close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Боевые действия на Панджшере

код для вставкиСкачать
В.Г. Серебряков
Афганистан:
боевые действия в Панджшере.
ОГ «Анава»
Рязань 2014
УДК 93/99
ББК 63.3(2)633
С32
С32
Серебряков, В.Г.
«Афганистан: боевые действия в Панджшере. ОГ «Анава» /
В.Г. Серебряков – Рязань: ГУП РО «Рязанская обл. типография»,
2014.– 600 с.: ил.
ISBN 978-5-91255-142-0
Характеризуя слабость и несостоятельность политиков, война через поведение солдат и офицеров раскрывает истинное лицо участвующих в ней народов,
наций и религий. История одного парашютно-десантного батальона, выполняющего интернациональный долг в Афганистане в долине реки Панджшер на протяжении нескольких долгих, суровых и памятных лет, свидетельствует об этом.
С первого дня нахождения в долине Панджшер батальону пришлось решать разнообразные задачи, значительная часть которых была для парашютно-десантного батальона несвойственной.
Книга раскрывает формы и способы боевых действий в крупных и мелких операциях, где солдаты и офицеры ценой своей жизни отстаивали честь Советского Союза в борьбе против воинствующего исламского фундаментализма, продолжающего
воевать и сегодня на территории Афганистана, Сирии и в других регионах мира.
Книга предназначена для курсантов и офицеров ВДВ, преподавателей и исследователей тактики современных гражданских войн, опыт которых остается
актуальным и востребованным.
УДК 93/99
ББК 63.3(2)633
ISBN 978-5-91255-142-0
© Серебряков В.Г.,текст, 2014
© ГУП РО «Рязанская
областная типография», 2014
СОДЕРЖАНИЕ
От автора ................................................................................................................6
Введение ................................................................................................................8
Часть первая. Вхождение Советских войск в Афганистан
и Панджшер ........................................................................... 16
1. Начало. Как это было ................................................................................ 19
2. Ввод группировки советских войск в Афганистан .................................. 45
2.1 Марш на Кабул ................................................................................. 46
2.2 Воздушно-десантная операция ...................................................... 50
2.3 Завершение ввода войск ................................................................. 62
3. Бои в Панджшере ..................................................................................... 67
4. Хронология боевых действий 2-го пдб 345-го опдп в Афганистане ........... 151
Часть вторая. Парашютно – десантный батальон на охране
коммуникаций в ущелье Панджшер .................................. 166
1. Вооружённые формирования ИОА в долине реки Панджшер .................... 169
1.1 Состав, вооружение и организационная структура ..................... 169
1.2 Агитационно-пропагандистская деятельность
руководства ИОА в уезде Панджшер ............................................ 176
1.3 Тактика вооружённой борьбы мятежников .................................. 179
2. Подготовка и ведение охранения .......................................................... 198
2.1 Задачи, формы и построение сторожевого
(боевого) охранения....................................................................... 198
2.2 Основы выполнения задач сторожевого (боевого) охранения ... 200
2.3 Состав и организация охранения ОГ «Анава» ............................ 203
3. Практическое выполнение тактических задач ..................................... 223
3.1 Приёмы и способы выполнения тактических задач .................... 223
3.2 Обеспечение беспрепятственного прохождения колонн ............ 238
3.3 Работа по укреплению государственной власти
в уезде Панджшер ......................................................................... 258
3.4 Особенности организации боевой подготовки, жизни и быта
личного состава оперативной группировки «Анава» .................. 269
3.5 Политико-воспитательная работа ................................................ 290
3.6 Тыловое и техническое обеспечение .......................................... 294
4. Выход из Панджшера и Афганистана.................................................... 310
Заключение ....................................................................................................... 354
Послесловие ..................................................................................................... 361
Список используемой литературы ............................................................... 394
Список сокращений ......................................................................................... 396
Приложения ...................................................................................................... 397
Фотоальбом ...................................................................................................... 565
Книга полковника В.Серебрякова снова заставляет читателя
(особенно военного) испытать чувство законной патриотической
гордости за свой народ и его прославленные Вооружённые силы.
В этой книге автор даёт личную оценку событиям, происходившим в те годы в Афганистане, очевидцем и непосредственным участником которых он является.
Являясь командиром парашютно-десантного батальона, находящегося на заставах – на входе в ущелье Панджшер, автор,
имея недостаточную информированность, смело и, по моему личному убеждению, не всегда корректно оценивает действия командования 40 армии и политического руководства Советского Союза.
Тем не менее, книга, надеюсь, вызовет живой интерес у
читателей и будет встречена с большим пониманием широким
кругом читателей, особенно будущих офицеров-десантников
Герой Советского Союза генерал-лейтенант А.Е. Слюсарь
от автора
Почти четверть века как завершилась афганская война, но
память вновь и вновь возвращает нас в те боевые годы. Особенно часто это происходит при обсуждении действий наших войск
в последующих вооруженных конфликтах, в которых опыт официально признанной Россией войны в Афганистане используется
только в инициативном порядке её участниками, остающихся в
меньшинстве в учебном процессе подготовки военных кадров.
По афганской тематике написано немало книг, научной и
специальной литературы. Боевые действия в условиях этого
театра военных действий, в основном, шли не за территорию,
а за коммуникации. Тактика противника носила скрытный
партизанский характер, который предполагает уход от ярко
выраженной линии соприкосновения воюющих сторон, что
вносило существенные ограничения по применению сил и средств
ограниченного контингента войск. Как это ни странно, но до
сегодняшнего времени способы ведения тех боевых действий не
нашли даже косвенного отражения в боевых уставах, отражающих
лишь суть классического боя крупномасштабной войны.
Будучи командиром парашютно-десантного батальона, мне
лично пришлось испытать недочеты такого подхода к изложению
тактики боевых подразделений. И сегодня, рассматривая свои
действия через призму времени и приобретенного командирского
опыта, в целях предупреждения новых поколений от критических
ситуаций, я счёл себя обязанным обобщить действия парашютнодесантного батальона по охране коммуникаций и обеспечению беспрепятственного прохождения автомобильных колонн.
В целом, казалось бы, ясно и лаконично озвученная выше
задача в целях обеспечения безопасности движения предполагала
решение множества подзадач различными способами, что
позволяет раскрыть тактику подразделений парашютнодесантного батальона со всех сторон.
Противник в книге называется, как и в разные времена в Афганистане, по-разному: бандитами, басмачами, душманами, духами, мятежниками, террористами, экстремистами, непримиримыми, муджахедами, моджахедами 1 и наконец – оппозицией.
Надеюсь, что читатель будет снисходительным к содержанию приводимых в книге первоисточников боевых документов,
передающих дух того сурового и вместе с тем славного времени.
6
Кроме того, я надеюсь, что эта книга поможет ветеранам –
афганцам, занимающимся военно-патриотическим воспитанием,
в преддверии 25-летия вывода советских войск из Афганистана
ещё раз осмыслить события, в которых приходилось участвовать
в Афганистане, и донести до подрастающего поколения, как
можно объективнее реалии того сурового времени. Надеюсь
также, что интерес к книге проявит нынешнее поколение
офицеров Российской Армии.
Разумеется, в книге изложен субъективный взгляд на происходившие тогда события. В целях повышения объективности
оценки действий батальона с позиций общей и видовой тактики книгу рецензировал профессор кафедры тактики Рязанского
высшего воздушно-десантного командного училища В.А. Горшков
– непосредственный участник афганской войны в роли командира парашютно-десантной роты и автор альтернативного боевого устава сегодня.
Буду благодарен всем однополчанам в детальном и полном
восстановлении и обсуждении затронутых в книге событий.
Жду любой информации по почте e-mail: svgkkk@mail.ru
1)
7
Введение
Скоро исполнится 25 лет, как были выведены советские
войска из Афганистана. Но это не прекратило кровопролитие в
стране. Гражданская война, начавшаяся в 1978 г., продолжается
до сих пор. За это время лидер ИОА Бурхундинн Рабани побывал
президентом, а Ахмад Шах Масуд – министром обороны. С 1996 г.
к власти в стране пришло движение Талибан. На этот раз 7 октября 2001 г. против движения Талибан началась военная операция
США. По данным на 10 мая 2012 г., численность Международных
сил содействия безопасности (англ. ISАF) в Афганистане составляла 129469 военнослужащих. Международные силы по поддержанию безопасности были созданы в соответствии с резолюцией
№ 1386 Совета Безопасности ООН от 20 декабря 2001 г. Кроме
того, начиная с 2001 г. активное участие в войне в Афганистане
принимал и принимает личный состав частных военных компаний.2 По состоянию на начало декабря 2009 г., в Афганистане действовало 104 тыс. сотрудников частных военных и охранных компаний. В дальнейшем, по настоянию правительства Афганистана
их количество было уменьшено. По состоянию на середину 2012 г.
в Афганистане действовало до 40 тыс. чел. сотрудников иностранных частных военных компаний.3 То есть коалиционные силы по
личному составу практически в два раза превышали советские войска. Движение Талибан заявляет о своей победе в 11-летней войне с США и их западными и афганскими союзниками.
Наиболее крупным контингентом в составе ISАF располагают
США. В состав ISАF вошли представители 50 стран – как членов
НАТО, так и не входящих в Альянс. И вот уже почти двенадцать лет
войска НАТО и прочих государств пытаются «демократизировать»
Афганистан. И если советские войска в Афганистане воевали, можно сказать, со всем миром, то сейчас весь мир никак не может победить движение Талибан.
В настоящее время воюющим против западной коалиции моджахедам оказывается помощь лишь несколькими фондами в стра-
2) Для справки: Частная военная и охранная деятельность не регулируется международным
правом, а значит, контроль над действиями контрактников практически невозможен.
3) Т. Камов. О деятельности частных военных компаний в Афганистане // «Зарубежное
военное обозрение», № 7 (784), июль 2012. стр.86
8
нах Персидского залива в размере не более 150 млн. долларов
ежегодно. Эксперты говорят, что это – сущий пустяк. Талибы, не
пользуясь, в сущности, никакой поддержкой извне, создали боеспособные воинские формирования, которые в состоянии наносить поражения войскам США и их союзникам. Таким образом, американский контингент в Афганистане оказался менее боеспособным, чем
в свое время советский.
У представителей нынешнего военного режима и контакты с
местным населением совсем не тесные. Если советские части были
огорожены лишь колючей проволокой, то военные базы НАТО – тремя бетонными уровнями защиты 6-ти метровой высоты. Американские и турецкие патрули передвигаются исключительно на бронемашинах и при полном боевом вооружении. С местным населением
не церемонятся, патруль расстреливает нарушителей спокойствия
прямо на месте. Поэтому социальная база у непримиримой оппозиции (так сейчас называют талибов американцы) высокая.
Сумев избежать крупных столкновений с войсками международной коалиции, Талибан начал постепенно восстанавливать
силы. Как и вооружённая оппозиция, сражавшаяся против советских
войск в 1980-х, талибы использовали «племенную зону» на афганопакистанской границе в качестве своей тыловой базы. Этот район
не контролировался пакистанскими властями (попытка установить
контроль в 2004 г. привела к вооружённому конфликту между правительственной армией и племенным ополчением, продолжавшемуся
2 года) и прекрасно подходил для развёртывания тренировочных
лагерей и набора пополнения из числа учащихся медресе. Была
восстановлена цепочка командования, серьёзно пострадавшая во
время осенней кампании 2001 г., созданы пять оперативных зон,
за каждую из которых отвечал определённый полевой командир.
Со временем талибы полностью перешли на партизанские методы
вооружённой борьбы. В феврале 2008 г. талибы начали атаки на
Пакистанском маршруте снабжения НАТО, по которому осуществлялось 80 % поставок для контингента в Афганистане. В результате непрерывных атак талибами военных и транспортных колонн
Североатлантического альянса НАТО было вынуждено обратиться с просьбой к России предоставить им воздушный коридор через
территорию РФ, несмотря на то, что снабжение по воздуху дороже,
чем сухопутным транспортом.
Международные силы готовятся покинуть Афганистан к
концу 2014 г., передав контроль за безопасностью нынешним
афганским властям.
9
Что бы ни говорили, но реалии таковы, что Афганистан сегодня и в обозримом будущем не в состоянии прожить без тесного сотрудничества с другими государствами, без внушительной помощи
экономического, военного, гуманитарного характера. Это объективно
обусловливает необходимость длительного присутствия на его территории зарубежных военных и гражданских специалистов. В частности, это предусмотрено подписанным в середине декабря 2010 г.
межгосударственным соглашением о строительстве газопровода
Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия. В случае реализации данного проекта Кабул сможет ежегодно зарабатывать свыше
1,4 млрд. долларов на транзите газа по своей территории, что служит
интересам США и, наряду с ураном и другими природным ресурсами,
явилось одной из главных причин развязывания США войны против
Афганистана, а не какая-то мифическая борьба с террористами.
Кроме того, ведется масштабная добыча полезных ископаемых: урана, золота, драгоценных камней и цветных металлов.
Эта пустынная с виду земля богата ими чрезвычайно. Однако местное население к добыче полезных ископаемых даже не подпускают.
Рабочих на рудники привозят военными самолетами. Уровень безработицы в современном Афганистане чудовищный. После ухода
советских войск страну захлестнула наркоиндустрия. Резко возросло производство героина. В прошлом году был собран рекордный
урожай – 12 тысяч тонн наркотических веществ. А ведь во время
«правления» талибов производили 3600 тонн. Для подготовки одного килограмма героина необходимо более 15 килограммов прекурсоров,4 которые в Афганистане не производятся и завозятся из-за
рубежа. В наркобизнесе и наркотрафике в Афганистане замешаны крупные мафиозные структуры всего мира. Ежегодный доход от
сбыта наркотиков достигает астрономических цифр.
По некоторым данным (Би-би-си, 2010 г.), потребление героина
в России достигает 70 тонн в год – это в два раза больше, чем в
США и Канаде вместе взятых, и столько же, сколько во всей Европе. По данным ФСКН от героина афганского производства в России
ежегодно гибнет вдвое больше людей, чем погибло советских солдат за всю девятилетнюю войну в Афганистане.
На предложение США российского руководства об организации
совместной борьбы с производителями наркотиков в Афганистане,
4) С 2007 года термин применяется для обозначения веществ, связанных
с производством наркотических («прекурсоры наркотических средств»),
сильнодействующих или взрывчатых веществ.
10
известно заявление Р. Холбрука о том, что с учетом роста безработицы уничтожение афганских маковых плантаций не только бесполезно и неэффективно, но и контрпродуктивно, поскольку афганские крестьяне могут перейти на сторону талибов. От газа, нефти и
урана никто далеко не уходит. Поэтому, скорее всего, американцы
найдут способ задержаться в Центральной Азии. Россия же не заинтересована в укреплении США и в целом Запада в этом регионе.
В случае закрепления Вашингтона в регионе на постоянной основе Трансафганский газопровод обеспечит окупаемость военных
расходов. В то же время, очевидно, что США при успехе проекта
под маской защиты газопровода от терактов резко увеличат присутствие своих военных во всем регионе от Туркмении до Индии.
Таким образом, осуществив проект Трансафганского газопровода, Соединенные Штаты достигнут сразу нескольких целей:
ослабления экономического влияния России, усиления контроля
над экономиками Индии, Пакистана, Туркмении, Афганистана.
А также существенно ограничат возможность усиления экономического влияния в регионе со стороны Китая.
Наличие в самом центре Евразии гигантского сухопутного авианосца, в который США и НАТО превратили Афганистан, является
достаточным основанием для того, чтобы географически далекая
Америка была главным субъектом любых политических, экономических и военно-стратегических процессов в обширном регионе, где
пересекаются жизненные интересы России, Ирана, Китая и Индии.
Мало кто сомневается, что главной целью американской иностранной политики при вторжении в Афганистан является низведение России и других бывших советских республик до уровня слабых
протекторатов. Вашингтон желает захватить Афганистан для того,
чтобы ускорить свою стратегию расчленения бывших советских
реcпублик таким же образом, как расчленил бывшую Югославию.
В географии расположения натовских баз вокруг Российской
Федерации, включающей балтийский регион, Восточную Европу,
Балканы и Турцию, не хватает только среднеазиатских республик. Если Вашингтон возьмет эти республики под свой контроль,
то петля на шее России будет затянута. Добавьте к этому господство Вашингтона в бывших советских республиках – Азербайджане и Грузии, и можно уже говорить о законченной стратегической
конфигурации, позволяющей начать «бунты по всей России, поддержанные снаружи».
В докладе Пентагона, который предоставляется в конгресс
каждые шесть месяцев, говорится о том, что талибы фактически
11
полностью восстановили свою боевую мощь за последние два года,
и только присутствие крупных воинских контингентов натовских войск сдерживает их от открытого захвата власти в стране. «Если они
(то есть талибы) захотят взять власть в Афганистане, то правительственные войска при их наступлении на Кабул не продержатся и
недели», – заявил на слушаниях в Конгрессе один из представителей Пентагона. Но талибы могут придти к власти и чисто демократическим путём. Так, по сведениям газеты «Аргументы недели»,
основатель движения «Талибан» Мулла Омар может стать следующим президентом Афганистана. Выдвижения его кандидатуры на
выборах, которые состоятся в апреле 2014 г., не исключает даже
нынешний президент Афганистана Хамид Карзай. По мнению экспертов, кандидатуру Омара поддержит, как это ни парадоксально, и
Америка, которая именно от боевиков «Талибана» несёт основные
военные потери в Афганистане.
Недавно талибы поразили Пентагон в самое сердце. При заходе на посадку на авиабазу Баграм после выполнения боевой задачи из ПЗРК был сбит американский истребитель F 16. Пилот погиб.
Система «свой-чужой» также не сработала, следовательно, самолёт был сбит из ПЗРК одной из стран НАТО. На этом фоне в Дохе
(Катар) уже почти год продолжаются переговоры между видными
представителями «Талибана» и американского Госдепа. После начала переговоров стало известно, что ранее активно разыскиваемого Муллу Омара вычеркнули из списка террористов. Побывавший в
Катаре Хамид Карзай также не исключил возможности выдвижения Муллы Омара на пост президента. Если же террорист Омар
будет допущен до выборов, то на фоне вороватого и, как утверждают злые языки, контролирующего наркотрафик семейства Карзаев,
безоговорочная победа ему обеспечена. Это грозит осложнениями
во всей Центральной Азии. Вряд ли Омар простит таджикам и узбекам потерю одного глаза и свои ранения, полученные в ходе боёв с
Советской армией, в которой воевали эти народы.5
Афганистан, подчинённый талибам, стал представлять
реальную угрозу для южных границ первоначально ещё СССР,
а затем и России (объявившие «независимость» среднеазиатские
республики – Таджикистан и Узбекистан начали играть роль своеобразного буфера, который, впрочем, и до сих пор поддерживается
российской армией).
5)
12
Газета «Аргументы недели» № 14 (356) от 11 апреля 2013
Моджахеды за годы гражданской войны, годы войны с Советской армией и годы войны с войсками США и международной коалиции накопили огромнейший опыт. Движение талибан сочло возможным даже экспортировать своих бойцов в различные горячие
точки мира. Моджахеды воевали в Югославии, Чечне, участвовали в конфликтах в Средней Азии, Ливии. Сейчас воюют в Сирии. По мнению специалистов,6 и Ливия, и Сирия – это полигоны
проверки и обкатки технологии призыва, мобилизации и участия в
диверсионно-террористической деятельности значительных масс
бойцов джихада, способных очень быстро перемещаться и организованно концентрироваться на новые цели.
Стоит отметить, что сценарий новых «партизанских» войн
достаточно схематичен. Если в дестабилизируемой стране есть
часть недовольного населения, предпочтительно из радикальных
исламистов, то в первую очередь радикализируется именно она.
Внед­ряются так называемые учителя, поступают значительные финансовые ресурсы, оружие. После начала ограниченных боевых и
диверсионных действий в страну прибывают интернациональные
отряды боевиков, и ситуация резко обостряется. А спецслужбы,
которые крайне неповоротливы в любой стране мира, опаздывают
превентивно реагировать на новые угрозы.
Первые сигналы о радикализации наших исламистов уже поступают из Татарстана, Башкирии, республик Северного Кавказа.
Адекватного ответа, к сожалению, пока нет. Одно только радует, что
изменение обстановки в Афганистане находится под пристальным
вниманием руководства страны.
Так, 8 мая 2013 г. Президент России Владимир Путин провёл
заседание Совета Безопасности РФ, ключевой темой которого стало обеспечение национальной безопасности в условиях негативного развития ситуации в Афганистане. В связи со сложившейся
нестабильной обстановкой в этой исламской республике есть все
основания полагать, что «в ближайшей перспективе мы можем
столкнуться с осложнением ситуации на южных рубежах России и в
Евразийском регионе в целом. Международные террористические
и радикальные группировки не скрывают своих планов по экспорту
нестабильности и наверняка будут пытаться перенести подрывную
деятельность на территорию сопредельных государств», – заявил
Владимир Путин. В числе основных угроз национальной безопас-
6)
Газета «Аргументы недели» № 15 (357) от 18 апреля 2013
13
ности России президент назвал кардинальное увеличение производства и экспорта афганских наркотиков, рост трансграничной преступности, неуправляемые потоки беженцев и мигрантов, а также
распространение исламизма и экстремизма в соседних республиках.
Отметим, что предстоящий год для Афганистана будет поистине
сложным. Помимо президентских выборов и выборов в провинциях,
намеченных на 2014 год, в этот же период состоится вывод основной
части иностранного военного контингента. Международные силы содействия безопасности в Афганистане планируется преобразовать
в так называемую консультативно-тренировочную миссию численностью от 8 до 12 тысяч. Сохранение иностранного военного присутствия является одним из принципиальных пунктов соглашения о
стратегическом партнёрстве между США и Афганистаном. Вместе с
тем, по оценкам российского президента, иностранному военному
контингенту, основу которого составляют американские военнослужащие, за всё время военной операции в Афганистане так и не удалось добиться перелома в борьбе с террористическими и радикальными группировками. «Напротив, их активность в последнее время
особенно возрастает», – констатировал Владимир Путин.
7 октября 2013 года президент Исламской республики Хамид Карзай в интервью BBC7 заявил: «Военная операция Запада в
Афганистане оказалась безрезультатной и принесла стране лишь
«огромные страдания». Он также отметил, что страна до сих пор
остается небезопасной, а действия США и их союзников унесли
жизни многих афганцев. По мнению Карзая, руководство НАТО совершило ошибку, сфокусировав свое внимание на афганских деревнях, выискивая там талибов. Вместо этого следовало заняться
убежищами боевиков в Пакистане. В итоге на военную кампанию
были напрасно потрачены огромные средства, а альянс потерял
убитыми несколько тысяч солдат, – подвел итоги президент Афганистана. «Нам была нужна абсолютная безопасность и четко обозначенная война с террором», – заявил он. Подтверждением тому
стал рост террористической активности в ряде регионов страны,
непрекращающиеся теракты, направленные против иностранного
военного контингента и правительственных войск. При этом любые
предложения российской стороны о сотрудничестве в борьбе с наркотрафиком и терроризмом остаются без внимания. «В этой связи у
нас должна быть чёткая стратегия действий, которая бы учитывала
разные варианты развития событий, – подчеркнул Владимир Путин,
7) http://newsland.com/news/detail/id/1258511/
14
– Задача – надёжно при любых обстоятельствах обеспечить интересы России».8 Но, по мнению некоторых экспертов, обстановка
продолжает стремительно ухудшаться. Так, в интервью «Накануне.ру» руководителя агентства ANNA-news, заведующего кафедрой
РЭУ им. Г.В. Плеханова Марата Мусина обращается внимание на
то, что «сегодня военный проект в Сирии заканчивается. И уже началась переброска боевиков «Аль-Каиды» из Сирии, они снимают
вооружённые группы и начинают их перебрасывать в Киргизию, в
Казахстан и в Россию. Больше некуда их направлять – в этом трагедия. Никто не позволит взорвать Турцию – страну НАТО, в которой
ситуация очень похожа на сирийскую. Никто не позволит канализировать боевиков в Египет. Поэтому неизбежны антироссийские
провокации, которые будут готовить спецслужбы. Этот процесс уже
начался, что говорит о том, что и наша страна может быть разрушена, но, будем надеяться, что она всё же устоит».9 И, как результат,
на днях в Москве у мечети в Отрадном произошли аресты ваххабитов, открыто призывавших к джихаду против России.
Не хочется, как говорится, «каркать», но, по всей видимости,
придётся ещё российским войскам столкнуться в бою с радикальными экстримистами из движения Талибан и Аль-Каида. Поэтому
тщательное изучение и обобщение приёмов и способов борьбы с
ними, имело и будет ещё долго иметь важное значение.
8) А. Александров. Сработать на упреждение – газета «Красная Звезда», № 80 (26299)
от 14 мая 2013 г.
9) http://anna-news.info/node/12582
15
Часть первая
ВХОЖДЕНИЕ СОВЕТСКИХ ВОЙСК
В АФГАНИСТАН И ПАНДЖШЕР
Афганистан – достаточно крупное государство, расположенное в юго-зап. части Центральной Азии, на Среднем Востоке. Граничит: на севере с Туркменией, Узбекистаном, Таджикистаном (все
три государства до декабря 1991г. являлись республиками СССР);
на востоке – с Китаем и Пакистаном; на юге – с Пакистаном; на
западе – с Ираном. Не имеет выхода к морю. Площадь – 652,2 тысяч км2. Население – 15,5 миллиона человек (1988 г.), в том числе
свыше 3-х миллионов кочевников и полукочевников. Более половины населения составляют пуштуны, около 20% – таджики, около
9% –узбеки, столько же хазарейцев. Население Афганистана говорит более чем на 30 языках и диалектах. Государственные языки
- пушту и дари (афганский диалект персидского языка). Средняя
плотность населения – 24 человека на 1 км2. Наиболее густо заселены речные долины (рек Кабул, Герируд, Аргандаб и др.). Пус­
тыни на юге и высокогорные районы Центрального и Северо-Восточного Афганистана почти безлюдны.
Что касается внутриафганских проблем, то необходимо отметить, что 65 процентов населения проживает на Севере. И 65 процентов продукции сельского хозяйства производится в северной части Афганистана. Большая часть промышленности и плодородных
земель также расположена на севере страны. Здесь же, например,
в Мазари-Шарифе, Шибиргане, Кундузе, производится и основная
продукция - каракуль, ковры, минеральные удобрения, газ.
Регионы Афганистана сильно отличаются по уровню образования населения, культуре, социальной жизни, развитию экономики.
Это касается и уровня религиозного образования граждан. Таджики,
туркмены, узбеки, хазарейцы придерживаются «уравновешенного»
ислама. Население южных регионов страны больше привержено
панисламизму, радикализму, фундаментализму и ультранационализму. Большая часть этих граждан находится под влиянием вахха16
битского толка ислама, салафизма, исходящих из Египта, Саудовской Аравии и Пакистана.
На севере Афганистана явно ощущалось влияние советской
культуры. Ведь в свое время много афганцев закончили вузы в рес­
публиках бывшего Советского Союза. В самой стране работало
много советских специалистов. Очень многие объекты были построены при помощи СССР.
Традиционно у власти в Афганистане находились пуштуны.
Они всегда опирались на какую-нибудь супердержаву и реализовывали ее интересы. Поэтому возникало много парадоксов. И сегодня
получается так, что представители хазарейцев, туркменов, узбеков
лишены возможности занимать высокие посты в правительстве,
они, в основном, заняты пуштунами. Министерство обороны полностью находится в руках пуштунов. Высший офицерский состав
– пуштуны, а солдатское звено – национальные меньшинства.
Основная масса дипломатов – пуштуны.
Была несправедливость и в распределении материальных
средств. Производством товаров, в основном, занято население северных регионов страны. Однако все вырученные средства направляются на содержание населения юга. Те районы, где компактно
проживают хазарейцы или туркмены, остались не развитыми.
Столица страны – г. Кабул (1,3 миллиона человек, 1987г.).
Другие крупные города: Кандагар, Герат, Маза-ри-Шариф, Джелалабад. В административном отношнении Афганистан разделен на
31 провинцию. Подавляющее большинство верующих (свыше 98%)
– мусульмане, в т. ч. сунниты – 80%, шииты – 18%.
Афганистан – горно-пустынная страна. Горы занимают около
трех четвертей его территории. Здесь сошлись величайшие горные системы Азии – Гиндукуш (простирается с востока на запад,
высшая точка страны – гора Тиргаран достигает 6729 м), Гималаи,
Куньлунь, Каракорум и Памир. Северная и юго-западная окраины
страны заняты пустынными равнинами (высота – 500-800 м над
уровнем моря). Горы определили не только облик страны, но и образ жизни людей, их характер. На протяжении веков горы были и
союзниками афганцев в борьбе против иноземных захватчиков, и
серьезной помехой на пути общения с внешним миром и экономического процветания. Климат Афганистана субтропический, континентальный, сухой с большими суточными и сезонными колебаниями
температур. Средняя температура января на равнинах от 0 до 8 °С,
в горах местами до -30°С. Средняя температура июля на равнинах
24-32 °С, в горах – от 0 до 10°С. Снежный покров в горах на высо17
те свыше 2500 м держится 6-8 месяцев. Такая разница температур
значительно влияет на действия войск. В высокогорных районах
двигатели боевой техники и автомобилей перегреваются, их мощность резко падает. И боевая техника с трудом преодолевает высокогорные подъёмы. Осадков выпадает от 200 мм (на равнинах) до
800 мм (в горах) в год. Максимум их выпадает с января по апрель.
Весенние осадки вызывают наводнения и мощные селевые потоки, приводящие к разрушениям. Для пустынь характерны пыльные
бури. Крупные реки: Амударья (судоходна), Гильменд, Мургаб, Кабул, Герируд, Фарахруд и др. Большинство рек – горные, бурные,
порожистые, часто меняют русло, труднопреодолимы. Растительность, в основном, пус­тынная и степная. Леса (в горах) и кустарники
– на 5% территории страны. По долинам рек – оазисы.
18
1. НАЧАЛО, КАК ЭТО БЫЛО
До 1973 г. Афганистан оставался монархией. Между Афганистаном и Россией, а затем и Советским Союзом традиционно были
хорошие, дружественные отношения. Во второй половине ХХ века
СССР играл не последнюю роль в развитии Афганистана. По оценкам российских экспертов, за время десятилетий советско-афганской дружбы советской стороной на территории Афганистана было
построено свыше 140 инфраструктурных объектов. В советских вузах были подготовлены сотни афганских специалистов.
17 июля 1973 года двоюродный брат короля Захир-шаха (не
имевший права наследования) премьер-министр М. Дауд в отсутствии короля Захир-шаха силами армии совершил государственный переворот, провозгласил создание в стране республиканского
режима и стал первым в истории Афганистана президентом.
На правительство Дауда начали оказывать большое влияние
шах Ирана Пехлеви, президент Пакистана Зия-уль-Хак, американская администрация Картера, которые стремились ослабить позиции
СССР в Афганистане. Только за период 1973 –1977 годов в пакистанских секретных лагерях было подготовлено для засылки в Афганистан около 6 тысяч боевиков. Под крышей американского управления
по борьбе с распространением наркотиков готовились антиафганские акции. В результате к Апрельской революции 1978 года США
уже имели в Афганистане широкую агентурную сеть для осуществления подрывных операций против правительства страны.10 К 1978 году
на пакистанской территории уже находились и действовали центры
двух основных оппозиционных организаций: Исламской партии Афганистана (ИПА) под руководством Гульбеддина Хикматьяра и Исламского общества Афганистана (ИОА), возглавляемого Бурхунуддином
Раббани (Приложение № 1).
27 апреля 1978 года произошла национально-демократическая революция в Афганистане – так называемая Апрельская –
Саурская революция. К власти пришла Народно-демократическая
партия Афганистана (НДПА) во главе с Н.М. Тараки. Апрельская революция 1978 г. в Афганистане была совершена в условиях отсутствия в стране революционной ситуации в ее классическом виде.
По существу, это был верхушечный военный переворот. В действи10) И.Ю. Тухаринов Секретный командарм. – Москва, Издательство ЦСП «Ветеран
Отчизны», 2005 г.
19
тельности НДПА не опиралась на какой-то определенный класс.
Социальная база апрельской революции представляла собой конгломерат интеллигенции, мелкобуржуазных слоев, ремесленников,
некоторой части трудящихся, заинтересованных в демократизации
общественной жизни.
Как говорится во многих источниках, революция в Афганистане
была неожиданной для руководства Советского Союза. Якобы сам
Л.И. Брежнев узнал об этом из газет. Но, думаю, не всё так однозначно. Так, например, Скрынников М.Ф., бывший в то время начальником разведки 105-й вдд, рассказывает: «В течение всего 1978 года
дивизию буквально заколебали различные степени более высокой
боевой готовности… Так, например, в марте нас подняли по тревоге
и жутко напрягали суровостью обстановки – получить карты кусков
территорий Афганистана, Ирана, Пакистана… Техника была подготовлена к десантированию, в подразделения выданы боеприпасы…
Где-то через месяц дали отбой, а через несколько дней офицеров
дивизии посадили на казарменное положение. И так повторялось
несколько раз. В апреле 1978 года мне как начальнику разведки дивизии, командирам полков, командиру дивизионной разведроты и
офицерам управления дивизии приказали быть готовыми к вылету
в Афганистан… К нам присоединилась группа из офицеров управления ВДВ, которую возглавлял генерал-лейтенант В.Н. Костылев.
В Кабуле вместе с нашими военными советниками совершили
«экскурсию» по ночному и дневному городу и его окрестностям».11
По всей видимости, этот период истории взаимоотношений России
и Афганистана ещё ждёт своего исследователя.
Для советского политического руководства того времени после
Апрельской революции было очень заманчиво видеть Афганистан
таким, каким его представляли Тараки, Амин и другие афганские
лидеры. 30 апреля 1978 года Советский Союз признал Демократическую Республику Афганистан.
Но после апрельской революции в Афганистане при проведении реформ был взят необоснованно высокий темп (не без влияния
наших советников – функционеров КПСС), не учитывались многовековые традиции, роль и значение ислама в жизни народа, уровень
общественного развития, проявлялось стремление перескочить через необходимые этапы проведения реформ. Так, отмена калыма,
совместное обучение мальчиков и девочек в школе, мужчин и жен11) М.Ф. Скрынников Спецназ ВДВ. Диверсионно-разведывательные операции в
Афгане. – М. ЯУЗА, ЭКСМО, 2005, стр. 8 – 11
20
щин на курсах ликвидации неграмотности привели к возмущению,
а кое-где и к открытому сопротивлению части населения. Проведение переписи населения без соответствующего пропагандистского
обеспечения, объяснения необходимости этого мероприятия и без
учета религиозных традиций (счетчики, в частности, требовали данные о количестве жен и о возрасте женщин, что считается крайне
неприличным и грубым вмешательством в семейные дела афганца)
вызвало различные негативные слухи, вплоть до самых абсурдных
(«выявляют молодых людей для отправки на работу в Сибирь»),
которым неграмотное население верило.
Даже земельная реформа, призванная обеспечить безземельных крестьян, породила с их стороны сопротивление, поскольку
глубоко религиозные крестьяне считали, что никто не имеет права отбирать землю у одних и передавать ее другим, т.к. «все это
за людей решил Аллах». Зачастую крестьяне, получив земельный
надел от правительства, начинали выплачивать аренду бывшим
владельцам этой земли.
Стратегическим просчетом руководства НДПА оказался подход
к исламу, как к анахронизму, способному лишь отражать интересы
исключительно эксплуататорских классов. Это, к сожалению, было
поддержано и некоторыми нашими советниками в Кабуле. Не было
учтено, что исламское вероучение содержит в себе элементы, которые создают возможность использования его лозунгов для привлечения в ряды контрреволюции практически всего населения.
Характерной чертой внешнеполитической ситуации вокруг
Афганистана стало то, что из сопредельных стран, помимо СССР,
только Индия позитивно реагировала на происходящие в стране
перемены. Признав Афганистан одной из первых, Индия вскоре пошла на развитие контактов с Кабулом. Приграничные с Афганистаном Иран и Пакистан, а затем и Китай также признали республику.
Однако их реакция на события в Афганистане была враждебной.
Правительства этих стран особенно насторожил советско-афганский
договор, подписанный в Москве в декабре 1978 г., в ст. 7 которого
говорилось, что стороны будут прилагать усилия для защиты мира
и безопасности в Азии. Такое единение СССР и Афганистана в азиатской геополитике вызвало негативную реакцию, особенно в Китае.
Наиболее остро складывались отношения Афганистана с Пакистаном. В военных кругах Исламабада в практическом плане изучались возможности прямого вооруженного вмешательства с целью
свержения правительства Тараки. Генеральный штаб Пакистана
разработал план устранения афганского правительства силой.
21
Предусматривалось использовать пакистанские регулярные армейские части для захвата Кандагара с расчетом на то, что дальнейшие
боевые действия будут вестись афганской оппозицией.
В июне 1978 года в Аннaполисе (США) состоялся симпозиум aтлaнтической группы НАТО, где обсуждaлaсь ситуaция с
Афгaнистaном и вытекaющие отсюдa последствия для Америки и ее
союзников. В симпозиуме под кодовым нaзвaнием «Морское звено»
учaствовaло более 270 генерaлов, aдмирaлов, дипломaтов, ученых и официaльных лиц. Было единодушно отмечено, что Зaпaд и
НАТО не могут позволить себе тaкой роскоши, кaк зaнимaться только Европой. Нa декaбрьской (1979 г.) сессии НАТО былa одобренa
прогрaммa производствa и рaзмещения в Европе рядa новых систем
aмерикaнского рaкетно-ядерного оружия: «Министры инострaнных
дел стрaн НАТО одобрили в Брюсселе плaн рaзмещения в Зaпaдной
Европе новых рaкет средней дaльности. Зaседaние нaзвaно
чрезвычaйной вaжности и успешным. Госсекретaрь США, по сведениям, в чaстности, подчеркнул: «Мы решили привести в исполнение
плaн модернизaции ядерных сил НАТО.»12
И уже в июне 1978 года начались вооруженные выступления
групп сельских жителей против мероприятий центральных властей
в провинциях Бадахшан, Бамиан, Кунар, Пактия и Нангархар. Действия армейских подразделений против крестьян, применение артиллерии и авиации вызвали жертвы среди населения, разрушение
кишлаков, уничтожение полей. Под влиянием пропаганды мулл,
исламских партий и землевладельцев сопротивление стало принимать организованный характер, размах вооруженного сопротивления нарастал, приобретая исламскую окраску. Это обстоятельство
использовали фундаменталисты для вовлечения в свои ряды людей, пользовавшихся среди беженцев авторитетом, а через них и
рядовых крестьян. Благодаря этому ИПА и ИОА значительно упрочили свои позиции как перед лицом местных пакистанских органов,
так и среди самих беженцев, а в последующем – и среди народа
Афганистана. В созданных лагерях они легко вербовали желающих
продолжать борьбу с оружием. В конце 1978 г. – начале 1979 г. четко обозначились попытки руководства Пакистана (представленного,
в основном, генералами и офицерами) консолидировать контрреволюционные силы Афганистана в рамках единого фронта. Активизировали работу уже непосредственно с афганской оппозицией
американские спецслужбы. Началась обратная засылка в Афгани12) А. Ляховский Трагедия и доблесть Афгана, стр. 67
22
стан подготовленных в Пакистане боевых отрядов и групп. Масштабы вооруженного сопротивления правительству Афганистана стали
быстро возрастать. Так, в январе 1979 года развернулось вооруженное сопротивление властям в центральных провинциях – Хазараджате, где влияние Кабула было традиционно слабым. Против
правительства выступили таджики Нуристана.13
Здесь надо отметить, что до конца 1978 года администрация
президента США Картера проводила двусмысленную политику.
Государственный департамент действовал по дипломатическим
каналам, а советник по национальной безопасности Бжезинский
– через ЦРУ. Эта политика продолжалась до революции в Иране и
убийства американского посла в Афганистане Даббса в феврале
1979 года.14 Вслед за тем Америка резко сократила своё присутствие в Афганистане. Была прекращена экономическая и техническая помощь, а против Кабула выдвинуто обвинение в нарушении
прав человека.15 Сейчас каждый здравомыслящий знает, что за таким обвинением со стороны правительства США обычно следует
необъявленная война: поддержка оппозиции, её вооружение, бомбардировки и гражданская война.
15 марта 1979 года в Герате вспыхнул мятеж. Под антиправительственными лозунгами начались погромы государственных
и партийных органов, убийства членов НДПА, охота за советскими
специалистами, которые работали в городе. Два советских гражданских специалиста были убиты. Погиб и военный советник.
Ситуация непрерывно ухудшалась. В июне 1979 года Кабул
полностью контролировал только 5 провинций из 28. В 11-ти провинциях отмечались восстания. До конца 1979 года из вооружённых сил, насчитывавших 90 тысяч человек, дезертировали более
половины.16 Надо сказать, что в связи с ухудшением обстановки в
стране, руководители Афганистана постоянно обращались к руководству Советского Союза за помощью. И если в начале им было
достаточно помощи экономической, то в дальнейшем они всё чаще
и чаще просили прислать советские подразделения и воинские части.
13) Андрей Михайлов «Прелюдия к Афганской войне» http://vtz-donetsk.ucoz.ru/index/
preljudija_k_afganskoj_vojne/0-45
14) Пьер Аллан, Дитер Клей. Афганский капкан. Правда о советском вторжении. – М.:
Междунар. Отношения, 1999 г. – стр. 35.
15) Пьер Аллан, Дитер Клей. Афганский капкан. Правда о советском вторжении. – М.:
Междунар. Отношения, 1999 г. – стр. 91.
16) Пьер Аллан, Дитер Клей. Афганский капкан. Правда о советском вторжении. – М.:
Междунар. Отношения, 1999 г. – стр. 115.
23
Вопросы по оказанию помощи Афганистану неоднократно
обсуждались и на заседаниях Политбюро ЦК КПСС. В настоящее
время протоколы этих заседаний уже опубликованы. И первым это
сделал бывший командующий 40-й армии Б.В. Громов. Из их содержания, видно: тогдашнее руководство страны понимало, что
руководство Афганистана не пользуется поддержкой у народа, что
если ввести войска в Афганистан, то придётся воевать с народом.
Но главная мысль, которая чётко просматривается, – Афганистан
отдавать нельзя. Зачем и почему? Об этом я попытаюсь порассуждать позже, в конце книги.
В марте 1979 года, по предложению Генштаба (пока руководство страны будет принимать принципиальное решение), министр
обороны Д.Ф.Устинов отдал распоряжение Туркестанскому военному округу с соединениями, которые дислоцируются в районах Термеза, Кушки и севернее, провести ряд мероприятий по повышению
их боевой готовности, а также демонстрации этих сил у государственной границы путем проведения учений.17 Генерал Ю.В. Шаталин, в то время командир 5-й гвардейской дивизии, находившейся в
г. Кушке, в своих воспоминаниях рассказывает, что развёртывание
дивизии до штатов военного времени началось с весны 1979 года.
«Под видом учений мы уже к июню на 75 процентов доукомплектовались личным составом срочной службы. Сам характер учений,
документация, обрабатываемая по ним, полностью соответствовала последующим событиям 25 декабря». Также развёртывалась и
108-я мотострелковая дивизия.18
В мае 1979 года принимается решение о формировании в Туркестанском военном округе специального батальона (на всякий случай!) из лиц коренной национальности Средней Азии, так сказать,
«мусульманский батальон». Этот батальон, как и подразделения
специального назначения КГБ, готовился по специальной программе и в условиях, максимально приближенных к Афганистану.
29 июня 1979 года – принято Постановление Политбюро ЦК
КПСС Љ П156/IX «Об обстановке в Демократической Республике Афганистан и возможных мерах по ее улучшению». В частности, принято
решение о направлении в ДРА под видом обслуживающего персонала посольства спецотряда КГБ СССР (125-150 человек) для охраны и
обороны посольства в случае резкого обострения обстановки.
17) В.И. Варенников Неповторимое. Книга 5 Афганистан. И доблесть и печаль. Чернобыль.
18) И.Ю. Тухаринов Секретный командарм. – Москва, Издательство ЦСП «Ветеран
Отчизны», 2005 г.
24
5 июля в Кабул был направлен отряд спецназа (оСпН) «Зенит»
(около 40 человек), сформированный из сотрудников КГБ, прошедших специальную подготовку на КУОС. Командир «Зенита» – руководитель КУОС полковник Г. И. Бояринов. Основные задачи отряда:
организация охраны и обороны советского посольства; охрана руководства; советническая работа; рекогносцировка Кабула.
Надо отметить, что в разработке операции и подготовке вoйск
к вводу в Афганистан были свои приливы и отливы. Высшее военно­
-политическое руководство страны колебалось при принятии решения на ввод войск и вмешательство в афганские дела. Иначе чем
можно объяснить расформирование в августе-сентябре 1979 года
105-й воздушно-десантной дивизии (пункт постоянной дислокации
– г. Фергана), которая долгие годы готовилась к действиям на южном направлении и в считанные часы могла быть в Афганистане?
От некогда полнокровной и прекрасно подготовленной дивизии был
оставлен лишь один 345-й парашютно-десантный полк. По этому
поводу М.Ф. Скрынников пишет: «Мы пытались как-то объяснить мотивы и понять тех политиков и военных чиновников, что приняли решение о расформировании нашего, одного из самых боеспособных,
соединения. Почему не нашлось ей более достойного применения?
Зачем на протяжении многих лет весь личный состав так целенаправленно и основательно готовили к ведению боевых действий в
горно-пустынной местности?» 19 Вопросы очень правильные.
Особенно когда узнаёшь, что ещё 7 июля 1979 года 1-й пдб 111-го
пдп этой дивизии был переброшен в Баграм. Личный состав батальона был замаскирован под технический вспомогательный персонал и был предназначен для охраны аэродрома.20 Батальон тщательно готовили к этой акции. Незаметно и скромненько нагрянули
представители особого отдела, пересмотрели каждого солдата,
несколько человек порекомендовали отправить служить в другие
части. Затем в штат батальона ввели автомобилистов, зенитчиков,
двух хирургов и начфина. Батальон прибыл в Баграм под видом технических специалистов и военных строителей. Чтобы не раскрывать
структуру батальона, все офицеры надели сержантские погоны.
19) М.Ф. Скрынников Спецназ ВДВ. Диверсионно-разведывательные операции в
Афгане. – М. ЯУЗА, ЭКСМО, 2005, стр.11.
20) Для справки: Батальоном 111-го гвардейского парашютно-десантного полка
сначала командовал гвардии подполковник В.И. Ломакин, но в октябре 1979 года в
батальоне произошло чрезвычайное происшествие (погиб особист капитан Чепурной),
командиром батальона был назначен гвардии майор О.Т. Пустовит
25
Разница между ними и настоящими сержантами состояла в том, что
у офицеров лычки на погонах были красного цвета, а собственно у
сержантов – желтые. Плечи командира батальона подполковника
В. И. Ломакина украсили погоны с широкой старшинской полосой
посередине. На все вопросы афганцев, откуда прилетели, приказано было отвечать однозначно: из Советского Союза, никаких привязок к Туркестанскому военному округу и ВДВ. В штате батальона
БМД не предусматривались, в составе рот имелись взводы СПГ-9,
а в батальоне – противотанковая батарея. Кроме того, в состав батальона дополнительно ввели взвод из 5-й пдр под командованием
ст. л-нта М. Зикратого.21
В августе офицеры 15-й отдельной бригады спецназа (обрСпН)
Туркестанского военного округа (ТуркВО) майор С.И. Груздев, майор
В.А. Турбуланов и майор X.Т. Халбаев провели в Кабуле рекогносцировку по размещению в столице Афганистана отряда спецназа.
5 сентября часть отряда «Зенит» (во главе с Г.И. Бояриновым)
возвратилась в Москву. В течение осени - в начале декабря «зенитовцы» небольшими группами прибывали в Кабул. К концу декабря
«Зенит» насчитывал около 150 человек. Командиром отряда был
назначен полковник А.К. Поляков.
Государственный переворот в сентябре 1979 г., приход к власти X. Амина и устранение, а затем и убийство им Н.М. Тараки, заставили советское руководство по-иному оценить афганскую проблему.
19 сентября 1979 года – в Кабул прибывает второй состав
отряда «Зенит» в количестве 14 человек (командир - полковник
А.К.Поляков, зам. командира отряда - майор Я.Ф. Семенов).
Прибытием второго состава отряда «Зенит» легендировалось проведение операции «Радуга» по скрытному вывозу из Афганистана
в СССР трех министров Афганского правительства, оппозиционных
Амину (Ватанджар, Гулябзой, Сарвари).
В сентябре 1979 года комдив, командиры частей и отдельных
подразделений 103-й воздушно-десантной дивизии летали на рекогносцировку в Кабул под видом гражданских специалистов, каждый из них изучил маршрут и объект захвата. В этой связи командир 103-й вдд генерал-майор Рябченко вспоминал, что до декабря
1979 года он неоднократно бывал со своими офицерами в Афганистане. Целью поездок было ознакомление с общим положением и
21) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
26
местностью для десантирования.22 Напрашивается вывод, что решение об оказании военной помощи уже созрело в сентябре 1979 года,
но не было пока одобрено высшим руководством страны.
В конце октября в Афганистан под видом гражданских специалистов вылетела группа старших офицеров воздушно-десантных войск, возглавляемая заместителем командующего ВДВ
генерал­-лейтенантом Н. Н. Гуськовым. Цель командировки - рекогносцировка военных объектов Кабула и ознакомление с маршрутами передвижения войск в городской черте.
Обстановка в Афганистане накалялась, обращения о помощи
следовали одно за другим. По разным оценкам, таких обращений в
адрес советских советников или правительства в Москве было направлено примерно 22 просьбы о помощи, с 7-ю из которых обратился Амин после смерти Тараки (Приложение № 2).
Не найдя другого, приемлемого для СССР, решения этой проблемы, советское политическое руководство посчитало необходимым для защиты интересов Советского Союза (как оно их понимало
в то время) ввести в Афганистан войска.
Некоторые историки, анализируя обстановку и причины, побудившие руководство СССР ввести войска в Афганистан, обычно не
принимают во внимание обращения руководства Афганистана, так
как считают его не легитимным. По этому поводу генерал армии
М.А. Гареев отмечал: «Несостоятельными являются и ссылки на
то, что Советский Союз помогал «антинародному», «незаконному»
правительству. После Апрельской революции это правительство
было признано и с ним поддерживали дипломатические отношения
более 40 стран, в том числе и США».23 Далее он отметил: «Если
говорить о международно-правовой стороне этого решения, то оно
основывалось на советско-афганском договоре 1921 года, в преамбуле которого было сказано, что он заключается в целях «ограждения действительной независимости Афганистана…», и Договоре от
5 декабря 1978 года «О дружбе, добрососедстве и сотрудничестве»,
где указывалось, что «Высокие договаривающиеся стороны, действуя в традициях дружбы и добрососедства, а также Устава ООН,
будут консультироваться и с соглашения обеих сторон предпринимать соответствующие меры в целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих Сторон».24
22)
23)
24)
Журнал «Советское военное обозрение» - 1990, - № 5 – стр. 23.
М.А. Гареев Афганская страда. – М,: ИНСОН, 2002 г.- стр. 55.
М.А. Гареев Афганская страда. – М,: ИНСОН, 2002 г.- стр. 54.
27
Для военного человека, наверное, не безинтересно будет узнать,
что Генеральный штаб был против ввода войск в Афганистан.
Это ещё раз доказывает, что войны начинают политики. В то же время генерал армии М.А. Гареев отмечал (и с ним солидарен генерал
армии В.И. Варенников), что «после того, как политическое решение всё же было принято, с точки зрения военной, наиболее целесообразным, пожалуй, было осуществление более массированного
и мощного вторжения в Афганистан».25 Он приводит пример, как
Министр Обороны СССР Маршал Советского Союза А.А. Гречко перед вводом войск в Чехословакию в 1968 году вместо 4 – 5 дивизий,
как ему предлагали, настоял на вводе 20 - 25 дивизий, что «позволило с самого начала плотно блокировать важнейшие города, узлы
дорог, военные городки, склады… Самое главное, такие действия
позволили быстро стабилизировать обстановку и практически не
допустить кровопролития».26 М.А. Гареев утверждает, что начальнику Генерального штаба Маршалу Советского Союза Н.В. Огаркову докладывали предложение о вводе а Афганистан «30-35 дивизий, которые должны были в первую очередь перекрыть границы
этой страны с Пакистаном, Ираном, занять все важные населённые
пункты, аэродромы, коммуникации и тем самым не допустить проникновения в Афганистан вооружённых формирований, приток оружия, быстро разоружить сопротивляющиеся отряды внутри страны
и тем самым лишить оппозицию всякой возможности вооружённого
сопротивления».27 В этом случае обстановку в Афганистане можно
было нормализовать в течение двух – трёх лет. Но, как отмечает
М.А. Гараев, «исторический опыт показывает, что самое пагубное
действие в политике и в военном искусстве – это половинчатые,
разрозненные и нерешительные действия».
В конце ноября 1979 года, как вспоминал А. Ткачук, самолётами начали отправлять «дембелей» из 1-го пдб 111-го пдп в Фергану.
28-го ноября из Ферганы прибыл Ил-76 с 300 солдатами и офицерами для доукомплектования этого батальона.28
В первых числах декабря 1979 г. министр обороны СССР
Маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов довел до руководящего
состава Генерального штаба информацию о том, что в ближайшее
25) Гареев М.А. Афганская страда. – М,: ИНСОН, 2002 г.- стр. 59.
26) Гареев М.А. Афганская страда. – М,: ИНСОН, 2002 г.- стр. 59.
27) Гареев М.А. Афганская страда. – М,: ИНСОН, 2002 г.- стр. 59.
28) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
28
время, возможно, будет принято решение о направлении в Афганистан советских войск в количестве до 75 тыс. чел.
В ночь на 1 декабря 1979 года на аэродром Баграм была
переброшена 9-я парашютно-десантная рота 345-го пдп, сформированная из лучших бойцов и офицеров полка, под командованием
гвардии старшего лейтенанта Востротина Валерия Александровича, и противотанковая батарея полка под командованием капитана
Мусурби Асмурзовича Ажисламова.29
2 декабря 1979 г. по поручению советского руководства советский посол проинформировал X. Амина, что советское правительство нашло возможным удовлетворить его просьбу и направить в
Афганистан два советских батальона (специального назначения
и парашютно-десантный) для усиления охраны резиденции главы
государства и аэродрома Баграм.
4 декабря 1979 года - совместная записка Председателя
КГБ СССР Андропова и Начальника ГШ ВС СССР Огаркова в ЦК
КПСС №312/2/0073 о целесообразности, с учетом сложившейся
обстановки, направления в Афганистан подготовленного специального отряда ГРУ Генерального штаба общей численностью
около 500 человек в униформе, не раскрывающей его принадлежность к Вооруженным силам СССР.
7 декабря 1979 года - специально сформированный т.н. «мусульманский» 154-й ооСпН ГРУ Генерального штаба полностью
переброшен самолетами в Баграм, Афганистан. Личный состав, а
также имущество отряда и предметы материального обеспечения,
доставлены самолетами Ан-12. Вся тяжелая техника доставлена
самолетами Ан-22 «Антей». Эта операция заняла не более суток.
8 декaбря в кaбинете Л. И. Брежневa состоялось совещaние,
в котором принял учaстие узкий круг членов Политбюро ЦК КПСС:
Ю. Андропов, А. Громыко, М. Суслов и Д. Устинов. Они долго
обсуждaли положение, сложившееся в Афгaнистaне и вокруг
него, взвешивaли все «зa» и «против» вводa тудa советских войск. В кaчестве доводов в необходимости тaкого шaгa со стороны
Ю. Андроповa и Д. Устиновa приводились: предпринимaемые ЦРУ
США (резидент в Анкaре Пол Хенци) усилия по создaнию «Новой
Великой осмaнской империи» с включением в нее южных республик
из состaвa СССР; отсутствие нa юге нaдежной системы ПВО, что в
случaе рaзмещения в Афгaнистaне aмерикaнских рaкет типa «Пер29) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
29
шинг» стaвит под угрозу многие жизненно вaжные объекты, в том
числе космодром Бaйконур; возможность использовaния aфгaнских
урaновых месторождений Пaкистaном и Ирaком для создaния ядерного оружия; устaновление в северных рaйонaх Афгaнистaнa влaсти
оппозиции и присоединение этого регионa к Пaкистaну и т. п.30
В конечном итоге решили в предвaрительном плaне прорaботaть
двa вaриaнтa: рукaми спецслужб КГБ устрaнить X. Аминa и постaвить
нa его место Бaбрaкa Кaрмaля; послaть кaкое-то количество войск нa
территорию Афгaнистaнa для этих же целей.
9 декабря 1979 года - на аэродром Баграм в состав отряда
специального назначения КГБ СССР «Зенит» из Чирчика прибывает подкрепление. В состав группы входят 18 сотрудников Первого
Главного Управления КГБ СССР (внешняя разведка) и работники
территориальных органов госбезопасности. По легенде они являлись инженерно-технической группой «мусульманского батальона».
Возглавлял вновь прибывшую группу полковник Александр Титович
Голубев. Численность «зенитовцев» в Афганистане к началу декабря составляла более 130 человек. Общее руководство ими осуществлял полковник Алексей Константинович Поляков. Основной
состав отряда размещался на трех виллах в Кабуле, арендуемых
советским посольством.
10 декабря 1979 г., т.е. еще до принятия окончательного решения Л. И. Брежневым (очевидно, была уверенность, что другого
решения он не примет), министр обороны СССР Д.Ф. Устинов начал
отдавать Генеральному штабу распоряжения на создание необходимой группировки войск.
10 декaбря 1979 г. министр обороны СССР Д.Ф. Устинов
вызвал к себе нaчaльникa Генерaльного штaбa Н.В. Огaрковa и сообщил ему, что Политбюро приняло предвaрительное решение нa
временный ввод советских войск в Афгaнистaн, и постaвил зaдaчу
готовить ориентировочно 75-80 тыс.чел. Н.В. Огaрков был удивлен и возмущен тaким решением, скaзaв, что 75 тыс. обстaновки
не стaбилизируют, и он против вводa войск, что это безрaссудство.
Министр резко осaдил его: «Вы что, будете учить Политбюро?
Вaм нaдлежит только выполнять прикaзaния…». В этот же день
Николaй Вaсильевич был срочно вызвaн в кaбинет к Л. Брежневу,
где собрaлось тaк нaзывaемое «мaлое Политбюро» (Ю. Андропов,
А. Громыко и Д. Устинов). Нaчaльник Генерaльного штaбa вновь
попытaлся убедить присутствующих, что aфгaнскую проблему
30)
30
А. Ляховский Трагедия и доблесть Афгана, стр. 61
нaдо решaть политическим путем, a не уповaть нa силовые методы. Он ссылaлся нa трaдиции aфгaнцев, не терпевших никогдa
нa своей территории иноземцев, предупреждaл о вероятности
втягивaния нaших войск в боевые действия, но все окaзaлось тщетным. Хотя тогдa в зaключение беседы кaк будто определились, что
покa решение о немедленной военной помощи принимaть не будут,
но войскa нa всякий случaй пусть готовятся.31
10 декабря в соответствии с планом операции «Агат» ранним
утром была поднята по тревоге и приступила к выполнению мероприятий боевой готовности «Полная» 56-я одшбр 32 (г. Чирчик, Турк.
ВО). К 10-11 часам утра из штаба округа прибыла группа офицеров
штаба округа для оказания помощи. В течение 2-х суток было организовано и проведено выполнение начального упражнения «Курса
стрельб из стрелкового оружия», личный состав приведен к Присяге (ок. 75% личного состава – призыв осени 1979г.), организовано
получение недостающего вооружения (за исключением СПГ, 82 мм
минометов, ПТУР – вместо них выдавались пулеметы ПК, гранатометы РПГ). Одновременно из числа имевшейся автомобильной
техники была отобрана исправная, организована ее заправка ГСМ
и комплектование ЗИП, организовано получение боеприпасов и недостающего имущества (кухонь, продовольствия, вещевого и др.).
К обеду 11 декабря на Чирчикский аэродром начали приземляться вертолеты 280-го отдельного вертолетного полка (аэродром
Каган, ТуркВО, командир п-к Будников Б.Г., эскадрилий - 4: 1-я, 2-я на
Ми-6 (по 12 ед.) и 3-я, 4-я на Ми-8Т (всего 11 ед.), приведенный в боевую готовность. Полная около 7 часов утра 11 декабря. Следом за
ним на аэродром прибыл 181-й отдельный вертолетный полк (аэродром Джамбул, САВО, командир п-к Рушинский В.А., эскадрилий - 4:
1-я, 2-я на Ми-6 (по 12 ед.) и 3-я, 4-я на Ми-8Т (по 12 ед.), приведенный в боевую готовность. Полная около 3 часов ночи 11 декабря.
К ночи была завершена погрузка техники 3-го пдб (к-н Селиванов Иван Васильевич) в вертолеты 280-го овп. Техника 1-го пдб
(м-р Кастрюлин Федор Иванович) загружалась на ж/д транспорт
на ст. Боз – Су.
Около 7.30 12 декабря, завершив погрузку личного состава
3-го пдб, после взлета 280-й овп взял курс на аэродром Мары с промежуточной посадкой на аэродроме Карши для дозаправки. Утром
31) А. Ляховский Трагедия и доблесть Афгана, стр. 61
32) Для справки: формирование бригады началось только в конце августа – начале
сентября 1979 года на базе расформируемых 351 пдп и 1181 артпролка 105 вдд!!!
31
13 декабря десант перебросили на полевой аэродром Кала-И-Мор,
где была поставлена задача на подготовку к десантированию на
аэродроме Шинданд с его последующим захватом и удержанием
до подхода главных сил. Готовность к десантированию – 14 декабря. По воспоминаниям офицера – вертолетчика, ранее бывавшего
на этом аэродроме, была составлена схема аэродрома, по которой
командир батальона принял решение на его захват, и была организована подготовка к выполнению боевой задачи.
С 6.00 12 декабря началась погрузка личного состава 1-го пдб
в вертолеты 181 овп. С окончанием погрузки после взлета полк взял
курс на военный аэродром Кокайды с промежуточной посадкой на
аэродроме Карши для дозаправки. По прибытии батальон получил
задачу на подготовку личного состава к действиям в составе тактического десанта. С убытием двух батальонов 56-й одшбр продолжила погрузку техники и вооружения на железнодорожный транспорт и
к исходу 14 декабря сосредоточилась в районе аэродрома Кокайды.
10 декабря 1979 года командир 345-го опдп подполковник
Н.И. Сердюков по связи ВЧ получил устное распоряжение от начальника штаба ВДВ генерал-лейтенанта П.Ф. Павленко на подготовку полка к десантированию посадочным способом на один из
аэродромов. Готовность к десантированию – 13-го декабря.33
11 декабря 1979 года - в Афганистане, в Баграме заместитель
командующего ВДВ генерал-лейтенант Н.Н.Гуськов ставит задачу
бойцам «Зенита» на захват объекта «Дуб». Вместе с «зенитовцами» должна действовать рота «мусульманского» батальона – 154-го
ооСпН ГРУ ГШ ВС СССР. Объект «Дуб» – это кодовое название резиденции Амина в центре Кабула.
С утра 12 декабря на нескольких машинах старшие групп от
подразделений и опреративно-боевых групп КГБ убыли из Баграма
в Кабул для проведения рекогносцировки маршрутов выдвижения и
изучения закреплённых объектов.
12 декабря 1979 года было принято Постановление Политбюро ЦК КПСС № 176/125. Оно называлось: «К положению в «А», что
означало – к положению в Афганистане.
Вот текст Постановления: 34
«1. Одобрить соображения и мероприятия (т. е. ввод войск
33) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
34) А.А. Ляховский Трагедия и доблесть Афгана, http://www.rulit.net/books/tragediya-idoblest-afgana-read-178129-172.html, стр.61
32
в Афганистан.), изложенные т.т. Ю.В. Андроповым, Д.Ф. Устиновым, А.А. Громыко
Разрешить в ходе осуществления этих мероприятий им вносить коррективы непринципиального характера.
Вопросы, требующие решения ЦК, своевременно вносить в
Политбюро. Осуществление всех этих мероприятий возложить
на т.т. Ю.В. Андропова, Д.Т. Устинова, А.А. Громыко
2. Поручить т.т. Ю.В. Андропову, Д.Т. Устинову, А.А. Громыко
информировать Политбюро ЦК о ходе выполнения намеченных мероприятий.
Секретарь ЦК Л.И. Брежнев».
В.И. Варенников отмечал: «Позже некоторые политики и дипломаты (и даже военные) писали, что история осудила Советский
Союз за этот шаг с вводом войск в Афганистан. Я не согласен с
этим. Не история осудила, а хорошо подготовленная и убедительно
представленная пропагандистская акция США вынудила подавляющее большинство стран мира осудить Советский Союз. А руководство нашей страны, увлеченное дилеммой «вводить – не вводить»,
совершенно не позаботилось об этой стороне дела, т. е. о разъяснении не только советскому и афганскому народам, но и миру своих
целей и намерений. Ведь шли-то мы в Афганистан не с войной, а
с миром! Чего же нам было это скрывать? Наоборот, еще до ввода
надо было широко довести это народам мира. Увы! Хотели пресечь
боевые столкновения, которые там уже были, и стабилизировать
обстановку, а внешне получилось, что мы будто принесли войну.
Позволили американцам своим шагом максимально мобилизовать
оппозицию для борьбы и с правительственными войсками, и с нашими частями».35 Надо отметить, что в последующем руководство
страны постоянно «наступало на эти грабли».Так было при применении вооружённых сил в различных «горячих точках» бывшего
Советского Союза, так было в «чеченских войнах», так было и во
время грузино-осетинской войны 2008 года.
Комaндир дислоцировaвшейся в Витебске воздушно-десaнтной
дивизии генерaл-мaйор И.Ф. Рябченко, вспоминaя о тех событиях
позже, рaсскaзывaл: «10 декaбря 1979 г. в 23:30 мною был получен прикaз привести чaсти дивизии в полную боевую готовность и
вывести их к aэродромaм взлетa. 14 декaбря было осуществлено
перебaзировaние дивизии нa другие aэродромы в ТуркВО, где чaсти
35) В.И. Варенников Неповторимое. Книга 5 Афганистан. И доблесть и печаль. Чернобыль.
33
в течение десяти дней проводили мероприятия по подготовке к
выполнению боевой зaдaчи, которaя былa постaвленa вечером
24 декaбря».36
Скрынников М.Ф. вспоминает: «11 декабря 1979 года 103-я
воздушно-десантная двизия была приведена в полную боевую готовность для выполнения боевой задачи в Афганистане… Ночью
13 декабря аэродромная группа, в которой находились разведывательная рота и оперативная группа штаба дивизии, была поднята
в воздух и с рассветом приземлилась на аэродроме Балхаш Среднеазиатского военного округа, в 200 км от Караганды. Остальные
аэродромные группы приземлились в Поволжье, Казахстане, Узбекистане и на Урале».37
13 декабря (на следующий день после принятия решения)
для оказания помощи командованию ТуркВО в проведении мобилизационных мероприятий была сформирована Оперативная
группа Министерства обороны СССР (ОГ МО СССР) во главе с
первым заместителем начальника Генерального штаба генералом
армии С. Ф. Ахромеевым. Позднее эту группу возглавил первый
заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза
С. Л. Соколов (срочно отозванный из отпуска). Вечером 14 декабря
1979 года ОГ МО СССР прибыла в Термез и приступила к работе.
В ночь на 12 декабря 2-й пдб 345 опдп, разведрота, батр ПМ120, зенбатр, иср и ав-торота на штатной технике выдвинулись на
аэродром для погрузки в прибывшие накануне Ан-22 – 12 ед. 566-й
втап и Ан-12 – 13 ед. 194-й втап. Количество выделенных под погрузку бортов было меньше запланированного, и командиром полка
было принято решение об отправке 6-й пдр следующим рейсом.
Е.Бицуков: «2-й пдб, мин. батарея, сапёрная рота, часть автороты три ночи подряд выстраивали на плацу с полной экипировкой, и потом распускали. На вторую ночь мы выдвинулись на
аэродром, там загрузили полностью всю технику и имущество в
самолёты. От нашей батареи были загружены: 7 ед. Газ-66 и 6 ед.
ПМ-120, кровати, матрацы, два боекомплекта мин и два боекомплекта стрелковых боеприпасов».
По окончании погрузки техники подразделения были возвращены в казармы.
36) А.А.Ляховский Трагедия и доблесть Афгана, http://www.rulit.net/books/tragediya-idoblest-afgana-read-178129-172.html, стр. 78
37) М.Ф. Скрынников Спецназ ВДВ. Диверсионно-разведывательные операции в
Афгане. – М. ЯУЗА, ЭКСМО, 2005, стр.49.
34
Командир 345-го опдп Н.Сердюков вспоминал: «Весь день
(14 декабря) проходил в томительном ожидании. Звонки по незначащим вопросам из штаба ВДВ склоняли к мысли – сегодня в ночь
вылет. Распорядился провести ужин для личного состава в 18 часов
(ферг.). Подразделения начали прием пищи, когда поступил боевой
сигнал по линии оперативного дежурного. В 18.02 по телефону ВЧ получаю задачу от командующего ВДВ: «От начальника Генерального
штаба маршала Огаркова поступил приказ - в 16 часов (мск) колеса
первого самолета в воздухе. Начальник штаба ВДВ уточнит некоторые вопросы.» Я тут же позвонил генерал-лейтенанту П.Ф. Павленко,
который предупредил меня – с началом десантирования быть в готовности к выдвижению противотанкового резерва полка на рубеж по
перевалу Хайрхона (20 км сев. Кабула) для отражения возможного
подхода к авиабазе Баграм танковой бригады афганской армии.
Пока мной уточнялись задачи, личный состав, вооруженный
штатным оружием, по мере готовности на автомобилях убывал на
аэродром. Боеприпасы (по четыре снаряженных магазина) были
выданы на руки личному составу непосредственно перед посадкой.
Вместе с офицерами управления полка я проверил посадку
личного состава по корабельным спискам. Управление разместилось в головном самолете. Около 18.50 (ферг.) по ЗАС доложил командующему ВДВ о готовности к выполнению поставленной задачи».
По команде заработали двигатели, и самолеты стали двигаться по рулежным дорожкам на ВПП. В 19 часов местного времени
первый самолет, в котором находился командир и офицеры управления полка, был уже в воздухе. Остальные борта поднимались в
воздух с интервалом около 4-х минут.
Старшим от полка для руководства оставшимися
подразделениями был назначен заместитель командира полка
гв. п/п-к С.Обручнев. На него была возложена организация погрузки
и отправки подразделений, гарнизонной и внутренней службы
силами 1-го пдб под командованием гв. к-на Ш.Тюктеева.
На авиабазе Баграм высадку десанта обеспечивали подразделения «ошского» пдб и 9-я рота. Вблизи КДП, стоянки афганских
самолетов и других объектов базы были размещены группы десантников, усиленные БМД 9-й роты. Под контроль были взяты и дежурные огневые средства афганцев. Для подсветки начала и окончания
взлетно-посадочной полосы использовались несколько ГАЗ-66.
Около 22.00 (ферг.) началось десантирование на базе Баграм.
Весь аэродром находился в темноте. Самолеты, садившиеся с ин35
тервалом около 4-х минут, по рулежным дорожкам выходили к местам выгрузки техники.
Генерал-лейтенант Н. Гуськов, встречавший первый самолет,
довел до командира полка, что готовность прибывших подразделений к боевым действиям должна быть обеспечена не позднее,
чем через 40 минут. После завершения маневров самолетов и постановки их под разгрузку подразделения немедленно приступали
к выгрузке боевой техники. С целью обеспечения маскировки выгрузка осуществлялась при дежурном освещении грузовых отсеков
самолетов. Во время выгрузки советники, встречавшие десант, метались между самолетами в поисках подразделений, за которыми
были закреплены. По мере выгрузки техника строилась в ротные
колонны рядом с рулежной дорожкой, а освободившиеся самолеты выруливали на взлет, освобождая место под следующую группу транспортников. Примерно в течение полутора - двух часов над
аэродромом стоял гул двигателей взлетавших и садящихся самолетов. Поскольку задача до офицеров батальонного звена и ниже еще
не доводилась, отдельные командиры нижнего звена посчитали, что
советники наделены определенными полномочиями и поступили в
их распоряжение. В этой неразберихе 4-я пдр (гв. ст. л-т А. Гуляев),
построившись в колонну, под руководством военного советника начала движение в направлении на Кабул. Принятыми мерами рота
была возвращена в исходное положение.
С началом выгрузки командир полка Н.Сердюков с прибывшими офицерами штаба полка приступил к уяснению полученной
от Н.Гуськова боевой задачи. По прибытии подразделений боевая задача доводилась до их командиров. Практически за каждым
взводом были закреплены объекты, подлежавшие захвату или сковыванию боем, военный советник, обеспечивающий проводку подразделения к объекту и знавший его особенности. На ряде объектов
подразделениям предстояло действовать плечо к плечу с оперативно-боевыми группами КГБ. В ходе уяснения поставленных командирам подразделений задач вырабатывались способы их решения,
при этом расчет строился на внезапности действий, дерзости и решительности в их выполнении. Так, например, на один из взводов
разведроты возлагалась задача нейтрализации 88-й арт. бригады, а
в случае невозможности – подрыв складов с боеприпасами.
Авангард в составе «мусбата» был готов начать выдвижение
на Кабул. Около 2-х часов ночи генерала Н. Гуськова срочно затребовала по телефону Москва. Звонил по ВЧ начальник оперативного
управления ГШ генерал армии В.И. Варенников, приказавший не36
медленно остановить выполнение намеченных планов. Несколько
позднее приказ был подтвержден начальником Генерального штаба
Н. Огарковым. Ближе к обеду поступило распоряжение на расположение на месте. После рекогносцировки прилегающей к аэродрому
территории, командование полка приняло решение о размещении
подразделений на пустующей площадке с укрытиями (капонирами)
для самолетов. Каждый капонир (а их было 10) представлял собой
бетонированную заглубленную с обваловкой (общей высотой около
4-х м) по краям площадку со сторонами около 20 м. В боковых стенах капониров имелось по 1-2 бетонированных перекрытых убежища для личного состава. Капониры своими выходами нанизывались
под разными углами на достаточно широкую бетонированную дорогу (в дальнейшем ее использовали для построения полка), которая в
свою очередь примыкала к взлетно-посадочной полосе аэродрома.
Мощные обвалованные укрытия позволяли обеспечить безопасность
в случае внезапного нападения даже при расположении в палатках,
скрытность от недоброжелательных глаз, минимальное привлечение
личного состава для охраны периметра расположения полка.
В начале рулежной дорожки был обустроен временный КПП,
выставлено боевое охранение по периметру расположения полка,
организована внутренняя служба.
После определения мест подразделения приступили к оборудованию временного палаточного лагеря из расчета 1-2 десятиместных палатки на взвод.
В непосредственной близости от капониров находились построенные из саманного кирпича силами 1-го (ошского) батальона казарма и столовая. Командир взвода обеспечения батальона
гв. пр-к В.Ярошенко был назначен начальником пункта питания, на
который было возложено приготовление пищи на весь прибывший
личный состав. Для этого ему были переданы ПАКи и повара хозвзвода 2-го пдб. Принятые меры позволили уже в обед накормить
личный состав горячей пищей.Техника полка, за исключением боевых машин охранения, была сосредоточена в одном месте, в колоннах поротно. Временный парк был обозначен неглубоким рвом по
его периметру. Организована охрана.38
14 декабря 1979 г. на аэродром Баграм нелегально прибыл
Б. Кармаль, где среди советских офицеров и солдат он находился
38) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
37
до конца месяца.39 Несколько раньше (11 декабря 1979 г.) советским
транспортным самолетом переправлены в Афганистан из Москвы
А. Ватанджар, С. Гулябзой, А. Сарвари и Ш. Маздурьяр – та «четверка», которая накануне прихода к власти X. Амина укрылась в советском посольстве. В целях сохранения их жизни они в свое время
были скрытно вывезены с территории посольства в Кабуле, а затем
и из Афганистана в Москву - уже после прихода к власти X. Амина.
План, разработанный в Москве, начал претворяться в жизнь. Нет
документального подтверждения, но, несомненно – Б. Кармаль и
«четверка» принимали участие в выработке плана. Во всяком случае, знали о нем гораздо больше, чем офицеры советского Генштаба.
14 декабря 1979 г. – в 15 часов 30 минут командиров подразделений КГБ вызывают к военному командованию для получения
боевой задачи - поступил приказ на боевые действия. Надлежало
выдвинуться из Баграма в Кабул и штурмом овладеть резиденцией Амина, другими объектами, согласно расчету, однако в 16 часов
следует команда «отбой!». Операцию отложили.
16 декабря 1979 г. отдается распоряжение о выделении из
управления ТуркВО и отмобилизовании полевого управления 40-й
армии. Командующим армией по оперативному предназначению
был назначен первый заместитель командующего войсками ТуркВО
генерал-лейтенант Ю. В. Тухаринов.
В связи с тем, что у Генерального штаба не было плана ввода войск в Афганистан (задача на разработку такого плана ему
не ставилась), общая директива на отмобилизование войск не отдавалась. Соединения и части приводились в готовность отдельными распоряжениями после получения соответствующих устных
указаний Д. Ф. Устинова.
Всего за три недели (до 31 декабря 1979 г.) было отдано более
тридцати таких распоряжений. Тыловые и ремонтные части и органы 40-й армии развёртывались в последнюю очередь (некоторые
уже в ходе начавшегося ввода войск).
18 декабря с утра из Баграма в направлении Кабула убыла
колонна мусбата. Следом за ней в Кабул отправилась и «инженерно-техническая группа» А.Голубева. Несвоевременное прибытие
39) Для справки: 28 декабря после установления контроля над Кабулом из Баграма
на БМД-1 с бортовым номером «524» командира 2-го взвода 5-й парашютно-десантной
роты лейтенанта В. Вовк был доставлен Бабрак Кармаль – будущий руководитель
Афганистана. И что примечательно, в июле 1980 года именно эта машина первой в
нашем, 345-м, полку подорвалась на фугасе.(А.И. Богатырёв).
38
колонны «мусбата» из-за незначительных неисправностей одного
из БТР, вызвало крайнее недовольство Главного военного советника С.Магометова, сообщившего о произошедшем в Москву и потребовавшего принятия мер к командиру отряда Х.Халбаеву.
К вечеру отряд сосредоточился в районе Дар-Уль-Аман неподалеку от дворца Тадж-Бек. Для расположения отряда были выделены недостроенные казармы для одной из частей охраны дворца,
в который планировался переезд Х.Амина. Несколько дней ушло на
организацию быта.
19 декабря следом за колонной тыловых подразделений «мусбата» в Кабул во второй половине дня убыла 9-я рота (ст. л-нт В. Востротин, около 80-ти человек) и птв (ст. л-нт А.Се-востьянов, около
27-ми человек). На въезде в Кабул колонну встретили военные
советники. К вечеру колонна добралась в район Дар-Уль-Аман.
В казарме, где расположился мусбат, для роты выделили два помещения на втором этаже. В одном разместили солдат, во втором
офицеров и прапорщиков роты и приданого ПТВ.
Подразделениям была выдана форма афганской армии, и личный состав был переодет. Переодевание шло с большим трудом,
поскольку выданная форма была маленьких размеров, а десантники в роте достаточно рослые.
20 декабря ночью на авиабазу Баграм был принят
артиллерийский дивизион 345-го полка без 3-й батареи. С рассветом
батареи заняли огневые позиции рядом с капонирами и приступили
к подготовке к открытию огня.
С утра разведывательная рота убыла в Кабул. На въезде в
город ее встретили военные советники и провели по городским
улицам. На место (узел связи) прибыли во второй половине дня.
Командиру роты гв. ст. л-ту А.В. Попову была поставлена задача на
организацию его охраны. Расставили боевые машины вокруг здания (бывший военный клуб афганской армии - «Аскяри») на удалении ок. 200 м друг от друга, укрывая их, по возможности, между растущих на площадке деревьев и кустарников. Составили карточки
огня, определили порядок несения службы. На ночь разместились в
пустующем помещении здания рядом с узлом. Спали на расстеленных брезентах с машин. С утра был организован прием пищи в находившейся на территории узла столовой.40
40) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
39
21 декабря «мусульманский» батальон получил приказ усилить охрану дворца Тадж Бек. Ему предписывалось занять оборону
в промежутке между постами охраны и линией расположения афганских батальонов.
22 или 23 декабря 1979 г. советский посол известил X. Амина,
что советское руководство в полном объеме решило удовлетворить его просьбы о направлении войск в Афганистан и 25 декабря
1979 года готово начать их ввод. Х. Амин выразил благодарность за
это решение и отдал распоряжение Генеральному штабу всячески
содействовать его реализации.
23 декабря на усиление «Зенита» была переброшена группа
«Гром», сформированная из офицеров антитеррористического подразделения «А» 7-го управления КГБ. Командовал «альфовцами»
майор М. М. Романов.
24 декабря 1979 г. в Баграм прибыла 3-я артиллерийская батарея адн 345-го опдп (гв. к-на Левченко).
24 декабря была завершена погрузка техники 3-го пдб (без
9-й пдр), 6-й пдр, остатков роты связи и тыловых подразделений
345-го опдп. Кроме техники, в самолёты загружались и материально-технические запасы полкового тыла.
24 декабря 1979 г. Д. Ф. Устинов провел совещание руководящего состава Министерства обороны СССР, на котором присутствовали заместители министра, главнокомандующие Сухопутными
войс­ками, ВВС, Войсками ПВО страны, командующий ВДВ, некоторые начальники главных и центральных управлений. Министр
обороны СССР объявил о принятом решении ввести в Афганистан
советские войска. Надежды генералов и офицеров, информированных ранее о возможности такого решения, что этого все-таки не
произойдет, окончательно развеялись.
24 декабря 1979 года – Директива МО и Начальника ГШ
ВС СССР № 312/ 12/001 от 24.12.79г. Определены конкретные
задачи на ввод и размещение войск на афганской территории.
«Принято
решение о вводе некоторых контингентов
советских войск, дислоцированных в южных районах нашей страны, на территорию ДРА в целях оказания помощи дружественному афганскому народу, а также создание благоприятных условий для воспрещения возможных
антиафганских акций со стороны сопредельных государств». Участие в боевых действиях не предусматривалось.
Задача эта для командиров всех степеней, была, прямо скажем,
весьма неопределенной.
40
Официально провозглашенная цель советского военного присутствия в ДРА формулировалась однозначно – оказание помощи в
стабилизации обстановки и отражении возможной агрессии извне.
Советские войска должны были стоять гарнизонами и не ввязываться во внутренний конфликт и боевые действия. Им предписывалось
защищать местное население от банд, а также распределять продовольствие, горючее и предметы первой необходимости. Считалось, что само присутствие советских войск явится мощным стабилизирующим фактором, существенно укрепит режим НДПА, окажет
сдерживающее влияние на оппозиционное движение и обеспечит
устойчивость военно-политической обстановки в Афганистане.
Началом перехода государственной границы министр обороны
СССР установил 15.00 московского времени (16.30 кабульского)
25 декабря 1979 г. В распоряжении командиров всех степеней для
организации марша оставалось меньше суток.
Соединения и части 40-й армии – мотострелковые дивизии
типа «В», части армейского комплекта были отмобилизованы за
10-12 дней до ввода, а формирование десантно-штурмовой бригады еще только завершалось. Единственным кадровым соединением в составе армии была 103-я вдд.
До 25 декабря 1979 года было развернуто около 100 соединений и частей, армейский комплект частей боевого и тылового
обеспечения (в т.ч. и из других округов):
– в Туркестанском ВО - полевое управление 40-й общевойсковой армии, 5-я гв., 108-я, 58-я мотострелковые дивизии, 353-я армейская артиллерийская бригада, 2-я зенитно-ракетная бригада, 56-я гв.
десантно-штурмовая бригада, 45-й инженерно-саперный полк, 103-й
отдельный полк связи, части боевого и тылового обеспечения;
– в Среднеазиатском ВО - управление 34-го смешанного авиакорпуса, 860-й отдельный и 186-й мотострелковые полки, начато
отмобилизование 68-й и 201-й мото-стрелковых дивизий;
Авиация двух округов приступила к перебазированию на прилежащие к границе аэродромы.
На доукомплектование было призвано из запаса более 50 тысяч
человек из среднеазиатских республик и Казахстана, передано из народного хозяйства около 8 тысяч автомобилей и другой техники.
Для переброски частей ВДВ (103-я гв. вдд и 345-й гв. опдп),
привлекалось 5 дивизий (3-я гв., 6-я гв., 7-я, 12-я, 18-я гв.) и 2 отдельных полка (194-й гв., 708-й) Военно-транспортной авиации.
Командующим создаваемой 40-й ОА был назначен генерал-лейтенант Ю. Тухаринов (первый заместитель командующего ТуркВО),
41
начальником штаба - генерал-майор Л. Зенцов-Лобанов. Костяк офицеров штаба и управления армии составили офицеры ТуркВО.
24 декабря, будучи на передовом командном пункте в г. Термезе, командующий войсками Туркестанского военного округа
генерал-полковник Ю.П.Максимов доложил о готовности войск
присутствующему там заместителю министра обороны Маршалу
Советского Союза С.Л. Соколову, затем доложил по телефону министру оброны Д.Ф. Устинову и начальнику Генштаба Н.В. Огаркову,
подтвердив это шифровкой.
Хочу отметить, что очень интересным будет для военного человека опыт развёртывания и отмобилизования частей и соединений
будущей 40-й армии. Особенно в связи с тем, что в результате сердюковских и макаровских реформ практически полностью разгромлена
система отмобилизования войск, существовавшая с советских времён.
А опыт41 развертывания 40-й армии в декабре 1979 года показал, что требуется полностью пересматривать всю систему подготовки офицеров запаса в Вооруженных Силах СССР! Она на
1979 года устарела и не отвечала даже минимальным требованиям
современной войны. Специалисты сходились в оценках: не может
быть военнообязанный офицером и командовать подчиненными,
если он вообще не служил в армии.
Стало очевидным, что необходима новая система подготовки
офицеров запаса. Она должна быть после разработки опробована
на практике и введена в действие. Однако, по большому счету, и не
сегодняшний день в этой сфере сделано очень мало. Изменения к
лучшему, к сожалению, минимальны.
В первые дни отмобилизования на качество укомплектования
подразделений ни военкоматы, ни воинские части никакого внимания не обращали. Все были уверены, что идет обычная проверка, которая закончится, как только части доложат о завершении комплектования. В связи с этим военкоматы стремились быстрее отправить
призывные ресурсы, а воинские части – побыстрее укомплектовать
подразделения личным составом и доложить по инстанции.
После прибытия ОГ МО СССР и ориентирования в общих чертах соответствующих командиров и военкомов о возможном выполнении серьезных задач положение значительно улучшилось.
Началась замена уже призванных и направленных в части военнообязанных, не способных выполнять боевые задачи. Замена продолжалась 8 суток (а в некоторых частях и более).
41) Е.Г. Никитенко, генерал-майор, http://www.vko.ru
42
При комплектовании войск остро ощущался недостаток многих специалистов: механиков-водителей танков и БМП, операторов ПТРК и РЛС, наводчиков орудий, артиллерийских вычислителей, радистов и др. Это в значительной мере объясняется тем,
что многие военнообязанные среднеазиатских республик служили
в строительных войсках.
Поступившие из запаса офицеры, подготовленные на военных
кафедрах гражданских вузов, в подавляющем большинстве в армии никогда не служили и поэтому не имели практических навыков
в работе по специальности и, тем более, с людьми. Многие из них
плохо владели русским языком. Для всех военнообязанных была
характерна крайне низкая физическая подготовка. Большое количество военнообязанных не разыскали из-за нарушений паспортного режима при прописке, отсутствия информации о сносе домов,
неразберихи в наименованиях улиц и т. п.
Со значительными, а порой и непредвиденными трудностями
столкнулись военкоматы и воинские части при поставке и приеме
техники из народного хозяйства. Руководители автобаз в массовом
количестве поставляли не новые, приписанные к войскам, а старые, имевшие пробег более 500 тыс. км автомобили. Часть из них
прибыла без запасных колес, водительского инструмента, шанцевого инструмента и ремонтных комплектов. Многие автомобили были
не оборудованы под перевозку личного состава.
В течение нескольких суток приходилось организовывать и проводить работы по замене автомобилей или ремонту уже полученных машин и комплектование их инструментом непосредственно в
районах сосредоточения частей. Эти мероприятия проводились как
за счет получения имущества и материальных средств из гражданских организаций, так и за счет запасов военного округа.
Словом, техническое состояние приписанной и поставленной
военкоматами автомобильной техники было явно неудовлетворительным. Так, 20% автомобилей поступило с пробегом до 100 тыс.
км, 30% - до 250 тыс. км и 50% - более 250 тыс. км. До 80% поставленных машин имели срок эксплуатации 5 и более лет.
Особенно низкое техническое состояние имели наливные автомашины. Из представленных на укомплектование наливного автомобильного батальона 500 автомобилей были выбраны только
221, а остальные возвращены за негодностью. До 80% поставленных бензозаправщиков из-за отсутствия заправочных пистолетов,
счетчиков установленного диаметра оказались непригодными для
использования. Имело место и много других недостатков.
43
Все это потребовало принятия дополнительных мер по изысканию материальных и людских ресурсов и серьезно затрудняло выполнение задач в установленные сроки.
Помимо этого, при снятии машин с длительного хранения
оказалось большое количество неисправной и неукомплектованной положенным имуществом техники. Прибывшие из народного
хозяйства подвижные ремонтные мастерские пополнялись инструментом, так как он в мастерских почти полностью отсутствовал.
При подготовке войск к выдвижению вся техника была подвергнута
углубленной проверке, доукомплектована, дозаправлена горючим,
проведены техническое обслуживание № 2, часть техники была
проверена контрольными пробегами.
Несмотря на имевшиеся недостатки в отмобилизовании, командованию ТуркВО и САВО, командирам соединений и частей,
военкоматам удалось в конце концов справиться с поставленными
задачами. К исходу 24 декабря 1979 г. основные силы 40-й А были
готовы к действиям.42
42) Е.Г. Никитенко, генерал-майор, http://www.vko.ru
44
2. ВВОД ГРУППИРОВКИ СОВЕТСКИХ ВОЙСК В АФГАНИСТАН
Во исполнение указаний министра Обороны СССР в ночь с
24 на 25 декабря с аэродрома Фергана на аэродром Кабул были
переброшены по воздуху остатки 345-го отдельного парашютнодесантного полка (два батальона части были переброшены ранее
и выполняли задачи по охране аэродрома Баграм).
Группировка войск ТуркВО для ввода в Афганистан выглядела следующим образом: 40-я армия (108-я и 5-я гвардейские
мотострелковые дивизии, 56-я отдельная десантно-штурмовая
бригада, 860-й отдельный мотострелковый полк, 353-я артиллерийская бригада, 2-я зенитная ракетная бригада; 103-я гв. вдд
и 345-й гв. опдп; 34-й смешанный авиационный корпус). Кроме
того, в качестве резерва после отмобилизования иметь: 68-ю мсд
в районе Кушки и 201-ю мсд в районе Термеза.
Одновременно с началом выдвижения 108-й мсд на термезском направлении осуществлялся пролет десанта и высадка его
на аэродромы: Кабул - 103-я вдд; Баграм - 357-й пдп, отдельные
части и тыл 103-й вдд.
Ввод советских войск в Афганистан предусматривалось осуществить на двух направлениях по маршрутам Термез – Кабул – Газни
и Кушка – Герат – Кандагар с задачей: разместив войска погарни45
зонно по этому кольцу в наиболее жизненно важных районах, создать условия для стабилизации обстановки в Афганистане.
Имелось в виду также на северо-востоке страны ввести 860-й
омсп через Хорог в Файзабад.
По получении указаний, теперь уже с конкретными сроками,
были уточнены расчеты марша, поставлены задачи соединениям, частям и подразделениям, разъяснены цели ввода всему
личному составу. Организовано управление войсками при пересечении границы и выдвижении в назначенные районы, а также
соответствующий контроль.
При проведении разъяснительной работы с личным составом
упор делался на то, что ввод советских войск в Афганистан осуществляется по просьбе его законного правительства, для оказания интернациональной помощи в борьбе с внешней агрессией, которая
в перспективе может создать угрозу и для южных рубежей нашей
Родины. Никаких других целей не преследуется. Как только вмешательство извне во внутренние дела Афганистана прекратится, советские войска незамедлительно будут выведены из страны. Такие
разъяснения встречали понимание со стороны личного состава.
2.1 МАРШ НА КАБУЛ
Первым советским подразделением, перешедшим советскоафганскую границу, был 781-й отдельный разведывательный батальон 108-й гв. мотострелковой дивизии. На афганском берегу советские войска встретил старший брат X. Амина – Абдалла Амин,
отвечавший за подавление оппозиционного движения в северных
провинциях страны.
Пропуск личного состава советских войск через границу осуществлялся пограничными органами без таможенного досмотра по
заранее подготовленным спискам, которые вручались пограничным
нарядам перед выходом подразделений на понтонный мост. Списки
личного состава ВДВ передавались пограничным органам на аэродромах последней дозаправки самолетов.
На командно-наблюдательном пункте в районе моста находились командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Ю. П. Максимов, командующий 40-й А генерал-лейтенант Ю.В. Тухаринов и
генерал-полковник Меримский В. А., возглавлявший оперативную
группу Министерства обороны.
Они наблюдали, как в установленное время 180-й мотострелковый полк на БМП, составляющий передовой отряд 108-й гв. мсд, и
46
передовой эшелон 103-й гв. вдд пересекли государственную границу с
Афганистаном на земле и в воздухе. На КНП у реки генералы пробыли
до утра, пока на левый берег не переправилась последняя колонна.
Построение походного порядка 108-й гв. мсд на марше выглядело следующим образом: разведотряд – 781-й орб, головная походная застава – 180-й мсп (мср и тв), отряд обеспечения движения – 271-й отдельный инженерно-саперный батальон, авангард
–1/180 мсп с адн полка, 180-й мсп, передовой командный пункт
(ПКП) мсд, 234-й танковый полк, отдельный реактивный дивизион,
177-й мсп, 1074-й артиллерийский полк, КП мсд, отдельный ракетный дивизион, 1049-й зенап, 181-й мсп, отельный батальон химической защиты, тыловой пункт управления (ТПУ) и тыл мсд.
Протяженность марша для 108-й дивизии составила 510 км.
Марш был совершен двумя переходами. Первый - протяженностью
300 км, из них 140 км - по равнинной местности, 160 км - по горной.
Второй - протяженностью 210 км по горной местности.
На первый переход марша было затрачено 25 часов, в том
числе 4 часа на большой привал для дозаправки техники. Второй
переход марша разведотряд и передовой отряд дивизии (мсп на
БМП) преодолели за 18 часов, главные силы дивизии - за 21 час.
Марш совершался смешанными колоннами со средней скоростью
движения: на равнине ночью – 20 км/час, днем в горах - 15 км/час.
Расход горючего от нормы на марше составил 2,9 заправки по бензину, 3,0 – по дизтопливу.
Организация первого перехода марша происходила в исходном районе, первые задачи доводились путем отдачи боевого приказа. На организацию 1-го перехода было отведено 20 часов, на
2-й переход отведено 18 часов. Задачи доводились боевым распоряжением. Управление было с ПКП (передовой командный пункт),
который выдвигался за передовым отрядом.
Надо отметить, что практически вновь сформированная дивизия совершила труднейший шестисоткилометровый марш по высокогорному маршруту в зимних условиях. Из-за мокрого снега и наступившего мороза дорога ночью обледенела, техника на подъемах
буксовала, а на спусках нередко шла юзом. Очень кстати оказались
предусмотренные заранее меры предосторожности – отряды обеспечения движения с запасом песка, тягачами и дорожной техникой, деревянными подкладками под колеса на каждую машину,
жесткими сцепками и т. п.
Серьезным препятствием оказался тоннель на перевале Саланг протяженностью 2700 метров, рассчитанный на прохождение
47
одиночных и небольших групп машин с карбюраторными двигателями, но не дизельной техники – БМП, танков. Пришлось проходить
через тоннель мелкими подразделениями с определенными интервалами между ними.
Все это существенно повлияло на снижение темпа выдвижения частей дивизии. И все же к назначенному времени передовой
отряд дивизии –180-й мсп был в Кабуле, установив связь с частями 103-й гв. вдд. С лучшей стороны показал себя здесь командир
180-го мсп подполковник Т. Е. Касымов. В ходе марша боевых действий дивизия не вела.
По воспоминаниям полковника Патракова Юрия Степановича,
в то время инспектора Политуправления Краснознаменного Туркестанского военного округа: «Утром 27 декабря 1979 года 180-й
полк прибыл на окраину Кабула, где нас встретили представители
посольства СССР в Афганистане. Сразу была поставлена задача,
где сосредоточиться полку, выставить посты и взять под контроль
все объездные пути к городу Кабул, и все афганские воинские
части, находящиеся в Кабуле. Через несколько дней была введена остальная часть войск 108-й мсд под командованием генерала
Кузмина, начальника политотдела полковника Серебрякова и начальника штаба подполковника Громова. После сосредоточения
108-й мсд на окраине города Кабул в командование дивизии вступил полковник В.И. Миронов».
Надо честно признать, что только что отмобилизованные части
108-й гв. мсд внешне мало напоминали победоносную Советскую
Армию. Это была явно не демонстрация советской военной мощи.
Вид большинства призванных бойцов не вызывал к ним особого
уважения. Мобилизованные отцы многодетных узбекских и таджикских семейств меньше всего походили на бравых солдат, прибывших оказать интернациональную помощь афганцам.
Владимир Шульга вспоминал: «Когда 40-я армия появилась в
Афганистане, сразу стало ясно, что ее ввод планировали и проводили наши люди. Настолько все было бестолково сделано, что поначалу не знали даже, как на всё происходящее реагировать. Впору
было бы смеяться, если бы последствия чьей-то глупости не были
столь серьезны. Технику попросту забрали из народного хозяйства: самосвалы, грузовики, скотовозы, молоковозы. В дело шло
все. Машинки приехали яркие, пестрые, издалека видно. Не ошибешься – русские едут. До ввода в Афган армия дислоцировалась
в Средней Азии. Чтобы привести штат к нормам военного времени,
ничего лучше не придумали, как мобилизовать местных «партизан».
48
В основном была отмобилизована 108-я термезская дивизия. То, что
в район боевых действий попали люди совсем не обученные, никого не волновало. «Связисты» не знали, как радиостанцию включить,
«артиллеристы» понятия не имели, что с прицелом делать, искренне веря, что всю войну можно прямой наводкой долбить.
Потом и того лучше - начались братания. К примеру, таджики и
афганцы - народы братские. Язык друг друга понимают, культура общая, внешне отличить трудно. Бдительности со стороны советских
«братьев» никакой. Уйдут горе-бойцы в курильню, а их там топорами зарубят и подбросят тела поближе к части, чтобы все видели,
как поступают с вероотступниками. Только после того, как случаи
убийств таджиков местными жителями участились, на сложившуюся ситуацию наконец-то обратили внимание: «партизан» быстренько заменили кадровыми военными».43
Штаб дивизии и некоторые части сосредоточили на северной окраине Кабула в поселке, прозванным по-русски «Теплым
Станом», а мотострелковые полки и танковый полк развернули
на подступах к Кабулу со всех направлений, создав как бы внешнее кольцо обороны города.
Зима в Кабуле 1979 –1980 гг. выдалась морозной. В частях 108-й
гв. мсд не хватало ни печек, ни топлива. Для приготовления пищи,
обогрева палаток и блиндажей использовался любой кусок дерева. Появились случаи, когда на топливо вырубали декоративные
и даже плодовые деревья. Это вызывало серьезные конфликты с
местными жителями. Улаживались они с немалыми трудностями.
И еще особенность, которая не была учтена тыловыми службами. Кабул – высокогорный район. На приготовление пищи в
открытых котлах требовалось почти в 1,5 раза больше времени и
топлива, чем на равнине. В связи с этим обстоятельством возникало немало проблем.
Тем не менее, несмотря на все трудности, ввод ограниченного
контингента советских войск в Афганистан продолжался.44
43) Опубликовано в выпуске № 1 (117) за 11 января 2006 года,
подробнее: http://vpk-news.ru/articles/4762
44) Е.Г. Никитенко, генерал-майор - http://www.vko.ru
49
2.2 ВОЗУШНО-ДЕСАНТНАЯ ОПЕРАЦИЯ
И когда ввод войск в Афганистан стал очевидным, то потребовалось применить 103-ю воздушно-десантную дивизию, находившуюся в европейской части СССР за несколько тыс. км от границы
Афганистана (пункт постоянной дислокации – г. Витебск, командир
соединения – генерал-майор И. Ф. Рябченко).
Как я уже писал, в середине декабря 1979 г. 103-я воздушнодесантная дивизия была поднята по боевой тревоге и с полным
боекомплектом и запасами выведена в исходный район, а затем к
аэродромам взлета частей ВТА. Штабы ВДВ и ВТА к этому времени
уже спланировали переброску дивизии из Белоруссии и десантирование ее в Афганистан на аэродромы Кабул и Баграм.
Для этих целей был задействован почти весь самолетный парк
ВТА. Предусматривалась промежуточная дозаправка самолетов на
аэродромах Поволжья, Южного Урала и Казахстана. Там же предполагалось покормить горячей пищей десантников.
Вся подготовка к переброске и десантированию войск проходила скрытно под видом проведения тактических учений с практическим десантированием. Начиналась она приведением частей в
повышенную боевую готовность.
Десантирование (кроме подразделений, предназначенных для
захвата аэродромов с целью обеспечения высадки главных сил десанта) планировалось осуществить посадочным способом.
Поскольку аэродромы исходного района находились на значительном удалении от мест дислокации частей дивизии, выдвижение войск к аэродромам осуществлялось комбинированным способом: на ближайшие аэродромы – своим ходом и железнодорожным
транспортом, на самые отдаленные – самолетами ВТА.
Для обеспечения скрытности боевая задача частям и подразделениям ставилась предварительная и только на десантирование
(без раскрытия районов и аэродромов высадки). Личный состав
получил задачу готовиться к десантированию и вступления в бой
сразу после высадки.
Части и подразделения десанта несколько суток находились
на аэродромах исходного района. Вооружение и техника были загружены в самолеты. На некоторых аэродромах они сосредоточивались в полевых парках, сгруппированные по самолетным группам. Старший каждой группы знал номер самолета, место стоянки
и фамилию командира экипажа. Это впоследствии обеспечило
быструю погрузку и посадку.
50
Личный состав был экипирован по-зимнему. Кроме валенок,
каждый десантник имел сапоги, которые одевались в зависимости
от погоды. Боевое снаряжение включало личное оружие, укомплектованный рюкзак и другое необходимое имущество.
Техническое и тыловое обеспечение десанта в исходном районе осуществлялось силами и средствами аэродромно-технических
частей ВВС. Это способствовало сохранению запасов материальных средств частей 103-й вдд. Для поддержания боеготовности БМД
и автотранспорта в условиях низких температур аккумуляторные
батареи периодически подзаряжались. В самолетах, загруженных
боевой техникой, при нахождении их на стоянках, поддерживался
надлежащий температурный режим. Эскадрильи и полки ВТА, десантирующие передовые отряды десанта для захвата аэродромов,
могли взлететь через 40–50 минут после получения приказа.
Десантирование 103-й гв. вдд осуществлялось посадочным
способом. Выброска передовых отрядов не потребовалась.
Оба аэродрома (Кабул и Баграм) к этому времени были взяты под
контроль подразделениями 345-го опдп.
Условия посадки и взлета близко расположенных аэродромов
Кабул и Баграм определили необходимость осуществлять десантирование группами по 6-12 самолетов с расчетом не более часа на
их посадку, разгрузку и взлет группы. На разгрузку одного самолета
затрачивалось от 15 до 30 минут.
После посадки командиры частей получили непосредственно
на аэродроме крупномасштабный план города и карты с нанесенными военными объектами, боевой задачей и краткой пояснительной запиской. Эти документы были заранее подготовлены оперативной группой ВДВ.
При выполнении боевых задач главная ответственность возлагалась на парашютно-десантные полки. Ими в декабре 1979 года в
103-й гв. вдд командовали: 317-м пдп – подполковник Н.В. Батюков,
350-м пдп – подполковник Г.И. Шпак, 357-м пдп – подполковник
К.Г. Литовчик, 345-м опдп командовал подполковник Н. И. Сердюков.
Для перевозки личного состава и боевой техники 103-й вдд
было совершено 343 самолето-рейса (в том числе 66 рейсов
Ан-22, 76 рейсов Ил-76, 200 рейсов Ан-12). Всего на высадку частей
и подразделений ВДВ на два аэродрома затрачено 47 часов (посадка первого самолета в Кабуле в 16.15 25 декабря, последнего – в
14.30 27 декабря 1979 года).
Самолеты приземлялись днем и ночью в среднем каждые
15 минут. За это время в Кабул и Баграм доставлено 7 тыс. 700 чел.
51
личного состава, 894 единицы боевой техники и 1062 тонны различных грузов.
К сожалению, при переброске десантных подразделений в Кабуле 25 декабря 1979 г. в 19.33 (московского времени) разбился самолет Ил-76 с личным составом и техникой. Экипаж в составе 7 человек
(командир капитан В.В. Головчин) и 37 десантников погибли. Причина
катастрофы – ошибка в пилотировании, столкновение самолета с горой высотой 4662 м при подлете к аэродрому Кабул (капитан В.В. Головчин садился на известный своей сложностью, особенно в ночное
время, аэродром Кабул впервые). Эта катастрофа открыла список
наших потерь в Афганистане.
Районы сосредоточения частей и подразделений ВДВ были заранее выбраны и отрекогносцированы офицерами оперативной группы
ВДВ во главе с заместителем командующего ВДВ генерал-лейтенантом Н.Н. Гуськовым, которые прибыли в Кабул 23 декабря 1979 года.
С утра 25 декабря 1979 г. советские военные советники и специалисты, работавшие в войсках ПВО Афганистана, с целью исключения возможных враждебных акций со стороны афганских военнослужащих во время высадки частей ВДВ установили контроль
над всеми зенитными средствами и местами хранения боеприпасов. Некоторые зенитные установки были ими временно выведены
из строя (сняты прицелы, замки и т.п.).45
С рассветом 25 декабря на Кабульский аэродром десантировался посадочным способом 3-й пдб (без 9-й пдр) гв. к-на А.Алиева,
6-я пдр гв. к-на В.Черкесова и часть подразделений тылового и технического обеспечения 345-го опдп. С началом выгрузки начальник
штаба оперативной группы ВДВ п-к А. Кукушкин поставил задачи на
занятие рубежей и их оборону на танкоопасных направлениях.
В задачу батальона входило обеспечение высадки частей 103-й гв. вдд.
В дальнейшем батальон переходил в резерв командира 103-й вдд.
Во время выхода и высадки наших войск в назначенные им
пункты иногда возникали сложности. Так, с наступлением темноты
на аэродроме Баграм внезапно выключилась светотехническая система обеспечения посадки. В это время самолеты с десантом уже
были на подходе. Выяснилось, что систему выключили по приказу
начальника авиационного гарнизона, который решил воспрепятствовать прибытию войск. Лишь решительные действия генерал-
45) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
52
лейтенанта Н. Н. Гуськова сняли напряжение, исключили тяжелые
последствия и обеспечили выполнение задачи.
Десантирование 103 гвардейской воздушно-десантной дивизии посадочным способом началось 25 декабря в 18 часов 05 минут на аэродром Баграм и в 18 часов 35 минут на аэродром Кабул.
Ко времени начала десантирования дивизии аэродромы Кабул и
Баграм полностью контролировали десантники 345-го гвардейского
отдельного парашютно-десантного полка.
К утру 26 декабря главные силы дивизии были сосредоточены на аэродроме Кабула, а на аэродроме Баграм – запасный командный пункт дивизии под руководством начальника ПВО дивизии
п.п-ка Ю.И. Двугрошева, 357-й пдп, 130-й отдельный инженерно-сапёрный батальон, 105 отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, 20-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон,175-й
отдельный медико-санитарный батальон, разведрота, 274-я отдельная автомобильная рота, многочисленное количество грузов,
оттуда его перебросили самолётами АН-12 в Кабул. В соответствии
с указаниями заместителя командующего ВДВ генерал-лейтенанта
В. Костылева 345-й опдп был усилен двумя зенитными батареями
ЗУ-23-2 из состава 105-й озенад. Батарея ст. л-нта В.А. Геталова
была придана 2-му пдб 345-го опдп, которому поручались захват
и блокирование КДП и КПП базы Баграм, батарея 37-мм пушек и
других объектов инфраструктуры авиабазы.46
В 13 часов 30 минут на аэродром Баграм приземлились самолёты 2-ой эскадрильи 115-го иап в составе 12-ти самолётов МИГ-21бис.
26 декабря 1979 года – на аэродроме Кабул начальник управления “С” ПГУ КГБ СССР (нелегальная разведка) генерал-лейтенант В.А.Кирпиченко вводит в боевые порядки 103-й Гвардейской
Краснознаменной ордена Кутузова II степени воздушно-десантной
дивизии разведывательно-диверсионные отряды КГБ – офицеров
группы «Зенит», после чего они повели части дивизии к важнейшим учреждениям Афганистана, которые предстояло захватить в
ходе операции «Байкал-79».
К вечеру 26-го декабря перемещение частей и подразделений было прекращено.
Руководители операции «Байкал-79» согласовали дату проведения операции – 27 декабря – пятница. В мусульманском ка-
46) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
53
лендаре пятница – выходной день. Ожидалось, что значительная
часть афганских военнослужащих будут отсутствовать на службе,
высшее руководство примет участие в назначенном Х. Амином торжественном ужине во дворце Тадж-Бек.
Части 108-й мсд завершали выход в установленные районы северного Афганистана, 5-й мсд сосредоточились головой
колонны в Кушке.
После высадки подразделения 103-й вдд вышли к важным
административным и другим объектам (ЦК НДПА, здания Министерства обороны, МВД, службы безопасности, Минсвязи, казармы некоторых частей) и усилили их охрану. Фактически над этими
объектами был установлен контроль советских войск. В некоторых
местах офицеры - противники X. Амина, не зная, для чего пришли советские войска, пытались оказать им сопротивление, но были
сравнительно быстро разоружены. М.Ф. Скрынников вспоминал:
«К исходу 26 декабря боевые действия частей и подразделений
были спланированы, полностью было организовано взаимодействие, управление и всесторонне обеспечение. Командиры частей и подразделений познакомились с проводниками, совместно
с которыми они изучили маршруты подхода к объектам в городе…
Готовность к началу операции была определена на 17.00 часов.
В 19 часов 30 минут по сигналу «ШТОРМ-333», который получил по
радио генерал-лейтенант Костылев, вся наша бронированная мощь
с включенными фарами устремилась к объектам захвата. Операция началась. Выдвижение десантников к объектам захвата
было стремительным: все маршруты заранее были разведаны и
не раз пройдены». 47
27 декабря 1979 года – Директивой МО СССР № 312/ 12/002
от 27.12.79г подразделениям МО и КГБ СССР были поставлены
конкретные боевые задачи на подавление сопротивления правительственных войск. В 3.00 часа ночи по кабульскому времени
Андропов Ю.В. доводит до Ю.Дроздова утверждённое членами Политбюро ЦК КПСС решение на осуществление силовой акции по
отстранению Х.Амина от власти.48
Общий план операции в Кабуле, проводимой 27 декабря, был
разработан совместными усилиями представителей Министерства обороны и КГБ СССР. Планом операции, получившей кодовое
47) М.Ф. Скрынников Спецназ ВДВ. Диверсионно-разведывательные операции в
Афгане. – М. ЯУЗА, ЭКСМО, 2005, стр.62.
48) Ю.Дроздов, Записки начальника нелегальной разведки. М.: Олма-Пресс, 2000 г.
54
название «Байкал-79», предусматривался захват важнейших объектов в афганской столице: дворца Тадж-Бек, зданий ЦК НДПА,
министерства обороны, министерства внутренних дел (царандоя),
министерства иностранных дел и министерства связи ДРА, Генерального штаба, штаба военно-воздушных сил и штаба Центрального армейского корпуса, военной контрразведки (КАМ), тюрьмы
для политзаключенных в Пули-Чархи, радио- и телецентра, почты
и телеграфа, штаба ВВС и ПВО… Одновременно планировалось
блокировать располагавшиеся в афганской столице воинские части и соединения ВС ДРА силами десантников и прибывающих в
Кабул мотострелковых войск. Всего предстояло захватить 17 объектов. На каждый объект были назначены соответствующие силы и
средства, определен порядок взаимодействия и управления.49
27 декабря 1979 года – в Кабуле проводится операция
«Байкал-79» по устранению Х.Амина и смене режима.
Сигналом к началу операции «Байкал-79» должен был послужить мощный взрыв в центре Кабула, по радио – сигнал
«Шторм-333». Спецгруппа КГБ СССР «Зенит» во главе с Б.А. Плешкуновым должна была взорвать так называемый «колодец» – фактически центральный узел секретной связи с важнейшими военными и гражданскими объектами ДРА.
Наиболее сложным и важным объектом для захвата был дворец Тадж-Бек, где располагалась резиденция Х. Амина. От успеха
или неуспеха на этом объекте зависело очень многое… В этой операции участвовали объединенные силы МО и КГБ СССР: группа
«Гром» («Альфа») – 24 чел., группа «Зенит» (КУОС) – 30 чел., «мусульманский» батальон – 520 чел., 9-я парашютно-десантная рота
345-го опдп (командир роты ст. л-нт В.А. Востротин) – 100 чел.
Операция была проведена совместными усилиями всех ее участников. Каждый действовал на своем участке, согласно плану операции, и внес свой вклад в общий успех. Помимо захвата дворца Амина важнейшей частью операции являлась изоляция генерального
штаба и высшего армейского руководства от участия в организации
сопротивления действиям десантников.
К 19 часам в генеральный штаб ДРА по предварительной
договоренности с Якубом прибыл командир 103-й дивизии генерал-майор И.Ф. Рябченко с тремя офицерами. Один из них, полковник КГБ, играл роль начальника штаба дивизии. Два других –
49) Источник: Спецназ России
55
десантники братья Лаговские – также играли свои роли: старший
– Станислав – начальника политического отдела, младший – Павел
– адъютанта командира. Оба брата — храбрые офицеры и прекрасные спортсмены. Перед группой Рябченко стояла дерзкая, чрезвычайно опасная задача — под предлогом уточнения порядка переброски к местам дальнейшего расквартирования встретиться с Якубом
и рассеять его подозрения, возникшие в связи с начавшимися передвижениями десантников, а когда будет дан сигнал начала операции, – нейтрализовать его. Малейшее опоздание с началом штурма
здания генерального штаба ставило группу на грань уничтожения.
События в здании генерального штаба, в основном, развернулись по заданному сценарию. Группа Рябченко была принята
Якубом и уточняла организацию выхода дивизии в новые районы.
Взрыв на центральном телеграфе послужил сигналом к нейтрализации Якуба и его ближайшего окружения. Однако взрывы и стрельба в здании штаба вызвали панику и ответную стрельбу. Группа
оказалась в крайне опасном положении. Спас штурм здания, начавшийся подошедшими десантниками. Вскоре охрана и офицеры
штаба были разоружены.
Афганские части в Кабуле были блокированы советскими подразделениями. Так, четыре БМП на полном ходу сбили ворота военного городка одной из танковых бригад и, не снижая скорости,
окружили здание штаба. Из первой машины вышел советский капитан. Он вошел в здание, представился, отозвав в сторону советника
Пясецкого, переговорил с ним, затем достал фляжку со спиртом и
предложил выпить. Капитан, обращаясь к командиру бригады, заявил, что в городе неспокойно, и выход бригады в город нежелателен. Командир, посоветовавшись с офицерами, дал команду «отбой» своим танкистам.
Драматично протекали события при захвате здания радио и
телевидения Кабула, которое охраняла танковая рота. Операцию
осуществляла разведрота 345-го опдп. За 15-20 минут до начала рота скрытно выдвинулась к зданию и приготовилась к атаке.
С получением сигнала на штурм разведчики почти в упор расстреляли из гранатометов дежурные танки и ворвались в здание, но там
их встретила огнем внутренняя охрана. Бой был скоротечным
– один разведчик получил тяжелое ранение. Когда все закончилось,
сотрудники центра искренне благодарили разведчиков за освобождение, по их словам, от «ига Амина».
Центр радио и телевидения был расположен рядом с американским посольством. Афганцы, работавшие в посольстве, расска56
зывали, что бой на телевидении для сотрудников посольства был
полной неожиданностью и поверг их в панику, а когда трассирующие
пули полетели в сторону посольства, большинство сотрудников попрятались под кровати, столы и в подвале. Подбитые десантниками
танки горели почти до утра, внутри их рвались снаряды, пугая взрывами жителей ближайших кварталов Кабула. Тюрьма в Пули-Чархи
захватывалась силами десантного батальона и самоходно-артиллерийского дивизиона. Задача осложнялась тем, что рядом стояли две танковые бригады. Прежде чем приступать к захвату тюрьмы, надо было их надежно блокировать. Однако затягивать было
нельзя: политические заключенные могли быть уничтожены до их
освобождения. Десантники успешно справились и с этой задачей.
Экипаж танков блокировали в казармах, они оказались отрезанными от боксов с машинами, Любая попытка прорваться пресекалась
огнем из пулеметов. Штурм начался с выстрела пушки БМП и пролома ворот таранным ударом самоходки. Десантники ворвались на
территорию тюрьмы и за полчаса обезоружили всю охрану. Найти и
освободить политических заключенных было делом офицеров КГБ
и их афганских помощников.
В тюрьму немедленно начали привозить сторонников Амина. Там же оказались уцелевшие во время штурма члены семьи
Амина (двое его несовершеннолетних сыновей погибли в ходе
боя). Двенадцатилетняя дочь Амина тоже стреляла из пистолета.
Во время боя ей перебили ноги автоматной очередью. Она тоже
оказалась в камере с холодным бетонным полом – медицинская помощь ей была оказана с большим опозданием. В Пули-Чархи члены
семьи Амина сменили вдову и других родственников Тараки.
Захват других объектов в Кабуле прошел без потерь и особых
осложнений. К 24 часам 27 декабря операция, в основном, была
завершена. Для охраны захваченных объектов на каждом из них
оставили по небольшому гарнизону силой до взвода десантников.
А в это время в Баграме к 19.00 часам пришёл сигнал
«Шторм-333», в 19 часов 30 минут в небо взлетели две зелёные
ракеты – сигнал на начало захвата объектов. Взвод 5-й пдр под командованием ст. л-нта Н.И. Гуреева захватил батарею 37-мм пушек.
Группа под руководством заместителя командира 1-го пдб капитана
В. Манюты захватила дом коменданта авиабазы. Батарею 100-мм
зенитных орудий, находившуюся 2,5 км восточнее расположения
полка, захватила 4-я пдр под командованием ст.л-нта А.А. Гуляева.
На 2-й пдб (без 2-х рот) возлагалась задача по захвату контрольнодиспетчерского пункта и нейтрализации дежурной смены лётчиков
57
в помещении для отдыха. Часть сил выделялась для патрулирования жилого городка. Однако к моменту прибытия группы захвата к
КДП там уже «работали» группы из технического персонала 115-го
иап, поэтому рота сосредоточила свои усилия на объектах в южной
части авиабазы (КПП, городок лётного состава, комендатура, гостиница, медпункт). Во время патрулирования 5-й пдр (ст.л-нт А. Шевцов)
жилого городка лётно-технического состава с крыши КПП по десантникам был открыт огонь из крупнокалиберного пулемёта. Заместитель
командира 2-го батальона по технической части капитан А.В.Потапов
броском через простреливаемое пространство подобрался к зданию
и гранатой уничтожил пулемётный расчёт ДШК. Группа 1-го пдб под
командованием ст. л-нта В.И. Ливенского захватила казарму, караульное помещение и санчасть. Группа л-нта А.Р. Васильева захватила без стрельбы антенный пост недалеко от въезда на авиабазу со
стороны Кабула. Охрану ВВП в её северной части, состоящую из пехотного отделения, усиленного танком, захватила группа из трёх человек под руководством прапорщика В.В. Рыбалко. Группа, возглавляемая командиром взвода л-нтом В.П. Таболенко, осуществила
захват узла связи, зенитной батареи 85-мм орудий в районе водокачки и самой водокачки. То есть в течение 45-50 минут с момента
поступления сигнала авиабаза перешла под полный контроль десантников. Вскоре после захвата аэродрома по правительственной
связи командир полка Н.И. Сердюков доложил о выполнении задачи и обстановке на авиабазе командующему ВДВ Д. Сухорукову,
начальнику Генерального штаба Н. Огаркову, Министру обороны
Д. Устинову. После захвата аэродрома 357-й пдп начал выдвижение
в Кабул. В начале первого часа ночи состоялся ещё один вызов из
Москвы. Председатель КГБ Ю.В. Андропов поздравил Бабрака Кармаля с победой второго этапа Апрельской революции. Б.Кармаль
выразил пожелание убыть в Кабул. По предложению Н.Сердюкова
было решено доставить главу и членов нового правительства Афганистана на боевых машинах БМД в сопровождении одной из лучших рот полка. Такой ротой стала 5-я парашютно-десантная рота
под командованием ст.л-нта А. Шевцова. Для размещения афганцев было подготовлено две БМД-1 без десанта. Колонну возглавил
командир 2-го парашютно-десантного батальона майор А. Цыганов.
Около трёх часов ночи он доложил командиру полка о благополучном прибытии в указанное место.50
50) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
58
Утром 28 декабря гвардейская бригада попыталась отбить
у десантников комплекс зданий генерального штаба. Эта отчаянная попытка реабилитировать себя, как верную охрану былого
режима, закончилась поражением гвардейцев. Через 1,5-2 часа
они были разоружены.51
Под утро 28 декабря заместитель командующего ВДВ генерал-лейтенант Н. Гуськов поставил задачу командиру 2-го пдб
майору А. Цыганову на выдвижение и блокирование крепости Бала-Хисар, где были дислоцированы афганские 26-й парашютнодесантный полк и 444-й батальон «коммандос». К имевшейся 6-й
роте добавили роту из 103-й вдд.
Роты 345-го опдп находились в Кабуле до 30 декабря. По распоряжению командира полка А.Цыганов собрал все подразделения,
которые действовали в Кабуле (кроме 9-й роты), и привёл их в Баграм.
9-я рота и птв птбатр прибыли под руководством заместителя
командира 2-го пдб В.Храмова в Баграм к 15.00 часам 30 декабря.
К вечеру 30-го декабря подразделения полка завершили сбор
на авиабазе Баграм. Техника была сосредоточена во временном
полевом парке. Личный состав вновь прибывших подразделений,
расставив лагерные палатки на указанных местах в капонирах, приступил к обустройству в полевых условиях.
Всего при осуществлении операции «Байкал-79» погибло в
бою 10 десантников и 8 спецназовцев, еще 37 человек погибли в
авиакатастрофе. Были ранены 20 десантников и 37 спецназовцев.
К новому 1980 г. размещение полков 103-й вдд в Афганистане
было завершено. 317-й гв. пдп дислоцировался в центре Кабула
(на дворцовой территории Делькуша), батальон этого же полка выделялся на охрану резиденции Бабрака Кармаля. 357-й гв. пдп расположился в крепости Бала Хисар. 350-й гв. пдп остался в палатках
на окраине аэродрома рядом со штабом дивизии. Там же расположились артполк и спецчасти дивизии. Немногие капитальные постройки, доставшиеся десантникам, были в ужасном состоянии.
Разоренные и загаженные, они требовали большого труда и затрат материалов, чтобы их приспособить под жилье. К тому же
они не имели отопления.
В целом в декабре 1979 г. была проведена беспримерная по
размаху и организации аэромобильная операция по переброске
войск с одного на другой ТВД на дальность около 4,5 тыс. кило-
51) Олег Науменков Операция «Шторм»—333», «Бельские просторы», 2004 г.
59
метров. С этой операцией сопоставима, да и то лишь частично,
переброска в течение одной ночи августа 1968 года двух воздушно-десантных дивизий в Прагу и Брно при вводе объединенных
вооруженных сил Варшавского Договора в Чехословакию. Как оказалось впоследствии, это была последняя воздушно-десантная
операция Советской армии.52
Из воспоминаний участника событий, руководителя Ханты
-Мансийской региональной организации Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане (ООО ИВА)
Виктора Заболоцких: «В 1979 году я служил на советско-иранской
границе, как раз на стыке трех государств: СССР, Ирана и Афганистана. Когда после свержения шаха американцы ушли из Ирана,
они оставили и секретную базу в горах. Фактически там был целый
завод, работавший на мощную станцию слежения, которая позволяла прослушивать все телефонные переговоры на территории СССР
от Урала до Дальнего Востока. Из радиоперехватов мы узнали, что
готовился десант для высадки на территорию Афганистана, скоординированный с наступлением на Кабул сил оппозиции. Советские
войска опередили эту операцию на 2 часа...».
В ночь с 27 на 28 декабря 1979 г. (в 3.00 по местному времени)
по дополнительному приказу министра обороны СССР в Афганистан вошла еще одна мотострелковая дивизия – 5-я гв.мсд.
Соединение совершило марш по маршруту: Кушка – Герат –
пер. Мир-Али – Адраскан – Шинданд. Протяженность марша составила 280 км.
Дивизия выдвигалась по одному маршруту. Колонна главных
сил расчленилась по глубине на колонны полков, которые двигались на сокращенных дистанциях. Между частями – 2 км, между
батальонами – до 1 км.
Такие сокращенные дистанции привели к затрудненному
движению по маршруту, особенно при преодолении перевалов.
Образованные заторы на участках не способствовали быстрому совершению марша и снижали среднюю маршевую скорость, которая
составила для танков – днем – 20 км/час, ночью – 15 км/час, БМП
днем – 30 км/час, ночью – 20 км/час, автомобилей – днем 35 км/час,
ночью – 30 км/час. При преодолении перевалов средняя скорость
составляла для всей техники – 5 км/час.
Организация марша происходила в исходном районе. Задачи
до частей доводились боевым распоряжением командира дивизии
52) Е.Г. Никитенко генерал-майор, http://www.vko.ru
60
генерал-майора Ю.В.Шаталина. Штабом мсд были подготовлены
все необходимые данные для принятия решения командирами
частей. В решении были определены порядок совершения марша, количество походных колонн, состав передового отряда и походного охранения, порядок действия при встрече с противником,
построение походного порядка и распределение сил и средств по
колоннам, количество привалов и их продолжительность. Задачи
частям были поставлены на первый суточный переход. Управление на марше было организовано с ПКП, КП и ТПУ. Общее время,
затраченное на совершение марша, составило 28 часов с учетом
привалов и дозаправки техники. На совершение марша было израсходовано: автобензина – 188,5 тонн (0,88 заправки); дизтоплива
– 248,8 тонн (0, 7 заправки). К исходу 28 декабря 5-я гв. мсд заняла
районы предназначения южнее города Герат и на аэродроме Шинданда. В последующем зона ответственности дивизии расширилась
до Кандагара, куда вышел ее 373-й мсп, преобразованный затем в
отдельную мотострелковую бригаду (70-ю омсбр).
Ввод 5-й мсд прошел ровнее (в сравнении со 108-й мсд) и без
серьезных отклонений от намеченного плана. Командир дивизии
генерал-майор Ю.В. Шаталин в ходе выдвижения показал себя зрелым и грамотным военачальником.
Особенно следует отметить неблагоприятные условия выдвижения 860-го отдельного мотострелкового полка из района Хорог
в Файзабад (афганская провинция Бадахшан). Полк под командованием подполковника В.С. Кудлая длительное время выдвигался
почти под непрерывным огневым воздействием мелких групп и отрядов оппозиции, восстанавливая полностью разрушенную боевиками дорогу - единственную в этом горном районе. Темп продвижения
полка максимально составлял до 10 км в сутки. Очевидно, сказался
тот факт, что здесь проживало большое количество бежавших из советской Средней Азии бывших басмачей и их потомков. Несмотря
на трудности и потери в личном составе и боевой техники, полк
выполнил боевую задачу. В помощь 860-му омсп навстречу ему из
Кундуза были высланы подразделения 56-й одшбр (командир бригады полковник Плохих). Однако тяжелая техника бригады вскоре
уперлась в подорванный мост над одним из горных ущелий. Мост
через него был наведен позднее из дюралюминиевых конструкций,
изготовленных по чертежам войск Ташкентским авиаобъединением им. Чкалова (директор в то время – В. Сивец), доставленных и
смонтированных с помощью вертолетов Ми-6 и Ми-8.
61
2.3 ЗАВЕРШЕНИЕ ВВОДА ВОЙСК
К середине января 1980 г. ввод главных сил 40-й А, в основном,
был завершен. На территории Афганистана полностью сосредоточились две мотострелковых (108-я и 5-я гв. мсд) и одна воздушно-десантная дивизии (103-я), десантно-штурмовая бригада (56-я дшбр) и
два отдельных полка (345-й опдп и 860-й омсп).(Приложение № 3).
Первоначально в руководстве советской группировки в Кабуле
было распространено мнение, что войска будут быстро выведены
после стабилизации нового афганского режима. Штаб 103-й дивизии ВДВ получил распоряжение рассчитать и спланировать марш
своим ходом частей дивизии из Кабула в Термез (узбекский город
на границе с Афганистаном). В начале января 1980 года в Кабул
прибыл первый заместитель министра обороны СССР маршал
С. Л. Соколов. Он сообщил, что войска остаются в ДРА на неопределенный срок. Так началась самая трагическая страница в истории
многолетних советско-афганских и российско-афганских отношений.
2 февраля 1980 г. в состав 40-й армии была принята еще одна
дивизия – 201-я мсд (прежний пункт постоянной дислокации управления дивизии – г . Душанбе) в составе 149-го гв. мсп, 122-го мсп,
191-го мсп, 285-го тп, 998-го ап, 990-го зенап, 71-го ордн и других
частей. Техникой и вооружением, боеприпасами, заправкой ГСМ
соединение на момент ввода было обеспечено на 100%. Политико-моральное состояние личного состава дивизии отмечалось как
здоровое. 201-я мсд характеризовалась боеспособным и готовым
выполнить боевую задачу соединением.
Чтобы понять, в каких условиях иногда происходило выдвижение войск 40-й армии, следует привести хотя бы несколько примеров
(строки из журнала боевых действий 40-й армии, запись от 20 января
1980 г.):«186-й мсп продолжал выполнение ранее поставленной задачи. Севернее 21 км г. Кишим, не доходя 800 м до моста, остановился. Мост взорван мятежниками. Карнизный участок скалы взорван и
обрушен. На дороге сделан завал. От дороги до скалы 2-2,5 метра.
Ширину дорожного полотна можно увеличить только за счет врезания
в горы. Глубина ущелья в этом районе – более 18 метров. Возможности для развертывания ТММ и МТУ (тяжелых механизированных
мостов и танковых мостоукладчиков) нет. Поставлена задача по разведке обходных маршрутов южнее основной дороги и определения
объема работ по восстановлению разрушенного моста».
Или хотя бы одно из донесений о характере разрушений дороги
на одном из маршрутов выдвижения частей 40-й армии: «левая по62
ловина проезжей части на участке 10 метров обрушена в пропасть.
Оставлена проезжая часть шириной 1,5-2 м. Справа – монолитная
стена, которая нависает над проезжей частью. Скальный грунт разработке накладными зарядами и вручную не поддается».
И, тем не менее, поставленные частям и подразделениям
40-й армии задачи выполнялись.
Управление войсками в Афганистане осуществляла оперативная
группа министерства обороны СССР (размещалась в районе Термеза)
непосредственно или через командующего и штаб ТуркВО. Ее начальник Маршал Советского Союза С.Л. Соколов контролировал продвижение войск, вылетая к ним на вертолетах с группой офицеров.
В Кабуле командование войсками принимала на себя оперативная группа штаба ВДВ во главе с заместителем командующего
ВДВ генерал-лейтенантом Н. Н. Гуськовым. Поначалу именно ему
подчинялась вся введенная в Афганистан группировка.
В Генеральном штабе ВС СССР круглосуточно работала группа офицеров Главного оперативного управления, которая следила
за ходом ввода войск, изменениями обстановки в Афганистане и вокруг него, готовила доклады и предложения руководству Министерства обороны СССР и государства. Дежурные смены этой группы
возглавлялись начальниками направлений оперативного управления ГОУ ГШ ВС СССР.
В период ввода войск разведка и другие виды боевого обеспечения, техническое и тыловое обеспечение осуществлялись штатными силами и средствами вводимых войск, поскольку армейские
органы еще не были приведены в готовность. Скрытность создания
группировки войск была обеспечена растянутым по времени периодом отмобилизования и поочередным приведением соединений
и частей в боевую готовность, а, самое главное, тем, что никто в
войсках не предполагал, что такое решение вообще возможно.
Общая численность советских войск в Афганистане к началу февраля 1980 г. достигла 81,8 тыс. чел. (военнослужащих
– 79,8 тыс., в том числе в боевых частях Сухопутных войск и
ВВС – 61,8 тыс. человек.53
В первых числах января 1980 года встал вопрос о том, как назвать войска в Афганистане. Они продолжали находиться в составе войск ТуркВО и САВО и по этой причине не могли называться
Группой войск. Называть же их 40-й А было не совсем правомерно.
Кроме собственно 40-й А, в Афганистане находились дивизия и от53) Е.Г. Никитенко генерал-майор, http://www.vko.ru
63
дельный полк ВДВ, десантно-штурмовая бригада, несколько полков
боевой авиации ВВС, полки боевых и транспортных вертолетов,
части тыла Центра.
Политическое руководство хотело, чтобы общее название наших войск отражало их количественную ограниченность и временность пребывания в Афганистане. В конечном итоге было утверждено наименование «Ограниченный контингент советских войск в
Афганистане» (сокращенно – ОКСВ). От указания в названии на
временность пребывания в Афганистане решено было отказаться,
чтобы не усложнять аббревиатуру.
Первоначальный пропагандистский смысл названия, который,
несомненно, имелся, со временем исчез. Это название стало восприниматься всеми, как официальное, открытое для печати и повседневного общения,
Когдa стaло очевидным, что ОКСВ остaется в ДРА нaдолго,
нaчaлaсь зaменa всех военнообязaнных, призвaнных из зaпaсa,
кaдровыми офицерaми и военнослужaщими срочной службы. Полнaя зaменa личного состaвa зaпaсa нa кaдровых былa
зaвершенa: офицеров – к ноябрю 1980 г., сержaнтов и солдaт – к
мaрту. Всего было зaменено 33,5 тыс. чел., в том числе офицеров
– 2,2 тыс., солдaт и сержaнтов – 31,3 тыс. Одновременно были
зaменены нa aрмейские обрaзцы все aвтомобили и другaя техникa,
постaвленнaя из нaродного хозяйствa.54
Ввод советских войск на территорию Афганистана афганским
населением, особенно бедняками, первоначально был воспринят
доброжелательно. Люди охотно шли на контакты с советскими военнослужащими, проявляли интерес к жизни в Советском Союзе.
Народ искренне надеялся, что наши войска помогут покончить с
войной, помогут установить в стране мир и спокойствие. Слово
«шурави»(советский) произносилось с особой теплотой. В ходе
марша войск, при их остановках в населенных пунктах, возникали
импровизированные митинги, на которых выяснялось, что население прилегающих к магистрали кишлаков знало о предстоящем
прибытии советских войск. Особенно дружелюбно к Советской
Армии были настроены солдаты афганской армии, а также члены
комитетов защиты революции. В выступлениях на митингах афганские военнослужащие благодарили за помощь наших солдат и
выражали готовность к боевому сотрудничеству. Скандировались
54) А.А. Ляховский Трагедия и доблесть Афгана. http://www.rulit.net/books/tragediya-idoblest-afgana-read-178129-101.html
64
лозунги советско-афганской боевой дружбы.Вместе с тем зажиточные слои населения к советским войскам относились настороженно, в контакты не вступали. Имели место и отдельные враждебные проявления. Отмечались, в частности, случаи обстрела
некоторых советских машин на марше (в основном – отставших).
Была также попытка воспрепятствовать установлению контроля
советскими войсками над перевалом Саланг. Большая группа мятежников пыталась нанести удар по десантно-штурмовому батальону капитана Л. Хабарова во время выставления им постов на
перевале. Эта группа имела в своем распоряжении БТРы и даже
танк (как выяснилось позже, угнанный из афганской части перешедшими на сторону мятежников солдатами армии Афганистана). Боевой разведывательный дозор батальона под командованием лейтенанта Н. Кротова обнаружил мятежников и отразил их
атаку. В ходе боя лейтенант Н. Кротов был убит. Это был один из
первых погибших офицеров ОКСВ.
Введенные в Афганистан советские войска по согласованию с
правительством страны и совместно с афганскими частями и подразделениями армии, Царандоя (МВД Афганистана), службы безопасности выполнили комплекс разнообразных задач. Ими были взяты
под охрану все основные автомобильные магистрали: Кушка – Герат
– Шинданд – Гиришк – Кандагар; Термез – Пули – Хумри – Кабул; а
также Кабул – Джелалабад и Пули – Хумри – Кундуз – Файзабад.
Были взяты под охрану многие объекты советско-афганского
экономического сотрудничества, на которых жили и работали советские гражданские советники и специалисты. К таким объектам
относились газопромыслы Джаркудук и Шибарган, электростанции
в Суруби, Наглу, Пули-Хумри и Кабуле, завод азотных удобрений в
Мазари-Шарифе, тоннель и все сооружения перевала Саланг, некоторые учебные заведения в Кабуле и другие объекты.
Обеспечивались охрана и бесперебойное функционирование аэродромов Кабул (в том числе его международная часть), Баграм, Кундуз, Файзабад, Джелалабад, Кандагар, Шинданд, Герат, Лашкаргах.
Размещением советских гарнизонов всячески поддерживались и
укреплялись органы государственной власти в 21 провинциальном
и во многих уездных и волостных центрах.
Важной задачей советских войск было ведение совместно с
афганскими частями и подразделениями боевых действий различного масштаба по разгрому наиболее опасных, агрессивных отрядов и групп вооруженной оппозиции, а также борьба с караванами,
доставлявшими оружие и боеприпасы в Афганистан из Пакистана и
65
Ирана. Эта задача обозначилась с марта 1980 года и стала окончательно одной из основных с 1981 года.
Боевые действия соединениями и частями 40-й А велись сразу
же после ввода войск в Афганистан. Условия их ведения практически заставили руководство армии выработать такие формы боевой
деятельности, которые бы позволяли более эффективно вести операции, наносить поражение противнику, обеспечить охрану и оборону основных дорожных коммуникаций, максимально ослабить
подвоз мятежникам оружия и боеприпасов из Пакистана, создать
благоприятные условия для расширения и укрепления государственной власти в различных районах Афганистана.
Изыскание и совершенствование форм боевой деятельности
армии происходили в течение всей войны. Окончательно сложились следующие формы боевой деятельности 40-й А: 55
– проведение операций по разгрому наиболее опасных группировок вооруженной оппозиции;
– оборона коммуникаций, режимных зон, важных народнохозяйственных объектов;
– засадные боевые действия частей и подразделений в общей
системе внезапных и скрытных ударов войсками армии;
– боевые действия по реализации разведывательных данных
дежурными силами и средствами армии;
– боевые действия по проводке колонн с материально-техническими средствами на особо опасных направлениях;
– прикрытие государственной границы.
Опыт ведения всех перечисленных форм боевой деятельности
имеет колоссальное значение для развития тактики. Каждая из них
заслуживает отдельного исследования и своего автора. В нашей
книге рассматриваются действия парашютно-десантного батальона
практически в отдельно взятом районе, который называется долина
р. Панджшер или, как его ещё называли, ущелье Панджшер.
55) ВКО № 3 (40) за 2008 г.
66
3. БОИ в панджшере
Панджшерское ущелье («Ущелье пяти львов») – центр республики Афганистан. Разделяет страну на северную и южную части.
Простирается на 115 км вдоль горного массива Гиндукуш – провинции Панджшер, Каписа. Населено этническими таджиками – «панджшерцами», населившими этот регион более 700 лет назад – в
начале XIV века. Причиной этой миграции послужили исторические
процессы, связанные с доминированием тюрков в Средней Азии.
Исторической родиной сегодняшних панджшерцев являются населённые пункты Даабет и Дахбек (ныне Самаркандская область,
Узбекистан). Панджшерцам хорошо известно об этом факте.
История долины реки Панджшер до сих пор остается малоисследованной. Этот горный район, лежащий на стыке северных и
южных провинций Афганистана, разделяющихся хребтами горной
системы Гиндукуша, прилегает к обширным историческим областям
Бадахшана и Нуристана. С древних времен он служил связующим
звеном между различными районами центральной и южной Азии.
В силу географических, климатических и политико-экономических
условий именно эта область, на территории которой находятся самые доступные и многочисленные перевалы, связывающие между
собой районы, расположенные по обе стороны хребтов Гиндукуша,
уже с древнейших времен превратилась в местность, через которую
в южный Афганистан и далее в долину Инда проходили основные
товаропотоки и завоеватели, двигавшиеся туда с севера и запада.
Правители многих государств и государственных объединений на территории Афганистана стремились в силу стратегической значимости и
богатства недр поставить под свой контроль долину реки Панджшер.
Сведения о долине Панджшера встречаются в историографических источниках – древневосточных, античных, китайских, многочисленных сочинениях арабских и персоязычных авторов, охватывающих период с IV-III вв. до н.э. до новейшего времени.
Начиная исследование хода ведения боевых действий в Пан­
д­жшере, я думаю, не лишним будет узнать мнение по этому поводу
афганского историка: «Панджерский фронт справедливо считался
одним из самых организованных и мощных оплотов джихада, которого русские агрессоры очень опасались. Именно поэтому эта долина стала одной из главных целей русских наступлений и районом
ожесточенных и кровопролитных боев. Серия наступлений русских
войск на Панджшерскую долину показала лидерам этого фрон67
та, что он не сможет в одиночку добиться решающей победы над
русскими и нанести им такие удары, которые могли бы привести
к поражению русской армии. В связи с этим руководители фронта
пришли к выводу, что одной из главных задач является налаживание единства действий между территориально близкими друг другу
фронтами. Руководители фронтов муджахедов, расположенных на
севере Афганистана, создали так называемый Наблюдательный
совет, в котором фронт Панджшера играл важную роль. Этот совет объединил военные и политические усилия всех фронтов, действовавших в 5 северных провинциях Афганистана (Парван, Тохар,
Каписа, Баглан и Кундуз), что было достойным ответом на действия
русской армии. Впоследствии стали создаваться подобные же объединения на западе и юге Афганистана, и в них главную роль играло Исламское общество Афганистана».56
За время афганской войны советские войска совместно с афганскими правительственными войсками провели несколько операций в долине реки Панджшер. По мнению авторов книги «Афганский капкан. Правда о советском вторжении» Пьера Аллана и
Дитера Клея, всего насчитывалось двенадцать таких операций.
1980 г., апрель – 1-я Панджшерская операция
Первая операция против формирований тогда еще мало кому
известного Ахмад Шаха 57 была проведена в апреле 1980-го, когда
его отряды обосновались на коммуникации Термез-Кабул. Почти
ежедневно на участке Хинджан - Джабаль-Уссарадж они обстреливали автоколонны (как советские, так и афганские). В результате
возникли трудности в организации военных и народнохозяйственных перевозок. Обстрелам подвергались также и сторожевые заставы советских войск. Чтобы стабилизировать обстановку на
56) Мансур Абд ал-Хафиз , перевод: Григорьев С.Е. (sgrigory@SG1239.spb.edu)
«Панджшер в эпоху джихада», изданный в 1991 г.
57) Ахмад-шах Масуд–родился в 1953 г. в деревне Джангалак в долине Панджшера в
семье военного. Учился в кабульском духовном лицее «Абу Ханафийа» и кабульском
университете. Был активным членом организации «Исламская молодежь», поначалу
выступавшей за исламизацию системы образования, а впоследствии и всех сторон
жизни Афганистана. В 1975 г. возглавил антиправительственное выступление в
долине Панджшера, а после его поражения эмигрировал в Пакистан. По некоторым
данным проходил военную подготовку в рядах палестинских отрядов сопротивления.
В 1979 г. вернулся на родину и вскоре встал во главе вооруженных мятежников в
Панджшере. Входил в состав руководства Исламского общества Афганистана. Занимал
должность главы Контрольного совета, объединявшего мятежников севера Афганистана.
С начала мая 1992 г.– министр обороны Исламского государства Афганистан.
68
магистрали, было принято решение нанести этим мятежникам поражение. Операция проводилась силами советских и афганских частей. Общее руководство войсками осуществлял заместитель командующего 40 армией генерал Печевой.
По данным разведки, группировка Ахмад Шаха в долине Панджшер (около 80 км севернее Кабула) насчитывала тогда немногим более 1000 вооруженных мятежников из числа местных жителей. В то время моджахеды еще не создали развитой системы
оборонительных сооружений, ограничивались минированием отдельных участков единственной дороги в долине - устройством на
ней завалов. Вооружены они были стрелковым оружием устаревших образцов. Под контролем (достаточно условным) правительственных войск находилась лишь незначительная часть долины
на глубину около 25 км до кишлака Руха, где находился небольшой гарнизон от 32-го пп 8-й пд.
Для проведения операции в Панджшере выделили три советских батальона – дшб 56-й одшбр (капитан Л. Хабаров), 2-й пдб
345-го опдп (майор А.Цыганов), мсб 180-го мсп и до мсб (майор
Г. Тарнавян) 177-го мсп 108-й мсд с усилением. Правительственные
войска были представлены двумя пехотными батальонами 32-го пп
8-й пд, а также небольшими формированиями от госбезопасности
ДРА и партийными активистами. Общая численность привлекаемых к операции войск составляла около 1,2 тысячи человек.
Прикрытие подразделений с воздуха возлагалось на 262-ю отдельную вертолётную эскадрилью.58
Замыслом операции предполагалось силами тактической группы в составе усиленного батальона осуществить рейд на всю глубину долины с задачей разгромить базовые районы мятежников в
верховьях ущелья. Другой тактической группе в составе двух батальонов – разгромить противника в занимаемых им районах у входа
в долину, воспретить подход возможных резервов. В дальнейшем,
встречным наступлением обеих групп разгромить противника в населённых пунктах по всей глубине долины. При этом 2-ой пдб 345-го
опдп надлежало разгромить вооружённые отряды мятежников в боковых отростках ущелья. Тактика действий была проста. Советские
войска последовательно блокировали кишлаки, а прочесывание их
осуществляли правительственные силы (афганской армии, госбезопасности, партийных активистов). Во время подготовки к операции
58) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
69
командование 345-го опдп усилило 2-й пдб разведывательной ротой
(ст. л-нт А. Попов), артиллерийским дивизионом (майор В. Кузнецов),
взводом 120-мм миномётов (капитан В. Бичев), инженерно-сапёрным
взводом (л-нт П. Цвинкайло). Роты были усилены расчётами СПГ-9 и
снайперами из состава 1-го пдб. Танковый взвод, батарея 82-мм миномётов, несколько ЗСУ-23-4 «Шилка», мостоукладчики на базе КрАЗ
и сапёры придавались из 108-ой мсд. Руководство операцией было
возложено на заместителя командующего 40-й армии генерал-майора Л.Н. Печевого с командного пункта в районе Джабаль-Уссарадж.
Ввиду неясности обстановки планирование операции осуществлялось в общем виде, задачи подразделениям ставились на день боя.
В 5 часов утра 9 апреля 1980 года началась операция. Боевые
действия были неожиданными для мятежников, развивались стремительно и длились всего четыре дня. В ходе операции мятежники
организованного сопротивления не оказывали, но когда подразделения 4-го десантно-штурмового батальона 56-й отдельной бригады подошли к вотчине Ахмад Шаха кишлаку Базарак, то мятежники
открыли по ним огонь. В коротком бою моджахеды были разбиты.
В дальнейшем продвижение по долине Панджшера осуществлялось
без планомерного огневого воздействия, хотя мятежники устраивали
засады и проводили налеты. В частности, в одном из эпизодов разведчики десантно-штурмового батальона попали в очередную засаду, командир батальон капитан Леонид Хабаров с группой десантников поспешил им на выручку. Моджахеды были уничтожены, но сам
комбат был ранен разрывной пулей в предплечье.59
Проведя «зачистку» кишлаков и уничтожив оказывающих сопротивление моджахедов, войска, принимавшие участие в операции, возвратились в места постоянной дислокации. Вооруженные
формирования Ахмад Шаха понесли большие потери.
А вот как это видели с другой стороны: «Во время первого наступления в Панджшере афганские правительственные войска при
поддержке советских контингентов попытались уничтожить в Панджшерской долине особенно упорные группировки сил сопротивления. Были задействованы 6 тысяч человек с тяжёлым оружием и поддержкой с воздуха (бомбардировщики и вертолёты). Через 14 дней
операцию пришлось прекратить, так как она поглощала много сил и
не дала устойчивого результата».60
59) А.А. Ляховский, Давитая С.Ж .Игра в Афганистан. – М.: 2009 г.
60) Пьер Аллан, Дитер Клей. Афганский капкан. Правда о советском вторжении. – М.:
Междунар. Отношения, 1999 г.
70
Леонид Хабаров вспоминал: «В конце марта 1980 года я получил приказ готовить свой десантно-штурмовой батальон (дшб)
к боевым действиям в Панджшере. Батальон стоял тогда между
Джабаль-ус-Сираджем (выход с юга – на перевал «Саланг», с востока – на Панджшер) и Чарикаром. Батальону была поставлена
задача: пройти вдоль долины до последнего кишлака ущелья Панджшер, находящегося под контролем полевого командира Ахмад
Шаха и вернуться назад. Меня тогда поразила сама постановка задачи – не захватить и остаться, удерживая эту территорию
с населенными пунктами, рудниками, жителями, а прийти и уйти.
Батальон уже сталкивался в Афганистане с тем, как организовывать и вести оборону в горах малыми подразделениями и наносить
противнику ощутимые потери, мы это уже испытали на собственной шкуре, так как входили первыми и подвергались нападениям
моджахедов. Несколько месяцев предыдущей работы в горах на
Саланге тоже дали нам всем определенный опыт – от солдата до
командира батальона.
Советник при командире дислоцировавшегося в Джабаль-ус
-Сирадже пехотного полка правительственных войск подполковник
Носов Михаил Федорович сориентировал меня, что работа для батальона, хоть и десантно-штурмового, но без усиления, без поддержки
артиллерии, авиации и спецподразделений будет крайне опасная и
горячая. В ущелье ряд мостов взорван или подготовлен к подрыву,
дороги заминированы. На дорогах устроены завалы, которые тоже
заминированы. Горные проходы подорваны во многих местах.
Передвижение в большей части долины возможно только на лошадях, пешком или в лучшем случае кое-где на «уазиках». В ущелье
добывают драгоценный камень изумруд, есть золото, правда, низкой
пробы. Вот все исходные данные, которые я знал на тот период.
Для подготовки операции отвели примерно неделю. Мы изучали
карты района боевых действий (ущелья Панджшер), собирали сведения о противнике и местности. Приняли решение на боевые действия
и организовали плановую к ним подготовку. Проводили рекогносцировки, готовили технику и вооружение, создавали необходимые запасы.
Хоть командир батальона и не делился с подчиненными своими откровениями, офицеры и солдаты понимали: работа будет, наверное, одна из самых серьезных и сложных. Царило общее нервное предстартовое возбуждение.
За сутки до выхода на «боевые» я дал батальону отдых, кроме
тех, кто был в боевом охранении. Форма одежды – с голым торсом,
чтоб понежиться, позагорать под уже набирающим силу горным аф71
ганским мартовским солнышком. Но оружие, как обычно, было при
себе – это неотъемлемая часть каждого воина всегда и везде.
В период подготовки к операции я пришел к мысли, что если
верить характеристике на Ахмад Шаха, он умный, жесткий, расчетливый, предусмотрительный командир, он должен иметь хорошую
агентуру на всех уровнях. Значит, он будет заранее осведомлен обо
всех наших замыслах. Нужно было что-то предпринять, чтобы ввести его в заблуждение. Я снова принялся изучать карту предстоящих боевых действий.
Вся работа начиналась от Джабаль-ус-Сираджа: на север – на
Саланг, на восток – на Панджшер, на запад – на Бамиан (в исторически знаменитую Бамианскую долину) и на юг – на Кабул, эту дорогу мы
оседлали батальоном, не доезжая километров пять-семь до Чарикара.
Поскольку скрыть подготовку к боевым действиям было абсолютно невозможно, тем более, что в планы надо было посвящать
афганцев, я придумал вариант, когда командирам подразделений правительственных войск разъяснялось, что мы лишь имитируем подготовку к операции в Панджшере, а на самом деле в
последний момент скрытно, неожиданно всеми силами повернем
на Бамиан. Образно говоря, как водитель, включивший поворот
направо, повернул налево.
В ходе подготовки мы специально вели между собой, а также с
советником вблизи афганских офицеров и солдат, которые понимали по-русски, разговоры, смысл которых сводился к тому, что имитируем, мол, всеми силами и средствами выступление на Панджшер,
а сами идем на Бамиан.
Накануне операции на «уазике» советника, как бы рекогносцируя дорогу на Панджшер, мы проехали от Джабаль-ус-Сираджа чуть
ли не до Рухи (населенный пункт в Панджшере), где находился передовой батальон пехотного полка афганцев. Ахмад Шах мирился с
этим, поскольку действовали пехотинцы только по его предписаниям.
То, что «уазик» с советником, командиром батальона и двумя
афганскими офицерами поехал в Руху, естественно, не могло остаться незамеченным. Доехав до Рухи, сразу развернулись и поехали
обратно. Это еще, как мне кажется, укрепило мнение афганской
агентуры Ахмад Шаха, что Панджшер – имитация предстоящей операции и «шурави» пойдут на Бамиан. Я доложил свои соображения в
штаб армии, попросил средства и подразделения усиления, предметы экипировки. Огрызнулся, когда на просьбу включить в состав экипировки бронежилеты услышал что-то вроде: «Хабаров, не стыдно
будет на своих орлов, на тельняшки бронежилеты надевать?»
72
После этих слов отчетливо осознал, что выполнение боевой
задачи, жизнь солдат и офицеров будут зависеть только от меня, от
моего умения или неумения провести эту предстоящую операцию.
В ночь перед выходом, часа за 3-4 до подъема, из штаба армии
поступила команда «Отставить!». Дали еще время на подготовку,
удовлетворили просьбы по усилению. Батальону придали танковый
взвод, батарею 152-мм самоходных гаубиц «Акация», мотострелковую роту и два взвода саперов.
Пехотный полк правительственных войск, который стоял в
Джабаль-ус-Сирадже, тоже был придан мне на период боевых
действий. Конечно, полк звучало очень громко, но с нами пошли
лишь около 50-60 человек.
Совместно с нами также действовал 2-й парашютно-десантный батальон 345-го опдп из Баграма под командованием майора Александра Цыганова. Поддержка авиации осуществлялась по
нашим заявкам, по вызову.
Из нашей 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады
(одшбр) из Кундуза прилетел комбриг, полковник Александр Петрович Плохих, с группой управления. Он возглавил операцию, действуя непосредственно с батальоном.
Неделю еще готовились. Мостоукладчики возводили переправы,
по ним прибыла техника батальона, приданных и поддерживающих
средств. Бойцы отрабатывали бой в близлежащих горах. Естественно, все это делалось с заранее выставленным боевым охранением.
Перед самым выступлением в Панджшер прилетел руководитель операции заместитель командующего армией генерал-майор Печевой с группой управления. Он разместился в Джабаль-ус
-Сирадже и боевыми действиями должен был руководить оттуда,
через ретранслятор. Абстрактно представляя условия, в которых
пришлось нам действовать, он отдавал порой несуразные команды,
что приводило к неоправданным дополнительным потерям.
Итак, все, в основном, было готово. Но мне кажется, что все эти
повторные приготовления не убедили Ахмад Шаха в том, что мы идем
на Панджшер, он продолжал считать их отвлекающим маневром.
В 5 часов утра 9 апреля 1980 года началась операция. Мы, как
раскаленный нож в масло, вошли в Панджшер. Завязались первые
бои под Базараком, появились первые потери.
Отработанные заранее действия дали возможность продвигаться с минимальными задержками, в довольно быстром темпе.
Расстреливая из танка заминированные завалы на дорогах, наводя
с помощью танковых мостоукладчиков переправы через небольшие
73
горные реки и устраняя разрушения на дорогах, сбивая, в общемто, как я считаю, неорганизованное сопротивление моджахедов, мы
шли вперед вдоль долины.
В конце суток батальон майора Цыганова согласно плану операции повернул в уходящее вправо ответвление ущелья. 11 апреля
комбат был тяжело ранен.
Там, где по разрушенным дорогам невозможно было продвигаться или быстро восстанавливать взорванные участки, мы продвигались на технике, по возможности – по руслу реки. Артиллеристы и
вертолетчики работали по наводке разведвзводов и моим командам.
Последним населенным пунктом, куда нам удалось добраться
на технике, стал Пасишах-Мардан, где располагались штаб Ахмад
Шаха, тюрьма и его администрация.
Столь стремительное продвижение и быстрое подавление
слабого сопротивления отдельных огневых точек застало боевиков врасплох. Моджахеды в спешке покидали кишлак. Из их штаба
даже не успели вывезти папки с документами, со списками и удостоверениями, фотографиями членов партии ИОА и вооруженных
отрядов. Все было второпях брошено в 100-300 метрах от здания.
Видимо вертолетчики НУРСами прошлись по разбегавшимся в
разные стороны мятежникам.
Затем, оставив под прикрытием технику, мы по горной тропе выдвинулись к самому последнему населенному пункту. Ночью, выставив боевое охранение, дали возможность личному составу отдохнуть.
Разведчикам была поставлена задача: ночью обходными тропами выдвинуться и перекрыть отход моджахедов из последнего
населенного пункта, что было четко выполнено. А с рассветом основные силы двинулись на последний кишлак. Навстречу нам вышла группа старейшин с красными и белыми флагами. «Шурави,
оставайтесь, будем подчиняться, мы крестьяне, для нас все равно,
чтоб только не убивали нас, наши семьи», — говорили они.
Все! Панджшер наш. Победа! Дальше надо было установить
гарнизоны, связь, взаимодействие со старейшинами. Действиями
разведывательных и десантно-штурмовых подразделений, спецназа при поддержке вертолетов выловить или уничтожить все разбежавшиеся еще неорганизованные группы моджахедов. Создать
новые органы власти и обеспечить их безопасность.
Но, увы! Сделали все совсем по-другому. Во второй половине
дня поступил приказ руководителя операции генерала Печевого:
срочно отходить, выдвигаться в район Пасишах-Мардана, где осталась техника. Не знаю, чем он руководствовался, отдавая такой
74
приказ, ведь нам надо было пройти более 30 км по горной тропе,
что до наступления ночи сделать было невозможно. Аккумуляторы
на радиостанциях разрядились. На просьбы доставить питание для
радиостанций вертолетами не отреагировали. Доставили только сухие пайки. Возвращались назад ночью, без связи, без прикрытия
вертолетов по единственной горной тропе. Как следствие, разведдозор попал в засаду. Я с ребятами бросился на выручку разведчикам. Завязался жестокий бой. Мы, конечно, отбились, но были
потери. Досталось и мне. Разрывной пулей перебило предплечье
правой руки, да и еще раз зацепило. Мне оказали первую помощь, и
я продолжал командовать батальоном. С большим трудом удалось
добраться до места расположения нашей бронетехники. Обратно
мы выдвигались, не встречая сопротивления моджахедов, навстречу нам шел другой батальон. Потом меня отправили в Ташкентский
военный госпиталь, а затем перевезли в Москву, в Центральный
клинический военный госпиталь имени Бурденко.
Говорили, что после этой операции Ахмад Шах тоже лечился с
ранением в руку во Франции.
Офицеры, солдаты, которые увольнялись, заходили ко мне в
госпиталь в Ташкенте, потом в Москве в «Бурденко» и недоуменно спрашивали: «Почему мы ушли так поспешно из Панджшера?
Какой смысл был в этой операции?».
Что я им мог ответить на вопрос, который мучил меня самого
все бессонные ночи в госпиталях? Мы ценой жизней и здоровья
солдат и офицеров выполнили поставленную нам боевую задачу,
а потом те, кто нам эту задачу ставил, бездарно распорядились
ее результатами. Они просто не знали, что же делать дальше.
И в дальнейшем, на протяжении всей этой войны практически все
операции заканчивались подобным образом. Развязывали боевые
действия, гибли наши солдаты и офицеры, гибли военнослужащие правительственных сил, гибли моджахеды и мирное население. После окончания операции войска уходили из района ее
проведения, и все возвращалось на круги своя. Наши престарелые
и безвольные правители рисковали чужими жизнями и получали
«героев», проводя бессмысленные боевые операции по принципу
«пришел – ушел», переливая из пустого в порожнее».
2-й пдб, следовавший за дшб, приступил к ликвидации очагов
сопротивления в Базараке. Местность не позволяла развернуть боевые подразделения сходу. Единственная дорога проходила через
кишлак. Личный состав был «спешан», подразделения развёрнуты
справа и слева от дороги. Стрельба, периодически возникавшая
75
в разных местах по мере продвижения батальона, усиливалась и
многократно размножалась эхом. Казалось, что стреляют со всех
сторон. Появились первые раненые. Дистанция, на которой возникали ожесточённые стычки, не позволяла в полной мере воспользоваться поддержкой вертолётов и артиллерии. Горные условия
сильно ограничивали применение артиллерии, а слабые навыки
командиров по управлению поддерживающими с воздуха вертолётами не способствовали эффективному их применению. Командир
батальона майор А. Цыганов, доложив руководству о сложившейся ситуации, принял решение остановить продвижение подразделений тылового и технического обеспечения, последовательно
уничтожить очаги сопротивления и, вынудив мятежников покинуть
занимаемый район, нанести поражение огнём артиллерии и ударами авиации по его отходящим группам. В полной мере реализовать замысел не удалось – вместе с отходящим в горы противником
потянулись цепочки мирных жителей.61
А вот как вспоминал об этой операции полковник запаса Виктор Сдобин, который в то время был заместителем командира 6 пдр
по политчасти: «Первую попытку овладеть ущельем командование
40-й армии предприняло на второй год войны. К операции, надо отметить подготовленной плохо, привлекался и 345-й полк. 9 апреля 1980 года рота Виктора Сдобина выдвинулась в Панджшерское
ущелье. Но дорога, ведущая в глубь ущелья, оказалась заваленной
горной породой. Видимо, перекрыли дорогу боевики совсем недавно, потому что разведка накануне операции доложила о свободном
пути. Колонна остановилась. С одной стороны дорогу подпирали
скалы, с другой – вплотную подступало ущелье глубиной 20 метров.
Двигаться дальше боевая техника не могла. Десантникам пришлось
оставить БМД и продолжить движение пешком. Поднялись по склону горы, перевалили гребень, начали спускаться, как вдруг раздались выстрелы. Группа попала в засаду, устроенную моджахедами.
«Боевого опыта, наработок по взаимодействию и организации связи
с другими родами войск у нас еще не было», – вспоминает Виктор
Сдобин. Оставляли желать лучшего оружие и экипировка. Тогда полк
располагал только десантируемым вооружением. Оно не включало
в себя ни снайперских винтовок, ни легких 82-миллиметровых минометов, ни автоматических гранатометов АГС-17. Их первые образцы
стали поступать на вооружение полка лишь к концу 1980 года. Касок
61) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
76
и бронежилетов поначалу десантникам тоже не полагалось. Тогда,
во время операции в Панджшерском ущелье, Виктору Сдобину
суждено было познать горечь первых утрат на афганской войне.
Тяжело ранило старшего лейтенанта Владимира Митяева. Его не
успели вовремя эвакуировать, и он погиб. Душманы подстрелили
Владимира Митяева в тот момент, когда он пытался оказать помощь тяжело раненому командиру батальона майору Александру
Цыганову. На следующий день, 10 апреля, десантники, уничтожив
организовавших засаду боевиков, продолжили движение. Но очередное столкновение с боевиками привело к новым потерям...62
К утру следующего дня перестрелка в районе Базарак практически прекратилась. В ходе поиска было обнаружено и взорвано помещение исламского комитета. Преследование групп мятежников,
отходящих по боковому ущелью в северном направлении, на бронетехнике не представлялось возможным по условиям местности.
Оставив бронегруппу, батальон продолжил выполнение поставленной боевой задачи. В районе кишлака Кальтари (4 км севернее Базарак) передовой дозор встретил организованное сопротивление.
Батальон, используя результаты удара боевых вертолётов, атаковал позиции противника. В результате непродолжительного боя в
районе кишлака Калатак был разгромлен учебный центр по подготовке командиров диверсионных групп, обнаруженные склады с боеприпасами уничтожены. Батальон продолжал выполнение боевой
задачи. В районе слияния рек Кириман, Абдуллахейль и Хазара во
время боестолкновения был ранен командир батальона майор
А. Цыганов. Эвакуация раненого комбата была возложена на заместителя командира батальона по политчасти ст. л-нта М.В. Веселова.
К исходу четвертого дня подразделения, участвовавшие в
операции, соединились в районе населенного пункта Хаару и завершили боевые действия. Оставив в Рухе гарнизон от 32-го пп
8-й пд, 14 апреля вышли из ущелья.
В итоге операции мятежники были рассеяны и понесли потери
в живой силе и вооружении, что ослабило группировку Ахмад Шаха
и способствовало прекращению диверсии и обстрелов на Южном
Саланге. Проведя «зачистку» кишлаков, разогнав или уничтожив
оказывающих сопротивление моджахедов, войска, принимавшие
участие в операции, возвратились в места постоянной дислокации.
Потери советских и афганских войск были незначительными.
62) Дарья Слабука. Газета «Граница России, северо-восток». Горячий снег
Панджшерского ущелья, 2008 г.
77
И хотя советские войска в первых боях действовали довольно
успешно, управление ими осуществлялось с большими просчетами.
Докладывая Маршалу Советского Союза С.Л. Соколову 12 апреля
свои замечания о работе оперативной группы 40-й армии, руководивший боевыми действиями в ущелье Панджшер в этой операции генерал-полковник В.П.Шутов отмечал: «Генерал-майор Л.Н.Печевой
развитие боевых действий докладывал нечетко. Рабочей карты в
оперативной группе нет. Положение подразделений указывается на
плане боевых действий и не отражает действительного развития событий. Уточнение задач подразделениям на карте не отражается.
Нет жесткого управления подразделениями. Не чувствуется тесного
взаимодействия батальонов с поддерживающей авиацией. Командир 2-го батальона 345-го опдп 10 апреля потерял ориентировку и
не мог поставить задачи авиации, в результате чего батальон лишился авиационной поддержки и понес потери, хотя в это время три
пары боевых вертолетов находились в воздухе.
Темп продвижения подразделений малый, от 0,4 до 1,25 км
в час. При переходе к действиям в пешем порядке 2-й батальон
345-го опдп минометы с собой не взял, в результате чего, встретив организованное сопротивление противника, в течение четырех
часов продвижения не имел. При расположении на ночной отдых
машины остаются в колонне, круговая оборона не организуется.
При действии в ущелье связь с подразделениями осуществляется
через ретрансляторы (Р-145, вертолеты)».
Следует заметить, что в различных СМИ и заявлениях западных политиков часто декларировался тезис об оккупации советскими войсками Афганистана. Пример этой, да и остальных операций,
проводимых советскими войсками в ДРА, наглядно показывает, что
такой цели у Советского Союза не было. Обычно, когда осуществляется оккупация какой-либо страны, то страна-агрессор в захваченных районах устанавливает свой контроль, создавая для этих
целей органы оккупационной власти, устанавливающие особые порядки и собирающие налоги с населения. Ничего подобного в Афганистане не было. Наоборот, Советский Союз стремился улучшить
жизнь афганцев, проводил значительные социальные мероприятия
и осуществлял крупные поставки в Афганистан (часто на безвозмездной основе) техники, вооружения, продовольствия и других
предметов первой необходимости. Советские войска во всех случаях оказывали помощь правительственным войскам в их борьбе с оппозицией, передавая контролируемые районы афганской
администрации. Однако из-за отсутствия поддержки со стороны
78
населения режим НДПА не смог утвердиться во многих районах
страны. Главная ошибка советского руководства как раз и заключалась в том, что оно поддерживало режим, отвергаемый большинством населения Афганистана.
И на сей раз, после завершения операции и выхода советских
войск из долины, мятежники снова восстановили над ней свой контроль, несмотря на то, что в Рухе оставили воинский гарнизон (32-й
пехотный полк 8-й пехотной дивизии ВС ДРА). Это стало возможным из-за того, что правящим режимом результаты этой операции
не были закреплены необходимыми политическими, экономическими и социальными мероприятиями в «освобожденных районах»,
а Масуд пользовался поддержкой населения.63
В августе 1980 года 2-й пдб 345-го полка (командир – майор
В.Манюта) принимал участие в специальной операции по определению поражающих факторов авиационных объемно-детонирующих
боеприпасов в Панджшерском ущелье. 6-я и 4-я роты попали в засаду пакистанского спецназа, поэтому задачи батальона выполняла
5-я рота старшего лейтенанта А. Богатырева. Рота грамотно взяла
в огневой мешок группу пакистанского спецназа «черные аисты» в
количестве порядка 30 человек и смогла без потерь их уничтожить.
1980 г., август-сентябрь – 2-я Панджшерская операция
О второй операции в Панджшере написано мало. Она проводилась со 2-го по 17-е сентября силами 180-го мсп (без мсб),
181-го мсп (без 2-х мсб) и других частей 108 мсд совместно с правительственными войсками, подразделениями ХАД и Царандоя.
Для артиллерийской поддержки действий войск привлекалось
значительное количество артиллерии. Авиационная поддержка
возлагалась на истребители-бомбардировщики 115-го иап и вертолётные части, базировавшиеся на аэродромах Кабул и Баграм.
Наращивание усилий и развитие успеха планировалось осуществить
силами тактических воздушных десантов, для чего привлекались вертолётные эскадрильи 50-го осап (Кабул) и 292-го овп (Джелалабад) с
аэродрома Баграм. Руководство операцией осуществлял первый заместитель Главнокомандующего Сухопутными войсками – Главный
военный советник генерал армии Майоров Александр Михайлович.
63) А.А. Ляховский, В.М.Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти Ахмад Шаха
Масуда. — М.: 2007. 352 с., 64 с. ил
79
В ходе операции войска, последовательно разрушая все укрепления, продвинулись на глубину свыше 25 км. Батальоны последовательно проводили поисково-ударные действия в населённой
зоне ущелья и его боковых ответвлениях (включая долину реки
Хазара до Пишагора).64
Из журнала боевых действий 40-й армии: «27 – 28 августа в
провинции Парван 180-й мсп (без мсб), 1/181 мсп с 32-м пп (без пб)
8-й пд с утра 28.8 начали боевые действия в долине р. Панджшер в
северо-восточном направлении. В течение дня подразделения продвинулись на 12–26 км и овладели районами: 1/181 мсп – ДехиСурх (9634), 2/181 мсп – Анава (0034), 1/180 мсп – Сата (1046).
29 – 30 августа в провинции Парван 1, 2/180 мсп, 1/181 мсп 108-й
мсд с 32-м пп (без пб) 8-й пд продолжали боевые действия в долине
р. Панджшер и прилегающих к ней ущельях на участке Руха, Базерак.
Разгромлено несколько мятежных групп. К исх. 30.8 подразделения
сосредоточились в районах: 1/181 мсп, 2/181 мсп – 1,5 км севернее
Руха (0442), 1/180 мсп – 1 км севернее Базарак (0846).
31 августа – 1 сентября в провинции Парван 180-й мсп (без
мсб), 1/181 мсп 108-й мсд с 32-м пп (без пб) 8-й пд продолжали
боевые действия в долине р. Панджшер и прилегающих долинах
рек 5-10 км восточнее и северо-восточнее Руха. Нанесено поражение нескольким группам мятежников. К исх. дня войска вышли
в районы: 1/181 мсп 1 км севернее Руха, 1/180 мсп – Сата (1046),
2/180 мсп – западные скаты г. Мала (0650).
2 – 3 сентября в провинции Парван 1, 2/180 мсп, 1/181 мсп 108-й
мсд с 32-м пп (без пб) 8-й пд продолжают боевые действия в долине
р. Панджшер 10–15 км сев-вост Руха. В районе г. Мала (0650) разгромлен отряд мятежников. К исх. 3.9 1, 2/180 мсп с 32-м пп сосредоточились в районе Барак (1454), 1/181 мсп восстанавливают разрушенный
мятежниками участок дороги на вост скатах г. Данансанг (9424).
4 – 5 сентября в провинции Парван 180-й мсп (без мсб) 108-й
мсд с 32-м пп (без пб) 8-й пд продолжали боевые действия в долине р. Паеджшер в районе Гудара (1658). Разгромлено несколько групп мятежников. К исх. 5.09 подразделения вышли в район
Бурджаман (2264).
6 – 7 сентября в провинции Парван 180-й мсп (без мсб)
108-й мсд с 32-м пп (без пб) 8-й пд вели боевые действия в долине р. Панджшер в районе Пишгор, Паси-Шахи-Мардан. Раз64) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный
полк. Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
80
громлено несколько мятежных групп. К исх. 7.09 подразделения сосредоточились в районе Дидак (2670).
8 – 9 сентября в провинции Парван 180-й мсп (без мсб) 108-й мсд
с 32-м пп 8-й пд закончили боевые действия в районе Пишгор, Паси
-Шахи-Мардан, с 9.9 ведя разведку противника вдоль р. Панджшер в
юго-западном направлении, к исх. 9.9 вышли в район Безарой (0846).
10 – 13 сентября в провинции Парван 1/180 мсп 108-й мсд в
районе Руха оказывает помощь в установлении государственной
власти в уезде Панджшер. 2/180 мсп разгромил несколько мятежных отрядов, вышел в район Джабаль-Уссарадж, где остановился
на ночной отдых».65
А вот как её описывает афганский историк Мансур Абд ал-Хафиз
в книге «Панджшер в 1975-1990 гг.»: «Вторая атака русских войск
против долины Панджшера началась 2 августа 1980 г. Окруженный
в Рухе гарнизон афганских правительственных войск нёс большие
потери в живой силе. Не проходило и дня, чтобы муджахеды не убили или не взяли в плен кого-либо из ее защитников. Для ведения совместного наступления русских и афганских правительственных
войск было привлечено более 700 грузовиков и 50 единиц бронетехники, а также десятки реактивных самолетов и вертолетов.
В ходе боев, длившихся 21 день, муджахеды уничтожили 40 танков и 30 военных грузовиков противника. По агентурным данным,
поступавшим из Кабула, потери русской стороны и правительственных войск составили более 500 человек. Муджахеды потеряли
25 человек убитыми, среди которых был и командир Дадулла.
В ходе этих боев русские придерживались следующей тактики. Попав под обстрел муджахедов, они, не начиная атаки,
продвигались в сторону населенных пунктов, где уничтожали
всех мирных жителей. Зачастую они убивали также и животных.
Русские также сжигали и уничтожали артиллерийским огнем и
бомбовыми ударами жилые постройки. Озверевшие русские солдаты лишь в одной деревне Фарадж убили 40 мирных жителей,
в том числе 30 человек, находившихся в скальном укрытии.
В живых осталась лишь одна новорожденная девочка. В деревне Гаджи было расстреляно 32 человека, в том числе женщины,
старики и дети. Их тела оставались не похороненными в течение недели. Общее число людей, погибших в ходе этого наступления, составило 150 человек.
65) Информационно-аналитическое издание «Воздушно-космическая оборона» http://vko.ru
81
При отражении этой атаки русских войск наиболее тяжелые бои развернулись в районе Рухи, где сражался отряд командира Абд ал-Васи, а также неподалеку от Манджхура, где оборонялся командир Абд ал-Азим со своими людьми. Заслуживают
упоминания также бои между русскими и муджахедами в горах
Пийавашт, где муджахеды после сильного обстрела принудили
русских солдат к отступлению, а также бой в районе Шутал.
По словам командира муджахедов суфия Мухаммада Саид-хана,
в нем погибло 150 русских солдат, которых не смогли вывести
с поля боя. Заслуживающее внимания столкновение произошло в
районе Майдан-шах, неподалеку от Базарака. Там русские войска,
попав под огонь муджахедов, начали обстреливать из артиллерийских орудий вместо позиций муджахедов находившееся неподалеку кладбище. Впоследствии муджахеды рассказывали, что в
результате этого было уничтожено несколько могил, а русские,
увидев это, подумали, что они накрыли позиции повстанцев, и
вместо того, чтобы прекратить огонь, лишь усилили его, обстреливая пустое место.
Русское командование полагало также, как и во время их весеннего наступления, что основные силы муджахедов сконцентрированы в верхней части долины Панджшера за Базараком, однако,
подвергнувшись сильной атаке муджахедов уже в Рухе, они поняли,
что их план ведения боевых действий неудачен. В связи с этим
самые тяжелые бои развернулись в районах Рухи и Базарака, и русские отряды смогли подняться по долине вплоть до местности
Шабе, откуда они впоследствии были вынуждены отступить.
Решительное поражение, нанесенное муджахедами русским
и афганским правительственным войскам, ослабило их боевой
дух. Муджахеды решили взять штурмом центр уезда - населенный пункт Руха, в котором находился небольшой гарнизон
правительственных войск. В случае ликвидации этого гарнизона кабульский режим лишился бы своей последней базы в долине. Среди офицеров этого гарнизона было несколько человек,
обещавших оказать помощь муджахедам, что давало дополнительную надежду на успех повстанцев. План захвата Рухи, выработанный муджахедами, состоял в следующем: организовать
плотную блокаду этого гарнизона и, учитывая то, что в ходе
предыдущих боев правительственные войска бросили много тяжелого оружия, нанести войскам кабульского режима большой
урон. По агентурным данным, полученным из Кабула, стало известно, что лишь в ходе блокады Рухи в период со 2 по 9 ноября
82
1980 г. на этой базе было уничтожено 468 человек русских и афганских правительственных солдат.
Русское командование, опасаясь падения окруженного муджахедами гарнизона Рухи, предприняло ряд шагов по его усилению.
10 ноября 1980 г. туда была направлена колонна в составе 50 бронемашин. Однако в результате нападения муджахедов на колонну
в окрестностях Рухи было уничтожено 4 автомобиля и 12 солдат
афганской армии. Это подкрепление все-таки прорвалось в Руху,
но, пробыв там сутки и изучив ситуацию, решило уйти оттуда,
и на обратном пути подверглось атакам муджахедов в районах
Таваджа, Абдары, Фараджа и Шуталя 66, потеряв при этом 12 грузовиков и 3 танка. В ходе боя погибло 200 русских солдат.
Наступление муджахедов на Руху началось 16 ноября 1980 г.
Во время операции, длившейся несколько часов, были уничтожено
2 бронетранспортера, 16 грузовиков и 50 солдат афганских правительственных войск. Однако муджахеды не смогли полностью
захватить эту военную базу. В ходе боев они потеряли одного
человека убитым и нескольких ранеными.
Разгром советских войск в ходе их весеннего и летнего наступлений на Панджшер и крайне сложное положение осажденного гарнизона кабульского режима в Рухе постепенно привели русское командование к пониманию того, что именно Панджшерский
фронт стал их самым мощным и упорным врагом. Понимая это,
русские перебросили для действий против этого фронта значительное количество своих войск и 12 декабря 1980 г. начали новое
наступление. Оно развернулось в то время, когда гарнизон правительственных войск, находившийся в центре уезда - населенном пункте Руха, постоянно подвергался обстрелу из тяжелого
пулемета, принадлежавшего муджахедам и получившего название
«пулемет суфия». В то время практически каждый день от огня
этого пулемета погибало 2-3 солдата правительственных войск. Гарнизон Рухи вследствие этого находился в очень сложном
положении, и его командование неоднократно собирало старейшин и население близлежащих деревень и просило их передать
муджахедам, чтобы они сняли осаду.
Для проведения наступательной операции русские использовали 1260 грузовиков и единиц бронетехники, тяжелые ракеты
класса «земля-земля» и более чем 10 тысяч пехотинцев. Эти бои
66) Название части населённых пунктов не соответствует их названию на наших
топографических картах.
83
длились 17 дней и происходили в период больших холодов. Однако
они не принесли успехов. В ходе боев муджахеды уничтожили
27 танков, 35 автомобилей. 2 вертолета и 450 афганских правительственных и русских солдат. Потери муджахедов составили
15 человек; было убито также около 100 человек мирного населения.
Русские солдаты сожгли, разграбили и уничтожили 200 жилых домов и 60 лавок. Муджахеды в ходе боев захватили 65 единиц стрелкового оружия, в том числе 2 спаренные и 1 счетверенную зенитно-пулеметные установки, 1 миномет и большое
количество снаряжения и продовольствия. 32 солдата и офицера афганских правительственных войск были взяты в плен.
28 декабря того же года, понеся в ходе наступления большие
потери в живой силе и технике, русские войска вместе с покинувшим свою базу гарнизоном Рухи покинули Панджшер. Таким
образом Панджшер был полностью освобожден от афганских
правительственных и русских войск».67
Интересно прочитать, не правда ли? Конечно же, этот отрывок
из книги следует воспринимать с долей скептицизма, как образец
агитационно-пропагандисткого материала уже современного Афганистана. Если духи «также успешно бы» воевали все девять лет, то
они бы истребили всю Советскую армию и уничтожили всю её бронетехнику. Но именно по таким книгам подрастающее поколение в
Афганистане изучает историю своей страны.
Но на этом боевые действия в Панджшере в 1980 году не закончились.
По данным разведки отряды Ахмад Шаха, восстановившие
боеспособность после действий советских войск в сентябре, предпринимали активные действия по установлению контроля над
ущельем. Мятежниками велись работы по созданию эшелонированной обороны на входе в ущелье в районах кишлаков Дехи
-Калан, Корава, Заманкор, Тавах, Баранхейль, Ходжа, Пьявушт,
а также на участке Руха – Астана.
21 ноября 345-й опдп получает задачу на проведение поисково-ударных действий в населённой зоне Панджшерского ущелья
от входа в него до кишлака Руха. В поступившем в штаб боевом
распоряжении указывалось о возможном наличии групп мятежников в районах Корава, Анава, Калача, Тавах, Дархейль, Мариштан. В назначенной полку полосе действовали разведывательные
67) Мансур Абд ал-Хафиз , Панджшер в 1975-1990 гг. перевод: С.Е. Григорьев
(sgrigory@SG1239.spb.edu)
84
группы отдельной разведывательной роты 103-й вдд и команды
«Урал» отряда «Каскад».
Для выполнения поставленной задачи привлекались: 2-й пдб
(майор В.Храмов), 3-й пдб (майор А. Алиев), усиленные танковой ротой с одним комплектом навесного оборудования КМТ-5м из состава
108 мсд и инженерно-сапёрным взводом из состава 130-го инженерно-сапёрного батальона 103-й вдд. Поддержка действий тактических
групп возлагалась на артиллерийский дивизион (майор В. Кузнецов)
полка и реактивную батарею БМ-21д 103-й вдд с огневых позиций в
районе текстильной фабрики Улусвали-Резикохистан.
Отряд обеспечения движения в составе: исв 130-го оисб, танк
с КМТ-5м, под командованием начальника инженерной службы
полка капитана В.Аверьянова и головная походная застава в составе пдв 3-го пдб и ТВ, не встречая сопротивления, через 2,5 - 3
часа после начала движения прошли узкое «горло» входа в ущелье
и заняли район сосредоточения западнее кишлака Каламирамшах.
Передовой отряд (3-й пдб с ТВ), проследовавший далее в направлении на Анаву, подвергся обстрелу из крупнокалиберных пулемётов с южных склонов Токому. 2-му пдб надлежало переправиться
на левый берег Панджшера, и, действуя в направлении на Достумхейль, «прочесать» населённые пункты Калача, Дакану, Дехи-Сурх.
В районе Дакану разведка наткнулась на несколько бетонированных бункеров, в которых обнаружили значительное количество использованного перевязочного материала. Опрос местных жителей
показал, что по районам Дехи-Сурх и Достумхейль вёлся огонь артиллерии. Было много убитых и раненых, для эвакуации которых
мятежники мобилизовали часть мужского населения и вьючных животных близлежащих кишлаков. Это свидетельствовало об эффективной работе, действовавших на данном направлении разведчиков – «витебчан» и «каскадовцев». Завершив действия в указанных
районах, подразделения полка к исходу 22 ноября разместились
для ночного отдыха: 2-й пдб – 1-2 км вост. Калача, 3-й пдб – 1-2 км
сев.-вост. Анава. 23 ноября подразделения полка продолжали выполнение боевой задачи в направлении Мариштан – Хисарак дошли до кишлака Руха. 24 ноября полк вышел из ущелья и прибыл в
район авиабазы Баграм.
С выходом десантников из ущелья мятежники активизировали
усилия по блокированию гарнизона правительственных войск (усиленный пехотный батальон 32-го пп, расположившийся в крепости
времён английского владычества) административного центра Руха.
Находившийся в крепости афганский гарнизон постоянно подвер85
гался огневому воздействию с окружающих высот и психологической обработке через агентуру мятежников. Не ощущая поддержки
местного населения и своего командования, был деморализован и
активного противодействия мятежникам не оказывал, ограничивая
зону своего влияния крепостными стенами. Для деблокирования
гарнизона и пополнения материальных запасов на зимний период
25 ноября направляется сводный отряд от 177-го мсп – 2-й мсб
(без 5-й мср) с усилением (танковая рота, артиллерийская батарея
122-мм гаубиц Д-30, сапёрный, зенитный взвод и др.) под командованием заместителя командира полка майора А.И. Николаева.
Правительственные войска были представлены отдельным разведывательным батальоном 8-й пд и пб 32-го пп. Уже в самом начале
ущелья (1,5 км сев. Дехи-Бала) были обнаружены участки обрушенной дороги протяжённостью свыше 40 метров, (а прошло менее суток с момента выхода подразделений 345-го опдп из ущелья).
Восстановление проезда для техники на всём протяжении горла
ущелья до Заманкора продолжалось до 30 ноября. Преодолев 15
завалов из камней и несколько минно-взрывных заграждений, сводный отряд к середине дня 1-го декабря сосредоточился в районе
Руха. С утра 2-го декабря решительными действиями мотострелковых
подразделений сводного отряда были сбиты посты охранения мятежников на трёх господствующих вокруг населённого пункта высотах.
К исходу дня была подготовлена круговая оборона. До 8 декабря мятежники предпринимали неоднократные атаки позиций наших подразделений на высотах. Гарнизон Руха с прибывшими ему на помощь
войсками мешал осуществлению планов мятежников по установлению
контроля над ущельем до наступления холодов. По поступавшей разведывательной информации отряды мятежников начали выдвижение
из глубины ущелья и примыкавших к нему «рукавов» к району Руха
для нанесения решительного поражения действовавшей группировке
советских войск. Также было выявлено намерение отрядов, действовавших в северной части Чарикарской долины, блокировать вход в
ущелье и не допустить выхода войск и подхода резерва.
Исходя из сложившейся обстановки командование 40-й армии
принимает решение на проведение боевых действий по срыву планов Ахмад Шаха, для чего привлекаются подразделения 181-го мсп
и 350-го пдп, а для обеспечения их безопасного прохода в «горле»
ущелья – 345-го опдп. Руководство группировкой осуществлял полковник Н.В. Петряков с КП в районе Гульбахор.
К исходу 7-го декабря полк (без 1-го пдб) сосредоточился в районе текстильной фабрики в Улусвали-Резакохистан. Полку были при86
даны танковая рота с двумя колейными минными тралами КМТ-5м,
исв 130-го оисб. Действия подразделений полка поддерживал артиллерийский дивизион и реактивная батарея 103-й вдд. В состав
передового отряда выделялся танковый взвод, разведывательная
рота, исв полка, исв 130-го оисб. Для организации взаимодействия
с приданными и поддерживающимися артиллерийскими подразделениями и боевыми вертолётами в состав передового отряда были
включены артиллерийский корректировщик и авианаводчик. Командование передовым отрядом возлагалось на заместителя командира полка майора Ю.В. Кузнецова. В авангарде полка следовал
3-й пдб, на который возлагадась задача обеспечения прохождения
колонны на участке Карава – Каламирамшах. 2-му пдб отводился участок Каламирамшах – Анава. С утра 8 декабря передовой
отряд начал движение. По мере его продвижения подразделения
полка занимали назначенные районы. К исходу дня передовой отряд 345-го опдп сосредоточился севернее Анава, а назначенный
полку участок был взят под надёжную охрану. В течение 2-х дней
(9-го и 10-го декабря) мимо позиций полка осуществлялось движение подразделений 181-го мсп и 350-го пдп в направлении на
Руху. Во второй половине дня 11-го декабря подразделения полка, выполнив поставленную задачу, вышли из ущелья. С выходом
из ущелья 345-й опдп приступил к действиям в районе УлусвалиРезакохистан – фабрика – Санджан – Кирсиди, с задачей сковать
формирования мятежников в этом районе и не допустить их ухода
в Панджшерское ущелье.
Тактическая группа в составе 2-х мсб 181-го мсп с усилением
прибывает в Руху 12-го декабря. В течение нескольких дней решительными действиями мятежникам было нанесено поражение в
примыкающих отростках ущелья в районе Рузи.
16 декабря подразделения полка возвращаются в пункт постоянной дислокации.
Тем временем в Панджшерском ущелье, воспользовавшись
отсутствием организованного сопротивления на участке Карашаст
– Турха полковник Н.Петряков принимает решение на проведение поисково-ударных действий в районе Базарак силами 2-х
мсб 181-го мсп. 16 декабря батальоны вышли в район Базарак и
приступили к выполнению боевой задачи. В результате ими было
уничтожено свыше 120 и взято в плен 89 (переданы в органы ХАД)
мятежников. 21 декабря для закрепления успеха подразделений
181-го мсп в район Рухи прибывает пдб 350-го пдп. 26 декабря подразделения 181-го мсп, выполнив поставленную задачу, начинают
87
отход из района Базарак. Для обеспечения безопасного прохождения бронетехники привлекаются подразделения 177-го мсп.
21 декабря командир 345-го полка Н.Сердюков получает задачу на проведение поисково-ударных действий в районе кишлаков
Пуфдам – Санджан, с задачей перекрыть возможные пути выдвижения мятежников из Чарикарской долины в направлении Хамба
– Анава. На 2-й пдб возлагалась задача по разведке маршрута и
рекогносцировке района сосредоточения полка в 3-4 км восточнее
кишлака Гавхарханхейль (6 км вост. Улусвали-Резакохистан). Колонна 2-го пдб (5-я пдр с танками, управление батальона, 4-я, 6-я пдр,
техзамыкание с двумя танками под командованием А.Потапова)
выдвинулась раньше основных сил полка. Во время прохождения
колонны батальона через Мурадходжа (4 км сев.-зап. Махмудраки)
автоматной очередью из развалин школы был тяжело ранен в спину,
сидевший на броне БМД № 240, командир 4-й пдр гв. ст. л-нт Александр Александрович Гуляев, скончавшийся в Ташкентском госпитале 21 января 1981 года.68 В течение трёх дней подразделения полка
во взаимодействии с правительственными войсками проводили поисково-ударные действия в предгорье в районе кишлаков Пуфдам
– Санджан. В ходе прочёсывания местности организованного сопротивления не встречали. По данным разведки значительная часть
мятежников к этому времени направилась в Панджшерское ущелье.
24 декабря руководством принимается решение на вывод выполнившей свою задачу группировки из Рухи. 345-й опдп (без пдб)
получает задачу по оказанию помощи в выходе подразделений
группировки из Панджшерского ущелья. Полку надлежало взять
под контроль участок дороги от входа в ущелье до населённого
пункта Карава. Обеспечение безопасности прохождения колонны
группировки на участке Карава – Анава – Руха возлагалась на подразделения 350-го пдп.
26 декабря спешившиеся подразделения полка приступили к занятию господствующих высот по обе стороны от входа в Панджшерское ущелье: 2-й пдб под командованием майора В.Храмова слева
по ходу движения в районе Дехи-Бала (высота с отм. 2258), 3-й пдб
под командованием майора А.Алиева – справа в районе Кухнадех.
Генерал-майор Павлющенко Александр Михайлович (на момент событий командир 5-й пдр, ст. л-нт) вспоминал: «Роте достался участок протяжённостью около 3-х км от входа в ущелье. Далее
68) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный полк.
Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
88
следовали участки 4-й и 6-й пдр. На взвод в среднем получалось до
800 метров. Сплошного перекрытия достичь было невозможно, а распределение взвода по отделениям на таком фронте не желательно.
Да и надёжно перекрыть огнём возникающие промежутки досточно
сложно. Решил ограничиться очаговым размещением подразделений
на господствующих высотах, а промежутки взять под наблюдение».
27 декабря, начав движение из Рухи в 3.00 часа и имея в замыкании сводный отряд 177-й мсп, группировка войск выводится из
ущелья. По мере прохождения арьергарда, десантники по вершинам гор двигались к выходу из ущелья. 29 декабря подразделения
спустились с гор. Потерь не было.
Генерал-майор Н.Сердюков впоследствии рассказывал: «Анализ
боевых дествий в Панджшерском ущелье приводил к выводам о наличии высокого боевого духа у мятежников, принимавших неоднократные попытки атакавать опорные пункты и позиции наших войск,
наличие у них системы управления (о чём свидетельствовали согласованные действия различных отрядов), организованность при
выходе из боя и отходе, хорошую обеспеченность оружием и боеприпасами. Вместе с этим присутствовали и слабое владение ими оружием, и недостаточные навыки в ведении прицельного огня, и уход
от боестолкновений с превосходящими силами советских войск».69
Итог боевых действий наших войск в 1980 году показывает,
кто на самом деле был победителем. Ахмад Шах Масуд через
посредников подписал с советским военным командованием негласное соглашение, где брал на себя обязательство не проводить
враждебные акции против советских и правительственных войск.
В ответ ему обещали не наносить авиационных ударов по Панджшеру, пропускать его караваны в долину и из нее, а также оказывать Ахмад Шаху авиационную и артиллерийскую поддержку – это в
случае вооруженных столкновений его отрядов с соперничающими
вооруженными формированиями Исламской партии Афганистана.
После второй Панджшерской операции, которая проводилась
осенью 1980 года, советскому командованию удалось выйти на соглашение с лидером партии «Исламское общество Афганистана»
Раббани о прекращении боевых действий. По партийной иерархии
Ахмад Шах подчинялся Раббани, получив приказ о перемирии, он
объявил своим формированиям режим временного паритета с советскими войсками. Несмотря на то, что полевой командир полно69) В.К. Храмов, А.Н. Королёв – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный полк.
Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
89
стью соблюдал подписанные им соглашения, он не отсиживался
в ущелье, а создавал вооруженное формирование, постепенно
блокирующее большое территориальное образование. Более того,
под его руководством Панджшерское ущелье превратилось в мощнейший укрепленный район с системой инженерных сооружений,
преград, завалов и минных полей. Позиция Масуда не позволяла
терять бдительность – создание им мощной группировки на участке Джабаль-Уссарадж – южный Саланг угрожало транспортировке
грузов по маршруту Хайратон – Кабул. Было ясное понимание того,
что перемирие с советскими войсками носило не более, чем тактический характер, суть которого – выиграть время, чтобы оправиться
от понесенных потерь в Панджшерских операциях. Перемирие длилось несколько месяцев, что позволило отрядам Ахмад Шах Масуда
не только восполнить потери, но и взять под контроль стратегически важный район Афганистана – Панджшерское ущелье, перевал
Саланг, зеленую зону Чарикар и Джабаль-Уссарадж. Соглашение с
Ахмад Шахом о приостановлении с ним боевых действий полевого
командира ни к чему не обязывало, в любой момент он мог начать
боевые действия. Это становится ясным к весне 1981 года, когда
Бабрак Кармаль решительно настаивал перед советским руководством о нанесении ударов по отрядам Ахмад Шах Масуда и возобновлении с ним боевых действий. Перемирие закончилось.70
1981 г., март — 3-я Панджшерская операция
В марте довольно успешно прошла третья Панджшерская операция, но из-за того, что её успех не был закреплён местными властями, в мае вокруг Кабула появились отряды Ахмад Шаха.71
Третья по счету Панджшерская операция, проведенная в марте 1981 года, имела наряду с другими исключительно временный
успех и не изменила ситуации по улучшению обстановки в провинциях Каписа, Парван. Ее итоги не вызвали оптимизма ни у командования армии, ни у Оперативной группы Министерства обороны
СССР, ни у советников всех уровней и направлений. Причины были
банальны: утечка информации из штабов, раскрытие противником
замыслов операций, неспособность советских войск в использовании внезапных действий, повальное дезертирство из афганской
70) В.Г. Марченко - «Афган: разведка ВДВ в действии», http://kupolos.jimdo.com/
71) Афган: история войны, 1979 – 1989. - http://war.afgan.kz/index.php?option=com
90
армии. Все эти факторы не служили утешением тем полководцам,
которые планировали и утверждали боевые операции, заранее обреченные на провал.
1981г., 6 сентября — 4-я Панджшерская операция («Каньон»)
6 Сентября началась четвёртая операция в ущелье Панджшер.
Она тщательно готовилась и проводилась при активной поддержке
с воздуха. 10 сентября наши и афганские подразделения пробились к кишлаку Руха. Группировка Ахмад Шаха понесла большие
потери, но части её удалось выйти из района, где проводилась операция. В дальнейшем они восстановили влияние в Панджшере, но
до весны 1982 года особой активности не проявляли.72 А вот воспоминания полковника запаса Виктора Сдобина: «В августе 1981
года, ему вновь придется пройти через ворота Панджшера. Когда
батальон перебазировался из района Махмудраки, то столкнулся с
упорным сопротивлением мятежников. Группа прошла по пути, по
которому за месяц до нее двигалась другая колонна советских войск. Взорам сослуживцев Виктора Сдобина предстали безрадостные картины недавних тяжелых боёв. Техника по ущелью идти не
могла. Пришлось спешиваться с боевых машин десанта и преодолевать «зеленку», обрамленную горами с заснеженными вершинами, пешком. Здесь плотный огонь душманы вели из-за каждого мало-мальски пригодного укрытия. Дорогу прокладывали с помощью
минометов и перекрестного огня стрелкового оружия. Рота бросками перебиралась от рубежа к рубежу, пока не преодолели район,
занятый душманами».73
По всей видимости, уже с 1981 года советские войска постоянно
находились в ущелье Панджшер. По свидетельству М.Ф. Скрынникова, он летом 1981 года побывал в Панджшере с проверкой. Тогда
основу гарнизона Анава составляла усиленная парашютно-десантная рота с взводом 82-мм миномётов и взводом АГС-17. Старшим от
3-го пдб 317-го пдп был заместитель командира батальона И. Комар.
Рядом стоял афганский батальон спец. назначения.74
72) Афган: история войны, 1979 – 1989. - http://war.afgan.kz/index.php?option=com
73) Дарья Слабука. Газета «Граница России, северо-восток». Горячий снег Панджшерского
ущелья, 2008 г.
74) М.Ф.Скрынников Спецназ ВДВ. Диверсионно-разведывательные операции в Афгане. –
М. Яуза, ЭКСМО, 2005
91
Срок соглашения истекал в мае 1982-го. Обе стороны, в основном, соблюдали взятые на себя обязательства. Ахмад Шах
прекратил диверсионные действия на коммуникациях, сосредоточив главное внимание на создании инженерных оборонительных сооружений в Панджшере и усилении боеспособности своих
отрядов. Постепенно он сумел накопить достаточное количество
оружия и боеприпасов, что позволило вновь создать сильную группировку вооруженных формирований в этом районе. Уже к середине 1981 года численность группировки Масуда достигла 2200
человек, и она представляла серьезную опасность, главным образом на коммуникации Кабул-Хайратон, в частности, на участке
Джабаль-Уссарадж – южная часть перевала Саланг.
В это время наша военная разведка предприняла шаги по налаживанию сотрудничества с Масудом. В частности, по поручению
начальника ГРУ Генштаба ВС СССР генерала армии П.И. Ивашутина подполковник Анатолий Ткачев, установив контакты с Ахмад
Шахом, длительное время, как он говорит, работал с ним (хотя дело
разведчика, как это мне кажется, добывать достоверные сведения о
противнике, а не вести мирные переговоры). Вот его рассказ.75
«Во время пребывания в Афганистане в 1981-1983 годах мне
довелось участвовать во многих операциях, проводимых разведорганами против одного из полевых командиров афганского сопротивления Ахмад Шаха Масуда и его группировки. В ходе одной из
них первому из советских военных разведчиков удалось установить
с ним личный контакт. О чем расскажу подробнее. В ущелье Панджшер было проведено несколько военных операций, которые, как
правило, заканчивались выводом советских и правительственных
войск из «освобожденных районов» с тяжелыми боями и большими
потерями в живой силе и технике. Практически ни одна операция против Масуда положительного конечного результата не принесла, хотя
советские войска регулярно овладевали Панджшером. В то время,
когда я работал в разведывательном центре в Кабуле, мы добывали
достоверные разведданные о вооруженных формированиях моджахедов. Однако в связи с установкой «сверху» отыскивать только положительные тенденции развития военно-политической обстановки
и афганского общества эти данные докладывались в приукрашенном
виде уже из разведцентра. В последующем они препарировались и
искажались при обобщении в Пятом управлении ГРУ и Генштабе
75) А.А. Ляховский, С.Ж. Давитая Игра в Афганистан. – М.: 2009 г.
92
до такой степени, что не имели ничего общего с первоначальными.
Никто не хотел брать на себя ответственность и докладывать истинное положение дел, да и высшее военное руководство достоверным разведданным не хотело верить. Была дана официальная
установка: отражать в докладах положительные тенденции, которых
фактически не было. Желаемое выдавалось за действительность.
А между тем из Панджшера систематически вывозили раненых и
трупы наших солдат и офицеров. Очевидно поэтому мое предположение о мирных переговорах с Ахмад Шахом не находило понимания. Поддержали меня генерал армии П.И. Ивашутин и Маршал
Советского Союза С.Л. Соколов. С их благословения и разрешения
мы организовали работу в Панджшере. Был разработан план проведения разведывательной операции по выходу непосредственно на
Ахмад Шаха, вступления с ним в контакт и проведения переговоров
по всему комплексу проблем. Конечной задачей ставилось добиться прекращения огневого противодействия в ущелье Панджшер и
прилегающих к нему районах. Операция была санкционирована
начальником Главного разведывательного управления Генштаба
генералом армии Петром Ивановичем Ивашутиным, который взял
на себя такую ответственность, хотя против этого шага выступали
довольно влиятельные силы в Афганистане. Через посредников
были согласованы место и время встречи на условиях Ахмад Шаха:
Панджшер, территория, контролируемая моджахедами, канун нового,1982 года. Выход к месту встречи должен быть осуществлен в
новогоднюю ночь. Мы прибудем без охраны и без оружия. Обычно в
праздничные дни в Афганистане в 40-й армии было принято салютовать из всех видов оружия, но, дабы не давать повода моджахедам для лишнего беспокойства, мы договорились с заместителем
командира 345-го парашютно-десантного полка майором П.С. Грачевым, чтобы в эту новогоднюю ночь обошлось без салютов, и он
смог «обеспечить тишину».
Результатом проведенных переговоров во время этой и последующих встреч стало реальное прекращение боевых действий
и установление тесного взаимодействия в вопросах поддержания условий перемирия. В Панджшер вернулись мирные жители,
обстановка на трассе Саланг – Кабул стала намного спокойней.
Однако такое положение не устраивало партийных функционеров НДПА, которые настаивали на проведении боевых действий
в этом районе, и постоянно подталкивали к этому советское руководство... В то же время по линии ХАД и КГБ, начиная с января
1982-го, стали поступать «сведения», что отряды Ахмад Шаха про93
водят диверсионные акции на коммуникациях против советских и
правительственных сторожевых застав. Но делают это тайно, под
видом сторонников ИОА, якобы пришедших из других районов страны. Афганские спецслужбы подбрасывали данные о том, что Ахмад
Шах планирует активизировать свою деятельность. Разведчики установили: в долине созданы хорошо оборудованные оборонительные
рубежи, системы огня и управления силами оппозиции, действующими как в самой долине, так и за ее пределами, в том числе в Кабуле.
Б. Кармаль обратился с настоятельной просьбой в Москву,
требуя разгромить отряды Ахмад Шаха. В итоге советское руководство приняло решение нанести формированиям Ахмад Шаха
поражение проведением войсковой операции силами 40-й армии
и ВС Афганистана в Панджшере.
1982 г., май-июнь 5-я Панджшерская операция
Это была, пожалуй, наиболее удачно проведенная операция
против Масуда за все годы. 12 июня1982 г., когда в кишлак Руха
в Панджшерской долине вошел 177 отдельный отряд специального назначения ГРУ ГШ, завершилась широкомасштабная операция
против отрядов известного полевого командира Ахмад Шаха Масуда. Операция, которая проводилась силами советской 40-й А и ВС
ДРА, по признанию экспертов, да и самих моджахедов, стала одной
из наиболее успешных в афганской войне для советских войск, получив название «Пятой Панджшерской».
Она проводилась в период с 16 мая по июнь 1982-го. В ней было
задействовано 36 батальонов (20 афганских и 16 советских; общая
численность около 12 000 человек), более 320 единиц бронетанковой техники – танки, боевые машины пехоты (БМП), бронетранспортеры (БТР), 155 орудий и минометов, 104 вертолета, 26 самолетов.
В общей сложности привлекалось до 12 тысяч человек, из них 4200
человек (20 батальонов афганских и советских) – в качестве тактических воздушных десантов.
Руководитель операции - начальник штаба 40-й армии генерал Н.Г. Тер-Григорьянц. Общее руководство осуществляла ОГ
МО СССР в Афганистане.
По общему замыслу боевых действий (Приложение № 4) предусматривалось: силами фронтовой, армейской авиации и огня артиллерии нанести по мятежным группировкам бомбо-штурмовые
и артиллерийские удары. А затем, нанося главный удар в направ94
лении Руха, Пасишах-Мардан по долине реки Панджшер и второй
удар по долине Горбанд в направлении Джабаль-ус-Сирадж, Бамиан, силами соединений и частей 40-й армии и ВС ДРА разгромить
вооруженные отряды моджахедов. Для расчленения системы обороны моджахедов предполагалось осуществить высадку тактических воздушных десантов (ТВД) в составе 20 советских и афганских
батальонов в долине реки Панджшер с одновременными действиями подразделений 108-й мсд вдоль долины. К третьему-четвертому
дню операции при поддержке авиации планировалось завершить
уничтожение выявленных формирований мятежников в трех зонах
Панджшерской долины. В последующем предполагалось оказать
помощь жителям и содействовать местным органам в установлении
народной власти в населенных пунктах долины реки Панджшер.
Группировка войск состояла:
в зоне № 1 – 177-й мсп, 180-й мсп, 181-й мсп 108-й мсд, 191-й омсп,
артиллерия дивизии, 32-й пп, 58-й пп, 72-й пп, орб 8-й пд от ВС ДРА;
в зоне № 2 – 66-я омсбр, 149-й мсп 201-й мсд, 66-й пп, орб
11-й пд от ВС ДРА;
в зоне № 3 – 317-й пдп, 350-й пдп 103-й вдд, 345-й опдп, 444-й п
«К», 37-я бр «К» от ВС ДРА.
Предусматривалось оперативное построение войск в два эшелона, с выделением резерва:
первый эшелон – 108-я мсд, 32-й пп, 72-й пп, орб 8-й пд;
воздушный эшелон – 20 батальонов советских и афганских
войск в ТВД;
резерв – 3-й мсб 122-го мсп, 1-й опдб 345-го опдп, 781-й орб,
10-й мп, 71-й пп, орб 20-й пд, 65-й пп, орб 7-й пд.
К маю 1982 г. основные силы противника, сосредоточенные в
долине реки Панджшер, насчитывали более 5 тыс. Оборона моджахедов была построена с учетом горного характера местности.
Ее основу составляли отдельные опорные пункты, расположенные
на господствующих высотах, в ущельях и в других удобных для обороны местах. В ряде случаев опорные пункты создавались в крепостях и на окраинах кишлаков. Каждый опорный пункт оборонялся
гарнизоном из 10–20 человек и оборудовался несколькими огневыми точками, выложенными из камня. Штабы и центры исламских
комитетов располагались, как правило, в наиболее защищенных
местах. Их охрана осуществлялась отрядами из 3-50 человек, вооруженных стрелковым оружием и переносными ракетными зенитными комплексами. Огневые позиции полевой артиллерии оборудовались на площадках вблизи расщелин или пещер и тщательно
95
маскировались. Сами орудия и минометы постоянно находились в
укрытиях и выкатывались на площадку только для ведения огня.
Такая оборона позволяла относительно небольшими силами осуществлять контроль за всем районом и в значительной степени
затрудняла вскрытие ее разведкой и поражение огнем артиллерии и ударами авиации.76
Чтобы ввести противника в заблуждение, разработали план
оперативной маскировки, согласно которому боевые действия
предусматривались в направлении ущелья Горбанд (в противоположном от Панджшера направлении, якобы в Бамиане). В течение
десяти дней – с 6 по 16 мая – проводилась подготовка по «захвату»
этого ущелья по плану «Бамианской операции». Доводились соответствующие документы до афганской стороны. Распространялись
"секретные" слухи о предстоящих боях в Горбанде. Были проведены демонстративные отвлекающие действия (постановка боевых
задач подразделениям ВС ДРА на действия в Горбанде, нанесение
огневых ударов по целям в том районе). Мятежники, поверив дезинформации, стали перебрасывать в Горбанд дополнительные силы
из прилегающих районов, в том числе из Панджшера.
Боевые действия развивались в целом по намеченному плану.
За день до начала операции завершилось сосредоточение привлекаемых частей и подразделений в районе Баграма и Чарикара. В тот
же день с командирами наших частей провели работу на местности
по уточнению боевых задач. Главные события начались в ночь на
16 мая, когда разведывательные подразделения (11 разведрот) захватили почти без боя все господствующие высоты у входа в долину Панджшер. В следующую ночь батальон 177-го мотострелкового полка, опираясь на разведподразделения, захватил очередные
важные высоты на глубину до 10 километров от входа в долину.
По сведениям с другой стороны, первая фаза заключалась
в создании кордона на выходе из долины для её блокирования.
Затем последовала артиллерийская и авиационная огневая подготовка. Неделю ранее последовали бомбардировки самолётами
ТУ-16, оперировавшими с советской территории.77 Так, авиация
осуществила 5210 боевых вылетов с общим налетом 5579 часов. Всего за время операции было применено 10 549 авиабомб и
61 297 НАР, 415 226 патронов всех калибров, 559 ракет «Штурм В».
76) В.А. Рунов, Афганская война. Боевые операции. – М.: Яуза: Эксмо, 2009
77) Пьер Аллан, Дитер Клей. - Афганский капкан. Правда о советском вторжении. – М.:
Междунар. Отношения, 1999 г.- стр. 270.
96
Вся боевая работа авиации происходила при мощном противодействии ПВО моджахедов, причем, и в уже освобожденных районах.
27 мая в ходе удара по цели у селения Авунд был сбит МиГ-21
бис капитана А. Срибного, 28 мая в районе Рухи – Ми-24 капитана В. Войтеховича. Всего получили повреждения 108 самолетов и
вертолетов, т. е. более 80%.
Три вертолета и один самолет были потеряны безвозвратно,
а 12 вертолетов и два самолета получили тяжелые повреждения.
В 4.00 17 мая основные силы войск приступили к выполнению
боевых задач – согласно основному плану операции. Тогда же довели задачи до совместно действующих афганских войск.
После нанесения мощных авиационных и артиллерийских
ударов в долину вошли три советских батальона. Два из них действовали в пешем порядке, продвигаясь по гребням высот, справа
и слева от долины, а третий – стремительно продвигался по долине в направлении Руха – Базарак. Темп продвижения составлял
7-10 километров в сутки.
В 5.00 высадили первый тактический воздушный десант (ТВД)
в составе советского и афганского батальонов. В течение первого
дня операции в различные зоны (всего четыре) на глубину от 40 до
100 километров высадили еще шесть батальонов, во второй день
– четыре, в третий – два, в четвертый – два.
Десанты расчленили формирования мятежников, создав условия для их разгрома по частям. Затем осуществили десантирование
ТВД в сложные районы: Эвим, Шархан, вблизи пакистанской границы, что дало возможность закрыть «горло» Панджшера, захватив
узел дорог и долин, через который шла основная масса караванов
с оружием и боеприпасами из Пакистана; в обратном направлении
– лазурит, изумруды и опиум.
В этой операции было десантировано двадцать советских и
афганских батальонов численностью более 4200 человек. Они заблокировали входы и выходы из долины, способствовали окружению моджахедов. Высочайшее мастерство и мужество проявили
вертолетчики, руководимые полковником В.Е. Павловым, – в крайне
сложной обстановке сумели высадить десант на хребты Гиндукуша.
Советские части блокировали, а правительственные подразделения, сотрудники госбезопасности ДРА, партийные активисты
«прочесывали» населенные пункты, ведя поиск спрятанного оружия, боеприпасов. Широко использовались показания пленных,
допрос которых шел на месте пленения. Этот метод оказался довольно эффективным, о чем говорил в своем выступлении на воен97
но-научной конференции в июле 1982-го заместитель начальника
разведки 40-й армии подполковник И.П. Иваненков:
... «Несмотря на массированное применение десантов, одновременное стремительное продвижение советских и афганских войск вдоль долины, успешные действия авиации и непрерывное огневое воздействие артиллерии, мятежники бандформирований Ахмад
Шаха продолжали оказывать упорное сопротивление. Их поддерживали местные жители. Мятежники сосредоточили основные усилия
на удержании господствующих высот, идущих параллельно Панджшеру, а также высот при входе в ущелья, примыкающие к долине.
Вся долина была грамотно подготовлена в инженерном отношении – в скалах оборудованы позиции для огневых средств и групп
мятежников, созданы узлы сопротивления и многоярусная оборона
с искусно организованной системой огня. Все расщелины скал, пещеры, трещины гор, норы, высоты имели позиции для зенитных горных установок, крупнокалиберных пулеметов. В верховьях ущелий
были тайники, норы, пещеры, которые использовались для укрытия
населения и отходящих групп боевиков; там же склады оружия, боеприпасов, продовольствия. Кишлаки в долине, за некоторым исключением, к обороне не готовились; чтобы избежать разрушения,
они были покинуты населением.
Душманы сражались ожесточенно. По мере продвижения войск
характер действий менялся. Неоднократно пытались отбить господствующие высоты, переходя в «психические» атаки большими массами, используя религиозные лозунги, крики...».
Вот как вспоминал об этих боях Сатин Борис Васильевич, ныне
полковник, профессор кафедры вооружения и стрельбы Рязанского
воздушно-десантного училища:
«Одним из самых интересных и сложных в географическом отношении районов страны являлась долина реки Панджшер. Она простиралась на глубину до 250 км вплоть до Пакистанской границы.
Долина реки образована юго-западными и южными отрогами горной
системы. Гиндукуш с абсолютными высотами 3000-5600 м. Гребни
горных хребтов преимущественно узкие, с остроконечными и реже с
округлыми вершинами. Начиная с высоты 4000 м, горные склоны и
вершины местами покрыты вечными снегами и ледниками. Склоны
гор крутые (20-40°) с многочисленными каменными осыпями, в ряде
мест обрывистые, расчленены глубокими долинами и скалистыми
ущельями, выходящими к основной долине. В них имелось большое
количество пещер, нор, перевалов и проходов. Многие из долин и
ущелий труднодоступны даже для вьючного транспорта. Лишь наи98
более крупные из них достигали ширины 0,5-2 км. Наличие многочисленных ущелий, примыкавших к основной долине, обеспечивало
выход из нее в соседние районы, в том числе на основную автомагистраль Кабул – Термез в районе перевала Саланг.
Река Панджшер имела ширину 20-100 м. В верхнем течении
она представляла собой бурный поток (скорость 2 м/сек) с многочисленными водопадами. Спускаясь в долину, река расширялась,
русло ее делилось на рукава, а течение становилось более спокойным. Преодоление реки в брод, особенно в ее верховьях, из-за
каменистости дна, скорости потока и значительной крутизны берегов было затруднено. Остальные реки небольшие (ширина не превышала 5-10 м), в верхнем течении они обычно имели характер
бурных горных потоков.
Для Панджшерской долины в мае – июне характерна неустойчивая, влажная погода. Дни обычно теплые, ночи прохладные, в
горах часты возвраты холодов. Осадки выпадали в виде кратковременных, но сильных дождей. Уровень воды в реках в этот период был наиболее высоким, и многие из них становились непроходимыми в брод.
Дорожная сеть в долине была представлена грунтовой дорогой вдоль реки Панджшер и рядом вьючных троп. Узкая лента грунтовой дороги (шириной 3-4 м) проходила по карнизным участкам
с большим количеством подпорных стенок и обеспечивала движение техники на протяжении 85 км. Все узкие места и съезды были
заминированы. Селевые каналы и промоины встречались через
20-30 метров. Все это требовало значительных работ по поддержанию дороги в проезжем состоянии.
Группировка моджахедов в этом районе включала 185 отрядов
и групп численностью до 6000 человек. Она имела на вооружении
около 160 средств ПВО, более 40 минометов, большое количество
стрелкового оружия и мин. Весь район на глубину до 100 км был
разбит на 18 зон. В состав каждой зоны входило 10-12 полевых боевых групп численностью от 30 до 100 человек. Руководство боевыми действиями должны были осуществлять командиры зональных
боевых групп по заранее разработанному плану. В свою очередь
зональные командиры были подчинены Ахмад Шаху.
Используя сложные для действий войск горные условия, мятежники почти в течение двух лет (с сентября 1980 года) готовили
район Панджшера к обороне. Были созданы ряд основных рубежей,
значительное количество промежуточных и отсечных позиций, но
при этом основные усилия сосредоточивались на удержании входа
99
в ущелье. Расчет делался на то, что в условиях труднодоступной
местности удастся нанести поражение регулярным войскам и не
допустить их продвижения вглубь ущелья.
Основу оборонительных рубежей составляли опорные пункты
и узлы сопротивления, оборудованные на господствующих высотах.
Между ними создавались отсечные позиции, которые должны были
заниматься в ходе боя подходившими и отходившими боевыми
группами. Оборона строилась как многоярусная, с максимальным
использованием естественных укрытий. На каждое огневое средство имелось несколько позиций. Огневые позиции и подходы к ним
тщательно маскировались. После стрельбы и при угрозе нанесения
ударов авиацией или артиллерией огневые средства укрывались в
специально оборудованных нишах и пещерах.
Особое внимание моджахеды уделяли организации противовоздушной обороны. Как правило, огневые точки, опорные пункты
и позиции минометов прикрывались огнем одного – трех пулемётов ДШК и ЗПУ. Позиции средств ПВО располагались на всю глубину долины. Хорошо продуманы были вопросы маневра сил и
средств, организации систем наблюдения, связи и оповещения с
использованием оптических приборов, радио, световых и дымовых сигналов, пеших посыльных и голубей.
Особенностью являлось то, что в систему оборонительных рубежей не включались, за некоторым исключением, населённые пункты. Желая сохранить их от разрушения, моджахеды не готовили
населенные пункты к обороне, а всё население на период боевых
действий укрывалось в ущельях в заранее подготовленных пещерах,
где заблаговременно создавались запасы продовольствия и воды.
Ахмад Шах создал эффективную систему снабжения всей
группировки. Основные склады вооружения и боеприпасов располагались в укрытиях и пещерах ущелья Парандех севернее населенных пунктов Базарак и Сата, т.е. в центре района. Пополнение
и накопление различных запасов осуществлялось специальными
боевыми группами, действовавшими на участке коммуникации Саланг, Джабаль-Уссарадж. Для этого параллельно главной магистрали в 4-5 километрах от нее моджахеды проложили полевую дорогу,
к которой выводили многочисленные тропы от главной магистрали.
К складам были пробиты только несколько хорошо замаскированных троп. Перед нападением на транспортные колонны на параллельной полевой дороге сосредоточивались более 100 мулов, ослов и лошадей с вьюками, что обеспечивало оперативную доставку
захваченных грузов в районы складов.
100
101
Подразделения 103-й воздушно-десантной дивизии и отдельного 345 парашютно –десантного полка действовали в зоне
№3 , т. е. в самой дальней от входа в ущелье.
Боевые действия в зоне №3 развивались успешно. Однако, в
отличие от плана, предусматривающего высадку подразделений
на три площадки, все они были высажены на одну площадку в
районе Бурджаман.
К этому вынудило то обстоятельство, что ни один из участков
местности, запланированных в других районах десантирования, не
обеспечивал одновременную высадку десанта более чем с двух
вертолетов, то есть 10 десантников. Такой порядок высадки поставил бы весь десант под угрозу уничтожения противником.
Последовательно переброшенные в район Бурджаман батальоны отдельного 345-го парашютно-десантного полка, 103-й воздушно-десантной дивизии, 37-й бригады и 444-го полка «Коммандос»
правительственных войск Афганистана развивали наступление в
северо-западном и восточном направлениях, осуществляя сплошное прочёсывание населенных пунктов.
К исходу 20 мая они захватили дорогу с примыкавшими к ней
высотами, закрепились на рубеже Анама, 1 км северо-восточнее
Пишгора. Тем самым были перекрыты пути отхода противника в направлении Мата, Паси-Шахи-Мардан.
При этом батальоны действовали «перекатом», т.е. последовательно осуществляли замену друг друга на направления наступления.
Так, 1-й батальон 350-го парашютно-десантного полка и действовавший с ним афганский батальон, пройдя по маршруту, высоты вдоль
которого были захвачены 2-м батальоном, к исходу дня овладели дорогой на участке Мата-Гинджу. Подобным образом действовал с утра
21 мая и 1-й батальон 317-го парашютно-десантного полка.78
Таким образом, в течение четырех суток было десантировано
18 батальонов на глубину от 40 до 100 км. В результате их активных
действий группировка противника в долине оказалась раздробленной на четыре изолированных друг от друга части, зажата с севера и
юга ледниками. Тропы, которыми могли бы воспользоваться отряды
Ахмад Шаха для отхода через ледники, были заминированы фронтовой авиацией. (По свидетельству генерала А.Е. Слюсаря, во второй половине дня 16 мая 345-й отдельный парашютно-десантный
полк под командованием подполковника Ю.В. Кузнецова десанти78) А.Е. Слюсарь Воспоминания командира войсковой части полевая почта 13879 (103 вдд).
Афганистан. 1981 – 1984 гг. – Издательство «РИНФО», 2003 г.
102
ровался на первую площадку в районе Бурджамана. Он должен был
после десантирования захватить главенствующие высоты и утром
17 мая обеспечить высадку главных сил дивизии).
В последующем в зоне №3 подразделения 103-й воздушно-десантной дивизии решали задачи по захвату высоты с отм. 3706, где
по показаниям пленных, находился изумрудный прииск, принадлежавший Ахмад Шаху. Боевые действия по овладению высотой вели
подразделения 1-го батальона 350-го парашютно-десантного полка.
Далее Б.В. Сатин приводит пример успешных действий подразделений 1-го батальона 350-го парашютно-десантного полка,
так как он был их непосредственным участником. Решению основной задачи предшествовал захват высот, окружавших прииск.После
десантирования в район Бурджаман батальон с мерами охранения
и разведки приступил к выполнению поставленной боевой задачи,
однако при преодолении реки Панджшер по единственному подвесному мосту встретил огневое сопротивление противника с высот, расположенных на левом берегу реки. Неся потери, батальон
вынужден был остановиться на достигнутом рубеже. Сложившаяся
обстановка была доложена командиру полка и командиру дивизии.
Было принято, на мой взгляд, единственное правильное решение.
Расположить подразделения на занимаемом рубеже, организовать
охранение и разведку, дать возможность для отдыха подчинённым
и организовать захват указанных высот в ночное время.
Изучая и оценивая местность на направлении действий второй парашютно-десантной роты, которой автор этих строк имел
честь командовать при проведении пятой Панджшерской операции,
я пришёл к выводу, что выдвижение по подвесному мосту может
быть затруднено из-за возможного огневого воздействия противника или минирования моста. А также с целью введения противника
в заблуждение относительно предполагаемого им направления выдвижения роты, решил в ночь с 21 на 22 мая, примерно в пятистах
метрах от моста вверх по течению реки, преодолев её вброд скрытно выдвинуться к горе Лайни и закрепиться на её западных скатах.
После утверждения моего решения командиром батальона приступил к выполнению поставленной боевой задачи. Риск был, конечно,
большой, так как по физико-географическим условиям в этом районе реку Пандшер преодолеть вброд было практически невозможно.
Видимо на это рассчитывал и противник. Однако рота, преодолев
ночью вброд реку Панджшер, успешно справилась с поставленной
боевой задачей и, почти не встречая сопротивления обманутого
противника, овладела указанной высотой. В течение последующих
103
дней, несмотря на трудности в снабжении продовольствием и водой из-за высокогорья, личный состав роты, проявляя мужество и
героизм вёл наблюдение за объектом захвата отсюда, а также выполнял боевые задачи по обеспечению боевых действий главных
сил батальона и разоружению противника, выходящего из населённого пункта Дехмикини, расположенного в ущелье, примыкающему
к основному ущелью Панджшер.
23 мая в 3 часа 30 минут 3-я парашютно-десантная рота начала штурм высоты с отм. 3625 (гора Чинди). В роте были созданы обходящий отряд и группа прикрытия. Обходящий отряд, осуществляя выдвижение по водостоку, стремился подойти к высоте
незамеченным, однако был обнаружен противником. Бой продолжался недолго. Зенитный пулемет, установленный мятежниками на
северо-восточных скатах этой высоты, был подавлен огнём второй
парашютно-десантной роты из минометов и АГС-17 с горы Лайни.
Используя результаты удара вертолетов огневой поддержки и огня
группы прикрытия, рота стремительным броском овладела высотой.
В следующую ночь противник настойчиво пытался сбить подразделение с занимаемых позиций. Атаки следовали одна за другой. Только утром, не добившись успеха, мятежники отошли в исходное положение.
Штурм высоты с отм.3706 начался 24 мая. Батальон, действуя
основными силами, дважды предпринимал попытки овладеть прииском, но к исходу дня захватил лишь подступы к вершине. В течение ночи осуществлялась подготовка к новому штурму. С рассветом
25 мая по высоте был нанесен удар вертолетами огневой поддержки, а в 11 часов 20 минут – истребительно-штурмовой авиацией.
После авиационных ударов началась артиллерийская подготовка,
которая продолжалась 2,5 часа. Подразделения батальона под прикрытием огня артиллерии подошли на 150-200 метров к позициям
противника. По команде командира батальона огонь артиллерии
был перенесен на обратные скаты высоты, и роты перешли в атаку,
преодолев броском путь к вершине. В 17 часов 10 минут прииск был
захвачен». А командиром этого батальона был будущий Герой Советского Союза Солуянов Александр Петрович. Думаю, не лишним
будет привести в этой связи воспоминания Героя Советского Союза
генерал-майора А.Е. Слюсаря: «Наибольшее сопротивление встретил 1-й батальон 350-го пдп. Командовал им майор А.П. Солуянов.
Они захватывали Чёрную гору, где, по данным разведки, находилась основная инфраструктура Ахмад Шаха. Батальон в первый же
день окружил гору. Стал подниматься с северного её склона вверх.
104
Впереди шли афганские подразделения. В первый день Солуянову
не удалось выполнить задачу. Было ожесточённое сопротивление.
По графитовой горе – недаром она называлась Чёрной – не было
возможности продвигаться быстро. И на следующий, и в последующие дни батальон был бессилен, пока не подошла артиллерия.
Майор А.П. Солуянов, оставив основные силы на захваченном рубеже, сам с группой смельчаков под прикрытием огня артиллерии с
утра третьего дня боевых действий преодолел последние 150 – 200
метров до вершины горы. Он «шёл» их почти 6 часов».79
« В результате боёв, длившихся три недели, было разрушено
80% зданий, погибло 200 моджахедов и почти 1200 мирных жителей. Войска были выведены 13 июня 1982 года. Бойцы сопротивления понесли очень большие потери. В качестве трофеев советским
войскам досталось много оружия».80
Из ежемесячного отчета о боевых действиях на территории
Афганистана (за май-июнь 1982 г.): «Главными особенностями
операции явились:
– массированное применение тактического воздушного десанта
общей численностью свыше 4,5 тыс. чел. на всю глубину операции;
– горный рельеф местности позволял мятежникам создать
широкую сеть оборонительных сооружений с взаимно перекрываемыми секторами огня;
– наличие у противника большого количества зенитных
средств несколько сковывало применение авиации, особенно вертолетов огневой поддержки.
В результате операции уничтожено мятежников – 5370,
ДОТов – 203, ДШК – 120, минометов – 25, захвачено СО – 1863,
ДШК – 24, минометов – 5.
Наши потери составили: убито – 92, ранено – 340».81
Итак, в начале июня советские и афганские войска, выполнив
боевую задачу, оставив в некоторых пунктах Панджшера афганские
гарнизоны, начали выход в пункты постоянной дислокации. Для закрепления положения, осуществления контроля в Анаве и Рухе
остались советские гарнизоны; наши подразделения расположились на высотах от входа в долину до Рухи. Из советских войск
79) А.Е. Слюсарь Воспоминания командира войсковой части полевая почта 13879 (103 вдд).
Афганистан. 1981 – 1984 гг. – Издательство «РИНФО», 2003 г.
80) Пьер Аллан, Дитер Клей. Афганский капкан. Правда о советском вторжении. – М.:
Междунар. Отношения, 1999 г.- стр. 271.
81) Информационно-аналитическое издание «Воздушно-космическая оборона» http://vko.ru
105
в уездном центре Руха с 1982 года находился 2-й отдельный мотострелковый батальон (177-й отряд специального назначения)
под командой подполковника Керимбаева и в кишлаке Анава
– 2-й парашютно-десантный батальон 345-го гв. опдп. Эти подразделения практически постоянно были под угрозой обстрела
с окружающих гор. 177-й отдельный отряд Специального Назначения (177-й ооСпН), называемый также 2-м мусульманским батальоном, и приданные ему подразделения огневой поддержки
(гаубичная батарея Д-30, батарея РСЗО БМ-21, танковый взвод)
приданными от 177-го мсп и 1074-го ап 108-й мсд, взвод радиоэлектронной борьбы от 254-го отдельного радиотехнического
полка Особого Назначения а также приданный для сторожевого
охранения мотострелковый батальон 177-го мсп.
177-й ооСпН под командованием майора Керимбаева Бориса
был передислоцирован в заброшенный кишлак Руха 12 июня 1982-го.
Полковник Керимбаев вспоминал: «... Нас бросили в ущелье,
но вывести, как было обещано, через месяц – забыли.82 Нам пришлось восемь месяцев в Панджшере бегать по горам и воевать
с Ахмад Шах Масудом. Перед заданием мне досрочно присвоили звание подполковника. Признаться, я сильно опасался: выйду
ли я и мои люди оттуда живыми? Представьте: выводят 10 тысяч
советских солдат и немногим меньше афганских и бросают туда
один отряд в полторы тысячи бойцов. В ущелье – высоты, сопки;
откуда камень ни кинь – он все равно упадет «в колодец». И вот
на дне этого «колодца» со своим отрядом я и остался. Нас начали
бомбить. Даже не расставляя машин, не окапываясь, сразу шесть
рот пошли работать (воевать, то есть), занимать ближайшие высоты. Если бы я их не взял – мы много бы там потеряли. За два года
войны в Афганистане у меня было в среднем около тысячи человек. Погибло – около пятидесяти, из них 45 солдат и сержантов,
один прапорщик и четыре офицера. Я прошел Афганистан с самыми наименьшими потерями среди командиров частей. И большую
часть – около сорока человек – я оставил в Панджшере. Если бы я
не сопротивлялся, не показал бы зубы, они вполне могли бы меня
и моих ребят зажарить на костре...».
В других населенных пунктах к северо-востоку по долине разместились гарнизоны афганских войск, они продержались там недолго – вскоре покинули горы и долину. По некоторым данным,
82) Для справки: 2 пдб 345 опдп выполнял боевую задачу до вывода войск из Панджшера
26.05. 1988 года, то есть практически шесть лет. И не съели.
106
старшие офицеры правительственных войск получили за это от Ахмад Шаха крупные взятки.
Мятежники возвратились в Панджшер и продолжали вооруженную борьбу.
Подводя итоги проведения операции против отрядов Масуда
в 1982-м году, командующий войсками ТуркВО генерал-полковник
Ю.П.Максимов отмечал: «В результате проведенной операции разгромлены штабы 10 зональных исламских комитетов, объединенный штаб зональных исламских комитетов в Астане, главный исламский комитет ущелья Панджшер, провинций Парван и Каписа в
населенном пункте Сата, основной центр управления и база Ахмад
Шаха в ущелье Парандех, а также большое количество складов
продовольствия, боеприпасов, военно-технического имущества.
При этом захвачены документы, в том числе структурная схема
руководства мятежным движением; списки на 5200 членов партии
ИОА с фотографиями и анкетами; список 113 активных членов контрреволюционного подполья в Кабуле; дневник Ахмад Шаха; документы боевых групп, действующих на маршруте Саланг-Кабул,
в зеленой зоне провинции Парван; документы, подтверждающие
связь руководства Панджшера со штабами Горбандского ущелья,
Андарабской долины, районов Тагаба, Ниджраба, Саланга и пригородов Кабула; программа борьбы контрреволюционных сил против
правительственных и советских войск на ближайшие годы; списки
лиц, подлежащих физическому уничтожению в зоне «Центр»; другие важные документы, которые позволяют более целенаправленно
проводить борьбу с контрреволюционным подпольем в стране...».
Панджшерская операция 1982 года явилась квинтэссенцией боевого опыта, накопленного в течение двух лет боев в Афганистане. Нaиболее широкое применение нaшли зaсaды, нaлеты,
обходы; подвижное и воздушное минировaние местности нa вероятных путях отходa и подходa мятежников; aвиaционные удaры
и aртиллерийский огонь по труднодоступным для техники горным
рaйонaм с целью порaжения отходящих или подходящих групп
противникa; aтaки с отходом и мaневром нa новое нaпрaвление
для нaнесения удaрa по следующему объекту; зaхвaт высот,
нaвисaющих нaд ущельем; действие подрaзделений по дну долины или ущелья под прикрытием боевых групп, продвигaющихся
по господствующим высотaм спрaвa и слевa; глубокий мaневр
бaтaльонaми по сходящимся нaпрaвлениям в пешем порядке
по гребням высот и склонaм гор (дороги и основные доступные
нaпрaвления, кaк прaвило, прикрывaлись многоярусной систе107
мой огня мятежников) под прикрытием бронировaнных групп, огня
aртиллерии и боевых вертолетов с одновременным нaнесением
aвиaционных удaров по отходящим группaм моджaхедов (ущелье
Пaрaндех); мaссировaнное применение тaктических воздушных
десaнтов нa всю глубину оперaции во взaимодействии с обходящими отрядaми и бронегруппaми; блокировaние нaселенных пунктов советскими подрaзделениями и их прочесывaние aфгaнскими
войскaми под прикрытием aвиaции, огня aртиллерии и орудий нaших
броне-групп (Анaвa, Рухa, Сaтa); рaзведывaтельно-поисковые
действия по обнaружению и уничтожению склaдов противникa с
использовaнием рaзведпризнaков, покaзaний пленных, местных
жителей, проводников; уничтожение противникa путем сплошного
прочесывaния долин, ущелий (с предвaрительным зaхвaтом господствующих высот) с рaзных нaпрaвлений и т. д.83 Стало ясно, что
только тщательная организация операции, проводимой на большой
территории и длительное время с использованием большого количества сил и средств, может гарантировать успех. Опыт этой операции был обобщен и повлиял на планирование и боевое применение
советских войск в дальнейших операциях афганской войны. В ходе
этой операции командиры, солдаты и сержанты, офицеры и генералы 40-й армии проявили мужество и отвагу, героизм и самопожертвование. Несколько тысяч из них были награждены орденами
и медалями, а генерал-полковнику Ю. П. Максимову, полковникам
В. Е. Павлову, В. С. Коту, подполковникам Е. В. Высоцкому, Ю. В. Кузнецову, майору А. Я. Опарину (посмертно) было присвоено звание
Героя Советского Союза. Генерал-майоры Н. Г. Тер-Григорьянц и
А. Е. Слюсарь удостоились ордена Ленина.
1982 г., август-сентябрь — 6-я Панджшерская операция.
«Во время шестого наступления с 27 августа по 16 сентября
1982 года были использованы 10,9 тысячи афганских и 6 тысяч советских солдат с 700 машинами всех типов и несколько десятков
вертолётов. И эта операция стоила больших потерь. В отличие от
весеннего наступления в Панджшерской долине, на этот раз имели
83) А.А. Ляховский Трагедия и доблесть Афгана. http://www.rulit.net/books/tragediya-i-doblestafgana-read-178129-112.html
108
место атакующие действия и бомбардировки в район боковых долин, откуда обстреливались советские войска».84
В итоге, после проведения советскими войсками масштабных
операций в Панджшере в 1982 году вооружённые формирования
Масуда оказались в крайне тяжёлом положении. Ахмад Шах столкнулся с большими экономическими проблемами. Ощущалась нехватка продовольствия, боеприпасов и снаряжения. Особой его
заботой стало обеспечение моджахедов и населения Панджшера
предметами первой необходимости и оказание им медицинской
помощи. По свидетельству английского генерала Чарлза Гаффри,
Масуд в тот период приезжал в Великобританию, где пытался добиться расширения помощи и проверял ход подготовки моджахедов
в лагерях SAS на севере страны.85
Благодаря грамотному руководству командира отряда Керимбаева, который отказался от тактики пассивной обороны
занятых позиций и перешёл к активному налаживанию связей
с местным населением, с некоторыми лидерами бандоформирований и инициированию конфликтов между ними, создалась
ситуация в которой Ахмад Шах Масуд стал терять контроль над
Панджшерским ущельем. Ахмад Шах Масуд вынужден был пойти
на перемирие осенью 1982-го года. Основным условием этого перемирия являлось устное обещание Ахмад Шах Масуда, данное
им на встрече с командиром 177-го ооСпН и офицерами из штаба
40-й А, о том, что он отказывается от боевых действий против
советских войск сроком на 2 года. Со своей стороны Ахмад Шах
Масуд потребовал вывода из ущелья 177-го ооСпН и приданных
ему подразделений. 18 марта 1983 года, продержавшись в Панджшере почти девять месяцев, потеряв 45 человек убитыми и одного бойца, пропавшего без вести, 177-й отряд вышел из ущелья
и передислоцировался в кишлак Гульбахор, на северной окраине
Чарикарской Долины.
Пытаясь избежать полного разгрома группировки, Ахмад Шах
согласился с предложением советского командования заключить
договор о перемирии в Панджшере до 21 апреля 1984 года (по афганскому календарю 1 саура 1363 года).
84) Пьер Аллан, Дитер Клей. Афганский капкан. Правда о советском вторжении. – М.:
Междунар. Отношения, 1999 г.- стр. 272.
85) А.А. Ляховский, С.Ж. Давитая Игра в Афганистан. – М.: 2009 – стр. 389
109
По сведениям Мансур Абд ал-Хафиза, изложенным в книге
«Панджшер в 1975-1990 гг.», муджахеды и русские согласились на
выполнение следующих пунктов:
1. Все русские и афганские правительственные войска покидают
долину Панджшера. Лишь в окрестностях деревни Анава остается по
батальону русских и афганских правительственных войск. Эти части
не должны создавать каких-либо внешних постов безопасности и не
имеют права вмешиваться во внутренние дела жителей долины.
Гарнизон Анавы не имеет права вести огонь по каким-либо целям.
2. Муджахеды не подвергают атакам гарнизон Анавы и колонны, следующие в нее.
3. Муджахеды имеют право осматривать и контролировать
имеющимися у них средствами базу в Анаве. Русские и правительственные войска не имеют права строить дополнительные укрепления и усиливать свои отряды, расположенные в Анаве и при входе
в Панджшерскую долину.
4. В случае направления в Анаву русских и правительственных
колонн с продовольствием муджахедам должно быть направлено
предварительное уведомление об их отправке.
5. Все мины, поставленные русскими в районах населенных
пунктов, должны быть обезврежены.
6. За пределами Панджшера русские войска могут вести свои
боевые операции как обычно.
7. Бойцы обеих сторон имеют право беспрепятственно сдаваться в плен другой стороне. Должен быть произведен обмен всеми военнопленными, исключая лишь тех, кто сдался в плен добровольно.
8. Зона прекращения огня включает в себя следующие районы: Панджшер, Шутал, Санджан, Булагин, часть Андараба и
верхний Гул-бахар.
9. Отряды муджахедов, расположенные в Анаве, подчиняются
руководству Панджшера и оказывают содействие мирным жителям, передвигающимся между Панджшером и Кабулом, и обратно.
Никакого другого вмешательства во внутренние дела местного населения они не осуществляют.
В соответствии с этим соглашением о перемирии все русские и правительственные войска были выведены из Панджшера. Лишь в Анаве в 12 км от входа в долину реки Панджшер было
оставлено по батальону русских и афганских правительственных
войск. Этот гарнизон не контактировал с местным населением.
База была расположена вне населенного пункта и окружена забором из колючей проволоки. Муджахеды у входа в долину Пан110
джшера тщательно проверяли все русские колонны и лишь после
этого пропускали их в сторону Анавы». 86
Масуд вновь заверил, что не будет вести враждебную пропаганду, и обещал прекратить боевые действия против советских и правительственных войск в Панджшере. Он также обязался пресекать
подобные действия со стороны мятежников других партий, не пропускать через свою зону ответственности их формирования, караваны
с оружием, боеприпасами, не препятствовать возвращению местных
жителей в свои кишлаки, перемещению населения в Кабул.
Однако с целью контроля за перемещением жителей и предотвращения проникновения в долину сотрудников и агентов ХАД, а
также других нежелательных для мятежников лиц, в Панджшере
мятежниками была введена пропускная система. Для получения
пропуска на выезд из Панджшера каждый гражданин был обязан
обратиться в штаб мятежников по месту жительства. В штабе в
особую книгу записывались имя, цель и конечный пункт поездки.
Эти данные указывались и в пропуске, который заверялся подписью начальника и печатью штаба. Как правило, пропуска выдавались сборщиками налогов. Пропуска в кишлаке Базарак выдавались в главном управлении – амирате. Чаще трех-четырех раз в год
пропуск одному и тому же лицу обычно не выдавался. Те, кто выезжал из Панджшера чаще, за исключением водителей автомашин,
попадали под подозрение, и ими начинали интересоваться органы
безопасности Ахмад Шаха.
Для въезда в Панджшер пропуск не требовался, однако проводились проверки на постах в Заманкаре, Тавахе, Кабизане, Парахе,
Базараке, Астане, Киджоле, Пишгоре, Хиндже, Мате, Авизрия. Самая
тщательная проверка проводилась при следовании из Панджшера
на постах в Парахе, Кабизане и Тавахе. Проверялось практически
все – вещи, одежда и т. д. Досмотру подлежали также женщины и
дети. Осмотр женщин на этих постах проводили тоже женщины.
Существовавшая пропускная система вызывала недовольство некоторых жителей, так как ограничивала свободу их передвижения. Кроме того, многие мятежники, ответственные за выдачу
пропусков, нередко использовали это в корыстных целях, с целью
наживы, вынуждая жителей давать им взятки. Таким образом, фактически обстановка в Панджшере контролировалась моджахедами,
а администрация, назначенная НДПА, была не у дел.
86) Мансур Абд ал-Хафиз , Панджшер в 1975-1990 гг. перевод: Григорьев С. Е.
(sgrigory@SG1239.spb.edu)
111
Для осуществления контроля за выполнением условий соглашения в долине Панджшер в кишлаке Анава снова был размещен
гарнизон в составе 2-го батальона 345-го парашютно-десантного
полка, батальона 444-го полка «Командос» афганской армии и батальона царандоя. Александр Тимофеевич Михайловский, командир 2-го пдб с мая 1983 года по 7 июня 1984 года, вспоминал, что
группировка ОГ «Анава» в это время состояла непосредственно из
батальона, усиленного 3 габатр адн полка, взводом САО «Нона»,
взводом исв иср. По соглашению с Ахмад Шахом были сняты практически все сторожевые заставы, только оставалась застава на
горе «Шуро». Батальон 444-го полка «Камандос» располагался непосредственно в Анаве, а батальон Царандоя непосредственно в
кишлаке Маликан, соседствуя с батальоном. Отряд мятежников находился в кишлаке Калача.
По мнению генерал-полковника Меримского, заключение такого соглашения было взаимовыгодным, хотя, на мой взгляд, больше
выгод извлек А.Ш.Масуд, так как:
– прекращение боевых действий позволило ему вначале сохранить изрядно потрепанные в боях с советской армией отряды,
а затем и восстановить их боеспособность;
– он получил свободу передвижения в районах, прилегающих
к долине Панджшер, что позволило вступать в контакты с дествующими там отрядами мятежников, а через них оказывать влияние на
местные органы власти и пополняться личным составом;
– в долине Панджшер имелись большие залежи лазурита,
являющиеся национальным богатством страны. Обладая такими
ценнностями А.Ш. Масуд имел возможность переправлять их через
подставных лиц в Пакистан для продажи и закупки необходимого
вооружения, боеприпасов и снаряжения;
– заключение такого соглашения позволило ему возвысить
себя из малоизвестного полевого командира в лидеры общегосударственного масштаба, национального героя Афганистана,
известного за рубежом под кличкой «Лев Панджшера».
«Для нас выгода такого соглашения (по мнению Меримского) заключалась не только в некоторой стабилизации обстановки
на определенный срок в районе столицы страны города Кабул, но
и главным образом в том, что мы показали свою готовность прекратить боевые действия с любой вооруженной группировкой оппозиции на определенных условиях, а в последующем перейти к
решению военного конфликта только путем переговоров в масштабе государства. По условиям соглашения предусматривалось пери112
одическое проведение встреч представителей сторон для решения
возникающих вопросов».87
Вначале соглашение о перемирии обеими сторонами выполнялось, в основном, без нарушений. Масуд не допускал обстрелов советских и афганских гарнизонов в Панджшере. Возникшие недоразумения
разрешались на периодических встречах представителей сторон.
Воспользовавшись короткой передышкой, Масуд совершил
поездку по северным районам Афганистана и зимой 1984 года
объединил всех полевых командиров из различных исламских
партий в «Шура-йе назар» (Контрольный совет или Наблюдательный совет), который был призван координировать политическую и
военную деятельность афганских моджахедов ИОА. В контролируемых им районах он установил систему выборного управления,
запретил выращивание и потребление табака и ограничил производство опиума. Постепенно «Шура-йе назар» превратилась фактически в самостоятельную организацию внутри ИОА. В СССР ее
стали называть Исламское общество Афганистана – Панджшера
(ИОАП). Масуд всегда стремился быть самостоятельным, независимым от кого-либо. Созданием ИОАП он добился этого, хотя сам
Ахмад Шах всегда подчеркивал, что ИОАП не является политической партией. Следует заметить, что к этому времени Масуд стал
признанным лидером Панджшера.
Выполняя в целом условия соглашения, он не допускал обстрелов советских и афганских гарнизонов в Панджшере. В то же
время, в нарушение договоренностей, мятежниками А. Шаха велась усиленная пропаганда против НДПА и правительства в зоне
контроля госвласти. Местному населению чинились препятствия
при обращении в государственные органы, проводился самовольный сбор налогов. По-прежнему через зону ИОАП пропускались
караваны с оружием, боеприпасами и подготовленными резервами в другие провинции страны. На факты нарушения соглашения
А. Шаху неоднократно указывалось как в ходе личных встреч, так
и через посредников.88
Но другие планы были у американцев. Их очень обеспокоило
то, что Масуд прекратил сражаться с советскими войсками. Конгрессом США были выделены деньги на проведение тайных операций с
87) В.А. Меримский – В погоне за «львом Панджшера». http://www.modernlib.ru/books/
merimskiy_v/v_pogone_za_lvom_pandzhshera/read/
88) А.А. Ляховский, В.М.Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти Ахмад Шаха
Масуда. — М.: 2007.
113
участием английских агентов, поставлявших Масуду вооружение и
другие средства, минуя пакистанскую разведку.89
Корреспондент газеты «Вашингтон пост» Уильям Бранигин
в октябре 1983 года писал по поводу перемирия в Панджшере:
«...В Исламабаде официальный представитель советского посольства вначале отрицал, что существует какое-либо перемирие.
Когда же ему сказали, что в Панджшере не ведутся боевые действия, он заявил, что это происходит потому, что партизаны не были
способны продолжать войну. Он отрицал, что советские власти вели
когда-либо переговоры с моджахедами и сказал, что советская политика исключает подобные контакты... Таким образом, Масуд и
его главные помощники считают перемирие большой победой.
Они также дают понять, что прекращение огня было благодарением,
давшим передышку, когда силы Масуда были истощены суровыми
лишениями в пище, амуниции и медикаментах после суровой зимы
и советских бомбардировок... Масуд сказал, что ни он, ни Советы
не начинали новых контактов с целью возобновления перемирия на
новые шесть месяцев. Он заявил, что получил сообщение от своих
информаторов из афганского правительства о том, что Советы готовятся предпринять новую атаку на Панджшер... Масуд сказал, что он
вновь готов к войне в Панджшере, если это необходимо: «Мы осуществим приготовления, чтобы бороться с врагом. За короткий период
прекращения огня мы смогли подготовить наших бойцов»... Советы,
возможно, думали, что перемирие удержит партизан Панджшера от
действий. Однако это был не тот путь, который выбрал Масуд для
толкования соглашения. Соблюдая прекращение огня в Панджшере, он направил своих бойцов за пределы долины, чтобы атаковать
коммунистические цели и помочь другим партизанам. Во время моего визита в долину отряды от 50 до 100 человек были направлены для
организации засад против автоколонн на перевале Саланг на западе
и для атаки позиций в провинциях Бадахшан и Парван – на севере
и юге. По данным помощников Масуда, не менее 500 панджшерских
партизан действуют в настоящее время за пределами долины...»
Герой Советского Союза А.Е. Слюсарь вспоминал, «На входе
в основное ущелье в нп Анава разместился батальон 345-го парашютно-десантного полка. Он прочно удерживал позиции. Помню
в марте 1984 года, когда командующий ВДВ привёз на моё место
нового комдива, мы облетели с ним все отдельно действующие батальоны, в том числе и этот. Интересную наблюдали картину: на од89) А.А. Ляховский, С.Ж. Давитая Игра в Афганистан. – М.: 2009 – стр. 404
114
ной стороне реки Панджшер стоит наш батальон, а на другой – солдаты Ахмад Шаха. В обоих лагерях идёт обычная полевая жизнь».90
По воспоминанию А.Т. Михайловского, командующий ВДВ генералполковник В.Д. Сухоруков приказал подразделения батальона зарыть в землю, а при убытии из Панджшера расцеловал комбата,
сказав, что ему будет очень трудно, пожелал успехов.
Об этом периоде жизни в Панджшере мне много рассказывал
волусволь уезда Панджшер Асадуло. Он говорил, что интересно
было наблюдать, как одну горку учатся штурмовать советские солдаты, а другую рядом – содаты Ахмад Шаха, и очень сожалел, что
в 1982 году советские войска не разгромили окончательно вооружённые отряды ИОА во главе с Ахмад Шахом. Он не очень лестно
отзывался о способностях Масуда, как его старший родственник, говорил, что в то время у Ахмад Шаха практически не было ни людей,
ни вооружения. (К сожалению, после вывода наших войск из Афганистана, Ахмад Шах казнил своего родственника Асадуло и старейшину кишлака Анава Карим мулло). Кроме того, в это время сотрудники
ХАД проводили мероприятия по замене и аресту личного состава
дислоцированных в Анаве батальонов «Командос» и царандоя.
Несмотря на общее перемирие в батальонах «Командос» и царандоя назревал заговор, который был предотвращен офицером особого отдела при 345-ом опдп майором Ю.В.Зубовым (1983–1985 гг.):
«В Анаве от полка у нас располагался один батальон. По агентурным данным, в начале апреля мне стало известно, что дислоцирующиеся рядом афганский батальон «Командос» и батальон царандоя правительственных войск под воздействием пропаганды Ахмад
Шаха готовы перейти на его сторону, а предварительно они намерены внезапно напасть на наш батальон и уничтожить его. Об этом
даже проговорился в одном из интервью сам Ахмад Шах, когда сказал, что у него есть возможность уничтожить советский гарнизон в
Анаве всего за сорок минут. Я организовал проверку этих сведений
и обнаружил около двадцати признаков, подтверждающих эти намерения. Например, в расположении афганских батальонов были
вырыты окопы полного профиля, развернутые фронтом в нашу сторону, а артиллерия располагалась на огневых позициях таким образом, что она прямой наводкой могла поражать цели в расположении
нашего батальона. Я поехал в Кабул и подробно доложил о сложившейся ситуации своему начальнику А.Г. Ткаченко (сейчас он живет
90) А.Е. Слюсарь Воспоминания командира войсковой части полевая почта 13879
(103 вдд). Афганистан. 1981 – 1984 гг. – Издательство «РИНФО», 2003 г.
115
в Беларуси). Потом по линии следственного отдела ХАД были приняты срочные меры по замене этих батальонов и аресту солдат и
офицеров. Как мне потом стало известно, многие офицеры и сержанты были расстреляны, а полковник Абдулл Хамид, старший начальник в Анаве, был разжалован до лейтенанта и направлен для
продолжения службы в северные провинции, по-моему, в Кундуз.
Однако, как оказалось, он был главным вдохновителем и организатором этой акции. Позже он перешел на сторону моджахедов и
сколотил свою банду, которая отличалась особой жестокостью».91
Несмотря на то, что в осенне-зимний период Ахмад Шах основные усилия направил на расширение своего влияния в северных провинциях Афганистана путем создания Союза всех исламских сил для борьбы против народной власти и советских войск,
он так и не достиг этой цели.
Проведенная работа среди главарей ИПА и других партий, недовольство населения присутствием панджшерцев в их зонах ответственности, а также ощутимое поражение отрядов ИОА в ходе
операции в Ишкашиме привели к переоценке возможностей Ахмад
Шаха и его передислокации в Панджшер.
Вся территория Панджшера от входа до Дашти Равата была
разделена на две зоны. В первую зону входили отряды, дислоцирующиеся по правому берегу реки Панджшер, общее руководство ими осуществлял Аман, главарь из Дашти Равата. Во вторую – все отряды по левому берегу, руководитель – Азим сын
Баши Эмира из Манджаура.
По приказу главаря первой зоны Амана в Заманкоре (4 км западнее Анава) и Анаве организованы ударные группы мятежников.
В Заманкоре ударная группа состоит из 30 человек, главарь – Кибабуддин, вооружение – стрелковое. В Анаве состав группы 8 мятежников, главарь – Саид Джамада, вооружение
– стрелковое. Во время боевых действий штаб отряда из Анавы будет находиться в населенном пункте Чилак (5,5 км севернее
Анавы). Штаб оборудован в пещере, здесь же имеются склад боеприпасов (патроны к ДШК, АК, противотанковые и противопехотные
мины), запасы продовольствия.
В целом перемирие содействовало становлению Ахмад Шаха,
создавая у населения его образ, как легендарного борца за народ,
ислам и свободу. Однако не смогли привлечь его к сотрудничеству с
91) А.А. Ляховский, В.М. Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти Ахмад Шаха
Масуда. — М.: 2007.
116
режимом НДПА. Опыт подобных «перемирий» зачастую использовался
в первой чеченской компании, когда успешные действия Российских войск вели к их остановке и отводу назад, давая возможность противнику
перегруппироваться, пополнить свои банды оружием и боеприпасами.
За период пребывания в Афганистане советских войск вооруженные отряды Масуда неоднократно терпели от них поражение, изгонялись из
Панджшера, но пассивность и слабость власти НДПА, ее неспособность
обеспечить закрепление военных побед политическим и экономическим
путем, установить государственный контроль над долиной вынуждали
наше военное командование вновь и вновь проводить боевые операции против вооруженных отрядов Ахмад Шаха. Это обстоятельство в
западных СМИ трактовалось как неуязвимость вооруженных отрядов
ИОА и результат деятельности военного гения «Панджшерского льва».
События в Панджшере преподносились так, будто бы Масуд одерживал
одни лишь победы и никогда не знал неудач. Ахмад Шах хорошо использовал это в целях поднятия своего авторитета. В некоторых своих
заявлениях для прессы он тоже иногда преувеличивал свои достижения, заявляя о том, что за все годы борьбы не встретил ни одного достойного противника среди советских генералов и офицеров.
Справедливости ради следует сказать, что Ахмад Шах действительно был неплохим военачальником локального уровня, обладал
способностями выше среднего уровня и хорошими организаторскими качествами. Однако невозможно припомнить ни единого случая,
когда вооруженным отрядам Масуда удалось бы разгромить хотя бы
мало-мальски существенную группировку советских или правительственных войск. Фактически он не одержал ни одной победы в боях с
советскими войсками (хотя и сумел уберечь от полного разгрома свои
силы), а то, что военные успехи 40-й армии не трансформировались
в политические, – это вопрос к политикам.
И в результате, пользуясь перемирием, Масуд усилил свою
группировку, распространяя сферу влияния за пределы Панджшера. Он начал укрепляться в уездах Хост -о-Ференг, Нахрин и южных
районах провинции Тахар. К апрелю 1984-го численность его отрядов
достигла 3500 человек.
1984 г., 19 апреля - 5 мая — 7-я Панджшерская операция
В начале 1984 года по настоятельным просьбам афганского
руководства очередной раз было принято решение начать крупномасштабные боевые действия в Панджшере. Цель – нанесение
117
А. Шаху решительного поражения. Эта операция готовилась тщательно и масштабно. Привлекались значительные по составу войска. Корректировку действий всех привлекаемых сил и средств
осуществляла ОГ МО СССР во главе с Маршалом Советского Союза С.Л. Соколовым. Для участия в операции против вооружённых
отрядов Масуда привлекались три советских дивизии (одно-и двухполкового состава) и четыре отдельные воинские части, а также
соединения и воинские части правительственных войск. В их составе насчитывалось 33 батальона, из которых советских было
20 батальонов, а афганских – 13. Всего в операции участвовало
более 11 тыс. советских и 2,6 тыс. афганских военнослужащих. Для нанесения огневого поражения привлекались 194 самолёта (96 бомбардировщиков), 154 вертолёта и 39 батарей (13 батарей залпового огня).92
18 апреля состоялась беседа Б. Кармаля с С.Л. Соколовым.
Последний рассказал о завершении подготовки к планируемой
операции в Панджшере. Генсек ЦК НДПА дал высокую оценку плану операции и отметил значительное увеличение активности мятежников на трассе Хайратон – Кабул, особенно на участке Доши,
Джабаль -Уссарадж. Сказал, что при проведении операции и нанесении ударов необходимо быть решительными и беспощадными.
Надо сделать все, чтобы Панджшер как база мятежников перестал существовать навсегда. Уничтожение всех, кто там остался,
должно носить тотальный характер. Никаких уступок мятежникам. Нельзя допустить, чтобы кому-либо из моджахедов удалось
ускользнуть из Панджшера, особенно их отход в северные провинции. В случае успешной реализации плана операции удар будет
нанесен не только по Ахмад Шаху, но и по всем мятежникам, находящимся как в Афганистане, так и в Пакистане. Всю ответственность Кармаль брал на себя.
Срок начала операции несколько раз откладывался по просьбе
афганского правительства, так как они готовили террористический
акт против Масуда, но эта попытка закончилась провалом.
Операция началась 19 апреля в 4.00 (до истечения срока договоренностей с Ахмад Шахом) нанесением по Панджшеру мощного
авиационного удара (в том числе силами дальней авиации, базирующейся на советской территории), который продолжался около
двух часов. Затем в течение одного часа и двадцати минут по Панджшеру била артиллерия. Вскоре нанесли второй авиационный
удар. И только после этого были высажены десанты, войска ворва92) А.А. Ляховский, С.Ж. Давитая Игра в Афганистан. – М.: 2009 – стр. 410.
118
лись в долину. Там они существенного сопротивления не встретили,
были, правда, подрывы на минах, установленных мятежниками, и
потери, когда подразделения попадали в засады.
Казалось, формирования Ахмад Шаха окончательно разгромлены, поскольку они не оказывали существенного сопротивления.
Поползли слухи (видимо, распространяемые самим Ахмад Шахом),
что Масуд погиб. Советское военное командование первоначально
посчитало эту операцию как несомненный успех. В Москву были направлены победные доклады.
На встрече с маршалом С.Л. Соколовым 5 мая Б. Кармаль высоко оценил результаты проведенных боевых действий. Рассказал
о комплексном плане, намеченном Политбюро ЦК НДПА для стабилизации обстановки в этом районе. Указал на необходимость продолжать поиск и уничтожение противника в Панджшере.
Командующий 40-й армией генерал-лейтенант Л.Е. Генералов, выступая в Кабуле на военно-научной конференции в ноябре
1984 года, отмечал: «Примером наиболее крупной и результативной операции 1984-го может служить та, что проведена в долине
реки Панджшер. В результате ее была разгромлена группировка мятежных сил на северо-востоке страны, перекрыт основной
маршрут снабжения бандформирований оружием и боеприпасами
с территории Пакистана. ...Панджшерская операция явилась хорошей проверкой эффективности накопленных войсками армии
форм и способов борьбы с контрреволюцией...». Согласно доклада Маршалу Советского Союза С.Л. Соколову, в результате боевых
действий с 19.04. 84 по 5.05. 84 года уничтожено 2800 и взято в
плен 130 мятежников, захвачено 40 различных складов, 400 тонн
продовольствия и других материальных средств.
И вот те раз! Читаем у Ляховского: «Лишь значительно позже
выяснилось: это был своеобразный провал. Несмотря на принятые
меры по сохранению в тайне намерений советского командования,
произошла утечка информации. Имея разветвленную сеть агентуры
в Кабуле, Масуд за 15 дней до начала боевых действий (по словам
самого Ахмад Шаха, за 24 дня) получил исчерпывающие данные о
всех планах правительственных и советских войск. Кроме того, у Масуда хорошо была поставлена разведка (в добыче информации участвовало все население – от мала до велика). Поэтому достичь внезапности при проведении операции советским войскам не удалось».
Генерал армии В.Е. Варенников по этому поводу вспоминал: «Замысел Ахмад Шаха стал известен нашей разведке. Начальник Главного
разведывательного управления доложил об этом Н. В. Огаркову, тот
119
вызвал меня, и мы втроем начали обсуждать, как лучше поступить:
начать операцию раньше отвода отрядов Ахмад Шаха или вообще
отказаться от военных действий в Панджшере. Не затрагивая самолюбие С. Л. Соколова, решили, что все это должны будут ему докладывать наши разведчики, но в настоятельной форме. Через пару
дней поступило сообщение, что Сергей Леонидович объявил: «Операция будет проводиться в установленные сроки. Никуда Ахмад Шах
не уйдет — это сам Ахмад Шах распространяет такие слухи».
В июле 1997 года в одном из интервью Михаилу Маркелову Ахмад Шах говорил: «Многие советские генералы были в контакте с
нами. Вы знаете, наши люди были и в рядах КГБ. Я, например, заранее
знал о многих планах, которые готовились против меня. Информация
поступала регулярно, и информаторы работали исправно. Вот что я
должен сказать. Те, кто занимал большие должности в КГБ и Советской
Армии, помогали нам не за большие деньги, как это принято считать у вас,
они просто поняли, эти русские, что Бабрак Кармаль обманул и русских,
и афганцев, и дальнейшая война бессмысленна, а что касается среднего
офицерского звена, то многим из них приходилось хорошо платить».
Это обвинение и в мой адрес. Но я точно знаю, что мне Ахмад
Шах не платил. Не верю, чтобы кто-нибудь из офицеров пошёл на
сделку с Масудом. Тогда для чего это было сказано? По-моему, эта
попытка задним числом облить грязью тех советских офицеров и
солдат, у которых, в принципе, ни он, ни его подчинённые за девять
лет так и не выиграли ни одного боя.
Попробуем поверить, что накануне операции А. Шах успел
заблаговременно вывести из Панджшера местное население и
большинство своих боевых отрядов, разместив их в зеленой зоне
Чарикара, Андараба, Ниджраба, Хост-о-Ференга и других районах
северных провинций ДРА, а также укрыл в рокадных ущельях, примыкающих к Панджшеру. «К сожалению, Сергей Леонидович не прислушался к тому, что ему докладывалось. Не прислушался к этому
и главный координатор боевых действий генерал В. А. Меремский.
В итоге проведенная двухчасовая авиационная подготовка, затем
почти полуторачасовой артиллерийский огонь, вслед за этим еще
один удар авиации и, наконец, атака оказались бессмысленными.
Наступающие части, пронизав все ущелье, не встретили никакого
сопротивления. Не было и трупов, не было и пленных, не было и
населения. Тогда решили преследовать противника в направлении
ледников. Но и здесь мятежников не казалось».93
93) В.И. Варенников Неповторимое. Книга 5 Афганистан. И доблесть и печаль. Чернобыль.
120
На войне у всех своя правда. Несмотря ни на что солдаты и
офицеры, участвующие в операции, реально участвовали в тактических воздушных десантах, преодолевали крутые вершины гор,
подрывались на минах, замерзали высоко в горах. Не всё оказалось так, как пишут В.Е. Варенников и А. Ляховский. По всей видимости, не до всех бандформирований дошёл приказ Ахмад Шаха,
часть сил была оставлена в качестве прикрытия. Поэтому в этой
операции войска не шли парадным шагом по Панджшеру. Противник оказывал достойное сопротивление. Иначе, кто тогда нанёс поражение мотострелковому батальону, о котором речь пойдёт ниже?
В конце апреля 1-й батальон 682-го мотострелкового полка
108-й мотострелковой дивизии (командир батальона – капитан
Александр Королёв) возвращался на базу после участия в предыдущих боях, но внезапно был направлен на прочёсывание долины
реки Хазара. Когда батальон подошёл к входу в долину, командир полка подполковник Пётр Суман приказал подразделениям
занять господствующие высоты. Этот приказ был отменён командиром дивизии генерал-майором Виктором Логвиновым, распорядившимся выступать по ущелью без занятия высот. П. Суман попытался оспорить такое распоряжение, за что был отстранён от
руководства батальоном. В. Логвинов пообещал обеспечить прикрытие батальона вертолётами Ми-24.
Утром 30 апреля батальон (без одной роты) двумя колоннами начал продвижение по дну ущелья, не заняв господствующие высоты и не имея воздушного прикрытия, так как обещанные Ми-24 по каким-то причинам не появились. Перед полуднем
он вступил в бой с силами противника, занимавшими выгодные
позиции на высотах, и начал нести тяжёлые потери. К исходу
дня, когда противник прервал огневой контакт и отошёл, батальон полностью утратил боеспособность. В течение следующих
нескольких суток проходила эвакуация погибших и раненых с
участием других подразделений.
Точные потери 1-й батальона 682-го полка в ущелье Хазара
неизвестны. По разным оценкам, в бою погибло от 57 до 87 советских военнослужащих, включая командира батальона капитана
Королёва. Возможно, это были самые большие потери подразделений Советской Армии в одном бою за всю войну. Генерал-полковник
В.А. Меримский, бывший на тот момент заместителем начальника
Оперативной группы Министерства обороны СССР в Афганистане,
в своих мемуарах отмечал: «За всё время моего пребывания в Афганистане я никогда не встречал батальона, который понёс бы такие
121
потери в результате одного боя»94. Там же он возложил вину за произошедшее на подполковника П. Сумана. На украинском телеканале
Рада был показан фильм об этом бое с воспоминаниями участников
боя. В частности, был показан афганец, который сказал, что участвовал в этом бою, и что они потеряли убитыми около 25 человек.
Главной причиной трагедии 1-го батальона 682-го мотострелкового полка следует считать грубое нарушение пунктов Боевого
Устава, запрещающего выдвижение войск без выставления боковых дозоров. Боковые дозоры, продвигавшиеся по высотам, исключили бы вероятность внезапного нападения противника.95
Но на протяжении трёх десятилетий военные историки забывают о другой, не менее важной причине гибели батальона – о недостаточном боевом опыте личного состава полка. Ввод трёх мотострелковых батальонов и полное переформирование 682-го мсп
закончилось в г. Баграме в бывшем военном городке 285-го тп только 23-го марта 1984 года.
Его передислокация в н.п. Руха произошла в ходе очередной
7-й Панджшерской операции к 26-му апреля 1984 года. Один месяц
по военным меркам – срок совершенно недостаточный для достижения боевого слаживания в подразделениях и полной адаптации
военнослужащих к условиям горной местности.
Причина, по которой руководство 40-й Армии решилось на
передислокацию в столь опасный с военной точки зрения участок, как Панджшерское ущелье, именно вновь сформированного
682-го мсп, чьи военнослужащие не имели достаточного боевого
опыта, не поддаётся никакому объяснению.96
Но вернёмся к операции. Участвовали в ней, как и во всех
остальных, и десантники. В ходе операции были высажены воздушные тактические десанты в составе 350-го парашютно-десантного полка подполковника А.В.Соловьева 103-й дивизии полковника
Ю.В.Ярыгина, десантно-штурмового батальона 70-й мотострелковой дивизии, 345-го отдельного парашютно-десантного полка подполковника А.Н.Федотова, афганских 37-й бригады и 444-го полка
«Командос» в район северо-восточнее населенного пункта Базарак.
94) Пупченко Анна, Орбатова Татьяна, Комсомольская правда. — 18.04.2007 Правда о
«Королевском батальоне»
95) В.А. Меримский Загадки афганской войны. — М.: Вече, 2006. — С. 311
96) Н.Н. Князев Гибель 1-го батальона 682-го мсп 30.04.84, http://artofwar.ru/k/
knjazew_n_n/text_0010.shtml
122
Они должны были содействовать частям, наступавшим с юго-запада. Общая численность десанта составляла около 2000 человек.
Второй парашютно-десантный батальон 345-го опдп имел задачу обеспечить беспрепятственное движение войсковых колонн
на участке от входа в ущелье до «тавахской петли», то есть в своей зоне ответственности. Для чего были выставлены посты на этом
участке с обеих сторон ущелья Панджшер.
20 апреля батальон 345-го опдп из Анавы должен был десантироваться в Панджшер. Вертолеты сели неподалеку от населенного пункта. Во время осмотра местности произошел подрыв мины
ОЗМ-72. Она была установлена на «растяжку», которую и зацепил
капитан Белогрудов. Мина подпрыгнула на 90 сантиметров и взорвалась, поразив осколками 27 человек, из которых 13 погибли, в том
числе и заместитель командира 345-го опдп подполковник Родионов. Особый трагизм придавало то обстоятельство, что это была
наша мина, поставленная в прежние годы и не отмеченная на карте минных полей. Но по воспоминаниям А.Т. Михайловского этот
случай произошёл 7 июня, так как вместе со всеми был ранен и он
сам – командир 2-го пдб А.Т. Михайловский. И он уверяет, что этот
участок местности накануне был проверен сапёрами.
Сложность высадки десантов заключалась также в том, что
удобные площадки высадки, находившиеся на высотах от 2500 до
3200 метров, были заминированы противником (исходя из опыта
проведения предыдущих операций) и находились в зоне досягаемости огня крупнокалиберных пулеметов и горных зенитных установок мятежников. Количество имевшихся вертолетов позволяло одновременно высадить 700 человек. Десантники показали хорошую
профессиональную подготовку. Например, рота 345-го парашютнодесантного полка под командованием капитана Н.В. Кравченко при
десантировании составляла группу захвата. Высадившись на площадку, десантники были атакованы группой мятежников. Сковав
противника огнем одного взвода, командир роты двумя другими
ударил во фланг и вынудил противника прекратить сопротивление,
обеспечив высадку полка. В ходе боев в панджшерской долине
рота, действуя в составе батальона, должна была овладеть высотой 4631, обеспечивая фланг полка. Штурмуя высоту, она встретила
сильный ружейно-пулеметный огонь и залегла. Командир роты возглавил группу добровольцев, которая, преодолев отвесную скалу
высотой 150 м, вышла в тыл к мятежникам и в рукопашном бою
уничтожила их. Действуя в районе на высотах свыше 4000 метров,
рота захватила штаб и несколько складов боеприпасов. В одном из
123
боев погиб командир батальона. Капитан Н.В. Кравченко принял командование батальоном на себя, возглавил атаку и уничтожил сопротивляющегося противника.
Рота десантно-штурмового батальона 70-й мотострелковой бригады под командованием старшего лейтенанта И.В.Запоражана, за
время действий в долине Панджшер десантировалась 12 раз, захватывала высоты под огнем мятежников, склады в пещерах и устраивала засады на путях отхода противника. По поступившим данным,
в населенный пункт Номак вернулся отряд мятежников. Роте была
поставлена задача блокировать его, а при отказе сложить оружие –
уничтожить. Моджахеды оказали упорное сопротивление и пытались
вырваться из блокированного кишлака во главе со своим главарем.
Командир роты первым бросился на врага, увлекая за собой личный
состав. Завязался рукопашный бой, в котором он лично уничтожил
трех мятежников, в том числе и главаря. Противник, пытавшийся вырваться из окружения, был полностью уничтожен.
Подразделению 191-го отдельного мотострелкового полка
(командир полка Л.Я. Рохлин) удалось уничтожить всех помощников Ахмад Шаха во главе с Атимом, захватив мешок с секретными документами. Одна из поисковых групп при осмотре пещеры
обнаружила списки агентуры Ахмад Шаха, которая действовала в
Кабуле и его окрестностях. Эти списки насчитывали около пятисот
человек, внедренных в различные учреждения, вплоть до высших
органов власти. Списки были переданы в ведомство Наджиба, но
реализованы они были частично, так как многих агентов разыскать
не удалось. (Если Ахмад Шах заранее знал об операции, почему
документы то не забрал?)
3 мая 1984 года 783-му разведывательному батальону 201-й
мсд была поставлена задача – прочесать ущелье Арзу. Батальон с
утра вошел в ущелье и к середине дня продвинулся на пять-шесть
километров. Вокруг все было тихо, никаких признаков войны.
Противник ничем себя не обнаруживал и никак себя не проявлял.
Это притупило у солдат и офицеров бдительность, появились благодушные настроения, проявлялось пренебрежение к проведению
в горных условиях обязательных мероприятий по обеспечению продвижения подразделений: разведки, охраны и т. д. В полдень батальон расположился на отдых неподалеку от кишлака в саду. Расставив посты, солдаты стали готовить обед, шутили, смеялись. Потом
был получен приказ – возвращаться назад.
Батальон начал движение в обратном направлении. Впереди
шли вторая и третья роты, а первая рота была в арьергарде, при124
крывала отход основных сил батальона. Моджахеды, пропустив
первые две роты, из засады открыли шквальный огонь по первой
роте и расстреливали солдат буквально в упор. Появились убитые
и раненые. Разведчики, приняв бой, отстреливались до темноты.
Когда бойцы первой роты попали в засаду, третья рота бросилась к
ним на выручку, но на нее мятежники тоже навалились с двух сторон. Положение становилось критическим, и тогда замполит роты
вызвал огонь артиллерии на свой квадрат. Это решение спасло роту
от еще больших потерь. Остальные подразделения батальона не
могли прийти им на помощь, настолько плотным был огонь, а также отсутствовали пути для маневра. Командир взвода первой роты
старший лейтенант О.Ф.Антоненко, получив ранение, продолжал
управлять огнем взвода. Когда мятежникам удалось зайти во фланг,
он приказал бойцам отойти на другую позицию, а сам с группой из
трех человек прикрывал отход товарищей. В этом бою он погиб, проявив мужество и героизм. Погибли также сержанты Н.Н.Самолюк и
Н.А.Каштуев, рядовой А.И.Подкорытов… Вскоре с наступлением
темноты на помощь разведбату подошел мотострелковый батальон
149-го мотострелкового полка. Всю ночь солдаты разведбата несли
раненых и убитых на себе, продвигаясь к оставленной на дороге
«броне». В этом бою 783-й отдельный разведывательный батальон
потерял убитыми 13 человек – 3 офицера и 10 солдат.97
А вот, что говорит пленный, командир вооруженного отряда
Абдул Вахид, сын Абдул Садама: «С приходом советских войск в
ущелье Панджшер планировался своевременный вывод групп и отрядов в безопасные районы ущелий Андараб, Парандех и Хосто-о
-Фаранг с выносом половины имеющегося тяжелого оружия. Оставшаяся часть должна была складироваться в подготовленных местах
в районах постоянной дислокации штабов. Также предусматривалось выставление заслонов на случай действий советских войск не
только в самом ущелье Панджшер, но и в его отрогах. По приказу
Ахмад Шаха я направил свои три группы в район Намак, две группы
– в Баджга. Помимо ушедших пяти групп я оставил в ущелье Парандех в качестве прикрытия две группы: Мухаммада Шарифа – в районе
Шингар; Нафисхана – в районе Пули-Хисар (по 30 человек).
Мы оказались абсолютно не подготвленными к такой широкомасштабной операции советских войск, превосходящей по своему размаху все предыдущие. Предполагалось, что возвращение
97) А.А. Ляховский, В.М. Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти Ахмад Шаха
Масуда. — М.: 2007. 352 с., 64 с. ил.
125
отрядов в места постоянной дислокации будет возможным через
15-20 суток. Из этого расчета брали с собой запас продовольствия
и боеприпасов. Мы понесли большие потери в результате авиаударов и в ходе боевых действий в отрядах Гадо (дехи-Сала), Мирзо
(Аушаба), Амона (Хосто-о -Фаранг). Мой отряд фактически потерял
боеспособность, оставшиеся в живых мятежники рассредоточились
по ущелью Парандех.
С выводом группировки Ахмад Шаха из Панджшера связь
Масуда с командирами вооруженных отрядов прервалась, поэтому командиры отрядов не имеют указаний по действиям отрядов, а также по возможным срокам возвращения в Панджшер.
Командиры некоторых отрядов, не имея указаний о дальнейших
действиях своих отрядов, а также по причине отсутствия запасов
продовольствия и боеприпасов, роста недовольства местного
населения присутствием панджшерцев и усилением радиопропаганды правительства, направленной на склонение колеблющейся части мятежников Панджшера, зондируют почву о возможном
возвращении в ущелье».
В последующем Ахмад Шах насмехался над советскими
генералами и офицерами, говоря, что все они бездарные, хотя и
признавал, что русские солдаты – бесстрашные воины. Что же касается всей структуры вооруженных сил, тактики ведения боя, использования оружия, то здесь очень много непростительных ошибок. По его мнению, Советская Армия не готова к партизанской
войне в горных условиях.
Но широкая пропаганда своего «успеха» в операции опять существенно подняла авторитет Ахмад Шаха у населения, позволила ему сосредоточить внимание на дальнейшем расширении зоны
своего контроля в северных провинциях Афганистана.
Здесь, в горных труднодоступных районах, он создал новые
базы и базовые районы – в ущельях Хилау и Варсадж, подчинив
себе мелкие отряды мятежников, в том числе из других исламских партий. Ему удалось разгромить группировку ИПА главаря Абдул Каюма. Вскоре Ахмад Шах не только восстановил, но
значительно укрепил группировку своих вооруженных формирований, усилив свое влияние. Это обеспечило ему рост поставок
оружия, военного снаряжения из США и Пакистана. Во время
секретной встречи в Пешеваре с братом Масуда сотрудник ЦРУ
Гаст Авракотос сделал ему замечательное предложение, от которого тот не смог отказаться. В конце 1984 года денежный поток
ЦРУ устремился на швейцарский банковский счёт Масуда, а раз126
личное вооружение начало поступать в Панджшер по американскому независимому каналу.98
Проведённые к этому времени Панджшерские операции показали, что для частичного контроля Панджшерского ущелья необходима передислокация в него крупной воинской части. Поэтому
для сковывания сил противника и его недопущения к трассе Кабул
– Хайратон весной 1984-го было принято решение о передислокации 682-го мотострелкового полка 99 108-й мотострелковой дивизии
из Баграма в заброшенный кишлак Руха. Для усиления полковой
артиллерии 682-го мсп будут прикреплены: огневой взвод 4-й артиллерийской батареи 2А36 «Гиацинт» и один огневой взвод 6-й
миномётной батареи тяжёлых миномётов М-240 из состава 1074-го
артиллерийского полка 108-й мсд. А 2-й парашютно-десантный батальон 345-го отдельного парашютно-десантного полка из Баграма
в кишлаке Анава находился уже с июня 1982 года.
Своим присутствием в Панджшере мотострелки и десантники
значительно сковывали действия противника по снабжению своих
формирований и переброске сил. Резко снизилось количество нападений в районе Чарикарской Равнины и южной части перевала
Саланг, на автоколонны, снабжавшие советские войска. 682-й мсп
и 2-й пдб 345-го опдп являлись своеобразным «громоотводом» стягивавший к себе основной удар душманов. Противник не оставлял
попыток выбить мотострелков из Рухи и десантников из Анавы.
Личному составу 682-го мсп в 2200 человек и 2-й пдб 345-го опдп
около 500 человек изначально противостояла группировка Ахмад
Шах Масуда, чья численность на момент ввода полка составляла
98) А.А.Ляховский, С.Ж. Давитая Игра в Афганистан. – М.: 2009 – стр. 449.
99) Для справки: В марте 1984-го из Афганистана в г. Термез Узбекской ССР был выведен
дислоцированный в Баграме 285-й танковый полк (285-й тп) 108-й мсд. В Термезе началось
переформирование 285-го тп в 682-й мотострелковый полк. В состав нового 682-го мсп вошли
от 285-го тп подразделения боевого и тылового обеспечения, артиллерийский дивизион и
один танковый батальон. Одна танковая рота 285-го тп вошла в состав 345-го отдельного
парашютно-десантного полка дислоцированного в г. Баграм. Основной боевой костяк
вновь созданного 682-го мсп – составили 3 мотострелковых батальона 365-го гвардейского
мотострелкового полка 4-й гв.мсд дислоцированной в г.Термез. В порядке эксперимента полк
сформировали со смешанным вооружением: 1-й и 2-й батальоны на БМП-2, 3-й батальон на
БТР-70. Боевое знамя вновь сформированному полку оставили от танкового полка. Линейные
батальоны были укомплектованы военнослужащими (150 офицеров и прапорщиков, 1500
солдат), не имевшими опыта боевых действий на территории Афганистана. Это в свою очередь
станет одной из причин гибели 1-го мотострелкового батальона. Ввод трёх мотострелковых
батальонов и полное переформирование 682-го мсп закончилось в г. Баграме в бывшем
военном городке 285-го тп 23-го марта 1984 года. Так был сформирован 682-й УманскоВаршавский Краснознаменный Ордена Кутузова мотострелковый полк.
127
3500 бойцов. В последующие годы численность бойцов Ахмад Шах
Масуда стремительно росла и к 1989-му году составила 13 000 бойцов.
682-й мсп являлся соседом 2-го пдб 345-го опдп, опыт боевых
действий которого будет рассматриваться ниже. Поэтому, думаю,
читателю не безинтересно будет узнать о нём чуть больше. Вот что
они сами пишут о тех днях.
На протяжении последующих неполных 4-х лет 682-й мсп окажется в очень тяжёлом тактическом положении. Полк будет дислоцироваться на небольшом плато на месте заброшенного кишлака
Руха, окружённого со всех сторон горами. Для того, чтобы обезопасить себя от обстрела противника, практически 60 % подразделений
полка были рассредоточены сторожевыми заставами и выносными
постами в радиусе 2-3-х километров от штаба полка. Казармы для
личного состава полка, а также все объекты полка (штаб, столовые, клуб, лазарет, мастерские, склады и т. д.) будут представлять
собой низкие укреплённые постройки наподобие землянок и блиндажей. В буквальном смысле слова – «полк был вкопан в землю».
Фактически в тёмное время суток 682-й мсп каждый раз оказывался
на осадном положении. Огневые контакты с противником на сторожевых постах происходили ежедневно. Также часто происходили
обстрелы территории полка реактивными снарядами и миномётными снарядами. В сущности, периметр военного городка полка
являлся передовой линией обороны. Подобного неординарного
прецедента в Истории ВС СССР, когда полк фактически оборонял
собственный пункт дислокации в состоянии непрекращающегося
соприкосновения с противником столь длительное время – не
имеется. (Тем более, по всей видимости, не имеется и опыта ведения боевых действий парашютно-десантным батальоном в таких
же условиях, но в течение ещё более длительного времени, и, как
показало время, со сравнительно меньшими потерями).
Потери 682-го мсп в создавшейся ситуации станут самыми
масштабными среди полков и бригад ОКСВА:
Гринчак Валерий Иванович – командир разведывательной роты
682-го мотострелкового полка вспоминал: «…Только за несколько
месяцев 1984 года наш 682-й полк потерял 295 человек убитыми и
более пятисот – ранеными… Почет и уважение всем, кто прошел
через этот ад. Светлая память погибшим!…»
Для полного представления о масштабности потерь для отдельно рассматриваемой одной воинской части, приводится следующее сравнение. В составе ОКСВА на тот момент находилось
27 боевых полков и бригад (12 мотострелковых полков, 4 парашют128
но-десантных полка, 5 артиллерийских полков, 1 танковый полк,
2 мотострелковые бригады, 1 десантно-штурмовая бригада, 2 бригады специального назначения). В расчёт не берутся десятки воинских частей ПВО и ВВС 40-й Армии и частей Пограничных Войск
КГБ СССР. Учитывая, что общие потери ОКСВА за 1984-й год составили 2343 человека – получается, что каждый восьмой советский
военнослужащий, погибший на территории Афганистана в 1984-м
году, являлся бойцом 682-го мсп.
Для сравнения – дислоцированный в Баграме 345-й опдп за
9 лет Афганской Войны потерял 408 человек убитыми. Следует отметить, что 682-й мсп не был первой воинской частью, длительно находившейся в Рухе. Как я уже писал выше, в период с июня
1982-го по март 1983-го в Рухе дислоцировался «2-й Мусульманский Батальон» (177-й отдельный отряд Специального Назначения)
численностью в 500 человек с подразделениями огневой поддержки (гаубичная батарея Д-30, батарея РСЗО БМ-21, танковый взвод)
приданными от 177-го мсп и 1074-го ап 108-й мсд. 177-й ооСпН также вёл активные боевые действия с отрядами Ахмад Шах Масуда и
за 9 месяцев потерял убитыми 50 человек.
По воспоминаниям некотрых ветеранов 345-го опдп, во второй
половине 1984 года и первой половине 1985 года подразделения
полка несколько раз привлекались для разблокирования и оказания помощи правительственным подразделениям, находящимся в
районе Барака – Базарака.
Так А.В. Песков вспоминает, что в декабре 1984 года 345-й опдп
под руководством начальника штаба полка подподковника А.В. Безрукова десантировался в район Пишгора, ветеран полка В.А. Ульяненков, бывший в то время начальником штаба 2-го пдб, вспоминает, что в конце года полк под командованием командира полка
полковника А.Н. Федотова проводил операцию в Шутульском ущелье Панджшера. Командный пункт полка располагался на 8-й сторожевой заставе. В это время он тоже находился на этой заставе,
координировал действия батальона и наблюдал за работой штаба
полка. От ОГ «Анава» в операции участвовала 7-я рота. В ходе боевых действий командир роты Ю. Самчев был ранен.
Подводя итоги боевых действий зa этот период, комaндующий
ТуркВО отмечaл: «Рaссмaтривaя в детaлях боевые действия, мы
нaходим примеры хaлaтности, недобросовестности в оргaнизaции
боевых действий, низкого кaчествa выполняемых зaдaч, бессмысленной гибели людей. Нaпример, боевые действия в провинции
Пaрвaн, проводимые подполковником А.В. Зиневичем в период с 18 по
129
26 декaбря 1984 г., были не оргaнизовaны, плохо упрaвлялись.
Подрaзделения попaли в зaсaду после проводки aфгaнской колонны в Пишгор. В результaте погибло 5, рaнено - 33 человекa.
В период с 5 по 14 декaбря 1984 г. в ходе боевых действий,
проводимых под руководством комaндирa 682-го мсп, погибло 7 и рaнено 29 человек, сбит сaмолет Су-25. Четверо суток не
могли подрaзделения выйти из-под обстрелa мятежников, но
комaндовaние дивизии и aрмии прaктически никaкой помощи руководителям боевых действий не окaзaли. Тaких фaктов, примеров
верхоглядствa, неоргaнизовaнности, хaлaтности при проведении
боевых действий предостaточно…»100
С таким отношением старших руководителей к проблемам
полка трудно судить о беспечности его руководителей. Однозначно, что при такой статистике военнослужащие 682-го мсп всячески
стремились выжить и не известно, как бы это получилось у других.
Думаю, что опыт ведения боевых действий 682-м мсп заслуживает
отдельного исследования и призываю сделать это всех командиров
и рядовых, которым удалось «пройти через этот ад».
1985 год
В январе 345-й опдп (без 2-го пдб) опять на Пишгоре. Во время
выхода 1 пдб попал в засаду, выстрелом из РПГ был подбит и
загорелся БТР-Д, в котором находился и командир 2-ой роты
ст. л-нт Рашидов. Вытащить его сразу из горящего БТР-Д не удалось. Рашидов погиб.
Из дневника генерала Дубынина: «28.01.85 г. разобрался с
обстановкой в районе Киджоля (ущелье Панджшер). Очень трудно.
Постоянно бьют ДШК из подготовленных огневых точек, которые находятся в пещерах. Там даже установлены рельсы, по которым двигаются тележки с пулеметами. Сверху пещеры прикрыты естественными
«балконами» и ни авиацией, ни артиллерией взять их невозможно.».
В 1985 году в марте прошла операция по деблокированию афганской пехотной дивизии. Генерал армии В.И. Варенников вспоминал: « Было это так. Находясь в своем кабинете в штабе армии, где
у меня тоже было свое рабочее место, я разбирал свои дела. Вдруг
заходит взволнованный командарм генерал-лейтенант Л.Е. Гене100) А.А. Ляховский Трагедия и доблесть Афгана. http://www.rulit.net/books/tragediya-i-doblestafgana-read-178129-164.html
130
ралов и докладывает: только что переговорил с Главным военным
советником Г.И. Салмановым, и тот сообщил, что в Панджшерском
ущелье окружена пехотная дивизия правительственных войск, которую сейчас мятежники Ахмад Шаха уничтожают. После недолгих
консультаций и обсуждений я объявил решение, которое сводилось
к следующему: массированными ударами авиации и артиллерии
полностью подавить огневые точки выше и ниже по ущелью относительно окруженной дивизии; уничтожить цели, которые даны Главным военным советником; высадить вертолетами десант в составе
усиленного батальона от 103-й воздушно-десантной дивизии, тем
самым поднять моральный дух дивизии; ударом мотострелкового
полка 108-й мотострелковой дивизии с юга по ущелью деблокировать афганскую дивизию и разгромить бандформирования мятежников, предпринявших действия по окружению. Уже через 30 минут
начались массированные удары артиллерии (в основном 108-й мотострелковой дивизии, которая стояла при входе в Панджшер) – и не
только по группировкам мятежников севернее и южнее окруженной
дивизии, но и по высотам восточнее и западнее дивизии, где тоже господствовали банды душманов, несомненно, имеющие средства ПВО
типа ДШК и Эрликон. Эти средства уничтожались с целью обеспечить пролет наших самолетов и вертолетов. Через 45 минут начались
штурмовые действия нашей авиации, которая базировалась на аэродроме Баграм (подлетное время от аэродрома до цели 7-10 минут).
Эти действия продолжались 30 минут. Затем опять открыла огонь
артиллерия, не «занимая» коридора пролета воздушного десанта.
Транспортные вертолеты с десантом приступили к его высадке, а
боевые, барражируя в районе высадки, подавляли обнаруженные
цели. Через два часа после принятия решения полк 108-й мотострелковой дивизии своими передовыми подразделениями завязал
бои с бандами на юге Панджшера и стал захватывать ближайшие
высоты при входе в ущелье. Управление было четкое, а действия
войск – исключительно оперативны. У частей 40-й армии выработалась мгновенная реакция на опасность, поскольку чем быстрее
оказывалось давление на противника, тем меньший ущерб ему удавалось нанести нам, тем больше жизней было сохранено. Наконец,
когда обстановка начала стабилизироваться, мы набросали рабочий план дальнейших действий совместно с афганцами. По всему
было видно, что афганские друзья не хотели бы опять оставаться
один на один с Ахмад Шахом. Они были крайне заинтересованы в
присутствии наших войск. Учитывая, что здесь этот вопрос не решить, я до наступления темноты вылетел в Кабул и с вертолетной
131
площадки сразу отправился в Генштаб Афганской армии. Там вместе с Главным военным советником генералом армии Г.И. Салмановым стал убеждать начальника Генштаба в том, что в Панджшере
советским войскам делать нечего, там должны стать гарнизонами
только правительственные войска. Мы договорились, что когда завершится этот эпизод, и будет закончена подготовка к проведению
полномасштабной операции в Панджшере (а она штабом армии
уже подготовлена), то командарм вместе с заместителем министра
обороны ДРА проведут эту операцию. Так и случилось. Однако операцию проводил уже генерал И. Н. Родионов».101
Из дневника генерала Дубынина:102
19.06.85 г. в 4.00 изучил обстановку. Афганцы еще и не
думали выходить на Киджоль, хотя должны были уже взять его.
В 4.30 принял решение на высадку десанта. В 6.00 начали высадку: задействовали 33 самолета, 32 вертолета, 26 арт. установок.
К 10.55 высадку закончили: всего 700 человек, из них 237 афганцев. Обошлось удачно, без потерь, но во время посадки один Ми-8
упал. Причина: садились на высоте 3150 метров и произошла просадка вертолета из-за нехватки мощности в разряженном воздухе.
Машина свалилась на левый бок, но экипаж и десант живы – это
главное. К 12.00 десант выполнил задачу. Афганцы овладели Киджолем, но к исходу дня мятежники их оттуда выбили, и они отошли
назад. Плохо воюют… День получился очень напряженный, полный нервотрепки. Боевые действия на контроле у командующего
округом, Москвы, все звонят, требуют, мешают...
27.06.85 г. все требуют как можно быстрее захватить Киджоль,
а мы уже девятый день не можем, хотя задействованы три полка,
40 самолетов, 50 вертолетов. Противника очень много. Район хорошо подготовлен в инженерном отношении: масса дотов, щелей,
пещер, а из них выбить "духов" ничем невозможно. В 7.30 вылетел
в Барак разобраться. Обстановка сложная. Роты лежат. Люди не
смеют поднять головы, такой плотный огонь. Хотя авиация и артиллерия наносят десятки ударов с большим расходом боеприпасов.
Чтобы отвлечь наши силы от Панджшера, Ахмад Шах дал команду
наносить удары по коммуникациям, и в 11.30 мятежники начали об101) В.И. Варенников Неповторимое. Книга 5 Афганистан. И доблесть и печаль. Чернобыль.
102) Владимир Снегирев – «Российская газета» – Федеральный выпуск № 5997 (21).
132
стрел двух колонн с боеприпасами в районе Саланга. Был пробит
трубопровод – он загорелся, а от него огонь перекинулся на колонны. Сгорели два БТР, семь машин, 3 убитых, 15 раненых. В 14.30
поднял по тревоге 180-й полк и в 15.30 он начал выдвижение из
Кабула на Саланг для усиления охраны перевала и маршрута.
Принимаем решение: взять Киджоль ночью.
28.06.85 г. на рассвете взяли Киджоль, начали действовать в
направлении ущелья Аушаба, но около 10.00 по нам был открыт ураганный огонь из десятков пещер. Понесли потери. Танки подвести
не можем, т.к. дорога разрушена и заминирована. Очень нервный
и напряженный был день. Надо заканчивать эти боевые действия.
С 30.06.85 г. по 11.07.85 г. вести дневник не было возможности:
очень напряженные и тяжелые дни. С трудом и большими потерями
взяли Киджольский перекресток. Угробили при этом много бронетехники, а результат – нулевой… Какой страх у людей появляется
при переезде через этот мост на перекрестке Киджоль! Один афганский водитель (шел обстрел из ДШК) от страха вырвал баранку
руля да так с ней и прибежал назад – весь мокрый, бледный, не
способный издать ни звука. На Саланге случилась неприятность:
«духи» сожгли колонну наливников – 64 машины и два наших БТР.
Не успеваем принимать ответные меры, мало сил. А противник
стремится нанести ощутимые уколы. 7 июля возле Баграма сожгли
10 наших наливников, а 15 КамАЗов вывели из строя. Вылетел туда
на вертолете. Моря огня. Хотел подсесть к колонне, но «духи» открыли огонь по вертолету. В течение 10 дней пытались взять хотя
бы 2-3 километра ущелья Аушаба... Сотни подготовленных к обороне пещер (есть пещеры с дверями и рельсами для передвижения
крупнокалиберных пулеметных установок). Такие укрепления не
возьмешь ни авиацией, ни артиллерией. Можно немного обрушить
входы, однако все горы не развалишь. Пещеры находятся на разных высотах, многоярусно, а огневые средства там пристреляны по
каждому квадратному метру. Надо сказать, что советские солдаты
воюют очень самоотверженно, смело, геройски. Если кто-то ранен,
идут на смерть – лишь бы оказать помощь товарищу. Очень много
таких поступков, которые вполне заслуживают звания Героя Советского Союза. Но как-то часто такие геройские дела мы быстро забываем... И очень плохо ведут боевые действия афганцы. Много
попыток дезертирства, не хотят воевать, хитрят. Практически основная масса солидарна с душманами. За полгода призвали в армию
16 тысяч человек, а дезертировали более 14 тысяч. Сам постоянно
нахожусь в Баграме, каждый день вылетаю на Саланг, в Панджшер,
133
в войска. Дел по горло с 5.00 утра до 23.00. Мечтаю хотя бы одни
сутки получить без войны и выспаться от души. Да и сон не идет
в руку: все время снятся бои, потери, кошмары. Мирных снов уже
давно не видел».
Из воспоминаний Шабунина Владимира Николаевича, бывшего
дежурного по ЦБУ 682-го мсп: «Июнь 1985 года 682-й мотострелковый полк в составе управления и двух неполных батальонов, и следующий за ним КП 108-й дивизии, задыхаясь в копоти фугасов, огня
пулеметов ДШК и снайперов, упорно продвигался вверх по ущелью
Панджшер. Верные интернациональному долгу шурави стремились
как можно быстрее деблокировать гарнизон царандоя ДРА (милиции) в кишлаке Пишгор. К середине дня овладели кишлаком Киджоль и были остановлены. Моджахеды использовали очередной
тактический ход. Мощным фугасом взорвали скальник, нависавший
над дорогой, и мост через правый приток Панджшера – Аушабу, с
целью остановить нас, и огнем с окружающих хребтов уничтожить.
Машина разграждения с тралом и сопровождающим его танком
Т-62 от отряда обеспечения движения попытались завал обойти, но
так же были остановлены. Разградитель взлетел на фугасе. Танк,
ослепленный огнем снайперов по прицелам и триплексам, с трудом, вслепую отошел в укрытие. Сжечь его ПТУРами «духи» не
смогли, так как танкисты обложили танк от катков до самой антенны
ящиками с песком, других средств разграждения в полку больше
не осталось. Огонь противника усиливался, к стрелковому огню и
ДШК присоединились минометы и ПТУРы. Одним из разрывов на
КП получил осколочное ранение в плечо и руку командир дивизии
генерал-майор Исаев, но, учитывая сложность обстановки, продолжал организовывать переход к обороне. Полк перешел к обороне на
невыгодном рубеже. Подразделения, прикрывающие левый фланг,
были остановлены километрах в двух позади и с большими трудностями прогрызались по осыпям и скальникам к оголенному флангу.
От них зависело дальнейшее продвижение полка к окруженному гарнизону. За ночь, завершив перестроение боевых порядков, подразделения вступили в бой. В начале десятого утра меня, тогда еще командира роты, вызвал на КП и.о. командира полка майор Л. (в настоящее
время он живет на Львовщине и не хочется, чтобы недобитки Петлюры и УНАвцы на него воздействовали). Задача и приказ – предельно кратки. Мне необходимо выдвинуться, взяв часть роты, на
позиции 8-й роты, на месте оценить обстановку, доложить решение
и, если необходимо, принять командование на себя. До завала на
дороге дошли спокойно, но как только вышли из-за обломков скал
134
к берегу реки, злое фырканье и взвизги рикошета напомнили о неиспользованных возможностях перебежек и перекатывания. «Прибежав» на позиции, где заняла оборону 3-я МСР, и еще не дойдя до
КП роты, понял – огневая засада. Рота далеко вышла к берегу реки,
часть ее уже переправилась на ту сторону, сидит, обстреливаемая,
под берегом, есть раненые. Слева открытое пространство ущелья
Аушаба, справа река Панджшер - тоже негде укрыться. Противоположные хребты заняты «духами». Вот и ротный-8 – Юра Ольков.
Чувствуется школа Ленинградского ВОКУ. Огневые средства, личный состав зарылись в камни, огня не открывают – ротный выявляет огневые точки противника по вспышкам и звукам».103
По всей видимости, все вышеперечисленные боестолкновения в Панджшере можно отнести к внеплановым локальным боевым действиям соединений и частей 40-й армии. Но были и плановые. К таким, наверное, относится следующая, восьмая операция.
8-я Панджшерская операция
Операция под названием «Пустыня», проводившаяся в 1985
году с целью разгрома крупнейшего базового района Ахмад Шаха
Масуда в горном Панджшере.
В начале июня 1985 года Ахмад Шах Массуд начал военные
действия против позиций афганских частей в Панджшере. Он атаковал базу в Рухе и поджег склад боеприпасов. Можно было предположить, что эти действия в нижней части равнины предпринимались для отвода глаз — чтобы скрыть наступление в Пичгоре.
Для того, чтобы блокировать ущелья Панджшер, Ревад, Малис, захватить базы моджахедов, 12 июля на Барак с аэродрома
Баграм началась переброска 345-го парашютно-десантного полка,
которым командовал подполковник Василий Дериглазов. Местом
десантирования был выбран район кишлака Дехмикини. Но высадиться здесь удалось лишь из семи вертолетов, остальным пришлось вернуться в Барак.
В этом районе два моста вели через реку Панджшер. Нужно
было пройти по этим мостам и выйти на склоны горного хребта.
По воспоминаниям Дериглазова, ночью была сделана попытка пройти вперед. Сунулись – а мосты взорваны. Вернулись. Тогда
было решено назавтра весь личный состав, кроме полутора рот и
103) В.Н. Шабунин К каждому приходит этот час. http://lenvoku.narod.ru/art/art_text_1.html
135
управления батальона, перекинуть за реку вертолетами к подножию
и на склоны горы Дидак. Несмотря на то, что «духи» вели сильный
огонь, 3-я рота 2-го батальона с остатками 1-го батальона стали
прорываться на Дехмикини. Параллельно по хребту пробивались
разведчики. Не выдержав, душманы начали разбегаться. Район десантирования у Дехмикини был полностью блокирован, и вертолетчики получили возможность высадить остальных десантников.
Десантники рвались дальше на Дехмикини. «Духи» отступили в направлении горы Мадабай. Разведрота осталась держать
кишлак, а часть 3-й роты присоединилась к батальону.1-й батальон был брошен прочесывать ущелье. Очень скоро солдаты наткнулись на пещеры, где были оборудованы база и склады. Здесь
находились несколько горных орудий, ДШК, ковры – все, захваченное в Бараке. Дериглазов сообщил об этом начальнику штаба
армии Дубинину. Тот приказал прочесать ущелье до самого конца.
Тогда-то и наткнулись на тюрьму.
В ответ на сообщение о неожиданной находке пришло известие, что в район вылетает «ноль-ноль-первый»: Дубынин, остававшийся в то время за командарма. Вслед за ним прилетел и сам
Родионов. Боевые действия продолжались еще полным ходом.
Лишь к концу следующего дня все стихло, обстрелы прекратились.
Улетевшие командарм и начштаба вернулись – убедиться, что безопасность «гостей» обеспечивается.
16.07.85 г. заместитель командующего 40-й армией генерал
В.П. Дубынин в своём дневнике написал: «С КП-345 доложили, что
захватили тюрьму и несколько складов с оружием и боеприпасами.
Взял с собой помощника по разведке, секретаря парткома армии,
фотографа. Приземлились – обстрела не было. Спустились в ущелье и пошли под прикрытием снайперов и разведчиков. Кишлак пустой, все брошено. Бродят овцы, козы, ишаки. Ущелье очень узкое,
кругом отвесные скалы высотой до 3000 метров, внизу бурлит река.
От тюрьмы осталось сильное впечатление. Новые постройки.
Половина из них – в пещерах, это для обслуживающего персонала.
А сама тюрьма – глубокие волчьи ямы с люками наверху. Внутри
имеются три больших камеры, в которых могут разместиться до
40 человек. «Духи» содержали там 127 афганских военнопленных и 14 советских. В камерах на полу валялось тряпье, обувь и
все буквально было залито кровью. Наверху были комнаты пыток
с «инструментом» и одиночные камеры для узников. Расстреливали пленных на мостике через речку и в нее же их сбрасывали.
В реке нашли 120 трупов афганских солдат, а советских пленных
136
увели на юг. Тела зацепились за камни на протяжении 1,5 километров реки. Все были расстреляны и добиты ножами. Вначале
я хотел было все это взорвать, но затем решил пригласить сюда
теле и кинооператоров из Кабула – пусть заснимут и покажут варварство всему миру».104
А на другой день – 14 июля – прилетели и гости из Москвы.
Советских солдат попрятали за камни, а вокруг расставили «зеленых» (солдат афганской армии) и сняли все для программы
«Время». Потом отдельно привели журналистов. Им дал интервью
начальник медслужбы полка...
Перед тем, как вернуться в казармы, Дериглазов с разведвзводом 1-го батальона отправились обследовать тюрьму. Территория
была очень ухоженная, террасами. С каждой террасы – вход в вырубленную пещеру, зигзагообразные траншеи, бункеры. Кругом – по
граниту – ковры и ковровые дорожки. Было тут и кое-что менее приятное: камеры-ямы, накрытые деревянными настилами, а сверху – еще
и присыпанные грунтом толщиной до 60 см. Всюду – засохшие следы
крови, особенно на перекладинах и проволочных петлях для пыток.
Когда разведчики пошли по следам крови, они вышли на мост через
реку Микини, который тоже был весь в крови.
В тюрьме в руки советских военнослужащих попало множество
документов, писем, печатей, а также журнал учета узников. В том
списке насчитали 120 фамилий. По неофициальной информации,
в этой тюрьме содержались и одиннадцать советских пленных, но
никаких подтверждений этого получить не удалось, если не считать
найденного в одной из комнат советского «хэбэ». В разгар этих поисков разведчики доложили, что ниже по течению реки они наткнулись
на тела убитых узников тюрьмы. Советские врачи осмотрели их и
обнаружили многочисленные огнестрельные и ножевые раны.
Европейцев среди замученных не было – что же касается таджиков
или узбеков, то распознать их было сложно. Таким образом, нельзя
было точно сказать, были ли среди убитых советские военнопленные.
Позже выяснилось, что основная часть казненных заключённых была из гарнизона Пичгор. Незадолго до описываемых событий в этом гарнизоне кончились продукты, а завезти их туда
вовремя не успели. Среди афганских солдат начались волнения,
которыми не преминули воспользоваться душманы. Они атаковали гарнизон, не оказавший почти никакого сопротивления, и
отправили уцелевших солдат в тюрьму. Приближение советских
104) Владимир Снегирев – «Российская газета» – Федеральный выпуск № 5997 (21).
137
войск, очевидно, побудило моджахедов расправиться с узниками
самым жестоким образом.105
В июле 1985 года при проведении операции в Панджшере, в тот
момент, когда отряд обеспечения движения одного из полков 108-й
дивизии подошел к входу в ущелье (12 км севернее Руха), на волне
советских радиостанций в эфир вышел незнакомый корреспондент,
назвавшийся Костей бородатым. Он предупредил: нельзя двигаться
дальше камня, установленного на обочине дороги, ее заминировали, а он будет вести огонь по тем, кто попытается ее разминировать... Приняв во внимание это предупреждение, вперед выслали
боевую машину разграждения (БМР). Но как только она миновала
указанную отметку, мощный взрыв потряс горы, а БМР (30 т) отбросило метров на пятнадцать в сторону. Экипаж и командир роты
погибли. Видимо, был заложен фугас. Последующие попытки преодолеть этот участок натыкались на хорошо организованный огонь
моджахедов. Особенно искусно велась стрельба из пулемета ДШК
по смотровым приборам бронемашин, которые вскоре все были выбиты. Костя бородатый еще не раз выходил в эфир, с бахвальством
заявляя: «Я же предупреждал, чтобы не лезли дальше камня».106
Из воспоминаний заместителя командующего 40-й армией по
вооружению полковника С.А.Маева: «Операция в Панджшере в июле
1985 года была первой моей боевой операцией. Она была очень тяжелой, одной из самых кровопролитных в истории афганской войны.
Противником нашим был знаменитый Ахмад Шах Масуд. Руководил
проведением операции генерал-майор В.П.Дубынин. Он вел себя
очень уверенно и по-военному азартно. В одном месте Панджшер
пересекает глубокое ущелье, образуя своеобразный перекресток.
Так вот на этом месте засел снайпер, бывший наш солдат, который
оказался на стороне моджахедов. Прозвали его почему-то «Костей
бородатым». Он прятался в пещере на совершенно отвесной скале
и простреливал весь перекресток. Когда пошли танки, снайпер стал
бить по их смотровым приборам. За тридцать секунд он успевал
сделать около десятка выстрелов, затем прятался в щель, а на скале этих щелей — море. Танки «слепли», и нам приходилось снова и
снова доставлять для них вертолетами новые смотровые приборы.
Вот мы и застряли на этом проклятом перекрестке на несколько суток – не могли его пройти!
105) Владимир Снегирев – «Российская газета» – Федеральный выпуск № 5997 (21).
106) А.А. Ляховский, В.М. Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти Ахмад Шаха
Масуда. — М.: 2007. 352 с., 64 с. ил
138
По приказу генерала Дубынина на рассвете мы выставили на
перекресток танк-приманку, чтобы снайпер раскрыл себя. Надо
ведь было засечь, из какой пещеры он работает! А в стороне, на
расстоянии прямого выстрела, замаскировали другой танк, который
в этот момент и срезал бы Костю бородатого прямой наводкой.
Тут вся сложность заключалась в том, чтобы в очень узком месте
ущелья найти такую позицию, с которой угол подъема пушки танка позволил бы ударить по снайперу, засевшему высоко в горах. Это мог
сделать только высокий профессионал. А Виктор Петрович Дубынин
и был настоящим профессионалом: он мог не только руководить войсками, но и дать фору любому наводчику орудия, что неоднократно
демонстрировал в бою. Не стал исключением и этот случай».
После этого танки прошли перекресток и смогли поддержать
огнем мотострелков, так как сама же оборонительная позиция моджахедов была оборудована мастерски, малоуязвима и с земли, и с
воздуха. Она пала только после того, как удалось вывести танки на
прямую наводку, поразив пещеры и норы, откуда велся огонь.107
9-я Панджшерская операция
В ходе девятой операции удалось оттеснить отряды Ахмад
Шах Масуда из центральной части ущелья. Однако военные успехи
снова и снова не закреплялись установлением органов власти на
местах. Моджахеды получали подкрепление из своих центров на
территории Пакистана, граница с ним так и не была перекрыта, да
и такая задача была не под силу ни 40-й Армии, ни афганским вооруженным силам... И были опять неоправданные потери. Так,19 октября 1985 года при проведении очередной операции в ущелье
Панджшер из-за неграмотных действий старших начальников и халатности командиров от переохлаждения погибли пять военнослужащих, а тридцать пять получили обморожения различной степени.
Это стало возможным из-за того, что в план операции были внесены ничем не оправданные и не обеспеченные волюнтаристские изменения. По решению вышестоящего начальника, который, прибыв
на командный пункт руководителя операции и ознакомившись с ходом боевых действий, посчитал, что принятые им меры по занятию
господствующих высот недостаточны, и приказал выслать для этих
107) А.А. Ляховский, В.М. Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти Ахмад Шаха
Масуда. — М.: 2007. 352 с., 64 с. ил
139
целей батальон в высокогорный район. Предупреждение о том, что
в батальоне нет соответствующей экипировки, так как он не планировался для действий в высокогорных условиях, осталось без
внимания. Командир батальона, получив приказ занять господствующую высоту, вынужден был организовывать действия батальона в сжатые сроки. Все делалось в спешке, без детальной проработки и обеспечения, поэтому в незнакомой местности комбат
ошибся в ориентировании и вывел батальон на 3–4 км севернее
указанного ему района, на высоту с отметкой 4,5 тыс. метров.
Баталь­он поднялся на высоту к исходу дня. Личный состав был переутомлен после трудного перехода в горах, и командир батальона
принял решение остаться на высоте на ночной отдых. Однако в течение ночи командир батальона и командиры рот не осуществляли
контроль за состоянием и отдыхом личного состава, халатно отнеслись к организации обогрева своих подчиненных и не приняли мер
по спуску в долину. Естественно, всю вину за произошедшее возложили на командира батальона.108 Александров Сергей Константинович вспоминал: «В октябре 1985 года 682-й мотострелковый
полк принимал участие в армейской операции по обеспечению безопасности трассы Пули-Хумри – Кабул и без потерь возвращался в
свою зону ответственности, разоряя по дороге духовские заначки
с боеприпасами и продовольствием. Традиционно были задействованы две недоукомплектованные стрелковые роты, разведрота и
огнеметный взвод, подвижный КП полка из пяти офицеров, горстки
связистов и «комендачей» плюс десяток саперов. Шли тремя группами – две поверху по обеим сторонам ущелья и одна, осуществлявшая под прикрытием непосредственное прочесывание, понизу.
«Броня» и «колеса» держались на расстоянии, позволявшем, в случае необходимости, обеспечить огневую и материальную поддержку.
Операция была практически завершена. Командный пункт должен
был спуститься в кишлак Анава, удерживаемый батальоном десантников 345-го полка, где его уже ждала группа обеспечения, и на
броне совершить марш в Руху. Туда же, домой, пешим порядком
должны были отправиться и остальные. Немного портила настроение ориентировка от ребят из ГРУ о предполагаемой засаде на КП
по дороге, но всерьез ее никто не воспринимал. Минировали дорогу
часто, но открытое нападение на достаточно мощную бронегруппу
в своей зоне, среди своих постов – это было из области фантастики.
108) А.А. Ляховский, В.М. Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти Ахмад Шаха
Масуда. — М.: 2007. 352 с., 64 с. ил
140
К тому же такого рода ориентировки в большинстве случаев не подтверждались, люди были измотаны десятидневным рейдом, и у
всех была одна мысль: «Скорее домой!» Приказ, поступивший от
командующего армией, опустил планку всеобщего воодушевления
до ноля – уничтожить важный духовский объект, якобы находившийся в ледниковой зоне на одной из сторон ущелья Шутуль. Никакие
доводы командования полка о нереальности этих разведданных не
помогли – через полчаса приказ был подтвержден, и усталые, сдавшие накануне операции теплые вещи на склады мотострелки вновь
выдвинулись на выполнение боевой задачи. Одновременно из Рухи
пришло сообщение о том, что там скопилось большое количество
порожних машин из афганских армейских гарнизонов в Бараке, Базараке и самой Рухе и, что они отказываются выдвигаться дальше в
сторону Гульбахора, то есть навстречу КП полка, без сопровождения. Подполковник Г. – заместитель командира 108-й мотострелковой дивизии, начальник опергруппы дивизии при КП полка приказал
отправить в Руху оставшихся саперов, несколько БМП и машины,
разгрузившиеся в ходе ведения боевых действий. Командование он
поручил двум прапорщикам, из офицеров в этой колонне был только один лейтенант, уже пожелтевший от гепатита. Первый акт трагедии разыгрался на горной «полке» по дороге в Руху. На этот раз
пришлось горько пожалеть об игнорировании «грушной» ориентировки. Засада оказалась вполне реальной и, к тому же, серьезно
подготовленной. Пользуясь беспечностью постов, небольшая группа духовских гранатометчиков и снайперов просочилась к дороге и
заняла позиции не сверху, как обычно, а снизу, за дувалами тянувшегося вдоль трассы разбитого кишлака. Несколько минометных
расчетов расположились за линией наших постов. Духи умудрились
даже нанести на скалы, нависающие над дорогой, хорошо видимые
ориентиры, своего рода разметку. Ошиблись они только в одном –
решив, что КП полка находится в колонне, двигавшейся к Рухе.
Подбив из гранатометов шедшую впереди машину саперов и замыкающую БМП, «бородатые» принялись обстоятельно расстреливать остальную технику. Оба прапорщика, ехавшие сверху на броне, были ранены, лейтенант сгорел в одной из машин. Ожидая, что
из подбитых машин начнут выскакивать ошалевшие «шурави», противник накрыл колонну минометным огнем. Пока бойцы сообразили, что стрелять нужно не вверх, а вниз, пока ошеломленные посты
вызвали и скорректировали артиллерийский огонь на позиции минометчиков, прошло минут десять. После этого духи «рассосались».
Всего в этом скоротечном бою погибли три человека, были ранены
141
десять, сожжено пять БМП и шесть грузовиков. Можно только представить, какими были бы потери, если бы в колонне действительно
находился КП и личный состав подразделений обеспечения. К вечеру того же дня отправленная в горы группа под командованием командира 1-го мсб и находившихся при нём замкомандира полка
майора А. и начхима полка майора К. достигла ледника, не пройдя
и половины намеченного на день пути. Люди были измотаны предыдущим рейдом и угнетены морально отдалением перспектив на возвращение в расположение полка. Комбат запросил у командира
682-го мсп майора П. разрешения до наступления темноты спуститься для ночевки ниже уровня ледника. Майор П. обратился с
этой просьбой к подполковнику Г., так как связь имел только с ним.
Тот, в свою очередь, – к комдиву, а комдив послал запрос в штаб
армии. За несколько часов переговоров никто словом не обмолвился о том, что группа, застрявшая на леднике, имеет только летнее
обмундирование и один спальный мешок на двоих, о том, что сроки
выполнения абсурдного приказа уже сорваны. Уже смеркалось, когда вернулся ответ из армии. Подполковнику Г. предлагалось действовать по обстановке, но не забывать, что в случае спуска группа
может быть атакована сверху. То есть с ледника, где и быть-то никого не могло, да еще в кромешной темноте. И никто, ни начопер дивизии, ни командир полка, ни комбат, не решился взять ответственность за спуск бойцов на себя. Группа осталась ночевать на
покрытых льдом скалах. Был установлен обычный для ночевки режим связи, предусматривавший экономию питания для радиостанций. Радиостанции старших командиров дежурили постоянно, станции подчиненных выходили на связь по графику. В случае срочного
вызова применялся очень эффективный в горах прием – три выстрела. В 4.00 радиостанция комбата на связь не вышла. Связисты
безуспешно пытались вызвать вторую станцию, которая должна
была дежурить в сети комбата постоянно. Хрипли от мата и стреляли в воздух до рассвета. Полное молчание на той стороне ущелья
рождало самые мрачные предположения. Но доклад наконец-то
вышедшего на связь комбата превзошел и их. В результате утомления и отсутствия контроля со стороны офицеров с наступлением
темноты люди заснули. У радиостанций и пулеметов, в спальниках
и без, солдаты и офицеры – все. Семнадцать бойцов замерзли насмерть. Более тридцати получили обморожения различной степени, почти половина из них – с последующими ампутациями. Как итог
– за сутки 682-й полк 108-й дивизии потерял шестьдесят человек, из
них треть погибшими. Подполковник Г. был отправлен в Союз пре142
подавателем на военную кафедру одного из ВУЗов, комбат снят с
должности. Против командира полка майора П. было возбуждено
уголовное дело. Уже в марте 1986-го он бодро объявил перед
строем ошалевших офицеров: «Поздравляю вас! Дело против вашего командира прекращено за отсутствием состава преступления».109
В ноябре 1985 года командование Советской Армии проводило
очередную операцию в р-не долины р. Панджшер против душманской группировки под общим руководством Ахмад-Шаха Масуда.
В середине ноября, для того, чтобы военные части афганского правительства закрепились в р-не перекрестия рек Хазара и Пизгоран,
командование ОКСВА решило «подпереть» афганские войска подразделениями 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка. Перед полком ставилась задача: высадиться в указанном районе с вертолётов, оборудовать временные позиции, дать
возможность афганским войскам выйти и закрепиться здесь же,
а затем 345-й полк мог покинуть «крест».110 Цели и задачи были совершенно стандартными для наших войск и особых проблем не
предполагалось. 23 ноября 1985 г. 1-й и 3-й (без 7-й пдр) парашютно-десантные батальоны и разведрота полка были высажены с вертолётов в р-н кишлака Барак – место, где к ущелью р.Панджшер
примыкает ущелье р. Хазара. После высадки, двигаясь по дну
ущелья Хазары, прикрываясь боковым походным охранением на
близлежащих высотах, десантники продвинулись вверх до кишлака
Пизгаран. Вскоре туда же подтянулся мотострелковый батальон из
682-го отд. мотострелкового полка.Огневую поддержку обеспечивали артиллеристы с гаубицами Д-30 с огневых позиций близ к. Анава
и Руха (в Панджшере). Батальоны 345-го полка стали прочёсывать
ущелья. Каждое из них было длиной более километра. Один батальон шёл по дну, а другой по высотам. Встречали лёгкое сопротивление, но противник отходил сразу, серьёзного боя не принимая.
Полковая разведрота шла первой по основному ущелью – вдоль р. Хазара. Заночевали они в небольшом кишлаке – в пару домов. На следующий день они передали свои координаты и того места, где заметили
109) С.К. Александров Шутульская трагедия – 16-17 октября 1985 года.
Ущелье Панджшер, http://www.iwvpa.net/alexandrovs/shutul-t-ru.php
110) Для справки: если подниматься вверх по Панджшерскому ущелью, то примерно в 10-12
км от Рухи, где находятся кишлаки Барак и Ходжари, с юго-востока к этому ущелью примыкает
ещё одно – Хазарское (с рекой Хазара). Пройдя по нему ещё около 5 км мы окажемся у
кишлака Пизгаран. Здесь самой природой образован крест из трёх пересекающихся ущелий.
Основное, с р. Хазара, идёт с юго-востока на северо-запад; второе – с р. Карпман, примыкает
с северо-востока; наконец третье - с р. Пизгоран, с юго-запада.
143
противника. Первые же два залпа артиллерии накрыли самих разведчиков. Из 35-и человек было потеряно 12 убитыми и ранеными...
После зачистки «креста» на 1-2 км вглубь образующих его ущелий
обстановка стабилизировалась. Подтянулись «зелёные» (войска
МО ДРА)... А на горы опустилась нелётная погода. Полк нёс неприятные потери ранеными от снайперов и из-за подрывов на фугасных минах. Личный состав оборудовал огневые позиции из камней,
места для отдыха (в связи со снегом им делались навесы из стандартных плащ-платок)... Развлечения: подстрелить хищную птицу и
посмотреть на мультуки – старинные душманские кремневые ружья,
прозванные так нашими солдатами. Так прошло три недели – в «окнах» лётной погоды привозили продовольствие и боеприпасы, эвакуировали раненых и заболевших. Диспозиция подразделений 345-го
полка была примерно такой. КП полка с подразделениями боевого и
тылового обеспечения и с дежурной ротой 1-го пдб – кишлак Пизгаран. 1-й парашютно-десантный батальон: управление – в Пизгоране; 1-я рота - высоты западного хребта; а 2-я и 3-я, сменяя друг
друга, находились либо на «отдыхе» в Пизгоране, либо на высотах
южного хребта. На 15 декабря на южном хребте была 2-я рота, а 1-я
спущена вниз, в Пизгоран, где совместно с 3-й охраняли КП полка.
3-й парашютно-десантный батальон: управление батальона с миномётчиками – в каких-то домах внизу склона северного хребта; 8-я
рота заняла позиции на гребне этого хребта; 9-я рота – заняла позиции по гребню восточного хребта. Мотострелки, отличившиеся обстрелом из пушки БМП забиравшихся в гору десантников (правда,
без неприятных последствий), были вскоре выведены в к. Барак.
Дальнейшие события разворачивались так. Утром 15 декабря группа военнослужащих 3-го пдб во главе с командиром взвода 8-й пдр
лейтенантом Рожковым (всего 5-6 чел.) проводила поиск в направлении к. Карпман. Как только группа завернула за скалу, то сразу
очутилась перед сконцентрировавшимися на исходных позициях
для атаки душманами, сидящими на склоне горы. В результате
мгновенного шквального огня все наши бойцы были ранены.
Душманы же, бросились к ним вниз. Лейтенант Рожков был добит в
упор. Рядовой Кандауров, когда душманы подошли вплотную, подорвал себя и их гранатой (был награждён орденом Ленина посмертно). А санинструктор, на простреленных обеих ногах бросился бежать. Ему это чудом удалось – при этом он буквально перепрыгивал
через зазевавшегося в засаде душмана... Всё это и нарушило планы Ахмад-Шаха. Санинструктор добежал до КП 3-го батальона и
докложил о случившемся. Командир батальона майор Дурнов А.С.
144
привёл своих подчинённых в полную боевую готовность – личный
состав рассыпался по огневым позициям. Противник не заставил
себя долго ждать и вскоре на позиции КП 3-го пдб и 8-й роты началась атака. В это время, получив информацию о готовящейся атаке,
командир 9-й пдр капитан Песков с частью 2-го и 3-го взводов выдвигается на северный склон своего хребта, откуда открывает
фланкирующий огонь по наступающим душманам. Это позволило
довольно удачно отбить атаку на КП 3-го пдб; атака же на 8-ю пдр
велась вяло и была призвана скорее сковать эту роту. Наступление
противника на этом участке захлебнулось. Через некоторое время
противник, скрытно выйдя на западный хребет, занимаемый 9-й пдр,
обосновывается на незанятой личным составом роты командной
высоте, откуда начинает вести плотный обстрел оставшейся на позиции части 2-го и 3-го взводов роты. Вскоре на позиции десантников начинается их атака. К этому моменту из офицерского состава
9-й роты в наличии командир 1-го пдв старший лейтенант Сысоев и
командир роты капитан Песков. Участвующий в начале операции
замполит роты старший лейтенант Новиков был больше недели
назад эвакуирован в госпиталь с т.н. «трёхдневной лихорадкой».
Зам. ком. роты по ВДП оставался на базе (командовал нештатной
строительной ротой), а из двух командиров взводов, кто был болен,
кто на реабилитации после болезни. Также в роте был офицер-арткорректировщик «старлей» В.Полонников. Он то и остался за старшего на позиции, когда комроты выдвинулся помогать 3-му пдб.
Оснащённый автоматическим оружием противник вёл плотный
огонь сверху вниз на дистанции ок. 100-150 м (по прямой). Примерно
в это же время, в середине дня, атаке подвергся и КП полка в Пизгаране. Вверх по Хазаре от Пизгарана, на к. Бабали, должны были
занимать позиции «зелёные», однако, что-то там произошло не так,
и крупный душманский отряд беспрепятственно пройдя ту зону, где
должны были стоять «зелёные», с короткой дистанции атаковал КП
полка. Один из солдат-дембелей 1-й пдр увидел, как духи по руслу
реки бегут к КП. Он забежал на крышу дома, там была пулеметная
точка, и открыл огонь. Почти сразу он был убит, но короткой задержки хватило, чтобы личный состав занял оборону и отбил атаку противника. Одновременно с этим противник начал сковывающую
атаку на позиции 2-й пдр на южном хребте. Бой на участке 9-й роты
был наиболее напряжённым. С трудом отбив атаку душманов,
остатки 2-го и 3-го взводов под огнём отступают на позиции 1-го
взвода, где закрепляются по-новой. Туда же подходит и экстренно
возвратившаяся группа Пескова. Фактически, бой не прекращался
145
до самых сумерек. Однако, несмотря на сильное превосходство в
численности, противнику не удалось уничтожить 9-ю пдр или скинуть её с занимаемого участка хребта. А с наступлением темноты
противник ушёл. В итоге боя 15 декабря на позициях 9-й роты было
потеряно 7 убитыми и 7 ранеными (из них собственно из 9-й пдр
2 убитых и 5 раненых). Остальные подразделения полка потеряли
менее 10 человек убитыми. Внештатный переводчик роты таджик
Товаров был ранен и не смог отойти с остальными. Отказавшийся
перейти на их сторону, он был убит душманами. Также отличился
приданный роте огнемётчик – будучи раненым, он продолжал упорно вести стрельбу из огнемётов и погиб. И он, и Товаров были удостоены ордена Боевого Красного Знамени посмертно. Рядовому
Игорю Чмурову присвоили звание Героя Советского Союза. (Первоначально, правда, командир роты представлял на это звание другого – заместителя командира 2-го взвода сержанта Р. Богданчика, но
по своим причинам командование батальона изменило решение.)
На Пизгаранском кресте десантники пробыли ещё сутки. Утром прилетели вертолёты. С ними в роту прибыл и выздоровевший замполит Новиков. Он и будет выводить роту в Анаву, а раненого Пескова
(только он уничтожил в бою шестерых душманов) и Сысоева, вместе с остальными ранеными и телами погибших эвакуируют в Баграм. А утром 17 декабря подразделения полка начали выход в сторону Панджшера в пешем порядке. Вслед за ними Пизгаранский
крест покинули и «зелёные»... Но на этом «приключения» не закончились. Выйдя к к. Бараки, 3-ий батальон получил задачу: обеспечить выход брони мотострелков. Для чего следовало занять господствующие над ущельем Панджшера высотки. Когда на исходе дня
20 декабря личный состав батальона углубился на метров 150 в
гору, то оказалось, что они находятся на минном поле... Потеряв
четырёх на фугасных минах, к сумеркам удалось спуститься вниз...
Не повезло разведвзводу батальона – подрыв на фугасе, и в результате двое погибших. 22 декабря 1985 года все подразделения 345-го
полка наконец-то вернулись на места постоянной дислокации.111
Здесь следует отметить, что бандформирования мятежников в
это время проявляли активность и в нижнем Панджшере. Так,14 декабря 1985 года духами была осуществлена попытка захвата 15-й
сторожевой заставы 2-го пдб. В ходе отражения нападения герой111) О. Ковшарь 345-й пдп на «Пизгаранском кресте (1985 г.). http://ryadovoy.ru/
geopolitika&war/avtorskie/Pizgaran_krest_01.htm
146
ски погиб командир заставы заместитель командира 6-й роты по
политчасти ст. л-нт Игорь Мокросноп.
По воспоминаниям майора В.А. Ульяненкова, который в это
время был начальником штаба 2-го батальона, этот день был
особенным, как для батальона, так и для 345-го полка. По имеющимся у него на тот момент сведениям, руководство 40-й армии,
воспользовавшись отсутствием в Афганистане Ахмад Шаха,
вело переговоры с хазарейцами об их переходе на сторону правительства ДРА. Ахмад Шах, вернувшись в страну, жёстко навёл
порядок, расстрелял переговорщиков, «назначил новых командиров и послал их искупить свою вину кровью, и своей и нашей».
14 декабря в 16 часов 30 минут после мощной огневой подготовки из безоткаток, миномётов и крупнокалиберных пулемётов духи
одновременно навалились на 13-ю и 15-ю сторожевые заставы.
На 15-й сторожевой заставе командовал ст. л-нт И. Мокросноп, на
13-й – командир роты А. Забаров. Связь с 15-й заставой прервалась через 10 минут, загорелся блиндаж. Далее В.А.Ульяненков
вспоминает, что после того, как прервалась связь, он собрал всех,
кто был свободным в это время в группировке, включая поваров.
Набралось всего двенадцать человек, включая пять офицеров и
прапорщиков, среди них – к-н А.Соломенцев, начальник разведки
батальона, ст. л-нт В.Балабанов, командир взвода САО «Нона»,
ст. пр-к В.Ротарь, старший техник 6-й роты, пр-к Протасов, командир
миномётного взвода. На «броне» к 17 часам 30 минутам добрались
до ущелья. Было уже темно, повалил снег. До сих пор не понимаю,
как сапер во время выдвижения к 15-й заставе обнаружил растяжки, где стояли не просто гранаты, а ОЗМ-72. С И.Мокроснопом
связи не было, стрельба потихоньку на 15-й заставе стихла. Духи
навалились на 13-ю заставу. Я постоянно на связи, координирую
действия всей группировки. В какой-то момент выходит на связь
Забаров: «405-й112, – не продержусь». Как могу, поддерживаю, мол,
идём, держись, ещё чуть-чуть. Сам понимаю, и он понимает, что
сначала нужно вернуть высоту И.Мокроснопа. Предлагаю ему поработать с артиллерией. В.Забаров передает координаты на батарею и тишина. Меня снова вызывает на связь Забаров с вопросом:
«Почему «Волга»113 не открывает огонь?». Спрашиваю командира
батареи Архипова: «В чём дело, почему так долго не открываете
огонь?». Архипов отвечает: «405-й, посмотрите, что за координаты
112) Позывной В.А. Ульяненкова
113) Позывной гаубичной батареи.
147
дает Забаров». Проходит еще какое-то время, и всем становится
ясно, что Забаров вызывает огонь артиллерии на себя. Это была
не моя фантазия... После небольшого раздумья понимаю, что решение обдуманное, попросил Забарова укрыть людей по максимуму. И дал команду Архипову открыть огонь по 13-й заставе. Самое
удивительное, что площадь заставы небольшая, но ни один снаряд
на заставу не упал. Тем временем группа подошла к 15-й заставе,
тишина полная, артналет делать нельзя: нет уверенности, что на
заставе нет наших ребят. Разделились на три группы по четыре человека, разошлись, вышли на исходные позиции и одновременно
начали штурм в полной тишине. Как же мы обрадовались, когда при
подходе к заставе услышали очередь (хорошо в воздух) и крик с матом вперемешку: «Стой! Кто идет?». На заставе, конечно, обстановка была удручающая, блиндаж сгорел. Выяснились обстоятельства
гибели командира заставы И. Мокроснопа. После сеанса связи он
выбегал из блиндажа, граната от безоткатки угодила прямо в блиндаж, он погиб в первые минуты боя. Обгоревшие тела - его и Михаила Добычина, санинструктора батальона – собирали в картонные
коробки. Рядовой Айдар Идиатулин стоял на выносном посту.
По всей видимости, снайпер его снял тоже в первые минуты боя.
Там его потом и нашли. Среди солдат, оставшихся в живых, были
раненые, контуженные. Руководил боем заставы, насколько я помню, сержант Цветков. Рано утром прибыл личный состав 7-й роты, и
начали восстанавливать инженерное оборудование заставы.
А вот что вспомнил об этом бое рядовой Сергей Старков:
«В тот день первый снаряд из безоткатки не долетел до бункера,
одновременно с ним начал работать снайпер, который и снял часового Айдара Идиатулина. В это время все были в блиндаже, поэтому единственным, кто принял бой, был Андрей Золотов, часовой
на втором посту. Первыми из бункера выбежали Цветков, потом
Ципляев и ст. л-нт Макрасноп. За ними на выход бросился и я, но
меня остановил Миша Добычин, заставив одеть бронежилет. Когда
я уже выбегал из бункера, в него попал снаряд от безоткатки, взрывной волной меня сбросило вниз. С трудом поднявшись, я побежал
на миномётную позицию. И уже почти добежал, но пуля попала в
ногу, пришлось занять позицию в скальнике. Сразу же, увидев двух
духов, срезал их очередью из пулемёта, затем в расщелине увидел
ещё одного духа, срезал и его. Потом меня начали плотно обстреливать с другого склона. У меня был всего один магазин. Приходилось
экономно расходовать патроны. В общем, Золотов держал духов
со стороны позиции АГС, я – со стороны соседнего скальника,
148
а Цыпляев Юра – со стороны позиции миномёта и кухни. Когда оставалось 5-7 патронов, приготовился к худшему. Помню, что живым
я не собирался сдаваться духам. Были мысли, что последние два
патрона мои, один патрон - про запас на случай осечки. Когда огонь
духов немного ослаб, перекричавшись с Золотовым и Цыпляевым,
пополз к ним, используя пулемёт, как кирку, цепляясь за камни и
подтягиваясь. Добравшись до огневой позиции АГС, быстро снарядил магазин, набил полные карманы патронами и гранатами. Заняв
круговую оборону, мы между собой решили, что будем держаться
до конца. Как к нам подошло подкрепление, уже не помню: крови
много потерял, выходная дырка от пули была размером с пятикопеечную советскую монету».
Половинчатость политических решений позволяла Ахмад
Шаху укреплять свои позиции в провинциях северо-восточного Афганистана. Он терял людей и оружие, но быстро восстанавливал
боеспособность своих отрядов, продолжая борьбу против режима
НДПА. Весь указанный период Масуд на контакты с госвластью не
шел. В его деятельности отмечалась тенденция проведения самостоятельной политики с необязательным согласованием ее с руководством ИОА в Пешаваре. Независимая политика, проводимая им,
базировалась на экономической основе (разработка богатейших
месторождений изумрудов, лазурита, других драгоценных камней
и металлов в контролируемой зоне, позволяющая избегать крупных
займов), а также военной и финансовой помощи США, арабских
стран, Китая, Пакистана.
Дело в том, что основное природное богатство ущелья Панджшер – залежи изумрудов. Наличие разведанных запасов там –
около 50 % всех известных в Афганистане месторождений изумрудов, других драгоценных камней.
Разработка изумруда осуществлялась под руководством мятежников группировки ИОАП. Рудники по добыче драгоценного
камня тщательно маскировались, прикрывались средствами ПВО.
Взрывные работы велись, в основном, в ночное время, отделение
камней от породы - днем. Всего ежегодно группировкой ИОАП в Пакистане реализовывалось изумруда на сумму свыше 200 млн. афгани (более 5 млн. долларов). По оценкам западных специалистов,
при определенных условиях доходы могли быть увеличены в 10 раз.
Для проведения горновзрывных работ на скальных грунтах использовались бурильные станки японского производства. На рудниках в ущелье Дархиндж руководство работами по добыче дра149
гоценного камня осуществляли французские и западногерманские
горные инженеры. Мятежники Ахмад Шаха осуществляли также
добычу лазурита в уезде Джарм (провинция Бадахшан). Финансовые средства, полученные от продажи на внешнем рынке только
изумрудов (основные покупатели Франция, Пакистан, Индия), покрывали около половины всех потребностей ИОАП в современном
вооружении, боеприпасах и обмундировании.
Некоторая часть необходимых средств удовлетворялась за счет
внутренних источников: сбор продовольствия с лиц, имеющих собственные земельные владения, в размере от 10 до 20 % урожая и
до 50-60% с лиц, арендующих земли, принадлежащие мятежникам;
сбор денежных средств с работников партгосаппарата (включая военнослужащих, сотрудников МГБ и МВД), торговцев в контролируемых районах, в размере от 5 до 15 % дохода – в зависимости от должности, членства в НДПА, степени сотрудничества с госвластью; сбор
денег с выходцев из Панджшера в Кабуле; пополнение вооружения и
боеприпасов за счет дезертиров из армии, МГБ и МВД; нападения и
захват автомашин на коммуникациях в зоне контроля.
Начиная с 1986 года крупных операций против отрядов Ахмад
Шаха не проводилось. Все ограничивалось нанесением авиационных и огневых ударов. К этому времени Масуд из обычного полевого командира вырос в крупную политическую фигуру, известную
всему Афганистану и за его пределами. И руководство Советской
Армии (а к этому времени С.Л. Соколов стал министром обороны,
С.Ф. Ахромеев – начальником ГШ) своими нерешительными действиями, создавшие из посредственной личности великого полководства,
«Льва Панджшера», стали всё больше пестовать и возвеличивать
его. С письменными посланиями к, по сути, бандиту, находившемуся
на денежном содержании у ЦРУ, стали обращаться и посол в Афганистане Воронцов, и генерал армии В.И. Варенников. Всё это делалось,
не таясь, на глазах у тогдашнего руководства Афганистана. Наверное,
им было не по себе, когда их вот нагло и цинично предавали.
Ну, а «гений полководца» Ахмад Шаха проявился чуть позже,
когда он уже, будучи министром обороны Афганистана, не смог
ничего противопоставить другим бандитам – талибам. Увидев их
вооружённые банды на горизонте, он сдал Кабул и скрылся за неприступными скалами Панджшера. Я лично больше склонен признать, что если в чём и проявил себя Ахмад Шах, то это в политике.
Коварный, жестокий и циничный, он не останавливался ни перед
чем для достижения своих целей.
150
4. хронология боевых действий 2-го пдб 345-го опдп
в Афганистане
14 декабря 1979 года 2-й парашютно-десантный батальон без
6-й парашютно-десантной роты посадочным способом на самолётах Ан-22 десантировался на аэродром Баграм. По всей видимости,
он должен был принимать участие в операции «Агат» по отстранению от власти Х.Амина, которая была первоначально спланирована
на 14 декабря, но ввиду её неподготовленности, была отменена.
25 декабря 1979 года вместе с 3-м пдб десантировалась посадочным способом на аэродром Кабул 6-я парашютно-десантная рота.
С 18.00 часов 25 декабря батальон совместно с другими подразделениями полка обеспечивал десантирование посадочным
способом на аэродром Баграм 357-го пдп и подразделений боевого
и тылового обеспечения 103-й вдд.
27 декабря 1979 года батальон участвовал в операции
«Байкал 39» по отстранению Х. Амина и смене режима.
По сигналу «Шторм – 333» подразделения батальона принимали участие в захвате элементов авиабазы «Баграм». Взвод 5-й пдр
под командованием ст. л-нта Н.И. Гуреева захватил батарею 37-мм
пушек. Батарею 100-мм зенитных орудий, находившуюся 2,5 км восточнее расположения полка, захватила 4-я пдр под командованием
ст.л-нта А.А. Гуляева. На 2-й пдб (без 2-х рот) возлагалась задача по
захвату контрольно-диспетчерского пункта и нейтрализации дежурной смены лётчиков в помещении для отдыха. Часть сил выделялась
для патрулирования жилого городка. Однако к моменту прибытия
группы захвата к КДП там уже «работали» группы из технического
персонала 115-го иап, поэтому рота сосредоточила свои усилия на
объектах в южной части авиабазы (КПП, городок лётного состава, комендатура, гостиница, медпункт). Во время патрулирования 5-й пдр
(ст.л-нт А. Шевцов) жилого городка лётно-технического состава с крыши КПП по десантникам был открыт огонь из крупнокалиберного пулемёта. Заместитель командира 2-го батальона по технической части
капитан А.В. Потапов броском через простреливаемое пространство
подобрался к зданию и гранатой уничтожил пулемётный расчёт ДШК.
Затем по решению командира полка подполковника
Н.Сердюкова, 5-я парашютно-десантная рота под командованием
ст.л-нта А. Шевцова приняла участие в доставке главы Афганистана Бабрака Кармаля и членов нового правительства Афганистана
в Кабул . Для размещения афганцев было подготовлено две БМД-1
без десанта. Колонну возглавил командир 2-го парашютно-десант151
ного батальона майор А. Цыганов. Около трёх часов ночи он доложил командиру полка о благополучном прибытии в указанное место.
6-я парашютно-десантная рота под командованием капитана
В. Черкесова после десантирования на аэродром Кабул получила
задачу занять противотанковый рубеж на возможном маршруте выдвижения танковых бригад из района Пули-Чархи. Задача: сковать
боем танковые бригады и не допустить их прорыва в город. На этом
месте рота простояла три дня, пока ранним утром 28-го числа в
направлении на Пули-Чархи не прошла техника 103-й вдд.
Под утро 28 декабря заместитель командующего ВДВ генерал -лейтенант Н. Гуськов поставил задачу командиру батальона
майору А. Цыганову на выдвижение и блокирование крепости Бала-Хисар, где были дислоцированы афганские 26-й парашютно -десантный полк и 444-й батальон «коммандос». К имевшееся 6-й роте
добавили роту из 103-й вдд.
30 декабря командир 2-го пдб майор А. Цыганов собрал все подразделения, находящиеся в Кабуле, и к исходу дня привёл их в Баграм.
В первых числах января 1980 года 2-й парашютно-десантный батальон выполнял задачу по обеспечению безопасности прохождения танкового полка 108-й мсд, охраняя участок дороги протяжённостью 30 км на участке Чарикар – Мирбачакот.
18 февраля группа во главе с заместителем командира 2-го
пдб капитаном В.Храмовым участвовала в эвакуации выживших
и погибших в результате катастрофы лётчиков вертолёта Ми-6
280-го овп (Кандагар) у гребня горы Сихнау (перевал Саланг) на
высоте около 4100 метров.
С 5.00 часов 9 апреля по 16 апреля 1980 года 2-й пдб,
усиленный разведывательной ротой полка, адн полка, взводом
120-мм миномётов, исв иср полка участвовал в первой операции
советских войск в Панджшере.
Из доклада Маршала Советского Союза С. Л. Соколова министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Д.Ф. Устинову
9 апреля: в провинции Парван 4/56 одшбр и 2/345 опдп с пб 32-го
пп 8-й пд в ущелье Панджшер продвинулись на 12-15 км и вышли
в районы: 4/56 одшбр – Хару, 2/345 опдп – Гавиндж. Уничтожено до
300 мятежников. Наши потери: убито – 3, ранено – 17.114
2-й пдб, следовавший за дшб, приступил к ликвидации очагов сопротивления в Базараке. К утру следующего дня перестрелка в районе
114) Журнал «Воздушно-космическая оборона» № 5 (60) 2011 г. Москва,
ООО «Издательский дом «ВПК-Медиа».
152
Базарак практически прекратилась. В ходе поиска было обнаружено и
взорвано помещение исламского комитета. Преследование групп мятежников, отходящих по боковому ущелью в северном направлении, на
бронетехнике не представлялось возможным по условиям местности.
Оставив бронегруппу, батальон продолжил выполнение поставленной
боевой задачи. В районе кишлака Кальтари (4 км севернее Базарак)
передовой дозор встретил организованное сопротивление. Батальон,
используя результаты удара боевых вертолётов, атаковал позиции
противника. В результате непродолжительного боя в районе кишлака
Калатак был разгромлен учебный центр по подготовке командиров диверсионных групп, обнаружены склады с боеприпасами и уничтожены.
Батальон продолжал выполнение боевой задачи. В районе слияния
рек Кириман, Абдуллахейль и Хазара во время боестолкновения был
ранен командир батальона майор А. Цыганов. Эвакуация раненого
комбата была возложена на заместителя командира батальона по политчасти ст. л-нта М.В. Веселова. К исходу 13 апреля войска соединились в районе кишлака Хару (2 км сев. Пишгор) и, оставив в Рухе
гарнизон от 32-го пп 8-й пд, 14 апреля вышли из ущелья.
Из доклада Маршала Советского Союза С.Л. Соколова министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Д.Ф. Устинову:
закончились боевые действия в провинции Парван, которые продолжались с 9 апреля с.г. Преодолевая огневое сопротивление
противника, многочисленные разрушения и завалы на дорогах,
4/56 одшбр, 2/345 пдп и пб 32-го пп 8-й пд продвинулись до 80-100 км
и нанесли поражение находившейся в ущелье Панджшер группировке мятежников, уничтожив до 600 чел. и захватив 14 пленных. Организованных формирований противника в этом районе не
осталось. Наши потери: убито – 14 чел. и ранено – 31 чел. Подразделения сосредоточены в районе Ходжари. 15.04 возвращаются в
пункт постоянной дислокации.
Из доклада Маршала Советского Союза С.Л. Соколова министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Д.Ф. Устинову:
4/56 одшбр на пути к месту постоянной дислокации после выполнения задачи в ущелье Панджшер, в районе Базарак (40 км сев-вост
Чарикар) столкнулся с мятежной группой численностью свыше
200 человек.Уничтожено боле 130 мятежников. К исходу 16.04 все
подразделения, принимавшие участие в боевых действиях в провинции Парван, возвратились в пункты постоянной дислокации.115
115) Журнал «Воздушно-космическая оборона» № 5 (60) 2011 г. Москва, ООО
«Издательский дом «ВПК-Медиа».
153
С 20 апреля по 8 мая 1980 года 2-й пдб под командованием
майора В. Манюты в составе полка участвовал в совершении рейда
в административный центр провинции Бамиан с ведением поисковых действий в ходе марша и в прилегающих к центру районах.
Из журнала боевых действий 40-й армии 22 апреля: 345-й опдп
(без 1 пдб) с пб 32-го пп проводят рейд в направлении ДжабальУссарадж, Бамиан. В течение дня уничтожено свыше 100 человек,
захвачено 8 единиц стрелкового оружия. Потери: ранено 12 чел.
Из доклада Маршала Советского Союза С.Л. Соколова министру
обороны СССР Маршалу Советского Союза Д.Ф. Устинову 23 апреля:
345-й опдп (без пдб) с двумя пб 32-го пп 8-й пд провели прочесывание горных долин южнее и юго-западнее Сиахирд (28 км зап Чарикар) и сосредоточились в районах Фиринджаль (16 км зап Сиахирд)
в готовности к продолжению рейда на Бамиан с утра 23.4. Уничтожено до 170 мятежников. Наши потери – ранено 12 чел.
Из доклада Маршала Советского Союза С. Л. Соколова министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Д. Ф. Устинову:
– 24 апреля: 345-й опдп (без пдб) с 32-м пп (без пб) 8-й пд после поражения группировки мятежников южнее и юго-западнее Сиахирд 23.4 вышел в район Бамиан и 24.4 прочесывал населенные
пункты в его окрестностях;
– 25 апреля: 345-й опдп (без пдб) с двумя пб 32-го пп 8-й пд совершает рейд в направлении Бамиан, Базари-Якоуланг. В течение
дня уничтожено свыше 40 мятежников, захвачено трое пленных,
22 единицы стрелкового оружия. Освобождены 22 активиста. Потерь
нет. К исходу дня сосредотачивается в районе 3 км вост Базари-Якоуланг. С утра 26.04 2/345 пдп выдвигается в направлении г. Тотапарида,
Панджау, к исх. дня батальон выходит в район 3 км сев-вост Панджау.
3/345 опдп прочесывает долину сев-зап Базари-Якоуланг на глубину
25 км. К исходу дня 3/345 опдп сосредотачивается в Гули-Лала;
– 26 апреля: 3/345 опдп с пб 32-го пп при совершении рейда
на Панджау остановлен перед пер. Шату (18 км южнее Базари-Якоуланг) и проводят работы по расширению проезжей части дороги и
расчистке завала. 2/345 опдп прочесывает долину р. Газак и к исходу дня сосредотачивается 1,5 км южн Базари-Якоуланг. В течение
дня захвачено 19 единиц стрелкового оружия. С утра 21.4 батальон
прочесывает окрестности Базари-Якоуланг. 3/345 опдп после расчистки перевала идет на Панджау.
– 27 апреля: 345-й опдп (без пдб) с двумя пб 32-го пп в течение дня проводил инженерные работы по расчистке перевала
Шату (20 км сев Панджау).
154
– 28 апреля: 345-й опдп (без пдб) с 32-м пп (без пб) 8-й пд,
совершающий рейд в направлении Бамиан, Панджау, в течение
двух суток пробивался через перевал Шату (21 км сев Панджау),
расчищая снежные и каменные завалы. С утра 29.4 работы будут
продолжены.
– 29 апреля: 345-й пдп (без пдб) в течение дня расчищал завал
и вел работы по расширению дороги на пер. Шату. Перевал прошла
гусеничная техника и артиллерийский дивизион. С утра 30.4 полк
продолжает преодолевать перевал и выдвигаться на Панджау.
– 30 апреля: 345-й опдп (без пдб) с двумя пб 32-го пп 8-й пд восстанавливает дорогу 6 км сев Панджау. 5-я пдр охраняет пер. Шату.
К исходу дня главные силы 345-го опдп сосредоточились в Панджау.
До 3.5 полк осуществляет контроль занимаемого района.
– 1-2 мая: 345-й опдп (без пдб) с 32-м пп (без пб) завершил
рейд в направлении Бамиан, Панджау и в полном составе сосредоточился в районе 3 км сев Панджау, где готовится к дальнейшим
действиям.
– 3-4 мая: подразделения 345-го опдп с 32-м пп (без пд) 8-й пд
3 мая, действуя восточнее Панджау, достигли перевала Гавгардан
(3308 м), далее на восток маршрут на протяжении 40 км непроходим, в связи с чем 345-й опдп возвращается в пункт постоянной
дислокации по маршруту Панджау, Бамиан, Чарикар. К исходу
4 мая с. г. полк остановлен на ночной отдых в районе пер. Шату
(20 км сев Панджау).
– 5-7 мая: 345-й опдп (без пдб) с 32-м пп (без пб) в районе пер.
Хами-Ниль (50 км зап Бамиан) в течение 6.5 находился на дневном
отдыхе, где обслуживал технику. С утра 7.5 полк возобновит движение на Бамиан.116
К исходу 8 мая полк прибыл в Баграм. А 9 мая командующий
Воздушно-десантными войсками генерал-полковник Д.С. Сухоруков
вручал первые боевые награды личному составу полка.
Со 2 июня 1980 года батальон под командованием В.Храмова
в составе полка участвовал в ударно-поисковых действиях в районах Заргаран и Исталиф. Совершив ночной марш, около 4.00 часов
3 июня батальон вышел в район н.п. Заргаран.
Из доклада Маршала Советского Союза С. Л. Соколова министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Д. Ф. Устинову:
116) Журнал «Воздушно-космическая оборона» № 5 (60) 2011 г. Москва, ООО
«Издательский дом «ВПК-Медиа».
155
– 2-3 июня: с утра 3.6 1,2/357 пдп 103-й вдд и 2,3/345 опдп блокировали, а подразделения 8-й пд осуществляли поиск и уничтожение мятежников в населенных пунктах, прилегающих к Карезимир
(15 км сев-зап г. Кабул) и Мирбачакот (25 км сев г. Кабул).
– 4-5 июня: подразделения 345-го опдп, 357-го пдп 103-й вдд и
8-й пд закончили прочесывание населенных пунктов, примыкающих
к дороге на Кабул, Чарикар на участке Кабул, Ккарабаг. В течение
3–5.6 уничтожено 60-80 и захвачено в плен 20 мятежников. К утру
5.6 части возвратились в пункты дислокации.117
С 4 июля батальон под командованием майора В. Манюты
в составе полка участвовал в Мирбачакотской операции. 2-й пдб
имел задачу основными силами (5-я и 6-я пдр) ликвидировать
склад в ущелье Заргаран. 4-я пдр (ст. л-нт Гуляев) выделялась для
действий на правом фланге полка с задачей воспретить возможную
контратаку резервов противника из района кишлака Хасандара.
5 июля колонна подошла к Мирбачакоту и была обстреляна из
гранатомётов. Погиб ст. л-нт Антонюк и с ним почти всё отделение.
Были тяжело ранены командир 3-го пдб майор А.М. Алиев и начальник штаба 3-го пдб ст.л-нт В.А. Востротин. 5 июля в полку было 15
погибших и 17 раненых. Утром 6 июля был тяжело ранен командир
7-й пдр ст.л-нт В.Тищенко. К исходу 6 июля 2-й пдб полностью овладел кишлаком Калайи-Мирза. В дальнейшем 2-й пдб с разведротой
с 5.00 часов 8 июля, действуя в направлении Петава – Каланисру
– Калагулай – Калайи Йозбаши, имел задачу уничтожать обнаруженные группы бандитов. За время пятидневной операции в полку
погибло 17 человек.118
С 3.00 часов 6 августа батальон под командованием начальника штаба батальона майора А. Рембеза в составе полка принимал участие в операции в Ниджрабском ущелье. 3-им батальоном
командовал заместитель командира 2-го пдб капитан В. Храмов.
2-й пдб наступал слева от реки Ниджраб, 3-й пдб – справа. К 17.00
подразделения 2-го и 3-го пдб овладели рубежом Дехи-Мутрибан
– Базари-Бадахши и закрепились на нём. На следующий день роты
2-го пдб, продолжая наступление в направлении Зульмхейль – Кулала, овладели н.п. Зульмхейль. Во время боя был тяжело ранен
в глаз командир 5-й пдр ст. л-нт А. Шевцов. Во время боя в районе
117) Журнал «Воздушно-космическая оборона» № 5 (60) 2011 г. Москва, ООО
«Издательский дом «ВПК-Медиа».
118) Храмов В.К., Королёв А.Н. – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный полк.
Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
156
кишлака какахейль погиб командир 1-й пдр ст. л-нт В.В. Мельник,
ранен и.о. заместителя командира 1-го батальона по политчасти
л-нт Ю. Хомченко. Погиб заместитель командира батальона по политчасти капитан В.Н. Дедовских. 16 августа операция закончилась.
В полку погибло 15 человек, ранено – 47 человек.119
Из журнала боевых действий 40-й армии: «С утра 6 августа
1980 года 345-й пдп, 2/181 мсп 108-й мсд с батальоном 444-го полка «К» и орб 1 АК начали боевую операцию по уничтожению формирований мятежников в районе 40–50 км вост Чарикар. Подразделения, наступая с рубежа Кара (6656), Ниджраб (7252) в сев-вост
направлении, выполнили задачу дня и сосредоточились в районах:
2/181 мсп – Хусейнхайхель (7462), 345-й опдп – Дехи-Мутрибан
(7656), Газабихейль, Базари-Бадахши (7654).120
– 7-8 августа 345-й опдп, 2/181 мсп с орб 1 АК и батальоном
444-го полка коммандос продолжали наступление в северном и северо-западном направлении по долинам рек и ущельям (20–25 км
вост Махмудраки). Преодолевая упорное сопротивление противника, подразделения продвинулись на 5–10 км и к исходу 8.8 сосредоточились в районах: 1-й пдб – Кубадхейль, 3-й пдб с рр – Шейхан,
2-й пдб – Джамайн, Бабайхейль, 2/181 мсп – Тархейль.
– 9-10 августа в провинции Парван завершились боевые действия 345-го опдп в долинах сев и сев-вост Ниджраб (7252). Разгромлено несколько мятежных отрядов. Полк сосредоточился в
районе Ниджраб и проводит подготовку к продолжению боевых действий 10 -15 км сев-вост Махмудраки с утра 12.8.
– 13-14 августа в провинции Парван 345-й опдп с орб 1 АК и
батальоном 444-го полка «К» с утра 14.8 приступили к боевым действиям по уничтожению формирований противника 10-15 км севвост Махмудраки. В течение дня подразделения продвинулись с
боями на 5-8 км, разгромили несколько мятежных групп и вышли в
район: 1-й пдб – г. Турбант (8442), Хал (8440), 2-й пдб – Мукамхейль
(8640), Чандара (8842), 3-й пдб – 1 км юго-вост Арабхейль (8438).
– 15-16 августа в провинции Парван 345-й опдп с орб 1 АК
закончил боевые действия 10–15 км сев-вост Махмудраки и возвратился в пункт дислокации. В провинции Кабул 180-й мсп (без
3-го омсб) с 1/181 мсп 108-й мсд с пб 76-го пп 8-й пд вели боевые
действия в провинции Лагман. К исходу дня подразделения сосре119) Храмов В.К., Королёв А.Н. – 345 гвардейский отдельный парашютно-десантный полк.
Афган. Начало. – Ржев: филиал ОАО «Тот» Ржевская типография, 2012 г.
120) Информационно-аналитическое издание «Воздушно-космическая оборона» http://vko.ru
157
доточились в районах: 1/181 мсп – г. Сиахкох (2290), 2/180 мсп –
Хальдари (2496), отм. 2522 (2292), Молхейль (2294). Уничтожено
несколько групп противника.
– 19-20 августа в провинции Кабул 345-й опдп, 1, 2/350 пдп,
2/357 пдп 103-й вдд, 1/181 мсп 108-й мсд с 2/38 мп 7-й пд, орб 1
АК, пдб 37-й опдбр вели боевые действия сев Кабул в районе Баги-алам (6020), Ханахойи-Хазара (5602), Мухамедхейль (3898), Данишманд (3612). Разгромлено несколько мятежных формирований.
К исх. 20.8 войска сосредоточились в районах: 345-й опдп – 2,5 км
южн Карабаг; 2/350 пдп – 1,5 км сев-зап Калайи-Мирза; 1/350 пдп
– отм. 3036 (4396); 2/357 пдп – выс. 2814 (4096), выс. 2482 (3800),
выс. 2670 (4000) – окружил противника в Калаюнус, Каламай.
21 – 22 августа в провинции Кабул закончились боевые действия
345-го опдп, 350-го пдп (без пдб), 2/357 пдп 103-й вдд, 1/181 мсп
108-й гв. мсд и трех афганских батальонов в районе Мирбачакот.
За период 19–22.8 уничтожено более 160 мятежников. Захвачено в
плен 8 человек. Наши потери: убит – 1, ранено – 5 человек. Части,
участвующие в боевых действиях, возвратились в ППД».121
По воспоминаниям А.И. Богатырёва: «В августе 1980 года наш
батальон принимал участие в специальной операции по определению поражающих факторов авиационных объемно-детонирующих
боеприпасов в панджшерском ущелье. 4-я и 6-я рота попали в засаду пакистанского спецназа, понесли потери и не смогли продолжить
выполнение боевой задачи. В то время я командовал 5-й ротой, нам
удалось избежать засады, и поэтому выполнение задачи батальона
автоматически легло на плечи моей роты. В ходе выдвижения по горам к месту задачи мы обнаружили группу пакистанского спецназа
«Черные аисты», которая осуществила засаду на две наши роты.
Но тут роли поменялись. Теперь они оказались в невыгодном положении, были взяты нами в плотный «огневой мешок», и в ходе боя,
не потеряв в роте ни одного человека, мы смогли уничтожить около
тридцати пакистанских спецназовцев».
С 23 августа по 13 сентября 2-й пдб (без пдр) под командованием капитана В. Храмова в составе: 4-й пдр (ст. л-нт А. Гуляев), 5-й пдр (ст. л-нт А. Павлющенко) с двумя танковыми взводами,
батареей 120-мм миномётов (ст. л-нт В. Калашников), сапёрным
взводом (командир иср ст. л-нт В. Трушков) выпоняли адиминстративно-боевую задачу по оказанию помощи в становлении назначенной в Ниджрабское ущелье администрации.
121)
158
Информационно-аналитическое издание «Воздушно-космическая оборона» http://vko.ru
С 14 сентября батальон в составе полка принимал участие на
начальном этапе поисково-ударных действий на Бамианском направлении. Батальон имел задачу овладеть высотами на входе в ущелье
Горбанд. 15 сентября после артиллерийской подготовки атаки 4-й и
5-й пдр овладели господствующими высотами и обспечили вход в
ущелье главным силам полка. После завершения втягивания колонны полка в ущелье Горбанд роты 2-го пдб вернулись на авиабазу.
Из журнала боевых действий 40-й армии: «24-25 сентября
в провинции Парван 345-й опдп (без пдб) блокируют Чарикар, а
два пб 8-й пд с подразделениями ХАД, Царандоя и партийным
активом осуществляют ликвидацию контрреволюционеров и террористов внутри города. 26-27 сентября в пригороде Чарикар
разгромлено несколько групп противника. Советские и афганские
подразделения возвратились в ППД. 28-29 сентября в провинции Парван 345-й опдп (без пдб) с пб 7-й пд вел боевые действия
10-15 км сев-вост Махмудраки. Разгромлено несколько мятежных
групп. К исх. 29.9 подразделения сосредоточились в районах:
2/345 опдп – Дурнама, 3/345 опдп – Арабхейль».122
С 27 сентября батальон в составе полка принимал участие в
проведении поисково-ударных действий в северо-восточной части
Чарикарской долины. 2-й пдб под командованием майора В. Манюты
действовал в районе Дурнама – Турбати-Ходжасахиб – Маликар.
29 сентября в районе кишлака Турбати-Ходжасахиб погибли 4 человека 5-й пдр (мл. с-нт А.В. Бадюк, ефр. Е.Н. Ваулин, мл. с-нт А.С. Кирилов) во главе с командиром взвода л-нтом В.И. Чулковым.
В первых числах октября батальон в составе полка участвовал
в проведении поисково-ударных действий в Ниджрабском ущелье.
31-го октября 1980 года командующий ВДВ генерал-полковник Д.С. Сухоруков вручил полку орден Красного Знамени.
В начале ноября подразделения полка неоднократно проводили
поисковые действия в назначенной зоне ответственности. Заместитель командира 2-го пдб В. Храмов вспоминает об одном таком действии в пешем порядке: «Выдвижение тактической группы в пешем
порядке началось поздней ночью с соблюдением шумо- и светомаскировки. Подразделения выдвигались по одному маршруту, в обход населённых пунктов с выделением передового и боковых дозоров, что
позволило на незначительном удалении от расположения полка обнаружить и нейтрализовать наблюдателей. К рассвету роты завершили
окружение намеченного района и организовали засады на предполага122)
Информационно-аналитическое издание «Воздушно-космическая оборона» http://vko.ru
159
емых путях отхода бандитов. После поступивших докладов о готовности к бою подал команду на начало движения бронегруппы. С пригорка
хорошо было видно, как зажглись фары в районе полкового парка, и
техника начала движение. Одновременно с началом движения бронегруппы артиллерийский дивизион приступил к пристрелке участков
заградительного огня. С началом работы артиллерии кишлак ожил: из
домов выбегали вооружённые люди и устремлялись в сторону гор
– прямо на позиции 4-й пдр. В течение получаса всё было завершено.
5-я и 6 -я пдр прочесали свои участки. Тела уничтоженных бандитов
(около 40 человек) были собраны в одном месте, приглашены старейшины села и им было поручено похоронить убитых».
С 21 ноября и с небольшими перерывами практически до конца
1980 года батальон в составе полка участвует в боевых действиях в
ущелье Панджшер. Подробно об этом уже написано выше. Во время
одного из боёв был ранен и в последствии умер 21 января 1981 года
в госпитале в Ташкенте командир 4-й роты ст.л-нт А.А. Гуляев.
С 6 января 1981 года и до середины января 2-й пдб охранял
афганских рабочих, ремонтирующих линии электропередач на участке Реги-Раван (4 км сев. Махмудраки) – Чахчи (7 км сев. Махмудраки).
С 15 января по 22 января батальон в составе полка выполнял
задачи по оказанию помощи правительству в проведении призыва в
ряды вооружённых сил ДРА.
С 1 часа 30 минут 24 января батальон участвует в составе полка в поисково-ударных действиях. 2-й пдб с танковой ротой, батареей
120-мм миномётов совместно с 63-им пп (без батальона) действовал
в районе Карсиди – Карезай – Дехи-Бульбуль (17 км сев.-вост. авиабазы). В кишлаке Дехи-Бабаали 6-я рота (капитан В. Чебан) батальона попали в огневую засаду. Было подбито две БМД, погибло
5 человек. Только к 21.00 часу батальон прибыл в район КП полка.
25 января около часа ночи на максимально возможной скорости батальон выдвинулся к злополучному кишлаку и окружил его. По кишлаку было нанесено огневое поражение. С рассветом танковая рота
при поддержке афганцев 63-го пп прошла кишлак насквозь. К исходу
25 января подразделения полка вернулись на авиабазу.
В конце января – начале февраля 2-й пдб проводит поисковые мероприятия в районе Рогамати – Дехходжа – Карагачи (12 км
сев.-вост. Авиабазы Баграм).
9 февраля приступил к выполнению боевой задачи по оказанию помощи администрации в укреплении власти. В Махмудраки
(административный центр провинции Каписа) убыла группа во главе с заместителем командира батальона капитаном В. Храмовым:
160
4-я, 5-я пдр, танковая рота, батарея 122-мм гаубиц. Другая группа
во главе с начальником штаба батальона капитаном Н. Демидовым
в составе 6-я пдр, танковый взвод, взвод 120-мм миномётов, убыла
в Мирбачакот. Решением вышестоящего командования гарнизон в
Махмудраки был отозван к исходу 8 марта. С уходом из Махмудраки
десантников местная администрация разбежалась, власть перешла
к мятежникам. Командованием было принято решение о восстановлении гарнизона в городе. Уже 11 марта в город была направлена
4-я пдр под командованием ст. л-нта Муравского с танковой ротой
108-й мсд. В состав тактической группы была включена 2-ая габатр
под командованием капитан Ю.В. Литвина. Руководство гарнизоном
было возложено на командира батальона майора В.А. Манюту.
12 марта колонна из 2-х танков, 2-х БМД, БТРД с АГСом, 2-х ГАЗ-66
под командованием командира взвода 4-й пдр л-нта Н.А. Литвинова
в кишлаке Мулафакирхейль попала в засаду. Командир взвода
л-нт Н.А.Литвинов и экипаж в составе мл. с-нта Ю.Г. Василенко,
мл. с-нта В.А. Белкова, ст. с-нта Г.Г. Нуриева погибли.
К весне 1981 года 2-й пдб был раскидан поротно по всей
Чарикарской долине:
– 4-я пдр – в Махмудраки;
– 5-я пдр – в Кабуле в распоряжении командира 103-й вдд;
– 6-я пдр – в Мирбачакоте.
В мае 1981 года 2-й пдб получил задачу на боевые действия
в направлении на г. Бамиан. В ходе этой операции планировалось
заменить 9-ю пдр подразделениями 2-го пдб. Все увольняемые в
запас солдаты и сержанты батальона выразили желание остаться в
строю до завершения похода на Бамиан.
13 мая сводная тактическая группа 108-й мсд и 345-го опдп под
командованием заместителя командира 108-й мсд полковника Холодова сосредоточилась у входа в ущелье в районе кишлака Каласахрай. От полка привлекались 2-й пдб без 4-й пдр под командованием майора В. Храмова, адн 122-мм гаубиц, взвод ЗУ-23 на БТРД,
разведывательная рота, батарея 120-мм миномётов, рота связи и
тыловые подразделения. Колонну возглавлял командир полка майор Ю.В. Кузнецов. 18 мая к 17.00 часам колонна сосредоточилась
в районе аэродрома на плато, где располагалась 9-я пдр во главе
со ст. л-нтом В.А. Востротиным. 20 мая объединённая тактическая
группа покинула Бамиан. А 2-й пдб в составе: 5-й пдр (ст.л-нт Павлющенко), 6-й пдр (капитан Чебан), батарея 122-мм гаубиц (капитан
В.Щеглов), взвод ЗУ-23 (л-нт Ярошек) и пехотный батальон афганской армии приступил к выполнению боевой задачи в Бамиане.
161
30 июня В.Храмов убыл в Баграм, а обязанности командира батальона стал исполнять замполит батальона капитан С. Музычин.
По воспоминаниям А.Г. Буторина, 4-я рота после Махмудраки
была передослоцирована в район швейной фабрики недолеко от
Гульбахора, где и выполняла боевую задачу.
В марте 1982 года батальон быд выведен из Бамиана, участвововал в составе полка в 5-й Панджшерской операции. После
операции для осуществления контроля за выполнением условий
соглашения в долине Панджшер в кишлаке Анава был размещен
гарнизон в составе 2-го батальона 345-го парашютно-десантного
полка, батальона 444-го полка «Командос» афганской армии и
батальона царандоя.
Валерий Юрьевич Пшенов, командир 4-й пдр с августа 1983 г. по
июль 1985 г. и заместитель командира батальона – с июля 1985 г. по
декабрь 1985 г., вспоминает: « В августе 1983 года я попал в Анаву.
В то время в состав ОГ «Анава» помимо подразделений батальона
входили: 3-я габатр, 2-й взвод сабатр, часть иср и часть зрабатр.
Из застав была только одна на горе Шуро от 4-й пдр. Это было время
перемирия с Ахмад Шах Масудом. Рядом с позицией 4-й пдр стояла афганская бригада «Командос». Духи в районе Анавы отдыхали
после проведенных операций, проводили учения, готовились к новым операциям и уходили на проведение новых операций. Исходя
из этого и ставились задачи батальону: вести разведку за ними и обо
всех их действиях и передвижениях докладывать в полк. В апреле
1984 года закончилось перемирие, и началась очередная операция
в Пандшере. В связи с входом войск в Панджер и продвижением
их в сторону Пакистанской границы стала задача обеспечения войск боеприпасами, горючим, продовольствием и всем необходимым.
Батальону была поставлена задача обеспечить беспрепятственное
продвижение колонн в район боевых действий и обратно в зоне своей ответственности. На первом этапе были выставлены сторожевые
заставы от 4-й и 5-й пдр (с 3 по 12 до Анавы). На входе ущелье стояли две заставы № 1 и 2 от афганских войск. В Рухе после ввода
войск стал 682-й мсп и выставил заставы в зоне своей ответственности. После этого нападение на колонны в зоне ответственности нашего батальона значительно уменьшились. Между зонами
ответственности от Анавы и до Тавахской петли включительно
образовалась брешь, где духи активизировали нападение на колонны и минирование дороги. Батальону снова поставлена задача: перекрыть заставами и этот участок Панджера. Для усиления
батальона ему придали 7-ю пдр, которая передислоцировалась
162
из Чарикара. После прибытия в батальон 7-й пдр от 6-й пдр были
выставлены 4 заставы (13-я, 14-я, 15-я и 16-я).
Задача 7-й пдр – охрана батальона и разведывательно -засадные
действия. Хороший пример, когда 3 группы от 7-й пдр ушли в засады
с задачей взять пленного. Взяла группа, которой командовал заместитель командира 7-й роты ст. л-т В. Егоренков. Хороший пример поиска
командира взвода 5 пдр, который самовольно ушел с солдатами с 5-й
заставы в кишлак и нарвался на духов, солдаты бросили его раненого,
сами вернулись на заставу и почти сутки обманывали командование
батальона. Офицера нашли через трое суток раненого».
По воспоминаниям Ю.А. Самчева, командира 7-й роты с 21 мая
1983 года: «До Анавы, с мая 1983 года, 7-я рота в отрыве от 345-го
опдп выполняла задачу по охране и обороне центра провинции Парван – города Чарикар. Вводил роту в Чарикар гв. капитан Журавлёв
Анатолий Георгиевич. На тот период 7-я пдр являлась лучшей ротой
полка. Находясь в Чарикаре, 7-я рота, выполняя поставленную задачу
по охране и обороне города, выполняла также задачи по сопровождению колонн, проведению засадных действий. Часть солдат и офицеров по необходимости при проведении операций силами 345-го опдп
шла на доукомплектование подразделений 3-го пдб. Противник часто
обстреливал город Чарикар из миномётов как в дневное, так и в
ночное время. Нападения на город мелких групп осуществлялась
постоянно, чаще всего в ночное время. Используя своё вооружение, а также приданные миномётный взвод под командованием
прапорщика Б.А.Колтырина, расчёт ЗУ-23, и огонь поддерживающих роту батареи Д-30 из полка,а также дивизиона из состава артиллерийского полка из Джабаль-Уссараджа, личный состав роты
успешно выполнял поставленные задачи. В Августе 1984 г.рота
была придана 2-му пдб, находящемуся в Анаве, для проведения
диверсионно-поисковых действий».
Вот таким образом была создана оперативная группировка
«Анава», которая успешно выполняла задачи по обеспечению
беспрепятственного прохождения колонн в зоне ответственности
в ущелье Панджшер.
Конечно же, боевая жизнь подразделений ОГ «Анава» была насыщенной. Личный состав стойко переносил тяготы и лишения службы
на сторожевых заставах. Не обходилось и без происшествий. Вот как
вспоминал о службе в батальоне в то время Владимир Александрович Ульяненков, который с июня 1984 года по июнь 1986 года
был начальником штаба батальона. «Менял я майора А. Гаврилова.
Старшим от полка в группировке был заместитель командира пол163
ка по ВДП подполковник В. Целовальников. Почти одновременно со
мной прибыл в Анаву и командир батальона подполковник Борченко
Геннадий Григорьевич. Комбат Михайловский по ранению уже был
в Союзе. Заместителем командира батальона был «дед» майор В. Волков, заместителем командира батальона по политчасти
– майор С. Нуреев, майор А. Мисковец - заместителем командира
батальона по технической части. Врачом батальона был капитан
Цымбалюк Дмитрий Степанович, командиром 4-й роты – В.Пшенов,
командиром 5-й роты – В. Шолохов, командиром 6-й роты – А. Забаров, командиром 7-й роты – Ю. Самчев, командиром 3-й гаубичной
батареи – В. Архипов, командиром зенитной батареи – С. Каверин,
командиром огневого взвода 120 мм САО – В. Балабанов.
Штаб батальона располагался в глинобитных домах, которые
были огорожены высокой стеной. В батальоне всё это называлось
«крепостью». « Крепость» до августа 1984 года состояла из двух построек: основная крепость, которая сохранилась (штаб батальона), и
перед ней к дороге такая же постройка, только со стенами чуть пониже
и без построек, пригодных для жизни людей. Размер примерно один в
один. В августе 1984 года практически ежедневно в 7 часов 30 минут
начинался обстрел позиций батальона из минометов и периодически из безоткаток. Всё лето, пока проводилась операция в ущелье
Панджшер, в батальоне создавался большой запас артиллерийских
снарядов, которые и хранились в «крепости», находившейся рядом со
штабом батальона. 5 августа в 7.30 первая мина ложится около позиций артиллеристов, следующая попадает в этот склад боеприпасов. Возник сначала пожар, его пытались потушить, но после
первого взрыва порохового заряда всех людей убрали в укрытия.
Снаряды взрывались в течение трёх дней, разлетаясь на сотни метров по всей округе. Не обошлось и без жертв: два солдата спрятались
в бане, снаряд пробил усиленную крышу и взорвался, солдаты погибли. Уникальный случай произошел в это же время. В пяти метрах от
входа в артиллерийский склад был окоп для часового. С началом всей
этой заварушки часовой запрыгнул в окоп. Даю команду к обеду доложить о положении дел в подразделениях и о потерях, докладывают о
двух погибших в бане и о пропавшем часовом у склада с боеприпасами. Его мы все уже считали тоже погибшим. Когда взрывы через три
дня немного стихли, начали осматривать территорию, подсчитывать
ущерб и обнаружили в окопе засыпанного землей, оглушенного, но живого часового. Поверить в это сразу было трудно.
В 1984 году была выставлена в ущелье Фирадж 9-я сторожевая застава. Проводились мероприятия по совершенствованию
164
инженерного оборудования застав, на некоторые заставы были
установлены зенитные установки ЗУ – 23-2. Душманы периодически пытались ограничить движение автомобильных колонн в зоне
ответственности батальона, для чего минировали участки дороги и
обстреливали колонны. Однажды из района кишлака Калача, который находился в зоне ответственности 11-й сторожевой заставы,
духи обстреляли из ДШК вертолёт. Потом насчитали в вертолёте
около двух десятков пробоин. Один лётчик был тяжело ранен и с
трудом посадил вертолёт. Командир взвода 5-й роты ст. л-нт Каратаев с 11-й сторожевой заставы запросил разрешение на осмотр кишлака Калача. Получив его, он с тремя бойцами спустился в кишлак и
увидел такую картину: во дворе стоит ДШК, в шеренгу построились
десять духов, перед строем ходит командир и что-то им втолковывает. Взводный принимает решение на уничтожение группы душманов, огнём из четырех автоматов половину уничтожил, остальные
успели разбежаться. Собрав брошенные автоматы, ДШК, патроны,
группа стала отходить обратно на заставу. Духи пришли в себя и
бросились преследовать наших ребят. По радиостанции даю команду ст. л-нту Каратаеву привести в негодность ДШК, всё бросить и отходить налегке. На что получил отрицательный ответ: «Все донесу,
не для того захватили, чтобы бросать». Отход группы прикрывали
огнём артиллерии. Всё донесли без потерь. Так ДШК на 11-й сторожевой заставе и служил верой и правдой».
Ульяненков также вспоминает, что командование батальона
поддерживало тесные, дружеские отношения с представителями
власти в Анаве. Так, 28 апреля 1985 года командование оперативной
группировки пригласили в Анаву на годовщину апрельской революции. Было все партийное руководство, руководство службы безопасности ХАД, командир батальона царандоя. Были тосты за дружбу, за
победу и так далее. На следующий год снова планировались такие
же мероприятия, но поступила информация, что в ходе праздничного
обеда всех участников попытаются отравить. Как потом выяснилось,
в этом был замешан командир батальона царандоя Абдул Валид.
Но он почувствовал неладное, и в 3 часа утра с полным вооружением, прихватив с собой чуть ли не весь местный батальон царандоя,
ушёл в горы. За ним потом долго охотились и ГРУ, и КГБ. В результате
точно определили его местоположение, произвели артиллерийский
налёт, Абдул Валид был тяжело ранен, остался без ноги.
165
Часть вторая
ПАРАШЮТНО - ДЕСАНТНЫЙ БАТАЛЬОН НА ОХРАНЕ
КОММУНИКАЦИЙ В УЩЕЛЬЕ ПАНДЖШЕР
Особенности природных и климатических условий, политическая
обстановка в регионе предопределили специфику ведения и особенности решаемых нашими войсками боевых задач. «Они выполнялись как самостоятельно, то есть только соединениями, частями
и подразделениями Советской Армии, так и совместно с афганскими
регулярными частями, милицией (царандоем), органами безопасности (ХАДом). Исходя из этого, их можно разделить на три группы.
Первая группа задач была связана с непосредственной борьбой против бандформирований и включала: их уничтожение; захват
караванов с оружием и боеприпасами, складов вооружения и продовольствия; ведение разведки.
Вторая группа задач была связана с обеспечением нормальных условий жизнедеятельности органов управления, учреждений, населения страны, а также наших советников и специалистов и включает охрану и оборону важнейших государственных
объектов, крупных административных центров; сопровождение
автомобильных колонн.
Третья группа задач включает: прикрытие государственной
границы; несение службы на сторожевых постах и заставах; ночное патрулирование».123
Сложной проблемой являлось снабжение советских войск в
Афганистане всем необходимым, которое осуществлялось преимущественно из Советского Союза. Для подвоза материальных
средств и продовольствия в составе ОКСВ было создано 86 автомобильных колонн. Ежедневно на дорогах и маршрутах в движении
по афганской территории находилось 25- 30 автомобильных колонн
(1000-1500 автомобилей), которые в среднем за год перевозили 780
тысяч тонн грузов. 57 тысяч тонн доставлялось водным транспортом и чуть более 40 тысяч тонн – авиацией.
123) В.М. Варушинин – некоторые особенности применения частей и подразделений ВДВ в
горно-пустынной местности – Москва, Издание академии ВАФ, 1989 г. – стр. 12
166
Поэтому охрана коммуникаций и обеспечение безопасности
движения колонн была важной задачей, так как автоколонны являлись одним из главных объектов нападения муджахеддинов.
Безо­пасность, планомерность и своевременность движения колонн обеспечивалась охраной маршрутов постоянно действующими сторожевыми заставами, сопровождение колонн боевыми
вертолётами, прикрытием их с воздуха боевыми вертолётами и
дорожно-комендантской службой. В 1986 – 1988 годах «только в
целях непосредственной охраны коммуникаций, маршрутов трубопроводов постоянно участвовало 18 батальонов, 5 дивизионов,
от которых выделялось 186 стационарных сторожевых застав и
184 выносных поста. Практически более 30% сил 40-й А непосредственно было задействовано для охраны коммуникаций и 40% для
охраны режимных зон. В 1989 году несли боевое охранение более
46% личного состава объединения на более чем 600 заставах и
500 постах, расположенных на расстоянии более 2 тысяч километров – в 24 больших и 109 малых гарнизонах».124
В истории афганской войны сторожевые заставы сыграли
огромную роль. С помощью застав контролировались все важные
дороги и значительная территория страны. Заставы не только сдерживали неожиданные вылазки мятежников на колонны советских
войск. Личный состав застав посредством наблюдения за местностью (а в горах возможно оптическое наблюдение до 20-25 километров) и контакта с агентурой из местных жителей – предоставляли
ценные разведывательные сведения.
Учитывая суровый климат Афганистана и изолированность
личного состава застав – служба на них считалась очень тяжёлой
физически и психологически. Если солдаты и офицеры, служащие
в расположении полка-бригады, могли посетить магазин, клуб или
библиотеку, участвовать в спортивных мероприятиях, читать свежую
прессу – то солдаты и офицеры на заставах месяцами не видели ничего, кроме окружающей местности. Если в воинских частях, расположенных на территории СССР, согласно служебным инструкциям – к
службе в карауле военнослужащие допускались не чаще одного раза
в неделю (за исключением Внутренних Войск МВД СССР и Пограничных Войск КГБ СССР) — то служба на сторожевых заставах фактически являлась каждодневной круглосуточной Караульной Службой в
зоне боевых действий, на самом деле организовывалось не стороже124) Главное политическое управление СА и ВМФ – Политическая работа в войсках при
выполнении интернационального долга – Москва, Военное издательство, 1989 г. – стр. 68
167
вое охранение, а боевое. Личный состав по полгода, а иногда и более
года проводили в напряжённом режиме, ожидая нападения противника в любой момент, находясь на передовой партизанской войны.
Подавляющая часть советских солдат, раненых и убитых снайперами мятежников, служили на сторожевых заставах. В истории Афганской войны есть случай полного уничтожения противником советской
сторожевой заставы со всем личным составом в ходе неравного боя
и несколько случаев полного уничтожения Выносных Постов. С выносными постами обычно это происходило в ночное время по вине
уснувших часовых. Последний трагический случай произошёл в августе 1988 года на дороге между городом Баграм и кишлаком Мирбачакот. Моджахедами вырезано 8 мотострелков на выносном посту
от 682-го мотострелкового полка 108-й мсд...
Юрий Михайлович Лапшин в книге «На заставах в Панджшере»
пишет: «Самое трудное это обыденность. Заместитель командира
6-й пдр С. А. Подгорнов уже по прошествии стольких лет рассказывал свое состояние на 16-й заставе. Как поднялся туда, так и спустился через год. «Иной раз хотелось в луну стрелять. Иногда днем
уходил с заставы, хотя это категорически запрещалось, и бродил по
соседним склонам. Не пугали ни мины, ни духи, ни наказание комбата. Наверно был бы рад, если бы меня отозвали в группировку,
чтобы отругать и наказать. Изо дня в день одни и те же лица, одни
и те же события. И однообразные консервы. Знакомые до каждого
камешка горы вокруг в мареве жары…».
Как в Советской армии, так и в нынешней Российской армии офицеров, солдат и сержантов не учили охране коммуникаций, проводке
колонн через зоны, контролируемые противником. А для подразделений воздушно-десантных войск выполнение таких задач вообще не
соответствует задачам, для выполнения которых они предназначены.
Опыт, приобретённый нашими войсками в Афганистане и замешанный на крови наших солдат, сержантов и офицеров, забывать нельзя.
Поэтому в этой работе, на основании собственного опыта по
выполнению аналогичных задач 2-м усиленным парашютно-десантным батальоном 345-го опдп в ущелье Панджшер в период с
мая 1986 по 26 мая 1988 годов, а также опыте всего личного состава
батальона, выполнявшего боевую задачу в Панджшере начиная с
июня 1982 года, и других подразделений ОКСВ, я постарался обобщить этот опыт и показать особенности ведения боевых действий
подразделениями советских войск в Афганистане при охране коммуникаций и обеспечении безопасности движения колонн с постоянно
действующих сторожевых застав.
168
1. Вооружённые формирования ИОА
в долине реки Панджшер
1.1 Состав, вооружение и организационная структура.
С первых дней победы апрельской революции силы внешней и
внутренней реакции вели настоящую необъявленную войну против
Демократической Республики Афганистан. При щедром финансировании США и поддержке мусульманской реакции на территории
Пакистана и Ирана была организована подготовка так называемых
«муджахеддинов». «Сотни американских, английских, пакистанских
и других военных инструкторов руководят подготовкой диверсионно-террористических групп и бандформирований в специально созданных лагерях и опорных пунктах, которых только в Пакистане насчитывается сейчас более 120…».125
Программа ЦРУ по вооружению афганских моджахедов во
время Афганской войны (1979 -1989 годы) носила кодовое наименование - операция «Циклон». «Циклон» является одной из самых
длинных и самых дорогостоящих секретных операций ЦРУ, финансирование программы началось с $20-30 миллионов в год и к 1987 году
достигло уровня $ 630 миллионов в год. На основе этих распоряжений начнется тайная подготовка террористов в Пакистане, к подготовке которых именно ЦРУ будет привлечен и террорист № 1 в
мире Усама бен Ладен, а вместе с ним – 2000 отборных арабских
боевиков - наемников, которыми он будет командовать лично при
ведении боевых действий с Советскими войсками. Против ОКСВА,
а также правительственных войск ДРА, в последующем – Республики Афганистан, воевали как афганские, так и иностранные моджахеды из следующих государств: Пакистан, Саудовская Аравия,
Объединенные Арабские Эмираты, США, Великобритания, Иран,
Китай, Египет, Израиль и др. По различным оценкам, в войне
принимало участие примерно 35 000 иностранных мусульман
из 43 исламских стран, многие из которых затем участвовали в
террористической деятельности Аль-Каиды. В ряде источников
встречается цифра порядка 15 000 наемников.
В учебных центрах за рубежом и непосредственно на территории Афганистана под руководством иностранных советников члены
125) Г. Арзуманов – «Советскому воину об Афганистане», Ташкент, типография
«Фрунзевец», 1987 г. – стр.30.
169
отрядов проходили военное обучение. Особое внимание уделялось
одиночной подготовке и действиям в составе мелких групп (от 15 до
20 человек), а также умению обращаться с различными видами оружия. Для этого издавались учебные пособия, памятки. Учитывая неграмотность большей части населения, они зачастую не имели текста, а все приемы иллюстрировались фотографиями и рисунками.
Руководящий состав иррегулярных сил проходил подготовку на специальных отделениях высших и средних военно-учебных заведений
Пакистана. Всего было создано свыше 100 центров подготовки
– 78 в Пакистане, 11 в Иране, 7 в Египте и 5-6 в Китае. Инструкторско -преподавательский состав составляли офицеры и резервисты
пакистанских вооруженных сил, военные специалисты из США, Китая, Ирана, Франции, Саудовской Аравии, Египта, Англии и Японии.
Ежемесячный выпуск подготовленных партизан составлял 2,5-3 тысячи человек при емкости центров до 50 тысяч обучающихся.
И хотя эти бандформирования и группы входили в состав различных
оппозиционных контрреволюционных партий (Приложение № 5), все
они имели схожую организационную структуру. «Обычно их руководящие органы находятся за пределами Афганистана. В каждой
штаб-квартире имеется несколько отделов, в том числе военный,
который направляет деятельность банд, отдел по ведению пропагандистской работы среди местного населения и отдел управления
и судопроизводства, который осуществляет руководство деятельностью так называемых исламских комитетов в провинциях, уездах,
волостях и даже в некоторых кишлаках».126
В уезде Панджшер вооружённую борьбу против государственной власти вели вооружённые бандформирования Исламского
общества Афганистана (ИОА), лидером которого, как известно, являлся Бурхануддин Раббани.127 Вооружённые формирования ИОА
возглавлял, как об этом уже говорилось выше, известный полевой
командир Ахмад Шах Масуд. Долина реки Панджшер, имеющая
126) Л.И. Медведко – «Именем Аллаха», Москва, Издательство политической
литературы, 1988 г. – стр. 174.
127) Для справки: До aпреля 1978 г. Б. Рaббaни был одним из крупнейших торговцев
- экспортеров ковров, зaнимaлся контрaбaндой. Он влaдел в Пaкистaне птицефaбрикой
и предприятиями по производству ковров и ткaней, получaя ежегодно от них прибыль до
20 млн. рупий. Другим источником доходов Рaббaни являлась торговля контрaбaндными
товaрaми и нaркотикaми, осуществляемaя в Ирaне и Пaкистaне глaвaрями бaндгрупп его
группировки. В то время он являлся одним из крупнейших постaвщиков опиумa и героинa
в мусульмaнские стрaны. Кроме того, при его учaстии осуществлялся контрaбaндный
вывоз лaзуритa из Бaдaхшaнa и изумрудов из Пaнджшерa.
170
значительные богатства изумрудов, рубинов и лазуритов, на которые мятежники могли свободно покупать необходимое им вооружение, боеприпасы и снаряжение, и была избрана лидером ИОА Бурхануддином Раббани для размещения так называемой центральной
партизанской базы подготовки банд, базы снабжения вооружением,
боеприпасами и продовольствием контрреволюционных сил, расположенных в самой долине и прилегающих к ней провинциях и уездах. Именно здесь была создана хорошо оборудованная система
обороны, огня и управления мятежными силами, действующими на
огромной жизненно важной территории, примыкающей к столице
Афганистана. Именно Панджшер был избран центром распространения по стране программных положений крупнейшей организованной контрреволюционной подпольной партии – Исламского общества Афганистана, возглавляемой Бурхануддином Раббани.
В административно-политическом и военном отношении Панджшер был разбит на 18 зон с соответствующим исламским и военным руководством в каждой зоне, вооруженными формированиями
и глубоко эшелонированными оборонительными рубежами, насыщенными оружием различного типа американского, английского,
итальянского, египетского и китайского производства. Подготовке
банд и населения в идеологическом и военном отношении исламское и военное руководство во главе с Ахмад Шахом уделяло
постоянное внимание. С этой целью использовались китайские, пакистанские, иранские и западно-европейские инструкторы, а в последнее время и афганские, прошедшие специальную подготовку
в Пакистане. Население долины (более 40 тыс. человек) находилось под пристальным вниманием и контролем исламского руководства, подвергалось жестокому давлению и террору со стороны
бандитских формирований.128
Для руководства вооружённой борьбой в Панджшере руководители ИОА использовали созданные ими исламские комитеты
(ИК), которые, как правило, управляли 1-3 отрядами (бандформированиями). В нижнепанджшерской группировке ИОА было создано
семь таких комитетов. Это:
– ИК муджахеддинов ущельев Арзу, Марги, Тавах, который находился в зелёной зоне Чарикар;
– ИК муджахеддинов ущелья Шутуль – в кишлаке Дехи-Калан;
– ИК муджахеддинов ущелья Фирадж – в кишлаке Санджан;
128) А.А.Ляховский, В.М.Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти Ахмад Шаха
Масуда. — М.: 2007. 352 с., 64 с. ил.
171
– ИК муджахеддинов ущелья Шуфа – в кишлаке Каландархейль;
– ИК муджахеддинов ущелья Коклами – в кишлаке Джафарак;
– ИК муджахеддинов ущелья Саланг – в кишлаке Новаги-Боло;
– ИК муджахеддинов ущелья Калавуланг – в кишлаке Самида.
Исламские комитеты вели пропагандистскую работу среди населения, вербовали мужчин на свою сторону, создавали новые отряды и бандформирования и проводили в них политическую работу.
Через эти комитеты осуществлялась связь между отрядами и бандформированиями, а также с руководством, находящимся за рубежом. Через них же проводилось распределение между отрядами и
боевыми группами вооружения, боеприпасов и других материальных средств, поступавших от покровителей из-за рубежа. Они же
руководили боевыми и диверсионно-террористическими действиями подчинённых им отрядов и бандформирований.
Состав и организационная структура боевых групп, отрядов
и бандформирований неодинаковы, хотя Ахмад Шах Масуд уже в
это время начал принимать меры для создания регулярных вооружённых формирований. Анализ организационной структуры вооружённых формирований ИОА показывает, что первичной её ячейкой
были боевые группы.
Как видно из таблицы № 1, состав и вооружение боевых групп,
которые входили в бандформирования, разные. А зависели они в
основном от задач, выполнение которых возлагалось на ту или
иную боевые группы, а также от наличия мужского населения призывного возраста в этом районе.
Боевые группы обычно располагались в кишлаках, в которых не
жили мирные жители. Но основная масса жила в пещерах. Боевые
группы до 30 человек размещались, как правило, в одном месте в
нескольких пещерах или домах. При этом тщательно организовывалась охрана и оповещение. Боевые действия велись в основном небольшими группами от 10-15 до 30-50 человек, которые действовали не только в районах своего размещения, но и по всему ущелью
Панджшер. Если ещё в 1986 году боевые группы и объединялись в
отряды и бандформирования только в случае острой необходимости при решении сложных задач, то уже в 1988 году бандформирования уже имели постоянную структуру. Боевые группы, которые
действовали наиболее активно, обычно временно размещались
вблизи коммуникаций и других административных и военных объектов. Каждая боевая группа, а иногда и бандформирование, особенно, если организационное его ядро составляли жители одного
кишлака, имели базы, в некоторых из них размещались и исламские
172
Таблица № 1
Состав и вооружение боевых групп
№
пп
1
Состав и вооружение бандформирований
Район дислокации
ущелье Фирадж – 4
боевые группы
Главарь
боевой
группы
Сабур
50
Абдул Вахид
40
Джума
40
Файзуло
20
Всего:
2
Ущелье Шуфа – 4
боевые группы
Ущелье Тавах – 2
боевые группы
60
Акбар
40
Рахимдод
20
Мирзоджан
20
Мирого
30
Всего:
4
Ущелье Арзу – 4
боевые группы
40
Ломомир
30
Суфимамад
20
Всего:
6
Ущелье Шутуль – 4
боевые группы
Мосаид Хан
50
Ахмед Бек
30
Масаид
20
Всего:
7
Ущелье Фирадж – 2
боевые группы
Итого:
Падар ХАН
б/о – 1; 82 мм М – 2; ДШК –
2; ЗГУ – 1; РПГ – 4.
б/о – 1; 82 мм М – 2; ЗГУ
– 1; ДШК – 2; РПГ – 4;
стрелковое оружие на всех.
30
Абдул Хаким
Азеухон
Пусковая установка
реактивных снарядов
(ПУРС) – 1; Б/О – 2;
82
мм М – 2; ДШК – 2; ЗГУ – 1;
РПГ – 4; стрелковое оружие
на всех.
120
Ущелье Марги – 3
боевые группы
Всего:
Безоткатное орудие (б/о)
– 2; крупнокалиберный
пулемёт ДШК – 3; 82 мм
миномёт – 2; стрелковое
вооружение на всех
80
Саид Гафур
Дауд шах
5
140
50
Фатех
Вооружение
150
Саид-ого
Всего:
3
Кол-во
л\с,
чел.
100
82ммМ – 1; ДШК – 1; ЗГУ – 1;
РПГ – 3; стрелковое оружие
на всех.
б/о – 1; 82ммМ – 1; ЗГУ
– 1; ДШК – 2; РПГ – 4;
стрелковое оружие на всех.
20
120
50
30
Всего:
80
Всего:
790
ПУРС – 2; б/о – 1; 82мм
М – 1; ДШК – 1; РПГ – 2;
стрелковое оружие на всех.
б/о – 8; ПУРС – 3; 82мм
М – 11; ЗГУ – 5; ДШК – 13;
РПГ – 25.
173
комитеты. База – участок местности или кишлак, предназначенный
для размещения одной боевой группы (бандформирования) с главарём, штаба бандформирования, исламского комитета и складов
с вооружением, продовольствием, боеприпасами и другими материальными запасами (Приложение № 6). Создавалась она в контролируемом мятежниками районе, в труднодоступной местности,
подступы к ней минировались, а сама боевая группа или бандформирование готовились к обороне всеми силами. Непосредственно
с баз направлялась вся деятельность вооруженных групп, осуществлялось текущее снабжение мятежников, а также управление всеми сторонами жизни и деятельности населения в контролируемых
кишлаках. Место расположения банды держалось в строгом секрете. Особенно в тайне держались места расположения складов
с оружием и боеприпасами. Об их местонахождении знал строго
ограниченный круг лиц. Организационная структура боевых групп,
так же как и бандформирований, была не одинаковой. Она зависела от наличия личного состава в группе, возможности бандформирования по её вооружению, а также от выполнения конкретной
задачи. В зоне ответственности батальона в основном преобладала
следующая организационная структура боевых групп мятежников:
командир (главарь) группы; 2-3 телохранителя; заместитель командира (главаря) группы; 3-4 разведчика (наблюдателя); 2-3 боевые
подгруппы (по 6-8 человек в каждой); 1-2 расчёта ДШК; 1-2 миномётных расчёта; 2-3 расчёта РПГ; подгруппа минирования (4-5 человек). Такая организационная структура позволяла эффективно
управлять группой, а также при необходимости безболезненно менять эту структуру для выполнения особенных задач.
Как я уже отмечал выше, в результате нелегального вывоза в
Пакистан награбленного лазурита Исламское общество Афганистана имело определённые денежные средства. Но всё-таки основные денежные потоки в казну ИОА шли их других источников.
Генерал армии В.И. Вареников отмечал: «В свою очередь
союзники афганской оппозиции тоже оснащали ее вооруженные
формирования оружием и снаряжением. В западной прессе, например, сообщалось, что только в 1987 году конгресс США выделил 660 миллионов долларов для моджахедов, а в 1988-м они
получали буквально каждый месяц оружия на сумму 100 миллионов долларов. Это, так сказать, с учетом того, что мы в первой
половине этого года выводили 50 процентов своего контингента.
В 1984 году наступил поворотный момент – конгресс одобрил поставки уже ультрасовременной техники. В январе 1985 года мод174
жахеды получили эффективное средство борьбы с воздушными
целями «Эрликон» швейцарского производства и зенитную ракету «Блоупайп» производства Великобритании. А в марте 1985-го
было решено поставлять высшего класса переносной комплекс
ПВО «Стингер» американского производства. Всего же за период
с 1980 по 1988 год общая помощь афганским моджахедам составила около 8,5 миллиардов долларов (основные доноры – США
и Саудовская Аравия, частично Пакистан)». А, например, в 1986-м
афганским мятежникам было выделено: ФРГ – 250 млн. марок,
Англией – 30 млн. фунтов стерлингов, Францией – 60 млн. франков, Саудовской Аравией – около 1 млрд. дол.129
С начала 1984 г. в отрядах появились горные зенитные установки, переносные зенитно-реактивные комплексы (ПЗРК), много китайских реактивных снарядов и переносных установок к ним.
С 1985 г. оппозиция начала закупать американские ПЗРК «Стингер»
и английские «Блоупайп». Так, по данным оперативного отдела 40-й
армии, в 1984 г. было отмечено 62 пуска ПЗРК, в 1985 г. – 141, а в
1986 г. – 847 (сбито 26 самолетов и вертолетов).
Итак, руководство ИОА имело большие возможности по оснащению своих вооружённых формирований современным вооружением и имуществом. То есть с нами воевали не некто, одетые в
шкуры и с луками, а хорошо обученные и хорошо вооружённые солдаты. Основным вооружением мятежников являлись стрелковое
оружие (автоматы, ручные противотанковые гранатомёты китайского производства, карабины, крупнокалиберные пулемёты ДШК),
безоткатные орудия, зенитные горные установки, 82-мм миномёты,
пусковые установки реактивных снарядов и 76-мм горные пушки.
В большом количестве мятежники имели противотанковые и противопехотные мины, а также большое количество самодеятельных
фугасов различной мощности, ручные гранаты.
К началу 1986 г. эти отряды располагали большим количеством
стрелкового автоматического оружия (Приложение № 7), крупнокалиберными пулеметами и зенитными горными установками, гранатометами (Приложение № 8), горными пушками, 88-ми, 120-мм
минометами, ПЗРК, реактивными снарядами «земля-земля», противотанковыми и противопехотными минами (Приложение № 9).
В восточных провинциях Афганистана к этому времени в отряды
поступили противотанковые управляемые ракеты. К 1987 г. моджа129) А. Михайлов, Е. Никитенко - ВКО № 2 (45) за 2009 г. Прелюдия к
Афганской кампании
175
хеды имели современные радиостанции УКВ и КВ-диапазонов.
Таким образом, советским войскам в Афганистане противостояли
не разрозненные, неорганизованные банды, а хорошо вооруженные и
обученные партизанские формирования (Приложения № 10 и № 11).
Итак, состав и организационная структура бандформирований и боевых групп в зоне ответственности батальона позволяли
мятежникам маневрировать силами и средствами, эффективно
управлять ими, обеспечивать всем необходимым, а наличие современного вооружения – наносить правительственным войскам
РА существенное поражение.
1.2 Агитационно-пропагандистская деятельность
лидеров ИОА в уезде Панджшер.
Лидеры ИОА, как и другие руководители оппозиционных группировок, серьёзное значение придавали агитационно-пропагандистской
деятельности среди населения, а также психологической обработке
личного состава вооружённых формирований. Практически против
Республики Афганистан наряду с вооружённой борьбой была развязана самая настоящая информационно-психологическая война.
Важнейшей составляющей афганской войны были психологические
операции, проводимые западными спецслужбами в течение всего
периода боевых действий. Для их осуществления использовались
официальные и дипломатические каналы, правительственные и
неправительственные радиостанции («Голос Америки», Би-би-си,
«Свобода», «Свободная Европа» и др.), множество «общественных» организаций. Моджахедов поднимали на пьедестал славы,
а их лидеров принимали в Лондоне и Вашингтоне на самом высоком правительственном уровне. Массированной обработке подвергалось и общественное мнение, шло интенсивное «промывание
мозгов», в том числе и гражданам Советского Союза.
В этих целях использовались различные способы и средства
идеологических диверсий. Используя почти поголовную неграмотность населения, его религиозность, вековую привычку к подчинению, афганская оппозиция настраивала народ против законного
правительства Республики Афганистан. Основным содержанием
подрывной пропаганды составляли: антикоммунизм, антисоветизм,
фальсификация идей интернационализма, искажение сущности
внутриполитических мероприятий правительства РА, его отношение к исламу, разжигание националистических и шовинистических
настроений в стране. Психологическая обработка личного состава
176
бандформирований проводилась в духе ислама, национализма и
личной ответственности каждого муджахеддина за результаты вооружённой борьбы. Дисциплина и ответственность насаждались
самыми жестокими методами, вплоть до смертной казни. Здесь
ещё надо учитывать, что особенности жизни афганского народа позволяли мятежникам легко переносить тяготы и лишения,
стойко относиться к смерти. Л.И. Медведко в книге «Именем Аллаха» приводит пример о том, «как фабриковалась «правдивая
информация» о событиях в стране: «Об этом поведали в Кабуле
на пресс-конференции двое схваченных бандитов. Они рассказали, как по указке американских советников душманы нападали на
мирные кишлаки, в частности, на кишлак Алисанги в провинции
Пактия, переодевшись в форму воинов афганской и советской
армий, а в это время американцы снимали кровавые деяния этих
«борцов за веру» на киноплёнку…».
Это подтверждают и показания пленного командира отряда
Абдул Вахида, сдавшегося с группой моджахедов (8 чел.) 25 мая
1984 года во время проведения операции в Панджшере: «Я, Абдул
Вахид, сын Абдул Самада, родился в 1952 году в населенном пункте Дангала, уезда Панджшер, провинции Парван. По национальности таджик. Образование три класса. Женат. Имею четырех детей. Семья проживает в Кабуле. Срочную службу проходил в 444-м
полку “Командос”. Вторично был призван из запаса в 1979 году.
Во время боя в уезде Зурмат получил ранение и вернулся к семье в
Панджшер. Через некоторое время посредством Боши Садуддина
был вызван к Ахмад Шаху на беседу. Пройдя определенную проверку, я был назначен Ахмад Шахом командиром группы, а затем
командиром отряда в ущелье Парандех.
Вначале численность группы составляла 10 человек, а через
год возросла до 250. На вооружении имелось 4 ДШК, 2 ЗГУ, 2 миномета, 2 безоткатных орудия и стрелковое оружие. В 1982 году я
подорвался на мине и потерял ногу. В мае 1983-го по рекомендации
Ахмад Шаха я выезжал в Пакистан, где встречался с Бурхануддином Раббани. По его поручению со мной познакомился английский
журналист Майкл Берри. Из числа афганских моджахедов он отобрал 12 человек для поездки в Осло, чтобы те выступили на заседании Международного трибунала над СССР. В числе кандидатов на
поездку находился главарь отряда Азим, сын Боши Эмира. Каждого
моджахеда Берри лично готовил по какому-нибудь одному вопросу.
В частности, Азима – по вопросу о применении русскими химического оружия, меня – по вопросу сожжения русскими местных жите177
лей, причем упор делался на детей, женщин, стариков, других – по
вопросам о пытках, издевательства и т. д. Английский журналист
сам давал мне факты зверств советских солдат над местными жителями, потом несколько раз проверял, как я их запомнил, чтобы
не сбился, когда буду выступать перед членами трибунала. В Осло
моджахеды, строго придерживаясь инструкций Берри, выступили
на специальной пресс-конференции, на которой присутствовали
журналисты разных стран. Затем бывший посол Англии в Афганистане Картер отправил меня в Лондон, где мне был изготовлен протез. После курса лечения я через Исламабад возвратился в Панджшер.».130
«Для распространения новостей с фронтов джихада в Панджшере начала работу радиостанция, действовавшая в диапазоне
FM, с объемом вещания один час в сутки. Муджахеды приступили
к изданию еженедельной газеты «Зов джихада». В Панджшере наладили работу учебных курсов по вопросам политики и ислама, на
которых преподавали доктор Абд ал-Хай и инженер Мухаммад Исхак, они отвечали в руководстве Панджшерского фронта за вопросы
науки и культуры. Дети и юноши начали заучивать тексты революционных песен и гимнов, и впоследствии это стало широко распространенным явлением. Вскоре среди муджахедов была налажена
культурная работа, и затем на всех их базах были сформированы
отделы, носившие название «Призыв и джихад», отвечавшие за
этот аспект деятельности. Была создана также система религиозных судов, членами которых стали видные улемы Панджшера. В их
компетенцию входило проведение расследований преступлений и
вынесение решений, в том числе и по политическим делам. Именно
в юрисдикцию этих судов входили дела о шпионской деятельности
агентов кабульского режима».131
В пропагандистских материалах, распространяемых ИОА,
содержались откровенные угрозы за сотрудничество с правительством, потому что «противоречит благочестию и враждебно исламу», и поэтому «пособников режима», как вероотступников, ждёт
большая кара. Вопреки клятвам муджахеддинов в верности Корана, они сами постоянно попирали многие заповеди, в том числе и
предостережение пророка Мухаммеда, часто повторявшего: «Горе
130) А.А.Ляховский, В.М.Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти
Ахмад Шаха Масуда. – М.: 2007. 352 с., 64 с. ил.
131) Мансур Абд ал-Хафиз , Панджшер в 1975-1990 гг. перевод: Григорьев С. Е.
(sgrigory@SG1239.spb.edu)
178
всякому лжецу». Представители исламских комитетов и их покровители нагло лгали сами, тому же учили и других, в первую очередь
мусульманских духовников, профессиональному ведению лживой
пропаганды. Большое внимание уделялось также устной пропаганде, распространению различных провокационных, самых нелепых
слухов. Примером распространения таких лживых слухов может, на
мой взгляд, послужить сообщение132, переданное в начале января
1988 года, радиостанцией «Радио свободного Кабула», действующей с территории Пакистана (Приложение № 12). Это сообщение
передавалось на русском и афганском языках и представляет собой пример идеологического воздействия не только на местное население, но и на советских солдат и офицеров. В основу её положена ложь и фальсификация событий и их итогов.
Таким образом, разжигая националистические страсти и религиозный фанатизм, направляя их против правительства и местных властей, а также против советских воинов, лидеры ИОА расширяли подрывную агитационную пропаганду в зоне ответственности батальона.
1.3 Тактика вооружённой борьбы мятежников
Вооружённой борьбе с государственной властью и советскими
войсками лидеры ИОА отводили первое место. Тактика вооружённой
борьбы бандформирований мятежников с подразделениями батальона, царандоя, местного отряда самообороны зависели от складывающейся обстановки. Основные принципы организации боевых
действий вооружённых формирований в уезде Панджшер были такими же, как и на остальной территории Афганистана, а именно:
– ведение боевых действий небольшими по численности отрядами (группами);
– уклонение от прямых столкновений с превосходящими силами регулярных войск;
– стремление не превращать боевые действия в позиционные бои, отказ от удержания занимаемых районов в течение длительного времени.
Исходя из этого, а также не активных боевых действий малочисленных сил батальона, характерным для тактики мятежников являлось:
– стремление к достижению внезапности, в том числе с использованием неблагоприятных погодных условий;
132)
Из личного архива автора)
179
– тщательный учёт соотношения сил, условий обстановки;
– всестороння подготовка боя;
– хорошо организованная разведка с использованием населения, агентуры в партийных и государственных учреждениях, вооружённых силах, органах МГБ (ХАД) и царандоя;
– применение дезинформации, обманных действий, хитрости.
Ярким примером подобного рода боевых действий может служить оборона Панджшерского ущелья (провинция Парван), организованная под руководством Ахмад Шаха в 1982 г. Ее основу составляли отдельные опорные пункты, расположенные на господствующих
высотах, в ущельях и других удобных местах. Каждый опорный пункт
располагал несколькими огневыми точками и оборонялся группой из
10-20 человек. Огневые позиции полевой артиллерии были оборудованы на площадках вблизи расщелин или пещер и тщательно замаскированы, орудия и минометы постоянно находились в укрытиях
и выкатывались на площадку только для ведения огня.Такая организация обороны позволяла осуществлять контроль за всем районом
относительно небольшими силами и в значительной степени затрудняла вскрытие ее разведкой и поражение огневыми средствами.
С подходом войск к населенному пункту моджахеды открывали сосредоточенный огонь из всех видов оружия. Затем они отходили в
глубину, где занимали новый рубеж в жилых домах, за дувалами.
Выход из боя осуществлялся мелкими группами по арыкам, лощинам и
тропам. Иногда, при возможности, моджахеды пробирались в тыл советских войск и оттуда наносили кратковременные, но эффективные удары,
основу которых составлял огонь снайперов и пулеметчиков.
В зоне ответственности батальона в основе вооружённой борьбы мятежников лежали партизанские методы и способы ведения боевых действий. Это характерная черта для действий вооружённых
формирований Исламского общества Афганистана. В период перемирия Масуд особое внимание сосредоточил на обучении и военной подготовке своих вооруженных отрядов. В основу гибкой тактики
партизанской войны им были заложены национальные особенности,
своеобразие физико-географических, религиозных и иных факторов.
Она включала следующие концептуальные положения:
– избегать столкновения с превосходящим противником;
– моджахеды должны отходить, когда противник наступает, беспокоить его на привалах (отдыхе), атаковать противника, когда он измотан, и преследовать его при отходе;
– главным условием успеха является внезапность действий
моджахедов;
180
– моджахеды должны всегда атаковать по своей инициативе,
наносить сильные молниеносные удары по более слабому противнику и быстро добиваться успеха;
– при неблагоприятных условиях моджахеды должны быстро
рассредоточиться, сманеврировать и изменить тактику действий;
– моджахеды должны всегда передвигаться скрытно и уметь ввес­
ти противника в заблуждение относительно замыслов своих действий;
– моджахеды должны всегда выступать в тесном взаимодействии с народом, сотрудничать с ним, опираться на него и защищать его интересы.
Особое внимание он уделял созданию системы разведки и
контрразведки. Он внедрял своих агентов в самые разные органы
и организации. Когда, например, власти проводили призыв молодежи для службы в правоохранительных органах (армии, ХАД и
МВД), Масуд направлял туда своих людей, чтобы в каждой воинской части иметь свои глаза и уши.133
Наступательные действия проводились ими только против
вооружённых формирований Исламской партии Афганистана
(ИПА) в борьбе за сферу влияния. Ведению партизанских действий предшествовала тщательная разведка. Для этого была
создана система наблюдения за советскими и правительственными войсками. Используя сеть осведомителей среди местного
населения, в воинских частях и учреждениях, главари отрядов
иногда довольно умело организовывали бой, при необходимости
принимали меры для эвакуации, временного захоронения вооружения и боеприпасов.
Партизанские методы и способы ведения боевых действий
включали: нападение на сторожевые заставы (посты); огневые нападения (обстрелы) гарнизона, сторожевых застав (постов); засады;
минирование дорог и другие действия. В приложении № 13 я привожу выдержки из учебника «Тактика партизанской борьбы». Первые
образцы этой книги были захвачены в числе трофеев. Переводчики
– выпускники Таджикского Государственного университета по стилю
и фразеологии сразу определили, что его выпустили в Иране. В тактике действий бандформирований, поддерживаемых Ираном, были
свои особенности. Но в принципе эта тактика действий мятежников
на всей территории Афганистана была одинаковой.
133) А.А.Ляховский, В.М.Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти
Ахмад Шаха Масуда. — М.: 2007. 352 с., 64 с. ил.
181
1.3.1 Нападение на сторожевые заставы (посты)
В своей тактике вооружённой борьбы муджахеддины особое
внимание уделяли внезапности, инициативе, маневру силами и
средствами, а также фактору самостоятельности действий отдельных боевых групп и бандформирований в осуществлении намеченных планов при хорошо организованной разведке, оповещении и
системе огня. Нападению на сторожевые заставы, как правило,
предшествовала тщательная подготовка. Она включала: разведку,
подготовку исходных позиций, организацию системы огня и оборудования огневых позиций, мероприятия по маскировке и дезинформации, подготовку личного состава боевых групп. Разведка наблюдением за этой и соседними сторожевыми заставами велась
с целями: вскрыть огневые позиции огневых средств, определить
истинную боеготовность сторожевой заставы, её систему охраны
и обороны, и определить наиболее благоприятное время для нападения. С целью усыпления бдительности, боевой настороженности сторожевой заставы муджахеддины в этом районе в течение
длительного времени, иногда до 7-8 месяцев не предпринимали активных действий и не обстреливали его.Одновременно с этим мятежниками выбирались и оборудовались огневые позиции тяжёлого
вооружения и маршруты выхода к ним, подносились боеприпасы.
Огневые позиции оборудовались в скалах, расщелинах, пещерках.
При создании системы огня, наряду с использованием защитных
свойств местности, уделялось внимание по обеспечению маневра. На господствующих высотах устанавливались зенитные горные
установки и крупнокалиберные пулемёты ДШК. Для них сооружались окопы в виде вертикальных и горизонтальных шахт, которые
тщательно маскировались. Важное место в системе огня отводилось снайперам и пулемётчикам ДШК. Командиры расчётов ДШК
и миномётов в вооружённых формированиях Ахмад шаха Масуда
были офицерскими должностями. Для ДШК оборудовались также
позиции открытого типа, приспособленные для стрельбы по воздушным и наземным целям. Если данная позиция входила и в общую систему обороны, например, в районе крупной базы или укрепрайоне,
то она могла бетонироваться. Позиции для ДШК и миномётов имели
специальные щели для укрытия личного состава. Для укрытия личного состава и тяжёлого вооружения от огня боевых вертолётов, артиллерии использовались также пещерки в скалах и другие естественные
укрытия, которых в горах очень много. Порядок использования той
или иной щели для укрытия личного состава зависел и от того, с
182
какого направления вероятны удары самолётов и боевых вертолётов. Надо отметить, что мятежники начинали вести огонь с той
или оной позиции только тогда, когда рядом имелись надёжные
укрытия для людей и вооружения. Огневые позиции безоткатных
орудий располагались на нижнем ярусе, а миномётов – в основном
за обратными скатами высот, а также во дворах разрушенных домов,
за высокими дувалами. Позиции для стрелков и гранатомётчиков выбирались с таким расчётом, чтобы обеспечивалось огневое поражение с ближних подступов к позиции сторожевой заставы. Для скрытия
истинной системы огня, своих намерений и с целью распыления сил
и средств батальона, привлекаемых для поддержки боя сторожевых
застав, использовался огонь отвлекающих групп по соседним сторожевым заставам и гарнизону. Для нападения на сторожевую заставу
привлекались силы и средства всего бандформирования, а иногда и
нескольких. Как правило, всё бандформирование в этом случае делилось на три группы:
а) группа огневой поддержки, включающая тяжёлое вооружение на дальних подступах и стрелковое оружие на ближних подступах в составе 2-3-х ДШК, 1-2-х миномётов, 1-2 безоткатных орудий,
двух – трёх гранатомётчиков;
б) группа захвата сторожевого поста – до 50 -100 человек;
в) группа обеспечения отхода и эвакуации раненых. Наиболее
активные действия с целью захвата сторожевой заставы бандформирование под командованием Саида Ого, которое действовало
в районе ущельев Шуфа и Абдара. Этот район держали под контролем 13-я и 15-я сторожевые заставы 6-й парашютно-десантной
роты и 17-я сторожевая застава 7-й парашютно-десантной роты.
Так, к примеру, 4 августа 1986 года душманы под руководством
Саида Ого предприняли попытку захвата 13-й сторожевой заставы.
Способ их действий в этом случае, на мой взгляд, отражает характерные черты тактики душманов при нападении на сторожевые заставы (посты). В 17 часов 4 августа 1986 года начал сползать с гор
густой туман. В 17 часов 15 минут огнём двух крупнокалиберных
пулемётов ДШК, одного безоткатного орудия и одного миномёта с
дальних подступов душманы нанесли огневое поражение 13-й сторожевой заставе. Находящиеся на вооружение заставы 82-мм миномёт, крупнокалиберный пулемёт НСВ 12,7-мм «Утёс» и АГС-17
были выведены из строя практически в первые пятнадцать минут
боя. В боеспособном состоянии остались на заставе один крупнокалиберный пулемёт и автоматы. Проходы в минных полях душманы проделывали взрывами гранат безоткатного орудия. Командир
183
сторожевой заставы лейтенант Тюбекин Юрий Борисович своевременно привёл заставу в боевую готовность и грамотно организовал
отражение нападения противника. Но скрытые подступы к посту,
надвигающийся туман позволили противнику часть огневой группы
расположить на расстоянии 200 – 300 метров от сторожевой заставы. С гребня, нависающего над постом, вёл огонь снайпер. Личный
состав заставы действовал грамотно и умело, огнём из автоматов
нанесли поражение противнику. Но огонь противника был настолько плотным и прицельным, что у пяти автоматов были сбиты прицельные приспособления на стволах. Личный состав занял укрытия. В 17 часов 30 минут сторожевую заставу накрыл густой туман.
Небольшой группе духов под прикрытием огня и тумана удалось
подойти к заставе на бросок гранаты. К счастью, большинство этих
гранат были самодельными и не взорвались. С начала боя сторожевую заставу поддерживали огнём гаубичная батарея под командованием капитана С.В. Иванова, взвод САО «Нона» под командованием старшего лейтенанта Н.А. Калашникова, бронегруппа 6-й
парашютно-десантной роты в составе четырёх БМП-2 под командованием командира роты капитана В.А. Лаврентьева. Но душманы
параллельно осуществили огневое нападение по 15-й и 17-й сторожевым заставам, так что часть огневых средств были выделены
для их огневой поддержки. Туман вскоре опустился в долину, видимость стала практически нулевой. Артиллерия вела огонь по заранее спланированным и пристрелянным целям, но эффективность его
была мала ввиду невозможности его корректировки. 13-я сторожевая
застава была окружена. В этой обстановке лейтенант Ю.Б. Тюбекин,
укрыв личный состав, вызвал огонь артиллерии по заставе. Было
принято решение вести огонь воздушными разрывами над позицией сторожевой заставы. Артиллеристы сработали ювелирно.
Потеряв 23 человека убитыми и более 30 человек ранеными от огня
личного состава заставы и огня артиллерии, противник отошёл.
К сожалению, в ходе боя лейтенант Тюбекин Ю.Б. был смертельно
ранен и умер в ходе эвакуации с заставы резервной группой под
руководством ст. л-нта Сидоренко. В ходе боя на 13-й и 15-й сторожевых заставах были ранены рядовые Мурашов, Старков, Катков,
Пиддуда, Готлиб, Катилевский, Евменов, Бриль, Кит, Быков, Рожков,
Самсонюк, Жасан и ст. л-нт В. Костецкий.
А вот как описывают нападение на сторожевую заставу (хотя,
судя по содержанию, это был выносной сторожевой пост), Ахмад
Джалали, который в то время заведовал планированием в штабе Исламского Союза за Освобождение Афганистана (ИСОА), и Лестер
184
Грау, подполковник армии США в отставке, пехотинец, в книге
«Afghan guerilla wrfare in the words of the mujahideen fighters»: «Рассказывают моджахеды доктор Абдул Кудус Алкозай и командир
Хаджи Садикулла: «…В феврале 1986 года командир Абдул Кудус
Алкозай возглавил группу из 15 моджахедов в рейде на сторожевую
заставу правительственных сил близ административного центра
уезда Алингар провинции Лагман. Эта застава охраняла мост через
реку Алингар, около кишлака Барваи, расположенного в четырех
километрах к северу от Алингара. Застава располагалась на территории, огороженной стенами, и была оборудована крытыми позициями с брустверами. Несшие службу на этой заставе шесть солдат
располагались в крытом однокомнатном караульном помещении.
Сторожевая застава являлась частью пояса обороны вокруг
административного центра от атак моджахедов. В этом районе
было еще несколько сторожевых застав, располагавшихся в частных домах, а также в фортообразных сооружениях. Среди них
были заставы в Гулямали-Кала к северу и Явар-Кала и СахебгольКала к югу от этой заставы, охранявшей мост. Расстояние между
ними составляло 150-200 метров.
Группа моих партизан покинула свою базу в соседней деревне в 22.00. На дворе стояла холодная дождливая зимняя ночь.
Двигаясь к цели в северном направлении, я выставил наблюдение
из двух человек напротив сторожевой заставы в Сахебголь-Кала.
Еще два человека были поставлены в наблюдение близ заставы в
Явар-Кала, и еще два человека на дороге к мосту. В их задачи также
входило подавление огнем сил, которые могли бы придти на выручку солдатам заставы, охранявшей мост.
Семь оставшихся моджахедов и я были вооружены автоматами и одним РПГ-7. Мы двинулись к мосту и расположились в
придорожной канаве. Мы полностью перекрыли подход к мосту с
запада. Мой план состоял в том, чтобы дождаться, пока двери помещения не откроются для смены караула. Затем, используя свет
из открытой двери как ориентир, мы должны были вскарабкаться
на окружавшую пост невысокую (примерно в 1 метр) стену, штурмовать пост и перебить оккупантов. Мы прождали так битых два
часа, но ничего внутри заставы не произошло. В конце концов,
я решил взять инициативу в свои руки. Я отрядил троих человек
подкрасться к заставе, преодолеть стену и напасть на караулку.
Затем, по мере того как из помещения начали бы выбегать солдаты, мы должны были совершить стремительный бросок к караулке и заставить солдат сдаться.
185
Я разместил гранатометчика в том месте, откуда он мог попасть по сооружению, и проинструктировал его не открывать огня,
если он услышит голоса своих товарищей, обращающихся к солдатам с призывом сдаться. «Сдаться» было кодовое слово. Я также проинструктировал его открывать огонь лишь в том случае,
если противник ответит огнем на нашу атаку. Около 01.00 группа
из трех человек приблизилась к сторожевой заставе. Один человек прикрывал подход двух других, которые затем прыгнули через
стену. При приземлении один из моджахедов упал прямо на спящего часового. Часовой мирно спал, завернувшись в одеяло, но
когда на него упал моджахед, он, естественно, проснулся и стал
кричать. В панике моджахеды его убили. Предугадав реакцию часовых, один из моджахедов бросил в дверь караулки ручную гранату.
После взрыва они ворвались внутрь строения. Мой гранатометчик
слышал суматоху нападения, но не услышал слов товарищей о том,
чтобы солдаты сдавались. Так как кодовое слово так и не было произнесено, он подумал, что противник подавил группу нападения,
и открыл огонь по караульному помещению. Выстрел РПГ пробил
стену караулки: были убиты два солдата и тяжело ранен один из
моджахедов, находившийся поблизости. Это радикально изменило
ситуацию. Мой раненый моджахед взывал о помощи, и его товарищи остановились, чтобы ему помочь. Остальные моджахеды,
видя, что их товарищи оказывают помощь раненому, также прекратили атаку. Я приказал прекратить рейд и немедленно отходить. После этого на пути отхода к нам присоединились группы
наблюдения, и мы ушли на нашу базу».
По мнению авторов книги, время, выбранное моджахедами
для осуществления рейда, было идеально. Ненастная погода и
ночь надежно скрывали их подход. Охранение противника спало,
что не было чем-то необычным. Ни афганские, ни советские подразделения обычно не выставляли пеших групп патрулирования
между заставами по ночам. Между заставами не существовало ни
тактического и, тем более, огневого взаимодействия. Эта пассивность в ночное время вызывала у обитающих на изолированных
заставах военных «бункерное» мышление и предоставляла моджахедам свободу передвижения для осуществления своих рейдов по
принципу «бей и беги» – классический налет.
Отсутствие контроля над группой нападения испортило искусно подготовленную акцию. Что было плохо, так это то, что произошла комбинация факторов – закона Мэрфи (универсальный
философский принцип, состоящий в том, что если какая-нибудь не186
приятность может случиться, она случается), отсутствия предбоевого инструктажа и отсутствие должной цепочки передачи команд.
Конечно, приземление на спящего караульного можно считать невезением, к коему нельзя, к сожалению, отнести отсутствие
сухого инструктажа о том, как действовать в случае обнаружения
группы противником и как продолжать атаку в то время, пока будут
эвакуировать раненых. Так как у командира группы нападения не
было связи с гранатометчиком, он нуждался в твердом и уверенном контроле со стороны своего непосредственного командира,
находившегося рядом с ним.
Отсутствие связи, субординационного подчинения и координации. К этому трудно что-либо добавить.
Кроме ведения боевых действий по захвату сторожевых застав
(постов) душманы для нанесения поражения подразделениям батальона применяли обстрелы (огневые нападения) сторожевых застав (постов) и гарнизона. В период с 1 июля 1985 года по 1 июня 1986 года штабом батальона было зарегистрировано более 160 огневых нападений,
с 1июня 1986 года по 1 января 1987 года – 82 огневых нападений,
с 1 января 1987 года по 25 ноября 1987 года – 171 огневое нападение. Поэтому командование батальона постоянно анализировало
действия душманов, чтобы снизить потери от этих огневых нападений. Ниже в таблице № 2 приводится пример такого анализа,
который был сделан штабом батальона за период с июля
1985 года по июнь 1986 года.
Таблица № 2
Анализ огневых нападений
40
5.00
–
9.00
9.00
–
14.00
14.00
–
18.00
18.00
–
21.00
21.00
24.00
3%
7%
60%
6%
20%
4%
5%
5%
50%
30%
6%
4%
Тавах
22
7%
10%
50%
20%
10%
3%
Шутуль
25
7%
13%
40%
30%
5%
5%
Другие
25
8%
10%
50%
19%
9%
4%
>160
6%
9%
50%
21%
10%
4%
Всего
Сентябрь
Февраль
Март
ШуфаАбдара
0.00
–
5.00
Октябрь
Апрель
Январь
Август
>50
Время года
Ноябрь
Июль
Количество
обстрелов
Фирадж
Время суток
Декабрь
Район
расположения
банд
-формирований
Время обстрелов
42
по
18
по
14
по
9
187
За данный период, как это видно из таблицы № 2, душманами
было осуществлено более 160 обстрелов (огневых нападений) по
гарнизону (командный пункт батальона с подразделениями боевого
и тылового обеспечения) и сторожевым заставам. Анализ показал,
что наибольшую активность в этот промежуток времени проявляли
боевые группы Сабура, расположенные в районе ущелья Фирадж
– более 50 обстрелов; боевые группы Саид Ого – в районе ущельев
Шуфа – Абдара – более 40 обстрелов; с направления ущелья Шутуль – 25 обстрелов и с направления ущелья Тавах – 22 обстрела.
Наибольшую активность боевые группы вооружённых формирований Ахмад Шаха Масуда проявляли в декабре – 42 огневых нападения, в ноябре, июле – по 18 огневых нападений, наименьшую
активность –в феврале, марте и сентябре. Боевые группы Сабура
и Абдул Вахида проявляли примерно одинаковую активность круглогодично, а боевые группы Саида Ого – наиболее были активны
в зимнее время, но действия этих групп отличались хорошо продуманным планом действий, хорошей организацией взаимодействия,
хитростью и коварством, хорошей подготовкой личного состава.
На основании анализа был сделан вывод, что в течение суток необходимо, проявляя высокую бдительность, боевую настороженность,
постоянно быть готовыми к огневым нападениям душманов, но в
период с 9.00 до 14.00 часов и в период с 14.00 до 18.00 часов личному составу сторожевых застав необходимо было особенно проявлять бдительность и усиливать ведение разведки наблюдением.
За анализируемый промежуток времени более всего нападений, в
том числе огневых, было предпринято на 13-ю сторожевую заставу
– 24 раза; на 9-ю сторожевую заставу – 17 раз; на гарнизон – 17 раз;
на 12-ю сторожевую заставу – 11 раз; на 3-ю, 7-ю, 11-ю, 15-ю сторожевые заставы – по 9 раз. Огонь душманами вёлся, в основном,
с дальних подступов по одному, максимум по двум сторожевым заставам силами одной боевой группы. Одновременно с обстрелами
9-й, 11-й и 12-й сторожевых застав, как правило, обстреливались
гарнизон и кишлак Анава. Наибольшую опасность для сторожевых
застав представляли огневые нападения с 15.00 до 18.00 часов,
так как душманы в это время при благоприятных условиях могли
предпринять попытку захвата сторожевой заставы. Это было обусловлено тем, что к ближе к 18.00 практически невозможно было
вызвать для огневой поддержки боевые вертолёты, а для эвакуации раненых – транспортные вертолёты, а также затруднялись
действия резервных групп батальона. Хорошее знание местности,
маскировка, тщательное, заблаговременное оборудование огневых
188
позиций со скрытыми подходами к ним позволяли душманам в 70%
случаях открывать огонь внезапно, в благоприятных для себя условиях. Обстрелы (огневые нападения) ими осуществлялись, как
правило, кратковременно, в течение 20-30 минут, а затем душманы прятались в укрытия. Для ведения огня противник использовал
господствующие высоты над сторожевыми заставами, нависающие
уступы, что позволяло им затруднить передвижение личному составу застав по ходам сообщения и иногда нанести поражение личному составу застав. В дальнейшем за период с 1 июля 1986 года по
26 мая 1988 года бандформированиями Ахмад Шаха Масуда было
осуществлено около 319 обстрелов, нападений на сторожевые
заставы и гарнизон. А всего за два года личный состав батальона
206 дней провёл в ходе огневого соприкосновения с противником.
За это время тактика действий противника, в основном, не претерпела изменений, но активность их действий, особенно с 15 января
1987 года (начало национального примирения, объявленного государственной властью Афганистана), в большей степени стала зависеть от политической обстановки в Афганистане и вокруг него.
Увеличилось время проведения обстрелов до 2 – 3-х часов. Кроме
миномётов для обстрела гарнизона и кишлака Анава широко стали применяться реактивные снаряды. С декабря 1987 года противник широко стал применять беспокоящий, периодический огонь из
миномётов, который длился иногда всё светлое время суток, что
соответственно парализовало боевую жизнь и деятельность батальона, так как с целью исключения потерь весь личный состав, за
исключением наблюдателей и дежурных огневых средств, находился в укрытиях. Это обусловлено было тем, что обнаружить 82-мм
миномёт, ведущий такой огонь, да и ещё с периодичностью в 30-60
минут, а то и реже, очень трудно. В дальнейшем к ведению такого беспокоящего, изнуряющего огня противник привлекал до 3–4-х
миномётов, которые вели огонь с разных направлений. В ходе изучения тактики действий противника, анализа обстановки определялись конкретные меры по снижению эффективности их действий.
Но об этом речь пойдёт ниже.
Следует отметить, что особого ума духам не требовалось, чтобы организовать и осуществить обстрел заставы. Сторожевые заставы изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год находились
на одном месте. Изменить систему огня заставы было невозможно.
Да и что можно было изменить на клочке земли в 40х20 метров.
Простора для маневра у командира заставы практически не было.
Единственное, что оставалось личному составу, зарываться в зем189
лю, совершенствовать инженерное оборудование позиции заставы
и, конечно же, постоянно проявлять бдительность. Поэтому, в отличие от главаря боевой группы, осуществляющей обстрел заставы,
командиру заставы необходимо было проявить все свои командирские качества, чтобы избежать потерь и выполнить боевую задачу.
Мятежники могли рассчитывать только на то, что боевая настороженность личного состава снизится.
1.3.2 Засадные действия мятежников
Мятежники постоянно изучали порядок движения государственных и войсковых колонн, тактику действий подразделений нашего
батальона, сил и средств старшего начальника по прикрытию и проводки войсковых колонн. До мая 1987 года с целью уничтожения или
захвата государственных колонн с народнохозяйственными грузами, нанесения поражения воинским колоннам, им иногда удавалось
устраивать засады. Места их устройства, как правило, не менялись.
Такими местами были «Тавахская петля» в районе ущелья Тавах и
в районе кишлака Заманкор. Это обуславливалось тем, что подходы к местам устройства засад обеспечивали мятежникам скрытый,
внезапный выход на огневые позиции. Засады мятежниками проводились, в основном, мелкими боевыми группами в 10 – 15 человек,
иногда для устройства засад привлекались две – три боевых группы.
Позиции для засады оборудовались на склонах или гребнях высот,
входах или выходах из ущельев, на трудно проходимых участках
дорог. Характерными чертами засадных действий были скрытость,
внезапность, применение обманных действий и хитрость.
Нападения на колонны из засад чаще всего проводились во
второй половине дня, так как это обеспечивало моджахедам условия для выхода из боя с наступлением темноты и ограничивало
действия советской и правительственной авиации. В состав группы,
выполнявшей засадные действия, как правило, входили: наблюдатели (3 – 4 человека), они обычно не вооружались и выдавали себя
за мирных жителей, известны примеры использования в качестве
наблюдателей детей, женщин и стариков; огневая подгруппа, включавшая основные силы засады, выполняла задачи по поражению
живой силы и техники, если вблизи зоны поражения живой силы
и техники находились дома, пещеры, то группа эта делилась на
две группы: группу дальнего огневого поражения (крупнокалиберные пулемёты, миномёты, безоткатные орудия) и группу ближнего
190
огневого поражения, вооружённую автоматами, пулемётами, гранатомётами, которая располагалась за дувалами, глинобитными
стенами домов в 50 – 200 метрах от колонны; эта группа при благоприятных условиях, особенно в случае нападения на правительственные колонны, могла выполнять функции группы захвата; резервная группа, предназначенная для усиления огневой подгруппы
или подгруппы захвата, а также для прикрытия отхода. Надо отметить, что приёмы устройства засад духами шаблона не имели.
В районе устройства засады мятежники располагались, как правило, в две линии. На первой линии находилась огневая подгруппа
ближнего огневого поражения (группа захвата) – 5 – 6 человек на
фронте 250 – 300 метров. На второй линии располагалась огневая
подгруппа дальнего огневого поражения. Командир (главарь) группы вместе с резервной подгруппой находился или на второй линии,
или между первой и второй линиями. При проведении засад духи
стремились разорвать колонну. С этой целью они беспрепятственно
пропускали боевое охранение или большую часть колонны, а затем нападали на отставшие машины и замыкание. Особенно часто
подвергались нападению отставшие машины. При входе колонны в
зону поражения, первыми открывали огонь снайперы по водителям
и старшим головных и радийных машин с целью создания заторов
на дороге, нарушения управления колонной и создания паники.
Другие мятежники начинали обстрел автомобилей с личным составом, одновременно вели огонь по бронированным целям из ручных
противотанковых гранатомётов, безоткатных орудий и крупнокалиберных пулемётов. Часто выбранное место для засады на дороге
минировалось. Учитывалась также и складывающаяся обстановка.
Характерными для тактики действий мятежников в засаде были
их действия 23 марта 1987 года на «Тавахской петле». В этот день
батальону была поставлена задача обеспечить беспрепятственное
прохождение колонн 682-го мсп, дислоцированного в кишлаке Руха,
и соединения афганской армии, расположенной в районе кишлаков
Барака, Базарака долины реки Панджшер. Рано утром отряд обеспечения движения 682-го мсп на дороге в районе «Тавахской петли» обнаружил фугас. Фугас ими был уничтожен, дорога подготовлена к движению. Затем прошло две войсковых колонны в кишлак
Руха, и только потом пошла колонна соединения афганской армии.
Надо отметить, что дисциплина марша этой колонны была очень
низкой. И вот, когда один из афганских водителей автомобиля остановил машину на дне ущелья и стал набирать воду, образовалось
скопление нескольких машин, моджахеды внезапно открыли огонь
191
из крупнокалиберного пулемёта и миномёта по колонне. Одновременно обстрелу подверглись 16-я, 18-я и 18а сторожевые заставы.
Затем в бой вступили мятежники подгруппы огневого поражения
ближнего действия. Располагаясь в домах разрушенного кишлака
вблизи колонны, они вели огонь из автоматов, а затем стали, совершая перебежки, приближаться к колонне. В этой обстановке командир 18а сторожевой заставы старший лейтенант В.Б. Сидоренко сумел грамотно организовать отражение нападение и нанести
поражение этой группе огнём из боевых машин. Командир 16-й сторожевой заставы старший лейтенант С.А.Подгорнов проявил себя
в этом бою как грамотный, инициативный офицер. Управляя боем
заставы по отражению огневого нападения, он сумел ещё засечь огневые позиции тяжёлого вооружения противника и, корректируя огонь
артиллерии батальона, подавить их огонь. Но моджахеды, укрывшись
за толстыми, глинобитными стенами домов, продолжали упорно вести огонь по колонне, мешая эвакуации двух подбитых машин со дна
ущелья. Стремительными и дерзкими в этой ситуации были действия
резервной группы батальона – разведывательного взвода под командованием старшего лейтенанта Г.Ф. Крамского. Противник, почувствовав угрозу окружения, отошёл, оставив шесть человек убитых.
Действия мятежников по проведению засад постоянно анализировались командованием батальона. На основании анализа
обстановки принимались меры по противодействию намерениям
противника организовывать засады. К сожалению, иногда командование 682-го мсп не доводило до командования батальона свои
решения о проводке войсковых колонн. При хорошей организации
взаимодействия всех сил и средств, участвовавших в обеспечении
беспрепятственного прохождения войсковых колонн по ущелью,
мятежники не рисковали устраивать засады и нападать на колонны.
Да и в чистом, академическом виде засады не получались у духов.
В основном после начала обстрела объекта нападения, получив отпор, духи ретировались и, используя скрытые выходы, покидали поле
боя. Такие действия мятежников можно назвать огневой засадой.
В такую огневую засаду, впервые после прибытия в Афганистан, однажды попал и я с группой бойцов разведвзвода. Было это
1 августа 1986 года. Пришёл в батальон волусволь Асадуло за помощью. Решили они из Чарикара привезти машину муки. Каким-то
образом им удалось проехать без задержки комендантский пост и
въехать в ущелье Панджшер. Автомобильных колонн в этот день не
было, дорога нами не проверялась. Эта машина подрывается.
В результате одно заднее колесо у самосвала ММЗ-555 оторвало,
192
а водитель был ранен. Для эвакуации подорванного автомобиля и раненого водителя с разведвзводом на БМП-2 и БТР-70 выдвинулся
к месту подрыва. Вместе с нами на автомобиле ЗиЛ-130 и взводом
царандой поехал и волусволь. Благополучно добрались до подорванной машины. Царандоевцы перегрузили муку в автомобиль
ЗиЛ-130. Я приказал и.о. командира разведвзвода сержанту Остах
на БМП-2 эвакуировать подорванную машину, а сам, двигаясь сзади колонны на БТР-70, попутно проверял боевую готовность сторожевых застав, в зоне ответственности которых на данный момент
находилась колонна, умение личного состава застав быстро поражать цели. Вдруг заметил сзади БТРа на дороге фонтанчики от пуль
крупнокалиберного пулемёта. Вначале я подумал, что это личный
состав 10-й сторожевой заставы случайно обстрелял участок дороги, где мы находились. Но вдруг обнаружил, что бойцы, которые
находились рядом со мной на броне, почему-то уже внутри БТРа.
Тогда только до меня дошло, что нас обстреливают духи. Нырнув
внутрь БТРа, я спросил у наводчика КПВТ - наблюдает ли он духов?
Он ответил, что не наблюдает. Тогда я сам занял место наводчика
КПВТ и стал стрелять. Примерно через минут пять вспомнил, что я
командир, а не наводчик, что впереди под обстрелом личный состав
разведвзвода и царандоевцы. Выбравшись из БТРа через боковой
люк, я побежал к разведвзоду. Но там, к счастью, если можно так
выразиться, всё было в порядке. Сержант Остах умело организовал
отражение огневого нападения. К сожалению, три царандоевца, в
том числе и водитель автомобиля ЗиЛ-130, были ранены. Санинструктор (к сожалению, запамятовал его фамилию) вынес тяжело
раненого царандоевца из под обстрела и уже оказывал ему первую
помощь. Выйдя на связь с дежурным по батальону, подключил к
подавлению огня мятежников артиллерию. Огонь артиллерии корректировали командиры 10-й и 12-й сторожевых застав. Раненых
царандоевцев загрузили в БМП-2 и эвакуировали их в батальонный медицинский пункт. Приказав сержанту Остах вывести разведвзвод и царандоевцев в группировку, сам, так как водителей
среди бойцов не оказалось, под прикрытием БТР-70 добрался до
батальона на автомобиле ЗиЛ-130. Волусволь Асадуло потом восхищался нашими солдатами, которые вынесли из-под огня совершенно чужих им раненых царандоевцев.
В последующем, с мая 1987 г. и до вывода батальона из долины реки Панджшер (май 1988 г.), в результате изменения системы охраны батальона, которая перекрыла возможные пути
отхода противнику с мест проведения засад, вообще отказались
193
от них не только в районе кишлака Заманкор, но и во всей зоне
ответственности батальона. Ущелье Тавах отошло с 5 мая 1987 года
в зону ответственности 682-го мсп.
1.3.3 Минная война мятежников
Особое место в боевых действиях оппозиции занимала миннная
война, получившая во всём Афганистане, в том числе и в ущелье Панджшер, широкое распространение (Приложение № 9). Она отличалась
большим разнообразием приемов и способов. Только в период уборки
урожая движение по дороге осуществлялось беспрепятственно. На вооружении партизанских отрядов душманов находились мины различных
типов. Однако наибольшее распространение получили противотанковые мины: тип «72» (Китай), SН-55 (Египет), М-19 (США), Мк7 (Великобритания), ТS-2,5 и ТS-6 (Италия), Р2Мк2, Р2МкЗ (Пакистан). Для усиления взрыва часто использовались дополнительные заряды взрывчатых
веществ, получая фугас (авиационные бомбы, артиллерийские снаряды или взрывчатка в чистом виде, уложенная в различную тару – мешки, ящики, снарядные гильзы, даже котлы и кастрюли).
Главари бандформирований преследовали цель: прервать или
предельно серьёзно затруднить движение государственного транспорта с народно-хозяйственного грузами, а также воинских колонн,
подорвав тем самым влияние государственной власти среди мирного населения Панджшера, и затруднить снабжение наших войск.
Основными участками минирования были участки дороги в районе
разрушенных кишлаков Корава, Заманкор, Сахибзада и на «Тавахской петле». Конечно, вероятные маршруты движения духов к этим
участкам дороги нами минировались, но, к сожалению, до июня
1987 года не просматривались со сторожевых застав.
Подрыв фугаса производился различными способами.
Использовались электрические детонаторы, контакты которых выводились на поверхность в виде обрывков троса, проволоки и т.п.
Применялись и контакты со специальным размыкателем, который
разрушался при наезде, замыкая цепь. Такой взрыватель работал
как против гусеничной, так и против колесной техники. Кроме того,
применялись фугасы, управляемые по проводам. Пункт управления
фугасом оборудовался, как правило, в 400-500 метрах от места закладки. Для дублирования использовался детонирующий шнур.
Одиночные мины устанавливались, как правило, в местах, где
подрыв мог вызвать длительную остановку: на крутых закрытых по194
воротах, дорожно-мостовых сооружениях, крутых косогорах, карнизах и полках, в теснинах, выемках, на высоких насыпях.
Мансур Абд ал-Хафиз в книге «Панджшер в 1975-1990 гг.» приводит способы минирования: «В ходе этой войны, длившейся несколько лет, муджахеды получили хороший опыт в минном деле, чем
нанесли большой ущерб противнику. Муджахеды применяли следующие основные виды мин. Снаряды от артиллерийских орудий Д-30,
служившие противотанковыми и противопехотными минами. Ущерб,
наносимый их взрывом, был в несколько раз больше, чем вред от
обычных мин. Взрывы этих мин наносили противнику большой моральный урон. Для того, чтобы мины нельзя было обнаружить миноискателями, их обычно ставили на большую глубину таким образом,
чтобы от проседания земли при прохождении по ней гусениц танков
и колес машин, они взрывались в середине или в конце колонны.
Взрывы мин не только вызывали страх у противника, но также приводили к тому, что русских саперов часто допрашивали, пытаясь
выяснить, почему они не могли своевременно обнаружить мины.
Для введения в заблуждение саперных собак, искавших мины, обычно место их установки присыпали перцем или насваром,134 и собаки
не могли их обнаружить. Чтобы скрыть место установки мины, группы усиления муджахедов всегда имели при себе кусок автомобильной покрышки, которым после установки мины прикатывали землю.
Другой способ – установка мины на обочине дороги. Неумелые или неосторожные шоферы часто взрывались на таких минах. Мины, используемые против минных тралов, ставились таким образом, чтобы они
взрывались на расстоянии 2-3 м за тралом. Трал наезжал на вспомогательную мину, инициируя тем самым взрыв основного заряда, находившегося под самим тралом, в результате чего трал разрушался».135
Таким образом, минирование могло представлять собой как
самостоятельную акцию, так и средство остановки колонны для
последующего обстрела со склонов гор или из «зеленки». Для минирования использовались мины итальянского, американского,
английского производства, а также самодельные мины, фугасы и
взрывные устройства. Если время и условия позволяли, то фугасы могли устанавливать совместно с минами итальянского производства. Мины и фугасы устанавливались мятежниками на путях
движения заблаговременно или непосредственно при приближении
134) Для справки: насвар – наркотик
135) Мансур Абд ал-Хафиз, Панджшер в 1975-1990 гг. перевод: Григорьев С. Е.
(sgrigory@SG1239.spb.edu)
195
войсковых колонн и правительственных транспортных средств (при
неблагоприятных погодных условиях, а также, если между проходом ООД и основной колонны был большой промежуток). Место
установки мин и фугасов выбирались ими, как правило, у заметных
ориентиров. Порядок установки мин был самым различным: по одной колее, в шахматном порядке по обеим колеям, по всему полотну дороги, группами (одна противотанковая мина, фугас и 3 – 5 противопехотных мин, установленных вокруг ПТМ), а также в местах
отдыха личного состава, в местах и на вероятных огневых позициях
блоков, назначаемых для прикрытия колонн. Электрозамыкатель
выводился на одну или обе колеи, на растяжку и т.п. С 1988 года
в качестве электрозамыкателя групп самодельных противопехотных
фугасов использовались пачки от сигарет с металлической фольгой.
Глубина установки мин – самая различная: от 5 до 100 см. Мины
часто устанавливались на неизвлекаемость и с таким расчётом,
чтобы в результате их взрыва основное полотно дороги, особенно в
узких местах, можно было быстро восстановить.
Мятежники в долине Панджшер в зоне ответственности батальона с помощью взрыва мин и фугасов завалов не устраивали, мосты не подрывали (по крайней мере, с мая 1986 по май 1988 года).
Для устройства минных заграждений в каждой боевой группе имелась специально подготовленная подгруппа минирования.
Но иногда Ахмад Шахом Масудом ставилась задача по устройству
минных заграждений на дороге целому бандформированию. Тогда
все подгруппы минирования сводились в одну группу, а остальные
обеспечивали действия этой группы. А с сентября 1987 года для минирования дороги стали привлекаться договорные банды, а также
царандоевцы и местные жители, выезжавшие к родственникам в
«Чарикарскую зелёнку». Им ставили условие: или берёшь мину, или
платишь штраф. Кроме того, приходилось учитывать, что за совершенные диверсионно-террористические акции афганцы получали
вознаграждение: за каждого убитого или захваченного советского
солдата выплачивалось 250 тысяч афгани, а за офицера – в два
раза больше. В 500 тысяч афгани оценивался каждый уничтоженный танк или бронетранспортер, а за сбитый самолет или вертолет причиталось по миллиону афгани. Для простого афганца это
были огромные суммы. Ведь даже водитель-афганец советского
смешанного акционерного транспортно-экспедиционного общества
АФСОТР – одной из самых высокооплачиваемых категорий рабочих
– зарабатывал в месяц 6–7 тыс. афгани, а зарплата служащего или
квалифицированного рабочего в среднем составляла 4–5 тыс. афгани.
196
Неудивительно, что для многих мятежников война против советских
и афганских войск превратилась в обыкновенный промысел.
Всё это требовало от командования батальона тщательно организовывать обеспечение пропуска войсковых и правительственных колонн в зоне ответственности. Но, хочу ещё раз повторить,
зачастую о прохождении колонн командование батальона заранее
не информировали, в действиях, выделенных от 108-й мсд, отрядов
обеспечения движения (ООД) просматривались беспечность, отсутствовала боевая настороженность. А противник, да и местное население, практически всегда знали, когда пойдут колонны. Агентура
Масуда в среде органов местной власти работала хорошо. Всё это
приводило к неоправданным потерям.
Так случилось 8 марта 1987 года. В районе 9.00 командиры
4-й и 16-й сторожевых застав доложили, что со стороны Джабаль
-Уссараджа и Рухи идут отряды обеспечения движения. Оперативный дежурный по батальону связался по радиостанции с дежурным
по 682-му мсп, который ему сообщил, что пройдут две колонны.
По соответствующему сигналу все сторожевые заставы, дежурные
огневые средства усилили ведение разведки наблюдением, были
в готовности обеспечить огнём беспрепятственное прохождение
войсковых колонн. ООД со стороны Рухи дошёл до кишлака Корава
и стал ждать другой отряд обеспечения движения. У них впереди
шли сапёры. Не доходя Коравы примерно метров 300, один из сапёров подрывается. К нему из ООД ринулась помощь на боевой машине пехоты. Не доезжая до раненного сапёра, БМП подрывается
на мощном фугасе. Взрыв был такой мощности, что броневой лист
над двигателем БМП отлетел на другой берег реки Панджшера.
К подорванной машине помчался БТР, который также был противником подорван управляемой миной. В результате 8 человек погибли, 6 человек получили ранения и контузии.
Итак, в зоне ответственности 2-го пдб 345-го опдп способы и
приёмы вооружённой борьбы формирований ИОА были самыми
разнообразными, постоянно совершенствовались, отличались
изощрённостью и грамотностью действий. Этому способствовала достаточная оснащённость боевых групп современным
оружием. Наличие оптимальной, подвижной организационной
структуры, разветвлённой сети исламских комитетов давали возможность Ахмад Шаху Масуду, другим лидерам ИОА эффективно управлять как вооружённой борьбой против государственной
власти, так и агитационно-пропагандистской деятельностью с
населением в ущелье Панджшер.
197
2. ПОДГОТОВКА И ВЕДЕНИЕ ОХРАНЕНИЯ
2.1 Задачи, формы и построение сторожевого
(боевого) охранения
Основной задачей боевой деятельности 40-й А, к которой было
привлечено 82 батальона (до 50% сил и средств А) являлась охрана коммуникаций, режимных зон, важных народнохозяйственных
объектов.136 В связи с переходом мятежников к постоянной тактике
диверсий, террора, обстрелов войск, захвата сторожевых застав соединения и части 40-й армии вынуждены были вести охрану важнейших коммуникаций, связывающих Афганистан с территорией
СССР: Термез – Кабул – Джелалабад; Кушка – Герат – Кандагар;
Мазари – Шариф – Кундуз – Файзабад общей протяженностью более 2 тыс. км (Приложение № 14). Цель обороны коммуникаций состояла в разгроме группировок мятежников вдоль дороги, срыве их
диверсий, обеспечении беспрепятственного движения советских и
афганских колонн (Приложение № 15). Оборона велась дивизиями,
полками, батальонами и ротами. Зона ответственности в обороне
составляла по фронту: 108-й мсд – 420 км; 5-й мсд - 640 км; 201-й
мсд – 400 км. Батальоны обороняли участок в среднем 30-40 км.
Построение обороны боевого охранения имело ряд особенностей и включало:
– систему оборонительных позиций батальонов и сторожевых
застав и постов в составе роты, взвода;
– систему огневого поражения с подготовленными участками
сосредоточенного огня артиллерии во всей полосе, сплошного многослойного и многоярусного огня из всех видов оружия в пределах
досягаемости, подготовленный маневр огнем на любом угрожаемом направлении или участке, в т.ч. высокоточного оружия и сопряженной со средствами поражения разведывательно-сигнальной
аппаратуры (РСА) «Реалия-У»;
– систему инженерных заграждений, основу которой составляли сплошные минные поля на подступах к сторожевым заставам,
поля специального минирования с помощью комплектов «Охота-2»,
установленных на вероятных направлениях выхода мятежников к
дороге и в ущельях;
136) Евгений Григорьевич Никитенко генерал-майор http://www.vko.ru
198
– систему засад на вероятных путях действий диверсионных
групп противника;
– систему разведки, которая включала постоянные разведывательные действия разведывательных батальонов дивизий, разведывательных рот полков и разведывательных взводов батальонов
по добыванию сведений о наиболее опасных отрядах мятежников,
их замыслах действий в совокупности с деятельностью агентурной,
воздушной, радиотехнической, артиллерийской разведки, разведки
органов МГБ и МВД РА;
– систему резервных, патрульных бронегрупп и артиллерийских групп, предназначенных для отражения нападения и уничтожения диверсионных групп противника;
– систему управления движением колонн силами дорожно-комендантской бригады армии путем создания комендантских участков, дорожно-комендантских постов, подвижных и неподвижных постов регулирования;
– систему движения колонн и комендантского часа, регламентирующие порядок движения колонн, их состав, охранение, график
движения, места дневного и ночного отдыха, время начала и конца
марша, порядок управления;
– систему управления оборонительными действиями соединений, частей армии, которая включала центр боевого управления
(ЦБУ) и центральный диспетчерский пункт (ЦДП) армии, ЦБУ дивизий, полков, командные пункты батальонов, рот и сторожевых
застав. При этом со всеми батальонами была закрытая КВ и УКВ
радиосвязь по КШМ типа Р-145, единая отдельная система управления артиллерией, единая дорожная УКВ радиосеть управления
движением колонн на марше, что позволяло командующему армией
через воздушный ретранслятор и центры боевого управления дивизий иметь связь с каждой ротой, сторожевой заставой, колоннами
на маршрутах и своевременно принимать меры по уничтожению
противника силами и средствами армии в зонах ответственности.
Для выполнения задач боевого охранения в удаленных районах
от главных сил частей и соединений 40-й А создавались отдельные
оперативные группировки в составе усиленных батальонов, которым
присваивали наименование населенного пункта рядом с которым
они дислоцировались. Именно так в 1982 году в долине р. Панджшер
на основе 2-го пдб 345-го опдп была развернута оперативная группировка «Анава», основными задачами которой были: – своевременное выявление и уничтожение разведки, диверсионных групп и
огневых средств на подступах к гарнизону, кишлаку Анава и дороге;
199
– недопущение минирования мятежниками дороги и других
объектов в зоне ответственности;
– уничтожение групп мятежников в случае нападения или обстрела гарнизона, кишлака Анава, автомобильных колонн и других
объектов;
– укрепление государственной власти в уезде Панджшер
2.2 Основы выполнения задач сторожевого
(боевого) охранения.
Перечисленные задачи боевого охранения выполнялись на основе положений Боевого устава Сухопутных войск (батальон, рота),
а также приказа командующего 40-й А 1984 г.137
Согласно этому приказу, основу охранения составляли сторожевые заставы в составе взвода, усиленного 1-2 гранатомётами
АГС-17, 1-2 пулемётами РПК, 1-2 крупнокалиберными пулемётами «Утёс» или ДШК, 1-2 82-мм миномётами. Из сторожевых застав
создавались сторожевые отряды (усиленная рота или батальон).
Сторожевому отряду назначалась полоса охранения. Смена подразделений, находящихся в охранении дорог и государственных
объектов, должна была осуществляться через 3 месяца, а в охранении военных городков – через месяц. Организовывалось охранение
в соответствии с требованиями Боевого устава Сухопутных войск.
Для несения службы на заставах назначались: суточный наряд (дежурный и 2-3 дневальных), по одному наблюдателю на позициях
каждого отделения и парный патруль. Для своевременного обнаружения противника и оповещения о нём на скрытых подступах выставлялись секреты или выносные сторожевые посты. Маршруты
выхода на эти посты должны были оборудоваться укрытиями и
должны были обеспечивать безопасные подъём и спуск, удобство
ведения огня и огневой поддержки сторожевой заставой. Наблюдатели, секреты и патрульные между собой должны были иметь
зрительную связь. В ночное время и днём в условиях плохой видимости для несения службы привлекались не менее 2/3 личного состава заставы. Проверка несения службы на позициях командиром
заставы и его заместителем осуществлялась днём через 2 часа,
137) Министерство обороны СССР, Главное управление боевой подготовки сухопутных
войск – Обобщённый опыт боевых действий в горно-пустынной местности – Москва,
Военное издательство, 1985 г. – стр. 88.
200
ночью через 1 час. Позиции сторожевых застав готовились к круговой обороне для отражения нападения противника как сверху, так
и снизу. Взводам назначались полосы огня и дополнительные секторы обстрела, участки сосредоточенного огня, огневым средствам
– запасные огневые позиции. Они оборудовались в инженерном отношении и благоустраивались с учётом местности и длительности
несения службы личным составом. На позиции сторожевой заставы
отрывались (выкладывались из камня) траншеи полного профиля,
блиндажи, укрытия для боеприпасов, продовольствия и воды.
Вокруг позиции создавались проволочные заграждения в два ряда
кольев с установкой между ними противопехотных мин на растяжку
и сигнальные мины (СМ). На дальних и скрытых подступах к объекту
охранения устанавливались сигнальные мины и разведывательносигнальная аппаратура «Реалия-У». Проход на сторожевую заставу
на ночь должен был закрываться и минироваться. Границы постов
охранения и сторожевых застав обозначались указками на афганском, русском и английском языках с указанием порядка поведения.
На каждой заставе, согласно требованиям этого приказа, должны
были создаваться запасы боеприпасов – 5 боекомплектов (бк), продовольствия, воды, топлива и горючего – на 10 дней. Кроме того,
должны были быть приборы ночного видения, ночные прицелы,
необходимое количество осветительных и сигнальных патронов.
Для организации управления, кроме штатных средств, командиры
батальонов и сторожевых застав должны были иметь дополнительное количество радиостанций и телефоны с кабелем для связи с
выносными постами.
На заставе оформлялась следующая документация:
– боевая задача заставы и порядок её выполнения;
– рабочая карта с обстановкой;
– схема позиции, минных полей и ограждений;
– схема опорного пункта (согласно боевому уставу);
– выписка из боевого приказа командира батальона;
– боевой приказ командира сторожевой заставы;
– график несения службы наблюдателей, патрулей, секретов,
дежурных огневых средств;
– таблица сигналов;
– журналы наблюдения, ведения боевых действий, учёта диверсий противника, ознакомления с границами минных полей и мерами
безопасности при обращении с оружием и взрывчатыми веществами;
– инструкции личному составу, заступающему на службу.
201
В батальоне, находящемся в охранении, разрабатывались следующие документы:
1). План организации охранения, в котором указывались:
– количество и состав сторожевых застав, и их расположение;
– количество техники, вооружения и боеприпасов на заставах;
– полосы охранения застав и боевая задача по охране объектов;
– порядок взаимодействия между заставами и постами правительственных войск;
– порядок огневого поражения противника;
– организация связи между заставами, пунктом постоянной
дислокации, проходящими колоннами, диспетчерскими постами и
поддерживающими огневыми средствами.
2). График смены подразделений.
3). Боевой приказ.
У каждого командира заставы также была «Памятка командиру сторожевой заставы (поста)», которая была, по всей видимости,
разработана в штабе 40-й армии (Приложение № 16)138. В ней были
изложены требования по организации службы на сторожевой заставе (посту), обязанности командира сторожевой заставы, перечень документов, которые должен разработать командир заставы,
указания по управлению и связи, по разведке, по партийно-политическому обеспечению, инженерному обеспечению, по техническому
и тыловому обеспечению застав.
Таковы были требования по организации охранения. Но обстановка и жизнь вносила свои коррективы: не хватало личного
состава, да и обеспечение батальона всем необходимым для выполнения боевой задачи, тыловое и техническое обеспечение
были далеко от идеального. Поэтому подразделения батальона не
менялись на заставах. Солдаты, сержанты и офицеры служили на
заставах, это было место их боевой службы, а также пунктом постоянной дислокации. Только в случае болезни, ранения или передвижения по службе им предоставлялась возможность покинуть
заставу, а так – 1,5 года на заставе, клочке местности размером
иногда от силы 50х20 метров. Офицер или прапорщик мог через
год боевой службы съездить в отпуск в Союз.
Кроме того, постоянно изменяющаяся обстановка требовала вносить поправки в боевую деятельность батальона, усиливать бдительность.
138) Из личного архива автора.
202
2.3 Состав и организация охранения ОГ «Анава»
К середине мая 1986 года, когда я прибыл в Афганистан из
Союза и приступил к исполнению обязанностей командира 2-го пдб
345-го опдп, оперативная группировка «Анава», которая четвертый год выполняла задачу боевого охранения в долине реки Панджшер, имела в составе 2-й пдб 345-го опдп с 7-й пдр, 3-ю габатр
адн полка, зрабатр (без взвода), 2-й огневой взвод сабатр полка,
отделение исв иср полка.
На вооружении ОГ «Анава» имелось:
Гаубицы Д-30
5
82-мм М 2Б9 «Василёк»
1
САО 2С9 «Нона»
3
82-мм миномёт
10
БМП-2
11
БРМ – 1к
1
БТР-70
19
Установок ПТУР «Фагот»
18
ДШК (12,7-мм пулемёт)
14
ЗУ-23-2
7
ПКП (14,5-мм пулемёт)
3
АГС-17
17
НСВУ 12,7-мм «Утёс»
4
УРАЛ - 4320
8
7,62-мм ПКМ
18
РПГ-16
11
7,62-мм СВД
13
40-мм ГП-25
22
ГАЗ-66
3
БМД-1 КШ
2
МТЛБ
2
ЗИЛ-131
2
Также на вооружении имелись автоматы АКС-74 и АКС-74У
– на весь личный состав. В сентябре 1987 года одна гаубица была
передана адн полка, а 6 декабря 1987 года на вооружение группировки были переданы три 120-мм миномёта.
При штатной численности в 493 человека насчитывала 438 человек,
в том числе: 34 офицера, 6 прапорщиков, 76 сержантов и 322 солдата.
Сторожевое, а по сути, боевое охранение в зоне ответственности
осуществлялось 18-ю постоянно действующими сторожевыми заставами.
Как я уже писал выше, в долине Панджшер нашими войсками
совместно с правительственными войсками к маю 1986 года было
проведено девять малых и больших операций, в 1982 и 1984 годах
бандформирования ИОА под руководством Ахмад Шаха Масуда
были практически разгромлены. Но двойственность и нерешительность проводимой политики, то, что местная власть не имела должного авторитета у местного населения, наоборот, существенно повышало авторитет Ахмад Шаха у жителей Панджшера, позволяло
ему существенно расширить зону влияния ИОА в северных провин203
циях Афганистана. В результате роста поставок оружия, боеприпасов и военного снаряжения из США и Пакистана позволило ему значительно укрепить и увеличить группировку подконтрольных ИОА
вооружённых формирований. Ахмад шах в Панджшере проводил
свою собственную политику.
На XVIII Пленуме ЦК НДПА (май 1986 г.) на пост генерального
секретаря партии вместо Бабрака Кармаля был избран бывший руководитель ХАД Наджибулло (полное имя – Мухаммад Наджибулла
Ахмадзай, родился в 1947 г. в Кабуле, учился в лицее «Хабибийа»
и Кабульском университете, казнен в 1996 г.). Он сразу предложил широкий спектор шагов по урегулированию внутриафганского
конфликта: привлечение крестьянских масс к поддержке государственной власти; конструктивные компромиссы, переговоры с исламскими партиями, организациями внутри Афганистана и за его
пределами, вовлечение в процесс урегулирования бывшего короля Захир-шаха.139 Началась разработка стратегии, которая должна
была положить конец внутреннему конфликту в стране, а именно
политика национального примирения. 22 июня 1986 года прошли
выборы в органы народной власти. И в это же время проводила
операцию в Верхнем Панджшере пехотная дивизия ДРА. Это, наверное, была единственная операция, которая как бы проводилась
правительственными войсками самостоятельно. 24 июня мы наблюдали, как эта дивизия выходила из Панджшера. Без слёз нельзя
было смотреть на советников, советских офицеров, которые были
прикреплены к этой дивизии. Дивизия потеряла в боевых действиях
в результате подрывов 40 единиц техники (танки, бронетранспортёры, автомобили). Сапёры, которых в сапёрной роте из 37 человек
осталось всего двое, на участке в 2 километра сняли 70 фугасов и
на 20 фугасах подорвались.
10 июля 1986 года армейский радиоперехват, который стоял на
территории группировки, перехватил шифровку Ахмад Шаха, в которой говорилось, что с 11 июля всем боевым группам повсеместно,
во всём Панджшере начать активные боевые действия. Начался
обстрел сторожевых застав, а 4 августа 1986 года духами осуществлена попытка захвата 13-й сторожевой заставы (подробно я писал
выше). 17 августа 1986 года пришла кодограмма командующего армии о том, что с 18 августа по всему Афганистану ожидаются выступления мятежников. В этой обстановке командование батальона,
помня, что «оборона – смерть вооружённого восстания», старалось
139) А.А. Ляховский, С.Ж. Давитая Игра в Афганистан.- М.:2009 – стр. 465
204
активными действиями нанести поражение мятежникам, не допустить их выхода для минирования дороги: устраивались засады на
вероятных маршрутах выдвижения духов; наносились огневые налёты по результатам разведки наблюдением; по просьбе командования батальона прибыла группа спецминёров, которая устанавливала
минные заграждения вокруг постов и в ущельях, которые не просматривались с застав; а также по нашей заявке наносились удары
авиацией по базовым районам мятежников. 5 сентября пришло распоряжение командующего армии о захвате пленного до 20 сентября,
и сообщение о том, что в районе Кандагара духи захватили сторожевую заставу, погибло 7 человек, а 10 человек взяты в плен.
11 сентября 1986 года в 23.00 начался обстрел группировки
и кишлака Анава из миномёта и стрелкового оружия. Огонь противника был подавлен сосредоточенным огнём из БМП-2 и миномётов.
Разведчики доложили, что было совершено нападение на здание
сотрудников ХАД, «защитников революции» (отряд местной самообороны). В результате боя у ХАД двое раненых, в отряде самообороны – один. Рота царандоя не сделала ни одного выстрела. На
следующий день пришли старейшины кишлака Анава во главе с Карим мулло. Стали просить у нас защиты, так как местной власти они
уже не верят. Оказывается ночью в Анаву приходила большая группа мятежников, которые от имени Ахмад Шаха сделали последнее
предупреждение жителям с требованием, чтобы они покинули Анаву. Нами были приглашены представители местной власти, ХАД,
царандоя. Оказалось, что все первые лица накануне убыли из Панджшера. В отряде местной самообороны числилось 50 человек, из
них активных – 23. На всех имелось всего четыре автомата. Представитель роты царандоя отказался выдавать оружие, хотя оно у
них было. Прозвучало требование старейшин: или защитите нас,
или разрешите жителям кишлаков Анава, Маликан, Каламирамшах
(на это время во всём Панджшере так называемые мирные жители
проживали только в этих кишлаках) выйти из долины Панджшер.
Был установлен лейтенанту царандоя срок, в течение которого он
должен был выдать оружие. Вместе с заместителем командира батальона по политчасти майором В. Ардашевым и разведвзводом на
трёх БМП выдвинулись к зданию роты царандоя в кишлак Анава.
Лейтенант царандоя вёл себя нагло, говоря, что шурави для него
не начальство. Только после энергичных действий майора Ардашева наглость его улетучилась, и отряд самообороны получил три
автомата и два пулемёта. Отряду самообороны мы дополнительно
выдали боеприпасы, организовали взаимодействие на случай на205
падения мятежников. Получили они также и сигнальные ракеты
для подачи установленных сигналов. О сложившейся обстановке
было доложено командиру полка. Он приказал все подразделения привести в полную боевую готовность, «все – в окопах». 682-й
мсп, дислоцированный в кишлаке Руха, также был приведён в
полную боевую готовность.
13 сентября 1986 года 345-й отдельный парашютно-десантный полк под командованием начальника штаба полка подполковника Калабухова к 18.00 часам прибыл в район кишлака Анава.
Один батальон полка расположился в горах в районе 5-7 сторожевых застав, другой – за 13-й сторожевой заставой. В течение
13 дней подразделения полка вели активные боевые действия с
бандформированиями Ахмад шаха в зоне ответственности батальона. 15 сентября в Анаву прибыл командующий 40-й армии генерал Дубынин. По нашей просьбе он разрешил убрать царандоевский пост, который стоял на горке над кишлаком Каламирамшах
(с этого поста постоянно шло наблюдение за действиями группировки). На это место батальон выставил новую 12а сторожевую
заставу. Выполнив задачу, полк 26 сентября убыл из долины реки
Панджшер. Но обстановка не улучшалась. 29 сентября 1986 года
на командный пункт батальона прибыли волусволь уезда Панджшер Асадуло (сам себя он называл губернатором Панджшера)
и представитель ХАД с просьбой оказать помощь в защите кишлака Анава. По их сведениям, Ахмад шах Масуд приказал всем
мирным жителям до 7 октября покинуть долину Панджшер. Было
организовано взаимодействие со всеми силовыми органами Анавы на случай нападения на кишлак Анава. О складывающейся
обстановке постоянно докладывалось на ЦБУ полка. По результатам разведки наблюдением со сторожевых постов мятежникам
наносилось огневое поражение вооружением сторожевых застав
и огнём артиллерии. 7 октября 1986 года в Анаву на вертолётах
прибыли представители власти провинции Порван, советники.
Привезли оружие для роты царандоя и отряда самообороны.
10 октября под руководством заместителя командира полка
майора Д.Д. Савичева пришёл в Анаву 3-й пдб полка, усиленный
батареей 152-мм самоходных гаубиц. Огнём 152-мм гаубиц было
нанесено существенное поражение мятежникам. Обстановка несколько стабилизировалась. Выполнив задачу, 3-й пдб 12 октября
убыл в Баграм. 30 октября 1986 года с 12.30 до 15.30 мятежниками
был осуществлено огневое нападение на группировку, а также 10-ю,
12-ю и 14-ю сторожевые заставы. Одновременно управляемой ми206
ной было подорвано БМП блока Рухинского полка в районе кишлака
Заманкор. 1 ноября командир роты 682-го мсп из Рухи на этом месте
стал интересоваться проводами. В результате подрыв, офицер лишился руки и двух ног. 2 ноября опять же в Заманкоре солдат из Рухинского полка пнул консервную банку. Банка оказалась миной-сюрпризом. В результате солдат получил ранение в челюсть. В 10 часов
30 мин. 5 ноября начался обстрел группировки и Анавы из миномёта.
В результате обстрела получили ранения четыре жителя кишлака
Анава, в том числе одна женщина. 9 ноября во время прохождения
рухинской колонны два подрыва техники, один – в районе кишлака Заманкор, другой – на выходе из ущелья Панджшер. 11 ноября 1986 года
огневое нападение на группировку, 9-ю и 11-ю сторожевые заставы,
подрыв автомобиля на дороге между кишлаком Сахиб Зада и «тавахской петлёй». Начальник штаба батальона капитан Ковалёв, находящийся по служебным делам в пункте постоянной дислокации полка
в Баграме, передал по радиостанции, что его оставляют на ЦБУ армии на всё время проведения операции в Панджшере. Оказывается,
что завтра в Панджшере начинается операция против бандформирований Ахмад Шаха Масуда. Но, как потом оказалось, неожиданно
операция началась только для нас, а Ахмад Шах успел вывести изпод удара основную часть своих вооружённых формирований, часть
дежурных огневых средств оставил на огневых позициях, с которых
был возможен скрытый выход в укрытия.
12 ноября 1986 года в 6 часов 20 мин. операция началась
ударом авиации по предполагаемым районам нахождения баз
противника. Миг-21 афганских ВВС нанёс удар по кишлаку Анава.
В результате два дома были разрушены, четыре мирных жителя
ранены. Одна бомба разорвалась под 11-й сторожевой заставой.
Никто не пострадал. Волусволь уезда Панджшер и командир роты
царандоя покинули Панджшер. В зоне ответственности батальона
целый день работала артиллерия. В районе горы Рабат высажен
тактический воздушный десант от 103-й вдд. Взаимодействия с
подразделениями, действующими в зоне ответственности батальона, никто не организовывал. Нам оставалось только с удивлением
наблюдать за происходящими вокруг событиями. Вечером вышел
на связь с оперативным дежурным по батальону неизвестный начальник и начал грозно требовать, чтобы батальонная артиллерия
их поддержала огнём. Закончилось всё хорошо, так как я узнал по
голосу бывшего начальника связи полка, с которым мы вместе служили в Союзе и прошли не одно учение. В 17 часов 30 минут афганский Миг-21 нанёс повторный удар по 11-й сторожевой заставе.
207
К счастью, промахнулся. Пришлось отдать распоряжение расчёту
ПЗРК быть в готовности к поражению воздушных целей, так как ни
ЦБУ полка, ни ЦБУ армии не знали, что это за самолёт. 13 ноября
началось в 5 часов 30 минут с артиллерийского налёта, в 6 часов
30 минут – с удара авиации в районе 9-й и 15-й сторожевых застав.
Нас удовлетворяло, что личный состав не пострадал. В 11.00 была
обстреляна мятежниками 14-я сторожевая застава, в 11 часов 30
минут из миномёта – 8-я сторожевая застава, два человека были
ранены, в 15.00 – из безоткатного орудия и ДШК 16-я сторожевая
застава. Обстрел вёлся, по всей видимости, мятежниками Шутульского и Тавахского ущельев. В 17 часов 10 минут вышел на связь
начальник штаба оперативной группы армии подполковник Никитенко, который потребовал доложить ему обстановку в зоне ответственности батальона. На следующей день артиллерия группировки
работала в интересах тактического воздушного десанта 103-й вдд.
Нас это не радовало, так как в группировке вместо 5 боекомплектов
снарядов к гаубицам имелось всего от силы три боекомплекта. Вечером пришло распоряжение принять на следующий день тактический
воздушный десант на площадки для вертолётов 3-й, 7-й, 11-й и 13-й
сторожевых застав. 16 ноября с 5.30 до 6.00 часов был осуществлён
артиллерийский налёт. С 7 часов 30 минут до 8 часов 30 минут было
осуществлено из вертолётов десантирование посадочным способом
тактического воздушного десанта на вертолётные площадки 3-й, 7-й,
11-й и 15-й сторожевых застав. В зону ответственности батальона
был введён для поддержки боевых действий самоходно-артиллерийский дивизион. Во время высадки десанта в зоне ответственности 682-го мсп был подбит один вертолёт Ми-8, командир вертолётной эскадрильи погиб. 17 ноября в 8 часов 30 минут на вертолётах
прибыл генерал Ярыгин, который в своё время был командиром 7-й
и 103-й вдд, а в это время был представителем генерального штаба.
Он внимательно, вникая во все тонкости, заслушал доклад командования батальона об обстановке в Панджшере и положении дел в
батальоне, а также встретился с представителями местных властей
Панджшера. 18 ноября операция закончилась.
В ноябре-декабре 1986 года по сведениям, которые в то время поступали командованию батальона из разных источников, проходили переговоры через посредников между центральными Афганскими властями и руководством ИОА по вопросу установления
перемирия в долине Панджшер. Ахмад Шахом были выдвинуты
следующие требования: вывод советских войск, войсковых формирований армии и органов МГБ (ХАД) Республики Афганистан из
208
Панджшера; разминирование ущелья; возвращение всех жителей
в ущелье; выделение сил и средств для восстановления разрушенных кишлаков. Ахмад Шах согласился оставить в уезде Панджшер
представителей народной власти и партийных учреждений. Но договорённость не была достигнута, так как центральные власти выдвинули требования: всё вооружение и боеприпасы, имеющиеся в
вооружённых формированиях ИОА, продать государству.
После проведённой операции обстановка в зоне ответственности батальона несколько стабилизировалась. Но 29 ноября в районе кишлака Заманкор у подорванной БМП подорвался фугас, четыре человека из 682-го мсп были ранены. 18 декабря группировку
впервые обстреляли реактивными снарядами.
Прошедший в декабре 1986 года чрезвычайный Пленум ЦК
НДПА официально провозгласил принципиально новую установку
на национальное примирение и прекращение братоубийственной
войны.140 Но ни командование батальона, ни местные власти уезда
Панджшер об этом даже не догадывались. Даже наоборот шло подталкивание, провоцирование наших войск на ведение активных боевых действий. Так 19 декабря с ЦБУ полка пришло распоряжение
о нанесении артиллерийского налёта по цели 400 метров севернее
кишлака Анава, якобы там находится до 100 мятежников. Но ни с
КНП батальона, ни со сторожевых застав в этом районе никого не
обнаружили. Командир полка не стал настаивать на выполнении распоряжения. А ведь в случае нанесения огневого налёта в этот район,
от разлетающихся осколков могли пострадать мирные жители.
3 января 1987 года была принята Декларация Ревсовета республики «О национальном примирении в Афганистане» (Приложение № 17). В ней было сказано, что с 15 января 1987 года соответствующим компетентным органам государства даются указания,
главным из которых являлось о прекращении огня из всех видов
оружия, приостановлении ведения боевых операций, о создании
временного коалиционного правительства и проведении всеобщих
выборов, представлении части министерских постов в правительстве представителям оппозиции.141
5 января 1987 года пришло распоряжение командующего 40-й
армии на организацию и проведение 15 засад и захвата пленного из
бандформирования Абдул Вахида.
140) А.А. Ляховский, В.М. Забродин Тайны афганской войны. – М.: Планета, 1991 г. – стр. 92
141) А.А. Ляховский, В.М. Забродин Тайны афганской войны. – М.: Планета, 1991 г. – стр. 93
209
12 января обстрел группировки 18-ю реактивными снарядами
и одновременно обстрел 16-й, 18-й и 18а сторожевых застав. В результате 5 бойцов батальона были ранены.
13 января вечером пришли в батальон волусволь Асадуло, начальник ХАД, сообщили, что им пришло сообщение о том, что в Базарак пришла группа парламентёров из бандформирования Джаламир ущелья Парандер, просят переправить их в Руху. А чуть позже
пришла от командующего 40-й армии радиограмма о запрещении
стрельбы без разрешения ЦБУ армии или ЦБУ полка. Надо сказать,
что это не очень приятное состояние быть мишенью, не имея возможности на огонь ответить огнём.
14 января обстреляны 3-я и 16-я сторожевые заставы, один
боец ранен. Командир 7-й сторожевой заставы докладывает об
активном передвижении духов. Видимо, до них ещё не дошло
распоряжение командующего армией.
14 января в 18.00 часов меня пригласили к советникам. У них
прошло совещание, на котором также присутствовал волусволь, начальник ХАД, представители разведки армии ДРА. Было сообщено
о начале национального примирения в Афганистане. На следующий день был спланирован митинг в кишлаке Анава, посвящённый
этому событию. Мне предложено было выступить на этом митинге.
Кроме этого афганские разведчики сообщили, что по имеющимся у
них сведениям, завтра ожидается обстрел группировки и кишлака
Анава из РПУ (реактивных пусковых установок).
Надо сказать, что предложение о выступлении на митинге меня
сильно озадачило: не скажешь же местным властям, что ты понятия не
имеешь о национальном примирении. Отправил радиограмму в полк
с просьбой прислать хоть какую-нибудь информацию о национальном
примирении. Начал разбирать почту и в газете «Красная Звезда» нашёл статью про национальное примирение в Афганистане. На основании этой статьи и подготовил тезисы выступления на завтрашний
митинг. Оно у меня сохранилось (Приложение № 18 ).142
15 января 1987 года с 10.00 до 11.00 часов был на митинге в
кишлаке Анава. Увидел, что пара вертолётов заходит для посадки на
вертолётную площадку батальона. Прибыв в батальон, на КП батальона нашёл заместителя командира 108-й мсд, командира 682-го
мсп подполковника Петрова и с ним большую группу офицеров.
Оказалось, что они были в Баграме на партийно-хозяйственном активе, возвращались в Руху, но вертолёты приземлиться не смогли, так
142) Из личного архива автора.
210
как Руху в это время обстреливали духи, в том числе реактивными снарядами. Подполковник Петров связался с оперативным дежурным своего полка, ему доложили, что горит склад боеприпасов,
на котором находилось и большое количество ВВ (взрывчатых веществ). Началось огневое нападение на 16-ю сторожевую заставу.
С трудом удалось получить от ЦБУ полка разрешение на отражение этого огневого нападения. Командование Рухинского полка
убыло на бронегруппе, которую они вызвали из Рухи. С 14.00 до
16.00 часов мятежники вели обстрел группировки, 11 сторожевой
заставы из миномётов и безоткатных орудий. Всего насчитали на
территории группировки и кишлака Анава около 50 разрывов.
Огневые позиции духов были засечены, но огня мы не открывали.
Кишлак Руха повторно обстреляли реактивными снарядами.
Таким вот способом руководство ИОА отметило начало национального примирения, объявленного правительством Афганистана, показав, кто в Панджшере хозяин.
16 января пришло распоряжение командующего армией на
организацию засад.
Обстрелы застав, группировки начались каждый день.
17 января на территории группировки разорвалось 33 реактивных снаряда, 20 января – 17 снарядов, 26 января – 23 снаряда,
27 января – 30 снарядов. Обстрел из РПУ вёлся боевыми группами Саид Ого со стороны Шуфайн-Боло, реактивные снаряды пролетали через 15-ю сторожевую заставу, о чём они сообщали на КП
батальона. Но достать их имеющейся у нас артиллерией мы не
могли. Наши заявки по авиации не удовлетворялись. В результате
обстрелов у нас в 7-й пдр три раненых и один контуженый.
17 января советники сообщили, что по решению правительства
Афганистана, долина Панджшер временно не является зоной мира.
26 января 1986 года в долине Фирадж разведгруппой под командованием начальника разведки батальона ст. л-нта Г.Ф. Крамского
был захвачен пленный.
В конце января Ахмад Шах Масуд объявил в долине Панджшер
своё национальное примирение альтернативное правительственному.
По данным советников (сотрудники ГРУ), Ахмад Шахом объявлялось,
что всем, кто до конца текущего года по лунному календарю (21 марта)
уйдёт из долины Панджшер (не обязательно в горы), включая солдат,
офицеров армии ДРА, сотрудников ХАД, царандоя, партийных и государственных властей, всем гарантировалась амнистия.
Об этом времени В.И. Варенников писал: «Отдельно хотелось
бы отметить позицию полевых командиров, начиная с Ахмад Шаха
211
Масуда. Являясь человеком умным, способным делать прогнозы,
правильно и умело реагировать на любые изменения, он отдал своим подчиненным приказ прекратить боевые действия и обстрелы
правительственных и советских войск. И сделал это не потому, что
поддерживал политику Наджибуллы, а для того, чтобы осмотреться: как будет вести себя режим на самом деле (одно дело – объявил
о политике национального примирения, а другое – реальные действия), как будут себя вести другие полевые командиры, и самое
главное – как будет реагировать на все это население. Фактически
несколько месяцев Ахмад Шах активно себя не проявлял».
Да, где мы и где руководство оперативной группы министерства обороны СССР?!
Национальное примирение, как известно, рассматривалось
правительством Афганистана как этап развития национально-демократической революции, особый вид политического компромисса.
Но, как показало дальнейшее развитие обстановки, в связи с отсутствием реальных шагов, способных привлечь на сторону правительства большую часть полевых командиров, этот процесс не стал
массовым. Постепенно из-за недоверия населения к мероприятиям, проводимым НДПА, пассивности партийцев, противодействия
оппозиции, отсутствие позитивных результатов инициатива стала
ускользать из рук Наджибуллы. Ничто не вынуждало оппозицию
прекратить сопротивление, пойти на примирение: она контролировала большую часть территории страны, создала разветвлённую инфраструктуру, стала получать гораздо больше вооружения,
боеприпасов, в том числе новейших. Противники государственной
власти расценили действие властей как первый шаг к их полной
капитуляции. После одностороннего прекращения правительственными войсками боевых действий существенного снижения подрывной деятельности оппозиции не произошло. (Это показал и анализ
боевых действий батальона в Панджшере). Мятежники усилили
интенсивность акций против государственной власти, в особенности против советских войск. Количество обстрелов по сравнению с
аналогичным периодом 1986 года увеличилось: объектов советских
войск – в три раза, афганских объектов – в два раза. В результате
угроз и террористических операций многие комиссии по национальному примирению практически прекратили работу или проявляли
явную пассивность. Из-за отказа «непримиримых» от предложения
сотрудничества, их твёрдого намерения продолжать боевые действия советские войска оказались в крайне сложном положении:
прекратив активные действия, они фактически превратились в не212
подвижные мишени и несли неоправданные потери от обстрелов
мятежников.143 Кроме того, при активном участии Вашингтона против ДРА была организовано широкомасштабное психологическое
наступление, имеющее целью дискредитировать осуществляемый
Кабулом курс на национальное примирение, предотвратить формирование коалиционных органов власти. Более 50 радиостанций,
курируемых или руководимых ЦРУ или ЮСИА, вели подрывные
передачи на различных языках народов Афганистана. На подготовку пропагандистских кадров из числа мятежников на 1988 год
выделено более 1 млн. долларов.144 И это наступление, как показало время, руководство НДПА и их советники из партийных
органов КПСС, проиграли.
Представитель ГРУ ГШ подполковник Дмитрий Веретенников,
работавший в это время в зоне действий отрядов Ахмад Шаха в
Панджшере, вспоминал: «Провозгласив политику национального
примирения, руководство РА сосредоточило усилия на том, чтобы
с самого начала реализации «нового курса» не допустить заметной
разрядки напряженности, создававшей благоприятные условия для
вывода ОКСВ из Афганистана.
Наблюдая и анализируя развитие обстановки в стране из Панджшера, где дислоцировались 682-й мсп 108-й мотострелковой дивизии (кишлак Руха) и второй батальон 345-го отдельного парашютно-десантного полка (кишлак Анава), а также части 2-й пехотной
дивизии ВС РА, могу засвидетельствовать следующее:
– на протяжении полутора-двух недель накануне 15 января
1987 года – дня официального начала реализации политики национального примирения – наносились мощные БШУ и осуществлялись огневые налеты по основным базовым районам отрядов
непримиримой оппозиции, в том числе по воздерживавшимся от
боевых действий мятежникам панджшерской группировки Ахмад
Шаха Масуда. Необходимость активизации вооруженной борьбы с
моджахедами обосновывалась афганской стороной стремлением
«склонить» оппозицию к мирным переговорам. Цели для ударов выдавались спецслужбами РА. Естественным следствием нанесенных
ударов стали ответные действия противника, поскольку специфика
боевых действий в Афганистане изначально предполагала с учетом
местных обычаев кровной мести непременное возмездие. Причем
мятежники «мстили» конкретным сторожевым заставам, в зоне от143) Ляховский А.А., Давитая С.Ж. Игра в Афганистан.- М.:2009 – стр. 483, 486
144) Ляховский А.А., Давитая С.Ж. Игра в Афганистан.- М.:2009 – стр. 508
213
ветственности которых они теряли своих людей. По месяцу и более
изо дня в день могла обстреливаться одна и та же сторожевая застава. Обстрелы прекращались лишь после эвакуации с заставы
убитых или раненых. Так было и в январе-феврале 1987 года:
– с середины января активизировалась деятельность военной
разведки РА и подразделений ХАД в Панджшере. Командование
40-й армии, командиры рухинской и анавинской группировок советских войск значительно чаще информировались о планах мятежников по уничтожению активистов и разгрому органов госвласти,
нападению на наши сторожевые заставы, о прибытии в Панджшер
караванов с оружием и боеприпасами. Последовали даже не отмечавшиеся ранее предложения по организации засадных действий и
выделению с этой целью проводников;
– активизировалась боевая деятельность расположенных в
Панджшере частей и подразделений 2-й пехотной дивизии ВС РА,
значительно участились полеты афганских боевых вертолетов;
– мероприятия, проводимые представителями госвласти в плане реализации курса на национальное примирение, носили по своей сути демагогический характер. О выходе на прямые переговоры
с оппозицией речь не шла. В очередной раз мятежникам предлагалось сложить оружие без всяких предварительных условий.
В итоге реализация политики национального примирения в
Панджшере вылилась в возобновление интенсивных боевых действий, в которые были втянуты и советские гарнизоны. Характерно, что возвращение на «исходные рубежи» оказалось для нас в то
время в значительной мере желанным. Те две ночи, что бесконечно
тянулись в тревожной мертвой тишине, не нарушаемой ни единым
выстрелом (приказом командующего 40-й армией с 15 января несанкционированная стрельба запрещалась), были действительно
тяжелым испытанием. Одно дело, когда в кромешной южной темноте на любой шорох можно отреагировать очередью из автомата,
и совсем иное – бездействовать, особенно когда знаешь, что противник должен предпринять ответные действия.
Без учета того, что с конца января 1987 года в зоне, контролируемой Масудом, установилось неофициальное перемирие,
13 февраля правительство ДРА уезд Панджшер и всю провинцию
Парван объявило зоной боевых действий. Но даже в этих условиях
руководитель ИОАП продолжал проявлять сдержанность, стремясь
избежать потерь, сохраняя силы для действий после вывода наших
войск. Основные усилия в это время он сосредоточил на проведении мероприятий по активному заселению зоны влияния мирным
214
населением, на осуществлении восстановительных работ, сооружении хозяйственных и социальных объектов (дорог, школ, мечетей,
больниц), а также налаживании мирной жизни населения. Такая политика объективно была выгодна советскому военному командованию, так как вела к уменьшению потерь, стабилизации обстановки
в районе. И советское военное командование всячески поощряло
Масуда к ее продолжению. Но это не устраивало власти в Кабуле.
В этом они усматривали сговор советских военных с Ахмад Шахом».145
В свою очередь хочу отметить, что решения по национальному примирению были приняты отличные, но не было активных людей, кто
бы эти решения претворял в жизнь, особенно в кишлаках и уездах.
В национальном примирении были не заинтересованы ни оппозиция, которая получала щедрое финансирование из США и Саудовской Аравии, ни представители государственной власти на местах,
так как только с помощью и под защитой советских войск они могли
оставаться у власти. Как метко подметил А.А. Ляховский, «получилось так, что элита Афганистана разделилась на две части. Одна
часть, грубо говоря, доила Советский Союз очень умело. А другая часть, оппозиция, – Соединенные Штаты, Саудовскую Аравию
и другие страны. Очень они синхронно выбивали средства. Одна
с одой стороны, другая с другой. Это на войну, но элита, которая
этим всем занималась, она очень обогатилась на этой войне. Народ
страдал, бедствовал, много было погибших, но эти люди обогатились.
Они стали миллионерами и так далее. Вот эта игра и в наше действие,
мы считали, что мы там командуем, афганцы все выполняют, на самом
деле это было все не так. Да, они на словах соглашались, но делали
все по-другому. И фактически, мы выполняли их волю».
Поэтому от местных руководителей периодически поступала
дезинформация, они всячески пытались вынудить батальон вести
активные боевые действия. Не скупились они и на провокации. Так,
к примеру, в ночь с 3 на 4 февраля 1987 года в 22 часа 30 минут в
кишлаке Анава началась стрельба, взрывы гранат, с 11-й сторожевой заставы наблюдали два очага пожара. Связи с царандоем, ХАД
не было. Утром узнали, что якобы в результате ночного нападения
духов, одна 16-летняя девочка и женщина убиты, сожжены два дукана, защитники революции потеряли автомат. В последующем через
свою агентуру советникам пришла информация, что организовали
это, так называемое нападение, сотрудники ХАД. Поэтому особого
145) А.А.Ляховский, В.М.Некрасов Л18 Гражданин, политик, воин. Памяти Ахмад Шаха
Масуда. — М.: 2007. 352 с., 64 с. ил
215
желания у командования батальона жертвовать своими солдатами
ради того, чтобы кто-то оставался у власти, не было. Но приказа
никто не отменял. И батальон продолжал выполнять боевую задачу.
16 февраля советник Чернобай Владимир Петрович сообщил
мне, что ещё 6 февраля царанволь Махмуд, главнокомандующий
войсками Панджшера, приказал своим не стрелять. Подразделениям, сторожевым заставам мною было приказано не отвечать на
провокационные действия.
Но 17 февраля группировка была обстреляна из миномёта,
во время прохождения колонны в зоне ответственности рухинского
полка был подрыв автомобиля. Справедливости ради надо сказать,
что некоторые обстрелы были ответом и на действия личного состава батальона. Так, для инженерного оборудования застав, для
обогрева и приготовления пищи необходимы были брёвна, дрова.
В долине Панджшер леса практически нет, имелись отдельные небольшие рощицы. Каждое небольшое деревцо было на особом учёте владельца. Так, к примеру, заместитель командира батальона
майор Алхасов Л.З., только что прибывший а Афган, приказал солдату срубить маленькое деревцо, чтобы сделать из него черенок
для лопаты. Не прошло и полчаса, как в батальон прибыла делегация во главе со старейшиной Карим мулло. Откупиться удалось
только полмешком муки. Нам, выросшим в Советском Союзе и не
знавшим, что такое частная собственность, это было в диковинку.
Поэтому бревна заготавливались в разрушенных кишлаках, там,
где мирных жителей давно уже не было. Особенно доставалось
кишлаку Заманкор. Изредка в зону ответственности сторожевых
застав забредала отбившаяся от стада «духовская» скотина и
случайно попадала под огонь наших застав. В ответ почти всегда
мятежники обстреливали заставы.
25 февраля от командира 682-го мсп пришла радиограмма,
в которой мы информировались, что, по имеющимся у них сведениям, в ближайшие три дня нам следует ожидать нападения
мятежников общей численностью до 1,5 тысячи человек. Продолжались изредка обстрелы застав.
4 марта пришла радиограмма от командира полка, которой
мне предписывалось подать свои предложения по ведению боевых
действий 345-м опдп в Панджшере, которые должны были начаться
15 марта. Ранее, разговаривая с советником, подполковником ГРУ
Чернобаем Владимиром Петровичем, мы совместно уже в принципе решили, что активных боевых действий нам не нужно. Поэтому,
ещё раз всё взвесив, обсудив с заместителями, штабом батальона,
216
посоветовавшись с советниками, я отправил радиограмму командиру полка подполковнику В.А. Востротину, что не желательны боевые действия полка в зоне ответственности батальона.
8 марта 1987 года, как об этом я уже писал выше, на дороге
у кишлака Карава произошёл подрыв в ООД 108-й мсд. Потери: восемь человек погибли, шесть человек ранено, выведены из строя
БМП-2 и БТР-70. Одновременно была обстреляна колонна в районе
«Тавахской петли», сожжён один «наливник».
7 и 9 марта обстреляна 15-я сторожевая застава, один раненый. По всей видимости, это очень озаботило не только командира полка, но и командующего армией. Ожидалось прибытие
командующего армией.
10 марта в батальон на вертолётах с группой офицеров прибыл командир полка подполковник В.А. Востротин. Им было
проведено тщательное расследование случившего, заслушаны
предложения командования батальона. К этому времени у командования батальона уже созрело предложение о необходимости
выставления дополнительно двух сторожевых застав в районе
кишлаков Карава и Заманкор. Но сил и средств в батальоне для
этого не было. Кстати зона ответственности батальона в долине
Панджшер в 1,5 раза превышала зону ответственности 682-го мсп,
дислоцировавшего в Рухе. Офицеры, прибывшие с командиром,
проверили положение дел в подразделениях батальона. Командир полка побывал на 9-й сторожевой заставе. Затем с целью осмотра местности, места подрыва прошёл по всей дороге в зоне
ответственности и убыл в Баграм.
16 марта в батальон с целью расследования случившего
8 марта прибыл заместитель командира 108-й мсд. Ему было всё
подробно доложено, высказано пожелание, чтобы заранее сообщалось батальону о времени прохождения через зону ответственности войсковых колонн.
24 марта 1987 года ООД рухинского полка на своём участке сняли 7 и на нашем 4 фугаса, на четвёртом фугасе подорвалась машина в районе кишлака Карава, был тяжело ранен механик-водитель, ещё один солдат был ранен на растяжке. Ночью в
группировке сосредоточилось около 100 машин. Два раза была
обстреляна из безоткатных орудий 15-я сторожевая застава, три
человека контужены.
4 апреля оперативный дежурный с ЦБУ полка сообщил, что
за произошедшее 8 марта командующий армией мне объявил неполное служебное соответствие. Понёс дисциплинарную ответ217
ственность и командир 8-й сторожевой заставы.146 Дело в том, что
на карте не видно гор и ущельев. Видимо, офицер, который готовил
документ на подпись командующему, нашёл на карте ближайшую к
месту подрыва заставу, и внёс фамилию командира заставы в приказ. Чтобы не подрывать веру офицера в справедливость, не стал
я доводить до него приказ командующего 40-й армии. Относительно той же 8-й сторожевой заставы хочу привести пример подобного
«умения» офицерами управления командующего армией читать топографические карты. После схода снега в горах требовалось восстанавливать минные поля вокруг некоторых сторожевых застав.
Для чего вначале надо было уничтожить оставшиеся мины. Начальник инженерной службы полка прибыл в инженерную службу армии с
заявкой на необходимые для этого средства. Офицер, рассматривающий заявку, посмотрел на карте расположение 8-й заставы и выдал:
«Зачем Вам все эти средства, пустите лучше танк с катками?».
Мне рассказывали про этот случай как быль, а, может быть, это армейский анекдот? Тогда прошу прощения, если я ненароком кого обидел.
Обстановка в зоне ответственности батальона нагнеталась также и действиями находившейся в кишлаке Анава разведывательной
группы армии РА. Эта группа постоянно давала наверх сведения о
якобы усиленных приготовлениях мятежников, о сосредоточении
их для нападения на кишлак Анава и сторожевые заставы батальона. В результате этого правительственной авиацией, силами и
средствами старшего начальника стали наноситься авиационные и
огневые удары по базовым районам мятежников. В ответ они прервали перемирие и начали активные боевые действия против батальона. Возобновился обстрел гарнизона реактивными снарядами,
минирование дороги. По всей видимости, ухудшилась обстановка и
в других районах Афганистана. Командующий 40-й армией радиограммой № 198 от 7 апреля приказал усилить бдительность, не допускать минирование дорог и обстрел колонн. На основании этих
требований и анализа сложившейся обстановки командиром батальона было принято решение и утверждено у командира полка подполковника В.А. Востротина (Приложение № 19).147 Было решено: в
ночное время, в условиях ограниченной видимости, а также по не
просматриваемым участкам местности и дороги вести со сторожевых застав беспокоящийся огонь из АГС-17, подствольников ГП-25
146) 8 сторожевая застава была расположена на высоте почти 2800 метров, склоны горы
имели крутость до 60 градусов.
147) Из личного архива автора.
218
и стрелкового оружия трассирующимися пулями, а также – огонь артиллерией; кроме того, за два дня до прохождения колонн планировать и проводить засады с целью воспрещения выхода противника к
дороге. Силами старшего начальника были нанесены авиационные
удары по базам боевых групп, дистанционное авиационное минирование маршрутов передвижения мятежников. Всё же принимаемых
мер было недостаточно для того, чтобы воспретить полностью минирование дорог, обстрелов колонн и сторожевые застав мятежниками.
Необходимо было выставить ещё две сторожевых заставы, но сил и
средств для этого ни в батальоне, ни в полку не было.
9 апреля 1987 года ООД рухинского полка сняло два фугаса в
зоне ответственности 18а заставы.
11 апреля во время прохождения колонны в зоне ответственности рухинского полка подрыв ГАЗ-66 с 82-мм миномётом «Василёк», в результате три человека погибли, один – тяжелораненый и
два контуженых. В зоне ответственности батальона в районе кишлака Карава обнаружено три фугаса.
18 апреля обстрел 16-й сторожевой заставы. Во время прохождения колонны подрыв БМП в самом кишлаке Анава. То есть мирные жители, которых вынудили во время поездки к родственникам
в Чарикарскую зелёнку к установке мин, боятся выходить ночью из
кишлака и вынуждены ставить мины уже внутри кишлака. Пришлось
резко ограничить передвижение населения в зоне ответственности батальона, сократить районы, где население может пасти скот.
Пришло распоряжение с ЦБУ полка подготовить и доложить предложения по выставлению двух сторожевых застав. Ещё раз лично
провёл рекогносцировки местности в районах, выбранных ранее
для новых сторожевых застав. Решение было доложено командиру
полка 23 апреля 1987 года (Приложение № 20).148 Было предложено: выставить 7а сторожевую заставу в квадрате (координаты) на
высоте 2 км юго-восточнее кишлака Заманкор, с которого хорошо
просматривался кишлак Заманкор и подходящие к нему ущелья; 8а
сторожевую заставу в квадрате (координаты) 500 метров западнее
кишлака Корава у берега реки Панджшер, на высотке, с которой
хорошо просматривался самый опасный участок дороги.
1 мая 1987 года пришло распоряжение командующего 40-й
армии о передаче до 18 мая 682-му мсп 18-й и 18а сторожевые заставы, соответственно из зоны ответственности батальона было
исключено Тавахское ущелье и участок дороги, называемый «та148) Из личного архива автора.
219
вахская петля». Затем пришло повторное распоряжение: заставы
передать до 5 мая, а новые заставы выставить и оборудовать до
15 мая 1987 года. Командиром батальона было отдано боевое распоряжение подразделениям батальона на передачу застав и выставление новых застав (Приложение № 21).149 По согласованию с
командованием 682-гомсп заставы им были переданы 4 мая, техника
эвакуирована, личный состав этих застав сосредоточен в группировке.
5 мая 1987 года были выставлены 7а и 8а сторожевые заставы, личный состав приступил к выполнению боевой задачи и
инженерному оборудованию позиций сторожевых застав. Прикрытие 7а заставы осуществлял разведывательный взвод батальона,
8а заставы – 3-й пдв 7-й пдр. При этом часть личного состава этих
взводов выполняла задачу застав в готовности прикрыть огнём как
проходящие колонны, так и личный состав, задейственный для инженерного оборудования.
К этому моменту назрела необходимость уточнения решения
командира батальона по выполнению боевой задачи. Для этого
было несколько причин. Во-первых, на основании распоряжения
командующего 40-й армии, изменилась, хотя и не намного, зона
ответственности батальона. Во-вторых, имеющиеся сторожевые
заставы, по всей видимости, выставлялись не все сразу, а при необходимости, по мере изменения обстановки. В результате заставы от парашютно-десантных рот на местности были перемешаны,
и роты не имели своей зоны ответственности, за которые бы командиры рот отвечали головой. В третьих, в связи с изменением
обстановки в зоне ответственности, с изменением тактики и способов действий противника командованием и штабом батальоны отдельными боевыми распоряжениями постоянно вносились дополнения в организацию взаимодействия, в указания по всем видам
обеспечения. Необходимо было всё систематизировать и изложить
в одном боевом документе. Поэтому в мае 1987 года командиром
батальона было уточнено решение на охрану и оборону зоны ответственности в ущелье Панджшер. (Приложение № 22).150 Новое
уточнённое решение командира батальона, после утверждения его
командиром полка, было доведено до командиров, организовано
взаимодействие. Выполняя требование командующего 40-й армии,
на каждую сторожевую заставу была отправлена выписка из приказа командира батальона, в которой детализировалась боевая зада149) Из личного архива автора.
150) Из личного архива автора.
220
ча сторожевой заставе. Затем в течение 3-х дней была проведена
работа по организации охраны непосредственно в ротах. В каждой
роте, батареи, отдельном взводе и на сторожевых заставах были
уточнены боевые расчёты, которые доводились до личного состава ежедневно на вечерних поверках. За одну неделю проведения
интенсивных тренировок практически были отработаны все вопросы взаимодействия, действия сторожевых застав, всех подразделений ОГ «Анава» по различным сигналам. До конца мая была
проведена смена сторожевых застав между ротами. После этого
каждая рота получила свою зону ответственности, свой участок
дороги. Начиная со входа в ущелье Панджшер, шёл участок дороги 4-й пдр, которой командовал капитан А.В. Александров, затем 5-й пдр – капитан С.Г. Лохин, участок дороги 6-й пдр – капитан В.А. Лаврентьев, и часть дороги во взаимодействие с 6-й пдр
отводилась для 7-й пдр, которой командовал капитан А.В.Тятин.
Все эти изменения существенно повысили чувство ответственности командиров рот за выполнение ротой боевой задачи в своей
зоне ответственности. Особенно после того, как с них стали строго спрашивать, если вдруг на их участке дороги обнаруживался
фугас или какое другое минно-взрывное заграждение.
Порядок работы командования и штаба батальона по организации охранения не отличался от требований боевого устава.
Он включал: уяснение боевой задачи, оценку обстановки, принятие
решения, постановку задач подразделениям, организацию взаимодействия, отдачу указаний по всем видам обеспечения и организацию управления. Надо отметить, что армейский алгоритм принятия
решения и доведение его до логического завершения является самым оптимальным. После увольнения в запас я успешно им пользовался, работая руководителем различных предприятий.
Важная роль при принятии любого решения принадлежит оценке обстановки. Выше я подробно изложил изменение обстановки в
зоне ответственности батальона в течение почти целого года, чтобы любознательный читатель мог почувствовать тревоги и волнения, проблемы, которыми мы жили в то время. И если противник,
его тактика и способы действий были постоянно в поле зрения командования и штаба батальона, то оценку местности требовалось
проводить более тщательно, чтобы каждая сторожевая застава
имела посильную ей задачу. Для этого проводилась рекогносцировка: в районе новых сторожевых застав лично командиром
батальона, в уточненной зоне ответственности рот – командирами
рот под контролем заместителей командира батальона. На каждой
221
сторожевой заставе были изучены возможности наблюдения за
местностью, выявлены все непросматриваемые участки в зоне
ответственности батальона.
Особенным в принятии решения являлось то, что это было решением не только на охрану и оборону, но и на организацию быта
личного состава, всей жизни и деятельности в оперативной группировке «Анава», в том числе и на организацию боевой подготовки.
В решении, наряду с другими факторами, учитывались социальнополитический состав населения, проживающего в кишлаках в зоне
ответственности батальона, его настроение, отношение к войне и
советским войскам, традиции и обычаи.
222
3 ПРАКТИЧЕСКОЕ ВЫПОЛНЕНИЕ ТАКТИЧЕСКИХ ЗАДАЧ
3.1 Приёмы и способы выполнения
тактической задачи
Вся боевая деятельность подразделений, организация боевой
подготовки, повседневная жизнедеятельность ОГ «Анава» были направлены на главное – выполнение тактических задач, как боевого
обеспечения, так и задач боевых. В ходе их выполнения применялись одни и те же формы тактических действий, способы которых
зависели от содержания задачи и условий, и факторов тактической
обстановки.Приёмы и способы выполнения задачи можно как бы
разделить на три группы. К первой группе можно отнести действия
подразделений батальона в подготовительный период: реализация
разведывательных данных и засады. Ко второй: приёмы и способы,
обеспечивающие беспрепятственное прохождение колонн в зоне
ответственности батальона. Третья группа включала способы ведения боевых действий по отражению огневых нападений (обстрелов)
и нападений на гарнизон (группировку) и сторожевые заставы.
3.1.1 Реализация разведывательных данных
С этой целью в батальоне была организована разведка наблюдением. Для этого на каждой сторожевой заставе имелось по
1-2 наблюдательному посту. Наблюдение велось также со всех
командно-наблюдательных пунктов подразделений и батальона. На каждом НП и КНП вёлся специальный журнал, в который
заносились результаты наблюдений. На основании этих записей,
а также личных наблюдений, командир заставы анализировал обстановку в зоне ответственности заставы и письменно докладывал
командиру батальона еженедельно. Обобщал и анализировал данные разведки наблюдением со сторожевых застав и КНП начальник
разведки батальона капитан Г.Ф.Крамской. Также им собирались и
обобщались сведения, поступающие от доброжелателей из числа
местного населения окружающих кишлаков, сотрудников ХАД, царандоя и местных властей. Кроме того, на территории группировки дислоцировалась группа советников государственной и народной власти кишлака Анава и уезда Панджшер. На самом деле это
было так называемое прикрытие для работы сотрудников группы
223
ГРУ Советской армии. У них была в кишлаке своя агентура, которая
за отдельную плату сообщала им разные сведения. Они информировали командование батальона об всех кризисных изменениях в
обстановке, но, в основном, все свои разведывательные сведения
докладывали наверх. Затем через ЦБУ полка в батальон приходила
радиограмма от командующего армией, в которой сообщались сведения о противнике с приказом: о нанесении огневых налётов артиллерией с расходом 24, 36 или даже 48 снарядов по районам нахождения мятежников, огневым позициям их огневых средств. Надо
сказать, что такой расход боеприпасов для нас был существенным,
так как вместо 5 БК (боекомплект) на каждое орудие у нас было не
более 2-3-х БК, а иногда оставался только один боекомплект.
И если вначале своей службы в Афганистане я к таким приказаниям относился со всей серьёзностью, то потом, узнав откуда «ветер
дует», стал экономить боеприпасы, приказывая имитировать огневые налёты. Особенно в том случае, когда, например, приказывалось уничтожить миномёт на огневой позиции (координаты указывались в метрах), а личный состав сторожевых застав в этом месте
ничего не видел. Да и когда представишь, как безграмотный дехканин на топографической карте грязным пальцем показывает расположение огневой позиции миномёта (за афгани и не это сделаешь), верить почему-то не очень хотелось. Но, надо отметить, что, в
основном, командование батальона и офицеры батальона дружно
решали с советниками все вопросы. Правда, справедливости ради,
надо сказать, что радиограммы от старшего начальника приходили
и на основании докладов разведгруппы ДРА, находившейся в кишлаке Анава. Все поступившие разведданные со сторожевых застав,
а также разведсведения сотрудников ГРУ, ХАД, царандоя, местных
властей анализировались начальником штаба батальона и начальником разведки батальона и докладывались еженедельно в пятницу командиру батальона, о резких изменениях в обстанановке – немедленно. По вновь выявленным, важным целям планировались
авиационные удары и огонь артиллерии.
За время нахождения подразделений ОГ «Анава» в ущелье
Панджшер артиллерия группировки не раз открывала огонь на поражение противника, поэтому по всей зоне ответственности были
спланирован огонь артиллерии. Все цели были заранее пристреляны, их нумерация и координаты были у каждого артиллерийского расчёта. Все эти цели были нанесены на топографические
карты, которые имелись во всех подразделениях, у оперативного
дежурного и на каждой сторожевой заставе. Поэтому во время об224
наружения противника командир заставы давал целеуказания относительно той или другой артиллерийской цели. Это было очень
удобно, так как номера целей знали наизусть не только командиры подразделений и застав, но и практически весь личный состав
батальона, особенно тот, который находился на сторожевых заставах. Это ускоряло также подготовку данных для стрельбы артиллерией и начало открытия огня.
Для реализации разведданных в батальоне выделялись дежурные огневые средства, которые находились в готовности к немедленному открытию огня. Как правило, в группировке для этого
выделялись огневой взвод гаубичной батареи (габатр) и 2-3 БМП-2,
на сторожевых заставах – одна единица тяжёлого вооружения
(миномёт, крупнокалиберный пулемёт, АГС-17). Это позволяло
быстро реагировать на поступающие разведывательные данные.
Происходило это так: командир заставы докладывал оперативному дежурному по батальону о результатах наблюдения и своё
решение, оперативный дежурный докладывал обстановку командиру или начальнику штаба батальона, получив разрешение на
открытие огня, ставил задачу огневым средствам заставы или дежурным огневым средствам группировки. Результаты поражения
заносились в журнал ведения боевых действий батальона. Но не
всегда удавалось реализовать данные разведки. Так, например,
17 декабря 1986 года в 14 часов 30 минут наблюдатель 14-й сторожевой заставы обнаружил за 13-й сторожевой заставой в районе горы Тутлаз большой караван мятежников до 200 вьючных
животных, который из Верхнего Панджшера направлялся, видимо,
в Чарикарскую зелёнку. Но из-за большой дальности нанести огневое поражение каравану своими огневыми средствами мы не
смогли. Попросили командование 682-го мсп нанести поражение
каравану, но они тоже не достали караван. Вызванные «крокодилы» (боевые вертолёты Ми-24), авиация прибыли только в 17 часов
30 минут, когда стало смеркаться, и караван скрылся за горой Таракох. Позже, в разговоре со своими заместителями, мы мечтали:
для повышения возможностей батальона по огневому поражению
противника на 7-й, 8-й и 13-й сторожевых заставах поставить по
120-мм миномёту; сконструировать и на каждой заставе в бетонное основание поставить по башне от БМП-2, в результате все
подходы вокруг застав на 4 км могли бы простреливаться; на аэродроме Баграм иметь в постоянной готовности пару вертолётов
МИ-24 для поражения противника по результатам разведки наблюдением, правда, с условием, чтобы они вылетали немедленно без
225
всяких согласований; батальону придать дивизион самоходных
152-мм гаубиц или батарею 240-мм миномётов «Тюльпан», огневое поражение противника вести по результатам разведки долины
реки Панджшер с помощью космических спутников. Читатель может, конечно, улыбнуться, ведь даже во втором десятилетии нового тысячелетия наша армия об этом может только мечтать, как это
делали мы почти три десятилетия назад.
Но, когда сейчас находишь информацию о том, что уже в то
время США представляли мятежникам сведения о советских войсках по результатам наблюдения с космических спутников, то
улыбаться что-то не хочется. Думаю, здесь надо, к большому сожалению, отметить, что «Российская армия отстала от передовых
достижений в ведении вооруженной борьбы. Что означает это отставание практически? Например, превосходство США в средствах разведки позволит своевременно вскрыть намерения ВС РФ
на любом этапе их деятельности, во многом делая бесполезным
большинство проводимых мероприятий по маскировке и дезинформации. Сегодня США ведут разведку со всех сфер, причем, получая информацию в реальном масштабе времени. В частности,
если из космоса американцы «картинку» получают мгновенно, то
у отечественной армии процесс детальной фоторазведки занимает
несколько суток. Как, например, в тактическое звено вооруженных
сил США поступает информация о противнике? У американцев с
самолетов Е-8 «Джистарс» объекты потенциального противника и
на большой дальности обнаруживаются мгновенно, тут же по ним в
автоматизированном режиме ставятся задачи огневым средствам.
Точно так же функционируют и беспилотные летательные аппараты
США. В России на фоторазведку надо посылать самолет-разведчик, который своей аппаратурой сделает только снимки местности.
Пленку надо еще проявить, напечатать фото, дешифрировать их,
наклеить их фотопланшеты, наконец, раздать эти планшеты командирам батальонов-дивизионов и провести занятие по организации
взаимодействия. Естественно, этот цикл займет немало времени.
За подобный срок можно проиграть все битвы современной войны,
так достоверно и не узнав ничего о противнике».151 Пусть читатель
простит меня за невольное отступление (на душе наболело). Но в
то время мы не только мечтали, эти и другие предложения докладывались старшему начальнику.
151) Журнал «Военно-космическая оборона»
http://old.vko.ru/article.asp?pr_sign=archive.2005.24.20_10
226
Правда, мы не только мечтали, эти и другие предложения докладывались старшему начальнику. И, я об этом выше уже писал,
практически ровно через год вооружение батальона пополнилось
тремя 120-мм миномётами, два из которых были установлены на
7-й и 8-й сторожевой заставах. Особенно активно огневое поражение мятежников в ущелье Шутуль осуществлял личный состав 8-й
сторожевой заставы под руководством лейтенанта М.В.Зернова.
После чего духи далеко обходили эти заставы.
Основным средством для огневого поражения противника была
артиллерия группировки «Анава». О её эффективности можно судить по воспоминаниям командира 3-й габатр к-на С.В. Иванова:
«Эффективность применения артиллерии достигалась быстрым
реагированием на появляющиеся цели. При организации разведки
на постах использовались технические средства разведки: ПСНР,
ЛПР, оптические средства.
Задачами артиллерии были:
– блокирующий огонь;
– беспокоящий и воспрещающий огонь;
– световое обеспечение;
– проведение артиллерийских засад (Даточкин, Ершов);
– обеспечение проводки колонн.
Для решения этих задач 2-м пдб была придана 3-я габатр полка 6-ти орудийного состава, для обеспечения маневра артиллерийским огнем прикрытия л/с группировки 2-го пдб был придан 3-х
орудийный взвод САО 2С9, он тактически эффективно дополнял
огонь артиллерии группировки.
Было принято решение о разносе огневых позиций (ОП) огневых взводов, что позволило наиболее эффективно управлять огнем
и прикрывать личный состав и ОП от огневого воздействия противника. Такое расположение было обоснованным, показало свою живучесть, и было утверждено командованием.
ОП были оборудованы окопами полного профиля, щелями для
укрытия личного состава и погребками для боеприпасов, увеличенных по объему, они позволяли хранить до 120-150 выстрелов различного назначения при орудии. Для складского хранения в непосредственной близости были оборудованы склады (по 2 на каждой
ОП) с возможностью хранения до 1500 выстрелов в каждом.
Световое обеспечение в группировке было расширено с
учетом специфики:
– вызов постов на связь;
– сопровождение движения групп (засад);
227
– освещение поля боя (места засады);
– посадка вертолетов ночью;
– поджег территории.
Была рассмотрена область применения снарядов со взрывателем В-90:
– поражение воздушными разрывами обратных скатов (ущелий);
– создание дымовых воздушных завес.
При этом все происходило без применения таблиц стрельбы,
с применением одного секундомера, что в последующем дало возможность предотвратить захват застав, ведя огонь на воздушных
разрывах над территорией застав, нанося большие потери противнику (15-й,13-й, 5-й). Артиллерия работала по реализации данных
радиоперехвата с помощью 3-х машин «Таран» находящихся в
Баграме, Рухе, Анаве. Результаты работы документально оформлены. В одном случае работа р/ст прервалась после начала работы артиллерии со словами «по мне работают шурави», начальник расчета был награждён орденом Красной звезды. Проведение
артиллерийских засад: на маршрутах передвижения противника
дымовым снарядом пристреливалось место, выставлялись сигнальные мины, и в случае их срабатывания производился артиллерийский налет с расходом 40-60 снарядов. Разведгруппы на месте
реализации обнаруживали следы поражения противника, что в последующем подтверждалось советниками. Данный вид засад был
эффективным, но мало был применим в труднодоступных районах. Для обеспечения быстрого реагирования огнем артиллерии по
противнику в зоне ответственности были назначены, обработаны,
пристреляны на местности более 350 плановых целей, они были
нанесены на рабочие карты группировки, это позволяло открывать
огонь по запросу заставы с высокой точностью через 30-40 секунд
после получения целеуказания. Максимальная плотность огня артиллерии достигалась постоянными тренировками с личным составом и достигла 8 выстрелов в минуту за достаточно долгое время (до 1 часа боевой работы). Так, например:
– предотвращение захвата сторожевых застав (13-й,15-й) – расход боеприпасов составлял: 1200 ОФ, 200 осветительных, 400 мин 2с9;
– предотвращение огневого воздействия по 9-му посту:
840 ОФ, 148 штатных снарядов 2с9, 60 мин 2с9, время воздействия около 30 минут.
При блокировании ущелий, воспрепятствования выхода противника к группировке, удалось предугадать место выхода противника, и
при начале штурма противник понёс ощутимые потери в результате
228
мощного огневого полета». Здесь надо отметить, что практически
все офицеры-артиллеристы были профессионалами в своём деле.
Это командир 3-й габатр к-н С.В. Иванов, заместители командира
габатр к-н В.И. Наумов, капитан Ю.Н. Межевов командиры огневых
взводов габатр ст. л-нт А.Д. Дорогов, ст. л-нт А.М. Карпенко, командир
взвода управления ст. л-нт Ю.Н. Воробьёв, командиры 2-го взвода
сабатр ст. л-нт Н.А. Калашников, ст. л-нт К.Г. Волков. Зачастую только
при одном упоминании в эфире позывного заместителя командира
габатр капитана В.И. Наумова «Дед», духи прекращали обстрел застав.
А вот как описывает действия личного состава заставы Андрей Чернышёв, бард 345-го опдп, который выполнял боевую задачу на 12а сторожевой заставе: «В 1987 году, ранним утром, духи
начали очередной обстрел группировки «Анава». Комбат «Охота»
четко руководил «Артелью», стараясь накрыть точки в горах, откуда духи вели обстрел. Нам сообщили по рации, что с нашей стороны, работают снайперы по «артели». Что было, в общем-то,
впервые. Никогда раньше, «духи» не подходили так близко для
обстрела батальона. На то время я был самым «старым» и опытным солдатом на 12а посту. Старший поста, прапорщик (не помню,
как его звали) поднялся к нам по замене. Прибыл из Союза всего
2 недели назад. Это был полноватый, добродушный мужчина, лет
40, который в Союзе служил на базе ГСМ. И как он потом намекал,
во избежание мелких неприятностей по его службе, ему «рекомендовали» командировку в ДРА. Надо сказать, что он был не глуп.
И как только он поднялся на пост, без всякого пафоса, тут же мне
сказал: «Андрей, ты рули и учи всему, что необходимо мне, пока я
втянусь». Это было разумно. Моя «зушка» (ЗУ-23) была единственной, которая стояла полностью открытой на площадке и работала при
обстрелах на 360 градусов. Я запрыгнул на нее и отклонился вправо, прижимаясь и пряча свое тело за приборами наведения. В голове
было ясное понимание того, что эти снайперы, тоже держат нас на
мушке. Всех остальных загнал в блиндажи и окопы. Мы стали всматриваться в скалы. Прямо напротив нас, через р.Панджшер, стоял
на горе старый заброшенный пост царандоя. Я наугад начал водить по нему стволами ЗУ-23. Шансов было немного. Мы никого
не видели. И тут нам повезло. У них просто не выдержали нервы.
Минут через пять, 2 духа - снайпера выпрыгнули из этого укрытия и
мгновенно скрылись за горкой. Вот тут всё и началось. Сарахман,
наш пулеметчик, закричал в таком возбуждении, что услышали мне
кажется, даже эти снайперы: «Черныш, ты их видел!?». «Видел я,
видел!» – ответил я с нескрываемым удовольствием. Дело в том,
229
что и мы, и духи понимали, чтобы уйти им из-за горки, за которой
они сидели, было только два варианта: либо выскакивать в сторону
«большого Фираджа», либо в сторону «малого Фираджа». И тот и
другой путь у них, нами полностью контролировались. Мы замерли,
сердце стучало бешено от волнения. У меня адреналин растекался
по крови. Мозг работал так быстро и так ясно, что я почему-то улыбался (во всяком случае, мне так казалось). Я четко понимал, что
делать, как делать. «Всем к бою, – кричал я, – приготовились!!!».
Я осознавал всю мощь моей великолепной «зушки», её точность и
скорострельность. Напряжение росло, как снежный ком. И вот они
выскакивают в сторону «большого Фираджа». Мы начали стрелять
со всех стволов. Им надо было пробежать метром 20-30 до первых
зарослей и деревьев. Два короба 23 калибра, каждый по 65 снарядов, лично мною снаряженных, со скорострельностью АКСа устремились через два ствола прямо в них с расстояния около 700-800
метров. Я стрелял спокойно, короткими и точными очередями, чтобы наверняка. Все перемешалось: дым, пыль от разрывов снарядов. Я стрелял по «зеленке» до последнего снаряда. Буквально
через 5 минут я услышал характерный свист подлета минометной
мины. Она взорвалась выше нас, метров в двухстах. Я обернулся.
Вторая, спустя пару минут, легла четко по линии к нам метрах уже
в 150. Через пару минут третья легла уже в ста метрах. Я спрыгнул с «зушки», и мы рассредоточились под блиндажами. Это было
волнительно. Сидеть, смотреть друг на друга и ждать, что четвертая мина, судя по всему, ляжет уже точно в нас. Но все, к счастью
затихло. Ни через пять, ни через десять минут, больше духи не
стреляли. Ни по нам, ни по батальону. Комбат «Охота» поблагодарил нас за нашу работу».
В результате такой работы только в 1987 году было разбито
8 караванов, уничтожено 59 вьючных животных, 90 ящиков с боеприпасами, большое количество продовольствия и различной военной амуниции. То есть спокойно передвигаться духам Ахмад Шаха
в зоне ответственности мы не давали.
3.1.2 Ведение засадных действий
Засады являлись не только способом ведения разведки, но и
наиболее распространённым способом ведения активных боевых
действий в зоне ответственности батальона. Засады проводились
не только с целью захвата пленных, но и с целью, чаще всего, вос230
прещения выхода диверсионных групп противника к охраняемой
дороге и кишлаку Анава.
Согласно приказу командующего армией состав засады должен
был включать не менее 25 человек. Силы и средства в состав засады выделялись из разведывательного взвода батальона и 3-его парашютно-десантного взвода 7-й парашютно-десантной роты. Состав
засады, как правило, был следующий: личный состав разведывательного взвода и 3-го пдв 7-й пдр, кроме наводчиков-операторов
и механиков водителей боевых машин, два сапёра, санитарный
инструктор, офицер-артиллерист с радистом. Вооружение разведгруппы составляли: 2 – 3 пулемёта РПК, один АГС-17, 1 – 2 РПГ-16,
1 -2 СВД, 1 – 2 АКМН 7,62-мм с ПБС и НСПУ. Около 20 сигнальных мин, до пяти МОН-90, шесть биноклей Б10х50 и шесть ночных
биноклей. Боевые машины разведзвода и 3-го пдв 7-й пдр, как правило, включались в состав резервной группы на случай поддержки
боя разведчиков. Продолжительность засадных действий зависела
в основном от обстановки и задачи, которая ставилась разведгруппе.
Но не превышало трое суток, так как зависела от наличия у каждого
десантника запасов боеприпасов, продовольствия и воды. Как показал опыт боевых действий в Афганистане, каждый десантник при
выдвижении в район засады в пешем порядке мог взять: сухой
паёк на 2-3 суток, 3 фляги воды по 750 граммов и одну на поясе,
3 боекомплекта боеприпасов к стрелковому оружию и до двух боекомплектов к РПК, АГС-17, РПГ, спальный мешок, плащ-накидку и
другое. Общая масса экипировки десантника составляла около 40 кг,
увеличивать её без ущерба боевых качеств солдата было невозможно. На непрерывность управления разведгруппой влияло также и ограниченность сроков работы аккумуляторов переносных радиостанций.
Вес экипировки некоторых категорий военнослужащих в
частях 40-й армии в Афганистане, (кг):
Наименование
Стрелок
Пулемётчик
Снайпер
Гранатомётчик
Миномётчик
Вооружение
40/40
28,3/28,3
25,8/25,8
56,5/56,5
30,7/30,7
Обмундирование
9,3/11,6
9,3/11,6
9,3/11,6
9,3/11,6
9,3/11,6
Сухой паёк
1,8/2,0
1,8/2,0
1,8/2,0
1,8/2,0
1,8/2,0
51,1/53,6
39,4/41/4
36,9/39,4
67,6/70,1
41,8/44,3
Итого:
Заблаговременный и скрытый выход разведгруппы в район засады – главное проблема, которую приходилось решать при организации и проведении засадных действий. Это объясняется тем, что
231
за гарнизоном (группировкой), сторожевыми заставами, кишлаками,
дорогой мятежниками велось круглосуточное наблюдение. Для чего
привлекали и мирных жителей. Любой бача «или древний старец мог
быть, а зачастую и был, глазами и ушами духов».152 Были у них свои
агенты и среди царандоевцев. В связи с чем командование батальона с разрешения командующего 40-й армии генерала Дубынина было
вынуждено убрать царандоевский пост в районе кишлака Каламирамшах, потому что практически любое передвижение групп личного
состава из группировки не оставалось незамеченным духами или их
агентурой. Для достижения внезапности засадных действий, заблаговременного и скрытного выхода разведгрупп в районы засад использовались различные приёмы. Наиболее распространёнными были:
– скрытный переброс внутри боевых машин личного состава разведгрупп в район устройства засады в день прохождения
войсковых колонн;
– проведение демонстрационных, отвлекающих действий;
– доставка вертолётами личного состава, привлекаемого к засаде, на одну из сторожевых застав небольшими группами под видом имущества в течение 4 – 7 дней;
– дезинформация командования роты царандой, местных властей, а значит и, в большинстве случаев, душманов, относительно
истинных планов командования батальона.
Все эти и другие приёмы применялись в комплексе.Так, например, для выхода разведгрупп под командованием к-на И.А. Севостьянихина и ст.л-нта Г.Ф. Крамского в январе 1987 года приводились следующие меры маскировки и скрытия. В 16.00 из гарнизона
на 11-ю сторожевую заставу были направлены две группы по 50 человек с боеприпасами, продовольствием, другими материальными
средствами для этой заставы. В их составе вышла из расположения и разведгруппа. В расположении гарнизона остался личный состав боевых машин, артиллерийских подразделений в готовности
поддержать огнём действия групп. Доставив грузы на сторожевую
заставу, обе группы уже в сумерках вернулись в гарнизон. А разведгруппа, укрывшись и замаскировавшись в скальнике, осталась в
горах. Затем ночью вдоль реки Панджшер вышла к мосту у «Тавахской петли», переправилась на другой берег и выдвинулась в район
устройства засады к кишлаку Тавах. К сожалению, в ходе выполнения боевой задачи был тяжело ранен разведчик В. Михайлов.
152) Скрынников М.Ф. Спецназ ВДВ. Диверсионно-разведывательные операции в
Афгане. – М. Яуза.Экспо, 2005.
232
На местности разведгруппа, как правило, располагалась в две
или три линии. Обычно находилась в таком месте, которое затрудняло противнику проведение манёвра для выхода из-под огня, а
разведгруппе обеспечивало скрытное её расположение, хорошее
условие для наблюдения, ведения огня и отхода. Боевой порядок
разведгруппы в засаде, как правило, включал: группу нападения
(захвата), группу огневого обеспечения, группы прикрытия и наблюдателей. Группа прикрытия могла не назначаться, если разведгруппа находилась под прикрытием сторожевых застав.
Характерными для разведгрупп были действия личного состава батальона в ущелья Шутуль в районе кишлака Райдора в начале
апреля 1986 года. Разведгруппу возглавлял исполняющий обязанности командира батальона майор В.А. Ульяненков. Группа в течение десяти дней была переброшена вертолётами по 3-4 человека
на 8-ю сторожевую заставу. Личный состав заставы с вертолётной
площадки переносил их как мешки с мукой в укрытия. После чего
они не показывались на поверхности. Застава занималась обычной повседневной деятельностью. Принимались и другие меры
маскировки. Разведгруппа имела задачу: на маршруте передвижения душманов устроить засаду, уничтожить караван и захватить
пленного. Ночью группа спустилась со сторожевой заставы к кишлаку Райдора и устроила засаду. Наблюдатели вовремя сообщили
командиру о приближении каравана мятежников. По сигналу группа
огневого обеспечения сначала огнём из двух АКМН с НСПУ и ПБС
по голове и хвосту колонны, а затем огнём остального оружия нанесла противнику поражение. Затем по сигналу командира группа
захвата, которую возглавлял сержант Е.Г. Остах, действуя дерзко и
стремительно, захватила пленного, оружие убитых. Отход всей группы прикрывала 8-я сторожевая застава, а также огонь артиллерии
группировки. Впоследствии мужество и героизм, проявленные личным составом этой разведгруппы, были по достоинству оценены.
Старший лейтенант В.И. Наумов, сержант Е.Г. Остах, сержант
А.Н. Мотовилов, рядовой В.А. Шульга были награждены орденами
Красной Звезды, майор В.А. Ульяненков – орденом «За службу Родине» остальные участники – медалями «За отвагу».
Вот как об этом вспоминает В.А. Ульяненков: « В начале марта 1986 года я исполнял обязанности комбата. Получаю приказ командира полка полковника В.Г. Дериглазова в течение двух недель
взять языка. Отвечаю я лично. Разведчики, сменяя друг друга, уходили и в ущелье Тавах, и в ущелье Шутуль, и в ущелье Фирадж.
Но всё без результатов. Оружие приносили, только «языка» всё не
233
было. Две недели пролетели быстро. Где-то в 20-х числах марта
около полудня на связь вышел командир полка. Если коротко передать разговор, то он свёлся к следующему: первое - ты Ульяненков
- позор 345-го полка, нет не полка, а позор всех ВДВ; второе – он
принял решение разжаловать меня сначала до капитана, потом и
капитаном мне не быть; третье - я буду снят с должности и отправлен командовать ротой, потом решил, что и роты мне много; четвёртое - я буду отправлен с позором в Союз досрочно. Кстати, эта
угроза была самой действенной и реальной. В конце всё же он надо
мной сжалился и дал мне ещё 10 дней для взятия языка».
Далее Ульяненков рассказывал, что принятые меры опять не
принесли результатов. Поступила информация от советников – сотрудников ГРУ, что в зоне ответственности батальона у Ахмад Шаха
объявился интересный экземпляр, за плечами у него был центр
подготовки в Пакистане, а недавно после полугодовой подготовки
он вернулся из Ирана. Исходя из оценки обстановки, командованием батальона было принято решение: с задачей захвата пленного
организовать и провести одновременно в разных местах засады
тремя разведывательными группами. Одну из них лично возглавил
он – и.о. командира батальона майор В.А. Ульяненков. Место засады им было выбрано в ущелье Шутуль, в зоне ответственности
8-й сторожевой заставы. В течение пяти дней в полной секретности,
незаметно, по два человека загружались в вертолет, и их не высаживали на 8-ю сторожевую заставу, а именно выбрасывали из вертолета, как мешки с продуктами. Затем личным составом заставы
они затаскивались в укрытия. Особое внимание обращалось на то,
чтобы в светлое время на позиции больше, чем было обычно, людей
не появлялось. Разведчики вели наблюдение, сапёры изучали тропу.
Утром 1 апреля 1986 года он вместе с командиром 4-й роты
капитаном Ю. Дадочкиным высадился на 8-й заставе. Заслушав
сержанта Остаха о результатах наблюдения, понял, что активности
духи не проявляли. Группа была поделена на четыре тройки. Вечером после 18 часов спустились в ущелье Шутуль без происшествий,
заняли позиции на террасе. Ближе к рассвету снялись и отошли к
брошенному дому, там расположились на отдых. День прошел хорошо, группу никто не обнаружил, и это, как вспоминал Ульяненков,
обнадеживало. В 18.30 стемнело быстро, 15 минут и все опять на
своих местах. Выносная группа над брошенным кишлаком наблюдала вправо в сторону месторасположения банды, кажется, Малик-бая.
Далее Ульяненков вспоминал: «По замыслу я с автоматом с
НСПУ и ПБС начинаю, а там по обстановке. Примерно в 19 часов
234
30 минут командир выносной группы докладывает, что видит группу
духов в количестве более двадцати человек. Через несколько минут
первые подошли к месту засады, расстояние до духов 20-25 метров.
Мимо меня прошли около десяти человек, наблюдаю в ночной прицел, увидев пулеметчика, затем духа налегке и радиста, открываю
огонь из автомата с ПБС. Пулеметчика бью наповал, духа ниже пояса, ищу радиста и понимаю, что шок проходит, противник начинает соображать, что происходит, стреляю по радисту и даю команду
на открытие огня. Многих из них срубили сразу в первые минуты
боя. Тех, кто успел спрятаться за валуны и камни, просто забросали гранатами. Капитан Ю. Дадочкин в ночной бинокль увидел, что
один дух бросился не от огня, а под огонь. Он перепрыгнул через
речку, успев сбросить вещмешок, «лифчик» и автомат, и оказался
под террасой. По моей команде группа захвата во главе с сержантом Евгением Остахом приступила к действиям. Не прошло и пяти
минут, как пленный был захвачен. Дух на ломаном русском языке
стал объяснять, видно, опасаясь за свою жизнь, что он из Ирана
и Пакистана. Приказав сержанту Остаху беречь его любой ценой,
даю команду на отход. Отходили по классике: рывок в гору, группа
прикрытия на месте ведет огонь, основная группа закрепляется, и
после этого следует команда на отход группе прикрытия. Душманы пытались одной группой подойти к месту боестолкновения, второй группой - по соседнему хребту обогнать и отрезать нам путь к
заставе. Отходим под прикрытием огня 8-й сторожевой заставы и
артиллерии группировки. Удивляюсь сам, но взаимодействие и мастерство сержантов, которые командовали взводами в этот момент,
были потрясающими. На заставу поднялись трём часам.
Допрашивать духа стали сразу, в группе был переводчик.
Не охотно, но всё же он рассказал всё, что знал, звали его Мулло-Джон.
Действительно учился в иностранных «академиях». В общем, к 8-ми
часам пришли два Ми-8 и четыре Ми-24 для прикрытия. В начале
пленного допросили сотрудники ГРУ, а затем его прямым ходом отправили в Кабул».
Однако не всегда удавалось скрыть высадку разведгрупп на
заставы. Это ещё обуславливалось и тем, что вертолёты иногда
по заявке в указанное время не прилетали, приходилось сразу
большое количество людей высаживать на заставы. Так, например, 8 июля 1986 года вертолётами на 5-ю и 7-ю заставы были высажены две разведгруппы под командованием командира 7-й роты
ст. л-нта В.В. Ершова и замполита батальона майора В.К. Ардашева.
Ночью 9 июля во время выдвижения к месту засады группа майора
235
Ардашева была обстреляна духами и вынуждена была вернуться на заставу. А группа под руководством ст. л-нта Ершова с 5-й
заставы благополучно вышла в район засады. В 11 часов 30 минут
они наблюдали в кишлаке Хирмансанг группу духов в количестве
12 человек. После первого разрыва мины они спрятались в дом.
Огонь взвода сабатр корректировал командир роты ст. л-нт Ершов.
В результате прямого попадания мины в дом группа духов была уничтожена. Но уже в 12 часов 10 минут разведгруппа была с трёх направлений обстреляна из миномёта, ДШК и безоткатки. Под прикрытием
огня всей артиллерии группировки разведгруппа без потерь вернулась на 5-ю сторожевую заставу. Во время отхода группы было
уничтожено ещё четыре духа.
Повторно в этом районе, но уже немного с другой стороны
пытались провести засаду 15 июля. Для чего 13 и 14 июля на
3-ю сторожевую заставу была высажена группа разведвзвода
под командованием заместителя командира батальона майора
Р.А.Фархиева и ст. пр-ка М.Г. Григорьева. 15 июля в 3.00 разведгруппа во главе со ст. л-нтом В.В. Ершовым и к-ном Н.А. Иващенко
вышла к месту засады – в район горы Токому. В это же время с
3-й сторожевой заставы разведгруппа под командованием майора
Фархиева вышла в район горы Бадома. Результата практически не
было. Только группа Фархиева обнаружила на горе Бадама духовский наблюдательный пост с запасом продовольствия и боеприпасов. 15 июля в 20.00 разведгруппа Фархиева начала выходить для
захвата пленного к месту засады в район кишлака Рабат. Но была
обнаружена духами. Две группы мятежников из кишлаков Карава
и Рабат пытались отрезать разведгруппу, но под прикрытием огня
артиллерии разведгруппа благополучно вернулась на 3-ю сторожевую заставу. В ходе боя было уничтожено два духа. 16 июля
разведгруппа под командованием майора Фархиева в третий раз
вышла в район засады. С 17.00 до 19.00 вначале наблюдали за
духами с горы Бадама, а затем вышли к месту засады в район
кишлака Рабат. На этот раз духи не появлялись.
Неудачной оказалась и попытка организовать засаду в долине
реки Фирадж. Засада была спланирована заранее, но вертолётов
долго не было и было решено: 10 сентября 1986 года всю разведгруппу под командой ст. л-нта Ю.М. Мышко отправить вертолётами
на 9-ю сторожевую заставу. Вместе с ними улетел и я. С 12.00 до
13.00 ст. л-нт Мышко с тремя разведчиками спускался с заставы в
Фирадж. По всей видимости, это не осталось не замеченным противником. В 17 часов 30 минут началось огневое нападение на
236
9-ю сторожевую заставу. Параллельно начался обстрел 7-й и 11-й
сторожевых застав. Положение усугублялось тем, что на заставе
скопилось много народу. Командир заставы ст. л-нт В.И. Наумов
умело управлял боем заставы, корректировал огонь артиллерии, и
к 18 часам 30 минутам огонь духов был подавлен. Но в результате
детонации РПГ-22 погиб рядовой Ткаченко, были контужены
ст. л-нт Наумов, рядовые Дармин, Горшков, Кожурко, Леонов, Дементьев, сержанты Белоцерковец, Юдин, ранены рядовые Болотов и Леонов. Отличился рядовой Сафарходжаев, который огнём
из 82-мм миномёта уничтожил безоткатное орудие и ДШК мятежников. Этот бой показал ещё раз, что инженерное оборудование
застав необходимо совершенствовать, совершенствовать и ещё
раз совершенствовать. И, кроме того, заставил сделать вывод: никогда не изменять без особой необходимости намеченных планов.
В последующем ст. л-нт В.И. Наумов был награждён орденом Красного Знамени, а рядовой Сафарходжаев – орденом Красной Звезды.
В дальнейшем, основной целью устройства засад была: сорвать или воспретить выход диверсионных групп противника к дороге или кишлаку Анава. Поэтому иногда даже специально проводились мероприятия для того, чтобы духи «случайно» узнали о
том, что в том или ином районе нами будут выставляться засады.
Тщательно организовывалось взаимодействие с царандоем, партийными и государственными властями кишлака Анава и уезда
Панджшер, оповещался старейшина кишлака Анава Карим Мулло. Разведгруппа выходила к месту засады в светлое время суток.
Предпринимались различные меры по воспрещению выхода противника к месту засады, осуществлялось тщательное прикрытие
района устройства засады со сторожевых застав. Сторожевым
заставам, находящимся в районе проведения засадных действий,
доводилось об этом соответствующим сигналом. Изредка, после
выполнения комплекса таких мероприятий, разведгруппе и не требовалось выходить к месту засады. Всего с мая 1986 года и до
вывода батальона из ущелья Панджшер разведгруппы 91 раз
выходили для устройства засад.
237
3.2 Обеспечение беспрепятственного
прохождения колонн
Афганистан – страна горная. Здесь, как подчёркивал генералполковник Б.В. Громов , почти всё необходимое для жизнеобеспечения и боевых действий войск доставлялось автомобильным транспортом. Поэтому за девять лет, в течение которых осуществлялась
проводка колонн, выработалась определённая система (Приложение № 14), позволяющая свести к минимуму потери в технике,
людях и доставляемых грузах.153 Для организации контроля за движением по дорогам в армии была создана система диспетчерских
пунктов, включавшая центральные диспетчерские пункты армии,
дивизий и отдельных частей и диспетчерские пункты (ДП) на дорогах. Помимо сторожевых застав, на дорогах несли службу подвижные патрульно-комендантские посты на бронетранспортерах за
счет сил и средств дорожно-комендантских частей и подразделений
или общевойсковых частей.
В долине Панджшер, кроме усиленного 2-го пдб 345-го опдп,
дислоцировались также 682-й мсп в районе кишлака Руха и 2-я
пехотная дивизия армии РА в районе кишлаков Барак и Базарак.
Несколько мирных семей проживало в кишлаке Руха, и около 2 тысяч человек проживало в кишлаках Анава, Маликан и Каламирамшах. Так что автомобильные колонны постоянно проходили в зоне
ответственности батальона. Самостоятельно батальон в основном
не проводил колонн. При необходимости доставки большого количества грузов в группировку автомобильные колонны для батальона приходили из Баграма под прикрытием одной из парашютно-десантных рот полка. Эти колонны, как правило, проводились в тот
день, когда шла колонна в Руху. Но 345-й опдп был одним из самых
воюющих полков в Ограниченном контингенте. Поэтому, изредка, начиная уже с лета 1986 года, а с 1987 года всё чаще, из автомобилей
транспортной группы парашютно-десантных рот и взвода обеспечения батальона формировалась небольшая колонна (4-8 автомобилей), которая под прикрытием бронегруппы от парашютно-десантных рот батальона и обеспечивала группировку всем необходимым.
Возглавляли эти колонны заместители командира батальона майор
Р.А. Фархиев, майор И.А. Севостьянихин, капитан В.В. Белоусов,
заместители командира батальона по тылу майор М.А. Быков и
153) В.А. Рунов Афганская война. Боевые операции. – М.: Яуза: Эксмо, 2009, - стр. 137
238
майор Л.З. Алхасов. Особенным при организации проводки колонн
командованием 682-го мсп было выставление так называемых бронеблоков в особо опасных местах на всём протяжении маршрута от
входа в ущелье Панджшер до кишлака Руха, в том числе и в зоне
ответственности батальона. Для блокирования маршрута выделялся, как правило, мотострелковый батальон. В состав бронеблоков
входили одна-две бронемашины (БМП, БТР). Автомобильные колонны формировались, как правило, автомобилями с одинаковыми тактико-техническими характеристиками по скорости движения,
проходимости и грузоподъемности. Это давало возможность качественно и наиболее полно организовать техническое обслуживание
и облегчить управление колонной на марше. Колонны в Панджшер
направлялись не только из Баграма, но и зачастую из Пули-Хумри,
Хайратона. Поэтому состав автомобильной колонны и порядок её
построения зависел от обстановки, в которой совершались перевозки, от степени воздействия противника, состояния дорог и местности,
а также от уровня технического обслуживания на дорогах и организации погрузочно-разгрузочных работ в районах погрузки и выгрузки.
В состав автоколонны обычно включалось от 50 до 80 автомашин.
Сюда входили машины управления, автомобили под перевозку грузов и замыкание. Для повышения возможностей автомобильных колонн по отражению нападения противника им придавались боевые
машины пехоты или бронетранспортёры в составе трёх-пяти единиц
или трёх-пяти зенитных пулемётных установок (зачастую ЗУ-23-2,
установленные в кузове УРАЛ-4320 или КаМАЗа). Они, как правило,
распределялись по колонне из расчёта одна боевая единица на
10-15 машин. Для материально-технического обеспечения колонны в
замыкание включались ПАК-200, автомобиль технического замыкания с запасными колёсами запчастями, инструментами, принадлежностями и смазочными материалами, а также колёсный автотягач, автоцистерны для воды и горючего и один-два резервных автомобиля.
Управление колонной и поддержание связи со старшим начальником и приданными средствами обеспечивалось за счёт выделения
необходимых средств связи. На особо опасных маршрутах для сопровождения колонн выделялись боевые вертолёты.154 На каждую
автомобильную колонну назначался начальник. В колонне в составе подразделения начальником являлся командир подразделения.
На начальника колонны возлагалась вся полнота ответственности
154) В.А. Рунов Афганская война. Боевые операции. – М.: Яуза: Эксмо, 2009, - стр. 139
239
за поддержание порядка в ходе марша, в пунктах погрузки, сохранность перевозимых грузов и непосредственную организацию
боя при отражении нападения мятежников. Особое внимание при
движении обращалось на организацию оповещения личного состава о нападении противника и действий по сигналам оповещения.
В случае нападения мятежников по установленному сигналу приданные огневые средства сопровождения вступали в бой, а колонна на увеличенных скоростях и дистанциях под прикрытием огня
проходила опасный участок. При невозможности продолжать движение начальник колонны в соответствии с ранее произведённым
боевым расчётом личного состава и в тесном взаимодействии с приданными огневыми средствами организовывал отражение нападения противника, давал целеуказания подразделениям прикрытия
и немедленно сообщал в центр боевого управления полка, в зоне
ответственности которого он находился, о нападении на колонну и
её огневой поддержке. Сбор колонны после преодоления опасного
участка производился в специально назначенном районе.155
Важным является опыт по проводке колонн. Как уже говорилось, контингент советских войск в Афганистане полностью обеспечивался Советским Союзом всем необходимым для его жизни,
быта и боевой деятельности. Сюда везли всё. Поэтому основные
магистрали (Термез – Кабул; Кабул – Джелалабад, Кушка – Герат
– Кандагар, Пули Хумри – Кабул), на которых стояли наши заставы
через 3-5-10 километров, были загружены максимально. Колонны
шли одна за другой. Естественно, они привлекали внимание мятежников. Своими действиями душманы преследовали две цели: первая
– нанести ущерб неверным, чего требовали их предводители; вторая
– поживиться, как следует, захватив муку, консервы, мясо, жиры, крупы, горючее, мыло, имущество. Откровенно говоря, для афганцев,
живущих вдоль основных магистралей, главной была вторая цель.
Исходя из этого, практически каждая колонна нуждалась в боевом обеспечении, т. е. в ее проводке по маршруту. Отправляясь в
путь, весь личный состав – и тот, кто вез груз, и тот, кто охранял эти
машины, – знал, что он идет в бой. Поэтому к бою готовились все,
в том числе водители каждого автомобиля (а их было, как правило,
по два в машине). Последним выдавались бронежилеты, автоматы
и большие запасы боеприпасов. Как правило, вместе с охраняемым
подразделением они проходили тренировку тактико-строевым методом (т. е. по элементам), учились отражать нападение: с головы
155) В.А. Рунов Афганская война. Боевые операции. – М.: Яуза: Эксмо, 2009, - стр. 140
240
колонны, справа, слева, с хвоста, с головы и с хвоста одновременно. Случалось, приходилось отбиваться от духов одновременно со
всех сторон, в том числе сверху.
Каждая колонна обычно имела охранение на БТРах – в голове,
в середине и в хвосте. Если колонна была большая, то в середине
были и по два ядра БТРов. Если небольшая, то охранение ставилось впереди и сзади. В случае нападения бой сразу же принимал
самый напряженный, динамичный и бескомпромиссный характер.
Руководитель колонны управлял боем, а помощники сообщали расположенным вблизи заставам, а также в Центр боевого управления
армии о том, что колонна вступила в бой, и ей требуется поддержка.
Назывались координаты. Все решалось в течение 15-20 минут, максимум в полчаса. Изредка, но бывало, что бой затягивался на несколько часов, а то и на сутки - двое. Так происходило, когда подходила большая банда и нападала на колонну в неблагоприятных для
себя условиях. Тогда бой развивался на равных. Наши привлекали
авиацию, подтягивали, если ее не было поблизости, артиллерию,
общевойсковой резерв на боевых машинах пехоты (БМП) и БТРах и
выбивали банду. В итоге мятежники, понеся большие потери, уходили, унося убитых и раненых, и долгое время на этом участке не показывались. Но и у нас были при этом значительные потери. А что
касается колонны автомобилей и соответственно того имущества,
которое она привозила, то, как правило, от всего этого оставались
рожки да ножки – все сгорало.
А вот в скоротечных схватках все было на грани: или – или.
Или мятежники, сразу получив по зубам, быстро рокировались и
уходили в ближайшее ущелье. Или же, оглушив внезапным нападением и захватив сразу инициативу в свои руки, они, ведя из всех
видов оружия огонь, временно подавляли наше сопротивление.
Мятежники в этом случае успевали развернуть несколько машин с магистрали на полевую дорогу и угнать их вместе с имуществом в свое расположение, заминировав то, что невозможно было увезти. Во втором
случае их все-таки отыскивали вертолетами и наносили по ним удары.
Выше я привёл опыт организации и проводки колонн в Афганистане не для того, чтобы занять место в книге, а для того, чтобы показать, что организация проводки колонн и охрана дороги в батальоне основывалась на имеющемся опыте, но имела свои особенности.
В батальоне был спланирован комплекс мероприятий для
обеспечения беспрепятственного прохождения колонн в зоне
ответственности. В принципе это и была основная боевая задача
батальона. В этот комплекс входили мероприятия, которые проводи241
лись постоянно, мероприятия – накануне (за один-два дня) до прохождения колонн, и мероприятия, проводимые в день прохождения
колонн как войсковых, так и афганских с народно-хозяйственными
грузами. И, хотя мы были обязаны обеспечить беспрепятственное
прохождение колонн в любое время суток, единственным условием,
чтобы этот комплекс мероприятий работал эффективно, необходимо
было хотя бы за сутки знать о времени прохождения колонн.
Я уже неоднократно приводил данные о количестве личного
состава на сторожевых заставах. Вместо усиленного мотострелкового взвода – от силы 1,5-2 парашютно-десантных отделения. Я уже
говорил, что личный состав на заставах вообще не менялся.
Поэтому ждать, что личный состав будет постоянно бдительным, не
приходилось. Заставы находились на одном месте, что позволяло
душманам, постоянно наблюдая за заставой, вскрывать её систему огня и наблюдения, находить слабые места в системе охраны
батальона, выявлять, как говорится, слабое звено из сторожевых
застав. Что скрывать, были и такие командиры сторожевых застав,
которые как бы заключали молчаливое соглашение с духами: мы
вас не трогаем, вы – нас. Поэтому командование батальона различными методами и способами стремилось повысить бдительность и
боевую настороженность личного состава застав и выявить такие
пассивные заставы. Как ни странно, но помогали и духи: ведь периодические обстрелы душманами сторожевых застав постоянно
держали их в напряжённом состоянии.
Охрана коммуникаций с постоянно действующих сторожевых
застав относилась к пассивным методам охраны. Но пассивной
деятельность застав можно назвать только относительно, так как
разведка наблюдением со сторожевых застав вскрывала маршруты
передвижения мятежников, местонахождение огневых позиций их
огневых средств. Что позволяло командованию батальона своевременно осуществлять авиационное дистанционное минирование
маршрутов (Приложение № 23), устанавливать минно-взрывные
заграждения, наносить огневое поражение противнику. В ночное
время и в условиях ограниченной видимости заставы вели беспокоящий огонь по дороге и по не просматриваемым участкам. Всё это
позволяло максимально сократить выход диверсионных групп противника к дороге и кишлаку Анава. Если удавалось командованию
батальона заранее узнать о прохождении колонны в зоне ответственности, то по установленному сигналу командиры застав усиливали наблюдение в зоне ответственности застав, в ночное время
повышалась плотность огня по опасным участкам дороги и не про242
сматриваемым участкам местности. В группировке, на основании
боевого распоряжения командира батальона (Приложение № 24)156,
с целью воспрещения выхода мятежников к дороге проводились засады, к ведению беспокоящего огня по опасным участкам местности
и дороге привлекалась артиллерия группировки, в дневное время
дорога осматривалась сапёрами. Подробно действия сторожевых
застав, всех остальных подразделений при получении сигнала о прохождении колонны описаны в приложении № 22 , в разделе «Главные вопросы взаимодействия».
В день прохождения колонн вначале отряды обеспечения движения (ООД) от 682-го мсп 108-й мсд с целью разведки и уничтожения минно-взрывных заграждений осматривали дорогу на всём
маршруте движения, в том числе и в зоне ответственности батальона, так как своих сил и средств для этого в батальоне не было,
кроме отделения сапёров со щупами. Как правило, один ООД шёл
из Джабаль-Уссараджа, другой из Рухи. Встречались они обычно в
Анаве. ООД обычно имели один инженерно-сапёрный взвод со средствами поиска и уничтожения мин; один - два расчёта вожатых собак
минно-розыскной службы; один танк с тралом КМТ-5 или КМТ-7 или
инженерную машину разграждения. Для прикрытия группа усиливалась мотострелковым взводом или отделением (Приложение № 25).
Действия группы разведки и разминирования из состава ООД разделялись, как правило, на два этапа: разведка в пешем строю и
разведка (траление) дороги механизированным способом. Обычно
впереди шли два сапёра со щупами, иногда с миноискателями, каждый по своей колее. За ними на удалении 50-100 метров – остальная группа. При обнаружении следов минирования на дороге или
при подходе к опасному участку дороги сапёры проводили тщательную проверку дороги, обочин, кюветов и съездов на наличие мин
и прочих минно-взрывных заграждений. Подразделение прикрытия
занимало ближайшие склоны гор господствующей высоты. Обнаруженные мины уничтожались на месте накладными зарядами
взрывчатого вещества или за пределами проезжей части, куда они
удалялись кошками. При обнаружении управляемых мин и фугасов они сначала обезвреживались путём поочередного перерезания проводов линии управления.
После того, как стали поступать доклады от ООД о большом количестве фугасов, якобы обнаруживаемых ими в нашей зоне ответственности, и получения информации, что таким способом кто-то
156) Из личного архива автора.
243
хочет заработать награды, пришлось посылать группы для встречи
ООД в зоне ответственности батальона для контроля за действиями
личного состава ООД. После чего количество обнаруженных мин и
фугасов на дороге резко сократилось, а в последующем и вообще
прекратилось. А, может быть, это были слухи? Просто личный состав батальона научился хорошо выполнять свою боевую задачу.
После осмотра дороги отрядом обеспечения движения мотострелковый батальон, как я об этом уже писал выше, выставлял
бронеблоки на всём маршруте движения в долине реки Панджшер.
Надо сказать, что организовывать взаимодействие с командованием этого батальона была сущая мука. Они считали, что у них есть
своё командование и никто им не указ. Только после того, как для
прохождения дальнейшей службы в 682-й мсп в должности командира батальона прибыл майор С.С. Ушаков, проблема эта перестала существовать. С Сергеем Ушаковым мне довелось служить ещё
лейтенантом в одном батальоне 97-го гвардейского парашютно-десантного полка, который дислоцировался в городе Алитус Литовской ССР. Окончив Киевское суворовское военное училище и Киевское общевойсковое командное военное училище, он был высоко
подготовленным во всех отношениях офицером и был для нас, лейтенантов, примером. Но потом, по состоянию здоровья, его направили для прохождения службы в сухопутный войска. И встретились
мы с ним через много лет в Афгане 24 марта 1987 года. Было, что
вспомнить, о чём поговорить, в том числе и о проблемах с обеспечением беспрепятственного прохождения колонн. Ведь этот день,
наверное, был самым «урожайным» для личного состава ООД.
Только в зоне ответственности 682-го мсп они сняли 7 фугасов, а
на нашем участке – 4 фугаса, притом на четвёртом фугасе подорвалась инженерная машина разграждения, механик-водитель был
тяжело ранен. Майор С. Ушаков оставался таким же, каким я его
знал ещё в лейтенантские годы. Требовательный, справедливый
и заботливый командир. Он не любил лжи, показухи, не боялся
сказать правду в лицо любому старшему начальнику. Поэтому они
не любили его, и это мягко сказано, поэтому обходили его награды
и очередные звания. Но личный состав батальона, как говорится,
в нём души не чаял. Хорошо его описал в повести «Спрятанная
война» Артём Боровик, который был на Саланге во время вывода
наших войск из Афганистана и встречался там с уже подполковником Ушаковым в его батальоне.
Так, вот. Места расположения каждого бронеблока проверялись, как правило, парой сапёров. Если была возможность, то для
244
выставления боевых машин на позиции обязательно использовался танк с тралом или другая инженерная техника, способная обезвредить мины противника. Основными требованиями, соблюдавшимися при выставлении блоков, была зрительная связь с соседями
и возможность поддержания огнём. При необходимости проводки
колонн в течение нескольких дней бронеблоки в ночное время поротно сосредотачивались в одном месте, а часть приходила в район
кишлака Анава и располагалась в группировке. Изредка батальон
своими силами обеспечивал проводку колонн в зоне ответственности. В основном это были колонны, которые приходили с грузами
для группировки, а также небольшие афганские автомобильные колонны с народно-хозяйственными грузами для населения Анавы.
Для чего выделялись силы и средства от парашютно-десантных рот
батальона (Приложение № 24)157.
Только с мая 1986 года по май 1988 года 139 дней батальон
непосредственно выполнял свою главную боевую задачу: обеспечивал беспрепятственное прохождение войсковых и прочих колонн автомобильной техники. По дороге в зоне ответственности батальона
было пропущено более 320 колонн. И только в единичных случаях
бандформированиям Ахмад Шаха Масуда удавалось нанести лишь
незначительное поражение некоторым автомобилям этих колонн.
Командованием батальона, всеми подразделениями ОГ «Анава» постоянно совершенствовались приёмы и способы ведения
боевых действий с противником, коварным и хитрым. За два года
206 дней личный состав батальона находился в непосредственном
огневом соприкосновении с противником. Десятки раз моджахедами Ахмад Шаха предпринимались попытки нападения на сторожевые заставы и автомобильные колонны, органы государственной
власти. Не одну сотню раз они обстреливали группировку, одну или
сразу несколько сторожевых застав. Но всегда, получив достойный
отпор, ретировались не солоно хлебавши. Выше я уже приводил
некоторые примеры по отражению нападения, в том числе огневого,
на сторожевые заставы. Любознательный читатель, прочитав приложение № 22, узнает о том, как были должны и как действовали
личный состав застав и подразделений батальона в различных вариантах при нападениях или обстрелах противником. Поэтому мне
хотелось бы остановиться на главном. А главным при нападениях и
обстрелах противника было с минимальными потерями в кратчайшие сроки нанести поражение противнику. Система огня батальона
157) Из личного архива автора.
245
включала огонь гаубичной батареи с закрытых огневых позиций
по отдельным целям, огонь прямой и полупрямой наводкой взвода
САО «Нона» и боевых машин пехоты, а также огонь из всех видов
огневых средств сторожевых застав и манёвр огнём. Для оказания
помощи сторожевым заставам и решения внезапно возникающих
задач назначались резервные группы. Резервными же группами
осуществлялась эвакуация раненых и больных со сторожевых застав, а также при необходимости и обеспечение их недостающими
материальными средствами. Как я говорил уже выше, основу охранения батальона составляли сторожевые заставы. Поэтому командование батальона и рот обеспечению застав всем необходимым
уделяли постоянное внимание. По сути, весь остальной личный состав подразделений ОГ «Анава» занимался обеспечением боевой
деятельности сторожевых застав: кто-то боевым обеспечением, ктото инженерным, кто-то тыловым, кто-то техническим обеспечением.
Все заставы были оборудованы для длительного проживания
и несения службы. Располагались они на господствующих высотах
с обеих сторон долины реки Панджшер. Все заставы были созданы и оборудованы на голом месте с использованием подручных
материалов несколькими, меняющими друг друга призывами солдат и сержантов. Внешне каждая застава была не похожа на другую заставу. В этом проявлялась широкая инициатива и выдумка
командования и всего личного состава. Но было и общее. В интересах достижения надёжной защиты личного состава сторожевых
застав от ружейно-пулемётного и миномётного огня большое внимание уделялось их инженерному оборудованию. На каждое отделение оборудовалась позиция. Иногда практически это был один
ход сообщения (траншея), с небольшими ответвлениями к огневым позициям огневых средств заставы. Все заставы готовились
к круговой обороне. Огневые позиции тяжёлого вооружения заставы, как правило, оборудовались в виде ДЗОТов, ходы сообщения
перекрывались. Некоторые заставы располагались на скальниках.
Оборудовать ход сообщения не удавалось даже кумулятивными и
окопными зарядами. Поэтому все ходы сообщения, огневые позиции оборудовались из камней. При этом минимальная толщина стенок, обеспечивающая относительную безопасность стрелка
при попадании кумулятивных гранат, должна была быть не менее
двух метров. Кроме того, на сторожевой заставе оборудовались
блиндаж (бункер) для спального помещения, склад боеприпасов
и продовольствия, столовая (она же и ленинская комната) и место для приготовления пищи, место для хранения питьевой воды,
246
баня и отхожее место.158 На каждой заставе обязательно имелась
спортплощадка. А также рядом с заставой оборудовалась небольшая вертолётная площадка. На 6-й, 8а, 18-й и 18а заставах были
оборудованы огневые позиции для БМП-2 и БТР-70. В спальном
помещении были сколочены нары, на которых отдыхал личный
состав, но иногда стояли и двухярусные кровати. Место отдыха и
рабочее место командира заставы находилось здесь же, иногда