close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Преверзев Л.Б.КОНКУРЕНТНОСПОСОБНОСТЬ КАК ФУНКЦИЯ КОМПЕТЕНЦИЙ: МИССИЯ ШКОЛЫ В ЭПОХУ КОМПЬЮТЕРОВ

код для вставкиСкачать
Президент Путин в телевизионном интервью (показанном в день его рождения) на вопрос, в чем он видит (все еще не найденную) "национальную идею" России, ответил без всякого пафоса, но твердо: "страна должна стать конкурентоспособной".
КОНКУРЕНТНОСПОСОБНОСТЬ КАК ФУНКЦИЯ КОМПЕТЕНЦИЙ:
МИССИЯ ШКОЛЫ В ЭПОХУ КОМПЬЮТЕРОВ
(проспект серии телевизионных бесед на образовательном канале)
Президент Путин в телевизионном интервью (показанном в день его рождения) на вопрос, в чем он
видит (все еще не найденную) "национальную идею" России, ответил без всякого пафоса, но твердо:
"с т р а н а д о л ж н а с т а т ь к о н к у р е н т о с п о с о б н о й ".
Экс-советский человек моего возраста сразу же рисует себе очередную кампанию типа хрущевской
"...Плюс Химизация" (так была в то время озаглавлена передовица даже в журнале "Советская Музыка")
или брежневской "Экономика должна быть экономной".
Мы и нынче уже наблюдали (правда, жалкие и сникавшие уже через неделю после очередной ремарки,
прозвучавшей в очередном репортаже из Кремля) верноподданнические потуги запищать о том, что самое
главное и срочное сейчас для нас - развитие спорта, или забота о беспризорных, или борьба с наркоманией
(характерно, однако, упорное демпфирование мотива солидарного сотрудничества с Америкой - хотя бы в
искоренении международного терроризма).
Но отбросим злобно-бессильную старческую подозрительность и ворчливость.
Взглянем глазами энергичных молодых, решивших воспользоваться моментом, продуманно рискнуть и
попытать счастья (конечно, не того всеобщего, наступление коего тот же президент, отвечая год назад
другому интервьюеру, с полу-улыбкой обещал нам не то через десять, не то через пятнадцать лет).
Страна должна стать конкурентоспособной. Произнесено с той же полу-улыбкой, но, похоже, в
действительной внутренней уверенности, что сегодня его (нам предлагаемая) "национальная идея" именно
такова
Как бы то не было, почему бы нам с Вами не оттолкнуться от столь замечательного "слогАна"? Ничего
разумнее в данном жанре я всё равно пока не слышал. Не притвориться ли в телевизионной студии, что
мы принимаем это за чистую монету и не порассуждать ли о заданиях национальному образованию, прямо
вытекающих из подобного посыла?
Вот кое-какие кроки - пока еще не на телевизионном языке, а лишь для себя и между нами.
Конкурентоспособность: способность конкурировать и выдерживать конкуренцию.
По крайней мере - идти с кем-то, не в ногу (heavens forbid!), а скорее ноздря в ноздрю, как минимум дыша в затылок, короче: более или менее наравне.
Таково первоначальное значение кон-курренции, корень - concurro, сходиться, причем не для чегонибудь, а чтобы померяться силами, и не стенка на стенку, выворачивая слеги из плетня или оглобли из
близстоящих телег, а на некоем ристалище, и не бесчинно.
(Вспоминаются эпистолярные отчеты дядьки, приставленного Петром Первым к группе боярских детей,
отправленных в Париж для обучения европейским манерам и придворному этикету, включая дуэльный
кодекс и вообще начальные понятия о личной чести, дотоле на Руси малопопулярные. Дядька доносил, что
на шпагах пыряются охотно и часто, но только не хотят сперва восклицать en garde! и нападают сразу без
предупреждения, причем всё норовят зайти сзади и в спину ударить).
Конкуренция (Ожегов): Соперничество, состязание, борьба за достижение первенства в чем-либо,
наивысших выгод, преимуществ. Торговая к.
Конкуренция - борьба с соблюдением каких-то правил, устанавливаемых по соглашению.
К необходимости соглашения приходят в результате какой-то зашедшей в тупик, бесперспективной, или
приведшей на грань самоубийства предшествующей борьбы без правил, или со слишком грубыми
правилами, или из-за того, что борющиеся стороны выбирали для себя разные типы правил.
СССР и США "конкурировали" за мировое лидерство. Оба наращивали ядерное оружие стараясь, всетаки, предотвратить тотальное взаимное уничтожение договорами SALT, но производили само это оружие,
играя по разным правилам. США - по либерально-капиталистическим, СССР - по тоталитарносоциалистическим. Экономика США при этом процветала и благосостояние ("качество жизни" - в советское
время термин буржуазный, вредный, подрывной и гневно осуждаемый) их населения росло, а в СССР
росли уровень детской смертности, отравление естественной среды, дефицит колбасы и предметов первой
необходимости.
1
Сегодняшняя Россия если и может (не считая нефтегаза) ещё конкурировать с Западом, так лишь в
продаже (советской еще конструкции) военных ракет, самолетов и танков Третьему миру, (лелеющему
мечту об окончательном сокрушении того же проклятого Запада вместе с продавшейся ему Россией), но
уже не высокотехнологичного "умного" оружия.
Во всяком случае, конкурируя социалистически Россия потерпела полный крах, а (капиталистически)
конкурентоспособной ей (по Путину) еще только предстоит стать.
Посмотрим с президентской точки и спросим:
Учит ли нынешняя российская школа своих учеников тому, как сделать Россию конкурентоспособной?
Как стать инициаторами, лидерами, активистами, успешными участниками её превращения в
конкурентоспособную?
Сообщает ли школа своим выпускникам нужные для этого знания, умения и навыки?
По-видимому, старая советская школа о том не задумывалась и ничего подобного не преподавала и не
сообщала ученикам. Трудно ведь поверить, что она всё это им давала, а те почему-то либо никак не
усваивали, либо не хотели применять ни в чём, кроме оборонки (да и там расточительность превосходила
всякое воображение и, не желая и не умея, в отличие от США, прилагать свои новинки к выпуску
тефлоновых сковородок, жароупорных пленок и прочих хай-тек промтоваров, она в конце концов сама себя
и прикончила).
В этом отношении нынешняя российская недалеко ушла от старой советской. Да и ставилась ли перед
нею такая цель? Говорилось ли о ней вообще (до недавнего президентского интервью)?
Сильно забегая вперед постулирую: прежде всего сама школа должна стать конкурентоспособной с
улицей, дворовой компанией, дискотекой, подвально-чердачным секс-клубом, нарко-тусовкой,
микрорайонной бандой скинхэдов - you name it.
Кое-кто продолжает муссировать легенду о нашей школе, решительно превосходящей американскую по
уровню подготовки учеников в точных, естественных и гуманитарных науках.
Но я пока не слышал ex officio, что она ставит себе целью давать своим питомцам знания, умения и
навыки проектирования, производства и маркетинга каких-либо нужных людям (не армиям!) товаров/услуг,
соответствующих международным стандартам качества.
Иначе говоря - направленно формировать у молодого поколения ту степень индивидуальной/групповой
конкурентоспособности, социальной ответственности и моральной твердости, которая необходима для
превращения России в экономически процветающее и политически устойчивое правовое государство,
притязающее на членство в WTO (а там, глядишь, и в NATO).
Тем не менее, трезво мыслящие и вполне благонамеренные, хотя и озабоченные в первую голову (я
могу их понять) судьбой "титульной нации" авторы высказывали плодотворные мысли на сей счет уже в
середине 90-х. Суммирую их здесь, дабы немного расширить эмпирически-целевой подход, на котором я
нарочно сделал провокационную эмфазу.
В дискуссиях о нынешнем и завтрашнем дне русской школы громко звучат
интеллектуально-волевых установки, два генеральных задания.
две
темы, две
Первое:
Воспринять совокупное духовно-культурное богатство, накопленное Россией и русской школой в
прошлом.
Осознать себя ее прямыми наследниками, находящимися в долгу перед предками и ответственными
за то будущее, в котором суждено жить потомкам.
Второе:
Претворить воспринятое в активное мышление и практическое усилие.
Стать достойными преемниками и продолжателями той домостроительной деятельности, той
Икономии, которая началась в нашем отечестве более тысячи лет назад.
Иными словами: Распорядиться полученным наследием к вящему благу как русской школы, так и
России в целом.
Правда, относительно того, в чем состоит это благо и каковы пути к нему, мнения расходятся, подчас
непримиримо резко. Попытка их критического анализа и синтеза положительных моментов, очень
интересная, хотя и не во всем бесспорная, была шесть лет назад предпринята авторами коллективной
монографии "Русский этнос и русская школа", (ответственный редактор А.А.Сусоколов); на нее я и буду
далее ссылаться. Вот, предельно огрубленно (и в моем свободном переложении) её центральные тезисы.
2
Самобытные черты культуры, хозяйственного уклада и традиционных для России деспотических форм
власти, равно как и сопряженные с ними черты "русской ментальности", объяснимы в первую голову тем,
что наш народ и наше государство тысячу лет подряд шли путем э к с т е н с и в н о г о развития.
В отличие европейского Запада мы изначально развивались посредством непрестанной
территориальной экспансии и аннексии всех встречающихся нам на этом пути природных, людских и прочих
ресурсов.
Принцип экстенсивного и экспансионистского развития позволял обходиться сравнительно простыми
способами и средствами решения очень многих проблем. Истощив плодородие земли и разрушив ранее
созданное в одном месте, тут же переходили на другое, не очень заботясь о восстановлении оставляемых
позади пепелищ и гекатомб. Человеческая жизнь в глазах власти, да самих подданных, имела стоимость
исчезающе малую. Те, кому было невмоготу выдержать боярское или царское иго и прежде всего –
преследуемые за веру – убегали в северные леса, заволжские степи, на Урал (Яик) и еще дальше, в
Сибирь. И становились пионерами-колонистами, чьи дети утверждали и укрепляли на новых рубежах ту же
самую власть Российского государства, от которой бежали их отцы. Кстати, интеллектуальным и
моральным коррелятом такого рода процесса было то, что можно назвать социально-историческим
беспамятством. А вернее – принудительным и насильственным социально-историческим нигилизмом,
достигшем апогея в советскую эпоху.
К середине двадцатого столетия подобный принцип во всех отношениях исчерпал себя до дна.
Экстенсивное развитие сделалось практически невозможным. Расширяться географически дальше было
некуда; безоглядно же расточаемые ресурсы, включая человеческие, оказались отнюдь не безграничными.
Результатом явился "кризис русского этноса", а с ним и крушение империи, не знавшей иных способов
справляться со своими трудностями.
Сегодня Россия находится перед альтернативой: либо стать на путь интенсивного развития, либо быть
отброшенной на обочину мировой цивилизации. Если мы выбираем первое, то в чем заключается миссия
русской школы?
Русской школе, по мнению авторов монографии,
надлежит, с одной стороны, "обеспечить
преемственность культуры и исторической памяти, самоуважение народа; развивать местный и
общероссийский патриотизм", а с другой – "внедрять" в обыденную культуру те элементы, которых не
хватает при переходе к интенсивной модели развития." (стр.101)
В чем же именно мы испытываем не временную историческую амнезию, но как бы врожденный
культурный дефицит?
В монографии выделяются три важнейших элемента, три фактора, три главных качества, три свойства,
которых нашей обыденной, и прежде всего – нашей трудовой культуре принципиально недостает и в
которых она неотложно нуждается.
Первое: технологическое мышление.
Второе: экономическая грамотность.
Третье: профессиональная этика.
Крайняя слабость, или даже отсутствие названных культурных элементов, свойств и качеств относится
к числу "наиболее опасных пробелов в менталитете русского этноса". (стр.137)
Как же устранить эту опасность?
"Понимание сущности кризиса, переживаемого в настоящий момент русским этносом, должно вызвать к
жизни н о в ы й тип русской национальной школы, ориентированной не на традиционализм, а на поиск
собственного пути решения своих и общечеловеческих проблем. Именно так понимали смысл русской
школы создатели национальной педагогики В.Ушинский и В.Стоюнин, которые призывали развивать у
учащихся такие душевные свойства, которые в силу "неблагоприятной исторической обстановки" не
получили должного развития (речь идет об уважения к личности, к закону, любовь к науке), а не пестовать
национальные предрассудки и заблуждения.
Такое понимание задач русской школы, строящейся не по компонентному, а системному принципу,
предполагает, что все преподавание в школе будет посвящено задаче формирования п р о д у к т и в н о г о
(то есть ориентированного на будущее и конкурентоспособного национального самосознания. <...>
Русские как становой хребет Федерации, русская культура как цементирующее ядро Федерации,
невозможны без восстановления авторитета и престижа (конкурентоспособности) русской культуры и
общества в мире.<...>
Реализация поставленных задач... осуществляется [пока в воображении авторов цитируемого текста ЛП] не столько за счет кардинального пересмотра программ и набора предметов, сколько за счет п е р е о с
м ы с л е н и я направления и содержания преподавания всех предметов (прежде всего литературы и
истории).
3
В качестве сквозного и интегрирующего принципа в курсе отечественной истории предлагается взять
проблему "в ы б о р а путей развития России" (в ней заложены споры о путях, проблемы выбора, чуждого
опыта и ответственности личности за принятия решения). [с.117-19]
Пора вернуться теперь к прагматической эмпирике (или эмпирической прагматике) нашей планируемой
телевизионной беседы, но еще цитата из того же источника.
Выбирав путь интенсивного развития, нельзя забывать:
"Одной из основных особенностей интенсивной культуры, тесно связанной с профессионализацией,
является привычка к технологическому мышлению - к наиболее рациональному, аккуратному и точному
исполнению действий, вытекающих из четко сформулированной цели. Эти качества и эта привычка также
недостаточно развита среди русского населения, и поскольку без них невозможно войти в постиндустриальную цивилизацию, русская национальная школа также должна прививать это качество в
следующих поколениях школьников." [140-41]
Упреждая неминуемые возмущенные возгласы, хочу от своего лица со всей настойчивостью
подчеркнуть:
Россия никогда не была бедна талантами, даже гениями, ни на деловом поприще, ни в науках, ни в
изобретательстве, ни в техническом мастерстве.
Но признаем и то, что по части реализации и общественной результативности своих дарований
отечественным талантам и гениям везло куда меньше, чем их собратьям на Западе, а сегодня и на
Дальнем Юго-Востоке. Не буду лишний раз сыпать соль на раны, называя всем известные факты
непризнания русских изобретений и научных открытий дома и триумфального их применения заграницей.
Но давайте вспомним, при каких объективных обстоятельствах инженерное изобретение и научное
открытие может стать и становится социально и экономически значимым.
Сперва его нужно превратить в технологию, то есть обеспечить инструментально-операционно и
процедурно. Иначе говоря, так его представить и распространить, чтобы не только гениальный автородиночка, но и тысячи люди научились владеть новым принципом или способом действия не хуже самого
автора.
Затем технологию нужно превратить в индустрию, то есть применить к системно-организованному
производству (и такому же "индустриальному" распространению) продуктов и/или услуг.
И то, и другое возможно лишь там, где есть достаточно широкий слой образованных специалистов с
нужной технологической, промышленно-экономической и маркетинговой подготовкой. Причем авангард
этого слоя должны составлять учителя – профессионалы-преподаватели, мастера-наставники,
инструкторы, тренеры.
И чем сложнее технологии и системы индустриального производства, чем острее конкуренция фирм, их
эксплуатирующих, тем выше и жестче требования к интеллектуальной, теоретико-методологической
вооруженности каждого из занятых там специалистов и менеджеров. То же самое относится и к проектноконструкторской, и к производственной, и к административно-управляющей дисциплине работников всех
рангов. В конечном счете это составляет неотъемлемую часть общеобязательной трудовой этики.
В СССР, как мы помним, трудовая этика носила ярко выраженный классовый характер. Недоверие и
враждебная подозрительность (везде вредители!) к научно-технической интеллигенции пронизывало всю
политику индустриализации. Пролетарскую же производственную дисциплину трактовали очень мягко и
снисходительно: не слишком опаздывать к началу смены и хотя бы до обеденного перерыва оставаться
сравнительно трезвым. Что же до ИТР, то идеологический догматизм и административный произвол
уверенно подавлял любые соображения инженерной
и хозяйственной целесообразности. Об
экологической безопасности нечего было и говорить.
Мало кто из профессионалов осмеливался противопоставлять свои знания и опыт приказам секретаря
партъяички, ссылавшегося на директиву политбюро цк. Повсюду висели и провозглашались патетические
лозунги о беззаветной преданности и едином порыве и никого не смущало, что при всеобъемлющем
центральном планировании завод брал на себя социалистическое обязательство выпустить на 200%
большое болтов, чем другой завод выпускал к ним гаек.
Что происходит сегодня с российской промышленностью нам всем известно.
Как приостановить падение в эту бездонную пропасть и начать как-то из нее выбираться?
ВОТ ЧТО Я СКАЗАЛ БЫ И ПОКАЗАЛ НАГЛЯДНЫМИ ПРИМЕРАМИ НА ЭКРАНЕ В ИСПОЛНЕНИИ
САФОНОВОЙ, КУТУКОВОЙ, ШАГИНЯН, ШАБАТА, КАБАКОВА И ТОГО СОНМА МОЛОДЫХ УЧИТЕЛЬШ,
КОТРЫХ ОН ЗА СОБОЙ СЕЙЧАС ВЕДЕТ
Чтобы преодолеть нынешний развал школе нужно, помимо прочего, воспитывать у детей с раннего
возраста совсем иные черты, привычки и личностные качества. В них очень мало высокой советской
4
идейности, равно как и традционно-гуманитарной (безбожной) "духовности" и выглядят они крайне
приземленно, прозаично и буднично. Революционный романтизм еще задолго до революции заклеймил их
такими уничижительными эпитетами, как мещанство, филистерство, буржуазные добродетели и пр.
В их числе: бережливость, предусмотрительность, расчетливость; проверка всего, что тому поддается,
числом и количественной мерой; аккуратность, исполнительность, пунктуальность; строгое соблюдение
рабочих правил и
норм, личная честность, верность данному слову, педантичное следование
эксплуатационным инструкциям, и т.д.
Воспитывать перечисленное можно вовлечением школьника уже с первого класса в какой-то
интересный, привлекательный и благодарный (с его точки зрения) вид деятельности, так или иначе
связанный с "прохождением", "усвоением", "изучением" того или иного обязательного школьного "предмета"
(будь то язык, математика, физика, биология или история - очень многообещающ замысел курса истории в
уже цитированном "Русском этносе и русской школе...".
Лучше всего, я считаю, организовывать такую деятельность в самом тесном сотрудничестве,
пересечении и переплетении с занятиями Образовательной (чёрт её дери) Областью Технологии,
интегрирующей (а не разделяющей по месту и времени, как сейчас) технологии "материальные" и
"информационно-коммуникационные".
Главным же орудием, агентом, помощником, фактотумом, посредником такого сотрудничества (а
допреж всего - созданием благоприятной для того операционально-творческой среды) взять Компьютер (с
большой буквы).
Вот что (приблизительно и совсем другими словами) учитель (вроде Кабакова) мог и должен был бы
сказать в этой связи каждому (находя в каждом случае индивидуализированные метафоры) первокласснику
на первом же занятии (или растянуть это, парафразируя, опытно демонстрируя и побуждая учеников
делать то же самое все последующие десять/одиннадцать лет).
Самый важный, ценный, никаким компьютером и никакими деньгами не заменимый для тебя
инструмент, прибор, ключ к успеху, ресурс - твой собственный ум.
До недавних пор большинство изобретенных человеком инструментов, орудий, приспособлений
(деревянных, каменных, металлических) было расширением и продолжением твоего тела. С их помощью
удавалось делать то, что было бы не под силу голой (невооруженной) руке.
Теперь изобрели еще один инструмент, являющийся продолжением и расширением не костей и
мускулов, но мозга и ума. Это - компьютер.
[На самом-то деле компьютер есть высшее звено историко-технологической цепи: археологи на
основании своих раскопок утверждают, что уже при изготовлении кремневых рубил наиболее совершенные,
особенно точно симметричные и тонко шлифованные экземпляры создавались мастером не для того,
чтобы ими рубить, а в качестве неприкосновенных информационных эталонов, с которых копировали
"серийные" изделия, а потом сравнивали для оценки достигнутого качества. Не говоря уже о вавилонских
счетных палочках, римском абакусе и прочем].
Кое-кто думает, что компьютер - орудие игры. Да, наряду с прочим, но в нем таится огромное
количество куда более увлекательных возможностей. И самое главное - он позволяет научиться тому, что
нужно делать, чтобы осуществить твои замыслы, планы и намерения, которые в ином случае (если ты
этому не научишься) останутся лишь мечтами и фантазиями.
Тебе станет ясно, что когда ты что-то делаешь, то любое твой поступок оказывается причиной каких-то
следствий. Отдавая компьютеру какие-то команды или инструкции, ты заставляешь его совершать какие-то
действия, которые часто похожи на разумные действия человека.
Кто в таких случаях несет за них ответственность? Ответить не всегда легко, но в конце концов
неизбежен вывод: ответственен ли бы ты сам (отдав компьютеру определенную команду), либо тот, кто
сконструировал аппаратную часть компьютера и написал уже введенные в него программы.
Когда ты научишься пользоваться (уже запрограммированным) компьютером, а в особенности - когда
научишься азам программирования (в Лого или в чем-то ана- или гомологичном), то неизбежно научишься
быть внимательным и очень осмотрительным.
Компьютер не терпит ошибок со стороны тех, кто им командует или его программирует: в таких случаях
он либо вообще отказывается работать, либо совершает какое-то нелепое действие (подчас приводящее к
результату, прямо противоположному ожидаемому), либо сообщает тебе, что не понимает, чего ты от него
хочешь. Короче, дает (не причиняя тебе реальных неприятностей) хороший урок того, к чему могут
привести ошибки командного управления в практической жизни.
Ты так же научишься (HANDS-ON!) подразделять трудные проблемы, сложные планы и долгосрочные
проекты на множество более простых задач, фаз или этапов.
5
С помощью компьютера наглядно убеждаешься, что справляться с трудностями по частям обычно
легче, чем атаковать их сразу целиком (хотя иногда бывает нужно сперва пусть грубо, но охватить одним
взглядом общие контуры целого).
Разбиение на части помогает также лучше познать, из чего состоит целое и как его части связаны друг с
другом. Изучение связей при этом оказывается столь же важным, а иногда и важнее, чем анализ самих
частей.
Довольно скоро ты научишься и не разбивая целого на экране, воспринимать мысленно вещи и события
как потоки маленьких частиц и цепочки отдельных шагов.
У многих люди опускаются руки, когда они сталкиваются с чем-то сложным и незнакомым, не
поддающимся объяснению с первого взгляда.
С помощью компьютера вы научитесь отыскивать и распознавать в незнакомых вещах очертания,
свойства, признаки чего-то уже известного, а затем, следуя общим логическим правилам (также освоенным
hands-on потому запомненным на всю жизнь), относить их к каким-то родственным группам и классам,
объяснять самим себе и другим их назначение и устройство.
Скептики говорят, что компьютер никогда не приблизит нас к пониманию таких эстетически
воспринимаемых вещей, как музыка, живопись или поэзия. Конечно, компьютер не выдаст вам
рационального описания и объяснения секретов прекрасного. Однако с помощью компьютера вы можете
попытаться сами сочинить, нарисовать, написать некое - пусть до крайности примитивное - подобие
мелодии, картины, мультфильма или короткого стихотворения, сравнить их шаг за шагом с тем, как
сделаны признанные шедевры и убедиться, что в любом виде искусства есть свои правила и свои
логические связи и зависимости, подчас почти столь же строгие, как в математике и физике.
Такое открытие не сделает вас в одну секунду гениальным художником, но постепенно вы научитесь
гораздо лучше разбираться в особенностях музыкальной композиции, прямой и обратной перспективы,
метрике стиха и других тонкостях формальной организации произведения, открывающих путь к постижению
его содержания. А там, глядишь, вам захочется хоть чуть-чуть усовершенствовать вашу первую пробу пера
и на шаг-другой продвинуться в освоении приемов художественного ремесла и обнаружить, что медведь не
так уж губительно наступил вам на ухо, глаза ваши далеко не слепы и руки тоже не так уж кривы.
В любом случае, когда вы что-то делаете на компьютере (пишете письмо или рассказ, или хотя бы
приводите в порядок уже выношенные вами мысли перед тем, как передать их кому-то другому), вы можете
не бояться ошибок или помарок и вам вообще не нужен черновик: любые исправления вносятся за секунду
и вы можете учиться делать данную вещь все лучше и лучше, добиваясь той степени мастерства, какую вы
сочтете достаточной.
Перечислена лишь малая доля того, чему вы можете научиться благодаря использованию компьютера,
и тех областей деятельности, в которых вы можете приобрести должную компетентность в десятки, даже
сотни раз быстрее и надежнее, чем было возможно в до-компьютерную эпоху.
Заговорив о компетентности, мы вплотную касаемся того, с чего и ради чего начали весь наш разговор конкурентоспособности.
Конкуренция, равно как и обретаемая ее участниками конкурентоспособность, предполагает
непрерывное становление и рост множества взаимосвязанных к о м п е т е н ц и й . Эти компетенции должны
дополнять, поддерживать и усиливать друг друга в отдельном человеке, в неформальной и формальной
группе людей, в любой организации, институте, отдельной фирме, корпорации, промышленно-финансовом
конгломерате, стране и транс-национальном деловом объединении, притязающем на видное место под
солнцем глобальной экономики и политики.
Далее мы сосредоточимся именно на тех компетенциях, которые обеспечивают конкурентоспособность
на самой первой из перечисленных, почему-то именуемой низшей, но по сути решающей и судьбоносной
ступени, стадии или степени для всех вышестоящих (или лежащих).
Но чтобы не утерять ощущение контекста, приведем наиболее ходовое из сегодняшних определений
конкурентоспособности (его дает Стефен Коэн, с которым я имел удовольствие познакомиться и
беседовать в 88 году в Гринвич-Вилиджском кафе "Tsarevitch", куда нас с Эль пригласил Евг.Евтушенко на
банкет c кавьяром и кулебяками после своего бенефиса в Village Gate. Стив подарил мне свой
классический труд Bukharin and the Bolshevik Revolution, откуда я вряд ли когда-либо буду что-либо
цитировать. Приводимую ниже дефиницию заимствую из русского перевода "Информационной Эпохи"
Мануэля Кастельса).
"Конкурентоспособность имеет разное значение для фирмы и национальной экономики. Национальная
конкурентоспособность - это степень, в которой страна при свободных и честных рыночных условиях может
производить товары и услуги, отвечающие требованиям международных рынков и одновременно
увеличивающие реальный доход своих граждан. Конкурентоспособность на национальном уровне
6
основывается на высоком показателе производительности, достигнутом экономикой, и способностью этой
экономики переносить внимание на высокопроизводительные виды деятельности, которые, в свою очередь,
обеспечивают высокий уровень реальной заработной платы".
Кастель добавляет заметную поправку:
"Поскольку "свободные и честные рыночные условия" относятся к нереальному миру, то вполне
естественно, что политические силы, действующие на мировом рынке, расценивают этот принцип, как
нечто максимизирующее конкурентные преимущества фирм, находящихся под их юрисдикцией. На самом
деле важно положение национальной экономики vis-a-vis другим странам, что и является основным
легитимным фактором для правительств". [с.100].
Итак, мы опускаемся (или поднимаемся) к отдельным фирмам, а там недалеко уже и до
конкурентоспособности человеческих индивидов, и потому вновь переносим внимание на фактор
компетенции.
За последние десятилетия все фирмы (как и государства - Юго-Восточные Тигры), вырвавшиеся вперед
и далеко обскакавшие конкурентов, опирались в первую очередь на "человеческую капитализацию". Пишут
Нордстрём и Риддерстрале (парафразируя героев "наносекундных девяностых" [выражение Тома Питерса]
и тем подводя итог эпохи до 11 сентября) в нашумевшем бестеселлере Funky Business (юные российские
антрепренёры, видящие себя в мечтах Биллами Гейтсами, им зачитываются и взахлеб цитируют):
"Сила ума доминирует... Мы все больше конкурируем на основе своей компетенции... на
интеллектуальном капитале" (с.108)
"Индивидуум, община, регион или организация (страна - добавим мы, ЛП), которые превзойдут всех и
каждого в выработке инновационных концепций и идей по вопросам смешивания или скрещивания
ингредиентов, будут наиболее успешными" (если, конечно, сумеют идеи и концепции реализовать на деле ЛП).[с.144-5]
"Однако есть еще кое-что за пределами ключевой компетентности фирмы. То, что критично... это даже
не сама компетенция, а скорее основные компетенты. Это те немногие сотрудники фирмы, которые,
обладая определенными знаниями, делают продукцию фирмы уникальной - Мистер и Миссис
Незаменимые. И многие из них слишком компетентны, чтобы просиживать в менеджерских креслах. Эти
люди исключительно важны для компании, поскольку они или сами очень умные и/или знают кого-то очень
умного, которого можно найти и заставить сотрудничать". [с.159]
Надо, однако различать "проспективные" и "ретроспективные" компетенции - призыв и термины мои
(ЛП), но ими не стоит пренебрегать, ибо те же авторы предостерегают:
"В то время, как знания компетентов (вышеозначенного сорта) представляют будущие направления
деятельности фирмы, опыт показывает, что компетенция, в том виде, в каком большинство ее понимает,
очень часто отражает сильные стороны компании в прошлом. Вместо того, чтобы смотреть в будущее,
компании смотрят в прошлое".[с.160]
Тут во мне громкими голосами начинают запевать контрапунктом прогнозирование, дизайн,
эвристичность, эйдосы, пойезис и прочее, так что я лучше прервусь до получения дальнейших
конкретизирующих указаний.
Убеждён, что если не ко всему, то ко многому из высказанного у Кабакова уже есть готовые наглядные
экранно-сценические примеры взаимодействия учителя и учеников по поводу учебного материала
посредством ИКТ-орудий, ведущие к довольно быстрой выработке нужных нам компетенций.
А эйдосы и логосы каких компетенций нам (Русской Школе, России) нужны на теле-экране и вне его?
Мне кажется, самая первоочередная - базовая компетенция (само)обучения тому, как быстро и
уверенно ориентироваться во множестве непрерывно, непредсказуемо и внезапно изменяющихся
проблемных ситуаций и тут же приобретать соответствующую ситуативную компетенцию в тех новых видах
активности, которыми нам в каждом из таких случаев необходимо будет заняться, чтобы оставаться на
плаву и даже опережать других в том, что мы умеем делать лучше.
Пожалуй, и вправду пора прерваться.
ЛБП. 13.10.2002
7
Автор
shmilik47
Документ
Категория
Наука
Просмотров
20
Размер файла
98 Кб
Теги
конкурентоспособность, tvcom, эпоха компьютеров, миссия школы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа