close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Наруто не повезло в тот день

код для вставкиСкачать
Наруто не повезло в тот день, когда врач поставил заключение... Вернее, даже не заключение, а клеймо на всю его жизнь. Он - омега. В этот самый момент все его мечты рухнули с такой скоростью, что он этого даже не успел осознать. В голове всё ещё смутно пылала надежда, что он добьётся в жизни всего, абсолютно всего... Но физиология говорила об обратном. Добиваться ничего не нужно, нужно найти своего альфу, растить детей и думать только о благе семьи.
Наруто похолодел только от одной мысли о том, что каждый год ему придётся вынашивать детей, думать об их здоровье, готовить им завтраки и гладить их одежду. Он любил детей, но только не своих. Мириться с обществом карапузов он мог часа два в год - не больше. Нет, Наруто никогда не хотел быть омегой. До двенадцати лет он вынашивал и лелеял мечту, что он - альфа, ну или на худой конец бета. Но лучше всего, конечно, быть альфой. Да и друзья у него были сплошь "вожаками". Сколько себя помнил, Узумаки всё время ходил с разодранными коленями, синяками и диким желанием с кем-нибудь подраться. Он никогда в жизни не сидел за учебниками, как это делает большинство омег. Он не был задротом, которого все унижали, которого все альфы мечтали прижать к стене. Узумаки был вожаком! Но врачи сказали, что он омега. Наруто не верил в это долгое время - просто потому, что такого быть не могло.
Пока однажды не случилось это - течка. Если бы он верил в свою физиологию, то был бы к этому готов, но в его четырнадцать парень до последнего надеялся, что врачи ошибаются. За то Наруто и поплатился. Неприятности обрушились на него в самый важный день - тогда проходила финальная игра против соседней школы. Вообще-то, всё началось ещё утром: лёгкое недомогание, непонятный жар... Хотя Наруто списывал всё это на волнение перед финальным матчем. Когда он пришел в школу, на него буквально обрушился шквал запахов - от приторно-сладких духов уборщицы, которая мыла пол вчера вечером, до потных носков директора, который находился в другом корпусе. Все эти запахи настолько сильно ударили в нос, что Наруто чуть не потерял сознание. Впрочем, несильный удар головой о пол быстро привел его в чувство. Низ живота неприятно отяжелел, жгучий жар разнесся по всему его телу. Наруто чуть не задохнулся от сковавшего его дикого желания. В ту секунду он подумал, что запросто снимет штаны и начнет ласкать себя на глазах у всех друзей и других обитателей школы. Узумаки едва сдержался, чтобы позорно не заскулить. Он увидел, как на него пялятся более взрослые альфа, как они медленно крадутся к нему, останавливаются, наблюдают, выжидают.
В этот момент Наруто осознал, что насколько бы цивилизованными они ни были, против гормонов не попрёшь. И если он продолжит стоять там, окутывая взбесившихся альф своим призывным запахом - явно получит то, чего так жаждало его тело. Игру он пропустил - провалялся в медпункте, слушая наставления медички о том, что в таком состоянии из дома лучше не выходить. Но это Наруто и так уже понял. Он ощущал зуд в неположенных местах, жжение, твёрдость и влагу; ему хотелось остаться одному и хорошенько подрачить. С тех пор никаких сомнений в том, что он омега, у Наруто не осталось. Было слишком обидно и унизительно объяснять друзьям, кто он такой; к тому же в результате ему пришлось бы переводиться в другую школу. В специализированных заведениях учились такие же омеги, которым давали шанс спокойно закончить школу без боязни быть обрюхаченными возбуждёнными альфами.
Из-за всего этого Узумаки подписался на все возможные эксперименты, проводимые учеными. Общество все-таки пыталось облегчить жизнь несчастных омег, которые были недовольны своим положением. Наруто пил все таблетки, которые предотвращали такое ужасное явление, как течка; он пользовался духами, маслами, гелями, которые маскировали его запах для "голодных" альф. Как только появлялись новые контрацептивы - он тут же их пробовал. Все эти штуки были хороши, и Наруто даже в какой-то период начал понимать, что он свободен. Что он может больше не чураться каждого взгляда, может не бояться простого рукопожатия. Наруто наконец-то мог избегать нежелательных знакомств, мог жить так, как сам того желает. Гели и духи делали его запах похожим на запах беты, а беты по своей сути были не так интересны альфам.
В общем, Наруто был рад развитию новых технологий в медицине, потому что благодаря созданным лекарствам он умудрился не только закончить колледж, но и поступить в университет. Правда, директор, увидев в его карточке половую принадлежность, чуть не поседел. Омеги в вышке были очень редким явлением; обычно их можно было встретить максимум где-то на первых курсах колледжа. Правда, их тут же находили альфы и утаскивали во "взрослую жизнь".
- Вы понимаете, что ваше обучение может быть опасным как для вас, так и для престижа нашего ВУЗа?
Узумаки об этом говорили все, кто заглядывал в его документы.
- Я это знаю. И я достаточно себя оберегаю, - ответил он, тяжело вздохнув.
Не хватало еще, чтобы ему ещё отказали из-за этого недоразумения. Впрочем, директор больше ничего не сказал, только заставил его подписать специальный документ, в котором говорилось, что в случае чего ответственности университет не несет.
Наруто же за себя совсем не беспокоился. Он никогда не придавал значения тому, что он омега; к тому же новые технологии значительно упростили ему жизнь. В отличие от других омег, которые со своими слабостями смирялись и не старались идти против правил и своей физиологии, Наруто упорно тренировался, развивал себя физически, чтобы в случае чего дать отпор. Он постоянно старался улучшить свой самоконтроль, чтобы не расточать феромоны по всей округе. Проще говоря, Наруто был не совсем правильной омегой. - Сосед? - раздался чей-то голос.
Узумаки в это время раскладывал свои вещи по полкам.
Он сразу учуял его - резкий терпкий запах настоящего альфы. Парень, стоявший в дверях комнаты, подтверждал это не только запахом, но и всем своим видом. Сумка была небрежно закинута на его плечо, плечи и руки явно накачаны; тёмные волосы спадали на лицо парня, чей изучающий взгляд, казалось, кричал всем: "держитесь подальше". У Наруто даже сердце ухнуло в пятки - ведь было множество вариантов расселения студентов, а его в итоге поселили именно с таким брутальным парнем, который явно был альфой до кончиков ногтей.
- Если двадцать пятая, то да, я твой сосед, - непринуждённо ответил Наруто, непривыкший трусить и пасовать перед вожаками.
Парень вновь посмотрел на номер комнаты и кивнул. Он спокойно прошел в комнату и бросил свою сумку на кровать возле окна. Повисло какое-то неловкое молчание; Наруто смотрел то на сумку, то на соседа, растерянно изучая его взглядом.
- Бета? - вдруг спросил парень, чуть сузив глаза.
- Бета, - твёрдо соврал Узумаки. - Проблемы?
Сосед тут же плюхнулся на свою кровать. Вздохнув с облегчением, он начал стягивать с ног кроссовки.
- Когда шёл сюда, учуял омегу, да и сейчас... - он повёл носом в сторону Наруто, который готов был слиться со стеной. - Сейчас тоже чую, но и бету тоже... Ты непонятный какой-то.
- Да брось ты, какая омега в университете? - Узумаки пожал плечами, крепко сжимая в руках книги.
У этого альфы был отличный нюх. А значит, у него большие проблемы.
- Ты прав, - усмехнулся парень. - Я - Учиха Саске.
Он протянул ему руку, и Наруто, поколебавшись с мгновение, всё же пожал её.
- Узумаки Наруто, - он тут же отвернулся и принялся дальше расставлять книги. - А что, у тебя проблемы с омегами?
Саске тем временем расстегнул сумку и тоже принялся доставать вещи.
- У меня неудачный опыт общения с ними, - брякнул он, и Узумаки насторожился. - Терпеть их не могу. А уж эта их сущность соблазнителей и вовсе мерзость. Альфа, ненавидящий омег - довольно странное явление.
- Они же не специально...
- Как же, не специально. Меня они уже раз пятнадцать хотели отцом сделать, шлюхи озабоченные.
Наруто даже не сдержал усмешки.
- Не хочешь быть отцом?
Учиха отошёл от кровати и встал рядом с ним; Наруто, стараясь выглядеть невозмутимо, отступил от Саске на несколько шагов. Запах альфы чувствовался даже сильнее, чем прежде - видимо, когда Учиха злился, начинал пахнуть еще сильнее. Наруто впервые чувствовал альфу так близко, так сильно. Этот запах действительно привлекал, заставлял рот наполняться слюной, сердце стучать быстрее, а живот ныть в сладких спазмах возбуждения.
- Не хочу быть отцом насильно, - Саске посмотрел на Узумаки и усмехнулся. - Это ведь реально насилие, когда ты не можешь справиться с собой, а эта тварь тебя возбуждает. Наруто отступил еще дальше, а Учиха, взяв полотенце, направился в ванную.
- Собрание же в два? - крикнул он, закрывая за собой дверь.
- Да.
- Вместе пойдём.
А потом зашумела вода. Наруто же всё размышлял о том, как можно избежать ненужных проблем. С одной стороны, Учиха ненавидел омег, а значит, если вдруг что - кидаться на него не будет. Скорее всего, он убежит, чтобы избежать ненавистного отцовства. А с другой стороны, лучше просто переселиться к бете: там точно проблем не будет. Ну а еще лучше и вовсе попросить отдельную комнату. На церемонии знакомства Узумаки пытался изучить собравшихся людей. В основном все студенты были бетами. Альф оказалось совсем немного, а омег и вовсе не было. Вот угораздило же его так попасть!
К директору ему удалось попасть только через неделю: плотный график занятий не позволял ему увидеть его раньше. В просьбе об одиночной комнате тот отказал ему сразу, а вот против переселения к бете ничего не имел... Правда, это было возможно только с нового семестра. Директор даже невзначай помахал перед ним листочком с его подписью - мол, сам виноват, с ВУЗа спроса нет. В общем-то, Наруто и сам признавал, что всю кашу заварил сам. Впрочем, Саске, похоже, был самым безобидным альфой из всех, кого он встречал. Он много учился, постоянно твердил о своём старшем брате, которого ему надо было переплюнуть во что бы то ни стало. Старший брат, кажется, тоже был альфой, поэтому грызня в их семействе была почти постоянной. Узумаки даже позавидовал ему (в конце концов, оба сына в семье Учихи оказались альфами), но вслух ничего не сказал.
К счастью для Наруто, Саске записался в пять клубов и порой приходил в комнату уже после отбоя. Причем он приходил таким уставшим, что у него даже не оставалось сил на то, чтобы раздеться. Так что он просто заваливался на кровать и засыпал. Подобное расписание давало Наруто возможность "маскироваться", да и Учиха особенно к нему после первого раза не принюхивался. Хотя он часто говорил, что в общаге живёт омега. По его словам, если этот омега вдруг попадется ему на пути, он оторвёт ему голову. - Что ты пьёшь? - спросил Учиха, который зашёл в ванную за чистыми носками и увидел, что Наруто глотает какие-то капсулы.
Узумаки поперхнулся, покраснел, начал кашлять и задыхаться. Саске сильно испугался; схватив соседа, он начал стучать по его спине. Было раннее утро, так что они оба были полуголыми. Их кожа соприкасалась, они невольно тёрлись друг о друга, "обмениваясь" запахами... Но сейчас им обоим было не до этого.
Наруто наконец-то пришёл в себя, продышался и, отпихнув Учиху, жестом дал понять, что всё хорошо.
- Это биодобавки к пище, - соврал Узумаки, но Саске уже, похоже, было на это наплевать.
Учиха только кивнул, наблюдая за тем, как лицо соседа приобретает нормальный цвет. - Да их сейчас никто не употребляет...
- Я употребляю, отвали с расспросами!
Учиха, насупившись, фыркнул и вышел из ванной. Отдышавшись, Наруто прислонился головой к стене, ругая самого себя за то, что рявкнул на Саске. В который раз он пожалел, что судьба сделала его омегой. Будь он бетой, они с Саске смогли бы стать полноценными друзьями. Им бы не пришлось бояться друг друга. Но ничего уже не исправить.
Наруто посмотрел на пустую баночку из-под таблеток - сегодня он выпил последнюю пилюлю (которую, правда, чуть не выблевал из-за Учихи) - и тихо застонал. Ему нужно было срочно купить новые таблетки.
Этот запах... Он был таким тонким, почти незаметным, что Саске порой метался, как умалишённый, по этажам, пытаясь найти его. И каждый раз чёткая и яркая ниточка приводила к его комнате. Но Наруто был бетой - его запах Учиха ощущал очень живо. Было очевидно, что Узумаки - бета, хотя бы потому, что он пах соответствующе. К тому же сосед Саске нисколько не нравился - даже наоборот, он часто чихал от его запаха. Да видит бог, у него было что-то вроде аллергии на Наруто. Вот только нежный запах омеги словно скрывался за толстым слоем этого "бетского" безобразия. Учиха начал подозревать подвох ещё в первый день, но все никак не мог понять, зачем Наруто все это нужно. К тому же они жили вместе, в одной комнате. Для соседа, если он действительно был омегой, было бы разумней жить одному. Но Наруто, похоже, совсем не боялся его, и это сбивало Саске с толку. Только беты не боятся альф. Хотя, может, этот омега совсем непуганный. С другой стороны, с момента их заселения прошло почти три месяца, а у соседа ни разу не было течки. Он пах бетой с тонким, почти неуловимым, ароматом омеги. Учиха учился себя сдерживать ещё с раннего детства, иначе он бы просто перегрыз Итачи горло. Соперничество за любовь родителей было чуть ли не делом чести, поэтому те учили его терпению и выдержке. И к четырнадцати годам он был, пожалуй, самым образцовым альфой в округе и самым завидным женихом. Любая сучастая омега жаждала потечь в его присутствии, а Саске бы просто не смог устоять. Именно поэтому он ненавидел этих расчётливых сук. А Наруто... Он был странным. Если он омега - то уже даже старый, бездетный или вообще какой-то дефектный. Внешние данные Узумаки явно не подводили; иногда Саске разглядывал его и приходил к выводу, что он очень даже милый, а в течке так и вообще должно быть невероятно соблазнительный. Наруто запросто мог бы заполучить любого альфу - и никакой бы альфа от него не отказался, даже сам Саске. Он вдруг представил, как сожмёт его бёдра, как натянет его до самого основания так, что ягодицы Узумаки сожмутся, а он, Саске, будет их жадно мять, помечая своими грубыми метками. По телу прошла волна жара, и Учиха даже вздрогнул, опомнившись - он ведь, в конце концов, находился на лекции. В штанах стало тесно, но ещё хуже будет, если начнёт увеличиваться узел, поэтому Саске старался успокоиться, видя неодобрительные или заигрывающие взгляды рядом сидящих бет. Учиха поднёс ладонь к лицу, и все перед глазами будто поплыло. Запах омеги был очень сильным, он действовал на него, как какой-то невообразимый дурман, и Саске уже ничего не мог поделать с нарастающим возбуждением. Так что он резко поднялся и вышел, даже не слушая лектора, который кричал ему вслед что-то о неподобающем поведении. Учиха прекрасно знал, что в комнату ему идти сейчас не стоит, потому что если ему вдруг подвернется хоть малейшая возможность засунуть в Наруто хоть кончик своего члена - он её не упустит.
Встречавшиеся в коридоре беты улыбались ему, а альфы фыркали, потому что запах возбужденной альфы для самих альф был особенно неприятен. Это было подобно смеси блевотины с грязными носками... А вот запах возбуждённой омеги имел совершенно одурманивающий компонент, от которого альфы теряли всю свою цивилизованность и превращались в своих далёких предков - животных. Саске чуть ли не рычал на любого, кто осмеливался встать у него на пути (а многие и вовсе пытались повиснуть на его шее). "Отвергнутые" поклонники тут же все понимали и оставляли возбуждённого злыдня в одиночестве. Единственным местом, где он мог скрыться и где его могли понять, был медкабинет. Медбрат не только не стал читать ему нотации о неподобающем поведении, но и выделил ему отдельную кровать. Задёрнув койку ширмой, медбрат пошел прогуляться до ближайшего кафе, оставив номер своего телефона на случай непредвиденных обстоятельств. И как только Саске остался один, он рухнул на матрац, освобождая свой до боли возбуждённый член. Он был уже большим, головка обнажилась, стала красной, и любое прикосновение отдавалось в теле Учихи невероятным наслаждением; узел у основания начал набухать, и Саске застонал от одной только мысли о том, что он сцепит его с мокрой попкой омеги.
Наруто удалось отпроситься с занятий, и первым делом он пошёл в аптеку. Ему ни в коем случае не хотелось потечь перед Саске, а уж тем более перед всем университетом.
- Вы не желаете попробовать новые таблетки? - предложила ему консультант, приветливо улыбаясь.
- Новые? - заинтересованно спросил Наруто в надежде, что эти таблетки превратят его в альфу... ну или хотя бы в бету.
- Да, они всего неделю назад поступили, результатов эксперимента пока неизвестно, но вы же учувствуете в них, поэтому можете внести вклад в развитие этого препарата.
Узумаки нахмурился, но определённо заинтересовался. Почти все таблетки, которыми он пользовался, были вполне действенными. Другое дело, что срок их действия быстро заканчивался, но, возможно, эти новые таблетки произведут фурор. Наруто взял их, не задумываясь. В конце концов, общество действительно заботилось об омегах.
Учиха не сказал Наруто о том, что знает, кто он. Лишь наблюдал, вначале пытаясь найти подвох. Этот омега вполне мог оказаться расчётливым козлом, который пытается усыпить его бдительность, чтобы в конце концов заиметь от него, Саске, детей. Но затем парень понял, что Наруто очень ненормальный омега. Ему не нужны были ни альфы, ни беты - он совершенствовал, занимался лишь собой, и это заставило Учиху проникнуться уважением к несчастному. Ведь, по правде говоря, Узумаки и был несчастным - судьба уготовила ему роль конвейера для детей, а он всеми силами с ней боролся. Иногда ночью Саске просыпался только для того, чтобы увидеть Наруто настоящим. Целыми днями он или ходил с серьёзным лицом, или надевал на себя маску безразличного ко всему типа. Но во сне складки между бровями распрямлялись, губы словно становились пухлее, а ресницы трепетали, как у истинного омеги; и пахло от него в такие моменты очень сладко и вкусно. Настолько вкусно, что в Саске просыпался дикий, звериный аппетит. И это было прекрасно.
Но спустя несколько недель Учиха понял, что дольше этого не выдержит: или он пометит Узумаки, или просто сойдёт с ума от желания.
Наруто проснулся с дурным настроением. И будто мало ему было плохого расположения духа - почти сразу после пробуждения у него надсадно заныло все тело. Он проспал первые занятия, а Учиха, похоже, и не старался его разбудить. Поднявшись, Наруто кое-как дошёл до ванной. Нос почему-то заложило, да и ко всему его качало в разные стороны, словно он попал в шторм, поэтому Узумаки смог только умыться и почистить зубы. Тело у него так ныло, что он решил снова забраться в постель. Под одеялом его начало знобить; Наруто дрожал так, что слышал стук своих собственных зубов. Пошарив аптечке, он не нашёл ни каких лекарств против простуды - только таблетки от течки. Да, собственно, простудой он и не болел давно, откуда у него взяться противопростудным препаратам... А потом Наруто бросило в жар - такой сильный, что одежда на нём тут же промокла. Стянув себя влажные тряпки, он, в чём мать родила, улегся на постель, не накрываясь. Дышал часто, пытаясь прочисть нос, но от этого только кружилась голова. И вдруг Узумаки скрутило так, что он негромко, протяжно застонал. Низ живота пылал, словно туда засунули паяльную лампу, которая выжигала на его внутренностях странные узоры; в промежности стало мокро, и парень взвыл.
- О нет... Нет, нет, только не это, нет, - зашептал Наруто, лихорадочно роясь в аптечке с таблетками.
Он ведь выпил всю пачку, не пропускал ни одной таблетки... Да даже если бы и пропустил, течка бы всё равно не началась. И тут до него дошло: новые таблетки совершенно ему не подходили, а других у него не было. Впрочем, сейчас - когда течка в самом разгаре - лекарства бы и не подействовали. - Чёрт, чёрт!
Наруто уже забыл эти жуткие дни своей жизни, когда он почти неделями валялся в постели, только и делая, что дроча. А запах... Узумаки похолодел и практически ползком добрался до двери. По его ногам текло, и от дикого возбуждения он едва мог двигаться. Течную омегу наверняка сейчас чует весь корпус, и вскоре тут будут все альфы университета. Наруто проверил, что дверь заперта, но для верности закрыл ее ещё и на цепь. Ему было так плохо, что он уже просто выл; промежность буквально горела и пульсировала, чуть ли не порциями выделяя смазку, которая измазала даже его колени. Когда это пройдёт? В лучшем случае дня через два, но Саске не задержится в своих клубах на два дня. А ему нельзя быть тут, сейчас!
Кое-как справившись с собой, Наруто начал набирать соседу смс:
"Не приходи в комнату, пожалуйста, дня три, я хочу развлечься".
Сумев набрать текст (в котором, учитывая его состояние, явно была куча ошибок), Узумаки отправил сообщение и уткнулся лицом в матрац кровати. Просунув руки между ног, он обвел кончиками пальцев пульсирующий, мокрый анус. Края дырки были набухшими и возбуждёнными, нутро жаждало чужого вторжения, крепкого горячего члена, который бы заполнил его сочащуюся пустоту.
- Нет, нет... Боже, нет... - стонал Узумаки, толкая в себя пальцы до основания фаланг.
Он чувствовал свою скользкую смазку, которая бежала по пальцам, на ладони.
Этого было мало. Ему нужен был альфа, который заставил бы эти симптомы уйти, который бы снова сделал его самим собой.
- Мммм... Саске, - простонал Наруто, засовывая в себя уже почти всю ладонь, кроме большого пальца. У Саске наверняка огромный член... Такой же большой, как и у всех альф, с твёрдым мощным узлом на основании, который доставит ему невероятное удовольствие, разбухнув в его теле. Узумаки сладко застонал, представляя, как будет насаживаться на этот потрясающий член. С каждой секундой он терял самоконтроль, потому что желание затмевало все остальные мысли. Наруто повернулся на бок, поднимая одну ногу; руку он завел за спину и продолжил трахать себя ею. С каждой секундой парень все шире разводил края своей дырки, представляя, как её растянет связывающий узел. От этих фантазий Наруто потёк ещё больше. Под ним уже, наверное, расползлось мокрое пятно.
"Бам".
Дверь резко дёрнулась, словно в неё угодило пушечное ядро. Наруто вздрогнул, но остановиться не мог; закатывая глаза, он кусал губы, чтобы не закричать.
- Наруто, что за чёрт?! - громкий рык Саске заставил его опомниться.
- Ух... уходи! - прохрипел он, чувствуя запах разъяренного альфы.
Наверняка Учиха чуял его течный запах, так что скрывать что-либо было уже бесполезно.
- Куда, чёрт возьми, я уйду, когда ты... Открой, - простонал Саске, проводя чем-то острым по двери.
Наруто чуть не захныкал - это был так притягательно, так соблазнительно, но... Это было неправильно.
- Прошу тебя, уйди.
- Ты ждёшь кого-то? - голос Саске был низким и злобным; в последний раз его так вывели из себя, когда ему было десять.
А сейчас его выбесил глупый омега, прислав тупую смс, которую он не собирался оставлять без внимания.
- Ждёшь другого альфу, который трахнет тебя?
Наруто упёрся головой в колени, облизывая сухие губы.
- Нет, нет! - запротестовал он. - Уйди... Мы сейчас не можем, прошу...
Саске царапал дверь ногтями. Там, за дверью, находилась течная омега с таким офигенным крышесносящим запахом, от которого у Саске мутнел рассудок. Он не собирался оставлять Наруто - ни одна альфа не оставит омегу, а уж тем более Учиха не оставит Наруто. Не он, так другой альфа вышибет эту дверь и получит то, что Саске так оберегал. Но Узумаки сейчас не только будил в нём всё звериное и похотливое, но еще и выворачивал его, Саске, на изнанку от злости. Ни одна омега не мучает своего альфу, но Узумаки оказался просто натуральным садистом.
- Открой сам, и всё будет хорошо, - успокаивал Наруто Саске.
- Ты тупой?! - заорал с той стороны сосед, и Учиха со всей силы стукнул кулаком в дверь.
- У меня есть ключи, тупица, я просто хочу, чтобы ты был готов, потому что если я сам открою эту чертову дверь, ты даже не успеешь помолиться - сразу окажешься верхом на моём члене!
Наруто даже тихо заскулил; тело автоматически среагировало на слова альфы, и он потек ещё больше. Глупая физиология!
- Саске, пойми...
Узумаки застыл, услышав, как в замочной скважине щёлкнул замок. Дверь дёрнулась, но цепь остановила вторжение, и Саске буквально взревел. Наруто не успел и глазом моргнуть, как петля отлетела в сторону, закатившись куда-то в угол. Учиха вошёл в комнату; ощутив до боли желанный запах, он даже чуть пошатнулся. От этого аромата сносило крышу - он готов был накинуться на Узумаки прямо так, не снимая даже куртки.
Сосед сидел на полу, глядя на него округлившими от ужаса и желания глазами; мокрые волосы прилипли к его лицу, а он всё смотрел и смотрел... Захлопнув двери, Саске подошёл к Наруто и опустился перед ним на колени. Запах течки был чертовски сильным, и альфа едва мог говорить, чувствуя, как звенит в голове. Инстинкты требовали прекратить заниматься всякой хернёй и немедленно взять то, что само упало ему в руки. Узумаки вытянул влажные руки вперёд, толкая Саске в плечи.
- Отойди! - предупредительно заявил он. - Это же гормоны, они заставляют тебя!
Саске сглотнул, призывая на помощь всю свою выдержку:
- Заставляют, - согласился он, жадно глядя на омегу, который пытался его оттолкнуть. - Но всего лишь сдерживаться.
Наруто застонал, чувствуя, как в заднице начинается дикий зуд и жжение; он уже готов был выть - желание и боль просто застилали ему рассудок.
- Могут быть дети... Я не хочу детей! - Узумаки умоляюще смотрел в тёмные глаза, уже комкая в руках грубую ткань куртки Саске, то ли отталкивая, то ли притягивая его к себе.
Учиха так и не смог понять, что именно пытался сделать сосед, цепляясь за его одежду.
- Я их всех приму, всех, кто появится, - сказал он.
Наруто застонал; Учиха в таком состоянии мог наобещать всё, что угодно, но и выбора у них особенно не было. Саске положил ладонь на его щёку, и Наруто всем телом потянулся к нему. Учиха с жадностью прижался к нему, чувствуя, что его буквально оглушают все нахлынувшие эмоции.
- Хочешь меня? - прошептал Саске, хватая губами солёную кожу на загорелой шее соседа. - Скажи, что хочешь.
- Хочу! Да, хочу!
Саске, практически сорвав с себя одежду, подхватил Узумаки на руки и опрокинул его на кровать животом вниз. Наруто даже в спине прогнулся, позволяя Учихе видеть его милые ямочки на пояснице, видеть его блестящие от смазки бёдра. Низко застонав, Саске провел рукой по промежности соседа, который от такого прикосновения вскрикнул и подался навстречу его пальцам. Однако Учиха лишь мазнул смазку и растёр её у себя между пальцами.
- Какая глупая омега, - шипел Учиха, нарочно дразня Наруто. - Не учили не спать в одной комнате с альфа, м?
Он шлёпнул по влажным ягодицам, и Узумаки вздрогнул, пискнув то ли от наслаждения, то ли от боли. Его чувствительная кожа вмиг покраснела. Саске заставил соседа приподнять зад и встать на колени. Он гладил голени, колени Наруто, прикасался губами к мягкой плоти ягодиц, кусал их, целовал, облизывал... Сейчас стонущий Наруто совсем не был похож на того привычного сдержанного соседа, с которым Учиха уже столько жил в одной комнате.
- Нельзя, нельзя так меня дразнить, да ещё и не слушаться, - Саске укусил его за попу, оставляя глубокий след, и Наруто дёрнулся.
Он вдруг инстинктивно сжался, будто Учиха собирался сделать с ним что-то ужасное.
- Ещё... не поздно... останови... - пробубнил он в скомканные простыни.
Учиха накрыл его сверху своим телом, лизнул оттопыренное, покрасневшее ухо, легонько укусил, втянул в рот мочку, пососал её и, отпустив, зашептал:
- Поздно, меня уже ничто не остановит. Наруто теснее прижался своим задом к его паху и тихо всхлипнул, ощутив своей промежностью огромный твёрдый член Учихи.
Саске терзал его затылок, плечи, шею губами, целовал, посасывал кожу, покрывая ее укусами. Он вовсе не стремился ворваться в тело соседа - Учиха лишь дразнил Наруто, водя по мокрому смазанному анусу раскрытой головкой своего члена. Он кружил вокруг припухшей от возбуждения дырки, пытался всунуть, но, как только головка начинала входить, Саске тут же вынимал член и снова начинал дразнить соседа. Наруто капризно стонал и ёрзал, сжимался, будто надеялся удержать член альфы в своём скользком теле.
- Повернись, - скомандовал Саске, приподнимаясь.
Узумаки не очень хотелось менять положение; он ещё никогда и ни с кем не был так близко. Ему явно будет непривычно смотреть на альфу, который собирается его трахнуть.
- Может не...
- Что я тебе сказал, выполняй! - рявкнул Учиха, и Наруто тут же закопошился, пытаясь перевернуться на спину.
Влажные простыни кровати липли к его телу. Глаза Саске словно огнём горели; он и сам был весь мокрый. Учиха смотрел на него, будто гипнотизировал - и это был тот самый взгляд альфа, который не позволял перечить себе или протестовать. Он покорял и подчинял своей воле. Едва Наруто перевернулся, Саске тут же коснулся его губ своими. Его рот был горячим, мягким и влажным, будто сам грех, который открывал для падших свои чертоги. Наруто подался ему на встречу, обвивая руками его шею. Обхватив его бёдра своими ногами, Узумаки прижал соседа к себе. Саске вжался в его губы, и в тот самый момент, когда их языки начали ласкать друг друга, он вошёл в него.
Узумаки тут же выгнулся, попытался оттолкнуть его, но Саске крепко держал его, входя в его тело короткими, быстрыми толчками. Учиха чувствовал, как омега под ним стонет и мычит, пытаясь вырваться из захвата его рук. Внутри было скользко, и смазки становилось все больше с каждой секундой, так что с каждым движением Саске выбивал её на и без того уже мокрую простынь, которая уже ничего не впитывала. Наруто выл и скулил в его губы, но Саске не отстранялся от него - все и так чуют, что тут происходит, не хватало еще, чтобы крики Узумаки услышали даже учителя. Учиха, разработав любовника, начал вбиваться в него под разными углами, не сбавляя темпа. Вскоре Наруто начал подмахивать ему, пытаясь сцепить с ним пальцы. Когда Саске понял, что держать строптивца больше не нужно, он перехватил его за ноги и почти сложил пополам. Навалившись на любовника, он начал с такой силой вбиваться в его тело, что Узумаки поволокло по кровати. Наруто упёрся руками в стену, чтобы не встретиться с ней головой.
- Молодец... - шептал Саске. - Хорошо меня принимаешь!
Наруто чувствовал себя так, словно его похвалили за хорошо выполненную работу; по его телу разлилось благодарное тепло, и он начал сжиматься активнее, засасывая Учиху в себя ещё глубже. Тот низко зарычал, чувствуя, что такими темпами его надолго не хватит. Саске толкнулся в Наруто так мощно, что даже яйца чуть не расплющил. Узумаки же вдруг вцепился ему в волосы и, сипло вскрикнув, потянул черные пряди с такой силой, что Саске зарычал и с последним движением кончил. Узел на его члене тут же начал твердеть и расти, запирая их вместе. Наруто всё ещё вздрагивал и стонал, пока узел не расперло до такой степени, что ему стало больно. Саске лежал неподвижно, ощущая, как прямая кишка Наруто всё ещё агонизирует в оргазменных импульсах и сжимает его член, выдаивая досуха.
Учиха попытался уложить своего омегу поудобнее; неизвестно, сколько времени они пробудут в таком положении, поэтому нужно было хоть как-нибудь облегчить их участь. Наруто был совсем мягким и податливым. Он едва сумел открыть глаза, так что о том, чтобы заехать чертовому альфе по морде, не было и речи. Течка и секс вытрясли из Узумаки всю душу, он только спать и хотел.
Саске прижимался щекой к его мокрому лбу, иногда оставляя поцелуи на кончике носа соседа, его веках, бровях. На него никогда ещё такая нежность не нападала... Хотя это были всего-навсего инстинкты. Наруто был его омегой, он, Саске, оказался сцепленным с ним, а значит, Узумаки теперь отмечен. То есть, его запах будет перебиваться запахом Учихи - в знак того, что он принадлежит ему. - Я не шлюха озабоченная, - промямлил вдруг Наруто, раздражённо убирая руки Саске от своего лица.
Ну вот, он снова превратился в того колючего ежа, каким всегда был.
- Это я уже понял, - протянул Учиха, нежно прикусив его щёку. - В следующий раз я вылижу тебя, как сучку, возможно, даже пососу, если захочешь.
Наруто напрягся, но тело вдруг само собой отреагировало, сжимая Саске так крепко, что тот застонал, ощутив прилив ароматной омеговой смазки.
- Будешь так делать, получишь... мммх ещё, - прошептал он.
Узумаки закусил губу и засунул руки под подушку. Он дышал ровно - с одной стороны, он радовался, что течка прошла, а с другой стороны, он ненавидел тот факт, что теперь ему предстоит заботиться о ком-то еще... О своем альфе и, возможно, о будущих детях.
- Кстати, у меня аллергия на твои маскирующие средства, - почти обиженно пробубнил Саске и посмотрел на омегу жалобным взглядом, от которого Наруто тут же почувствовал себя ужаснейшим существами на свете. В конце концов, омеги обычно не делают плохо своим альфа - это как минимум против природы. Но спуску Учихе он давать не хотел, поэтому только отвернулся, сказав:
- Можешь переехать.
Саске только тихо засмеялся. Ох, у него оказалась очень непослушная омега. Впрочем, Учиха всегда любил всё неправильное, но пока он Наруто об этом говорить не будет.
Автор
seiky-kun
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1 390
Размер файла
36 Кб
Теги
омегаверс, мпрег, слеш, фанфики, наруто
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа