close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

код для вставки
О становлении и развитии института Уполномоченного по правам ребенка в Российской Федерации
18 февраля в 11-30 в Информационном агентстве "ГАРАНТ" состоялась интернет-конференция Уполномочен-ного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павла Алексеевича Астахова.
Тема конференции: "Становление и развитие института Уполномоченного по правам ребенка в Российской Федерации: законодательное регулирование, проблемы и перспективы".
Интернет-конференция организована Информационным агентством "ГАРАНТ".
Ведущий интернет-конференции - Сергей Царь (ИА "ГАРАНТ").
Должность Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка введена Указом главы государства от 1 сентября 2009 года N 986 "Об Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка".
В соответствии с этим документом Уполномоченный "вправе проводить самостоятельно или совместно с уполномоченными государственными органами и должностными лицами проверку деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также должностных лиц, получать от них соответствующие разъяснения; направлять в федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и должностным лицам, в решениях или действиях (бездействии) которых он усматривает нарушение прав и интересов ребенка, свое заключение, содержащее рекомендации относительно возможных и необходимых мер восстановления указанных прав и интересов; привлекать в установленном порядке для осуществления экспертных и научно-аналитических работ, касающихся защиты прав ребенка, научные и иные организации, а также ученых и специалистов, в том числе на договорной основе". Кроме того, Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка наделен иными полномочиями, предусмотренными действующим российским законодательством.
Заняв свое место в системе государственных органов, данный институт стал инструментом независимого государственного контроля за соблюдением прав и интересов ребенка, эффективным механизмом комплексной защиты прав и законных интересов как отдельных детей, так и целых групп.
В ходе интернет-конференции был проанализирован региональный опыт создания института Уполномоченного по правам ребенка, а также приоритетные направления его дальнейшего укрепления и развития, рассмотрены актуальные вопросы совершенствования законодательства в сфере защиты семьи и детства, проблемы, с которыми приходится сталкиваться в ходе осуществления контроля за соблюдением прав, свобод и законных интересов детей в России. Ведущий: Павел Алексеевич, Вы совсем недавно назначены на эту должность. Каковы приоритетные направления Вашей деятельности на ближайшее время? Каким проблемам, на Ваш взгляд, следует уделить особое внимание в вопросе соблюдения прав и свобод российских детей?
Астахов П.А: Ваш вопрос - очень хороший и очень сложный. Постараюсь ответить, потому что в сфере защиты детей какой вопрос не подними, он всегда важен, начиная от рождения ребенка, первых секунд его жизни на нашей земле. Как минимум ребенку надо обеспечить жизнь, поддержать его, вовремя покормить, оказать внимание, заботу, ласку. Необходимо поддерживать, когда он начинает вырастать. И вдруг выясняется, что мама в роддоме от него отказывается, он не нужен маме и папе. Или складывается ситуация, когда он теряет маму и папу. Возникает вопрос, кто должен заниматься ребенком? Государство. Все современные правовые системы устроены так, что если ребенок становится не нужен своим родителям, будь то отказ при рождении или постепенный приход к пониманию того, что ребенок лишний в вашей жизни, или же происходит его насильственное изъятие из семьи, государство принимает на себя ответственность по оказанию помощи ребенку. Помимо тех обязательств, которые провозглашены в Конституции РФ: поддержка материнства, отцовства и детства, защита любого человека, ребенка, государство в случае с детьми, которые остались без попечения родителей, становится их основным защитником и основным опекуном в лице разных органов, в зависимости от того, на какой ступени располагается детское учреждение. Муниципальное образование, муниципальное учреждение, регион, город, район отвечают за этого ребенка. Это понимание, к сожалению, на мой взгляд, еще до конца не сформировалось. Во многих регионах, где я уже был и куда еще поеду, почему-то относятся к детям, оставшимся без попечения родителей, как к каким-то лишним, ненужным, ничьим детям. Если родители отказались, значит это уже второй сорт. Это неправильная позиция, неправильное отношение к детям. Если они остались без опеки и попечения родителей, то стали государственными детьми. Они в какой-то степени стали детьми Президента РФ. Я, как Уполномоченный при Президенте РФ, должен следить в первую очередь за тем, чтобы государственные дети получали все необходимое, не меньше, чем это получают дети в нормальной полной семье, а даже, может быть, и больше. Обеспечение ребенка, как задача, не сводится к тому, чтобы его обуть, одеть, накормить, отправить в школу, лечить, когда заболеет. Помимо этого у государства есть другие обязанности. Во-первых, следить за тем, чтобы ребенок рос, полноценно развивался по законам, а не проповедовал криминальную субкультуру, как это выяснилось сейчас в одной известной школе-интернате, где долгие годы дети, предоставленные самим себе, культивировали эту субкультуру. Делили всех на авторитетов, шестерок, занимали лучшие помещения, буквально заставляли остальных на себя батрачить. И это все в государственном учреждении, при воспитателях, административном персонале. Когда я начинал работать в этой должности, то представлял себе, что проблем действительно много, понимал задачи, которые стоят. Мне известен зарубежный опыт, я жил в Америке, в Испании, во Франции, неплохо знаю Швецию. Например, стандарт шведских детских учреждений таков: на двоих детей приходится один воспитатель. Я думал, какие у нас могут быть стандарты, наверно, 10-20 детей на одного взрослого человека. Вначале я говорил, что нам надо не расформировывать детские дома, а каким-то образом укрупнять, распределяя детей, добиваясь различных семейных форм устройства, патронатных семей, замещенных семей, детских домов семейного типа. Но не расформировывать людей, не разгонять, потому что люди, которые работают в этой сфере - особые люди. Необходимо добавлять грамотный, квалифицированный, опытный персонал в уже существующие детские дома. Таким образом, следует менять стандарт, чтобы один взрослый приходился на пять воспитанников.
Недавно с моими советниками мы посетили более 30 подобных учреждений Сибири, разного типа, начиная от домов малютки, социальных приютов, заканчивая реабилитационными центрами, центрами временного содержания, детских колоний. Оказывается, у нас в России стандарт совсем другой, еще круче, чем в Швеции. У нас в Доме малютки в Канске, расположенном недалеко от Красноярска, где 45 градусные морозы, где расположены воспитательная колония, два разорившихся завода, на одну малютку приходится две взрослые нянечки, медперсонал, медицинское учреждение, т.к. Дом малютки к относится Минздраву. Разве это нормально?
В школе-интернате № 2 в городе Ижевске на 102 воспитанника, один из которых в бегах, приходится по штату 152 воспитателя, а укомплектовано только 92, практически один к одному. Неужели нельзя приставить к воспитаннику одного взрослого человека, чтобы он вел над ним шефство. Есть такая воспитательная форма - наставничество. Взрослый человек всегда может что-то рассказать ребенку, если вы правильно комплектуете взрослый персонал, если вы не набираете ранее судимых, как было в школе-интернате № 2, где работали шесть ранее судимых человек, дважды судимый повар. Это какая же там вырастет культура? "От осины никогда не родятся апельсины", так и здесь. Поэтому я очень удивился, что у нас это считается нормальным стандартом.
Во всех детских учреждениях, где мы были, редкость, когда менее, чем один взрослый приходится на одного воспитанника. Поэтому задачи здесь понятны.
Имеется другая серьезная задача, которая требует разрешения. Мы наведем порядок в государственных учреждениях, я обещаю, что порядок наведем самыми жесткими методами, порой не очень популярными, и пусть меня критикуют, пусть обижаются, считают, что это не самая первая важная задача. Многие полагают, что важная задача для России - не растить государственных детей, а строить, пахать, добывать нефть. Ничего подобного, у нас некому будет строить, пахать, добывать нефть, если мы не вырастим этих детей. У нас 90% детей из неблагополучных интернатов попадают в места лишения свободы. На сегодняшний день они все, так или иначе, совершали правонарушения, преступления. Некоторые дети совершали преступления по 2-3 раза в возрасте 12, 13, 14, 16 лет. Что из них будет дальше?
Бунт в школе-интернате № 2 состоялся потому, что воспитанник не знал, что с ним будет. Ему исполняется 18 лет, а у него полная неизвестность, что с ним произойдет дальше. Он не знает, что будет за дверью интерната. Он привык здесь жить, как ночной директор, у него отдельная комната, к его услугам рабы малолетки, спиртное, курево, деньги. А что будет за дверью во взрослой жизни, он не знает, испугался, решил бунтовать. О чем это говорит? Взрослые люди не объяснили, что жизнь не кончается выпуском из школы-интерната или из детского дома, а только начинается.
Мы зашли в столовую: три первых блюда, три вторых блюда, два компота, салаты на выбор, 4-разовое питание. Многие из них, на так называемой свободе, не видели этого. У них не было чистого белья, не было постельного белья, у многих из них вообще постели не было. Смотришь личные дела детей, а там написано, откуда он, что он из себя представляет, кто у него были родители. У многих они вообще неизвестны или лишены родительских прав. Страшно за них, потому что завтра они выйдут и не знают, что их ждет в самостоятельной жизни. Перед нами стоит задача социализации, реабилитации ребенка, подготовки его к будущей жизни. У него на несколько лет должно быть расписано, куда он пойдет учиться, чем он будет заниматься, кто его будет сопровождать. Я еще раз говорю, что мы разберемся с государственными детьми, заставим чиновников относиться к этим детям, как к своим.
Следующая проблема, которая, на мой взгляд, сегодня актуальна - насилие против детей. Насилие, которое ушло с улиц, поскольку сегодня ужесточается наказание, благодаря эффективным действиям Президента Медведева Д.А. За прошлый год им внесено несколько поправок в Уголовный кодекс РФ, которые были приняты. Были увеличены сроки дополнительного наказания: до 20 лет лишения права работы с детьми, если человек совершил преступление против ребенка. Увеличены сроки наказания вплоть до пожизненного лишения свободы за преступления против детей. Увеличен срок, после которого можно ставить вопрос об условно-досрочном освобождении. Только после отбытия трех четвертей, полученного наказания можно условно-досрочно освобождаться. Мы считаем, что здесь нужно не отставать от мировой и европейской тенденции, когда такие люди вообще не подлежат условно-досрочному освобождению. Например, педофилы. Рецидив таких преступлений 95% везде, не только в России, в мире, в Европе, в Америке. Человек, который встал на этот путь, совершил преступление против ребенка, как будто попробовал свежей крови, он становится вампиром, он опасен. Его нельзя условно досрочно освобождать. Обратите внимание, они, как правило, очень хорошо себя ведут в местах лишения свободы, они же интеллигентные люди, они же, в общем-то, выступают в их понимании за любовь. Еще здесь возникает вопрос контроля за освобожденными лицами, которые совершили преступления насильственного характера против детей. Только в первом чтении прошел Закон о контроле за лицами, отбывшими наказание в местах лишения свободы. С апреля прошлого года этот Закон завис в Государственной Думе, его надо проталкивать. Нужно, чтобы общество говорило о том, что контроль должен быть. По новому закону надо поставить в обязанность всем руководителям учреждений, имеющих отношение к детям, проверять по всем информационным базам того человека, который будет работать с детьми. Проверить, нет ли у него судимостей и пр. В Америке есть две базы данных. Есть открытая база данных, где учитываются все педофилы, насильники, растлители. Есть закрытые базы данных. Открытые доступны любому работодателю. Мало того, приходите вы устраиваться в Америке на работу, они вам сразу дают кассету или диск для просмотра, в котором рассказывается о том, какие могут быть совершены преступления, правонарушения против детей. После просмотра необходимо расписаться, что вы об этом знаете, с этим ознакомлены. Это значит, что на вас лежит повышенная ответственность. И если вы совершаете правонарушение, преступление против ребенка, то никакого снисхождения вам уже не будет. Эта система контроля должна быть очень жесткой. Мы сейчас с Министерством образования будем решать вопрос, чтобы при приеме на работу будущий педагог, воспитатель подписывал документ, что он обязуется не нарушать существующие законы. Я уверен, что даже такими простыми профилактическими мерами можно заставить задуматься человека, который имеет какие-то сомнения на этот счет. Мы можем усиливать наказание до бесконечности, но те, кто совершает подобные преступления в большинстве своем просто не читают Уголовный кодекс, поэтому им необходимо рассказывать об этом.
Следующая проблема заключается в том, что насилие уходит с улиц в связи с ужесточением наказания, перемещается в семью. Мы каждый день получаем от Следственного комитета при прокуратуре РФ оперативную справку по ситуации в стране. Нужно отдать должное Александру Ивановичу Бастрыкину, потому что у него приоритет по защите детей является номером один. Большинство преступлений в отношении детей совершаются в семье. Их совершает, как правило, отчим, сожитель, гражданский муж, какой-то гость, пришедшей к матери, которая часто видит и понимает, что в отношении ее ребенка совершаются противоправные действия, но молчит. Я считаю, что таких матерей нужно привлекать к ответственности как соучастников преступления. В Великобритании человек, который видел, что ребенка ведет не его родитель, не близкий человек, а потом с ребенком что-то происходит, но он вовремя не сообщил об этом правоохранительным органам, становится соучастником преступления. Я считаю, что мы можем найти способ, чтобы дать людям понять, что они будут отвечать за то, что не сообщают о преступлении, которое начинается.
Я только что был в Красноярске. Там произошел следующий случай. Мать ушла на свидание и оставила двоих детей (2 года мальчику, 5 лет девочке), в квартире, заперла все замки, включила обогреватель, поставила его возле кровати и убежала на свидание к мужчине. Пока ее всю ночь не было, дом сгорел, дети сгорели.
Должна такая мать отвечать? Она - фактически убийца, не умышленно, но убийца. За прошлый год количество насильственных преступлений против детей достигло 100 000. Из них большинство совершено в семье, где живет ребенок, и выйти никуда не может, ему некуда бежать. А с гибелью ребенка пропадает целая Вселенная. Это те дети, которых он смог бы родить и вырастить. У нас всего 27 с небольшим миллиона детей - это очень мало для нашей страны. Поэтому одна из главных проблем - насилие в семье. Как здесь быть, какие рецепты можно дать? Во-первых, по всей стране должна появиться единая горячая линия. Это требует определенных государственных затрат и ресурсов, это очень недешево. Мы сейчас хотим выйти с предложением к МЧС России, потому что МЧС лучше других органов и других министерств освоило эту работу. У них есть единая спасательная служба, психологи, специалисты, которые сразу реагируют на любой звонок. В некоторых регионах такая линия уже есть, например, в Красноярске. Ее телефон висит у школьного инспектора. Это, кстати, новая форма, которая в некоторых регионах очень активно вводится. В школе сидит милиционер, в основном женщины-офицеры, у которых имеется отдельный кабинет. Любой ребенок, любой взрослый может зайти к ним и один на один и рассказать о своих проблемах. У каждого ребенка есть личное дело, ведутся профилактические беседы, о чем говорили, что рассказывали. Если нужна психологическая реабилитация, она приглашает психологов, есть социальный педагог. Есть положительный опыт, который надо использовать. Есть такие регионы, как, например, Ижевск, где школа-интернат N 2 выпала из общей работы, туда не доходили ни социальные работники, ни психологи, ни люди, которые умеют работать с детьми, объяснить ребенку, как ему построить свою жизнь и пр. Есть такое понятие, как "индивидуальный план ребенка". У каждого ребенка, особенно проблемного, или ребенка из группы риска, должен быть индивидуальный план. В Америке, в Европе есть школьная полиция. Во Франции утром дети идут в школу, стоит полицейский пост. Вечером возвращаются из школы, стоит полицейский пост. У нас только после известных трагических событий на Северном Кавказе некоторое время стояли милиционеры возле школ. У школы-интерната N 2 в Ижевске сейчас тоже поставили пост милиции, сидят 2 милиционера. А раньше нельзя этого было сделать, когда по 60 человек не ночевало в интернате? По телевизору в Красноярске идет вечером бегущая строка с различными частными объявлениями. Я обратился к телерадиокомпаниям с тем, чтобы, например, хотя бы каждое десятое объявление содержало такие слова: "дети в опасности, звоните, телефон такой". Это не требует никаких денег, никаких усилий. И такая мера будет работать. Давайте договоримся с коллегами-журналистами, особенно с телевизионщиками, показывайте людей, которые звонят, сообщают, неравнодушных людей. Необходимо донести до людей, что сообщение такой информации - это не "стукачество", это спасение чьей-то жизни. Мы сейчас договорились с Красноярским Губернатором о том, что будем реализовывать эту меру, запустим такие сообщения по своим каналам, объясним людям, что надо делать, если ребенок в опасности. Сегодня самая приоритетная задача - спасать детей, которые погибают в своих квартирах.
Следующая группа риска у нас - это разведенные женщины с детьми. На мой взгляд, они являются группой риска по многим показателям. Во-первых, женщина с ребенком находится в тяжелейшей психологической ситуации после развода и распада семьи, в сложной материальной ситуации. Естественно, она хочет устроить свою личную жизнь. Это нужно понимать. Где общественные организации, где социальные службы, которые должны помогать женщине в этой ситуации? Ее нужно брать под ручку и просто помогать. Не контролировать, а просто помогать. В Америке около 80 % работы, которую должно выполнять государство по защите детей, отдано фондам, общественным организациям, некоммерческим организациям, организациям социальной направленности. Это нормальное явление, потому что милиционера, чиновника в погонах люди не пустят. Общество должно брать на себя эту функцию. Не государству же лезть в каждую квартиру и заглядывать к гражданину. У нас только один критерий, по которому изымается ребенок до решения суда из семьи, реальная опасность жизни и здоровью ребенка, других нет.
Очень интересная форма введена в одном из регионов. Уполномоченный по правам ребенка делает своими помощниками, представителями женщин, которые входят в так называемый спецотдел по защите детей при ГУВД. Все они офицеры милиции, но они ходят в гражданском, у них имеется удостоверение помощник или представитель Уполномоченного по правам ребенка. Они приходят в квартиру. Здравствуйте, я помощник, представитель Уполномоченного по правам ребенка. Чем Вам помочь? Естественно, им сразу рассказывают про свои проблемы. Они - профессионалы, офицеры милиции. И опытный человек сразу видит, что не так в семье. Такие формы и надо развивать. Поэтому здесь наша основная задача - взять под контроль детей, которые страдают в семьях, в квартирах. Есть проблема обеспечения детей сирот жильем, очень серьезная проблема. Я езжу по регионам, везде один и тот же слоган: "дайте денег, дайте денег, дайте денег". Во-первых, не все меряется деньгами. Да, материальный достаток важен, потому что когда невозможно купить продукты, то здесь уже хоть "волком вой". В этом случае должны помогать общественные фонды, общественные организации. У нас есть организации, которые по грандам осуществляют такую помощь. Например, Вера Канкина в Санкт-Петербурге в Колпино, о которой сейчас все говорят. Год ей помогал Благотворительный фонд имени Святого Димитрия Салунского. Продукты приносили, лекарства, детские вещи, она за год ничего не сделала, не сделала шага навстречу. Она с удовольствием все это потребляла, и ничего не делала, даже в квартире своей не убралась. Когда пришли изымать детей, в протоколе написали: "по квартире пройти невозможно из-за того, что вперемежку ломаная мебель, детские вещи, мусор, объедки и тараканы". Дети не ходят по земле, не ходят по полу, а прыгают по диванам. Ей бедность не позволяет убрать мусор, скажите, пожалуйста? Поэтому не все определяется деньгами, и "богатый тоже плачет".
Мы же видим, что происходит с детьми, которые оказались заложниками отношений родителей, когда распадается благополучная семья. Все мы видели, что происходило в прошлый год. Это скандалы в семьях Рудковской - Батурина, Байсарова - Орбакайте, Слуцкер, все видели. Ребенок заложник. И вот ребенка, представьте себе, ребенка перетягивают родители, а мало того дети, которые достигли возраста 10 лет, они в суде должны высказать свое мнение, с кем он хочет остаться. Представьте себе на секундочку, ребенок, который одинаково любит маму и папу, который в принципе только хорошее видел от мамы и от папы. А ему говорят, скажи, пожалуйста, с кем ты хочешь остаться? В суде сидят судья, прокурор, органы опеки, все так серьезно, и ребенку говорят, сделай выбор в пользу мамы или папы. Это, что рулетка? Почему ребенок должен делать этот выбор? Почему такая слабость органов опеки? Почему законодательство не успевает за практикой? Мы встречаемся с Председателем Верховного Суда Российской Федерации Вячеславом Михайловичем Лебедевым и с удивлением вместе смотрим, что пленум по вопросам раздельного проживания детей при расторжении брака состоялся в 1998 г. То есть обобщение практики было в 1998 г., но тогда была другая страна, другое общество. Олигархи только набирали обороты, только накапливали свои капиталы, а вот когда накопили, тогда уже стали делить, есть что поделить. Отомстить нелюбимой или наоборот горячо любимой жене, забрать ребенка. Органы опеки должны дать справку обследования жилищных условий и рекомендации, с кем должен жить ребенок. У нас есть дела, когда в течение месяца один и тот же инспектор дает 2 разные справки. Должен жить с мамой ребенок, и вдруг должен жить с папой. Что такое случилось? Папа исправился, таким хорошим стал за месяц или чье-то материальное благосостояние улучшилось? Это не критерий оценки, не подход к решению вопроса судьбы ребенка. Надо срочно вносить изменения в Семейный кодекс, надо соединять воедино в процессуальном Кодексе дела о расторжении брака, о выплате алиментов, об определении места жительства ребенка и порядка общения и о разделе имущества супружеского. Это же связанные между собой иски. Каждый юрист на первом курсе скажет. Ну, как это так расторг брак, разошлись они, а остальные вопросы. Судья говорит, а остальные вопросы мне не задавали, я умыл руки. Другой процесс, другого судью. Что хотите, ребенка делить? Это не ко мне. Вы же заявили иск только о расторжении брака. А женщина просто может не знать о том, что надо ставить это вопросы. Мы ведем просветительскую работу, помогаем, без устали говорим. Верховный Суд обещал обобщить практику, может быть, до конца года состоится Пленум, предложат изменения, у них есть право законодательной инициативы внести такие поправки. В процессуальном Кодексе надо объединять эти дела. Во всем мире так слушаются дела. Приходишь разводиться, вопрос с детьми решен? Не решен, тогда слушаем тоже. Как вы будете общаться с ребенком, не решили? Оба родителя имеют равные права. Закон не может давать норму и не определять механизм ее исполнения. Надо четко указывать, пришли в суд разводиться, нет согласия по поводу содержания ребенка и места его проживания. Решает этот вопрос суд.
Следующий законодательный шаг. Обязательное назначение комплексной педагогической, медико-социальнопсихологической экспертизы по 4 критериям. Необходимо выяснить, с кем ребенку лучше жить, с кем он лучше развивается. Как, в какой мере, в каком объеме ребенок должен общаться с тем и с другим родителем? Родители разводятся, но они не теряют права свои. Мало того, даже родители, лишенные родительских прав, несут на себе обязанность выплаты алиментов ребенку. Его лишили родительских прав, но он должен платить до совершеннолетия алименты на содержание ребенка. Это не государство на себя взяло полностью обеспечение ребенка. Только что я говорил об этом с судебными приставами. Смотришь личные дела, судебные приставы-исполнители взыскивают, но дальше дело не двигается. На водку у должника денег хватает, а на алименты не хватает. Лучший пример демонстрируют итальянские полицейские. Диего Марадона куда бы не прилетел, будьте любезны часы с ручки раз, ах у вас на второй руке тоже часы, мода такая, давайте вторые часы. Сережка бриллиантовая в ухе, давайте сюда сережку, до трусиков разденьтесь, забираем все. Вот пример неравнодушного отношения к взыскания долгов. Смотрят судебные приставы, удивляются, говорят, будем также. Выясняется, что должник пользуется чужой машиной по доверенности. Сколько таких родителей, которые не хотят платить алименты, живут по доверенности? Да во всем мире это уже не проблема, у нас уже это не проблема, уже имущество третьих лиц взыскивают. Пользуешься, живешь в этом доме. На кого записан? На дядю, на бабушку, на друга? Если ты живешь в этом доме, ты выгоду получаешь? Или пользуешься машиной по доверенности, выгода есть у человека? Есть, конечно, даже с точки налогообложения. Выгода - это доход. А как записано в решении суда? Алиментные обязательства со всех видов дохода составляют на одного ребенка 25%. Мы сейчас задержим машину, выясним у хозяина, как давно он пользуется этой машиной. Первое, надо вводить методики расчетов. Второе, внедрять в практику. Есть же способы, оглянитесь вокруг себя, мы живем в открытом мире, надо изучать этот опыт и применять. В Испании за каждым должником приставлен человек, который ходит либо в смокинге, либо с ушами заячьими, сразу видишь. Должник, который не платит алименты идет, и за ним идет такой заяц. Он идет на переговоры, а заяц рядом с ним, поэтому должника никуда не пускают, кредитов не дают. Такая популистская мера, но зато очень доходчивая. Слава Богу, за последний год приставы отчитались меньше на 58 000 исполнительных производств по алиментам. Это говорит о том, что меры, которые применяются, сегодня приставам дали возможность арестовывать машины. Мы видели, как изымают у человека водительское удостоверение, если он является должником, за границу не выпускают, с мобильных телефонов списывают деньги. Приставы сегодня могут входить в квартиру, выселяют несчастного дворника с детьми. Видели все, случай был в Москве. Поэтому полномочий более чем достаточно, необходимо их грамотно использовать.
Регионы просят деньги. Оглянусь на опыт, который существует вокруг. Что было во время строительного бума? Я был в Омске, едем с Губернатором вдоль Иртыша. Я спросил, что такое стоит стеной до горизонта, не видно конца и края. Он говорит, что построены новые районы. Огромное количество районов. В Омске очень хороший опыт, они строили социальное жилье, жилье для многодетных. Если у вас двое детей, значит, 50% на себя берет область по оплате ипотеки, если у вас трое детей - бесплатно. Да, это было до кризиса, можно сказать был строительный бум. А кто мешал подумать немножко вперед, что закончится бум, в том числе и в Москве. У нас мало жилья строится в Москве, строилось до кризиса? Очень много жилья, везде висели плакаты о покупке Почему в каждом доме, где есть доля Правительства Москвы, не закладывается доля социального жилья? Это же элементарно. Генерал Де Голль придумал это еще после Второй мировой войны. Во Франции у всех, кто нуждается, есть социальное жилье. 15% в каждом доме отдай в социальное жилье, выкупи метры, построенные у государства или у муниципального образования по коммерческой цене. Почему Российская Федерация должна дать денег? У нас муниципальные власти несут ответственность за детей, которые проживают, и которым надо обеспечить государственное жилье.
Второй вариант: закрепляют жилье, формально смотришь по бумагам, жилье есть. Проживала девочка, родителей лишили родительских прав, мама, папа давно спились, их нет в помине. Начинаешь смотреть на практике, девочка 18 лет приходит к этому жилью, а там развалины. Деревянный дом, в котором не жили много лет, она туда не ездила, естественно, девочка живет в детдоме, а жилья нет. Где и как ей жить? Поэтому это вопросы, которые могут быть решены при нормальном подходе к вопросам хозяйствования, элементарного менеджмента на муниципальном уровне. Не надо бояться застройщику-девелоперу сказать, будь добр, хорошо не 15%, пожалеем наших несчастных олигархов, девелоперу, скажем, 5% дать в социальное жилье. Если с каждого дома получить по 5%, мы за 5 лет всех обеспечим жильем, в первую очередь, детей-сирот, потому что им сложнее всего.
Следующая проблема: они получают жилье, но тут же его приватизируют, меняют на что-то. Знаете, что сейчас самое популярное, что называется "фишка" у молодежи: менять квартиру на ноутбук, на компьютер, на машину в лучшем случае. Целая серия таких дел. Детдомовец не привык жить в доме, ему это не интересно, ему сейчас важнее иметь машину или компьютер, чтобы играть, поразвлекаться, потому что дети не готовы к этой взрослой жизни. И здесь надо брать на себя ответственность, чтобы контролировать таких детей. Не просто дать квартиру, выпустить из детдома. Органы соцзащиты должны вести ребенка, хотя бы 3 года, чтобы не дать ему возможности эту квартиру поменять на ноутбук.
Человек решил взбудоражить нашу общественность идеями, которые еще 70 лет назад осудил весь мир. Во всем мире отношение к детям-инвалидам, детям с ограниченными способностями, мне так корректней, правильней, их называть, уже давно не как к неким изгоям, лишним детям. В лучшем случае, их называют особенными, как в Америке. Общая установка на то, что это дети, которые нуждаются в повышенной защите и их инвалидность - не какая-то ошибка природы или проблема их жизни, это часть жизни, явление жизни. Жизнь многообразна от провала до успеха, от рождения до смерти. Так и здесь, человек может быть спортсменом, развитым, пышащим здоровьем, а может быть инвалидом, это тоже жизнь. Поэтому к этому надо относиться как к одному из проявлений жизни, вот и все, тогда все становится на места. Еврокомиссия дает рекомендацию избавляться полностью от домов инвалидов, детских домов инвалидов. Детские дома, специализированные дома - это прошедший век, от нее надо избавляться, детей надо устраивать в другие формы, делать семейные, социальные дома. Мне понравилась в Иркутской области форма социальные деревни. Дети трудоустроены, сами заботятся о себе, ведут натуральное хозяйство, куры, утки, гуси, овцы, коровы. Они счастливы, у них стоит 17 домов, все дети, которые были так или иначе под опекой государства. Находится 2-3 крепких семьи, которые помнят генетическую традицию заботиться о детях, и создают социальную деревню. Дети растут совершенно спокойно, им не надо куда-то в другой город стремиться ехать. Сегодня в Приморье экологически гораздо чище, чем в Москве, там солнце светит 322 дня в году, даже в Иркутской области. Сегодня в Приморье, на Дальнем Востоке бесплатно дают землю, но здесь есть лукавство, которое надо исправлять. Землю получишь, а необходимо еще и подключение электричества, канализации, воды, газа. Надо, чтобы государство и местные органы исполнительной власти шли на встречу людям, особенно, когда речь идет о создании социальных деревень, социальных домов. Это надо развивать, надо всячески популяризировать. Это выход, когда кризис, нет работы, когда матери не знают, что делать. Матерям надо объединяться. Есть примеры, когда матери, оставшись одни с детьми, объединяются, создают клубы по интересам, интересуются, друг друга поддерживают. Здесь направлений работы очень много. Я просто хотел вам сегодня немного штрихами набросать сферу моих интересов, потому что раньше я был адвокатом, защищал одного конкретного клиента, какого-нибудь очередного обездоленного олигарха, или простого человека, которому удалось попасть ко мне. А сегодня я отвечаю за все 27 миллионов детей. Я сейчас начинаю думать как ребенок, смотреть глазами ребенка на все, но решать по-взрослому. Мы должны видеть проблему глазами ребенка, но решать ее по-взрослому. Вот это основной тезис моей работы. Вопрос из зала: Александр Иващенко, агентство "Интерфакс". Павел Алексеевич, можно уточнить, каковые сроки введения горячей линии? Будет ли она круглосуточная, будет ли она федеральная, будет ли эта горячая линия в регионах?
Астахов П.А: Сроки должны быть самые сжатые, по моему твердому убеждению. Но эта затея недешевая, во-первых. Во-вторых, технически очень сложно осуществимая. Я сейчас ориентирую регионы на то, что если в каждом субъекте появится такая горячая линия, регион сам на себя возьмет техническую и материальную части, нам легче будет объединить все это в единую систему. Моя первоочередная задача - проехать по всем регионам. Я до конца года обещаю проехать с проверками по всем регионам. Я приезжаю с бригадой. Это работники моего аппарата, своеобразный детский спецназ, я так его называю. Это женщины, которые по 20-30 лет проработали в сфере защиты прав детей, в органах соцзащиты, психологи, педагоги, юристы, авторитеты международного класса. Есть Галина Владимировна Семья, одна фамилия чего стоит. Она - профессор, дважды доктор педагогических и психологических наук. У нее написана масса работ. Она находилась 5 дней в школе-интернате № 2 в г. Ижевске, и местные власти не заметили, что там сидел и работал психолог международного класса, выявил все лучше любого оперативника. Все криминальные связи детей, все их недостатки и т.д. Потому что, люди делятся на две категории, которые не хотят ничего делать, либо не умеют ничего делать. Мы приезжаем и говорим, как организовать, даем методические рекомендации. Если регионы возьмут на себя организацию горячих линий, нам будет легче, потому что с МЧС пока это только вопрос разговора. У нас есть фонд защиты детей, попавших в трудные жизненные ситуации, государственный фонд Минздравсоцразвития, который уже несколько лет говорит о горячей линии. Если они ее быстрее сделают, честь им, хвала, подключимся, но у них есть свой график, свое видение. Сейчас будем работать с МЧС. Это должна быть доступная и простая линия, цифры должны быть доступны и просты. Каждому ребенку в школах, в детских садах, на вокзалах, в местах скопления людей должен быть известен этот телефон. Пусть звонят дети, взрослые. Я видел, как это делается в Европе, везде на каждой автобусной остановке видел, услышал, узнал.
Вопрос из зала: Александр Иващенко, Агентство "Интерфакс". Вы недавно выступили с инициативой, во всяком случае так утверждает Ваша пресс-служба, заключить договор между Россией и Францией о взаимопомощи в разрешении семейных споров между гражданами обеих стран в контексте прав детей? Проблемы были, как мы все знаем не только с Францией, но и со Словакией, с Финляндией. Считаете ли Вы, что России целесообразно заключить двусторонние договора со всеми странами Евросоюза? И если Вы считаете, что это необходимо сделать, намерены ли Вы выступить с Вашими соображениями и представить их в соответствующие ведомства?
Астахов П.А: Начну с конца. Я уже выступил с этими соображениями, объяснил Министру иностранных дел Сергею Викторовичу Лаврову 19 января 2010 года свою позицию, потому что я, как международник по юридическому образованию, понимаю, что невозможно реализовывать наши решения суда на иностранной территории, иностранныерешения на нашей территории, когда нет правовой базы под это, нет юридической основы. И такие договоры у нас, к сожалению, сегодня с большинством стран отсутствуют. Но, есть, например, Конвенция ООН по правам ребенка. И Конвенция ООН сама по себе служит базой. Участие в этой Конвенции обязывает стран-участниц заключать двусторонние договоры, а не только многосторонние конвенции. Мы договорились с Сергеем Викторовичем Лавровым. Я пытался наших дипломатов подтолкнуть, потому что работал во Франции, видел все проблемы, которые происходили на моих глазах с той же Захаровой, Беленькой и многими другими, которые не так сильно озвучили свои проблемы.
Если французы говорят, что не хотят с Россией заключать договор, я предлагаю их позорить, потому что стыдно подписать конвенцию, не заключая такой договор. Это не соответствует международным обязательствам Франции, давайте говорить об этом везде с высоких трибун. И мы начали говорить. На пресс-конференциях я говорил, что Франция не хочет заключать такой договор. Что вы думаете? Ко мне вчера приходят два советника Посла Франции в России и специальные представители по полицейским делам Франции, и говорят: "Павел Алексеевич, мы знаем Вашу позицию, мы объясняем, в чем проблема. Проблема в том, что сейчас страны Евросоюза должны согласовывать заключение таких договоров с Еврокомиссией. Они говорят, мы практически согласовали эту позицию, готовы, давайте обсуждать". Мы сейчас направляем предложение МИДу, Минюсту и Минобразованию, должно быть согласование. Я вчера отправил телеграммы Фурсенко, Лаврову и Коновалову о том, что надо поддерживать, надо делать шаг навстречу. Они говорят, мы сами заинтересованы в том, чтобы наши решения исполнялись у вас, ваши решения исполнялись у нас, это же взаимная история. Думаю, что в ближайшее время такой договор появится. Мало того, когда мы ездили с рабочей группой-комиссией Медведев - Обама в Вашингтон, я приехал специально на 2 дня раньше и вне рамок комиссии, вне рамок заседания пошел в Госдеп к начальнику отдела по розыску детей и по усыновлению. Там та же самая история, они подписали Гаагскую конвенцию, которую посетили 75 стран, а мы Конвенцию ООН, к которой США и Сомали не присоединилась, т.е. выпали 2 страны. Они говорят, подпишите Гаагскую конвенцию, тогда мы с вами заключим такой договор. Я говорю, подпишите конвенцию ООН, там больше народу подписалось. Он говорит, хорошо, давайте искать середину. Какую середину? У нас нет договора, у нас есть договор о помощи по уголовным делам с Америкой, но нет по гражданским и семейным. Хорошо, давайте сделаем, как первый шаг в международной, дипломатической практике. Есть такая форма как меморандум о понимании. Сделаем меморандум о понимании, что проблема такая есть, надо находить золотую середину, надо помогать. Та же самая история со Швейцарией. Я как адвокат вел 2 дела по Швейцарии, когда детей приходилось оттуда изымать. Второй случай был, когда есть решение суда в Швейцарии о разводе, муж подал. И в России бывшая супруга подала о разводе. Они никак не состыкуются. Швейцария говорит, что нам плевать на российское решение суда, у нас свои решения суда. Где найти точку соприкосновения, компромисс, договор? Поэтому договор, я думаю, в ближайшее время появится. Это сейчас зависит от усилий не Уполномоченного, а от усилий Министерства Иностранных Дел, дипломатов и Минюста.
Вопрос из зала: Лебедь Мария Владимировна, Российская академия государственной службы. Второй год у нас в Государственной Думе лежит законопроект по определению минимального размера алиментов, второй год он не рассматривается. Каков Ваш взгляд на этот законопроект, и каким образом этот самый минимальный размер алиментов все-таки надо определять, и будет ли он определен?
Астахов П.А: Определять минимальный размер алиментов, мне кажется, надо, исходя из прожиточного минимума в регионе. Потому что здесь должен быть Федеральный закон, должны быть по нему в каждом субъекте Федерации приняты модельные законы, потому что в каждом субъекте разные нормы. В Красноярске, например, 5300 руб. прожиточный уровень. Содержание ребенка в детских государственных учреждениях сегодня в среднем по России составляет 200 тысяч рублей. Но, если в Москве это 560 тысяч, то где-то в отдаленных регионах 180 - 190 тысяч. Мне кажется, этот вопрос нужно решать законодательно, потому что минимальные алименты, минимальный размер алиментов, как и минимальный размер оплаты труда, - цифра, которая должна существовать в государстве. Ниже этого ребенок не выживет, не будет существовать. Идея создания государственного алиментного фонда будет тяжела для государства, если будет реализована. Но она, по крайней мере, имеет право на существование и обсуждение. Я, когда был свободным адвокатом, всегда говорил, что проблема взыскания алиментов основывается не только на том, что уклоняются от их уплаты, а в том, что государство не так настойчиво их взыскивает.
Вопрос из зала: Лебедь Мария Владимировна, Российская академия государственной службы. Вы говорили, что за рубежом существует замечательная система: человека, приходящего работать с детьми, обучают в течение небольшого промежутка времени тому, что делать. Как Вы считаете, имеет ли смысл в наших педагогических институтах, университетах вводить какое-то минимальное юридическое образование для педагогов для того, чтобы они понимали, какова административная, уголовная ответственность за какие правонарушения, преступления предусмотрена?
Астахов П.А: Я считаю, что человек, получающий высшее образование любой направленности и специальности, должен в обязательном порядке знать юриспруденцию, изучать ее хотя бы один семестр. Должен представлять себе общее понимание об устройстве системы права в стране. Я считаю, что человек с высшим образованием, не прошедший такой курс, не может считаться полноценным, причем, каким бы не было это образование. В первую очередь, педагоги - это люди, которые должны понимать, что можно и что нельзя. Разве нет такого курса у педагогов? Мне кажется, есть, он как-то по-другому называется, основа какого-нибудь права, конституционное право. Обществознания недостаточно, это все-таки слишком общие знания. Я бы здесь вводил немного гражданского, уголовного права.
Вопрос из зала: Лебедь Мария Владимировна, Российская академия государственной службы. Павел Алексеевич, планируете ли Вы, как Уполномоченный по правам ребенка, вводить какие-то образовательные программы при Уполномоченном?
Астахов П.А: Хотелось бы ввести много программ. Я и сам, как адвокат, немножко делаю в этой связи. Выпустил год назад серию книг "Детям о праве", "Я и семья", "Я и школа", "Я и магазин" и т.д. Сейчас эти книги будут обобщены в виде детской энциклопедии, которую мы хотим раздать регионам.
Что касается образовательных программ. Сейчас есть несколько предложений от нескольких телеканалов. Для детей надо создавать программы, в том числе, правового звучания, дети готовы это воспринимать. Я получаю письма от детей, которые спрашивают, где можно почитать российские законы. А мы считаем, что дети еще не доросли, чтобы читать законы. Доросли они давно. Я бы вообще "Гаранту" предложил, пользуясь случаем, подключить ко всем школам СПС "ГАРАНТ", чтобы они могли пользоваться ею и изучать законы.
Ведущий: В большинстве школ уже стоят.
Астахов П.А: Здорово, отлично!
Вопрос из зала: Елена Овсянникова, дублер руководителя Департамента образования г. Москвы. Павел Алексеевич, как Вы считаете, должна ли быть оплачена работа Уполномоченного по правам ребенка в общеобразовательном учреждении?
Астахов П.А: Это зависит от каждой школы, индивидуально от каждого образовательного учебного учреждения. Где-то общественники, где-то родители создают такого уполномоченного, а где-то есть педагоги из педагогического состава.
Вопрос из зала: Елена Овсянникова, дублер руководителя Департамента образования г. Москвы. Дело в том, что это как раз нерегламентировано, может быть либо отгулы, либо какое-то денежное поощрение по предложению руководителя учебного образовательного учреждения.
Астахов П.А: Сложный вопрос, я бы его оставил на усмотрение руководителя общеобразовательного учреждения. Потому что, если мы введем 40000 уполномоченных, получится как в "Ревизоре", всем будем платить зарплату. Общественники иногда работают лучше, чем чиновники, потому что такие понятия как самодисциплина, ответственность, совесть, сознание не воспитываются государственной службой, они либо есть у человека, либо их нет. Поэтому здесь я бы оставил вопрос открытым. Как вам удобней в этом образовательном учреждении, так и решайте сами. Я сейчас даже не настаиваю на том, чтобы в регионах, где вводится по Указу Президента должность Уполномоченного, был единый порядок его формирования. Есть такой соблазн всех подчинить себе, создать вертикаль власти, так легко работать, отдавать приказания. И все же они по-разному формируются, существует три пути формирования. Через Аппарат Уполномоченного по правам человека, во многих случаях через его заместителя, через Законодательное собрание, т.е. выбирается местный парламент, либо через главу региона, губернатора, президента или мэра, просто назначается человек. Где, как удобнее, где эффективнее, значит так и лучше. Есть историческая, религиозная, традиционная специфика регионов. Так и в школах, школы разные у нас образовательные учреждения. Есть частные образовательные учреждения аккредитованные, лицензированные, там я думаю вполне можно и за деньги вводить.
Вопрос из зала: Вы считаете общественная нагрузка не достаточно объемна для педагогов в образовательных учреждениях?
Астахов П.А: Я не сказал, что надо бесплатно работать, бесплатный труд у нас запрещен и по Конвенции и по Конституции.
Ведущий: Павел Алексеевич, вы сейчас активно разъезжаете по регионам России с проверкой детских домой, колоний для несовершеннолетних. Скажите, с какими нарушениями прав и интересов детей вы сталкиваетесь чаще всего, как в среднем оцениваете состояние соблюдения прав детей в субъектах? (Быданцева Светлана Леонидовна, Самара).
Астахов П.А.: Чаще всего сталкиваюсь с равнодушием чиновников, их нежеланием "болеть" за судьбу конкретного ребенка. Инертность системы помощи семье и детям приводит к детским трагедиям. Что просто недопустимо! Ситуация с соблюдением прав детей в каждом регионе своя, но моя общая оценка - неудовлетворительно! "Круг заботы" о каждом ребенке не должен быть разорванным, звенья цепочки в профилактике и защите ребенка не должны быть слабыми. В тех регионах, где не хватает хотя бы одного звена (к примеру, нет УПР, КДН плохо работает, мэр города равнодушен к детским проблемам) - идет обрыв цепи и неизбежна детская трагедия!
Ведущий: Павел Алексеевич, для чего в сентябре 2009 года было принято решение ввести должность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, в то время как уже много лет в России существует должность Уполномоченного по правам человека? Не означает ли это, что функции Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и процедуры их реализации не позволяют эффективно обеспечить защиту и восстановить нарушенные права ребенка? Или причина заключается в другом? (Филиппова Надежда, Курган)
Астахов П.А.: Хороший вопрос. В соответствии с Конвенцией о правах ребенка, участником которой является РФ, ребенок - это особый субъект права (а не просто объект защиты). Многие годы мы осуществляли лишь социальную защиту ребенка, но не защиту его прав! Наши международные обязательства как государства-члена Конвенции требовали от нас создания специализированного института защиты прав детей. Институт УПР - это персонифицированный институт. Сам детский омбудсмен выполняет только функции по защите прав, свобод и законных интересов ребенка, не занимаясь защитой прав других категорий граждан. Нельзя "растворять" права детей в общей системе защиты прав граждан. Детский Уполномоченный является своеобразным "рупором", кричащим о проблемах детей, транслирующим голос ребенка на всех уровнях власти.
Ведущий: Уважаемый Павел Алексеевич! Как вы относитесь к такой идее, как разработка и принятие в каждой отдельно взятой школе своего Устава школы, который бы был доступным и известным для всех учеников, родителей, учителей и детально прописывал бы как формальные процедуры работы школы (особенности приема в школу, в профильные классы и исключение из них, порядок предоставления платных образовательных услуг, формы учета и контроля спонсорских средств учителями и родителями и т.д.), так и нормы взаимоотношений между участниками образовательного процесса? (Елена Смирнитская, Воронеж)
Астахов П.А.: В Федеральном законе "Об образовании" права и обязанности обучающихся, воспитанников образовательного учреждения определяются Уставом данного образовательного учреждения и иными, предусмотренными этим Уставом локальными актами.
Важно, чтобы с уставом могли ознакомиться родители и сам дети. Это также закреплено в ФЗ: п.4. ст.9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации": "В образовательных учреждениях и иных осуществляющих образовательный и воспитательный процессы учреждениях, а также в местах, доступных для детей и родителей (лиц, их заменяющих), вывешиваются тексты уставов, правил внутреннего распорядка таких учреждений; списки органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц (с указанием способов связи с ними) по месту нахождения указанных образовательных и иных учреждений, осуществляющих контроль и надзор за соблюдением, обеспечением и защитой прав ребенка.
Ведущий: Павел Алексеевич! По роду своей деятельности Уполномоченному по правам ребенка приходится взаимодействовать с представителями различных органов власти. Насколько весомо и авторитетно для них ваше мнение? Каким образом вы выражаете точку зрения Уполномоченного по правам ребенка на тот или иной вопрос? Какую документальную форму это имеет? Какова сила этих документов? (Виктория Степанцова, Иваново)
Астахов П.А.: Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка - это очень высокий статус института, который закреплен в Указе Президента РФ. Этот статус, само предназначение данного института и полномочия, данные мне Президентом Д.Медведевым, позволяют находить взаимопонимание с руководителями самого высокого звена и представителями различных ведомств. Я честно и открыто, учитывая только интересы ребенка и становясь на его позицию, провожу личные расследования, вылетаю в самые удаленные регионы, заявляю о необходимости восстановления прав детей, требую принятия мер. Я все время нахожусь как под присягой, прислушиваюсь к голосу сердца, опираюсь на закон. Президент РФ придал статус Правительственных моим телеграммам - это сильное решение, которое помогает мне экстренно обращаться к тем лицам, от которых зависит принятие решений, проведение проверок и наказание виновных за детские трагедии.
Ведущий: Павел Алексеевич! Вы совсем недавно назначены на эту должность. Каковы приоритетные направления вашей работы на ближайшую перспективу? И каким, на ваш взгляд, проблемам следует уделить особо пристальное внимание в вопросе соблюдения прав и свобод детей в первую очередь? (Светлана Чередникова, Москва)
Астахов П.А.: Первое - это создание через регионы России "сети безопасности" для ребенка - в каждом регионе учредить институт Уполномоченного по правам ребенка. Без этого нельзя - мне надо опираться на профессионалов, иметь мощный ресурс влияния на проблему защиты прав ребенка в каждом субъекте РФ.
Второе - совершенное законодательство. Это большой пласт работы. Я приступил к анализу законодательства по вопросам прав детей и семьи. В ближайшее время Президенту РФ будут представлены мои предложения по изменению законодательства.
Третье - правовое просвещение детей, учителей, родителей. Правовая культура - это, прежде всего, профилактика многих "болезней" общества. Четвертое - Безопасность детей (каждого ребенка!), предотвращение насилия в семье, в учреждениях, в обществе в целом.
Пятое - реформирование системы деятельности НКО. Общественные организации, гражданское общество - это огромный, пока бессистемно работающий ресурс! Разобщенность, обрывочность деятельности общественных организаций, сегодня не позволяет в полной мере использовать их потенциал в работе по защите прав ребенка и семьи.
Ведущий: Павел Алексеевич, есть ли у вас последние данные о количестве случаев жестокого обращения с детьми в России? Какие первоочередные меры, на ваш взгляд, необходимо предпринять в России для защиты детей от жестокости и насилия? В том числе и в законодательном плане? (Ольга Самарченко, Самара)
Астахов П.А.: По данным Следственного комитета при прокуратуре РФ, количество зарегистрированных преступлений против детей в России выросло за последние восемь лет в 2,5 раза. В 2002 году было совершено свыше 40 тыс. преступлений против детей, в 2006 году - более 80 тыс., в 2009 году - более 100 тыс. Растет число без вести пропавших детей.
Необходимо ужесточение наказания за преступления в отношении детей, а создание национального Центра поиска пропавших и эксплуатируемых детей. Однако только репрессивными мерами нельзя обеспечить безопасность детей. Необходим системный подход к решению проблемы, объединение для этого государственных, правоохранительных органов, гражданского общества, СМИ. Еще проблема - обучение специалистов (от следователей, до общественных организаций и СМИ) и контроль! Контроль на всех уровнях власти!
Ведущий: Павел Алексеевич! За последнее время в России произошло несколько громких скандалов, связанных с определением места жительства детей, родители которых развелись, либо являются гражданами разных государств. Есть ли у вас, прежде всего как у юриста, грамотный совет (рекомендация), как избежать подобных ситуаций родителям в будущем в случае развода? Подписанием каких документов можно было бы себя обезопасить? Каких изменений требует российское законодательство, на ваш взгляд, в этом вопросе? (Евгения Коновалова, Москва)
Астахов П.А.: Я убежден в том, во главу угла каждый любящий родитель (и мама и папа) при разводе должен ставить интересы и права ребенка. Семейный Кодекс РФ закрепляет равные права обоих родителей на образование, воспитание, содержание ребенка. Подписание документов "на будущее" это, прежде всего интересы взрослых, а не права ребенка. В Вашем вопросе звучит - "как обезопасить себя?". Вы не спросили меня - "как обезопасить ребенка?". Я бы в этом случае говорил о необходимости повышении ответственности родителей за разрушение психики детей при разводах родителей. Многие родители в ситуации развода находят в себе силы "договариваться", спрятав свои обиды друг на друга и больные амбиции лидера в несложившейся семейной жизни.
Я также считаю, что необходимо законодательно закрепить принцип досудебного разрешения конфликтов. Должна быть установлена письменная форма согласия между родителями об участии каждого родителя в воспитании ребенка.
Ведущий: Зачастую дети, столкнувшиеся с жестокостью в семье, не обращаются за помощью к посторонним, боясь пожаловаться на противоправные действия со стороны своих родителей, тем более, если речь идет о сексуальном насилии. Павел Алексеевич, проводит ли Аппарат Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка информационную пропаганду, чтобы каждый ребенок, оказавшийся в трудной жизненной ситуации, знал, куда ему обратиться, кому пожаловаться, как себя защитить, где получить экстренную анонимную социально-психологическую помощь? Создаются ли в стране телефоны доверия, по которым смогут обращаться как дети, ставшие жертвами насилия, так и взрослые в случаях, когда стали свидетелями насилия в отношении детей? Могут ли дети напрямую лично обращаться к вам за помощью без посредничества взрослых? (Хаванский Роман Станиславович, Брянская область)
Астахов П.А.: Начну с последнего вопроса. Дети, конечно же, могут обращаться ко мне без посредничества взрослых - у них есть такое право. Хотя, пока таких детей единицы. Моя позиция - самому идти и ехать к детям, предлагать им свою помощь, решать реальные ситуации, заставлять работать чиновников.
Пока наши дети совсем мало знают о своих правах. Порой ребенок годами терпит насилие в своей семье, просто думая, что так и должно быть или не зная, кому рассказать об этом, кто сможет помочь. Мы все знаем, как долго дети могут страдать молча. А все потому, что у нас не создано реальных механизмов помощи детям. Взрослый человек может пойти в суд, в прокуратуру, написать в газету. По Семейному Кодексу РФ ребенок с 14 лет тоже имеет право обратиться в суд, но он об этом фактически не осведомлен.
Во многих регионах работают "телефоны доверия", но они предназначены, в основном для взрослых. На них не звонят дети. Статистика подтверждает это. РФ, как государству-участнику Конвенции о правах ребенка рекомендовано ввести "детский телефон доверия" с трехзначным телефонным номером. Пока этот процесс находится в стадии проработки и согласований. Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, взял на себя выполнении этой задачи.
К сожалению, у нас существует проблема с подготовкой специалистов для работы с детьми - на телефонных линиях, в спецучреждениях, в судах, в милиции. Мы уже давно говорим об этом. Родился ребенок - его в поликлинике обслуживает специальный детский врач- педиатр, который обеспечивает его право на здоровье. А когда ребенку необходима защита, срочная помощь, этого самого права на защиту и нет - не умеем мы его реализовывать.
А информационную пропаганду я веду каждый день- вся моя деятельность это пропаганда прав ребенка. На местах, в регионах этим занимаются региональные уполномоченные по правам ребенка. Их обязанность - дойти до каждого ребенка!
Ведущий: Проводится ли в настоящее время какая-либо законодательная работа по ужесточению уголовного наказания в отношении насильников, педофилов и растлителей? Необходимо ли, на ваш взгляд, усилить контроль государства и правоохранительных органов за лицами, отбывшими наказание за подобные преступления, поскольку процент рецидива по таким категориям лиц очень высок, а также ввести какие-либо специальные проверки на судимость и т.д. при приеме на работу кандидатов в учреждения, в которых обучаются или живут дети? (Стальненко Лидия Сергеевна, Санкт-Петербург)
Астахов П.А.: Эти вопросы сейчас проходят проработку в Государственной Думе. Повторюсь - контроль необходим! В учреждениях с детьми не должны работать люди, имеющие судимость, это просто недопустимо. До работы с детьми должны допускаться люди, прошедшие психологическое тестирование, что позволит исключить вероятность насилия.
За лицами, отбывшими наказания за преступления в отношении детей, необходимо устанавливать контроль с использование средств электронного слежения. Нельзя забывать - это реальный риск рецидива и трагедии для наших детей.
Ведущий: Прочитал в СМИ о том, что в г. Петрозаводске планируется создать институт общественных воспитателей детей, оказавшихся в трудном жизненном положении и совершивших правонарушения. Общественными воспитателями должны стать известные и успешные горожане. Сейчас для создания института общественных воспитателей разрабатываются необходимые документы. Павел Алексеевич, как вы относитесь к такому нововведению? Будут ли в других регионах России создаваться подобные институты? (Прохоренков Иван Николаевич, Мурманская область)
Астахов П.А.: Я отношусь положительно ко всему, что усилит профилактику детского неблагополучия. В США, например, НКО реализуют проекты поддержки неблагополучных детей, привлекая к этой работе "заинтересованных" взрослых. В большинстве случаев - это пенсионеры, они работают даже без вознаграждения, но ребенок ощущает такого наставника всегда рядом, он становится его другом, искренним товарищем. Опыт Петрозаводска не новый. К примеру, Постановлением главы Черниговского района Приморского края от 2006 года утверждено Положение об общественных воспитателях детей и подростков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. В 2001 году - Главой Администрации Белгородской области утверждено Положение об общественных воспитателях детей и подростков, оказавшихся в трудных жизненных ситуациях или склонных к правонарушениям. Хорошие решения. Но где анализ и распространение такого опыта во все регионы??? Не получилось или не нашлось общественных воспитателей? Нет информации. Регионы не знают о таком необходимом опыте! Однако мы должны помнить о самом главном - это эксперимент "на детях". Здесь не получится - "поиграл и бросил". Дети не прощают предательства.
Ведущий: Уважаемый Павел Алексеевич! Какие законопроекты, связанные с защитой прав детей в РФ, следует принять в ближайшее время? Какие инициативы вы как Уполномоченный по правам ребенка планируете внести в вопросе совершенствования законодательства? ( Олег Тарасов, Москва)
Астахов П.А.: На недавней встрече с Президентом РФ я попросил у Дмитрия Анатольевича 1 месяц на то, чтобы подготовить анализ всего федерального законодательства и дать свои предложения. Работа идет. На этот вопрос я отвечу немного позже. Информация будет доступна для всех граждан России.
Ведущий: Меня волнует вопрос об оплате алиментов и помощи в содержании детей бывшими мужьями (после развода). "Папочки" после развода вообще перестают интересоваться своими детьми, как будто их и нет, им все равно как они живут, есть ли у них какие-то проблемы, не говоря о материальной стороне, устраиваются на работу, где им зарплату показывают 5000 рублей. И все им нипочем, потому что закон, похоже, на их стороне, не хочет платить алименты - не плати, хочет дать 1000 рублей - даст, захочет, даст меньше, и еще думает, как бы с бывшей жены побольше "выжать". Все что можно забрал, так нет мало, что бы еще прихватить, чтобы жена и дети голодали, им все нипочем - они строят новую жизнь с очередной дурочкой, хорошо, если эта женщина поймет вовремя, с кем связалась, может остаться так же ни с чем после нескольких лет совместной супружеской жизни. (Кузина Людмила Прокопьевна, Выкса)
Астахов П.А.: В Государственной Думе прорабатываются законопроекты о внесении изменений в Семейный кодекс РФ - в части определения минимального размера алиментов. Ужесточены санкций со стороны службы судебных приставов - ею заключены Соглашения с пограничной и с налоговой службой в части применения ограничительных мер к должникам. Дети, чьи родители уклоняются от уплаты алиментов и находятся в розыске, имеют право на получение пособий. Необходимо подать заявление в службу судебных приставов или в милицию, получить справку о розыске и на ее основании получать пособие.
Ведущий: Павел Алексеевич! Проблема жестокого обращения с детьми - является одной из самых актуальных и болезненных в России. Не считаете ли вы целесообразным разработку и принятие специального регламента взаимодействия между всеми органами и учреждениями, которые должны заниматься проблемой насилия? У нас есть опека, комиссия по делам несовершеннолетних, школа, поликлиника. Эти структуры занимаются семьей или ребенком, но сцепки между ними не хватает и, соответственно, конечного результата они не достигают. Какова Ваша точка зрения по этому вопросу? (Виктория Уварова, Москва)
Астахов П.А.: Мысли такие есть. Межведомственная разобщенность приводит иногда к полному отсутствию такой сцепки, поощряет бездействие отдельных ведомств. Регламент такого взаимодействия должен быть принят в каждом регионе. В Москве он уже вносится на рассмотрение.
Ведущий: Суд определил местожительство моего сына со мной. С меня сняли алименты, сын в течение последнего года жил со мной, так как мать моего сына уехала работать в Москву. Приезжала редко, алименты платила иногда. 1 февраля приехала, сказала, что сына берет на сутки к своей маме и, не известив меня, увезла в Москву. В Москве она подругами снимает однокомнатную квартиру на пятерых человек, и мой сын проживает ними в этой, так сказать, общаге. Сыну 6,5 лет, в садик, естественно, он не ходит, зато ходит с мамой на работу или сидит дома, и ничего я не могу сделать. Я думаю, что в данном случае права моего сына ущемлены. Я написал заявление в милицию с просьбой помочь определить местонахождения сына. Из милиции сегодня уже пришел отказ, и искать моего ребенка никто не собирается. Говорят, что материнских прав ваша бывшая жена не лишена. Подскажите, как мне вернуть моего сына домой по месту его жительства и регистрации, ведь ему на этот год идти в школу в первый класс. (Дедиков Александр Геннадьевич, Мордовия Краснослободск)
Астахов П.А.: Если есть решение суда об определении места жительства ребенка с вами, значит, мать ребенка препятствует его исполнению. Необходимо подать заявление в службу судебных приставов. Это их задача- осуществление исполнения решения суда. Также вы имеете право написать заявление в органы опеки и попечительства, по месту вашего проживания. Органы опеки сообщат в орган опеки Москвы, по адресу проживания ребенка у матери, информацию о неисполнении решения суда, органы опеки по месту проживания вашего сына должны выехать по адресу проживания, провести обследования условий жизни ребенка. Этот документ позволит в дальнейшем при необходимости исполнить решение суда или определить порядок встреч мамы с ребенком - тоже в судебном порядке.
Ведущий: Уважаемый Павел Алексеевич! Я столкнулась с нарушением конституционных прав в отношении себя и своих несовершеннолетних детей. Меня, будучи, беременной, незаконно уволили с работы, не выплатили даже декретные деньги. В суде восстановили мои права, но я столкнулась с новой проблемой, мой холдинг "Гема" предусмотрительно избавился от своей дочерней компании, оформив продажу на подставное, несуществующее лицо. 16 февраля 2010 г. исполнится ровно год данным событиям. Скажите, кто защитит меня и моих двух несовершеннолетних детей (10 лет и 9 месяцев), если даже Фонд социального страхования, где моя компания (ООО Такси Сервис) продолжает висеть на балласте, мне отказала в оплате листа нетрудоспособности по беременности и родам. (В органы Прокуратуры, Генпрокуратуры, Судебным приставам, трудовую инспекцию, на сайт президента прошу не отсылать, везде обращалась результат нулевой). Заранее спасибо (Емельянова Валерия Александровна, Москва)
Астахов П.А.: Для оказания вам помощи нам необходимо ознакомится со всеми имеющимися документами. Пожалуйста, обратитесь к моим юристам в аппарат Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка по телефону: 221 83 64. Попробуем разобраться.
Ведущий: Уважаемый Павел Алексеевич! Уже некоторое время в России обсуждается идея принятия закона о донорстве детских органов, вокруг которого много дебатов. Как вы относитесь к возможности принятия данного закона в Российской Федерации? Нужен ли он нам? И какие детали этого закона следует, на ваш взгляд, прописать наиболее детально, чтобы в будущем можно было избежать всякого рода злоупотреблений? (Виктор Старилов, Москва)
Астахов П.А.: Такой закон не обсуждается и не может обсуждаться. Есть Федеральный закон 1992 года в ред. 2007 г.) "О трансплантации органов и (или) тканей человека". Этого достаточно.
Ведущий: Уважаемый Павел Алексеевич! Почему у нас все еще не принят закон об образовании детей с ограниченными возможностям? Многие из таких детей вынуждены получать среднее и дополнительное образование в дистанционной форме. Скажите, пожалуйста, что Вы планируете предпринять для решения этой сложной для всего общества проблемы? (Елена Трескунова, учитель, Московская область)
Астахов П.А.: Этот вопрос у меня на контроле. В 2010 году РФ должна ратифицировать Конвенцию о правах инвалидов. Мы будем обязаны принимать такой закон. Москва, к примеру, уже идет по этому пути. Конвенция о правах инвалидов. Ст.24. - При реализации права инвалидов на образование государства-участники обеспечивают, чтобы: а) инвалиды не исключались по причине инвалидности из системы общего образования, а дети-инвалиды - из системы бесплатного и обязательного начального образования или среднего образования; b) инвалиды имели наравне с другими доступ к инклюзивному, качественному и бесплатному начальному образованию и среднему образованию в местах своего проживания; c) обеспечивалось разумное приспособление, учитывающее индивидуальные потребности; d) инвалиды получали внутри системы общего образования требуемую поддержку для облегчения их эффективного обучения; e) в обстановке, максимально способствующей освоению знаний и социальному развитию, сообразно с целью полной охваченности принимались эффективные меры по организации индивидуализированной поддержки.
Ведущий: Уважаемый Павел Алексеевич! Что вы думаете об идеологии современной молодежи и детей? Какую идеологическую политику, на ваш взгляд, стоило бы проводить, чтобы в России вырастали достойные и ответственные граждане? И стоит ли вообще проводить какие-либо мероприятия в этом направлении? Или все же выработка идеологии осталась в СССР? (Дмитрий Горский, Москва)
Астахов П.А.: Я уверен, что формирование идеологии в детской и молодежной политике - важная и необходимая задача. Чтобы дети вырастали достойными и ответственными - семьи должны сегодня достойно жить, а родители, учителя и чиновники нести ответственность за судьбу каждого ребенка. Необходимо усиление патриотического воспитания молодежи, восстановление системы доступного дополнительного образования, важным звеном в этой идеологии является правовое воспитание граждан.
Огромное значение - роли школы, которая должна заниматься не только образованием, но и воспитанием детей, а также осуществлять защиту ребенка от негативной информации - Проект ФЗ "О защите детей от информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию" принят в первом чтении.
Ведущий: Расскажите, пожалуйста, о формах взаимодействия вашего Аппарата с молодежными, детскими и международными общественными объединениями? Каковы приоритетные направления сотрудничества? (Евгения Банников, Воронеж)
Астахов П.А.: Сотрудничество с детскими и молодежными объединениями - это важное направление работы Уполномоченного. Реализация права ребенка на участие отражено сразу в нескольких статьях Конвенции о правах ребенка - ст.12,13,14,15, 17.. которые способствуют реализации права детей на обеспечение государством их наилучших интересов. При Уполномоченном уже создан Детский общественный Совет. В марте планируется проведение его второго заседания. Формы взаимодействия с детьми - разнообразны - начать с того, чтобы не только слушать, но и слышать детей, поддерживать все их инициативы, распространять знания о правах ребенка, обучать детей правильному пониманию политики в отношении детства, механизмам обращения за помощью. Сейчас проводится работа по реконструкции сайта Уполномоченного и на новом сайте, в том числе, планируется "обратная связь" Уполномоченного с детьми.
Ведущий: 1.Как уполномоченный по правам ребенка при Президенте собирается реагировать на сужение социальной помощи семьям с детьми, когда: якобы на региональном уровне отменяются льготы по родительской плате за детское дошкольное учреждение, по оплате за учебники в некоторых школах, практически изъята из Жилищного кодекса норма, определяющая необходимые квадратные метры на человека в одной квартире, в результате чего многодетные семьи лишились практически льготной очереди на муниципальное жилье? 2. Как вы оцениваете состояние отечественного законодательства по защите прав ребенка? 3. Ставите ли вы по правам ребенка как приоритет право и авторитет кровных и приемных родителей на воспитание ребенка? 4. Считаете ли вы необходимым для сохранения семьи всю силу закона направить на помощь и решение проблем родителей для защиты их прав растить и воспитывать своих детей? (Колесникова Елена Николаевна, Руководитель общественной организации многодетных и одиноких матерей г. Владимира, член Ассоциации организаций по защите прав родителей)
Астахов П.А.: 1. Если есть такие факты необходимо обращаться в прокуратуру, т.к. это не соответствует ст.55 Конституции РФ. Норма предоставления и учетная норма площади жилого помещения по договору социального найма, устанавливается органами местного самоуправления. Федеральное законодательство сейчас действительно не регулирует эту норму. Это вопрос возьмем на контроль.
2. На этот вопрос я сегодня уже отвечал. Изменение законодательства, влияние на его улучшение - одно из важных направлений моей работы. Мы начали проведение анализа всего российского законодательства по вопросам семьи и детей. Наши предложения и выводы лягут на стол Президенту РФ.
3. Непонятная постановка вопроса
4. Этот приоритет уже заложен в российском законодательстве, но необходимость трансформации подходов к работе с семьей, защита прав семьи с детьми, поддержка семьи - назрела. Я не считаю помощью семье то мизерное пособие на ребенка, которое сегодня установлено. Помощь в моем понимании - это гарантии государства на обеспечение работой родителей ребенка, бесплатная профессиональная психологическая помощь (как ребенку, так и его родителям), круглосуточная работа социальных учреждений помощи семье и детям, бесплатная юридическая и адвокатская помощь.
Ведущий: В одном из своих выступлений вы сообщили, что планируете создать детскую Общественную палату, а также общественные советы при учебных и образовательных учреждениях? Какие полномочия им предполагается передать, кто будет контролировать их деятельность? В России и так существует достаточно государственных структур, занимающихся защитой прав детей: комиссии по делам несовершеннолетних при администрациях городов, прокуратура и т.д. Но ситуация с соблюдением прав не улучшается. Может быть, стоит более пристальное внимание обратить на уже существующие учреждения и государственные структуры, к полномочиям которых относятся защита прав и законных интересов детей, эффективнее надзирать, наказывать сотрудников, не надлежащим образом исполняющих возложенные на них обязанности, а не создавать новые органы и учреждения? Не зря существует выражение: "у семи нянек дитя без глазу" (Подшивалова Галина Григорьевна, Архангельск)
Астахов П.А.: Вот как раз институт Уполномоченного по правам ребенка и призван акцентировать свое внимание на уже существующих учреждения и государственных структурах, к полномочиям которых относятся защита прав и законных интересов детей, заставлять их выполнять определенные законом обязанности по защите прав ребенка, принимать меры к наказанию руководителей, ненадлежащим образом исполняющих возложенные на них обязанности по обеспечению прав и законных интересов детей. А создание общественных институтов (таких как Детская общественная палата, общественные Советы в образовательных учреждениях) - это же механизмы УЧАСТИЯ детей - это самое важное, что мы сейчас должны делать - дойти до каждого ребенка, услышать голос ребенка, узнать его мнение. Хотите пример? Мы принимаем программы для детей, готовим документы и доклады о положении детей в нашей стране, но почему-то об этом не знают сами дети, их мнение не учитывается, хотя мы пытаемся улучшать их жизнь и защищать их права. Защищая права детей, мы должны, в первую очередь, отчитываться перед самими детьми.
Ведущий: Павел Алексеевич, в скольких субъектах РФ уже имеются уполномоченные по правам ребенка? В каких регионах они должны появиться в ближайшее время? Почему в России сложилась такая ситуация, что на региональном уровне уполномоченные по правам ребенка появились раньше, чем была введена должность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка? А эта должность была введена Указом Президента РФ лишь в 1 сентября 2009 года? (Невская Елена Вадимовна, Ленинградская область)
Астахов П.А.: Сейчас в России 32 региональных Уполномоченных по правам ребенка. В самое ближайшее время мы ждем назначения Уполномоченных в Московской, Саратовской, Иркутской областях, Удмуртской Республике.
Развитие института детского Уполномоченного в РФ началось с регионов. В 1998 году в рамках пилотного проекта ЮНИСЕФ и Минтруда в России появились 5 Уполномоченных по правам ребенка - Волгоградская, Новгородская, Калужская области, г. Санкт-Петербург и Екатеринбург. К моменту назначения Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка детские омбудсмены работали уже в 18 регионах РФ. Т.е. процесс "шел снизу", опыт нарабатывался в регионах. Оценка деятельности детских Уполномоченных - создание поста на федеральном уровне.
Ведущий: В России растет количество неблагополучных семей, пополняются ряды беспризорных и малолетних преступников. Павел Алексеевич, предпринимаете ли вы какие-либо меры для совершенствования работы служб профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и защиты их прав? (Родионов Андрей Алексеевич, Смоленская область)
Астахов П.А.: Этот вопрос урегулирован ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" (принят ГД ФС РФ 21.05.1999) Федеральный закон от 24.06.1999 N 120-ФЗ. (ред. от 23.07.2008). Контроль и надзор за исполнением этого закона осуществляет прокуратура.
Ведущий: Павел Алексеевич, как в настоящее время на законодательном уровне регламентируются вопросы осуществления контроля за детьми в детских учреждениях закрытого типа, и ожидаются ли какие-то нововведения? (Евграфова А.Р., Орел)
Астахов П.А.: Контроль, по моему мнению, явно недостаточный. Необходимо запускать новые механизмы межведомственного и общественного контроля за осуществлением прав детей, находящихся в закрытых учреждениях. (Сейчас в общественной палате РФ прорабатывается вопрос о создании наблюдательных комиссии за деятельностью таких учреждений). Мощный рычаг контроля - институт Уполномоченного по правам ребенка в регионах.
Но не всегда нужен только контроль или запрет. Большая проблема - кадры для закрытых учреждений, их переподготовка и оценка их деятельности.
Ведущий: Павел Алексеевич, сколько жалоб и обращений уже поступило в ваш адрес с того момента, как вас назначили на должность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка? Какие меры с вашей стороны уже были предприняты по этим жалобам? Если судить по поступившим жалобам, то какие детские права и интересы больше всего нарушаются в России? (Заикин А.Л., Новгородская область)
Астахов П.А.: За первый месяц моей работы поступило 230 обращений от граждан по вопросам нарушения прав ребенка. Наибольшее количество обращений по вопросам нарушения жилищных прав ребенка, на втором месте - права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Все обращения находятся в работе - мои юристы готовят запросы в ведомства и учреждения, собирают необходимую информацию по ситуациям, консультируют граждан, принимают участие в судебных заседаниях, готовят заключения по делам. Это важное и самое кропотливое направление нашей работы.
Ведущий: Ожидается ли в ближайшее время принятие каких-либо федеральных программ и проектов для поддержки семьи и детей в России? Если да, то в чем они будут заключаться? (Лавриненко Виктор, Москва)
Астахов П.А.: Скажу о глобальном направлении - мы приступили к разработке Национального плана действий в интересах детей РФ - он определит политику детскую политику государства; наша страна приступит к созданию российского Центра поиска пропавших детей - это тоже важное решение. Расскажите, пожалуйста, о создании в нашей стране Общественных советов при Уполномоченном по правам ребенка, состоящих из детей. Подобные Советы уже действуют в каких-то российских регионах или вопрос их создания всего лишь находится в стадии обсуждения? (Петренко Валентина Николаевна, Саратовская область)
Астахов П.А.: Об этом я уже говорил. Опыт работы Детского общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка - будет транслироваться в регионы для моих коллег Уполномоченных. Сегодня, подобные Советы работают в Республике Карелии, в г. Ижевске. Уполномоченные Самарской области и Ямало-Ненецкого АО готовятся к созданию таких советов. Удивительно, как интересно слушать и слышать детей, оказывается, им есть, что рассказать взрослым!
Ведущий: В России ювенальные суды внедряются в отдельных регионах, например, в Ростовской области. Была даже создана Ассоциация ювенальных судей. Павел Алексеевич, расскажите, пожалуйста, о своем отношении к внедрению таких судов? Какие бы вы могли назвать преимущества и недостатки внедрения ювенального правосудия в Российской Федерации? (Станиславский Петр Борисович, Тверская область)
Астахов П.А.: Прежде всего необходимо решить вопрос о наделении полномочиями по защите прав детей КДНиЗП - в ФЗ этого сейчас нет. Это во многом поможет в решении вопроса о создании ювенальной юстиции - именно юстиции, а не судов. ЮЮ объединяет работу всех тех ведомств, которые должны работать с семьей.
Ведущий: В СМИ недавно сообщалось, что в России участились случаи вовлечения доверчивых подростков в распространение детской порнографии через Интернет. Создаются вымышленные анкеты (электронные страницы), где используются фотосессии и вымышленные данные несовершеннолетних, взятые из различных открытых источников. Порноделец маскируется под обыкновенного подростка, который в сети Интернет пытается рассказать о себе и найти новых знакомых с общими интересами. В ходе электронного общения создаются условия, побуждающие подростка прислать свои откровенные фотографии, которые затем распространяются на тематических форумах, файлообменных системах, фото- и видеопорталах. Зачастую злоумышленнику становятся известны анкетные данные подростка, и тогда происходит так называемый "троллинг" (травля), который используется для дополнительного шантажа или склонения подростка к каким-либо действиям. Павел Алексеевич, какие меры вы предпринимаете для борьбы с этим беспределом? Не считаете ли вы, что нормы российского законодательства, связанные с педофилией и детской порнографией, нуждаются в ужесточении? Какие меры, на ваш взгляд, наиболее эффективны в борьбе с детской порнографией? (Давыдова Инна Владимировна, Москва)
Астахов П.А.: По разным данным, от 8 до12 млн несовершеннолетних в России являются пользователями Интернета. Эти дети уже не уйдут от экранов мониторов. Надо бы знать, чего они ждут от Интернета, почему все чаще Интернет заменяет им общение с родителями и близкими. Им просто интересно в Интернете или просто не интересно с родителями?
Интересно, что национальная Ассоциация Семей Франции провела опрос детей в 2009 году. Результаты поразительны: - родители разговаривают с детьми о серьезных вещах всего лишь 50 часов в год!
- в школе дети проводят 850 часов в год!
- за компьютером (играя и общаясь) - 1500 часов в год!
А как в России? Хороший результат даст только комплекс мер. Одним запретом и ужесточением наказания мы здесь не справимся, хотя и это тоже важно. Уполномоченный очень озабочен этой проблемой и поддерживает усилия всех ведомств по предотвращению распространения детской порнографии через Интернет. Важны - информационные кампании, просвещение детей (не просто лекции, а наглядные примеры, ситуации - это должны делать психологи; учителей и родителей). Ребенок должен иметь столько информации, чтобы сделать правильный выбор
* Необходима скорейшее подписание ратификация Европейской Конвенции о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия (РФ - не подписала и не ратифицировала! 2/3 стран-членов СЕ подписали);
* Европейская Конвенция по противодействию торговле людьми не подписана! (Эта Конвенция наполовину посвящена защите детей от преступных посягательств в Интернете).
В Интернете, кроме детской порнографии еще десятки рисков для детей. О них и не догадываются родители! Но информация доступна любому ребенку!
Пропаганда в Интернете употребления наркотиков подростками! Распространение в Интернете актов насилия в отношении детей.
Экстремизм в Интернете.
Укрепление законодательства - в Госдуме сейчас находятся законопроекты:
* "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию; (создает нормативную базу, направленную на обеспечение защиты детей от материалов, наносящих вред их здоровью и нравственному и духовному развитию; создает ограничение в распространении материалов, пропагандирующих насилие, жестокость, наркоманию и др.).
* "Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера"
* О внесении изменений в УК РФ, которые усиливают нормы ответственности за преступления сексуального характера в отношении несовершеннолетних.
* О внесении изменений в УК РФ по вопросу уточнения подследственности по преступлениям против половой неприкосновенности.
Ведущий: Уважаемый Павел Алексеевич, позвольте поблагодарить вас за интересные и исчерпывающие ответы! Позвольте пожелать вам успехов в вашей дальнейшей профессиональной деятельности. 
Документ
Категория
Законодательство и право
Просмотров
14
Размер файла
478 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа