close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Письма Чистякова Виктора Михайловича

код для вставки
письма с фронта
1940 год
(Виктор Чистяков отслужил первый месяц в РККА, с 14 октября по 21 ноября 1940 г. – С.А.Н.)
«…Можно положить для близиру эту дрянь!
У фотографа нет хорошей бумаги, поэтому с
неплохого негатива и копируется такая прелесть. Немногим лучше послал домой и Капле.
Кстати сказать, я видел, возможно повторюсь, твою наглую выправку на фото у Капли.
На этом листочке я и мой Женька, фотографировались после обеда 7/11.
В то же время, когда получил твоё письмо,
получил первую получку – 13.35.
Эту пакость никому не покажешь, поэтому я
пишу на ней продолжение письма.
Не представл. как ты себе объясняешь это
денежное поощрение холостяков, казалось бы
с них ещё за это нужно.
Страдаю отсутствием собств. бритвы,
стрелять не хочется.
Итак до свиданья. 21/11 – Виктор».
1941 год
С П Р А В К А
Выдана в/служащему 171 авиабазы Чистякову В.М. в том, что он состоит на
действительной срочной службе в кадрах РККА с 1940 года.
Настоящая справка выдана для предоставления льгот семье.
171 авиац. база.
Начальник штаба майор Зубов.
14 января 1941 г.
Зав. делопроизводством Антонов
12/13 отдел Строевой.
* * *
У Д О С Т О В Е Р Е Н И Е
Выдано Чистякову Виктору Михайловичу в том, что он состоит с 14 октября
1940 г. на военной службе в Красной Армии. Удостоверение выдано на получение
установленных законодательством Союза ССР для военнослужащих и их семей
льгот по налогам.
Удостоверение действительно по 31.12.43 г.
Райвоенком майор Немчинов.
16 марта 1941 г.
Начальник 2 части В. Шумилов.
*
*
*
(6 июня 1941 г. РККА. До начала войны чуть больше 2 недель. Виктору 18 лет. –
С.А.Н.)
«06.06.41 г.
Здравствуйте, родные!
Давно мог сообщить о своих последних днях, а пишу только сегодня.
26.05. приехал в Оршанский госпиталь.
29.05. хороший хирург сделал мне операцию, уничтожив и «Гидро» и мою довольно опасную паховую грыжу. Не представлял операцию такой, но пережил и её и
ещё два мучительных дня. На 4-й день немного начал ходить, а вчера уже сняли
швы. Сейчас привёл себя в порядок, думаю до обеда не ложиться. Лежу с одним
москвичом, кончил ШМАС, тоже с грыжей, хороший парень. На днях моё барство
должно кончиться. Лежу на пуховых подушках не только головой, но и гораздо менее сообразительной частью. Кормят прилично. За этот период перечитал уйму
книжек, а библиотека здесь не плохая. Чувствую себя хорошо, побаливает лишь резанное. Часто меня посещают соблазнительные мысли, как бы после всех госпитальных забот обо мне, удалось мне на короткий срок посетить Вас. В действительности же реальной ценности они не имеют, здесь не привыкли слишком поблажать нашим желаниям. Вероятнее всего отделаются лишь полумесячным «отпуском» при части. В данный момент моё незначительное знакомство с одним из
врачей решило бы всё, ибо им почти безразлично написать или при части, или домашний режим, а мне так важно.
Каковы-то у Вас нынче дела с огородом? Ох и досталось, наверное, обоим? Как
с теплом? Ася! Каковы успехи в твоих великих делах? Каковы результаты наблюдаемых тобой проходящих испытаний и, наверное, вновь наблюдаемых шпаргалок.
Желаю обоим здоровья и успехов. Передайте привет Ильинишне. Как-то она
себя чувствует? Давно ли Вас посещала Лиза? Как у неё там идёт жизнь? Вот и
всё. До свидания. Остаюсь Ваш сын Виктор.
*
*
*
(14 июня 1941 г. РККА. За неделю до начала войны. – С.А.Н.)
(Начало письма утеряно)
«… Мой приезд с такой уймой осложнений, приятный мне, не мог бы быть таким
для домашних, которым хватает и своих беспокойств.
Итак, я пользуюсь двухнедельным отдыхом при части. Поэтому валяюсь на
кровати, читаю, хожу в столовую и больше ничего. Наблюдал здесь уже две тревоги
в первое утро и сегодня, но ими не тревожусь.
11 числа, я сплю под двумя одеялами (благо освободилось Колькино, земляка),
заходит майор, начштаба: «Тебя, дорогой, боевая тревога не касается?»
- Я болен, после операции.
Он и удовлетворился.
10-го прочёл письма от папы, тебя, Колино с двумя фото, Лизино и от Женьки.
Женька уехал в школу, раньше там было училище, теперь же готовят фотолаборантов - сержантов. Ну он ничего не теряет. Здесь он всю зиму ходил в караул, в
самый последний момент был писарем в роте.
Я бы всё ещё хотел отсюда вырваться. Я здесь ничего, по сути, не делаю. Моя
должность шофёра в радиоотделении всё ещё ни к чему не обязывает, тем более
сейчас, когда у нас нет ещё достаточного числа машин-раций. На 11 АКА я не работал. Занятия же с РБ – это хорошие станции, заключающиеся в 2-х маленьких носящихся на плечах ящичках, можно идти и работать – нам, пока механикам, вовсе
не представляют ничего реального. Вся эта жизнь слишком бесперспективна, чтобы быть согласным проводить таким образом 4 года.
Желаю всем здоровья. Благодарю за привет Ивана Семёновича, ему от меня поклон.
Р.С. О зрелище такого наводнения, как у вас, я мечтал в детстве. Пиши, не затопило Вас с Валечкой, толстушкой. Как спасаетесь?
Виктор».
(Идёт речь о наводнении на р. Чусовой.)
*
*
*
(19 августа 1941 г. Два месяца войны. Виктору 18 лет. – С.А.Н.)
«19.08.41.
Здравствуйте, дорогие!
Как-то Вы, родные, там существуете. Уже проходит целое лето, а я не знаю
ничего ни о ком из наших. Написали бы Вы хоть о всех Чистяковых, как и где они
переживают эти дни.
Получали ли что-нибудь от других наших защитников, а их, можно предполагать, не меньше половины нашей семейки, ибо и Капа-то у нас военная, а положение
Миши в первые дни не считалось определённым, хотя больше шансов за то, что он
работает на своём месте. Интересно, как воспринимают значительность этой
Большой войны салдинские патриоты. Нынешние выпускники, наверное, давно здесь.
Писал ли домой Коля? Как то ему там приходится, ведь он летун такой молодой.
Пишите как живёте, как дела с огородом, с покосом, с коровой и т.д. Заметно
ли в Салде, что шляющихся холостяк стало меньше?
На нашем направлении дела значительно улучшаются, авось будем на своём
аэродроме.
Интересно бы побеседовать с папой, у него всегда такие своеобразные мысли.
Ещё поговорим обо всём этом, когда кончим с этими «Гансами».
Ася! Передай мои фронтовые приветы моим воспитателям. София Алексеевна, наверное, получает сотни таких приветов. Я давно уже живу спокойно. На одном из фронтовых аэродромов готовим самые разнообразные гостинцы герману.
Будьте здоровы, живите спокойно. Желаю замечательных успехов на вашем
фронте. Поклон Коке и всем Чистяковым».
*
*
*
«23.09.41 г.
Здравствуйте, родные!
Насилу дождался Вашего ответа, а то уже надоело завидовать своим землякам. Письму, конечно, обрадовался, ещё более, когда прочёл, что все в семье ещё так
благополучно. Папа оказался совсем молодцом: и дом оштукатурил, и сена настрадовал.
Асю поздравляю с новой, столь ответственной должностью. Она теперь совсем заработается, тем более теперь и условия для работы усложнились несомненно. Ася! На днях я получил письмо от знакомой из Салды. Пишет, что наша школа
уже выглядит совсем не нашей: и новый директор, и учителя. Где же С.А.? С началом войны я почему-то решил, что адрес у Коли изменился, и ему не писал. Его же
боевая жизнь, конечно, меня интересует. Поле писал, тогда же, когда и Вам. Напишу, пожалуй, сегодня всем. Капа, значит, уже действительно «доктор». Нужно бы
поздравить, но адреса не знаю. Папа! Поручаю тебе поговорить лишний раз с Ив.
Анисимовичем, чтоб узнать Сашкин адрес. Я уж много о нём думал, как-то ему удалось пережить этот неприятный для нас «белоруссов» период. Ася! Ты, может
быть, при случае узнаешь что-нибудь о Косте. Я их всех растерял с началом войны.
Мне тоже кажется, что папа прав – в спокойные моменты я тоже думаю, что
увижу и Салду и Вас. В этом нет ничего особенного – я всё ещё в авиации. Это же
дело спокойное и безопасное. На нашем участке дела идут лучше, чем где либо. По
газетам знаете, что потерпел «герман» при попытке проникнуть здесь к Красной
столице. Осквернить нашу землю своим долгим присутствием этой коричневой сволочи всё равно не придётся. Добьёмся её уничтожения, а потом заживём вновь красивой и сытой жизнью страны социализма.
Пишите все салдинские и уральские новости. Передавайте приветы нашим
общим знакомым. Братский привет всем Чистяковым. Поклончик Коке, как-то её
здоровье. До свидания – теперь можно писать – до победы!
Я жив и здоров, такого же здоровья желаю Вам. Остаюсь с красноармейским
приветом Ваш сын Виктор.
338 п/п 264500 22.09.41 г.
Давайте договоримся не только отвечать, но и писать вообще. Понятно?
Это, конечно, зависит от меня, но мне хотелось бы без промежутков длинных.
Р.С. Папа так заклеил письмо, что даже не стали проверять. Кажется, я не посылал Вам такие фото? Это я и Мишка (автошкола). А такая маленькая на моих шофёрских правах, фотографировался в Орше.
23.09.41 г.».
*
*
*
«06.10.41 г.
Здравствуйте, мои дорогие!
Спешу написать, что я жив и здоров. Это тем более ценно, что наши условия
немного изменились, и наше будущее, вернее, наша авиационная будущность ставится под сомнение. За последние дни немного покатались, оставив всё насиженное.
А сейчас зашли в один из гостеприимных домов Подольска. Не будет для меня
неожиданным, если придётся катиться обратно. Тогда я напишу, что я действительный защитник Родины.
Впечатлениями последних дней когда-нибудь поделимся, а пока нужно уничтожать зарвавшегося врага. Не страшны и передовые, некоторый опыт последних
дней говорит, что и мы на кое-что годны.
Сегодня неожиданно погода изменилась. Уже по сторонам дороги побелело.
Посмотрим, благоприятно ли подействует это на «германа», всего вернее, что он
будет в роли таракана зимнего жилища чистоплотного хозяина.
Снова до свидания.
Будьте здоровы. Желаю успехов во всех Ваших делах. Жаль, не придётся получить последние письма от Вас, а ждать на какой-то новый адрес так долго.
Ну, пока. Передавайте поклончик Коке и приветы всем нашим.
Виктор».
* * *
«09.10.41 г.
Здравствуйте, мои родные!
Итак, имею, кажется, сообщить, что моя жизнь входит в прежнюю колею.
В Подольске поболтались дня два, вчера же подъехали ещё чуть ближе к
Москве, здесь оказалась наша база и почти целиком, не считая не значительных потеть или значительных потерь. Много мы катались, много видели, теперь же, может быть и ещё покатаемся, но всё уже спокойно. Обрёл я снова и свой старый адрес, наверное, доберутся.
Пишите о всех новостях, о всех наших.
Желаю здоровья и успехов. Передайте поклон Коке, привет Лизе, если дома.
Остаюсь с приветов Ваш сын Виктор.
09.10.41 г.
Вышел от него очень удачно: и жив, и здоров, и в авиации. Но на душе какой-то
осадок – стыдно за защитников.
Какова у Вас погодка? Наверное, тоже не очень приятна. Зато сплошным
блаженством показалась мне эта ночь, проведенная в здешнем сельсовете на кровати с простынкой, матрацем и одеялком.
Ну, пока. Будьте здоровы».
*
*
*
«12.10.41 г.
(Нет начала письма.)
…Только что я выкинул следующую штуку. У моего Адольфа было (конечно,
родителям) не дописано письмо. Он мне разрешил, и я в его духе его письмо и закон-
чил, а затем сделал соответствующую приписку и о дружбе с их сыном, и о сыне, и о
надежде, что буду с ними знаком.
Адольф доволен.
Придётся Вас ещё покормить пресловутыми «завтраками» – под руками нет
конверта, и поэтому я опять не положу своего Мишку, хотя фото и в кармане.
Адольф мне тоже говорит, что завтра пошлёшь, и снова:
- ведь ты знаешь, как они ждут твоих писем!
Следовательно, написать я обязан ещё и скоро. Ну, пока, родненькие, до свидания.
Пишите как справляетесь с картошкой, с питанием.
За свой труд будьте спокойны – направленный на наше общее дело, он всегда
будет служить только нам самим, гитлеровские же бандиты исчезнут с лица земли под ударами наших сил.
Будьте здоровы.
Виктор. 338 п/п 264 БАО».
*
*
*
«19.10.41 г.
Добрый день! Здравствуйте мои родные!
Шлю я Вам свой горячий красноармейский привет и пожелания в здоровье и
успехах. Живу я хорошо и вследствие некоторых превращений ещё спокойнее, чем
раньше. Приступили к работе на новом месте. Были возможности мне начать работу по своей штатной должности, но проявилось, что и здесь требуются наблюдатели, тогда как мне как наиболее сведущему и предложили возглавить это дело,
кажущееся сейчас не так привлекательным, но зато с очевидной серьёзностью и
ответственностью. Это совсем не то, что на нашем полевом. Ещё позавчера я
начал эту работу, время проходит живо. Мёрз, правда, здорово. Но вчера нас, как
самых авторитетных, реши отеплить: предоставили возможность обменять сапоги (я взял «40» - последний 45!), нога болтается, но тепло, дали ватные штаны,
тёплое бельё. Затем приличные шапки и меховые варежки, последних я не ожидал.
Пока можно жить, а дальше увидим, может быть оденемся вообще, как высотники. Ещё 14 проезжал Москву. Выглядит она по-старому, ещё раз проехал мимо выставки, - вновь восхищался величием и мощью стоящего перед входом монумента.
Ася помнит скульптуру Мухиной. Жаль, что кругом всё выглядит по-осеннему, летом там красота.
На днях у меня следуют две знаменательные даты: 1-я - 22-го ровно год моей
армейской жизни - уже, и сейчас у меня уже считают второй год. Даже оклад увеличился на 1,50 с фронтовыми же, со всякими отчислениями позавчера я получил
16,25; 28 же день моего ангела. Не привык я, что уже так много, как-то я отпраздную свои именины.
Сегодня или завтра должны получить адрес, а то у нас всё неудобства. А виноват всё «Ганц». В общем же, Ася, слыхала, я надеюсь, про Щёлково.
Будьте здоровы! Передавайте поклоны всем Чистяковым и Коке. Как-то у всех
дела. Мне хочется поговорить с папой о всех местах его детства и юности.
Передо мной хорошая карта, и мне удаётся найти все знакомые названия. Если бы наша семейка жила ещё там, я бы, пожалуй, мог поболтаться побольше и
там побывать.
Пока до свидания. Как-то настроение у ганца от этого холода - это к лучшему: быстрее побежит.
Остаюсь Ваш сын Витюшка».
*
*
*
«28.10.41 г.
Здравствуйте мои родненькие!
Шлю я Вам свой боевой привет и пожелания в жизненных успехах и в здоровье.
Живу я уже порядочное время установившимся для нас неплохим образом. Устроились с замечательным комфортом, занимаем один из кабинетов в институте, тут
же на месте своей работы. Нас трое таких самостоятельных, только ... (втроём ?) - а в этом вся прелесть. Очень дружим с пока ещё работающими здесь женщинами - одна замечательно добрая, совсем уже пожилая и другая моложе, совсем землячка по нашей основной Родине. В общем, из-под Егорьевска. Я ей показался очень
похожим на её брата. В общем, тип у неё действительно такой, каким я представляю своих родных тётушек и по памяти и по рассказам. Эти добрые тёти стараются за нами поухаживать, вспоминают бывших начальников, помнят и Чкалова.
Все условия нам благоприятствовали, чтобы скромненько отметить нашу
армейскую годину, а вчера так же скромно отпраздновали мой день ангела. Вчерашний день прошёл довольно живо, с обстоятельными тостами за здоровье родных и
близких и за наши успехи в окончательной победе над проклятым фашизмом.
Мне 19.
Как, милые, поживаете Вы? Может быть, я здесь побуду достаточно времени, чтобы получить от вас письмецо и узнать о всех наших родных. Давно ли писал
Коля, как у него дела? Как-то живёт Лиза, давно ли была дома? Всё ли ещё в Свердловске наш военврач? Как дела у Поли? А у Миши, я думаю, должно быть всё в порядке, все-таки железнодорожник, а в этом всегда было много хорошего.
Будьте здоровы, поклончик Коке. Пишите, хотя бы немного. Несколько дней
назад можно было поздравить папу тоже с днём рождения. Оказывается в последних строках наврал. Но это объяснимо, потому что наши «именины» совпадали. Ну,
ничего, можно поздравить и заранее - именины его 21, но ноября. Да года идут, мне
даже трудно признать, что мне сегодня ровно чуть не двадцать! А папе уже гораздо
больше. Хочется с Вами поговорить, послушать папу, ведь в нём столько обо всём
родственном, что так недалеко от меня, хочется о маме и остальных родных.
Да, одну нашу Родину (как место) уже приходится защищать, но здесь-то он
не пройдёт, мы ещё увидим его злодейский конец.
Вчера узнал наш собственный адрес, поэтому спешу сообщить о себе, чтобы
ждать драгоценную весточку от Вас.
Папа! как у тебя успехи в работе и хозяйстве? Интересно, как работает завод, может ли он работать по-теперешнему?
Ася! Каковы твои успехи в твоих больших делах? Как учатся ребята? Как-то
себя чувствует Надежда Петровна и София Алексеевна. Я о них давно уже ничего не
знаю, но знаю, что Софии Алексеевны в нашей бывшей школе нет. Всё ли в школе
Борис Викторович? Что известно в Салде о моих сверстниках?
Каково чувствует себя Кока? Её, наверное, приходится столь же трудненько,
как и Вам.
Пока до свидания! Приветы Чистяковым. Остаюсь, чуть ли не Москвич, но
зато Московский защитник.
28.10.41 г. Ваш Виктор.
«Чкаловская»».
*
*
*
«Здравствуйте, милые!
Не знаю, удастся ли сообщить Вам, что я пока жив и здоров. Сейчас, кажется, ушла машина в Москву, и придётся ожидать другой оказии. Живём всё ещё сносно, катаемся в поисках самых ближних площадок, давно уже не испытывали особо
острых моментов.
Радуюсь, что Вы на Урале, месте столь завидном при нынешних налётах их на
М. и Ю.
Пишите, как дела, как жизнь, что происходит с остальными, что писали
остальные сынки, что с ними, где Капля?
За нас не беспокойтесь, отвоюемся и приедем в Салду.
Приветы Лизе, Коке, Поле, Мише, Капле, Софье Алексеевне и т. д.
До свидания.
Витька».
*
*
*
«09.11.41 г.
Здравствуй, дорогая сестрёнка!
Поздравляю с Великим праздником, желаю Вам здоровья и успехов. Как себя
чувствует Валенька? Её жизнь и Ваше благополучие мы защищаем здесь на подступах к Москве, ставших могилой для врага. Новая годовщина будет годом разгрома
фашизма.
Пиши обо всём.
Витька.
Московская обл., Чкаловское п/о, п/я 17».
*
*
*
«10.11.41. «Чкаловский».
Здравствуйте, мои милые папа и Ася!
В моей жизни, кажется, произойдёт существенное изменение, поэтому я решил своевременно Вам написать об этом, пока ещё живу культурно и мирно на
«Чкаловском».
Вчера двух моих друзей по работе вызвало командование и объяснило, что им
оказывается высшая честь и доверие в новом деле по выполнению особого правительственного задания. Настроение у обоих, когда вернулись, оказалось различным:
я решил эту миссию с одного принять на себя. Он из Калаты, женат, с другим же
давно дружим, вместе начинали наблюдательское поприще ещё в Наумове, чуть
вместе не отправились в одно время на фронт. Поэтому сейчас решили делать
большие дела по защите нашей Родины. Надеемся, оказанное доверие оправдать с
честью и данные задания выполнять лишь образцово, непримиримо уничтожая
злобного врага.
Пока здесь, продолжаем свою ответственную службу по выявлению воздушных пиратов на подступах к столице.
Праздничный вечер провели своим кружком так, как только можно представить это в наших условиях. В общем солидно, данными для этого не оскорбился бы и
папа.
Как-то эти дни прошли у Вас? Много ещё к Вам интересных вопросов, главное,
что с Колей и Капой, каково устраиваются жизни всех наших, но плохо то, что
очень мало надежд узнать всё это, у меня такая никудышная связь с домом, а сам
связист.
Извините, что моя поздравительная открытка придёт так поздно, зато желание было приурочить как раз, но вышло так, что я не проявил достаточной
настойчивости, чтобы использовать «Дугласа» (ПС - 84).
Сейчас я переживаю неприятный момент: не сохранил Колин адрес, припомнить затрудняюсь, а написать хотелось бы, не приятно, что это приобретает законченный характер. Определённое же время от меня ещё получать можно.
Папа! Как протекают твои заводские и домашние дела, я даже ещё не представляю внутренности нашего дома, наверное, стало гораздо светлее и культурнее.
Как-то Вас удовлетворяет Зойка, работает ли по-военному. Жёлоб, наверное, уже
заложен давно. Это уже второй снежок. Туго представляю наше соседство по улице. Наверное, уже все «хулиганы»: и Валька, и Витька Слобцов и другие давно гденибудь здесь. Сохранился ли «новлянец» - он достаточно хитёр.
Интересен характер нынешнего образования, классы, Ася, наверное, особенно
старшие, сильно поредели - работы хватает на всех. Интересны, Ася, нынешние
проценты. Наверное, от тебя достаётся зав. и директорам, да ты теперь высший
начальствующий состав, но с этим рангом тебе и достаётся беспокойств. Желаю
обоим больших успехов в Ваших отраслях деятельности: Асе подготовить нам соответствующий боевой резерв. Знаю, что справится.
Что пишут Поля, Миша, где Капа, получаете ли от защитника героического
Крыма? Как живёт Лиза? На все эти вопросы жажду ответов, но в положительном их удовлетворении приходится сомневаться.
Желаю здоровья, успехов на Вашем участке боевого фронта, верю, что Вы сделаете всё для общего дела победы над врагом. Я же посвящаю жизнь этому делу.
Дома буду с победой.
Поклон Коке, приветы всем Чистяковым.
Затрудняюсь вопросом о своих фото и некоторых письмах, дорогих моей памяти. Думаю, что лучше послать домой, если бы надеялся на почту.
Пока до свидания, родные, до полной победы над Фашизмом! Увидите меня
лишь истинным сыном Родины.
Остаюсь с красноармейским приветом.
Ваш сын Виктор.
Привет Салде и нашим общим знакомым! Ася, передай приветы СА, НП, Владимиру Ал., если ещё цел, и Борису Викторовичу.
Всего хорошего!
Виктор.
10.11.41 г. Чкаловская».
*
*
*
«23 и 24.11.41 г.
Здравствуйте, милые и дорогие папа и Ася!
Вот я опять здесь, жив и здоров. Вчера вечером
приехали на свою дачку - здесь будет протекать наш
кратковременный отдых и подготовка для следующих
больших дел по выполнению следующих больших заданий. Впечатлений от пережитого, конечно, порядочно,
ибо сам-то образ жизни в корне изменился, не говоря уж
о нашей работе. Всегда там, раздумывая об условиях
жизни и работы, мне вспоминалась картина «За советскую Родину», которая может послужить лишь очень
приближённой схемой. Чувствую себя всё также хорошо, правда, уже в безвозвратном прошлом мордочка,
что была у меня на Чкаловском - тогда я был совсем
толстяк.
Последний день на Чкаловском был для меня очень
характерен - вечером, уже перед отъездом, 10-го я получил две открыточки - Асину и Соньки З., тогда же отправлял письмо Вам, но уже
заклеил и это не отметил. Спасибо Асе за открыточку, горжусь Капой и рад, что с
Колей всё в порядке. Благодарю за заботу, хотя и были возможности получить от
Вас посылку, мне, кажется, ничего не требовалось, тем более сейчас, когда все мои
вещи на мне. У меня ещё сохранились одни тёплыё носочки, те, что поновее, поэтому проблему ног более или менее разрешил, а она единственная в этом беспокойном
смысле. В остальном же беспокойство происходит от противоположных причин,
ибо во всём важном тепло обеспечено, а в походе и жара.
Интересно, написал ли Вам мною спасённый - наш 3-й наблюдатель. Я ему
оставил фотографии, и он обещал с Вами списаться. Парень он уральский, толстяк
неимоверный, жил в Калате. Интересно и то, в каких тонах он что-нибудь напишет, развит-то он не особенно.
Со мной же придётся пока ограничиваться опять односторонней связью, для
меня было бы лучше, если бы она была бы обратной. Но как, видимо, адреса пока у
нас нет, да и местопребывание наше, здесь, хотя и повторяющееся, но случайное.
Вчера писал я эти строки о начале отдыха, а сегодня с утра готовимся к выезду на
новые задания - будто-бы такова обстановка. Ну, ничего, будем продолжать полезные дела по истреблению «господствующей» расы, несколько грехов мне простится
ещё за первый раз (обычно дома говорили это в отношении пауков – коментарий родственников). Будьте здоровы, передавайте поклоны всем родным и знакомым.
Как-то себя чувствует Кока. Желаю успехов. Пока до свидания, до будущей
встречи!
Остаюсь для побед, с красноармейским приветом, опять чуть с не зафронтовым.
Сын Виктор.
Р.С. О нас и наших делах прочтёте в «Комсомольской правде». Напишет
Непомнящий. Он был с нами».
*
*
*
«05.12.41 г.
........................................................
Вот уже несколько дней имею возможность сообщить Вам, что совершенно
цел и нахожусь снова здесь, несмотря на сотни трудностей и километров, отделяющих данное местечко от последнего района нашей работы.
1-го к вечеру приехали в Тушино - здесь-то нам и организуют вполне обеспеченный отдых. Отношение всех окружающих к нам исключительное, а в столовой мы
вообще на высоте положения. Выдаваемая же пища не может не вызвать завидки у
прочих авиаторов. И это укрепляет нашу славу особенных людей. Неплохие баня и
парикмахерская вполне завершили моё удовлетворение.
Здесь же посмотрел две картины, раза три «Приключения Корзинкиной» - комическая штучка и вчера ... (сейчас
3 часа 5-го) «Кармелюка».
Замечательно то, что лишь на этих днях начал печатать записки наш Карлуша. Советовал бы для общего
знакомства с нами увидеть «Комсомольскую правду» за
3-е, там его первый отрывок и, кажется, мой силуэт на
не совсем удачном снимке нашего замполита. Мой
Афонька /Буланов Афанасий (Борис) Иванович, 1922 г.р., Архангельская обл., Холмогорский р-н,_с. Кондукурье. – С.А.Н./
меня предупреждал, что на речке я попал в объектив, поэтому приходится подозревать, что четвёртым плетусь
я. Описывает Непомнящий лишь наши первые попытки,
сейчас же у нас уже выработался некоторый опыт и
твёрдая уверенность в свих способностях.
Поэтому при более тяжёлых условиях нашего последнего предприятия мы действовали гораздо эффективнее. Между прочим, могу сообщить, что на этих
днях комроты составил на меня наградной лист; будем,
по крайней мере, считать, что был представлен к пра-
На марше рота Ковалева. Снимок сделан в ноябре 1941 г. (первый рейд в тыл врага) политруком роты Ситниковым Н.М.
Чистяков Виктор идёт четвёртым, за Азолиной Лилей.
Военный корреспондент
газеты «Комсомольская
правда» Карл Непомнящий (Абрам Ефимович
Непомнящий)
Политрук роты Ситников
Николай Михайлович, в
будущем фото-кор. ТАСС
Первый наградной лист на разведчика Отряда Особого назначения Западного фронта
Чистякова Виктора Михайловича.
вительственной награде. Таковы мои дела в настоящем, скорое будущее очевидно, но
напишу ещё. Ценно бы что-нибудь узнать о Вас, приходится же мириться.
Начали было компанию за отдых на Чкаловском, там бы что-нибудь нашлось
от Вас, но ничего не вышло.
Желаю здоровья и успехов в Ваших делах, поклон Коке и братский привет всем
Чистяковым. Ася знает, кому передать привет из моих знакомых, из моих уважаемых школьных.
Пока до свидания! Остаюсь с основным желанием продолжать до конца уничтожение фашистской нечисти.
Ваш сын Виктор.
05.12.41 г. Тушино».
*
*
*
Наградной лист на командира отделения ООнЗФ мл. сержанта Суворкина Павла
Степановича, с обнаружения медали «За отвагу» которого и началось восстановление
боевого пути Отряда Особого назначения Западного фронта.
«10.12.41 г.
Тушино. Уже 10.12.1941 г.
Здравствуйте дорогие папа и Ася!
Отсюда пишу второе письмо и оба в одинаковых условиях, оба ночью, при исполнении наряда. Сейчас уже чуть не пять часов, следовательно, желание описать
впечатления от вечера 8-го у меня были вчера и вчера вечером мы уже читали о том
же вечере в газете. Дело в том, что тот вечер был знаменателен, как в целом для
нашего уже достаточно известного отряда, так и для меня в отдельности. 8-го состоялось здесь вручение орденов и медалей, награждённым из нас. После того как
моя гимнастёрка украсилась медалью «За отвагу», мы просмотрели концерт московских артистов, и законченность вечеру придал ужин лишь для награждённых.
Если хотите поздравить, но не с этим, а уже с Новым годом, то попробуйте
черкнуть несколько слов, у меня есть некоторые надежды и быть здесь к тому времени, а уж получить письмецо проще. Здесь в одном здании со мной живут знакомые ещё с Балбасова, ребята из полка. Рады встрече обоюдно, они получат и поберегут до следующей встречи Ваши послания.
Вчера с Афонькой уже собрались к ребятам на Чкаловский, там наверняка валяются где-нибудь письма для меня, нам это обещали. Но в результате без результата, наверное, потому, что уже пора на задание.
наши боевые собратья уже сегодня и отправляются, но нас почему-то на сей раз
оставляют двоих с Афонькой - может, ещё и пойдём. Можно и идти, отдохнули
хорошо, а доверие нужно оправдывать, а немцев истреблять. Вот о мне всё.
... В Салде, наверное, всё по-старому, по-обычному, по-салдински. А Вы оба так
заняты ...
Как ведёт себя коровка? Какие новости у Чистяковых? Что было последнее от
нашего Сокола? На старом ли месте Капа? Передавайте всем от меня партизанский привет, но по письмишку написать всё-таки должен всем родненьким.
В общем, так и договорились, что Вы, на всякий случай, мне немного напишите по адресу:
Действующая Армия, п/п 137, 519 нап. 2,
сержанту Чубу для Чистякова.
Если же эти дни проболтаюсь ещё здесь, то попытаюсь поискать что-нибудь
от Вас на Чкаловском. Там на новый адрес я не успел получить ни одного. Получили
ли от меня праздничное письмо, я уже посылал поздно. Вот и всё. Пока до свидания.
Желаю здоровья и успехов. Поклон Коке и приветы знакомым.
Остаюсь для следующих больших дел.
Ваш сын Виктор».
*
*
*
Временное удостоверение № 3309.
Красноармеец Чистяков Виктор Михайлович награждён приказом Западного
фронта № 0353 от 4 декабря 1941 года медалью «За отвагу». Медаль № 23239.
Начальник штаба - подпись
8 декабря 1941 г.
Военный комиссар штаба Петров.
*
*
*
«28.12.41 г.
Здравствуйте, родные!
Стараюсь более или менее освещать и Вам свой боевой путь. Он же таков,
что я всё ещё здесь, до сих пор продолжаю свой отдых. При этом на днях эту группу
отдыхающих направили в БАО - то, где мы служили всегда, тихо и мирно. Я же с
друзьями решил партизанить до конца. А сегодня уже отправляемся на аэродромчик, чтобы где-нибудь прыгнуть на голову германа. До сего времени жили мы, конечно, исключительно. В последние дни на меня посыпались нагрузки, доказывающие,
что нас уже узнали: по комсомольской линии я секретарь президиума, а по строевой
пом. старшины - должности исключительной моральной разницы.
Вчера, даже вернее, позавчера я Вам отправил поздравительную телеграмму,
обеспокоен лишь тем, что будто бы телеграммы идут до Вас очень долго.
Милые, как-то у Вас дела, что пишут наши остальные? Каков-то у них будет
этот Новый год. Обо мне заботиться не приходится. Я праздник справлять буду
уже там, с успехом справим кончины многих «ганцев», которые бегут, но которых
мы должны взять и истребить.
Получили ли моё письмо со Чкаловского? Я там был и получил несколько Ваших. Прочесть было приятно.
Ну, будьте здоровы.
С Новым годом, с новым счастьем!
Мне пишите на наш собственный адрес, т.е. когда мы будем снова в Тушино,
на нашем месте, где освоились, что полюбили, где привыкли.
Возможно перед отлётом напишу. Как-то Вам удалось отметить праздник. Я
бы хотел, чтоб Вы были со мной, тогда Вы бы увидели, как Родина заботится о своих молодых «партизанах». А папа, наверное, не имеет ни покурить, ни выпить. Ну,
ничего! Отпразднуем вместе следующий, когда не будет ни Гитлера, ни его шайки.
Пока, милые! До победы, до встречи!
Встречать, наверное, придётся уже с орденом. А пока в путь, на оправдание
наших медалей! Приветы Капе, Лизе, Поле, Коле, Мише. Поклончик Коке. Пока!
С партизанским приветом, Ваш сын Витька».
* * *
(Вероятно Чкаловский, декабрь 1941 г. - С.А.Н.)
«Здравствуйте, дорогие!
Нахожусь в гостях у друзей по службе. Нашёл здесь несколько салдинских писем. Большое спасибо за Ваши. От Аси открыточка и от папы большое письмо.
Нашёл в них всё, что хотел о Вас узнать. Здесь на Чкаловском нас встретили как
героев. Обижаем своих друзей, совсем затаскали командиры, мы можем гордиться,
что не опозорили имени нашей базы.
Уже день, пора убираться в Тушино, там нас ждут дела. Формируем новый
отряд и отправляемся на новые дела, нужно оправдывать внимание и доверие.
Будьте здоровы.
Желаю успехов! Приветы знакомым и всем Чистяковым. Жаль, если и Мишка
прибудет к нам! Поклон Коке.
Ваш сын Виктор.
Р.С. Жаль коровку, но ничего. Желаю приобрести новую, лучшую».
*
*
*
Автор
308   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Образование
Просмотров
25
Размер файла
5 794 Кб
Теги
pismo, god, chistyakova, razvedchika
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа