close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

САЛОН 6 2015

код для вставки
D E S I G N PO R T R A I T.
Tufty-Time, seat system designed by Patricia Urquiola. www.bebitalia.com
м.Київ, студія DAVIS Casa вул. Володимирська,38
тел. 044 235 94 95 - 044 494 27 22 - 044 235 55 02
м. Дніпропетровськ, салон DAVIS Casa вул. К.Лібкнехта,1,
тел.(056) 770 20 16, 745 36 56 - www.davis.ua
фото Ольга Бережная
редактора
слово
Что мы видели
Журналистам, побывавшим на крупнейшей в
Европе выставке дизайна Salone del Mobile,
еще долго снятся полчища приземистых диванов и легионы стройных стеллажей. Дизайнеры живут отголосками миланских впечатлений целый год. На протяжении апрельской
недели каждый из нас миксовал собственный витаминный коктейль впечатлений.
Кто-то, предусмотрительно выбрав удобную
обувь, преодолел семнадцать километров
внутри выставочных павильонов Экспоцентра Rho Fiera. Самым дерзким удалось
щелкнуть селфи со звездами мирового дизайнерского небосклона. Счастливчики по2 бывали в мастерской Алессандро Мендини и шоу-руме культовой группы Memphis.
Найдутся и те, кто завтракал в живописном
дворике галереи Spazio Rossana Orlandi, а
вечера напролет проводил на шумных вечеринках квартала Брера. Неутомимые искусствоведы посмотрели выставку работ Леонардо в музее Palazzo Reale.
Мы успели все. И собрали на страницах
журнала новинки, иллюстрирующие модные
тенденции. Особое внимание – героям выставки, мастерам, чьи идеи будоражат, а работоспособность вызывает уважение. В этом
году многие фабрики цитировали классиков,
перевыпуская успешные некогда модели.
Из новшеств отмечу все возрастающую популярность трехмерной печати. Это технологичное ремесло увлекает дизайнеров и
завоевывает сердца потребителей.
Наверняка на Миланской мебельной выставке 2016 года элементы, изготовленные
на 3D-принтере, появятся не только у дерзкой молодежи и адептов бионического дизайна, но и на стендах солидных фабрик.
Готова поспорить!
Надежда Шейкина,
главный редактор
Кресло Gemma,
дизайн Daniel Libeskind
для Moroso
masierogroup.com
argine
ПОЗ А Ч АС ОМ
Orgogliosamente Luce Made in Italy
I LOVE DESIGN
ИЮНЬ 2015
КАЛЕНДАРЬ
На обложке: Кресло Estrella,
дизайн Fernando & Humberto
Campana для A Lot of Brasil.
Дизайн обложки
Сергей Чеботарев
46 Человек-волчок.
Оки Сато и его миллион премьер
8 ВЫСТАВКИ
ОБЗОР
68 Домашний формат.
В гостях у Россаны Орланди
48 История в экспериментах.
Мартен Де Целер – дизайнер и генетик
10 КНИГИ
12 КИНО
76 Автограф во всю стену.
Новые обои от NLXL
50 МНЕНИЯ
Иконописец.
Пополнение в семье.
Глобальные вопросы.
Новый образ.
Фэшн-настроение.
Вне моды, вне времени.
Конструктив, качество, Huelsta.
Интервью с дизайнерами
и мебельщиками
14 АУКЦИОН/КОНКУРС
16 АРХИТЕКТУРА
ТЕМА
20 ПОДРОБНОСТИ
Миланская десятка.
Новые объекты, идеи,
смыслы, формирующие дизайн
будущего
80 Алхимики из Сингапура.
Работы на тему традиционных
ремесел и современных технологий,
собранные в одном из залов
музея Triennale di Milano
84 Поколение «П».
Коллаборация Маши Ревы и PepsiCo
66 ВОПРОСЫ
Неделя впечатлений.
Четверо украинских дизайнеров
рассказывают о мыслях и эмоциях,
привезенных с Миланской
мебельной выставки
26 ИСТОРИИ
Динозавры возвращаются.
4 Перезапуск культовых предметов –
дань уважения классике
или кризис новых идей?
94 Прогулка на работу.
Масштабная инсталляция
архитектора Michele De Lucchi,
посвященная новым форматам
офисной жизни
86 КИНОФЕТИШ
Киноклуб «Милан».
Пять фильмов, раскрывающих
характер и темперамент
северной столицы Италии
88 ГЕРОЙ
Michele De Lucchi:
подарить людям облако.
История архитектора, начинавшего
с бунта и пришедшего к идее
вселенского добра
30 ГАЛЕРЕИ
Геометрия в интерьере.
Цветок или клетка.
Блестящая деталь.
Еще вина!
Тонко подмечено.
Расставляем сети.
Скандинавский след.
Тенденции в дизайне и декоре,
прозвучавшие на стендах
Salone del Mobile
84 АРХИТЕКТУРА
Новые виды для открыток.
Пять выдающихся архитектурных
объектов, возведенных
в Милане за последние годы
ПРОЕКТ
имена
44 Радоваться жизни.
Веселая философия творчества
Луки Никетто
МИЛАН
58 Чудесные хитросплетения.
Взрывная коллекция Moooi
68
58
26
76
ШОУ-РУМЫ: МИЛАН РИМ ВЕНА НИЦЦА МАДРИД БАРСЕЛОНА БИЛЬБАО
БРЮССЕЛЬ МЮНХЕН АБИДЖАН СТАМБУЛ БЕЙРУТ ТЕЛЬ-АВИВ ВАРШАВА
ТАЙПЕЙ БАНКГОГ НЬЮ-ЙОРК МЕХИКО БЕЛО ГОРИЗОНТЕ САН-ПАУЛУ
G&G AGENCY
TL +380 066 0819091
GIANFRANCO@GGAGENCY.IT
THE SPIRIT OF PROJECT
ДВЕРЬ ЛЮКСОР, КОМОД СЕЛФ АП ДИЗАЙН ДЖ.БАВУЗО
RIMADESIO.COM
ИНТЕРЬЕР
102 В студии
Изобретатели ресторанов.
Владимир Непийвода
и Дмитрий Бонеско из бюро
YOD design lab рассказывают
об особенностях работы
над общественными интерьерами
106 Студия
Большой корабль.
Новый офис команды Келли Хоппен
114
114 Банк
Монолит идей.
Нестандартное решение
в итальянском Форначетте
120 Ресторан
Тотальный подход.
Ребрендинг токийского
суши-ресторана от nendo
126 Бутик
Туфельный рай.
Глобальный аутлет бренда
Manolo Blahnik
132 Дом
Машина времени.
С чистого листа в старых стенах
6
126
138 Свит
Отдых в стиле высокой моды.
Изысканный отельный номер
«от Диор»
144 Квартира
Новые голландцы.
«Картина» во всю стену
в киевских апартаментах
150 Апартаменты
На контрасте.
Переосмысление пространства
по-канадски
Главный редактор
НАДЕЖДА ШЕЙКИНА
Шеф-редактор
ЖАННА БИЛОЦКАЯ
Редактор рубрик
КАТЕРИНА ОШЕМКОВА
Над номером работали
НИКА АЛИМОВА, ЕЛЕНА АНУФРИЕВА,
ОЛЬГА БЕРЕЖНАЯ, ВЛАДИСЛАВА БУРКАТ,
АЛИНА ВАРФОЛОМЕЕВА, ЕКАТЕРИНА ДАВЫДОВА,
НАТАЛЬЯ ДУБЯГА, ГАЛИНА КОВАЛЬЧУК,
ЮЛИЯ КУПРИНА, ТАТЬЯНА ТЕЛЕГИНА,
КРИСТИНА ТУЛЬЧИНСКАЯ, АНАСТАСИЯ ЧЕНЦОВА
Дизайн
АЛЕКСЕЙ НОВИНСКИЙ, ЕВГЕНИЯ ГУДКОВА
Литературный редактор, корректор
ЮЛИЯ СЛУЦКАЯ
Специалисты по допечатной подготовке
АЛЕКСЕЙ КОБЗАРЬ
Учредитель и издатель
OOO «УКРАИНСКИЙ ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ»
Директор
ОКСАНА ДЕРЕВЯНКО
Представитель в Европе
MA UNIQUE’S
СЛАВА БЕЛОБОРОДОВА
Perlenpfuhl, 27, 50667 Cologne, Germany
Tel.: + 49 (0) 221 992044-280
Fax: + 49 (0) 221 992044-22
Cell.: +49 (0)179 9406397
e-mail: slava@salon.com.ua
Руководитель отела рекламы
ЮЛИЯ САВЧУК
тел.: (044) 290-93-51
e-mail: julia@salon.com.ua
Руководитель отдела дистрибуции
СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВ
Адрес редакции и издательства
Украина, 04080, г. Киев,
ул. Фрунзе, 102
тел.: (044) 290-93-51,
e-mail: salon@salon.com.ua,
http://www.salon.com.ua
ДИЗАЙН
120
158 ОБЪЕКТ
Связать воедино.
Новая коллекция мебели
outdoor от Патрисии Уркиолы
для B&B Italia
160 ЭПОХА
Сон в облаках.
Мебель от Roberto Giovannini:
по мотивам исторических стилей
СОБЫТИЯ
162 КОЛЛЕКЦИИ
168 ШОУ-РУМ
Журнал зарегистрирован
в Государственном комитете информационной
политики, телевидения и радиовещания Украины.
Свидетельство о регистрации КВ № 4508 от 27.08.2000 г.
Тираж 10 000 экз.
Периодичность 10 выпусков в год
Цена договорная
Пре-пресс и печать
ООО «Аванпост-Прим»
г. Киев, ул. Сурикова, 3, корп. 3,
тел.: (044) 251-27-68
Оформление подписки
с почтовой доставкой ГП «Пресса»,
подписной индекс — 74675
с курьерской доставкой
«Саммит»: тел.: (044) 254-50-50,
www.summit.ua
KSS: тел.: (044) 585-80-80
Ответственность за содержание рекламной
информации несет рекламодатель
88
132
Фото Thomas Saelzle
DMY Berlin
Где: Kraftwerk Berlin, Берлин (Германия).
Когда: 11–14 июня 2015 года.
Ежегодный летний фестиваль DMY в Берлине в этом году
пройдет в обновленном варианте. Изменится, в частности, место его проведения. Теперь это будет 8000 кв. м
трехуровневого пространства Kraftwerk Berlin, одного
из помещений старой теплоэлектростанции. С 2006
8 года заброшенный промышленный объект был оборудован как клуб техно-музыки и выставочный зал.
Новыми событиями на DMY 2015 станут конкурс молодых креативных коллективов и профессиональный день,
идея которого – наладить и усилить связи между представителями дизайн-бизнеса.
Девизом DMY 2015 станет «Назад в будущее», а отдельной темой фестиваля будет Берлин как город дизайна.
Что: проекты, прототипы, инсталляции и объекты.
Для кого: дизайнеров, декораторов, проектировщиков и
желающих погрузиться в арт-жизнь Берлина с его сквотами, руинами стены и переоборудованной под локацию для событий старой теплоэлектростанцией.
www.dmy2015.com
Где: Центр Помпиду, Париж (Франция).
Когда: 2 июля 2015 года – 7 марта 2016 года.
Выставка «История, искусство, архитектура и дизайн от
80-х годов до наших дней» объединит 400 объектов авторов из 55 стран. Многие из этих стран Запад открыл
для себя в последние десятилетия, окрестив их новыми арт-горизонтами. Так случилось с Китаем, Турцией,
постсоветскими и ближневосточными государствами.
Экспозиция позволяет оглянуться на путь, пройденный
современным искусством за последние 30 лет. Артсреда претерпевала изменения: увеличивалось количество художников, галерей и кураторов, искусство становилось частью культуры потребления. Произошла
его демократизация. Менялись средства и формы выражения. Тогда как сами по себе фотография и видео
теряли актуальность, полноправным действующим лицом арт-сцены становился звук и свет.
Что: картины, скульптуры, инсталляции, видеоарт, фильмы, рисунки, фотографии, архитектурные модели и объекты дизайна. Часть работ выставляется впервые.
Для кого: любителей современного искусства, архитекторов, историков, свидетелей общественных и культурных перемен.
www.centrepompidou.fr
материал подготовила Алина Варфоломеева
выставки
календарь
Une histoire, art,
architecture et design
Рыболовная сеть
из ярлыков для одежды,
работа Айше Эркмен,
2006 год.
Фото Jens Ziehe
«Наросты», инсталляция Томаса Хиршхорна из 131 глобуса, посвящена
проблемным точкам планеты. Фото Centre Pompidou, Georges Meguerditchian
Скамейка от студии Malafor.
Фото gdyniadesigndays.eu
Gdynia Design Day
Где: Терминал дизайна на Кашубской площади, Центр дизайна
в Поморском научно-технологическом парке, Гдыня (Польша).
Когда: 3–12 июля 2015 года.
Главной темой летнего фестиваля в этом году станет проектирование сети. Дни
дизайна будут посвящены поиску решений, способных улучшить взаимодействие
жителей приморского города. В рамках фестиваля будет рассматриваться город
как система нейронов. Внимание акцентируется на том, что сбой в сети нервных
клеток приводит к нарушениям в работе мозга, а низкое качество общественного пространства – к конфликтам и агрессии на улице.
Будет рассмотрена также виртуальная составляющая города. Идея состоит в
том, что мобильные технологии, помогающие в навигации, делают более комфортным реальное пространство.
В программе предусмотрены семинары и выставки, а также прогулки-исследования
города. В ходе создания некоторых проектов участники фестиваля будут консультироваться со специалистами из разных областей и опрашивать жителей Гдыни.
Что: урбанистическое исследование.
Для кого: дизайнеров, архитекторов, активистов, желающих улучшить городское пространство.
www.gdyniadesigndays.eu
Endless House: Intersections
of Art and Architecture
Где: MoMA, Нью-Йорк (США).
Когда: 27 июня 2015 года – 6 марта 2016 года.
Экспозиция Endless House позаимствовала название у нереализованного
проекта архитектора и теоретика Фредерика Кислера. Работе над бесконечным домом он посвятил 15 лет жизни. Проект Кислера стал отправной
точкой для многих архитекторов.
Выставка в МоМА объединит работы на тему бесконечного дома, созданные за последние 70 лет. Такая абстрактная идея была воплощена в объектах на пересечении дисциплин: архитектуры, изобразительного искусства и психологии.
В экспозиции будут представлены работы Миса ван дер Роэ, Фрэнка Гери,
Питера Айзенмана, Рема Колхаса, Смильяна Радича, креативной группы
Asymptote Architecture, а также арт-объекты Луизы Буржуа, Брюса Наумана, Марио Мерца и др.
Что: рисунки, фотографии, видеоматериалы, инсталляции, макеты.
Для кого: архитекторов, дизайнеров, философов и всех, кто интересуется
междисциплинарными экспериментами.
www.moma.org
Бесконечный дом Фредерика Кислера, 1950–1960-е годы.
Фото George Barrows
Лекция Роджера Кломпа
и Шучен Тан на конференции
в 2014 году. Фото Leo Veger
What Design Can Do
Где: Stedelijk Museum, Амстердам (Нидерланды).
Когда: 21 мая – 26 июля 2015 года.
Пятую конференцию What Design Can Do организаторы отметят открытием выставки. Экспозиция включит
в себя работы авторов, которые участвовали в проекте в прошлые годы.
На выставке можно будет посмотреть документальный
фильм Big Data нидерландского журналиста и иллюстратора Роджера Кломпа. В его проекте – свежей форме
журналистского исследования – используется новый
подход к сбору материала и визуализации данных.
Британская дизайнер и исследователь Дейзи Гринберг
представит работу, посвященную влиянию синтетической биологии на окружающую среду и тому, какой вид
может приобрести в скором времени дикая природа.
В экспозиции будут показаны строительная единица
QuaDror, разработанная нью-йоркской студией Dror,
предметный дизайн от бразильской креативной груп- 9
пы Campana Brothers и другие объекты.
Что: проекты из сфер дизайна, журналистики, результаты междисциплинарных исследований.
Для кого: дизайнеров, архитекторов, журналистов, всех,
кто ищет вдохновения и верит в силу неожиданных решений.
www.stedelijk.nl
Design Miami/ Basel
Где: выставочный центр Messe Basel,
Базель (Швейцария).
Когда: 16–21 июня 2015 года.
Отмечая десятую годовщину создания, форум Design
Miami/Basel представит программу с участием 45 ведущих галерей со всего мира.
Впервые в рамках арт-события будут показаны объекты,
получившие статус национальных сокровищ. Такое признание завоевали письменный стол Мишеля Бойера, разработанный для офиса Эли де Ротшильда в Париже, мебель Хоакима Тенрейро, объекты Карла Аубека
и светильники Жака Бини.
Одна из секций Design Miami/ Basel будет посвящена
камню. Актуальность этого материала в наши дни проиллюстрируют базальтовые скамьи корейского дизайнера Бьюн Хун Чои, мраморные лавки Пьера Гоналона
и серии ювелирных украшений от Флори Дюпон, Дэниэля Крюгера и Джампаоло Бабетто.
На форуме можно будет увидеть коллекции галерей-сооснователей Design Miami/ Basel и актуальные разработки молодых дизайнеров.
Что: предметы, признанные национальными сокровищами, и коллекции мировых галерей дизайна.
Для кого: кураторов, арт-критиков, галеристов и знатоков дизайна.
www.designmiami.com
Кресло Ханса Вегнера,
1953 год. Фото Dansk
Mоbelkunst Gallery
материал подготовила Екатерина Давыдова
книги
обзор
Мужчина
в объективе
Нафантазировано в Италии
К 85-летию туринского ателье Pininfarina вышла монография, отмечающая достижения трех поколений дизайнеров и бизнесменов. В сфере автодизайна нет никого
более влиятельного, кто осуществлял бы инжиниринг, прототипирование, испытание и производство (и первым в Италии построил для испытаний аэродинамическую трубу). На рубеже столетий компания отметила производство миллионного
транспортного средства, причем из этого общего количества 600 тысяч были впечат10 ляющими кабриолетами. В экспозиции музея МoМА их легендарная, вневременная Cisitalia 202 занимает место среди восьми значимых вех в истории автодизайна. Теперь в портфолио компании не только контракты с Ferrari и Bentley, но также
салоны самолетов и скорых поездов, не говоря о часах, кофеварках, шлемах и архитектурных проектах (стадион футбольного клуба
«Ювентус»). Перед нами семейная сага об узнаваемом стиле, элегантности, инновациях и «итальянскости» (italianita) с фотографиями Гюнтера Рауппа,
«придворного» фотографа Ferrari.
The Pininfarina Book
Фото: Guenther Raupp, предисловие:
Paolo Pininfarina, издательство teNeues,
2015 год, 304 страницы, формат 290 x 370 мм,
твердый переплет, цена 98 евро.
ISBN 978-3-8327-3234-9
www.teneues.com
Постцифровая жизнь
Маико Такеда, автор сюрреалистических головных
уборов и, что логично, свежей обложки для диска
певицы Бьорк, часто начинает работу с абстрактных вопросов вроде «как это по ощущениям –
носить облако?» или «как нарядиться в тень?».
Несмотря на ярко выраженную хайтековскую
эстетику, характерную для цифрового мира, художница и дизайнер работает руками, причем с
доступными, можно сказать, привычными материалами, пусть они и не свойственны результирующим объектам. В новой книге издательства Frame
она и шесть десятков ее коллег рассказывают о
возвращении к ручному труду и тактильности, о работе с гравитацией, танцем и иллюзиями. В мире,
где люди чаще смотрят на экраны, чем в окна, и
половину времени проводят в онлайне, всепогло-
«Мужская харизма – это не константа, а динамическое явление», – утверждает крестный отец фэшнфотографии Марио Тестино в свежем фолианте
Sir. Лимитированная коллекционная серия из тысячи экземпляров, каждый из которых подписан
автором, включает три сотни ранее не публиковавшихся мужских портретов, которые маэстро
сделал за последние тридцать лет. В крупнейшей на сегодняшний день монографии фотографа
можно отследить эволюцию мужского стиля и социальных ролей, а автор из фэшн-фотографа превращается в фотожурналиста. Мир глянца по сей
день живет по неписаному правилу: женщина –
это тело и секс, мужчина – интеллект и власть. Но
«Сэр» – это одна из первых в истории книг, где облик мужчины рассматривается не менее пристально и любовно, чем ранее женский. Читатель может
трактовать это как знак равенства полов либо,
напротив, как опасную социальную тенденцию,
что не делает арт-книгу менее ценной инвестицией.
Mario Testino. SIR
Тексты: Mario Testino, Patrick Kinmonth,
Pierre Borhan, издательство Taschen,
456 страниц, формат 322 x 417 мм,
твердый переплет, цена 450 ф. ст.
ISBN: 9783836553452
www.taschen.com
щающие физические ощущения ценятся выше:
именно на этой территории работают «постцифровые ремесленники». «Восхваление физического
отнюдь не есть отвержением цифрового, это всего
лишь интегральная часть дигитальной революции», – резюмирует соавтор книги, арт-критик и
куратор Ханс-Ульрих Обрист.
Postdigital Artisans
(«Постцифровые ремесленники»)
Тексты: Jonathan Openshaw, дизайн: Cathelijn
Kruunenberg, издательство Frame Publishers,
2015 год, 296 страниц, формат 230 x 290 мм,
твердый переплет, цена 39 евро.
ISBN 978-94-91727-61-0
www.frameweb.com
кино
обзор
Головоломка
Режиссеры Пит Доктер,
Рональдо Дель Кармен
Кресла
My flower
от Parri
Слоган «без посредников» для потенциального клиента один из самых желанных. В человеческих отношениях зачастую нам тоже хочется действовать «непосредственно», не руководствуясь эмоциями. Но, как показывает новый мультфильм пиксаровской студии,
не тут-то было.
Как и в ленте «Быть Джоном Малковичем», эмоции сидят в голове и управляют человеком. Оскароносный Пит Доктер вместе со
своим соавтором Рональдо Дель Кармен решил показать, как
именно это происходит. Интересно, что эмоции, отличаясь друг от
друга не только тем, что они выражают, но и комплекцией, все
же неуловимо похожи на подвластную им личность – например,
у усатого папы главной героини все его эмоции еще более усаты.
Зритель одновременно присутствует в двух измерениях: человеческом, в котором живет школьница Райли вместе со своими родителями, и в эмоциональных лабораториях, где эмоции приходят
к единому решению.
Хотя поклонники (и пиарщики) студии Pixar говорят о том, что
такого не было нигде и никогда, мы все-таки напомним о сериале
«Голова Германа». Другое дело, что в мультфильме «Головоломка»
интересно наблюдать не только за сюжетом, но и за мимикой персонажей, уж в этом пиксаровские умельцы знают толк.
Что особенного: человечьи головы, набитые не опилками, а разумными существами.
Лампа Zak от Zava, дизайн Enrico Azzimonti
Свет Alquimia
от Estudi Ribaudi
Свет Cheshire
от FontanaArte
Мир Юрского периода
Режиссер Колин Треворроу
Более десяти лет терпели создатели «Парка Юрского периода» и всетаки решили порадовать современного зрителя и заодно сорвать
куш с продолжения франшизы. Впрочем, то, что анонсируется как
долгожданная премьера, на самом деле можно назвать ремейком
первого фильма. Дети, герой-одиночка и, конечно, злобные динозавры – все это мы видели и раньше. В чем же тогда новизна?
Да в том, что динозавры, годзиллы и прочие великаны остаются волшебной составляющей кинематографа, а значит и прибыльной. Что
ни говори, а первый «Парк» мы знаем почти наизусть. Снять вроде
то же самое, но немного другое, бесконечно повторяя фантастическую историю, – путь к успеху.
Создатели, между тем, не только слегка изменили сюжет, но и поручили съемку новому и, самое главное, неопытному режиссеру. Стивен Спилберг, оставаясь продюсером фильма, не стал претендовать
на режиссерское кресло. Таким образом, претензий к нему как к
творцу никаких. Еще одно замечание: выяснилось, что любой голливудский и не очень режиссер может снять «Парк Юрского периода». Для этого нужен бюджет, соответствующая съемочная группа
и продюсер Стивен Спилберг.
Что особенного: динозавры не дают забыть о себе и стали еще кровожаднее.
текст Анастасия Ченцова подбор иллюстраций Ольга Бережная
12
Вазы от Serax
Блюдо
Luso
от Ibride
Сказка сказок
Режиссер Маттео Гарроне
Комод Chest
от Moissonnier
Аксессуар
Orchid No1
от Lobmeyr
Мы уже привыкли, что в последнее время экранизации сказок имеют налет экстремальности, но Гарроне решил пойти еще дальше – в
основу его картины легли истории, записанные Джамбаттистой Базиле. Это такой итальянский Бажов, только с кровожадно-эротическими настроениями.
И Шарль Перро, и братья Гримм черпали свое вдохновение в
творчестве Базиле, но поскольку их читали дети, то мотивы разврата и маниакальности были приглушены. Режиссер «Сказки
сказок» Маттео Гарроне, наоборот, решил, что сплетение сказки,
изуверств и эротики может стать отличным кинококтейлем, если
поместить все это в соответствующий антураж.
В конце концов, мы готовы терпеть любые зверства персонажей
Шекспира, а все потому, что ценим красочное Средневековье и бурные страсти. «Королева Марго» Патриса Шеро, опять-таки, мало похожа на смягченную и романтичную версию Дюма, но нам же нравилось? А все потому, что авторы с помощью художника-постановщика
сумели убедить нас: пульс времени важнее правил приличия.
«Сказка сказок», кроме оригинальных версий давно знакомых историй, порадует еще и дизайном. Даже натуралистичные кадры выгля- 13
дят красиво. Все остальное можно списать на времена и нравы.
Что особенного: ничего особенного нет в Венсане Касселе и множестве обнаженных женских тел вокруг – это привычная картина,
а вот кровожадность Сальмы Хайек удивляет.
Диван от Fiera
Разомкнутый круг
Режиссер Феликс ван Гроненген
Этот образчик бельгийского кинематографа состоит из трех частей:
романтической, мелодраматической и весьма печального постскриптума. Впрочем, автор иногда переплетает их между собой, видимо, чтобы мы не забывали, что в жизни всему есть место – любви
и смерти, радости и печали. А полнота существования не всегда
идет на пользу.
У жизни нет исковой давности и она спросит за все: когда главная
героиня узнает, что ждет ребенка, ее возлюбленный против. Ребенок все же родился, и родители его полюбили, но, оказывается,
что жизнь не забыла первоначальной эмоции – у девочки обнаруживают смертельную болезнь.
Жить уже значит быть камикадзе. И пока зритель передумывает все
эти мысли, а главные герои страдают, Феликс ван Гроненген твердой
походкой идет к «Оскару». Вернее, к номинации на приз. Потому
что так же внимательно, как создатели фильма изучили правила
жизни, были изучены и основные критерии главной кинонаграды.
У бельгийского «Разомкнутого круга» явный американский акцент.
Именно поэтому он понятен зрителям всего мира. Как ни странно,
кинозрители США, живущие на другом континенте, стали идеальной фокус-группой для режиссеров из разных стран.
Что особенного: пара порхающих стрекоз переживает неприятную встречу с муравьем-смертью.
Табурет
A-Tension Stool
от Desixn
текст Владислава Буркат
обзор
конкурс/аукцион
Ваза Vetro Mosaico, мастерская Artisti Barovier, 1918 год
Эстимейт: 30 000–40 000 долл. США
Осторожно: хрупкое
Три главных пятницы года
14
Юбилейный конкурс Союза британского и международного дизайна (SBID)
в 2015 году насквозь пропитан символизмом, связанным с числом пять.
Пятый раз будут вручены награды в 14 категориях, среди которых – лучший дизайн квартиры с бюджетом более и менее 1 млн фунтов, интеллектуальный дизайн, лучший интерьер отеля, магазина, общественного
пространства, ресторана и офиса. В отличие от многих других конкурсов
SBID International Design Awards предусматривает отдельные номинации для визуализации и декорирования. Также будет вручена награда
за лучший дизайн продукта коммерческого назначения и предмета для
дома. Проекты должны быть не старше двух лет, то есть сданы не раньше
пятницы 5 апреля 2013 года. Чтобы поучаствовать в конкурсе, нужно зарегистрировать свою работу с описанием и фото, заплатить общий взнос
50 фунтов и по 120 за каждый представленный на конкурс проект (их может быть до 10) и запомнить еще две главных пятницы. Дедлайн – пятница 4 сентября, когда почетным жюри из представителей BBC, Google,
Boeing, YouTube и других крупных компаний будут определены победители,
и пятница 27 ноября, когда будут вручены награды.
Что: SBID International Design Awards, Великобритания
Дедлайн подачи работ: пятница 31 июля 2015 года в пять часов вечера
Сайт: www.internationaldesignexcellenceawards.com
Что: Аукцион Important Italian Glass
Где: Чикаго, США
Когда: 13 июня 2015 года
Аукционный дом: Wright
Год основания: 2000-й
Сайт: www.wright20.com
Предметы из стекла никогда не выйдут из моды, лишь
изменят со временем форму, но не более того. В подтверждение непреходящей красоты стекла в аукционном доме Wright уже в четвертый раз пройдут торги,
посвященные произведениям итальянских стеклодувов. Из частной нью-йоркской коллекции было отобрано около 200 работ, датируемых 19–20-м столетиями, от известных производителей и дизайнеров. На
аукционе можно будет приобрести изделия одной из
самых древних муранских фабрик Barovier&Toso, среди которых редкие вазы из разноцветного стекла 40-х
и 60-х годов, созданные Эрколе Баровьером (Ercole
Barovier). Будут представлены работы Томаса Стернза
(Thomas Stearns), американского поэта, который одним
из первых скооперировался с итальянскими стеклодувами, чтобы воплотить свои проекты. Произведения Карло Скарпы (Carlo Scarpa), Фульвио Бьянкони
(Fulvio Bianconi) и Дино Мартинса (Dino Martens) также будут ждать своих владельцев.
В закромах Америки
Что: Аукцион Art + Decor, including post-war and con­tem­
porary art and design («Искусство + декор, включая послевоенное и современное искусство и дизайн»)
Где: Лос-Анджелес, США
Когда: 29–30 июня 2015 года
Аукционный дом: Bonhams
Год основания: 1793-й
Сайт: www.bonhams.com
Аукционный дом Bonhams может похвастаться титулом
одного из самых древних и самых крупных в своей отрасли, так как на данный момент имеет представительства в пяти странах мира и выставляет лоты более чем
в 70 категориях. Поэтому редкий коллекционер позволит себе упустить торги этого дома. В конце июня будет
представлена коллекция предметов искусства, мебели и декора послевоенного и современного периода.
Среди них можно будет найти уникальные работы, например, рисунок Александра Колдера (Alexander Calder),
американского скульптора, основателя кинетического
искусства, известного благодаря своим работам из проволоки, с монограммой автора. Или же икону дизайна –
стол с четырьмя стульями из знаменитой серии «Тюльпан» архитектора Ээро Сааринена (Eero Saarinen).
Стол для завтрака Tulip с четырьмя стульями (четыре подушки),
дизайн Eero Saarinen, 1960-е (оригинал). Эстимейт: 1200–1800 долл. США
архитектура
обзор
Ветряная мельница
16
Музей естествознания
Кто: Perkins+Will (офисы по всему миру)
Где: Шанхай, Китай
Сколько: 44 517 кв. м
Когда: 2015 год
В апреле этого года в Шанхае открылся новый музей
естественной истории, спроектированный архитектурным бюро Perkins+Will. Площадь комплекса составляет
44 517 тыс. кв. м, а фонды музея насчитывают более
10 тыс. артефактов, собранных со всего мира. Биоклиматическое здание, оснащенное автономной системой
жизнеобеспечения, включает в себя экспозиционные
залы, 4D-кинотеатр, открытый сад с выставочным пространством и 30-метровый атриум из прозрачного стекла, дизайн которого напоминает клеточное строение
растений и животных. Все энергетические системы
музея являются частью экспозиции.
www.perkinswill.com
текст Татьяна Телегина фото предоставлены архитектурными студиями
Кто: Dutch Windwheel Corporation, Нидерланды
Где: Роттердам, Нидерланды
Яркий пример современной архитектуры, будущий символ Нидерландов – безлопастная ветровая турбина
Dutch Windwheel – представляет собой инновационный
комплекс, в котором разместятся квартиры, торговые
площадки и гостиницы. Здание будет на самообеспечении: высокую энергоэффективность гарантируют солнечные панели и климатический фасад, системы сбора дождевой воды полностью покроют потребности
зеленых насаждений во влаге, а для отопления планируется использовать биогаз из органических отходов.
Фундамент огромной конструкции будет находиться под
водой.
www.dutchwindwheel.com
Бумажный павильон
Кто: Ball-Nogues Studio, США
Где: Индио, Калифорния, США
Когда: 2015 год
Для фестиваля музыки и искусств, проходившем в долине Коачелла (Калифорния), американская дизайн-студия Ball-Nogues построила павильон
из переработанной бумаги. Pulp Pavilion – это результат многочисленных
пятилетних экспериментов с композитами на основе целлюлозы. Временная легкая постройка, предназначенная для защиты от солнца и сухого ветра, демонстрирует, что экобумага может быть прекрасным строительным
материалом. Павильон не содержит никаких токсичных веществ и может
быть полностью переработан в любое время.
www.ball-nogues.com
Жилой комплекс
Кто: Utopia Arkitekter, Швеция
Где: Стокгольм, Швеция
Сколько: 50 квартир
17
Когда: 2012 год (проектирование)
Жилой комплекс Soederkakar, спроектированный архитекторами из шведского бюро Utopia Arkitekter, – это
современная интерпретация народной архитектуры 19-го века. Многоэтажный жилой комплекс состоит из трех домов, паркинга, детского сада, ресторана и
кафе. Все здания отличаются по высоте – могут иметь от
четырех до семи этажей и расположены таким образом,
что внутреннее пространство между ними образует
сад. Здания будут выполнены из традиционного для
Швеции материала – дерева, а на крышах установят
солнечные батареи. Ожидается, что строительство
комплекса начнется в ближайшие несколько лет.
www.utopia.se
Флагманский
магазин Ferrari
Кто: Massimo Iosa Ghini, Италия
Где: Милан, Италия
Сколько: 750 кв. м
Когда: 2015 год
В Милане открылся трехуровневый флагманский бутик Ferrari Store площадью 750 кв. м. Оформлением
внутреннего пространства занимался архитектор и дизайнер Массимо Йоза Гини, который уже неоднократно
сотрудничал с крупным итальянским брендом. Интерактивный интерьер отличается колоритным сочетанием
фирменного стиля Ferrari, арочных окон и материалов
нового поколения, таких как углеродное волокно и
анодированный алюминий. Главным украшением бутика стали четыре гоночных симулятора и полноразмерная реплика гоночного болида Ferrari, разместившиеся на нижнем ярусе магазина.
www.ferrari.com
www.iosaghini.it
архитектура
обзор
Онкологический
центр
Кто: Foster + Partners (офисы по всему миру)
Где: Манчестер, Великобритания
Когда: 2016 год
Известное архитектурное бюро Foster + Partners разработало проект нового онкологического центра Maggie’s
в Манчестере. Здание построят на территории одного из крупнейших европейских центров по изучению
рака Christie. Полупрозрачная крыша, поддерживаемая
легкими деревянными балками, образует мезонин, изза чего постройка внешне напоминает воздушное судно. Комплекс включает различные пространства: от
приватных до общественных. Палитра отделочных материалов построена на сочетании дерева и приятных
на ощупь фактур натуральных тканей.
www.fosterandpartners.com
Киевский HUB
Кто: llilrush (Дмитрий Аллилуев, Сергей Грушин), Украина
Где: Киев, Украина
Сколько: 406 кв. м
Когда: март 2015 года
Основная задача креативного пространства Sчасt’e
HUB – создать место для комфортной работы, отдыха,
общения и самореализации и объединить успешных,
интересных и перспективных людей. Sчасt’e HUB состо18 ит из бизнес-инкубатора Coworking HUB с собственной
продакшн-студией, а также Learning HUB – образовательной части проекта. Creative HUB занимается разнообразными социальными проектами, организовывает
кинопросмотры и литературные клубы. Конференции,
тренинги, мастер-классы, йога и пилатес, бальные танцы, арт-занятия также входят в компетенцию Creative
HUB.
www.schastiehub.com
Дворец бракосочетаний
Кто: kasahara design work, Япония
Где: Ниигата, Япония
Сколько: 161,86 кв. м
Когда: 2014 год
В конце прошлого года японский дизайнер Эрико Касахара завершила работу над свадебной часовней на южном берегу реки Синано в городе Ниигата. Концепция интерьера построена на абстрактной идее, в основе которой
лежит восприятие красоты и наряд невесты. Метафора женственности нашла
свое выражение в белоснежной колористической гамме и чистых линиях. По
задумке автора проекта, пространство должно напоминать прозрачную фату
и быть таким же легким и невесомым. Тонкие металлические трубы под высоким потолком (14,5 м) часовни создают ритмичную решетчатую структуру.
www.kasahara-design.com
Музей
повествовательного
искусства
Кто: MAD Architects, Китай/США
Где: Чикаго, США
В конце 2014 года был объявлен победитель архитектурного конкурса на лучший проект Музея повествовательного искусства (Lucas Museum of Narrative Art) в Чикаго. Им
стала студия из Пекина MAD Architects, предложившая
концепцию исследования взаимоотношений между природой и городской средой. Вдохновленные работами Фрэнка
Ллойда Райта и Миса ван дер Роэ, в своем проекте участники MAD Architects объединили естественную красоту озера
Мичиган и парка, в котором будет располагаться музей, с
мощной индустриальной архитектурой Чикаго. Футуристический дизайн здания способствует реализации миссии музея
– стать культурным и образовательным центром города.
www.i-mad.com
Туристическая
наблюдательная
башня
Кто: Anton Pramstrahler, Alex Niederkofler, Италия
Где: Брунико, Италия
Сколько: 140 кв. м, высота 33 м
Когда: 2015 год
Итальянские архитекторы Антон Прамстралер и Алекс Нидеркофлер планируют построить туристическую наблюдательную
башню в городке Брунико. Так как сооружение будет находиться в лесу, вопрос о выборе основного строительного материала не стоял – им стало дерево. Главная идея проекта заключается в том, что конструкция должна органично вписаться в
окружающий лесной ландшафт. Оригинальная геометрическая
форма структуры основана на принципе «золотого сечения».
Вход для посетителей запланирован в нижней части башни,
откуда можно будет подняться на несколько разных платформ.
На самой вершине находится просторная обзорная площадка.
https://apramstrahler.wordpress.com/
www.niederkofler-pobitzer.it
19
Milan Design Week
подробности
тема
Миланская десятка
Удивительные вещи происходят в мире высокого дизайна.
Профессионалы в своих интервью заговорили о промышленном
перепроизводстве и аморальности консюмеризма. Мудрые фабриканты,
вроде швейцарской компании Vitra, отказываются от выпуска новых
коллекций под каждую крупную выставку. Дизайнеры беспокоятся
о будущем планеты, переполненной вещами. Как бы крамольно это
ни звучало, мы надеемся, что с каждым годом новинок будет все меньше
и выбор предметов для собственного топа станет сложной задачей.
материал подготовила Надежда Шейкина фото предоставлены компаниями-производителями
20
Причем тут звезды?
Бразильские дизайнеры Фернандо и Умберто Кампана имеют узнаваемый почерк. Выделяют одну интересную деталь и возводят ее в абсолют, не боясь переборщить. В результате получаются предметы вроде кресла из сотен мягких игрушек или причудливой
плетеной мебели. Вдохновением для новой коллекции Estrela послужили морские звезды. Впрочем, образ не столь очевиден – некоторые люди видят в ажурном узоре шестеренки часового механизма либо поперечный срез апельсина. Столы, кресла и скамьи
выполнены из окрашенного металла, фигурно порезанного при помощи лазера. Коллекция была выпущена брендом A Lot of Brasil.
www.alotofbrasil.com
21
Радуга, пойманная в стекло
Крупные фабрики, сделавшие ставку на работу с одним ключевым материалом, вынуждены проявлять чудеса изобретательности для того, чтобы находить новые стилистические и технологические приемы. Свежее прочтение материала и неожиданные интерпретации образа часто рождаются в проектах с
привлечением именитого дизайнера. Новая коллекция Shimmer, созданная
Патрисией Уркиолой (Patricia Urquiola) для фабрики Glass Italia, включает
несколько модификаций столов, стеллажи и зеркала. Радужный эффект на
поверхностях достигается благодаря особой технологии полировки. Взгляд с
другого ракурса всякий раз рождает новые цветовые нюансы.
www.glasitalia.com
Архитекторы – модницам
С полной уверенностью 3D-принтинг можно назвать
новым ремеслом, стремительно завоевывающим мир.
Начиналось все с изготовления хрупких и нежизнеспособных прототипов, но технология развивалась, и
сегодня речь идет о перспективе печати донорских органов для людей. Органы на Миланской неделе дизайна не выставляют, а вот архитектурную обувь – случается. Сутью коллекции от обувного бренда United Nude
стало то, что каждая из пяти моделей создана знаменитыми архитекторами Захой Хадид (Zaha Hadid), Беном ван Беркелем (Ben van Berkel), Фернандо Ромеро
(Fernando Romero) либо промышленными дизайнерами
Майклом Янгом (Michael Young) и Россом Лавгроувом
(Ross Lovegrove). Последний, будучи известным апологетом бионических форм, создавал проекты, будто напечатанные на 3D-принтере, еще до того, как подобные технологии стали доступны. Обувь Ilabo, спроектированная
Россом Лавгроувом, вдохновлена анатомией и законами притяжения в космосе. Тираж модели – 50 пар.
www.unitednude.com
22
Свежая карамель
Итальянская компания Edra не каждый год радует своих поклонников
новинками. Тем больше внимания достается каждой модели. Автор
кресла Ella, представленного на Миланском салоне 2015, – дизайнер и художник Джакопо Фоджини (Jacopo Foggini). Его профессиональной фишкой является работа с полупрозрачными синтетическими материалами. Тюльпаноподобное сиденье вручную изготовлено
из поликарбоната. Синий и зеленый цвета художественно замешаны, причем рисунок каждой модели уникален. Застывшие пузырьки
воздуха и следы несовершенства – художественный прием, помогающий дизайнеру сказать о том, что каждая женщина неповторима,
как и каждая карамельная конфета.
www.edra.com
Ползучий фиолет
Создавая диван Glider для итальянской фабрики Moroso, дизайнер Рон Арад
(Ron Arad) решил отказаться от традиционной схемы: сиденье, спинка, подлокотники. Будучи адептом мощных скульптурных форм, он и в этом случае
обошелся минимумом деталей. Конструкция представляет собой цельный
объем с продольной выемкой, формирующей место для сидения. Округлые
края позволяют дивану раскачиваться, а градиент на обивке напоминает
о том, что модные тренды прошлых лет иногда возвращаются.
www.moroso.it
Здоровый аппетит
Итальянский дизайнер Альдо Чибик (Aldo Cibic) разработал для компании Paola C
оптимистичный сервиз Table Joy. Материалы были выбраны в соответствии с последними модными тенденциями: цветное, полупрозрачное стекло комбинируется с металлическими емкостями матовой и полированной отделки. Приземистые и округлые вазы, пиалы, графины и конфетницы похожи на банду
мультипликационных пришельцев из дружественной галактики.
www.paolac.com
23
Повелитель диванов
Дизайнер Матали Крассе (Matali Crasset) из Франции
выступает против массивных диванов, занимающих значительные площади жилых комнат и гостиных. Если так
пойдет и дальше, диваны вытеснят людей. Неужели
мы этого хотим? Модульная конструкция Self-made от
фабрики Campeggi предлагает вариант, когда главным
является человек, а диван покорно под него подстраивается. Упругие мебельные элементы можно располагать в зависимости от нужного количества посадочных
мест. Один модуль – это пуф, а набор из пяти – уже диван. Переносить и собирать их удобно благодаря эластичной ручке сбоку.
www.campeggisrl.it
24
Голкипер во фраке
По мнению бельгийского дизайнера Алена Жиля (Alain
Gilles), настольный футбол всегда был чем-то вроде преступной страсти. Яркий и эстетически нелепый стол для
этой игры нельзя демонстрировать в приличном обществе, его место в гараже или в сомнительном молодежном баре. Но, если разобраться, в азарте и футбольном
кураже нет ничего плохого, проблема лишь в дизайне.
Такова подоплека появления совершенно нового, минималистского и даже солидного стола для настольного футбола. Его можно ставить в общественных пространствах вроде отельных лобби или городских кафе.
Осталось только найти игроков, которые будут вести
себя сдержанно и сражаться с достоинством, как того
требует новый дизайн.
www.alaingilles.com
Обезьяна на задании
Испанский дизайнер Хайме Айон (Jaime Hayon) никогда
не боялся показаться инфантильным. Он изначально
сделал ставку на эту особенность своего творческого подхода. В каждый из проектов дизайнер добавляет
эмоциональную искру. Новая коллекция уличной мебели
Gardenias для бренда BD Barcelona Design помимо продуманной функциональности наделена солнечным настроением. Особняком среди желтых кресел и скамеек
стоит скульптурный стол, выполненный из бетона, в
форме расторопной мартышки с поднятым над головой подносом.
www.bdbarcelona.com
25
Игры с престолом
С кем бы ни сотрудничал нидерландский хулиган Марсель Вандерс (Marcel Wanders), он остается верен себе.
Дерзко экспериментируя в рамках собственного бренда, в сотрудничестве с другими фабриками он предельно
деликатен. Созданная в результате модель не выпадает из стилистики компании, приобретая эффектный
«вандерсовский» акцент. Работы для фабрики Poliform
именно такие. Сотрудничество дизайнера с итальянским брендом длится уже несколько лет. В этом году в
Милане были представлены два новых «королевских»
кресла. Оба трона имеют внушительные размеры. Тот,
что предназначен для короля, дополнен круглым подносом, закрепленным на подлокотнике.
www.poliform.it
В этом году Миланский мебельный салон
особенно пестрил ремейками культовых моделей.
С одной стороны, с их помощью фабрики пытаются
подчеркнуть свой солидный возраст, с другой –
ставка на знаковые предметы может быть
свидетельством кризиса идей.
26
Диван DS-600 от de Sede,
фото с международной садовой выставки
Green’80, Базель (Швейцария)
текст Кристина Тульчинская фото предоставлены фабриками-производителями
истории
тема
Динозавры
возвращаются
О
бвинить молодое поколение дизайнеров в отсутствии новых решений сложно, но и говорить
об их заведомой успешности тоже рано. Так
что в тренде переиздание хорошо знакомых, проверенных рынком, моделей. Возможно, производители
осторожничают, передавая право открытия молодых
дарований друг другу. В любом случае, апелляция к
великим именам грозит меньшими имиджевыми и
экономическими рисками.
Обновление дизайна приурочено, как правило, к юбилею знаковых для своей эпохи вещей. Хотя круглая
дата настигла в 2015 году и некоторых производителей, к примеру, 40-летие празднует автор множества
осветительных хитов бренд Penta. Чтобы эффектно
подчеркнуть свою почти вековую историю, компания
Porro пригласила всех дизайнеров, когда-либо работавших на нее, создать коробочки разного функционала из 16 древесных пород.
Еще одна проявившаяся на выставке тенденция – создание капсульных коллекций в честь мэтров. Так,
финский бренд Artek отметил свое 80-летие специальным изданием тиражом в 80 экземпляров двух редких объектов скандинавского модерниста Алвара Аалто (Alvar Aalto). А ассортимент Kartell пополнился
предметами по мотивам творчества Этторе Соттсасса (Ettore Sottsass). Но все же большинство фабрик
решили ознаменовать свой юбилей перевыпуском
старых коллекций, а не созданием новых.
Ваза и пуфы из серии
A tribute to Memphis от Kartell,
дизайн Ettore Sottsass
Стол Maison Louis Carre,
дизайн Alvar Aalto
для Artek
27
Шкатулка из юбилейной
коллекции Porro, дизайн GamFratesi
Самый длинный диван
В 1970-х диван DS-600 от компании de Sede стал бестселлером. Еще бы! Модули изделия пристегиваются
друг к другу с помощью молнии, при этом из них можно
сформировать композицию любой длины и формы. Такой универсальный мягкий уголок актуален и сегодня,
поэтому фабрика de Sede решила его перевыпустить.
Уникальный внешний вид разрабатывала целая команда дизайнеров – Уэли Бергер (Ueli Berger), Элеонора Педуцци-Рива (Eleonore Peduzzi-Riva), Хайнц Ульрих
(Heinz Ulrich) и Клаус Вогт (Klaus Vogt). Составной модуль имеет унифицированные габариты (74 х 100 см)
и внешне напоминает позвонок, а собранная из таких
модулей композиция – хребет змеи.
В этом году фабрика доработала легендарный дизайн
и предложила дополнить его сиденьями без спинки,
которые предполагается доставлять в «голове» и «хвосте» мягкой «рептилии». Кстати, теперь de Sede претендует попасть в книгу рекордов, ведь теоретически создала
самый длинный диван.
Настольные лампы
Glo от Penta
Диван
DS-600
от de Sede
Легенда с приставкой «эко»
Cassina
28
Walter Knoll
В 1965 году, за год до своей смерти, Ле Корбюзье подписал контракт с фабрикой Cassina на выпуск первых
четырех предметов коллекции I Maestri. С помощью производственных мощностей итальянской компании великий архитектор хотел начать настоящую технологическую
революцию – создание промышленным методом того,
что ранее делалось только в маленьких мастерских.
В частности, фабрика Cassina стала изящно изгибать
стальные хромированные трубки (а не сваривать их под
углом 90 градусов, как это было ранее) и использовать
инновационный наполнитель – полиуретановую пену с
прослойкой из гусиного пера. Так появились узнаваемые по всему миру кресла и шезлонги.
«Настоящая классика не перестает разговаривать с
будущим», – считают нынешние владельцы Cassina и
выпускают обновленную версию культовой мебели с
поправкой на тренд экологической дружественности:
металл покрыли нетоксичным трехвалентным хромом,
а в качестве обивки использовали органическую (колорированную натуральными красителями) кожу и ее
безопасный заменитель.
Мягкой посадки в Берлине
В портфолио немецкого архитектора Майнхарда фон
Геркана (Meinhard von Gerkan) более 20 масштабных
проектов. Однако в предметном дизайне он известен
как автор берлинского кресла – модели, придуманной
для VIP-зала аэропорта Berlin Tegel. В этом году изделию
исполняется 40 лет и, немного «поиграв» с дизайном, немецкий бренд Walter Knoll выпустил его ремейк. Если в
классическом варианте кожаное сиденье было жестким и буквально нанизывалось на хромированные трубки каркаса, то теперь оно просто крепится к спинке и
имеет наполнитель внутри. Модельный ряд Berlin Chair
расширяет кресло с мягкими подлокотниками и оттоманка. Однако все эти изменения не смогли отнять у
изделия статус иконы скандинавского дизайна, а наоборот, подчеркнули его главные черты: чистые линии,
натуральные материалы, практичность и удобство.
Обеспечить необходимым
В начале 60-х годов прошлого века, прежде чем начать
работу над проектом 618, архитектор Карло Скарпа
(Carlo Scarpa) решил заглянуть в старинные словари и
узнать, как они трактуют слово «мебель». Оказалось, что
когда-то предметы обстановки выполняли лишь одну
миссию – обеспечивали необходимым. Отталкиваясь
от этого определения, итальянский архитектор и создал
новое творение – простой функциональный стул. Его конструкция буквально кричит о подчеркнутой практичности,
утилитарности предмета. Все как в известной детской
пьесе: «Вот это стул – на нем сидят». Компания Meritalia,
перезапустившая модель, лишь дополнила мебельный
образец 1964 года тремя новыми отделками древесины.
Meritalia
Bitossi
Ceramiche
Новинка из архива
MDF
Italia
Компания Bitossi Ceramiche была основана в очень
далеком 1871 году, но официально попала в Итальянский реестр исторических предприятий лишь недавно.
Чтобы как-то отметить столь знаменательное событие,
дизайнеры извлекли из архивов керамической мануфактуры потрясающую находку родом из 1970-х.
Коллекция Accessori была разработана Альдо Лонди
(Aldo Londi) в характерном для мастера примитивистском
стиле. После редакции коллегами из 21-го века вазы
обрели урбанистичный и даже несколько индустриальный характер. Их производят вручную из разных сортов
красной глины и частично покрывают ангобом (краской
на основе жидкой глины). Необлагороженные, поцарапанные наружные стенки изделий отсылают к фирменному почерку Лонди. Коллекция выпущена ограниченным тиражом – по 99 образцов каждой вазы.
Карбон и его тени
Свой скромный юбилей – 10 лет – празднует книжный
стеллаж Random от MDF Italia. Специально к Salone del
Mobile фабрика выпустила лимитированную серию (всего 100 копий) аналогов именинника, выполненных из
карбона. Этот материал пришел в дизайн из авиационной промышленности и отличается повышенной
износоустойчивостью. Однако мебельный производитель выбрал карбон не только из-за его практичности
– особая структура углепластика позволяет получить
крепкую конструкцию при минимальной толщине деталей. Благодаря этому стеллаж становится буквально
тенью на стене.
29
Кто в сад?
В 1935 году в каталоге Thonet появилась модель
B 33 g – садовый стул, спроектированный нидерландским архитектором Мартом Стамом (Mart Stam).
Спустя 80 лет культовый бренд решил перевыпустить образец времен Баухауса, присвоив ему новый артикул S 40.
Правда, на этот раз изделию придется выполнять не совсем привычную роль – быть украшением вечеринок на
открытом воздухе и семейных пиршеств на террасе.
Вогнутые планки сидения стула изготовлены из ироко.
Это африканская порода дерева, отличающаяся высокой плотностью и устойчивостью к атмосферным осадкам, она похожа на тик и имеет гладкую поверхность. Для
защиты от внешних воздействий деревянные детали покрыты маслом, а металлические отполированы.
Thonet
Thonet
2
4
3
5
Материал подготовила Надежда Шейкина фото предоставлены компаниями-производителями
галерея
тема
Возможно, все дело в юбилее художественного
направления «супрематизм». Сто лет, шутка ли?
Будучи людьми культурными и художественно
образованными, дизайнеры предметно вспомнили
великих художников, ценивших геометрические
фигуры и чистые цвета. Кто-то создал в их честь
треугольный диван, а кто-то сделал характерную
инкрустацию на фасаде шкафа.
1
30
Геометрия
в интерьере
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Полки Randomissimo от MDF Italia
Мебель Mate by Bulo, дизайн Bram Boo
Кресло 808 от Thonet
Мебель Faresta, дизайн Sakura Adachi для Campeggi
Диван Stealth, дизайн Alessandro Gedda для Just One Piece
Полки Libreria от Cantori
Шкаф Arlequin-2, дизайн Ferruccio Laviani для Emmemobili
Кофейный стол Laurel, дизайн Luca Nichetto
для De La Espada
6
7
31
8
галерея
тема
1
Цветок или клетка
32
Люди по-прежнему нуждаются в уюте. Декоративные акценты в
мебельных и текстильных коллекциях нынешнего года свидетельствуют
об этом лучше любых социальных исследований. Орнамент и оборка
в этой ситуации особенно важны. Актуальны едва заметные, будто
проступающие из-под толщи цвета, узоры. Не сдают позиций и нежные
цветочные мотивы, клетка в духе поп-арта, а также пиксели.
2
3
4
6
7
33
5
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
8
Текстиль Zigzag Flowers
от Missoni Home
Пуф Poppies от Missoni Home
Диван Alberto от Creazioni
Комод Rustica от Emmemobili
Кресло Lola от Creazioni
Настенные крючки Jellies,
дизайн Patricia Urquiola для Kartell
Часы Pattern, дизайн
Gianluca Minchillo для Progetti
Статуетка Kiva bull, дизайн
Karim Rashid для Bitossi Ceramiche
галерея
тема
Тонко подмечено
Графичные, будто нарисованные в пространстве,
предметы одновременно выразительны и легки.
Промышленные дизайнеры осознают силу тонкой
линии не хуже своих коллег, оформляющих книги
и журналы.
1
34
2
4
3
35
5
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
6
7
8
Кресла Uncino, дизайн Ronan & Erwan Bouroullec
для Mattiazzi
Столы Cajal, дизайн Gunilla Allard от Lammhults
Стол с интегрированным светом Teatime от JAB Anstoetz
Часы Moontime, дизайн Bellavista & Piccini для Progetti
Шкаф Prism, дизайн Tokujin Yoshioka для Glas Italia
Кресло Collect, дизайн Ullrich Boehme для Thonet
Стол Calma, дизайн Ari Kanerva для Meritalia
Комод Bill от Karl Andersson
галерея
тема
1
2
36
Еще вина!
3
Авторитет в мире цвета и красок, американская компания Pantone,
назначила винный оттенок «марсала» самым модным в 2015 году.
Производители мебели и декора отнеслись к прогнозу серьезно. Так,
насыщенные винные обивки появились даже в коллекциях мягкой
мебели от некоторых фабрик, не выпускавших до сих пор ничего,
выходящего за рамки бежево-шоколадной гаммы.
4
5
6
37
8
7
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Ваза Bombo от Paola C
Модульный диван Freud, дизайн Mario Bellini для Meritalia
Стол Virgo, дизайн Mauro Lipparini для MisuraEmme
Бокалы Jellies, дизайн Patricia Urquiola для Kartell
Диваны от Montbel
Посуда Garden of Simple, дизайн Alessandro Michele для Richard Ginori
Кресло Vivien, дизайн Luca Nichetto для De La Espada
Диван Zeus, дизайн Antonio Citterio для Flexform
галерея
тема
1
Блестящая деталь
Медные и латунные элементы в этом году –
ходовой товар. Буржуазно потускневшее серебро
и нескромный золотой блеск тоже весьма
востребованы. Их присутствие делает вещь
самодостаточной и придает ей вес.
38
3
2
5
4
39
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Комод Principe Galeotto, дизайн Lapo Ciatti
для Opinion Ciatti
Кресло Pelle&Ossa, дизайн Lapo Ciatti для Opinion Ciatti
Статуэтка Lapo CRA 23, дизайн Cedric Ragot,
для Bitossi Ceramiche
Кресло Zero, дизайн David Adjaye для Moroso
Свет Twist Lamp, дизайн Alistair Law для Seletti
Настольная лампа Pom Pom, дизайн Matteo Cibic для Calligaris
Свет Amp Bulb от Normann Copenhagen
Часы Sheikh, дизайн Antonio Farina для Progetti
Вазы Tavolino Haik, дизайн Emilio Nanni для Pianca
7
6
8
9
галерея
тема
Расставляем сети
Ажурные конструкции и техника макраме снова
в моде. Во-первых, это изящно, а во-вторых,
художественные переплетения отбрасывают
красивые тени. Невесомый декор, возникающий
таким образом на стенах, одухотворяет интерьер,
наполняя его новым смыслом. Линии и пустоты,
образующие узор, – мощный инструмент
в руках дизайнера.
1
3
40
2
4
5
6
41
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Стул Stampa, дизайн
Ronan & Erwan Bouroullec для Kettal
Торшер Kabuki, дизайн
Ferruccio Laviani для Kartell
Стол Nizza от Diesel Living with Moroso
Кресло Kobi, дизайн Patrick Norguet
для Alias
Вешалка Raise, дизайн Andres Nilson
для Karl Andersson & Soener
Стеллаж Gabbia, дизайн Lapo Ciatti
для Opinion Ciatti
Кресло Gardenias Indoo, дизайн
Jaime Hayon для BD Barcelona Design
Ковер Silai, дизайн Charlotte Lancelot для
Gan rugs
7
8
галерея
тема
1
2
Скандинавский след
42
Началось все с того, что в мебели итальянских и немецких
производителей появилось больше деталей светлого дерева,
углы скруглились, популярными стали светлые предметы
с яркой деталью. Мягкие, «вылинявшие» оттенки принесли
в наши дома уют. Фавориты этого года – бирюзовый
и мятный. Сегодня скандинавская эстетика отчетливо
проступает в коллекциях многих фабрик, чья география
лежит в южных широтах.
3
5
4
6
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Ковер от Danskina
Диван 2002, дизайн
Christian Werner для Thonet
Скамья Honken, дизайн
Thomas Bernstrand для Bla Station
Органайзер Paulownia,
дизайн Le Corbusier для Cassina
Стул Jam от Calligaris
Настольная лампа Cap
от Normann Copenhagen
Кресло и оттоманка 580
от Rolf Benz
Кресло 860, дизайн
Lydia Brodde для Thonet
Стол от Normann Copenhagen
7
43
9
8
Сложно оправдывать надежды семьи
и окружающих, когда планка поднимается
все выше с каждым новым поколением. Но
Луке Никетто это удается, причем на данный
момент план перевыполнен, а творческий путь
дизайнера еще даже не достиг середины.
Столики BonBon
для Verreum, 2015
44
Luca Nichetto
дизайнер, Италия
Лука Никетто родился в венецианском
Мурано в 1976 году, и то, что он будет
дизайнером после окончания Института
архитектуры Венеции (IUAV), для него было
само собой разумеющимся. Как и то, что
его любимыми материалами станут стекло и керамика, ведь его дед был муранским стеклодувом. Поработав с Salviatti,
а потом с Foscarini, в 2006-м он открыл
собственное бюро Nichetto & Partners и
с тех пор сохраняет статус одного из самых успешных дизайнеров, приближающихся к своему сорокалетию. Что подтверждают Gran Design Award, IF Product
Design Award, звание дизайнера года от
Elle Decoration (несколько раз), а главное – высокий уровень его проектов.
www.nichettostudio.com
Светильник Plass для Foscarini, 2011–2015
Стол Harold
для De La Espada, 2015
Светильник Kurage для Foscarini, 2015.
Дизайн совместно с nendo
Фрагмент инсталляции Workplace Wellness
для Kinnarps, 2015
текст Владислава Буркат фото предоставлены дизайнером
имена
тема
Радоваться жизни
В
Эскиз
светильника
Kurage для
Foscarini
Светильники Pomi
для Zero, 2015
Кресла
Ladle Family
для Arflex,
2014
Диван Papoose для Arflex, 2015
дизайне Луки Никетто часто присутствует веселая ироничность, в противовес сдержанной лаконичности проектов его хорошего друга Оки
Сато. Эта его черта проявилась и на Миланской неделе дизайна в 2015 году, где изделия от Nichetto Studio
можно было увидеть в разных экспозициях в рамках
Fuorisalone и Salone del Mobile.
Видимая разница в почерке позволяет вышеупомянутым дизайнерам, периодически кооперируясь, создавать оригинальные совместные проекты, пример
тому – настольная лампа Kurage для Foscarini. Вдохновленная японской стихотворной формой «танка»,
напоминающая одновременно медузу и мороженное
на палочке, она распространяет мягкий приятный
свет, преображающий пространство вокруг.
Ни одна экспозиция Луки Никетто не обходится без
предметов из стекла или керамики. В этом году кроме
светильников для Foscarini дизайнер разработал забавные столики BonBon (с франц. – конфета) из серебряного стекла для чешского бренда Verreum. Среди
международных коллабораций стоит также отметить
проект для шведской компании Zero – коллекцию
подвесных ламп-фруктов Pomi из алюминия, латуни
и меди.
Что касается родных итальянских компаний, то среди
партнеров Nichetto Studio появились новые, а также
укрепились уже налаженные связи. Например, премьерными стали проекты для компании Arflex – кресло
Ladle и диван Papoose. Кресло гибкое и многоликое,
так как имеет единую структуру сиденья, но разные
формы спинки, подлокотников и ножек. Идея комбинаций заложена и в модульную систему дивана, что
позволяет формировать дизайн предмета самостоятельно. Пилотной стала кровать для Molteni & C, в которой ножки перестали скрываться и превратились
чуть ли не в ключевой элемент концепции.
45
Проектирование и курирование всевозможных инсталляций – один из коньков дизайнера. В этот раз
под кураторством Луки состоялась визуализация доклада о трендах в организации рабочего места компании Kinnarps, специализирующейся на решениях для
офисных интерьеров. В пространстве площадью около
300 кв. м дизайнер показал, каким должно быть рабочее место будущего, где «сотрудник работает лучше,
потому что здоров и счастлив». Подобная жизнерадостность сопровождает Луку Никетто и его проекты
постоянно, а что самое главное – он щедро ее культивирует и делится с каждым, кто соприкасается с его
дизайном.
30 человек, три 3D-принтера, 24 часа мозговой
деятельности нон-стоп и в результате около
100 реализованных проектов за последний год
и регалии одного из самых успешных дизайнбюро, появившихся за последнее десятилетие.
Единственное, что отвечает на это Оки Сато:
«Понятия не имею, как мы это делаем!»
Выставка Nendo Works 2014–2015, Милан.
Фото Takumi Ota & Joakim Blockstrom
Oki Sato
дизайнер, Япония
В 25 лет японец канадского происхо46 ждения Оки Сато получил магистра архитектуры в одном из самых престижных
частных университетов Японии «Васэда»
и основал в Токио бюро под названием
nendo. Спустя три года, в 2005-м, у компании появился миланский филиал, а в
2012 году – сингапурский, а его основатель за это время успел получить около
десятка международных и местных наград. Среди них японская Good Design
Aw ard , не ме ц ка я re d d o t , i F D e si g n
Award, награда журнала Wallpaper Best
Domestic Design и титул дизайнера года
от Elle Decor и Maison & Objet. И как можно было убедиться на Миланской неделе
дизайна 2015, это вовсе не предел.
www.nendo.jp
Коллекция Seven Doors для Abe Kogyo.
Фото Akihiro Yoshida
Сумка Architect Bag (подходит
для листов формата А3 и А4)
для Tod’s. Фото Akihiro Yoshida
Стол Pair для Glas Italia.
Фото Kenichi Sonehara
текст Владислава Буркат фото предоставлены дизайнером
имена
тема
Человек-волчок
С
ейчас Оки Сато 37, и когда его спрашивают,
каким образом он добился такой продуктивности, дизайнер пожимает плечами: «Просто я не
могу работать над одним или двумя проектами, ведь
тогда у меня будет всего 1-2 идеи, а если их будет около 400, то и идей будет столько же. Мой мозг, как волчок – чем быстрее он крутится, тем стабильнее вращение!». Необходимо отметить, что скорость работы
не влияет на качество продукции, в чем можно было
убедиться на персональной выставке nendo в галерее
Museo della Permanente в рамках Миланской недели
дизайна, а также на стендах производителей, с которыми сотрудничал Сато, на Salone del Mobile. Только
в 2015 году их было 19, и среди представленных на
выставке – продукты для Moroso, Glas Italia, Alias,
Cappellini и других не менее известных брендов.
На первом этаже ретроспективной выставки в Милане разместились девять коллекций, выполненных
из листового стекла для Glas Italia. «Это было так
увлекательно: режь и склеивай, как бумагу», – комментирует дизайнер. – «Все благодаря разнообразию
методов работы со стеклом, которые в Glas Italia продемонстрировали нам в течение трех лет нашего сотрудничества». Большую часть составили столы: в форме
кубов с радужными гранями и с необычными двойными, модульными или массивными поверхностями.
Все они отличаются игрой геометрических форм, которая продолжается в коллекции «раздваивающейся» мебели из затемненного и прозрачного стекла и других предметах. Нельзя не упомянуть о подарке nendo
на 70-летие компании Abe Kogyo, производителя
дверей. Он состоит из семи моделей, среди которых
угловая дверь, «магнетическая дверь», а также проход «два в одном» для больших и маленьких.
Кроме большого количества проектов в рамках Не- 47
дели дизайна, команда nendo участвовала в создании
японского павильона для Milan Expo 2015, открывшегося в мае. Здесь коллеги Оки Сато представили
коллекцию посуды из 16 предметов, разработанную
совместно с ремесленниками-керамистами. Ею оснастили длинный наклонный стол со стульями на 24
места, который выполнен под таким углом, чтобы посуда не двигалась.
«В начале деятельности я мечтал увидеть свои работы
в Милане, и тогда я принял решение, что архитектурой займусь позже». Очевидно, что миссия выполнена, и вектор nendo меняется. Теперь остается только
ждать свершений Оки Сато в роли архитектора.
Ширма Fragment для Glas Italia.
Фото Kenichi Sonehara
Стеллаж Corner для Moroso.
Фото Akihiro Yoshida
Флакон Fandango Be Open.
Фото Kenichi Sonehara
Кресло из коллекции Tokyo Tribal
для industry+. Фото Akihiro Yoshida
Стол Window для Glas Italia.
Фото Kenichi Sonehara
Бельгийца Мартена Де Целера в дизайне всегда
привлекали две возможности: посредством
предметов рассказывать всевозможные истории
и экспериментировать с материалами. Первое
наполняет объекты смыслом, а второе
превращает Де Целера в человека,
создающего дизайн будущего.
Настенный светильник Grid
Кресло Mutation
48
Настенный светильник Grid
Maarten De Ceulaer
жизайнер, Бельгия
Начал Мартен десять лет назад, когда в
2005 году окончил Sint-Lukas Hogeschool
в Брюсселе. Поучившись затем еще пару
лет в знаменитой Эйндховенской академии дизайна, он создал свою первую
успешную серию «Стопка чемоданов».
С помощью мебели, выглядящей буквально как стопка чемоданов, дизайнер рассказал о своей любви к путешествиям.
Ему и его работам и правда приходится
много перемещаться по миру: последние
шесть лет проекты бельгийца регулярно
участвуют в главных международных дизайнерских выставках – от миланской
Salone del Mobile, парижской Maison &
Objet до Design Miami/.
www.maartendeceulaer.com
Кресло и пуф Mutation
текст Юлия Куприна фото предоставлены www.maartendeceulaer.com
имена
тема
История
в экспериментах
П
Ширма Woof and Warp для Moroso
осле первого успеха Мартен активно взялся экспериментировать. К примеру, в серии «Трансформации», созданной для марки Fendi, он использовал кожу и дерево. Кожу, потому что именно
этот материал является ключевым для Fendi, а дерево, потому что это базовая фактура. По словам дизайнера, он не хотел придумывать диван или кресло,
скорее систему с теми же функциями. Система работает просто: чтобы получить софу или стул с мягким
сиденьем, нужно взять кожаные полоски и прибить
их гвоздями к любой деревянной поверхности.
Эксперименты с деревом бельгиец продолжил в проекте Grid. С помощью специальной технологической
обработки Мартен сделал деревянные доски гибкими
и превратил их в волнистые панели. Вмонтированные светодиодные лампочки довершают футуристический вид деревянного светильника.
Дизайном будущего стала серия «Мутации». Диваны, кресла и стулья созданы из шаров разной формы.
Каждый выполнен из специального упругого материала с бархатным напылением. Шары дизайнер складывает в не воспроизводимом потом порядке – так
мебель могла бы выглядеть, если бы она росла, как
живой организм, а шары были бы огромными, способными размножаться делением, клетками. Не исключено, что в будущем мебель именно так и будет
производиться, а дизайнеру Мартену Де Целеру достанется роль писателя-фантаста, предвосхитившего
будущие изобретения.
Кресло и стул из серии «Мутации» запущены в производство именитой итальянской фабрикой Cappellini.
Результаты этой коллаборации можно было увидеть
в этом году на Salone del Mobile в Милане.
Еще одно произведение Мартена – ширму Woof and
Warp – представила в своей новой коллекции фабрика Moroso. Дизайнер как будто оглянулся в про- 49
шлое – и в своем творчестве, то есть в геометрических
линиях в духе Баухауса, и в концепции модели. Название ширмы, по замыслу автора, имитирует звук,
который издает нить, когда на ткацком станке превращается в полотно.
Кресло и пуф Mutation для Cappellini Next
Светильник Nomad
Мягкие панели Transformations,
разработанные для стенда
компании Fendi на выставке
Design Miami/ 2012
мнения
тема
Часы Crystal Palace,
дизайн Alessandro Mendini для Kartell
Иконописец
Мы знакомы с Kartell более 30 лет и наконец решили
сделать совместный проект. Я нарисовал несколько эскизов, и мы вместе выбрали из них два для новой
коллекции Kartell: сначала табурет Roy, а чуть позже настенные часы, получившие название Crystal Palace. Табурет Roy представляет собой микс этнических мотивов и
орнамента в память о Рое Лихтенштейне. Было не так-то
просто спроектировать эту модель, потому что форма,
намекающая на традиционный китайский стул, достаточно своеобразная. Сегодня я впервые вижу Roy не
в виде прототипа, так как был в Корее и только вчера
вернулся в Милан, а завтра улетаю в Париж, где готовится моя большая выставка в Музее д’Орсэ. Мне нравится Kartell и в своем прежнем обличье, и в нынешнем.
То, что производится сейчас под маркой Kartell, выгля50 дит очень свежо. Появились светильники и множество
различных предметов, которых не было прежде. Изменился стиль, стал еще более уникальным, а благодаря
новым технологиям улучшилось качество.
Табурет Roy,
дизайн Alessandro Mendini для Kartell
Alessandro Mendini,
дизайнер, архитектор
Сегодня люди редко организуются в группы и координируют свою работу друг с другом, каждый сам по себе,
часто изолирован от других. Это то, что меня сейчас волнует и что кажется мне тревожным сигналом. За свою
жизнь я привык работать в коллективе, создавать
творческие группы (например, «Алхимию», «Мемфис»),
и вся история дизайна творилась такими группами. Нынешняя молодежь не способна работать в коллективе – это драма нашего времени. Одиночество не может быть основой или новым стилем жизни. Этот путь
в никуда, он ведет к трагедии. Но, несмотря на это, я
считаю себя оптимистом.
Как редактор редактору
В сфере бумажных изданий наблюдается кризис. Когдато журналы не только повествовали о новых идеях в
культуре, но и сами были культурным явлением. Сегодня, когда нет какой-то одной основополагающей идеи,
миссия журнала о дизайне может заключаться в том,
чтобы он был хорошим каталогом с красивыми фотографиями и точной информацией. Я читаю все издания и
очень часто не вижу между ними разницы, один ничем
не отличается от другого. Сегодня я бы не смог руководить журналом, я бы не знал, что мне делать. Я был
главным редактором Domus тридцать лет назад, затем недавно меня пригласили снова на год, и я выпустил 11 номеров. Для меня это был очень волнующий
и в чем-то сумасшедший опыт. Я не очень серьезный
человек, но и не достаточно сумасшедший, чтобы в
нынешних условиях руководить печатным изданием. Я
люблю журналы, и мне очень нравится обложка вашего
апрельского номера (улыбается. – Прим. ред.).
материал подготовила Катерина Ошемкова фото предоставлены компаниями-производителями
Мысли о настоящем
Стул Papilio Shell, дизайн Naoto Fukasawa для B&B Italia
Пополнение в семье
Стул Papilio Shell,
дизайн Naoto Fukasawa для B&B Italia
Naoto Fukasawa,
дизайнер
Стул Papilio Shell,
дизайн Naoto Fukasawa
для B&B Italia
Модель Papilio пользуется большим успехом. С тех пор,
как мы сначала выпустили Grand Papilio, а затем и
Piccolo Papilio, она превратилась в одну из икон бренда
B&B Italia. Поэтому два года назад мы решили расширить семью Papilio. Я хотел сохранить форму сидения,
но при этом отойти от общей монолитности, так чтобы
стул можно было использовать для разных целей и
ситуаций – и в домашних условиях, и для контрактных
проектов, и для офисных. На разработку ушло два с половиной года. Papilio Shell относится к типу shell chair,
то есть стульев, у которых спинка и сидение представляют собой единое целое. Таких моделей существует немало, и наша задача состояла в том, чтобы найти узна- 51
ваемый образ, который бы ассоциировался с брендом.
Для меня создание уникального стула, отличающегося
высоким качеством, обладающего чертами иконы дизайна, стало своеобразным вызовом.
Я давно сотрудничаю с этой компанией и могу сказать,
что сегодня ее уровень стал еще выше, чем раньше. Для
Италии это нечастое явление – даже топовые бренды
очень нестабильны, чего не скажешь о B&B Italia. В экономике сегодня сложная ситуация, но компании удается держать высокую планку даже в таких непростых
условиях. Антонио Читтерио и Патрисия Уркиола делают
проекты для контрактного сектора и это очень важно для
успеха компании. Ведь они не только создают мебель,
но и дизайн пространства, то есть формируют интерьер,
транслирующий стиль жизни от B&B Italia.
Секретные планы
В моем собственном доме есть мебель B&B Italia. Это,
конечно, кресло Grand Papilio, но также диван Charles.
Диван занимает много места, поэтому дизайн своего
интерьера я начал, отталкиваясь от него. Обычно я не
занимаюсь дизайном пространства. На сегодняшний
день мои интерьерные проекты – это мой дом и офис,
но мне бы хотелось в будущем поработать в этом направлении и сделать дизайн интерьера какого-нибудь
частного дома, используя объекты, которые я спроектировал раньше. У меня нет пока конкретного предложения, но свои желания надо проговаривать, только так появится возможность для их реализации. Я в
это верю. Этот проект может реализоваться где угодно: в Европе, в Японии, где я живу, а может и в Китае. Качество проектов в Азии сейчас очень высокое,
и мне бы хотелось попробовать свои силы в Китае. Я
видел много современных отелей в Пекине и Шанхае,
было бы интересно и самому реализовать такой проект. Интерьер отеля – непростая задача, кардинально
отличающаяся от создания частного интерьера, поэтому мне это интересно.
мнения
тема
Глобальные вопросы
Eames Demetrios,
директор Eames Office
материал подготовила Катерина Ошемкова
Компания Vitra всегда ищет новые идеи и обращается
к нам за переосмыслением наследия Чарльза и Рэй
Имзов. Мне нравится мысль о том, что эстетика может
52 быть частью функции, которую пропагандирует Vitra.
Посмотрите на экспозицию Vitra сегодня, и вы увидите
разные цвета и оттенки, созвучные духу времени. Так
происходит трансформация уже знакомых объектов и
приобретение ими нового облика наряду с теми изменениями, которые были предприняты в нынешнем году:
мы изменили параметры Eames Plastic Chair и привели их в соответствие с анатомическими пропорциями
современного человека, который стал намного выше
своих предшественников.
Почему важно сохранять наследие Имзов сегодня? Причин несколько. Основная кроется в их философии, она
настолько прекрасна, что хотелось бы транслировать
ее и впредь. Приведу один пример. Имзы считали,
что роль дизайнера – в предвосхищении желаний и
нужд человека и создании того, что ему понадобится
в скором будущем. Это прекрасная в своей простоте
и гениальности идея, которую можно использовать для
создания стула, ресторана, журнала и вообще любого
бизнес-проекта. Именно такими идеями, у которых
нет срока давности, мы бы хотели делиться с людьми.
Так сложилось, что мебель, созданная Чарльзом и Рэй
Имзами, стала наиболее известным воплощеием их
философии. Когда вы сидите на стуле, то являетесь их
гостями, даже сегодня, когда дизайнеров уже нет в
живых. Поэтому Vitra хочет, чтобы все малейшие изменения, которые предпринимаются по отношению
к их работам, были согласованы с семьей дизайнеров, а значит с Eames Office (Имз Деметриос является
не только его директором, но и внуком Чарльза Имза
от первого брака. – Прим. ред.). Мы руководствуемся своим представлением о том, что допустимо, а что
нет по отношению к наследию Имзов, и чувствуем всю
полноту ответственности за принимаемые решения.
Но речь идет о предметах мебели, а не искусства, о
том, что используется в быту каждый день. Наша забота – контролировать высокий уровень изготовления,
чтобы он оставался неизменным. Чтобы мебель, сделанная по дизайну Чарльза и Рэй Имзов вчера, сегодня и завтра была одинаково высокого качества.
Группа Eames Plastic Chair (1950)
в новой палитре и с новой высотой,
дизайн Charles & Ray Eames
Иконы дизайна – в чем секрет?
Что делает мебель иконой дизайна? Хороший вопрос.
Мы имеем дело с течением времени, с теми чувствами, которые люди испытывают по отношению к предмету. Некоторые стулья, например Lounge Chair, очень
быстро приобретают статус иконы. Какие-то предметы
прекрасны, но не становятся иконами дизайна. Причина, по которой мебель Чарльза и Рэй обрела этот статус,
наверное, в том, что, как говорила Рэй, «если стул хорошо выглядит и хорошо работает вначале, то со временем он может не так хорошо выглядеть, но продолжать хорошо работать». Еще один важный аспект – речь
не должна идти лишь о работе над стилем, но о решении
определенных задач с помощью дизайна. Посмотрите
на мебель, представленную на Salone del Mobile. В
большинстве своем она является результатом стилистических упражнений. Вы знаете знаменитый Eames
Plastic Chair? А дом Имзов? Что меня всегда удивляло, что и стул, и дом были спроектированы в 1948 году и
стилистически они абсолютно разные. Дом в стилистике
конца 40-х, а стул очень чувственный по форме, но вме- 53
сте они смотрятся и сосуществуют друг с другом гармонично. То есть я хочу сказать, что Чарльз и Рэй всегда
фокусировались на решении той или иной задачи, и в
этом залог вневременного характера их дизайна.
Чем заняться дизайнеру?
Миланская выставка демонстрирует огромный талант
людей, которые занимаются дизайном. Было бы здорово, чтобы хотя бы часть этих талантливых людей направили свои усилия на решение глобальных проблем
и задач, таких как устойчивое развитие, опреснение
воды и другие важные темы, которые затрагивают
каждого человека, живущего на планете. Взять,
к примеру, «серую воду». Вы знаете, что это такое?
Вторичное использование воды для бытовых нужд.
Требуется не так много усилий, чтобы сделать потребление более эффективным и экономным. Это ли не
задача для дизайнера? Вы принесете пользу людям,
планете и станете знаменитым, если займетесь проблемами, подобными этой.
Другой серьезный вопрос, на который стоило бы обратить внимание, – это тот факт, что общество в большинстве своем не имеет представления о том, как изготавливаются предметы, которыми все пользуются изо
дня в день. Пятьдесят лет назад люди в Лос-Анджелесе,
Киеве, Йоханнесбурге, во всех концах света, работали
руками. Сегодня таких примеров единицы. Почему я
считаю это важным? Потому что, если взять, к примеру, Eames Aluminum Chair, то спроектировать его можно,
только имея точное представление о том, как он будет
изготовлен. Среди молодых дизайнеров есть те, кто
пытается вернуться к «деланию» посредством новых
технологий – 3D-печати, но большинство по-прежнему
остаются оторванными от мира производства. И это
еще один важный аспект нашей жизни, над которым
следует задуматься дизайну.
мнения
тема
Кровать Royale,
дизайн Leonardo Dainelli
для Philipp Selva
Новый образ
Журнальный стол Elwood,
дизайн Leonardo Dainelli
для Philipp Selva
54
Марция и Леонардо Дайнелли
Dainelli Design Studio
Кресло St. Germain,
дизайн Leonardo Dainelli
для Philipp Selva
материал подготовила Надежда Шейкина фото предоставлены компаниями производителями
Наше сотрудничество c фабрикой Selva началось около шести лет назад. Уже тогда, в ходе предварительных
переговоров, стало понятно, что компания готова к
переменам, ей нужен был новый образ и новый посыл.
Концепт, предложенный нами, достаточно инновационный. Мы помогли сформировать свежий и современный образ бренда Philipp Selva. Получается, мы встретили друг друга в нужный момент.
Важно отметить, что ни одну нашу идею в компании не
отвергли. Здесь работают профессионалы, они не используют слово «невозможно». Говорят: «давайте попробуем». И мы начинаем пробовать день за днем.
В разработке первой совместной коллекции Indigo мы
начали не с предметов, а c настроения, сфокусировались на стиле жизни, который хотим создать.
Марция – архитектор по профессии. Это дает нашей студии очень многое. Дело в том, что мы не рассматриваем
каждый предмет в отдельности, мы мыслим категориями пространства, которое будет наполнено этими вещами, работаем над тем, чтобы сделать его цельным.
Над каждым проектом мы трудимся вместе. Утро в студии
начинается с совещания с коллегами по текущим проектам. Мы параллельно ведем несколько архитектурных
заказов, а также создаем мебель. Что-то занимает
больше времени, что-то меньше. Мебель появляется
быстрее, чем строятся дома. Некоторые идеи приходят
Леонардо ночью – он просыпается, чтобы зарисовать
их, ухватить мысль, перенеся ее на лист бумаги.
Модели, представленные в Милане в этом году, – диваны, кресла, столы и зеркальный декор для стен – выходят за рамки понятия коллекции. Суть подхода в том, что
в одной комнате гармонично соседствуют как традиционные предметы, выпущенные брендом Selva ранее,
так и наши новые модели. Сочетать их можно, например,
благодаря цвету отделки.
Зеркало Louvre,
дизайн Leonardo Dainelli
для Philipp Selva
Коллекция Vogue,
дизайн Andrea Bonini для Turri
Andrea Turri,
президент компании Turri
Фэшн-настроение
материал подготовила Катерина Ошемкова
фото предоставлены компаниями производителями
Мы представляем две новые коллекции – современную
и классическую. Современную спроектировал архитектор Андреа Бонини (Andrea Bonini), с которым мы сотрудничали впервые. Эта коллекция под названием Vogue
очень свежая, с еще более чистыми линиями, чем прежде, и с фэшн-настроением, отличающим продукцию нашей фабрики. Свою мебель мы всегда представляем в
трех основных цветах – бежевом, коричневом и белом,
и новая коллекция не стала исключением. Классическая
линия получила абсолютно новый образ, который мы
назвали «эклектичная фэшн-классика» – что-то уникальное, формулирующее другую идею классики, которой не
было раньше. Ее характерными чертами являются лакированные поверхности, металл и мрамор.
55
В прошлом году мы решили попробовать поработать с
новым архитектором, я просмотрел много кандидатур.
Самым главным критерием при отборе служило понимание претендентом философии Turri. Признаюсь честно,
найти нужного человека оказалось не так-то просто. В
результате мы встретили Андреа Бонини, архитектора,
который соответствовал всем нашим требованиям. Он
молод, и это значит, что он привнес в нашу компанию
что-то свежее, новые идеи, более современный образ.
Микс, соединивший персональный почерк Бонини и
стиль Turri, получился, на мой взгляд, очень удачным.
Я немного волновался за результат, так как для компании это определенные перемены и, как со всякиКоллекция Vogue,
дизайн Andrea Bonini для Turri
Коллекция Vogue,
дизайн Andrea Bonini для Turri
ми переменами, сложно было предсказать успех заранее. Сегодня, когда прошло уже три дня выставки, за
которые мы успели встретиться со многими клиентами
из Китая, Индии, России и Украины, я уверен, что мы на
правильном пути. Мы получили позитивный отклик от
всех, и это значит, что выбор был сделан правильно.
мнения
тема
Стол Mizar,
дизайн Roberto Lazzeroni для Giorgetti
Именно к таким взаимоотношениям с покупателем
мы стремимся. Мебель Giorgetti вне времени. Это не
платье и не туфли, которые меняют каждый сезон и у
которых короткий срок жизни. Мебель остается с нами
надолго и служит не одному поколению. Мы никогда
не следуем веяниям моды, это совершенно не соответствует нашей философии. Возможно, именно в этом и
кроется причина нашего успеха.
Чтобы держать высокую планку, надо постоянно много
работать. Ты просыпаешься рано утром и не знаешь,
когда закончится твой рабочий день. Нельзя останавливаться на достигнутом, надо быть постоянно в движении, много путешествовать по всему миру. Работа –
это и есть жизнь и любовь. Сегодня работа стала моим
наркотиком, я не могу без нее жить.
Вне моды,
вне времени
Roberta Giorgetti,
директор по продажам
и маркетингу компании Giorgetti
Кресло Norah,
дизайн m2atelier для Giorgetti
Кресло Tilt, дизайн m2atelier для Giorgetti
материал подготовила Катерина Ошемкова фото предоставлены компаниями-производителями
В этом году мы представляем 20 новых предметов, созданных на базе уже известного дизайна таких именитых авторов, как Карло Коломбо, Россела Пульятти,
Роберто Лаццерони, Умберто Аснаго и Антонелло Моска.
Также мы демонстрируем два абсолютно новых проекта,
связанных с именем дизайнеров из студии m2atelier –
Марьяны Радович и Марко Бонелли, которые создали
для нас новые кресла. Мы встретили эту пару больше
года назад, и все это время потребовалось на то, чтобы
довести идею до совершенства и запустить в производство.
Может показаться, что работать с Giorgetti просто, но
56 это не так. Дизайнеру надо понять, к чему мы стремимся, осознать философию Giorgetti и суметь разделить с
нами наши ценности. Вместе с m2atelier нам удалось добиться очень хорошего результата. Рынок всегда требует чего-то нового, невиданного прежде, каждый год
от нас ждут презентации множества новых коллекций.
И мы стараемся удовлетворить эти требования. Это достаточно сложная задача – делать каждый год новую
коллекцию и спустя всего лишь месяц после выставки
начинать работу над следующей, так как разработка
занимает год, а иногда и два. В противном случае мы
бы не смогли похвастаться такими продажами и их
географией, которые есть сегодня, – нашу продукцию
покупают на всех пяти континентах.
Не я выбираю дизайнеров для сотрудничества, это работа моего отца (Карло Джорджетти. – Прим. ред.), у которого есть инстинкт – он чувствует, кто для нас является
правильным человеком. Каждый год его стол завален
эскизами от разных дизайнеров со всего мира, но
лишь некоторые из них способны понять нашу философию. Иногда мой отец дает подсказку автору идеи, что
можно изменить, чтобы она приобрела интересную нам
форму, но чаще всего нужна совершенно другая идея, и
лучше не давать претенденту надежду, что что-то может
получиться, если сразу очевидно несоответствие его
мыслей нашей философии.
Когда к нам обращаются с предложением стать нашими
дилерами, финальное решение зависит от месторасположения будущего шоу-рума и от людей, которые собираются нас представлять, потому что мы всегда стремимся к доверительным отношениям. Между партнерами
должны быть общность и доверие, в противном случае
вместе работать не получится. Мы создали свое ателье
в Киеве с фантастическими людьми (компания Davis. –
Прим. ред.), именно о таких партнерах мы всегда мечтаем. Наши покупатели – это тоже наши партнеры, которые разделяют философию Giorgetti и с которыми у
нас складываются добрые отношения. Это очень важно,
когда между компанией и покупателем возникают чувства и некая общность, и они становятся партнерами.
Мебель из коллекции Gentis от Huelsta
Конструктив,
качество, Huelsta
Frank Knusting,
Мебель из коллекции Gentis от Huelsta
фото предоставлены компаниями-производителями
Мебель из коллекции Gentis от Huelsta
эспорт-менеджер компании Huelsta
в странах Восточной Европы
Новая коллекция Gentis, которую мы представили в этом
году на Миланской выставке, вписывается в философию
немецкого дизайна и немецкого качества, проповедуемую Huelsta в каждом предмете и каждой детали. Наши 57
новые полки и шкафы монтируются и подсвечиваются таким образом, что может показаться, будто они парят над
поверхностью пола. Внутренняя иллюминация предусматривает переключение с «теплого» на «холодный» свет, что
позволяет создавать разную атмосферу в помещении.
Особое внимание стоит обратить на подвесную закрытую
полку, отделка которой настолько искусно повторяет фактуру дерева, что выглядит она, как массивная деревянная балка, полая внутри. Живописные глубокие царапины, украшающие корпус, продолжены также на дверце.
Рисунок дерева на фасадах соответствует фактуре натурального среза на торцах – это стало возможным благодаря особой технологии работы с деревянным массивом
и с покрывающим его высококачественным шпоном.
Такие полки отлично сочетаются с белыми фасадами
шкафов и другими элементами мебели, позволяющими
подчеркнуть контраст фактур и характеров. В общей интерьерной концепции объединены естественная притягательность природы с элегантностью наших фирменных
стилистических решений. В некотором смысле мебель от
Huelsta напоминает конструктор «Лего».
Модели, производимые нашей компанией, намеренно
держатся вне трендов. Их качество слишком высоко,
чтобы у владельца возникло желание менять обстановку раз в несколько лет, следуя капризам моды. Впрочем,
наш дизайнерский отдел нередко задает тон, который
спустя сезон или год подхватывают другие производители. Так было с модой на тонкие линии на фасаде. Похожая
история и с подсветкой витрины.
В Милане мы выставляем предметы, актуальные для
международного рынка. Сохраняя стилистику Баухауса,
избранную некогда одним из идеологов фабрики Карлом
Хюльстом, мы выпускаем вещи настолько качественные
и вневременные, что их дизайн не устаревает через пять,
десять, двадцать лет. Это не просто слова – мои дети,
играя, прячутся в шкафу, который я купил больше двадцати лет назад, только начав работать в компании Huelsta.
Шкаф по-прежнему выглядит отлично и, похоже, прослужит еще долго. Таков немецкий дизайн.
Милан
проект
Поместить у себя на полу ворота в рай или лес из страшной
сказки на стене, покататься на деревянном единороге, увидеть,
как под пристальными взглядами фэшн-портретов мебель
приобретает совершенно сюрреалическое лицо? Легко.
Под шефством Марселя Вандерса все возможно.
текст Владислава Буркат
Чудесные
хитросплетения
фото предоставлены Moooi
58
59
Marcel Wanders (слева)
П
оп-ап шоу-рум бренда Moooi, любимого детища
Марселя Вандерса (Marcel Wanders) и Каспера Виссерcа (Casper Vissers), под названием
Unexpected Welcome уже третий год является обязательным пунктом посещения на необъятной Миланской неделе дизайна. Эксцентричный дизайнер делает все возможное, чтобы его экспозиция максимально
соответствовала своему названию.
Eden Queen,
дизайн Marcel
Wanders
Arion,
дизайн Marcel Wanders
It’s Party Time, дизайн Bas Kosters
60
Crystal Fire, дизайн Marcel Wanders
Unexpected Welcome
третий год подряд является
обязательным пунктом
посещения на необъятной
Миланской неделе дизайна.
Уже традиционно выставочная площадка для Moooi
разместилась в переоборудованном складе площадью
1700 кв. м в районе Tortona. В этом году новинки бренда экспонировались в окружении 39 работ иранского
фотографа Раи Резвани (Rahi Rezvani), размером 4,5
м каждая. «Все мы отличаемся друг от друга, но есть
те, кто отличается сильнее», – поясняет Вандерс свой
выбор. «Мы очень горды первыми презентовать эти
фотопортреты миру дизайна. Ведь их красота также
необычна, как и наша мебель». Фото стали частью 21
инсталляции, в которой мебель, освещение и ковры
Moooi объединились в сюрреалистические, но идеально дополняющие друг друга, картины.
Одной из главных новинок, презентованных в шоу-руме, стала коллекция ковров Moooi Carpets 2015, которая включает три линейки – Signature, Moooi Works
Charles
Chair Composition 14,
дизайн Marcel Wanders
Monster Chairs Special Edition, дизайн Marcel Wanders
Heracleum,
дизайн
Bertjan Pot
Crystal Teddy,
дизайн Marcel
Wanders
Monster Chair Divina 521,
дизайн Marcel Wanders
61
62
Jewels Garden, дизайн Sacha Walckhoff
и Your Own Design. Signature – самая интересная
часть серии, состоящая из 48 ковров с уникальным
дизайном. Для их создания были привлечены: Studio
Job, Christian Lacroix, Neri & Hu, Мэриан Бантжез
(Marian Bantjes), Росс Лавгроув (Ross Lovegrove),
Бас Костерс (Bas Kosters), Клаус Хаапаниеми (Klaus
Haapaniemi) и другие известные дизайнеры. Чтобы воплотить в жизнь их смелые идеи, был использован станок длиной около 100 м, который может быстро и качественно напечатать любое изображение размером
до 4 м, даже фото с высоким разрешением. Каспер
Виссерс назвал это «новым рождением ковра как та- 63
кового», ведь такая технология открывает огромные
возможности для дизайна, в чем можно убедиться на
примере 3D-ковра Heavens Gate от Марселя Вандареса или Liquid birch от Broersen & Lukacs.
Что касается мебели и света, то в инсталляциях были
использованы как редизайны, так и совершенно новые предметы, созданные самим основателем Moooi,
Garden of Eden,
дизайн Edward van Vliet
Hexagon,
дизайн
Studio Job
Каспер Виссерс назвал
коллекцию Moooi Carpets 2015
«новым рождением ковра
как такового».
участниками Studio Job, Atelier Van Lieshout, Йонасом Форсманом (Jonas Forsman) и другими дизайнерами. Одними из самых ярких стали единорог Arion
из натуральной кожи и дерева и стулья-монстры от
Марселя Вандерса. Общей чертой многих светильников
и люстр стали каркасы, сплетенные, казалось бы, из
тонких металлических нитей в разные формы: шар
Raimond от Раймонда Путса (Raimond Puts), многоярусная паутина Coppеlia от Арихиро Мияки (Arihiro
Miyake) или тонкие ветки деревьев Heracleum с почками на концах от Бертьяна Пота (Bertjan Pot).
Финальным аккордом этого действа стала живая
музыка нидерландского композитора и пианиста
Йупа Бевинга (Joep Beving), который аккомпанировал открытию выставки. Его же мелодии сопровождают виртуальный тур по экспозиции Unexpected
Welcome, который можно посетить, не покидая собственного дома.
Remnant 2, дизайн Neri & Hu
64
Liquid Maple, дизайн Broersen & Lukacs
Scribble Grey, дизайн Front
Crystal Rose, дизайн Marcel Wanders
65
Crystal Ice,
дизайн Marcel Wanders
Вопросы:
1.Вы побывали на Миланской неделе дизайна. Расскажите, что впечатлило.
2.Что дает дизайнеру посещение международных выставок?
3.Как вы относитесь к тенденциям?
Какие отметили в мебельных коллекциях этого года?
4. Какой объект запомнился больше всего?
5.Назовите самое интересное мероприятие вне основной выставки.
6.Чем помимо дизайна удивил Милан?
материал подготовила Алина Варфоломеева фото предоставлены респондентами
вопросы
тема
Неделя впечатлений
Виктория Якуша,
глава студии «Якуша design»
1. Больше всего в этом году понравились
стенды с осветительными приборами, в
частности фабрики Flos. Мебельные меньше
впечатлили. Я считаю, что производители
света шагнули вперед в разработке моделей – встречались интересные решения.
2. Международные выставки нужно посещать обязательно – они напитывают эмоциями и впечатлениями. Это не значит, что ты
приехал и сразу все сделал по-другому. На
эмоциональном уровне человек накапливает, потом фильтрует и выдает в каком-то
виде. Результат – это вдохновение. Расши66 ряя кругозор, начинаешь смотреть глубже
и можешь предложить что-то более интересное.
3. Тенденции, конечно, оказывают влияние,
но не стоит им следовать, нужно иметь свой
стиль, собственное чувство вкуса и опираться на него. Тенденции приходят и уходят.
В этот раз их было много: использование
экологически дружественных материалов,
больше декора, предпочтение определенной
цветовой палитры. Но ничего в корне нового не было. Понравилось, что попадались осветительные решения, в которых поработали над конструктивной частью, а не над
формой, над креплением люстр, к примеру.
4. Шоу-рум Moooi впечатлил объектами и
отходом от стереотипов, множеством решений в собственном ключе.
5. Понравилась презентация работ Патрисии Уркиолы в шоу-руме Moroso. Она в самых обычных вещах находит новые подходы,
эта дизайнер мне очень симпатична.
Диван Bold, дизайн Patricia Urquiola для Moroso
6. Интересно было побывать на выставках
в Zona Tortona. Но в этот раз я больше времени посвятила архитектурным решениям:
посмотрела дома, созданные Захой Хадид и
Даниэлем Либескиндом. Больше сконцентрировалась на архитектуре, на том, чтобы увидеть ее вживую и ощутить масштабность.
Йова Ягер,
соосновательница студии
Kleydesign
1. Я окончательно влюбилась в винтажную
мебель и свет, меня покоряет смешение разных эпох в одном предмете. Открытием стали ребята из Португалии – Mambo Unlimited
Ideas. У них мне понравилось все – от светильников до декоративных жуков.
2. Каждая выставка – это новые знакомства, впечатления, вдохновение, для меня
это самое ценное в любых поездках.
3. К тенденциям вообще отношусь нормально. Они для меня как слои: накладываются
один на другой, а в какой-то момент из всего наслоения рождается абсолютно новый
объект или стиль в моих работах.
Что касается новых тенденций, мне кажется,
кто что искал, то и находил. Очень сложно выделить что-либо на площади 200 000 кв. м,
где более двух тысяч мебельных компаний
представили свои разработки. Там можно
было на любой вкус и цвет найти себе
«друга». Могу сказать словами друзей из
Svetoria: «Тренд последнего времени – заказать светильник/аксессуар/стул/стол у
известного дизайнера, например, Луки Никетто, Хайме Айона, Бенджамина Хьюберта, или купить права на переиздание у семьи Арне Якобсена, Йорна Утзона, Вернера
Пантона или Ле Корбюзье».
4. Мне очень понравился проект NLXL, представленный в районе Tortona. В нем приняли
участие известные дизайнеры, разработавшие обои. Меня покорил дизайн Паолы Навоне с графикой синей рыбы и фрагментами
глаз. Они очень выразительные и несимметричные, что не характерно для обоев.
Кстати, рисунок Навоне – глаз – очень эффектно выглядел на бутылках воды, которые раздавали бесплатно всем желающим
на выставке. Я такую носила с собой еще
пару дней, настолько она была хороша.
Обои, дизайн Daniel Rozensztroch
для NLXL. Фото Enrico Conti
5. Впечатлил шоу-рум Dimore Gallery в дизайнерском районе Brera. Меня тронула утонченная эстетика красоты и стиля, музыкальное сопровождение, общая атмосфера в
день открытия. Не знаю, в какой среде нужно расти, какие книги читать, чем или кем
вдохновляться, чтобы так все оформить, но
я была просто поражена. Еще очень мощным, смелым и масштабным по стилистике
был шоу-рум Moooi Carpets.
6. Я наконец-то встретилась с подругой, с которой была знакома много лет по Facebook.
Ее зовут Лера Корф, в Милане она живет
уже более пяти лет. У нее есть замечательный
проект Friend in the city. Это туристический гид
в Интернете для путешественников нового
поколения: для тех, кто ездит самостоятельно, кто хочет увидеть город изнутри, кому
нужна помощь местных и в то же время своих. Вот она мне и показала другой Милан,
который я никогда не замечала раньше.
Экспозиция
Dimore Gallery.
Фото Silvia Rivoltella
4. Впечатлили вешалки от Виктора Пузура
из Харькова в разделе SaloneSatellite. Вперед, Украина! Еще впечатлила китайская
студия Xuberance, которая делает одежду и
украшения с помощью 3D принтера.
Юрий Самсонов,
Александр Мукомелов,
глава студии ArchMasters
1. Я выделил для себя экологическую дружественность, характерную почти для всех
участников. У итальянских производителей
понравилось стремление некоторых из них,
несмотря на общую истерию, сохранять верность стилю и традиции.
2. Совершенно необходимо посещать все
международные события, если есть возможность. Это расширяет кругозор и позволяет
более профессионально судить о происходящем. Еще это важно для построения стратегии в нашем деле.
Результат выставки для меня – я расстроен
и вместе с тем приободрен! Расстроен тем,
что Европа все меньше может предложить
нового. Рад тому, что это значит – появится
украинский дизайн. Давно пора!
3. К тенденциям отношусь прекрасно, только их время уходит. Все стремится к индивидуализации. Жизнь настолько скоротечна, что отследить и оценить тенденции не
остается времени.
Отметил отнюдь не похвальную тенденцию
к хаосу. Итальянцы очень давно воруют идеи
друг у друга. Но ранее это происходило как
бы «солидно»: находился «солидный» лидер
и предлагал «солидную» новинку (в рамках
стиля, что крайне важно), а остальные достойные синьоры следовали за ним, внося
«важные» изменения. А теперь все занимаются примитивизацией, которую подают как
обновление, забывая, к несчастью, насколько важно сохранять целостность и стиль.
основатель Mukomelov Studio
1. Миланская неделя дизайна имеет особую энергетику. В ее рамках можно посетить большое количество событий на любой вкус – от стендов эпатажных брендов
в Rho Fiera до чистейших идей, не обремененных коммерцией, на Tortona или во
вдохновляющей галерее Rossana Orlandi с
тщательно отобранными дизайн-объектами.
2. Самое главное для меня – это возможность презентовать свои работы, также важны переговоры с партнерами и клиентами.
А вдохновение – как приятный бонус.
3. Тенденции нужны для коммерции. Все эти
приемы, которые перетекают из года в год,
из объекта в объект в иных модификациях, –
результат страха перед созданием чего-то
нового, ведь можно и промахнуться. Это не
вариант. Развитие возможно только на новых тропах, полных риска.
67
В новинках этого года можно выделить влияние 50–60-х годов, плавные формы с ретроналетом, одомашнивание привычных вещей. Известные фабрики обновили и снова
включили в свои коллекции много работ
классиков. Я думаю, что дизайн с продолжительностью жизни год-два уже многих
утомил, все хотят вечного и продуманного.
Вешалки от Виктора Пузура. Фото Urban Art Film
5. Отмечу мероприятие, организованное
осветительной фабрикой Contardi, – это был
ужин в ресторане с выключенным светом,
в совершенной темноте. Таким образом,
приглашенные могли ощутить, что переживает слабовидящий человек. Дискомфорт
во время ужина заставил присутствующих
пересмотреть отношение к людям с недостатками зрения.
Впечатлила также встреча с мэтром Мендини у него в ателье. Очень полезно впитать
опыт поколений.
6. Дело в том, что для меня Милан – практически второй дом. Я очень люблю этот город,
хоть острота ощущений уже немного притупилась.
Шезлонг LC4 из коллекции
Le Corbusier для Cassina
Ткань от Xuberance
4. Шоу-рум компании Boffi – в нем было
больше инноваций, чем во всех павильонах
Экспоцентра. Очень правильный подход к
проектированию с минимумом декора и
большим количеством инженерных решений.
Думаю, проблема нашего поколения в том,
что дизайнеры предлагают слишком много
дизайна и мало инжиниринг-решений.
5. Каждый день было запланировано множество встреч с партнерами и клиентами, с утра
и до поздней ночи, поэтому не удалось побывать на специализированных мероприятиях.
6. Впечатлила незабываемая атмосфера события: можно просто идти по городу и дизайн будет везде. Трудно успеть побывать
всюду, но точно не получится пройти мимо.
На время выставки Милан становится отдельной дизайн-страной.
Домашний формат
Если вам захочется сделать передышку в стайерском забеге по локациям
Миланской недели дизайна, загляните в Spazio Rossana Orlandi, где вы
найдете и отдых, и вдохновение, и повод для размышлений об актуальном
дизайне. В лабиринте комнат двухэтажного здания, бывшей фабрики
по изготовлению галстуков, с внутренним двориком, кафе, магазином
и собственно галереей представлена качественная подборка проектов
начинающих и уже признанных дизайнеров, за которой стоит владелица
этого креативного пространства – Россана Орланди.
Rossana Orlandi
материал подготовила Катерина Ошемкова
Милан
проект
68
La Cova, дизайн
Gianni Ruffi,
1972
Cactus, дизайн
Guido Drocco
& Franco Mello,
1972
Bocca, дизайн
Studio 65, 1970
«Антидизайнерские» штуки
69
Радикальная направленность итальянской компании
Gufram (1966) с ее «губами», «кактусами» и прочими декларативными выступлениями против регулярности и
правильности модернизма уже давно стала визитной
карточкой бренда. Вслед за иконами прошлого века
появляются новые ироничные объекты, в которых образность превалирует над функцией. Выставляемые в
непосредственной близости друг от друга, как это случилось в Spazio Rossana Orlandi этой весной, реплики
века минувшего создают гармоничную, но слегка безумную среду обитания, в которой La Cova («Гнездо») –
шедевр Джанни Руффи (Gianni Ruffi) 1972 года – мирно
соседствует с Hortensia & Magnolia Марселя Вандерса
(2014) и со шкафом для путешественников под названием Globe от Studio Job (2014). Дизайнеры 21-го столетия
не прочь пошутить на мебельную тему и продолжить
дело «отцов-основателей» радикального дизайна.
www.gufram.it
Pratone, дизайн
Giorgio Cerretti,
Piero Derossi &
Riccardo Rosso,
1971
Magnolia, дизайн Marcel Wanders, 2014
Бабушкины советы
70
Дизайнер Алессандра Балдерески (Alessandra Baldere­
schi) предлагает вспомнить о том, что когда-то травы и
пряности использовались не только в кулинарных целях,
но и, например, для уборки в доме. Так, антисептические
свойства лаванды натолкнули домохозяек 18-го столетия на мысль делать из этого растения веники и подметать ими полы, а приятный аромат, разносимый по дому
во время уборки, был бонусом – и сора нет, и воздух
свеж. Коллекция Grandmother Tips призвана возродить
традиции и вернуть природным антисептикам главенствующее место в доме, потеснив, а может быть, и заменив совсем, бытовую химию. Алессандра разработала
восемь вариантов деревянных ручек-держателей с использованием натурального каучука, в которых можно
зажимать пучки свежих трав и применять их давно забытым способом в качестве метелок, щеток и скребков.
Вторая часть коллекции – 17 видов картонных конвертов с сухими травами и специями, форма которых соответствует месту применения, а на одной из сторон содержится подробная инструкция.
www.alessandrabaldereschi.com
Диван Stanley,
De La Espada
Подушка Stella,
De La Espada
71
Столик
Laurel,
De La
Espada
Проект Herbarium, автор Massimo Gardone
Доска настроения
Проект Col-Our представляет собой визуализацию
всех этапов разработки новой коллекции мебели,
в которой цвет является важной составляющей. Автор проекта – Лука Никетто (Luca Nichetto), сотрудничавший в процессе его реализации сразу с тремя
компаниями: экспертом в цвете NCS Colour, в работе по
дереву – с De La Espada, в ковроткачестве – Triton.
Отправной точкой для определения палитры будущей
коллекции стал «Гербарий» – масштабный исследовательский проект Массимо Гардоне (Massimo Gardone),
основанный на изучении растительного мира. Благодаря научному методу NCS (Природной цветовой системы)
из «Гербария» было выделено три цветовые палитры –
холодная, теплая и нейтральная. В соответствии с этим
были разбиты на группы материалы и отделки будущей
коллекции, включая ткань, дерево, камень и лакированные поверхности. В результате «эксперимента» получились отдельные предметы мебели, соответствующие
холодной, теплой и нейтральной гамме и составляющие
вместе новую коллекцию под маркой Nichetto Studio.
Комбинация ткани и дерева превратилась в кресло,
пряжа нейтральных оттенков – в ковер, дерево и камень – в обеденный стол, а цветная лоза – в кофейные
столики.
www.nichettostudio.com
Кресло Elysia,
De La Espada
72
Навыворот
У этого проекта под названием Inverted Spaces серьезный источник информации – NASA (Национальное
управление по воздухоплаванию и исследованию
космического пространства США). Именно съемка просторов космоса, сделанная сотрудниками NASA, легла в
основу новых обоев от американской компании Calico
Wallpaper, выполненных по дизайну студии BCXSY (Boaz
Cohen & Sayaka Yamamoto) из Амстердама. Дизайнеры
создали уникальную компиляцию фотоснимков Вселенной, инвертировали ее и позолотили, превратив
темные глубины мироздания в мерцающее сияние, которое не пугает своей бесконечностью и неизведанностью, а окутывает пространство золотым свечением,
деликатно намекая на присутствие другого измерения
в нашей жизни.
www.bcxsy.com
Номер три
В этом году Collection III международного мебельного
бренда Sе пополнилась восемью новыми предметами
словенского дизайнера Ники Зупанк (Nika Zupanc),
включая диван, кресло, обеденный стол, деревянную
версию Loyalty Cabinet и несколько вариаций зеркала
Olympia. На ее создание Нику вдохновила стилистика
1950-х и модернисты. Такие гармонично-ироничные
коллекции получаются, когда дизайнер и компания
разделяют общие ценности, которыми в данной коллаборации стали: страсть к ремесленному искусству,
элегантность, чистые линии и долговечные материалы.
Именно с этими инструментами «в руках» Ника Зупанк
создала четкие по форме, но с неожиданным поворотом в содержании предметы.
www.nikazupanc.com
www.se-london.com
73
Softwear, дизайн Madeline Geftic
Anima, дизайн Roxana J. Martinez
Lunar, дизайн
Arianna Petrich
Простые вещи
74
Студенческий проект whatnot исследует то, как простые
действия способны изменить повседневность. 12 начинающих дизайнеров, постигающих профессию в Школе
Института искусства в Чикаго (SAIC), представили свои
экспериментальные работы – привычные объекты с неким «изъяном», который становится поводом для новых эмоций и функционального использования. На эту
идею студентов натолкнули размышления об истории
взаимоотношения человека и объекта. Углубившись в
далекое прошлое, когда 100 тысяч лет назад человек,
проковыряв дырку в ракушке, превратил ее в первую
в истории человечества денежную единицу, молодые
креаторы посчитали это отправной точкой развития дизайна. Так глубоко, как чикагские студенты, наверное,
еще никто не копал, но почему бы и нет.
www.saic.edu/whatnot
Exposed, дизайн Kelly Grace Sullivan
Hot Mess, дизайн Tanner Bowman
Slip, дизайн Yasmine Afshar
Bottled,
дизайн
Ryu Kozeki
Now Here, Now There, дизайн Ryu Kozeki
Без привязи
Беспроводные LED-светильники – наше очень близкое
будущее. Крупные производители один за другим внедряют этот формат в производство. Дизайнеры не отстают, а часто стоят у истоков новых тенденций. В 2012 году
японец Рю Кодзеки (Ryu Kozeki) представил свой первый светильник без провода под названием Bottled –
бутылированный свет. А в этом году дополнил его «стаканами» Xtal и балансирующей настольной лампой
Now Here, Now There, которую можно как пустить «в
свободное плавание» и создать эффект блуждающего
света, так и зафиксировать в одном положении, направив в нужном направлении. На помощь в создании
света нового поколения Рю Кодзеки пришла японская
компания Ambientec, которая наряду с дизайнером пропагандирует устойчивое развитие, интерпретируя его
как осознанный выбор идеи для реализации со своей
стороны и ответственное потребление со стороны будущего покупателя.
www.ryukozeki.com
Bottled, дизайн Ryu Kozeki
Xtal, Xtal
75
Shadow, дизайн YOY
Призраки под лупой
Японские дизайнеры из студии YOY, Наоки Оно и Юки
Ямамото (Naoki Ono, Yuki Yamamoto) пишут, по собственному определению, новую историю взаимоотношений
между объектом и пространством. Именно так было создано зеркало Lens, правый верхний угол которого вместе с рамой попал под увеличение гигантской лупы, и
светильник Shadow, у которого во включенном состоянии тень превращается в свет, а его черный силуэт – в
тень. Игры разума не рождают чудовищ, но напоминают нам о том, что все в этом мире относительно: тень
может оказаться светом, а увеличение – лишь его иллюзией.
www.yoy-idea.jp
Lens, дизайн YOY
Милан
проект
Автограф
во всю стену
текст Наталия Дубяга фото шоу-рума © Enrico Conti
76
Мы уже привычно ассоциируем обои с серийным
производством и зачастую не ждем от них в
интерьере решающего слова. Фон – он и есть
фон, что с него взять. Однако изначально обои
ручной работы были товаром дорогим и штучным,
свидетельствовали о статусе владельца
и с гордостью выставлялись напоказ.
В
осстановить роль настенного декора как артобъекта взялись Рик и Эстер Винтаж (Rick &
Esther Vintage), основавшие в ноябре 2010 года
бренд NLXL. С самой первой коллекции Scrapwood
Wallpaper, созданной вместе с дизайнером Питом Айном Эиком (Piet Hein Eek) в 2011 году, они попали «в десятку», а если точнее – получили приз на нью-йоркской
выставке ICFF и позднее – место в постоянной экспозиции музея дизайна Cooper Hewitt Smithsonian. Нидерландский бренд делает ставку на уникальность:
ни один узор полностью не повторяется за пределами
рулона, таким образом, каждый интерьер становится
настоящим произведением современного искусства –
даже при кажущейся однородности паттерна.
Рик Винтаж, Паола Навоне, Даниэль Розенстрок
Максимальная персонализация дизайна – это и глобальный тренд, и внимание к внутреннему миру за- 77
казчика. Личные связи и отношения, пристрастия и
увлечения имеют такое же значение, как доминирующий цвет в палитре или размер паттерна. Вот и при
создании новых коллекций теория шести рукопожатий сыграла решающую роль: Даниэль Розенстрок
(Daniel Rozensztroch), многолетний редактор и консультант журнала Marie Claire Maison и арт-директор
Merci, культового дизайнерского бутика в Париже,
пришел купить прославленные обои Scrapwood Wall­
paper. А Рик Винтаж предложил покупателю самому
сделать коллекцию для бренда NLXL. Когда же Рик
узнал о многолетней дружбе Даниэля и Паолы Навоне (Paola Navone), то пришел в восторг и расширил
свое предложение – и вот в Милане на i Saloni 2015 был
представлен результат в виде двух коллекций для одного бренда. При том, что Паола и Даниэль работали
отдельно, их коллекции объединяет общая страсть и
увлеченность дизайном, о чем говорят и названия –
NLXL Addiction и NLXL Obsession.
Любовь Паолы Навоне к дизайну не подлежит сомнению – чего стоит список брендов, для которых
она создавала свои коллекции: Abet Laminati, Alessi,
Armani Casa, Baxter, Bisazza, Cappellini/Mondo, Dada,
Driade, Emu, Gervasoni, Knoll, Molteni & C, Natuzzi,
Poliform, Roche Bobois и Swarovski. Для обоев NLXL
Addiction Паола выбрала синий цвет, быть может, в
память о том времени, когда она только познакомилась
с Даниэлем в 1981 году и была юной низвергательницей устоев с синими волосами и оранжевой шубкой
из пластика. Или это просто ее любимый цвет – синий
туман воспоминаний, намек на японский фарфор и живопись по шелку. Размытые силуэты, будто уходящие
вдаль, – мечты об истинно японском стиле, точки высокой печати, многократно увеличенные – будто часть
хроники, как и коллаж-пэчворк из денима и других
обрезков воспоминаний, собранных в коробке вечно
молодой модницы. Паола говорит на языке символов
об очень личном, при этом оставляя зрителю простор
для воображения и собственных интерпретаций.
78
Даниэль Розенстрок своим дизайном, воплощенным
в NLXL Obsession, поделился с миром частью обширной коллекции бытовых мелочей – молчаливых свидетелей эпохи, которые он собирает много лет. Повседневные предметы, такие как щетки, столовые
приборы или плечики для одежды, редко рассматривают как дизайнерские объекты, однако зоркий
глаз Даниэля находит в них характерные для времени
черты и определяет в экспонаты домашнего музея. Казалось бы, всего лишь фотопринт и игра с масштабом
и комбинацией предметов из коллекции, однако все
вместе рождает массу новых смыслов, а для владельца
интерьер с такими обоями становится источником ностальгических воспоминаний или толчком к новому
творческому поиску.
NLXL Addiction и NLXL Obsession презентовались вместе как на Миланской выставке, так и в общем альбоме,
где на одной странице коллекция Паолы, а на обороте –
фрагмент от Даниэля. Так рука об руку идут увлеченность и страсть, так дизайн охватывает все наследие
прошлого и переплавляет в новые формы и образы.
А бренд NLXL дарит своим поклонникам новые автографы.
Даниэль Розенстрок
79
80
Алхимики из Сингапура
Группа дизайнеров, вдохновленных историями о превращении
любого металла в золото, поставила перед собой цель внести
элемент магии в повседневную жизнь. Идея состоит в том,
чтобы придать материи и предметам новые качества.
Лампы Duck благодаря эластичной подставке
фиксируются в разных позициях.
Угол наклона – до 40 градусов.
Дизайн Studio Juju
A
lchemists (alchemists.sg) – это объединение
15 молодых дизайнеров из Сингапура. Название
группы намекает на творчество итальянской
студии «Алхимия» – радикального арт-движения 70-х
годов прошлого века с вызывающими для того времени
работами. Члены «Алхимии» провозгласили уход от
принципов модернистского дизайна и выработали собственный стиль. Их гротескные объекты вроде асимметричного, с угловатой спинкой, дивана Kandissi, созданного Алессандро Мендини (Alessandro Mendini),
предназначались скорее для выставочных залов, чем
для повседневного использования.
Стол Float с листьями
лотоса, дизайн
Olivia Lee
текст Алина Варфоломеева
фото © The Primary Studio, Alessandro Brasile, Alessandro Brasile
Милан
проект
Экспозиция Alchemists
в музее Triennale di Milano.
Фото Alessandro Brasile
Настольные лампы с перфорированными
экранами Plexus, дизайн Kiera Lin
Часы Time & Space, идущие неправильно.
Дизайн Yong Jieyu
Стол Pour, дизайн Hans Tan
Сингапурские «Алхимики» – это представители нового
поколения восточных дизайнеров, идейные последователи итальянского объединения. Они рассматривают
создание предметов как процесс, в котором присутствует элемент магии. «Какие объекты можно получить,
применив способность превращения?», – спрашивают дизайнеры сами себя.
Креативная группа исследует материалы и их свойства.
«Алхимики» экспериментируют с лазерным запеканием нейлона, литьем смолы, созданием фактуры акриловых тканей. Один из кураторов объединения – редактор, писатель и дизайнер Стефано Кашиани (Stefano
Casciani) – считает, что цель состоит не в том, чтобы
представить технологические достижения. Главное в
работе группы – разработать более современный подход к дизайну.
Другой куратор – Патрик Чиа (Patrick Chia), основатель Инкубационного центра дизайна в Сингапуре,
утверждает, что проект может стать отправной точкой для диалога и сотрудничества его участников, а
также арт-объединений следующих поколений.
Прототипы работ «Алхимиков» были представлены в
музее Triennale di Milano во время Недели дизайна.
Лампа Ruchette,
дизайн Melvin Ong
81
Золото дураков
Вдохновленные техникой ламинирования мебели, которую применяла итальянская студия Alchimia, дизайнеры Хунн Вай (Hunn Wai) и Франческа Ланцавеккья (Francesca Lanzavecchia) создали хромированные шкаф и тумбу. Их
объекты собраны из оцинкованных листов стали и покрыты золотистой виниловой пленкой. Хромированная мебель, с одной стороны, выглядит дороже,
с другой – отделка подчеркивает ее примитивную конструкцию и функцию.
Дизайнеры подметили, что покрытие виниловой пленкой широко применяется владельцами автомобилей, после чего машины превращаются в настоящие поп-арт-объекты.
Инструменты красоты
Чертежные приспособления Оливии Ли (Olivia Lee) созданы, чтобы помочь проектировщику построить объект по правилам золотого сечения – законам универсальной красоты, открытым древними греками. В работе представительницы
«Алхимиков» духовные идеи переплетаются с технологиями, а математика – с
искусством.
В набор входит альбом для зарисовок, линейка, карандаш, закладка, штангенинструмент, транспортир, калейдоскоп, рамка для поиска идеального кадра
и деревянный пазл, состоящий из блоков с пропорциями золотого сечения.
82
Одежда будущего
Тиффани Лой (Tiffany Loy) создает трехмерные формы
из текстиля. В работе она использует акриловые молды
и полиэстер – ткань, которая деформируется под воздействием температур. Для выдавливания дизайнер
выбрала модуль, 20-миллиметровый в диаметре диск,
и разместила его на лучах, расходящихся от двух центров – вырезов для рук. В некоторых местах оттиски накладывались друг на друга, создавая случайные симметричные формы. Из готовой ткани вырезается нужная
фигура – бесшовный скульптурный предмет одежды.
По словам Тиффани Лой, ее вещи акцентируют внимание на фигуре человека.
Традиции в горошек
Ханс Тан (Hans Tan) трансформирует традиционную керамику перанакан, или неня – китайских эмигрантов,
расселившихся в 15–17-м веках по территории Малайского архипелага в Юго-Восточной Азии. Дизайнер при
помощи пескоструйной обработки снимает фрагменты
покрытия с красочных ваз, тарелок и чайников, превращая их поверхность в горошчатый паттерн. Оголившийся белый фарфор выступает фоном для фрагментированного рисунка.
Ханс Тан экспериментирует с материалами и процессами обработки, размышляя об идеях идентичности, культурного наследия и потребления.
83
Рассказчик
Настольная игра, придуманная Афзалом Имрамом (Afzal
Imram), имитирует процесс построения слов из кубиковбукв. Однако вместо алфавита дизайнер использует не
расшифрованные до сих пор древние символы, обнаруженные при археологических исследованиях в Буркина-Фасо. Игроки составляют из загадочных знаков свою
историю, тем самым пытаясь раскрыть их значение.
Когда талантливых людей из разных областей
объединяет общая идея, они становятся
атомами одной большой молекулы. И благодаря
результатам их деятельности продукт перестает
быть просто предметом – он олицетворяет
маленький мир. Приятно видеть среди таких
трансформаторов знакомые лица.
К
рупные бренды давно перестали продавать продукцию – они предлагают стиль жизни, формируют мини-вселенную, символом которой является их продукт. Не исключение и компания PepsiCo,
которая объединила вокруг себя дизайнеров, музыкантов и кулинаров, чтобы с их помощью не только
продемонстрировать новинки, но и визуализировать
свой мир, который в данном случае является яркой частью поп-культуры. Для создания пространства Mix It
Up, открывшегося 9 апреля в рамках Миланской недели дизайна, PepsiCo Design Center привлек около десяти компаний и дизайнеров из вышеупомянутых областей, среди которых Kravitz Design, Фабио Новембре
(Fabio Novembre), Алекс Отт (Alex Ott), Design Group
84
Маша Рева
текст Владислава Буркат фото предоставлены дизайнером
Милан
проект
Поколение «П»
85
Italia, Карим Рашид (Karim Rashid) и Vogue Talents.
Особую гордость вызывает то, что среди общей коллекции Vogue Talents эксклюзивным стал стенд молодого
украинского модельера Маши Ревы.
В прошлом году Маша стала одним из финалистов
конкурса Pulse of New Talent, организованного Pepsi
совместно с Vogue. Суть была в том, чтобы интерпретировать логотип бренда в своей коллекции. В
итоге, кроме презентации на Vogue Fashion Dubai
Experience, дизайнер получила денежный приз на
развитие собственного бренда.
В общей экспозиции Vogue Talents для Mix It Up вместе
с работами других 14 модельеров-финалистов из шести
стран были выставлены свитшоты дизайнера, которые
и принесли ей прошлогоднюю победу. Новые модели
Маши, вдохновленные украинской уличной культурой, были представлены в отдельной инсталляции. Как
говорит дизайнер, ей очень импонирует полная свобода
в работе и открытость компании к новым идеям. «Было
интересно осваивать новые формы презентации», –
комментирует Маша Рева. – «Мы готовили все в режиме онлайн, очень помогала команда Design Group
Italia. Но самым интересным было увидеть все вживую
после создания 3D-моделей и визуализаций». Как, собственно, и посетителям Миланской недели дизайна.
кинофетиш
проект
Киноклуб «Милан»
Иностранцы любят высказаться о чужих городах
и странах, но в этот раз все будет по-другому.
Говорит и показывает Италия, город Милан.
текст и подбор иллюстраций Настя Ченцова
86
Х
отя многие города Италии стали
подмостками для кинематографических сюжетов, мы остановимся
именно на Милане. И дело не только в теме
номера, а в том, что существует интересный контраст между городом, который считается центром моды, и тем, как этот город
выглядит на киноэкранах. Специфика итальянского кинематографа с его склонностью
к неореализму позволит нам посмотреть на
Милан с изнанки – увидеть все швы, нитки
и неровности. Камера итальянского кинематографиста прошлого века всегда созерцательна. В то время как актеры размахивают руками и ведут страстные споры, она
никуда не спешит, отгоняет монтажные
ножницы и если уж попала в какой-то уголок Милана, то заставит нас изучить его от
и до.
Картина «Чудо в Милане» стала плодом сотрудничества Витторио Де Сики и Чезаре
Дзаваттини. Прежде всего следует отметить оригинальность жанра – в сказку органично вплелись все признаки неореалистического фильма. Кинематограф середины
прошлого века любил разговаривать со зрителем языком сказки, оставаясь при этом
реалистичным. Может быть, дело было в
войне – она закончилась, но то и дело напоминала о себе. Мир уходил от нее осторожно, переключаясь на волшебство. Перед
нами Италия, миланские площади, жители города. Они мечтают о приветливости,
искренности, одним словом, о всякой чепухе. Но именно такие мечты позволяют
летать на метле. Кадры вошли в историю
кино – украденные у дворников метлы
взмывают в небо с воришками-пассажи-
рами. Естественно, для Италии важными
остаются политические и религиозные
аспекты, но это для знатоков. Для обычного зрителя «Чудо в Милане» – ностальгическая сказка. Кстати, несколько лет спустя в
Чехословакии появился фильм-сказка «И
вот пришел кот», в котором ощущаются отголоски миланского чуда.
Фильм «Вчера, сегодня, завтра» – это три
разные истории, собранные в одной ленте –
экскурсии по трем итальянским городам,
в которых разворачивается каждый из
сюжетов. Неаполь, Милан и Рим хороши
сами по себе, но еще лучше, когда камера,
скользя по окрестностям этих городов, все
время выхватывает Марчелло Мастроянни и Софи Лорен. Перед нами бенефис знаковых итальянских актеров, а если быть
точнее, актрисы. Потому что Мастроянни
все-таки всегда играл одного и того же человека, и лишь возраст вносил изменения
в его амплуа. А вот Лорен в этой картине –
настоящий хамелеон, и все работает на
нее – сюжет, грим и тот же Мастроянни.
Нас, естественно, интересует миланская
история, в ней Софи – избалованная, эгоистичная, а еще богатая и красивая. На ее машине путешествовать по Милану и не только гораздо быстрее, чем пешком. Героиня
Софи Лорен действует с какой-то неуместной для романтической истории меркантильностью, может, поэтому и любовь не
получилась.
Вспоминая еще об одном фильме, действие
которого происходит в Милане, мы заодно
поговорим и о его создателе. Лукино Висконоти – не только кинематографист, имя которого синефилы упоминают к месту и не к
месту. Для нашей истории важно, что принадлежит он к знаменитому миланскому
роду, упомянутому еще в «Божественной
комедии» Данте. К этой справке сноба следует добавить, что кроме киноискусства
Висконти плодотворно поработал в театре и
опере. Причем последнее увлечение нашло
отражение в его фильмах – актеры, конечно, не поют, но страсти их достигают поистине оперного размаха. Театр Ла Скала в
Милане и его прима Мария Каллас оказались под влиянием итальянского мастера
и наоборот.
Но фильм «Рокко и его братья» отличается от того Висконти, которого мы чтим как
мастера роскоши и высокого стиля. Как в
свое время Виктор Шкловский попытался
писать в духе соцреализма и советского искусствоведения, так и Висконти какое-то
время работал в популярном жанре неореализма, правда, в отличие от советского
критика он легко смог вернуться к своему
собственному стилю. В то же время в картине есть аллюзии на творчество Достоевского и Томаса Манна, что характерно и для
поздних работ режиссера. Что же касается
Милана, то он показан и прокомментирован бесконечное количество раз. Кто-то из
персонажей сыплет комплиментами и благодарен этому городу, кому-то он ломает
жизнь, а главный герой Рокко проживает
в нем, как в любом другом городе, не поддаваясь его обаянию и не концентрируясь
на недостатках.
Как известно, наибольшие претензии среди
итальянских режиссеров у Орсона Уэллса
вызывал Микеланджело Антониони. Неторопливая камера, отсутствие какого-ли-
бо внятного сюжета, жизнь, проходящая
мимо героев, в принципе, и у многих зрителей вызывала ощущение, что их жизнь
тоже проходит мимо, пока герои фильма
безрезультатно и не особо настойчиво выясняют отношения. В то же время другая
часть кинозрителей за тягучим молчанием персонажей видела что-то свое. Между
тем, дефицит событий в картине «Ночь» позволяет нам любоваться Миланом. У Микеланджело он уже не бедный, а, как и положено, обеспеченный и престижный. Какая
нам разница, что с помощью антуража режиссер настойчиво погружает нас в пустой
и безнадежный, лишенный любви внутренний мир героя. Мы-то понимаем, что у мастера, в картинах которого дома похожи на
пустые коробки без подарков, сюрприза
не дождешься. Так полюбуемся же городом и пухлыми губами Жанны Моро.
Итальянский фильм, в котором было бы
много событий и в то же время присутствовала рефлексия, как ни странно, существует. Более того, это комедия – «Дерзкое ограбление тех, кто неизвестен, как всегда».
Несомненный плюс этой картины и в том,
что основное действие разворачивается в
Милане. Хотя первая, событийная, часть
фильма могла бы происходить где угодно.
Грабители похожи и на членов нуаровских
банд, и на бравых ребят из картины Мельвиля, и даже на прибывающих друзей Оушена. С последними их роднит и тот факт, 87
что «Дерзкое ограбление» – это сиквел и
не первый грабеж героев. Отличие от всех
мировых жуликов и итальянских воришек
проявляется в безалаберности и отсутствии
стиля. Именно это, а также неумение распорядиться деньгами заставляет героев избавиться от них – найти способ и вернуть.
Но мы говорили об итальянском Милане.
Вернее, о том, как его видят итальянские
кинематографисты. А как же другие? Остается ли Милан штампом, пресловутым
центром моды и роскоши? В большинстве
картин он и в самом деле предстает в виде открытки и не так часто, как Рим, например.
Американцы, ценящие его роскошь, тем
не менее сделали его центром преступных
разборок в картине «Интернешнл». Агенты Интерпола выясняют, что следы разных
убийств ведут именно в Милан. Естественно, этот факт нельзя назвать бонусом и тем
более рекламой. Исправить негативное впечатление можно, посмотрев картину «Гдето» Софии Копполы. Или опять-таки вернуться к местным – итальянцам.
«Чудо в Милане»
«Ночь»
режиссер Витторио Де Сика, 1951
режиссер Микеланджело Антониони, 1961
«Вчера, сегодня, завтра»
«Дерзкое ограбление тех,
кто неизвестен, как всегда»
режиссер Витторио Де Сика, 1963
«Рокко и его братья»
режиссер Лукино Висконти, 1960
режиссер Нанни Лой, 1959
© Giovanni Gastel
герой
тема
Michele De Lucchi:
подарить людям облако
Архитектор Микеле Де Лукки – не из тех легенд, которые
закостеневают, купаясь в лучах былых побед. Выходец из славного
поколения революционеров итальянского дизайна, он и сегодня
верен себе. Трансформируются лишь идеи, лежащие в основе
творчества, – бунтарское стремление вскрыть социальные проблемы
с годами сменилось миссией нести добро и красоту в мир.
текст Наталия Дубяга фото предоставлены Buro AMDL
88
Manica Lunga Restoration, Венеция (Италия),
проект Michele De Lucchi в сотрудничестве с Angelo
Micheli, Giovanni Battista Mercurio, Laura Parolin, Lorenzo
Fattorel, Francesco Faccin, Agnieszka Drews. Фото
Alessandra Chemollo
89
К
огда Микеле Де Лукки начинал свой самостоятельный путь
в дизайне и архитектуре, Италия была погружена в десятилетие террора и ужаса – «годы свинца», anni di piombo,
когда из-за противостояния ультраправых и ультралевых группировок погибло более 2 тысяч человек.
Микеле Де Лукки решил нести свет людям в полном соответствии со
своей фамилией (luce – «свет» по-итальянски), и весь радикализм
и стремление к справедливости реализовал в дизайне. За проект
филиала Deutsche Bank архитектор получает престижную награду Compasso d’Oro («Золотой компас»), как и за лампу Tolomeo,
созданную совместно с Джанкарло Фассиной (Giancarlo Fassina)
для Artemide и уже ставшую классикой современного дизайна. Среди брендов, с которыми работал Де Лукки, такие столпы современного итальянского дизайна, как Olivetti, Riva 1920, Artemide, De
Castelli. Он создал архитектурные объекты и интерьеры офисов
для Enel, Piaggio, Olivetti, Telecom Italia, Hera, Poltrona Frau, а также экспериментальные проекты для Compaq Computers, Philips,
Siemens и Vitra. В знаменитой компании Olivetti Микеле Де Лукки
был арт-директором с 1992 по 2002 год, именно там ему посчастливилось работать вместе с Этторе Соттсассом. Во всех проектах Микеле
игра с формой и пространством динамична, красота линии наводит
на мысли об автомобильном дизайне. Впрочем, сам автор утверждает, что спроектированный им автомобиль скорее был бы
домиком на колесах. В 1990 году Микеле Де Лукки основывает
небольшую компанию Produzione Privata, призванную заниматься
производством и продажей объектов дизайна. С того времени авторские интерьеры Де Лукки оформляет мебелью и светильниками собственного бренда. Это позволяет наиболее полно воплощать дизайнерский замысел, делая пространство узнаваемым и
вместе с тем уникальным.
Для каждого своего проекта Микеле Де Лукки выстраивает
сценографию – продумывает восприятие цвета, формы и света
в движении, а местоположение каждого архитектурного объекта – как части пейзажа.
Кресло Gala
от Produzione Privata,
дизайн Michele De Lucchi
90
Часовня Св. Иакова, Аурберг (ФРГ). Проект Michele De Lucchi
в сотрудничестве с Marcello Biffi, Francesco Faccin и Giuseppe Filippini
Филиал Deutsche Bank, Ганновер (ФРГ). Проект Michele De Lucchi
в сотрудничестве с Nicholas Bewick, Hanno Giesler, Denise Houx,
Angelo Micheli, Michele Rossi, Christian Schneider,
Taku Arai, Jonathan Barnes. Фото Matteo Piazza
Микеле застенчиво признается журналистам, что бороду он носит только по одной причине – у него есть брат-близнец, такой
похожий, что и родная мама их не различает. И вот с самого детства перед дизайнером стоит проблема – отличаться от других
во всем, но при этом брать самое лучшее из тождественности и
традиций. Главным для архитектора Микеле Де Лукки является
не умение понравиться клиенту, а глубокое изучение предмета и
познание мира через него, начиная от образа в дизайне и заканчивая выбором материала. При этом Микеле с самого начала творческого пути считал, что архитектор – фигура социальная, и его роль
не столько в том, чтобы показать себя и свое творчество с лучшей
стороны, сколько в том, чтобы стимулировать зрителя на творческое восприятие своих объектов, будить фантазию.
Рассказывая о своей работе над музеем бренда Poltrona Frau, Микеле Де Лукки подчеркивает, что для него было важно передать
вневременной характер хорошего дизайна. «Пусть посетитель соприкоснется с вечностью, пусть почувствует себя внутри облака – с
этой целью я выбрал белый для стен, простые формы и объемы,
как бы обволакивающие вошедшего и ведущие за собой. Каждый
экспонат на подиуме и с подсветкой снизу, а на фасаде – яркий
выступ, словно занавес на сцене – все, как в театре».
Главным достижением своей карьеры Микеле Де Лукки считает
возможность творить, не оглядываясь на коммерческую сторону
вопроса, свободу от страха совершить ошибку, радость эксперимента и новых открытий. «У меня уже достаточно опыта, чтоб не бояться показаться некомпетентным и настаивать на своем видении
проекта», – заявляет Микеле. Подтверждением этих слов стали
павильоны для Expo 2015, которые архитектор спроектировал и построил в Милане: здание Экспо-центра, павильон Zero,
павильон Intesa Sanpaolo, UniCredit на площади Гае Ауленти и
оформление зала в замке Сфорца, в котором будет выставляться
скульптура «Пьета Ронданини» Микеланджело.
Торшер Perseo
от Produzione Privata,
дизайн Michele De Lucchi
Музей компании Poltrona Frau, Толентино (Италия). Проект Michele De Lucchi в сотрудничестве
с Davide Angeli, Maddalena Molteni, Greta Rosset. Фото Alessandro Digaetano
Павильон Zero – точка отсчета для Всемирной выставки 2015, в
которой объединились все символы, знаки, все культурные коды от
античности и до современности. Будто сама земля приподнялась и
из нее родилась новая сущность. Микеле Де Лукки утверждает,
что павильон Zero предлагает посетителю совершить прогулку в
самый центр Земли, в абсолютную темноту гротов, а затем, выбравшись на «кору земную», осознать буквально, что значит «долина
цивилизации». Так представляет Микеле тему Expo 2015 – «Накорми планету: энергия для жизни». Кстати, именно Микеле Де
Лукки был назначен послом Всемирной выставки на миланской
Expo 2015.
Интересная деталь: извечное соревнование с братом-близнецом
завершилось совместным дизайнерским проектом. Причем братхимик в зрелости стал увлекаться коллекционированием антиквариата и пишет картины, а Микеле Де Лукки живо интересуется
естественными науками и призывает использовать в архитектуре и в дизайне междисциплинарные связи. Ведь сейчас, по мнению Микеле, хороший проект просто обязан быть экологически
дружественным, а для этого автору необходимы комплексные
знания и понимание своей миссии.
Сам Микеле по-прежнему рисует эскизы от руки, прототипы в
его мастерской изготавливаются из дерева, чтобы можно было
пощупать, посмотреть с разных точек, оценить устойчивость и эргономичность. Безусловно, архитектор владеет новейшими программами, однако рука и глаз имеют непосредственную связь с интуицией и подскажут то, о чем не догадается компьютер. Для Микеле
предпочтительнее привычный подход, когда архитектор является одновременно дизайнером, скульптором и художником, декоратором и фотографом, воспринимая задачу и объект целостно.
Жесткие границы между дисциплинами разрушают творчество,
мешают свободному перетеканию идей из одной плоскости реализации в другую, в таком случае остается только ремесло.
Микеле Де Лукки на раннем этапе творчества хотел взорвать
коллективное бессознательное изнутри, теперь он занимается его
мягкой трансформацией и деликатным направлением. Если ранее
целью дизайнера было передать дух бунта, разбудить сознание
и обратить внимание людей на противоречия, то сейчас важнее
всего природа. На смену борьбе с системой приходит вопрос: «А
есть ли у человечества будущее и может ли дизайн сделать его лучше?». Если раньше людей волновало лишь то, что можно взять
у мира, у природы, то теперь они начинают задумываться о том,
что можно отдать.
Отдача самого Микеле Де Лукки – не только в его проектах, работе со студентами, в участии в качестве дизайнера и посла в Expo
2015. Многое знаменитый архитектор и дизайнер делает просто по
зову сердца. Например, он не только подарил проект онкоцентра
Hospice Villa Sclopis городу Турину, но и построил, оформил и
наполнил мебелью и светильниками собственного производства.
За мудрой застенчивой улыбкой Микеле скрывается осознание
главного: чтобы спасти мир, красота должна быть доброй.
Диван Lido для Memphis (1982). Дизайн Michele De Lucchi. Фото Studio Azzurro
91
Табурет Astrati,
дизайн Michele De Lucchi
для Riva 1920
92
Пространство Agora для Expo 2015 в Милане,
проект Michele De Lucchi в сотрудничестве с Angelo Micheli, Marcello Biffi,
Silvia Figini, Francesco Faccin. Фото Alessandra Chemollo
Музей компании Poltrona Frau, Толентино (Италия).
Проект Michele De Lucchi в сотрудничестве с Davide Angeli,
Maddalena Molteni, Greta Rosset. Фото Alessandro Digaetano
Микеле Де Лукки (Michele De Lucchi)
Кресло First для Memphis (1983), дизайн Michele De Lucchi
Родился в 1951 году в итальянском городе Феррара. Изучал
архитектуру в Падуанском университете, затем перешел в
университет во Флоренции, где и получил диплом в 1975
году. В течение двух лет по окончании университета Микеле
Де Лукки преподавал архитектуру.
В 1973 году вместе с другими дизайнерами создал радикальную архитектурно-дизайнерскую группу Cavart. В 1978
году Микеле Де Лукки отправился в Милан по приглашению
Kartell и работал в Centrokappa – дизайн-студии компании.
После знакомства с Этторе Соттсассом архитектор примкнул
к группе «Алхимия». Для выставок дизайнерской группы Микеле создал несколько нарочито бесполезных и ироничных
дизайн-объектов: в 1978 году – настольную лампу Sinerpica,
которая на самом деле не светит, в 1979-м – люстру Sinvola,
которая выглядит, как подушка-игольница (прототип изготовлен компанией Philips).
С 1980 года Микеле работает в знаменитой дизайнерской
группе Этторе Соттсасса «Мемфис». В 1982 году придумывает
красочный диван Lido, а в 1983-м – кресло First. В конце
1980-х Микеле Де Лукки возвращается к традиционным
формам в дизайне и в 1987 году вместе с Джанкарло Фассиной проектирует бестселлер Tolomeo для фабрики Artemide
– настольную лампу из алюминия, с идеально чистыми линиями и совершенными пропорциями.
В 1990 году дизайнер основал Produzione Privata – собственное небольшое производство, сначала, чтобы создавать для своих интерьеров светильники, затем подтянулась
мебель, керамика и декор. Самые известные изделия фабрики – минималистские лампы Fata и Fatina 2001 года – изготавливаются вручную по традиционной технологии из молочно-белого муранского стекла.
Сегодня Микеле Де Лукки продолжает работать как архитектор, дизайнер интерьера, а также мебели, светильников, аксессуаров как самостоятельно, так и для больших компаний.
На Expo 2015 в Милане Микеле Де Лукки был выбран почетным
послом Всемирной выставки, а также спроектировал и оформил
центральный павильон и несколько ключевых объектов.
Настольная лампа Tolomeo для Artemide (1987).
Дизайн Michele De Lucchi в сотрудничестве
с Giancarlo Fassina. Фото Luca Tamburlini
93
Милан
проект
Проект создан Michele De Lucchi в сотрудничестве с
Nicholas Bewick, Davide Angeli, Federica Cevasco,
Francesco Garofoli, Maddalena Molteni, Giovanna Latis,
Mercedes Jaen Ruiz. Фото Tom Vack
94
Работа в офисе ассоциируется прежде всего со статикой:
человек сидит за компьютером или за столом на конференции.
А нестандартные творческие идеи чаще всего приходят в голову
во время движения. Что делать? Привнести больше движения в
планировку офиса, заставить его обитателей мыслить нелинейно
и подниматься над будничными проблемами в буквальном смысле
слова. К этому и призывает проект архитектора Микеле Де Лукки,
представленный на выставке Salone del Mobile в Милане.
П
роект The Walk для павильона Ufficio (офис)
на Миланской мебельной выставке – это попытка вывести проектирование офисного пространства на новый уровень. Две перекрещивающиеся
восьмерки, которые приподнимаются в центре на так
называемый «бельэтаж», формируют дорожку, бесконечную, как лента Мебиуса. В каждой окружности
расположен один из тематических островов, а сверху,
как с капитанского мостика, можно увидеть их все,
да еще и посмотреть на оставленную на столе работу и на своих коллег в другом конце помещения.
Каждый остров предлагает определенный шаблон
действий, свойственный тому или иному виду деятельности. Здесь есть и «Лаборатория» – для тех,
кто работает руками, для демонстрации 3D-моделей
и производственного процесса, и «Агора» (рыночная
площадь) – зал для презентаций, и «Клуб» – место
для неофициального общения или отдыха и, наконец, есть пространство для обмена идеями и просто
творческого уединения с компьютером под названием
«Свободные люди».
текст Наталия Дубяга фото предоставлены Buro AMDL
Прогулка на работу
Образ бесконечности, объединяющий столь разнород- 95
ные, но подчиненные общей цели пространства, стал
основой проекта The Walk и открыл перед дизайнерами новую страницу: проектирование интерьера в движении, а не в статике, в трехмерном измерении, а не в
отдельных коробочках-комнатах. Легенды итальянского дизайна с годами не теряют зоркости и видят будущее яснее некоторых юных талантов. Инсталляция
Микеле Де Лукки The Walk на Миланской выставке
стала не только эффектным аттракционом, но, вполне возможно, новой вехой в организации офисного пространства. Так что архитектор вновь, как в молодости,
показал себя революционером и первооткрывателем.
архитектура
Новые виды
для открыток
Как бы бережно итальянцы ни относились к своей истории,
они прекрасно понимают: город невозможно законсервировать.
Так, наряду с Миланским кафедральным собором, Галереей
Виктора Эммануила ІІ и старыми площадями, на открытках
с достопримечательностями Милана вскоре будет изображен
«золотой» Выставочный центр Рэма Колхаса.
материал подготовила Алина Варфоломеева фото предоставлены архитектурными студиями
тема
96
Лес по вертикали
фото Paolo Rosselli
Stefano Boeri Architects
Жилые башни Bosco Verticale в 2014 году были отмечены премией International Highrise как «самые красивые
и инновационные небоскребы» по версии Музея немецкой архитектуры (Франкфурт-на-Майне). Здания, спроектированные итальянской архитектурной студией, стали
зеленым оазисом в деловом районе Порта Нуова. Авторы проекта – Стефано Боэри (Stefano Boeri), Джанандреа Баррека (Gianandrea Barreca) и Джованни Ла
Варра (Giovanni La Varra).
На балконах Bosco Verticale растет порядка 780 деревьев, 5 тысяч кустарников и 11 тысяч многолетних ковровых растений – пышную зелень архитекторы рассматривают как часть фасада. Идея состоит и в том, чтобы
восполнить вырубку деревьев на Земле «разведением»
вертикальных лесов. Количество высаженной на фасадах зелени равносильно тому, что растет на 20 000 кв. м
в дикой природе.
Деревья выполняют функцию умного фасада – не дают
пыли попадать в помещение, защищают от шума, насыщают воздух кислородом, создают микроклимат, благодаря которому комнаты летом не перегреваются.
Высота башен составляет 80 и 112 метров. Их строительство было завершено в 2014 году.
П
ерестраиваются районы и кварталы, вырастают небоскребы, поновому организуется общественное пространство. Воспитанные
на классике, итальянцы очень разборчивы в архитектуре: здания непременно должны быть выдающимися, если не знаковыми, для
своего времени. Так в Милане были возведены жилые комплексы по
проектам Захи Хадид и Даниэля Либескинда, бруталистское здание
Коммерческого университета от Ивонн Фаррелл и Шелли МакНамара,
а также башни Стефано Боэри с зеленью на фасадах.
97
фото Paolo Rosselli, Alberto Fanelli
98
Кривые Хадид
Zaha Hadid Architects
Строительство комплекса CityLife, состоящего из семи
домов, завершилось в конце 2013 года. Заха Хадид, для
которой более характерно проектирование общественных объектов, проявила свой стиль и в разработке
жилья. Текучие и легкие, 5–14-этажные здания перекликаются с окружающим ландшафтом. С северной и
западной стороны комплекс окружен парком, третьим
по величине в городе. Это единственная зеленая зона,
созданная в Милане за последние более чем сто лет.
На юге улица Сенофонте соединяет здания с площадью
Юлия Цезаря и раскинувшимся вокруг нее престижным
кварталом Милана.
Просторные входные холлы домов обставлены мебелью,
разработанной Хадид для этого объекта. Все квартиры комплекса отличаются по размеру, планировке и
ориентации. В CityLife можно найти как однокомнатное жилье, так и двухэтажные пентхаусы. Большие окна
и просторные террасы – еще одна особенность этих
квартир. Здания соответствуют стандартам энергоэффективности.
Рядом с сооружениями Хадид расположились также
заслуживающие внимания многоквартирные дома,
спроектированные Даниэлем Либескиндом (Daniel Li­be­
skind). Эти два комплекса являются частью масштабного
проекта CityLife, который предполагает строительство
на месте старых выставочных павильонов миланского
Экспоцентра нового района с тремя башнями-небоскребами, общественными, торговыми и жилыми строениями.
В разработке квартала кроме Захи Хадид и Даниэля Либескинда поучаствовал Арата Исодзаки (Arata Isozaki).
Грубая коммерция
фото предоставлены L’Universita Commerciale Luigi Bocconi
Grafton Architects
Здание Коммерческого университета имени Луиджи Боккони получило премию Всемирного фестиваля архитектуры (World Architecture
Festival) как лучшее сооружение 2008 года, а в 2009 году – премию Миса ван дер Роэ (Mies van der Rohe Award). Проект-отголосок
архитектуры брутализма был разработан ирландским бюро Grafton
Architects во главе с Ивонн Фаррелл (Yvonne Farrell) и Шелли МакНамарой (Shelley McNamara).
Университет спроектирован как небольшой город в городе. Общественное пространство учебного заведения – просторный холл –
отделено стеклянной стеной от шумной транспортной артерии Viale
Bligny, он лежит ниже уровня улицы. «Окно» в город обеспечивает
символическое присутствие университета в жизни Милана.
Аудитории для научно-исследовательской работы распложены в
верхней части здания и разбиты на отдельные отсеки. Промежутки между ними позволяют проникать свету в лектории, размещенные ниже уровня земли.
В андеграунде университета нашлось место конференц-залам,
выставочному пространству и паркингу.
99
Завод джина, ставший галереей
OMA
В мае 2015 года в реконструированных помещениях одного из
промышленных кварталов Largo Isarco на юге Милана открылся выставочный комплекс Фонда Prada. Яркий постмодернистский проект разработали в OMA, архитектурной студии Рэма Колхаса (Rem Koolhaas). В объекте смело сочетаются старое и новое,
серость и золотой блеск, открытые и закрытые пространства,
низкие и вытянутые по вертикали формы.
Семь зданий завода по производству джина, построенные в начале 20-го века, дополнены тремя новыми объемами. Частично был застроен просторный внутренний двор бывшего промышленного объекта.
Выставочный комплекс состоит из трех частей: музейного пространства для временных экспозиций, кинотеатра-лектория и
10-этажной башни, которая будет открыта позже в этом году. В
ней собираются выставлять постоянные коллекции фонда.
фото Bas Princen
100
фото Guido Maria Isolabella
101
Социальное жилье для Милана
Mario Cucinella Architects
Проведение таких масштабных международных событий, как Expo 2015
не обходится без строительства социальных объектов. Студия Марио Кучинеллы разработала три из семи жилых зданий экспогородка, созданного
специально для размещения гостей выставки в новом миланском районе
Cascina Merlata.
Архитекторы уделили особое внимание проектированию общественных пространств. Их идея состоит в том, что о доме можно судить по обустройству двора, организации атриумов и зеленых пространств в виде зимних садов на
нулевых этажах.
Часть квартир двухуровневые, что позволило создать больше вариантов
планировки. Предметом серьезного анализа стала инсоляция жилых и общественных помещений. В зависимости от того, сколько часов прямого света
получают разные части ступенчатого фасада, был определен оптимальный
размер окон для каждой квартиры.
Несмотря на ограниченный бюджет, высотные дома соответствуют классу
«А» энергоэффективности. В зданиях установлены воздушно-отопительные
агрегаты, солнечные батареи, системы теплого пола – таким набором оборудования укомплектованы социальные объекты в Европе.
После завершения Expo 2015 дома будут использоваться как недорогое
жилье.
в студии
интерьер
Изобретатели
ресторанов
Для Владимира Непийводы и Дмитрия Бонеско создание интерьеров –
это исследование процессов, происходящих в помещениях, и
препарирование жизни. Свои операции они проводят с «йодом» –
их бюро называется YOD Design Lab. Встретившись за чаем в киевском
ресторане «Одесса», интерьер которого был разработан Владимиром
и Дмитрием, мы поговорили о путешествиях, тенденциях и больших
перспективах украинской кухни.
материал подготовила Алина Варфоломеева фото Иван Любенко
102
О принципах
Дмитрий: Когда мы начинали в 2004 году, в воздухе
витало множество трендов – от необарокко до постмодернизма, поэтому на первых этапах хотелось экспериментировать сразу со всеми направлениями и объять
необъятное. Мы путешествовали, смотрели на мир, и
постепенно содержание объекта стало для нас преобладать над многообразием форм. Идеологически нам
близка концепция конструктивистов и модернистов,
заложенная еще в Баухаусе.
Без продуманного внутреннего контекста ресторан или
апартаменты будут только набором трендов, притянутых за уши. Архитектор и дизайнер должны на первых
стадиях проектирования закладывать концептуальную составляющую, которая является фундаментом
всего объекта. Кроме прочего, нам близок принцип «незахламленного» пространства.
Владимир (смеясь): Это мы говорим, сидя в созданном нами интерьере среди тысячи канатов.
Дмитрий: Мы их воспринимаем как единый объект. В
этом и есть отражение нашей философии – из одного
элемента мы структурируем общий пространственный
объем.
В случае с «Одессой» мы стремились показать город, подавая его не прямолинейно, без штампов. Мы передали 103
его внутреннюю философию с помощью материалов –
песчаника, ящиков, похожих на раскладки «Привоза»,
канатов, ассоциирующихся с морем. Светильники для
«Одессы», разработанные промышленным дизайнером
Андреем Галушко, напоминают тельферы – погрузочные краны.
О предметном дизайне
Дмитрий: Наш подход заключается в том, чтобы разрабатывать не отдельные объекты – светильники или
стулья, а создать предмет как часть комплексного решения заведения. К примеру, стол, за которым мы
сейчас сидим, функционален. Он состоит из двух плоскостей: более высокая часть – массивная ножка, переходящая в сервировочную доску, – предназначена
для официанта, которому намного удобнее работать с
такой высотой столешницы. Нижняя столешница –
для гостя. Данный стол не серийный, он разрабатывался конкретно под этот проект и отвечает функциональным задачам своей зоны.
Владимир: Для нас важно углубиться в функцию. Разрабатывая ресторан определенного направления, начинаем с анализа: как гость заходит, где оставляет пальто, что он видит в залах. Когда заведение составляет
меню, сразу планируем, какие блюда можно необычно
подать, чтобы подчеркнуть характер ресторана. Наблюдаем за барменами, бариста, сомелье, бартендерами,
шеф-поварами, изучаем, в каких условиях им комфортно работать. Стараемся учитывать все, вплоть до того,
кто сколько шагов делает на своем рабочем месте, чтобы
в будущем оптимизировать пространство.
Спецификация оборудования, его мощность и габариты
зависят от типа заведения, важен также ассортимент
барной карты и кухни – если это все связать воедино, получится целостный и концептуальный объект.
Владимир Непийвода, Дмитрий Бонеско
104
Интерьер ресторана «Одесса».
Проект YOD Design Lab
О путешествиях
Владимир: Планируя путешествия, мы связываем их с
направлениями будущих заведений. К примеру, сейчас
YOD разрабатывает большой ресторан паназиатской
кухни в центре Киева. Мы специально совершили тур
в Индонезию, Сингапур и Малайзию для того, чтобы
попробовать блюда, соусы разных направлений азиатской кухни, прочувствовать ее остроту и специфику.
Постарались за две недели посетить все наиболее интересные паназиатские рестораны.
Следим и за европейскими тенденциями. Сейчас там
открываются преимущественно заведения азиатской
кухни, адаптированные под западного потребителя,
места с европейским дизайном, без «китайских фонариков». Восточная еда там подается с вилкой и ножом.
Дмитрий: Таков современный этап ресторанной эволюции – каждый вид кухни подстраивается под окружение. То же происходит и с ресторанами – появляются гибридные решения, из которых часть выживает,
а часть нет.
Владимир: Еще недавно у нас состоялся двухдневный
тур по Милану – в программу входило посещение 42 ресторанов и баров, в том числе ночных клубов лаунджформата. Это был тур по новым местам, изучение их
локаций и концепций. Встречалось немало заведений
гибридного формата, которые днем работают, к примеру, как пиццерия, а вечером – как паб.
Или, скажем, кофейня, которая разместилась в цветочном магазине. Ты заходишь за букетом, и за то
время, пока цветы упаковывают, садишься выпить
чашечку кофе с тортом или круассаном. Или наоборот – идешь ради кофе, а заодно покупаешь цветы.
105
О тенденциях
Дмитрий: Мы стараемся не придерживаться трендов.
Популярные течения и модные рестораны, как правило, живут недолго. Среди открывающихся заведений
зачастую остаются только те, в которых есть идейная
инновация и внутренняя философия, отраженная
как в дизайне среды, так и в кулинарии. Целостное и
продуманное заведение не устареет и через 10-20 лет.
А в «трендовых» ресторанах уже через два года приходится проводить косметический редизайн – хотя бы
потому, что похожий интерьер уже сделали многие
коллеги и конкуренты.
Интерьер ресторана «Food&Forest
Проект YOD Design Lab
Об украинских «трендах»
О кухне
Владимир (смеясь): У нас в тренде все, что дешево, поэтому многие заведения реализуются из недорогих материалов, хотя, возможно, и не выглядят таковыми.
В этом, наверное, и состоит талант дизайнера. К слову
сказать, разработка общественных интерьеров этим и
отличается от дизайна частных. Хороший ресторатор
всегда считает деньги, и наша задача – предложить такое решение, чтобы и сохранить нашу концепцию, и
не выйти за рамки бюджета.
Дмитрий: Я бы говорил не о трендах, а о векторе движения в целом. Например, итальянская мебель для
коммерческих заведений перестала быть доступной,
поэтому наши дизайнеры задумались о том, чтобы производить предметы самим. Конечно, многие вещи сейчас выглядят как дизайнерские поделки: люди берут
доступные материалы – металл, фанеру – и пытаются
что-то из них мастерить. Нам необходимо пройти этот
этап декоративно-прикладного искусства. Дальше
будет развитие. На данный момент в Украине уже есть
студии, которые создают неплохие предметы промышленного дизайна, и этим можно гордиться.
Владимир: Я считаю, что украинская кухня в течение
2-5 лет выйдет на качественно новый уровень и станет
не хуже итальянской. Многие дорогие рестораны европейской кухни, открытые в Украине, терпят убытки.
Завозить продукты из Европы стало слишком дорого.
Для таких заведений выход очевиден: или закрыться,
или перейти на локальные продукты. Те рестораны,
которые вовремя сменят вектор, имеют все шансы не
только удержаться на плаву во время кризиса, но и
стать прибыльными. Тем более, что все условия уже
созданы: в ресторанах Украины работают лучшие шефповара, кухни оснащены передовым оборудованием, а
сырьевая база нашей страны имеет огромный потенциал развития. В скором будущем у нас наконец-то
появится первый «мишленовский» ресторан – я в это
верю.
Дмитрий: В Украине многие профессионалы своего
дела вышли из зоны комфорта, поэтому сейчас нужно
налаживать новые связи, искать актуальные решения.
Это касается как формирования украинского дизайна, так и кухни.
студия
интерьер
Большой корабль
Баланс между естественной простотой, домашним уютом
и изысканностью в интерьере, особенно когда речь идет
о рабочей студии, – искусство, подвластное не всем дизайнерам.
Однако те, кому удается его достичь, получают рабочее
пространство с атмосферой, способствующей притоку свежих
идей, готовых к успешному воплощению в новых ярких проектах.
текст Елена Ануфриева фото © Kelly Hoppen Interiors
106
107
Проект – Kelly Hoppen Interiors,
www.kellyhoppeninteriors.com, Великобритания
О
бладательница многих престижных наград, британка Келли Хоппен, может по праву считать
себя основательницей новой философии дизайна
интерьеров, сделавшей творения ее команды узнаваемыми, а услуги – неизменно востребованными. С непреходящим успехом студия Kelly Hoppen Interiors создает
интерьеры жилых домов, яхт, самолетов. В ее впечатляющем портфолио можно найти как работы для частных клиентов, так и блестяще реализованные в разных
странах коммерческие проекты, включая гостиницы,
бары, рестораны и офисы. В поисках новых источников
вдохновения дизайнеры решили «перезагрузить» свое
творческое видение посредством смены локации студии,
переместившейся из Ноттинг-Хилла в оживленный Западный Лондон. Новый офис, расположенный в здании старой фабрики, занимает 6400 кв. м открытого
пространства, что является скорее исключением, чем
правилом для столицы Туманного Альбиона, где на счету каждый метр, и большинство помещений, как жилых, так и рабочих, не отличаются размахом.
Kelly Hoppen
108
109
Просторный лофт оформлен в духе, характерном для работ Хоппен: в его дизайне соединились восточные принципы лаконичной простоты и западный подход, предпочитающий богатые текстуры и роскошную отделку.
Нейтральная колористическая гамма нового помещения
открывает бесконечные возможности для импровизации
в плане интересных комбинаций материалов и цветов.
Новая студия стала вторым домом для 40 блестящих
дизайнерских умов, представляющих креативный коллектив Kelly Hoppen Interiors. С потолками двойной высоты, обеденным столом на 16 персон, множеством зон
для мозговых штурмов и шоу-румом для интерьерной
продукции компании, пространство офиса отличается
не только площадью, но и ощущением новаторства и
неисчерпаемого потенциала для творчества. Неся на
себе печать современной элегантности, граничащей с
аристократизмом, помещение в полной мере сохраняет
стимулирующую атмосферу рабочей студии, что как
нельзя лучше соответствует принципам команды. По
словам самой Келли Хоппен, новое рабочее место наполнено энергией и динамикой, но при этом сохраняет атмосферу уюта и расслабленности. Открытая планировка позволяет всем членам команды беспрепятственно
общаться, обмениваясь идеями, что, несомненно, важно как для успешной реализации проектов, так и для
творческого роста коллектива.
Просторный лофт оформлен в духе, характерном для работ Хоппен: в его дизайне соединились восточные
принципы лаконичной простоты и западный подход, предпочитающий богатые текстуры и роскошную отделку
110
111
112
113
С потолками двойной высоты, обеденным столом на 16 персон, множеством зон для мозговых штурмов и шоу-румом для интерьерной продукции компании,
пространство офиса отличается не только площадью, но и ощущением новарторства и неисчерпаемого потенциала для творчества
текст Елена Ануфриева фото © Alessandro Ciampi
114
банк
интерьер
Монолит идей
При поиске оптимального архитектурно-дизайнерского
решения в современном ключе не обязательно
воображать, каким может быть, к примеру, банк будущего.
Иногда достаточно пристально присмотреться к прошлому.
Именно оно нередко служит неиссякаемым источником
вдохновения, особенно когда речь идет об Италии –
родине дизайна, стиля и искусства в широком понимании.
115
Проект – Massimo Mariani,
Elda Bellone, Jurji Filieri, Италия
116
Н
едавно в итальянском городе Форначетте состоялось открытие новой штаб-квартиры Банка
Пизы и Форначетте, дизайн которой разработала архитектурная компания Массимо Мариани.
Эта оригинальная работа, решительно ломающая распространенные представления о банке как о сооружении со скучным деловым дизайном, является последней стадией более масштабного проекта городской
реконструкции, начавшейся в 1995 году с открытия
главного офиса банка на соседнем участке.
Massimo Mariani
117
118
Внутри компактного монолитного объема заключены
конструкции и пространства, необычные с точки зрения как оформления, так и влияния на окружающую
среду. Новое здание в форме параллелепипеда площадью 4 500 кв. м с тремя этажами и подвалом, строительство которого было начато в 2008 году, представляет
собой органичное продолжение проекта. Снаружи оно
выглядит как внушительных размеров НЛО, обтянутое
металлической «кожей», способной меняться в зависимости от погодных условий. На верхних этажах расположены офисы, а в подвале находятся зал вместимостью до 300 человек, а также галерея для проведения
художественных выставок и других мероприятий.
Интерьер здания, наполненный светом и воздухом, отличается динамичной пространственной компоновкой,
смело выдвигающей на первый план административные и управленческие функции банка. Вокруг двух
центральных двориков расположены открытые, плавно перетекающие друг в друга рабочие зоны.
Эти дворики, в современной экологичной манере украшенные вертикальными садами, обеспечивают внутренние помещения необходимым освещением и вентиляцией. Основными материалами, использованными
при оформлении здания, являются позолоченный
металл для облицовки монолитного корпуса, разноцветное стекло на главном фасаде, ночью выполняющем функцию фонаря, а также дерево и стекло
для отделки внутренних помещений. При разработке
архитектурно-дизайнерской концепции для штабквартиры банка Массимо Мариани воплотил в жизнь
идеи, вызревавшие на протяжении многих лет. Новое
сооружение продолжает творческий диалог с выразительным художественным наследием таких мэтров, как Леонардо Савиоли и Этторе Соттсасс. Посредством воплощения в жизнь этого необычного проекта
Мариани красноречиво продемонстрировал ощутимое
влияние на современную архитектуру Италии истоков дизайнерской культуры, зародившейся в Тоскане
и Флоренции в 70–80-х годах прошлого века.
119
текст Татьяна Телегина фото Jimmy Cohrssen (интерьер) Akihiro Yoshida (предметы)
120
ресторан
интерьер
Тотальный подход
В эпоху глобализации комплексный подход к дизайну
ресторанов, баров, кафе и клубов становится все
популярнее. Брендинг заведения не спорит с интерьером,
а наоборот, подчеркивает его особенности. Все детали,
от логотипа до столовых приборов, связаны между собой
и дополняют друг друга.
121
Проект – nendo, Oki Sato,
Nomura Co.Ltd, Masumi Hotta, Япония
122
Р
ебрендинг токийского суши-ресторана Sushiro –
яркий пример продуманности деталей и растущего внимания к целостности дизайна. Руководство компании пересмотрело концепцию и приняло
решение не просто изменить название и фирменный
стиль, а занять новую нишу в гастрономическом бизнесе. Сегодня ресторан носит имя tumamigui и является
одним из немногих заведений, в котором клиент с помощью планшета может сам выбирать размер порции и
процентное соотношение риса и морепродуктов в ней.
Разработку нового дизайна доверили японской студии nendo. По их авторским эскизам были сделаны
столовые приборы, текстиль, мебель и униформа для
персонала. Главный графический образ tumamigui –
цветок с шестью каплевидными лепестками, который символизирует основную идею позиционирования
ресторана: «есть то, что хочется и сколько хочется».
Oki Sato
123
124
Между тем, концепция интерьера, разработанного ди- 125
зайнерами, построена на сочетании базовой нейтральной
цветовой палитры и разнообразных форм и фактур.
Столы и стулья в tumamigui расположены достаточно
близко друг к другу, но в этом заключается истинно
японский подход к планированию пространства, позволяющий в небольшом и узком помещении комфортно рассадить достаточно большое количество людей.
Такое решение тем более актуально, что после ребрендинга ресторан стал одним из самых популярных гастрономических заведений в Токио.
Практически вся мебель в ресторане выполнена по
эскизам автора проекта.Есть здесь удобные мягкие диваны вдоль одной из стен, а также дизайнерские стулья
различных стилей. «Замысел заключался в том, чтобы посетитель tumamigui мог выбрать не только блюдо
по вкусу, но и самое комфортное для себя место», –
рассказывает главный дизайнер nendo Оки Сато.
Особого внимания заслуживает освещение ресторана.
Самым выразительным украшением интерьера стали
большие разноцветные люстры, расположенные вдоль
центральной оси всего помещения. Встроенные потолочные светильники дают прямой ровный свет. Благодаря такой активной иллюминации пространство кажется глубоким и многослойным.
бутик
интерьер
Туфельный рай
Перефразируя известную пословицу,
можно с уверенностью сказать: одна
творческая команда хорошо, а две –
лучше. Особенно если эти команды
работают в разных сферах дизайна
и таким образом взаимообогащаются
свежими яркими идеями.
текст Елена Ануфриева фото © Quintin Lake
126
127
С
тудия Nick Leith-Smith Architecture + Design,
основанная в 2000 году, за 15 лет завоевала репутацию первоклассной креативной команды,
создающей современную продукцию в области эксклюзивного дизайна класса «люкс». Помимо тонкого вкуса
и высокой работоспособности, известность дизайнерам принесло тесное и, что немаловажно, успешное сотрудничество с представителями мира высокой моды.
Одним из таких блестяще реализованных проектов
стало создание глобального аутлета бренда Manolo
Blahnik совместно с его основателем Маноло Блаником. Испанский дизайнер обуви, работавший с такими
фэшн-гигантами, как Джон Гальяно, Ив Сен Лоран,
Келвин Кляйн, стал известен во всем мире не в последнюю очередь благодаря нашумевшему сериалу «Секс
в большом городе» и его героиням, обожающим оригинальность и шик во всем, что касается дамских туфель.
Новый салон Manolo Blahnik London площадью
42 000 кв. м расположен на пятом этаже знаменитого
лондонского универмага Harrods и носит красноречивое название Shoe Heaven («Туфельный рай»). Он находится в западной части магазина и отделен от остального пространства этажа, имеет собственный вход и
ведущую к нему лестницу. С помощью изысканного дизайна в духе творений виртуозного архитектора из Австрии Йозефа Хоффмана, последователя европейского
ар-нуво и одного из основателей Венского сецессиона, в
помещении создана богемная атмосфера престижного салона.
Проект –
Nick Leith-Smith Architecture +
Design и Manolo Blahnik,
Великобритания
Nick Leith-Smith
128
При входе в бутик явственно ощущается влияние
творчества австрийского гения от архитектуры благодаря ярко выраженным геометрическим формам, использованным дизайнерами при трансформации потолка, мебели, выставочного пространства в четкую
композицию, состоящую из вертикальных линий и
диагональных конструкций. Внутренние особенности
пространства усилены посредством изящной геометрии и насыщенных оттенков: праздничные всплески
цвета нашли свое отражение в смелом колористическом
оформлении обивки кресел и диванов из коллекции датской мебели начала и середины 19-го века. «Сочные»
предметы мебели, выполненные на заказ, гармонично
сочетаются с винтажным дизайнерским наследием,
представленным в салоне. Элегантные витринные
полки, организованные вдоль стен, украшает соблазнительная коллекция брендовых туфель – заветной мечты любой модницы. Эти же яркие, стимулирующие воображение тона были использованы при
создании шелковых абажуров и люстр, дизайнером
которых стал лично маэстро Бланик.
129
130
131
Элегантные витринные полки, организованные вдоль стен, украшает
соблазнительная коллекция брендовых туфель – заветной мечты любой модницы
Преобразование классического интерьера
в современный – всегда путешествие во
времени, особенно если при этом производится
радикальная перепланировка, которая
становится настоящим событием для всех соседей
в старинном английском городе. Так, благодаря
архитекторам, новое поколение получает
возможность начать с чистого листа,
даже если дом был получен в наследство.
текст Наталия Дубяга фото Alex Maguire Photography предоставлены v2com
дом
интерьер
132
Машина времени
М
олодая пара с двумя маленькими детьми,
люди профессионально успешные, получила в свое распоряжение дом в Бакингемпшире с традиционным расположением комнат на
первом этаже. Однако то, что устраивало родителей,
оказалось совершенно не удобным для представителей молодого поколения: кухня, отделенная от
гостиной, была постоянно переполнена, а в другие,
более просторные комнаты, даже не заходили – ведь
все общение сосредоточено вокруг очага. Кроме того,
при старой планировке гостевая комната казалась
темным чуланом, и туда тоже никто не стремился.
Архитекторы студии LLI Design прежде всего снесли лишние перегородки – стену между кухней и гостиной – и сделали гостевую комнату частью общего
пространства. Проблема слабой освещенности таким
образом тоже была решена: ведь теперь свет поступал
практически со всех сторон дома. Обособленным остался только кабинет, что объяснимо функционально.
Кухня обрела более развернутый план, поворотная
точка гостиной отмечена красным угловым диваном,
а вместо гостевой получился отличный лаунж для телепросмотров, и здесь небольшое количество света стало только плюсом.
Был выбран нейтральный общий колорит – серо-белая
гамма с акцентами красного и черного на полюсе кухня-столовая-гостиная и ореховый с оранжево-красным
в лаунж-зоне.
133
Linda Levene
Дизайн – LLI Design,
Великобритания
134
135
Плюс к этому система умного освещения с программируемой подсветкой, которая управляется как с помощью пульта, так и с мобильных устройств, дает неограниченные возможности расцвечивания интерьера
в самые разные оттенки. Так что сдержанный дизайн
кроет в себе много секретов. Например, столешница
кухонного острова: кроме того, что она выполнена из
матового закаленного стекла, под ней спрятана LED-
подсветка, так что при желании она может выступать
соло – совсем как в модном баре. Культовые вещи – светильники от Flos в столовой зоне и в гостиной, лампы
AJ в кабинете и кресло Egg Chair в лаунж-зоне авторства Арне Якобсена, стулья Eames EA108 – призваны
подтвердить статус нового интерьера и, конечно, положить начало новой традиции в консервативном Бакингемшире.
136
137
Культовые вещи – светильники от Flos в столовой зоне и в гостиной, лампы AJ в кабинете и кресло Egg Chair
в лаунж-зоне авторства Арне Якобсена, стулья Eames EA108 – призваны подтвердить статус нового интерьера
Отдых в стиле
высокой моды
Сладкие грезы, морской бриз и красота в каждом сантиметре
пространства – такие ассоциации вызывает манящий Лазурный Берег.
Чтобы сполна прочувствовать его атмосферу, самое лучшее решение –
остановиться в необычном номере с интерьером, наполненным
утонченным французским шиком.
Nathalie Ryan
У
видевшие свет в 2010 году на юге Франции
апартаменты люкс площадью 400 кв. м от Dior
стали настоящим подарком поклонникам всемирно известного бренда, на протяжении многих десятилетий олицетворяющего роскошь и стиль.
Изысканный номер в отеле Majestic, расположенном
на набережной Круазетт в Каннах, пользуется большой популярностью у молодоженов. Светлый и воздушный, как свадебный торт, он идеально подходит
для первой брачной ночи или медового месяца. Здесь
также любят останавливаться те, кто только готовится провести свадебную церемонию на Ривьере – на
этот случай предусмотрены не одна, а две просторные спальни с ванной и душевой кабиной в каждой
из них. Таким образом, жених и невеста имеют отдельные зоны отдыха, а для встреч с друзьями и родственниками есть просторная, элегантно оформленная
гостиная.
текст Елена Ануфриева
фото © Eric Cuvillier
свит
интерьер
138
Проект – Kirei Studio,
www.kirei-studio.com, Франция
139
Апартаменты обставлены роскошной мебелью 18-го
столетия в комбинации с современными дизайнерскими объектами, выполненными с использованием бронзы и дерева от парижской Kirei Studio и ее основательницы Натали Райан (Nathalie Ryan). Богатые ткани,
такие как шелк и бархат, также играют важную роль
в оформлении. Они создают безмятежную атмосферу,
располагающую к умиротворению и расслаблению.
Нежные пастельные тона, преобладающие в интерьере,
настраивают на романтический лад – пьянящее предвкушение идиллического будущего подобно тонкому
аромату духов Dior.
В зоне столовой полы из камня и венгерского дерева.
140 Большой обеденный стол в окружении шедевров французского неоклассицизма – знаменитых стульев-ме-
дальонов с благородной серовато-серебряной обивкой –
переносят постояльцев в эпоху Людовика XVI.
Из гостиной, отделанной в черных и теплых серых
тонах, которые уже давно стали классикой «от Диора», открывается захватывающий вид на живописный Каннский залив, Средиземное море и Леринские
острова. Яркими цветовыми акцентами жилой зоны
стали уютно расположившиеся на мягких диванах
красные плиссированные подушки. Особого внимания
заслуживают вышитое постельное белье, двери ванной
комнаты из матированного стекла и вместительный
деревянный гардероб благородного серебристого оттенка. Каждый элемент интерьера номера создан модным домом Dior: все, что находится в помещении, изготовлено на заказ.
141
142
143
Каждый элемент интерьера номера создан модным домом Dior:
все, что находится в помещении, изготовлено на заказ
Классика не бывает скучной, если объект
оказывается в умелых руках. К тому же
современные стандарты красоты достаточно
лояльны к смешению стилей, технологий
и взаимному цитированию. В центре этого
интерьера – живописное панно во всю стену по
мотивам натюрмортов Яна ван Хёйсума. От него,
как лучи от звезды, расходятся все смысловые
нити интерьера.
текст Наталия Дубяга фото Андрей Безуглов
квартира
интерьер
144
Новые голландцы
145
Проект –
Ника Воротынцева, Киев
146
С
вободная планировка кажется таковой только
на первый взгляд, на деле у квартиры площадью 83 кв. м оказался серьезный недостаток:
несущие колонны монолитного каркаса дома в самых
неподходящих местах. Чтобы нивелировать его, понадобился незаурядный талант проектирования и
декорирования, и архитектор Ника Воротынцева победила пространство и время в отдельно взятой киевской
квартире. Колонны были превращены в разделители
функциональных зон и максимально растворены в
пространстве за счет декорирования зеркалами и других уловок, так что об их неуместности уже никто не
вспоминал.
Одно из преимуществ апартаментов в киевской новостройке на улице Жилянской – потолки высотой 3,6 м.
Благодаря столь щедрому подарку интерьер удалось
сразу вывести на дворцовый уровень, сохранив ощущение света и воздуха даже при небольших площадях. Хозяйке квартиры, страстной поклоннице искусства и просто всего красивого, хотелось видеть свой дом
артистичным, но без богемности.
Ненавязчивое цитирование классики на основе привычного современному человеку минимализма помогло решить проблему стиля и создать женственный и
изящный интерьер. Тонкие линии профилей на стенных панелях в гостиной и спальне создают классическую канву, а в центре, словно фонтан эмоций – натюрморт в стиле голландского художника Яна ван Хёйсума.
Насыщенный цвет (фоновым выбран модный оттенок
марсала), неприкрытая чувственность распахнутых лепестков, живая экспрессия – все увлекает в этом живописном панно, причем настолько, что не видно даже
двери, спрятанной «в букете». По сравнению с главной
стеной остальной интерьер более спокойный в колористическом плане.
147
Ника Воротынцева,
Всегда интересно пробовать что-то новое.
Этот проект стал первым, где мы сочетали классические и современные формы,
глубокие насыщенные цвета и необычные
художественные приемы. Очень рада, что
заказчица с легкостью приняла все наши
эксперименты. Итог – все очень довольны
результатом.
148
Впрочем, он также таит в себе массу сюрпризов. Как в
старинных голландских шкафах на ножках, «пип-шоу»,
где в глазок в системе зеркал можно было увидеть искусно выстроенные трехмерные изображения, так и
здесь зеркальные поверхности, игры с вертикалями и
неожиданное членение пространства создают эффект
бесконечности. Диван в лоджии с панорамным видом
на город становится естественной кульминацией игры
с перспективой.
В оформлении интерьера архитектор по максимуму задействовала отечественных производителей: в Manka
Studio изготовили всю корпусную мебель, зеркальные консоли и просто зеркала, выполнили все работы
по металлу, а более мягкие субстанции – текстиль,
диваны и кресла – в Design-Alliance. И все же без итальянцев не обошлось: светильники как показатель статуса были выбраны у компании Slamp, а в гостиной
представлена гордость заказчицы – торшер от Flos,
придуманный Филиппом Старком.
Именно свобода в трактовке классики, свойственная
Старку, кстати, любимому дизайнеру хозяйки, стала
отправной точкой для этого интерьера, который в будущем, конечно, наполнится новыми интересными
арт- и дизайн-объектами.
149
При создании произведений архитектуры
и дизайна преломление исторического
наследия через призму современных веяний
способно произвести потрясающий эффект.
Именно такие проекты, в которых гармонично
уживаются контрасты, часто вызывают отклик
у публики, завоевывая награды и сердца.
текст Елена Ануфриева фото © Andre Rider
апартаменты
интерьер
150
На контрасте
151
Проект – бюро
Les Ensembliers, Канада
П
родукт успешного партнерства архитектора
Максима Вандала (Maxime Vandal) и дизайнера
интерьеров Ричарда Уиллетта (Richard Ouellet­
te) – канадская фирма Les Ensembliers – стала первой
компанией в Квебеке, соединившей в своей работе архитектуру, дизайн и строительство. Команда блестяще
справляется с проектами, умеет действовать в сжатых
временных и бюджетных рамках. Воплощенные ими в
жизнь сложные проекты регулярно освещаются массмедиа во всем мире.
Одной из таких работ стала недавно завершенная резиденция в Монреале площадью 6 000 кв. м, занимающая
три этажа, с третьего по пятый. Она объединяет в себе
трое смежных апартаментов Redpath Lofts. Мастера
успешно решили задачу переосмысления «вводных
данных» различных архитектурно-дизайнерских единиц, результатом чего стало новое жилище, воплотившее индивидуальность своих владельцев. По словам
основателей и главных «движущих сил» компании,
успеха в этом им помогла достичь тесная коллаборация с клиентами, обладающими одновременно гибким
мышлением и четким понимаем того, каким они хотят
видеть свое будущее жилье. Район Монреаля, где появилось на свет новое творение Les Ensembliers, имеет
индустриальное прошлое – на месте помпезных лофтов
до начала нынешнего столетия был сахарный завод.
Постепенно эта часть города наполнилась роскошными
жилыми сооружениями, одним из которых и стал данный проект, задуманный как пространство, органично
соединяющее три помещения на разных этажах в еди-
ное целое со своим уникальным «Я». Архитекторы и
будущие владельцы также сочли важным сохранить
элементы промышленного наследия, отодвинув на второй план типичную для лофтов логику развития пространства, в результате чего появилось сооружение,
состоящее из двух архитектурных объемов, вертикального и горизонтального.
Maxime Vandal &
Richard Ouelette
152
153
Первый объем – центральная часть, переходящая
в атриум, который связывает между собой все три этажа, наполняя последний естественным освещением.
Второй приподнят на три ступеньки и соединяет в
единое целое лестницы четвертого и пятого этажей. С
помощью таких искусных приемов стало возможным
четкое разделение помещения на функциональные
зоны, включающие фойе, столовую и кухню, детскую,
гостиную и другие комнаты.
В процессе работы над проектом были полностью переосмыслены все жилые пространства: теперь они плавно
«перетекают» друг в друга, не теряя при этом своей
индивидуальности – от зон, предназначенных для активного общения, до уютных приватных уголков. Характер каждой из них определяется пространственным
расположением, использованием определенных материалов и подбором соответствующей мебели. Кухня минималистична и функциональна – здесь можно найти
все самое необходимое для приготовления пищи. Будучи основным местом общения, просторная гостиная с высокими потолками и большими окнами украшена расположенным в центре стальным камином и
огромным овальным столом. Эти и другие элементы
дизайна, такие как оригинальные светильники из металлических прутьев, свидетельствуют об индустриальном прошлом помещения. В свою очередь, оформление
главной спальни напоминает о том, что дом – это самое
уютное место на земле: теплые тона, благородные материалы с приятной на ощупь текстурой, такие как
шелк, бархат, мрамор, наполняют зону для сна комфортом и спокойствием.
154
Кухня минималистична и функциональна – здесь можно найти
все самое необходимое для приготовления пищи
155
156
Оформление главной спальни напоминает о том, что дом – это самое уютное место на земле: теплые тона, благородные материалы
с приятной на ощупь текстурой, такие как шелк, бархат, мрамор, наполняют зону для сна комфортом и спокойствием
157
Есть вещи, которые проходят в жизни
и творчестве дизайнера лейтмотивом. Часто
автор спустя годы заново переосмысливает свои
творения, ставшие хитами, чтобы затем открыть
их для нас в совершенно новом качестве.
158
Б
олее десяти лет длится плодотворное сотрудничество Патрисии Уркиолы с итальянской
фабрикой дизайнерской мебели B&B Italia. За
это время дизайнер разработала для всемирно известного бренда множество коллекций, которые отличаются продуманностью, элегантностью и отменным
качеством. Как правило, мягкая мебель от Уркиолы
выглядит достаточно необычно. Широкие и глубокие
сиденья-основания буквально обволакивают, в них
легко «утонуть» или затеряться. Особенно хорошо
это просматривается в коллекции 2007 года под общим названием Fat (в переводе с англ. «толстяк»).
Уркиола спроектировала диван и кресла пышных
форм с округлыми основаниями, напоминающими
животик, и тонкими изогнутыми спинками. Мягкие
диванные подушки позволяют максимально удобно
устроиться на диване или в кресле.
Спустя восемь лет Патрисия Уркиола решила вернуться к прежнему концепту, представив его в ином
варианте – мебели для улицы. В серии диванов и кресел Fat Outdoor новыми красками играют излюбленные мотивы в творчестве дизайнера – «вязаные» элементы. Достаточно вспомнить коллекции Canasta и
текст Галина Ковальчук фото предоставлены B&B Italia
объект
дизайн
Связать воедино
Patricia Urqiola
Crinoline в линейке B&B Italia Outdoor. Основательные
сидения Fat Outdoor отлично сочетаются с плетеными
секциями, которые служат спинками. Они изготовлены
из крученых полиэтиленовых волокон особого сероватокоричневого оттенка тортора (по-итальянски tortora означает еще и горлицу, крылья которой имеют такой же
цвет. – Ред.). Внутренний каркас мебели выполнен из
стали, сиденья наполнены полиуретановой пеной Byfit,
полиэфирным волокном с водоотталкивающими свойствами и обиты тканями из лимитированных коллекций всевозможных оттенков, переплетений и фактур.
Производитель предлагает более 30 вариантов отделки
на любой вкус.
Коллекция Fat Outdoor включает шесть видов диванов,
от классического трехместного до настоящих модульных «островов», кресла двух видов, отличающиеся по
размеру и высоте спинки, а также оттоманки всевозможных размеров. Но общим для всех этих предметов
мебели являются подчеркнуто большие размеры: невозможно сдержаться, чтобы не взобраться на кресло или
диван с ногами. А еще хорошо захватить с собой блюдо с
фруктами и любоваться звездами вечер напролет.
159
эпоха
дизайн
160
Портрет Люловика XV (1760),
художник Луи-Мишель ван Лоо
Фрагмент ворот
Версальского дворца
Сон в облаках
О
Кресло из коллекции
Dreaming in the Clouds,
Roberto Giovannini
снователь фабрики Роберто Джованнини приобрел мировую известность и высокую репутацию, прежде всего, как умелый краснодеревщик. Вся жизнь Джованнини посвящена постоянному
совершенствованию искусства работы с деревом: «Я сделал краснодеревное ремесло, – говорит мастер, – смыслом жизни, продолжая традиции моей родной Флоренции, города, имя которого всегда было синонимом
искусства и культуры». В полной мере талант Роберто
Джованнини проявился в точном воссоздании роскошных коллекций мебели и эксклюзивного освещения в
стиле Людовика XV. Изготовленные с применением
современных технологий исторические реплики сохраняют все достоинства старинных флорентийских
образцов искусной ручной работы.
текст Галина Ковальчук
В середине 18-го века на смену
барочной пышности пришли
утонченность и камерность стиля
рококо. Эта перемена отчетливо
прослеживается в мебели итальянской
компании Roberto Giovannini
Люстра из коллекции
Dreaming in the Clouds,
Roberto Giovannini
Зеркальная галерея
Версальского дворца
Версальский дворец, Париж
Столик из
коллекции
Dreaming
in the Clouds,
Roberto
Giovannini
В эпоху Людовика XV, когда в моду вошел стиль рококо, в качестве декора преобладали классические техники художественной резьбы по дереву. Знаменитые
рокайли, витые узоры в форме раковин, равно как
и растительные мотивы, покрывали каждый сантиметр поверхности мебели. Наиболее полно данный
вид декорирования применен в новой коллекции от
Roberto Giovannini. Изящные и грациозные предметы точно передают название коллекции – Dreaming
in the Clouds, располагают к расслаблению и отдыху. Это не удивительно, так как именно в 18-м веке
впервые, наверное, в истории мебели важным стало
удобство. Да и сами интерьеры, в соответствии со вкусами придворных дам того времени, начали меняться, приобретая характер интимности и уюта.
161
коллекции
события
Ripple от Masiero
Компания Masiero смело экспериментирует с различными источниками света. Сочетание традиционных материалов и современного дизайна помогает
создавать нестандартные вещи. Светильник Ripple –
настоящая находка для любителей такого подхода к
освещению и дизайну. Встроенные в дубовый каркас волнообразной формы LED-лампы изливают рассеянный свет на пять каплевидных подвесок. Последние изготовлены из муранского стекла по особой
технологии Balloton sommerso, благодаря использованию которой в толще стекла остаются маленькие пузырьки воздуха. За счет этого и естественной
игры света изделие приобретает особый блеск.
www.masierogroup.com
162
Volare
от Poltrona Frau
Современная версия классической кровати с пологом – это именно тот случай, когда мебель, занимая центральное место в пространстве спальни,
ничуть не перегружает его. Дизайнер Роберто Лаццерони (Roberto Lazzeroni) постарался максимально
облегчить внешний вид модели Volare, изготовив конструкцию внешних опор из оригинальных профилей
треугольной формы. Главного же визуального эффекта – иллюзии парящей в воздухе кровати – удалось
добиться путем использования невидимой для глаз
центральной опоры. Каркас, равно как и элегантно
закрепленные ремнями у изголовья подушки цвета
«мока», полностью обит седельной кожей Pelle Frau®,
которая является фирменной запатентованной разработкой компании.
www.poltronafrau.com
Manta от Rimadesio
Модульная система столов разработана для жилого
интерьера, а также для офиса. Каркас и центральная перекладина Manta изготовлены из закаленного, отлитого под высоким давлением алюминия.
Данная технология гарантирует надежность всей
структуры изделия даже при минимальной толщине
деталей. Круглые и прямоугольные столешницы (в
последнем случае имеется вариант с закругленными краями) по желанию клиента могут быть изготовлены из дерева, акрила, мрамора или закаленного
стекла. Что касается окрашивания материалов для
столешниц, производитель предлагает более 30 оттенков фирменной палитры Ecolorsystem.
www.rimadesio.comt
163
Tribeca
от Casamilano
Дизайнеры фабрики Casamilano придерживаются
концепции лаконичности и естественности. Мебель
бренда полностью лишена помпезности. Наглядный
пример стиля Casamilano – основательное и удобное кресло Tribeca. Производитель делает ставку на
несложные формы, качественные материалы и натуральные цвета. Каркас кресла изготовлен из массива
ели и многослойной фанеры из тополя, ножки – из
бука, а наполнение сидений – из вспененного полиуретана различной плотности. Съемные чехлы
приятного кофейного оттенка украшает контрастная
окантовка насыщенного шоколадного цвета в тон
ножкам. Завершает элегантный образ Tribeca утяжки
с использованием декоративных пуговиц на спинке
кресла.
www.casamilanohome.com
коллекции
события
bulthaup b3
Мультифункциональная система bulthaup b3 ломает привычные схемы проектирования кухонного пространства, предлагая принципиально новый подход к
эргономичному использованию стен как систем для
хранения. От рабочей поверхности структурообразующий стеновой элемент уходит вверх к потолку и
производит абсолютно новое впечатление. Внизу
рабочая поверхность получает продолжение в виде
ящиков, обеспечивающих быстрый доступ к кухонной
утвари. При этом можно использовать всю ширину
рабочего места. Решение о том, будут ли настенные
элементы укомплектованы раздвижными дверцами
из стекла или получат классическое оформление из
других материалов bulthaup, производитель оставляет за клиентом.
www.bulthaup.com
164
Magnifica от Scavolini
Коллекция мебели для ванных комнат, впитавшая
благородный дух стиля ар-деко, балансирует на
грани между классикой и современностью. Автор
Magnifica – архитектор Джанни Парески (Gianni
Pareschi) – воплотил в жизнь настоящую, не показную роскошь, которая возможна только при высочайшем качестве каждого элемента. Беспроигрышная
черно-белая гамма, люксовые материалы, выразительные декоративные элементы превращают утилитарное помещение ванной в эксклюзивное и изысканное пространство.
Широкая вариативность декоров и отделок дает возможность создать в ванной комнате еще более индивидуальный интерьер: фабрика предлагает 30 вариантов оттенков (от кремового до графитово-черного)
и три вида исполнения – лак, глянец и матовое покрытие.
www.scavolini.com
Loft от Snaidero
Кухня, разработанная итальянским архитектором Микеле Марконом (Michele Marcon), является воплощением актуальных городских тенденций. Ее характеризует
максимальная открытость, богатая конструктивная
база, функциональность и ярко выраженный современный дизайн с ретро-акцентами. Индустриальный
дух модели Loft воплощен в традиционных материалах
(дереве, стекле, металле) и особых приемах декорирования в промышленном стиле. Среди них – фасады с
имитацией состаренного дерева, следы «от собачьих
зубов», фактуры в стиле португальских изразцов азулежу, детали из патинированного металла, декоративная
графика. Широкий выбор модульных элементов дает
простор для создания индивидуальной кухни.
www.snaidero.com
www.wwts.it
165
Villa
от Officine Gullo
Семейное предприятие Officine Gullo специализируется на изготовлении профессионального кухонного
оборудования. К примеру, классическая плита ручной
работы выполнена в фирменном флорентийском
стиле. Подчеркнутую традиционность поддерживает безупречный дизайн ручек и общий декор плиты. Кухонное оборудование изготовлено из стали
в комбинации с латунными деталями в трех вариантах отделки: полированная, никелированная или
хромированная латунь. Также предусмотрена возможность окрасить плиту в один из 600 оттенков,
а вместо латуни изготовить ручки из цельной древесины тика. Плита снабжена профессиональной
духовкой и, опционально, сушилкой для продуктов.
www.officinegullo.it
www.wwts.it
текст Жанна Билоцкая фото Studiopointer.com
коллекции
события
Держать марку
Коллекция мебели Abitare Infinito, разработанная Олегом Волосовским и Еленой Логвинец для компании
Cimini & Compagnucci, стала важным аккордом в сотруд166 ничестве итальянского бренда с украинской архитектурной мастерской Loft Buro. Для Cimini & Compagnucci – это
первый опыт в создании серийной коллекции мебели.
Производство компании расположено в Центральной
Италии, в регионе Марке, славящемся богатыми традициями работы с кожей. Учитывая этот факт, архитекторы
в процессе работы над заказом получили уникальную
возможность экспериментировать с различными видами и текстурами высококлассных материалов.
Начало коллекции было положено три года назад, тогда
на Миланском мебельном салоне компания представила пять предметов: стол, стулья, буфет, диван и кресла.
Последующее участие в выставках INDEX 2013 в Дубае и
I Saloni WorldWide Moscow окончательно подтвердило
успех коллекции. В начале 2015 года руководство Cimini
& Compagnucci приняло решение о запуске второй линейки мебели, дебютировавшей в Милане этой весной.
Главным источником вдохновения для архитекторов послужили графическая строгость эмблемы «Роза ветров»,
что отчетливо проявилось в сложной геометрии предметов мебели и тщательном подборе текстур шпона.
Елена Логвинец,
Олег Волосовский
В оформлении стенда Fusaroli Pier Luigi архитекторы использовли узнаваемые образы
шедевра эпохи Возрождения – «Урбинского диптиха» Пьеро делла Франческа
Другой образ – кольцо – символ единства, выступающий
центральным связующим элементом двух симметричных частей каждого предмета. Основной акцент сделан
на материалах, изысканных фактурах, качественной отделке и выразительных элементах. Так, обыгрывая тему
декора в корпусной мебели, архитекторы использовали
эффектную комбинацию материалов. Для этого на подложку из серебряной фольги они поместили кристаллы,
которые усилили преломление цвета, тем самым создав
эффект зеркала. Общий тон всей коллекции задают кожаная обивка с характерными потертостями, роскошные текстуры шпона экзотических пород древесины,
глянцевые поверхности в технике глубокой лакировки, а
также тонкие монохромные сочетания оттенков серого,
оливкового и величественного серо-синего.
Презентация коллекции Abitare Infinito проходила на
стенде давнего партнера Loft Buro – компании по производству светильников Fusaroli Pier Luigi. Тандем «архитектор – производитель» позволил реализовать многие
идеи, в данном случае – это целая серия светильников
из коллекции Fantasia nelle Lampade. Они гармонично
сочетались с мебелью, прекрасно дополняя друг друга.
В 2016 году в рамках Salone del Mobile компания
Cimini & Compagnucci представит полную коллекцию
мебели для гостиной и спальни, включая предметы интерьера и аксессуары.
167
шоу-рум
события
Новый взгляд –
новый мир
14 мая журнал «САЛОН» совместно с компанией Villa
Verde представили проект Design Travel. В течение
всего лета на территории шоу-рума под открытым
небом Villa Verde при поддержке постоянных партнеров – компаний Laufen, Manezh и Rostex – нас ожидают встречи с авторитетными представителями украинского дизайн-сообщества. По мнению организаторов,
их яркие выступления на актуальные темы позволят
максимально раскрыть всю многогранность дизайна. Первую главу в цикле творческих встреч открыл
известный дизайнер Сергей Махно. Он поделился самыми интересными впечатлениями от путешествия по
США и своими взглядами на мировой дизайн в целом.
«Идея проекта возникла давно и лишь ждала своего
часа», – отметила в своем обращении к гостям издатель журнала «САЛОН» Оксана Деревянко. – «Культурный проект Design Travel – это новое сообщество,
объединенное общими интересами и несомненными
талантами, новый способ поделиться своими взглядами на мир». Оксана Деревянко выразила уверенность
в том, что предложенный формат станет идеальной
возможностью для самовыражения представителей
дизайн-сферы: «Новая инициатива поспособствует
коммуникации между участниками профессиональных
сообществ, обмену опытом и ощущениями, а также послужит толчком для возникновения новых идей. Этим
пониманием объединены все наши начинания».
фото Павел Шевчук
Сергей Махно
168
Александр Грибан (Amstar Украина)
Андрей Луковской, Оксана Опанасенко
Елена Лужановская (Whites Communication),
Оксана Деревянко («САЛОН»),
Мартин Нанн (Whites Communication)
Ева Бассано, Ирина Сивак
Андрей Могила, Надежда Азьмук
Юлия Завальнюк (Villa Verde), Сергей Махно,
Лейсян Хайраруллина («САЛОН»)
Автограф-сессия
Оксана Деревянко («САЛОН»)
169
Мария Флока («САЛОН»),
Ева Хобта (UFW)
Ирина Березовенко (Rostex),
Александр Франков (Laufen),
Оксана Кабаций (Rostex)
Мария Дьяченко (Manezh)
Валентина Качмала, Леся Благая,
Ирина Шутько (Archi Studio), Диана Тышкевич (Archi Studio)
шоу-рум
события
170
Сильверио Мариан (W.W.T.S.),
Микела Де Мартино (Paolino Lemon trees)
Андреа Грифони (Silvano Grifoni),
Фабиана Паравано (W.W.T.S.)
Круглая дата
В рамках вневыставочной программы Fuorisalone в
Милане всегда царит особое настроение. Четыре вечера подряд знаменитый Palazzo Visconti принимал гостей специального проекта Russki Dom. В нынешнем
году событие совпало с 20-летним юбилеем компании
W.W.T.S. – официального представителя ведущих итальянских фабрик по производству мебели и предметов интерьера.
Великолепные залы Palazzo Visconti наполнились ароматами превосходных блюд средиземноморской кухни, мастерски приготовленных поварами ресторана
Paolino Lemon Trees с острова Капри. Особую атмосферу создавало выступление певца Гульельмо Сальвии
и гитариста Russki Dom. Гости «Русского дома» наслаждались гастрономическими изысками, любовались
фресками 18-го века, украшающими исторический
дворец, и последними коллекциями мебели, освещения и аксессуаров от лучших итальянских производителей. Здесь были представлены последние работы
дизайнера Самуэле Мацца для Le Porcellane, новая
линия мебели от Луки Скаккетти для флорентийской
фабрики Vittorio Grifoni, ультрасовременная коллекция Mercedes Benz от Formitalia, грандиозная люстра
из муранского стекла на 36 рожков от Barovier&Toso,
профессиональный кухонный блок Officine Gullo, аксессуары из чистого серебра знаменитого бренда
Greggio, а также кухня Duchessa от Arthesi и ванная
комната Mitage от Milldue.
Главным событием был ознаменован один из вечеров,
когда многочисленные партнеры, клиенты и друзья
компании W.W.T.S. собрались, чтобы лично поздравить
ее президента – Сильверио Мариана. Представители
прессы отметили исключительное значение, которое
г-н Мариан придает продвижению и коммуникациям.
Компания на протяжении многих лет зарекомендовала себя как символ Made in Italy, выбирая своими партнерами только лучшие фабрики и бренды из широкой
палитры итальянского дизайна.
Вспомнить все
фото © Mario Carrieri
Как в течение дня перенестись в 20-й век и вернуться обратно в
21-й? Легко. Для этого нужно отправиться с 14 апреля по 30 июня
в Миланскую галерею современного искусства на выставку, приуроченную к празднованию 80-летия компании Molteni & C. Открытие ретроспективы стало настоящей вишенкой на торте среди
событий в рамках международного мебельного салона в Милане.
Над оформлением экспозиции работала студия графического дизайна Cerri & Associati. Куратором выставки выступил известный
британский дизайнер Джаспер Моррисон.
Суть проекта – презентация в хронологическом порядке наиболее значимых для компании эскизов, прототипов и реальных моделей, получивших со временем статус культовых. Превращение
из скромного ремесленного ателье по производству мебели в 171
группу успешных компаний во многом стало возможным благодаря привлечению к сотрудничеству известных архитекторов и
промышленных дизайнеров. Первое громкое имя в истории компании – дизайнер Джо Понти, творивший для Molteni без малого
35 лет. В настоящее время группа компаний Molteni & C, представленная на рынке дизайн-брендами Molteni & C, Unifor, Dada и
Citterio, является образцом предпринимательского успеха.
Лучшие из лучших
Каждый год в начале апреля новостная лента взрывается сообщениями о новых продуктах, удостоенных Red Dot
Award – одной из самых престижных мировых премий в
области промышленного дизайна, присуждаемой европейским институтом Design Zentrum Nordrhein Westfalen
(г. Эссен, Германия). Традиционно премия достается разработкам, удачно сочетающим простоту эксплуатации и оригинальный дизайн. В 2015 году жюри конкурса, в состав
которого вошло 38 специалистов в области дизайна, среди прочих претендентов отметили продукцию немецкого
производителя элитной бытовой техники, компании Miele,
шестью премиями Red Dot сразу. Награжденные продукты демонстрируют внедрение передовых технологий и
инновационных дизайнерских решений во всем широком
спектре продукции Miele. Среди призеров 2015 года – кофемашина CM 6310 с полезной функцией One Touch, позволяющая нажатием одной кнопки на панели управления
одновременно приготовить два вида кофейных напитков;
холодильник К 30000 с инновационной антибликовой
функцией освещения FlexiLight; пароварка DGM 6800 с
функциями микроволновой печи; индукционная варочная
панель КМ 6366-1. Главными критериями оценки работы
робота-пылесоса RX 1 Scout для жюри стали встроенная
система навигации Smart Navigation, трехступенчатая система очистки и превосходная маневренность в процессе
уборки. Также наградами были отмечены профессиональная мойка и дезинфектор Miele PG 85.
Miele DGM 6800
#6 JUNE 2015
page 2
What have we seen in Milan?
The journalists who visited Salone Del Mobile,
the largest design exhibition in Europe, would be
remembering the hordes of low sofas and legions
of slender racks for a long time. The impressions
gained in Milan give the designers ideas and inspiration for the next whole year. Within this April
week each of us was making our own vitamin cocktail of impressions.
Someone, far-sightedly wearing walking shoes,
covered a distance of seventeen kilometers in the
exhibition pavilions of Rho Fiera Expocentre. The
boldest visitors made selfies with the world design celebrities. The other ones were lucky to visit
Alessandro Mendini’s workshop and a showroom
of the iconic group Memphis. There were also
those who used to have breakfasts in a picturesque
patio of Spazio Rossana Orlandi gallery, and spent
their evenings at noisy parties of Brera Quarter.
And inexhaustible art critics managed to visit a
Leonardo’s works exhibition in the museum Palazzo Reale.
We managed to do everything mentioned above.
We put together the latest things illustrating the
fashion trends, and represented them on the pages
172 of our magazine. Special attention was paid to the
heroes of an exhibition, the masters, whose ideas
fills you with excitement, and whose working efficiency causes respect. This year many factories
quoted the classics, re-launching the successful
models of the past. The major innovation I would
like to pay attention to is a growing popularity of
3D-printing. This technology is attracting the designers and wins the consumers’ hearts.
I am convinced that during the next Milan furniture exhibition (2016) we will see 3D-printed
elements not only in forward-minded young people and admirers of bionic design, but also at the
stands of well-known factories. I bet!
Nadezhda Sheykina,
Chief Editor
page 50
Text by Katerina Oshemkova,
photos provided by manufacturing companies
An iconographer
Alessandro Mendini,
designer, architect
We have been knowing Kartell for more than 30
years, and finally we decided to work on a collaboration project. I drew some sketches, and we
together chose two of them for the new Kartell
collection: the first one is the Roy chair, and the
second one created a bit later is the wall clock that
got the name Crystal Palace. The Roy chair is a
mix of ethnic motives and an ornament in memory
of Roy Lichtenstein. It was not so easy to design
this model, because the shape reminiscent of a traditional Chinese chair is rather specific. Today is
the first time that I see Roy not as a prototype but
as a finished item, because I was in Korea and returned to Milan just yesterday, and tomorrow I am
flying to Paris, where a big exhibition of my works
in Musée d’Orsay is being prepared. I like both the
old style of Kartell and the contemporary one. The
items manufactured by today’s Kartell look very
fresh. They launched the lamps and a number of
various objects the company had never produced
before. The style has been changed, it became even
more unique, moreover, the quality also was improved thanks to the new technologies.
Thoughts of the Present
Today it is a very rare case when people gather
together to work in teams, coordinating their actions with each other. More often everyone works
alone, isolated from the other people. This fact
seems a disturbing signal to me and it worries me
much. In my life I used to work in a team and to
organize creative groups (e.g., “Alchemy”, “Memphis”), and all the history of design was made by
such groups. The modern youth is not capable of
working in a group, and this is a drama of our
times. The loneliness can not be the basis of life or
of the new lifestyle. This way leads nowhere but
to tragedy. But, despite this, I consider myself as
an optimist.
Between Us Editors
The sphere of printed editions is in crisis. There
were the times when the magazines were not only
telling about the new ideas in culture, but they
were the cultural phenomenon themselves. Today,
when there can not be distinguished one major
fundamental idea in culture, being a good catalogue with beautiful photos and reliable information can be a good mission of design magazine. I
look through every magazine in the field and very
often I do not see the difference between them. I
think, nowadays I would not agree to manage the
magazine, because I just would not know what to
do with it. I was a Chief Editor at Domus thirty
years ago, and three years ago they invited me
again to take this position for a year, so I published 11 issues. It was very exciting and a little
bit mad experience for me. I am not a very serious
person, still not so crazy to head the printed edition in the present conditions. Nevertheless, I like
magazines, and I find the cover of your April issue
very beautiful (smiling – editor’s note).
page51
Text by Katerina Oshemkova,
photos provided by manufacturing companies
Addition to the family
Naoto Fukasawa,
designer
The Papilio Shell model has a great success. Since
we had launched Grand Papilio, and later Piccolo
Papilio, this model became one of the icons from
B&B Italia brand. This is why two years ago we decided to broaden Papilio family. I wanted to leave
the shape of the seat bottom unchanged, but to
abandon its general monolithic construction, so
that the chair could be used for the different purposes and in different situations: at home, for contract projects, and at an office. The development
took 2.5 years. Papilio Shell belongs to the shell
chair type, where the back and the seat bottom
represent a whole construction. There are lots of
such models, and our task was to create a recognizable image which would be associated with our
brand. Designing of the unique chair with high
quality and the features of design icon became
quite a challenge for me.
I have been working with this company for a long
time and I can say that today its level is even higher, than earlier. For Italy it is not very common
phenomenon – even the top brands are very unstable, but the same can not be said for B&B Italia. We
have a tough economical conditions today, still the
company manages to keep a high level even in such
difficult situation. Antonio Citterio and Patricia
Urquiola create projects for contract sector and it
is very important for the success of the company.
After all they create not only furniture, but also
design of space, thus forming the interior that
broadcasts the lifestyle from B&B Italia.
Thoughts Aloud
Yes, I have furniture from B&B Italia in my own
house. This is, of course, Grand Papilio chair and
also Charles sofa. The sofa takes a good deal of
room, and I started designing my interior from
this item. Generally I am not engaged in interior
design. To date my only interior projects include
my house and my office, but in the future I would
like to work in this direction and to design interior of a residential house, using objects I projected earlier. I have not got such a proposal yet, but
you should speak through your wishes, as this is
the only way for them to come true. I believe in it.
This project can be realized anywhere: in Europe,
in Japan where I live, or maybe in China. Today
the quality of projects in Asia is very high, and it
would be interesting for me to try my hand in China. I have seen many wonderful modern hotels in
Beijing and Shanghai, and I would like to create a
similar project by myself. Designing a hotel interior is a challenging task that differs from designing a private interior in may ways, so I find it very
interesting.
page 52
Text by Katerina Oshemkova
The Global Questions
Eames Demetrios,
The Director of the Eames Office Foundation
The Vitra company is constantly looking for the
new ideas to use them for reconsideration of her-
ENGLISH SUMMARY
itage of Charles and Ray Eames. I like the thought
that the aesthetics can be a part of a function
propagandized by Vitra. Look at Vitra exposition
today, and you will see different colors and shades
harmonized with the spirit of the time. This way
familiar objects are transforming and acquire the
new form, in addition to the changes undertaken
this year: we changed the parameters of the Eames
Plastic Chair and brought them in line with anatomic proportions of the modern human who became much taller than the predecessors.
Why is it so important to keep heritage of the
Eames Family today? For several reasons. The
first one lies in their philosophy, and it is so great
that we would like to broadcast it from now and
on. I will give you one example. The Eameses saw
the role of the designer in anticipating the desires
and needs of people and creating objects they
would need in the nearest future. It is a wonderful idea in its simplicity and brilliance that can be
used for designing a chair, a restaurant, a magazine or any other business project. We would
like to share such ideas, which have no period of
limitation, with people. It came so that the furniture created by Charles and Ray Eames became
the most famous embodiment of their philosophy.
When you sit on their chair, you are their guests,
even today, when the designers are gone. This is
why Vitra insists that every slightest change applied to their works should be approved by designers’ family, and, consequently, with the Eames
Office foundation (Eames Demetrios is not only
the director of the Foundation, he is also Charles
Eames’s grandson from the first marriage – editor’s note). Basing on our opinion we decide what
is acceptable in relation to heritage of the Eameses
and what is not, and we completely understand the
entire responsibility for the decisions we make.
However, we deal not with the works of art but
with the pieces of furniture used in everyday life.
Our task is to control and maintain the high level
of manufacturing so that it remained invariable.
The furniture made after the designs of Charles
and Ray Eames should be distinguished by the
same quality yesterday, today and tomorrow.
Design Icons – Where Is the Secret?
What makes furniture the design icon? Good question. We deal with the time passing by, with those
feelings people have in relation to an object. Some
chairs, for example, the Lounge Chair, get the status of an icon very quickly. The other objects are
splendid, but still they do not become the design
icons. The reason why Charles and Ray’s furniture
gained this status is, probably, that, as Ray used
to say, “If the chair looks good and works good in
the beginning, it can look not so good over time,
but it will continue working good.” One more important aspect is concerns not only working on
style, but also solving of certain tasks by means of
the design. Look at the furniture pieces presented
at Salone del Mobile. Most of them are the results
of stylistic exercises. Do you know the famous
Plastic Chair or the house of the Eames Family?
It was always surprising to me that both, the chair
and the house, were designed in 1948, however
they have absolutely different styles. The house
is constructed in the stylistics of the late 1940s,
and a chair has a very sensual shape, but together
they look and coexist in harmony. What I want to
say is that Charles and Ray were always focused on
resolving of this or that task, and this is the guarantee of timeless nature of their design.
What Should the Designer Do?
At the Milan exhibition we can see the shining talent of people engaged in design. It would be great
if at least part of these talented people directed
their efforts to solution of the global problems
and tasks, such as sustainable development, fresh
water and the other important issues concerning
every person on the planet. Let’s talk, for example, about the “Greywater”. Do you know what it
is? It is recycling of wastewater in living conditions. It takes not so many efforts to make a water
consumption more effective and cost-efficient. Is
not it a challenge for a designer? If you deal with a
problem like this, you will do good for people and
for the planet, and you will win fame.
Another serious question is the fact that most people in the society have no idea on how the objects
they use day by day are manufactured. Fifty years
ago people in Los Angeles, Kiev, Johannesburg,
and all around the world worked by hands. Today
you can find the very few such examples. Why
do I find it important? Talking about the Eames
Aluminum Chair, for example, it is possible to
project it only if you know exactly how it will be
produced. There are some young designers who try
to return to “making” by means of the new technologies – 3D-printing, but the majority of them
still stay far from the world of production. So, this
is one more important aspect of our life the design
should think over.
page 54
Text by Nadezhda Sheikina,
photos provided by manufacturing companies
The New Image
Dainelli Design Studio
Marzia and Leonardo Dainelli
Our cooperation with Selva factory began about
six years ago. At that moment, during preliminary
negotiations, it appeared clear that the company
was ready for the changes, it needed a new image
and a new message. The concept proposed by us
was rather innovative. We helped to create a fresh
and modern image of the Philipp Selva brand. Undoubtedly, we met each other at the right time.
It is important to note that no one of our ideas was
rejected by the company. This is the place where
the professionals work, so they never say “It is
impossible.” They say: “Let’s try.” And we start
trying day after day.
Developing our first collaborative collection Indigo, we started not with objects, but with general
mood, we focused on lifestyle we wanted to create.
Marzia is an architect and it brings many advantages to our studio. The matter is that we do not
work with separate objects. We think in the categories of space which will be filled with these objects, so we try to make this space harminozed.
We work together on each project. The morning in
our studio begins with the meeting on the current
projects with our colleagues. We simultaneuosly
manage several architectural projects, and also
we create furniture. Some things take more time,
the other things — less time. Creating furniture is
more fast process than constructing a house. Some
ideas come to Leonardo at night, so he wakes up
to sketch them, to catch the thought by putting it
down on a sheet of paper.
The models shown in Milan this year, such as sofas, chairs, tables and mirror decor for walls are
beyond the concept of a collection. The essence
of this approach is that the traditional objects
launched by Selva brand earlier and our new models look good together in the same room. They can
be harmoniously combined, for example, thanks to
the color of their finishing.
173
page 55
Text by Katerina Oshemkova,
photos provided by manufacturing companies
Fashion mood
Andrea Turri,
Turri Company President
We represent two new collections, modern and
classical. The modern collection was created by
the architect Andrea Bonini, and this is our first
cooperation with him. It is called Vogue and can
be described as a very fresh collection, with lines
more pure than before, and with a fashion mood
typical for our factory items. Our furniture is always manufactured in three basic colors: beige,
brown and white, and this new collection is not
an exception. The classical one got absolutely new
image, which we call “The Eclectic Fashion-Classics”. It is something unique, something forming
another idea of classics that has never been seen
before. Its characteristic features are varnished
surfaces, metal and marble.
Last year we decided to try to work with the new
architect, and I had been evaluating many candidates. The most important criterion for this position was understanding of philosophy of Turri
Company by the applicant. To tell the truth, it
was an uneasy task to find an appropriate person. Finally, we met Andrea Bonini, the architect
who met all our requirements. He is young, so he
brought something fresh, the new ideas, and more
contemporary image to our products. In my opinion, the mix of Bonini’s personal style and the
style of Turri turned out to be very successful. I
was a little bit nervous about the result as, like
with any changes, the success of this one was hard
to predict. Today, after the three days of the exhi-
#6 JUNE 2015
bition, within which we met many our clients from
China, India, Russia, and Ukraine, I am sure that
we were on the right track. We received positive
responses from all the guests, and it means that
the choice we made was correct.
174 page 56
Text by Katerina Oshemkova, photos provided by
manufacturing companies
Independent
of Time and Fashion
Roberta Giorgetti,
Sales and Marketing Director, Giorgetti
This year we are presenting 20 new collections
created on the basis of already known design from
such prominent authors as Carlo Colombo, Rossella Pugliatti, Roberto Lazzeroni, Umberto Asnago,
and Antonello Mosca. Also we are showing two
absolutely new projects associated with the names
of the designers from m2atelier studio, Marijana
Radovic and Marco Bonelli, who created the new
chairs for us. We met this couple more than a year
ago, and through all this period of time we have
been bringing the idea to perfection and making
preparations to the large-scale production.
One can think it is easy to work with Giorgetti, but
it is not so. The designer should understand what
we want, realize the philosophy of Giorgetti and
be able to accept our values. Together with m2atelier we managed to achieve a very good result. The
market always needs something new, never seen
before, every year people are waiting for a number of new collections from our company. And we
try to meet these needs. It is quite a complicated
challenge – to create a new collection every year,
and only within a month after the end of the exhibition we should start working on the next year
collection, as its development takes one or sometimes two years. Otherwise we could not achieve
such sales volumes and geography of sales we have
today: we are selling our products on five continents.
It is not me who chooses the designers for cooperation, it is a responsibility of my father (Carlo
Giorgietti – editor’s note), as he instinctively feels
the candidates good for us. Every year there are
plenty of projects created by many designers from
all over the world on his desk, but there are only
some of them who can understand our philosophy.
Sometimes my father gives the author an advice
how to transform the idea into a format interesting for us, but, in more common cases, we need
absolutely different idea, so it is better not to give
hope for a cooperation to an applicant if the dissonance between his thoughts and our philosophy is
obvious from the first sight.
When we get offers from dealers, the final decision about the acceptance of the offer depends on
the potential showroom address and on people who
are going to represent our company because we
always try to build confidential relations. There
have to be common ground and trust between partners, in another case cooperation can not be producive. We created our studio in Kiev together with
fantastic people (Davis Company – editor’s note),
and we have always dreamt about such partners.
Our customers are our partners too, they also
share the philosophy of Giorgetti brand, and we
have good relations with them. Feelings and a certain common ground arising between the company
and its customers are very important, as they help
both become partners. This is exactly a kind of relationship with the customers we are aimed at.
Furniture from Giorgetti is timeless. It not a dress
or shoes people change every season and wear for
a short period of time. Furniture stays with us for
a long time and can be used by more than one generation. We never follow fashion trends as this approach is not in compliance with our philosophy.
Perhaps, this is the reason of our success.
To hold the high bar, you should work much and
never stop. You wake up early in the morning and
you do not know when this working day will end.
You should not rest on your laurels, you should
move forward constantly, and travel much all over
the world. Your work is your life and love. At the
moment, my work is my drug, I can not live without it.
page 57
Text by Nadiya Sheikina, photos provided by
manufacturing companies
Construct, Quality, Huelsta
Frank Knuesting
Export Manager at Huelsta, Eastern Europe
The new collection Gentis we presented at the Milan exhibition this year fits into the philosophy of
the German design and the German quality supported by Huelsta in each its object and in every
detail. Our new shelves and closets are mounted and highlighted in such a way that they seem
floating above the floor surface. Illumination inside allows switching from “warm” to “cold” light
for creating different kinds of atmosphere in the
room.
Special attention should be paid to the closed
floating shelf with the finishing imitating wood
texture so skillfully that it looks like a massive
wooden beam, hollow inside. The picturesque deep
scratches decorating the body frame are continued
also on the doors. Wood pattern of the facade corresponds to the texture of a natural cross section
of wood at the sidewalls, which became possible
thanks to special technology of processing of solid
wood and the high-quality veneer sheets covering
it.
Such shelves are perfectly combined with the
white facades of closets and the other pieces of
furniture, allowing to emphasize the contrast
of textures and characters. The general interior
concept combines the attractiveness of the nature
with the elegance of our firm style decisions. The
furniture from Huelsta reminds of “Lego” bricks
in some ways.
The models manufactured by our company are
intentionally designed independently of trends.
Their quality is too high to make owner want to
change furniture every several years according to
vagaries of fashion. However, the tone set by our
design department is quite often accepted by the
other producers next year or season. Examples include fashion for thin lines on a facade or illumination of a vitrine.
In Milan we show the objects actual for the international market. Being faithful to the stylistics of
Bauhaus chosen once by Karl Hüls, one of the first
ideologists of our factory, we produce timeless
items with so high quality that their design stays
actual even in five, ten, or twenty years. These are
not just words – my children, when playing hideand-seek, are hiding in the closet I bought more
than twenty years ago, shortly after I had started
working in the Huelsta company. This closet still
looks perfectly and it seems to be so for may years
ahead. This is the German design.
page 88
Text by Natalia Dubiaga,
photos provided by …
Michele De Lucchi:
To Give a Cloud to People
The architect Michele De Lucchi does not belong
to those icons who once created something prominent, stop moving forward, basking in the glory
of the past. He belongs to the proud generation
of the Italian design revolutionaries and is true
to himself till today. The only thing came under
transformation was the basic idea of his works:
the rebellious desire to reveal the social problems
was replaced by the mission of bringing goodness
and beauty to the world as the years passed by.
The start of Michele De Lucchi’s career as a designer and architect coincided with the times
when Italy was deep in a decade of terror and horror – Anni di Piombo (Years of Lead), resulting in
death of more than 2 thousand people because of
confrontation of far-right wing and far left wing
ultranationalist groups.
Michele De Lucchi decided to bring the light to
people, the mission corresponding to the meaning
of his surname (“luce” means “light” in Italian), so
all his radicalism and aspiration to justice he expressed in his works. The architect won a prestigious award Compasso d’Oro (“Golden Compass”)
for his project of Deutsche Bank affiliate building, as well as for Tolomeo lamp that was created
ENGLISH SUMMARY
together with Giancarlo Fassina for Artemide and
became classics of contemporary design. Among
the brands De Lucchi cooperated with there were
such icons of modern Italian design as Olivetti, Riva 1920, Artemide, De Castelli. He created
architectural objects and interiors of offices for
Enel, Piaggio, Olivetti, Telecom Italia, Hera,
Poltrona Frau, and also experimental projects
for Compaq Computers, Philips, Siemens, and
Vitra. Michele De Lucchi was an art director in
well-known company Olivetti from 1992 to 2002,
where he was lucky to work together with Ettore
Sottsass. All Michele’s projects are distungished
by the dynamic play of shape and space, and the
beauty of lines suggests an idea of automobile design. However, the author says the car he designed
rather looked like a motorhome. In 1990 Michele
De Lucchi founded a small company Produzione
Privata for manufacturing and selling of design
objects. Since then De Lucchi uses furniture and
light fixtures of his own brand for his interiors. It
helps the most complete realization of the design
plan, making the space recognizable and unique at
the same time.
For each his project Michele De Lucchi builds scenography: he thinks over perception of color, light
and shape in dynamics, as well as the location of
each architectural object as a part of landscape.
Michele shamefacedly tells journalists that he
growed a beard only for one reason: he has a twin
brother, not a pin to choose between them. Since
his childhood the designer aims to differ from
the other people in all ways, however, taking the
best of identity and traditions. The main thing for
Michele De Lucchi as an architect is not the ability
to be pleasant to the client, but the deep studying
of a subject and exploring the world through it,
beginning from an image in design and finishing
with the choice of materials. In addition to the
above, from the very start of his career Michele
was convinced that an architect is social person,
and his role is not so much to do justice to himself
and his creativity as to encourage the spectator for
creative perception of his objects and to wake up
the spectator’s imagination.
Telling about his work on the project of the museum of Poltrona Frau brand, Michele De Lucchi
emphasizes that it was important for him to underline the timeless character of good design. “I
want the visitor to touch the eternity and let him
feel inside a cloud: for this purpose I chose white
color for walls, the simple shapes and volumes,
which seem to wrap a visitor and call him to follow up. Each showpiece is placed on a pedestal and
highlighted from below, and there is a bright ledge
on a facade, like a curtain on a scene – everything
is like at a theater.”
De Lucchi thinks that his major professional
achievements are creativity not affected by the
commercial aspects, as well as freedom from fear
of making a mistake, and joy the experiments and
new discoveries can bring. “I have got enough experience, so I am not afraid to seem incompetent
to the client and always insist on my vision of the
project,” – Michele claims. This saying of the architect is proved by Expo 2015 pavilions he is
projecting and building in Milan: the Expocentre
building, Zero pavilion, Intesa Sanpaolo pavilion,
UniCredit on Piazza Gae Aulenti and interior of
the hall in The Sforza Castle, where Michelangelo’s sculpture “The Rondanini Pietà” will be exposed.
Zero pavilion is a starting point for the World
Fair 2015 that unites all the symbols, signs, and
all the cultural codes from antiquity to the present
times. It looks like earth rose and the new essence
was born from it. Michele De Lucchi says the Zero
pavilion invites the visitors for a trip to the very
center of the Earth, into the darkness of grottoes,
and then, having got out on the Earth’s Crust, to
realize what the term “The Valley of Civilization”
means. This is the way Michele represents the
theme of Expo 2015 – “Feeding the Planet, Energy for Life”. By the way, Michele De Lucchi was
appointed as the ambassador of the World Fair at
Milan Expo 2015.
Interesting detail: the eternal competition with
the twin brother ended in the collaborative design
project. Notably, as years went by, the brother
(chemist) went into antiques collecting and painting pictures, and Michele De Lucchi took a lively
interest in natural sciences and promoted interdisciplinary approach to architecture and design.
After all, nowadays the good project should be ecologically friendly, according to Michele, so to create such a project, the author should possess complex knowledge and understanding of his mission.
Michele still draws his sketches by hand, and the
prototypes in his workshop are made from wood,
so that it was possible to touch them, to view from
different points, to estimate their stability and
ergonomics. Certainly, the architect is acquainted with the latest versions of software, however
hands and eyes are directly connected with the
intuition and thus help find a decision beyond the
computer’s power. De Lucchi prefers traditional
approach, when an architect combines functons
of a designer, a sculptor and an artist, a decorator
and a photographer, which allowes him seeing a
task and an object as complex one. Strict borders
between disciplines destroy creativity, they affect
the free migration of ideas from one plane of realization to another, and in this case it is nothing
but a craft.
At an early period of his career, Michele De Lucchi wanted to blow up the collective unconscious
from within, and now he switched to its soft transformation and delicate indicating the direction
of its further development. In earlier times, the
designer aimed to express the spirit of revolt, to
wake up the consciousness and to draw people’s attention to contradictions, but today he considers
the nature as the most important thing. Fighting
against the system was replaced by the question:
“Does mankind have the future and can the design
improve it?” Earlier people were concentrated on
profit they could take from the world or the nature, but now, on the opposite, they start thinking
on what they can give to it.
Michele de Lucchi’s personal act of giving includes
not only his projects, working with students, participation in Expo 2015 as the designer and the
ambassador. The well-known architect and designer makes a lot of things just answering the call of
his heart. For example, he presented the project
of Hospice Villa Sclopis oncology center to the
city of Turin, and, furthermore, built it, designed
its interior and filled it with furniture and light
fixtures of his own production. Behind a wise shy
smile Michele is hiding the understanding of the
main thing: to save the world, the beauty has to
be kind.
Michele De Lucchi
Michele de Lucchi was born in 1951 in Ferrara, Italy.
He studied architecture at the University of Padova,
later he exchanged into Florence University, where he
gained the diploma in 1975. During two years upon
graduation from the university Michele De Lucchi was 175
lecturing in architecture.
In 1973 together with the other designers he created
Cavart – a radical architectural and design group. In
1978 Michele De Lucchi went to Milan by the invitation of Kartell and worked in Centrokappa – the design studio of the company.
After acquaintance to Ettore Sottsass the architect
joined the “Alchemy” group. Michele created some
deliberately useless and ironic design objects for exhibitions, including Sinerpica – a desk lamp that actually does not shine (1978) and Sinvola – a chandelier
resembling of a pincushion (1979) (the prototype was
made by the Philips Company).
Since 1980 Michele had been working in “Memphis”
– the well-known design group founded by Ettore
Sottsass. In 1982 Michele De Lucchi created a colourful sofa Lido for the group, and in 1983 – a chair
called the First. In the late 1980s Michele De Lucchi
came back to traditional shapes in design and in 1987
together with Giancarlo Fassina he projected the
best-seller Tolomeo – a desk lamp from aluminum,
with perfectly pure lines and ideal proportions – for
Artemide factory.
In 1990 the designer established Produzione Privata
– his own small manufacturing company that initially produced lamps for De Lucchi’s interiors, and later
also furniture, ceramics and decorative elements. The
most famous products of the factory include Fata and
Fatina (2001) – the minimalist lamps, which are made
by hands from milky-white murano glass according to
the traditional technology.
Today Michele De Lucchi continues working as an
architect and interior designer, he also designes furniture, light fixtures, and accessories under his own
brand or for the big companies.
Michele De Loucqui was chosen as the honourable
ambassador of the World Fair for Expo 2015 in Mylan, he had also projected and designed the central
pavilion of this exhibition and some other key objects.
BRUMMEL
Via San Giovanni Bosco, 11
Cassola (Vi) Italy, 36022
t.: +39 0424 534 008
f.: +39 0424 531 168
info@brummelcucine.it
www.brummelcucine.it
SCAVOLINI
Scavolini S.p.a., Montelabbate (Pu),
Italia, 61025,
t.: +39 072 144 3333,
f.: +39 072 144 3413
www.scavolini.com,
e-mail: ukraine@scavolini.com
г. Киев: ТЦ «Домосфера»,
Столичное шоссе, 101,
т.: 044 393 2154,
пр. Победы, 18,
т.: 044 238 0483;
ТЦ 4Room,
ул. Петропавловская, 6,
т.: 044 391 0213,
г. Донецк: ул. Постышева, 80,
т.: 062 304 2355,
г. Львов: ТЦ «Шок», ул. Газовая, 30А,
т.: 032 245 2228,
г. Луцк: ул. Ровненская, 118,
т.: 033 270 5943,
г. Мариуполь: пр. Ленина, 37,
т.: 0629 402 059,
Представительство Еральдо Сперанца,
т.: +39 049 897 9515
e-mail: info@agenziasperanza.it
HUЕLSTA
г. Киев: ТЦ «Домосфера»,
салон Huеlsta,
т.: 044 259 3868,
176 г. Львов: «Элитный интерьер»
т.: 032 179 6631,
г. Харьков: «Евростиль-дизайн»
т.: 057 719 4656,
г. Николаев: Palladio,
т.: 066 584 962,
г. Москва, ул. Ильинка, 4,
Гостиный двор,
БЦ «Капитал», оф. 307,
т.: +7 495 781 4680,
ф.: +7 495 781 4679
www.ru.hulsta.com,
e-mail: info@ru.hulsta.com
SELVA
Генеральное представительство
в России и странах СНГ: W.W.T.S.
г. Москва: т./ф.: +7 495 781 6120,
г. Санкт-Петербург: т.: +7 812 327 9075,
г. Киев: т./ф.: 044 234 8531
wwts.it
e-mail: info@wwts.it
г. Киев: Forum, т.: 044 531 1228;
Freedom Domosfera
т.: 044 259 3110;
«Ренессанс», т.: 044 569 7700,
г. Днепропетровск: Freedom,
т.: 056 713 5515,
г. Донецк: «Антураж», т.: 062 381 7777,
г. Одесса: «Сапсан», т.: 042 477 8662,
г. Харьков: Freedom, т.: 057 757 4400
LAUFEN
www.laufen.com
e-mail: info@laufen.net.ua
т./ф.: 044 499 0620(21)
ZANABONI
Via del Lavoro, 13/15 ang. via Einaudi,
Meda (Milano), Italy,
t.: +39 036 273 280, f.:+39 036 270 066
www.zanaboni.it, e-mail: info@zanaboni.it
ARTICHOKE
г. Киев, ул. Фрунзе, 102;
ТЦ «Домосфера»,
ул. Петропавловская, 6
www.artichoke.ua
B&B ITALIA
г. Киев: Студия Davis Casa,
ул. Владимирская, 38,
т.: 044 494 2722, 235 9495, 235 5502,
г. Днепропетровск: Салон Davis Casa,
ул. К. Либкнехта, 1,
т.: 056 770 2016, 745 3656
www.bebitalia.com
www.davis.ua
BIZZOTTO
www.bizzottoitalia.com
MASIERO
www.masierogroup.com
RIMADESIO
G&G Agency
t.: +380 066 081 9091
www.rimadesio.com
e-mail: gianfranco@ggagency.it
ROBERTO GIOVANNINI
www. robertogiovannini.com
UKRAINIAN FASHION WEEK
г. Киев, ул. Лаврская, 12–14,
«Мистецький Арсенал»
www.fashionweek.ua
Chief Editor
NADIYA SHEYKINA
Editorial Director
ZHANNA BILOTSKAYA
Section Editor
KATERINA OSHEMKOVA, ALINA VARFOLOMEYEVA
The edition was prepared by
NIKA ALIMOVA, ELENA ANUFRIEVA,
OLGA BEREZHNAYA, VLADISLAVA BURKAT,
NATALIIA DUBIAGA, EKATERINA DAVYDOVA,
GALINA KOVALCHUK, JULIA KUPRINA,
TATIANA TIELIEGINA, KRISTINA TOULCHINSKAYA,
ANASTASIA CHENTSOVA
Design
ALEKSEY NOVINSKIY, EUGENIA GUDKOVA
Copy Editor, corrector
YULIA SLUTSKAYA
Prepress Experts
ALEKSEY KOBZAR’
Founder and publisher
UKRAINIAN PUBLISHING HOUSE LTD
Director
OKSANA DEREVYANKO
Representative in Europe
MA UNIQUE’S
SLAVA BELOBORODOVA
Perlenpfuhl, 27, 50667 Cologne, Germany
Tel.: + 49 (0) 221 992044-280
Fax: + 49 (0) 221 992044-22
Cell.: +49 (0)179 9406397
e-mail: slava@salon.com.ua
Advertising department
tel.: +38 (044) 290-93-51
e-mail: salon@salon.com.ua
Project Leader
NADEZHDA PAVLENKO
e-mail: nadia@salon.com.ua
Director of Publicity
YULIYA SAVCHUK
тел.: (044) 290-93-51
e-mail: julia@salon.com.ua
Distribution Department Manager
SERGEY MIKHAYLOV
Address of the editorial office
and publishing house
Frunze Str., 102, Kyiv, 04080, Ukraine
tel.: +38 (044) 290-93-51,
e-mail: salon@salon.com.ua,
http://www.salon.com.ua
The magazine was registered
by State Committee of Information Policy,
Television and Broadcasting of Ukraine.
Registration certificate KV No 4508 dtd 27.08.2000
Circulation 10 000 copies
Periodicity 10 issues per year
Price negotiable
Pre-press and printing by
«Avanpost-Prim» Co Ltd
3, build. 3, Surikova Str., Kyiv,
tel.: +38 (044) 251-27-68
Formalization of subscription
with postal delivery by GP «Pressa»
subscription index – 74675
with courier delivery
«Summit»: tel.: +38 (044) 254-50-50,
www.summit.ua
KSS: tel.: +38 (044) 585-80-80
The advertiser is responsible
for the contents of advertising information
Автор
Kruz
Kruz3111   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Журналы и газеты
Просмотров
761
Размер файла
25 445 Кб
Теги
net
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа