close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Книгин И. Аркадак

код для вставки
В книге автор остается верен своим художническим принципам: аскетичность поэтики, человечность и традиционность, сострадание миру и людям живущим рядом.
ИГОРЬ
Книгин
АРКАДАК
ИГОРЬ
Книгин
АРКАДАК
Стихи
Саратовский писатель
2004
УДК 882-1
ББК 84(2Рос=Рус)6-5
К 53 Книгин И . А . Аркадак: Стихи - Саратов:
Саратовский писатель, 2004. - 36 с.
ISBN 5-98116-015-2
В новой книге автор остается верен своим
художническим принципам: аскетичность
поэтики, человечность и традиционность,
состарадание миру и людям живущим рядом.
Голос поэзии И. Книгина отчетливо слышен тем,
кто хочет и может его услышать.
ISBN
5-98116-015-2
© И.А. Книгин, 2004
© "Саратовский писатель", 2004
© Н.С. Байбуза, художественное
оформление, 2004
Моим
родителям
Автор выражает благодарность
Александру Анатольевичу
Булатову
за участие в издании настоящей книги
Вагонные колёса стучат: "тук-тук, тик-так",
Стекло оконное покрыто шпальной пылью.
И поезд мчит задумчиво, на крыльях
Перелетая мост над речкой Аркадак
Плывёт над беспредельным захолустьем
П о ж у х л ы х трав, окраинных дворов,
Глуша мычание недоеных коров,
Ж у ю щ и х жвачку с переспелым х р у с т о м .
Весёлый скрип суровых тормозов —
Свидетельство того, что снова дома.
И грежу тишиной и сладкою истомой,
И предвкушением почти что детских снов...
Чайная роза в стакане
Пусть никого не обманет.
Чайная роза - печальная проза,
Но пусть она не обманет.
Пусть она призраком станет.
Но никого не обманет,
Станет кольцом обручальным
Или подарком венчальным,
Но без изысков текущих времён,
Напоминая, когда-то влюблён
Был я в девицу-красавицу,
(Кстати, она до сих пор ещё нравится
Всем, кто приходит под именем "Он").
Чайная роза... И я был влюблён...
Колышется безрадостная тишь,
И звёзды врут на тусклом небосклоне,
И ты мне ни о чём не говоришь,
Лишь речка, просыпаясь, зябко стонет
О т о м , что было в памяти её,
О тех, кто в ней купался, улыбаясь,
О тех, к т о , заливаясь соловьем,
Скрипит в скворечнике, о чём-то своём маясь...
А в Аркадаке - свет разбитых фонарей
На фоне обезумевших ночей.
Ведь город наш давным-давно ничей:
Без окон, без заборов, без дверей.
В нём прозябают сумерки, и лишь
Цветёт репьями праздничная тишь.
А прошмыгнёт плюгавенькая м ы ш ь ,
Хозяйка курам всхлипнет медленное "кыш!"
Себя от дома ты не отстранишь В нём снег идёт и топает малыш...
Я хотел б ы пожить
на задворках прекрасного лета,
а потом побродить
по задворкам унылой зимы...
Мамочка! Ну, мам, какая ж е у нас ты умничка!
Не грусти, не хмурь красу бровей.
Ведь в Аркадаке знает каждая проулочка,
Что ты взрастила двух столь разных сыновей.
М ы отсветами глаз твоих питаемся.
И в этом дело всё, и это х о р о ш о .
Пускай по жизни мы шатаемся (иль, может,
маемся),
Но Детство настоящее прошло.
Вот потому мы измеряем граммами
То, что не знает никакой цены.
Прости нас, мама, но с тобой всегда ведь мы,
Твои, порой, беспутные сыны...
Я остаюсь всё время вне игры
( А , может, это только до поры).
Я остаюсь всё время не у дел,
Ведь я в делах не слишком преуспел.
Я остаюсь м е ж призрачных татьян
Не оттого, что был когда-то пьян.
Я был когда-то в разных в них влюблён,
И потому мне радуется солнце,
Светящее так призрачно в оконце,
Зашторенное глупым жалюзи.
Но светлый лучик память бороздит.
Град идёт и вдоль и поперёк,
Поклоняясь измененьям ветра...
Человек сутулый в шляпе фетровой
Улицу, горбатясь, пересёк...
Я трачу жизнь по мелочам:
П о дням, часам и по мгновеньям.
Но лишь такое вдохновенье
Дарует радость по ночам...
Мы все по-разному живём:
И часом, месяцем и годом,
И дней невнятным хороводом,
И мы друг друга не поймём...
Потому так болит голова,
Что идёт вновь июньский дождь.
Никакие другие слова
Ты сегодня не произнесёшь.
Ты расскажешь о т о м , как дела
На работе твоей и о разном.
Ты не вспомнишь о безобразном.
Знаешь: сажа не будет бела.
Н о , однако, он льёт, мрачный дождь,
Мне сегодня опять не спится
И кому-то, надеюсь, то ж...
Слёзы брызжут из глаз Это капельки гнева.
Это всё не про нас.
Это звёздочки с неба,
Где устала луна
Нам светиться ночами,
Где тугая струна
Разлетелась м е ж нами.
И суровый снежок,
Весь облепленный гарью.
Он, конечно, не смог
Чьё-то вылепить зданье.
Потому-то оно
Неумело, несмело
Под нечистым окном
Жизнью жить не хотело..
Грядёт Прощёное Воскресенье
Как д у ш неловкое спасенье.
Как перепевы сказанного давно.
Кому? Зачем? Ведь всё равно,
И нам не будет даже утешенья.
...Куда-то, зачем-то ползут наши дни,
А м ы остаёмся всё время одни,
Как фонарей бесприютных огни,
А мы остаёмся и будем одни...
Мелькают и волны, и слёзы,
Страницы нечитаной прозы.
Собаке ничто не приснится,
Х о т я и ей тоже не спится...
Я подарил тебе ночью подснежники,
Купленные на углу Радищева и Московской.
Только потому они такие нежные,
Что не знали жизни растаковской.
Они выросли в лесу совсем ненадолго,
Может быть, они и вырасти не хотели,
Улыбнуться лишь хотели суровой Волге
На закате месяца апреля...
Наверное, бывают времена,
В которых - умные глаза вполнеба.
Людей тех простодушны имена,
И всхлипнуть хочется: а мне бы!
А мне бы жизнь м о ю перевернуть,
Назначить снова бесконечный путь,
Тебя найти бы невзначай,
Х о т ь где б ы .
Ж и з н ь м о ю я тихо променял
На зевоты мелочных забот.
Знаю: слишком часто про меня
Думает знакомый мне народ»
Вы меня простите все подряд,
Не задумываясь от тоски.
Я всегда и всем вам буду рад,
Скомкав боль в звенящие виски.
Пусть останусь снова не у дел,
Пусть приобрету иных врагов.
...Думается, кто-то бы хотел
Избежать тех мыслей дураков,
От которых просто не уснуть,
От которых памятью воздастся,
Высветится призрачная суть
Снов, где хочется придраться и подраться...
Из жизни м ы уходим иль из песни —
Не всё ль равно,
Ведь главное - уходим.
Мы на глазах друзей лишь колобродим,
Х о т ь этот мир для нас безумно тесен.
Вы знаете, уходим мы из песен.
Пусть мир вокруг ужасно интересен,
Н о , к сожалению, для нас он слишком тесен
Вот я вышел сегодня из дому
Для того, чтоб ползти к дому другому.
Потому что там все уже спят
И на мир по-другому глядят...
"Наверное" приходит иногда,
Тогда, когда усталые года
Стремятся в дни перевратиться.
Ворона с галкой - тоже птицы,
Раздумывающие про снега,
Дорога с далью спорит и слегка
Торопится: вязальная лишь спица
Тихонько шелестит
В корявых пальцах бабушки:
Ей спится,
Х о т я на сон всё это не п о х о ж е ,
И одинокий пьяненький прохожий
Вдруг поскользнулся,
Только не разбился,
Не покалечился тот грустный человек
И слава Богу, так проходит век...
Х о т я мы все глупы и слишком разные,
Всё равно выходим несуразные,
Размышляющие просто ни о чём,
Но стремящиеся в собственный
Тот дом.
Только там ответят и приветят,
Ничего дурного не заметят,
На приезд улыбкою ответят.
...И ещё — ни слова. Ни о к о м .
Пожалуй, легче всего на свете
Писать стихи о себе — поэте,
Таком замученном жизнью нашей,
Совсем никчёмной, да и пропащей,
Той самой жизнью, в которой все мы Сплошные винтики из теоремы,
Неразрешимой годам назло,
Но в этой жизни нам повезло:
Мы родились, и стали всем.
Без доказательств всех теорем.
Поэты умирают невзначай
И кстати и некстати будут сниться,
И не прошьёт доверчивая спица
Руками отягчённую печаль,
Поэты умирают невзначай...
... До сути нам добраться не дано
Того, что называем временами,
Но шелестят страницы именами
Поэтов, и распахнуто окно.
До сути им добраться не дано...
М ы все всегда - заложники эпохи,
Пытаемся понять себя и прочих,
Услышать тишину и дня, и ночи,
Собрать любви доверчивые крохи.
Мы все всегда — заложники эпохи...
Как отрываются в овраге соловьи.
Они наполнены своею птичьей страстью.
Они бунтуют, невзирая на ненастье,
Любовью окрестив сердца свои.
...Прожить под псевдонимом м о ж н о жизнь,
Нисколько не раскаиваясь в этом,
Прослыть твердящим истины поэтом,
Способным чей-то слух заворожить,
Кому-то стихотворством удружить,
И родине, и лидерам « с л у ж и т ь » ,
И отбивною вечно быть котлетой...
Странная вдруг получилась книжка,
Где ни одной прописной мыслишки,
Где соловьи по оврагу шарят
И расшевеливают память..
Но я до этого не жил здесь никогда.
В других местах я прозябал свои года.
Всегда я думал, что и золото, и медь Одно и т о ж е : слякотная цветь.
ПРЕДНОВОГОДНЕЕ
Ольге Олеговне Миловановой
Как хочется, забывшись над тетрадью,
Не помнить, что живём кого-то ради,
Иль, может, просто в праздности плывём
И не поём избитым соловьем.
Не хочется плести сухую повесть
О т о м , что мы на свете — только " т о есть",
И никому не нужен Наш родимый дом.
Н о тем не менее, ночами, даже днями,
М ы думаем о тех, кто были с нами,
Кто остаётся в нас не только снами,
Сколь самым светлым беспробудным сном,
В котором все мы будем думать об одном...
Марианне
Правда, ведь на свете есть тот дом,
Где с тобою м ы давно живём,
Х о т ь не дом он, только лишь квартира
С тёплым и приветливым сортиром
На седьмом уютном этаже
Здесь не существует " Э м " и " Ж э " ,
Потому что в этом нет задачи.
За окном зима тихонько плачет.
Ж и з н ь прожитой кажется уже...
Как бы возвратиться в те миры,
Где казалось, что слепой норы
Нам вполне достаточно для счастья
Вопреки всем признакам ненастья,
Всем разбитым кораблям желаний,
Без надежды и без упований
И щ у щ и м чужие берега...
Тем-то, дорогая, дорога
Летопись твоих всех лепетаний,
Преходящих в суету мечтаний
И в закостеневшие снега.
Духмяных трав скабрёзная коса
Коснётся в ж и к о м , и они - упали...
Прошедших дней скупые голоса
Не слышат скрежет закалённой стали.
Но, утопая в вопле торжества,
Промчится вихрь, и грянет грозный ливень,
И затрепещет мокрая листва,
Стряхнув усталость надоевшей пыли.
Содержание
«Вагонные колёса стучат: "тук-тук, тик-так"...» .... 5
«Чайная роза в стакане...»
6
«Колышется безрадостная тишь...»
7
«А в Аркадаке - свет разбитых фонарей...»
8
«Я хотел бы пожить...»
9
«Мамочка! Ну, мам, какая же
у нас ты умничка!..»
Ю
«Я остаюсь всё время вне игры...»
11
«Град идёт и вдоль и поперёк...»
12
« Я трачу жизнь п о мелочам...»
13
« М ы все по-разному ж и в ё м . . . »
14
«Потому так болит голова...»
15
«Слёзы брызжут из глаз...»
16
«Грядёт Прощёное Воскресенье...»
17
«...Куда-то, зачем-то ползут наши д н и . . . »
18
«Мелькают и волны, и слёзы...»
19
« Я подарил тебе ночью подснежники...»
20
«Наверное, бывают времена...»
21
« Ж и з н ь м о ю я т и х о променял...»
22
« И з жизни м ы уходим иль из песни...»
23
«Вот я вышел сегодня из д о м у . . . »
24
«Наверное» приходит иногда...»
25
« Х о т я м ы все глупы и слишком разные...» . . . 26
«Пожалуй, легче всего на свете...»
27
«Поэты умирают невзначай...»
28
«Как отрываются в овраге соловьи...»
29
«...Прожить под псевдонимом
м о ж н о жизнь...»
30
«Странная вдруг получилась к н и ж к а . . . »
31
«Как хочется, забывшись над тетрадью...» . . . 3 2
«Правда, ведь на свете есть тот д о м . . . »
33
«Духмяных трав скабрёзная коса...»
34
Литературно-художественное издание
Книгин Игорь Анатольевич
Аркадак
СТИХИ
Редактор M.П. Меренченко
Художник-составитель Н.С. Байбуза
Компьютерный набор, вёрстка
Ю.В. Баланова
Издательство «Саратовский писатель»
г. Саратов, ул. Б.Казачья, 113.
Подписано в печать 16.02. 2004 г.
Формат 84x90 1/32. Бумага офсетная.
Печать офсетная. Гарнитура School.
Усл. печ. л.1,1. Тираж 500. Заказ № 188.
Опечатано в типографии «Новый ветер»,
410012, г. Саратов, ул. Б.Казачья, 113.
Документ
Категория
Поэзия
Просмотров
26
Размер файла
4 174 Кб
Теги
поэзия, саратов, Книгин И.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа