close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

код для вставки
"Мой Барсум"
Привет! Если Вы слышите меня, привет! Я хочу поведать Вам самую удивительную историю из всех, какие возможно представить. Но для начала Вам необходимо мне поверить. Просто поверить. Потому, что я всего лишь бесплотный голос в Вашем сознании, слышите Вы меня только благодаря тем знаниям, которые я получил в далёком Лотаре, но об этом после.
О Барсуме я узнал в семнадцать лет, шёл тысяча девятьсот девяносто второй год. Тогда, видимо впервые у нас, вышла книга Эдгара Ройса Берроуза "Дочь тысячи джеддаков". Разваливалась Родина, всё шло наперекосяк, а я, отключившись от реальности, мысленно погрузился в невероятные приключения Джона Картера... Потом... Прошло немного времени. Военкомат. Первая чеченская война, плен. Я вернулся домой с ожогом на пол лица и е два гнущейся левой рукой. Осколок засел где-то под сердцем. В результате - инвалидность и полное отсутствие перспектив на сносную жизнь.
Отца я не знал никогда. Отчим был нормальным мужиком, но ему нужно было подымать двоих моих сестёр. Сидеть на шее у него с матерью я не собирался. Работал грузчиком на Черкизовском рынке, потом на стройке, снимал квартиру. Я так и не женился. Кому нужен калека, без гроша за душой? Но... В мой разум снова вернулся Барсум и завладел мной. И плевать, что на Марсе нет жизни! В моих мечтах на Барсуме она была. А как говаривал Кар Комак, джеддак Лотара, всё в нашем сознании.
Собственно, моя история началась вечером две тысячи третьего года. Я возвращался домой кратчайшей дорогой, по заплёванным проулкам между гаражами, как вдруг ощутил резкую боль в груди. Меня скрутило и я упал на спину. Я понял, что чёртов неоперабельный осколок сдвинулся с места и жить мне осталось недолго. Врачи предупреждали когда-то, что я обязательно должен себя жалеть. Какое там...
Была ясная зимняя ночь. Яркие звёзды сияли в небе. Меня посетила мысль, что нечего жаловаться на судьбу, умираю я как хотел: глядя на звёзды. Тело онемело, я жил глазами. Иногда мимо проходили равнодушные прохожие, звёзды медленно начинали двигаться надо мной. Время исчезло как значение. Мне захотелось встать. Сначала ничего не получалось, но потом... Словно лопнула пружина и я понял, что стою! Но я был абсолютно голый, а рядом лежало моё одетое, но мёртвое тело! Страха не было, только любопытство. Я коснулся лица, шрам исчез! Рука тоже двигалась нормально. Я рассмеялся, вскинув голову к звёздам, и поднял руки. В этот момент неведомая сила потянула меня ввысь, к небу! На мгновение холод обжёг меня и я вдруг оказался...
Глава 1
Пришёл в себя я от сотни голосов, орущих что-то на непонятном языке. Я лежал лицом в землю и видел лишь мраморные плиты перед глазами. Что-то острое укололо меня в спину. Я попытался подняться, но внезапно подпрыгнул метра на полтора и снова шлёпнулся на место, больно ударившись животом. В короткие секунды прыжка я увидел толпу людей, стоявших вокруг. Ко мне подошли и, взяв под руки, поставили вертикально. Я чувствовал себя как воздушный шарик в руках ребёнка. Двое мужчин держали меня под локти и, наконец, я смог оглядеться.
Меня окружила толпа мужчин и женщин. У всех были длинные светлые волосы, они были белокожи, но загорелы. Это и не удивительно, солнце пекло нещадно. На всех были одеты лёгкие туники, в глаза бросалось изобилие драгоценных украшений. Мужчины кроме всего прочего были в кожаных латах и все без исключения опоясаны широкими поясами, на которых висели мечи, а некоторые сжимали в руках длинные луки. За их спинами возвышался город из куполов, минаретов, арок и акведуков, сияющих золотом и серебром. Всё это напоминало сказочный сон восточного принца.
Ко мне подошёл один из воинов, видимо главный, и что-то сказал. Я, ничего не поняв, пожал плечами и ответил: - Извини, брат, не получится у нас разговора.
Тот засыпал меня вопросами на неизвестном языке, но поскольку толку от этого не было, он смирился.
- Хен Ка Тор,- сказал он, указав на себя. Видимо это было его имя.
- Вячеслав, - представился я.
- Вяч Ес Лав, - повторил он и улыбнулся. - Вяч Ес Лав.
- Правильно, - я кивнул. - Вячеслав.
Хен Ка Тор отдал какую-то команду и двое моих помощников \а именно, те двое ребят, которые не дали мне улететь \ повели меня вперёд по улице. Хен Ка Тор шёл рядом, за нами следовал отряд из сотни бойцов. Я, не стесняясь, рассматривал всё вокруг, а посмотреть было на что!
По сравнению с тем, что я видел, бледнели все столицы Земли! Высокие и величественные дворцы утопали в садах и цветах, улицы ветвились и переходили в площади и заманчивые скверы, за которыми скрывались уютные дворы, украшенные скульптурами и дивными растениями, всюду было много людей, даже, возможно, слишком много. Удивляло то, что я не видел никого, кому можно было бы дать больше тридцати. На пути нам лишь несколько раз попадались подростки.
В глубине города было настолько людно, что, казалось, яблоку не было куда упасть. Кстати, о яблоках. Здесь на деревьях росли плоды, похожие на наши яблоки. А сами деревья! Их стволы были подобны мраморным колоннам, листья были красными, а ветви усыпали цветы. Плодоносили они, видимо, круглый год. Женщины были заняты уборкой урожая, кроме "яблок" тут росло нечто вроде плюща с плодами "мандаринов", даже красная трава на газонах гнулась под тяжестью колосьев, удивляли странные растения, напоминавшие цветную капусту со стрюками "гороха". На женщин наглядеться было невозможно - безумно прекрасны были все.
Я как-то сразу забыл, что я, в общем-то, умер! Если это потусторонний мир, то я рад, чёрт возьми!
Шли мы долго, к концу пути я уже смог идти более менее нормально. Наконец мы оказались на широкой площади перед неким дворцом от вида которого захватывало дух. Он казался и древним и суперсовременным одновременно, сиял так, будто изваян из драгоценных камней и стали. Я даже не сразу заметил, что площадь была заставлена множеством прозрачных полусфер примерно метрового диаметра. Внутри них лежали округлые предметы - толи огромные яйца, толи такой формы валуны. Присмотревшись, я увидел, что от ближайшего из них к земле тянутся тонкие серебристые нити. И что бы это могло быть?
Мои спутники дали мне понять, что нужно идти дальше. Вокруг было много воинов и влюблённых пар, стоящих перед прозрачными сферами. Иногда происходящее вокруг просто не вмещалось в сознании.
Меня вели по коридорам и лестницам, переходам и мостикам, по мраморным и инкрустированным полам. Наконец мы остановились перед золотым троном, на нём красовались рельефы с изображением диковинных животных, спины которых были усыпаны бриллиантами. На троне восседал красивый мужчина в одеждах, за которые у меня дома, наверное, можно было бы купить половину Москвы. Он заговорил с Кен Та Тором, тот принялся что-то пространно объяснять. Моё появление вызвало оживлённую дискуссию в зале, где уже собрались люди. Чиновники спорили до хрипоты, сидящий на троне задумчиво тёр подбородок. Наконец он заговорил и все замолчали.
Вскоре появилось новое действующее лицо. Это был старик, весьма древний. Едва он увидел меня, как его глаза полезли на лоб. Он то и дело ходил вокруг меня, что-то бормотал и жестикулировал руками, при этом я явно ощущал, как внутри меня ворочался каждый атом. Сидящий на троне что-то сказал ему, тот ответил, продолжая бегать вокруг меня и кудахтать. Наконец, облечённый властью, что-то приказал и меня увели.
Когда я смог собраться с мыслями и прийти в себя после знакомства с начальством, то осознал, что меня поместили в маленькой светлой комнате. Из мебели тут был только тол и два стула непривычной для меня формы, на полу лежали меха и кусок ткани, по виду шёлка. Те, кто меня сюда привёл, перед тем как уйти, оставили на столе две тарелки и кубок. Содержимое последнего напоминало пиво, в одной из тарелок лежали странные трубочки, похожие на сигареты, в другой - несколько плодов из тех, что я видел на улицах. Я взял одну из трубочек, она не имела запаха, а при ближайшем рассмотрении, казалось, была сделана из сушённого мяса. Я положил её в рот, разжевал - мясо, оно и есть мясо. Вскоре я съел всё, что было на столе. Приятная теплота в животе подтвердила, что я таки живой! Но где я?
Не успел я всё прожевать, как в комнату вошёл мой давешний знакомый - странный старикашка. Он пристально посмотрел мне в глаза и я увидел, что они у него были большие с голубой радужкой. Мне показалось, что я тону в его глазах, как в омуте. В голове возник поток чужих слов, потом пришло понимание. Очнулся я на полу, в мехах, заботливо укрытый. Я встал и взглянул на небо в окне. Солнце давно зашло, тёмный небосвод был усыпан звёздами. Раньше я интересовался астрономией, но сейчас не мог узнать ни одной звезды. Прямо передо мной сияло четыре ярких светила, я видел их впервые.
- О, господи, где я?! - Прошептал я и ужаснулся. Я произнёс эти слова на языке, которого раньше не знал.
Взошла луна бело-жёлтого цвета, вдвое меньше нашей и стремительно понеслась по небесам, следом за ней появилась другая, заметно больше, она двигалась медленнее. Смутная догадка шевельнулась в моём сердце, настолько невероятная, что я в неё и поверить боялся.
До утра я так и не заснул. Когда рассвело \это понятие здесь мало уместно, просто резко стало светло и взошло солнце\ , я обнаружил на стуле тунику и сандалии, а также широкий пояс и ленту с золотым украшением в виде острия копья, покрытую письменами. Такие здесь носили все мужчины. Я оделся, но чувствовал себя неловко. Вы, господа мужчины, представляете себя в тунике? А в драгоценных камнях на поясе, сандалиях? А также в золоте? За всё это у себя дома я бы смог не работая жить до конца дней своих. Да что там, господа, если вы когда-нибудь нуждались в средствах, то поймёте меня. Что ещё сказать? Двигаться было сложно. Приходилось контролировать каждое своё движение.
Внезапно в комнату вошли трое: тот самый старичок и двое воинов.
- Каор Вяч Ес Лав. - Сказал старик. - Тебя наверное интересует где ты? Что ж, я отвечу на твой невысказанный вопрос. Ты в городе Хорц на Барсуме.
Вас били когда-нибудь рельсой по голове? Если да, то вы меня поймёте. В это просто было невозможно поверить. Сердце забилось где-то у горла. Я рассмеялся так, как смеются дети. Это правда! Правда! Правда! Я хохотал как безумный. Возникло утверждение - вся моя мерзкая жизнь, там дома, была не напрасной, если я вижу то, что вижу! Если я здесь!
- Это не просто понять, - произнёс старик. - Я проник в твои мысли. И, похоже, я единственный в Хорце, кто может это сделать. Твой разум не похож на наш, но не только он, тело тоже. Не перестрой я его, ты бы умер спустя короткое время, прожив лишь десятую часть возможного. И это причина, по которой ты можешь считать себя заново рождённым.
- Что ты сделал со мной? - Выдавил я.
- Изменил тебя силой разума, - ответил старик. - теперь ты такой же как и мы - оревары. Некоторые отличия остались, но... в общем ты один из нас.
Я ничего не понимал! Моя голова, казалось, вот-вот лопнет! Безусловно, что-то из прочитанных мною историй было правдой, но вот что? И на сколько? Устав от бесплодных размышлений, я просто выкинул всё из головы. Я встал /осторожно/ и расправил плечи.
- Кто ты? - Спросил я. - Что будет со мной дальше? - Я - Ран Ка Сен, - ответил старик, - главный лекарь джеддака. А судьбу твою решит сам Хо Рая Ким, правитель Хорца.
Глава 2
Хорошее дело! Но, судя по всему, раз меня накормили, уложили спать, одели, то убивать явно не собирались.
Конвой ввёл меня в зал, где я не был ранее. По виду он напоминал поделённый надвое амфитеатр. Большая часть кресел были пусты, но ближе к полукруглой площадке сидело человек десять. На самой "сцене" возвышался трон. На нём сидел тот самый величественный персонаж, который разбирал моё дело вчера. Меня подвели к трону на расстояние пяти шагов. Первое, что поразило меня при взгляде на властелина, так это его грустные глаза. Невероятно грустные и печальные.
- Вяч Ес Лав,- произнёс он, - любой чужестранец, попадая в Хорц, повинен смерти. Остальной мир не должен знать о нас. Когда-то мы владели Барсумом, но теперь он в руках других рас. И этот город - последнее, что у нас есть. Об этом ты узнаешь позже. Но... Ты внешне похож на нас, у тебя белая кожа, светлые глаза, и волосы лишь чуть темнее чем у оревара, и Барсум ты увидел впервые в Хорце, как утверждает Ран Ка Сен. Поэтому ты можешь стать одним из нас. А можешь отказаться, но тогда ты умрёшь. Решай.- Правитель Хорца вздохнул и окинул взглядом остальных. - Но прислушайся к моему совету: за стенами города правит хаос и зло, даже покинув Хорц, ты будешь обречён. Подумай, не торопись.
И тогда я сказал слова, зачеркнувшие всё моё прошлое: - Я -оревар и Хо Рая Ким мой джеддак.
- Я рад твоему решению, - джеддак улыбнулся. - Ты будешь моим сыном, Вяч Ес Лав. А сейчас - прошу к столу.
Он спустился с трона и повёл меня в трапезную, вся его свита последовала за нами. Вскоре собрались все его домочадцы и сановники.
Меня удивил странно скудный стол: те же мясные трубки, те же фрукты, то же пиво да ещё что-то вроде зелёной похлёбки.
- Ты, наверное привык к другой еде? - Спросил Хо Рая Ким. - Город постоянно подвергается нападениям, приходится жить на скудном пайке. Мудрые предки научились выращивать искусственную пищу, мы по возможности разнообразим её фруктами.
- Спасибо, джеддак, твоя пища великолепна. - Я немного слукавил. Но что поделаешь. Было что-то грустное в такой еде, разложенной на посуде из золота, украшенной драгоценными каменьями.
Хо Рая Ким снова обратился ко мне: - Вяч Ес Лав, ты не возражаешь против обучения военному искусству? Все мужчины-оревары воины. Конечно нет. Тем более, что оно мне отчасти знакомо,- ответил я
- Отлично! Начальник моей гвардии отдаст тебя в обучение вместе с нашими юношами.
Так решилась моя судьба. Сначала меня определили в класс, где обучались подростки лет пятнадцати. Странное дело, но они показались мне до ужаса неуклюжими и неразвитыми, причину этого я узнал позже. Всё, чему меня учили, я быстро запоминал, а посему мои учителя, посовещавшись, решили перевести меня в старшие классы. Фектование, стрельба из лука, метание ножей - в этом у меня не возникало проблем, но их письмо... Полный кошмар! Жуткая мешанина из иероглифов, идеоматики и алфавита. Но к счастью основное время уделялось боевой подготовке.
День пролетал очень быстро. Занятия заканчивались лишь к вечеру. Улучив время, я остановил одного из преподавателей, учившего меня местному письму. Это был высокий молодой человек без правой руки, его лицо пересекал шрам. Звали его Ла Тан Хо.
- Что здесь происходит? - Спросил я его. - Мне кажется, что город находится в состоянии войны. Или я ошибаюсь?
- Вяч Ес Лав, ты абсолютно прав. - Ответил тот. - Хорц постоянно воюет с окружающим миром. На многие сотни ходов вокруг всё принадлежит зелёным кочевникам, а где-то вдалеке стоят города красных людей, но они все враги нам. Идём со мной, я тебе кое-что покажу.
Мы поднялись на самую высокую башню дворца джеддака. Отсюда открывался прекрасный вид на город. Дворцы, жилые кварталы и сады опоясывала колоссальная стена, преодолеть её можно было разве что по воздуху, а за ней... на столько хватало глаз, тянулись другие здания. Лишь на горизонте что-то желтело, но что, этого я понять не мог.
- Когда-то в Хорце жили многие миллионы, а сейчас мы контролируем только его центр. Там, - он указал на стену, - я потерял руку. Этот город стал нашей тюрьмой. Зелёные не оставляют попыток проникнуть к нам внутрь. Многие поколения мы живём в осаде.
Мне надо было всё осмыслить. Теперь я жил во дворце джеддака и, оставшись сам, я попытался привести мысли в порядок. Итак, частично, по крайней мере, то, что писал Берроуз было правдой. Я находился не на Земле, но и не в Солнечной системе, это точно. Давно, в юности, я прочёл все книги о Барсуме, в том числе и "Лану из Татола", где описывался Хорц. Кто бы мне сказал тогда, что я увижу его своими глазами! Значит, скорее всего, существуют и тарки, и Гелиум и много ещё чего. Следовало серьёзно подумать о том, как жить здесь. У меня были мысли о том, как занять достойное место в Хорце и заодно помочь городу, который меня приютил. За этими размышлениями я и уснул.
Идея моя заключалась в том, чтобы научить ореваров делать порох. Я поделился этой мыслью со своим преподавателям по боевой подготовке. Моё предложение ему понравилось. В волнении он взял меня за руку, глаза его загорелись.
- Зелёные люди обладают подобным оружием, в далёких городах красных барсумцев оно тоже известно, - сказал он. - Оревары тоже должны обладать им. Приступай немедленно к работе!
Мне пришлось вскоре вспомнить всю свою армейскую науку. Сам джеддак заинтересовался моей работой, к моим услугам были лучшие мастера Хорца. Порох удалось сделать достаточно быстро. Следующим этапом было создание огнестрельного оружия и гранат. Я знал о древних правилах ведения войны на Барсуме, которые предписывали биться равным оружием, но с их точки зрения лук был равен ружью, а я планировал изменить этот парадокс. Мне доставили несколько трофейных образцов огнестрельного оружия, на мой взгляд достаточно примитивных, аналогичных земным винтовкам двадцатого века. Я внимательно их изучил, но повторять не стал. М не хотелось воспроизвести то, чем я воевал в Чечне - калашников, гранаты и прочие прелести. Первый экземпляр удалось сделать уже через месяц.
Чем я занимался ещё в это время? О, было много удивительного и интересного. Я изучал древние фрески Хорца, его историю и культуру. В частности, я разгадал загадку искусственной пищи ореваров. Сам джеддак показал мне баки, где выращивалось мясо и углеводы, которыми мы питались. Если бы не это, то два миллиона жителей города умерли бы с голоду.
Кроме того я узнал, что это за штуки стояли на площади у дворца. Оказалось, что оревары, как и другие барсумцы, яйцекладущие. Оревары вылуплялись из огромных яиц похожими на земных двенадцати- четырнадцатилетних подростков. Вот почему меня поразила неуклюжесть юных хорцеанцев. Но слово "яйцо" не применимо к тому, что я видел. Это была странная растительная форма жизни, которой питался растущий эмбрион. Инкубационный период растягивался на пять местных лет.
- К сожалению, свет увидят лишь немногие из тех, чья жизнь зародилась в Хорце, - как-то сказал мне джеддак. - Многие яйца мы разбиваем, потому что город не должен быт перенаселён. Сейчас у нас и так негде ступить. Ещё немного и наступит голод. Пищи едва хватает. Правда, воины постоянно гибнут за стенами.
- Скоро всё изменится, - сказал я ему. Хо Рая Ким смерил меня долгим взглядом своих печальных глаз, но ничего не сказал. Что ещё бросилось мне тогда в глаза - это странное оцепенение, владевшее ореварами. Они словно спали наяву. Лишь те, кто приходил из патрулей, охранявших внешний Хорц, сбрасывали на время хандру. Даже те, кто мне помогал, похоже, не верили в успех моих затей.
- Прежнего не вернёшь, - сказал мне Ла Дан Кар, главный оружейник Хорца. - Раньше мы владели всем миром, а теперь даже не живём, а существуем в этой тюрьме - нашем последнем прибежище.
Глава 3
Наконец первый автомат был готов. Я испытал странное чувство, взяв его в руки. С таким я участвовал в боях в Грозном. Но мои товарищи украсили оружие золотом, рубинами, бриллиантами. Это было настоящее произведение военного искусства. Я расстрелял обойму по манекенам, предназначенным для тренировок кадетов в стрельбе из луков, нашпиговав их свинцом. Конечно, это были не разрывные пули зелёных людей, но автомат был эффектнее ружей. Настало время демонстрировать результаты моих трудов джеддаку.
Он явился незамедлительно, вместе с ним прибыли члены его семьи и сановники. Я объяснил Хо Рая Киму как пользоваться автоматом и он изрешетил уже порядком потрёпанные манекены, затем пришла очередь пострелять всем прочим. Глаза джеддака загорелись. Впервые его лицо покинула грусть. Он положил мне руку на плечо и сказал: - С этим оружием мы отбросим зелёных людей от города!
Представляете себе, как бы чувствовал себя император Византиии, когда ему дали бы в руки крупнокалиберный пулемёт, а в этот момент турки были бы уже на стенах Константинополя? Хо рая Ким был в таком же состоянии.
- Нужно организовать массовое производство оружия. - Я решил ковать железо, пока горячо. - Мне нужны материалы и люди.
- Всё необходимое будет у тебя завтра, - сказал джеддак. - А сегодня у нас будет праздник! Да будет вам всем известно, что отныне Вяч Ес Лав - джед в Хорце!
В тот вечер повара Хо Рая Кима сделали чудо, попытавшись приготовить из безвкусной гадости сносную еду. Но не в еде было дело. Аристократия ореваров явила подлинный блеск. Среди этого красивого народа я чувствовал себя неандертальцем. Но я был им нужен. Надо сказать, что хорциане были добрым, приветливым и обходительным народом. В тот вечер мне досталось много подарков и внимания. Звучала чудесная музыка, все танцевали. За исключением меня. К своему стыду, я не разучил ни одного движения барсумских танцев. Да и не было на это времени. Я поклялся себе всё исправить. К следующему празднику я буду танцевать! И повод для нового праздника я собирался предоставить более серьёзный.
Ко мне подошёл Ноя Ким Тал, занимавший пост эквивалентный министру обороны, он носил чин джедвара. - Вяч Ес Лав, - обратился он ко мне, - красные барсумцы могут передвигаться по воздуху, не откроете ли вы на этот секрет?
- Не знаю, не знаю... - я задумчиво почесал подбородок. С некоторых пор щетина на нём не росла в принципе.
- За возрождение древней славы! Да здравствует джеддак Хорца! - Слышалось где-то в глубине дворца. - Слава новому джеду!
Первым делом было необходимо найти помещение для производства, а это было нелёгкой задачей в городе, где люди сидят как пчёлы на сотах. Я даже начал отчаиваться, но идею подал Лан Дан Ким, сын джеддака.
- Под городом есть система подземелий, она тянется очень далеко, может даже и во внешний Хорц, - сказал он. - Там достаточно места, но...
- Что? Говори! - Я ухватился за эту идею.
- Люди боятся туда ходить, - принц пожал плечами. - Когда-то там были погребения, много лет назад там пропал чужак-пленник и наш воин.
- Ты знаешь где вход?
Лан Дан Ким ответил утвердительно, более того, он сам захотел пойти туда со мной.
Новости взбудоражили Хорц. Оревары не были трусами, но идти в это жуткое место мало кто хотел. Всё же мне удалось собрать несколько сотен добровольцев. Медленно мы продвигались вглубь. Сначала попадались только пустые камеры и переходы, но потом в древних погребениях мы нашли такие сокровища, что рядом с ними меркла гробница Тутанхамона. Всё найденное мы просто свалили в кучу рядом с выходом из катакомб. Невдалеке мы сожгли остатки тел древних ореваров. Трупы собирались здесь сотни тысяч лет, постепенно высыхая. Было во всём этом что-то пугающее.
Вскоре груда золота и драгоценностей достигла приличных размеров, они тускло сияли - бесценные и бесполезные. Что и где на них можно было купить или выменять? Все подземные помещения наносились на карты. В тот момент, когда поисковые группы ещё открывали неизвестность, ближе к поверхности уже начинали заносить инструменты в новые мастерские. Особо всех донимали подземные звери - местный аналог крысы, но размером с хорошую собаку. Они были повсюду. Мерзкие твари!
Джеддак лично осмотрел результаты нашей работы. Он был опечален разрушением древних гробниц, но будущее города заботило его гораздо больше.
- Отдай приказ, о джеддак, не уничтожать более яйца, - сказал я ему. - Скоро нам понадобятся много рабочих рук и солдат.
- Хорошо, - ответил он, - но за последствия своих решений придётся отвечать. Как в случае успеха, так и в случае неудачи.
Работа шла тяжело, на то, чтобы создать новую армию Хорца понадобился год. Можно сказать, я фактически поселился в этих подземельях. Меня не выпускали за стены внутреннего города - моя жизнь была слишком ценна и о наших победах я узнавал из третьих уст. Как только первые бойцы сменили луки на автоматы, всё пошло иначе и зелёные люди забыли дорогу к нам. Кроме мастерских я занимался изучением содержимого библиотеки Хорца. В нём содержались знания, накопленные за два миллиона лет. Всё это было свалено грудой и припадало пылью в течении тысяч лет. Руководил непосредственно изысканиями мой друг - Ла Тан Хо.
Я узнал, что Хорц расположен немного к северу от Экватора, именно поэтому здесь не бывало холодов. Некогда город стоял на берегу океана, а теперь его окружала пустыня. Но это можно было изменить. Глубоко под землёй были огромные запасы воды и именно оттуда её и брали хорциане. Мы хотели пробить новые скважины и создать свой оазис. Но для этого надо было подвинуть наших зелёных соседей.
Я сильно изменился. Мои русые волосы отросли и выгорели под барсумским солнцем и стали лишь чуть темнее, чем у ореваров, мои манеры приобрели изящество, я научился танцевать. В общем, я стал настоящим хорцианцем. Я собрал телескоп и изучал звёзды, пытаясь определить, где я. Планет в этой системе было явно избыточное количество, причём Барсум был седьмой или восьмой планетой от солнца и далеко не последней. Звёзды... в небе я не смог найти ничего хотя бы приблизительно мне знакомого.
Но вернусь к своей истории. Удалось вооружить три тысячи бойцов, на большее не хватало сил и материалов. Это было много и мало. Ближайший город зелёных находился в дневном переходе от Хорца. Это были руины, некогда принадлежавшие ореварам. Там жило не менее двадцати тысяч огромных четырёхруких великанов, из них около семи тысяч были воинами. Я лично возглавил поход и у меня был веский аргумент - никто кроме меня не обладал опытом ведения такой войны.
В течении долгого времени разведчики исследовали прилегающую к Хорцу территорию, определяя маршруты, по которым должны будут продвигаться наши отряды. Мы должны знать каждый камень, каждую расселину. Наконец, всё было готово. Поздно вечером Хорц покинуло пять тысяч бойцов - три тысячи автоматчиков и две тысячи лучников.
Мы приближались к городу, носившему когда-то имя Тантор, небольшими группами по пятьдесят человек, связь осуществлялась благодаря переносным радиостанциям, которые мне удалось создать. В глухой предутренний час Тантор был окружён. Зелёные нас не ждали. Лучники сняли патрули, а автоматчики вошли в город. Тишину разорвал треск очередей. Мой отряд вломился в дом, стоящий недалеко от центра города. Зелёные не успели оказать нам сопротивление, мы буквально изрешетили всех, кто там был. В тот момент, когда я посчитал всё законченным, на меня накинулся трёхметровый четырёхрукий исполин с занесённым мечом. Будь я барсумцем, я тогда был бы уже мёртв. Извернувшись, я уклонился от меча, нанеся при этом зеленокожему удар штыком в живот, но смертельной раны нанести не получилось.
Я отбросил автомат, вековой обычай этого мира не позволял мне его использовать, и обнажил полутораметровый меч, висевший у меня за спиной. Зелёный гигант был слишком медлителен для меня и к тому же он истекал кровью из глубокой раны, я быстро прикончил его. Вокруг тоже звенели мечи, но бой уже закончился, город перешёл в наши руки.
Я впервые смог детально рассмотреть зелёных людей Барсума. Их трупы валялись повсюду. Берроуз ни в чём не приврал. Это были существа более чем трёхметрового роста, четырёхрукие, с ушами на макушке и с клыками, росшими из нижней челюсти.
Мы потеряли в этом бою две сотни человек, но эти потери были терпимы. Наши солдаты собрали добычу - оружие, меха, украшения, пищу. Кроме того нам досталось целое стадо тотов - местных восьминогих аналогов лошади, а также цитидаров , похожих на мамонтов. Это были здоровенные горы мяса и шерсти. В плен попало и две тысячи зеленокожих - женщин и детей. Я предложил им выбор: идти на все четыре стороны или остаться и служить нам. Уйти - означало для них верную смерть, другие общины их бы не приняли, поэтому они решили остаться. Этот выбор облегчало то, что они не питали никаких чувств к соплеменникам.
Зелёным людям был известен рецепт местного пороха, изготовлявшегося из смеси растений и минералов. И я хотел использовать их умения, а также знание окружающей местности. Многие оревары сомневались в мудрости моего решения, но перечить мне не смели. Тантор заняло десять тысяч солдат из Хорца. Они должны были укрепиться здесь и превратить его в наш форпост. А мы отправились к следующему стойбищу зелёных людей.
В течении семи дней ещё три города постигла судьба Тантора. Угроза постоянных нападений была отодвинута от Хорца. В честь этого события во дворце джеддака был большой праздник и я там был главным виновником торжества.
Глава 4
В городе многое изменилось. Ранее пустынная часть Хорца кишела людьми. Приводились в порядок заброшенные кварталы. Оревары чинили древнюю городскую стену, разбирали завалы и кучи мусора. Джеддак отдал приказ пробить новые скважины для воды и начать строить фермы за городской стеной. А в моих мастерских кипела работа.
Часть ореваров обживала захваченные города. Хорцианцы сбросили с себя пелену отчаяния и тоски. Трудно описать царившее в городе воодушевление. Джеддак засыпал меня подарками, я стал очень популярен в городе. Для моих нужд отвели целый дворец недалеко от древнего порта.
Хорх был построен как бы ступенями - чем ниже в древности был уровень моря, тем тем ниже спускался к нему город. От порта до цитадели, где скрывались ранее оревары, вёл широкий проспект - дорога джеддака. Моё новое жильё было обустроено в самые короткие сроки, к моим услугам был целый штат персонала, следившем за порядком. Стены моего дворца покрывали древние фрески, в моём саду цвели удивительные растения и к моему столу подавали настоящее мясо.
Наладив производство оружия, я взялся экспериментировать с двигателем внутреннего сгорания, а пока транспортом нам служили трофейные тоты и цитидары - на редкость злые и трудноприручаемые животные. Мы начали культивировать манталию - растение, дававшее жидкость, похожую на молоко, основную пищу зелёных людей. Я также планировал разводить тотов на мясо.
После захвата Тантора я взял к себе в дом трёх детёнышей калота, найденных там. Калот, если помните, это десятиногий аналог собаки, кроме всего прочего обладающий тремя рядами чудовищных зубов. Мне удалось их быстро приручить и вскоре их поведение не отличалось от поведения спаниэлей там, на Земле. Друзья только качали головами, узнав о моей причуде.
Проблемы начались пол года спустя. Мы к тому времени уже запустили насосные станции, качавшие воду, посадили сады и посеяли семена. В городе забили древние фонтаны, зацвели цветы в уютных старых двориках. Радость ореваров от этих событий трудно передать. Ч то значат фонтаны в пустыне, поймёт только тот, кто там был. На следующий день после праздника фонтанов разведчики донесли, что на нас идёт огромная орда зелёных людей, не менее ста тысяч. Нельзя сказать, что мы к этому не готовились. Под моим руководством были созданы батареи, стрелявшие реактивными снсрядами, солдаты были вооружены автоматами, гранатомётами, снайперскими винтовками. Мастерские производили мины и боеприпасы, но сто тысяч зеленокожих - это сто тысяч зеленокожих.
Джеддак Хо Рая Ким собрал совет в своём дворце. Я предложил свой план. Дело в том, что Хорс был уязвим только со стороны высохшего морского дна, остальная часть города была опоясана колоссальной стеной, не преодолимой для зеленокожих. Лишь в бывшем порту она размыкалась. Туда и должен был быть направлен основной удар.
Оревары могли выставить семьсот тысяч бойцов. Из них около ста тысяч оставались в недавно основанных колониях, ещё столько же нужно было разместить на внешней стене и ещё такую же часть - охранять внутренний город. Итого, для активных боевых действий у нас оставалось около четырёх тысяч. Вроде бы и много, но учитывая то, что в ближнем бою один зеленокожий стоил минимум пяти ореваров, не так уж и много.
Пятьдесят тысяч кавалерии отчаянных воинов на полудиких гигантских тотах под командованием моего друга принца Лаи Дан Кима я предлагал укрыть в холмах неподалёку, реактивная и обычная артиллерии, а также около ста тысяч бойцов, вооружённых огнестрельным оружием, должны были укрепиться в припортовой части города, остальные - около двух сот пятидесяти тысяч лучников и меченосцев, должны поддержать нас в рукопашной схватке. Пустыня рядом с портом должна быть заминирована радиоуправляемыми фугасами.
- Твой план разумен и кажется вполне правильным, - сказал Хо Рая Ким. - Но что скажут остальные?
Никто не возражал. Джеддак сразу же отдал приказ начать приготовления. К концу следующего дня внешний Хорц казался вымершим. На рассвете вдалеке мы увидели колеблющуюся зелёную линию на жёлтом дёрне высохшего морского дна. Она стремительно приближалась к Хорцу. Как я и предполагал, их целью был порт. Медленно текло время и вот уже чётко можно было видеть огромных тотов и их жутких наезников. Капли пота текли у меня по спине, во взглядах моих товарищей я читал ожидание. Вот передовой отряд скоро въедет на дорогу джеддака... Я нажал кнопку передатчика, приводящего в действие фугасы. Множество взрывов слились в один. Взревели установки, стрелявшие реактивными снарядами, загремели орудия, застрекотали автоматы, захлопали ружья. Множество зеленокожих погибло на месте, выживших сбросили обезумевшие тоты, некоторые, укрывшись за трупами, пробовали вести активный огонь из своих ружей, но куда им.
Зелёные воины поняли, что дело их проиграно. И тогда я услышал их дикий боевой клич. Зеленокожие обнажили мечи и встали в полный рост. Мы сразу же прекратили огонь. Таков был древний обычай Барсума. Враги потеряли две трети своих бойцов, а те что выжили, лишились тотов. Сбившись клином, они ринулись вперёд. Зелёные беспрепятственно достигли дороги джеддака, ведущей из порта и устремились по ней к внутреннему городу. Проникнуть в боковые улицы и дома они не могли - их перекрывали баррикады, везде стояли наши воины, вооружённые лёгкими полутораметровыми двуручными мечами, здесь прохода не было.
Едва враги достигли стен внутреннего города, как в спину им ударили всадники Лаи Дан Кима, а навстречу ему из внутреннего города вышли колонны под предводительством джеддака. Я отдал приказ атаковать и мы ринулись в рукопашную. Сеча продолжалась пока не пал последний зелёный воин, они просто не умели сдаваться.
К вечеру дорога джеддака была завалена трупами и залита кровью. Хо Рая Ким нашёл меня в хаосе, царившем после боя и, сияя улыбкой, положил мне руку на плечо. Он сказал: - Это твоя победа, сын мой Вяч Ес Лав.
Я также положил ему руку на плечо в барсумском приветствии: - Все мои победы принадлежат моему отцу и джеддаку.
После этой битвы зелёные люди уже не угрожали Хорцу. Вокруг города раскинулись ухоженные поля и сады, наши стада умножились, с каждым днём появлялись всё новые инкубаторы, из которых вскоре юные оревары увидят свет. Наша армия хранила обретённый мир. Фонтаны Хорца сияли в лучах солнца днём и подсвечивались всеми цветами радуги ночью. Я серьёзно беспокоился, подсчитывая на сколько увеличится население города в ближайшем будущем. Женщина-оревар могла произвести два яйца в течении длинного местного года без всяких проблем для своего здоровья. Что они и делали. Лет через пять, когда яйца положенные в мирное время начнут вылупляться, население станет расти в геометрической прогрессии. Хо Рая Ким был счастлив видя, как возрождается его народ. Я же стал любимым героем Хорца. В основном, я занимался новыми изысканиями, Пытаясь применить свои знания и откопать что-то полезное в залежах ореварских библиотек, особенно меня интересовало искусственное производство пищи. Что же до остального то, поверьте, на Барсуме, где нет нефти, и цитидар выгоднее автомобиля. Я смог построить электростанцию, работавшую от ветра. Благо, в холмах вокруг Хорца постоянно дул ветер.
В воздухоплавании успехи были скромными. Мы смогли создать только ципилины и использовать их для разведки и защиты воздушного пространства, вооружив их ракетными установками. Но потом помог счастливый случай. Однажды мы увидели десять огромных величественных кораблей, плывущих в небе. Они приземлились неподалёку от Хорца. Это были красные барсумцы. Их родной город захватили враги и они искали место, где могли бы поселиться. Пришельцы были очень удивлены, встретив нас. Они считали ореваров давно вымершей расой. Мы согласились предоставить для их нужд один из покинутых городов на нашей территории и оказали им посильную помощь в обмен на технологии, которыми они обладали, в том числе и на секреты антигравитации. Так было положено начало воздушному флоту Хорца.
Тогда я впервые увидел красных людей. От ореваров их отличала кожа, цвета потемневшей меди, и чёрные волосы. Кроме того, их черты и формы не были настолько совершенны. Мы /я говорю - мы, потому, что считаю себя ореваром/ прекрасно поладили с ними.
Дни шли за днями и сливались в годы. Прошло пять лет с тех пор как я оказался в Хорце. Многое здесь изменилось с тех пор и я был горд тем, что начало этим переменам было положено мной. Не скажу, что эти годы были спокойными, постоянно происходили стычки с зелёными людьми, было много работы, но в общем и был счастлив. Из важных событий можно отметить лишь краткую и успешную войну с перворождёнными из долины Камтоля. Они первые напали на нас, желая ограбить Хорц, но не рассчитали своих сил. Нападение мы отбили и после ответного рейда джеддак Камтоля утратил свой титул, став вассалом правителя Хорца. Теперь в нашем государстве кроме ореваров жили и чёрные, и красные люди, даже зелёные кочевники из побеждённых племён присягнули Хо Рая Киму. На свет появилось новое поколение ореваров, не знавших жизни в постоянно осаждённом городе. Всё шло своим чередом и жизнь менялась к лучшему.
Глава 5
У меня никогда не было желания надолго покидать Хорц, но однажды, когда я отправился в дальний южный форпост, мой одноместный воздушный катер обстреляла банда зелёных кочевников и одна из пуль вывела из строя двигатель. Сильный северный ветер уносил меня всё дальше и дальше к югу. Я не мог приземлиться, боясь попасть в их руки, и не мог связаться со своими - рация вышла из строя. Я беспомощно наблюдал, как меня заносит совсем в незнакомые места.
Зеленокожие мчались за мной на своих тотах, не обращая внимания на то, что я обстреливал их с борта своего катера. Наступила ночь. Ветер усиливался. Я прекрасно понимал, что положение моё крайне печально, но поделать ничего не мог.
Утром я увидел совершенно незнакомую мне местность. Справа по борту громоздились горы, а слева раскинулось дно высохшего моря. Не было видно ни души и я принял решение снижаться - дальше оставаться на волю случая не имело ни малейшего смысла. Мягко опустившись на жёлтый мох, покрывающий высохшее морское дно, я принялся рассматривать повреждения. Пуля попала прямо в электродвигатель и разорвалась там, кроме того, был повреждён винт. Всё дно катера было изрешечено. Если бы я мог, то заплакал бы. Я даже приблизительно не представлял, где я нахожусь. Согласно картам, единственные карты в этой части света - это Лоторканские горы на берегу высохшего моря Трокас. Если я оказался там, то до Хорца пешком никак не дойти. Единственным выходом было добраться до какого-нибудь поселения красных людей и купить у них флаер. Побрякушек, надетых на меня, с лихвой бы на это хватило. Я снял их с себя и спрятал в поясную сумку, одел жилет, карманы которого были набиты сухим пайком, пристегнул к поясу две фляги с водой, за спину закинул автомат и ножны с мечом. Теперь я готов был идти.
Бросив прощальный взгляд на свой несчастный катер, я отправился в путь. Перевалив через небольшую цепь холмов, я вдруг нос к носу столкнулся с шестью зелёными воинами, верхом на тотах. Они кого-то окружили и, похоже, собирались взять в плен. Не долго думая, я одиночным выстрелом уложил двоих из них. Остальные, обнажив мечи, во весь опор понеслись на меня. Скажите мне, честно ли сражаться на мечах с четырьмя трёхметровыми чудищами, мчащимися на тебя на огромных зверях? Но согласно кодексу чести Барсума, я должен был бросить автомат.
Когда они приблизились ко мне, я сделал то, что мне позволяли мои земные мышцы, я просто прыгнул через них, на лету раскроив одному из нападавших череп. Остановить тота на полном скаку не просто и, воспользовавшись ситуацией, я прыгнул на тота другого наездника и пронзил зеленокожему спину. Животное дёрнуло крупом и я упал на землю. Оставшиеся двое, накинулись на меня. Один чуть не пригвоздил меня к земле двухметровым мечом, я чудом увернулся и вонзил ему свой меч в живот. Когда я смог оглядеться, то тоты поверженных врагов удирали в разные стороны как и один из противников. Видимо он хотел привести подкрепление.
Я вытер с лица пыль и кровь врагов, а потом подошёл к спасённому. Едва я сделал два шага, как мои глаза полезли на лоб - это была девушка! Она не принадлежала ник ореварам, ни к красным барсумцам. У неё была белая кожа, тёмно-рыжие волосы и тёмные глаза. Она была одного роста со мной и очень красива. Её совершенство подчёркивала короткая туника из лёгкой полупрозрачной ткани, подпоясанная тяжёлым золотым поясом, украшенным рубинами и сапфирами, кроме того, на ней были такие украшения, каких я не видел за всё своё пребывание на Барсуме. Я мигом забыл и о зелёных людях, и о нашем незавидном положении.
- Вяч Ес Лав из Хорца, - представился я. - Рад был оказаться вам полезным.
- Алаира из Лотара, - ответила она. - Я вам очень благодарна, но поверьте, справилась бы и сама.
Честно сказать, я даже не вникал в смысл её слов, мной овладело понятное помутнение сознания. До меня не сразу дошло, что её родным городом был Лотар. Лотар! Это название было когда-то мне более чем знакомо.
Взгляд мой упал на трупы зелёных людей Скоро их дружок вернётся с новой компанией и это меня не радовало. Идти вглубь пустыни смысла не имело, единственным выходом было - укрыться в горах. Я подобрал своё оружие и сказал Алаире: - Скоро здесь будет целая орда зеленокожих. Нам лучше укрыться в горах.
- Я не хочу в горы!- Заупрямилась она.
- Ну тогда, надеюсь, сотня трёхметровых образин будет для тебя хорошей компанией. - Я не стал тратить время на споры со взбалмошенной девчонкой, а просто взял её за руку и повёл за собой. Она какое-то время упиралась, но потом смирилась со своей судьбой.
- Пусти! Я сама пойду! - Сказала она капризным голосом. Я исполнил её просьбу.
Алаира надула губы, но всё же не пыталась убежать. Я впервые за многие годы вспоминал некоторые выражения своего родного языка, про себя, разумеется.
- Что ты там бубнишь? - Обратилась она ко мне. - Ты можешь не нестись как дикий цитидар, пришпоренный не туда, куда надо?!
- Поторапливайся, - огрызнулся я. - Не успеем вовремя дойти до гор - Мы трупы.
Вокруг нас громоздились валуны, местность постепенно поднималась. На горизонте я увидел облачко пыли - несомненно, это были зелёные кочевники. Ненавижу горы. Любые. Особенно после Чечни.
Вскоре мы уже шли по узкой тропе вверх, слева и справа громоздились неприступные утёсы. Под ноги попадались мелкие камешки, больно ранившие мои ноги, обутые в сандалии. Алаира молча карабкалась вслед за мной, Я заметил, что она кривится от боли, причом старается, чтобы я этого не заметил. Я проклял себя за разгильдяйство. Рядом со мной же нежная девушка, а не обученный к выживанию в пустыне солдат!
- Всё, привал, - сказал я. Алаира обессилено рухнула на камни. Я дал ей напиться с фляги и пакет с сухим пайком. Сам же выпил только пару глотков. Я сильно беспокоился о воде и пище - скалы казались мне абсолютно безжизненными.
- А ты почему не ешь? - Спросила девушка.
- Да так, отравить тебя захотел, - я скорчил страшную гримасу. Она всё же улыбнулась моей тупой шутке. - Покажи-ка мне свои ноги.
- Зачем? - Её глаза стали совсем круглыми.
Я уже снимал с неё туфли. Алаира была права, я - цитидар! Тупой, безмозглый цитидар! Она была обута в туфельки из тоненькой кожи, в таких только гулять по мраморным полам, украшенным изысканной мозаикой, а не по горам лазить. Её ступни были разбиты до крови. А она молча шла за мной и даже не застонала. Я обработал мазью раны и перевязал их. Потом с помощью ножа, шнурков, моих сандалий и её обуви я смастерил для неё нечто такое, в чём девушка не стёрла бы ноги до колен. К счастью, в моей сумке была ещё одна пара обуви.
- Спасибо, - сказала она. - Благородно с твоей стороны позаботиться обо мне.
Я промолчал. Мы двинулись дальше. Идти было всё сложнее и сложнее. Однажды, стоя на высоком уступе, я увидел вереницу зеленокожих, гуськом следующих за нами. С ними были калоты. Это было очень плохо, потому что не было никаких шансов на то, что барсумские собаки собьются со следа. Изредка на нашем пути стали попадаться корявые деревья, таких я раньше нигде не видел, потом появились кусты, кое-где росла трава. Мне стало казаться, что я вижу ледяные шапки далёких горных вершин. Скоро должно было стемнеть и я решил остановиться. Идти ночью по такой местности было самоубийством.
Мы остановились у небольшой рощицы манталии - дерева, дающего жидкость, похожую на молоко. Зеленокожие не могли незамеченными подойти к нам. Пройдённая нами дорога шла по узкому выступу между пропастью и отвесной скалой и прекрасно просматривалась. Мы допили остатки воды в одной из фляг и я наполнил её соком манталии. Кроме того, я нарвал каких-то плодов, похожих на картофель. По виду они напоминали одну из культур, выращиваемую ореварами. Я разжёг костёр, чтобы испечь их. Сухой паёк надо было экономить.
- Извини меня, - вдруг сказала Алаира. Я чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности.
- Что? - Наверное в этот момент я выглядел очень глупо.
- Ты спас меня, - произнесла она. - Заботился обо мне. А я вела себя просто ужасно.
- И ты на меня не обижайся, - ответил я. - Ведь я тоже был с тобой груб.
Мы сидели молча, глядя на огонь.
- Да сейчас наши плоды сгорят! - Спохватился я.
Мы в волю наелись и наше настроение однозначно улучшилось. Лицо Алаиры было таким прекрасным в свете костра! Раньше я сторонился барсумских женщин, не знаю даже почему, я не воспринимал их как таковых, но сейчас... Короче, я сам себя стал бояться, ощущая себя пятнадцатилетним мальчишкой.
- Я думал, что в Лотаре нет женщин, - произнёс я, чтобы нарушить молчание, - а только призраки и страшные полубезумцы.
- Как видишь, ты не прав. - Алаира обезоруживающе улыбнулась. - Но это очень длинная история.
-Нам пока некуда торопиться. - Я улыбнулся в ответ. - Наши преследователи вряд ли сунутся куда-то в такой кромешной тьме.
- Что же. Я просто перескажу тебе то, что слышала от отца, джеддака Лотара, Кар Комака. - Алаира сделала паузу, ожидая какой эффект на меня произведёт её происхождение. - Он жил два раза. Один раз - в эпоху океанов, а другой раз - сейчас, вызванный волей бывшего джеддака Тарно. Недавно в Лотаре жило не более тысячи мужчин, да и то, жило ли? Они скорее стали сами призраками среди порождений своего разума. Давно, когда точно я сказать не могу, в Лотар пришло двое из внешнего мира - мужчина и женщина. В этот момент зелёные люди напали на город. Жители отразили атаку с помощью фантомов. Ты слышал о Стрелках Лотара?
Я утвердительно пожал плечами, как это принято на Барсуме.
- Так вот, - продолжала Алаира, - когда атака закончилась, один из стрелков не захотел уходить в небытиё. Это был мой отец Кар Комак. Он последовал за чужаками и оказалось, что он в силах вызывать фантомы. Однажды, во время битвы он вызвал из небытия древнюю армию. Мой отец так увлёкся сражением, что забыл о том, что рядом с ним воюют порождения его ума. И случилось чудо - воины остались как и он ранее. Обрели плоть, кровь и жизнь. Отец вернулся в Лотар, сверг Тарно и вернул из небытия свой народ. Сам он женился на деве Лотара, которую безуспешно пытался воплотить старый джеддак. Те, кто жил в Лотаре, хотели сделать то, совершил мой отец, но не смогли, потому что разучились жить. Они просто существовали, продолжались. Сами стали полуфантомами. Отец создал растения и животных, которыми мы питаемся. С тех пор никто уже в Лотаре не может вызывать фантомы, в том числе и он сам. Отец говорил, что была перейдена некая граница и жители Лотара утратили свои способности.
Я чувствовал связь между собой и тем, что происходило в Лотаре, но не мог сформулировать свои мысли толком и просто задумчиво смотрел в костёр.
- Интересная история, - наконец сказал я. - Но как ты оказалась здесь?
- Долина Лотара щедра и прекрасна, - Алаира улыбнулась. - Но мне захотелось увидеть внешний мир. Я не верила отцу, будто он враждебен и страшен. Проход из внешнего мира по приказу отца замуровали, чтобы зеленокожие не досаждали нам. Но однажды, гуляя высоко в горах, я нашла тропинку, ведущую за кольцо неприступных скал...
Девушка замолчала, подогнула колени и по-детски положила на них голову.
- Ты наверное разочарована? - Спросил я.
- Нет, - она вскинула голову. - Я встретила тебя.
Я почувствовал, что предательски краснею. - А ты сам откуда? - Она почувствовала мою неловкость и решила выручить меня. - Кто ты там, у себя на родине?
- Моя родина невероятно далеко, - я криво улыбнулся. - А сейчас я живу в городе Хорце, далеко к северу отсюда и служу его джеддаку.
Я не хотел распространяться о своём положении и Алаира сделала вывод, что я простой воин, но её отношение ко мне не переменилось. Мы какое-то время болтали о всякой ерунде, как вдруг она указала рукой на скальный карниз, там явно читались гротескные тени - зелёные люди! Они видимо хотели застать нас врасплох.
Глава 6
Алаира спряталась за камень, я же открыл огонь по нашим преследователям, они стреляли в ответ. Я был в выиграшном положении по отношению к ним потому, что они были как на ладони, а я укрылся за камнями. Зеленокожие видимо замешкались, один или двое упали в пропасть. Наконец всё стихло. На сколько я мог видеть при меняющемся свете лун, карниз был пуст, но я не выпускал из рук автомат. Вдруг я услышал крик Алаиры, слегка что-то странное укололо меня в спину.
- На твоём месте я бы не двигался, - услышал я рядом чей-то голос. Кто-то отстегнул меч от перевязи, чьи-то руки забрали мой автомат. У меня отняли всё, кроме туники и сандалий, с Алаирой случилось то же.
На сколько я мог видеть в неверном свете угасающего костра, наши пленители были человеческими существами, а не зеленокожими четырёхрукими гигантами. Они переговаривались между собой на общем для Барсума языке, но понять их было трудно. Гласные звуки в их речи почти отсутствовали, слова были укорочены до предела или сливались друг с другом. Нам связали руки.
- Идём! - Приказал старший.
Передвигаться было крайне сложно в свете лун. Мы попали в руки большому отряду - Человек в пятьдесят. Как я не пытался их рассмотреть, ничего не удавалось. Видно было только то, что они значительно крупнее и выше меня, примерно на голову.
Взошло солнце и я, наконец, рассмотрел наших захватчиков. Это были рослые, белокожие люди с длинными вьющимися рыжими волосами до средины спины. Чем-то они казались похожими на Алаиру, но в отличии от неё вид у них был совсем странный. Вооружены они были медными булавами с каменными лезвиями на концах и на длинном древке - в их рост. На спинах висели луки, на поясах каменные топоры с медными обухами. Примерно треть воинов несли вместо булав щиты из кожи оббитые медью и такими же умбонами. Одеты они были в меховые накидки. Из украшений на них были только медные ожерелья и браслеты, а также бляхи гна мехах.
Лишь один обладал золотым браслетом. Судя по всему, они принадлежали к какому-то неизвестному дикому народу. Едва солнце взошло, они повернулись в его сторону и затянули молитву. Каждый пел на свой лад и я не мог разобрать ни слова.
- Кто эти люди? - Шепотом спросил я у Алаиры.
- Не знаю, клянусь предками, - ответила она.
Девушка, судя по виду, ни капли не боялась, наоборот - в её глазах горел азарт и восторг приключения. То ли она не умела бояться, то ли не понимала всей серьёзности нашего положения.
После утреннего ритуала мы прошли ещё немного, пока не оказались у глубокой пропасти. На противоположной стороне была высокая стена, сложенная из массивных блоков, она перегораживала пространство между отвесными скалами. Напротив нас был подъёмный мост из брёвен в три обхвата. Предводитель отряда издал дикий истошный крик и мост опустился, мы вошли.
В туннеле было темно, лишь где-то сверху горел свет. Зажгли факелы. Мы были на дне глубокого колодца, по стенам которого, спускаясь серпантином, шёл пандус. Если бы даже враг проник сюда, то подняться вряд ли смог бы, забрасываемый камнями сверху.
Наконец, выйдя на солнечный свет, мы оказались на вершине стены. Отсюда открывался вид на большую долину, покрытую красно-пурпурной растительностью. Каждый клочок земли был занят под поля, сады и пастбища. На солнце блестел большой пруд. Картина меня ошеломила. Подобное я видел только в долине Камтоля. Рядом, на склоне горы, террасами располагались дома. Вид поселения, не смотря на размеры, не позволял назвать его городом, скорее огромной деревней. Моё впечатление подчёркивали загоны для скота. Вдалеке, почти на пределе видимости, я мог разглядеть такие же сёла. Выше всего, на вершине горы, стоял большой дом, сложенный из каменных блоков.
Мы спустились со стены, снова по пандусу, но теперь ровному. Внизу было полно народа, в том числе женщин и подростков, а также животных, похожих на тотов, но раз в десять меньше, совсем такие как наши земные бараны. Я видел загоны с тварями, похожих на больших белых обезьян, но ходящих на шести конечностях. К одному из таких загонов подошёл командир, взявшего нас в плен отряда.
- Мне нужно десять скакунов, -сказал он воину, развалившемуся на лаве у ограды.
- С чего это? - тот лениво взглянул на него.
- Я поеду к джеду. - Первый явно начал злиться. Я привёл ИХ! Кроме того у меня другие важные новости.
- ИХ! - Сидевший вскочил и посмотрел в нашу сторону. - Похоже, Хвтон, тебе везёт. Пророчество сбывается. Благослови нас Хлорус!
Многие слышали этот разговор. Я заметил, что горцы побаиваются нас. В их глазах был суеверный страх. Это меня обрадовало. По крайней мере, убивать нас не собираются.
Тем временем из загона вывели десять обезьяноподобных тварей. Хвтон и часть его людей взобрались на них, посадив нас за спины. Обезьяны понеслись галопом вперёд. Улицы селения серпантином тянулись вверх, прямо, налево, прямо, направо, а потом опять налево. На плетённых заборах я видел множество черепов. Часть из них принадлежала зелёным барсумцам, часть большим белым обезьянам, но большинство - людям, подобным мне, Алаире и местным обитателям. Сказать, что это мне не понравилось - значит ничего не сказать. Наконец мы остановились у самого большого здания на вершине горы. Оно было собрано из огромных плит и круглым в планировке. У входа болтались человек десять, охранников, явно скучая. В глаза бросились ниши с человеческими черепами.
- Что вам нужно? - Буркнул Хвтону один из стражей.
- Покажите ИХ! - Хвтон приказал своим людям ссадить нас с наших диковинных скакунов. - Они пришли извне! Белые люди! И все мои бойцы тому свидетели. Мне нужна аудиенция у джеда!
Дверь отворилась, на пороге возник невероятно могучий мужчина, он был выше всех окружающих. На нём была накидка из тонкой кожи, украшенная золотыми бляхами, золотые браслеты на руках и ногах, золотое ожерелье с драгоценными камнями и богато украшенный пояс.
- Кому нужен джед? - Спросил он. - Хвтон, ты чего шумишь? Что стряслось?
Все поклонились мужчине, только я и Алаира остались стоять. Равные равным не кланяются, даже если попали в плен.
- О джед! Эти белокожие чужаки пришли извне. Мой отряд их захватил. Пророчество сбылось! - Голос Хвтона дрожал от волнения.
Джед изменился в лице. И тут случилось невероятное. Он склонился перед нами, а за ним и все его люди.
- Добро пожаловать в мой дом, о, небесные боги! - Воскликнул он. - О, воплощение Турии и Лотара! Примите поклонение вашего народа!
Я был в шоке. Нас взяли в плен, ограбили, а теперь поклоняются как богам. Турия -это меньшая луна Барсума, а Лотар - местное солнце. Кстати, и ещё название родного города Алаиры. Мы последовали за джедом внутрь, Хвтон плёлся следом, нашептывая что-то джеду. Тот внимательно слушал, потом отдал Хвтону приказ. Тот поклонился и ушёл.
- Где мы? - Спросил я нашего хозяина. Мы как раз вошли в обширный зал с треугольным столом, освещённым факелами. - И кто вы?
- Я - Внар, джед крепости Трантин.- Ответил он. - Правитель провинции Крехл в горной стране.
Мы сели за стол, слуги принесли пищу. К нам присоединилась супруга джеда, по варварски прекрасная высокая женщина. Третья же часть стола осталась пустой, видимо один из членов семьи отсутствовал.
- Веками, от поколения к поколению передавалось пророчество о том, что извне придут двое - мужчина и женщина, - продолжал Внар. - Это будут воплощения Турии и Лотара. С их помощью наш джеддак - воплощение Хлоруса, сможет вернуть назад моря и реки, на Барсуме снова пойдут дожди и наступит процветание и мир.
- Если вы считаете нас богами, то почему взяли в плен, ограбили? - Возмутилась Алаира.
- Трофей - право победителя, - ответил Внор.
Я бы показал ему право победителя, хотя он и был ростом выше двух метров! Но благоразумие подсказало мне смерить свою гордость. Хотят считать нас частью своего дурацкого культа, пусть считают, а там поглядим, что будет дальше.
Отобедав, джед удалился, приказав выделить нам комнату чтобы мы отдохнули. Никто не стремился ограничить нашу свободу, о нас словно забыли.
- Не бойся, выберемся, - сказал я своей спутнице, желая её подбодрить. - Бывало и хуже.
- Я не боюсь, - она улыбнулась. - Ты ведь рядом, чего бояться? Интересно, они так похожи на лотарцев, скорее всего у нас общие предки!
- Наверное так, - согласился я. Приятно, когда в тебя так верят, но хотел бы я быть таким уверенным в хорошем исходе. Ситуация напоминала мне Чечню, конечно, в зиндан нас никто не садил, но кто знает, что будет дальше? Я положил руку на плечо Алаиры, она обняла мою шею.
- Принцесса, - обратился я к ней ритуальной формой барсумских ухаживаний, - можно я буду называть тебя моей?
- Конечно, о мой вождь. - Мы целовались. Впервые за время моей жизни на Барсуме я целовал женщину.
- Ты найдёшь дорогу в Лотар? - Прошептал я ей, не будучи уверенным, что нас никто не слышит.
- Да. Если мы выберемся из гор, - ответила она.
- Выберемся. Правда, пока не знаю как. - Я крепко прижал её к себе.
Заходящее солнце проникло в узкое окошко нашей комнаты. Я услышал какой-то шум. Выглянув наружу, я увидел толпу горцев, во дворе горел костёр. Между ними возвышался зелёный барсумец. Он был связан. К нему подошёл богато одетый молодой человек и секунду смотрел на него. Потом, обойдя его, он резким движение подрезал ему ноги в коленях. Зеленокожий упал. Юноша схватил каменный топор, протянутый одним из собравшихся, и отсёк ему голову. Несколько бойцов принялись свежевать и разделывать мертвеца, вырезая самые сочные куски мяса. Сам убийца и некоторые другие поджаривали их на манер шашлыка, запах достиг моих ноздрей.
- Рхат, оставь хоть что-нибудь на ужин, - услышал я голос джеда. - У нас почтенные гости.
- Конечно, отец, - ответил юноша. Я подкреплюсь немного. Сражение вызывает голод.
Внор, которого я не видел, засмеялся. Я остолбенел. Способность мыслить не скоро вернулась ко мне. Каннибалы! Попасть в плен к каннибалам! Весело, нечего сказать. Видимо зеленокожий принадлежал к отряду, преследовавшему нас. Поражённый, я сел на меха рядом с Алаирой.
- Что ты увидел? Что случилось? - Она коснулась ладонью моего лица, в её голосе впервые послышались нотки страха. Я взял себя в руки.
- Не ешь мяса, пока мы здесь, - сказал я.
- Почему? Ну скажи! - Допрашивалась Алаира.
- Тебе лучше не знать.
Но девушка от меня не отставала и мне пришлось объяснить ей ситуацию. - Я не думала, что человеческие существа могут опуститься до такого, - подытожила она. - Отец в чём-то был прав. Он наверное извёлся из-за меня. Надо скорее нам вернуться в Лотар!
Если честно, то я привык к древней и утончённой культуре ореваров, к Хорцу, к поросшим жёлтым мхом равнинам и сейчас мне казалось, что я не на Барсуме, а где-то в другом мире. Эти рыжеволосые горцы были ещё хуже зелёных людей. То ли дикий народ, то ли одичалый. Кто знает. В добавок ко всему сегодня ещё придётся присутствовать на пиру у каннибалов.
Стемнело. К нам пришла милая на вид девушка и сказала, что джед ждёт нас. В главном зале дома уже собралось около сотни гостей. Присутствовал сам Внар с женой, его сын Рхот, две младшие дочери джеда и его гости - местная знать. Меня и Алаиру посадили справа от джеда. Слуги разложили по тарелкам еду. Вся посуда была из золота, украшенная драгоценными камнями, только очень грубой работы. В громадные кубки налили пиво. Все много пили и громко разговаривали, играли музыканты, хотя музыкой это было трудно назвать. Всё словно происходило в каком-то кошмарном сне. На мясные блюда я старался даже не смотреть. У меня возникла надежда, что все напьются и мы сможем убежать, но в доме и вокруг было слишком много охраны. Гулянье затянулось далеко за полночь, наши хозяева напились и объелись без различия пола и возраста. Расползлись все, разумеется кто мог, перед восходом солнца. Тех, кто не мог - растащила стража.
Глава 7
Когда взошло солнце, мы выехали из Трантина в сопровождении джеда и сотни воинов. Внар был немного не в себе после праздника. Я пытался разузнать, куда мы едем, но чётких объяснений услышать не удалось. Верхом на шестиногих приматах мы пересекли обширную долину Кретхл, давшую название провинции, и углубились в горы. Весь день мы ехали по суровой стране, то карабкаясь в гору, то спускаясь вниз. Отовсюду нависали отвесные утёсы. Изредка мы встречали небольшие деревеньки - не более нескольких домов. Обезьяны были незаменимы в такой местности, тоты давно бы уже здесь переломали себе ноги. Всюду, где было жильё местных обитателей, я видел черепа, множество черепов. На ночь мы остановились в одной из деревень, а утром снова двинулись вперёд.
- К вечеру будем в Торвне. - Сказал мне, явно почувствовавший облегчение, Внор.
- Что это такое? - Спросил я.
- Торвна - древний город, - охотно пояснил Внор. - Когда-то зелёные кочевники разграбили его и уничтожили почти весь наш народ. Спастись удалось только одной семье. От неё мы все и происходим. А в древности всё вокруг было наше - и Таркас, и Аонтор, и Ксанатор, и много других городов. А Лотар был нашим священным городом, теперь там живут только призраки. Да.
- И что будет в Торвне?
- Джеддак Кнатн будет вам очень рад.- Что-то зловещее мелькнуло в глазах Внора. - Мой дядя очень гостеприимный человек.
К вечеру мы увидели Торвну. Город был расположен в огромной живописной долине на берегу озера. Я впервые видел на Барсуме открытый естественный водоём. Озеро было небольшим, но это было озеро! Город был маленьким. Судя по всему, жило в нём около десяти тысяч человек. Издалека он выглядел очень красиво. Торвна была окружена множеством хижин, видимо в городе не хватало места.
Едва мы подъехали к ним, как в ноздри ударила жуткая вонь. Всюду валялись кучи мусора и перегноя, под ногами у наших животных что-то хлюпало. Трантон был хоть простым на вид, но чистым. Сама Торвна вблизи представляла собой унылое зрелище. Красота, созданная древними строителями, была изгажена и осквернена. Если грязь и нечистоты ещё сносно смотрелись рядом с хижинами, то среди древней роскоши всё это выглядело чудовищно.
Торвна была явно перенаселена. Видя, как скривилось лицо Внора, я понял, что он не одобряет этого безобразия. Наконец мы подъехали к величественному дворцу в центре города. Он стоял рядом с площадью, превращённой в скотный двор. На широких ступенях было полно стражи. На воинах были плохо сработанные доспехи, но зато очень богато, хоть и грубо украшенные. Мы поднялись по ступеням и вошли внутрь. Что я могу сказать, дворец уже много поколений назад был превращён в хлев. Нас провели по некогда прекрасным, но убогим сейчас, помещениям и мы оказались в тронном зале.
Джеддак восседал на троне, вытесанном из цельного куска гранита, он был украшен золотом и драгоценными камнями. Это был огромный брюзглый мужчина с обвисшим животом и щеками, космы нечесаных рыжих волос торчали из-под золотого обруча, усыпанного алмазами.
- Ну что, Внор, - сказал он, - мне донесли о наших гостях. Тебе будет оказана великая честь за то, что ты их доставил. Ты будешь участвовать в Великом Состязании и, если повезёт, станешь избранным.
Я увидел как Внор побледнел. Джеддак повернулся ко мне и Алаире и продолжил:
- Я должен убедиться, что вы подлинные - Турия и Лотар. Поэтому ты, - он пальцем указал на меня, - также примешь участие в Великих Состязаниях и если сможешь победить - значит ты настоящее воплощение великого солнца Лотара. Что же до женщины, то до конца Великого Состязания она будет под стражей в храме Турии. Если всё подтвердится, то ритуал будет проведён, если нет - она станет моей рабыней. Таково слово владыки Хлоруса. Увести их.
Стражи схватили Алаиру и потащили куда-то, кто-то попробовал скрутить мне руки, я разбросал охранников и бросился к ней. На меня накинулись со всех сторон, я отбивался кулаками. Что было дальше - не помню. Просто наступила тьма.
Пришёл в себя я в тёмной комнате, кто-то пробовал смыть кровь с моего лица. Голова болела, во рту явно не было половины зубов, нос сломан, правый глаз не открывался.
- Очнулся, хвала богам, - услышал я голос Внора. - Пить будешь?
Он протянул мне глиняную посудину, я прополоскал рот, желая смыть вкус крови.
- Где мы и что произошло? - Прошепелявил я.
- В тюрьме, ждём Великих Состязаний. Нам оказана честь. - Внор зло рассмеялся. - Что произошло? Ты голыми руками убил наверное человек двадцать, если не больше. Они разлетелись как тюки.
- Что такое Великие Состязания? - Я попытался понять, что происходит с моим глазом.
- В них участвует сотня лучших бойцов из всей страны, - пояснил Внор.- Они сражаются между собой и со зверями. Пять выживших и есть Избранные. Их приносят в жертву Великому Хлорусу - большей луне. Сначала кострируют, насилуют, вырезают глаза, потом спускают кожу, вырезают сердце и съедают его.
- Весело. - Я встал. - А что будет со мной и Алаирой?
- То же самое. Если ты победишь. Если нет - твоё тело отдадут на съедение толпе.
- И часто такое происходит? - Я понял, что ничего хорошего меня не ждёт.
- Когда на трон восходит новый джеддак, - ответил Внор. - Или когда происходит нечто особенное, как сейчас, например.
- Скажи мне, что это за чушь с воплощением Хлоруса, Турии, Лотара? Ты как-то говорил, что с моей помощью можно вернуть моря. Объясни мне. - Я хотел понять, что же происходит в этом сумасшедшем доме. Единственным, кто мог просветить меня, был Внор.
- Это наша вера! - Внор заговорил мистическим голосом, я даже бы сказал замогильным. - Когда-то давно боги воплощались среди людей. Исса, Лотар и прочие. Тогда на Барсуме было много воды и жизни. И однажды Турия и Хлорус, воплотившись среди нашего народа, вступили в священный брак. Но случилась беда - Турия изменила мужу с Лотаром. Хлорус однажды их застал и в схватке Лотар убил его. Любовники скрылись среди людей. Но Исса знает всё! Она решила покарать их. И тогда её гнев пал на весь мир. Моря высохли, исчезли реки, земля перестала приносить плоды. Орды зелёных кочевников сметали всё на своём пути. Исса обратилась к людям и сказала, что сменит гнев на милость, если люди выдадут грешников, Но никто не мог их найти. И тогда всемогущая Исса поведала, что Барсум будет страдать многие тысячи лет, пока грешники не родятся вновь. По пророчеству они сами придут в горную страну издалека и будут не зелёными, не красными, а белыми как мы. С тех самых пор Хлорус гонится по небу за Турией и бледнеет и исчезает, когда восходит солнце - Лотар. Именно поэтому каждый джеддак перед тем как сесть на трон, приносит искупительные жертвы, чтобы хоть отчасти смягчить гнев всемогущей Иссы.
Я не знал, смеяться мне или плакать. Всё сказанное Внором было для меня полным бредом. Эту сказку я слышал ещё в Хорце, но немного в другой версии. Там были даже храмы Солнца, Лун, Иссы и другие, но оревары поклонялись красоте и гармонии, а не глупым суевериям. Я застонал и схватился за голову. Господи, дикость то какая!
- А людей вы чего едите? - Спросил я, чтобы уяснить полноту картины для себя.
- Плоть каждого из нас должна вернуться в народ. Плоть же врагов делает нас сильнее и многочисленнее! - Торжественно произнёс мой товарищ по несчастью. - Когда в битве с зелёными из Таркаса пал мой отец, я съел его пронзённое мечом сердце. Сейчас его череп, как и черепа моих предков и врагов стоят в стенных нишах моего дома. Я надеялся, что когда-то мой сын съест моё сердце и мой череп займёт своё место. Теперь этого не случится. Как только я умру, мой сын лишится власти и вернуть ему положение сможет лишь джеддак, ведь ритуал наследования не будет проведён. Но он этого не сделает, джеддак всегда мне завидовал.
- Погоди, если я съем сердце джеддака, то я займу его место? - В моей голове начал возникать план.
- Нет, - ответил Внор, - это может быть только кто-то его крови.
- Ты, например. - Подкинул я ему идею.
- В принципе, да.
Услышанное стоило обдумать. Было ясно, что если мы даже убежим каким-то чудом из Торвны, то уйти далеко во враждебной стране не сможем. Я хотел убедить Внора в глупости его верований и сделать из него союзника в своих замыслах. Но это было непросто. Я много говорил с ним о Хорце, о моей жизни там. О том, что оревары смогли сделать, а также о жизни в других частях Барсума, на сколько я знал её по рассказам моих товарищей - красных барсумцев Хорца. Потихоньку я втолковывал Внору то, что плачевное состояние нашего мира не чья-то вина, а следствие естественных причин.
- Значит ничего нельзя изменить. - Сказал Внор обречённо, выслушав мою очередную лекцию.
- Можно! - Ответил я ему. - Красные люди построили фабрики воздуха и отодвинули гибель мира. А если мы все объединимся, то сможем закрыть ворота перед катастрофой навсегда и обезопасить будущие поколения. Мы изменим этот мир к лучшему. И ритуалы в этом не помогут, нужно действовать разумом. Только наука и труд помогут здесь.
- И море вернётся?! - Голос Внора дрогнул.
- Обязательно. - Я положил руку ему на плечо. - Пусть не для нас, а для детей наших детей. - Что же нам делать? - Спросил он.
- Надо сделать тебя джеддаком, - шепнул я.
Может Вам и смешно всё это слышать. Подумать только, два обречённых говорят в тюремной камере о спасении мира, строят планы государственного переворота и тому подобное. А с другой стороны - что ещё делать в застенках, чтобы не сойти с ума? Тем более, что приговор нам уже вынесен.
По словам Внора во время Великих Состязаний никакой возможности для побега или чего-то ещё у нас не будет. Арена, где всё будет происходить, хорошо охраняется. Совсем другое дело - Ритуал. На арену вынесут медные жертвенники - огромные столы, к которым нас привяжут, потом рядом с нами останутся только пять жрецов и джеддак, они и будут проводить ритуал. Именно здесь я и видел возможность для спасения. Дело в том, что рядом с нами окажется джеддак и я не сомневался, что смогу разорвать верёвки, ведь я был во много раз сильнее любого барсумца, благодаря в трое меньшей гравитации чем на Земле.
- Если мы выживем на Великих Состязаниях, то всё получится, - уверенно сказал я Внору.
- Если выживем.- Он покачал головой. - Кроме того, поверь, скрутят тебя очень надёжно. Но положим ты вырвешься, а что дальше?
- Отправлю джеддака спать, - ответил я. - Затем освобожу тебя и ты сделаешь то, что должен. Дальше - будем импровизировать. Когда всё начнётся?
- В день зимнего солнцестояния. - Внор, похоже, с трудом верил в успех нашего дела.
Мы потеряли счёт дням. Сколько мы провели в тюрьме - неделю, месяц или больше , сказать я не мог. Однажды из-за двери я услышал девичий голосок:
- Отец, ты здесь? - Шептал он.
- Кханса! - Внор чуть не подпрыгнул на месте. - Я пришла за тобой, - услышали мы. - Меня послал Рхот. В горах за городом тысяча наших людей, мы вытащим тебя!
- Доченька, уходи отсюда скорее, тебя схватят! - Голос Внора дрогнул, впервые я понял, что он боится не за себя, а за дочь. - Дворец и город напичкан калотами джеддака, гвардейцы охраняют каждую пядь, ты нам не поможешь, беги!
- Пап, я уйду только с тобой! - Голос за дверью дрожал, девушка, похоже, плакала.
- Кханса, у тебя есть нож? А лучше какое-то маленькое лезвие, чтобы можно было спрятать? - Спросил я.
- Сейчас, - я услышал какую-то возню, а потом нам под дверь что-то просунули. Это была заточенная пластинка обсидиана, меньше моего мизинца.
- Если всё получится, с меня бриллиантовое колье, - сказал я ей. - А сейчас уходи и быстрее. Выберись из города. Во время Ритуала приведи своих людей на арену. Иди. Может сама ты и выберешься отсюда.
- Доченька, иди. Всё будет хорошо! - Внор никак не мог совладать со своим голосом. - Делай как велит Лотар. Я люблю тебя.
- Хорошо, папа. - Точно плачет, подумал я.
Кханса ушла и мы остались одни.
- Теперь в успехе можно быть уверенными. - Подбодрил я Внора. Он не ответил, все его мысли были с дочерью.
Глава 8
Настал день Великих Состязаний. Нас вывели на арену и я снова увидел солнце - Лотар. Так теперь звали и меня. Лотар - город моей возлюбленной, моё имя, имя солнца.
Арена была единственным местом в городе, которое поддерживалось в относительном порядке. Сейчас здесь собралось множество одетых в шкуры рыжеволосых людей. Все не вместились и, видимо заранее, были надстроены деревянные конструкции, на которых сидели те, кому не досталось места на каменных скамьях. Джеддак горной страны Кнатн занял древний трон, стоящий здесь неизвестно сколько десятков тысяч лет. Рядом с ним я увидел Алаиру, сидящей на золотом кресле, поставленном специально для неё. Глядя на джеддака, я ощутил приступ ненависти.
- Хороший день, - сказал Внор, - последний в нашей жизни, друг мой, Лотар.
- Меня зовут Вяч Ес Лав, - я криво улыбнулся, - и я не собираюсь умирать.
Рядом с нами стояли клетки с такими же бедолагами как и мы, а на против я видел зверей - бенсов, калотов, белых обезьян, причём настоящих, двуногих и четырёхруких, а не тех ездовых тварей, которые здесь вместо тотов, и ещё целый прелестный зоопарк.
Джеддак встал, воздел руки к небу и закричал: - Пусть начнётся Великое Состязание!
Первым выпустили на арену совсем молодого парня, он был вооружён гибридом копья и дубины. На него выпустили трёх калотов. Вскоре всё кончилось. Калот-победитель лакомился его кишками, а два его собрата лежали мёртвыми на арене. Толпа вопила от возбуждения. Охрана загнала калота в клетку, а по рядам слуги понесли первые куски человеческого мяса. В первую очередь поднесли угощение джеддаку и его свите, затем зрителям первых рядов.
Потом настала моя очередь. Я взял щит и странное оружие - кремневое лезвие и в локоть длиной, укреплённое на метровом древке. На меня выпустили белую обезьяну. Это была одна из опаснейших тварей Барсума: ростом в три метра, невероятно сильная и кровожадная. Я часто думал, что белых обезьян нельзя считать животными, они умны почти как люди и поэтому, при их кровожадности чертовски опасны.
Из боя я вышел победителем, затем настал черёд Внора - ему достался бенс, барсумский лев.
Так продолжалось весь день, мы бились и против людей и против зверей. Внор оказался замечательным бойцом и уважение моё к нему возросло. Наконец нас осталось десятеро. Должны были состояться финальные поединки. Мне пришлось биться с невероятно опытным воином, он в совершенстве владел своим оружием - щитом и каменным топором и уступать не хотел. Я же всегда сражался длинным мечом и такое примитивное оружие было мне непривычно. С огромным трудом я смог нанести ему смертельный удар в грудь. Он упал, кровь выступила на его губах. Воин улыбнулся.
- Честь быть убитым тобой, Лотар, - прохрипел он. - Мне повезло больше, чем тебе.
Он умер, ая вернулся в клетку. Внор тоже одолел своего противника, а вскоре нас осталось пятеро. Двое других явно покорились судьбе, третий же зло смотрел по сторонам и хотел дорого отдать свою жизнь. Он сжимал кулаки и метался со стороны в сторону, готовый кинуться на мучителей.
- Успокойся, не трать силы, они тебе понадобятся, - сказал я ему.
- О, Исса! Если бы я только мог вцепиться в поганую глотку джеддака! - Воин сел на пол клетки, в которой нас держали и обхватил голову руками.
- Не отчаивайся, брат, - я положил ему руку на плечо, - мы пока живы.
Я сел рядом с ним и продолжил шепотом: - Поможешь, если что?
Его глаза загорелись, воин распрямился.
- Схатн будет служить тебе, о, Лотар! - Сказал он. - Что мне делать?
- Когда всё начнётся, убивай всех подряд.
Схатн зло рассмеялся. Никто не обращал на нас внимания, на арене начались приготовления к Ритуалу.
Сначала жрецы, почему-то их волосы были жёлтыми, читали молитвы нараспев, потом девушки очень долго исполняли ритуальные танцы, а солнце тем временем село за горы. На небе появилась Турия, скоро должен был взойти Хлорус. Я сжал в кулаке лекзвие Кхансы. Сердце предательски сжалось. Забили барабаны, они гремели всё сильней, заиграли свирели. Музыка сводила с ума. Толпа громким шепотом читала какие-то заклинания, на арене зажгли факелы. Мне стало жутко. Взошёл Хлорус. На арену вытащили упирающуюся девушку, она вопила и плакала.
- Первая кровь, - пояснил Внор. Прежде чем я смог встать и подойти к решётке, на неё выпустили с десяток калотов. Всё закончилось очень быстро. Калотов загнали в клетки. В гробовой тишине на арену вынесли медные столы.
- Наш черёд, - обречённо произнёс Схатн.
Потом нас скрутили по рукам и ногам, человек по двадцать на каждого, и вынесли на арену. Каждого привязали к его столу, животом вниз, сорвали одежду. Верёвки, связавшие меня, я не смог бы разорвать никак. Я поблагодарил судьбу за то, что она посла нам Кхансу. Незаметно для жрецов и охранников, я подрезал верёвку, стягивавшую мне правую руку, при этом я чуть не выронил лезвие. Но мне удалось сделать задуманное. Привели Алаиру. Она была тоже обнажённой. Её лицо было спокойно, она шла с гордо поднятой головой. Я поймал её взгляд, она улыбнулась мне. В её глазах не было ни капли страха, появилась напротив твёрдость и отвага, которых я раньше в ней не замечал. Алаиру привязали к центральному жертвеннику, потом охрана нас оставила.
На арену вышел джеддак в сопровождении пяти желтоволосых жрецов. Все они также были без одежды. Кнатн в своей наготе представлял собой поистине омерзительное зрелище.
- О, люди горной страны! - Обратился он к народу. - Сегодня воля Иссы будет исполнена. Древний грех будет смыт кровью. Моря вернуться, реки наполнятся водой, снова пойдёт дождь. Время искупления настало!
- Да будет так!!! - Взревели трибуны.
- какая только гнусь, - будничным голосом сказала Алаира. Отчего-то мне захотелось смеяться. Джеддак и жрецы подошли к нам. Они были без оружия, ножи лежали на столах. Сначала планировалось изнасилование, как я понял. Тот, что предназначался мне, подошёл справа. К счастью, я напряг все силы и разорвал надрезанную верёвку, следующим движением я, извернувшись, перерезал глотку жрецу. Трибуны взвыли, жрец, издавая булькающие звуки, осел на землю. Освободиться было для меня делом мгновения. Все застыли.
Следующим умер жрец, пытавшийся взобраться на Внора. Я разрезал ему верёвки и бросил лезвие.
- Освободи Схатна!- Крикнул я.
В этот момент джеддак, очнувшись от шока, бросился бежать. Я ринулся за ним. Тем временем трое оставшихся жрецов, кинулись к ножам. Но к тому мгновению, Схатн был уже свободен и вместе с Внором бросился на них. Я догнал Кнатна и повалил его ударами в спину. Всё происходило в гробовой тишине.
- Спасите! - Завопил Кнатн.
Один из стражей бросился вперёд и вдруг рухнул лицом вниз.
- Стойте! Любой, кто двинется с места, будет повержен моим божественным гневом! - Закричал я. Мой голос гремел подобно грому. В душе я улыбался, я видел то, что никто не мог видеть, потому что ближе всех стоял к гвардейцу. Из его спины торчал нож. На секунду в толпе мелькнуло лицо Кхансы. Быстрая девушка и главное сообразительная.
Тем временем Схатн и Внор разделались с жрецами. Разве они могли что-то сделать, даже вооружённые, с двумя такими бойцами?
- О, народ горной страны! - Закричал я. - Слушай волю Лотара, бога вашего! Слушай, ибо для всех - это единственный путь к спасению!
Мой голос эхом отдавался в древнем амфитеатре. Казалось, сама Природа помогает мне: поднялся ветер и загудел в крышах и колоннадах города.
- Вы погрязли во тьме и разврате!- Вещал я. - Вы прогневили небо! Силы зла ввели вас в заблуждение. Вы поклоняетесь Хлоросу, но разве не исчезнет он в первых же лучах солнца? Вы поедаете себе подобных, живёте в дикости и грязи и считаете, что боги вернут вам море? Надеетесь искупить свою гнусность невинной кровью? Позор вашим предкам и вам! Если хоть один из вас вкусит мяса человека отныне, то ваш народ будет проклят навеки! Теперь у вас будет только один бог - солнце. Это говорю вам я - Лотар, его воплощение.
- Ты не бог! - Закричал кто-то. - Если ты бог, то верни нам море!
- А вы этого достойны? - Парировал я. - Тысячу поколений пройдёт, пока вы не искупите свои грехи.
- Веди нас, Лотар! - Это был женский голос, я понял, что он принадлежал Кхансе, отовсюду его подхватили другие. Вскоре весь амфитеатр кричал эти слова: - Веди нас, Лотар! Веди! Веди!
- Тихо! - Я поднял руку. - За зло, творимое народом, отвечать джеддаку! Он потеряет своё сердце! И это произойдёт в последний раз. Кто может взять его по праву?
- Я!! - Закричал Внор.
- Делай, что должен! - Сказал я и пошёл освобождать Алаиру и других пленников. За моей спиной Кнатн верещал как свинья. Я старался не думать о том, чем сейчас занят Внор.
Я разрезал путы Алаиры и помог ей встать с алтаря. Она меня обняла и поцеловала. - Отчего так долго?! - Спросила девушка. - У меня руки затекли. Посмотри, какие отвратительные следы от верёвки остались. Ужас!
- Ты разбалованная, капризная, невоспитанная, дерзкая девчонка! - Я осыпал её поцелуями.
- Ты абсолютно прав, - она засмеялась. - Лотар!
Глава 9
Что было потом? Толпа проводила нас во дворец, где Внор сел на трон джеддака. Я всю ночь и последующий день говорил с народом, наставляя горцев на путь истинный. Первым делом Внор отправил гонцов во все стороны страны с вестью о запрете каннибализма и о реформе в вероисповедании. Следующим утром я провёл церемонию в храме солнца. Мне предстояло утвердить новый культ и связанные с ним ритуалы. Ох, и тяжело мне пришлось. Лучше бы ещё раз пройти Великое Состязание.
- Лотар, ты останешься с нами? - Спросил один из назначенных мной жрецов.
- Нет, - ответил я. - Мне нужно вернуться в небо, чтобы следить оттуда за Барсумом. А это тело я верну его хозяину, человеку по имени Вяч Ес Лав. Но когда я буду нужен, то вернусь, пусть и через тысячу поколений. А до тех пор я всегда с вами, ведь солнце восходит каждое утро.
Одна удивительная находка ждала меня - мёртвые жрецы не были горцами. Они носили парики и на их головах не рос ни один волос. Их тела мы выставили на обозрение, но никто не мог сказать, откуда они взялись. Наконец, один придворный сообщил: - они появились лет сто назад. Раньше их не было, но откуда они - никто не знает.
- Я думаю, из долины Дор, - высказал предположение я. - Они всячески поддерживали ваш мерзкий культ и ранее, а после крушения своих твердынь на юге, укрылись здесь.
- Их было больше. Остальные удрали.- Пояснил придворный. - За джеддака всё решали они.
Я подарил Кхансе самое красивое и богатое ожерелье из сокровищницы джеддака.
- А ты ведь не бог, а простой проходимец, - сказала она мне и рассмеялась. - Где бы ты был сейчас без моего лезвия и ножа, который я вогнала в спину тому несчастному гвардейцу?
- Но всё произошедшее - к лучшему, - я пожал плечами. - Вскоре я уеду из горной страны и стану просто Вяч Ес Лавом. И если вернусь к вам, то только как таковой.
- Ты спас моего отца и Кханса должна тебе до конца своей жизни. - Девушка положила руку мне на плечо. - Я могла бы перерезать горло твоей Турии- Алаире и сделать тебя своим, но... сердца твоего я не смогу вырезать, а если и вырежу, то это мне ничего не даст. Иди и будь счастлив. Когда ты вернёшься, я уже буду чьей-то женой. Обещаю.
- Будь счастлива, - я обнял её. - Вяч Ес Лав - твой должник до конца жизни.
Вскоре мы покинули горную страну и направились в Лотар. Джеддак Внор дал нам скакунов \тех самых шестиногих обезьян\, множество подарков и сопровождение. Свита покинула нас невдалеке от Лотара, со мной и Алаирой остался только Схатн, упросивший меня взять его с собой. Итак, спустя пять дней после того как я покинул Торвну, мы оказались в древнем городе Лотаре.
Лотарианская долина наверное самое прекрасное место на Барсуме. Она полна жизни. Здесь есть леса, ручьи и цветы, возделанные поля и сады. Она самая большая из долин в Лотарианских горах. Чудесные растения, выращиваемые её обитателями, позволяют прокормить жителей Лотара, как я думаю, самого древнего города на планете. Хорц и тот был моложе. Волшебная страна, рай умирающего мира, кусочек древности.
Сам город был окружён неприступной стеной, вместо ворот - огромный двигающийся каменный диск. В Лотаре собрано больше богатств, чем есть на всём Барсуме, включая и Хорц.
Нас встретил лотарианский патруль прежде, чем мы въехали на тропу, по которой некогда Алаира покинула свою родину. Едва мы стали подыматься в горы, окружающие долину, как нас окружила сотня лучников. Внешне они были похожи на горцев, но цивилизация наложила на них свой отпечаток. Лотариане были явно утончённым и культурным народом. Из оружия, кроме луков, при них были секиры и щиты. Вперёд вышел двар, командир отряда \что-то вроде лейтенанта\. Сама сотня, кстати, на Барсуме называется утан.
- О, принцесса! Вы живы, хвала первому предку! - Воскликнул он. - Сто это за ужасные люди рядом с вами? Они не причинили вам вреда?
- Не мели ерунды, Ханват. Это мой жених Вяч Ес Лав из Хорца и Схатн из Тарвно, мой телохранитель. - Алаира сказала это таким тоном, каким выражалась только она на всём барсуме. Лицо Ханвата вытянулось, но, видимо, характер его госпожи былему хорошо известен.
"Ужасные люди"! Я давно не задумывался о том, как я выгляжу. Моё лицо носило следы прибывания в Торвне - передних зубов не было, нос был сломан и, разумеется, не вправлен. Под правым глазом красовался шрам, напоминавший воронку от бомбы. Я был одет в шкуры и меха и как новогодняя ёлка обвешан всяким драгоценным хламом - работой криворуких ювелиров горной страны, к тому же восседал на страшной твари, невиданной на всём Барсуме. Вот родители Алаиры обрадуются такому зятю!
Мы уходили в горы. Проход, ведущий ранее в долину Лотара, был замурован и единственной связью с внешним миром была эта тропа.
Алаира приуныла, видимо предвкушая встречу с родителями. Ханват послал вперёд гонца известить Кар Комака, джеддака Лотара, о том, что его дочь нашлась. Офицер рассказал Алаире, что целый умак - а это десять тысяч воинов, разбившись на группы, ищут её повсюду. Вскоре мы оказались в ущелье.ю перегороженном возведённой наспех стеной.
- Раньше её не было! - Удивилась Алаира.
- А теперь есть, - хмыкнул двар. - Тропой могути воспользоваться зеленокожие из Таркаса.
Я слышал об этой орде, самой свирепой и многочисленной и могучей среди орд зелёных людей. Нам спустили верёвочные лестницы и мы взобрались наверх. Оказавшись на стене, я увидел, что целый умак, десять тысяч воинов, стережёт тропу. Одвар, командир этой небольшой армии, приветствовал нас, но взгляд его, брошенный на нас с Схатном, не был дружелюбным. Солнце катилось к закату и мы вынуждены были переночевать в лагере, разбитом у стены. На следующий день нам обещали выделить тотов и сопровождение для того, чтобы попасть в Лотар. Улучив минуту, Схатн шепнул мне на ухо:
- Господин, лучше спать поочереди, иначе мы можем проснуться в их желудках. - Он кивнул на лотариан, окруживших нас.
- Они не едят людей! - Я рассмеялся. - Успокойся, друг мой.
- Но слова Схатна заставили меня задуматься о том, как примет нас отец Алаиры. Мы устроились на ночлег в шатре вместе с солдатами. Алаире предоставили отдельную " палатку". Нас сытно накормили \ я заметил, что продукты были исключительно вегетарианскими\ и мы заснули.
Разбудил меня какой-то шум снаружи. Суетились люди, звенело оружие. Я сначала подумал, что нас атаковали зелёные люди.
- Где она! - Кричал кто-то громовым голосом. - Покажите мне её! О, мой первый предок! Если я не убью её, то посажу в самое глубокое подземелье!
Я пулей выскочил из шатра. Первое, что я увидел - несущегося по лагерю рослого, богато одетого мужчину, он не переставал ругаться, все стремились поскорее убраться с его дороги. Если это отец Алаиры - то ей сейчас придётся не сладко.
- Здравствуй, папа. - Алаира вышла из палатки и мило улыбнулась отцу. Тот осёкся на полуслове, потом побелел, затем побагровел, а после по его лицу пошли цветные пятна.
- Папа, извини меня... - Принцесса была сама невинность и покорность.
Кар Комак, джеддак Лотара, глухо застонал и обнял дочь.
- Я думал, ты мертва, я думал, тебя похитили. - Наконец сказал он. - Мать твоя извелась. О, боги! Где ты была? Что с тобой случилось?
- Это долгая история, - ответила Алаира. - А пока... познакомься с Вяч Ес Лавом, моим спасителем и будущим мужем.
Кар Комак онемел уже во второй раз за последнее время. Он уставился на меня, несколько раз пытался что-то сказать, но так и не смог.
- Кто этот человек? - Наконец выдавил он. - И почему у него такое лицо, будто на него наступил бешенный цитидар? Что это за хлам на нём одет? И вообще, откуда он взялся?
- Я - Вяч Ес Лав, джед в Хорце, приёмный сын джеддака, Хо Рая Кима. Я - оревар, - представился я. - Для меня честь познакомиться с Кар Комаком, джеддаком Лотара.
Какое-то время он изучал меня и обдумывал услышанное. Наконец он понял, что я не простой бродяга и могу быть достойным его дочери.
- Добро пожаловать в Лотар, Вяч Ес Лав. - Он положил мне руку на плечо. - Когда мы прибудем в мой дворец, вы обязательно мне всё подробно расскажите. С самого начала.
Богатство и величие Лотара поразили меня, хотя до этого я и жил в великом городе. Схатн первое время вообще лишился дара речи. Но ещё больше меня интересовала тайна его жителей - бывших материализовавшихся фантомов. Безусловно, во Вселенной много таких вещей, которые вряд ли возможно понять.
Кар Комак радушно принял нас. Мы гостили у него семь дней. Джеддак предлагал мне остаться в Лотаре навсегда, но мне нужно было вернуться в Хорц, а потом уже оттуда в Лотар, за моей невестой.
Однажды перед отбытием Кар Комак захотел поговорить со мной наедине.
- Ты ведь материализованный фантом. - Сказал он мне. - Проекция чьего-то разума. Я прав?
- Почему ты так думаешь? - Удивился я.
- Я сам имею такое же происхождение. - Кар Комак пристально смотрел мне в глаза. - Я могу видеть тебя всего, кроме твоих мыслей. Каждый орган твоего тела, каждый атом. Я чувствую дважды рождённых, тех, кто появился на свет, вызванных чьим-то разумом из небытия. Расскажи мне всё. Я должен быть уверен в будущем муже моей дочери.
Я честно рассказал джеддаку свою историю, ничего не утаивая. Он внимательно выслушал всё от начала и до конца.
- Интересно, - наконец он нарушил паузу. - Значит ты сам перед смертью создал свою проекцию и направился в другой мир? Облёкся плотью твой разум уже на Барсуме. Очень интересно.
- Мне беспокоит, могут ли у меня быть дети, - поделился я своими переживаниями. - Ведь мой организм совсем иной.
- И всё же, ты сейчас скорее барсумец. Я вижу это. Так что не переживай. - Кар Комак меня успокоил.
Мы снова помолчали. Каждый думал о своём. Наконец, джеддак продолжил:
- Алаира мой единственный ребёнок и других, похоже, уже не будет. Я многое отдал, возвращая из небытия свой народ. Её счастье для меня важнее всего. Постарайся не огорчить меня.
- Этого не будет, - заверил я его.
На следующий день я и Схатн покинули Лотар. Кар Комак дал нам тотов и вскоре мы добрались до владений великого города Гелиума. Нас тщательно допросили. Мы представились пантанами - барсумскими наёмниками, но наш вид напоминал принцев в одеждах и украшениях, подаренных Кар Комаком, чем вызвали подозрения.
- У меня важные новости для Джона Картера, принца Барсума. - Наконец я выложил свой главный козырь, офицер был крайне удивлён.
- Какое у тебя может быть дело к принцу дома Тадрос Марса? - Недоверчиво спросил он.
- Передайте ему это, - я написал на куске бумаги по-английски следующие слова: "Мастер Картер, не хотите ли вы получить вести с родины?" В своё время я неплохо знал этот язык, но сейчас почти забыл.
Нас доставили в Гелиум в небольшом военном корабле, закрыв в каюте без иллюминаторов. Некое время после приземления мы просто сидели без дела. Наконец, нас выпустил лично капитан корабля. Он поклонился и сказал: - Принц Гелиума ждёт вас.
Мы вышли на посадочную площадку, как оказалось, примыкающую к величественному дворцу. Вокруг него раскинулся огромный город. Подумать только, я видел Гелиум своими глазами! И его две величественные башни, и дворцы, и улицы, и корабли!
Нас встречала группа красных барсумцев, среди них возвышался человек с белой кожей и чёрными волосами. Увидев нас, он двинулся навстречу.
- Добрый день, мистер Картер. Я рад знакомству, - я говорил по-английски. - Я - Вячеслав Орлов. Россия, Москва.
- Рад знакомству, мистер Орлов. - Мы пожали друг другу руки. - Добро пожаловать в Гелиум. В Гелиуме я гостил десять дней. Джон Картер познакомил меня со свое семьёй и друзьями. Я
своими глазами видел Дею Торис, Тару, Гувию из Птарса. Я разговаривал с Тедрос Морсам и Морс Каяном, Карторисом, Кантос Каном и многими другими. Все они с величайшим интересом выслушали мою историю. С Джоном Картером мы общались много дней подряд. Его интересовали новости с Земли. Скажу честно, он был опечален. Кроме того, мы обсуждали блестящие перспективы союза Хорца и Гелиума. Мне было интересно знать, что в тех историях, что я читал на Земле у Берроуза было правдой, а что выдумкой. Джон Картер слушал мои пересказы его приключений и частенько смеялся над выдумками и дополнениями, их украшавшими.
- Писатель просто не может ничего не добавить, - подвёл он итог.
Наконец, настало время мне покинуть Гелиум. Я пригласил на свою свадьбу весь правящий дом Гелиума вместе с вассалами и их семьями. Джон Картер взял с меня слово, что я погощу у него после торжеств. В Гелиуме мне вставили зубы, выправили нос и убрали шрам на лице. Что и говорить - врачи этого города были виртуозами своего дела. Джон Картер предоставил мне большой корабль, чтобы я мог вернуться в Хорц, со мной он отправил своего сына Карториса в качестве посла джеддака Гелиума. Наконец, я вернулся домой.
Оревары были счастливы снова меня увидеть, они считали меня погибшим. Хо Рая Ким, джнддак Хорца, устроил праздник в честь моего возвращения. На этом первая часть моей истории заканчивается.
Хотя кое о чём ещё надо сказать. Между Гелиумом и Хорцем был заключён взаимовыгодный договор о сотрудничестве. Сразу же, как только смог, я вернулся в Лотар за своей невестой. Мы сыграли свадьбу в Хорце. Вся страна праздновала это событие целый месяц. Таких гостей, какие тогда собрались во дворце джеддака Хорца, раньше не собиралось нигде. Здесь были правящие дома половины государств Барсума. Потом были не меньшие по размаху торжества в Лотаре. Затем мы посетили Гелиум, долину Дор, Окар, Птарс, Каол, Дахор и лишь потом вернулись в Хорц.
Наше государство процветало, население росло, мы достигли многого в науке и технологиях. Наши союзники, красные барсумцы, даже стали бояться нас. Лотар построил с нашей помощью свой флот и завязал отношения с многими государствами. Горная страна также изменилась, сделав под руководством джеддака Внора, моего друга и товарища по несчастьям, важные шаги на пути к цивилизации. Всё шло как можно лучше.
Документ
Категория
Юмор и сатира
Просмотров
13
Размер файла
91 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа