close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1949.Государственная конфессиональная политика по отношению к старообрядчеству в Байкальском регионе ХVII–ХХI вв

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО
РАН
С. В. Васильева
Государственная конфессиональная политика
по отношению к старообрядчеству
в Байкальском регионе ХVII–ХХI вв.:
историография и источники
Улан-Удэ
Издательство БНЦ СО РАН
2010
УДК 930: 281.9 (091)
В 191
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научный редактор
д-р ист. наук, проф. М. Н. Балдано
Рецензенты
д-р ист. наук, проф. Л. М. Дамешек
д-р ист. наук, доц. С. В. Бураева
д-р ист. наук, доц. О. В. Бураева
В 191
С. В. Васильева
Государственная конфессиональная политика по отношению к старообрядчеству в Байкальском регионе ХVII–ХI вв.:
историография и источники. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН,
2010. – 204 с.
ISBN 978-5-7925-0288-8
В работе исследуется состояние историографии и наличие
источниковой базы по проблеме взаимоотношения государства
и старообрядчества на территории Байкальского региона в
XVII–XXI вв.
Монография рассчитана на специалистов, занимающихся
историей правового положения старообрядчества, и тех, кто
интересуется историей древлеправославной церкви и проблемами религиоведения.
S . V. Vasilyeva
State confessional policy towards the Old Believers in the Baikal region of in the XVII–XXI centuries.: historiography and sources. – UlanUde: Publis-hing Department of Buryat Scientific Center, SB RAS, 2010. –
204 p.
The work investigates the state of historiography and the availability
of the original sources on relations between the State and the Old Believers
in the Baikal region in the XVII–XXI centuries. The monograph is intended
for professionals involved in the history of legal status of the Old Believers,
and all those, who is interested in the history of ancient Orthodox church
and religious problems.
УДК 930: 281.9 (091)
© С. В. Васильева, 2010
© ИМ БТ СО РАН, 2010
ISBN 978-5-7925-0288-8
© Изд-во БНЦ СО РАН, 2010
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Введение
Одна из главных задач современного российского государства – это достижение гражданского мира и согласия в
обществе в рамках обеспечения стабильности, являющейся
гарантией его нормального функционирования. Важным компонентом обеспечения функциональной эффективности государственных институтов в поликонфессиональном обществе
выступает система правового регулирования конфессиональной политики в сфере религии, отношений между религиозными институтами общества и наличие адекватной государственно-правовой вероисповедной политики.
Процесс развития и совершенствования правовой базы
между государством и верующими требует комплексного
анализа вероисповедной проблематики в ее доктринальном и
социокультурном проявлениях.
Благодаря переменам, происходящим в государстве и
обществе, растет число верующих и религиозных организаций. Наряду с возрождением традиционных церквей, идет
процесс восприятия обществом как зарубежных религиозных
течений, так и создание новых. В средствах массовой информации религиозные ценностные установки часто подаются и даже рекламируются как единственные, подлинно моральные принципы духовного возрождения страны. Все чаще
конфессиональные символы, сюжеты и мотивы используются политиками для приобретения популярности и оправдания
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
своих действий. День за днем религиозный фактор входит в
повседневную жизнь граждан.
Современная вероисповедная ситуация в России неоднозначна: возникают проблемы, непосредственно затрагивающие государственные интересы. Появилось понятие «духовная безопасность», т. е. надежная защита духовных ценностей, норм и нравственных составляющих образа жизни россиян. В значительной степени это понятие отражает обеспокоенность в связи с деятельностью нетрадиционных для России конфессиональных образований. Многие из них претендуют на доминирующее положение в духовной жизни страны. Эта проблема стала особенно актуальной для Байкальского региона из-за его пограничного положения, оторванности от традиционных духовных центров, а также из-за того,
что в регионе достаточно долгое время функционировало несколько религиозных конфессий.
С другой стороны, возрождение Российского государства
часто ставится в непосредственную зависимость от укрепления «традиционной русской религии» – православия. Для
подтверждения этого тезиса создаются новые мифологемы
по принципу «все наоборот», идеализируется история Русской православной церкви (РПЦ) и совершенно замалчивается ее тоталитарное прошлое.
При таком подходе к развитию религиозной жизни не
учитывается то, что в последние годы «главной причиной
интереса к религии были не положительные конфессиональные ценности, а отталкивание от прежней авторитарной,
принудительной идеологии»1 . Возврат к тоталитаризму в новой религиозной форме также вызывает беспокойство у ре1
Цит. по: Митрохин Л. Н. Религиозная ситуация в современной
России // Социологические исследования. 1995. № 11. С. 80.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лигиоведов 1 , сегодня уже высказываются опасения, что Русская православная церковь претендует на роль не только
первенствующей, но и государственной церкви, несмотря на
то что Конституция Российской Федерации определяет наше
государство светским. В Российской Федерации действуют
три крупные централизованные старообрядческие организации: Русская православная старообрядческая церковь,
Древлеправославная церковь и Российский совет древлеправославной поморской церкви. В их состав входит свыше 200
зарегистрированных религиозных организаций, где старообрядчество представлено в большинстве субъектов Российской
Федерации. В Байкальском регионе, под которым понимается
совокупность трех субъектов РФ – Иркутская область, Республика Бурятия и Забайкальский край, органами государственной власти зарегистрировано более 550 религиозных
организаций, в том числе старообрядческая, которая функционирует в условиях полиэтноконфессиональности и занимает
заметное место в современной религиозной жизни.
Настоящее исследование требует предварительного
уточнения и конкретизации ряда основных понятий: «старообрядчество» и «конфессиональная политика». Прежде всего
речь идет о необходимости охарактеризовать понятие «старообрядчество». Формулировка религиоведческого определения о том, что есть старообрядчество, представляется нам
достаточно непростой, ввиду определенной внутренней противоречивости, обнаруживающейся при попытке раскрытия
сущности данного термина.
До начала XX в. во всей литературе, издаваемой деятелями Синодальной церкви, церковными и светскими учены1
Свобода совести, религия, право (материалы круглого стола) //
Вопросы философии. 2005. № 12. С. 3–8.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ми, как правило, для обозначения старообрядчества использовался термин «раскол», а старообрядцы именовались «раскольниками». Эта терминология отражала точку зрения официальной церкви, согласно которой старообрядчество являлось совокупностью религиозных сообществ, отделившихся
от истинной православной церкви вследствие нежелания
принять Никоновскую церковную реформу в богословскоканоническом значении этого слова. Этот термин, содержавший в себе обвинение в производстве церковного раскола, отход от православия, был оскорбителен для старообрядцев, добивавшихся отмены его официального использования.
В то же время в старообрядческой литературе в качестве
самоназвания используются определения «православные
(древлеправославные) христиане», а свое религиозное общество каждое из согласий старообрядцев определяет как православную (древлеправославную) церковь.
Интересно определение, предложенное М. О. Шаховым:
«Старообрядчество (или староверие) – общее название русского православного духовенства и мирян, отказавшихся
принять реформу, предпринятую в ХVII в. патриархом Никоном, и стремящихся сохранить церковные установления и
традиции древней Русской православной церкви»1 .
Сами старообрядцы в домашнем обиходе и на общественных собраниях предпочитают именовать себя староверами, или христианами. На общественных собраниях, съездах и соборах был принят последний термин.
Термин «государственная конфессиональная политика»
используется при характеристике истории и действий государства в отношении религиозных организаций, верующих и
неверующих в рамках клерикального или светского государ1
Шахов М.О. Философские аспекты староверия. М., 1998. С. 15.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ства. На всем протяжении исторического бытия конфессионального государства ведущим был принцип обязательности
вероисповедной принадлежности человека (гражданина),
признания истинности и авторитета государственной церкви
и ее постулатов, недопустимости критического отношения к
государственной религии (церкви), нераздельности «государства» и «церкви»1 . Синонимами термина «вероисповедная
политика» являются используемые в религиоведении и правовой литературе такие понятия, как «религиозная политика», «церковная политика», «конфессиональная политика»,
поскольку все они характеризуют ту часть политики государства, которая была направлена непосредственно на действующие религиозные организации.
За последние годы в культуре Байкальского региона произошли изменения в направлении исторических притяжений,
а также пересмотр ценностных ориентаций разных культур и
религий: казаки ориентируются на соборность православия,
общекультурные исторические достижения своего сословия;
буряты – на культурные ценности Востока, монголоязычного
мира и буддизма; старообрядцы – на общекультурные достижения Руси и т. д. Такое положение существовало всегда,
но до недавнего времени это в основном жило в глубине
народной духовности, придавленной величайшим по своим
масштабам экспериментом по созданию новой социалистической культуры. 1997-й прошел как год повышенного общественного интереса к религиозным проблемам, тогда был
принят закон «О свободе совести и религиозных объединениях». Одним из последствий его принятия стало обращение
к истории религии в России как самих вероисповедных орга1
Одинцов М. И. Вероисповедные реформы в Советском Союзе и
в России (1985–1997 гг.). М., 2010. С. 9.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
низаций, так и научно-общественных учреждений, средств
массовой информации и государственных органов.
В контексте территориальной стратификации вероисповедной политики необходимо отметить, что Байкальский регион является одним из основных регионов – трансляторов
традиций старообрядчества.
Место старообрядчества в сложной картине сегодняшней
религиозной жизни России уникально. С одной стороны, оно
представляет собой православие в его наиболее традиционной, консервативной форме, избежавшее влияний церковного модернизма, с другой – около трех с половиной столетий
старообрядчество является негосударственным православием, альтернативным Русской православной церкви. Изучение
старообрядчества в данном контексте позволит более точно и
полно представить современную религиозную ситуацию в
стране, избежать упрощенных подходов при подразделении
вероисповеданий на традиционные и нетрадиционные.
Опыт старообрядчества актуален для осмысления одного
из самых больных вопросов современной России – национального. Самая русская по укладу жизни, верности народным традициям, национально-этническому составу часть
российского общества никогда не фетишизировала «национальное» в качестве религиозной ценности. При этом в старообрядчестве речь идет не о противопоставлении «христианского» «национальному», а об установлении правильной
иерархии духовных ценностей. Сохранение национальной
культуры оказывалось естественным органичным следствием
устремления старообрядцев сохранить духовные ценности
традиционного православия. Знаменитые коллекции икон,
рукописей, книг и картин наряду с продолжением фольклорных, ремесленных и бытовых традиций ярко характеризуют
старообрядчество с точки зрения экологии культуры.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика и практика правительственной и церковной
власти по отношению к старообрядчеству представляют особый интерес именно сейчас, когда остро встают вопросы веротерпимости, взаимодействия государственной власти и
Русской православной церкви с другими конфессиями, выработки правовых механизмов, регулирующих межконфессиональные отношения наметившегося процесса соединений
всех ветвей русского православия под эгидой Московской
патриархии.
Поскольку вероисповедные организации в советский период находились под постоянным контролем: какая-либо деятельность, кроме узко конфессиональной (даже благотворительной), была для них запрещена, а все отправления культа,
выходящие за пределы обряда, рассматривались как антигосударственные деяния, то анализ этого времени, на наш
взгляд, не дает конструктивного подхода к разрешению сегодняшних трудностей общества.
Опыт конфессиональной политики Российской империи
заслуживает более тщательного изучения, так как при всей
жесткости законы, защищавшие положение государственной
религии – православия, стремились учесть специфику отдельных регионов. На конфессиональную политику оказывали влияние интересы отдельных областей, зачастую она носила компромиссный, избирательный характер и могла служить примером гибкости, умелого использования характерных черт внутри конфессиональных течений старообрядчества в истории Байкальского региона.
Весь широкий круг проблем, связанный с историей и современным положением старообрядчества, уместно разделить на три большие группы, которые пересекаются и влияют друг на друга, но каждая из них составляет самостоятельную сферу исследования. Первая группа связана с духовной
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и материальной культурой староверия, с теми основами традиционализма, которые и определяют особенность данного
явления. Вторая объединяет проблемы, связанные с положением старообрядцев в обществе и государстве, их отношениями с правительственными структурами. Третья группа – это
проблемы экономической и хозяйственной жизни, история
старообрядческого предпринимательства.
Вопрос о правительственной и церковной политике затрагивался в отечественной исторической науке в XVII–XXI
вв. по большей части фрагментарно. Как правило, исследовались лишь ключевые мероприятия, законы и указы в отношении приверженцев «старой веры». В последние годы появились работы, в которых анализируется конфессиональная
политика государства по отношению к старообрядчеству в
отдельных регионах России. Однако до сих пор нет обобщающего исследования, в котором был бы дан целостный анализ как правительственного, так и церковного законотворчества по старообрядческому вопросу, где были бы выявлены
характерные черты и особенности политического курса того
или иного правителя России. Именно этим и определяется
научная актуальность данной работы.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1
Историографический аспект исследования
1.1. История государственно-конфессиональной
политики в отношении старообрядчества
в трудах дореволюционных историков
Проблема государственной политики и старообрядчества находится на стыке двух важных направлений науки,
каждое из которых в отдельности получило достаточное развитие, но которые до настоящего времени мало соприкасались между собой. Первое направление – исследование основных
тенденций
развития
государственноконфессиональной политики в отношении старообрядчества;
второе – история старообрядчества в Байкальском регионе.
В научной литературе, связанной с разработкой темы,
можно выделить следующие группы работ: общие историкофилософские исследования православно-христианской мысли, исследования клерикального характера, труды светских
историков.
1. Общие историко-философские исследования православно-христианской мысли: богословская и историческая
литература, связанная с изучением старообрядчества, появилась значительно раньше, чем были предприняты первые целенаправленные попытки философов и религиоведов создать
целостную научную концепцию сущности старообрядчества.
Тем не менее светские и церковные историки, писавшие о
расколе и старообрядчестве, в различной степени затрагивали и философско-мировоззренческую проблематику, предла-
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гали различные варианты объяснения причин церковного
раскола и идейных устремлений старообрядцев.
Хронологически первыми «внешними», нестарообрядческими авторами, стали представители реформированной,
«новообрядной», церкви. Задачей новообрядческих богословов являлось «обличение неправды раскольнической» (так
называлось одно из антистарообрядческих сочинений). Полный обзор этой обширнейшей по объему полемической литературы выходит за рамки нашего исследования. Отметим
лишь то, что связано с интерпретацией правового положения
староверов в ранний период раскола. Работы, написанные
церковными историками, отличались негативным отношением к старообрядчеству и оправданием суровых мер «борьбы
с расколом» со стороны правительства и церкви. В них содержится богатый фактический материал из утерянных к
настоящему времени источников. В первом периоде (до конца XVIII в.) «новообрядческие» полемисты крайне резко и
определенно проводили мысль о том, что реформой установлена единственно возможная форма бытия церкви и староверческое «отклонение» от этой формы есть ересь.
Епифаний Славинецкий одним из первых выдвинул в качестве объяснения причин раскола «невежество» предводителей старообрядцев и их личную ненависть к Никону. Эта
точка зрения устойчиво укоренилась у последующих антистарообрядческих полемистов. Это такие сочинения, как
«Жезл правления» Симеона Полоцкого (1667), «Увет духовный» (1682), «Розыск о раскольнической брынской вере»
митрополита Димитрия Ростовского (1709), «Пращица» епископа Питирима Нижегородского (1718).
Первым историческим исследованием о старообрядчестве явилась книга бывшего старообрядца А. И. Журавлева,
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
изданная в 1799 г.1 Автор попытался проанализировать и
критически оценить староверие. Его работа, несмотря на
свой обличительный тон, интересна обилием изложенных в
ней фактов из истории российского старообрядчества, особенно общин Ветки и Стародубья.
2. Исследования клерикального характера. Актуальной
до сегодняшнего дня остается «История русского раскола»,
написанная в 1854 г. Винницким епископом (с 1879 г. Московским митрополитом) Макарием (Булгаковым)2 . Как и
большинство работ синодальных историков, это произведение носит обличительный, полемический характер, но при
этом автор ставит перед собой и «ученую цель – разъяснить
и изобразить с возможной верностью, отчетливостью и полнотой одно из замечательнейших и многосложнейших событий нашей церковной истории, доселе еще неразъясненное
вполне…»3 Глава V данной работы посвящена «мерам церковной и гражданской власти» против раскола.
Гражданские и церковные мероприятия «по расколу»
рассматриваются, например, в работах Н. И. Ивановского4 ,
И. Стрельбицкого5 , К. Н. Плотникова6 . Вслед за Макарием
1
Журавлев А. И. Полное историческое известие о древних стригольниках и новых раскольниках, так называемых старообрядцах, собранное из потаенных старообрядческих преданий, записок и писем.
СПб., 1855.
2
Макарий (Булгаков). История русского раскола, известного под
именем старообрядчества. СПб., 1855. Т. 1–12.
3
Там же, с. 2.
4
Ивановский Н. И. Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола с присовокуплением сведений о сектах рационалистических и мистических. Казань, 1913.
5
Стрельбицкий И. История русского раскола, известного под
именем старообрядчества. Одесса, 1889.
6
Плотников К. Н. История русского раскола старообрядчества.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
они выделяли 3 основных периода в истории развития старообрядчества: допетровский, первую половину XVIII в. и время от правления Екатерины II до начала XIX в. При этом авторы не рассматривали политику правительства второй четверти XVIII столетия, считая, что «после смерти Петра Великого система действий против раскола оставалась та же самая», «с некоторыми частными изменениями существовала
во все время царствования Петра Великого и его преемников
до Екатерины II»1 , что, на наш взгляд, является необоснованным. Новым в указанных исследованиях было то, что отдельно рассматривались «гражданские меры» и деятельность
церкви. В целом же все авторы считали старообрядчество
«величайшим злом» и положительно оценивали деятельность
церкви, считая, что она «...на первом плане ставила... увещание, вразумление заблуждающих, а государство употребляло... иногда ограничительные меры и даже взыскания»2 .
Одним из лучших исследований XIX в. по истории старообрядчества Петровской эпохи можно считать работу Ф.
Елеонского3 . В этом исследовании автор, привлекая обширный пласт источников, рассматривает развитие политики
Петра I по отношению к старообрядцам, анализирует различия в допетровском и Петровском законодательстве, дает характеристику отношениям властей к отдельным старообрядческим общинам.
Огромную работу по анализу и обобщению информации,
содержащейся в сочинениях раскольников, провел П. С. Смир-
СПб., 1911.
1
Стрельбицкий И. История русского раскола…, с. 196.
2
Плотников К. Н. История русского раскола…, с. 150.
3
Елеонский Ф. О состоянии русского раскола при Петре I. СПб.,
1864.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нов в своей книге1 . Он первым определил различие между
старообрядчеством и собственно расколом, разработал и
обосновал периодизацию. По мнению П. С. Смирнова, начало раскола – это формальное отлучение от церкви лиц, уже
отошедших от нее по собственной воле. И самодвижение –
это особое, отдельное от церкви и враждебное ей явление.
Наличие конфликта между движением и государственной
властью автор трактует следующим образом: являясь оппозицией официальной церкви, старообрядцы вступили в
столкновение с защищавшим его государством.
Особо стоит отметить труды П. С. Смирнова, написанные в 80–90-х гг. XIX в. В работе «Патриарх Иоаким»2 , приводится важный материал о видном церковном деятеле конца
XVII в. и его роли в формировании «противораскольнической» политики в этот период.
Особо следует выделить произведение П. С. Смирнова,
рекомендованное учебным советом в качестве учебника по
изучению истории раскола для духовных семинариях3 , где не
только перечисляются, но и критически оцениваются основные мероприятия светских и духовных властей, деятельность
гражданских и церковных учреждений. Кроме того, эта книга
была удостоена премии митрополита Макария (Булгакова). В
отличие от перечисленных ранее работ, в ней дается краткая
характеристика мер против старообрядчества в послепетровский периода. П. С. Смир-нов, оставаясь историком официально-православного направления, считал суровые меры
правительства в отношении старообрядцев «обычным и правильным делом». В своих более поздних трудах он исследо1
Смирнов П. С. Внутренние вопросы в расколе в XVII в. СПб.,
1898.
2
Смирнов П. С. Патриарх Иоаким. М., 1883.
3
Он же. История русского раскола старообрядчества. Рязань,
1893. С. 250.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вал преимущественно историю старообрядчества и историю
полемики с ним1 .
В 1895 г. вышла в свет работа священника А. Л. Синайского. Несмотря на то что он был представителем официальной церкви, в его работе отсутствует узко конфессиональный
подход, что, несомненно, повышает ее значимость. Автор
дал серьезный анализ краткого, но очень насыщенного событиями периода с 1721 по 1725 г. во взаимоотношениях церкви со старообрядчеством, отметив, что «враждебность раскола» государственно-церковной власти была обусловлена
«тяжестью мероприятий и крутым способом выполнения
их»2 . Анализируя антистарообрядческую литературу, А. Синайский отмечает: «Эти труды могли бы действовать на раскольников, если бы не отличались резкостью, бранью и пренебрежительным тоном к заблуждающимся; во всех печатных сочинениях за это время против раскола раскольники
изображаются не иначе, как невежды, с которыми не стоит
вести речи, как еретики, заслуживающие одной только анафемы, как злодеи, достойные суда и казни. «Жезл» и «Пращица» проникнуты одним и тем же духом; названия сочинений соответствуют их тону и духу. Другой способ воздействия на раскольников посредством суда, наказания и пыток
был в большом употреблении и развитии. Меры эти отличались большой строгостью по отношению к раскольникам»3 .
1
Он же. Из истории полемики с расколом. СПб., 1908; Он же. О
перстосложении для крестного знамения и благословления. СПб.,
1904; Он же. Первые попытки раскольников приобрести архиерея //
Христианское чтение. 1906. № 7. С. 77.
2
Синайский А. Л. Отношение русской церковной власти к расколу старообрядчества в первые годы синодального управления при
Петре Великом (1721–1725 гг.). СПб., 1895. С. 149.
3
Там же, с. 151.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Отдельной проблемой в истории правового положения
старообрядчества является принятие единоверия как особенной части господствующей церкви, учрежденной в 1800 г.
императорским указом, для тех старообрядцев, которые согласны войти в подчинение Синоду, но опасались оставить
древние обряды.
В отечественной историографии становление и развитие
единоверия, как правило, рассматривалось в контексте изучения истории раскола. В историографии единоверия следует
выделить 3 направления. К первому относятся работы представителей официальной церкви, второе направление представлено авторами-единоверцами, третье – содержит взгляды на единоверие светских авторов. К работам клерикальных
писателей, прежде всего, относятся сочинения И. Х. Стрельбицкого «История русского раскола, известного под именем
старообрядчества» (1889), профессора Санкт-Петербургской
духовной академии П. С. Смирнова «История русского раскола старообрядчества» (1895),
К. Н. Плотникова «История русского раскола старообрядчества» (1911). В данных
работах в хронологической последовательности приводятся
события становления и развития единоверия, критически
рассматриваются требования старообрядцев о соединении с
православной церковью, объясняются основные положения
«Правил» единоверия как условного единения старообрядцев
с Русской православной церковью.
Единоверие как унию рассматривает профессор Казанской духовной академии, доктор богословия Н. И. Ивановский в работе «Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола» (1887). Подобной точки зрения придерживается И. К. Быковский 1 .
1
Быковский И. К. История старообрядчества всех согласий, единоверие, начало раскола и сектантства. Очерк. М., 1906.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вторую группу исследователей представляют авторыединоверцы. В 1868 г. в Санкт-Петербурге вышла в свет работа протоиерея Т. А. Верховского1 . Это издание охватывает
период с 1781 по 1791 г., основываясь на письмах инока Никодима, в частности, на его переписке с графом П. А. Румянцевым-Заду-найским, князем Г. А. Потемкиным и иерархами
Русской православной церкви. Представленные документы и
письма были собраны Т. А. Верховским и хранились в его
личной библиотеке. Книга представляет собой исторические
очерки, в которых нашла свое отражение история возникновения и законодательного оформления идеи единоверия.
Немалая роль и заслуга в привлечении внимания общественной мысли к единоверию принадлежит сыну Т. А. Верховского, священнику Иоанну. Известно его «Послание,
поднесенное высокопросвященному Платону, митрополиту
Киевскому и Галицкому, председателю Собора российских
архипастырей в Киеве, в сентябре 1884 г.», в котором он выступил в защиту старообрядцев.
Особый интерес представляет посвященное той же проблеме исследование В. В. Нечаева2 , где автор, используя материалы Синода и личную переписку митрополита Платона
(Левшина), доказывает изначально негативное отношение
иерарха к установлению единоверия и изменение его позиции под влиянием объективных и субъективных факторов.
Наиболее значимыми при изучении истории единоверия
представляется работа С. Шлеева3 . В своих произведениях
1
Верховский Т. А. Искание старообрядцами в XVIII в. законного
архиерейства. СПб., 1868.
2
Нечаев В. В. Платон митрополит Московский в его отношениях
к единоверию. Казань, 1903.
3
Шлеев С. Единоверие. Его столетнее организованное существование в Русской церкви. СПб., 1901.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
автор раскрывает полноту идеи соединения приверженцев
двух обрядов
в лоне Русской православной церкви, затрагивает вопросы внутреннего устройства единоверия. Автор
видел в единоверии соединение с православием и в то же
время стоял на защите старых обрядов, не желая полного
слияния обрядовой стороны единоверия с официальной православной церковью.
3. Труды светских историков. В середине XIX в. появились произведения, авторами которых были светские историки. Наиболее ранним образцом светской исторической литературы является работа А. Н. Муравьева, изданная в 1854
г. III отделением собственной Его Императорского Величества канцелярии 1 , носившая, как видно из названия, обличительный характер.
Позднее появился фундаментальный труд доктора права
Н. В. Варадинова2 , в котором дополнительная 8-я книга была
посвящен политике данного ведомства в старообрядческом
вопросе. Для нашего исследования систематизация распоряжений государственной власти «по расколу» и выявление
этапов правительственной политики с середины XVII до середины XIX в. представляется весьма важным. Оставаясь в
рамках общепринятой периодизации, Н. В. Варадинов дал
характеристику основных этапов «борьбы» государства со
старообрядчеством, но при этом он оставался в рамках общепринятой периодизации.
Отношение к расколу со стороны Н. В. Варадинова было
традиционным – главной причиной появления и живучести
раскола автор считал невежество и отсутствие просвещения.
1
Муравьев А. Н. Раскол, обличаемый своею историею. СПб.,
1854.
2
Варадинов Н. В. История Министерства внутренних дел. 8-я доп.
кн. История распоряжений по расколу. СПб., 1863.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В то же время раскол рассматривался им как явление государственное, политическое, религиозное, духовное. В этой
связи выстраивалась и политическая линия деятельности
Министерства внутренних дел. Его работа создает хорошую
базу для дальнейшего исследования государственной политики в отношении раскола. Являясь историком права, он сумел собрать и проанализировать значительное число документальных источников – указов, постановлений – по части
раскола. Хронологически его исследование ограничивается
1855 г.
История раскола не была обойдена вниманием таких выдающихся историков России, как В. О. Ключевский1 и С. М.
Соловьев 2 . Более тщательно разработаны взгляды на раскол
В. О. Ключевским, который отмечает, что исходным моментом, вызвавшим возникновение старообрядчества и определившим характер его развития, явилась специфика русского
религиозного мировоззрения. Затрагивая канонические причины истории раскола, он достаточно жестко отмечал: «Единодушие… установилось лишь по мере того как церковный
спор передвигался с обрядовой почвы на каноническую…
борьба в первое время шла собственно между русской правящей иерархией и той частью церковного общества, которая
была увлечена оппозицией против новшеств Никона, как
прежде, теперь при царе в правящей иерархи все поняли, что
дело не в древнем или новом благочестии, а в том, остаться
ли на епископской кафедре без паствы или пойти с паствой
без кафедры, подобно Павлу Коломенскому»3 .
Ключевский В. О. Соч. в 9 т. Т. III. Курс русской истории. М.,
1988.
2
Соловьев С. М. История России с древнейших времен // Собр.
соч. М., 1991. Т. 10–13.
3
Ключевский В. О. Указ. соч. Т. III. С. 341.
1
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Во второй половине XIX в. развернулась дискуссия о
национальных особенностях русской истории. Авторов, которые изучали раскол именно как проявление какой-то отечественной специфики, нельзя отнести к одному направлению. Общим здесь является подход к осмыслению значения
и характера движения.
Одним из первых попытался сделать это С. М. Соловьев.
Главным содержанием раскола он считал сопротивление новому и религиозное почитание традиционного. По его мнению, священное уважение к внешней обстановке жизни переносится и на внешнюю обстановку богослужения1 . Необходимо отметить, что он не занимался историей раскола специально. Материал, которым он пользовался при написании
раздела «Истории России с древнейших времен» (т. 10–11,
вышедшие в 1860–1861 гг.), до него никто не обрабатывал.
Заслуга С. М. Соловьева в том, что он впервые в русской историографии дал оценку отношениям между царем Алексеем
и патриархом Никоном.
Наиболее последовательно идея национального подхода
к изучению раскола проводилась в работе Н. И. Костомарова2 . Оценивая состояние русского общества в XVII в., ученый отмечает, что «русскому народу того времени присуще
чувство дисциплины, организованности, государственное
начало преобразуется в тупую покорность, готовность подчиняться власти… православие в его традиционной форме
для большинства населения России уже не вера, а скорее,
обычай. На этом фоне раскол сыграл положительную роль.
Он был едва ли не единственным явлением … когда русский
1
Соловьев М. С. Указ. соч. Т. 11. С. 198–205.
Костомаров Н. И. История раскола у раскольников // Собр. соч.
СПБ., 1905. Т. 12.
2
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
народ не в отдельных личностях, а в целых массах, без руководства и побуждения со стороны властей, показал своеобразную деятельность в области мысли и убеждения»1 .
На наш взгляд, старообрядчество определяет свою доктрину как учение православно-кафолической (Вселенской)
церкви, не имеющее в своей сущности никаких обособлений
национального характера. Разделение с никонианством произошло именно по той причине, что содержание и методы
проведения Никоновской реформы входили, с точки зрения
старообрядцев, в сущностное противоречие с основами православного учения, а не с национальными традициями.
Напротив, богословы господствующей церкви всячески
настаивают, что староверие имеет национальную сущность,
что оно противопоставляет национальные особенности богопочитания Вселенскому православию и, следовательно, является расколом. Нам думается, что православие является не
учением о сверхъестественных формах бытия, не феноменом
более общего порядка, чем национальная культура, а компонентом, составной частью национальных культур.
Особое место в истории отношений власти и староверов
занимают труды В. И. Кельсиева, соратника А. И. Герцена,
одного из основателей газеты для старообрядцев «Общее дело», которая издавалась за границей и, по мнению издателей,
должна была стать организующим центром, для того чтобы
поднять староверов на борьбу с существующим порядком. В
Лондоне В. И. Кельсиев издал четыре сборника2 , ставшие
бесценным источником для изучения правительственной политики в области раскола, где он излагает также собственное
1
Костомаров Н. И. Указ. соч. Т. 12. С. 269.
Кельсиев В. Правительственные сведения о раскольниках. Лондон, 1860.
2
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
видение проблем старообрядчества. Свою концепцию он
строит на противопоставлении двух начал в отечественной
истории: государственного единства и личной, областной независимости. Раскол, по Кельсиеву, это «форма проявления
великорусами стремления к независимости против всепоглощающего государственного единства»1 .
В трудах Г. В. Есипова2 , В. Ф. Ливанова3 , вышедших в
70–80-е гг. XIX столетия, содержатся интересные сведения о
следствиях и наказаниях по «раскольничьим делам», использован значительный объем архивных материалов, впервые
введенных в научный оборот.
Большой вклад в изучение истории старообрядчества
внес П. И. Мельников (А. Печерский). Будучи чиновником
МВД и занимаясь изучением состояния раскола в Нижегородской епархии, на основе богатого материала он издал несколько исторических трудов и статистических исследований
– «Очерки поповщины»4 , «Письма о расколе»5 , «Счисление
раскольников»6 . Первые два произведения можно назвать
художественно-публицис-тическими, где автор выступает,
скорее, как писатель, чем ученый. Важным является и тот
факт, что П. И. Мельников пытается проследить эволюцию
старообрядческого движения, отдельных его толков в России
1
Письма В. И. Кельсиева Герцену и Огореву / Публ. П. Г. Рындзюнского. Лондон, 1955. Т. 62. С. 159–218.
2
Есипов Г. В. Раскольничьи дела XVIII столетия. СПб., 1863; Он
же. Люди старого века: рассказы из дел Преображенского приказа и
Тайной канцелярии. СПб., 1880.
3
Ливанов В Ф. Раскольники и острожники. Очерки и рассказы.
СПб., 1872. Т. 1.
4
Мельников П. И. Очерки поповщины // Собр. соч. М., 1976.
Т. VII.
5
Он же. Письма о расколе// Собр. соч. М., 1976. Т. VIII.
6
Он же. Счисление раскольников // Русский вестник. 1868. № 2.
С. 403–442.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и зависимость этого процесса от мер, предпринимавшихся
правительством и церковью.
В 60-е гг. ХIХ в. возникает новая концепция раскола, получившая развитие в трудах светских исследователей демократической направленности. Основоположником этой концепции был А. П. Щапов, к его единомышленникам можно
отнести
В. В. Андреева, И. Юзова, В. Н. Кельсиева, А.
С. Пругавина. В отличие от полемистов Синодальной церкви
светские ученые полагали, что старообрядческое движение
имеет гражданскую (социальную) природу, религиозный же
фактор был лишь историческим толчком, а затем знаменем и
поводом, за которым стояла гражданская оппозиция низов. В
представлении А. П. Щапова и его последователей, староверие было «выражением борьбы земства против централизации государственной власти в защиту своих прав общинного
самоуправления»1 . Гражданско-демократическое движение
сопрягалось с религиозно-демократическим, противопоставляющим народное движение религиозного духа авторитаризму официальной церкви.
С точки зрения А. П. Щапова и В. В. Андреева, русский
народ в своей массе практичен, и идеалистические религиозные мотивы не могли быть главной причиной массового
движения, в ходе которого староверам приходилось переносить тяжкие испытания, подчас покидая свои родные земли.
Первоначально Щапов выделял чисто негативные моменты,
считая, что в раскол «уходили не наиболее ревностно верующие, а нерелигиозные, антицерковно настроенные люди,
1
Щапов А. П. Земство и раскол. СПб., 1862. С. 247.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
получившие предлог освободиться от духовной опеки священников и церковной дисциплины»1 .
В своей работе «Земство и раскол» А. П. Щапов утверждал, «что старообрядчество в принципе не могло ставить
себе задачу защиты христианской веры, так как русский
народ в массе своей вовсе не знал христианства, имел о нем
самые примитивные представления». Считая раскол не религиозным, а «историко-бытовым» и социальным явлением,
объединившим «все частные противогосударственные и демократические антипатии и стремления»2 , ученый рассматривал мероприятия властей как борьбу с оппозицией, при
этом он «явно преувеличивал роль «свобод», дарованных
Екатериной II»3 . Несомненная заслуга автора состоит в том,
что он впервые выделил социально-экономические мотивы
старообрядческого движения.
Развитие этой концепции можно найти в работе В. В.
Андреева4 . В основе его периодизации истории старообрядчества, хронологически совпадающей с периодизацией епископа Макария, лежит «сущность и значение русского раскола», «при Алексее Михайловиче он носит чисто религиозный
1
Щапов А. П. Русский раскол старообрядчества, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием русской церкви и гражданственности в XVII веке и в первой половине XVIII века: опыт исторического исследования о причинах происхождения русского раскола.
Казань, 1859.
2
Щапов А. П. Русский раскол…, с. 469.
3
Бураева О. В. Взгляды А. П. Щапова на внутреннее развитие
старообрядческой общины в XVII – первой половине XVIII в. // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские
и зарубежные связи. Улан-Удэ, 2001. С. 19.
4
Андреев В. В. Раскол и его значение в народной русской истории: исторический очерк. СПб., 1870.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
характер, при Федоре Алексеевиче и в правление Софьи –
религиозно-политический, при Петре I – почти исключительно политический»1 . Со времени правления Екатерины II
раскол, по мнению В. В. Андреева, становится явлением социальным и экономическим. Несмотря на то что подобная
концепция выглядит несколько упрощенной в силу нечеткости критериев периодизации, автор верно отмечает незамеченное ранее исследователями изменение сущности раскола
в его разновременной характеристике.
Исследователи В. И. Фармаковский 2 , С. В. Максимов3 ,
И. И. Каблиц (Юзов)4 стали последователями А. П. Щапова и
В. В. Андреева. Причину формирования «противогосударственного элемента в расколе» В. И. Фармаковский увидел в
репрессивной политике правительства. Такой же точки зрения придерживался и С. В. Максимов. Заслуга этих авторов в
том, что история раскола исследовалась ими как часть гражданской истории.
Одним из наиболее известных исследователей старообрядчества второй половины XIX в. является А. С. Пругавин.
В своих статьях5 и книгах1 он рассматривал раскол в тесной
1
Андреев В. В. Раскол и его значение…., с. 156.
Фармаковский В. И. О противогосударственном элементе в расколе // Отечественные записки. 1866.
3
Максимов С. В. Сибирь и каторга. СПб., 1871. Ч. 1–3.
4
Каблиц И. И. (Юзов И.) Староверы и духовные христиане. СПб.,
1881.
5
Пругавин А. С. Значение сектантства в русской народной жизни
// Русская мысль. 1881. № 1. С. 301–363; Он же. Раскол и его исследователи // Русская мысль. 1881. № 2. С. 332–357; Он же. Программа для
собирания сведений о русском расколе или сектантстве // Русская
мысль. 1881. № 3. С. 23–42; Он же. Губернаторское описание Выгорецкого общежительства // Исторический вестник. 1883. № 8. С. 477–
479.
2
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
связи с проблемами экономического и правового положения
народа и отмечал безуспешность тех приемов и методов
борьбы, которые использовали светские и духовные власти
против старообрядчества. Старообрядчество интересовало
автора как массовое народное движение, оппозиционное существующему строю. Его взгляды основывались на народнической идеологии с ее демократизмом и социалистическими иллюзиями, идеями служения народу, прежде всего крестьянству. О своем восприятии старообрядчества, основанном на личном опыте, А. С. Пругавин писал: «Да, изучая постепенное развитие раскола, знакомясь с его бесчисленными
разветвлениями, учениями и толками, лично сходясь и знакомясь с представителями и последователями этих учений,
вы невольно проникаетесь чувством глубокого благоволения
к этому «многострадальному племени», и в то же время в
вашу душу проливается глубокая вера в несокрушимую
нравственную силу «темного» русского люда. На душе становится легче, тяжелые гнетущие сомнения в возможности
лучшего, светлого будущего исчезают, является надежда, является уверенность, что это будущее и возможно, и близко»2 .
В. И. Ясевич-Бородаевская, изучая современное положение старообрядцев на рубеже ХIХ–ХХ вв., в своей моногра-
1
Пругавин А. С. Раскол снизу и раскол сверху. Очерки современного сектантства. СПб., 1882; Он же. Раскол-сектантство: материалы
для изучения религиозно-бытовых движений русского народа. Вып. I:
Библиография старообрядчества и его разветвлений. М., 1887; Он же.
Старообрядческие архиереи в Суздальской крепости. М., 1908; Он же.
Старообрядчество во второй половине XIX в.: очерки из новейшей
истории раскола. М., 1904.
2
Цит. по: Пругавин А. С. Раскол…, с. 357.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
фии 1 рассмотрела историю старообрядчества и дала краткий
обзор законодательства в этой области.
С. П. Мельгунов посвятил исследованию старообрядчества несколько своих трудов 2 , в которых справедливо отмечал, что столкновения старообрядцев с властью, их участие в
отдельных антиправительственных выступлениях во многом
были обусловлены политикой преследования, которую проводили правительство и церковь.
Впервые история раскола в работах указанных авторов
была представлена не только как явление в религиозной,
церковной истории, но и как часть гражданской истории.
Был проведен анализ причин возникновения раскола, представлена его новая периодизация. Исследования представителей демократического направления внесли значительный
вклад в изучение истории старообрядчества, подготовили
почву для ее дальнейшего научного осмысления, позволили
открыть новые проблемы и подходы. Начиная с 70-х гг. XIX
в. ведущим направлением в изучении старообрядчества становится народническое, что было предопределено историческими условиями развития России.
Народническое направление является одним из самых
представительных в историографии, это объясняется тем, что
старообрядцы в большинстве – это крестьяне, как уже отмечалось, настроенные оппозиционно, во всяком случае, по отношению к правительству, поэтому они и привлекали вни1
Ясевич-Бородаевская В. И. Борьба за веру. Историко-бытовые
очерки и обзор законодательства по старообрядчеству и сектантству в
его последовательном развитии с приложением статей закона и высочайших указов. СПб., 1912.
2
Мельгунов С. П. Москва и старая вера: очерк из истории религиозно-общественных движений XVII–XVIII вв. М., 1917; Он же. Религиозно-общественные движения XVII–XVIII вв. в России. М., 1922.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мание народнической интеллигенции. К исследователям, занимавшимся этой проблемой, относятся А. С. Пругавин, И.
С. Абрамов, В. И. Ясевич-Борадаевская, С. П. Мельгунов.
В последней трети XIX в. появляются также работы, в
которых уделяется внимание различным аспектам истории
старообрядчества. Например, монографии Д. И. Сапожникова1
и И. Я. Сырцова2 о старообрядческих самосожжениях, в которых рассматриваются причины этого явления и меры
борьбы с ним со стороны правительства и церкви. Исследователи использовали обширный архивный материал, обобщив все известные на тот момент случаи старообрядческих
самоубийств конца XVII– начала XVIII в.
Истории старообрядческих общин Ветки и Стародубья,
мерам воздействия на них светских и церковных властей со
времени их возникновения до Екатерины II посвящены работы, написанные в 80–90-е гг. XIX в. историком М. И. Лилеевым3 . Следует также отметить этнографический очерк И.
Абрамова4 .
Значительный интерес представляет официальноцерковная историография. В конце XIX – начале XX в. развитие системы взглядов на староверие в официальноцерковной науке нашло отражение в трудах ученых1
Сапожников Д. И. Самосожжение в русском расколе со 2-й половины XVII в. и до конца XVIII в. Исторический очерк по архивным
документам. М., 1891.
2
Сырцов И. Я. Самосожигательство сибирских старообрядцев в
XVII и XVIII ст. Тобольск, 1888.
3
Лилеев М. И. Новые материалы для истории раскола на Ветке и
Стародубье в XVII–XVIII вв. Киев, 1893; Он же. Из истории раскола
на Ветке и Стародубье XVII–XVIII вв. Киев, 1895. Вып. 1.
4
Абрамов И. Старообрядцы на Ветке // Живая старина. СПб.,
1907. Вып. III–IV.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«расколоведов», чьи взгляды на старообрядчество отражали
позиции Синодальной церкви, проблематика старообрядческого вероучения и мировоззрения детально рассматриваются в работах И. М. Громогласова, Е. Е. Голубинского1 , П. С.
Смирнова2 , К. Плотникова, Н. И. Субботина3 ,
Н. Ф. Кап4
терева . В их трудах появляются гораздо более взвешенные
оценки причин раскола и сущности старообрядчества.
И. М. Громогласов и И. Ф. Нильский подвергли глубокой
аргументированной критике теорию о том, что старообрядчество есть не религиозное движение, а социальный протест,
обличенный в религиозные формы. Ими выделены две причины такой переориентации в установках полемистов Синодальной церкви:
1) русская церковная традиция есть неизменное следование более древней – греческой, принятой при крещении Руси. В XVIII в. стало ясно, что доказать «позднейшее» появление дониконовской богослужебной традиции от неких вымышленных еретиков и невежества переписчиков книг невозможно. Еще более невозможным было убедительно согласовать хуление древней традиции как «еретической» с
несомненным фактом, что этой традиции придерживались
древние русские святые;
1
Голубинский Е. Е. К нашей полемике со старообрядцами. М.,
1905.
2
Смирнов П. С. История русского раскола…
3
Субботин Н. И. Материалы для истории раскола за первое время
его существования: в 6 т. М., 1875–1887; Он же. Мысли и заметки по
вопросам о расколе. М., 1901; Он же. Несколько слов о новейших событиях в расколе. М., 1867.
4
Каптерев Н. Ф. Патриарх Никон и его противники в деле исправления церковных обрядов. М., 1887. Вып. 1.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2) проникновение в течение XVIII в. в синодальное богословие западной схоластики с ее духом формальной логики,
расчленения вместо традиционного византийско-русского
всеединства1 .
В рамках этого периода официально-церковная историография прошла тернистый путь развития и, опираясь на
предыдущие достижения, сделала шаги в сторону объективного. Таким образом, этот период прошел под знаком разделения официально-церков-ной историографии на либеральное и консервативное крыло. Дискуссия о расколе и старообрядчестве между консервативным крылом в лице профессора
Н. И. Субботина и либеральным крылом в лице профессора
Н. Ф. Каптерева была знаковой и достаточно точно отражала
состояние церковной исторической науки на тот период, основные тенденции ее развития и сложившуюся историографическую ситуацию. Стремление объективно разобраться в
вопросе и обращение к архивным источникам, наряду с сохранением системы ценностей и приоритетов концепции,
неминуемо вело к конфронтации охранительных и научноисследовательских тенденций.
Главную роль в выяснении сущности раннего старообрядчества и причин кризиса в русской церкви XVII в. сыграл
весьма реакционный противник раскольников Н. И. Субботин, профессор Московской духовной академии, который в
1875 г. начал издавать «Материалы для истории раскола за
первое время его существования». В восьми томах «Материалов…»2 , а затем в периодическом издании «Братское слово» и в
1
Диаконовы ответы // Прил. к журналу «Старообрядец». Н. Новгород, 1906. 8, ХХII. С. 240.
2
Субботин Н. И. Материалы для истории раскола за первое время
существования: в 6 т. М., 1875–1887.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
монографиях1 Н. И. Субботин собрал огромное количество
документов, писем, биографий и «житий», полемических
трактатов и исторических работ, написанных самими раскольниками. В первом же томе своих «Материалов…» он
опубликовал «Житие протопопа Ивана Неронова», одного из
виднейших противников Никона, и «Записку о жизни Ивана
Неронова». Из этих сочинений, написанных еще в 1650–
1660-х гг., было видно, насколько необдуманны и неосторожны были поступки патриарха; кроме того, в них ярко вырисовывался облик самого Неронова, который «задолго до
патриаршества Никона вместе с другими священниками
начал бороться против летаргии и косности большинства
епископата. Раскрытие роли кружка духовенства, т. е. боголюбцев, пытавшихся вдохнуть дух новой, подлинной религиозной жизни в русскую церковь, было поворотным событием в изучении истории раскола русского православия»2 .
Профессор Московской духовной академии Н. Ф. Каптерев в своем труде о борьбе сторонников старого обряда с
Никоном отметил роль боголюцев-протопопов. Он был первым историком, который взял под сомнение теорию «испорченности, или неправильности, старорусского обряда» и указал, что «русский обряд был вовсе не испорчен, а наоборот,
1
Субботин Н. И. Современное движение в расколе. Вып. 1: Изгнание Белокриницкого митрополита Кирилла из Москвы. Окружное
послание раскольничьих архиереев и возбуждение ими волнения
между раскольниками. М., 1863; Он же. Современное движение в
расколе. Вып. 2: Издание Кирилловых мирных грамот. Их уничтожение и поставление второго Антония на московскую кафедру и проч., и
проч. М., 1865; Он же. Современное движение в расколе. М., 1866.
Вып. 3.
2
Зеньковский С. А. Протопоп Иван Неронов (очерки из истории
русской церкви XVII в.) // Вест. РСХД. 1954. № XXXI. С. 11–17.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сохранял ряд черт ранних древневизантийских обрядов»1 .
Эффект, произведенный его книгой, был настолько значителен, что возмутившийся Н. И. Субботин смог через К. П. Победоносцева приостановить на годы академическую карьеру
и дальнейшую исследовательскую работу этого ученого».
Представители официально-церковной историографии
восприняли перемены, связанные с реформами в области вероисповедания, по-разному. Либеральное крыло, в частности
профессора Н. Ф. Каптерев, – положительно. В 1909–1912
гг. уже без помех со стороны цензуры он издает объемный
труд2 , ставший логическим итогом его многолетних исследований и выразивший авторскую концепцию истории раскола
в полной мере.
Обратную реакцию вызвали перемены в обществе у
представителей консервативного крыла официальноцерковной историографии. Новые обстоятельства спора
официальной иерархии со старообрядчеством и рост влияния
последнего в обществе ставили перед консервативным крылом задачу усиления борьбы с явлением, в том числе на историографическом фронте. Для этого в межреволюционный
период, в основном, предпринимались издания и переиздания классиков обличительной тенденции в церковной литературе. Консервативно настроенные представители официальной историографии несмотря ни на что и в начале ХХ в.
отказывались понимать, что с тех пор, как «мы стали ругать
старообрядчество, мы стали ругать себя, отдавая предпочтение чужому, а нередко чуждому»3 .
1
Цит. по: Зеньковский С. А. Русское старообрядчество: в 2 т. /
Сост. Г. М. Прохоров. М., 2006. С. 52.
2
Каптерев Н. Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович.
М.; Сергиев Посад, 1912. Т. 2. С. 521–522.
3
Костров А. В. Старообрядчество и старообрядческая мысль во
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оба направления оперировали, прежде всего, категориями церковной книжности и часто строили свои схемы на основаниях того или иного толкования литературного памятника. Но разница была в том, «что авторы официальноцерковного направления, с позиции власти, могли себе позволить безаппеляционное толкование, не подкрепленное
глубоким анализом. В то время как старообрядческим авторам, в силу своего положения и сложившейся традиции, приходилось предельно точно и обоснованно аргументировать
свои построения»1 . Это привело к тому, что в рамках старообрядческого направления историографии были разработаны
методы палеографического анализа и получила развитие такая научная отрасль, как церковная археология.
В период с середины XIX в. до 1917 г. официальноцерковная концепция старообрядчества претерпела определенную эволюцию. Это развитие шло под влиянием исторических и историографических факторов в прямой связи с изменениями в стране и обществе, науке и сознании. Со временем количество информации в рамках развития официальноцерковной концепции старообрядчества, идущей при борьбе
двух тенденций – охранительной и научной, закономерно
стало переходить в качество достаточно объективного анализа проблемы.
Заслуживают внимания такие работы С. А. Князькова,
как исторический очерк2 , содержащий историю возникновения и распространения раскола, появления отдельных старообрядческих общин на окраинах государства; «Очерки из ис-
второй половине XIX– начале ХХ в. Иркутск, 2006. С. 91.
1
Костров А. В. Старообрядчество и старообрядческая… с. 92.
2
Князьков С. А. Как начался русский раскол церкви: исторический очерк. СПб., 1911.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тории Петра Великого и его времени»1 , где отдельная глава
посвящена основным мероприятиям Петровской администрации по отношению к старообрядцам.
Деятельность различных учреждений, ведавших вопросами «борьбы» со старообрядчеством, анализируется в произведениях исследователей рубежа ХIХ–ХХ вв. С. Петровского2 ,
А. Н. Филиппова3 , В. И. Веретенникова4 .
Представляют интерес и юридические исследования
Н. С. Суворова5 и А. Попова6 , посвященные наказаниям за
религиозные преступления.
Ряд очень важных полемических, апологетических и исторических произведений 7 старообрядчества был написан Ф.
Е. Мельниковым. Федор Иванович Мельников – член союза
старообрядческих начетчиков белокриницкого согласия, директор Учительского института старообрядчества, на протяжении многих лет сотрудничал в таких старообрядческих
периодических изданиях, как «Слово правды», «Церковь»,
«Старообрядец» и др. Был издателем московской «Народной
газеты» и ее приложения «Голос старообрядца», по его ини1
Князьков С. А. Очерки из истории Петра Великого. СПб., 1914.
Петровский С. О Сенате в царствование Петра Великого. СПб.,
1875.
3
Филиппов А. Н. О наказании по законодательству Петра Великого в связи с реформою. М., 1891.
4
Веретенников В. И. История Тайной канцелярии Петровского
времени. Харьков, 1910.
5
Суворов Н. С. О церковных наказаниях. СПб., 1876.
6
Попов А. Суд и наказания за преступления против веры и нравственности по русскому праву. Казань, 1904.
7
Мельников Ф. Е. Краткая история Древлеправославной (старообрядческой) церкви. Барнаул, 1999; Он же. Современные запросы
старообрядчеству. М., 1999; Он же. О старообрядческом священстве
до митрополита Амвросия. Большой Камень, 2000.
2
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
циативе в Барнауле в 1918 г. стал выпускаться журнал «Сибирский старообрядец». Опираясь на «научные и добросовестные исследования о старообрядчестве и древней русской
истории»1 , Ф. Мельников защищал староверие от обвинения
его в невежестве. Обращаясь к истории христианской церкви, он продолжал защищать положение о том, что «старообрядческое священство стоит вне всякого сомнения» и что
«оно было вполне благочестивым и законным священством»2 . В своей книге «Современные запросы старообрядчеству» автор исходит из того, что старообрядчество – «это
великая духовная сила, действующая во времени и пространстве»3 . Особую роль в адаптации к новым условиям Ф.
Мельников отводил старообрядческой интеллигенции и призывал объединить ее в «мощную организацию и дать ей нужное направление»4 .
В целом дореволюционная историография характеризуется выявлением, накоплением и фиксацией материала. Основными темами этого времени стали борьба государства
против расширения правового положения старообрядчества,
а также усиление давления на древлеправославие со стороны
Русской православной церкви. Авторам удалось собрать значительный фактический материал о различных сторонах религиозной жизни староверов. В то же время надо отметить,
что проблематика была освещена лишь на фрагментарном
уровне. Нет ни одной работы, охватывающей целиком или в
какой-то исторический период территорию церковного административного образования старообрядчества.
1
Мельников Ф. Е. Современные запросы…, с. 15.
Он же. О старообрядческом священстве…, с. 5.
3
Он же. Современные запросы…, с. 13.
4
Там же, с. 17.
2
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В трудах авторов этого периода есть некоторые характерные особенности. Во-первых, до 1917 г. изучением истории оппозиционных РПЦ религиозных меньшинств занимались преимущественно представители государственной
церкви, которые очень часто сглаживали «острые углы» при
подаче фактов, идеализировали историю РПЦ. Во-вторых,
отличительной чертой работ XVIII – XIX вв. является описательность и почти полное отсутствие анализа событий и критики в оценке исторических фактов. С точки зрения современной исторической науки, эта особенность может трактоваться как недостаток. Однако здесь дело в разном уровне
развития научных исследований. Будучи представителями
разных эпох, многие авторы работ по правовому положению
старообрядчества видели свою задачу, в фиксации сведений
об исторических событиях. Дореволюционные труды сегодня
обладают большой ценностью из-за содержащегося в них
фактического материала, часто собранного по крупицам. В
настоящее время многие сведения можно почерпнуть только
из ранних исследований, так как частично утрачены церковные архивы, а живое бытование религиозной традиции было
значительно нарушено потрясениями ХХ в.
1.2. История взаимоотношений государства
и старообрядчества в советской историографии
Советское законодательство уравняло старообрядчество
в правах с другими конфессиями, в том числе с Синодальной
церковью. Поэтому раскрытие темы невозможно без использования общих трудов, в которых рассматривается проблема
государственно-церковных взаимоотношений. Необходимо
отметить, что если общая картина государственно-церковных
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отношений в советский период достаточно ясна, то история
взаимоотношений государства и старообрядчества нуждается
в серьезной разработке.
Отечественная историография взаимоотношений государства и старообрядчества в ХХ в. в целом соответствует
общей периодизации развития государства и делится на два
самостоятельных периода: советский и современный. Советский период можно разделить на три этапа.
Первый этап исследований – 1920–1930-е гг.
Обобщение опыта реализации партийно-государственной
политики в области религиозных отношений началось еще в
первые годы советской власти. Многие государственные и
партийные деятели 1 определяли параметры новых государственно-конфес-сиональных отношений, анализировали процесс их становления, развертывали работу по преодолению
религиозности. Воплощением антирелигиозной политики
советской власти стала борьба с православием как идеологией. Теоретические работы и выступления таких видных партийных и государственных деятелей, как Н. И. Бухарина, П.
А. Красикова, А. В. Луначарского,
Л. Д. Троцкого и дру2
гих , не только разъясняли политику советской власти в религиозном вопросе, но и являлись практическим руководством в деле антирелигиозной пропаганды.
1
Крупская Н. К. Из атеистического наследия. М., 1964; Ярославский Е. М. О религии. М., 1958; Деятели Октября и религии, и церкви.
М., 1968 и др.
2
Бухарин Н. И. Реконструктивный период и борьба с религией.
М., 1929; Красиков П. А. Крестьянство и религия. М., 1920; Он же. На
церковном фронте (1918–1923). М., 1923; Луначарский А. В. Христианство или коммунизм. Диспут А. В. Луначарского с митрополитом
А. Введенским. М., 1926; Троцкий Л. Д. В борьбе за новый быт. М.,
1924.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В советский период преобразования в исторической
науке привели к коренным изменениям в подходах к изучению конфессий. В условиях господства классового, партийного похода сначала Русскую православную церковь, а затем
и другие религиозные организации стали рассматривать как
орудие классового угнетения, как контрреволюционные организации, а духовенство – как проводника классово чуждой
идеологии. Новый советский этап изучения религиозных организаций начался буквально с чистого листа.
В начале 1920-х гг. были предприняты специальные меры по созданию литературы, освещавшей историю церкви и
взаимоотношений между церковью и государством с марксистской точки зрения. В большом количестве выходила антирелигиозная литература в виде брошюр, книг, очерков, издавались специализированные антирелигиозные газеты и
журналы, такие, как «Революция и церковь», «Безбожник»,
«Антирелигиозник», «Атеист» и др.
Для 1930-х гг. основополагающими явились работы
Н. М. Никольского. Одним из первых крупных исследований, в котором рассматривалась и история старообрядчества,
стала монография Н. М. Никольского1 , изданная в 1931 г. и
переизданная в 1983 г. В ней дана характеристика причин
появления раскола, рассмотрены социально-экономические и
социально-политические аспекты старообрядческого движения. Н. М. Никольский анализировал социальную сущность
старообрядческого движения, его цели и программные установки. Основной вывод автора: раскол – это форма борьбы
русского крестьянства против социального гнета2 . Кроме того, работа несла в себе идеологический отпечаток официаль1
2
Никольский Н. М. История русской церкви. М., 1988.
Никольский Н. М. История…, с. 7.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ного негативного отношения к религии, где церковь показывалась реакционным, антинародным институтом, а органы
государственной власти – исключительно в положительном
плане.
Н. М. Никольский – один из первых авторов советского
времени, обратившихся к теме раскола. После него и, возможно, в некоторой степени под его влиянием основной становится трактовка старообрядчества как идеологии определенных социальных групп.
В этот период большая часть работ посвящена состоянию
антирелигиозной пропаганды. Работа членов Союза воинствующих безбожников (далее – СВБ) стала новым явлением
в историографии, не имевшим корней в предыдущем периоде. Им удалось собрать большой фактический материал о
различных сторонах жизни религиозных организаций с 1917
до начала 1930-х гг. Но при его отборе и подаче в большинстве публикаций преследовалась только одна цель – критика
религии, церквей, религиозных общин. В отличие от авторов
конца XIX – начала ХХ в. «воинствующие безбожники» не
только описывали, но и анализировали деятельность конфессиональных организаций. Высказанные в эти годы оценочные суждения были довольно жесткими, во многом идеологически обусловленными. Наличие повышенной эмоциональности, суровых суждений отчасти объясняется и тем, что
писались они буквально по следам исторических событий,
потрясавших страну.
Второй этап исследований – вторая половина 1930-х –
середина 1950-х гг.
Во второй половине 1930-х гг. репрессивно-административная политика государства по отношению к религиозным
институтам стала составным компонентом тоталитарного
режима. Результаты антирелигиозной борьбы свидетельство40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вали о том, что все предшествовавшие мероприятия власти
оказались явно недостаточными, и потому антирелигиозная
политика приобретала все более жесткий и наступательный
характер. Это проявилось в прямых насильственных актах:
закрытие культовых зданий, изъятие церковного имущества,
аресты, обыски, преследование духовенства и простых верующих.
Что
касается
проблемы
государственноконфессиональных отношений, то ее рассмотрение на этом
этапе не стало специальным предметом официальной историографии. Освещение проблемы велось исключительно в
рамках принятия и осуществления законодательства, так или
иначе касавшегося религиозных организаций, вопросов свободы совести.
К характерным моментам рассматриваемого этапа можно
отнести общее сокращение количества работ, что объяснялось тенденциями развития исторической науки и некоторым
ослаблением антирелигиозной деятельности. В качестве
обобщающей работы, в которой рассматривалось формирование государственно-конфес-сиональных отношений в
СССР, а также деятельность партийных и государственных
органов по руководству в этой сфере, можно отметить сборник статей «Двадцатилетие отделения церкви от государства», в котором большое внимание уделялось изучению истории церкви и атеизма. Авторами был сделан вывод «о
необходимости продолжить борьбу с религиозными предрассудками, хотя корни религии в нашей стране подорваны, но
религиозность населения еще не отмерла»1 .
1
Штейман М. Отделение церкви от государства // Двадцатилетие
отделения церкви от государства. М., 1938. С. 17.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Годы Великой Отечественной войны привели к некоторым изменением в отношении вопросов религии. В течение
первых двух военных лет государство фактически встало на
позицию невмешательства в церковную жизнь страны 1 . Разрешались общецерковные сборы средств и внекультовая деятельность религиозных объединений. Впервые после длительного перерыва в Советском Союзе без юридического
оформления стали открываться церкви и молитвенные дома.
На государственном уровне была прекращена антирелигиозная пропаганда, свернута деятельность Союза воинствующих
безбожников. Более того, на страницах общесоюзных изданий стали появляться статьи о патриотической деятельности
Русской православной церкви и других религиозных организаций. В кинохронику, показываемую на фронте и в тылу,
включались кадры церковных служб, обращение к бойцам
рабоче-крестьянской Красной армии духовенства, встречи
солдат-освободителей мирянами и священнослужителями с
иконами2 .
Необходимо отметить, что эти действия определялись не
только внутриполитическими причинами, но и внешнеполитическими. В условиях войны Советский Союз не мог игнорировать использование Германией «религиозной карты» на
оккупированных территориях. Но особенно важным было
мнение союзников по антигитлеровской коалиции, которые
согласовывали открытие второго фронта и оказание военной
помощи СССР с расширением религиозных свобод в стране3 .
1
Одинцов М. И. Власть и религия в годы войны (государство и
религиозные организации в СССР в годы Великой Отечественной
войны 1941–1945 гг.). М., 2005. С. 63.
2
Там же, с. 65.
3
Мосс В. Православная церковь на перепутье (1917–1999). СПб.,
2001. С. 207–222; Поспеловский Д. В. Русская православная церковь в
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Итак, в 1943–1945 гг. произошли значительные изменения государственной политики в отношении религиозных
организаций. Для обеспечения деятельности зарегистрированных конфессий была создана необходимая нормативноправовая база. Появились новые государственные органы –
Совет по делам религиозных культов и Совет по делам РПЦ,
которые стали важным инструментом государственной политики в религиозной сфере. Советская власть через них контролировала и координировала внутреннюю жизнь конфессиональных организаций.
Нормализация государственно-церковных взаимоотношений нашла отражение в возобновлении в 1943 г. издания
«Журнала Московской патриархии», несмотря на контроль
над содержанием журнала, в нем, помимо публикаций посланий патриарха Сергия, церковной хроники, увидели свет
материалы по проблемам церковной истории.
В период «холодной войны» государство в отношении
конфессий, несмотря на явное улучшение положения религиозных организаций в Советском Союзе, кардинально не
изменило своего отношения к религии. Более терпимым стало отношение к религиозным организациям, но не к религиозному мировоззрению.
Таким образом, данный период характеризуется отсутствием научных исследований и соответственно публикаций
по проблемам старообрядчества.
Третий этап исследований – вторая половина 1950-х –
начало 1980-х гг.
Постепенное возвращение религиозной проблематики в
круг научных интересов исследователей произошло во второй половине 1950-х гг. К этому времени в религиозной жизХХ в. М., 1995. С. 183–202.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ни СССР произошли значительные перемены: деятельность
многих конфессий в стране и в ее регионах была легализована. Процессы возрождения и регистрации религиозных общин происходили благодаря «потеплению» в 1943–1948 гг.
отношений между Советским государством и церквями 1 . На
территории Байкальского региона стали открываться старообрядческие храмы и молитвенные дома.
Несмотря на явное оживление религиозной жизни, старообрядческая проблематика долгое время не привлекала
внимания сибирских исследователей. После двух десятилетий мощной атеистической и антирелигиозной политики в
государственной политике наступила длительная пауза.
После смерти И. В. Сталина и прихода к власти Н. С.
Хрущева партийная политика в целом и политика государства в религиозных вопросах, в частности, стала меняться.
Начался новый этап борьбы с религиозным мировоззрением.
Причина, на наш взгляд, заключалась в выходе Постановления ЦК КПСС «О крупных недостатках в научноатеистической пропаганде и мерах по ее улучшению» от 5
августа 1954 г.
Во второй половине 1950-х – начале 1960-х гг. выделяется три категории литературы. К первой категории относятся
издания, носящие публицистический характер и предназначенные широкому кругу читателей. В них рассказывалось о
неприглядных сторонах деятельности отдельных верующих,
старообрядческих организаций и групп. Издания этой группы нельзя считать научными исследованиями, хотя некоторые из них имеют вполне научные вступительные статьи.
Такие публикации представляют значительный интерес для
современных исследователей как источники, поскольку со1
Одинцов М. И. Власть и религия…, с. 47.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
держат много интересных фактов – характеристики руководителей и рядовых членов общины, сведения, которые почти
невозможно обнаружить в архивных фондах, потому что они
не попадали в отчеты партийных организаций и уполномоченных по делам религий. Новый социальный заказ требовал, кроме пропагандистских материалов, и методические
разработки для атеистической работы образовательных и
культурных учреждений.
Ко второй категории относились методические материалы, которые адресовались преподавателям, лекторам Всесоюзного общества «Знание», партийным агитаторам. Книги и
брошюры публиковались при поддержке краевых и областных комитетов КПСС, местных отделений общества «Знание».
Очень
часто
материалы
информационнометодического характера выходили в периодических изданиях отделов пропаганды крайкомов и обкомов КПСС. Большинство публикаций методической направленности приобретали черты научно-популярной литературы. Как правило, в
них проблемы антирелигиозной работы рассматривались на
общесоюзном материале, большую наглядность которым
придавали отдельные примеры из жизни религиозных организаций.
Изменения в направлении антирелигиозной политики
КПСС и Советского государства привели к появлению новой
проблематики в научных исследованиях. В этот период стало
развиваться изучение теории и истории атеизма.
К третьей категории причислялись научные труды, которые появились немного позже, чем издания пропагандистского и методического характера – в самом конце 1950-х гг.
Историки этого периода не считали изучение старообрядчества важным направлением исторических исследований. Это
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
определило незначительное количество исследований по
сравнению с предыдущим периодом. Старообрядчество рассматривалось как одно из социальных движений XVII–XVIII
вв. С 1960-х гг. старообрядчество начинает интересовать исследователей в качестве хранителя средневековой культуры.
Для его изучения применяют методы археографии, этнографии наибольший интерес вызывают такие аспекты старообрядчества, как эсхатология. И поэтому изучали не столько
старообрядчество, сколько его различные стороны. Некоторые авторы рассматривали раскол с точки зрения религиозно-политической борьбы, отметив при этом враждебность
раскола к церковной организации и связанному с ней государству1 .
Недостаточно полно отражает сложившуюся концепцию
старообрядчества глава в «Истории СССР», посвященная
расколу (т. 3). Сущность раскола – движение разных слоев
населения (крестьянства, духовенства, боярства и др.) за возвращение к прежним порядкам, при которых их положение
было более благоприятным. Крестьянам богословская сторона противостояния была недоступна, но старообрядцы боролись против дворянского государства, и этого было достаточно, чтобы вызвать сочувствие низов 2 . Вопросы государственно-церковной конфессиональной политики в отношении старообрядцев затрагивались лишь косвенно.
В основу исследований советских ученых был положен
формационный подход. Представители советской исторической науки рассматривали старообрядчество в качестве од1
Устюгов И. В., Чаев Н. С. Русская церковь в XVII в. // Русское
государство в XVII в. Новые явления. М., 1961. С. 322–326.
2
История СССР: в 12 т. / Под ред. Б. А. Рыбакова и др. М., 1967.
Т. 3. С. 295–305.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ной из оппозиционных самодержавию сил. Деление старообрядчества на течения объяснялось социальной принадлежностью их последователей. В качестве тезисов эти мысли были
высказаны еще В. Д. Бонч-Бруевичем в 1903 г.1
Изучение старообрядчества на основе классового подхода проводил В. Ф. Миловидов. Он опирался на уже указанные произведения и смог выстроить четкую концепцию. Автор прямо называл старообрядчество идеологическим обоснованием борьбы крестьянства и посадских низов против самодержавия. Причины разделения толков автор видел в социальном неравенстве, экономико-географическом различии,
а также в отсутствии в старообрядчестве единой церковной
организации. В отношении каждого толка В. Ф. Миловидов
дал четкое определение: какой социальный слой составлял
их основу и где географически он локализовался.
Так, беспоповщина была распространена, в основном, на
Европейском Севере, а поповщина – на юге. Поморский толк
отражал, по мнению автора, интересы купцов и промышленников севера, федосеевский – части средних и низших слоев
посадского населения, недавних выходцев из деревни. Филипповцы выражали мнение патриархальной прослойки черносошного крестьянства севера. Спасовский толк имел
сложный социальный состав – это были некоторые группы
крестьян и мещане. Беглопоповщина формировалась из посадского населения крепостного барщинного крестьянства к
1
Бонч-Бруевич В. Д. Раскол и сектантство в России: докл.
В. Д. Бонч-Бруевича второму очередному съезду Российской социалдемократической рабочей партии // Избранные атеистические произведения. М., 1973. С. 173–213; Он же. Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола. СПб., 1908–1909; Он же. Старообрядчество и самодержавие // Избр. соч. М., 1959. Т. 1. С. 90–103.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
юго-западу и юго-востоку от Москвы 1 . На наш взгляд, в работе преобладает тенденциозность показа старообрядчества
как наиболее отсталой, консервативной части общества, потерявшей связи с окружающей действительностью и чуждой
реалиям современности.
В 1960-е гг. приращение научных знаний шло за счет
изучения старообрядческой книжности, пения, обрядности.
Были предприняты первые экспедиции по изучению истории
и современного состояния старообрядчества в Советском
Союзе. Проблемы взаимоотношения старообрядцев и государства они не затрагивали. Одним из центров такого изучения стала кафедра источниковедения исторического факультета Московского университета. За 1966–1995 гг. было организовано более 80 экспедиций. Только в Свердловской области, в Вятко-Стародубских слободах было проведено 140 исследований по истории, культуре, музыкальной традиции
старообрядчества2 .
В 1964 г. вышла в свет работа Е. Ф. Грекулова «Православная инквизиция в России», где и рассматривалась «истребительная политика» церкви по отношению к старообрядцам3 , но была написана с позиций воинствующего атеизма и выражала глубоко негативную оценку деятельности
старообрядцев и духовного ведомства.
Наряду с московским центром исследований, активно
изучали старообрядчество Сибири Н. Н. Покровский и пред1
Миловидов В. Ф. Старообрядчество в прошлом и настоящем. М.,
1969. С. 27.
2
Карпов С. П. Научное и педагогическое значение археографических исследований Mocковского университета // Мир старообрядчества: живые традиции: результаты и перспективы комплексных исследований: мат-лы междунар. науч. конф. М., 1998. С. 171.
3
Грекулов Е. Ф. Православная инквизиция в России. М., 1964.
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ставители его новосибирской школы. В 1968 г. вышла статья
Н. Н. Покровского1 , в которой проанализирована проблема
взаимодействия правительства и церкви в борьбе со старообрядчеством. Фундаментальный труд историка, изданный в
1974 г., носит название «Антифеодальный протест уралосибирских крестьян-старообрядцев в XVIII веке»2 . Ценность
этой монографии заключается в изложенном материале, который выходит далеко за рамки регионального исследования.
Автор рассматривает политику местных властей по отношению к старообрядчеству Урала и Сибири через призму общероссийского законодательства «по расколу» и развивает
мысль о противоречиях в политике светских и церковных
властей. Эта концепция развивалась ученым и в других работах3 , а также получила свое продолжение в трудах историков
А. И. Клибанова, В. Г. Карцова, Н. С. Гурьяновой и др.
В монографии А. И. Клибанова4 , изданной в 1977 г., уделяется внимание роли старообрядцев в различных народных
1
Покровский Н. Н. О возникновении противоречий в политике
светских и церковных властей XVIII века по отношению к расколу //
Изв. СО АН СССР. Сер. общест. наук. Новосибирск, 1968. Вып. 1. С.
73–77.
2
Он же. Антифеодальный протест урало-сибирских крестьянстарообрядцев в XVIII веке. Новосибирск, 1974.
3
Он же. Урало-сибирская крестьянская община XVIII века и проблемы старообрядчества // Крестьянская община в Сибири XVII–
начала ХХ в. Новосибирск, 1977. С. 179–198; Александров В. А., Покровский Н. Н. Власть и общество. Сибирь в XVII веке. Новосибирск,
1991.
4
Клибанов А. И. Народная социальная утопия в России. Период
феодализма. М., 1977; Он же. Опыт религиоведческого прочтения
сочинений Аввакума // Традиционная духовная и материальная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и
Америки: сб. науч. тр. Новосибирск, 1992. С. 34–42.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выступлениях на рубеже XVII–XVIII вв. Заслуга автора в
том, что он ввел в научный оборот новый пласт источников,
на основании которых проанализировал процесс формирования мировоззрения старообрядчества на данном этапе. Его
исследования способствовали разрушению главенствующего
в науке представления о старообрядцах как духовных изолянтах, находящихся в «вечной» стадии накопления первичного капитала. В то же время автор не ставил перед собой
цель проследить эволюцию «экономического сознания» староверов, реконструировать причины и этапы их вхождения в
капиталистические отношения. Его в большей степени интересовали вероучительные основы общинной организации
«труда на благо», смысл и религиозные истоки моральных
воззрений и нравственной практики протеста. В его работах
доказывается, что старообрядчество и старорусское сектантство стали своеобразным «свободным каналом» капиталистического развития в Российской империи и сыграли в процессе становления российского капитализма роль, аналогичную протестантизму в Западной Европе и Америке. Некоторые идеологические оценки утратили свое значение, но основные концептуальные положения, особенности религиозного мировоззрения в этих трудах стали прочным основанием для дальнейших исследований на общероссийском религиоведческом уровне.
В. Г. Карцов 1 рассматривает раскол как форму антифеодального протеста в истории России и анализирует проявления крестьянской оппозиции правительству и церкви в рамках старообрядческого движения.
1
Карцов В. Г. Религиозный раскол как форма антифеодального
протеста в истории России: спецкурс. Калинин, 1971. Ч. 1, 2; Он же.
Разинцы и раскольники // Вопросы истории. 1977. № 3. С. 121–131.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научный интерес представляют исследования Н. С. Гурьяновой 1 , в которых рассматривается проблема взаимоотношений старообрядцев и государства на основе анализа
старообрядческой эсхатологической литературы.
1980-е гг. – самостоятельный этап в развитии историографии старообрядчества. Интерес к расколу как целостному
явлению возрастает. Возобновляются публикации новых материалов по его истории. Заслуживает особого внимания работа В. С. Румянцевой 2 , посвященная начальному этапу существования старообрядчества, где дан глубокий анализ источников по ранней истории старообрядческого движения.
Книга была написана на основе следственных документов
Приказа тайных дел. Отдельные главы работы несколько
шире показывают историю раннего раскола, в текст включены вопросы антиклерикальных выступлений посадского
населения.
В сборнике3 , составителем которого является В.С. Румянцева, содержатся материалы судебно-следственных дел в
отношении старообрядцев из начальной истории раскола с
комментариями.
1
Гурьянова Н. С. Об отношении крестьян филипповского согласия в XVIII в. к государственной власти // Литература и классовая
борьба эпохи позднего феодализма в России. Новос ибирск, 1987. С.
142–149; Она же. Монарх и общество: к вопросу о народном варианте
монархизма // Старообрядчество России (XVII–XX вв.). М., 1999. С.
126–148.
2
Румянцева В. С. Народное антицерковное движение в России
XVII в.: документы Приказа тайных дел о раскольниках, 1665–1667
гг. М., 1986.
3
Документы Разрядного, Посольского, Новгородского и Тайного
приказа о раскольниках России, 1654–1684 гг. / Сост. В. С. Румянцева. М., 1990.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Работы советских историков охватывают более широкий
круг проблем, выявляют основные направления развития религиозных течений и их закономерности. Периодизация истории Русской православной церкви, место русского православия в государстве и обществе, его влияние на внутреннюю и внешнюю политику проанализированы в работе Н. М.
Никольского и в коллективной монографии «Русское православие: вехи истории»1 . Ряд разделов этих работ посвящен
причинам возникновения и истории антицерковных движений.
Значительный интерес представляют работы А. А. Подмазова2 и Ю. В. Гагарина3 , где на материале конкретного социологического исследования старообрядцев-беспоповцев
Латвии и Коми АССР авторы анализируют изменения сознания верующих, дают социально-демографические характеристики церковных приходов, показывают модернизацию старообрядчества в современных условиях. Хотя, на наш взгляд,
авторы этих работ недостаточно отразили роль государства в
отношении старообрядцев этих регионов и взаимовлияние
старообрядчества на другие конфессии.
Зарубежные историки тоже внесли свою лепту в изучение истории старообрядчества. Из иностранных работ, которые в основном посвящены раннему периоду русского раскола, выделяется книга французского ученого Пьера Паскаля
о протопопе Аввакуме4 , из немецкой литературы по этому
вопросу наиболее интересной является книга Иоанна Хри1
Русское православие: вехи истории. М., 1989.
2
Подмазов А. А. Старообрядчество в Латвии. Рига, 1970; Он же.
Церковь без священства. Рига, 1973.
3
Гагарин Ю. В. Старообрядцы. Сыктывкар, 1973.
4
Pascal P. Awakum et les debuts du rascol. La Grise religieuse russe
au XVII siecle en Russie. Paris, 1938.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зостома о «Поморских ответах» Андрея Денисова, выдающегося старообрядческого писателя и мыслителя конца XVII –
начала XVIII в.1 Работа С. А. Зеньковского, вышедшая в виде
аналитической монографии на русском языке в Мюнхене,
посвящена общественно-религиозному движению в России
XVI–XIX вв. Основываясь на русских источниках, автор воссоздал цельную картину возникновения и развития старообрядческого движения. Существенной особенностью его работы является последовательный исторический подход к
анализу событий, текстов старообрядческих доктрин 2 .
В работах по истории старообрядчества советского периода предпочтение, в первую очередь, отдавалось антифеодальным выступлениям старообрядцев. Литературоведы ввели в оборот целый комплекс старообрядческих сочинений,
историки же основное внимание уделяли истории раннего
периода существования раскола – XVII – начало XVIII в., а
также региональному изучению старообрядчества.
Завершая анализ литературы 1950–1980-х гг., можно
констатировать, что возвращение к проблематике старообрядческой конфессии в сфере научных интересов ученых состоялось. Новый период исследований одновременно и сохранял преемственность с предшествующим этапом, и отличался новыми чертами. Полная преемственность прослеживается и в идеологических подходах, и в оценках роли религии и церкви в истории советского общества. Гуманитарные
исследования по-прежнему находились в идеологических
1
Johannes Grysostomos. Die Povorskie Otvety als Denkmal der Anschaung der russischen Altglaubigen der 1. Viertel des XVIII Jahrhundert.
Roma, 1959. Or. 148.
2
Зеньковский С. А. Русское старообрядчество: в 2 т. /Сост.
Г. М. Прохоров. М., 2006. С. 52.
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тисках, зависели от курса партии в отношении религии и верующих.
Новизна прослеживается в первую очередь в расширении
тематики работ, отличающихся выверенностью теоретических выкладок и точностью изложения фактов. Однако законотворческая политика светских и церковных властей к старообрядцам является лишь канвой для тех проблем и вопросов, которые подробно рассматриваются авторами.
Вторым элементом новизны стало изменение состава исследователей – на смену представителям общественных организаций, например Союза воинствующих безбожников
пришли представители академической науки и преподаватели высших учебных заведений. В результате вместо подготовки и издания многотиражных разоблачительных книг и
статей появились серьезные исследования – монографии и
диссертационные работы.
Третий элемент новизны – расширение источниковой базы исследований, в научный оборот было введено значительное количество письменных источников.
Историография раскола и старообрядчества советского
периода имела особенности, вписывающиеся в общую канву
изучения истории религии и церкви в этот временной отрезок. Связано это было с наличием жестких идеологических
рамок, предметом научного изыскания становились строго
определенные вопросы. Попадая в разряд атеистической литературы, исследования по истории старообрядчества в
большинстве случаев не могли претендовать на объективность оценок. При этом те проблемы, которые разрешались
для изучения, получали достойное отражение в научной исторической литературе. Советская историческая школа была
одной из сильнейших, с хорошими традициями, осуществ-
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лявшая фундаментальные исследования. В историографии
советского периода можно выделить некоторые особенности.
Во-первых, значительная часть проблем разрабатывалась
литературоведами, которые выявили и изучили целый комплекс старообрядческих сочинений, подняв научные знания
об этой конфессии на новый высокий уровень. Историки
долгое время занимались этим комплексом проблем лишь
фрагментарно.
Во-вторых, основное внимание советских и зарубежных
историков, обратившихся к изучению раскола в 1960–70-х
гг., было уделено истории раннего периода XVII – первая
половина XVIII в., значительно меньшее количество работ –
старообрядчеству XIX в. и практически не поднимались проблемы истории раскола в XX в.
В-третьих, правомерно говорить о региональном изучении этого явления: Сибирь, Алтай, Байкальский регион и
Дальний Восток.
1.3. История взаимоотношения государства
и старообрядчества в современных исследованиях
В начале 1990-х гг. в нашей стране произошли изменения
в политической ситуации, которые в очередной раз оказали
существенное влияние на общество, в том числе и на развитие исторической науки. Поменялось отношение государства
и общества к религии, ее роли в социальной жизни, изменилось законодательство о свободе совести, значительно возросло число верующих и количество вероисповедных объединений в стране.
Изменение ситуации в обществе привнесло в науку новые подходы и методы изучения, открыло перед исследователями новые горизонты. В эти годы историческая наука
освободилась от идеологического диктата, многие темы пе55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рестали быть нежелательными или запрещенными, расширилась источниковая база (частично освободившись от грифа
«Секретно»).
В условиях идеологического вакуума, образовавшегося
вследствие краха коммунистической идеологии, произошло
резкое усиление национального и религиозного факторов,
повлекшее за собой рост влияния религиозных и национальных организаций на политический процесс в России и в
постсоветских государствах. Необходимость урегулирования
этих процессов и потребность системной модернизации
страны поставили перед российскими элитами (светскими и
конфессиональными) задачу формирования такой модели
государственно-конфессиональных отношений и проведения
такой политики в сфере свободы совести и вероисповедания,
которые были бы адекватны задачам модернизации страны и
учитывали отечественный и мировой опыт.
В России же после развала СССР произошел принципиальный разрыв с советско-атеистическим подходом, существовавшим на протяжении более 70 лет, и начала выстраиваться абсолютно новая система взаимоотношений представителей религии и государства.
Тема исследования политики в области государственноконфессиональных отношений, в сфере свободы совести и
вероисповедания привлекает как зарубежных, так и отечественных ученых. Среди зарубежных исследователей стоит
отметить таких ученых, как У. К. Дьюрэм, Д. Дэвис, Э. Сьюэлл,
Д. Шелтон, А. Кисс, X. Зайварт и др.1 Их рабо1
Дьюрэм У. К. Перспективы религиозной свободы: сравнительный анализ. М., 1999; Дэвис Д. Эволюция свободы вероисповедания
как одного из всеобщих прав человека // Вопросы демократии. 2001.
Т. 6. № 2. С. 21–22; см.: http-www.Russian. rро.at (дата обращения:
15.12.2009); Сьюэлл Э. Сравнительная характеристика светских гос у56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ты отличает стремление к установлению взаимосвязей между
религиозными и правовыми аспектами, интересом к сравнительному анализу систем государственно-конфессиональных
отношений за рубежом, рассмотрением вопросов, связанных
с соблюдением свободы совести и вероисповедания, в правозащитном аспекте.
На смену ученым советского периода (В. В. Клочков 1 ,
В. А. Куроедов 2 , Ю. А. Розенбаум3 и др.), характерной чертой которых были вопросы функционирования советской
модели
свободы
совести,
недооценка
социальнополитического потенциала религиозных организаций и
утверждение о «подлинно демократическом характере решения проблем свободы совести в СССР», начиная с 1990-х гг.
приходят исследования, где политика в области свободы совести и вероисповедания рассматривается в контексте отечественного
и
зарубежного
опыта
государственноконфессиональных отношений и соответствия нормам международного права в области прав человека.
дарств и равенство религиозных организаций // Пределы светскости:
общественная дискуссия о принципе светскости государства и о путях
реализации свободы совести. М., 2003. С. 44–56; Shelton D., Kiss A. A.
Draft Model Law on Freedom of Religion, with Perspectives / Ed. by D.
Johan van der Vyver and John Witte, Jr. Seiwart H. Freedom and control in
the unified Germany: Governmental approaches to alternative religions //
Sociology of Religion. Wash. Fall. 2003. Vol. 64 и др.
1
Клочков В. В. Закон и религия. От государственной религии в
России к свободе совести в СССР. М., 1982.
2
Куроедов В. А. Религия и церковь в советском государстве. М.,
1981.
3
Розенбаум Ю. А. Советское государство и церковь. М., 1985.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вопросы государственной политики по отношению к
религиозным организациям анализировались крупнейшим
исследова-телем М. И. Одинцовым1 . В его работах на основе
обширного материала дается анализ российской и советской
модели государственно-церковных отношений, исследуется
деятельность государственных структур, занимавшихся церковной политикой.
Отечественным исследованиям постсоветского периода в
области государственно-конфессиональных отношений и политики в сфере свободы совести присущи большее методологическое и мировоззренческое разнообразие по сравнению
с их предшественниками. Оформились основные научные
центры исследований в этой области, крупнейшими из которых являются кафедра религиоведения Российской академии
государственной службы при Президенте РФ, центр «Религия в современном обществе» Российского независимого института социальных и национальных проблем, Институт религии и права, Институт свободы совести, Институт государственно-конфессиональных отношений и др.
Постсоветская наука преодолевает атеизм и пытается
конст-руктивно взаимодействовать с теологами. Проводятся
научные, научно-богословские конференции и научнопрактические семинары: «Межконфессиональный мир и консолидация общества» (Москва, 1997), «От политики государственного атеизма – к свободе совести» (Москва, 2000), «Религия, политика и права человека» (Москва, 2002), «Религия
и национальные отношения в России: история, современность, перспективы развития» (Москва, 2005), «Религия в современных политических процессах» (Москва, 2007), «Сво1
Одинцов М. И. Государство и церковь в России в ХХ в. 1994; Он
же. Государство и церковь: история взаимоотношений (1917–1938).
М., 1991 и др.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бода совести: международные стандарты и опыт национального осуществления. Российский Дальний Восток и страны
АТР» (Благовещенск, 2010), «Религии России: проблемы социального служения» (Нижний Новгород, 2010) и др.
Выпускаются сборники статей 1 , посвященные актуальным проблемам государственно-конфессиональных отношений в политике, в сфере свободы совести и вероисповедания.
Защищаются диссертации, посвященные как изучению государственно-конфессиональных отношений и политики в
сфере свободы совести и вероисповедания в современной
России в целом 2 , так и их отдельных аспектов, исследованиям роли религиозных организаций в жизни общества, включая политический процесс, и вероисповедную политику в регионах3 .
1
Религия и демократия: на пути к свободе совести / Сост. А. Р.
Бессмертный и др. М., 1993; Религия и политика в посткоммунистической России / Сост. С. Б. Филатов. М., 1997; Очерки религиозной
жизни современной России / Отв. ред. и сост. С. Б. Филатов. СПб.,
2002; Пределы светскости. Общественная дискуссия о принципе светскости государства и о путях реализации свободы совести / Сост. А.
Верховский. М., 2003 и др.
2
Одинцов М. И. Государственно-церковные отношения в России
(на материалах отечественной истории ХХ века): дис. … в виде науч.
докл. д-ра ист. наук. М., 1996. 51 с.; Панюкова В. В. Церковь и государство в современном политическом процессе России – опыт и проблемы взаимодействия: автореф. дис. … канд. полит. наук. М., 1998.
3
Рагузин В. H. Религиозный фактор динамики межнациональных
отношений (на материалах Оренбургской области): автореф.
дис.…канд. филос. наук. М., 1997; Горейханов Г. П. Религиозная ситуация на Северном Кавказе и ее учет в управленческой деятельности
органов и войск ФПС России (философско-политологический анализ): автореф. дис. … канд. филос. наук. М., 1999; Федотов А. А.
Русская православная церковь в 1960–1990-х гг.: внутрицерковная
жизнь и взаимоотношения с государством (на материалах Владимир59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однако в данных исследованиях: недостаточно показана
связь политики в сфере свободы совести и вероисповедания
со старообрядческими сообществами; не отражено взаимодействие государственных и конфессиональных структур, а
также структур гражданского общества при формировании и
реализации политики в сфере свободы совести и вероисповедания в современной России на федеральном и региональном
уровнях; слабо представлен региональный материал, особенно по Байкальскому региону; практически не затронут неформальный (межличностный) аспект государственноконфессиональных взаимоотношений при выработке и осуществлении национальной политики регионов.
Последние годы отмечены постоянным вниманием группы ученых МГУ, Музея истории и культуры старообрядчества
г. Москвы к проблемам современного старообрядчества1 . Они являются бессменными редакторами журналов, а
ской, Ивановской и Костромской областей): автореф. дис. … канд.
ист. наук. Иваново, 1998; Черняк Я. С. Проблемы гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений в социокультурном пространстве северного города (на материалах Ханты-Мансийского автономного округа): автореф. дис. ... канд. филос. наук. М.,
1999; Годизов Г. Л. Проблема свободы совести в общественной жизни
Кубани, 1965–1990-е гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Майкоп,
2001; Ильинский С. И. Государственно-конфессиональные отношения
в Удмуртской республике: опыт вероисповедное политики в регионе
(1991–
2002 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2003; Гаджимирзаев
М. М. Этноконфессиональная толерантность как фактор
обеспечения мира и безопасности на Северном Кавказе: автореф. дис.
… канд. полит. наук. Ставрополь, 2003; Зверева В. А. Российское государство и религиозные конфессии: трансформация моделей взаимодействия (федеральный и региональный уровни): автореф. дис…
канд. полит. наук. Воронеж, 2006 и др.
1
Поздеева И. В. Мир старообрядчества. М., 1992–1998. Вып. 1–5;
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
также организаторами религиозных всероссийских конференций по проблемам философии, истории и культуры старообрядчества.
Анализ материалов ежегодных тематических конференций по истории старообрядчества1 , журнальных статей в религиоведческих журналах «Религия и право», «История государства и права» дает возможность определить основную
тематику современных исследований. Наибольший интерес у
ученых вызывают следующие аспекты истории старообрядчества:
– история зарождения толков и согласий старообрядчества, причины их разделения, особенности вероучения и его
эволюция;
– предпринимательская, благотворительная и хозяйственная деятельность старообрядцев;
– взаимоотношения старообрядчества, власти и официальной церкви;
– источниковедческие аспекты изучения старообрядчества;
– проблемы адаптации старообрядческой культуры в
условиях глобализации;
– языковая коммуникация и мировидение старообрядцев.
Ершова О. П., Осипов В. И., Соколова Е. И. Старообрядчество: история, культура, современность. М., 1994–1998. Вып. 1–8.
1
Мир старообрядчества. Живые традиции: результаты и перспективы комплексных исследований: мат-лы междунар. науч. конф. М.,
1998.
463 с.; Старообрядчество: история, культура, современность:
мат-лы VI науч.-практ. конф. М., 2002. 542 с.; Старообрядчество: история и современность. Русские традиции и зарубежные связи: матлы III междунар. науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2001; Старообрядчество: история и современность. Русские традиции и зарубежные связи: мат-лы IV междунар. науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2007.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Данная проблема посвящена разнообразным аспектам мировосприятия, отраженным в речевой деятельности старообрядцев, а также анализу говоров этой конфессиональной
группы на разных языковых уровнях;
– фольклор как органическая часть духовной культуры
старообрядцев;
– проблемы сохранения и трансляции культуры старообрядцев.
В современной исторической науке получают дальнейшее развитие этнографические и археографические методы
визуальной антропологии, истории и культуры старообрядчества. Продолжаются экспедиции в районы компактного
проживания старообрядцев.
В 1990-е гг. появилось большое количество статей во
всевозможных журналах и сборниках, в которых историки,
философы, литературоведы, юристы рассматривали самые
разные аспекты старообрядчества. В некоторых работах затрагивались и интересующие нас проблемы. Среди них
необходимо выделить статью Я. Н. Щапова, в которой автор
касается взаимоотношений власти и старообрядчества в конце XVII– начале XVIII в., справедливо оценивая роль государства как защитника официального православия, защищающего его от посягательств «разного рода противников,
начиная от вольнодумцев и кончая старообрядцами и иноверцами»1 .
1
Щапов Я. Н. и др. Христианские вероисповедания и государственная власть в России в XVII – первой половине ХХ века // Отечественная история. 1998. № 3. С. 155–163.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В монографии А. И. Мальцева1 исследуется влияние либерализации правительственной политики в 60-е гг. XVIII в.
на рост радикальных настроений в старообрядческой среде и
выделение нового течения в старообрядчестве.
Представляет интерес статья Л. Е. Горизонтова, в которой автор затрагивает очень важную проблему возвращения
старообрядческого населения на территорию России в 60-е
гг. XVIII в., анализирует причины изменения правительственной политики по отношению к «порубежным раскольникам», исходя из изменения внутренних и внешних интересов государства»2 .
Среди современных работ, посвященных проблеме церковных наказаний, необходимо отметить статью О. П. Подосенова3 , монографию Е. В. Анисимова4 и диссертационное
исследование
В. Л. Ефимовских5 . Практика наказаний,
применявшихся к старообрядцам в 30-е гг. XVIII в., исследуется в работе Е. А. Виденеевой 6 .
1
Мальцев А. И. Староверы-странники в XVIII – первой половине
XIX в. Новосибирск, 1996.
2
Горизонтов Л. Е. Раскольничий клин. Польский вопрос и старообрядцы в имперской стратегии // Славянский альманах. М., 1998. С.
140–167.
3
Подосенов О. П. Законодательство о каторге и ссылке в России в
XVIII в. // Государственно-правовые институты самодержавия в Сибири. Иркутск, 1982. С. 3–12.
4
Анисимов Е. В. Дыба и кнут. Политический сыск и русское общество в XVIII веке. М., 1999.
5
Ефимовских В. Л. Религиозные преступления в русском праве
X– начале ХХ в.: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород,
2002.
6
Виденеева Е. А. Содержание старообрядцев в монастырях Ростовской епархии // Старообрядчество: история, культура, современность. М., 1995. Вып. 4. С. 22–24.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Особую ценность в изучении религиозного сознания старообрядчества представляет работа белорусских и украинских ученых1 , которые анализируют эволюцию и особенности религиозного обыденного сознания старообрядчества Белоруссии и сопредельных территорий, исследуют изменения
в вероучении и формировании представлений старообрядцев,
показывают распространение и деятельность старообрядческих общин в регионах. Вместе с тем мы отмечаем, что эти
работы наполнены, в основном, этнографическими материалами, не совсем точно дана политическая оценка распространения старообрядчества, теоретические выводы и приведенные цифровые данные не дают ясной картины жизнедеятельности и количественного показателя старообрядцев в Белоруссии.
Большинство исследований затрагивает вопрос о взаимоотношениях старообрядцев и власти в разные периоды истории. На рубеже ХХ–ХХI вв. вышел целый ряд статей и диссертаций о региональной конфессиональной политике по отношению к старообрядчеству.
Диссертационное исследование И. Д. Боченковой посвящено проблеме взаимодействия государственно-церковной
власти и старообрядцев в губерниях, входивших в состав
Ярославского наместничества в 1777–1812 гг. Анализируя
период правления Екатерины II, автор приходит к выводу,
что к концу XVIII в. ущемление социальных и гражданских
прав старообрядцев «практически прекратилось», так как
была предпринята попытка вписать старообрядцев в общую
государственную структуру. Однако с
1810-х гг. прави1
Короткая Т. П., Прокошина Е. С. Старообрядчество Белоруссии.
Минск, 1995; Судьба старообрядчества в XX – начале XXI в.: история
и современность: сб. науч. тр. и мат-ов / Отв. ред. и сост. С. В. Таранец. Киев, 2008. Вып. 2.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельство, опасаясь усиления оппозиционных настроений,
предпочло сделать шаг назад и вернуться к мерам репрессивно-охранительного характера1 .
Заслуживают внимания статьи Ю. С. Булыгина2 и
В. Н. Ильина3 о взаимоотношениях властей со старообрядцами на Алтае, работа Т. А. Васиной 4 , в которой рассматривается конфессиональная политика государства на материалах Ижевского оружейного завода5 .
Работы И. В. Куприяновой 6 посвящены проблемам жизнедеятельности старообрядческих сообществ Алтая в первой
трети ХХ в. На основе документальных материалов и данных
1
Боченкова И. Д. Государственная политика в отношении староверов в последней четверти XVIII – начале XIX века (на материалах
Ярославского наместничества): автореф. дис. … канд. ист. наук. М.,
1999; Она же. К вопросу об истории взаимоотношений старообрядчества и государственно-церковной организации в конце XVIII в.: документы Ярославского областного архива о старообрядцах Угличского посада // Старообрядчество: история, культура, современность. М.,
1996. Вып. 5. С. 18–25.
2
Булыгин Ю. С. Официальное православие и старообрядчество на
Алтае в XVIII в. // Старообрядчество: история и культура: сб. ст. / Под
ред. Л. С. Дементьевой. Барнаул, 1999. Вып. 1. С. 24–43.
3
Ильин В. Н. Взаимоотношения государственной власти и официальной церкви со староверами на Алтае в XVII – начале ХХ в. //
Старообрядчество: история, культура, современность. М., 2001. Вып.
6. С. 43–48.
4
Васина Т. А. Старообрядчество и конфессиональная политика в
России XVIII–XIX вв. (по материалам Ижевского оружейного завода)
// Культура и веротерпимость: мат-лы Х Санкт-Петербургских религиоведческих чтений. СПб., 2003. С. 62–64.
4
Куприянова И. В. Старообрядческие общины Алтая в 1920–
1930-х гг. Барнаул, 2006; Она же. Старообрядцы Алтая в первой трети
ХХ в. Барнаул, 2010.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
полевых исследований автор показывает различные аспекты
внутриконфессиональной жизни старообрядцев, а также прослеживает динамику развития старообрядческого движения
во взаимосвязи с государственной религиозно-правовой политикой на разных ее этапах.
А. В. Морохин, изучая взаимоотношения православных
священнослужителей и старообрядцев, сделал вывод, что на
ранних этапах существования старообрядчества попытка
возложить полицейские функции по борьбе с «расколом» на
священников провалилась. Он связывает это с высокой степенью зависимости священнослужителей от общины 1 .
Работа Е. Н. Шабельниковой посвящена участию духовенства в борьбе тамбовских властей со старообрядцами и
сектантами. Автор выдвигает спорный тезис о либеральном
отношении властей в первые годы правления Александра II и
последующем ужесточении государственной политики 2 . На
наш взгляд, автор допустил две неточности. Во-первых, увеличение количества прошений о переходе в старообрядчество нельзя считать признаком либерализации, так как неизвестно, сколько из них было удовлетворено. Во-вторых, автор не разделяет старообрядцев и сектантов, а увеличение
количества уголовных преследований «раскольников» в середине 1860-х гг. может быть связано с ужесточением политики в отношении молокан. Многочисленность последних и
составляет особенность Тамбовской губернии.
1
Морохин А. В. Приходское духовенство и старообрядчество в
Нижегородском Поволжье в первой половине XVIII века // Старообрядчество: история, культура, современность. М., 2002. С. 67–71.
2
Шабельникова Е. Н. Участие духовенства Тамбовской епархии в
борьбе с расколом накануне реформ 1860-х гг. // Провинциальное духовенство дореволюционной России. Тверь, 2005. Вып. 1. С. 179–184.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Л. И. Кучумова посвятила свое исследование периоду
подготовки к началу Великих реформ, попытавшись ответить
на следующие вопросы: был ли осуществлен перелом в государственной политике по отношению к старообрядцам во
второй половине 1850-х–начале 1860-х гг., какие были приняты меры, каковы были предпосылки изменения конфессиональной политики. Автор пришла к весьма спорным выводам. Она считает, что подготовка перелома в отношении к
старообрядцам протекала в 1856– 1858 гг. Тем временем
Александр II продолжал в отношении старообрядцев политику своего отца Николая I1 . На наш взгляд, правительство
Николая I, осознавая старообрядчество государственной
проблемой, изменило накануне Крымской войны формы отношения к «иноверию»: количество уголовных преследований старообрядцев сократилось.
Исследование государственной политики к староверам во
второй половине XIX– начале XX в. было проведено О. П.
Ершовой 2 . Она пришла к выводу, что процесс формирования
вероисповедной политики в России имел сложный противоречивый характер. Светская власть не была свободной в при1
Кучумова Л. И. Государственно-церковная политика по отношению к старообрядчеству на рубеже 1850–1860-х гг. (по документам
Вологодской духовной консистории) // Мир старообрядчества. М.,
1995. Вып. 3. С. 128–154.
2
Ершова О. П. Русское старообрядчество в мировом политическом процессе с середины XIX–ХХ в. // Россия в мировом политическом процессе: мат-лы II науч.-практ. конф. М., 1997; Она же. Развитие законодательной системы в области раскола в 50–60 гг. XVIII в. //
Старообрядческая культура Русского Севера: тез. науч. конф. М.;
Каргополь, 1998. С. 26–31; Она же. Старообрядчество и власть. М.,
1999; Она же. Старообрядчество и государственная политика России
в области вероисповедания во второй половине XIX – начале XX в.:
автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 2000.
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нятии решений, касающихся веры, а Русская православная
церковь со своей стороны препятствовала наделению приверженцев других конфессий какими-либо свободами и правами. Говоря о взаимоотношении властных структур и староверов, О. П. Ершова отмечает, что на протяжении всего
существования раскола политика государства была ограничительно-запретительной даже во времена либеральных царствований. Изменения, происшедшие во второй половине
XIX в., имели в своей основе рост влияния старообрядчества
и изменение ситуации в стране в целом. Издание высочайших манифестов 1905–1906 гг. не привело к полной свободе
вероисповедания, так как православная церковь не была отделена от государства и сохраняла привилегированное положение1 .
Дополнительные штрихи к изучению взаимоотношений
власти и старообрядцев внес Ю. А. Иванов. Исследуя «уезднyю идеологию» на примере Шуйского уезда Владимирской
губернии, автор пришел к следующим выводам. Если в центре старообрядчество воспринималось властями как политическое движение, то на местах отношение к нему было как к
религиозно-бытовому явлению. И в годы правления Александра II на местах прослеживались факты притеснения старообрядцев. Ю. А. Иванов обоснованно отмечает, что указы
1905–1906 гг. привели к тому, что староверы в политическом
плане стали либо нейтральны к власти, либо даже поддерживали ее, что выразилось в участии в черносотенных организациях. Однако духовенство так и не смогло осознать, что
1
Ершова О. П. Старообрядчество и власть…
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отношение власти к старообрядцам изменилось и продолжало требовать ее деятельного участия в борьбе с расколом1 .
Диссертационная работа Н. В. Прокофьевой посвящена
исследованию взаимоотношения властей, православного
населения и старообрядцев. Значительное внимание автор
уделяет изучению таких сторон жизни старообрядчества, как
организация и функционирование общин, статус и круг обязанностей их руководителей, быт и семейная обрядность.
Она заключает, что в конце XIX – начале XX в. проявляется
устойчивая тенденция к преодолению нетерпимости и поиску компромисса между старообрядчеством и официальной
церковью. Происходит переход от репрессивной политики к
мерам убеждения и религиозного просвещения. Несмотря на
преобладание в Верхнем Поволжье православного населения
и религиозную политику властей, старообрядчество осталось
к концу изучаемого периода особой конфессиональной группой. Причины этого автор видит в существовании в старообрядчестве особых механизмов сохранения и передачи последующим поколениям основ дониконовской культуры (скиты,
молельни)2 .
В. В. Машковцева, рассмотрев реализацию государственно-церковной политики в Вятском крае во второй половине XIX – начале XX в., сделала логичный вывод о постепенной либерализации политики в отношении старообрядцев
и отметила, что при этом указанный процесс протекал противоречиво с сохранением силового воздействия на староверов. Классификация конфессиональной политики В. В. Маш1
Иванов Ю. А. «Уездная идеология»: религиозно-политическая
жизнь российской провинции 1860–1910-х гг. Иваново, 2001.
2
Прокофьева Н. В. Старообрядчество Верхнего Поволжья в конце
XVIII– начале XX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Ярославль,
2001.
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ковцевой отражает реальное положение дел, но, на наш
взгляд, необходима конкретизация границ некоторых периодов и их внутреннее дробление. Вятская губерния была самостоятельным центром старообрядчества, отсюда особенности в отношениях старообрядцев, государства и церкви 1 .
Некоторые работы посвящены исключительно конфессиональной политике официальной церкви. Например, В. Н.
Водолазко2 и Е. Г. Захарова3 , изучая деятельность противостарообрядческих миссий Олонецкой и Томской губерний,
пришли к выводу о низкой результативности деятельности
миссионеров.
Исследование Ю. В. Боровик охватывает период с 1905
по 1927 г. Рассмотрев особенности реализации новой политики правительства в отношении старообрядцев на Урале и в
Зауралье, делает заключение, что период до октябрьской революции был действительно «серебряным веком» старообрядчества: хотя репрессии и прекратились, но многое осталось на бумаге, поэтому старообрядцы вынуждены были бороться за реализацию своих прав. При этом значительное
число уральских старообрядцев не желало вступать с государством в какие-либо отношения, опасаясь вмешательства в
1
Машковцева В. В. Конфессиональная политика государства по
отношению к старообрядцам во II половине XIX – начале XX века (на
материалах Вятской губернии): автореф. дис. … канд. ист. наук.
Ижевск, 2002.
2
Водолазко В. Н. Деятельность противостарообрядческих миссий
в Олонецкой губернии в начале XX века // Старообрядчество: история, культура, современность. М., 2005. С. 117–124.
3
Захарова Е. Г. Противостарообрядческая миссия в Томской
епархии: организация и некоторые результаты деятельности (конец
XIX – начало XX в.) // Старообрядчество: история, культура, современность. М., 2005. С. 165–172.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
религиозную жизнь. Автором впервые рассмотрена политическая ориентация уральских старообрядцев. Оказалось, что
на Урале, в отличие от центра страны и крупных городов,
особой популярностью пользовались эсеры и большевики 1 .
А. Б. Островский предпринял попытку проследить по материалам старообрядческих журналов «Церковь» и «Слово
церкви» процесс общественного признания старообрядчества
после указов 1905–1906 гг. Он указывает, что старообрядцы
испытывали притеснения в нескольких формах. Во-первых,
это препятствие к отправлению службы; во-вторых, притеснения в ситуациях межконфессионального конфликта; втретьих, дискриминация экономического и социального характера. Формы же признания старообрядчества были следующими: присутствие представителей власти на старообрядческих мероприятиях, заказ старообрядцам молебнов со
стороны властей, содержание земством школ и др. Субъектами притеснений часто становились не только православные священники, но и православные крестьяне. При этом ведущей тенденцией все же оставалось сближение православных и старообрядцев, взаимопонимание и помощь. Таким
образом, признание старообрядчества было противоречивым.
Духовенство и власть признавали лишь определенный социальный статус за старообрядцами. Со стороны православного
населения имело место «духовное» признание2 .
1
Боровик Ю. В. Старообрядчество Урала и Зауралья на переломе
эпох 1905–1927 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Екатеринбург,
2003.
2
Островский А. Б. Формы общественного признания старообрядчества после принятия указов 1905–1906 гг., легитимировавших веротерпимость // Старообрядчество: история, культура, современность:
мат-лы VI науч.-практ. конф. М., 2002. С. 163–173.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Большой интерес представляют монографии М. О. Шахова1 с использованием современного понятийного аппарата
и философской лексики. Эти исследования показывают, что
диалог староверия и государства возможен на языке современной науки, что старообрядчество является отнюдь не музейным историческим экспонатом, а живым, глубоким и
важным явлением русской духовной жизни. Для нас его работы послужили основой для выявления особенностей религиозного мировоззрения старообрядчества изучаемого региона. Исследования М. О. Шахова в области проблем церковно-государственных отношений нашли применение при составлении замечаний и предложений старообрядческих религиозных организаций по проекту закона «О свободе совести
и о религиозных объединениях», при выработке позиции
старообрядческих церквей по проблеме возвращения религиозным организациям национализированного культового
имущества.
Эти вопросы рассмотрены в диссертации хабаровского
историка В. Ф. Лобанова2 ; хотя исследование этого автора
еще не получило монографического оформления, но сама постановка и решение ряда вопросов автором являются наиболее глубоким обращением к теме3 .
1
Шахов М. О. Философские аспекты староверия М., 1997; Он же.
Старообрядчество, общество, государство М., 1998; Он же. Старообрядческое мировоззрение: религиозно-философские основы и социальная позиция. М., 2002.
2
Лобанов В. Ф. Старообрядческие общины Забайкалья и самодержавие в пер. половине XIX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук.
Новосибирск, 1983.
3
Он же. Старообрядчество на Дальнем Востоке. Очерки истории
родного края. Хабаровск, 1993.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Особую роль для нашей работы сыграли исследования
дальневосточных этнографов и историков Ю. В. Аргудяевой,
В. В. Кобко, М. Б. Сердюк1 . Авторы освещают такие вопросы, как этническая и региональная история, образование и
функционирование старообрядческой семьи, национальные
традиции в хозяйственной деятельности, обрядах материальной культуре старообрядцев. Ими рассмотрены проблемы
демографической ситуации, зарубежной миграции и адаптации староверов к местным условиям, вклад в сохранение и
развитие русской культуры на юге Дальнего Востока России
и за его пределами. Для нас представляют интерес главы, ка1
Аргудяева Ю. В. Проблемы этнической истории и семейного
быта старообрядцев юга Дальнего Востока России // Алтарь России.
Старообрядчество Сибири и Дальнего Востока, история и современность: местная традиция и зарубежные связи. Большой Камень, 1997.
Вып. 1; Она же. Старообрядцы на Дальнем Востоке России. М., 2002;
Она же. Этническая и этнокультурная история русских на юге Дальнего Востока России (вторая половина XIX – начало ХХ в.). Кн. I.
Крестьяне. Владивосток, 2006; Она же. Русские старообрядцы в
Маньчжурии. Владивосток, 2008; Кобко В. В. «Бикинские соборные
уложения» 1924 года старообрядцев-часовенных северного побережье
Приморья (начало XIX–30-е гг. XX в.) // Мир старообрядчества. Живые традиции: результаты и перспективы комплексных исследований.
М., 1999. Вып. 4; Он же. Забайкальцы в Южно-Уссурийском крае //
Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: мат-лы III междунар. науч-практ. конф.
Улан-Удэ, 2001. С. 266–272; Он же Старообрядцы Приморья: история,
традиции (середина XIX–30-е гг. ХХ в.). Владивосток, 2004; Сердюк
М. Б. Сектантство и старообрядчество в Приморье (1860–1917) // Краеведческий вестник. Владивосток, 1994. Вып. III. С. 169–172; Она
же. Переселение старообрядцев на Дальний Восток. Проекты и их
осуществление // Алтарь России: альманах. Владивосток, 1998. Вып.
1. С. 37–45; Сердюк М. Б., Дударенок С. М. Религиозная жизнь Советского Дальнего Востока (1941–1954). Владивосток, 2009.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сающиеся старообрядцев Байкальского региона, которые были первыми переселенцами из Сибири не только на восточные окраины России, но и в Маньчжурию, Китай, Канаду,
Австралию и США.
О растущем внимании дальневосточных исследователей
к проблемам старообрядчества свидетельствуют подготовка
и проведение научных конференций 1 , тематика которых
комплексно охватывает конфессиональные вопросы в жизни
старообрядцев Сибири и Дальнего Востока. Систематическую работу по изучению традиционной культуры старообрядцев ведут молодые ученые ДВГУ и сотрудники музея им.
В. К. Арсеньева (Владивосток).
Помимо работ монографического характера нами широко
привлекались словари и справочники по конфессиональной
проблематике2 . Появление данных публикаций, а также ряда
им подобных говорит о том, что в последнее время в региональных центрах определяются новые направления в исследовании старообрядчества.
1.4. Государственно-конфессиональная политика
в отношении старообрядчества
в региональной литературе
Историю правового положения старообрядчества в Байкальском регионе мы рассматриваем как неотъемлемую составляющую социально-политической и экономической истории Сибири. Это потребовало внимательного отношения к
1
Старообрядчество Сибири и Дальнего Востока. Владивосток,
1994; Культура, наука и образование народов Дальнего Востока России. Хабаровск, 1997;
2
Атеистический словарь. М., 1985; Христианство: словарь. М.,
1994; Старообрядчество: лица, предметы, события и символы: опыт
энциклопедического словаря. М., 1996.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
изучению заселения и освоения края. Первичный материал
по истории старообрядцев характеризует отношение местного населения к переселенцам, а также роль государственной
политики в отношении старообрядцев изучаемого региона1 .
В составе России Сибирь исторически имела две ипостаси – отдельность и интегрированность. Противоречивые и
динамичные картины Сибири, формировавшиеся на протяжении XVIII – начала XX в. в общественном сознании и воззрениях политиков, определили импульсивность и непоследовательность правительственных действий в регионе.
В отличие от приверженцев официальной церкви, старообрядцы на местах водворения создавали прочную неформальную
общность, которая являлась основой традиционных институтов
самоуправления. И именно это обстоятельство наряду с более
рациональной системой хозяйственных ценностей делало старообрядцев весьма подходящей категорией населения для исполнения роли пионеров фронтира. Старообрядцы стихийно
закладывали основу российской государственности, несмотря
на антигосударственные настроения2 . Дискриминационные
мероприятия в отношении старообрядцев (двойной оклад до
1782 г., запрещение выбирать в крестьянскую администрацию
1
История Бурят-Монгольской АССР: 2-х т. / Под. ред. А. П.
Окладникова. Улан-Удэ, 1951. Т. 1; Историко-культурный атлас Бурятии. М., 2001; Максимов С. В. Сибирь и каторга. СПб., 1871; Васильев А. П. Забайкальские казаки: исторический очерк. Чита, 1916. Т.
11; Лебедева А. Н. К истории формирования русского населения
Забайкалья его хозяйственного и семейного быта (XIX–XХ вв.). М.,
1969; Русские старожилы Сибири: историко-антропологический
очерк. М., 1973; Покровс- кий Н. Н. К истории появления в Сибири
забайкальских «семейских» // Изв. СО АН СССР. 1975. Вып. 2. № 6.
2
Дамешек Л. М. Внутренняя политика царизма и народы Сибири
(XIX – начало XX в.). Иркутск, 1986; Сибирь в составе Российской
империи // Отв. ред. Л. М. Дамешек, А. В. Ремнев. М., 2007.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лиц неправославного вероисповедания до 1883 г.) сохраняли
свою силу и действенность на уже освоенных и плотно заселенных территориях в борьбе с пропагандой «лжеучений». Там, где
на первый план выдвигались задачи колонизации, местные власти не только активно привлекали староверов для первичного
освоения самых сложных участков, но и намеренно подселяли
(«подсыпали») к ним православных1 . Последствия подобного
объединения были легко предсказуемы: староверы отправлялись
«вглубь первобытных лесов, в уединение, никем и ничем не
нарушаемые», что полностью совпадало с планами администраторов расширения географии русской колонизации.
На рубеже XIX–XX вв. появляются проекты заселения старообрядцами и русскими сектантами Дальнего Востока и Маньчжурии. После принятия законов о веротерпимости в 1905–1906
гг. на Дальний Восток переселилось около 3 тыс. австрийских и
румынских старообрядцев. Проблемы данной категории переселенцев (включая финансовую поддержку, организационные
моменты переселения и водворения) обсуждались на заседаниях
совета Всероссийского съезда старообрядцев. Местные власти
на окраинах нередко оказывались в ситуации, когда общегосударственная установка на распространение православной веры
как важного имперского фактора входила в противоречие с колонизационными задачами и стремлением «сделать край русским».
С православным миссионерством успешно конкурировала установка расширительного толкования «русскости». Власти не могли не учитывать высокую степень устойчивости русских крестьян-старообрядцев и духоборов к ассимиляции в иноэтнической среде, сохранения ими русскости при достаточной отдаленности от русских культурных центров.
1
Сибирь в составе…, с. 69.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В истории изучения старообрядчества в Байкальском регионе необходимо выделить 3 основных периода: дореволюционный, советский и современный. Дореволюционный период открывает первое упоминание о старообрядцах региона
профессора П. С. Палласа1 . В 1768–1774 гг. он путешествовал по Западной и Восточной Сибири, был на Алтае и в Забайкалье. По материалам экспедиции Петербургской академии наук, в ходе которой он посетил «польских колонистов»,
описал природные условия этих мест, занятия населения,
привел данные о численности дворов и жителей, весьма подробно рассказал о староверах с. Куйтун. Описание жизни и
быта Забайкальских старообрядцев встречается в работе А.
Мартоса2 (1824).
Свои яркие заметки о жизнедеятельности семейских Забайкалья оставили такие декабристы, как И. Д. Якушкин, барон
А. Е. Розен, А. П. Беляев, братья М. и Н. Бестужевы3 .
В целом же все названные авторы описывали забайкальских старообрядцев как бы мимоходом, лишь поверхностно
приобщаясь к жизни и культуре семейских. Основное свое
внимание они обращали на материальную культуру, отмечая
при этом образцы успешной хозяйственной и экологической
адаптации поселенцев за Байкалом. Их знакомство с «польскими колонистами» происходило в течение непродолжительного времени, поэтому все работы можно охарактеризо1
Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российского
государства в 1768–1774 гг. СПб., 1788. Ч. 3. С. 222–374.
2
Мартос А. Письма о Восточной Сибири. М., 1827. С. 108–118.
3
Из записок декабриста Якушкина // Русский архив. 1870. № 1–
19. С. 1566–1633; Розен А. Е. Записки декабриста. Иркутск, 1984. С.
252–253; Беляев А. П. Воспоминания о пережитом и перечувствованном // Русская старина. 1881. № 3. С. 899–920; Бестужевы М. и Н.
Письма из Сибири. Иркутск, 1929. С. 14, 82.
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вать как распространенный в то время тип путевых заметок,
которые, в свою очередь, не претендуют на глубокий научный анализ жизнедеятельности староверов.
Систематических исследований жизни и культуры поселившихся за Байкалом старообрядцев в период заселения
края не было, так как это не соответствовало политике российского самодержавия, систематически проводившего
насильственное «обращение» старообрядцев либо к единоверию, либо к официальному православию.
В организации изучения жизни русского населения Сибири большую роль сыграло созданное в 1845 г. Русское географическое общество и его сибирские филиалы в Иркутске
в 1851 г. и позднее в Кяхте.
Историография дореволюционного периода представлена
в основном исследователями демократического направления.
Причем старообрядцы Байкальского региона чаще всего рассматривались ими в районах их расселения. Изучался их общинный и хозяйственный быт, нравы и обычаи и т. д. Исследователями этого направления являются П. А. Ровинский, Ю.
Д. Талько-Грынцевич, К. П. Михайлов, Г. М. Осокин, Н. В.
Ушаров1 . Несмотря на этнографический характер исследова1
Ровинский Л. А. Этнографические исследования в Забайкальской области // Изв. ВСОРГО. 1872. Т. 3. № 3. С. 120–133; Там же. Т.
4. № 2. С. 98–107; Талько-Грынцевич Ю. Д. Семейские (старообрядцы) в Забайкалье / Протоколы общего собрания // Изв. ВСОРГО. 1894.
№ 2. С. 5–29; Он же. К антропологии великороссов. Семейские (старообрядцы) Забайкальские. Томск, 1898; Михайлов К. П. Общественный быт у крестьян Забайкальской области Восточной Сибири // Русская мысль. 1885. Кн. 12. С. 1–14; Ушаров Н. В. Быт семейских: этнографический очерк // Иркутские губернские ведомости. 1864. № 38–
40, 48, 49; Он же. О народных училищах и учителях старообрядцев //
Иркутские губернские ведомости. 1864. № 41, 43; Осокин Г. М. На
границе Монголии. СПб., 1906.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ний, в них содержится немало ценных сведений по истории
старообрядчества: переселение; роль в хозяйственном освоении края; внутренняя жизнь старообрядческих общин; религиозная организация, взаимоотношения с местной администрацией и населением и др. К сожалению, вышеуказанные
сочинения давно стали библиографической редкостью. В
рамках первого периода нельзя не отметить интересные, но
не всегда научно аргументированные сведения о старообрядцах в 16 выпусках материалов комиссии Куломзина1 .
Работы советского периода соответствовали новым установкам, освещали деятельность религиозных организаций с
точки зрения классового подхода и которые вышли из-под
пера членов Союза воинствующих безбожников. Это были
статьи в периодических изданиях СВБ и небольшие книги,
основной целью которых являлось доказательство правильности антицерковной политики Советского государства, обличение контрреволюционной и антисоветской деятельности
верующих.
Первыми трудами, в которых с атеистических позиций
рассматривались старообрядческие общины Сибири, были
сочинения А. С. Долотова. Несмотря на крайне негативные
оценки староверия как религиозного течения, враждебного
советской власти, в этих работах содержится богатый статистический материал о распространении и численности старообрядческих общин Сибири 2 . Автор, будучи одним из руководителей Союза воинствующих безбожников БМАССР,
1
Материалы Высочайше учрежденной под председательством
статс-секретаря Куломзина комиссии по исследованию землевладения
и землепользования в Забайкальской области. СПб., 1897. Вып. 1–16.
2
Долотов А. С. К вопросу об изучении религиозного движения и
отмирания религиозных верований // Культура Бурятии. 1932. № 1.
С. 42–50; Он же. Церковь и сектантство в Сибири. Новосибирск, 1930.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
указывал на недопустимость администрирования в процессе
атеистической работы. Он отмечал, что «когда говорим о
способах борьбы с религией, то здесь бывают нужны особые
методы, особые пути для каждой группы населения. Эти
особые пути определяются теми местными условиями, которые присущи данной группе населения. Также и борьба со
старообрядчеством имеет свои особенности, и по шаблону ее
вести нельзя. Чтобы правильно организовать антирелигиозную работу среди старообрядцев Забайкалья, нужно знать
все главнейшие особенности старообрядческого района, его
истории, экономики, быта»1 .
В советской историографии продолжали изучать проблему старообрядчества Байкальского региона преимущественно с точки зрения этнографии и фольклористики, с преобладанием идеологического фактора и атеистического подхода.
В работах историков советского периода в основном показано формирование старообрядческих поселений, хозяйственная деятельность, быт, материальная и духовная культура. В
частности, это относится к работам А. М. Селищева, В. П.
Гирченко и др.2 Например, В. П. Гирченко впервые рассмотрел историю семейских общин конца XVIII – начала XIX в. с
привлечением местного архивного материала, характеризующего переселение старообрядцев в Забайкалье, их хозяй1
Долотов А. С. Старообрядчество в Бурятии. Верхнеудинск, 1931.
С. 2.
2
Гирченко В. П. Из истории переселения в Прибайкалье семейских. Верхнеудинск, 1921; Попова А. М. Семейские (забайкальские
старообрядцы). Верхнеудинск, 1928; Фольклор семейских / Сост. Л.
Е. Элиасов. Улан-Удэ, 1963; Он же. Русский фольклор Восточной Сибири. Байкальские предания. Улан-Удэ, 1966. Ч. 2; Власова И. В. Поселение Забайкалья // Быт и искусство русского населения Восточной
Сибири и Забайкалья. Новосибирск, 1975.
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ственную деятельность, борьбу против преследований со
стороны местной администрации.
В 1919 г. по заданию Иркутского университета в Забайкалье побывал известный профессор-славист А. М. Селищев.
Он обследовал более тридцати районов Бурятии и Читинской
области, в которых проживали семейские. По материалам
этой экспедиции ученый опубликовал монографию, в которой большое внимание уделил различным аспектам языка,
фольклору и книжной культуре1 .
Работы А. Поповой, В. Воскобойникова написаны по результатам полевых экспедиций, в ходе которых был собран
большой фактический материал, приводятся разнообразные
сведения о числе старообрядческих селений, хотя значительная часть работ носит этнографический характер 2 , однако
сформулированные этими исследователями выводы не потеряли актуальности и по сей день.
В 50-е гг. ХХ в. возрос интерес к вопросам социальноэкономического положения крестьянства Забайкалья (в том
числе старообрядчества) XVIII – первой половины XIX в. В
частности, М. М. Шмулевич в связи с изучением общих проблем истории крестьянства Забайкалья касается и семейских
сел3 , образованных на данной территории. В это же время
1
Селищев А. М. Забайкальские старообрядцы. Семейские. Иркутск, 1920.
2
Попова А. М. Семейские…; Воскобойников В. Приметы и суеверия семейских // Бурятоведение. 1930. Вып. 3–4. № 11–12.
3
Шмулевич М. М. Крестьянские промыслы в Западном Забайкалье в первой половине XIX в. // Тр. Восточно-Сибирского государственного института культуры. Улан-Удэ, 1927; Он же. К истории
крестьянской колонизации и возникновения русских сел в Западном
Забайкалье в XVIII – первой половине XIX в. // Этногр. сб. Улан-Удэ,
1974; Он же. Очерки истории Западного Забайкалья (XVII – середина
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отмечен повышенный интерес этнографов, филологов, историков к различным аспектам старообрядческой проблематики. Наиболее заметными из них труды Л. Элиасова, А. Лебедевой, Г. И. Ильиной-Охрименко и мн. др.1
Серьезным исследованием конца 1960-х – начала 1970-х
гг. явилась монография В. П. Мотицкого2 . Автор проанализировал в историческом аспекте эволюцию старообрядчества
Забайкалья, показал специфику религиозных верований и
роль религии в общественной, семейной жизни староверов и
на основе результатов социологических исследований убедительно отразил религиозную направленность старообрядческого населения Забайкалья. Данная работа не потеряла актуальности и научной ценности в настоящее время. Хотя сеXIX в.). Новосибирск, 1985.
1
Элиасов Л. Е. Атеистическая пропаганда среди старообрядцев //
Коммунистическое воспитание трудящихся: мат-лы респ. науч.-практ.
конф. Улан-Удэ, 1961. С. 136–144; Элиасов Л. Е. Старообрядчество,
его пережитки // О некоторых религиозных культах и сущности.
Улан-Удэ, 1961. С. 30–50; Фольклор семейских…; Лебедева А. А. К
истории формирования русского населения Забайкалья, его хозяйственного и семейного быта (XIX – начало XX вв.) // Этнография русского населения Сибири и Средней Азии. М., 1969. С. 104–188; Ильина-Охрименко Г. И. Народное искусство семейских Забайкалья. УланУдэ, 1972.
2
Мотицкий В. П. Религия отступает // Блокнот агитатора. УланУдэ, 1969. № 18. С. 14–19; Он же. Современное старообрядчество Забайкалья // Вопросы преодоления пережитков ламаизма, шаманизма и
старообрядчества: мат-лы 2-го зонального семинара лектороватеистов Сибири. Улан-Удэ, 1971. С. 114–129; Он же. Из истории религиозных верований старообрядческого населения Забайкалья // Тр.
ВСГИК. Улан-Удэ, 1972. Вып. 7. С. 198–215; Он же. Пережитки старообрядчества среди семейских // Вопросы атеистического воспитания. Улан-Удэ, 1974.
С. 20–30; Он же. Старообрядчество Забайкалья: прошлое и настоящее. Улан-Удэ, 1976.
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
годня можно не согласиться с идеологическими оценками,
данными с позиции атеистической критики и разоблачения
образа жизни старообрядчества.
Начало 80-х гг. ХХ в. отмечено новым этапом в развитии
исследования старообрядчества Байкальского региона, в котором раскрыты следующие проблемы: формирование старообрядческого
населения
региона;
социальноэкономическая и религиозная жизнь общин старообрядцев;
политика самодержавия по отношению к старообрядцам;
массовое старообрядческое крестьянское движение; формы
старообрядческого протеста и др.
Не преуменьшая роли вышеперечисленных исследований, хотелось бы отметить, что ведущее место в изучении
истории старообрядчества Забайкалья (XVIII–ХХI вв.) принадлежит
Ф. Ф. Болоневу1 . В его статьях и монографиях
рассмотрены многие интересующие нас проблемы. На основе новых архивных материалов городов Москвы и СанктПетербурга Ф. Ф. Болонев рассматривает роль раскола, причины высылки староверов из Польши, поэтапное освоение
ими просторов Сибири, достаточно убедительно показывает
план переселения староверов из Польши в Сибирь, утверждая, что он был разработан царской администрацией заранее и носил насильственный характер. Все работы
Ф. Ф.
1
Болонев Ф. Ф. Хозяйственные и бытовые связи семейских с
местным и пришлым населением Бурятии в XIX–XX вв.// Этногр. сб.
Улан-Удэ, 1974. Вып. 6. С. 56–66; Он же. Народный календарь семейских Забайкалья (во второй пол. XIX – нач. ХХ в.). Новосибирск,
1978; Он же. Семейские. Историко-этнографические очерки. УланУдэ, 1992; Он же. Старообрядцы Забайкалья. Новосибирск, 1994; Он
же. Старообрядцы Забайкалья в XVIII–XX вв. М., 2004; Он же. Старообрядцы Забайкалья в XVIII–XXI вв. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО
РАН, 2009.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Болонева по проблемам старообрядчества отличаются многогранностью и широтой исследования. Его выводы явились
для нас основой целенаправленного и комплексного изучения старообрядчества Байкальского региона. В то же время
автором практически не отражены вопросы общественной
жизни старообрядческих приходов, правовое положение староверов и место старообрядчества среди других конфессий.
В новом монографическом исследовании Ф. Ф. Болонев
рассматривает опыт сравнительной характеристики старообрядцев Алтая и Забайкалья, определяет процессы развития
русской культуры как сложный локальный вариант общерусского развития. На восточных окраинах империи эти процессы характеризуются переплетением с культурами коренных
народов, заимствованиями из их сокровищницы всего лучшего из достигнутого и выработанного в духовной сфере. Он
справедливо полагает, что «это нашло отражение в самобытности и своеобразии локального варианта культуры старообрядческого населения Алтая, Восточного Казахстана, Забайкалья и Приморья»1 .
Нельзя не отметить работы иркутских исследователей
научной школы профессора А. В. Дулова2 (А. С. Маджаров,
Н. Н. Стахеева, А. В. Костров и др.). Работа А. С. Маджарова
посвящена исследованию эволюции демократической историко-социологической концепции А. П. Щапова, в которой
особое внимание уделено истории религиозного раскола и
определению места старообрядчества в общественном дви-
1
Болонев Ф. Ф. Старообрядцы Алтая и Забайкалья: опыт сравнительной характеристики. Барнаул, 2001. С. 9.
2
Дулов А. В. Русское православие. Очерки истории. Улан-Удэ.
2000; Дулов А. В., Санников А. П. Православная церковь в Восточной
Сибири. Иркутск, 2004.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жении. Автором подчеркнуто огромное влияние идей А. П.
Щапова на отечественную историографию 1 .
В своей кандидатской диссертации «Старообрядчество в
Восточной Сибири в XVIII – начале ХХ в.» Н. Н. Стахеева
исследует положение старообрядцев и эволюцию конфессиональной политики государства в отношении староверия в
Восточной Сибири. Старообрядчество Забайкалья в данной
работе рассматривается в сравнении со старообрядчеством
Иркутской и Енисейской губерниями и Якутской областью.
Однако, несмотря на несомненные достоинства диссертации,
хочется отметить, что в работе не освещены многие особенности старообрядчества Забайкалья. По численности оно составляло около 80 % всего старообрядческого населения Восточной Сибири, это не могло не повлиять на такие процессы, как расселение по территории Байкальского региона, которое носило геополитический характер и играло важную
роль в упрочении позиции государства на востоке, влияние
на внутренние и внешние миграционные процессы, повлекшие за собой изменения в экономической и политической
жизни вновь осваиваемых окраин России, уникальность самосохранения и консолидации нравственных устоев и традиций, в основе которых лежал религиозный фактор.
Работа А. В. Кострова2 посвящена основам старообрядческой историографической традиции и процессу ее развития
во второй половине XIX – начале ХХ в. В ней автор особое
внимание уделяет идеологической и культурной основе хозяйственной и общественной деятельности староверов Российской империи. В другой работе А. В. Костров3 акценти1
Маджаров А. С. Эволюция демократического направления в
русской историографии 50–70 гг. XIX в. Иркутск, 1994. С. 169.
2
Костров А. В. Старообрядчество и старообрядческая …
3
Костров А. В. Старообрядцы Байкальской Сибири в начале ХХ
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рует внимание на общественной деятельности старообрядцев
в период реализации конфессиональной реформы 1905–1906
гг. Интересны сюжеты, в которых отражены достижения и
противоречия в отношении властей и староверов Байкальской Сибири.
Надо отметить, что в современный период в региональной историографии ведущее место по изучению разных сторон истории старообрядчества занимают работы ученых Бурятского научного центра СО РАН, Бурятского государственного университета.
Работа Е. В. Петровой представляет собой первое исследование проблем социокультурной адаптации локальной
группы русского населения – старообрядчества Забайкалья, в
основе этногенеза которого лежит этноконфессиональный
фактор. Интерес представляет выделение Е. В. Петровой периодов исторического прошлого староверов России с середины XVII до конца XX в. Особое значение имеют вопросы,
связанные с проблемами современной жизни старообрядческой общины Бурятии. Отмечая социально-философскую
направленность исследования, которая обогащает изученность жизни староверов, мы считаем, что такие вопросы, как
внутренняя жизнь религиозных общин, динамика исследования численности старообрядчества Забайкалья остались за
рамками исследования автора1 .
Одним из новых направлений в региональной историографии стало проведение археографических исследований. В
в. Иркутск, 2009.
1
Петрова Е. В. Социокультурная адаптация старообрядцев (семейских) Забайкалья. Улан-Удэ, 1999; Она же. Современное забайкальское старообрядчество: этносоциологический анализ. Улан-Удэ,
2005; Она же. Русское население в этносоциальной структуре республик Сибири. Улан-Удэ, 2009.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
этом плане интерес представляют работы С. В. Бураевой по
теме «Письменные источники по истории книжной культуры
старообрядцев Забайкалья»1 , в которых впервые вводятся в
научный оборот сведения о памятниках письменности забайкальских старообрядцев; дается развернутая характеристика
коллекций старообрядческой литературы. Отмечая специфику работ в области источниковедения, можно сказать, что
они дают возможность расширить диапазон изучения различных проблем истории культуры Забайкалья. В археографических исследованиях, помимо описания книжных памятников, особое внимание автор уделяет формированию комплекса письменных источников в контексте государственной
политики по отношению к старообрядчеству.
Особое место в изучении вопроса взаимоотношения государства и старообрядчества в Байкальском регионе занимают проблемы становления, развития единоверия в контексте
правительственной и церковной политики. В этом плане интересна монография Т. Н. Гусейновой, в которой автор исследует деятельность сотрудников противораскольнической
миссии,
созданной
при
Забайкальском
ТроицкоСеленгинском монастыре, а также дает анализ слабых и
сильных сторон миссионерской противораскольнической деятельности по вовращению старообрядцев в лоно Русской
православной церкви 2 .
В сложные процессы примирения Русская православная
церковь стремилась к поиску взаимоприемлемого компро1
Бураева С. В. Богодухновенные книги старообрядцев (семейских) Забайкалья. Улан-Удэ, 2003; Она же. Рукописное наследие забайкальских старообрядцев. Улан-Удэ, 2006.
2
Гусейнова Т. Н. Миссионерская деятельность Русской православной церкви среди старообрядцев Забайкалья (XVIII–ХХ вв.).
Улан-Удэ, 2006.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мисса, основанного на принципе толерантности. В этом
плане миссионерская деятельность среди старообрядцев Байкальского региона играла важную роль.
На наш взгляд, сегодня консолидация вероисповедной
политики на региональном уровне определяет необходимость интеграции православных институтов – РПЦ и старообрядчества. Однако, несмотря на декларированную готовность к началу этих процессов со стороны руководства региональными подразделениями РПЦ, старообрядческие общины в Байкальском регионе не идут на сближение в силу этнопсихологических особенностей, определяемых традициями старообрядческой субкультуры 1 .
Вопросы государственного обустройства социополитического пространства Байкальского региона обусловили особую роль Русской православной церкви в рамках интегрирующего принципа «политической русификации». Объективный фактор поликонфессионального общества определил
необходимость выработки государственных механизмов в
рамках миссии православной церкви. Государство не только
жестко контролировало деятельность православных институтов, но и являлось основным транслятором и координатором
миссиологических действий.
Этому аспекту посвящены работы С. В. Васильевой, в
которых комплексно исследованы основные аспекты разработки и реализации государственной политики в отношении
старообрядчества России и особенностей ее проявления на
территории Байкальского региона2 .
1
Васильева С. В. Власть и старообрядцы Забайкалья (ХVII–
XX вв.). Улан-Удэ, 2007. С. 233.
2
Васильева С. В. Старообрядчество Западного Забайкалья и вероисповедная политика государства (XVII– начало ХХ в.): автореф. дис.
… канд. ист. наук. Улан-Удэ, 2000; Она же. Политика государства и
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Повышенный интерес к старообрядческой проблематике
региона выразился в появлении новых научных исследований и публикаций 1 .
Среди работ исследователей Забайкальского края можно
выделить статьи, опубликованные в Энциклопедии Забайкальского края2 , небольшие заметки по источниковой проблематике3 , выпущенные в связи с юбилейными конференстарообрядцы Западного Забайкалья в XVII и XIX вв. // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: мат-лы III междунар. науч.-практ. конф., 26–28 июня
2001. Улан-Удэ, 2001. С. 139; Она же. Анализ источников по вопросу
вероисповедной политики государства и старообрядчества Забайкалья
во второй половине XVII – начале ХХ в. // Старообрядчество: история, культура, современность. М., 2001. Вып. 6. С. 59–66.
1
Пыкин В. М. Старообрядцы Забайкалья – семейские: мат-лы к
спецкурсу. Улан-Удэ, 2009; Васильева С. В. Старообрядчество России
и Забайкалья: общее и особенное. Улан-Удэ. 2009; Сметанина Е. В.
Письменные источники по истории старообрядческих толков и согласий Байкальского региона (вторая половина XVIII – первая треть XX
в.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Улан-Удэ, 2009; Она же. Документы по истории старообрядческих толков и согласий Забайкалья в
архивах Байкальского региона // Изв. РГПУ им. А. И. Герцена. 2009.
№ 92.
С. 87–91; Цыремпилова И. С. история старообрядческой
церкви в Бурятии в 1920-е гг. // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: мат-лы III
междунар. науч.-практ. конф., 26–28 июня 2001. Улан-Удэ, 2001. С.
142–144.
2
Энциклопедия Забайкалья. Читинская область. Т. 1: Общий
очерк. Новосибирск, 2002. 302 с.
3
Константинова Т. Н. Источники по истории старообрядчества в
государственных хранилищах Государственного архива Читинской
области // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: мат-лы III междунар. науч.практ. конф. Улан-Удэ, 2001. С. 189.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
циями по истории старообрядчества. В работе «Современная
религиозная ситуация в Восточном Забайкалье»1 основное
внимание уделено складыванию системы религиозных групп
и проблеме их взаимоотношения с властью в Читинской области (ныне – Забайкальский край).
Кроме того, значительно расширилась география публикаций ученных за рубежом. В 1991–1992 гг. в Нью-Йорке и
Лондоне увидели свет статьи известного этнографа Ф. Ф. Болонева2 . Появились публикации о разных аспектах истории
старообрядчества в США, Польше, Румынии, Латвии3 .
В то же время нужно отметить, что сегодня нет работ зарубежных ученых о правовом положении старообрядчества.
1
Жуков А. В., Янков А. Г., Баринова А. О., Дроботушенко А. В.
Современная религиозная ситуация в Восточном Забайкалье. Чита,
2003.
2
Bolonev F. Archaic Elements in the charms of Russian Population of
Siberia // Soviet Antropology & Archeology. SPRING. Armonk; New
York, 1991. № 4. P. 7–19; ? Bolonev F. Archaic Elements in the charms of
Russian Population of Siberia // Traditional Culture. Armonk; New-York;
London, 1992.
3
Morris R. A. Old Russian Ways: Cultur Variations among Three
Russian Groups in Oregon. AMS Press. New-York, 1991; Накамура Ё.
Староверы глазами японцев // Старообрядчество Сибири и Дальнего
Востока. История и современность. Местные традиции и зарубежные
связи: мат-лы междунар. науч. конф. Владивосток, 2000. С. 102–108;
Васильева С. В. Старообрядческие общины в поликультурном пространстве города // Культура русских-липован в национальном и
международном контексте: мат-лы V междунар. симп. Бухарест, 2008.
С. 41–45; Она же. Феномен старообрядчества в исследованиях ученых
Бурятского государственного университета: основные итоги и перспективы: мат-лы междунар. науч. конф. «Старообрядцы в зарубежье.
История. Религия. Язык. Культура». Торунь, 2009. С. 85–94; Она же.
К вопросу о периодизации актов Российского государства о старообрядцах // Заволокинские чтения. Рига, 2008. С. 46–55.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однако растет их интерес к региональным российским исследованиям, свидетельством чего являются опубликованные
рецензии, например, рецензия доктора Р. Монтгомери в журнале «Sibirica» на монографию С. В. Васильевой 1 .
Ценность региональных исследований заключается в
том, что они вводят в научный оборот новый документальный материал из местных архивных фондов, что дает возможность проследить преломление принципов конфессиональной политики правительства и церкви в практике реализации их местными властями. В то же время практически все
авторы анализируют лишь отдельные аспекты и периоды в
истории вышеперечисленных старообрядческих центров, не
давая целостной характеристики правительственной и церковной политики по отношению к ним. Попытки выявить
особенности реализации государственно-церковной политики в отношении старообрядцев предприняты только на примере таких крупных староверческих центров, как Урал, Вятский край, Москва. Различное соотношение толков на территории губерний предполагает изучение изменений государственно-церковной политики в зависимости от территориально-конфессионального фактора. Белым пятном остается
фактографическая история старообрядчества Байкальского
региона. Еще дореволюционные авторы выделили центры
старообрядчества, а современные авторы показали их особенности. Это дает возможность говорить о различных условиях развития старообрядчества в разных уголках империи, а
следовательно, и о различном отношении властей к ним.
Байкальский регион – центр старообрядчества второго по1
Montgomery R. Svetlana Vasilieva. Power and Old Believers of
Transbaikalia: From the End of the Seveteenth through the Beginningof the
Twentieth Century // Sibirica. 2010. Vol. 9. P. 58–62.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рядка, имеет свою специфику, по этой причине требует отдельного исследования.
Таким образом, анализ историографической литературы
показывает, что тема старообрядчества Байкальского региона
находит свое отражение в научных трудах. Мы видим, что
историография дореволюционного периода имеет в большей
степени популярный характер, послереволюционного периода – научный. Серьезное и глубокое изучение проблемы старообрядчества развернулось только в последние годы, круг
проблем еще не охвачен полностью, лишь определены их
контуры. Отсутствуют работы, дающие представление о религиозной ситуации в регионе, об истории бытования других
вероисповедных групп и религиозных общин, слабо изучено
отношение государства к старообрядцам этого края. Результаты предшествующих научных работ, несмотря на богатый
фактический материал и тщательную разработку отдельных
моментов, пока не дают завершенной картины становления и
развития старообрядчества как конфессии в целом. История
правового положения старообрядчества в Байкальском регионе еще не сложилась в особую сферу исследования подобно
другим аспектам жизни края.
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2
Источниковый комплекс исследования
2.1. Источники по истории государственноконфессиональной политики в отношении
старообрядцев (XVII – начало XX в.)
Для воссоздания целостной картины, проводимой государственной конфессиональной политики в отношении старообрядцев в Байкальском регионе в ХVII – XXI вв., важным
является весь совокупный ряд документальных материалов,
изучение которых требует взвешенного и непредвзятого подхода. Источниковая база рассматриваемого многовекового
периода обширна, представлена корпусом опубликованных и
неопубликованных материалов. Условно рассмотрение всего
корпуса источников можно разделить хронологически на два
периода: источники XVII – начала
XX в., источники начала ХХ – ХХI в., каждый из которых характеризуется особым
набором документов и методикой исследования.
Корпус опубликованных источников составляют публикации специализированных сборников документов, регламентирующих правовое положение старообрядцев 1 , это
прежде всего законодательные и актовые материалы как
светских, так и церковных властей. Основным собранием источников, изданных в 1830 г., является многотомное Полное
собрание законов Российской империи с 1649 г. (ПСЗ). В нем
зафиксированы законодательные акты и текущие распоряже-
1
Извлечения из Свода законов статей, относящихся до раскола.
СПб., 1890; Проханов И. С. Закон и вера. СПб., 1912.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния правительства о старообрядцах XVII – последней трети
XIX в.
В сборнике1 содержатся царские грамоты, выписки из
решений церковных соборов и другие документы, дающие
возможность проследить государственную политику в отношении «раскольников» в первые десятилетия после оглашения постановлений собора 1666–1667 гг.
Труд В. П. Федорова2 вышел в Москве в начале XX в. В
работе автор поместил перечень и некоторые цитаты из основных законов, опубликованных в ПСЗ за 250 лет существования раскола на Руси.
Необходимо упомянуть и еще несколько дореволюционных работ, в которых содержатся выдержки законов из ПСЗ.
Это сборники М. М. Богословского, В. Н. Бенешевича в серии «Памятники законодательства Петра Великого», изданные в 1910 г. под редакцией М. М. Богословского.
В сборнике3 , составленном В. Н. Бенешевичем в 1914 г.,
включено несколько законодательных актов по истории старообрядчества конца XVII – первой четверти XVIII в., таких,
как постановления Московского собора 1667 г., духовный
регламент и связанные с ним документы, инструкции протоинквизитору и инквизиторам и др.
Еще один важнейший сборник документов по данной теме – «Собрание постановлений по части раскола, состояв1
Акты исторические, собранные и изданные археографической
комиссией: сб. документов церковных соборов. СПб., 1842.
2
Федоров В. П. Взгляд русских законодателей на старообрядчество XVII–XIX века. Отдельный оттиск из издания «В память 300летия царствования державного дома Романовых». М., б. г.
3
Сборник памятников по истории церковного права, преимущественно русского, кончая временем Петра Великого / Сост. В. Н. Бенешевич. Птг., 1914. Вып. II. С. 207.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шихся по ведомству Святейшего синода»1 , в котором содержатся распоряжения церковных властей по старообрядчеству. Помимо того что часть из них просто дублирует законодательные акты того или иного периода, этот сборник содержит много постановлений, касающихся различных старообрядческих общин и отдельных старообрядцев, что дает
возможность проследить процесс превращения частного распоряжения в норму государственного права.
Большое значение для взаимоотношений имеет Полное
собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи 2 (ПСПРВПИ).
В него вошли синодальные указы и постановления, регламентировавшие религиозную жизнь российского общества, в
том числе и правовое положение старообрядчества.
Особое место в освещении этих вопросов занимает «Обзор мероприятий Министерства внутренних дел по расколу»3 , представляющий собой тематическую подборку выдержек из ПСЗ.
В сборнике, составленном В. С. Румянцевой4 , содержатся
материалы судебно-следственных дел в отношении старообрядцев по истории раскола с комментариями составителя.
Аннотированный справочник-указатель1 включает подборку документов канцелярии Святейшего правительствую1
Собрание постановлений по части раскола, состоявшихся по ведомству Святейшего синода. СПб., 1860. Кн. 1.
2
Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству
православного исповедания Российской империи. СПб., 1886. Т. I–V .
3
Обзор мероприятий Министерства внутренних дел по расколу с
1802 по 1881 год. СПб., 1903.
4
Документы Разрядного, Посольского, Новгородского и Тайного
приказа о раскольниках России, 1654–1684 гг. / Сост. В. С. Румянцева. М., 1990.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щего синода, в том числе о назначении и перемещении епархиальных архиереев; ведомости о приходе и расходе денежных сумм по Синодальному, Дворцовому и Казенному приказам судные дела. Большинство материалов отражает борьбу церкви и государства с проявлениями раскола.
К опубликованным делопроизводственным документам
можно отнести Труды Всероссийских съездов старообрядцев, отчеты миссионерских съездов, съезда крестьянстарообрядцев, начетчиков. Представляют интерес и полные
стенографические отчеты о заседаниях в Государственной
думе по законопроекту о старообрядческих общинах2 .
Наряду с законодательными и делопроизводственными
документами, важным источником являются произведения
высших иерархов Русской православной церкви. Среди них
сочинение Симеона Полоцкого, изданное от имени собора
1666–1667 гг.3 , книга митрополита Московского Платона
1
История Русской православной церкви в документах федеральных архивов России, архивов Москвы и Санкт-Петербурга: аннотированный справочник-указатель. М., 1993.
2
Тр. IV Всерос. старообрядческого съезда христиан, приемлющих
священство, переходящее от господствующей церкви. М., 1912; Тр.
IX Всерос. старообрядческого съезда старообрядцев, приемлющих
священство Белокриницкой иерархии. М., 1909; Тр. X Всерос. старообрядческого съезда старообрядцев, приемлющих священство Белокриницкой иерархии. М., 1912; Постановления съезда старообрядцев,
приемлющих священство, переходящее от господствующей церкви в
Москве 30 ноября – 1 декабря 1909; Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы: опыт энциклопедического словаря. М., 1996. С. 268.
3
Полоцкий Симеон. Жезл правления // Христианское чтение. М.,
1860. Т. 2.
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(Левшина)1 . Указанные произведения содержат целый ряд
уникальных данных по истории раскола. На основании анализа этих произведений можно судить о том, как трансформировалась точка зрения представителей высших кругов
официального православия на старообрядческую проблему.
В опубликованных сборниках Е. В. Барсова вводятся отдельные документы из фонда «Раскольнические дела» Российского государственного архива древних актов. Например,
«Мысли о раскольниках и о средствах к обращению их,
представление императрице Екатерине Иваном Мелиссино»2 ,
«Записка Гавриила митрополита Новгородского и Петербургского по поводу прошения раскольников построить церковь, иметь своих священников и архиепископа и пр.»3
Важные сведения о взаимоотношениях светского и духовного начальства Байкальского региона в XIX в. можно
извлечь из секретной переписки должностных лиц. Особенно
показательна переписка генерал-губернаторов (Н. С. Сулимы, В. Я. Руперта, Н. Н. Муравьева) и архиереев Иркутской
епархии (Мелетия, Нила), опубликованная в XIX в.
Среди источниковедческих работ ведущее место занимает сборник документов под редакцией Г. Н. Румянцева4 , являющийся первым фундаментальным трудом по источниковедению, результатом кропотливой работы ведущих ученых
Бурятии, изучавших историю добровольного вхождения Бурятии в состав Российского государства, а также политиче1
Платон (Левшин). Увещание во утверждение истины // Полн.
собр. соч. М., 1880. Т. 6.
2
Барсов Е. В. Новые материалы для истории старообрядчества.
М., 1890. С. 165–189.
3
Там же. С. 239–241.
4
Сборник документов по истории Бурятии – XVII в. / Под. ред.
Г. Н. Румянцева. Улан-Удэ, 1960. С. 5.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ское и экономическое состояние Бурятии, рассматриваемое в
ее историко-этнографических границах XVII в. Не преувеличивая достоинств крупнейшего источниковедческого труда
по исследованию истории Бурятии, отметим, что он затрагивает и проблемы взаимоотношений с новыми подданными
Российского государства. Несмотря на то что подбор материалов был обусловлен требованиями советской идеологии,
авторы при формировании сборника смогли раскрыть тему законодательной и государственной инициативы, определившей степень и уровень распространения христианства на
территории Восточной Сибири.
По истории государственной политики в отношении старообрядчества имеется значительный массив неопубликованных документов, отложившийся в фондах центральных и
региональных архивов – в Российском государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (РГИА), Российском
государственном архиве древних актов (РГАДА), Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Государственном архиве Иркутской области (ГАИО), Национальном
архиве Республики Бурятия (НАРБ), Государственном архиве Забайкальского края (ГАЗК), в книжных фондах Российской государственной библиотеки г. Москвы (РГБ), Научной
библиотеке Иркутского государственного университета, Иркутской областной библиотеке им. И. И. МолчановаСибирского, Национальной библиотеке Республики Бурятия,
в фондах редких книг, а также светской и церковной периодической печати.
В корпусе неопубликованных источников дореволюционного периода можно структурно выделить по видовой
принадлежности следующие группы:
– законодательные акты;
– материалы официального местного делопроизводства;
– источники конфессионального происхождения, со98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
здавшиеся внутри церквей и религиозных организаций;
– документы фискального и административнохозяйственного учета;
– статистические источники светского и церковного делопроизводства;
– источники личного происхождения;
– периодическая печать, которую условно можно разделить на общественно-политическую и конфессиональную.
Первая группа – законодательные акты: манифесты, указы, регламенты, уставы, постановления Синода, Государственного совета, Сената, Кабинета министров, которые позволяют рассмотреть правовые нормы, регламентирующие положение старообрядцев, а также постановления, посвященные непосредственно старообрядчеству Байкальского региона.
Нормативные и распорядительные документы, характеризующие отношение официальной церкви к старообрядчеству, указы Синода, использованные в монографии, представляют собой выборку документов из Полного собрания
постановлений и распоряжений по ведомству православного
вероисповедания.
В РГАДА хранится комплекс документов окружных и
уездных судов и других местных учреждений о раскольниках
и сектантах1 . Некоторые из них поступили из собраний различных научных обществ.
Большой интерес представляют материалы, находящиеся
на хранении в РГАДА в фонде 203 «Московской духовной
консистории», охватывающие период с 1725 по 1929 г. и содержащие 104530 единиц хранения. Среди них есть дела, касающиеся старообрядчества: указы Синода, Московской ду1
РГАДА, ф. 18, оп. 1, д. 208, 240; ф. 27, оп. 1, д. 306.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ховной консистории, статистические сведения, справки о состоянии раскола в тот или иной период, о переходе из православия в раскол, возвращении в православие и т. д. В комплексе архивных фондов РГАДА особое место занимают судебно-следственные дела. Чаще всего они включают в себя
«доношение» местных духовных или светских властей, постановления об арестах, различные инструкции исполнителям, «расспросные речи» подозреваемых, описи отобранных
книг и рукописей и др. Во многих документах содержится
краткий «экстракт» с перечислением законодательных актов,
подходящих для решения того или иного случая. В собраниях Преображенского приказа и Тайной канцелярии фонд 71 , в
фондах Сената и его учреждения, дела и приговоры Сената
по Синоду, канцелярии разыскной и раскольнической, следственной комиссии 2 и раскольнической конторы 3 содержится
множество дел, связанных со сбором двойного подушного
оклада, различных штрафов и недоимок, отчеты местных органов власти о количестве старообрядцев в разных епархиях,
итоги ревизий. Можно найти дела о расследовании старооб1
РГАДА, ф. 7, оп. 1. д. 37, 65, 66, 359, 420, 447, 492, 506, 519, 525,
561, 562, 663, 795, 867, 1198, 1370, 1386, 1501, 1544, 2020; оп. 2, д.
2369а, 2580, 2595, 2596, 2726, 2920, 3020, 3077, 3111, 3425.
2
Там же, ф. 248, оп. 14, кн. 764, д. 41; кн. 765, д. 4, 14, 19; кн. 767,
д. 3, 16, 20, 35, 38, 39; кн. 772, д. 3, 13, 25, 27, 34, 35, 36, 51, 78, 79, 85,
94, 109; кн. 773, д. 26; кн. 778, д. 1, 17; кн. 779, д. 4, 5, 7, 8, 12; кн. 781,
д. 42, 64, 65, 75, 98; кн. 782, д. 33, 49; кн. 783, д. 49; кн. 785, д. 4, 39;
кн. 786, д. 5; кн. 787, д. 5; кн. 792, д. 70; кн. 801, д. 103; кн. 802, д. 16,
52, 60, 61.
3
Там же, ф. 288. оп. 1, д. 128, 131, 132, 135, 136, 139, 141, 147, 148,
151, 153, 155, 158, 168, 172, 173, 175, 177, 178, 179, 182, 183, 185,
1186, 188, 203, 213, 219, 232, 240, 255, 258, 262, 266, 267, 269, 272,
273, 288, 291, 292, 322, 324, 394, 416, 437, 555, 570, 586, 587, 628, 669,
671, 677, 724, 733, 766, 768, 773, 776, 825, 829, 848.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рядческих самосожжений, следствии «о потаенных раскольниках»1 и др.
Большой массив архивных материалов хранится в фондах ГАРФ: 109 «Третий отдел собственной Его Императорского Величества канцелярии», где содержится 47702 единицы хранения, относящиеся к периоду 1802–1890 гг. В структуре третьего отделения «раскольниками» занимался второй
отдел, из которого бумаги поступали в одно из секретных
хранилищ. В записках, донесениях, обзорах имеются различные сведения о старообрядцах, содержащие описания их быта, религиозных обрядов, церковной организации, жалобы на
притеснения, политику самодержавия по отношению к представителям неофициальной религии. Внимание исследователей привлекут документы о раскольниках, перешедших в
православное вероисповедание, и о православных, выбравших старообрядческую церковь. Чтобы получить более достоверные и неискаженные сведения, время от времени руководители третьего отделения прибегали к посылке своих
эмиссаров в губернии страны на положении инкогнито2 .
Так как мероприятия, предпринимаемые властями против
старообрядцев, носили секретный характер, то значительная
часть распоряжений не была включена ни в опубликованное
Собрание законов, ни в Свод законов Российской империи.
Поэтому огромное значение имеет привлечение более 200
документов с 1734 по 1874 г.
Например, в РГИА фондах 821 «Департамент духовных
дел инославных исповеданий Министерства внутренних
дел»3 и 19 «Петербургская духовная консистория»1 выявлены
1
РГАДА, ф. 163, оп. 1, д. 4, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 14, 23.
ГАРФ, ф. 109, оп. 3А, д. 1487, 1491, 1492, 1494, 1495, 1523.
3
РГИА, ф. 821, оп. 10, д. 594, 597; оп. 133, д. 21.
2
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
секретные циркуляры, проекты, конкретные рекомендации
начальству Восточной Сибири, в том числе Забайкальской
области, относительно старообрядцев и сектантов. Значительная часть этих же документов сохранилась в архивных
материалах ГАИО: фонды 24 «Главное управление Восточной Сибири (1852–1886)», 587 «Благочинный иркутских городских церквей (1823–1920)»; НАРБ: фонды 88 «Управление Верхнеудинского коменданта (1764–1828)», 305 «Забайкальское областное правление (1855–1915)», 337 «Верхнеудинское окружное полицейское управление (1866–1918)»;
ГАЗК. Один из самых больших в ГАЗК фонд 1(0) «Забайкальское волостное правление», содержащий более 200 дел о
старообрядцах Байкальского региона. В состав фонда входят
документы за 1830–1917 гг.: циркуляры МВД по делам религии, рапорты уездных начальников, приказы военного губернатора, переписка с Забайкальской казенной палатой по поводу «прекращения» противозаконных действий старообрядцев Забайкальского края. Особый интерес представляют материалы фондов 1101 «Забайкальское областное правление
(общераспорядительный отдел)»2 , 13 «Военный губернатор
Забайкальской области», 20 «Областное по крестьянским делам присутствие».
Широкое привлечение нормативных актов, отложившихся в архивных фондах, позволило сопоставить их с опубликованными распорядительными документами общероссийского характера относительно староверов.
1
Там же, ф. 19, оп. 2, д. 4174; оп. 41, д. 39; оп. 112, д. 167, 171,
284, 409.
2
ГАЗК, ф. 1, оп. 1, д. 116, 481, 745, 952, 1280, 1398, 3171, 4020,
12762, 16774, 11493.
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Источниковедческий уровень правовых изданий имеет
ряд особенностей:
– документы законодательного характера находятся в
«смешанных комплексах» вместе с документами иных раскольнических и сектантских течений, что связано с деятельностью учреждений наблюдательных, карательных и реже –
научных;
– многие частные распоряжения, касавшиеся отдельных
старообрядческих общин или поселений, впоследствии приобретали статус общероссийских в силу их практической реализации;
– в преамбуле нового закона власти часто предпочитали
не говорить об отмене старого, а наоборот, подчеркивали
верность законодательной традиции, что нередко вносило
внутренний диссонанс в текст (особенно это свойственно
эпохе Екатерины II, когда при отмене основных норм Петровского противораскольнического законодательства декларировалась верность «духу и букве» указов первой четверти
XVIII в.);
– нечеткость формулировок, которая вызывала довольно
широкое толкование одного и того же текста.
Вторая группа – делопроизводственные материалы, возникшие как результат делопроизводства различных учреждений. С точки зрения формы, характера и происхождения
в делопроизводственной документации можно выделить несколько подгрупп. Для нашего исследования значительны
две из них – документация церковного управления и государственных учреждений.
Большое значение для характеристики механизма управления, применявшегося для решения дел, связанных с расколом, имеет использование делопроизводственных докумен-
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тов учреждений светской, судебной и церковной ветвей власти.
Основной массив информации о правовом положении
старообрядцев Байкальского региона сосредоточен в делопроизводственных материалах – в учетно-отчетной, текущей
и справочной документации, делопроизводственной статистике, служебной переписке как светского, так и клерикального характера.
Это документы следующих учреждений: Переселенческое управление, Комитет по заселению Сибири и Дальнего
Востока, Комитет министров, Святейший синод, содержащие
ведомственную и межведомственную переписку, журналы
заседаний. Большой интерес представляет переписка местных и центральных органов. Все эти источники отложились в
следующих фондах.
РГИА: фонды: 19 «Петербургская духовная консистория», оп. 112, д. 167, 171, 284, 409; оп. 2, д. 4174; оп. 41, д.
39; 391 «Переселенческое управление», оп. 1, д. 835, 553; оп.
2, д. 213, 357, 593, 599; оп. 3, д. 670, 671, 672; 394 «Комитет
по заселению Дальнего Востока при Совете Министров
(1909–1917)», оп. 1, д. 1, 11, 20, 21, 24, 36, 46, 55, 57, 58, 66;
413 «Иркутская губернская канцелярия»; 634 «Нерчинская
воеводская канцелярия», оп. 1, д. 9; 796 «Канцелярия Святейшего синода», оп. 442, д. 29, 323, 632, 682, 735, 932,
1079, 1132, 1184, 1235, 1620, 1671, 1882, 1883, 1970, 2014,
2077, 2440, 2565, 2576, 2626, 2777; 821 «Департамент духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел», оп. 10, д. 594, 597; оп. 133, д. 21.
ГАИО: фонды: 24 «Главное управление Восточной Сибири (1822–1887)», оп. 9, д. 361, 377, 422, 424, 505, 540, 541;
587 «Благочинный иркутских городских церквей (1831–
1920)» (341 ед. хр.), оп. 1, д. 2, 10, 17, 58, 175, 229; оп. 2, д. 3,
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9, 31; 485 «Иркутское епархиальное управление (1918–
1933)»; 279 «Коллекции метрических книг старообрядческих
общин и сект».
НАРБ: фонды: 88 «Управление Верхнеудинского коменданта (1764–1828)»; 472 «Троицкосавская пограничная канцелярия (1785–1855)»; 34 «Куйтунское волостное правление
(1884–1919)»; 44 «Мухоршибирское волостное правление
(1803–1916)»; 51 «Новобрянское сельское управление (1864–
1917)»; 53 «Надеинское сельское управление (1858–1916)»;
63 «Верхнеудинский отдел Забайкальского епархиального
училищного совета (1887–1917)»; 92 «Канцелярия кяхтинского градоначальника (1816–1863)»; 180 «Верхнеудинский
земской суд (1787–1888)»; 186 «Верхнеудинский Одигидриевский собор (1841–1921)»; 248 «Верхнеудинский уездный
распорядительный комитет (1873–1923)»; 305 «Забайкальское областное правление (1855–1915)».
ГАЗК: документы о взаимоотношениях старообрядцев с
официальной православной церковью хранятся в государственном хранилище Забайкальского края. К наиболее ранним источникам относятся сведения о старообрядцах, отказавшихся от хлебных взносов на содержание священников за
1797–1801 гг. и проживавших при заводах, рудниках и селениях Нерчинского округа в начале XIX в. В фондах 31
«Нерчинское горное правление», который включает 8274
единицы хранения за 1721–1913 гг ., оп. 1, д. 373, 569; 1 «Забайкальское областное управление 1776–1920 гг.»; 13 «Военный губернатор Забайкальской области»; 20 «Областное по
крестьянским делам присутствие»; 1101 «Забайкальское областное правление (общераспорядительный отдел)».
Другую часть документов делопроизводственного характера составляют ежегодные губернаторские отчеты и подготовительные к ним материалы как наиболее насыщенные
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
информацией и самые многочисленные типы исторических
источников. Например, во «Всеподнейшем отчете управления Восточной Сибирью за 1859 год» Н. Н. Муравьева дан не
только набор статистических сведений о состоянии территорий, но и отражены события «старообрядческого бунта» староверов с. Куйтун.
А теперь рассмотрим более подробно отдельные фонды
архивов Байкальского региона. Ценные делопроизводственные документы по истории старообрядцев сохранились в
НАРБ в фонде 207 «Тарбагатайское волостное правление»1 ,
состоящем из 4 томов описей за 1736–1922 гг. и 2397 дел.
Документы фонда Тарбагатайского волостного правления отражают его деятельность в указанный период. Здесь
хранятся постановления, приказы волостного правления,
предписания Верхнеудинского земского суда и окружного
полицейского управления, переписка с Верхнеудинским земским судом и окружным полицейским управлением, книги
приговоров волостного и сельских сходов, донесения сельских старшин, дела о выборах должностных лиц, а также годовые и статистические отчеты о благосостоянии Тарбагатайской волости, статистические ведомости и сведения о
населении, состоянии сельского хозяйства, хлебных экономических магазинах, посевах и урожаях хлеба и трав, количестве скота, эпидемиях. В состав фонда вошли также документы о распределении земель, сборах податей и повинностей, наборе рекрутов, ведомости о ценах на хлеб, фураж,
различные товары, строительный материал и рабочую силу.
1
Васильева С. В. Материалы Тарбагатайского волостного правления (систематизация и комментарии). 1736–1922 гг. Улан-Удэ, 2004.
С. 218.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В фонде хранятся также списки населенных мест в рамках волости, дела об экономическом состоянии волости, о
казенно-оброчных статьях, найме рабочих на золотые прииски из крестьян и поселенцев, дела о частном преподавании и
открытии училищ, борьбе с эпидемическими заболеваниями,
статейные списки на ссыльнокаторжных и ссыльнопоселенцев.
В фонде представлены и документы о старообрядцах
(более 700 дел). В них отражены борьба официальной церкви
со старообрядцами, вовлечение староверов в единоверие, подробные отчеты священников об их миссионерской деятельности, в которых описываются быт и вероисповедание староверов Тарбагатайской волости.
Документы позволяют нам классифицировать их по трем
разделам:
– делопроизводственные документы: приказы, предписания, донесения сельских старообрядческих старшин, документы отчетного типа1 ;
– актовые материалы представлены распорядительнорекомендательным видом: общественные приговоры, акты
об образовании селений, приговоры сельских сходов 2 ;
– документы судебного делопроизводства представлены
судебно-следственными материалами, указами Верхнеудинского земского суда, Забайкальского областного правления,
Иркутского губернского правления, Иркутской духовной
1
НАРБ, ф. 207, оп. 1, д. 28, 51, 57, 456, 495, 524, 806, 871, 947,
1043, 1079, 1120, 1564, 1655, 1698, 1727, 1983; оп. 2, д. 20, 25, 29, 60,
90, 114, 161, 162, 173, 185, 189, 197, 270.
2
Там же, д. 335, 359, 637, 642, 663, 682, 894, 1065, 2091, 2106,
2175.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
консистории, предписаниями Верхнеудинского окружного
полицейского управления1 .
Среди архивных документов по истории старообрядчества, хранящихся в НАРБ, необходимо выделить фонд Верхнеудинского окружного полицейского управления Забайкальской области (ф. 337, 1866–1918)2 . Документы фонда поступили на государственное хранение в 1914 г. В фонде числилось 7 описей с общим количеством 10359 дел постоянного хранения с 1842 по 1917 г. Описи были написаны от руки
и не соответствовали современным требованиям: большинство заголовков дел не отражало содержания документов,
поэтому назревала необходимость их усовершенствования.
Данный фонд имеет 6 описей 3 : состав документов Верхнеудинского уездного полицейского управления Забайкальской
области, в основном, отражает деятельность уездного полицейского управления: переписка с Забайкальским областным
управлением, волостными правлениями, военным губернатором Забайкальской области, статистические документы, ведомости, сведения о старообрядцах, статистические отчеты о
благосостоянии Верхнеудинского уезда, годовые отчеты различных областей.
1
Там же, оп. 1, д. 18, 62, 80, 133, 839, 1325, 1718, 1836, 1663, 2241,
2244; оп. 2. д. 36, 69, 126, 164, 279, 296, 349; ф. 337, оп. 2, д. 350, 1564,
1840, 1838.
2
Васильева С. В. Источниковедческий анализ документов о старообрядцах (фонд Верхнеудинского уездного полицейского управления) // Вестник Бурят. гос. ун-та. Сер. 4. История. Улан-Удэ, 2006.
Вып. 12. С. 57–74.
3
НАРБ, ф. 337, оп. 1, т. I (1842–1885), 245 л.; оп. 1, т. II (1884–
1895), 246 л.; оп. 1, т. III (1893–1915), 256 л.; оп. 2 (1865–1917),
394
л.; оп. 3 (1869–1916), 31 л.; оп. 4, 4а (1854–1912), 9 л.; оп. 5 (1902–
1917), 5 л.; оп. 6 (1882–1917), 41 л.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Документы фонда классифицируются следующим образом:
– делопроизводственные документы: предписание волостных правлений о присылке ведомостей о раскольниках и
неправильном их составлении (1887), переписка с Забайкальским областным управлением о разделе спорных земель
между крестьянами Старобичурского и старообрядцами Новобичурских селений (1873–1884), переписка с Забайкальским областным управлением, в том числе представление
сведений о записи браков, рождения и смерти раскольников
(1880), переписка с военным губернатором Забайкальской
области о ремонте здания куйтунской раскольничьей часовни (1888)1 ;
– судебно-следственные документы: дело о наделе псаломщика или уставщика Бичурской раскольнической церкви
ругой (1888), дело о количестве браков, рождений и смертей
среди раскольников Еланской волости, дело о куналейской
раскольнической часовне (1891), дело о появлении священников у раскольников Верхнеудинского округа (1889)2 .
Привлечение
архивных
документов
судебноследственного характера позволяет показать противоречивость и недальновидность мероприятий, предпринятых в отношении старообрядцев, проследить реализацию системы
наказания. Такими учреждениями являлись: учреждения суда, следствия и наказания (записи допросов, показания старообрядцев, решения и выписки из протоколов заседаний
судов, прошения старообрядцев, формулярные и статейные
списки на ссыльнокаторжных старообрядцев). Особой ин1
НАРБ, ф. 337, оп. 2, д. 350, 1564, 1840.
Там же, оп. 1, д. 1963, 7505, 7805, 2659, 2859, 4002, 4790, 7805,
8210, 8470.
2
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
формационной ценностью обладают материалы секретного
комитета по делам раскольников (документы об открытии
комитета, протоколы, журналы заседаний за 6 лет (1844–
1850), демонстрирующие характер взаимоотношений двух
ветвей власти, отличие официальной позиции правительства
от практической реализации конфессиональной политики 1 .
Проанализировав группу делопроизводственных документов трех региональных архивов, можно утверждать, что в
них входят не только материалы о вероисповедном составе
населения губерний, но и многочисленные учетные документы окружных полицейских управлений. Документы делопроизводства государственных органов представлены во всем
видовом многообразии: это циркуляры, ведомости, рапорты,
приказы и др. Большинство документов относится к XVIII–
XIX вв., тиражировались они рукописным способом на типографских бланках, где в верхнем левом углу вписывались
только дата и номер текущего документа. Типографский оттиск углового штампа иногда заменялся печатью того же содержания. Документы, поступившие по линии МВД и относящиеся к учету раскольников, имели гриф «Секретно» или
«По секрету» и хранились с отдельной описью.
Таким образом, наиболее информативным видом источников является делопроизводственная документация, позволяющая увидеть нюансы реализации конфессиональной политики на местах. Делопроизводственная документация может быть отнесена к массовым источникам, что позволяет
применять для исследования количественные методы с целью выявления тенденций государственно-церковной политики.
1
ГАИО, ф. 24, оп. 9, д. 2, 3, 5, 70, 87, 88, 92, 100–110, 114 635, 823;
НАРБ, ф. 337, оп. 2, д. 350, 1564, 1840, 1838.
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Третью группу составляют источники конфессионального происхождения, создаваемые внутри церквей и религиозных организаций.
Делопроизводство центрального церковного ведомства
представлено ответами Синода на прошения старообрядцев,
постановлениями Синода о проведении в епархиях мероприятий по изживанию старообрядчества. Сведения разнородны
по тематике. Систематически в отчетах приводились данные
о численности старообрядцев по губерниям, толкам и согласиям, а также сведения о их территориальном распространении.
В отчетах подробно отражена деятельность братств по
борьбе со старообрядчеством через создание школ, библиотек, организацию миссионерского дела. Они фиксируют, как
менялся характер деятельности братств, в том числе под влиянием государственно-церковной политики высшего уровня.
Отчеты информируют о беседах православных миссионеров
со старообрядцами, об издании антистарообрядческих брошюр, миссионерских курсах и других мероприятиях местной
церковной власти по борьбе с расколом, включая данные о
имени, возрасте, социальном положении, вероисповедании,
месте жительства и деятельности староверов.
По материалам отчетов братств нами выявлены местные
лидеры старообрядчества: начетчики, священники, просто
грамотные староверы, ведущие беседы с православными миссионерами.
Отчетная документация церковного делопроизводства,
отнесенная к секретным материалам, представляет собой рапорты священников, миссионеров, настоятелей монастырей,
благочинных в консисторию, отчеты и рапорты архиепископов в Синод, о характере взаимоотношений старообрядцев и
официальной церкви, методах миссионерской деятельности, а
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
также позволяют рассмотреть действия староверов по поддержанию религиозной жизни их территориальных объединений.
Крупный массив документации находится в ГАИО в фонде 50 «Иркутская духовная консистория (1725–1919)». Этот
фонд имеет 12602 единицы хранения, большая часть относится ко второй половине 30–50-х гг. XIX столетия. Именно к
компетенции этого учреждения относились «дела духовные»,
т. е. борьба с инакомыслием в сфере вероисповедания. В документах отражены традиционные вопросы: борьба официальной церкви с расколом, вовлечение староверов в единоверие, возвращение их снова к старообрядчеству. Имеются отчеты священников об их миссионерской деятельности, очень
подробно и красочно описываются быт и вероисповедание
староверов Куналейской, Мухоршибирской и Тарбагатайской
волостей. В них имеются статистические данные о числе
«раскольников» по деревням и слободам, сведения о времени
постройки, оснащении старообрядческих церквей и молельных домов 1 . Работа с документами очень трудоемка, так как
они разрознены, научно-справочный аппарат отсутствует, а
существующие перечни представляют сведения далеко не обо
всех имеющихся в наличии материалах.
В ГАЗК документы данного вида хранятся в фондах 282
«Церковь Забайкальской области» и 8 «Забайкальская духовная консистория», где сосредоточены документы по истории
православных церквей региона, статистические отчеты, составленные миссионерами противораскольнической миссией.
Они имели разное назначение, различные виды и состав собранных материалов. Основная часть документов фонда от1
ГАИО, ф. 50, оп. 1, д. 3190, 5670, 6448; оп. 7. д. 160, 162, 174,
175, 179, 206, 506.
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ражает конфликт старообрядцев с епископом Иркутским,
Нерчинским и Якутским Иннокентием против православной
веры за 1826–1856 гг1 . Во многих случаях отчеты выполнялись в нескольких вариантах, черновики нумеровали и сохраняли вместе с отчетом.
В НАРБ в фонде 262 «Троицкий Селенгинский монастырь (1681–1913)» сосредоточены документы, относящиеся
ко второй половине XIX столетия. Такие редкие материалы,
как «Отчет архимандрита Даниила архиепископу Иркутскому и Нерчинскому Нилу о поездках по селениям старообрядцев» (1844), отчет миссионера К. Люкшина «О расколе Забайкальского края» (1898) и другие, содержат интересные
сообщения миссионеров о поездках по Забайкальскому краю
с описанием быта и взглядов старообрядцев. Троицкий Селенгинский монастырь, основанный в
1681 г., стал впоследствии центром борьбы с расколом в Забайкалье, а его
настоятель являлся одновременно и начальником «противораскольничей миссии». Не удивительно, что определенный
массив документов, связанных со взаимоотношениями Русской православной церкви и старообрядцев, отложился в
фонде этого монастыря. Материалы разделены на несколько
групп. Прежде всего это документация отчетно-справочного
характера: «Отчеты противораскольнической миссии», «Отчеты архимандрита Иринарха» и «Рапорт о семейских»2 .
Часть отчетов, составленных представителями противораскольнической миссии, относится ко второй половине XIX
– началу ХХ в. Содержание отчетов учитывает численные
характеристики старообрядческих общин региона, текстовые
1
ГАЗК, ф. 8, оп. 1, д. 45, 56, 92, 152, 170, 291, 312, 500, 864, 952;
оп. 2, д. 1954, 1979, 2014, 2022.
2
НАРБ, ф. 262, оп. 1, д. 4, 316, 326, 409, 414, 415, 416, 224, 440,
447, 452.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отчеты о наблюдении за раскольниками. Документы выполнены каллиграфической скорописью, черными чернилами, с
подписью исполнителя. В некоторых случаях отчеты представляли собой заполнение типографской формы, и данный
вид документа всегда отправлялся с сопроводительным
письмом.
Делопроизводственная документация церковного ведомства представлена перепиской духовных консисторий и губернских правлений, жалобами приходского духовенства на
незаконные действия старообрядцев.
На основе этого источника можно проследить, как гражданская, церковная власть и старообрядчество вступали друг
с другом в коалиции, совместно противостояли друг другу и
вышестоящим органам власть. В переписке учреждения ссылались на постановления вышестоящего начальства; духовные власти высказывали свое мнение по поводу принятия то1
го или иного властного решения о старообрядцах .
После указов 1905–1906 гг. появляется старообрядческое
делопроизводство. Связано это с тем, что староверы образовывали общины, признаваемые правительством юридическими лицами. Староверы подавали большое количество заявлений об организации общин, о постройке храмов, переходе в
старообрядчество в соответствии с указом от 17 октября 1906
г. Имела место переписка между старообрядческими общинами. Заявления старообрядцев об открытии молельных,
кладбищ, общин составлялись по определенной форме. В заявлениях указывалось, где предполагалось открыть общину,
молельную, кладбище, к какому согласию принадлежат члены общины, кто является духовным лицом и др. Их изучение
1
НАРБ, ф. 337, оп. 2, д. 1569, 1962; ГАИО, ф. 279, оп. 1. д. 1, 2, 4;
ф. 504, оп. 5, д. 63, 64, 284, 303, 356.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
помогает выявить центры старообрядчества, священнослужителей, председателей общин, определить число членов общин.
Четвертая группа – документы фискального, административного и хозяйственного учета. Учетная документация
– группа видов исторических источников, включающая материалы фискального, административного, церковного учета
населения. Для хронологического периода нашего исследования был характерен учет староверов в фискальных целях.
Учетные документы отчасти близки к делопроизводственным документам и могут перерастать в статистические.
От статистических источников учетные документы отличаются тем, что собирают их не для выработки, а для реализации уже принятых управленческих решений. Однако говорить о превращении учетной документации в статистические
источники можно не тогда, когда ее данные начинают подвергаться статистической обработке, а лишь тогда, когда
расчет на их последующее использование для выработки
управленческих решений влияет на их содержание.
Ревизский учет – это учет податного населения для сбора
подушной подати и реализации воинской повинности. Указ о
проведении первой ревизии был издан 26 ноября 1718 г. В
комплекс материалов ревизского учета входят: ревизские
сказки – первичные материалы ревизского учета, которые,
как правило, составлялись на семью, первичные ведомости,
окладные книги и листы, содержащие сводные данные по
губерниям и уездам.
При использовании материалов ревизий необходимо было тщательно анализировать не только указ о назначении ревизии, в котором говорилось о том, какие категории населения подлежат учету, но и законодательство о правовом статусе населения в целом. Естественно, что государство было
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
заинтересовано в более полном учете податного населения, а
податное население было заинтересовано в обратном. Причем раскольники, подлежащие двойному налогообложению,
чаще других старались уклоняться от ревизского учета.
Учетные документы фонда 207 «Тарбагатайское волостное правление» подразделяются на два блока. К первому относятся документы фискального учета, ко второму – документы административного и хозяйственного учета. Широко
представлены ревизские сказки. В данном фонде насчитывается 15 дел, в том числе окладные книги – 6 дел1 .
В ГАЗК данный вид документов представлен в фонде 31
«Нерчинское горное управление». Особый интерес вызывают
«Ревизские сказки за 1782 г. посельщиков Доронинской
округи, выведенных из Польши и поселенных в 1764 г.»2
Необходимо отметить комплекс источников фонда 1(о) «Забайкальское областное управление», в котором содержится
26352 единицы хранения за 1776–1920 гг., куда входят ревизские списки крестьян Тарбагатайской волости по переписи 1834 г., материалы переписей 1851, 1858 гг. по Куналейской, Мухоршибирской, Тарбагатайской волостям3 .
Комплекс источников этого типа включает не только материалы о вероисповедном составе населения губерний, но и
многочисленные документы окружных полицейских управлений. Административно-полицейский учет до реформы
1861 г. опирался на материалы ревизий, с 1834 г. – на материалы церковного учета. Показатели его озвучивались в губернских отчетах.
1
НАРБ, ф. 207, оп. 1, д. 43, 44, 926, 930, 1621, 1689, 1754, 1755,
1756, 1793, 1887, 2210, 2212; оп. 2, д. 4, 17, 203, 257, 308, 310, 311, 312
2
ГАЗК, ф. 31, оп. 4, д. 36
3
Там же, д. 373, 569.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Органы государственной власти осуществляли тщательный надзор за старообрядцами в Байкальском регионе. С момента их появления официальные власти постоянно предпринимали попытки организовать учет старообрядческого
населения. Приводимая нами статистика была собрана на
разных уровнях государственного аппарата, осуществлявшего постоянный надзор и контроль за старообрядцами. Немаловажное значение для изучения количественных характеристик объекта исследования имеет такая группа источников,
как статистика. Статистику по способу организации сбора и
обработки информации можно разделить на четыре раздела:
статистика, собираемая отдельными ведомствами; статистика Центрального статистического комитета; земская статистика; статистика, собираемая научными учреждениями в
научных целях.
Приоритетное значение для нашего исследования имеет
привлечение статистических документов, относящихся к
церковному делопроизводству: ведомости о числе прихожанединоверцев, о присоединившихся к православию; ведомости о числе старообрядцев и сектантов, составленные миссионерами, приходскими и единоверческими священниками;
клировые и исповедные ведомости православных христиан
Байкальского региона; метрические книги старообрядческих
приходов.
Сведения церковного учета населения включали метрические книги, клировые и исповедные ведомости, в которых
регистрировали рожденных и умерших жителей, появление
новых брачных пар на территории как отдельных населенных пунктов, так и приходов. Все предоставляемые священнослужителями материалы подразделялись на «трети»: январскую, майскую и сентябрьскую.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Метрические книги для старообрядцев были введены в
1874 г.; фактически это означало государственную регистрацию актов гражданского состояния (крещение, венчание, отпевание), записывались в них только те, чьи родители были
старообрядцами и над которыми не было совершено никаких
таинств господствующей церковью. Практически не изменилась ситуация и с введением в действие закона от 3 мая 1883
г.1 До 1906 г. метрические книги старообрядцев вели помощники исправников, а после указа 17 октября 1906 г. – духовные наставники общин. Хотя ведение метрических книг было отменено декретом ЦИК и СНК от 18 декабря 1917 г. «О
гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния», в ГАИО сохранились метрические книги
старообрядцев Покровской Градо-Иркутской старообрядческой общины за период 1907–1938 гг.2
Метрические книги различаются по внешнему виду.
Часть книг отпечатана типографским способом и отличаются
размерами листов и оформлением. Другая часть представляет из себя разлинованные от руки листы бумаги. Причина
такого разнообразия в том, что общины заказывали для себя
метрические книги в разных типографиях – частных или губернских.
Метрические книги старообрядцев, как и книги, которые
велись при храмах РПЦ, составлялись в двух экземплярах.
Некоторые книги велись непрерывно в течение нескольких
лет. Позже они были механически разъединены и переплетены по отдельным годам, вследствие чего оказались разорванными метрические записи (левый – оборотный – лист
1
Мельгунов С. П. Старообрядцы и свобода совести: исторический
очерк. М., 1907. С. 42.
2
ГАИО, ф. 279, оп. 1, д. 3, 4; ф. 504, оп. 5, д. 63, 64.
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оказался в одной книге, а парный ему правый – в другой). В
некоторые книги при новом переплетении оказались механически включены части метрических книг, ведшихся при
церквях РПЦ.
Метрические книги состояли из трех отдельных частей.
Первая предназначалась для регистрации рождений. В этом
документе устанавливались: для младенца – число, месяц и
место рождения, число и месяц крещения, имя, пол, у родившихся вне брака с соответствующей пометкой для родителей – сословная принадлежность, имя, отчество и фамилия
супругов или матери (для последней указывалось, девица это
или чья-то жена), конфессиональная принадлежность и место
официального жительства (населенный пункт, уезд, губерния); для восприемников – сословная принадлежность, имя,
отчество и фамилия (могли также устанавливать место жительства и конфессиональную принадлежность); в последней
графе следовали росписи участвовавших в совершении таинства (в ряде случаев называли, кто за кого расписался – за
себя или за неграмотного), одновременно указывался сан,
имя и фамилия служителя культа, осуществлявшего крещение.
Вторая часть метрической книги предназначалась для
регистрации браков. Здесь записывались число, месяц и место венчания; для брачующихся – сословная принадлежность, имя, отчество, фамилия, место жительства и какой по
счету это брак, возраст; для поручителей – сословная принадлежность и место жительства, имя, отчество, фамилия,
где и когда произведены оглашения. В последней колонке
следовали подписи супругов, свидетелей, а также сан, имя и
фамилия духовного лица, совершившего таинство.
Третья часть метрической книги предназначалась для
регистрации смерти. Указывались число и месяц смерти; со119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
словная принадлежность, имя, отчество, фамилия, место жительства умершего (для детей – отца), его возраст; сословная
принадлежность, имя, отчество, фамилия и место жительства
супруга; причина смерти; сословная принадлежность, имя,
отчество, фамилия, место жительства лица, заявившего об
умершем; сан, имя и фамилия служителя культа, осуществлявшего погребение, место погребения. Расписывалось только духовное лицо, ведущее книгу.
На основе метрических книг ежегодно составлялись ведомости по епархии, которые поступали в Синод, где данные
обобщались.
Очень часто в штате церковного прихода среди служащих трудно было найти людей, сведущих в архивном деле. В
том случае, если священник был малограмотен, неаккуратен,
то, естественно, в архив приходили плохо оформленные документы. Анализ метрических книг региональных архивов
позволяет выделить некоторые недостатки в оформлении
столь важных документов:
– записи в метрические книги вносили малограмотные
писари плохими чернилами;
– во многих случаях метрические записи за недостатком
бланковых листов делались на простой графленой бумаге,
переплетенной в один корешок с прочими бланковыми листами, что не соответствовало нумерации листов, сделанных
в консистории;
– часто встречаются сокращения в звании, отчестве, фамилии родителей, брачующихся и поручителей или умерших;
– допускались пропуски в обозначении времени рождения и крещения младенцев и даже имени крещеного, совер-
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шения браков, возрасте брачующихся, времени смерти и погребения умерших.
Сведения церковного учета дополнялись клировыми ведомостями. Клировые ведомости – списки лиц духовного
звания православного вероисповедания были введены в 1769
г., окончательная форма сложилась в 1829 и 1909 гг. Клировые ведомости состоят из трех частей. В первую вносились
сведения о том, когда, кем была построена церковь, из какого
материала сооружалась, наличие колокольни, престолов,
церковной утвари; регистрировалась штатная численность
причта, жалование от казны, другие доходы; удаленность
церкви от консистории; наличие церковно-приходской школы. Вторая часть содержала послужные списки причта с
указаниями возраста, семейного положения с перечислением
членов семьи, детей, наград и т. п. Третья часть клировых
книг сообщала сведения о прихожанах, их сословной принадлежности, церковном старосте, наличии или отсутствии
старообрядцев. В отдельных епархиях клировые ведомости
часто называли «послужными списками», «церковными ведомостями», «списками прихожан».
Сведения церковного учета населения не просто фиксировали процессы естественного движения, но и служили для
контроля за отправлением обрядов. С этой целью в 1787–
1801 гг. составлялись исповедные ведомости, содержащие
важнейшую информацию о присутствии православного
населения на службе. За пренебрежение к церковному богослужению и отсутствие на исповеди виновных подвергали
штрафным санкциям. Так, в учете старообрядцев Байкальского региона появляется понятие «небытие на исповеди»1 . В
НАРБ в фонде 207 имеется документ «Росписи Тарбагатай1
НАРБ, ф. 207, оп. 1, д. 1616.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ской Зосимо-Савватиевской церкви прихожан разных селений», включающий сведения о выведенных из Польши и поселенных в пяти тарбагатайских селениях старообрядцах.
Обнаружены они и введены в научный оборот Ф. Ф. Болоневым.
Одной из многочисленных разновидностей статистических источников являются «сведения», содержавшие материалы о населении и сословиях; о состоянии земель и урожаях;
сведения о волостном, сельских правлениях и разного рода
выборах; сведения о повинности крестьян и поселенцев; о
розыске, высылке лиц, арестах и судебных делах, происшествиях и преступлениях; сведения о финансовых документах;
о рекрутском наборе; о богослужении и церковных делах1 .
Особое место в характеристике статистических источников занимает находящийся в НАРБ фонд 337 «Верхнеудинское окружное полицейское правление», созданное в 1867 г.
в связи с реформой полицейской системы Российского государства. В обязанности новых учреждений вменялись предупреждение преступлений, охрана благочестия, общественного порядка и «общественной нравственности», а также сбор
статистических сведений и мн. др.
Для нашего исследования из значительного по объему
массива документов наибольший интерес представляют статистические отчеты волостей «о благосостоянии» в 1880–
1910-х гг. В основании этого документального комплекса
лежит циркуляр окружного управления для окружных исправников, составленный во исполнение указа Сената 1870 г.
Проследив, что же представляли собой отчеты о благососто1
НАРБ, ф. 207, оп. 1, д. 7, 31, 34, 113, 155, 269, 390, 429, 487, 534,
727, 746, 806, 844, 1115, 1170, 1326, 1443; оп. 2, д. 22, 24, 84, 85, 138,
175, 280, 284, 300, 307, 334.
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
янии волостей за последующие 30 лет, отметим, что не только их форма в дальнейшем не претерпела существенных изменений, но и многие фразы из названного циркуляра постоянно переносились из отчета в отчет, из года в год. Документы разных волостей и временного отрезка за незначительными изменениями, совершенно идентичны 1 .
Критический анализ статистических материалов о старообрядцах в сочетании с документами официальной статистики и данными из этой среды позволяют рассмотреть структуру и динамику старообрядческого населения изучаемого региона. Однако используя количественные показатели в исследовании, следует иметь в виду, что объективной картины
они не дают.
Во-первых, они не учитывают тайных раскольников, которых было немало, вследствие свойственной старообрядцам
скрытности, в период репрессий необходимо было скрывать
свою принадлежность к «расколу». Во-вторых, административные органы из-за стремления приукрасить ситуацию занижали в документах цифры, касающиеся старообрядцев.
В-третьих, имеющиеся статистические данные о количестве раскольников в волостях Байкальского региона свидетельствуют о том, что численность старообрядческого населения не подвергалась каким-либо значительным изменениям в сторону уменьшения, она оставалась в целом стабильной, независимо от того, насколько энергичными были усилия правительства, направленные на урегулирование данного
вопроса.
Следующая группа источников – литературные и публицистические произведения. Данный вид материалов дает
1
Там же, ф. 337, оп. 1, д. 6095, 6099, 6135, 6234, 6377, 6820, 7235,
7244, 7403, 7458; оп. 2, д. 959, 1270, 3172, 2383, 4003.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
возможность ознакомиться со взглядами старообрядцев на
спорные вопросы богословия и события внутри старообрядческих согласий, что позволяет преодолеть односторонность
в оценке событий, так как большинство источников все же
принадлежит авторству церковных и светских чиновников.
В 1927 г. был издан 3-й том Русской исторической библиотеки «Памятники по истории старообрядчества»1 . Вошедшие в него тексты сочинений протопопа Аввакума были
подготовлены к публикации еще до революции Я. Л. Барсковым и П. С. Смирновым. Кроме того, в него вошла большая
часть сочинений раннего периода истории раскола, составлен
краткий комментарий и разработаны вопросы датировки.
В 1980-е гг. были опубликованы 10- и 11-й выпуски
«Памятников литературы Древней Руси» (1988–1989)2 .
Первую книгу составили переписка Аввакума, письма Ф. П.
Морозовой и Е. П. Урусовой. Вторую – биографии деятелей
раскола Ивана Неронова, инока Епифания, протопопа Аввакума, боярыни Морозовой, письма и публицистические произведения дьякона Федора и инока Авраамия. На наш взгляд,
наиболее объективную информацию могут дать следующие
виды памятников:
– послания, адресованные различным представителям
светской и духовной власти. Обозначая их, Н. И. Субботин
использует термин «челобитные», хотя он неточен. Они
имеют некоторые черты, сближающие их с этим видом документов (обращения, традиционно установленные формулировки), но по содержанию являются скорее декларационными, в них старообрядцы определяют свои отношения с
1
Памятники по истории старообрядчества. М., 1927.
Памятники литературы Древней Руси: XVII в. М., 1989. Вып.
10–11.
2
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
властями и взгляды на положение старообрядческого движения. Интересны «челобитные» протопопа Аввакума царям
Алексею Михайловичу (1664 и 1669) и Федору Алексеевичу
(1676), царевне Ирине Михайловне (1672); Ивана Неронова
(1653–1654) и дьякона Федора (1669)1 ;
– переписка между участниками движения. Эту группу
составляют несколько типов документов. Первый – сочинения, являющиеся посланиями по форме, но реально имеющие характер публицистических произведений. К ним относятся, например, послания Аввакума «К верным» (1673), «Ко
всей тысяче рабов христовых» (до 1671), «Письма к сибирской братии» (1681) и некоторые другие; «Послания к отцам
и братии из заточения» (1666), послание «Братиям, сродникам и сыну Максиму» (1678–1679) дьякона Федора; «Вопрос
– ответ» (1671–1672) старца Авраамия2 . Названные произведения изначально рассматривались старообрядцами не как
личные письма, а как своеобразные письменные проповеди,
адресованные всем, для кого они могли представлять интерес. Получив такое послание, старообрядцы старались размножить и как можно шире их распространять. Почти все
перечисленные документы известны в списках, некоторые –
в нескольких.
Среди произведений Аввакума значительное место занимают послания руководителям различных небольших, а иногда и довольно крупных общин. Это, пожалуй, самый ценный источник сведений об организации и внутренней жизни
общин. В отличие от предыдущей группы, которая показывает, какими хотели видеть свои общины старообрядцы, послания содержат изложение практических вопросов. Большая
1
2
Памятники литературы…, вып. 10, с. 489.
Памятники по истории старообрядчества…, с. 756.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
часть посланий Аввакума в Москву, инока Авраамия к «Христолюбцу некоемому» (1667) и «Боярыне Морозовой»
(1671)1 – это буквально инструкции о том, как вести себя в
определенных обстоятельствах;
– собственно письма, т. е. личные послания. Они значительно отличаются от двух первых групп посланий, очень
четкую границу между ними проводили и сами старообрядцы. Если публицистические сочинения и наставления были
адресованы всем и могли распространяться в списках, то
личные послания, представленные главным образом перепиской членов одной семьи, считались в этом смысле неприкосновенными.
Автобиографические послания представлены житиями
протопопа Аввакума и инока Епифания. По смыслу и цели
повествования очень близки к автобиографическим произведениям. Письмо, написанное Аввакумом на смерть боярыни
Морозовой, княгини Урусовой и Марии Даниловой «О трех
исповедницах слово плачевное»2 .
Истолковательные сочинения представлены книгами
протопопа Аввакума – «Книга бесед» и «Книга толкований».
Разделы «Книги бесед»3 очень разнообразны по тематике.
Отдельные главы охватывают вопросы гонения на старообрядцев, критики реформы, принципов иконописи и др. Сочинения выделяются среди других произведений тем, что они
написаны непосредственно после того, как произошли события. Это не жития в полном смысле слова, в них излагается
не вся биография, а только определенный этап, представля1
Памятники литературы…, вып. 10, с. 697–698.
Аввакум П. О трех исповедницах слово плачевное // Памятники
литературы Древней Руси: XVII век. М., 1989. Кн. 2. С. 448–453.
3
Аввакум П. Книга бесед // Памятник истории старообрядчества.
Л., 1927. Кн. 1. Вып. 1. XCVII. 960 столб. С. 241–424.
2
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ющий с точки зрения старообрядцев наибольший интерес.
Они сочетают в себе черты агиографических произведений,
хроникально-документальной и публицистической литературы.
Итак, источники личного происхождения позволяют преодолеть односторонность оценки правового положения старообрядцев, которая возникает при использовании лишь
официальных источников. Очень часто они выражают субъективный характер, но в условиях цензуры приобретают особую роль, освещая неофициальную точку зрения на старообрядчество. В нашем случае выборочность фактов в источниках личного происхождения преодолевается через использование других видов источников: делопроизводство, периодическая печать.
Весьма ценную информацию о состоянии старообрядческого общества и развитии вероисповедной политики содержат периодические издания. Они подразделяются на 2 части
– общественно-политическая и конфессиональная. В первую
входят центральные и местные газеты и журналы, публиковавшие хронику событий, сообщения с мест, редкие статьи
по вопросам религии. Из центральных светских изданий
наиболее популярные «Вестник Европы», «Петербургская
газета», «Санкт-Петербургские ведомости», «Голос», «Живая
старина» и др.
Вторую часть составляет периодика религиозных организаций. Это старообрядческие издания: «Щит веры», «Старообрядец», «Церковь»1 , «Сибирский старообрядец»; изда1
Общероссийский церковно-общественный старообрядческий
журнал «Церковь» издавался в Москве на средства В. П. и С. П. Рябушинских, отражал интересы прежде всего белокриницкой иерархии. Однако позиция его отличалась достаточной взвешенностью, не
ущемляя интересов других старообрядческих согласий.
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния официальной церкви: «Церковный вестник», «Епархиальные ведомости»; миссионерское: «Братское слово».
В Байкальском регионе, как и во всей империи, православные епархии имели свои печатные органы – «Иркутские
епархиальные ведомости» и «Забайкальские епархиальные
ведомости», которые выходили с периодичностью 2 раза в
месяц, являясь официальным печатным органом Русской
православной церкви.
Хорошей сохранностью отличаются «Иркутские епархиальные ведомости» – это небольшие брошюры из газетной
бумаги, составляющие 56 годовых подшивок за 1863–1919
гг. Издание еженедельного журнала началось 1 января 1863
г. по благословению архиепископа Иркутского Парфения.
Первым редактором был назначен кафедральный протоиерей
Прокопий Громов, цензором – ректор Иркутской духовной
семинарии архимандрит Дорофей. Журнал был адресован,
прежде всего, приходским священникам Иркутской епархии.
К моменту учреждения «Иркутских епархиальных ведомостей» уже существовали подобные издания в Киеве, Ярославле и других центральных городах. Структура журнала
учреждалась Святейшим синодом и была едина для всех
вновь учреждаемых епархиальных ведомостей. На протяжении всего периода существования журнала в нем непременно
присутствовала официальная (с указами общегосударственного и местного значения) и неофициальная части, включая
церковную историю, проповеди, миссионерские статьи и
епархиальную хронику.
Обе части издавались отдельными оттисками с собственной сквозной нумерацией страниц и позже подшивались по
усмотрению подписчика в общую или отдельные книги. В
официальной части «Забайкальских епархиальных ведомо-
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стей»1 можно увидеть распоряжения Синода, епархиального
начальства, сообщения православных братств, новости епархии, хронику событий, историю отдельных приходов, биографические сведения о священнослужителях, обращения и
беседы с верующими.
Первое упоминание о старообрядцах на территории Байкальского региона мы находим на страницах журнала «Иркутские епархиальные ведомости» за 1867 г. Статья неизвестного автора называлась «Начальное появление раскольников в Иркутске»2 .
В конце XIX в. было решено публиковать циклы бесед со
старообрядцами. Первая беседа архимандрита Михаила, главы противораскольнической миссии со старообрядцами, появились 10 января 1880 г.3 Материалы епархиальных ведомостей показывают, как менялась политика центральных церковных властей в отношении старообрядцев и как она реализовывалась в епархиях. В неофициальной части газеты публиковались очерки священников по истории своих приходов,
о развитии старообрядческих толков, религиозных воззрениях староверов, полемические статьи, 4 материалы, отражавшие реакцию духовенства на те или иные действия гражданской власти в отношении раскольников.
1
Забайкальские епархиальные ведомости. Чита, 1901. № 1–24;
1903. № 5–6; 1904. № 3, 9, 12–16.
2
Начальное появление раскольников в Иркутске // Иркутские
епархиальные ведомости. Прибавления. 1880. № 16–17. С. 181–189.
3
Михаил, архимандрит: беседа с беспоповцами об антихристе,
января 10 дня 1880 г. // Иркутские епархиальные ведомости. Прибавления. 1880. № 33. С. 416–427.
4
Скворцов Д. Заблуждения беспоповщинской секты странниковбегунов // Иркутские епархиальные ведомости. 1896. № 12. С. 307–
315.
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Периодическая печать как исторический источник позволяет выделить те события и явления, которые были социально значимы и интересовали не только отдельные личности,
но и все общество. Периодические издания официального
характера являлись выразителями мнения властных структур
по вопросам старообрядчества.
Таким образом, классификация выявленных источников
XVII – начала ХХ в. позволяет констатировать, что документальные комплексы исследования в значительной степени
отличаются друг от друга происхождением, функциональной
направленностью и степенью объективности в освещении
государственно-конфес-сиональной политики в отношении
старообрядчества в Байкальском регионе. Все это ведет к росту латентной информации, для извлечения которой требуется применение новых методов, а изменение видовой структуры исторических документов ставит перед исследователем
проблему тщательного отбора и компаративного анализа.
На наш взгляд, только комплексное и критическое использование выделенных групп источников станет необходимым условием для конструирования и объяснения региональной модели государственно-конфессиональной политики в отношении старообрядчества на территории Байкальского региона.
2.2. Документы и материалы по истории взаимоотношений
государства и старообрядчества в XX – начале XXI в.
В советский период преобразования, произошедшие в
исторической науке в целом, привели к коренным изменениям в подходах к изучению религиозных организаций. Идеологические установки Советского государства принципиально отличались от официальной идеологии Российской импе130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рии. Исторические исследования по конфессиональной проблематике не сохранили преемственности. Все это привело к
тому, что исторические источники о правовом положении
религиозных организаций советского периода, по сравнению
с документами предыдущих эпох, оказались менее изучены.
В ХХ в. появляется новый источниковый комплекс – документы партийных организаций (РКП(б) – ВКП(б) –
КПСС), главная роль среди которых принадлежит программным документам.
Говоря об эволюции видов письменных источников ХХ
в., необходимо отметить увеличение разнообразия делопроизводственной документации за счет обогащения формы передачи служебной переписки: телеграммы, радиограммы,
факсы, Интернет-связь и др.
По степени доступности по-прежнему источники подразделяются на опубликованные и неопубликованные. К опубликованным источникам рассматриваемого периода можно
отнести законодательные материалы: Конституция СССР
(1924, 1936, 1977), Конституция РФ (1993), Конституция
Республики Бурятия (1994), декреты, ведомственные распоряжения и определения («Отделение церкви от государства в
СССР»), международные акты1 и договоры Российской Федерации, постановления правительства РФ, Концепция государственной национальной политики РБ (1997), нормативные акты министерств и ведомств (распоряжения президента
и правительства РБ).
Правовые акты и нормы взаимосвязаны, имеют иерархию
1
Всеобщая декларация прав человека: принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948: извлечение // Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Нормативные
акты. Судебная практика / Сост. А. В. Пчелинцев и др. М., 2001. С.
20–21.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и пределы регулирования. В этой иерархии особая роль принадлежит Конституции РФ, которая обладает высшей юридической силой, имеет прямое действие и применяется на
всей территории России. Конституция регулирует наиболее
принципиальные вопросы реализации свободы совести.
Нормативно-правовые акты, упорядочивающие деятельность религиозных организаций до принятия Федерального
закона «О свободе вероисповеданий» (1990), были опубликованы в сборнике «Законодательство о религиозных культах»1 . В настоящее время к числу важнейших базовых законов в области свободы совести относится Федеральный закон
«О свободе совести и о религиозных объединениях», вступивший в силу 1 октября 1997 г.
Данный закон закрепил ряд принципиально новых положений. В частности, существенным образом изменился порядок создания религиозных организаций, сокращен круг
лиц, способных быть учредителями и участниками местной
религиозной организации. Это стало возможным только для
российских граждан. Законом введено и новое понятие – религиозная группа, под которым разумеется добровольное
объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения
правоспособности юридического лица. С одной стороны, это
положение закона закрепило легальность деятельности религиозного объединения без государственной регистрации, с
другой – в законе были установлены не совсем оправданные
условия для преобразования религиозной группы в религиозную организацию: 15 лет деятельности на соответствующей территории либо подтверждение о вхождении в струк1
Законодательство о религиозных культах. М., 1971.
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
туру уже действующей централизованной организации. Кроме того, Постановлением правительства Российской Федерации от 17.03.2009 г., № 234 были внесены изменения в пункт
8 статьи 11 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», в соответствии с которым полномочия по установлению порядка проведения государственной религиоведческой экспертизы были переданы уполномоченному федеральному органу исполнительной власти, т.
е. Министерству юстиции Российской Федерации.
На сегодняшний день на федеральном уровне в общей
сложности действует свыше 100 нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы реализации свободы совести и
деятельности религиозных объединений.
Следует обратить внимание на то обстоятельство, что
наряду с федеральным законодательством, более чем в 30
субъектах РФ, в том числе и субъектах Сибирского Федерального округа, были приняты собственные законы и иные
нормативно-правовые акты по вопросам реализации свободы
совести и вероисповедания.
В советский период важное значение для решения вопросов государственной религиозной политики имели опубликованные сборники постановлений, резолюций партийных и
советских органов, на которых неоднократно обсуждались
вопросы текущей религиозной политики. Изданные в последующие годы материалы «О религии и церкви: сборник высказываний классиков марксизма-ленинизма, документов
КПСС и Советского государства», «Законодательство о религиозных объединениях РСФСР», «Законодательство о религиозных культах»1 содержали официальные постановле1
Законодательство о религиозных культах…; КПСС в резолюциях
и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд. М., 1984. Т.
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния, резолюции партийных и советских органов, потому
имели очевидную и ярко выраженную идеологическую заданность.
Нормативно-правовые акты о религиозных объединениях, свободе совести и вероисповедания, включающие как федеральные, так и международные правовые акты, опубликованы в ряде тематических сборников1 .
В отчетах по политической и социально-экономической
ситуации в Байкальском регионе были опубликованы ежегодные очерки и отчеты БМАССР, Иркутской области, Забайкальского края, располагающие специальным разделом
«Административное управление», где освещаются основные
2.
1
Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания.
Религиоведческая экспертиза. Нормативные акты. Судебная практика
/ Сост. А. В. Пчелинцев и др. М., 2001; Религия и закон. Конституционно-правовые основы свободы совести, вероисповедания и деятельности религиозных организаций: сб. правовых актов с коммент. /Сост.
и автор ком.
А. О. Протопопов. М., 1996; Международные акты о
правах человека: сб. документов. М., 1998; О свободе совести, вероисповеданий и религиозных объединениях. Российские и международные правовые документы (в извлечениях) / Сост. Ю. П. Зуев. М.,
1996; Куинн Ф. Права человека и ты. Основные документы Организации Объединенных Наций, документы Организации по безопасности
и сотрудничеству в Европе и документы Совета Европы о правах человека. Варшава, 1999; Роберс Г. Государства и религии в Европейском Союзе (опыт государственно-конфессиональных отношений) /
Под ред. М. А. Воскресенского и др. М., 2009; Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческая экспертиза. Нормативные акты. Судебная практика / Сост А. В. Пчелинцев и
др. М., 2009.
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
направления деятельности милиции, в частности, по вопросу
отделения церкви от государства и школы от церкви 1 .
Новым источником является двухтомник «Архивы Кремля: политбюро и церковь. 1922–1925 гг.»2 , подготовленный
Н. Н. Покровским и С. Г. Петровым. Особенностью этого издания является использование всех без исключения документов «тематических» дел политбюро, благодаря чему антицерковная политика партийно-советской власти раскрывается со всей полнотой.
По материалам НАРБ подготовлен и издан сборник3 . Документы 1920–1930-х гг. в этом издании по существу раскрывают динамичный процесс борьбы государства с религией, религиозными воззрениями населения; в них отражен
процесс ликвидации церкви как института и изъятия культового имущества. Опыт публикации документов на региональном уровне широко практикуется дальневосточными исследователями4 .
Бурят-Монгольская Автономная Советская Социалистическая
Республика: очерки и отчеты. 1923–1924. Верхнеудинск, 1925; Бурятия в цифрах: стат.-экон. справочник. 1927–1930 гг. Верхнеудинск,
1931; Байкальский регион: правовое поле этнополитической ситуации
(1992–2001) / Авт. сост. Ю. Н. Пинигина. Иркутск, 2002.
2
Покровский Н. Н. Источниковедение советского периода: докл.
политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) первой половины 1920-х гг. // Археографический ежегодник за 1994 г. M., 1996. С. 18–46; Документы политбюро
и Лубянки о борьбе с церковью в 1922–1923 гг. / Сост. Н. Н. Покровский // Уч. зап. Рос. православ. ун-та ап. Иоанна Богослова. М., 1995.
Вып. 1. С. 125–174; Покровский Н. Н. Время публиковать источники
// Вестн. РГНФ. 1996. № 1. С. 11–21 и др. 2
3
Из истории религиозных конфессий Бурятии. ХХ в.: сб. документов / Отв. ред. Ю. П. Шагдуров. Улан-Удэ, 2001.
4
Религия и власть на Дальнем Востоке России. Хабаровск, 2001;
1
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тематика государственно-церковных взаимоотношений
1920–1930-х гг. отложилась и в документальных сборниках,
посвященных проблемам репрессивной политики Советского
государства: деятельность политбюро, ОГПУ, НКВД и др.1
К ценным источникам по истории старообрядческих общин Байкальского региона можно отнести Книги Памяти
жертв политических репрессий 2 . В основу доказательства
невиновности репрессированных легли документы из архивов ФСБ, прокуратуры регионов. Такие документы, как протоколы заседаний Верховного суда и прокуратуры СССР, заключения Комитета государственной безопасности СССР,
нормативные акты репрессивного характера, протоколы допросов, постановления об избрании меры пресечения, ордера, анкеты, протоколы обыска, приговоры и определения.
Многие документы составлялись в условиях большой спешки и часто неграмотными людьми, поэтому в них немало
Религиозные организации Дальневосточного Федерального округа:
словарь-справочник / С. М. Дударенок и др. Владивосток, 2010.
1
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание.
1927–1939: документы и мат-лы в 5 т. 1927–1939. М., 1999–2006; Советская деревня глазами ВЧК – ОГПУ – НКВД. 1918–1939: докл. и мат-лы
в 4 т. М., 2000–2004; Общество и власть: 1930-е годы. Повествование в
документах. М., 1998; Доржиев Д. Л. Крестьянские восстания и мятежи в
Бурятии в 20–30-е годы. Улан-Удэ, 1993; Он же. Социальнополитический протест и вооруженные выступления крестьянства в Бурятии на рубеже 20–30-х годов. Улан-Удэ, 1996. 180 с.
2
Книга Памяти жертв политических репрессий в Восточном Забайкалье: в 5 т. Чита, 2000–2007; Жертвы политических репрессий
Иркутской области: память и предупреждение будущему. Иркутск,
1998. Т. 1; 1999. Т. 2; Книга Памяти жертв политических репрессий в
Республики Бурятия: в 4 т. / Сост. С. В. Васильева и др. Улан-Удэ,
2007–2010.
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разночтений в написании фамилий, имен, отчеств, дат рождений, мест арестов. Эти издания позволяют по роду занятий
обнаружить факты репрессий в отношении священнослужителей, членов церковного совета и др. Выявив факты удаления служителей культа из общин, можно воссоздать картину
закрытия культовых зданий и снятия с регистрации религиозных общин. Однако в Книге Памяти не указана точная
принадлежность репрессированных священнослужителей и
верующих к конкретной конфессии, в большинстве случаев
дана расплывчатая формулировка «служитель культа»1 .
Энциклопедический справочник, автором которого является А. Д. Жалсараев 2 , можно охарактеризовать как работу,
дающую представление не только об основных этапах проникновения и закрепления православного христианства за Байкалом, но и систематизирующий исторические источники по
данной проблеме. С позиций источниковедения работа ценна в
первую очередь тем, что построена по территориальному
принципу, основная структура подачи материалов «привязана» к конкретному району, местности, территории. Внутреннее
содержание материалов, в основном базирующееся на Иркутских и Забайкальских епархиальных ведомостях, а также на
архивных документах, дает социально-политическую характеристику населенных пунктов: приведены сведения о численности жителей, строительстве церквей, священниках и церков1
Книга Памяти жертв политических репрессий…, 2009, т. 1– 4, с.
4.
2
Жалсараев А. Д. Поселения, православные храмы, священнослужители Бурятии XVII– XX вв. Улан-Удэ, 2001. С. 139, 147, 149, 150,
204, 209, 210, 229.
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных старостах, их автобиографические данные, сведения о
миссионерах и миссионерских церквях. В справочник вошло
несколько описаний старообрядческих приходов.
Группу опубликованных источников представляют также
периодические издания, книги, брошюры и другие материалы, издаваемые представителями старообрядческих общин
региона.
Первые старообрядческие периодические издания в небольшом количестве печатались за границей. Легальная и
систематически издаваемая старообрядческая пресса появилась в России с 1905 г., после введения основ веротерпимости. Из 32 дореволюционных старообрядческих изданий 27
появились после 1905 г.1
Всю изданную периодику старообрядчества условно
можно разделить на 6 разделов:
– периодика старообрядцев, приемлющих священство
белокриницкой иерархии. Это газеты «Старообрядец», «Слово правды», «Голос старообрядца», «Старообрядческая
жизнь»; с
1905 г. журналы: «Старообрядческий вестник»,
«Церковное пение», «Старообрядческая мысль», «Старообрядческий пастырь». С 1994 г. в Австралии издается ежеквартальный журнал «Церковь»;
– периодика беглопоповского направления. Наиболее авторитетным изданием этого направления был журнал «Златоструй»;
– периодика беспоповского направления представлена
саратовским ежемесячным журналом «Щит веры», латвийским – «Вестник Всероссийского союза христиан поморского согласия», польским – «Вестник высшего старообрядче1
Гутман П. Обзор староверческой периодики. Найдельберг, 1988.
С. 65–80.
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ского света в Польше». В начале 1980-х гг. выходит «Извещение Центрального совета Древлеправославной поморской
церкви Латвии», с 1995 г. официальным изданием поморцев
Латвии признана газета «Старовер»;
– межконфессиональная периодика. Из межконфессиональных изданий выделяется журнал «Старая Русь» (1911–
1912), освещавший жизнь старообрядцев всех согласий и регионов России, «Сибирский старообрядец», выходивший в
1918–1919 г. в Барнауле;
– церковные календари. Эти издания весьма неоднородны по информационной насыщенности. Первый всероссийский старообрядческий календарь вышел в 1910 г., с 1912 г. в
Нижнем Новгороде выходит настольный старообрядческий
иллюстрированный календарь. После долгого перерыва первые старообрядческие календари начинают издаваться с 1954
г. в Вильнюсе, с 1983 г. выпускается ежегодный древлеправославный календарь;
– нестарообрядческая периодика для старообрядцев. Это
прежде всего журнал «Общее вече», издававшийся в Лондоне А. И. Герценом и Н. Р. Огаревым для старообрядцев.
Всего с 15 июля 1862 по 15 декабря 1863 г. вышло 25 номеров. Сами старообрядцы к изданию журнала никакого отношения не имели, а их просьбы напечатать материал, касающийся церковной жизни и догматических вопросов, получали отказ. В журнал попадали небольшие заметки о притеснении старообрядцев господствующей церковью.
В Риге с 1937 г. с периодичностью 2 раза в месяц издавался журнал «Наставник» – духовный орган старообрядцев
Латвии.
В Байкальском регионе периодические издания старообрядческих общин выходят только в Бурятии при поддержке
общественных культурных центров. В подобных изданиях
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
уточняются положения вероучения и культовой практики,
приводятся факты из истории того или иного района, где
компактно проживают потомки старообрядцев, их отношение к миру, иным религиозным организациям и мн. др.1
Важное место в светской периодике занимают центральные журналы Русской православной церкви: «Революция и
церковь», «Безбожник» (1923–1941), «Антирелигиозник»
(1926–1941), которые на своих страницах размещали руководящие и методические указания по проведению антирелигиозной пропаганды, систематически освещали опыт работы
местных организаций.
Среди центральных газет, содержащих разнообразные
сведения о подготовке и проведении антирелигиозных мероприятий, отметим советские и партийные газеты «Известия»,
«Правда», «Труд», «Безбожник», «Беднота» и др. Публикации в них отличались категоричным подходом к проявлениям веры, роли религии и церкви, духовенства и верующих.
Советская региональная пресса представлена такими изданиями, как «Советская Сибирь», «Забайкальский крестьянин»,
«Власть труда», «Восточно-Сибирская правда», «БурятМонгольская правда» и др. На страницах перечисленных газет публиковались материалы об основных направлениях и
результатах государственной политики по отношению к
церкви, сведения о проведении массовых антирелигиозных
кампаний и др. Характерными недостатками советской периодической печати были лишь констатация текущих событий,
1
Истоки Руси. 2009. № 1–6; Дальневосточный старообрядец.
2000–2004. № 1–16; Преосвященный Иосиф. Епископ АмурскоИркутский и всего Дальнего Востока. Жизнеописание и канон. Большой Камень, 2001; Елисеев Е. Е., Сережникова И. М. Священномученник Афанасий, епископ Иркутско-Амурский. Улан-Удэ, 2003.
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отсутствие анализа, тенденциозные оценки деятельности религиозных учреждений, священнослужителей, нередко преувеличение темпов преодоления религиозности среди населения.
Сегодня старейшим из русских церковных изданий является официальный орган Русской православной церкви Московского патриархата «Журнал Московской патриархии».
Выпуск журнала был начат в 1931 г., затем прерван после
выхода 24 номеров и возобновлен в сентябре 1943 г., а с 1944
г. он стал выходить ежемесячно. Он состоит из официальной
информации – посланий и выступлений патриарха, переписки с представителями поместных церквей, сообщений о богослужениях, описаний церковных торжеств, хроники архиерейской хиротонии, назначений и перемещений, награждений и некрологов. С 1954 г. журнал получил возможность
расширить тематику: в нем стали появляться статьи на богословские, церковно-исторические и канонические темы.
Русская православная церковь Московского патриархата
издает также ежемесячные дополнения к журналу «Московской патриархии» – «Московский церковный вестник» (выходит с 1986 г.) и «Богословские труды» (выходит с 1959 г.).
В разные годы в них работали или публиковались лучшие
российские богословы, канонисты, историки церкви, проповедники, которые в своих трудах затрагивали проблемы взаимоотношения Русской православной церкви и Русской православной старообрядческой церкви.
В Московской патриархии 3 июля 2009 г. был открыт
Центр древнерусской богослужебной традиции с целью
практической реализации одобренных священноначалием
Русской православной церкви программ комиссии Московского патриархата при отделе внешних церковных связей по
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
делам старообрядческих приходов и по взаимодействию со
старообрядчеством. С этого момента в официальных журналах появляется рубрика по делам старообрядчества.
Периодическая печать как исторический источник представляет собой долговременные издания периодического характера (газеты и журналы), задачей которых является массовая информация и пропаганда. В газетах и журналах публикуется самая разнообразная по жанру, происхождению и
содержанию информация, которую отличает оперативность
реагирования на общественно значимые события.
Особую группу источников составляют ресурсы Интернет-сети. Предварительный анализ ресурсов, отражающий
тему правового положения древлеправославия в Байкальском
регионе, позволяет утверждать, что сайты органов власти создают определенную картину взаимодействия с религиозными организациями, в данном случае с Русской православной
старообрядческой церковью.
Наиболее крупными информационными ресурсами старообрядчества, представленными в Интернете, являются
официальные сайты Русской православной и старообрядческих церквей. На страницах сайтов можно найти последние
новости о событиях старообрядческих общин и деятельности
религиозных лидеров. Имеются адресные ссылки на Интернет-ресурсы региональных и зарубежных старообрядческих
центров1 .
http://www.belovodije.com (дата обращения: 25.07.2010); http://
www.vasstok.pochta.ru; svoboda_staroobrad.html (дата обращения:
20.06. 2010); http://staroobrad.ru; http://staroobrad.ru/index.php (дата обращения:
25.05.2010);
http://www.blagovest.info/addition/priadd/dictionary/A.html (дата обращения: 15.07.2010).
1
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Огромное количество информационных ресурсов, различающихся по содержанию и объему, способствует формированию виртуальных сообществ. Центрами таких сообществ
выступают веб-сайты, веб-страницы, различные форумы и
ньюс-группы.
Выборка ресурсов крупных поисковых систем РУНЕТА
– Рамблера, Яндекса и других – показала, что информация о
старообрядчестве в Байкальском регионе располагается в
рубриках «Религия», «Новости», «Бурятия» – на официальном сервере государственной власти Республики Бурятия,
разработанном информационной системой Бурятии, где даются сведения о религиозных организациях, в том числе и о
древлеправославных церквях.
Солидный пласт неопубликованных источников по проблеме взаимоотношений государства и старообрядческой
церкви на территории Байкальского региона в XX—XXI вв.
находится на хранении в фондах центральных и региональных архивов: Государственный архив Российской Федерации
(ГАРФ), Российский государственный архив социальнополитической истории (ранее – Российский центр хранения и
изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ) –
РГАСПИ), Государственный архив Иркутской области
(ГАИО), Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО), Государственном архиве Забайкальского края (ГАЗК), Национальный архив Республики
Бурятия (НАРБ), архив УФСБ РФ по РБ, текущие архивы
управлений Министерства юстиции РФ по Иркутской области, Республике Бурятия, Забайкальскому краю.
В корпусе неопубликованных источников можно выделить по видовой принадлежности документы партийных
структур, органов исполнительной власти, общественных
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
организаций, материалы религиозных учреждений и организаций.
Обширный корпус документов по исследуемой проблеме
сосредоточен в фондах партийных структур РКП(б) –
ВКП(б) – КПСС. Обращение именно к этим фондам объективно обусловлено и объясняется особой ролью партийных
органов в деле разработки и реализации государственной политики по отношению к религии, церкви и верующим.
Интерес представляют документы из фондов РГАСПИ –
фонд 17 агитационно-пропагандистского отдела ЦК РКП(б)1 ,
а также фонд 5 секретариата ЦК КПСС. Рассекреченные распоряжения и официальные материалы дают возможность
проследить динамику развития религиозной политики и позволяют сделать вывод о соответствии декларируемой политики большевиков с их практическими действиями.
Фонды ГАРФ – ВЦИК и СНК (ф. 1235), комиссии по вопросам культов при президиуме ВЦИК (ф. Р-5263) – позволяют определить практику воплощения установок партийногосударственного руководства, проследить изменения в церковно-государственных взаимоотношениях рассматриваемого периода.
В ГАРФ в фонде 6991 по теме нашего исследования особого внимания заслуживает корпус источников, освещающих
работу Совета по делам религий при Совете Министров
СССР и уполномоченных Совета по делам религий при Совете Министров СССР по регионам. В состав фонда вошли
ежегодные отчеты о религиозной обстановке, справки о деятельности той или иной конфессии, докладные записки, статистические данные, письма и жалобы верующих, инструк1
РГАСПИ, ф. 17 агитационно-пропагандистский отдел ЦК
РКП(б), оп. 2, д. 3626; оп. 10, д. 66; оп. 11, д. 100, 157; оп. 21, д. 3254;
оп. 60, д. 148, 438, 821; оп. 61, д. 167; оп. 84, д. 309; оп. 87, д. 176.
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тивные письма по организации антирелигиозной деятельности, материалы комиссий содействия соблюдению законодательства о религиозных культах, биографии руководителей
религиозных объединений, справки о регистрации служителей культа, материалы о старообрядцах. Из переписки советов можно почерпнуть сведения о старообрядческих общинах, находящихся за границей, с которыми поддерживала
письменные контакты старообрядческая архиепископия, о
деятельности старообрядческой церкви на территории СССР,
борьбе ее представителей за мир, разоружение. Внимания
заслуживает дело № 35, посвященное деятельности Московской (старообрядческой) архиепископии, активизировавшейся после Постановления ЦК КПСС «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» от
10.11.1954 г.1
В Байкальском регионе работа уполномоченных по делам религий представлена в отдельных фондах трех региональных архивов – НАРБ, ГАНИИО, ГАЗК.
В НАРБ это фонд 1857 «Уполномоченный по делам религий при Совете Министров Бурятской АССР». 12 февраля
1944 г. была утверждена инструкция совета по делам Русской православной церкви при СНК СССР для уполномоченных совета при СНК союзных и автономных республик и при
областных (край) исполкомах. Уполномоченный совета по
делам религий должен был все принципиальные мероприятия и вопросы своей работы согласовывать с руководителями
партийных, советских органов, в необходимых случаях образовывать специальные комиссии. Постановлением Совета
1
ГАРФ, ф. 6991, оп. 1, д. 7–20, 1745; оп. 2, д. 181, 288; оп. 4, д.
327, 328; оп. 6, д. 1, 12, 23, 25, 42, 81, 97, 155, 223, 374, 386, 388, 560,
630, 655, 903, 1327, 1721, 1760, 1853, 2287, 2909, 3168.
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министров Бурятской АССР от 07.07. 1969 г., № 259 «Об образованиях комиссий содействия исполкомам Совета депутатов трудящихся по соблюдению законодательства о религиозных культах» почти во всех районах республики были созданы такие комиссии. Совет по делам религий являлся самостоятельным органом, имел свою гербовую печать. До
сентября 1991 г. он подчинялся Совету по делам религий при
Совете Министров СССР, имел свой финансовый расчетный
счет, а после распада СССР стал подчиняться и финансироваться Советом Министров Бурятской АССР. Хронологически фонд охватывает период с 1946 по 1991 г. и включает 199
единиц хранения. В состав фонда входят: постановления,
распоряжения вышестоящих правительственных органов,
переписка с зарубежными религиозными деятелями, информационно-статистические отчеты, информация о работе религиозных объединений, справки о состоянии антирелигиозной пропаганды в республике. В фонде отложилась богатая
информация о состоянии научно-атеистической пропаганды
в старообрядческих селах, которая представлена в виде справок о составе уставщиков, справок и отчетов о работе комиссии содействия по соблюдению законодательства о религиозных культах при Мухоршибирском аймисполкоме, списков
религиозного актива сел компактного проживания старообрядцев, сведения о наличии икон у членов КПСС, протоколы
педагогических советов Бичурской средней школы о «Роли
школы в атеистическом воспитании учащихся»; публикации
статей в районных газетах, работа культотдела райисполкомов и районного общества «Знание»1 .
1
НАРБ, ф. 1857, оп. 1, д. 19, 20, 24, 27, 32, 33, 79, 85, 178, 181,
187, 190; ГАЗК, ф. П-3, оп. 66, д. 678, 949, 7957, 9340, 9341, 9974,
1109.
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В ГАНИИО партийные документы по проблеме государственно-церковных взаимоотношений сосредоточены в фонде Иркутского губернского комитета (губкома) РКП(б). В
состав фонда 1 вошли материалы комитета по церковным
делам, протоколы переписи церквей об их закрытии, материалы об антирелигиозной агитации и пропаганде1 .
В фонде 16 «Иркутский окружной комитет (окружком)
ВКП(б)» вошли следующие документы: информационные
сводки Сибиркома ВКП(б) о политическом состоянии края,
инструктивные письма Центрального совета Союза безбожников СССР, отчеты РК ВКП(б) о проведении антирелигиозной работы, планы проведения антирелигиозной кампании в
деревне2 . Информационные и политические обзоры строились по проблемно-тематическому признаку. На основе сводок с мест о политическом и экономическом положении готовились ежемесячные обзоры политического состояния
СССР. Информационный материал по проблеме государственно-церковных взаимоотношений располагался в подразделах «Антисоветские партии и группировки», «Антисоветские проявления», «Духовенство и секты», «Бандитизм» и
др.
В ГАЗК документы, освещающие роль партийных органов в реализации государственно-конфессиональной политики, хранятся в следующих фондах: Читинский окружной комитет (окружком) ВКП(б) в фонде П-75, Читинский обком
КП РСФСР в фонде П-3. Для раскрытия темы исследования
использованы протоколы и сведения агитационнопропагандистского отдела о состоянии культмассовой рабо1
ГАНИИО, ф. 1, оп. 1, д. 1484, 1485, 1574, 2062, 2169, 2177, 2197,
2201, 2290, 2346.
2
Там же, ф. 16, оп. 1. д. 63, 191, 495, 659, 853, 869, 962, 1053, 1057,
1060, 1061, 1233, 1234, 1371, 1372, 2344.
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ты Читинского округа; сведения идеологического отдела «О
работе партии по идеологическому обеспечению перестройки в области вероисповедной политики и атеизма»; информация уполномоченного совета по делам религий Читинской
области; сообщения о религиозной обстановке в области за
1980–1990-е гг., план работы уполномоченного по делам религий Читинской области 1 .
Незаменимыми для выявления региональных особенностей государственно-конфессиональной политики являются
документы местных органов исполнительной власти. Они
представлены в следующих фондах:
– в ГАИО – Исполнительный комитет Иркутского городского Совета депутатов трудящихся (ф. р.-504) – 1917–1945
гг., Восточно-Сибирский краевой исполнительный комитет
(ф.
р.-600) – 1930–1936 гг.; в ГАЗК – Исполнительный
комитет Читинского областного Совета депутатов трудящихся (ф. р.-6) – 1934–1964 гг.; в НАРБ – Совет Народных комиссаров Бурят-Монгольской АССР (ф. р.-248) – 1923–1946 гг.,
БурЦИК
(ф. р.-475) – 1923 г. – май 1938 г.
Одной из форм контроля за исполнением декрета об отделении церкви от государства было обследование религиозных обществ, проводившееся по специальной программе.
Программа включала 19 пунктов: название религиозного
общества и группы; дата регистрации; какое течение; устав,
договор; изменения устава, число членов, их социальный состав, пол, учет; количество общих собраний; наличие нарушений; конфликты; опись имущества, его состояние; страхование; денежная часть; ведение документации и др. Акты обследований религиозных обществ и групп верующих, проводившихся сотрудниками милиции по этой программе, пред1
ГАЗК, ф. 75, оп. 1, д. 935; ф. П-3, оп. 66, д. 678, 9340, 9341, 1109.
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ставлены как в фондах исполнительных органов, так и в
фондах церковных учреждений. Фонд 504 ГАИО «Исполнительный комитет Иркутского городского совета депутатов
трудящихся» содержит раритетные материалы о единственной сохранившейся Градо-Иркутской старообрядческой общине в Иркутской области в советский период. В состав
фонда вошли материалы о ликвидации Покровской старообрядческой церкви; по регистрации старообрядческой общины при Покровской старообрядческой церкви; о закрытии
Покровской старообрядческой церкви за январь 1935 – август 1936 г.; список верующих Покровской старообрядческой общины 1933 г.1
В основной массе это материалы, дела, переписка о закрытии и ликвидации культовых зданий, сведения о религиозных объединениях края, жалобы служителей культа и верующих, списки закрытых и действующих церквей, списки
по учету лиц духовного звания и т. д.
Следующая группа документов – материалы религиозных организаций и учреждений – состоит из актов старообрядческого канонического права – постановлений съездов и
соборов различных согласий, регулировавших внутреннюю
религиозно-общественную жизнь общин.
В НАРБ сохранился уникальный фонд «Переписка и
письма старообрядческого епископа Иркутско-Амурского и
всего Дальнего Востока с настоятелями старообрядческих
общин и храмов других городов» (1923–1936), 6 единиц хранения. Документы этого фонда воссоздают отношения первого старообрядческого епископа Иркутского, Забайкальского и Дальнего Востока владыки Иосифа с настоятелями старообрядческих общин, находившихся на большом расстоя1
ГАИО, ф. 504, оп. 5, д. 63, 64, 284, 303, 342, 356.
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нии друг от друга. Интересна переписка владыки Иосифа с
протоиереем Тарбагатайской старообрядческой общины Амвросием (Федотовым)1 .
В фонде 478 отложились следующие материалы: «Мирная грамота Белокриницкого митрополита всем православным крестьянам» от 1867 г.; копии протоколов заседаний
Священного синода и собора, съездов епископовстарообрядцев, архиепископского совета и объединенных
собраний, представителей прихода Иркутско-Амурской
древлеправославной старообрядческой епархии; письма всесоюзного архиепископского совета и священника Московского казенного храма епископам церквей (1923–1930) (д. 1);
протоколы архиепископского совета и объединенных заседаний комиссии старообрядцев; памятные записи при встрече
епископов у Московского архиепископа; письма епископов и
переписка с ними (д. 2); обращение епископа к православным христианам сел Тарбагатая, Куйтуна и др.; переписка с
епископами и священниками других городов о постройке
храма в г. Харбине (где вначале находился епископ Дальнего
Востока и Сибири) (д. 3); переписка с архиепископским советом г. Москвы и с епископами других городов о священноцерковнослужителях, совершении церковных обрядов, проведении общих собраний прихожан, письма архиепископа
Московского и епископов других городов по вопросам использования духовной службы и обрядов (д. 4); прошения
прихожан с просьбами о разрешении на крещение, вступление в брак и по другим вопросам. Редкие сведения о ссыльном раскольнике, провозгласившем себя епископом Мефодием в 1897 г.; постановление старообрядцев от 1909 г. Тарбагатайской волости; схемы запрещения вступления в брак
1
НАРБ, ф. 478, оп. 1, д. 2, 3, 5.
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
по родству (1928–1931) (д. 5). Различные документы, собранные в фонде старообрядческого епископа Афанасия
Амурского, относятся к 20–30-м гг. XX в. Практически все
документы из фонда подписаны и имеют точную дату. Основной массив документации выполнен машинописью. Почерк в рукописных документах современной графики несложен для расшифровки.
Основную часть делопроизводственной документации
фонда составляет служебная переписка епископа Афанасия
со старообрядческими общинами. Переписка с церковными
иерархами (епископами Иосифом, Мелетием, Иннокентием,
Тихоном) содержит письма почти за 10 лет – с середины
1920-х до середины 1930-х гг. В этом документальном массиве представлены письма епископа Афанасия (тогда еще
священноиерея Амвросия Федотова) к епископу Иосифу в
Харбин, к настоятелю Харбинского старообрядческого храма
И. Кудрину (1924).
Ценным источником стали протоколы архиерейских соборов, епархиальных советов Русской старообрядческой
церкви, сохранившиеся в составе фонда в виде рукописных
черновиков и машинописных копий. Для них характерен
четко соблюдаемый формуляр, включающий следующие
реквизиты: заголовок, председатель, число присутствующих,
секретарь, дата открытия заседания, повестка дня, текст протокола, заверительные подписи 1 .
Среди протоколов фонда сохранились акты финансовой
комиссии епархиальных советов, которые выявляют структуру доходов и расходов. В канцелярии собора четко велась
финансовая документация, представленная в виде приходнорасходных денежных книг: ведомость остатков, ежемесяч1
НАРБ, ф. 478, оп. 1, д. 3, 4, 5.
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ные ведомости по приходу и расходу, отчетные полугодовые
ведомости.
Отличительной особенностью обработки и описания документов старообрядческого делопроизводства является то,
что дела фонда сохранены в том виде, в каком они были
сформированы в архиве. К сожалению, принцип формирования дел не соответствует современным архивным требованиям, заголовки не отражают в полной мере содержание дел.
Дела сформированы по тематическому признаку. В них, как
правило, сосредоточены различные документы, имеющие
отношение к тому или иному вопросу: протоколы, выписки
из журналов, доклады, отчеты, письма старообрядческого
духовенства по разным проблемам духовной жизни.
Современные документы о состоянии освященных соборов можно характеризовать как доступный и хорошо читаемый комплекс источников. За период с 1999 по 2009 г. заседания освященных соборов проходили ежегодно, на них рассматривалось огромное число важных вопросов, которые
можно сгруппировать как ряд актуальных для нашего исследования проблем:
– вопросы канонического права (создание постоянно
действующей рабочей группы при Комиссии по канонизации
святых, разработка порядка допуска мирян к исповеди и
причастию между постами, создание комиссий по исследованию технологии производства продуктов, применяемых
при богослужении и для проверки соответствия этих продуктов каноническим требованиям церкви, активизация вопроса
истинности и спасительности проповеди церкви, в том числе
с использованием современных технических средств и
средств массовой информации, разработка вопроса о проповеди в современном мире);
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– вопросы церковного документоведения и архивоведения (создание комиссии по разработке «Положения о благочинных»; подготовка материалов к очередному совету митрополии; утверждение инструкции по ведению документации епархиальных управлений и общин; вопросы о штатном
расписании и финансовом положении митрополии; о ходе
государственной регистрации епархий РПСЦ; о создании
епархиальных архивов с целью сохранения архивной документации епархиального управления и общин соответствующих епархий; об отношении церкви к фотографированию,
аудио- и видеозаписи в храме);
– вопросы нравственности (организация совместных с
христианами мероприятий по борьбе за трезвый образ жизни: устройство в общинах и приходах обществ трезвости и
других союзов и братств для борьбы с пьянством, распространение среди народа имеющейся уже литературы,
направленной против пьянства, обсуждение вопроса об обращении к правительству Российской Федерации с предложением об ограничении производства и реализации спиртных напитков и о запрете их рекламы);
– взаимодействие с учебными заведениями (рассмотрение вопроса о периодичности конференций учителей воскресных школ, о ежегодном проведении конференций учителей воскресных школ на базе общины Покровского кафедрального собора в Москве, одобрение введения в школьные
программы курса «Основы духовной культуры», активизация
участия представителей Русской православной старообрядческой церкви в разработке курса «Основы духовной культуры» и его компонента – предмета «Основы православной
культуры», создание при Московской митрополии религиозного образовательного учреждения; распределение дефицитных средств на деятельность духовного училища по общи153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нам пропорционально вносимой десятине; обращение к
епархиям, общинам и христианам активнее жертвовать на
содержание духовного училища;
– издательская деятельность (учреждение комиссии по
рассмотрению методических и учебных пособий (функции
комиссии переданы учебному совету при отделе духовного
образования, об отношении церкви к бумажным репродукциям икон, об издании церковного календаря, о переиздании
книг «Об антихристе», составленной епископом Арсением
Уральским, об организации исторического семинара «Рогожские чтения», о точном переводе названия Русская православная старообрядческая церковь на английский и немецкий
языки, о координации издательского отдела, создание электронной базы духовных текстов, изображений и песнопений).
Следующий вид неопубликованных источников – материалы комитетов, отделов по связям с общественными и религиозными организациями, отложившиеся в текущих архивах администраций президента Республики Бурятия, администрациях губернаторов Иркутской области и Забайкальского края. Хронологически эти материалы охватывают период с начала 90-х гг. ХХ в. по настоящее время. Материалы
данных фондов позволяют восстановить историю и деятельность старообрядческих общин с момента их появления на
территории Байкальского региона до настоящего времени,
проследить историю взаимоотношений данных общин с государственными органами и другими религиозными организациями, выяснить особенности их деятельности.
Основной массив документов находится в НАРБ в фонде
2028 «Администрация президента и правительства Республики Бурятия» за период с 1994 по 2005 г., имеющего 1451
единицу хранения. В состав фонда входят в основном доку154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
менты организационно-распорядительного характера: постановления, распоряжения правительства, протоколы заседаний религиозных объединений республики, справочные документы о собрании верующих, протоколы встреч президента с представителями старообрядческих общин.
Представляют интерес документы администрации президента и правительства Республики Бурятия по подготовке и
проведению I съезда семейских Забайкалья. Совет Министров Республики Бурятия Распоряжением от 24.12.1992 г.,
№ 848 утвердил дату проведения I съезда семейских Забайкалья в г. Улан-Удэ 5 марта 1993 г. В приложении к распоряжению был сформирован состав оргкомитета по подготовке съезда старообрядческого населения. Не менее важным
документом стало Постановление правительства Республики
Бурятия от 04.06.2001 г., № 198 «Об утверждении республиканской целевой программы «Изучение, сохранение и развитие культуры семейских (2001–2006 гг.)»1 и др.
Важным видом неопубликованных источников являются
документы региональных структурных подразделений Министерства юстиции РФ. В ходе исследования нами были
изучены текущие архивы управлений Министерства юстиции
РФ по Иркутской области, Республике Бурятия, Забайкальскому краю. Эти учреждения осуществляют с 1990 г. государственную регистрацию религиозных организаций.
Наибольший интерес представляют ежегодные отчеты местных организаций старообрядческих общин об их деятельности и справки, составляемые сотрудниками регистрирующего органа по итогам регулярных проверок деятельности религиозных организаций, что помогает выявить соответствие
1
НАРБ, ф. 2028, оп. 1, д. 153, 155,156, 332, 334, 336, 337, 654, 655,
814, 816, 944, 1150, 1270, 1444.
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
их деятельности собственным уставам и существующему законодательству в сфере свободы совести и вероисповедания.
В состав регистрационных и контрольных дел входит обязательный перечень документов, которые предоставляет местная религиозная организация. В сфере нашего исследования
оказались документы всех зарегистрированных старообрядческих общин в Байкальском регионе. Среди них – заявления
о регистрации старообрядческой религиозной организации,
протокол собрания инициативной группы, устав религиозной
организации, списки инициативной группы, членов приходского совета, членов ревизионной комиссии, краткая историческая справка об организации основ вероучения, подтвержденная центральной организацией, сведения о персональном составе, планы проверки, информационное письмо о
предстоящей проверке, справка специалиста управления по
проверке, уведомление об устранении недостатков.
Дополнительным источником в исследовании взаимоотношения государства и старообрядчества являются материалы бесед, расширенных интервью с руководителями религиозных общин, полученных в результате собственных полевых исследований автора в Тарбагатайском, Бичурском, Мухоршибирском, Хоринском, Кижингинском, Заиграевском
районах Республики Бурятия, в селах Красный Чикой, Урлук, Малоархангельское, г. Петровский Завод Забайкальского края, в Аларском районе Иркутской области и городах
Нижнеудинск и Иркутск.
В ходе экспедиционных исследований мы столкнулись с
настоящими мини-архивными комплексами современных
старообрядческих общин Байкальского региона. В храмах
(молельнях) или у сознательно верующих в семье есть хотя
бы небольшие собрания подлинной старопечатной литературы, книг, воспроизводившихся старообрядцами в XVIII и по156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следующих веках с «дониконовских» изданий по принципу
«буква в букву». Хранилища памятников такого, собственно
архивного, типа возникли, как правило, при духовных центрах различного масштаба. Наряду с этими собраниями появлялись и «личные архивы», обычно принадлежавшие духовным лицам и иным значимым старообрядческим деятелям. Особую группу документов, связанных с историей и
культурой русского старообрядчества, составляют памятники, возникшие в результате деятельности различных государственных структур, в том числе и научных учреждений. К
собраниям этих документов последних лет тематически примыкают личные архивы исследователей. На протяжении последних трех веков вышеперечисленные типы хранилища
исторических источников находились в процессе взаимодействия и взаимосвязи: реорганизовывались, заново создавались, упразднялись. Между ними проходила значительная
миграция рукописей. Их фактическая история еще не изучена церковными и светскими историками.
Особо хотелось бы отметить такой вид источника, как
технотронные, хранящиеся в НАРБ и подвергшиеся изучению и анализу1 . Анализ их состава и содержания свидетельствует о том, что архив пополнялся этими документами произвольно. Хронологически фотофонд охватывает период с
1928 по 1997 г. и насчитывает 88 единиц хранения.
Отмечая информационную насыщенность сохранившихся и описанных фотоматериалов, можно классифицировать
документы по предметно-тематическому признаку, исходя из
их объема и значимости. Первый блок включает в себя фото1
Васильева С. В. Фотодокументальное источниковедение по истории семейских Забайкалья // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: мат-лы V
междунар. науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2007. С. 153–161.
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
документы официального характера (26 ед. хр.). Фотографии
отражают различные стороны общественной жизни семейских, их участие в государственных структурах республики
(первые курсы семейских крестьянок при Бурятском обкоме
ВКП(б) в Верхнеудинске, 1928; первый съезд семейских Забайкалья, Улан-Удэ, 1993; торжественное заседание, посвященное Дням культуры семейских Забайкалья, Улан-Удэ,
1995 и др.).
Большой интерес вызывает второй блок фотоматериалов,
посвященных повседневной жизни семейских (17 ед. хр.).
Особенно это касается атрибутов мужской и женской одежды, абсолютно индивидуальных в каждом районе проживания семейских и изменившихся на протяжении веков. Ценность фотографий видового характера состоит в том, что они
являются в ряде случаев единственным визуальным свидетельством облика часовен и молельных домов того времени,
многие из которых видоизменялись или вовсе перестали существовать (одежда бичурских женщин, Верхнеудинск, 1929;
молельная комната старообрядческого священника, 1939; типы жилищ с. Тарбагатай, 1940; семейский женский и мужской костюмы, 1977).
Самый многочисленный блок – фотодокументы о фольклоре семейских, общим объемом в 55 единиц хранения. На
этих фотографиях отражены официальные визиты за рубеж
народных коллективов семейских, поездки по России, выступления солистов ансамблей на юбилейных торжествах
республики. Они существенно расширяют знания об организации смотров художественной самодеятельности, фестивалей и праздников.
Благодаря хроникальным фотосъемкам тех лет, богатейший материал, отложившийся в фонде, дает возможность составить предметное представление о внешнем облике старо158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обрядцев Забайкалья (семейский хор, Большой Куналей,
1959; тарбагатайский семейский народный хор «Былина»;
гастроли коллективов в Новосибирске, Москве, Фрейбурге
(ФРГ), Нью-Йорке (США), 1990–1993).
В то же время нельзя не отметить крайне слабое отражение в фотодокументах экономической и социальной сторон
жизни семейских. Будучи по существу документацией творческого характера, анализируемый фонд сформирован без
текстовой сопроводительной документации, внутрифондовая
классификация отсутствует. Кроме того, отметим слабую атрибутированность фотодокументов и отсутствие многих признаков происхождения.
Среди материалов аудиоархива Центра восточных рукописей и ксилографов (ЦВРК) ИМБТ СО РАН обширный массив составляют магнитофонные записи фольклора семейских. У староверов Забайкалья из поколения в поколение передаются предания об исторических лицах, истории заселения и освоения края, генеалогические и топонимические
предания, легенды, в которых прославляются деяния различных святых, устные рассказы и анекдоты. В создании этой
коллекции фонофонда немало труда вложили такие ученые,
подлинные энтузиасты своего дела, как Л. Е. Эли-асов, И. З.
Ярневский, Л. А. Соловьева, В. Ц. Найдаков и мн. др. Материалы группы русского фольклора составляют 184 кассеты,
из них более половины – материалы семейского фольклора
— 112 кассет1 .
1
Фролова Г. Д. Коллекция фономатериалов старообрядцев в фондах отдела памятников письменности ИМБТ СО РАН // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: мат-лы III междунар. науч.-практ. конф. Улан-Удэ,
2001. С. 363.
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Видный ученый-фольклорист Лазарь Ефимович Элиасов
на протяжении полувека неутомимо занимался изучением
народного творчества. Перу ученого принадлежит более 100
научных работ, в том числе 3 крупных монографических исследования. Личный архив Элиасова поступил в общий фонд
рукописного отдела Бурятского института общественных
наук в 1979 г. Учет материалов осуществлялся по предварительной описи дел, составленных
Р. П. Матвеевой и Р. П.
Потаниной. В 1994 г. архивная группа отдела осуществила
научно-техническую обработку материалов и их описание, в
результате которых сформировано 349 единиц хранения за
1914–1976 гг. и составлена опись (ф. 19). Внутри фонда документы систематизированы по тематическому принципу и
составляют 8 разделов. За последние 10 лет фонд значительно пополнился интересным материалом, полученным в ходе
ежегодных экспедиций фольклористов по селам компактного
проживания старообрядцев 1 .
Значительный объем занимают материалы, связанные с
исторической судьбой и культурой старообрядцев Забайкалья. В разделе «Творческие материалы» находятся рукописи
незавершенных исследований о религиозных толках, по этнографии, истории, фольклору семейских. Среди них «Забайкальские старообрядцы и их толки» (д. 187), «Прошлое и
настоящее религиозных толков забайкальских староверов»
(д. 189), материалы о заселении семейских и их родословные.
В фонде находятся рукописи песен, частушек; особый инте-
1
Матвеева Р. П. Народно-поэтическое творчество старообрядцев
Забайкалья. Улан-Удэ. 2005. С. 124; Традиционный фольклор старообрядцев Бурятии (семейских) в современном бытовании (по материалам полевых исследований конца ХХ – XXI в.) / Отв. ред. Р. П. Матвеева. Улан-Удэ, 2008.
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рес представляют 50 старинных песен забайкальских старообрядцев (д. 200). Фонозаписи насчитывают 57 кассет 1 .
Подводя итоги, можно сказать, что сохранившиеся архивные фонды о старообрядцах Байкальского региона – колоссальный пласт документов, включающий многочисленные материалы, выполненные как на профессиональном, так
и на любительском уровнях.
Помимо документальных источников старообрядцы сохранили до наших дней множество вещественных источников: архитектурные памятники (храмы, часовни), иконы,
своеобразный традиционный костюм, домашнюю утварь,
росписи жилища, которые являются ценным материалом для
изучения, достоянием музеев и с полным правом могут служить объектом самостоятельных специальных исследований.
Тематические рамки нашего исследования охватывают
правовой статус жизни староверов и в меньшей степени материальную культуру, поэтому вещественные источники
привлекаются лишь для раскрытия того или иного вопроса.
Таким образом, проблема государственной политики в
отношении старообрядчества в Байкальском регионе (XVIII–
XXI вв.) имеет солидную и разнообразную источниковую
базу. Решение обозначенной проблемы возможно при условии комплексного изучения, использования, взаимного дополнения и уточнения, сравнительного анализа совокупности
всех групп источников.
Лыксокова В. Ц. Личный фонд Л. Е. Элиасова в отделе памятников письменности ИМБТ СО РАН // Старообрядчество: история и с овременность, местные традиции, русские и зарубежные связи: мат-лы
III междунар. науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2001. С. 361–364.
1
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Заключение
Отечественная и зарубежная историография старообрядческого направления проделала достаточно долгий и
сложный путь развития, отразив происходившие изменения
государственной политики и общественного сознания. Со
времени своего возникновения она не была цельной, включая
в дореволюционный период работы представителей разного
направления – от историко-философских исследований православно-христианской мысли до трудов светских историков. Будучи в середине XIX в. практически сугубо религиозной, в течение второй половины века и особенно в начале
ХХ в., благодаря развитию староверия, влияния других исторических школ, староверческая историческая мысль определенным образом эволюционировала.
В советский период была выработана определенная концепция в отражении государственно-конфесиональных отношений, а к концу 1920-х гг. установившаяся монополия
государственной власти на освещение вопросов взаимоотношения с церковью привела к тому, что в отечественной
историографии сформировался определенный выбор представлений о месте и роли старообрядческой церкви.
В 1930-е – начале 1980-х гг. произошло становление и
развитие советской историографии. Новая идеология обусловила полный разрыв с дореволюционными исследованиями и характеризовалась отсутствием преемственности. Со162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ветская историография прошла самостоятельный путь
оформления и развития, не связанный с достижениями и традициями предшествующего периода. Новые поколения исследователей состояли в основном из членов Союза воинствующих безбожников, их работы отличало беспощадно
критическое отношение к религии в целом и древлеправославию, в частности.
Возобновление научного внимания к старообрядческой
тематике произошло в 1950-х гг. С этого времени исследованиями занимаются профессиональные историки, этнографы,
археографы. С 1970-х гг. защищаются диссертации по темам,
связанным с историей освоения региона староверами, в которых много внимания уделяется материальной культуре,
общественному положению и религиозному мировоззрению
старообрядчества Забайкалья.
С конца 1980-х – начала 1990-х гг. начинается совершенно новый период в исторической науке, свободный от идеологических рамок как конфессиональных, так и классовых.
Появился доступ к широкому кругу источников. Исследователи различных областей гуманитарного знания проявили
интерес к религиозной проблематике. Были проведены специализированные научно-практические конференции, такие,
как «Старообрядчество: история и современность, русские
традиции и зарубежные связи» с интервалом в два года в
разных регионах России. Четвертая и шестая – в г. Улан-Удэ.
Оформились первые в Бурятии научные центры (БНЦ СО
РАН, БГУ, ВСГАКИ), коллективы которых систематически
исследуют прошлое и настоящее старообрядчества Байкальского региона.
Подводя итог, необходимо отметить некоторое своеобразие современной исторической литературы. С одной стороны, работ, посвященных истории старообрядчества довольно
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
много. Вместе с тем беспристрастных академических трудов
мало. Большинство ученых пока не вышло на глубокий аналитический уровень. На наш взгляд, обобщение выявленной
фактографии и теоретическое осмысление исторических
процессов уже назрело и стало.
Источниковая база проблемы государственно-конфессиональной политики в отношении старообрядчества в Байкальском регионе (XVII–XXI вв.) представлена историческими документами и материалами, отложенными в центральных и региональных архивах. Данный корпус документальных свидетельств имеет солидный информационный потенциал применительно к нашей проблематике.
Систематизация использованных источников за период
XVII – начала ХХ в. позволяет констатировать, что архивные
комплексы исследования в значительной степени отличаются
друг от друга происхождением, функциональной направленностью и степенью объективности в освещении государственно-конфессио-нальной политики в отношении старообрядчества в Байкальском регионе. Все это ведет к росту латентной информации, для извлечения которой требуется
применение новых методов, а изменение видовой структуры
исторических документов ставит перед исследователем проблему тщательного компаративного анализа.
Список использованных источников и литературы
Источники
Неопубликованные
Российский государственный архив древних актов (РГАДА)
Ф. 7 «Преображенский приказ, Тайная канцелярия и Тайная
экспедиция», оп. 1, д. 37, 65, 66, 359, 420, 447, 492, 506, 519, 525,
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
561, 562, 663, 795, 867, 1198, 1370, 1386, 1501, 1544, 2020; оп. 2,
д. 2369а, 2580, 2595, 2596, 2726, 2920, 3020, 3077, 3111, 3425.
Ф. 18 «Духовное ведомство», оп. 1, д. 208, 240.
Ф. 27 «Приказ Тайных дел», оп. 1, д. 306.
Ф. 163 «Раскольничьи дела», оп. 1, д. 4, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 14, 23.
Ф. 203 «Московская духовная консистория».
Ф. 248 «Правительствующий сенат», оп. 14, кн. 764, д. 41;
кн. 765, д. 4, 14, 19; кн. 767, д. 3, 16, 20, 35, 38, 39; кн. 772, д. 3, 13,
25, 27, 34, 35, 36, 51, 78, 79, 85, 94, 109; кн. 773, д. 26;
кн. 778,
д. 1, 17; кн. 779. д. 4, 5, 7, 8, 12; кн. 781, д. 42, 64, 65, 75, 98; кн.
782, д. 33, 49; кн. 783, д. 49; кн. 785, д. 4, 39; кн. 786, д. 5; кн. 787,
д. 5; кн. 792, д. 70; кн. 801, д. 103; кн. 802, д. 16, 52, 60, 61.
Ф. 288 «Раскольнические конторы», оп. 1, д. 128, 131, 132, 135,
136, 139, 141, 147, 148, 151, 153, 155, 158, 168, 172, 173, 175, 177,
178, 179, 182, 183, 185, 1186, 188, 203, 213, 219, 232, 240, 255, 258,
262, 266, 267, 269, 272, 273, 288, 291, 292, 322, 324, 394, 416, 437,
555, 570, 586, 587, 628, 669, 671, 677, 724, 733, 766, 768, 773, 776,
825, 829, 848.
Ф. 474 «Верхотурская воеводская канцелярия», оп. 1. д. 198,
209.
Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)
Ф. 109 «Третий отдел собственной его императорского величества канцелярии», оп. 3А, д. 1487, 1491, 1492, 1494, 1495, 1523.
Ф. 1235 «ВЦИКиСНК», оп. 39, д. 77, 86; оп. 140, д. 59, 61.
Ф. р.-5263 «Комиссия по вопросам культов», оп. 1, д. 35, 46,
60, 130, 131, 132, 133, 136(1), 137, 318, 435, 436, 437.
Ф. 6991 «Совет по делам религий при Совете Министров
СССР», оп. 1, д. 7–20, 1745; оп. 2, д. 14, 21, 35, 62, 66, 122, 148,
172, 181, 288; оп. 4, д. 25, 327, 328; оп. 6, д. 1, 12, 23, 25, 42, 81, 97,
155, 223, 374, 386, 388, 560, 630, 655, 903, 1327, 1721, 1760, 1853,
2287, 2909, 3168; оп. 6, д. 1, 12, 903, 1327, 1721, 1760, 1853, 2253,
2287, 29009, 3168.
Российский государственный архив социально-политической
истории (РГАСПИ)
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ф. 17 «Агитационно-пропагандистский отдел ЦК РКП(б)», оп.
2, д. 3626; оп. 10, д. 66; оп. 11, д. 100, 157; оп. 21, д. 3254; оп. 60, д.
148, 438, 821; оп. 61, д. 167; оп. 84, д. 309; оп. 87, д. 176.
Российский государственный исторический архив (РГИА)
Ф. 19 «Петербургская духовная консистория», оп. 2, д. 4174;
оп. 41, д. 39; оп. 112, д. 167, 171, 284, 409.
Ф. 391 «Переселенческое управление», оп. 1, д. 835, 553; оп. 2,
д. 213, 357, 593, 599; оп. 3. д. 670, 671, 672; оп. 4, д. 286; оп. 5,
д. 1387, 690.
Ф. 394 «Комитет по заселению Дальнего Востока при Совете
Министров (1909–1917)», оп. 1, д. 1, 11, 20, 21, 24, 36, 46, 55, 57,
58, 66.
Ф. 634 «Нерчинская воеводская канцелярия», оп. 1, д. 9.
Ф. 796 «Канцелярия Святейшего синода», оп. 442, д. 29, 323,
632, 682, 735, 932, 1079, 1132, 1184, 1235, 1620, 1671, 1882, 1883,
1970, 2014, 2077, 2440, 2565, 2576, 2626, 2777.
Ф. 821 «Департамент духовных дел иностранных исповеданий
Министерства внутренних дел», оп. 10, д. 594, 597; оп. 133, д. 21.
Ф. 1263 «Комитет министров», оп. 1, д. 2971, 3604, 3556.
Ф. 1265 «Второй сибирский комитет», оп. 5, д. 90; оп. 9, д. 137,
160.
Государственный архив Иркутской области (ГАИО)
Ф. 24 «Главное управление Восточной Сибири (1852–1886)»,
оп. 3, д. 14; оп. 9, дела общие: 361, 377, 422, 424, 505, 540, 541; оп.
9, дела секретные: оп. 9, д. 2, 3, 5, 70, 87, 88, 92, 100–110, 114 635,
823.
Ф. 587 «Благочинный иркутских городских церквей (1831–
1920)», оп. 1, д. 2, 10, 17, 58, 175, 229; оп. 2, д. 3, 9, 31.
Ф. 485 «Иркутское епархиальное управление (1918–1933)», оп.
2, д. 6–11, 13-18, 31, 32, 36, 45, 49, 57, 62, 5, 69, 70, 72, 75, 78, 85,
88, 90, 92, 95, 106, 114, 115, 123, 145, 48, 154, 162, 171, 175, 194,
195, 197, 205, 209, 218, 221, 260, 264, 269, 274–282.
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ф. 279 «Коллекции метрических книг старообрядческих общин и сект», оп. 1, д. 1, 2, 3, 4, 5.
Ф. 50 «Иркутская духовная консистория (1725–1919 гг.)», оп. 1,
д. 556, 587, 1007, 1747, 2369, 3190, 3923, 3939, 4514, 4981, 5231,
5133, 5355, 5506, 5670, 5746, 6062, 6448; оп. 4, д. 50; оп. 5, д. 21, 22;
оп. 6. д. 203, 208, 215, 224. 237, 243, 250, 256, 265; оп. 7, д. 40, 159,
160, 162, 174, 175, 179, 206, 497, 498, 499, 506, 4981.
Ф. 121 «Иркутский Вознесенский монастырь», оп. 2, д. 22, 24,
31,33, 38, 34, 43, 49, 51, 52.
Ф. 504 «Исполнительный комитет иркутского Совета депутатов трудящихся», оп. 5, д. 63, 64, 284, 291, 303, 342, 356, 367.
Ф. р.-600 «Восточно-Сибирский краевой исполнительный комитет», оп. 1, д. 31, 32, 37, 39, 40, 41, 42, 43, 46, 48, 50, 193, 194,
319, 320, 321, 323, 324, 665, 666, 675, 678, 684, 946, 947, 949, 950,
959, 965, 1313, 1319, 1321, 1322, 1324, , 1437, 1440–1449, 1453,
1455, 1456, 1458, 1460–1468, 1473,1478, 1481, 1483, 1485, 1694,
1697, 1698, 1699, 1700, 1701.
Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО)
Ф. 1 «Иркутский губернский комитет (губком) РКП(б)», оп. 1,
д. 1484, 1485, 1574, 2062. 2169, 2177, 2197, 2201, 2290, 2346.
Ф. 16 «Иркутский окружной комитет (окружком) ВКП(б)», оп.
1, д. 63, 191, 495,659, 853, 869, 962, 1053, 1057, 1060, 1061, 1233,
1234, 1371, 1372, 2344.
Ф. 123 «Восточно-Сибирский краевой комитет (крайком)
ВКП(б)», оп. 1, д. 1–7, 7а, 20, 36, 46, 116, 138, 161, 170, 188, 190,
204, 218, 323, 335, 344, 355,376.
Национальный архив Республики Бурятия (НАРБ)
Ф. 8. «Хоринская степная дума», оп.1, д. 228, оп. 2, д. 24, 44,
96, 107, 236, 296, оп. 3, д. 7.
Ф. 11 «Верхнеудинская городская управа», оп. 1, д. 586, 564,
оп. 4, д. 76, 501, 767, оп. 10, д. 10, 20, 30, 34.
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ф. 88 «Управление Верхнеудинского коменданта (1764–
1828)», оп. 1, д. 6, 7, 8, 10, 13, 16, 26, 27, 30, 31, 32, 38, 41, 44, 51,
111, 120; оп. 2, д. 7, 171.
Ф. 34 «Куйтунское волостное правление (1884–1919)», оп. 1,
д. 29, 36, 807, 853, 1070.
Ф. 44 «Мухоршибирское волостное правление (1803–1916)»,
оп. 1, д. 1,8,12, 44.
Ф. 92 «Канцелярия кяхтинского градоначальника (1816–
1863)», оп. 1, д. 227, 700, 810, 839, 1020; оп. 3, д. 91, 237, 239, 253,
279.
Ф. 186 «Верхнеудинский Одигидриевский собор (1841–1921)»,
оп. 1, д. 14, 20, 70, 93, 102, 121, 128, 132, 146, 147, 168, 172, 181.
Ф. 207 «Тарбагатайское волостное правление (1736–1922)»,
оп. 1, д. 7, 18, 28, 31, 34, 38, 43, 44, 51, 57, 62, 69, 80, 90, 113, 133,
155, 269, 335, 359, 390, 429, 456, 487, 495, 524, 534, 637, 642, 663,
682, 727, 746, 806, 839, 844, 871, 894, 926, 930, 947, 1043, 1065,
1079, 1108, 1115, 1120, 1170, 1325, 1326, 1334, 1443, 1564, 1616,
1621, 1655, 1663, 1698, 1718, 1727, 1729, 1754, 1755, 1756, 1793,
1836, 1887, 1902, 1983, 1987, 2091, 2106, 2139, 2175, 2202, 2210,
2212, 2241, 2244, 3160, 3672, 6099, 6671, 6821, 7235, 7729, 7995,
8006, 8080, 8134, 8223, 8474; оп. 2, д. 4, 17, 20, 22, 24, 25, 29, 36, 60,
69, 84, 85, 90, 114, 126, 138, 161, 162, 164, 173, 175, 185, 189, 197,
203, 257, 270, 279, 280, 284 ,296, 300, 307 308, 310, 311, 312, 334,
349.
Ф. 337 «Верхнеудинское окружное полицейское управление
Забайкальской области (1866–1918)», оп. 1, д. 1963, 7505, 7805,
2659, 2859, 4002, 4790, 6095, 6099, 6135, 6234, 6377, 6820, 6821,
7727, 7729, 7235, 7244, 7403, 7458, 7805, 7995, 8006, 8080,8210,
8470, 8474; оп. 2, д. 206, 251, 350, 959, 1051, 1108, 1270, 1564, 1569,
1962, 1564, 1838, 1840, 1959, 1838, 2383, 3172, 4003.
Ф. 262 «Селенгинский Троицкий монастырь (1681–1913)», оп.
1, д. 4, 170а, 255, 301, 316, 318, 326, 406, 409, 414, 415, 416, 424,
440, 447, 452, 463; оп. 2, д. 1962.
Ф. 478 «Старообрядческий епископ Сибири и Дальнего Востока (1923–1935)», оп. 1, д. 1, 2, 3, 4, 5, 5а.
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ф. П-1 «Бурятский обком КПСС (1921–1991)», оп. 1, д. 4, 20а,
70, 200, 245, 247, 337, 555, 565, 647, 657, 955, 651, 713, 834, 943,
949, 955, 961, 1148, 1153, 1194, 1287, 1321, 1396, 1574, 1539, 1663,
1691, 1794, 3103.
Ф. р.-475 «Президиум Верховного совета Бурятской АССР»,
оп. 1, д. 1, 3, 10; оп. 2, д. 2, 153, 157, 167, 172, 190; оп. 9, д. 13.
Ф. р.-248 «Совет Министров Бурятской АССР», оп. 1, д. 14,
65, 71, 82, 86, 126, 146, 189, 242, 262, 339, 345,348, 380, 413; оп. 3,
д. 8, 21, 30, 31, 32, 42, 45, 50, 51, 54, 56, 59,69, 72, 76, 84, 86, 89, 90,
91, 92, 102, 111, 112, 144, 150, 151, 159, 161, 163,202,207; оп. 11, д.
105.
Ф. 1857 «Уполномоченный по делам религий при Совете Министров Бурятской АССР», оп. 1, д. 19, 20, 24, 27, 32, 33, 79, 85,
178, 181, 187, 190.
Ф. 2028 «Администрация президента и правительства Республики Бурятия», оп. 1, д. 153, 155, 156, 332, 334, 336, 337, 654, 655,
814, 816, 944, 1150, 1270, 1444.
Государственный архив Забайкальского края (ГАЗК)
Ф. 1 «Забайкальское областное правление», оп. 1, д. 83, 115,
116, 160, 161, 182, 192, 206, 219, 481, 745, 952, 1280, 1398, 3171,
4020, 6831, 7102, 11493, 12762, 16774.
Ф. 8. «Забайкальская духовная консистория», оп. 1, д. 45, 56,
92, 152, 170, 176, 291, 312, 500, 864, 946, 952, 1240,1824; оп. 2,
д. 1954, 1979, 2014, 2022, оп 3, д. 12, 85, 135, 171, 212, 262, 339.
Ф. 31 «Нерчинское горное правление», оп. 1, д. 17547, 17589,
17693, 17596, 17631, 17666, 17676, 3354, 3527, 4578, 5042; оп. 4, д.
36, 373, 569.
Ф. 282 «Церкви и монастыри Забайкальской области», оп. 1,
д. 396, 296, 698, 2850, 3162, 3164, 3165, 3198, 3201, 3202, 3203,
3204.
Ф. р.-422 «Забайкальский епархиальный совет», оп. 1. д. 10,
12, 15, 16, 17, 19, 24, 30, 31, 32, 34, 35, 37, 38, 39, 42, 53, 54, 55, 56,
57, 58, 64, 66, 68, 70, 74, 91, 95, 96, 106, 107, 109, 118; оп. 2,
д.
26, 211, 293, 294, 514, 534, 588, 606, 689, 701, 705, 709, 711, 831.
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ф. П-1 «Читинский обком КП РСФСР», оп. 1, д. 207, 791.
Ф. 75 «Читинский окружной комитет ВКП(б) (1929–1930 гг.)»,
оп. 1, д. 935.
Ф. П-3 «Читинский обком КПСС. Идеологический отдел»,
оп. 66, д. 678, 949, 7957, 9340, 9341, 9974, 1109.
Опубликованные
Акты исторические, собранные и изданные археографической
комиссией: сб. документов церковных соборов. СПб., 1842.
Всеобщая декларация прав человека: принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948: извлечение // Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповелания.
Нормативные акты. Судебная практика / Сост. А. В. Пчелинцев и
др. М., 2001. С. 20–21.
Документы политбюро и Лубянки о борьбе с церковью в 1922–
1923 гг. / Сост. Н. Н. Покровский // Уч. зап. Рос. православ. ун-та ап.
Иоанна Богослова. М., 1995. Вып. 1. С. 125–174.
Документы Разрядного, Посольского, Новгородского и Тайного приказа о раскольниках России, 1654–1684 гг. / Сост. В. С. Румянцева. М., 1990.
Законодательство о религиозных культах. М., 1971. 72 с.
Извлечения из Свода законов статей, относящихся до раскола.
СПб., 1890.
Из истории религиозных конфессий Бурятии ХХ в: сб. документов / Сост. С. Г. Аюшева и др. Улан-Удэ, 2001. 260 с.
КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд. М., 1984. Т. 2. 575 с.
Куинн Ф. Права человека и ты. Основные документы Организации Объединенных Наций, документы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и документы Совета Европы о
правах человека. Варшава, 1999.
Международные акты о правах человека: сб. документов. М.,
1998.
Обзор мероприятий Министерства внутренних дел по расколу
с 1802 по 1881 год. СПб., 1903.
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Общество и власть: 1930-е годы. Повествование в документах. М.,
1998.
О религии и церкви: сб. высказываний классиков марксизмаленинизма и Советского государства. М., 1981. 176 с.
О свободе совести, вероисповеданий и религиозных объединениях. Российские и международные правовые документы (в извлечениях) / Сост. Ю. П. Зуев. М., 1996.
Памятники законодательства Петра Великого / Под ред.
М. М. Богословского. М., 1910.
Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1857.
Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. СПб., 1886.
Т. I–V.
Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. Царствование государя Павла I. Пг., 1915.
Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Нормативные акты. Судебная практика / Сост. А. В. Пчелинцев и др. М., 2009.
Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческая экспертиза. Нормативные акты. Судебная
практика / Сост. А. В. Пчелинцев и др. М., 2009. 952 с.
Религия и закон. Конституционно-правовые основы свободы
совести, вероисповедания и деятельности религиозных организаций: сб. правовых актов с коммент. / Сост. и автор коммент. А. О.
Протопопов. М., 1996.
Роберс Г. Государства и религии в Европейском Союзе (опыт
государственно-конфессиональных отношений) / Под ред. М. А.
Воскресенского и др. М., 2009. 719 с.
Сборник документов по истории Бурятии – XVII в. / Под. ред.
Г. Н. Румянцева. Улан-Удэ, 1960.
Сборник памятников по истории церковного права, преимущественно русского, кончая временем Петра Великого / Сост. В.
Н. Бенешевич. Птг., 1914. Вып. II.
Сборник памятников по истории церковного права / Сост.
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. Н. Бенешевич. СПб., 1914. С. 207.
Собрание постановлений по части раскола, состоявшихся по
ведомству Святейшего синода. СПб., 1860. Кн. 1.
Советская деревня глазами ВЧК– ОГПУ – НКВД. 1918–1939:
документы и мат-лы в 4 т. М., 2000–2004.
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание.
1927–1939: документов и мат-лы в 5 т. 1927–1939. М., 1999–2006.
Документы религиозных организаций
Из истории религиозных конфессий Бурятии. ХХ в.: сб. документов / Отв. ред. Ю. П. Шагдуров. Улан-Удэ, 2001.
Полоцкий Симеон. Жезл правления // Христианское чтение.
М., 1860. Т. 2.
Постановления съезда старообрядцев, приемлющих священство, переходящее от господствующей церкви в Москве 30 ноября
– 1 декабря 1909.
Труды IX Всерос. старообрядческого съезда старообрядцев,
приемлющих священство Белокриницкой иерархии. М., 1909.
Труды IV Всерос. старообрядческого съезда христиан, приемлющих священство, переходящее от господствующей церкви. М.,
1912.
Труды X Всерос. старообрядческого съезда старообрядцев,
приемлющих священство Белокриницкой иерархии. М., 1912.
Периодическая печать
Антирелигиозник. 1929. № 7, 12; 1930. № 6, 8, 9; 1935. № 4;
1938. № 1.
Безбожник. 1929. № 4; 1930. № 14.
Дальневосточный старообрядец. 2000–2004. № 1–16.
Журналы общеепархиального съезда духовенства Забайкальской епархии. Чита, 1902. 51 с.
Забайкальские епархиальные ведомости. Чита, 1901. № 1–24;
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1903. № 5–6; 1904. № 3, 9, 12–16; 1908. № 4–22; 1914. № 1, 4, 7, 18,
20; 1916. № 1–9; 22, 24; 1917. № 1, 24.
Иркутские епархиальные ведомости. Прибавления. 1880. №
33.
С. 416–427; 1886. № 1–51; 1973. № 4, 11, 34, 3, 41, 47; 1888.
№ 1–47; 1890. № 45, 47; 1896. № 7–8; 1898. № 1–19.
Истоки Руси. 2009. № 1–5; 2010. № 7–10.
Интернет-источники
http://altaistar.ru. Алтайское старообрядчество.
http://www.kirov.ru. Вятское старообрядчество.
http://drevlepravoslavie.narod.ru/main.htm. Древлеправославие.
http://www.staroverec.lv. Древлеправославная поморская церковь Латвии.
http://drevlepravoslav.ucoz.ru. Духовный сайт древлеправославия.
http//www.Russian. rро.at. Дэвис Д. Эволюция свободы вероисповедания как одного из всеобщих прав человека // Вопросы демократии. Электронный журнал Государственного департамента
США. 2001. Т. 6. № 2. С. 21–22.
http://www.belovodije.com. Информационная страничка старообрядцев г. Свободный (Амурская область).
http://staroobrad.ru/и http://staroobrad.ru/index.php. История и культура Древлеправославной поморской церкви: исторический обзор.
История древлеправославного староверия. Хронограф. Выговская пустынь. Соловецкая обитель. Словарь от «А» до «Я».
http://starobrad.borda.ru. Общестарообрядческий форум. Современное Древлеправославие.
http://www.rpsc.ru. Русская православная старообрядческая
церковь.
http://ancient-orthodoxy.narod.ru. Русская древлеправославная
церковь.
http://www.semeyskie.ru. Сайт Забайкальских старообрядцев.
http://samstar.ucoz.ru. Самарское староверие.
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
http://www.vasstok.pochta.ru/ svoboda_ staroobrad.html. Современное древлеправославие.
http://staroobrad.ru. Современное древлеправославие. Информационный портал о современной жизни старообрядцев.
http://starajzvera.narod.ru. Староверие в документах.
http://www.oldbeliever.de. Старообрядчество: Русская православная старообрядческая церковь.
http://www.blagovest.info/addition/priadd/dictionary/A.html.
Справочная литература
Атеистический словарь / Под. общ. ред. М. П. Новикова. М.,
1985. 512 с.
Бурятия в цифрах: стат.-экон. справочник. 1927–1930 гг. Верхнеудинск, 1931.
Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы: опыт энциклопедического словаря. М.,
1996.
История Русской православной церкви в документах федеральных архивов России, архивов Москвы и Санкт-Петербурга:
аннотированный справочник-указатель. М., 1995. 497.
Православная энциклопедия / Под. общ. ред. патриарха Московского и всея Руси Алексия II. М., 2000–2010. Т. 1–19.
Религиозные организации Дальневосточного Федерального
округа: словарь-справочник / С. М. Дударенок и др. Владивосток,
2010. 426 с.
Старообрядчество: лица, предметы, события и символы: опыт
энциклопедического словаря. М., 1996.
Христианство: словарь. М., 1994.
Энциклопедия Забайкалья. Читинская область. Т. 1: Общий
очерк. Новосибирск, 2002. 302 с.
Статьи
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Абрамов И. Старообрядцы на Ветке // Живая старина. СПб.,
1907. Вып. III–IV.
Аввакум П. О трех исповедницах слово плачевное // Памятники литературы Древней Руси: XVII век. М., 1989. Кн. 2. С. 448–
453.
Аввакум П. Книга бесед // Памятник истории старообрядчества. Л., 1927. Кн. 1. Вып. 1. XCVII. 960 столб. С. 241–424.
Аргудяева Ю. В. Проблемы этнической истории и семейного
быта старообрядцев юга Дальнего Востока России // Алтарь России. Старообрядчество Сибири и Дальнего Востока, история и современность: местная традиция и зарубежные связи. Большой Камень, 1997. Вып. 1. С. 55–63.
Беляев А. П. Воспоминания о пережитом и перечувствованном //
Русская старина. 1881. № 3. С. 899–920.
Бестужевы М. и Н. Письма из Сибири. Иркутск, 1929. С. 14,
82.
Болонев Ф. Ф. Об изменениях в быту и культуре русского (семейского) населения Бурятии в XIX–XX вв. // Этногр. сб. УланУдэ, 1969. Вып. 5. С. 24–41.
Болонев Ф. Ф. Хозяйственные и бытовые связи семейских с
местным и пришлым населением Бурятии в XIX–XX вв.// Этногр. сб.
Улан-Удэ, 1974. Вып. 6. С. 56–66
Бонч-Бруевич В. Д. Раскол и сектантство в России / Доклад
В. Д. Бонч-Бруевича второму очередному съезду Российской социал-демократической рабочей партии // Избранные атеистические
произведения. М., 1973. С. 173–213.
Боченкова И. Д. К вопросу об истории взаимоотношений старообрядчества и государственно-церковной организации в конце
XVIII в.: документы Ярославского областного архива о старообрядцах Угличского посада // Старообрядчество: история, культура,
современность. М., 1996. Вып. 5. С. 18–25.
Булыгин Ю. С. Официальное православие и старообрядчество
на Алтае в XVIII в. // Старообрядчество: история и культура: сб.
ст. / Под ред. Л. С. Дементьевой. Барнаул, 1999. Вып. 1. С. 24–43.
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Бураева О. В. Взгляды А. П. Щапова на внутреннее развитие
старообрядческой общины в XVII – первой половине XVIII в. //
Старообрядчество: история и современность, местные традиции,
русские и зарубежные связи. Улан-Удэ, 2001. С. 19–21.
Васильева С. В. Анализ источников по вопросу вероисповедной политики государства и старообрядчества Забайкалья во второй половине XVII – начале ХХ в. // Старообрядчество: история,
культура, современность. М., 2001. Вып. 6. С. 59–66.
Васильева С. В. Политика государства и старообрядцы Западного Забайкалья в XVII и XIX вв. // Старообрядчество: история и
современность, местные традиции, русские и зарубежные связи:
мат-лы III междунар. науч.-практ. конф., 26–28 июня 2001. УланУдэ, 2001. С. 137–139.
Васильева С. В. Источниковедческий анализ документов о
старообрядцах (фонд Верхнеудинского уездного полицейского
управления) // Вест. Бурят. гос. ун-та. Сер. 4. История. Вып. 12.
Улан-Удэ, 2006. С. 57–74.
Васильева С. В. Фотодокументальное источниковедение по
истории семейских Забайкалья // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: матлы V междунар. науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2007. С. 153–159.
Васильева С. В. Старообрядческие общины в поликультурном
пространстве города // Культура русских-липован в национальном
и международном контексте: мат-лы V междунар. симп. Бухарест,
2008. С. 41–45.
Васильева С. В. К вопросу о периодизации актов Российского
государства о старообрядцах: Заволокинские чтения. Рига, 2008. С.
46–55.
Васильева С. В. Феномен старообрядчества в исследованиях
ученых Бурятского государственного университета: основные итоги и перспективы: мат-лы междунар. науч. конф. «Старообрядцы в
зарубежье. История. Религия. Язык. Культура». Торунь, 2009. С.
85–89.
Васина Т. А. Старообрядчество и конфессиональная политика
в России XVIII–XIX вв. (по материалам Ижевского оружейного
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
завода) // Культура и веротерпимость: мат-лы Х СанктПетербургских религиоведческих чтений. СПб., 2003. С. 62–64.
Виденеева Е. А. Содержание старообрядцев в монастырях Ростовской епархии // Старообрядчество: история, культура, современность. М., 1995. Вып. 4. С. 22–24.
Власова И. В. Поселение Забайкалья // Быт и искусство русского населения Восточной Сибири и Забайкалья. Новосибирск,
1975.
Водолазко В. Н. Деятельность противостарообрядческих миссий в Олонецкой губернии в начале XX века // Старообрядчество:
история, культура, современность. М., 2005. С. 117–124.
Воскобойников В. Приметы и суеверия семейских // Бурятоведение. 1930. Вып. 3–4. № 11–12.
Горизонтов Л. Е. Раскольничий клин. Польский вопрос и старообрядцы в имперской стратегии // Славянский альманах. М.,
1998. С. 140–167.
Гурьянова Н. С. Об отношении крестьян филипповского согласия в XVIII в. к государственной власти // Литература и классовая борьба эпохи позднего феодализма в России. Новосибирск,
1987. С. 142–149.
Гурьянова Н. С. Монарх и общество: к вопросу о народном
варианте монархизма // Старообрядчество России (XVII–XX вв.).
М., 1999. С. 126–148.
Дамешек Л. М., Ремнев А. В. и др. Сибирь в составе Российской империи // Новое литературное обозрение. 2007. 367 с.
Диаконовы ответы // Прилож. к журналу «Старообрядец».
Н. Новгород, 1906.
Долотов А. С. К вопросу об изучении религиозного движения
и отмирания религиозных верований // Культура Бурятии. 1932. №
1. С. 42–50.
Ершова О. П. Русское старообрядчество в мировом политическом процессе с середины XIX–ХХ вв. // Россия в мировом политическом процессе: мат-лы II науч.-практ. конф. М., 1997.
Ершова О. П. Развитие законодательной системы в области
раскола в 50–60 гг. XVIII в. // Старообрядческая культура Русского
Севера: тез. науч. конф. М.; Каргополь, 1998. С. 26–31.
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Захарова Е. Г. Противостарообрядческая миссия в Томской
епархии: организация и некоторые результаты деятельности (конец XIX – начало XX в.) // Старообрядчество: история, культура,
современность. М., 2005. С. 165–172.
Зеньковский С. А. Протопоп Иван Неронов (очерки из истории русской церкви XVII в) // Вестник РСХД. 1954. № XXXI. С.
11–17.
Зеньковский С. А. Русское старообрядчество: в 2 т. / Сост.
М. Прохоров. М., 2006. С. 52.
Г.
Из записок декабриста Якушкина // Русский архив. 1870. № 1–
19. С. 1566–1633.
Ильин В. Н. Взаимоотношения государственной власти и
официальной церкви со староверами на Алтае в XVII – начале ХХ
в. // Старообрядчество: история, культура, современность. М.,
2001. Вып. 6. С. 43–48.
Карпов С. П. Научное и педагогическое значение археографических исследований Mocковского университета // Мир старообрядчества: живые традиции: результаты и перспективы комплексных исследований: мат-лы междунар. науч. конф. М., 1998. С. 171–
180.
Карцов В. Г. Разинцы и раскольники // Вопросы истории.
1977. № 3. С. 121–131.
Клибанов А. И. Опыт религиоведческого прочтения сочинений Аввакума // Традиционная духовная и материальная культура
русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и
Америки: сб. науч. тр. Новосибирск, 1992. С. 34–42.
Кобко В. В. «Бикинские соборные уложения» 1924 года старообрядцев-часовенных северного побережье Приморья (начало XIX
– 30-е гг. XX в.) // Мир старообрядчества. Живые традиции: результаты и перспективы комплексных исследований. М., 1999.
Вып. 4.
С. 65–68.
Кобко В. В. Забайкальцы в Южно-Уссурийском крае // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские
и зарубежные связи: мат-лы III междунар. науч.-практ. конф.
Улан-Удэ, 2001. С. 266–272.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Константинова Т. Н. Источники по истории старообрядчества
в государственных хранилищах Государственного архива Читинской области // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: мат-лы III междунар.
науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2001. С. 189.
Костомаров Н. И. История раскола у раскольников // Собр.
соч. СПб., 1905. Т. 12. С. 12.
Кучумова Л. И. Государственно-церковная политика по отношению к старообрядчеству на рубеже 1850–1860-х гг. (по документам Вологодской духовной консистории) // Мир старообрядчества. М., 1995. Вып. 3. С. 128–154.
Лебедева А. Н. К истории формирования русского населения
Забайкалья, его хозяйственного и семейного быта (XIX– начало
XХ в.) // Этнография русского населения Сибири и Средней Азии.
М., 1969.
С. 104–188.
Лыксокова В. Ц. Личный фонд Л. Е. Элиасова в отделе памятников письменности ИМБТ СО РАН // Старообрядчество: история
и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи:
мат-лы III междунар. науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2001. С. 365–
366.
Материалы Высочайше учрежденной под председательством
статс-секретаря Куломзина комиссии по исследованию землевладения и землепользования в Забайкальской области. СПб., 1897.
Вып. 1–16.
Мельников П. И. Счисление раскольников // Русский вестник.
1868. № 2. С. 403–442.
Мир старообрядчества. Живые традиции: результаты и перспективы комплексных исследований: мат-лы междунар. науч. конф. М.,
1998.
463 с.
Митрохин Л. Н. Религиозная ситуация в современной России
// Социологические исследования. 1995. № 11. С. 80.
Михаил, архимандрит. Беседа с забайкальскими старообрядцами о перстосложении для крестного знамения // Иркутские
епархиальные ведомости. Прибавления. 1880–1883. № 35, 39, 40,
41, 52.
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Михайлов К. П. Общественный быт у крестьян Забайкальской
области Восточной Сибири // Русская мысль. 1885. Кн. 12. С. 1–14.
Морохин А. В. Приходское духовенство и старообрядчество в
Нижегородском Поволжье в первой половине XVIII века // Старообрядчество: история, культура, современность. М., 2002. С. 67–
71.
Мотицкий В. П. Религия отступает // Блокнот агитатора. УланУдэ, 1969. № 18. С. 14–19.
Мотицкий В. П. Современное старообрядчество Забайкалья //
Вопросы преодоления пережитков ламаизма, шаманизма и старообрядчества: мат-лы 2-го зонального семинара лекторов-атеистов
Сибири. Улан-Удэ, 1971. С. 114–129.
Мотицкий В. П. Из истории религиозных верований старообрядческого населения Забайкалья // Тр. ВСГИК. Улан-Удэ, 1972.
Вып. 7. С. 198–215.
Мотицкий В. П. Пережитки старообрядчества среди семейских // Вопросы атеистического воспитания. Улан-Удэ, 1974. С.
20–30.
Накамура Ё. Староверы глазами японцев.// Старообрядчество
Сибири и Дальнего Востока. История и современность. Местные
традиции и зарубежные связи: мат-лы междунар. науч. конф. Владивосток, 2000. С. 102–108.
Начальное появление раскольников в Иркутске // Иркутские
епархиальные ведомости. Прибавления. 1880. № 16–17. С. 181–189.
Островский А. Б. Формы общественного признания старообрядчества после принятия указов 1905–1906 гг., легитимировавших веротерпимость // Старообрядчество: история, культура, современность: мат-лы VI науч.-практ. конф. М., 2002. С. 163–173.
Подосенов О. П. Законодательство о каторге и ссылке в России в XVIII в. // Государственно-правовые институты самодержавия в Сибири. Иркутск, 1982. С. 3–12.
Поздеева И. В. Комплексные исследования современной традиционной культуры русского старообрядчества: результаты и
перспективы // Мир старообрядчества. Живые традиции: результаты и перспективы комплексных исследований: мат-лы междунар.
науч. конф. М., 1998. С. 12–20.
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Покровский Н. Н. О возникновении противоречий в политике
светских и церковных властей XVIII века по отношению к расколу
// Изв. СО АН СССР. Сер. общест. наук. Вып. 1. Новосибирск,
1968.
Покровский Н. Н. К истории появления в Сибири забайкальских «семейских» // Изв. СО АН СССР. 1975. Вып. 2. № 6. С. 109–
118.
Покровский Н. Н. Урало-сибирская крестьянская община
XVIII века и проблемы старообрядчества // Крестьянская община в
Сибири XVII – начала ХХ в. Новосибирск, 1977. С. 179–198.
Покровский Н. Н. Время публиковать источники // Вестн. РГНФ.
1996. № 1. С. 11–21.
Покровский Н. Н. Источниковедение советского периода: документы политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) первой половины 1920-х
гг. // Археографический ежегодник за 1994 г. M., 1996. С. 18–46.
Полунов А. Ю. Церковь, власть и общество в России (1880-е –
первая половина 1890-х гг.) // Вопросы истории. 1997. № 11. С.
125.
Пругавин А. С. Значение сектантства в русской народной
жизни // Русская мысль. 1881. № 1. С. 301–363.
Пругавин А. С. Раскол и его исследователи // Русская мысль.
1881. № 2. С. 332–357.
Пругавин А. С. Программа для собирания сведений о русском
расколе или сектантстве // Русская мысль. 1881. № 3. С. 23–42.
Пругавин А. С. Губернаторское описание Выгорецкого общежительства // Исторический вестник. 1883. № 8. С. 477–479.
Пругавин А. С. Раскол-сектантство: материалы для изучения
религиозно-бытовых движений русского народа. Вып. 1: Библиография старообрядчества и его разветвлений. М., 1887.
Ровинский Л. А. Этнографические исследования в Забайкальской области // Изв. ВСОРГО. 1872. Т. 3. № 3. С. 120–133; Т. 4.
№ 2.
Римский С. В. Церковная реформа 60–70-х гг. XIX века // Отечественная история. № 2. С. 173–175.
Свобода совести, религия, право (материалы круглого стола) //
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вопросы философии. 2005. № 12. С. 3–18.
Сердюк М. Б. Сектантство и старообрядчество в Приморье
(1860–1917) // Краеведческий вестник. Владивосток, 1994. Вып.
III. С. 169–172.
Сердюк М. Б. Переселение старообрядцев на Дальний Восток.
Проекты и их осуществление // Алтарь России: альманах. Владивосток, 1998. Вып. 1. С. 37–45.
Сметанина Е. В. Документы по истории старообрядческих
толков и согласий Забайкалья в архивах Байкальского региона //
Изв. РГПУ им. А. И. Герцена. 2009. № 92. С. 87–91.
Смирнов П. С. Первые попытки раскольников приобрести архиерея // Христианское чтение. 1906. № 7. С. 77.
Старообрядчество: история и современность. Русские традиции и зарубежные связи: мат-лы III междунар. науч.-практ. конф.
Улан-Удэ, 2001.
Старообрядчество: история, культура, современность: мат-лы
VI науч.-практ. конф. М., 2002. 542 с.
Старообрядчество: история и современность. Русские традиции и зарубежные связи: мат-лы IV междунар. науч.-практ. конф.
Улан-Удэ, 2007.
Судьба старообрядчества в XX – начале XXI в.: история и современность: сб. науч. тр. и мат-ов / Отв. ред. и сост. С. В. Таранец. Киев,
2008. Вып. 2.
Скворцов Д. Заблуждения беспоповщинской секты странниковбегунов // Иркутские епархиальные ведомости. 1896. № 12. С. 307–
315.
Сьюэлл Э. Сравнительная характеристика светских государств
и равенство религиозных организаций // Пределы светскости: общественная дискуссия о принципе светскости государства и о путях реализации свободы совести. М., 2003. С. 44–56.
Талько-Грынцевич Ю. Д. Семейские (старообрядцы) в Забайкалье / Протоколы общего собрания // Изв. ВСОРГО. 1894. № 2.
С. 5–29.
Устюгов И. В., Чаев Н. С. Русская церковь в XVII в. // Русское
государство в XVII в. Новые явления. М., 1961. С. 322–326.
182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ушаров Н. В. Быт семейских: этногр. очерк // Иркутские губернские ведомости. 1864. № 38–40, 48, 49.
Ушаров Н. В. О народных училищах и учителях старообрядцев // Иркутские губернские ведомости. 1864. № 41, 43.
Фармаковский В. И. О противогосударственном элементе в расколе // Отечечственные записки. 1866.
Фролова Г. Д. Коллекция фономатериалов старообрядцев в
фондах отдела памятников письменности ИМБТ СО РАН // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские
и зарубежные связи: мат-лы III междунар. науч.-практ. конф.
Улан-Удэ, 2001. С. 363–367.
Цыремпилова И. С. история старообрядческой церкви в Бурятии в 1920-е гг. // Старообрядчество: история и современность,
местные традиции, русские и зарубежные связи: мат-лы III междунар. науч.-практ. конф., 26–28 июня 2001. Улан-Удэ, 2001. С. 142–
144.
Шабельникова Е. Н. Участие духовенства Тамбовской епархии в борьбе с расколом накануне реформ 1860-х гг. // Провинциальное духовенство дореволюционной России. Тверь, 2005. Вып.
1. С. 179–184.
Шмулевич М. М. Крестьянские промыслы в Западном Забайкалье в первой половине XIX в. // Тр. Восточно-Сибирского института культуры. Улан-Удэ, 1972. Вып. 7. С. 153–176.
Шмулевич М. М. К истории крестьянской колонизации и возникновения русских сел в Западном Забайкалье в XVIII – первой
половине XIX в. // Этногр. сб. Улан-Удэ, 1974. Вып. 6. С. 84–97.
Штейман М. Отделение церкви от государства // Двадцатилетие отделения церкви от государства. М., 1938. 36 с.
Щапов Я. Н. и др. Христианские вероисповедания и государственная власть в России в XVII – первой половине ХХ века //
Отечественная история. 1998. № 3. С. 155–163.
Элиасов Л. Е. Атеистическая пропаганда среди старообрядцев
// Коммунистическое воспитание трудящихся: мат-лы респ. науч.практ. конф. Улан-Удэ, 1961. С. 136–144.
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Элиасов Л. Е. Старообрядчество, его пережитки // О некоторых религиозных культах и сущности. Улан-Удэ, 1961. С. 30–50.
Монографии
Александров В. А., Покровский Н. Н. Власть и общество. Сибирь в XVII веке. Новосибирск, 1991.
Андреев В. В. Раскол и его значение в народной русской истории: исторический очерк. СПб., 1870.
Анисимов Е. В. Дыба и кнут. Политический сыск и русское
общество в XVIII веке. М., 1999.
Аргудяева Ю. В. Старообрядцы на Дальнем Востоке России.
М., 2002. 365 с.
Аргудяева Ю. В. Этническая и этнокультурная история русских на юге Дальнего Востока России (вторая половина XIX –
начало
ХХ в.). Кн. I. Крестьяне. Владивосток, 2006. 312 с.
Аргудяева Ю. В. Русские старообрядцы в Маньчжурии. Владивосток, 2008. 400 с.
Байкальский регион: правовое поле этнополитической ситуации (1992–2001) / Авт. сост. Ю. Н. Пинигина. Иркутск, 2002.
Барсов Е. В. Новые материалы для истории старообрядчества.
М., 1890.
Болонев Ф.Ф. Народный календарь семейских Забайкалья (во
второй пол. XIX – нач. ХХ в.). Новосибирск, 1978. 132 с.
Болонев Ф. Ф. Семейские. Историко-этнографические очерки.
Улан-Удэ, 1992. 159 с.
Болонев Ф. Ф. Старообрядцы Забайкалья. Новосибирск, 1994.
Болонев Ф. Ф. Старообрядцы Алтая и Забайкалья: опыт сравнительной характеристики. Барнаул, 2001. 51 с.
Болонев Ф. Ф. Старообрядцы Забайкалья в XVIII–XX вв. М.,
2004. 352 с.
Болонев Ф. Ф. Старообрядцы Забайкалья в XVIII–XXI вв.
Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2009. 340 с.
Бонч-Бруевич В. Д. Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола. СПб., 1908–1909.
Бонч-Бруевич В. Д. Старообрядчество и самодержавие // Избр.
184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
соч. М., 1959. Т. 1.
Бураева С. В. Богодухновенные книги старообрядцев (семейских) Забайкалья. Улан-Удэ, 2003. 100 с.
Бураева С. В. Рукописное наследие забайкальских старообрядцев. Улан-Удэ, 2006. 239 с.
Бурят-Монгольская Автономная Советская Социалистическая
Республика: очерки и отчеты. 1923–1924. Верхнеудинск, 1925.
Бухарин Н. И. Реконструктивный период и борьба с религией.
М., 1929.
Быковский И. К. История старообрядчества всех согласий,
единоверие, начало раскола и сектантства. Очерк. М., 1906. 144 с.
Варадинов Н. В. История Министерства внутренних дел. Кн.
8-я, доп. История распоряжений по расколу. СПб., 1863.
Васильев А. П. Забайкальские казаки: исторический очерк.
Чита, 1916. Т. 11. 190 с.
Васильева С. В. Материалы Тарбагатайского волостного правления (систематизация и комментарии). 1736–1922 гг. Улан-Удэ,
2004. 218 с.
Васильева С. В. Власть и старообрядцы Забайкалья (ХVII–
XX вв.). Улан-Удэ, 2007. 233 с.
Васильева С. В. Старообрядчество России и Забайкалья: общее и особенное. Улан-Удэ, 2009. 64 с.
Веретенников В. И. История Тайной канцелярии Петровского
времени. Харьков, 1910.
Верховский Т. А. Искание старообрядцами в XVIII в. законного архиерейства. СПб., 1868.
Гагарин Ю. В. Старообрядцы. Сыктывкар, 1973. 174 с.
Гирченко В. П. Из истории переселения в Прибайкалье семейских. Верхнеудинск, 1921. 20 с.
Голубинский Е. Е. К нашей полемике со старообрядцами. М.,
1905. Т. III.
Грекулов Е. Ф. Православная инквизиция в России. М., 1964.
189 с.
Гусейнова Т. Н. Миссионерская деятельность Русской православной церкви среди старообрядцев Забайкалья (XVIII–ХХ вв.).
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Улан-Удэ, 2006. 242 с.
Гутман П. Обзор староверческой периодики. Найдельберг,
1988.
Дамешек Л. М. Внутренняя политика царизма и народы Сибири (XIX – начало XX в.). Иркутск, 1986. 168 с.
Деятели Октября и религии, и церкви. М., 1968.
Долотов А. С. Церковь и сектантство в Сибири. Новосибирск,
1930. 128 с.
Долотов А. С. Старообрядчество в Бурятии. Верхнеудинск,
1931.
Доржиев Д. Л. Крестьянские восстания и мятежи в Бурятии в
20–30-е годы. Улан-Удэ, 1993. 82 с.
Доржиев Д. Л. Социально-политический протест и вооруженные выступления крестьянства в Бурятии на рубеже 20–30-х годов.
Улан-Удэ, 1996. 180 с.
Дулов А. В. Русское православие. Очерки истории. Улан-Удэ.
2000. 303 с.
Дулов В. А., Санников А. П. Православная церковь в Восточной Сибири. Иркутск, 2004. Ч. I. 288 c. Ч. II. 319 с.
Дьюрэм У. К. Перспективы религиозной свободы: сравнительный анализ. М., 1999. 64 с.
Елеонский Ф. О состоянии русского раскола при Петре I.
СПб., 1864.
Елисеев Е. Е., Сережникова И. М. Священномученник Афанасий, епископ Иркутско-Амурский. Улан-Удэ, 2003. 52 с.
Ершова О. П., Осипов В. И., Соколова Е. И. Старообрядчество: история, культура, современность. М., 1994–1998. Вып. 1–8.
Ершова О. П. Старообрядчество и власть. М., 1999. 204 с.
Есипов Г. В. Люди старого века: рассказы из дел Преображенского приказа и Тайной канцелярии. СПб., 1880.
Есипов Г. В. Раскольничьи дела XVIII столетия. СПб., 1863.
Жалсараев А. Д. Поселения, православные храмы, священнослужители Бурятии XVII–XX вв. Улан-Удэ, 2001.
Жертвы политических репрессий Иркутской области: память и
предупреждение будущему. Иркутск, 1998. Т. 1. 1999. Т. 2.
186
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Жуков А. В., Янков А. Г., Баринова А. О., Дроботушенко А. В.
Современная религиозная ситуация в Восточном Забайкалье. Чита,
2003. 160 с.
Журавлев А. И. Полное историческое известие о древних
стригольниках и новых раскольниках, так называемых старообрядцах, собранное из потаенных старообрядческих преданий, записок и писем. СПб., 1855. 341 с.
Зеньковский С. А. Русское старообрядчество: в 2 т. / Сост.
Г. М. Прохоров. М., 2006.
Иванов Ю. А. «Уездная идеология»: религиозно-политическая
жизнь российской провинции 1860–1910-х гг. Иваново, 2001. 260
с.
Ивановский Н. И. Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола с присовокуплением сведений о сектах
рационалистических и мистических. Казань, 1813. 498 с.
Ильина-Охрименко Г. И. Народное искусство семейских Забайкалья. Улан-Удэ, 1972.
Историко-культурный атлас Бурятии. М., 2001. 680 с.
История СССР: в 12 т. / Под ред. Б. А. Рыбакова и др. М.,
1967. Т. 3. С. 295–305.
История Бурят-Монгольской АССР: 2-х т. // Под. ред.
А.
П. Окладникова. Улан-Удэ, 1951. Т. 1.
Каблиц И. И. (Юзов И.) Староверы и духовные христиане.
СПб., 1881.
Каптерев Н. Ф. Патриарх Никон и его противники в деле исправления церковных обрядов. Изд. 1-е. М., 1887. Изд. 2-е. М.,
1913.
Каптерев Н. Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович.
М.; Сергиев Посад, 1912. Т. 2.
Карцов В. Г. Религиозный раскол как форма антифеодального
протеста в истории России: спецкурс. Калинин, 1971. Ч. 1, 2.
Кельсиев В. Правительственные сведения о раскольниках.
Лондон, 1860.
Клибанов А. И. Народная социальная утопия в России. Период
феодализма. М., 1977. 355 с.
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Клочков В. В. Закон и религия. От государственной религии в
России к свободе совести в СССР. М., 1982. 160 с.
Ключевский В. О. Соч. в 9 т. Т. III. Курс русской истории /
Под ред. В. Л. Янина. М., 1988. 414 с.
Князьков С. А. Как начался русский раскол церкви: исторический очерк. СПб., 1911.
Князьков С. А. Очерки из истории Петра Великого. СПб.,
1914.
Книга Памяти жертв политических репрессий в Восточном
Забайкалье: в 5 т. Чита, 2000–2007.
Книга Памяти жертв политических репрессий в Республике
Бурятия: в 4 т. / Сост. С. В. Васильева. Улан-Удэ, 2007–2010.
Кобко В. В. Старообрядцы Приморья: история, традиции (середина XIX–30-е гг. ХХ в.). Владивосток, 2004. 213 с.
Короткая Т. П., Прокошина Е. С. Старообрядчество в Белоруссии. Минск, 1995. 115 с.
Костров А. В. Старообрядчество и старообрядческая мысль во
второй половине XIX – начале ХХ в. Иркутск, 2006. 160 с.
Костров А. В. Старообрядцы Байкальской Сибири в начале
ХХ в. Иркутск, 2009. 68 с.
Костомаров Н. И. История раскола у раскольников // Собр.
соч. СПБ., 1905. Т. 12.
Красиков П. А. Крестьянство и религия. М., 1920.
Красиков П. А. На церковном фронте (1918–1923). М., 1923.
Крупская Н. К. Из атеистического наследия. М., 1964.
Куприянова И. В. Старообрядческие общины Алтая в 1920–
1930-х гг. Барнаул, 2006. 148 с.
Куприянова И. В. Старообрядцы Алтая в первой трети ХХ в.
Барнаул, 2010. 247 с.
Куроедов В. А. Религия и церковь в советском государстве.
М., 1981.
Культура, наука и образование народов Дальнего Востока
России. Хабаровск, 1997.
Лебедева А. Н. К истории формирования русского населения
Забайкалья его хозяйственного и семейного быта (XIX–XХ вв.).
188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М., 1969.
Ливанов В. Ф. Раскольники и острожники. Очерки и рассказы.
СПб., 1872. Т. 1–4.
Лилеев М. И. Из начальной истории раскола в Стародубье//
Киевская старина. 1889. Т. 26.
Лилеев М. И. Новые материалы для истории раскола на Ветке
и Стародубье в XVII–XVIII вв. Киев, 1893.
Лилеев М. И. Из истории раскола на Ветке и Стародубье
XVII– XVIII вв. Киев, 1895. Вып. 1.
Лобанов В. Ф. Старообрядчество на Дальнем Востоке. Очерки
истории родного края. Хабаровск, 1993. С. 128–149.
Луначарский А. В. Христианство или коммунизм. Диспут
А. В. Луначарского с митрополитом А. Введенским. М., 1926.
Маджаров А. С. Эволюция демократического направления в
русской историографии 50–70 гг. XIX в. Иркутск, 1994.
Макарий (Булгаков). История русского раскола, известного
под именем старообрядчества. СПб., 1855. Т. 1–12.
Максимов С. В. Сибирь и каторга. СПб., 1871. Ч. 1. 1871.
Ч. 2. 1871. Ч. 3. 1871.
Мальцев А. И. Староверы-странники в XVIII – первой половине XIX в. Новосибирск, 1996. 267 с.
Мартос А. Письма о Восточной Сибири. М., 1827.
Матвеева Р. П. Народно-поэтическое творчество старообрядцев Забайкалья. Улан-Удэ, 2005.
Мельгунов С. П. Старообрядцы и свобода совести: исторический очерк. М., 1907.
Мельгунов С. П. Москва и старая вера: очерк из истории религиозно-общественных движений XVII–XVIII в. М., 1917. 32 с.
Мельгунов С. П. Религиозно-общественные движения XVII–
XVIII вв. в России. М., 1922.
Мельников П. И. Очерки поповщины // Собр. соч. М., 1976.
Т. VII.
Мельников П. И. Письма о расколе // Собр. соч. М., 1976.
Т. VIII.
Мельников Ф. Е. Краткая история Древлеправославной (ста189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рообрядческой) церкви. Барнаул, 1999. 405 с.
Мельников Ф. Е. Современные запросы старообрядчеству.
М., 1999. 128 с.
Мельников Ф. Е. О старообрядческом священстве до митрополита Амвросия. Большой Камень, 2000. 29 с.
Миловидов В. Ф. Старообрядчество в прошлом и настоящем.
М., 1969. 70 с.
Мосс В. Православная церковь на перепутье (1917–1999).
СПб., 2001. 415 с.
Мотицкий В. П. Старообрядчество Забайкалья: прошлое и
настоящее. Улан-Удэ, 1976. 80 с.
Муравьев А. Н. Раскол, обличаемый своею историею. СПб.,
1854.
Нечаев В. В. Платон митрополит Московский в его отношениях к единоверию. Казань, 1903.
Никольский Н. М. История русской церкви. М., 1988. 445 с.
Одинцов М. И. Государство и церковь: история взаимоотношений (1917–1938). М., 1991.
Одинцов М. И. Государство и церковь в России в ХХ в. М.,
1994.
Одинцов М. И. Власть и религия в годы войны (государство и
религиозные организации в СССР в годы Великой Отечественной
войны 1941–1945 гг.). М., 2005. 540 с.
Одинцов М. И. Вероисповедные реформы в Советском Союзе
и в России (1985–1997 гг.). М., 2010.
Осокин Г. М. На границе Монголии. СПб., 1906. 416 с.
Очерки религиозной жизни современной России / Отв. ред. и
сост. С. Б. Филатов. СПб., 2002. 486 с.
Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российского государства в 1768–1774 гг. СПб., 1788. Ч. 3.
Памятники литературы Древней Руси: XVII в. М., 1989. Вып.
10–11.
Памятники по истории старообрядчества. М., 1927.
Петрова Е. В. Социокультурная адаптация старообрядцев (семейских) Забайкалья. Улан-Удэ,1999. 129 с.
190
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Петрова Е. В. Современное забайкальское старообрядчество:
этносоциологический анализ. Улан-Удэ, 2005. 184 с
Петрова Е. В. Русское население в этносоциальной структуре
республик Сибири. Улан-Удэ, 2009. 331 с.
Петровский С. О Сенате в царствование Петра Великого.
СПб., 1875.
Письма В. И. Кельсиева Герцену и Огореву / Публ. П. Г. Рындзюнского. Лондон, 1955. Т. 62.
Плотников К. Н. История русского раскола старообрядчества.
СПб., 1911.
Платон (Левшин). Увещание во утверждение истины // Полн.
собр. соч. М., 1880. Т. 6.
Подмазов А. А. Старообрядчество в Латвии. Рига, 1970.
Подмазов А. А. Церковь без священства. Рига, 1973.
Поздеева И. В. Мир старообрядчества. М., 1992–1998. Вып. 1–
5.
Покровский Н. Н. Антифеодальный протест урало-сибирских
крестьян-старообрядцев в XVIII веке. Новосибирск, 1974.
Попов А. Суд и наказания за преступления против веры и
нравственности по русскому праву. Казань, 1904.
Попова А. М. Семейские (забайкальские старообрядцы).
Верхнеудинск, 1928. 36 с.
Поспеловский Д. В. Русская православная церковь в ХХ в. М.,
1995. 511 с.
Пределы светскости. Общественная дискуссия о принципе
светскости государства и о путях реализации свободы совести /
Сост. А. Верховский. М., 2003. 226 с.
Преосвященный Иосиф. Епископ Амурско-Иркутский и всего
Дальнего Востока. Жизнеописание и канон. Большой Камень,
2001. 28 с.
Проханов И. С. Закон и вера. СПб., 1912.
Пругавин А. С. Раскол снизу и раскол сверху. Очерки современного сектантства. СПб., 1882.
Пругавин А. С. Старообрядчество во второй половине XIX в.:
очерки из новейшей истории раскола. М., 1904.
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пругавин А. С. Старообрядческие архиереи в Суздальской
крепости. М., 1908.
Пыкин В. М. Старообрядцы Забайкалья – семейские: мат-лы к
спецкурсу. Улан-Удэ. 2009.
Религия и власть на дальнем Востоке России. Хабаровск, 2001.
Религия и демократия: на пути к свободе совести / Сост.
А. Р. Бессмертный и др. М., 1993. 592 с.
Религия и политика в посткоммунистической России / Сост.
С. Б. Филатов. М., 1997. 83 с.
Ровинский Л. А. К антропологии великороссов. Семейские
(старообрядцы). Забайкальские. Томск, 1898. 52 с.
Розен А. Е. Записки декабриста. Иркутск, 1984.
Розенбаум Ю. А. Советское государство и церковь. М., 1985.
Румянцева В. С. Народное антицерковное движение в России
XVII в.: документы Приказа тайных дел о раскольниках, 1665–
1667 гг. М., 1986.
Русские письменные и устные традиции и духовная культура
(по материалам археографических экспедиций МГУ 1966–1980 гг.).
М., 1982. 398 с.
Русские старожилы Сибири: историко-антропологический
очерк. М., 1973.
Русское православие: вехи истории / Науч. ред. А. И. Клибанов. М., 1989. 719 с.
Сапожников Д. И. Самосожжение в русском расколе со 2-й
половины XVII в. до конца XVIII в.: исторический очерк по архивным документам. М., 1891.
Селищев А. М. Забайкальские старообрядцы. Семейские. Иркутск, 1920. 81 с.
Сердюк М. Б., Дударенок С. М. Религиозная жизнь Советского
Дальнего Востока (1941–1954). Владивосток, 2009. 208 с.
Сибирские письма декабристов. Красноярск, 1987.
Синайский А. Л. Отношение русской церковной власти к расколу старообрядчества в первые годы синодального управления
при Петре Великом (1721–1725 гг.). СПб., 1895.
Смирнов П. С. Патриарх Иоаким. М., 1884.
192
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Смирнов П. С. История русского раскола старообрядчества.
Рязань: Тип. В. О. Тарасова, 1893. 340 с.
Смирнов П. С. Внутренние вопросы в расколе в XVII в. СПб.,
1898.
Смирнов П. С. О перстосложении для крестного знамения и
благословления. СПб., 1904.
Смирнов П. С. Из истории полемики с расколом. СПб., 1908.
Соловьев М. С. История России с древнейших времен. Т. 10–
11. М., 1961.
Соловьев С. М. История России с древнейших времен: в 15 кн.
М., 1963.
Соловьев С. М. История России с древнейших времен // Собр.
соч. М., 1991. Т. 10–13.
Старообрядчество Сибири и Дальнего Востока. Владивосток,
1994.
Стрельбицкий И. История русского раскола, известного под
именем старообрядчества. Одесса, 1889.
Субботин Н. И. Материалы для истории раскола за первое
время существования: в 6 т. М., 1875–1887.
Субботин Н. И. Современное движение в расколе. Вып. 1: Изгнание Белокриницкого митрополита Кирилла из Москвы. Окружное послание раскольничьих архиереев и возбуждение ими волнения между раскольниками. М., 1863.
Субботин Н. И. Современное движение в расколе. Вып. 2: Издание Кирилловых мирных грамот. Их уничтожение и поставление
второго Антония на московскую кафедру и проч., и проч. М., 1865.
Субботин Н. И. Современное движение в расколе. М., 1866.
Вып. 3.
Субботин Н. И. Несколько слов о новейших событиях в расколе. М., 1867.
Субботин Н. И. Мысли и заметки по вопросам о расколе. М.,
1901.
Суворов Н. С. О церковных наказаниях. СПб., 1876.
Сырцов И. Я. Самосожигательство сибирских старообрядцев в
XVII и XVIII ст. Тобольск, 1888.
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Троцкий Л. Д. В борьбе за новый быт. М., 1924.
Традиционный фольклор старообрядцев Бурятии (семейских)
в современном бытовании (по материалам полевых исследований
конца ХХ–XXI в.) / Отв. ред. Р. П. Матвеева. Улан-Удэ, 2008. 356
с.
Филиппов А. Н. О наказании по законодательству Петра Великого в связи с реформою. М., 1891.
Шахов М. О. Философские аспекты староверия М., 1997. 208
с.
Шахов М. О. Старообрядчество, общество, государство М.,
1998. 110 с.
Шахов М. О. Старообрядческое мировоззрение: религиознофилософские основы и социальная позиция. М., 2002. 520 с.
Шлеев С. Единоверие. Его столетнее организованное существование в Русской церкви. СПб., 1901.
Шмулевич М. М. Очерки истории Западного Забайкалья (XVII
и середина XIX в.). Новосибирск, 1985.
Шмулевич М. М. Очерки истории Западного Забайкалья
XVII–XIX в. Новосибирск, 1985.
Щапов А. П. Земство и раскол. СПб., 1862.
Щапов А. П. Русский раскол старообрядчества, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием русской церкви и гражданственности в XVII веке и в первой половине XVIII века: опыт исторического исследования о причинах происхождения русского
раскола. Казань, 1859.
Фольклор семейских. Улан-Удэ / Сост. Л. Е. Элиасов. УланУдэ, 1963.
Федоров В. П. Взгляд русских законодателей на старообрядчество XVII–XIX века. Отдельный оттиск из издания «В память 300летия царствования державного дома Романовых». М., б. г.
Элиасов Л. Е. Русский фольклор Восточной Сибири. Байкальские предания. Улан-Удэ, 1966. Ч. 2.
Этнические культуры Сибири: проблемы эволюции и контактов. Новосибирск. 1986.
Ярославский Е. М. О религии. М., 1958.
194
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ясевич-Бородаевская В. И. Борьба за веру. Историко-бытовые
очерки и обзор законодательства по старообрядчеству и сектантству в его последовательном развитии с приложением статей закона и высочайших указов. СПб., 1912.
Авторефераты диссертаций
Боровик Ю. В. Старообрядчество Урала и Зауралья на переломе эпох 1905–1927 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Екатеринбург, 2003. 25 с.
Боченкова И. Д. Государственная политика в отношении староверов в последней четверти XVIII – начале XIX века (на материалах Ярославского наместничества): автореф. дис. … канд. ист.
наук. М., 1999. 26 с.
Васильева С. В. Старообрядчество Западного Забайкалья и вероисповедная политика государства (XVII – начало ХХ в.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Улан-Удэ, 2000. 166 с.
Гаджимирзаев М. М. Этноконфессиональная толерантность
как фактор обеспечения мира и безопасности на Северном Кавказе: автореф. дис. … канд. полит. наук. Ставрополь, 2003. 202 с.
Годизов Г. Л. Проблема свободы совести в общественной
жизни Кубани, 1965–1990-е гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук.
Майкоп, 2001. 23 с.
Горейханов Г. П. Религиозная ситуация на Северном Кавказе
и ее учет в управленческой деятельности органов и войск ФПС
России (философско-политологический анализ): автореф. дис. …
канд. филос. наук. М., 1999. 24 с.
Ершова О. П. Старообрядчество и государственная политика
России в области вероисповедания во второй половине XIX –
начале XX в.: автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 2000.
Ефимовских В. Л. Религиозные преступления в русском праве
X – начале ХХ в.: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород,
2002. 24 с.
Зверева В. А. Российское государство и религиозные конфессии: трансформация моделей взаимодействия (федеральный и ре195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гиональный уровни): автореф. дис. … канд. полит. наук. Воронеж,
2006. 23 с.
Ильинский С. И. Государственно-конфессиональные отношения в Удмуртской республике: опыт вероисповедной политики в
регионе (1991–2002 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2003.
21 с.
Лобанов В. Ф. Старообрядческие общины Забайкалья и самодержавие в пер. половине XIX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук.
Новосибирск, 1983. 24 с.
Машковцева В. В. Конфессиональная политика государства по
отношению к старообрядцам во II половине XIX – начале XX века
(на материалах Вятской губернии): автореф. дис. … канд. ист.
наук. Ижевск, 2002. 254 с.
Одинцов М. И. Государственно-церковные отношения в России (на материалах отечественной истории ХХ века): дис. … в виде науч. докл. … д-ра ист. наук. М., 1996. 51 с.
Павлова О. А. Единоверие в контексте правительственной и
церковной политики России в XVIII – начале ХХ в.: автореф. дис.
… канд. ист. наук. Н. Новгород, 2007. 24 с.
Панюкова В. В. Церковь и государство в современном политическом процессе России – опыт и проблемы взаимодействия:
автореф. дис. … канд. полит. наук. М., 1998. 24 с.
Прокофьева Н. В. Старообрядчество Верхнего Поволжья в
конце XVIII – начале XX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Ярославль, 2001. 24 с.
Рагузин В. H. Религиозный фактор динамики межнациональных отношений (на материалах Оренбургской области): автореф.
дис. … канд. филос. наук. М., 1997. 24 с.
Сметанина Е. В. Письменные источники по истории старообрядческих толков и согласий Байкальского региона (вторая половина XVIII – первая треть XX в.): автореф. дис. … канд. ист. наук.
Улан-Удэ, 2009. 27 с.
Федотов А. А. Русская православная церковь в 1960–1990-х
гг.: внутрицерковная жизнь и взаимоотношения с государством (на
196
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
материалах Владимирской, Ивановской и Костромской областей):
автореф. дис. … канд. ист. наук. Иваново, 1998. 22 с.
Черняк Я. С. Проблемы гармонизации межнациональных и
межконфессиональных отношений в социокультурном пространстве северного города (на материалах Ханты-Мансийского автономного округа): автореф. дис. ... канд. филос. наук. М, 1999. 23 с.
Иностранная литература
Bolonev F. Archaic Elements in the charms of Russian Population
of Siberia // Soviet Antropology & Archeology. SPRING. Armonk;
New- York, 1991. № 4. P. 7–19.
Bolonev F. Archaic Elements in the charms of Russian Population
of Siberia // Traditional Culture. Armonk; New-York; London, 1992.
Montgomery R. Svetlana Vasilieva. Power and Old Believers of
Transbaikalia: From the End of the Seveteenth through the Beginningof
the Twentieth Century // Sibirica. 2010. Vol. 9. P. 58–62.
Morris R. A. Old Russian Ways: Cultur Variations among Three
Russian Groups in Oregon. AMS Press. New-York, 1991.
Pascal P. Awakum et les debuts du rascol. La Grise religieuse russe
au XVII siecle en Russie. Paris, 1938.
Johannes Grysostomos. Die Povorskie Otvety als Denkmal der Anschaung der russischen Altglaubigen der 1. Viertel des XVIII Jahrhundert. Roma, 1959. Or. 148.
Shelton D., Kiss A. A. Draft Model Law on Freedom of Religion,
with Perspectives / Ed. by D. Johan van der Vyver and John Witte,
Jr. H. Seiwart. Freedom and control in the unified Germany: Governmental approaches to alternative religions // Sociology of Religion.
Wash. Fall 2003. Vol. 64.
Crummey R. O. Old Belivers and the Wold of Antichristi: The Vyg
Communti and the Russian State, 1694–1855. Wisconsin U. Press,
1970.
197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Список сокращений
АИ – Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией.
АН СССР – Академия наук Союза Советских Социалистических Республик.
БМАССР – Бурят-Монгольская Автономная Социалистическая республика.
БГУ – Бурятский государственный университет.
БНЦ СО РАН – Бурятский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук (г. Улан-Удэ).
БурЦИК- Бурятский Центральный исполнительный комитет.
ВКП(б) – Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков).
ВСОРГО – Восточно-Сибирский отдел Русского географического общества.
ВЦИК – Всесоюзный Центральный исполнительный комитет.
ГАЗК – Государственный архив Забайкальского края.
ГАНИИО – Государственный архив новой и новейшей истории.
ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации.
ГАИО – Государственный архив Иркутской области
ДВГУ – Дальневосточный государственный университет (г.
Владивосток).
ИЕВ – Иркутские епархиальные ведомости.
ИМБТ СО РАН – Институт монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук.
КПСС – Коммунистическая партия Советского Союза.
ЗЕВ – Забайкальские епархиальные ведомости.
ОГПУ – Объединенное государственное политическое управление.
ПДРЛ – Памятники древней русской литературы.
ПРП – Памятники русского права.
ПСЗ – Полное собрание законов Российской империи.
198
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПСРЗИ – Полный свод законов Российской империи.
ПСПРВПИ – Полное собрание постановлений и распоряжений
по ведомству православного исповедания Российской империи.
СПД РК – Совет по делам религиозных культов.
РАГС – Российская академия государственной службы при
Президенте Российской Федерации.
РГАСПИ – Российский государственный архив социальнополи-тической истории.
РГАДА – Российский государственный архив древних актов
(г. Москва).
РГИА – Российский государственный исторический архив
(г. Санкт-Петербург).
РККА – Рабоче-крестьянская Красная армия.
РКП(б) – Российская коммунистическая партия (большевиков).
РПЦ – Русская православная церковь (Московская патриархия).
РПСЦ – Русская православная старообрядческая церковь.
СНК – Совет народных комиссаров.
НАРБ – Национальный архив Республики Бурятия.
НКВД – Народный комиссариат внутренних дел.
МВД – Министерство внутренних дел.
УФСБ РФ по РБ – Управление Федеральной службы Российской Федерации по Республике Бурятия.
ЦВРК ИМБТ СО РАН – Центр восточных рукописей и ксилографов.
199
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оглавление
Введение…………………………………………………………3
Глава 1. Историографический аспект исследования…………….11
1.1. История государственно-конфессиональной политики в
отношении старообрядчества в трудах дореволюционных историков………….11
1.2. История взаимоотношений государства и старообрядчества в советской историографии……………………….……………………37
1.3. История взаимоотношения государства и старообрядчества в современных исследованиях…………………………………………55
1.4. Государственно-конфессиональная политика в отношении
старообрядчества в региональной литературе……………………………..74
Глава 2. Источниковый комплекс исследования………………..93
2.1. Источники по истории государственно-конфессиональной
политики в отношении старообрядцев (XVII – начало XX
в.)…………..93
2.2. Документы и материалы по истории взаимоотношений
государства и старообрядчества в XX – начале XXI
в……………..……..130
Заключение……………………………………………………162
Список использованных источников и литературы…………..165
Сокращения………………………………………..…………..200
200
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Светлана Владимировна Васильева
Государственная конфессиональная политика
по отношению к старообрядчеству в Байкальском регионе
ХVII–ХХI вв.: историография и источники
Научное издание
Утверждено к печати ученым советом
201
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО
РАН
Редактор Г. В. Кашина
Дизайн обложки С. В. Завьялов
Верстка, макет Т. Н. Вахрушкина
Подписано в печать 05.08.2010 г. Формат 6084 1/16.
Гарнитура Academy.
Усл. печ. л. 12,0. Уч.-изд. л. 11,9. Тираж 500. Заказ № 871.
202
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
РИО Изд-ва БНЦ СО РАН
670047 г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 8.
Отпечатано в типографии Изд-ва БГУ
670000 г. Улан-Удэ, ул. Сухэ-Батора, 3а.
203
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа