то утром они весь дом поставят на
уши. Покоя не дадут. Будут лаять, приставать, скулить, кусаться….
Первого числа, после бессонной ночи, это совсем некстати….
Вот и гуляем! Время без чего-то двадцать три, люди садятся за столы
провожать старый год, а я с двумя собаками Аишей и Бастиндой спускаюсь в наш
старый дворик делишки всяко-разные поделать.
Нет! Делишки, конечно, не я… Я просто спускаюсь….За компанию, так
сказать. Ну, вы меня понимаете…
Господи, как же на улице хорошо!!! Бастинда сразу начинает рыть носом
сугробы, это для нее привычное состояние, а вот Аиша - у нас африканка. Для
африканских девочек и плюс десять холодно, Аиша брезгливо ступает на снег, с
сомнением посматривая в сторону подъездной двери: «Скажите поручик? А может,
вернемся? Зачем нам поручик, чужая земля?»
- Нет уж! Давай! Давай! Не капризничай! Минус семь всего. Разве это мороз?
Почти Африка, в южной ее части.
На улице удивительно тихо. Все затаилось до времени, все как-то разом
смолкло после дневной суеты. Сверху кусочек мутного неба, а по бокам светящиеся
окна, точно бенгальские огни в амфитеатре.
Шикарно!!! Такую иллюминацию не каждый вечер во дворах дают.
Я смотрю и представляю, как буквально через час с небольшим, когда
притаившаяся за окнами масса радостного народа хлынет на улицу праздновать и
веселиться, все вокруг изменится. От этого появляется ощущение торжества,
становится теплее на душе. Я в прекрасном, лирическом, полувоздушном
настроении. Вот-вот должны родиться красивые стихи…
Но ведь не зря говорят: «Бойся когда тебе хорошо».
Вот оно! Уже летит большими прыжками через весь двор, вздымая снежную
пыль. Вот он гад! Лабрадор по кличке Жорик из дома напротив. Противный пес,
скажу я вам честно. Просто сексуальный маньяк какой-то. Ни одну, с позволения
сказать, суку мимо носа не пропустит. Мы с ним уже сталкивались несколько раз.
Все! Погуляли!
Ага! Ага! Пока я причитаю, этот маниакальный сын собачьего народа уже к
Бастинде пристает. Пытается сзади пристроиться. Сука, если она не находится в
интересном состоянии, кобеля к себе, конечно, не подпустит, но ведь и погулять
спокойно он ей не даст. А значит, утро будет приставучим, скулячим и кусачим…
- Вкрячь ему Бастинда. Вкрячь! Вот так!
Но Жорик сволочь упрямая. Фонарный столб затрахает,
- Пошел! - кидаю я в озабоченное создание снежками, а Аиша, предчувствуя
неладное, встает в стойку, изображая мозговые извилины на голове. Это у них, у
риджиков, так принято.
- Ой! Гоните! Гоните его! Фу! Пошел прочь козлище! Оставь собачку в покое, Жориковая хозяйка нарисовалась. Симпатичная блондинка лет тридцати, с широким
чувственным ртом и огромными голубыми глазами, утопающими в меху капюшона.
Эдакий ангел во плоти. Если бы не ее пес-террорист я бы с удовольствием… погулял
сегодня подольше.
Ангел кричит на пса с виду грозно, но как-то так - излишне радостно. Меня
не обманешь. Наверняка он в душе просто счастлив, встретить такую расчудесную
компанию! Наверняка спала и видела, чтобы мы попались ее Жорику под горячую
лапу. А как иначе? Иначе наглый Пес трахал бы тут ее новенькие замшевые
сапожки. Он такой. Он и человечеством не погнушается на безсобачьи. Сапог
обхватит и давай: Тын-дын-тын-дын. И вдруг - такая удача. Сразу столько
достойных предметов для анонирования…
- С Наступающим Вас! Извините! Жорик! Жорж! Фууу! Ко мне! Я его сейчас на
поводок возьму
- И Вас аналогично! Да уж… Лучше возьмите. А то вон… машины по двору
ездят, неровен час под колеса песик попадет, - киваю я на въезжающее во двор
такси, подспудно преследуя свои корыстные цели.
- Сюда Жорик! Стой скотина!
- Так его! Хватай веселей!
- Попался негодник!
- Слава богу! Держите его крепче! Держите! Ага! Удачно! Теперь, я просто
уверен, наш праздник пройдет на высокой ноте и завершится достойно!
- Ой! – вздыхает хозяйка Жорика, с трудом оттаскивая чудовище от
измученной Бастинды, заодно перемещаясь в нашу с Аишей сторону. Аиша
возмущена сближением. Нам чужих маньяков не нать…
- Какое там… удачно!- Жориковладелица останавливается в трех шагах,
удерживая на поводке перенацелившего свою боеголовку сластолюбца - У нас в
этом году все не складно. Сплошные обломы!
- Да? Мне показалось наоборот…
- Ой! Даже не напоминайте! С этими проблемами в аэропортах…. С этим
дурацким обледенением, мы никуда не попали. Мы ведь привыкли новогодние
праздники встречать по полной программе…. В прошлом году вот, в Абудаби…. Вы
знаете!? Это так необычно… представьте, Новый Год на пляже, а волны лижут твои
пятки… Жорик! Стой! Позапрошлый новый год провели на склонах в Швейцарии.
Да стой же ты спокойно, горе мое! Как-то даже уже и не можем в праздничные дни
дома сидеть. Нам - скучно.
- Вы и этого ано… террориста с собой возите?!
- Нет! Что Вы? Куда? Мы его в питомнике оставляем…. Знаете, есть такие
собачьи гостиницы?
-Понятно!
- А в этом году- прямо беда! Все планы коту под хвост. С дурацкими
самолетами… всѐ так неожиданно. Наверное, это будет самый безрадостный
Новый Год в моей жизни!
- Глупости. Разве нельзя, вопреки судьбе, так сказать…, напрячься и
встретить, так сказать… на всю катушку? – удивляюсь я, параллельно наблюдая
интересную картину у подъезда дома, где как раз и остановилось въехавшее во
двор такси.
- Да, что Вы!? Не сравнить. Два года назад мы ездили в Испанию… Вы
улыбаетесь! Вы со мной не согласны?
- От части…. Понимаете…, праздники, они ведь внутри нас. То, как мы их
встретим, зависит исключительно от нас самих. Впрочем,… неважно. Смотрите.
Туда…! Да. Туда где стоит машина, в сторону четвертого подъезда. Видите - этому
человеку уже очень хорошо. Если и не на полную катушку, то где –то рядом…
Ужасно любопытно наблюдать за пьяными, Почти так же забавно как за
зверьем в зоопарке. Никогда не угадаешь, что чудило вытворит в следующее
мгновение.
Все мое внимание теперь приковано к Телу, которое долго и мучительно
пытается явить себя миру из задней двери такси …
Тело, судя по поведению, умудрилось уже встретить новый год вместе со
всеми часовыми поясами нашей необъятной Родины. Я живо представил себе как,
планомерно перемещаясь из Владивостока в Москву, оно за каждым праздничным
столом принимает на грудь стопочку водочки за Старый год, накалывает грибочек,
встречает Новый бокалом шампанского, лакирует кружечкой пива и радостно зовет
Снегурочку(ну, или кого-то там еще).
Даже собаки и те разинули пасти от удивления.
Наконец телу
удается выбраться на волю, но радость таксиста
преждевременна! Без внешних подпорок тело совершенно нежизнеспособно.
Точно штандарт в безветренную погоду, оно грузно повисает на крыше авто,
вцепившись в металл ручонками точно рак клешнями в палец. Водителю некогда.
Он торопится. В ответ на его справедливое негодование тело пытается изобразить
несколько безуспешных попыток отцепиться, забавно суча ножками, но, заранее
проиграв все игры, снова опадает на кузов. В таком положении оно видимо и
намеревается встречать Новый Год.
Шофер горестно вздыхает, выходит, «отлепляет» пьяного от авто, жмет ему
руку, поздравляется в сотый раз «С настпщим!», однако, пока он обходит машину,
чтобы занять место за рулем, тело снова, точно магнитом притягивается к корпусу
авто. Водитель повторяет операцию еще раз, только при этом ставит тело
подальше от проезжей части и бежит за руль быстрее, но снова проигрывает!
Расставаться с автомобилем тело отказывается категорически. Оно опять лежит
всем корпусом на крыше такси, обхватив руками светящееся табло с шашечками. В
теле пробудился ребенок, и у малыша явно игривое настроение.
В этот момент во двор въезжает джип и почти упирается в бампер такси.
Чувствуется - человек спешит занять законное место за праздничным столом.
Таксист на автомате трогается. Да куда там. Пьяный волочится следом, едва не
падая под задние колеса. Тело ужасно недовольно таким обращением, о чем в
изысканных выражениях сообщает миру, изрыгая такие перлы, что даже пошляк
Жорик краснеет от стыда. Водитель такси – в отчаянии.
Внедорожнику тоже не нравится перспектива встречать праздник на улице.
Он начинает активно мигать фарами. Мол, проваливай! Мол, дай честным людям
дорогу.
Тело оживает, оно на миг отрывается от кузова, чтобы помахать руками,
пускает слюну и слезу одновременно.
- Оба- на! Елчка!!! З.жгис.!
Таксист, пользуясь ситуацией, дает по газам.
Джип тоже собирается проскочить следом. Да только не тут-то было!
Лишенное опоры тело падает прямо на проезжую часть ему под колеса. Слава богу,
что водитель джипа во время сориентировался и успел затормозить.
Ушибленное, обманутое в своих ожиданиях Тело барахтается внизу, даже не
пытаясь выбраться на тротуар. Дает о себе знать количество встреченных новых
годов на единицу массы и времени.
- Во блин!!! Браток! Живой? Поднимайся! Куда же ты прешь?! … Я же тебя чуть
не переехал - расстроен и слегка испуган водитель джипа
-Давай-ка я помогу. Ты где живешь? Эх, господи. Сами же все такими бываем.
Ну? Встаем, встаем! Держись за меня…
- Што!?- неожиданно бунтует тело – Не снегурка ты!! Петю лапать?! Да я
сейчас…
Петя, смешно, как куренок, пытается дать джипперу в рог.
-Козел – обижается водитель джипа, - Хочешь сделать добро людям…, а они…
скоты.
Джиппер хватает тело загрудки и легко, как заправский борец, перекидывает
через бордюрный камень на тротуар к подъезду. Брезгливо вытирает руки о крутку,
садится в машину и проезжает вглубь двора с надеждой найти место для
парковки.
Возмущенный безобразным обращением Петя пытается встать на ноги! Ему
обязательно нужно нагнать обидчика, да только дальше четверенек дело не
спорится. Он и в этом-то, собачьем положении, стоит не устойчиво. Он крутится
вокруг собственной оси, плюется и бурчит. Он что-то поет на мотив популярной
песни про ямщика. Что-то типа:
- Эй! Домой! Домой! Не домой меня…!
Побарахтавшись, Петечка все-таки утверждается в положении «на карачках»,
и по наитию, выбирает правильное направление движения. К подъездной двери.
Хорош уж чудить. Пусть и на четвереньках, но – домой Петя! Домой!
Отсчет оставшегося расстояния идет уже на сантиметры, когда на беду, его
поза, его бесподобная грация движений привлекают пристальное внимание Жорика,
видимо недвусмысленно напоминая псу предмет сексуальных вожделений.
Сластолюбивое животное срывается с поводка и вихрем летит вперед, мчится
навстречу своей любви.
-Стой! Куда!?
Да какой там: стой!? Жорик уже настиг жертву и страстно полюбил ее с
разбега! Не веря в собственное счастье, он истово и быстро исполняет любимый,
возвратно поступательный танец, обхватив тело за филейную часть сильными
лапами.
А Петя как-то сразу обмяк и только жалобное: «Ой!»- свидетельствует о том,
что мужчина пока жив и даже неравнодушен к происходящему.
Обалдев от неожиданного соития, мы с хозяйкой бросаемся помогать.
(Непонятно только кому? Пете, или Жорику? Нужно будет спросить ее об этом при
следующей встрече)
Мы не успеваем буквально на мгновение. Дверь с грохотом распахивается и
бьет несчастного, обездвиженного наглым псом Петю по лбу(молодые люди
пытаются выбраться из подъезда на улицу)
Удар получился таким внушительным, что Петя, заваливается на спину
придавив спиной очумевшего от эротических фантазий любвеобильного Жорика.
Тело лежит вверх ногами и барахтается, где-то глубоко под ним жалостно
визжит Жорик, его хозяйка орет и пытается вытянуть пса за лапу (от чего тот
визжит еще сильнее), народ(то есть я) - безмолвствует, а изумленные молодые
люди, с ошарашенными лицами, просят прощения:
- Простите!
- Пардон!
Как тут не заплакать? От смеха.
Жорика извлекли из под «обломков» и тут же утащили домой. Вроде живого.
Петя лежит, приоткрыв один глаз и сопит как НЛО(Неопознано Лежащий
Объект). Петя боязливо косит глазом в сторону любопытной Аиши трущейся у моих
ног. Я пытаюсь хоть немного вдохнуть боевой дух в страдальца.
- Живой!?
- Ни фига себе! Перец! Где же это он так успел набодаться? – это один из
парней склоняется над телом, - Родной! Ты хоть живой там?
-Живой! Живой! – успокаиваю я – Куда он денется!? Парни, помогите эту
будущую собачью маму(она же почтенный отец семейства), дотащить на четвертый
этаж. Я знаю, где оно живет! А то один – не управлюсь…. У меня – еще две собаки….
- Да уж! – продолжает хихикать парнишка - Почтенный… Вона весь в губной
помаде, и шишка на лбу - как рог! Да уж! Погулял чел на славу…
- Думаю, для него еще праздник не закончен. Думаю, дома жена–снегурочка
ждет своего Деда Мороза чтобы продолжить веселье…
- Ух, ты! - склоняется над Петей второй парень, и с завистью: - Красавец
какой! Мне до него - как до Луны. Мне и к концу новогодней ночи так не
набухаться. Кайфофо чел. праздничек встретил. По полной программе…
Меня распирает гордость! Значит, все-таки можем?! По полной программе!
- Ну, Петечка! Ну - давай! Зажгись! В смысле, вставай ты уж, наконец, пьянь
подзаборная…
Яков Борисович и Сергей Иванович.
Яков Борисович и Сергей Иванович – старички-пенсионеры. Внешне. По духу
они - конструкторы. Хороший конструктор - сродни хорошему вину. От возраста
только «вкуснеет». Ведь приобретенный опыт(как и геморрой) – вещи почти
неизлечимые.
А опыта у ребят хватает. Н а двоих у них рацпредложений, авторских
свидетельств и патентов набралось за долгую жизнь больше чем у иного дурака в
кармане фантиков, а у Чубайса ваучеров….
Вот только ни тот, ни другой меняться своими бумажками с конструкторами
не желают. Да и бог с ними! Старички не в претензии. Ибо свидетельства эти есть вехи большого пути.
Оба успешно, при помощью карандашей и кульманов, столько лет защищали
страну на одном солидном оборонном предприятии, а когда их таланты вошли в
жесткие противоречия с нанотехнологиями(наверху решили, что IPad-ами
отбиваться от врагов теперь сподручнее) старички вынужденно перешли в
небольшую частную компанию по проектированию и изготовлению станков. Да! Да!
Есть еще такие производства. (Снимаю шляпу).
Обиделись, конечно, что их списали….. Но и в этом есть своя прелесть. От
обиды взяли, да и освоили самостоятельно компьютер и «Автокад»! Теперь вовсю
чертят при помощи мыши ( чудят не меряно), документы готовят в Wordе(фальшивые), письма пишут по электронной почте(друг другу)….
Единственное благо прогресса, которое парни не приняли категорически –
компьютерные шахматы.
Пардон, но про резиновых женщин в их возрасте говорить уже как-то
неудобно, а потому компьютерные шахматы они прировняли к… - курить
электронные сигареты и жевать зубными протезами. Да и то верно! Не красят
такие занятия взрослых мужчин пенсионного возраста!
А Яков Борисович с Сергеем Ивановичем - не просто мужики! Железные
парни ( и не только в смысле зубов)
В свободное время они жарко, азартно, с юношеским задором режутся за
доской в шахматы, в фееричном порыве аж прикусывая друг друга за подвижные
части тела(весь обед, да и вечерами часто задерживаются, когда нет срочной
работы). И курят при этом как крутые пацаны - по взрослому…. Чего уж говорить?
Много курят. А поскольку в конторе занятие это разрешено в строго отведенном
месте - бегают старички из кабинета в курилку и обратно, развивая мускулатуру.
От того вместо обычных, классических, шахмат вынуждены они играть
быстрые блицы. По флажку на время. А что делать? Не всегда в жизни мы делаем
то, что любим! Иногда приходится мучиться, находить компромиссы.
С другой стороны - разве же это жизнь?! Насилие одно. Им бы остановиться.
Спокойно очередной ход обдумать, обсосать минуточек 20, даже обсудить…. Но
в игре азарт берет свое, сразу начинаются нервы, потому и тянутся старческие
руки к сигарете.
Щелкают ребята кнопками на шахматных часах, ломая их в азарте,
быстренько партию сыграют и бегут в курилку. Курят и снова бегут… щелкать.
Особенно усердствует Сергей Иванович - человек импульсивный, взрывной,
шумный. Яков Борисович, поспокойнее, но, тоже я вам скажу не сахар. Если
попадешь под его воспоминания «в голодный год» - живым не вырвешься.
И все-таки, несмотря на чудачества, стариков в конторе любят, ценят и
уважают, а потому частенько справедливо, по доброму, ругают за нездоровое
пристрастие к табаку. Да они все сами понимают:
- А что? Сергей Иванович…. Не бросить ли нам с тобой курить, мой друг…?
-Да ладно…Я ков Борисович. Разве это возможно? Я почитай 60 лет как живу
с сигаретой. Я с ней – родился!
- А ради шахмат? Ну? Ради искусства…. Будем с тобой разыгрывать такие
замечательные классические партии. Карпов с Каспаровым позавидуют…
- Даже не знаю, что и ответить…. Соблазнительно. Только боюсь, не
получится….
- Бери пример с меня! Я - решил! Вот видишь - пачка? Я кладу ее в стол.
Считай, сколько там сигарет. Столько же и останется. А тебе мой друг, предлагаю
пари. На кону - бутылка коньяка. Кто сорвется…, закурит – тот бежит в магазин
напротив.
- На бутылку хорошего коньяка?
- Самого лучшего!
-Уговорил!
И понеслось. Закипела шахматная мысль не каким-то там быстрым и мутным
ручейком, а классическим полноводным потоком, с изящными дебютами,
интересными композициями, потираниями носа и взлохмачиваниями редкой седой
поросли на голове….
Старики престали появляться в курилке, а если кто из них и выходил из
комнаты, второй тут же следовал тенью. А вдруг жульничать будет? Вдруг закурит
тайно?!
Первые пару дней ребята держались стойко. Только слегка нервический
взгляд, только подергивания рук выдавали бурные внутренние процессы,
происходящие в организмах. Особенно было заметно по Сергею Ивановичу. Тяжко
ему давался здоровый образ жизни. Ох, тяжко. Напротив. Яков Борисович внешне
был как будто невозмутим и спокоен. Лишь иногда выскочит вслед за своим визави
проверить - не курит ли? Дверью хлопнет. Смотрит тревожно и внимательно: Не
пора ли бежать за коньячком…? Промчится мимо курилки, вдохнет сладкий дым
отечества и… обратно. Дождется Сергея Ивановича, спросит:
-Жульничаешь Сергей Иванович?
- Сам жульничаешь Яков Борисович! В тихом омуте… известно кто водится.
Если и хитрил кто из них – то очень умело это делал, поскольку в борьбу с
вредными привычками братцев-конструкторов включились все сотрудники, и
укрыться от всевидящего взгляда общественности было просто нереально…
Вечером, как обычно, сели они играть очередную гениальную партию, да так
увлеклись - только дым коромыслом. Образный, не сигаретный…. И в этом дыму
батальном – неожиданно сплоховал Сергей Иванович! В эндшпиле упустил явное
преимущество…! Глупо, по-детски, с треском…. Проиграл. А Яков Борисович
смеется да потешается от души. Издевается.
Взвился вверх козликом Сергей Иванович, чуть доску не опрокинул! Руками
замахал, слово крепкое в свой адрес выпустил, а в адрес коллеги так и два
слова(или даже три). А потом - страшное сотворил…
Неожиданно, прямо к ящику стола Якова Борисовича –шасть. Выхватил ту
самую заветную, оставленную в качестве трофея недокуренную пачку, достал
трясущимися пальцами сигарету, откуда-то по волшебству в руках и зажигалка
появилась. Закурил прямо в комнате. Жадно затянулся …
- Есть! Попался! Вот я тебя и вывел начистую воду Сергей Иванович!–
радостно, с детским азартом тыкал пальчиком в обалдевшего коллегу Яков
Борисович. – В магазин! Бегом в магазин! За коньячком.
- Эк! – крякнул Сергей Иванович, заметался в поиске: Обо что бы затушить
сигаретку? Да поздно уже! Попался.
Уговор – есть уговор. Святое. Куда же денешься…? Пошкандыбал в магазин
напротив…
Не откладывая в долгий ящик, проступок его тем же вечером и обмыли. А
чего тянуть? Конфеты, печенье в шкафчике лежат. Чем не закуска? Разлили по
стакашкам. Хорошо!
-Понимаешь, Сергей Иванович, почему ты сорвался? Нельзя! Нельзя бросить
курить по мановению…, если ты САМ твердо не решил бросить! Если не
настроился, так сказать, отказаться от пагубной привычки! Никакой спор, никто со
стороны тебя не заставит и не поможет. Вот возьми - меня! Я решил?! Я бросил! А
ты сомневался. И что вышло?!
- Да! Прав ты Яков Борисович. Ой, прав. Действительно, нужно захотеть!
Поставить себе цель… Чего уж теперь…? Дайка мне лучше сигаретку из твоих
запасов. Мне ведь теперь все равно… Мне ведь теперь все можно…. Разливай.
Лукаво подмигнул Сергей Иванович Якову Борисовичу. Выпустил дым прямо
ему в лицо. Сладкий дым щекотал ноздри: смущал, звал за собой, издевался….
Утро следующего рабочего дня старички дружно встретили в курилке, в обед
резались в быстрые шахматы, а вечером, снова прошлись по коньячку. Это Яков
Борисович сбегал в магазин напротив…
Собачий долг!
У Володи с детства была розовая мечта, и с детства-же ему ее запрещали.
Она и мечта-то не крамольная совсем, рядовая мечта - завести собаку, но вот так
вышло, что собаки у Володьки никогда не было. Сначала родители держали его в
«ежовых рукавицах», потом эту почетную обязанность, точно флаг от павшего
знаменосца, перехватила грозная Володькина жена….
Володя нашел выход. Он завел собаку при гараже одной небольшой конторы,
в которой искренне трудился шофером.
Несколько попыток оказались не совсем успешными. Нет, разнообразных
Жучек и Шариков вокруг хватало, да только все они, почему-то, надолго не
задерживались: кто по личностным характеристикам, кого случайно машиной
придавит, а кто-то и сам сбежит… за девочками.
Но если мечта настоящая, если она от сердца, а не какая-нибудь там левая,
рожденная сиюминутной прихотью, то рано или поздно обязательно воплотится.
Так и у Володи. Пришло время и задуманное им - свершилось!
Прижилась-таки при гараже, черная как смоль, добрая, нежная со своими, но
беспощадная к врагам Манюня.
И настолько она оказалась убедительной, что даже самые отъявленные
пессимисты, смотрящие скептически на Володькины эксперименты по приручению
«дикой» природы и те вынуждены были прикусить языки.
Корректность и сообразительность, вот два главных достоинства собаки,
которые видны были невооруженным глазом за версту. «Своих» Манюня запоминала
быстро и ко всем относилась одинаково ровно, встречая и провожая радостно. Зато
«чужих» - чуяла нутром, при этом не брехала часами напролет как плохо
настроенная автомобильная система сигнализации, а действовала разумно: гавкнет
пару раз, когда лихоимец забредет на территорию, встанет на пути, осаживает.
Если никто из «своих» не реагирует, Манюня гавкнет еще: «Внимание. В
периметре чужой». Если опять все спокойно, пропускает, но непременно с личным
сопровождением.
Уж очень понравилась шоферне такая манера собачьего поведения. Даже
начальник гаража и тот проникся:
- Ты …это… того Володька! Завел живность - так следи за ней. Этого… В
общем, смотри чтобы кормить нормально.
-Не беспокойтесь СанПалыч. Все будет в порядке,- довольно улыбался
Володька почесывая за ушком у питомца.
А и, правда, зря беспокоился Дед. Столовая ведь под боком. Буквально стена
к стене помещения смыкаются. А там девчонки, хоть и не молодые, но на
шофериков падкие. Им Манюня… чего? Мелочь пузатая! Ей разве много надо? Это
же не свинья какая..., в конце концов - собака. К тому же всеобщая любимица.
Каждый считает своим долгом: подлизаться к зверю, потрепать его по мощной
холке, вкусненьким в пасть попасть...
Короче установилась в гараже полная идиллия и взаимопонимание. Да в таких
масштабах, что вскоре наша Манюня расползлась, растеклась телом массивнее,
чем иная домохозяйка после родов. Все реже она резвилась и бегала, все больше
нехотя и лениво перекатывалась черным шариком по двору.
И однажды наступил такой момент, когда собака раздобрела до безобразия,
в прямом и переносном смысле, разленилась так, что перестала реагировать даже
на котов, не говоря уж о «чужих». В лучшем случае глаз приоткроет,
если незнакомец какой на территорию заявиться, но лежа…. Исключительно лежа и
беззвучно.
- Мля. Манюня! С тебя ну, прям, хоть картину пиши: «Рублевка. Жизнь
удалась», - ржали «злодеи» шоферы, пытаясь растормошить сонное
животное, которое в ответ сыто мяукало. Как кошка.
- Дураки! Не приставайте…,- злился Володька.
- Тогда давай… сам, что ли,… Лай заместо протеже своего плюшевого.
Исполняй собачий долг!
- А что!? Купим тебя Вован кожаный ошейник, красивый намордник...
- Володька! Сидеть! Стоять! Рядом! Апорт! Фас!
- Гав...!
Ключи
IT –ишника Толю изнасиловали ключами. Нет! Не буквально. Боже упаси.
Просто его сделали ответственным за противопожарный выход из ледового дворца
по левому крылу. Назначили приказом и выдали ключ от лестницы.
Выход на нее постоянно закрыт, но в случае чего… при чрезвычайной
ситуации…, когда дым отечества вдруг станет неприятен…
Толя сопротивлялся, бодался, отнекивался, отказывался(Нафига ему лишние
заботы? Со своим хозяйством бы разобраться), но не помогло, ибо, не спроста все
это. Как это у нас водится, начальство просто прикрыло свою задницу, ведь случись
чего - теперь всегда можно найти козла отпущения. Вон - он! Толя! Лови его. У
него и приказ был, и ключ, а он не спас, и не потушил…
Пришлось Толе ключи взять. Но до того они ему оказались неприятны, что
когда однажды связистам пришлось по пожарному выходу из левого крыла вести
новый пучок проводов в радиоточку, Толя с радостью свои ключи отдал и
благополучно про них забыл.
Потом в суете будничных дел кто-то его спрашивал:
- Это не ваши ключи?! Один большой и два маленьких…
-Нет! – отмахнулся Толя, - Мои все на месте.
И даже какой-то связкой погремел. Для убедительности.
Так бы история и закончилась благополучно, поскольку далеко не каждый
день у нас дворцы горят, а уж если чего, не дай бог, то и не до ключей было бы….
Вынесли б стекло вместе с дверью и дело с концом. Жить захочешь, двери не
преграда…
Да только через некоторое время приперло шкаф с аппаратурой открыть, а
нечем. И тут Толю прошиб холодный пот. Вспомнил он про ненавистную связку,
вспомнил как на колечко сам же(собственноручно) вдобавок к ключу от запасного
выхода, навесил два маленький ключика от серверного шкафа, и вместе с ними
отдал, и вместе с ними забыл. Те два маленьких, которые вместе с большим, как
раз они и были…
Стали срочно припоминать: Кто приходил со связкой? Кто приносил…?
- Начальник службы безопасности!?
-Он! – с готовностью подтвердила Толины предположения сотрудница отдела
Лена, присутствовавшая при разговоре.
-Да! Он! Точно! Я прекрасно помню. Народ у нас тут в комнате какой-то
толкался и тут он с этими ключами….
- А! Было! Было! Я тоже вспомнила. Сейчас мы его обрадуем.
Побежали к начальнику службы безопасности.
- Ой! Петрович! Мы вспомнили! Наши это ключи! Наши! Виноваты. Верните их,
пожалуйста….
- Какие ключи? Вы о чем? – Удивился начальник службы безопасности.
- Те, которые Вы нам приносили. А мы не взяли…
- Стоп. Ребята. Когда я вам их приносил? Я не помню.
- Как же? Как же? С неделю назад. Один большой и два маленьких…. Ну?
- … не…а…- напрягся Петрович. – Хоть убейте! Не помню.
- Да было! Было…, – в унисон твердили Лена и Толя,- мы без этих ключей в
серверный шкаф попасть не можем.
- Опа! – только и смогла выдохнуть безопасность… - Может у меня провалы в
памяти?
Спорили долго, но безрезультатно. К вечеру, обе службы затаив друг на
друга зуб, разгоряченные, всклоченные, обескураженные - временно разошлись по
своим позициям, чтобы утром с новыми силами приступить ко второму раунду
соревнования под названием: «Помнишь? - Не помню!»
На следующий день, Толя и Лена решили подготовиться основательно,
стараясь восстановить события, до мельчайших деталей:
- Он вошел и спросил: «Это ваши ключи?».
- Нет! Он сначала спросил: «Компьютерщики! Вы ничего не теряли?!»
- Да! Так и было. В своем сереньком костюмчике. А потом добавил еще: «Это
ваши ключи? Один большой и два маленьких…»
- Точно! Как сейчас помню…. Я ответил: «Нет! Мои - на месте!».
- Да. Помню. Так и было. Как же вы так…?
- Да вот так. У нас тут еще народа много собралось. Не до ключей было…
Суета. Пропуска готовили. Нужно вспомнить: Кто присутствовал? И привлечь в
свидетели…
В дверь постучали.
- Да!
- Войдите! Не заперто…
В комнату ввалился взмыленный начальник службы связи, размахивая
злосчастными ключами:
- Ваши?
- Наши! Один большой, от лестницы и два маленьких от серверного шкафа.
Откуда?!
- Дык я же вам их уже приносил…
- Это были вы?
- Точно. Это был он!!!!
- Да! Это был - Я! Скажите только где?
- С ключами…
- Друзья! Не морочьте мне голову. Я вам ключи приносил, после того, как
мы кабель протащили, а вы сказали: «Наши ключи на месте!», с тех пор они в моем
столе так и валяются, а сегодня начальник службы охраны меня на входе поймал,
он ночь не спал, записи с камер видеонаблюдения просматривал. Велел ключи вам
занести.
Толя с Леной переглянулись и покраснели….
После этого случая Толя, точно сомнамбула, долго бродил по дворцу со
скорбной рожей, останавливая каждого встречного и, взяв за пуговицу, каялся:
- Ты же меня знаешь? Знаешь? Я всегда был за смертную казнь! Всегда
считал, зря ее отменили…. А теперь…? Теперь я - категорически против!
Представляешь…, я ведь видел Петровича - как живого. Начальника по
безопасности. Будто он заходит в наш кабинет…, с ключами. Клянусь. Вот как ты
сейчас, перед глазами он стоит, точно живой, со связкой. Представляешь?! Если
бы меня на самом страшном суде спросили: «Кто приносил ключи?» Я бы, не
колеблясь ни секунды, под любой присягой показал: «Петрович». Представляешь?!
-Ну?!
- Что, ну? Его бы расстреляли по моему навету! Представляешь?!
Расстреляли…!!!
Фѐдырыч
Федырыч - мужик не просто веселый, Федырыч мужик–смешной. И внешне и
внутренне.
Плотненький крепыш с трудовой мозолью
в области живота,
приспособленный к жизни в любых условиях.
Отставной прапорщик - по профессии, завхоз – по группе крови, друган по клеткам головного мозга, менеджер по колбасе - по настоящему месту работы
в торгово-закупочной компании.
Сквозь суровые годы армейской службы и трудности отечественных
реалий Федырыч («Согласно инструкции!») гордо, как полковое знамя, пронес три
главных любви жизни: баньку, алкоголь и женщин. Ими дышал, ими питался во все
времена как хлебом насущным, от них и страдал, ввиду недовольства
«собственноручно вскормленной» им же жены.
Эти три кита, три составные части Федоризма, давали жизненные силы,
снабжали бесконечными анекдотами и всяко-разными житейскими историями,
заставляли светиться факелом, да так, что вокруг него всегда собиралась
веселая компания. И люди, и животные, и женщины тянулись к Федырычу как
бабочки на свет. Возможно, в прошлой жизни, он был лампочкой! И не какой-то
там энергосберегающей, а самой настоящей! Самой высоко-ватной! Может даже
лампочкой Ильича! Поскольку
Ильич и все остальные приятели, ценили
Федырыча в любых агрегатных состояниях!
Ценили даже в полуаморфном состоянии, таком как сегодня (тусклый,
раздраженный, серьезно помятый, а хуже всего - пахучий до безобразия). Ибо, все
проходяще- а Федырыч, вечно...!
По утрам, обычно, он появлялся в офисе с шуточками –прибауточками
типа: «Эх! Скорее бы утро и опять на работу!», незаметно для окружающих
прикладывался к фляжке(буквально одну крышечку) «Для куражу!», но… сегодня,
наш гвардеец… кардинала, неестественно тихо вполз и забившись в угол затаился.
Окружающий мир раздражал и тревожил, особенно вон те две тетки,
коллеги по работе, с которыми он делил кабинет. Каждый божий рабочий день
эти... женщины начинали с прогулок по просторам интернета, гуляли с душой,
весело и шумно. Так, что зачастую оставались в нем по уши на целый день(куда
только смотрит администрация?). Прямо - Маньячки какие-то….
Справедливости ради, в иное время, Федырыч относился к их
пристрастию, не то, что бы равнодушно…, а, как бы это сказать…? Как к
определенного рода тихому помешательству, но вот сегодня….
Опять началось! Деление новостями. Или как его там…? (в голове туман)
Бабские сплетни, короче….
- Ой! Зой! Глянь! Глянь. Филипп Бедросович опять учудил! Тетку какую-то
избил. А прикидывался всегда таким зайчиком. «Тын-дын-дын! Я твой зайчик!»
- Ой! Да што ты?! Да не может быть! Вот козлище! Кинь ссылку.
-Ой! Зой! Глянь! Глянь! А она-то. Она –то! Сама хороша. Вот стерва…! Довела
мужика до ручки. Правильно! Правильно он ей дал. Бить нас, баб, нужно!
Периодически. Молодец Филипп!
- Ой! Да што ты?! Филя - он Мужик!
-Ой! Зой!! Милиция проводит обыски... Ой! А в Москве то…! В Москве чего
творится!? Митинги. Побоища. Лица кавказской национальности на площади
собирались. Ужас. Ужас.
- Да што ты?! На красной? Симпатичные хоть?! Вот бы и мне туда…
- Ой! Зой! Гляди! Гарри Поттер. Фильм новый сняли! Пойдем? И интервью
тут…. А еще глянь!!!! Крема для тела, омолаживают мертвецов!!! Ах! Ах!
- УУУ!
-А пособие по уходу….
-ААА!!!
- А Филипп…!!!
-ООО!!!
-А….
- Цыц!!!! Мочалки!!!- (Как истый джентльмен-прапорщик, Федырыч хотел
сказать совсем иное: «Смирно! В колонну по два, дистанция на одного
линейного…». Да сорвалось! Какие-то глупые «Молчалки» (или того хуже
«Мочалки»?) Не может быть, чтобы он так на женщин цыцкнул…)
Пауза… Писк:
-ИИИ???
-Согласно инструкции!
-Что Вы такое говорите!? Асисяй(имя не разборчиво) Федорович…!
- Мы же… только новостями…. Мы же…, чем живет страна…, мир…. Это же
так интересно и важно….
- Перестаньте нести хурню!(возможно Федырыч имел ввиду «хурму»?)
Где тут интересное!? Что? Вот, вчера - Да! Вчера было действительно
интересно…!
Долгих три дня мужчина обрабатывал симпатичную молодку (там и случай
как никогда удобный представился, муж в командировке) и вот, наконец, что-то
стало вырисовываться. Уже даже договорились почти… на вечер. В гости…
Культурная программа… Чин-чином …. Без крайностей…. С приятелем…
Исключительно чайку попить…. Армейских историй напорассказывать…. Ничего
лишнего….
Она и так, и эдак ускользала (посмотришь на них издаля, все
такие…девочки, прости господи) да разве от Федырыча убежишь?! Уломал.
К вечеру, произведя рекогнесцировку (разведку), изучив подходы и пути к
отступлению, организовав тылы, экспрапорщик взяв с собой кореша Толяна,
выдвинулся на позиции.
А чего? Да ничего. Они просто мимо проходили и заглянули на огонек…
Согласно этикета, как и положено когда идешь мимо…, в гости к светской
даме, мужчины затарились: три пузыря водовки(по ноль-семь), авоську пивасика,
огурчики там, помидорчики разные… Колбаски(нарезать), фруктов …. Уж в чем - в
чем, а в этом деле Федырыч мастак….
По пути, приятели заскочили на минутку в «Веснушку» (Приличная
кафешка, не забегаловка). Приняли на грудь по стопийсят: - «Для куражу!»
Обсудили диспозицию:
- Как только я тебе мигать начну, ты сваливай сразу,- учил уму-разуму
Федырыч товарища, - Скажи, мол…: «Душа воздуху просит! Перекуру хочет…. А сам
дуй домой. Я дальше без тебя справлюсь…
- Договорились
Входят они, значит, все такие красивые, с подарками(бутылки друг о
друга зазывно звенят, прямо колокольчики), а хозяйка вроде как и не ждала гостей
совсем. Вот и не поймешь этих баб…. Ладно! Сели.
Сидят натянуто, без души и раздолья. Да только, после третьей, да парытройки пока приличных анекдотов, дело быстро наладилось. Не заметили как под
разговоры с пивом, всю водочку и уговорили на троих(три по ноль-семь). Но
радушную хозяйку разве может смутить такая мелочь? У нее всегда найдется
адекватный ответ.
Неожиданно из глубин появилась двухлитровая банка самогона, такая
симпатичная, что у Толяна слюна в уши ударила. Теперь его на тракторе из-за
стола не вытащишь, не то- что воздухом подышать…
-Кряк! Хорош самогон.
- Первач!
-Кряк! Хрык! - Это Федырыч делает знаки приятелю. Мол, не пора ли…
того…, за борт?! Ему с хозяйкой потолковать требуется. По душам. Тет-а-тет.
Ха! А эта наглая морда Толян сам
в ответ подмигивает.
Подкрякивает(рыгает) Вот сволочь!
-Што!? – взыграло ретивое. - Ты кого посылаешь… покурить?! Пацан
вчерашний! Забыл, о чем мы с тобой договаривались?!
Хвать Толяна по голове, цоп его за грудки, да мордой в квашенную капусту.
А тот только мычит как телок неразумный. Он и рад бы сказать: «Я не потому
мигаю…, чтобы курить тебя отправить. Я потому рыгаю и мигаю, что мигается и
икается с перепою…».
Да только Толян ничего сказать уже не может, а Федырычу ретивое мозги
застит. Он иноземный лепет на русский переводить не умеет, ибо слабо обучен
иностранным языкам. Мутызит Толяна вовсю. Хозяйка охает-ахает. Толян - мычит.
Федырыч -рычит…
И вдруг яркий свет в окошко. Автомобиль фарами!
-Ой! Муж! - выдохнула хозяйка, да чуть не описалась от страха – А ведь
обещал только через два дня. Верь после этого мужикам! Сволочи!
Что делать?!
Хозяйка хоть и в панике, но точно кролик бежит в сени. Встречать открывать.
-Стой! Дура! Трагедий захотелось?!
Да куда там!? Все! Накрыло!?
А вот и нет! Федырыч - воробей стреляный! В разных переделках за свою
насыщенную жизнь побывал. Взвалил на плечо
обмякшее тело товарища,
похватал вещи, что под руку попались: свитерок, курточку с шапочкой(хорошо
хоть догола не успел раздеться), да бегом через задний ход, через двор на
огороды.
Калитку не нашел, забор сломал. Бежит по подмерзшей земле
задыхается. Толян его точно якорь тормозит, с плеча съезжает, да все норовит в
землю носом уткнуться. Нет! Не донести. Вот беда. Пришлось, спрятать напарника
под парник, а самому дальше планомерно отходить на зады(согласно инструкции).
И вдруг вслед пулеметом – крик и шум(это кричали пришедшая в себя
хозяйка и дружок его Ильич, который за Федырычем(по его же просьбе) на
злосчастной машине к дому и подъехал)
- Федырыч! Стой! Куда ты?! Стой!
Забыл! Забыл экспрапорщик, как сам уговаривал приятеля заскочить по
указанному адресу в урочный час… Мало ли чего не так пойдет? К, примеру, Толян
напьется до потери сознания или хозяйка заартачится…. Диспозиция – давно
отработанная…
Только не разбирает криков Федырыч. Кажется ему, что это злобный муж
с двустволкой гонится по пятам(муж известный охотник) и кричит нечеловеческим
голосом:
-Ату его! Ату!
Врешь фашист! Кенгуру не возьмешь! Федырыч перескочил через забор на
соседский участок.
Все! Спасен!
Как бы ни так. Тут новая напасть. Собака. Финиш!
Кто мог знать, что животное испугается непрошеного гостя (при хозяевах
тот пес - сволочь храбрая), а испугавшись само бросится наутек? Хочешь –
отдыхай. Хочешь - беги трусцой….
Вот только в горячке нашему беглецу показалось, что дикий зверь готов
набросится на него и скоро потечет кровь розово-невинная, экспрапорщецкипроспиртованная, а потому Федырыч решил отступать не на зады как того
требовала ситуация и инструкция, а спасаться в близлежащем укрытии. Он рванул
к соседскому дому.
И вдруг, совсем неожиданно, ушел под землю. В прямом смысле. С
треском, криком и завыванием….
Вся жизнь промелькнула за долю секунды перед глазами: «Грешник я. В ад
лечу. Кто тут замыкающий в строю?» Но никто не отозвался, ибо провалился он не
в Ад, а гораздо хуже, в сливную яму. В канализацию ….
Пока разбирались, пока доставали, пока отчищали грешника любви(всю
округу разбудили) - пол ночи прошло.
И вот теперь сидит он в своем углу: несчастный-несчатный, в синяках и
ссадинах, вонючий-вонючий, с больной головой (под утро дома еще и от жены
пистон получил)
А эти…. Эти несут откровенную хурню!(прошу прощения)
Придумают же тоже: «Интересно им, чем переживает весь мир?». Да плевать
Федырычу чем он там переживает. С большой колокольни!
Ему пора сваливать отсюда… как бы на объект…. А самому домой.
Отсыпаться. Иначе - труба. Иначе – кома и ката- клизма.
Федырыч приложился к фляжке, прямо из горла.
-Для куражу!
Живой!? Вроде…. А может…? Баньку?! Толян поди, тоже страдает…
А что? Мысль здравая.… Можно и девочек... Вот, где будет по-настоящему
интересно! Не то, что вся эта ваша хурма-мурма интернетная… Это у вас с утра
«Wi-FI», а к вечеру « про Bluetooth»…
У Федырыча все нормально! У Федырыча все так – как душа попросит!
Максимум
Положа руку на сердце, ответьте мне честно, встречали ли Вы хотя бы раз в
жизни идеального мужчину?
Двенадцать? Пятнадцать особей? Сказать честно, я в шоке. Судя по всему,
вам крупно повезло. Лично я знаю только одного.
Это
Макс.
Умный,
симпатичный(усач-гусар),
высокий(умеренно),
богатый(достаточно); и вместе с тем: трудолюбивый, добрый, веселый, преданный
одной женщине, спортивный, компанейский и т.д., и т.п. мужчина. В самом
расцвете лет и сил (на зависть Карлсону)
Макс целеустремлен и настойчив. Он сделал себя и свой бизнес сам. По
ступенькам, буквально по крохам. Практически из ничего.
- Парни! Ну, что же вы сидите на задницах? Давайте займемся серьезным. Вот
хотя бы… заработаем миллион…, - предлагал Макс своим приятелям, будучи еще
молодым безусым юнцом.
В ответ - кто смеялся, кто строил фантастические прожекты, а Макс занялся
и заработал. Без связей, без начального капитал…. Он крутился, как мог, а в него
(если честно) никто не верил.
Он едва ли ни первым в городе открыл собственную фирму. Естественно
стал торговать(скажем молочкой). В то смутное время и выходов-то было по сути
два: торговать или воровать. Вернее… три конечно. Комбинировать первое и второе.
Но чтобы реально разбогатеть: первое без второго – деньги на ветер. Так… штаны
подвязать.
Какой из путей выбрал Макс - не знаю, ибо могу опираться только на
общеизвестные факты, которые свидетельствуют следующее: он одним из первых
поставил собственную палатку, эдакую собачью будку, на крышу которой гордо
взгромоздил огромную, чуть ли, не в два раза превышающую размерами,
вывеску: «Желанная доярка»(скажем так) «Магазин»
Шло время…. Место палатки занял комфортный, утепленный павильон,
который, как-то незаметно, словно сам собой, трансформировался в капитальную
постройку. Дальше - больше. Макс открыл еще один магазин. И еще.
Когда ему становилось скучно, он выдумывал что-то новенькое. К примеру –
мини-рынок в пересечении дорог, или производство хлопушек …
Но! Но! Но! Идеального мужчину непременно тянет к истокам. Макса тянуло
тоже, он ведь у нас – идеальный, тянуло в тот, самый дорогой его сердцу
магазинчик со знакомой вывеской, сделанной едва ли не от руки. К той, первой и
«Желанной доярке», где при помещении магазина, в итоге, он и открыл свой
офис.
Наверняка каждый из вас с готовностью вспомнит хотя бы один пример
противоположного свойства. Эдакого анти-героя. Анти-идеал. Мужчину–козла.
Мужчину–сволочь! Мужчину….
Что?! Неужели, на вашем пути не попадались такие типы? Тогда Вы и впрямь
счастливый человек. Я, к примеру, знаю одного.
Это - Петрович. Толстый, неприятный, скандально-наглый, завистливый,
жадный тип неопределенного возраста, с большим пивным животом, скверным
характером, вечными долгами, немытыми волосами и пропитой рожей.
Как ни странно идеал и антиидеал достаточно долго умудрялись
благополучно сосуществовать и даже находить общий язык в едином жизненном
пространстве. А что делать? При всех недостатках, у Петровича есть два
неоспоримых достоинства делающих его не просто жизнеспособным, но
необходимым в технологической цепочке империи Макса.
Всего-то два! Но какие: Правая и левая руки. Про такие руки обычно говорят
- золотые.
В те редкие, но счастливые дни, когда Петрович не в запое он становится
незаменимым. Любая работа горит в умелых руках, и даже если дело остальным
выше плеча, Петровичу оно - по локоть. Мастер запросто ныряет и в огонь, и в
дерьмо, и в воду. И все это сразу начинает течь, начинает крутиться в нужном
направлении, превращается в золото.
Но стоит только намазать спиртного на бутерброд, золото разом
конвертируется в прежнее нетоварное состояние и валяется бесполезной, сальной
ветошью где-то под батареей.
Сколько уж раз увольняли нерадивого сотрудника с работы. Сосчитать
трудно. И вроде бы наступал праздник. И сразу становилось легче дышать в
коллективе, да только вслед за праздничными днями, как ни крути, приходят
будни. А по будням случаются ЧП и техногенные коллизии. И тогда без Петровича –
никуда.
По будням, к примеру, ломается холодильник полный скоропортящегося
товара. Ломается так, что ни одна порядочная зараза, ни одна приличная сволочь
помочь уже не в силах. И тогда скрепя сердце приходится искать непорядочную
и неприличную… Петровича. Поскольку никто в этом хитром механизме лучше него
не разберется. Уж скольких мастеров приглашали, а все без толку.
Приходится нехотя вынимать его из нафталина, отряхивать, приводить в
чувства и в стопийсяттретий раз принимать на работу. Удивительно, но как
только…, так сразу все холодильники в округе начинают чудесным образом
шуметь, шуршать, подрагивать, и при этом - исправно работать до следующего
запоя.
А ведь помимо холодильников есть еще куча других полезных, но очень
«ломких» предметов. И все они - Петровичу по локоть.
Нет! Если напрячься. Если постараться…. Макс и сам сможет починить, …
наверное…. Вообще-то он рукодельный. Да только согласитесь не дело это, когда
генеральный директор лично копается в засорившейся канализации. Нет! Не
дело, а беда всеобщая, что, золотых рук на всех не хватает. А то бы(мечтательно)
дать пинка под задницу засранцу…
Но! Так они и жили до определенного момента. Увольнялись и снова
восстанавливались. Пока однажды… не случилось. Приехали к Максу серьезные
дядьки на микроавтобусе и учинили иск.
- Уважаемый?! Как называется ваш магазин? Уж не «Желанная доярка»?
- Она!
- А знаете ли вы, что данное торговое имя, официально зарегистрировано на
днях известной и уважаемой компанией? Вот и документы есть. Значит,
пиратствуем тут полегоньку…? А это, между прочим, статья! 180-я ч.1 УК РФ!
- Как!? – изумился Макс, - мы ведь уже почти двадцать лет «желанные» Мы
ведь первые были…
- Слоны мух не волнуют.
И начались у Макса серьезные проблемы. Протянули его по разным
инстанциям на круги ада, грозили штрафами да судами лютыми, так, что зубная
боль показалась щекоткой.
Что делать? Куда бечь? Макс хоть и пытался юридически отбиваться,
оправдываться, обосновывать свою невиновность, да только название пришлось
менять. И срочно. Это факт.
Тут же, не отходя от кассы(в бухгалтерии), директор самолично провел блицконкурс на предмет нового имени для сети магазинов. Требования были просты:
чтобы имя было и звучным, и обалденно
красивым, но, главное,
незарегистрированным. Патентно-чистым.
Сотрудники старались! Практически каждый предложил свое(попробовали бы
они откосить). Даже мнением Петровича поинтересовались.
- «Му», - промычал адепт алкогольной зависимости. Ни больше, ни меньше.
Для человека плавно входящего в эпоху очередного запоя и это подвиг.
Сам ты «Мук» ответили ему и оставили в покое, лежать под батареей. Без
вшивых обойдемся.
Победил, как водится, вариант хозяина.
- Мы назовемся «Максимум» - радостно подвел итоги конкурса Максим.
- Ой! Снова вляпаемся в то же самое, что и с «Желанной дояркой» - замахал
руками главный бухгалтер.
- А вот и нет! Я все продумал. Мы замаскируем «Максимум» в оригинальную
упаковку. Название получится красивым и многозначительным. Вот смотрите
Макс взял из принтера лист бумаги и своим идеально- каллиграфическим
подчерком гордо вывел: «Максим@ум»
- Ну, как? По-моему красиво и не лишено смысла. Такое вряд ли кто оспорит.
Что скажете? Максим – Ум?!
- Гениально!
Незамедлительно был выпущен приказ по империи: готовиться к переменам,
а так же устно роздана куча более мелких распоряжений. Как-то: срочно отыскать
Петровича, вынуть «этот хлам» из-под трубы, слегка опохмелить для целкости рук,
отчистить до вменяемого состояния, дать в руки кисточку. Пусть грунтует старую
вывеску белой краской. Готовит почву.
Пока распоряжения директора пытались претворить в жизнь, Макс,
саморучно, на самоклейке и цветном принтере, изготовил нужные буквы и один
символ. Не фаллический, конечно, но по сути созвучный…
- Не может. Не должна торговая точка без вывески надолго оставаться, потирал руки довольный собой хозяин, - Страшно вредно это для нашего бизнеса
при нынешних условиях конкуренции и уровне разнообразных слухов. А дальше…
Дальше уже без спешки и с подобающей помпезностью закажем новые, фирменные
вывески профессиональным дизайнерам …
- Чего звал? – ввалился в кабинет хмурый Петрович.
- Опять? Опять запил таракан кухонный?! Давай заканчивай. Ты учти… , ты на
очередной пендаль уже наиграл.
- Дак… Чего звал?
- Давай…! Делай новую вывеску на магазин. Временную! Вера Ивановна
объяснит, - устало махнул рукой Макс.
- Ну?
- Что ну? Баранки гну. Возьмешь белую краску, быстросохнущую, старую
вывеску загрунтуешь …. Только сделай, как следует…. Смотри мне…
- Ну?
- Чего ну? Потом буквы наклеишь. Вот. Держи набор. Я их уже распечатал.
- Ну?
- Да, что ты все «ну» и «ну». Грунтуешь, наклеиваешь, вешаешь на фасаде.
Все! Чего непонятно? Смотри, только, чтобы ровненько. По линеечке.
- Как писать?
- В смысле?
- Чего из этих букв писать –то?
- Смотри! – и Макс еще раз гордо начертал на листе понравившееся
название: «Максим@ум»
- Красиво? То-то же. А главное со скрытым смыслом.
- Фуф!
Через час мутный Петрович вернулся.
-Ну?
-Что на этот раз?
-Чего клеить-то?
- Я же тебе все дал и объяснил. Буквы! Буквы! Ой! Какой же ты… Петрович.
- Ну?
- …п твою…
- Чего материшься! Как буквы клеить? Какое слово?
- Ну…! Ты, что… совсем? С Луны? Триста раз тебе объяснил уже. А он, б…
«Какое слово?» Самое красивое на свете… Шевели извилиной. Какое у нас самое
красивое на свете слово?
- Мама, што-ли?
- Издеваешься? Мама! Только Японская! Мы как решили называться? Ну?
Фирма наша. Ну? Максим …, что?
- «Максима» я наклеил. Дальше что?
- Что?
- Ну?
- Ааа!- едва не сошел с ума Макс, - Кто у нас Максим?
- Ты!
- Я! Кто я!?
- Босс
- Твою дивизию! Да! Я босс! А еще: Ум! Честь! Совесть! Которой, у
некоторых, совсем нет. Ты на буквы глянь. Там по-иному не сложишь! Пишу в
последний раз.
И снова на листе бумаги появилось заветное название.
- Понял?
- Так бы сразу и сказал!
- Давай. Топай. Вот урод…
Через некоторое время в кабинет начальника влетела растрепанная, с
глазами как у совы, кладовщица Вера Ивановна:
- Максим Евгеньич! Максим Евгеньич! Вы только посмотрите, что это чучело
с вывеской сделало.
Весь магазин, включая посетителей, вслед за Максом высыпал на улицу. А
там, на фронтоне, по свежему грунту новенькими красными буквами сияла
загадочная, отдающая теплыми запахами сельского коровника надпись:
«Максим@му»
- Ты! Вы! Что за …? Что … это? – потерял дар речи, оскорбленный в лучших
чувствах Максим,- Что? Я спрашиваю! Ну…? Сколько ты выжрал? Чего молчишь?
Сволочь! Скотина! Отвечай!
Пьяный Петрович многозначительно повел головой, приосанился стоя на
подножке раздвижной лестницы и покачиваясь всем телом, неспешно выдал перл:
- А какого ответа Вы от меня ждете? Сэр. Чтобы я вас на х… послал? Ну,
дык… Идите на х…
Недели через две матерщинника-алкоголика снова отмыли, отчистили и
приняли на работу. Ибо в филиале, на рынке, чудесным образом стала гореть
внутренняя проводка, да так, что даже самые гениальные электрики сходили с
ума, разводя руки в неведении….
Мастера
Мастера кожаной сферы собрались в манеже в футбол погонять. Да не
просто мастера, сплошь широко известные в узких кругах ветераны, чьи
истерзанные профессиональной карьерой ноги помнят еще те, настоящие кожаные
мячи с шашечками в пику этим современным, непонятно из чего сделанным,
«искусственным» ублюдкам….
Следует отметить. Пришли звезды в свое законное время. Как обычно. Как
привыкли за последние годы. Тесным кружком, раз в неделю, потом по желанию в
баньку, потом…
Пришли, а поляна занята. На ней какие-то (прости господи) бабы пузырь
катают.
- Шо за….? – Удивились ветераны, - А ну, брысь….
-Нет! Нет! Нет! Так дело не пойдет – плоской, цеплячьей грудью уперся в
трудовые мозоли
ветеранских животов лысый мужичонка похожий на
цаплю(бабский тренер).
- Да ты, што? Цапля! Ты што? Не видишь, кто пришел? Ты хто такой есть?! Это
наше законное время, – возмутились мастера.
- Ничего не знаю. Сегодня манеж выделен моей команде для тренировки
согласно поданной заявке, на вполне законных основаниях. Есть договоренности и
о вашей тренировке меня никто в известность не поставил…
- Тренировке?! Оха –ха –ха-ха! Пусть тренируется тот, кто играть не умеет.
Разуй глаза Чудила! Звезды пришли! Да рядом с ними стоять горячо, не то – что,
тренироваться. Собирай свои лифчики и…. Освобождайте поляну.
Заспорили, рассорились…
С горем пополам выяснилось: толи по недосмотру, толи по иной какой
трагической случайности, вышла накладка в расписании. Уступать никто не хотел.
Цапля –тренер вмятой грудью стоял насмерть за свое кровное, за своих
девочек. Мастера гнули иную линию: «Раз уж собрались такие великие люди под
одной крышей, раз почувствовали они запах газона(хоть и искусственного)вынь им
его – и полож! Заслужили!»
Ито, правда! Уступать несолоно нахлебавши для настоящего мастера,
который не заради денег, а для души, родины и идеи пот проливал… вещь
нереальная. Невозможная. Это еще страшнее, чем… для блондинки забежать в
салон красоты, облизнуться и… выйти без покупок.
- Ладно! Давайте так… – попытался найти компромисс Цапля. – Играем два
тайма по десять минут на полполя. Кто выигрывает, тот остается. Проигравший уходит. И вам забава и моим девочкам полезное дело. С такими…, от таких…
маститых опыта поднабраться.
- С кем играть-то? С этими? Да им только в куклы… и то рано, - заржали в
голос ветераны.
- Струсили?
Разве могут звезды трусить? Да они столько за свою нелегкую карьеру чудес
повидали: с бесконечными тренировками, переездами, гостиницами, толпами
болельщиков и ревущими аренами, с травмами да больницами..., пивбарами и
ресторанами…, с девочками…
С девочками мастера привыкли совсем в другие игры играть… Короче, смех
один.
- Парни! Парни. Чего попусту время терять? Быстренько насуем этим…
выскочкам полную авоську и пускай идут себе с богом трусы стирать, а потом в
настоящий футбик зарубимся.
Так и порешили. Вышли с улыбочками, пренебрежительными ухмылками…
- Вася! Эти ножки для любви, а не для того чтобы их отрывать. Имей ввиду…
- Очечко береги родной! А то засмеют ведь в случае чего…
Не успели мастера осмотреться и вдоволь насмеяться, как уже летели 0-2.
Цаплины девчонки совсем не промах оказались. Раскатали заслуженных под орех.
Пришлось звездные животы-то подтянуть и сильно напрячься, чтобы к концу второй
половины встречи хотя бы ничейку выцарапать. В итоге закончили 3-3.
- Ты откуда таких… откопал? – пытали Цаплю после финального свистка
обалдевшие звезды, задыхаясь и обильно поливая ковер струями пота.
-Какие-то они у тебя… странные… Говорить не говорят совсем, только
мычат чего-то…
-Дык… Они у меня…! Славные девочки. Вот только - глухонемые… Победители
Евро-турнира между прочим, - радостно сверкал глазами в сторону усталых звезд
цапля-тренер.
- Ух, ты! Молодца.
И это «Молодца» было сказано уже абсолютно серьезно, без улыбочек и
ерничаний, с глубоким уважением. Я бы даже сказал: с Глубочайшим.
А потом мастера кожаной сферы в полном составе обошли по кругу девочек,
торжественно и даже (как показалось) с некоторым благоговением пожимая каждой
руку. А самый главный мастер, подарил капитану женской футбольной команды
майку с десятым номером на спине.
Я люблю детей!
- Я люблю детей! Я люблю детей! Я люблю детей!
Как можно не любить маленьких детишек, этих милых, непорочных
ангелочков?
Не представляю …
У касс супермаркета как всегда по вечерам очередь. Что делать? Стою
усталый, с больной головой и корзинкой, полной продуктами. Грустно и скучно от
такого навязчивого сервиса, но вдруг появляется светлый лучик - молодая мамочка
и милый малыш. Вот! Как можно не любить такое…?
Этому забавному существу года три, от силы четыре, оно радостно и бодро
вьется вокруг мамы, которая пристраивается в хвост параллельной очереди. Не
ребенок, а просто игрушка: в синенькой шапочке, маленький гномик, в тон шапочки
синенький комбинезончик, красивые замшевые сапожки на ногах… Милашка! Сразу
и не поймешь: девочка или мальчик.
-Бум –бум-бум-бум-бум-бум-бум!
Какой музыкальный малыш. Это он, таким образом, поет только ему
понятную песенку, тянет маму за корзинку, пытается в нее забраться. Маме тяжело,
корзинка полная снеди, мама чуть не падает, корзинка едва не переворачивается на
бок, часть продуктов все-таки сыплется на пол. Мама ругается.
Женщина! Психологи говорят, что детей ругать нельзя! Спокойнее нужно…
Спокой…
-Бум –бум-бум-бум-бум-бум-бум! !!
Не! Не! Не! Ребенок. Мою корзинку трогать не стоит. И щемиться мне под
ноги тоже ни к чему, блин, ты же меня так опрокинешь… Мама. Чего же вы молчите?
-Бум –бум-бум-бум-бум-бум-бум! !!
Зараза. Отпусти. Порвешь. Перестань тянуть полу моего пальто и прятаться в
нем точно в пещере… Иди! Иди ты отсюда. Вот привязался. Иди к мамочке…. К
своей… К чертовой…
-Бум –бум-бум-бум-бум-бум-бум! !!
Не! Не трогай кефир. Положи. Да что же это такое?!
-Бум –бум-бум-бум-бум-бум-бум! !!
Как же болит голова! Сволочь! Ловлю себя на крамольной мысли: - Еще
тридцать секунд и я со всей дури дам этому исчадию пинка под зад. Поджопника!
Мысль вдвойне чудовищна, ибо я явственно понимаю, что это не просто
намерение…. Сейчас я реально так и сделаю…
-Бум –бум-бум-бум-бум-бум-бум! !!
Нет! Это невозможно. Доведут до греха. В панике бросаю корзинку на
стеллаж и бегу к выходу. Я растерян. Я подавлен…. Мне даже чуточку страшно.
Откуда у меня появились садистские наклонности? Может быть,
маньяк?!!
- Я люблю детей! Я люблю детей! Я люблю детей!
я скрытый
Главная ѐлка
Нет праздника праздничнее, и не будет.
«Маленькой елочке холодно зимой». А мы ее «чик» и под самый корешок. И
все. И всем тепло. И всем празднично.
Ей - потому, что после «чик» в лучшем случае на бумагу и остальное уже
по барабану, а нам от бессознательной констатации
символичности
произошедшего! (О как!)
Ибо Праздник Нового Года - какой? Мифический. Выдуманный. Не
привязанный к реальному событию! А значит, как бы - сказочный! И елочка(раз у ж
«пришла») - должна соответствовать.
Как бы – живая. Но, безусловно - Главная, хоть и у каждого своя.
Мировое древо! Все остальное - исключительно огранка: салат оливье,
шампанское с боем, подарки, фейерверки…
Но Главное – пахнущая хвоей красавица….
И ни к чему портить сказочный праздник глупыми придумками! Портили б уж
лучше… лифты.
Дык нет! Подавай им святое! Почему?
Потому, что…
Бывают люди – ушлые. Таких, постоянно тянет на экстравагантные выверты и
придумки (ради собственной выгоды). Такие любят давать мудрые советы и
принимать космические решения, а за столом - обожают петь соло (если их,
конечно, попросят)
А их попросят. Они об этом прекрасно знают.
Потому, что всегда найдутся соглашатели. Эти люди, сами придумывать
боятся, зато очень любят, согласившись, примазаться, а когда «примазанников»
набирается много – рождается хор мальчиков и девочек туберкулезного
диспансера № 13. Для соглашателей хор – это и есть синоним слова «Праздник»,
ибо они больше всего на свете любят подпевать. Они-то и просят (с корыстной
целью): «Иван Иванович! Дорогой! Спойте! Вы ведь у нас такой… Басков!»
Довольный Иван Иванович, с чувством и серьезным лицом затягивает за
новогодним столом грустно-суровым голосом что-то типа: «Как по дальним мосткам
мы ходили с тобой. Уронила ты в воду колечко…». И взрывается в ответ радостнозвенящий «наяр»(от слова наяривают): «Как тебя ревновал голубой-голубой, ясный
месяц ко мне на крылечке…»
Только не все поют. Кое-кто молчит. Почему они молчат? Да потому, что пофигисты (все кроме Михалыча).
Пофигисты тоже блюдут свою выгоду, но выгода их находится вне плоскости
текущего момента. Зато, когда пение достигает момента наивысшего напряжения,
когда Иван Иванович сурово тянется к ноте «ми» как спортсмен к финишной
ленточке, пофигисты начинают травить «на весь стол» смешные анекдоты(потому,
что на чужие песни им пофиг).
В итоге, «ми» срывается, хор распадается, и праздник превращается в
неорганизованный гул, где каждый несет свою пургу в коллективную метель (все
кроме Михалыча).
Потому, что Михалыч - не такой! Он махнет рюмочку и молчит… до времени.
В свои неполные 35, Михалыч не Коля-Маня, он – Михалыч! Это уже говорит
о многом. Он -настоящий мужик, на которого можно смело положить любой груз.
Он и самую объемную женщину выдюжит, и ящик водки, и мешок с песком(но
женщину все таки предпочтительнее). У таких людей по жизни все в порядке:
жена, домик в пригороде, машина, друзья, любимая дочка, любимый сыночек
(самые драгоценные души на свете).
Такие как Михалыч - Люди Дела. Они - за праздничным столом почти не
поют, зато после третьей – с жаром танцуют. И гнуться партнерши как елки в лесу
от рук их сильных и умелых.
А как не гнуться? В елках Михалыч - понимает толк. Да и вообще…, сложно
назвать область жизнедеятельности, в которой бы он не разбирался: Свет починить?
Кран? Аппендицит?( топором вырежет). Щи сварить или дом построить – нет
проблем. Главное с мелочами к нему не приставать. А вы говорите - елки!
О елках Михалыч может рассказать на досуге все: и про типы хвои, и про
теневыносливость, и про твердость древесины (при влажности 12%)…
А, то!? Михалыч сладких песен не поет! Некогда ему.
Он как никто другой знает - ель поставить (да не просто ель, а главную
красавицу на площадь) - искусство: тяжелое, нервное, изнурительное, хмельное.
Дело, почитай, сродни скульпторской работе(тут домашнюю пока до ума доведешь
руки расколешь, и ноги о битые игрушки изрежешь), а главную красавицу на
площадь - монументальное дело.
Судите сами: выпить(с почином), оплатить и документально согласовать с
лесхозом, выбрать, проехать на длинномере к месту вырубки, срубить, погрузить,
выпить(по доброй традиции с лесничим, чтобы стояло), привезти, разгрузить на
главной площади, крепеж отыскать, понять, что половину крепежа (с прошлого
года) сломали, а вторую потеряли, соорудить недостающие части, краном поднять,
закрепить, электричество провести, обнаружить, что половину украшений (с
прошлого года) сломали, а вторую растащили, найти замену, снова кран подогнать
(выровнять красавицу, ибо ветром успело накренить, крепеж-то самодельный) …
Тяжело?! А приходится! Итак, каждый год, поскольку прижилась в данном
городском поселении традиция: на главной площади ставить главную елку, к
которой, начиная с половины первого ночи, когда за столами отгремят первые
вилки и ножи, начинают стягиваться плясуны и гуляки. Даже городской Голова и
тот с детишками любит хоровод похороводить. Короче, мероприятие, как ни
крути, - политическое. Это понимать нужно. Вот.
Отсюда – нервы.
Делать дело в спокойной и размеренной обстановке – сможет каждый, но
когда тебе постоянно звонят сверху и достают глупыми вопросами – работать
может только Михалыч:
- Как главная елка?!
- Все штатно! (попробуй пожаловаться на проблемы, сразу получишь по шее)
Такая предновогодняя сказка повторяется из года в год. Она хоть и
хлопотна, но привычна. А тут… на тебе! Взяли и испортили! Портили б уж лучше…
девок. Михалыч бы понял. Так нет же, подавай святое….
В этот раз, как на зло, ситуация изначально развивалась не штатно...
Нашелся один ушлый товарищ, взял да подкинул Голове идею: «А не поставить
ли нам на главной площади города, вместо живой пушистой красавицы,
пластиковую куклу!? То есть елку».
-Пластик - это красиво и долговечно. Искусственные елки не ломаются, не
осыпаются, не теряют товарного вида. А главное!!!! Сколько кубометров живой
природы сбережем! – убеждал ушлый, высчитывая в уме выгоду из городского
бюджета на счетах фирмы своей жены, которая благополучно купит и перепродаст
поселению искусственную красавицу.
- Браво! Браво! Гениальная мысль – захлопали в ладоши соглашатели.
- Пофиг! – отмахнулись пофигисты
- Искусственная елка - четвертый шаг к резиновой женщине! –
многозначительно изрек Михалыч. Да только его не спросили, а значит и не
услышали.
Убедили супостаты Голову. Хоть и смущало, что искусственная стоит в 100
раз дороже, но ведь и правда - на века. К тому же, за неимением лишних денежных
средств можно купить не ту, которая в 100 раз, а эту, которая в 20…. Это ж,
сколько живой природы сбережем, твою мать…
Проблемы со сбережением начались сразу, пластиковое чудовище привезли
на несколько дней позже, чем планировалось. Но это так! Мелочи. Дальше
пришлось брать местных дядей Васей с кувалдами для сборки, потому как монтаж,
оказывается, стоил еще одних заоблачных денег, а их никто по смете не
предусмотрел.
- Как главная елка?!
- Да … я уже с ней! Да засунуть бы ее…!
- Что!? Я тебя…. Самого отправлю в… !
Когда дяди Васи, под руководством Михалыча, немного разобрались в
конструкции, разложили части на снегу, неожиданно выяснилось - в железном
каркасе, отсутствует(или утеряна сгоряча) часть деталей, а ветви из середины
длиннее нижних ….
- Как главная елка?!
- Штатно!
Стали менять местами, подгонять, соображать, левшить(от слова «Левша»,
который народный умелец.)
- А давай мы подрежем? Тут и тут…, – предложили дяди Васи
- Обкусите лучше… – зло предложил Михалыч. – Потому, как если не
соберем, зубы вам больше не понадобятся. Мужики мы или кто? Натянем эту
куклу(елку)на столб вечности.
С «куклой» мучились почти неделю, вплоть до вечера 30-го. Вымучили, в
конце концов:
несовершеннолетнего подростка
с нескладной фигурой,
голосующего автостопом. Ощипанную курицу в слежавшемся китайском пуховике….
- Как главная елка?! Как наша девица-красавица?
- Штатно! Надули... – недовольно сплюнул мимо трубки мобильного
телефона замерзший Михалыч.
- Кого?
-Куклу!
-Какую куклу?
- В смысле … елку.
- Жди! Комиссия выходит принимать работу.
Голова потерял голову сразу. Замы чуть позже. После Головиной тирады.
- Что делать? - испуганно суетился непосредственный начальник Михалыча. Что делать? Завтра - праздник. А он меня с работы уволил. Представляешь?! В
третий раз за последние сутки…
- Искусственная елка - четвертый шаг к резиновой женщине! – пожал
плечами Михалыч.
- Выручай!
- Ну,… Может на нее… больше игрушек. Гирлянд всяких…?
- Да хоть сам жопой сверху садись, только, чтобы это… к утру превратилось
в красавицу.
Легко сказать.
Гирлянды, игрушки и зверушки вешали до полуночи, а когда рассвело, мир
узрел сказочное превращение елочки из ободранной курицы… в провинциальную
проститутку. Да. Это уже была не та замухрышка с трассы, а окультуренная,
городская… но от того не менее безвкусная.
- Уволю. Всех уволю, – стучал по мозгам словом как копытом Голова.
- Беда!!!! - скулил непосредственный начальник Михалыча.
- Вот что…. Давай-ка мы, часть украшений снимем, а я заместо…, съезжу в
лесничество, нарежу лапника и подвяжу к искусственным веткам?! Все пышнее
будет…
Сначала искали Газель, потом водителя, потом никого не искали(пьяные с
утра черти), Михалыч сел за руль и погнал машину сам, а там, в лесничестве, за
толику малую, для главной искусственной девки остриг пять елок настоящих. Ага!
Сберегли природу.
До вечера вязали и крепили проволокой. Маскировали. Тьффу! Мать моя
женщина…
- Горбатого даже могила не исправит!
До Нового года оставалось совсем немного времени. Дома светло, тепло и
уютно. Жена с сестрой накрывают стол, шурин уронил шпроты на новую белую
скатерть и радостно примеривается растереть это безобразие кусочком черного
хлебушка, детишки скачут, визжат и смеются. Да бог с ними. Со всеми! Сегодня
можно. Как же хорошо дома.
Михалыч принял душ, переоделся, пропустил пару рюмочек с шурином(в
тайне от баб), и теперь стоит у форточки попыхивая сигареткой, смотрит в окно на
падающий снег, улыбается. Кажется, напряжение ушло. Схлынуло…. Но, чу…?!
Звонит мобильный.
- Как главная елка?!
Пауза.
Михалыч смотрит на свою живую, пушистую красавицу, мерцающую
разноцветными огнями в «красном» уголку зала. Красавица на весь дом
распространяет праздничный еловый аромат, который не способен заглушить даже
дым сигареты. Накануне вечером он привез девочку из лесничества, а утром ее с
любовью и радостью нарядили жена и двое его маленьких ребятишек….
- Да все зае…. Все штатно...! Все в порядке, говорю! Главная елка Красавица!
Новичок
Зря вы думаете, будто программисты буки! Будто они сидят по двадцать пять
часов в сутки, уткнувшись носом в свои мониторы, и кроме как: выстроить
алгоритм, использовать движок, подключить библиотеку, или отладить коды им
ничего не нужно.
Зря вы думаете, будто программисты люди не от мира сего. Сплошь
чокнутые, юродивые и так далее…. Как бы смешно ни звучали мои слова:
«Поверьте. Я знаю, о чем говорю. Программисты – обычные люди».
На самом деле они - народ жутко веселый, часто разгульный, безудержно
глумливый, и патологически дружелюбный. Их можно смело не только кормить с
руки шоколадом, но и… поить без стакана. А если их поить неоднократно, то чем
двоичнее будет доза, тем программисты становятся милее.
Единственное, чего программисты не терпят по-настоящему, так это когда их
отвлекают от дел всякими глупостями. А еще, не любят подозрительного «извне».
Очень. Потому, что осведомлены…. Да и кому понравится, когда суют нос в
твои гигабайты всякие сомнительные вирусы(т.е. личности)? Чужому не нужно
знать, что творится на их кухне. Может не понять...
Вот, к примеру, в большой общей комнате, где стоит куча мониторов, а за
ними сидит глубокомысленный "контингент" – тишина. Она эфемерна и тонка, ибо в
следующее мгновение взрывается:
- Какая...? Какая сволочь сделала? - Это Ваське подбросили трояна, а он, в
самый ответственный момент, вывел на экран таких… красивых женщин, что
работать невозможно, потому как они, стервы, очень уж обнаженные....
Или. Та же тишина. И вдруг...:
- Петрович. А ведь ты - «Е-Бук»!
- А?! Ы!? Почему это?
- Ты какой ВУЗ заканчивал? Трын-тын-тех?(название учебного заведения)
- Да!
- Ну, так у Вас там - все Е-Буки!
- А! Ы! У! А ваши трын-тын-таунцы(учащиеся другого высшего учебного
заведения)… А вы… Дураки!
И снова тишина...
Поэтому новичок в коллективе - всегда воспринимается с опаской. Ведь
неизвестно кем, как и под какую систему, он скомпилирован.
И даже не то важно, что, к примеру, новенький может оказаться
«быдлокодерром», или он патологически не пишет на "СИшке", или не любит
"СКуЛа"…
Главное ведь не это. Главное чтобы человек был хороший. Особенно если
слухи о новом сотруднике изначально прошли не самые лестные. Мол - чванливый
гусь, находящийся в родственных отношениях с начальством…
С первого взгляда, новичок и, правда, не очень понравился сообществу.
Какой-то безлико-смурной, неопределенного возраста полный человечек, не самой
приятной наружности. Тесный, куцый костюм к владельцу тоже не располагал, тем
более, что и цвет совсем не писался в базовую палитру. Рубашка – под стать
(безвкусно-неопределенная). Галстука - нет. Глазки - бегающие.
Весь день коллектив исподтишка, но достаточно пристально наблюдал за
«пришельцем». И весь день новенький вел себя категорически странно. Он долго
и нудно скрипел DVD-приводом (ставил на выделенном ему «компе» проги и всякую
муру), потом копировал кучу данных с флэшек, потом что-то просматривалпересматривал... При этом в контакт с обществом не вступал, а в туалет(она же и
курительная) вписывался исключительно в противофазе честной компании. Причем
делал это странно! Вскакивал! Опускал взгляд на пол, замирая на мгновение, ерзал
и только потом бежал по назначению.
- Микрофоны и камеры ставит. Волчара! - С сомнением покачал головой
Сашок.
- По WI-FI коннектится с боссом из кабинки… той, что у окна. Вона как
рванул. Небось сливает инфу про всех присутствующих здесь дам, –
выдвинул гипотезу Петрович
- Я думаю, Вы сгущаете, Сэр! Он просто-напросто шпион! Иностранный
шпион. Резидент. Всего лишь..., - сделала «страшное» лицо «Жучка». Светка
Жукова
Любопытство накапливалось точно аппетит в предчувствии улучшителей
вкуса слегка приправленных съедобной консистенцией. Ожидания нарастали
пропорционально температуре процессора, которому врубили тест с полной
загрузкой, а параллельно процесс визуализации модели. Ее рендеринг.
Вечером, когда новичок собрался домой, вслед ему решили отрядить
разведчика. Витю Уш…, впрочем, не важно. Витя хоть и не программист, а
«писатель»(пишет описания, справочную документацию и всякую подобную ерунду)
но действительно мужчина ушлый, точно видеокарта с двумя графическими
процессорами. Ужик!
Витя опытный в общении, побитый жизнью, отставной офицер(чего стоит
один только танец живота на столе начальника во время последнего новогоднего
корпоратива).
- Давай дорогой! Пощупай перца. Вы же живете в одном районе? Общество
гордится тобой...
Витя бог коммуникации. Мертвого разговорит. Он догнал новенького на
выходе, в дверях. Сходу ошарашил парой пошлых анекдотов (таких же старых и
тупых как тот танец живота). Обаял, расположил, расплескал тепло и
доброжелательность.
- Коллектив у нас – Во! Начальство – просто великолепное(это Витя соломки
стелил. Помните слух про родственные отношения?)
- Мы и праздники дружно встречаем. И в поход летом, и на лыжах, и на
шашлыки. И вообще…, дружно. Думаю, тебе у нас будет хорошо. Не сомневайся...
- Хорошо, - стеснительно отозвался эхом новенький.
- Если что - ты не боись. Не жмись. У нас не принято. Будь открытым и
люди потянутся…. А народ у нас простой. Могут сказать, и пошутить. Но! Не со зла!
В качестве разрядки. Исключительно! А если у тебя проблемы – даже не
переживай. Вот, я - писатель. Нужно будет справочные файлы к программе
подготовить? Описание? Смело обращайся. У нас все - отзывчивые, а начальство –
самое лучшее. Не то, что в... других конторах. Одно слово: Братство! Почти
армейское. И Сестринство! Само собой....
Витя помолчал, соображая чего бы еще ввернуть:
- Да!!! В обед мы практически полным составом в кафешку ходим….
Напротив...
- Скажите… А завтра можно с вами? В кафешку?
- Чудак ты. Перестань эти глупые «ВЫ». Мы ведь теперь друзья. Коллеги!
Да? Зови меня просо – Витя….
- Саша.
- Отлично Сашок. Завтра и пойдем.... В кафешку. Правильно. Знаешь?
Правильно! Не отрывайся от коллектива. А то ходишь какой-то, задумчивый.
Смурной. Будто камень за пазухой держишь…. Люди этого не любят. Боятся.
- Да я стесняюсь просто... Не освоился. Новый коллектив. Новые люди. Не
могу быстро…
- Ха. Перестань. Дорогой мой человек. Это я тебе говорю. Витя. У нас все
запросто. Я же сказал: «Обалденный коллектив!». Держись веселее. Чего
приуныл? Улыбнись. Мы теперь - одна семья.
- Семья – оттаял новенький, - Да я не хмурюсь. Глупость вот, привязалась с
утра... Бывает так. Песня привяжется, ходишь весь день и напеваешь, а тут...
глупая мысль привязалась.
- Какая песня?
- Не песня. Мысль одна. Даже неудобно говорить.
- Брось...
- Понимаете…
- ПонимаЕШь!!!
- Понимаешь, Виктор…. Я сегодня первый день вышел на работу… вот и
решил, чтобы случайно не опоздать, не попасть в пробку… поеду-ка с утра на
метро. Обычно на машине... Хоть и дольше, зато комфортнее. А тут народа в вагоне
- полно, жарко, все толкаются...,- новенький изобразил "толкания" в пантомиме, Уперся я в соседское плечо и хочешь - не хочешь, слушаю, как два мужичка
между собой разговор ведут. Так..., ничего особого, обычный просто-треп : о
здоровье, о лишнем весе, о бабах….
Один и говорит: «Васька! Брось
комплексовать! Мы с тобой нормальные мужики. И живот у тебя нормальный. Не
выпирает. Настоящий мужик, должен стоя, не втягивая пуза, видеть (пардон)
свой член, опустив глаза вниз. Ты видишь свой член?!»
- Ну!? – изумился Виктор – Даже не знаю…
- Ага! - разошелся новенький, - А я не вижу!
- Ух, ты!
Следующим утром, Виктор
с загадочной физиономией доложил
программистскому сообществу:
- Народ! Парень в порядке! Свой человек! Новичок интересуется, когда и как
ему прописываться в коллективе? И все такое…, прочее…
А потом Виктор всех удивил. Он вдруг, неестественно выпрямившись, втянул
живот, потупил взгляд долу, будто рассматривая носки своих ботинок. Да так и
застыл, что-то там внизу изучая…. Пытаясь понять... Сообразить...
Старушки и икра
У меня – жизненная трагедия. Самая трагичная из всех трагедий. Я – упал в
лужу. Помните оттепель и обледенение? Ну, так – вот!
Упал, конечно, не весь целиком, а только частично. Боком. Замочил штанину,
теперь грустно стою, курю, обтекаю и думаю: «Придется ехать домой менять
брюки».
Черт! Угораздило же…. Я ведь в этот магазин случайно заглянул. Ехал мимо и
обнаружил, что закончились сигареты. Припарковал машину, забежал, купил...,
а на выходе шлепнулся.
Теперь ругаю всех подряд: себя, коммунальщиков, мэра, Председателя
Правительства РФ, Президента, того кто живет в облаках, и того кто под землей – я
тоже ругаю. Всех ругаю!
В это время, помогая себе суковатой палочкой, со ступенек магазина
неуклюже спускается старушка, заметно припадая на одну ногу. К ней на помощь
бросается совершенно посторонний молодой человек, но старушке помощь не
требуется, ей не до него, она уже видит цель. Такую же точно бабушку, только без
палочки. Бабашки сближаются как неповоротливые шлюпы. Они явно - знакомы.
- Степановна!
- Семеновна!
Бесконтактные объятия, переходящие в виртуальные поцелуи.
- Милая! Что? Что у тебя с ногой? Почему ты с палочкой?- ахает Семеновна.
- Молчи! Вчера пришел ко мне сын. Принес банку кабачковой икры.
Представляешь? По 19-50. Везде по 40 и по 50 рублей уж даже, а тут - 19, 50.
- Везде по 40 и по 50,- навострив уши, точно охотничий пес, вторит
Семеновна.
- Вот! Я попробовала – хорошая икра. С утра пошла к открытию. По 19-50!!!
- Ага! Ага! По 19-50?!
- Да. Я купила четыре баночки. По 850 грамм. Больше за один раз не унести.
Скользко.
- Ага! Ага! По 19-50?!
- Да! Представляешь… ? Иду я домой и прямо на выходе, вот аккурат тут,
падаю на бок…
- Ох!
- Падаю и думаю… «Все! Сейчас я свои драгоценности расколю!» Да повезло,
свалилась на колено, аж в глазах потемнело. Слава богу! Банки с икрой целы
остались. Меня прям осенило. Прям шепнул кто: «Падай на колено!» Прям спас бог!
Вот только сильно расшиблась, зато икра цела.
- Да Степановна! Бог отвел!
- Бог отвел! Вот еще пришла. Четыре баночки купила. Сыну ведь тоже надо…
- По 19-50?
- По 19-50.
- Ой. Побежала и я. Куплю…
Бабушки «расплылись» в разные стороны. А я остался.
Нет уж! Не поеду я домой менять брюки. Тоже мне… «жизненная трагедия»?!
Стыдно! Сказать по правде… мне стало стыдно.
Герой.
Он сильно обгорел, отстреливаясь в подбитом танке. А куда было деваться?
Или ты - или тебя. Он стрелял и стрелял. Стрелял, даже ощущая ужасную боль в
ступне и лодыжке. Потому, что он – Герой.
А потом безусый мальчишка под реквием свиста пуль и разрывов гранат
тащил на себе его обмякшее тело к вертушке. Мальчишка не герой, а всего лишь
кавалер ордена, но он, безусловно, тоже… молодец.
Потом был госпиталь и долгое лечение, и злость на все и вся. Но он старался
держать себя в руках. Не выплескивал чувства на окружающих, не тиранил
медсестер и близких. Ведь он – Герой.
Жизнь постепенно успокоилась, он женился, родилась дочь. Семья моталась
как стая бездомных псов по сибирским гарнизонам, а он ловил себя на мысли, что в
душе снова зарождаются: усталость, злость и ненависть. Как же так? Его! Героя! Да
по гарнизонам….
Его место, уж как минимум на крыше генштаба. Ну, на крайний случай, на
заборе военной академии имени…. А тут…?
Потом, и вовсе случилось страшное. От рака сгорела единственная и
неповторимая доченька. Очень быстро умерла, несмотря на все усилия врачей.
Увял его родной цветок. Его смысл….
Он был все это время на учениях. Готовил для Родины новых героев, а когда
вернулся… дома такое.
Незаметно, но скоро жена превратилась в чужого человека. Перестала
следить за собой, перестала быть женщиной, жена - сломалась...
Он сломаться не мог. Он ведь Герой. Он нашел себе новую женщину.
Настоящую. Красивую. Гордую. Он – влюбился. Развелся. Женился во второй раз.
И о чудо…! Жизнь вдруг стала налаживаться. Он получил достойное
место(занял высокую, спокойную, хлебную должность), обзавелся собственным
жильем, престижной машиной…. И лишь в одном всевышний обошел - больше не
дал ему собственных детей. Это беда, но отнюдь не катастрофа. Если ты - Герой,
тебе совсем не сложно воспитывать чужих. Например, детей второй жены…
Тем более, когда жизнь, наконец-то, повернулась радостной половинкой.
Жизнь Героя превратилась в праздник: с бесконечными гулянками, ресторанами,
веселыми компаниями, чудными путешествиями…
Она возвращала долги за все безрадостно прожитое раньше…
Да. Он брал на лапу. А кто сейчас не берет? Если должность позволяет…
Он брал, но с умом. В основном у тех, кого считал рвачами и хапугами. Да.
Бывало, что и нарушал закон, но он - Герой. Ему можно. А они все - сволочи. Как
кровь за Родину проливать - так никого не сыщешь, а как штаны по кабинетам
протирать, да звездочки на погоны вешать – так сразу очередь.
Его «ушли» с должности со скандалом, хорошо, что не посадили. Впрочем,
они об этом пожалеют. Герои нужны всюду. Настоящих - не так уж и много…
Впрочем, не зря же говорят: «Беда не приходит одна…»
Мать положили в больницу с инсультом, брат сломал ногу…. Так неудачно.
Как раз в тот самый момент когда, Герой оказался ужасно занят. Какая может быть
больница, если ты с семьей давно собираешься на море? Уже и билеты на руках.
Билеты, которые пахнут пляжем, водорослями и вольным ветром…. Разве можно
устоять, когда ты обещал все это подарить любимой женщине. Герой просто обязан
держать слово.
А мать? Справится…. Она же - мать героя. И брат тоже. В конце концов, у него
своя семья. Куча других родственников….
Они улетели в Турцию. Отдыхали прекрасно, будто глотнули счастья и
радости, но по возвращении, отношения с родными существенно испортились, а с
братом так и вообще перешли в фазу холодной войны.
Не мудрено. Учить жизни?! Кого?! Героя?! Да не пошли бы вы все!? Сами
поучитесь, сначала пройдите школу жизни, которую ему довелось сдюжить...
Да, плевать! У него есть любимая женщина, у него накоплен небольшой
капиталец, у него масса свободного времени, а значит, есть самое главное чего
никогда не было раньше - у него есть свобода. Герой и без должности проживет, и
без родственников. Он непременно будет счастлив….
Осенним вечером Он погиб от удара ножом у дверей одного из портовых
кабаков Марселя. Он погиб вступившись за честь незнакомой женщины, в
сущности, нелепо и случайно.
Погиб, потому, что не смог пройти мимо, не смог промолчать. Он ведь был
Героем.
В курилке...
Слово калечит. Если уж невмоготу промолчать, стоит помнить про теорию
относительности, чтобы иной раз не попасть в щекотливое положение. Вот так
ляпнешь чего, оно может и верно, с одной стороны, зато с трех других - голая
ахинея получается. Шлѐп – и ты в интересном положении.
Нет! Стоит! Стоит, прежде чем что-то сказать вспомнить хитрую улыбку
старика Энштейна.
Одна моя знакомая постоянно ругается:
- Все мужики козлы.
И мне если честно - обидно. Если все мужики козлы, то кто же тогда мы?
Бараны… Женщины? Если уж так хочется всех скопом заклеймить, скажи лучше:
-Все козлы - мужики!
Впрочем, и это утверждение с точки зрения теории относительности, опятьтаки спорно. Очень спорно. А куда бечь кастратам? Или этим… с «эректильной
дисфункцией» как модно сейчас выражаться.
Аналогичная ситуация с выпадами в противоположную сторону.
-Все бабы - дуры!
Неужели? А со стервами, что делать? Среди них, кстати, гораздо больше
умных попадается.
И уж совсем ни в какие ворота не лезет:
- Все дуры – бабы!
Я тут на днях по телеку такого глупого, как это мягче сказать…, не мужика,
наблюдал…. Это что-то!
Короче, по любому получается: «Все белое – мягкое»
Нет, ребята, давайте заканчивать дискриминацию по половому признаку.
Кстати!
Более высокая категоричность гораздо ближе к
теории
относительности. Попробуйте опровергнуть, к примеру, выражение: «Все козлы»
или «Все дуры»?!
Не получится, ибо за каждым из нас, в той, или иной ситуации, грешки
тянутся. И пусть мне пришьют еще один язык, если найдется непорочный индивид,
который ни разу в своей жизни не сплетничал.
-Все сплетники!
Звучит абсолютно бесспорно!
И в этой ипостаси всем нам давно пора ставить братский памятник: Курилка,
сизый дым, пепельница, а над ней с пяток дымящихся окурков разного калибра и
фасона. И мужские и женские с губной помадой на фильтре.
- Вы слыхали? Марина Ивановна новое шикарное авто купила.
-Что Вы говорите?
- Да уж! – с критической усмешкой, - Шикарное! Смешно! Говорят, она с ним
накололась. Только тсс. Только никому….
- Что Вы говорите?
- Машина то и не новая совсем. С вторичного авторынка. Понравились
дамочке фары с ресничками, взяла и купила первую попавшуюся. А задняя
передача не работает.
-Ой! Какой ужас. А если починить?
- Починить - нельзя! Для этого нужно менять целиком коробку передач. Это
такие деньги… Половину стоимости авто.
-Как же она ездит?
- А она возит на заднем сидении таджика, который при необходимости,
машину толкает.
- Что вы говорите? А как она ездит вперед? Она же слепая как пень.
- Не то слово. И права у нее куплены.
-Ой! Вы меня обязательно предупредите, когда Марина Ивановна в следующий
раз выезжать на дорогу будет, я в этот день пересаживаюсь на метро.
- Слепая…. Это еще полбеды! Там другое…. Нина Сергеевна по большому
секрету рассказала Светлане Петровне, что Марине Ивановне всучили авто в южном
исполнении. Без печки! И теперь зимой, когда она на ней едет, стекла потеют
так, что даже еще один таджик на переднем сидении не успевает счищать иней.
-Ой! Это же опасно…
- Да уж! Вот, что значит, без мужика-то …
Я слушаю и офигиваю. Потому, что только вчера вечером Марина Ивановна
подвозила меня на своем новом авто с работы. И никакое оно не подержанное, и
печка греет нормально, и таджика на заднем сидении я не заметил. Да. Марина
Ивановна не Шумахер, но ведет свой автомобиль аккуратно.
А эти…
Одного возит на служебной машине личный шофер; вторую вообще
непонятно кто с работы подбирает, каждую неделю авто меняется; третий зимой
ставит машину на прикол( якобы бережет, хотя я сильно подозреваю – боится.
Водитель из него, если честно, хрен чего); четвертый - месяц назад заехал на
заправку бензинчика залить, и пробку от бензобака оставил лежать на колонке, а
когда спохватился, было уже поздно. Теперь целая трагедия разворачивается под
названием: «Люди! Помогите, Христа ради, найти совместимую…!» Машина
импортная, старенькая, довольно редкая.
Слушаю я этот забавный треп в курилке и понимаю: Насколько в этой жизни
все относительно….
Люди! Когда в следующий раз вам захочется посплетничать, вспомните
про хитрую улыбку старика Энштейна.
Домовладелец
В эпоху разгульной юности зарождающегося на останках полураспада союза
стиляги- капитализма, одна строительная компания получила подряд и кусок земли
(в черте города) для постройки вместо обветшалых лачуг( в количестве пяти штук)
современных комфортабельных многоэтажек.
С лачугами вопрос решили быстро, и что интересно, честно. Жильцов удачно
расселили, выделив каждому страждущему по новой квартире, да еще и выплатили
хорошие (по тем временам) денежные компенсации. На обустройство.
И вот… когда все юридические и общечеловеческие аспекты были улажены,
когда пришло время сносить ветхий фонд, то ли благодаря, то ли вопреки своей
честности компания взяла и развалилась. Обанкротилась. Рассыпалась. Уж не знаю
в деталях, что у них там произошло, только строительство заморозилось, даже не
начавшись.
Шло время…
Развалюхи стояли на месте, портили ландшафтные виды, но никто их не
трогал. Глядя на такое положение дел, расселенные жильцы постепенно вернулись.
Нет! Не на ПМЖ(постоянное место жительства). Кто же в здравом уме променяет
благоустроенную сытую жизнь на лачугу означенную под снос, да к тому же без
воды и газа…?
Жильцы поступили хитро. Они просто сделали из своих стареньких домиков
эдакие летние дачи. Поди плохо?! В черте города петрушечку, огурчики,
картошечку выращивать… . Да и просто отдохнуть от забот мирских в летнее
время…
Шло время…
Некоторые особо ушлые граждане из «бывших» умудрились даже прописать
родственников с далекого юга на расселенных площадях, а один так и вообще –
продал родовое поместье некоему счастливчику…
Как людям удается проворачивать такие делишки? Сам удивляюсь. Впрочем,
эта тема не для данного рассказа, скорее для прокуратуры….
Но, что сделано – то сделано. Счастливым обладателем означенного
строения стал вполне себе благопристойный гражданин, начальник цеха крупного
предприятия некто Богоутдинов.
Кто-то вкладывает лишние деньги в акции, кто-то в коробки от ксероксов,
кто-то в банки(иногда трехлитровые). Богоутдинов - не дурак. Бумажки они и есть
бумажки. Даже электронные. Наш герой только хитро улыбался в ответ на любые
предложения бешеных процентов и удобных условий займа. Врешь. Больше не
обманешь. Лучшее средство для сбережения капитала, вложить его в
недвижимость и в землю. Земля никуда не денется. Ее в оффшоры не отправишь.
К тому же…., сказать по правде, несмотря на свою отдаленность (по роду
основной деятельности) от сельского хозяйства, господин Богоутдтнова давно
мечтал о собственном огородике. Спал и видел, как он возделывает его крепкими
мужскими руками, как к осени они с женой собирают щедрые урожаи, те самые
злосчастные: огурчики, помидорчики, картошечку…. Все свежее, без пестицидов и
химии всяко-разной. А еще… спрятавшись от сторонних глаз за собственным
высоким забором, отдыхают от забот мирских, расхаживая в семейных трусах по
природе. Красота!
Удача упала Богоутдинову прямо на темечко. Дача прямо в центре города.
Домик(хоть и лачуга), двадцать соток земли и все по бросовым ценам. В несколько
раз ниже рыночных. Вы спросите: А как же новое строительство?
-Не будут тут ничего строить! Все отменили, – уверял счастливчика прежний
хозяин.
-А документы?
- А вот документы - будут! Все честь по чести. Комар носа не подточит.
Соблазнился Богоутдинов. Купил... ся.
Шло время….
Бульдозеров на горизонте не наблюдалось. Копры сваи забивать не
спешили.
«А не построить ли мне, заместо лачуги, настоящий домик?» - задумался
счастливый обладатель поместья,- «Пусть небольшой, но - добротный!»
Почему нет?
Шло время…
На месте купленной лачуги постепенно вырастал на зависть окружающим
новый домик: забирался под крышу, раскрывал глазищи окон, играл радостными
красками…. Домик и правда получился очень симпатичным. Как и планировалось.
-Ты у нас теперь домовладелец?! – улыбались знакомые.
-Домовладелец! – с придыханием гордо отзывался Богоутдинов
И тут, как вы, наверное, уже догадались – бахнуло!
Стройка долго и упорно обходившая данное место стороной – явилась во всей
красе! А значит что? Значит домик–игрушку под снос? Иного выхода не было. Разве
что оторвать его от фундамента и краном на крышу новостройки захреначить в
качестве голубятни(или карлсонятни?)
Образовался некий юридический нонсенс. У строительной компании все права
на землю и на строительство - есть. Все документы - в порядке. Законно
оформлены.
Но! И у гражданина Богоутднова тоже за душой кое –какие бумажки с
печатями на домик припасены… И не его это вина и не его забота по большому
счету, а …прокуратуры?
- Караул! Безобразие! Я президенту напишу! Я до Страсбурга пешком дойду!!!
Вы меня еще узнаете. Вы обо мне еще все услышите. Фашисты! - встал грудью на
защиту своего детища хозяин.
Сложилась патовая ситуация и как она разрешится? В какую сторону качнется
маятник, было непонятно …
Непонятно ровно до той поры, пока однажды ночью домик не запылал….
Горел он быстро, качественно и красиво. С азартом. А утром заурчали бульдозеры,
взвились к небу стрелы копров, засновали на месте пепелища люди в строительных
касках и типовых строительных же робах…
- Это безобразие…! – задыхался от бессильной злобы Богоутдинов.
- Безобразие! – кивали в ответ головами разнообразные граждане, а потом,
вздыхая, спешили по своим делам.
Шло время...
Дым рассеялся. Все утихло само собой. На месте драных лачуг давно уже
взвились в небо новые, красивые, благоустроенные высотные здания. Ничто
теперь не напоминает горожанам о когда-то бушевавшем строительном конфликте,
разве только прозвище, которое с той поры приклеилось к незадачливому
домовладельцу?!
«Дымовладелец»
Дети равнин
Всем известно классическое выражение: «Дети гор…», но речь сегодня не о
них. Речь о равнинных собратьях и сосестрах. Тоже, знаете ли, интересные
фрукты, когда не овощи.
Вот уж где святая простота, та, что хуже воровства, ну, право слово.
Это они, покупая дорогие машины, облепляя их ни менее дорогими
сигнализациями, радостно теряют рассудок (точно бабочки от цветочного
изобилия) при виде пестрых шмоток в модном салоне, бросают увешанные
внушительными брелками и иммобилайзерами ключи от своих чудо – колесниц на
журнальный столик в холле, и бегут сломя голову в примерочную, а позже,
(эдак через пару часиков) глупо удивляются отсутствию авто на стоянке. Моргая
длинными ресничками: «А где?», громко ревут… громче плана «Перехват
Вулкан-Блонди»
-Ыыыы!
Это они, запираясь на семь замков, спуская с цепи грозных псов, отстреливая
с крыши приближающихся к жилищу почтальонов и дворников, сами приводят в
свой дом граждан сомнительной наружности (с ни менее сомнительными же
помыслами) и отдают им последнее, лично или посредством собственного
ротозейства.
Это они, постоянно выигрывая по чудесным предложениям за одно СМС
(стоимость всего-то в тысячу рублей) дорогие яхты и миллионные куши, вечно
нищие и голодные.
Это они, не сумев с утра открыть в мороз свою машину, поджигают две
соседние:
-Што бы оттаяло…, - кровь из носу нужно успеть на работу.
Это они, защищая свои данные сложнейшими паролями, аккуратно(чтобы ни
дай бог не забыть) записывают их на бумажке, которую тут же и прилепляют к
корпусу монитора на всеобщее обозрение.
Это они же, изнасиловав, провайдеров, сисадминов, местных чиновников и
уборщиц(до кучи), пишут гневные письма президенту: «Господин президент! Ничего
не работает! Прошу срочно разобраться и наказать Иванова Ивана Ивановича
потому, что он косо смотрит», а на замечание: «Так вы же не правильно пароль
вводите!», отвечают:
-Все равно вы сволочи!
Они вызывают пожарную машину на дачу, с целью наполнить бассейн для
чада, рачительно скупают скоропортящиеся продукты впрок, а потом обижаются, что
продукты скоропортятся. Отвечают на неугодную электронную почту демонстрацией
фиги в погасший экран монитора.
Это они, призрев классические заповеди и выстраданные столетиями
мудрости, сочиняют свои собственные. Это они бдят до абсурда там, где нужно
просто включить элементарную логику. Один мой знакомый, инспектор технадзора,
недавно рассказал забавную историю:
-Прихожу с проверкой в организацию. Беру журнал инструктажа по технике
безопасности и…: « О чудо!» Что я вижу. Росписи каждого работника за каждый
день. Казалось бы… - прекрасно! Люди ежедневно инструктируются. Люди
безопасно трудятся… . Но! Тут даже ребенку понятно – профанация. Сам прикинь.
Инструктаж, если его проводить правильно, требует серьезных затрат времени и по
настоящему проводится раз в три месяца. А значит что? Липа. Начальство пытается
прикрыться на всякий случай, формальными росписями. Как бы чего не вышло! А
техника- безопасности? Спрашиваю рабочих: «Как проходят инструктажи?»
«Проходят! Проходят! Мы каждый день расписываемся в книге и идем по рабочим
местам». Все понятно. Ну, детский сад, право слово…. Вот вам граждане
предписание. Будьте любезны, заплатите штраф за нарушения потому, что ежу
понятно - инструктаж у вас не проводится вовсе….
Ой! Ну, до чего же наивные люди! Просто – дыры! И просто - попы.
Только в их обществе появляются всевозможные жульнические пирамиды,
только их обманывает даже ленивый: в барах и музеях, на заправках и в
библиотеках и даже по дороге на кладбище.
И это неспроста! Только в их глазах радостно читается: «Обмани меня! Ну,
пожалуйста! Ну, что тебе стоит? А я обману тебя!» и невдомек им сердешным, что
эта хитрая «крученость» им же самим боком и выходит. Потому, что когда каждый
обманывает каждого, обманутыми, получаются все. Даже самые хитрые.
Недавно Вера Андреевна учудила…. У нее четыре палатки в разных частях
города. Так, всякой мелочью торгуют: сигареты-жвачка…. В палатках сидят
знакомые или знакомые знакомых тетеньки в качестве продавцов. Короче – все
свои. Сидят без трудовых договоров, с зарплатой «черным налом», минуя всяческие
налоговые отчисления, вопреки разнообразным законам и постановлениям.
- Я не такая богатая, чтобы налоги платить! – радостно сообщает знакомым
Вера Андреевна
Ну, не такая, значит не такая. Работает и ладно.
Она даже периодического учета по своим торговым точкам и то не проводила.
- Как же? Они ведь знакомые и знакомые знакомых. А вдруг обидишь
человека?
И тут одна из продавщиц от нее ушла, наколов хозяйку на кругленькую сумму.
Как вы думаете, куда первым делом побежала жаловаться Вера Андреевна?!
Никогда не догадаетесь…. В ОБЭП! Ага!
Ей там были очень рады! Так рады!
- Это Вы, дамочка, удачно зашли!
Ей даже бесплатную экскурсию в налоговую инспекцию организовали. И
теперь ее ожидает льготная, горящая путевка в суд за нарушение трудового и
налогового законодательства. Ага!
Нет! Все-таки, какие же Они чудаки…, эти дети равнин. Право слово…
День влюбленных
Что самое главное в жизни? Самое главное – не влюбляться! Это я вам точно
говорю. Если бы вы знали Андрюху так, как знаю его я, вы первым бы додумались
до этого.
Андрюха - мой старый, добрый друг, будущее светило химии, книжный
червь и зануда, одно слово- аспирант.
Андрюха самый отзывчивый и чистый продукт нашего синтетического
времени. Он, в сущности - всем хорош! Одна беда – его не любят женщины. Почему?
Мне сложно ответить на этот вопрос. Внешне он совсем не страшный, и даже
достаточно милый, на мой вкус.
Правда немного полноват, во всех частях тела, начиная от губ и заканчивая
икрами, эдакий антиспортивный бочонок, но думаю не в этом главная причина…
Просто Андрюха жутко скромен и по-партизански молчалив, одевается он
неряшливо, поскольку абсолютно равнодушен к тряпкам, и все женщины, которые
встречаются на его пути, буквально кожей чувствуют, неуверенного в себе
мужчину. Кому это понравится?
Сказать по секрету, Андрюха
действительно ужасно боится особей
противоположного пола…
Эх! Знали бы вы, милые дамы, какая на самом деле это влюбчивая тварь….
Крадется по жизни и вдруг заметит эдакую финтифлюшку, на которую без слез не
взглянешь. И все!!! Сразу теряет рассудок. Ему бы открыться, опубликовать
манифест о намерениях, хотя бы на собственном лице, так нет - Андрюха
замыкается точно моллюск в раковину и жутко страдает. Молча.
Возвращаясь из бесконечных командировок домой, я обычно
с
содроганием набираю заветный номер мобильного телефона. Ибо знаю, сейчас
непременно последует трагедия: разбитое сердце, одинокая душа, сплошной
депресняк и несколько несчастных любовей одновременно(или любвей?)
Впрочем, в целом Андрюха – светлый, а потому мне, как правило, удается
лечить его сердечные раны. Он легко поддается внушению, и при всех душевных
вывертах - человек разумный. Благодаря таким – горят по ночам фонари, а
электрические насосы бесперебойно подают пиво в пивопроводы. Я к нему
прикипел душой.
-Как хорошо, что у меня есть такой друг! – радуется мне в ответ Андрюха.
И я ему звоню и звоню в надежде услышать эти слова. Звоню, лишь только
приду в себя после долгой дороги, лишь только отосплюсь. Вот как сегодня…
-Привет буквоед!
- О! Привет! Извини… Я немного занят. Я в Загсе…
Пауза.
- Что ты там делаешь?
- Мы с Катей подаем заявление… Извини. Я перезвоню позже. Или нет!
Лучше забегу к тебе вечером.
И отключился, я даже не успел спросить: «А кто такая Катя?».
Обалдеть! «Андрюха в Загсе» это похлеще чем Незнайка на Луне. Я так и сел
на раскаленную плиту ожидания…
Еще больше я удивился, увидев это чудо в назначенный час у себя в
квартире. Мало того, что он пришел, так еще и превзошел своим внешним видом
все мои ожидания. Честно? Я ожидал чего угодно: рваных джинсов; желтую
парусиновую рубаху; аля свежезаваренный в чае лимон; мятых, перетянутых
рваным ремнем выше пуза шерстяных брюк неестественного цвета, шлангообразно
спадающих на сбитые кроссовки; цилиндра и смокинга, в конце концов, из-под
которого обязательно должна торчать грязная манишка Паниковского….
Но на этот раз передо мной стоял неподражаемый в своей стильности… мэн
и от такого несоответствия реальности и воображения, мне стало не по себе. Мне
стало понятно – дело серьезное. Я даже временно потерял дар речи.
-Ан… а…..аааа.
- Удивлен?! А это он и есть, – подмигнул Джеймс Андреевич Бонд, указывая
на себя пальцем,- Все старик! Все теперь по-другому. Все! Привыкай.
И это мой друг?!
-Андрюха?! Костюм, галстук… Шо за пошлый наряд? Не узнаю вас в гриме…
Ты, правда, женишься?! Вообще женишься?! Совсем?!
- Эх! Женюсь! Совсем, в частности, в целом и частями. Так получилось
друг…
-…?
-Угораздило меня в начале февраля поехать со старыми университетскими
друзьями в Крылатское, на склон. Ребята - фанаты горнолыжники: Альпы, Гималаи…
там всякие… ну, я не знаю, где они катаются…? Короче, вытащили меня, точно
улитку из раковины: продышаться, на людей посмотреть, себя показать…. Ты же
знаешь мои способности... Помнишь, я еще в школе ломал лыжи, даже не успев их
одеть на ноги!? Вот. Ребята побежали на склон, а я, как засушенный мастер и
ветеран - в тамошнюю кафешку. Сижу, через стекло наблюдаю мир … и вдруг:
небо падает на землю, в одно мгновение вырастают прекрасные сады
Семирамиды, пахлава, шакербура, мутаки текут в мой широко открытый от
удивления рот сплошным потоком… Я – вижу Ее!!!
О! Чудо! Королева. Богиня в
красном….
- Попка в красном комбинезоне это всегда волнительно … - ухмыльнулся я.
- Ага! Закружила, околдовала… Что они еще с нами делают?
- Обула, объела, обманула…
- Да ну тебя…! Весь вечер я любовался только ей. Впитывая каждое
движение, искал ее глазами на спуске, дышал в спину у вершины. Как же
волшебно она съезжает на своей доске! О!!! Какие исполняет акробатические
фигуры… Королева…
-Ты… двигай. Двигай. Дальше рассказывай. Не повторяйся…. Ты решился с
ней заговорить? Познакомиться? - зная Адрюхины странности в отношениях с
женским полом, сгорал я от любопытства.
- А – никак. Она…. Она вдруг исчезла в облаках во время очередного
кульбита. Она растворилась… Я искал, я метался . Тщетно. Я бродил в
расстроенных чувствах. Представляешь? Спать - не могу! Есть - не могу! Забыть ее
- не могу. Короче. Заболел я. Исхудал. Поник. Естественно в универе заметили
перемены. Стали приставать с расспросами. Нашлись добрые и отзывчивые люди,
подсказали….
-Андрюх! Чтобы завоевать такую женщину – ее нужно удивить. Сильно
удивить. Сразить. Ты на гитаре играешь?
-Нет.
- Может стишок, какой сочинишь…?
-Философский?
- Отставить! Зная твое занудство, стишок не нужно.
-О! Открой новый элемент в периодическую таблицу.
- Да!? Чтобы прославься к пенсии…?
- А может шедевральную картину написать? Катальщица в красном? Как?!
-Замечательно! Только вот живопись - не мой конек…
- Поставь рекорд в ее честь. По скоростному спуску.
Тоже мне шутники.
-Какой рекорд?! Я же…
- Извини. Ну, пошутили…
«А почему бы и нет?!»- поразмыслив логически, ухватился я за эту мысль
как за спасательный круг. Нет лучшего способа познакомиться с дамой своего
сердца, которая обожает сноуборд, чем съехать вместе с ней с горы. А потом… чем
черт не шутит…. Сделать сальто в ее честь. Нет! Я всех еще удивлю. Научусь
кататься на доске, даже лучше чем тот, который был с ней рядом в тот день…. Я
такой треверс закручу, что люди ахнут.
Сказано –сделано. Не откладывая, помчался в спортивный магазин и мигом
опустошил свою кредитную карточку. Купил
необходимые
для катания
принадлежности: куртку, штаны, защиту, шлем, термобелье доску, ботинки…. Но
главное - приобрел целую стопку умной литературы и с громадным энтузиазмом
засел за изучение основ сноуборда. Как говорит мой научный руководитель:
«Главное – знания, умения мы получим экспериментальным путем».
Когда приобретенное по учебникам мастерство стало зашкаливать, я,
наконец, решился воплотить задуманное в реальность. И повод нашелся. Праздник
всех влюбленных. День святого Валентина. Я, почему-то, был уверен, что в этот
день она обязательно приедет на склон… . Вот даже и не знаю почему?! Просто
верил… и все…
Едва дождавшись окончания второй пары у третьего курса, где, как ты
знаешь, я веду практику, спешно переоделся во все спортивное и прямо из
Универа на метро поехал на склон. Ой! Какая же она тяжелая, эта долбанная
доска для сноуборда. Знал бы - купил лучше лыжи. Пока мы с ней добирались до
места, я три раза вспотел, и четыре раза заработал астматическую отдышку.
Но это было только начало мучений. Как ни странно на склоне в этот день
народу собралось – ноль целых, ноль десятых. Обычно там в любое время полно
катающихся, а тут… два калеки, а из героев только я... Ладно. Думаю себе: может
рано еще? Может позже подтянутся?
Сел на железяку, переобуваюсь, и с удивлением отмечаю, что ноги
деревенеют буквально на глазах, а попа примерзает к железке насмерть. Черт
возьми! Тут до меня доходит - а ведь на улице мороз братцы, градусов двадцать
пять, не меньше.
Ладно. Продолжаю надевать ботинки, а сам смотрю по сторонам. Не видно ли
где на горизонте стройной мачты корабля в ярко красном комбинезоне?
Параллельно стараюсь вспомнить приемы катания, описанные в умных
книжках… Как назло, в голове сплошная каша, точно на воде во время ледостава.
Путаются: канты с рантами, серфинг с дайвингом… Даже страх взял. Но в душе
понимаю: как ни будь – да съеду, главное чтобы Она пришла сегодня, а то второй
раз я этот гроб(доску) могу до горы уже и не дотащить через весь город…»
Нет! Придет! Обязательно придет. Не может не прийти. Где еще быть
порядочной девушке в день влюбленных как не на горе? «Лови момент» - сказал я
себе. Порепетируй пока…
-В смысле – потренируйся, - улыбнулся я.
-Ну, да. Значит…, пристегнул я креплениями ботинки, встал на ноги…, на эту
чертову доску и… буквально тут же грохнулся на пятую точку. Вскочил - снова
упал! Ух, ты! Да на ней просто так устоять сложно, а ведь еще и ездить надо. Коекак, на корточках, добрался до начала спуска. Привстал на ноги, смотрю… вниз. А
подо мной…, мама родная..., не хватает только плаката с лозунгом «Ты уже
вписался в завещание!»
Явственно осознаю: если сейчас не упаду в обморок то уписаюсь точно.
Попятился назад, да вдруг, как-то, сам по себе, почти на четвереньках неожиданно
покатился вниз. В Ад!
Ох!!! Как же это больно. Падать. А в голове предательская мыслишка
нарисовалась: « Может ну ее…? Раздеться и бежать домой пока живой?!»
И, знаешь я себя уважать начал, может впервые в жизни, потому, что вторая
моя половина буквально встала на дыбы: «Нет уж. Давай борись! Первый блин
всегда комом. Нужно собраться. Сконцентрироваться и все получится».
Пробую еще раз, благо подниматься далеко не пришлось, упал-то я на самом
верху склона, потом еще и еще.
Три раза я героически съехал вниз кувырком, и только на четвертый – ура,
получилось. Съехал на заднице. Не смейся. Это все равно большой прогресс. Я
начал ощущать себя если не мастером, то перворазрядником – точно.
Единственное, что смущало: когда я внизу неудачно упал через голову чтобы
затормозить то частично лишился зрения… Прикинь, снег даже сквозь очки в
глаза попал.
Кое-как поднялся я на горушку, чувствую снежная масса под очками частично
тает и леденеет. Ну, абсолютно ничего не видно. Попробовал сдуть лед с глаз
дыханием, перчатки-то не охота на морозе снимать: дул , дул - бесполезно.
Сквозь очки не продувается…
Пришлось-таки «разувать» руки. А морозец тем временем крепчает….
Попытался сдвинуть вбок очки, да только дырка в шлеме такая узкая, а пальцы
такие заморожено-негнущиеся, что не вышло. Дергал я очки дергал, чувствую пальцы вообще перестают гнуться. Следом замерз локтевой сустав лишив руку
почти всех степеней свободы… Сижу как дурак с согнутой наполовину рукой
вставленной в отверстие шлема точно скульптурна группа: дети кормят птиц в
скворечниках, а ресницы к тому времени окончательно слиплись. Не видно не сги,
пальцы в отверстии шлема застряли: ни туда, ни сюда…. Пришлось снять с другой
руки перчатку. Пока высвободил замерзшую руку, пока снимал шлем, пока
протирал глаза, задубели пальцы и на второй руке. А тут - новая засада. Я ведь на
горушку вверх несколько раз пешком поднимался с тяжелой доской, голова под
шлемом вспотела, подшлемник намок и теперь, выстывая на морозе, все это
хозяйство быстро превращалось в наждачную бумагу прямо у меня на голове,
примерзая к ушам, врастая мне в голову точно корабль во льды Арктики….
Пытаюсь содрать подшлемник с головы, и с ужасом ощущаю, что пальцы
второй руки тоже уже не шевелятся. Что делать? Мне же нужно: надеть на голову
шлем, всунуть руки в перчатки, сгрести в кучу свое барахлишко, но как это сделать,
если пальцы не шевелятся? Задачка!
«Может, сняв ботинки освободить ноги и попытаться помочь себе ногами?» мелькнула дурацкая мыслишка. Однако, осторожность победила безрассудство:
если еще и ноги замерзнут, я останусь на этой горе навечно точно бюст героя. И
никто! Никто не поможет, ибо на горе уже никого не осталось вовсе. Еще недавно
шевелившиеся внизу две смутные тени и те растворились в сумраке ночи… Сказать
по правде, тут я здорово струхнул и как раз в кульминационный момент моей
растерянности, что- то теплое и нежное прикоснулось к истерзанной, замерзшей
щеке….
Думаю, ты никогда не сможешь ощутить тот уровень животной радости, что я
почувствовал! Описать это просто невозможно. Оказывается – быть счастливым – это
так просто… это когда ты уверен, что рядом с тобой есть живой человек. Твой
ангел спаситель. Представляешь?!
Она стала моим ангелом спасителем! Она буквально на плечах, как
раненого бойца, оттащила вот это скорбное, грузное тело в тепло…. В кафешку….
Она его оттаяла, отогрела и с тех пор, мы с ней практически не расстаемся. А
сегодня подали в загс заявление …. Знаешь…, я теперь без нее долго не могу. Я
начинаю жутко скучать. Я и сейчас скучаю. Так, что прости…. Пока. Побежал.
Полетел. Поскакал. Растворился…
- Стой! Чертяка. Стой! Ну, хоть на свадьбу-то позови старого друга…?
- Зову! Считай приглашение у тебя в кармане!
- Надеюсь, торжества будут не в экстремальном месте…? Не на горе? Лучше
уж подобрать более подобающее данному мероприятию оформление… – прокричал
я в удаляющуюся спину.
Андрюха остановился у лифта. Грустно улыбнулся…
- Все старик, с горами покончено раз и навсегда. Диван телевизор, кино,
театр, ресторан… - стиль моей жизни. Куда угодно, но на гору меня больше не
заманишь ничем.
- А как же…Она? Невеста. Богиня сноуборда… Не боишься одну отпускать
на гору?
- А причем тут…? Ах! Ты подумал вон что…! Да нет же. Королева в красном
комбинезоне тут не причем. Она так и не пришла. А моя Катя…, как и я, не любит
экстрим. В тот вечер на склоне она оказалась случайно. Вышла с работы и увидела
мучения умирающего лебедя. Просто моя Катя работает в той кафешке…, что на
склоне… Она такая…!!! Волшебница!
Последние - Первые
Удобно жить в цивилизованном, высокотехнологичном мире.
Удобно когда ты связан с живым и не живым контентом при помощи
волновых датчиков; когда на твое тело в виде татуировки нанесена спутниковая
антенна, а под подушечками пальцев встроены сенсоры…; когда на хрусталики глаз
наложены визуализаторы, при помощи которых ты запросто можешь общаться с
миром, не вставая с удобного кресла!
Удобно когда пищу тебе доставляют прямо на место при помощи волнового
синтезатора. Когда ты ощущаешь себя
частью
огромной и надежной
коммуникационной системы жизнеобеспечения. Удобно когда не нужно стричься,
бриться.
Удобно когда тебе вообще кроме живота и мозга ничего не нужно. Твори,
ваяй, изучай, общайся, впитывай… Здорово.
ПОКА ЕСТЬ ЭНЕРГИЯ.
Сначала начались кратковременные отключения. Но Верховные ввели
резервные мощности. Однако их надолго не хватило. Отключения продолжались.
Они пошли сплошным потоком. Точно костяшки домино падали конгломераты и
этнические объединения…
А потом источник иссяк вовсе. Немудрено. Если всем вокруг «Здорово»,
рутинные заботы и проблемы отходят на второй план, теряются в плену у
творчества, а творчество подменяется ленью. Но ничего вечного не бывает. Не
вечна и энергия, особенно если общество перестает находить новые способы ее
конвертирования и регенерации….
Цивилизация умерла быстро и практически безболезненно. Ибо сама по себе,
без роботов и коммуникаций просто разучилась жить .
Она - была членом цивилизации, таким же расслабленным и нежным…. Но
дикое, заложенное миллионами поколений предков чувство самосохранения спасло
ее. Она смогла вырваться из остывающей голодной кельи наружу. На воздух! На
природу!
Вначале Она была слепа как крот, слаба как младенец, неуклюжа как камень.
Она пугалась яркого света, но главное… она испытывала жуткий голод и не знала
чем его насытить. Она стала, есть все подряд, но от этого чуть не умерла. Ее
спасло чудо и все те же гены.
Затем женщина стала более осмотрительной. Она собирала только те
скудные коренья и растения, которые пробовала ранее. Она бежала из мертвого
разрушающегося города. В нем было пусто и холодно….
Она кралась по незнакомым ландшафтам и…, слава богу, что все подряд
пугало ее, иначе, в свободном, жестоком мире она бы не выжила.
Иногда женщина издалека замечала особей похожих на нее, но все они
были либо мертвыми, либо ужасно наивными, либо агрессивными. За что и
платили собственной жизнью, при встрече с более сильными существами. «Звери»
поняла она, вспомнив, что видела на голограммах и стерео. Там «звери» были
милыми и пушистыми, но в реале от этих «милостей» не осталось и следа. Нет уж.
Лучше держаться подальше, тогда поближе возьмешь…
Со временем, особи похожие на нее вообще перестали попадаться на пути.
Цивилизация отучила людей быть сильными и хитрыми. Цивилизация умерла и
забрала своих детей.
Женщина тайком пробиралась по заросшим полям, продиралась сквозь
чащи, ночевала на деревьях, пила из луж, купалась в реках, питалась травой. Она
в конец исхудала. Некогда округлый живот висел складками. Силы были почти на
исходе…
В одном месте она обратила внимание на мелких, на внешний вид совсем
не опасных зверьков. Их было много, все они были ужасно хитры и проворны.
Поймать такого на ужин было бы счастьем, но как это сделать?
Она попыталась приманить их звуками, но странно, без речевого адаптера,
кроме мычания и рычания из горла вырывался только неприятный свист.
Человечество разучилось общаться привычными способами.
И тогда, по наитию, она взяла в руки палку! Конечно не сразу…. Но! О чудо.
У нее - Получилось. Ей удалось оглушить одного такого… маленького. Она даже
не стала рассуждать и вспоминать кто это?! От постоянного чувства голода
женщина лишилась способности думать, она полностью доверилась инстинктам!
Она просто сожрала пойманное…. И все! Сожрала сразу, давясь и рыгая. Она…
насытилась.
Не было смысла уходить далеко из благословенных мест, где был избыток
пищи, где Она нашла воду, где в поле обнаружила съедобные коренья ….
Наступали холода. Она стала искать место, в котором можно было бы
защитить хрупкое тело от дождя и ветра. Ей повезло. По счастью, удалось
отыскать небольшую, пустую пещеру. Стало намного легче.
Женщина привыкла к сырому мясу. Из шкур зверьков она научилась шить
для себя дополнительную кожу, которую одевал прямо поверх тела.
Она не просто выжила - Она снова стала разумной.
Ночами женщина подползала к входу в пещеру, высовывала голову и
пристально смотрела на звезды. Она мыслила. И от мыслей этих становилось не по
себе. Очень хотелось, чтобы кто-то сильный пришел и помог, спустился с небес и
спас…. Она просила небо, она просила звезды. Ее обращения стали первыми
молитвами. Небо услышало их, небо пришло ей на помощь!
Однажды сверху упало горящее тело и подожгло часть поля. «Возможно,
это сошел с орбиты последний неуправляемый спутник «ГЛОНАС»» - неожиданно
подумалось ей. Откуда родилась такая мысль? Она никогда не считала себя
технически грамотной…. Видимо на свежем воздухе, при естественной(не генномодифицированной) пище ума у нее прибавлялось на глазах…. Ума –палата!
Чертов спутник хоть и лишил женщину части корма, но подарил два
неоценимых приобретения:
Во-первых - она узнала, что такое настоящий огонь. Он хоть и сильно
кусается, но хорошо согревает. Этот посланец небес теперь постоянно горел в ее
пещере. Правда, для того чтобы удовлетворять его нескромный аппетит ей
периодически приходилось ходить за дровами к дальним лесам. Черт возьми! Ну
почему пища для костра не умеет ходить сама?! А впрочем,…за все нужно платить, а
уж за комфорт в первую очередь. Это она уяснила
Во-вторых - оставшись на некоторое время без привычной еды(в виде живых
мелких зверьков), она открыла для себя следующее: оказывается, зверьки при
соединении с огнем дают вкусный продукт. Такой мяяяягкий, что Она решила
назвать продукт: «Мяяясо от ГЛАНАСа»
Теперь, когда удавалось добыть зверька, женщина в первую очередь
«слегка скармливала» его огню, и только потом ела сама. Тут главное что?
Главное - не баловать пламя. Вообще никого нельзя баловать… кроме себя
любимой! Это был новый неоценимо важный опыт.
Однажды, во время похода к дальним лесам, она вдруг увидела …
удивительное. Похожее на нее существо. Существо было таким же, как она, но
немного другим. Оно было выше, сильнее и в отличие от тех… что когда то давно
попадались ей на пути, не вызывало у женщины чувства опасности. Даже
наоборот… оно чем-то привлекло и что-то задело в ее душе. Но вот, что? Ей было
не ведомо….. Она совсем забыла, что бывают особи ее вида, только
противоположного пола. Для чего так устроен мир? Что с этим делать? Зачем оно
нужно?
В их ушедшем, цивилизованном мире, размножение было лабораторным, а
сопутствующие размножению процессы, заменены прямым воздействием на
соответствующие области мозга….
Женщина хотела пройти мимо, но… не смогла. Он тоже увидел ее. И от этого
взгляда, она задрожала всем телом. Она убежала стрелой. Она спряталась в свою
пещеру. Она жалобно, но с каким-то непонятным душевным подъемом плакала.
Несколько дней незнакомец ходил кругами, издали бросая в сторону пещеры
тревожные взгляды, вздыхая и мыча что-то нечленораздельное.
«Господи! Нерешительный какой-то» - неожиданно подумалось ей. – «Эдак
и в девках засидеться не долго» - услужливо подсказал внутренний голос. Что
значило «сидеть в девках» женщина не знала. Но, судя по душевному метанию,
наверное, это не самое приятное занятие.
Самой, что –ли проявить инициативу?
«ЫЫЫЫ! Все они козлыыыыы!» - стонало звериное внутри. – «Нееее! Не
правдаааа» отвечало человечье.
Человечье оказалось мудрее.
Новое утро женщина встретила радостью и молитвой. Она едва умылась
росой, она едва успела(глядя в лужу) привести себя в порядок, как сзади
хрустнуло….
Из кустов вышел – Он. Он и впрямь не сильно отличается. Разве что некая
бирюлька…
В руках гость держал охапку разноцветной травы. С ума сошел! Эта трава
не съедобная! Может он думает что она «лошадь»? Сравнение с непонятной
лошадью озадачило и развеселило ее.
- Ы?!
- Це – ток!
-Ы?!
-Це-ток!!!
«Господи, да он хохол. Какой ток!? Ты мне - мозги не парь товарищ. Трава –
она и есть трава! Нашел ток! Уж чего- чего, про ток женщина слышала.
Изучали.... Боже! Как давно это было!!»
-Сено?
- Це-ток!! Це-ток!
Ух, упертый.
Интересно…, но его сено она не выкинула и даже не смешала со своей
подстилкой. Его сено женщина воткнула в расщелину между камней и изредка
бросала на пучок странные взгляды.
С этого момента, он стал часто появляться в ее жилище. Он приносил: «Цеток». Они сидели плечо к плечу. Иногда посиделки продолжались до ночи и тогда
они вместе рассматривали звезды. Иногда, он гладил ее тело своими большими
сильными ладонями и делал ей приятно… очень приятно, но чаще - просто жрал
запасы обработанных на огне мелких зверьков. Уж очень ему понравилась ее
стрепня.
Теперь ей приходилось делить пищу на двоих. Это было жутко неудобно и
тяжело. Она снова стала ощущать голод. А он?! Он приходил в гости с «Це-тком» и
жрал, жрал, жрал и жрал
- Ам! Ам! Ам! Ам! – требовал он
Ну, просто - Ад!!!
- Ам! Ам! Ам! Ам!
«Какие же они
все-таки прожорливые и хитрые… эти существа
противоположного пола. За пучок травы, хотят получить все.
- Ам! Ам! Ам! Ам!
Действительно - Ад!!!
Она назвала его: «Ад- Ам!»
А он в ответ улыбнулся и зевнул. Он согласился быть Ад -Амом. Он доел
последнее и снова протянул к ней свои ручищи.
- Нет Ам! Нет гладить! - отпрянула она. Она ругалась.
Ад-ам обиделся….
Ушел. Ничего! Пусть знает, что она вовсе не тряпка о которую можно
вытирать ноги. Она поступила правильно. Пусть теперь вымаливает прощение.
Пусть несет три охапки травы….Нет! Пять! И много зверьков.
Но Ад-Ам пропал. Его нет три луны.
Ничего! Вернется. А если нет? И сразу защемило сердце. Ах! Какая же она
дура!!!
Она встретила утро грустью и молитвой, она умылась росой, она едва
успела(глядя в лужу) привести себя в порядок, как сзади хрустнуло….
Из кустов вышел ее Ад-Ам, он раскачивался и еле стоял на ногах под
тяжестью туши зверя. Он – вернулся. Как хорошо! Как здорово!!! И даже не из –за
мяса, хотя и оно было не лишним… Ой не лишним.
Весь день они пировали и гладились, делая друг другу приятное. Уходя под
вечер, он ткнул пальцем сначала в нее, потом в себя
- Еее-уааа! Ееее-уаа!
- ???? – удивился Она!
- Е-уааа!
- А!! Поняла! Дуринь !
Эх! Дурень! Это же он про нее так говорит…, что «Она – Его»!
«Твоя! Твоя! Немчура ты моя нерусская! Чья же еще?! Больше на сотни миль
нет никого! Только ты да я, да мы с тобою!»
Он назвал ее: «ЕВой!»
На следующий день мужчина явился раньше обычного, она даже не успела
умыться росой…, а потому смущенно пыталась отвернуть глаза в сторону….
Да только как тут отвернешь… В этот раз он пришел как-то… странно. С
вещами. В этот раз Ад-Ам приволок с собой все, что у него было. Каменный топор
и осколок слюды для бритья.
- Ад-Ам?!
- Лублу! – довольным зверьком промурчал Он.
«Понятно. Любишь! Вона она любовь твоя где! Вон оно, чем заканчиваются
поглаживания!»
Ева погладила рукой большой живот, который в последние месяцы, почемуто, упорно рос и рос.
- ЕВау?!
- Твоя! Твоя.
Адам занес вещи в пещеру и с видом хозяина улегся на мягкой подстилке.
- ЕВау! Лублу! ЕВау! Лублу! - радостно долдонил он.
Ева растерялась.... и вдруг, неожиданно ощутила как что-то маленькое и
живое, там внутри живота, ударило ее ножкой в бок. Зашевелилось. Ток пронзил
ее тело. Ток осознания!
Она была счастлива!!! Впервые за много-много тяжелых дней и ночей…
Теперь Она – будет счастлива долго. И не только она…
Документ
Категория
Пионер
Просмотров
121
Размер файла
529 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа