close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Древнекитайская письменность

код для вставкиСкачать
 Введение.
Китайская иероглифическая письменность самая исключительная среди современных. Это единственная иероглифическая письменность мира, которая была изобретена за полтора тысячелетия до н.э. и продолжает существовать в наши дни. Иероглифические письмена, которые были изобретены практически во всех очагах древних цивилизаций - на Ближнем Востоке, в Южной Азии, Центральной Америке, исчезли, оставив после себя немногие памятники. И только китайская на протяжении всей своей истории смогла приспособиться к меняющимся условиям развития цивилизации и оставаться сложным, но приемлемым для Китая средством письма.
Знак китайского письма представляет собой сложную графическую фигуру. Его китайское название - цзы - "письменный знак" в европейских языках он называется character - "знак", по-русски он по аналогии со знаками других иероглифических письменностей называется иероглиф. Соответственно по-русски китайская письменность традиционно носит название иероглифической. Необычность китайского письма всегда вызывала любопытство как ученых специалистов, так и многочисленных любителей. О ней существует множество литературы, однако научное изучение её истории началось с конца прошлого века после открытия древнейших памятников китайского письма.
Возникновение китайской письменности.
Истоки зарождения иероглифического письма теряются в недрах доисторической эпохи, и соприкоснуться с событиями тех "дописьменных" времен возможно только через множество дошедших до нас мифов и преданий. Традиция приписывает идею создания иероглифов одному из мифических "Трех Владык" китайской древности - Фу Си, по преданию, правившему Поднебесной с 2852 г. по 2737 г. до н.э. Так, согласно мифу, прогуливаясь по берегу реки Хуанхэ, Владыка Фу Си увидел Великого Дракона (по другим версиям мифа: Великую Черепаху, Лошадь), на спине (панцире) которого красовались загадочные знаки. Любознательный Фу Си тут же перерисовал их и вдруг заметил, что формы знаков очень схожи со следами птичьих лап на песчаном берегу. В таком замечательном совпадении Владыка узрел глубокие принципы единства окружающего бытия и зафиксировал их в первых начертательных знаках китайского письма - триграммы (багуа). Эта система состояла из двух элементарных знаков, один из которых представлял собой целую, а второй - прерванную прямую линию. Таких триграмм было восемь. Каждая из них имела некоторое значение, которое могло меняться в зависимости от той цели, с которой эти триграммы использовались. Триграммы могли сочетаться между собой попарно. Результатом такого сочетания в неповторяющиеся пары были 64 гексаграммы, которые представляли собой знаки не предмета, а ситуации, изложенной в прилагаемом двустишии, смысл которого истолковывал прорицатель. Эта простейшая знаковая система, естественно, не могла быть использована для записи сообщения на китайском языке, однако она имела принципиальное значение, потому что с ее помощью была усвоено представление о том, что всякое сообщение может быть закодировано с помощью письменных знаков. Задача состояла только в том, чтобы вместо знаков, имеющих множество ситуативных значений, создать такие знаки, которые имели бы одно постоянное значение. Отсюда оставался лишь один шаг до создания знаков для отдельных слов китайского языка. Связь триграмм с китайской иероглифической письменностью была хорошо понятна ранним филологам. В предисловии к словарю Шовэнь Цзецзы Сюй Шэнь писал: "Когда Фу Си стал правителем Вселенной, он первым создал восемь триграмм, а Шэнь Нун для нужд правления и передачи приказаний пользовался узелками на шнурах". Аналогичные высказывания имеются также в Ицзине, у Лао Цзы и у Чжуан Цзы1. Расхождений по смыслу между ними нет, поэтому можно полагать, что все эти сведения восходят к одной и той же культурной традиции.
Создание же иероглифов как системы письма китайские мифы связывают с именем другого легендарного правителя Поднебесной, отца-основателя Китайской империи в XXV веке до н.э., великого Желтого Императора - Хуан Ди, по преданию, правившего 100 лет с 2591 г. по 2491 г. до н.э.. Именно император Хуан Ди отдает распоряжение своему придворному историографу Цан Цзе создать первую систему китайского письма. Цан Цзе, гласит предание, создал знаки письма, наблюдая "очертания гор и морей, следы драконов и змей, птиц и зверей", а так же тени, отбрасываемые предметами. Эти иероглифы были достаточно условными изображениями предметов и потому назывались вэнь "изображение, орнамент". В дальнейшем стали создаваться более сложные знаки, состоящие из нескольких таких рисунков. Эти сложные знаки получили название цзы. В предисловии к словарю "Шовэнь цзецзы" говорится, что "придворный историограф императора Хуан Ди по имени Цан Цзе первым создал письмо на дощечках".2
Таким образом, письменность, в глазах древних китайцев, была отражением не предметов, но и теней и следов, то есть превращенных, изменённых образов, в конечном счете - самого акта преображения бытия, которое обнажает предел всех вещей. Это обстоятельство позволяло китайским ученым рассматривать письменность как плод известной умственной работы, творческого усилия, требовавшего знаний, и воображения. В результате китайская письменность, будучи в своём исходном виде идеографической, получала статус самостоятельной, отвлечённой от своих прототипов реальности. Так письменность оказывалась могущественным фактором согласования природы и культуры, естества человека и человеческого творчества.
Однако по данным археологии ранняя история китайской письменности начинается с насечек на керамических сосудах, обнаруженных на раскопках всех неолитических культур Китая. Обычным местом на неолитической керамике, где находятся насечки, является венчик или днище сосуда. Насечки на керамике неолитических культур были элементарны по форме. По технике исполнения они представляли собой черты сложной формы, нанесенные заостренным предметом на необожженные керамические изделия. Однако иногда встречаются насечки, сделанные по обожженным изделиям. Их форма варьирует от одной неолитической культуры к другой, и только небольшое число простых знаков оказались общими для нескольких культур одновременно.
Историки китайского письма склонны рассматривать эти насечки как его древнейшие знаки. Если дело обстоит действительно так, то с наибольшей вероятностью можно подозревать, что они представляют собой древнейшие формы знаков для числительных. Различия графической формы и их состава в наборах знаков каждой неолитической культуры в отдельности означает, что все они обладали собственной письменностью. Ограниченность числа знаков позволила некоторым исследователям предполагать, что неолитическая письменность была алфавитной.
По результатам анализа, период стоянки этой культуры датируются третьим и даже пятым тысячелетием до н. э. Знаки на керамике культуры Давэнькоу отличаются большей сложностью по сравнению со знаками других как синхронных, так и более поздних неолитических культур. По своим графическим признакам они представляют собой рисунки вполне сходные с изображаемым предметом. Такое сходство позволяет предполагать, что именно они были наиболее ранними пиктограммами китайского письма. Отсюда же был сделан вывод, что китайская письменность имеет истоки, относящиеся не к середине второго, а к середине пятого тысячелетия до н.э.
Самые ранние иероглифические формы относятся к периоду выделения из Иньского племенного союза раннего государственного образования Шан во второй половине II тысячелетия до н.э. (в китайской историографии период династии Шан определяется с 1751 по 1112 гг. до н.э.). Первые надписи представляли собой собственно рисунки, выполненные на костях животных и панцирях черепах. Основным назначением данных текстов было выполнение религиозных обрядов. Посредством письма человек обращался за помощью к различным божествам, духам предков, а также вопрошал оракул о своем будущем. Отсюда и название первых письменных знаков - письмена на костях и панцирях (цзягувэнь), а также, согласно определению исторической эпохи, - шан-иньские письмена. В большинстве своём они носят характер пиктограмм, то есть более или менее стилизованных изображений определённых предметов. К настоящему времени выявлено около пяти тысяч письменных знаков шанской эпохи, из них около полутора тысяч идентифицированы с позднейшими иероглифами. Тогда же, в эпоху Шан, был найден способ обозначения абстрактных понятий или действий посредством диаграмм или придания нормативного значения отдельному предмету или даже ситуации. Например, числа один, два и три обозначаются соответствующим количеством горизонтальных черт, понятие середины выражается с помощью вертикали, проходящей через центр круга, и т.д. Понятие "хорошо" передавалось при помощи сочетания знаков "женщина" и "ребенок", иероглиф "слушать" представлял собой сочетание знаков "ухо" и "дверь", знак "ритуал" являл картину человека, преклоненного перед стоящим на алтаре жертвенным сосудом, и т.д. Насечки на керамике продолжали существовать также и после изобретения письменности. Они остаются одним из характерных признаков керамики более поздних Исторических периодов Чуньцю (722 - 481 гг. до н.э.) и Чжаньго (481 - 250 гг. до н.э.). Технические различия между насечками и иероглифами особенно хорошо заметны на керамике из Байцзячжуана и Чжэнчжоу. Здесь на керамике из культурного слоя эпохи Чжаньго были обнаружены как насечки, так и надписи, сделанные иероглифами. При этом существенно, что насечки были выполнены вручную, а иероглифические надписи выполнены штампом. Различие в технике вполне объяснимо: гончары вряд ли были достаточно грамотны для того, чтобы делать надпись на каждом сосуде в отдельности, поэтому для орнаментальных надписей они пользовались готовым штампом, а для своих технологических целей - насечками, смысл которых был понятен им, но не был существенен для пользователей керамикой. Возможно, какая-то часть пользователей керамикой могла их прочесть.
Изложенные здесь описания насечек, найденных на керамике и рисунков на костях животных свидетельствуют о длительной эволюции китайского письма от простейших графических изображений, не связанных непосредственно с языком, к знакам, передающим лингвистические единицы. Как известно, потребность в письменности возникает на том уровне развития цивилизации, когда требуется устойчивая коммуникация в обществе, как во времени, так и в пространстве. Для обеспечения устойчивой коммуникации в пространстве требовалось изобретение способа передачи, а для обеспечения ее во времени изобретение способа хранения информации. В обоих случаях это могло сделать только письмо.
Однако для создания письменности требуются не только графические, но и технические условия. Материал, на который наносились знаки разного назначения, должен был обладать такой поверхностью, которая соответствовала бы возможностям избранного орудия письма. Как и во всех остальных центрах цивилизации, первым орудием письма в Китае был заостренный предмет, пригодный для нанесения тонких линий. Соответственно, материал для письма должен был обладать мягкой поверхностью. Как известно, гончарное производство в Китае достигло высокой степени совершенства. Китайские гончары располагали разными способами нанесения орнамента и, вообще, любого изображения на сырые и обожженные изделия. Поэтому сырая или обожженная глина была вполне доступным материалом для письма. Еще одним древним материалом являются лопаточные кости крупных млекопитающих и панцири черепах. Для придания процарапанным линиям большей контрастности использовался черный краситель, который заполнял процарапанную бороздку. Существующие надписи на гадательных костях по большей части нацарапаны на поверхности костяного панциря, и лишь часть из них нанесена тушью или иным подобным образом, все основные элементы техники письма - предмет, служащий поверхностью для письма, орудия для нанесения письменных знаков, краситель для более четкого их выделения на поверхности - уже присутствовали в технике иньского письма.
Археологи, занимающиеся китайской керамикой эпохи неолита и бронзы, а также исследователи истории китайского письма с полным основанием усматривают связи насечек на керамике со знаками иньской иероглифической письменности. Уже к настоящему времени опубликовано много статей, где тот или иной знак на керамике идентифицируется со знаком иньского письма. Не приходится также сомневаться, что графика этих знаков генетически связана с орнаментом и рисуночным декором на керамике того времени. Иначе говоря, насечки, орнамент, рисуночный декор на неолитической керамике создавали ту графическую среду, в которой формировалось иньское иероглифическое письмо. С изобретением иньского иероглифического письма насечки на керамике продолжали существовать как техническое средство гончарного производства. Таким образом, знаки - насечки на неолитической керамике вместе с орнаментом и декором представляют собой предписьменность, ту графическую среду, где могут возникнуть знаки письма. Все эти компоненты графической среды являются необходимой ступенью для создания настоящей письменности, которая передает лингвистические единицы регулярными письменными знаками.
Эволюция китайской письменности.
Иньское письмо.
Первым источником сведений о древнейшем периоде развития китайской письменности являются надписи на гадательных костях, обнаруженных в большом количестве при раскопках последней столицы династии Шан, которая находилась на месте современной деревни Сяотунь уезда Аньян провинции Хэнань. По современному административному делению уезд Аньян входит в провинцию Хэбэй. Из "Бамбуковых анналов" известно, что шанский царь Пань Гэн в 14 год своего правления, т. е. в 1387 г. до н.э. перенес столицу из Янь на север в Мэн и назвал ее Инь.
Этот город оставался столицей династии Шан до конца существования в 1122 г. до н.э. Столица Инь не была городом в современном смысле этого слова, она была размещена на в нескольких селениях по обеим сторонам реки Хуанхэ. Поэтому к иньскому городищу относятся раскопки не только в Сяотуне, но также и в окрестных селениях. Открытию иньской письменности предшествовала интересная история. В некоторых пекинских аптеках в прошлом веке продавались так называемые кости дракона, которые представляли собой фрагменты панцирей черепа, лопаточных костей крупных млекопитающих с нанесенными на них непонятными знаками. Кости дракона продавались как лекарственные вещества и в истолченном виде, использовались некоторыми врачами китайской медицины для лечения ран. В конце прошлого века этими костями и особенно надписями на них заинтересовался военный министр цинского правительства Ван Ижун, который дал распоряжение выяснить их происхождение. Проведенное его подчиненными расследование показало, что панцири и кости с непонятными знаками доставляются в Пекин из города Аньяна соседней провинции Хэнань. Местное население, разумеется, давно знало о них: эти кости часто находили при земляных работах. Ввиду того, что они принадлежали крупным млекопитающим и черепахам, которых уже давно не было в этой местности, суеверное население считало их; драконовыми костями. Зловещие предметы, попадавшиеся при земляных работах, собирали и выбрасывали в колодцы, которые считались местом обитания драконов. Часть этих костей попадала в руки бродячих торговцев, которые сбывали их в пекинские аптеки. Ван Ижун оценил важность этих надписей как ранних образцов китайского письма и приступил к составлению коллекции. Одновременно с ним к сбору коллекций приступили некоторые китайские любители древности и христианские миссионеры, работавшие в Аньяне. Когда материалов накопилось достаточно для их исследования, этими коллекциями занялся выдающийся китайский историк и палеограф Ван Говэй, которому удалось прочитать надписи на нескольких десятках предметов. В результате его трудов удалось определить, что эти надписи относятся к последнему периоду истории династии Шан.
По содержанию они представляют собой запись вопросов духам предков при гадании, запись ответов на них, указание на то, сбылось ли предсказание. Гадание на костях происходило следующим образом: жрец-гадатель нагревал участок кости раскаленным металлическим стержнем. От нагревания на ней образовывались трещины, форма и направление которых толковались как положительный или отрицательный ответ на вопрос. Один и тот же вопрос мог задаваться несколько раз в разной форме, все они записывались там же. При каждом гадании указывались дата и имя гадателя, такая структура надписей на гадательных костях давала возможность определить их датировку и последовательность во времени, установить имена и хронологию правителей последних столетий династии Шан, а также основных событий в государстве и семье правителя, по поводу которых эти гадания совершались.
На этом этапе существования китайской письменности, из-за отсутствия устойчивой письменной традиции и примитивной техники письма (знаки писались на кости заостренной палочкой), существовали большие расхождения в способе начертания знаков. Однако это обстоятельство не могло доставлять большого беспокойства окружению иньского царя, где число грамотных едва ли превышало нескольких десятков. С технической точки зрения задачу, которую решал Ван Говэй, можно определить как дешифровку иньской иероглифической письменности. Обычно дешифровка письменностей проводится с помощью билингвы - параллельной надписи, сделанной известной письменностью. При дешифровке иньского письма исследователь не располагает билингвой, на основании которой можно реконструировать знаки иньского письма с помощью какого-либо другого известного письма или с помощью китайского письма современного вида. Свойствами билингвы максимальной степени обладает словарь Шовэнь цзецзы, составленный в I в. н.э. где содержатся древние начертания знаков китайского письма. Однако задача исследователей иньского письма была усложнена тем, что те древние начертания, которые приведены в этом словаре, относятся к значительно более позднему времени, примерно V-III вв до н. э. Эти начертания по своему графическому облику были ближе к знакам иньского письма, но никоим образом не совпадали с ним. Другим важным источником реконструкции иньского письма явились начертания знаков в подлинных надписях на бронзовых сосудах и колоколах эпохи Чжоу, которые помогали идентификации знаков иньского письма со знаками современного вида.
В настоящее время издан опус надписей на иньских гадательных костях, который пополняется по мере появления новых находок. Стоит специально отметить, что в настоящее время реконструкция ограничивается значениями иероглифов иньского письма. Их чтение по настоящее время остается неизвестным из-за отсутствия транскрипций.
В отличие от современных иероглифов внутри знаков иньского письма стандартные графические единицы-графемы не выделялись. Число черт в составе знака зависело от желания пишущего передать в своем изображении большее или меньшее число деталей. Исследователи иньского письма указывают на сходство графического стиля иероглифов, изображающих животных, со стилем зооморфного орнамента, который встречается на различных предметах материальной культуры эпох Инь и даже предшествующих исторических эпох. Это означает, что в своих истоках китайская иероглифическая письменность связана с изобразительным искусством и с орнаментом. Это делает понятным причину, по которой знаки китайского письма были названы словом вэнь "узор".
Чжоуское письмо.
Чжоусцы переняли письменный язык иньцев, но при чжоуской династии значительно изменилась форма написания иероглифов; одновременно усложнился и расширился словарный состав языка. Всё это вызвало потребность в кодификации графики письма. И первым известным опытом кодификации графического китайского письма является список иероглифов Ши Чжоу пянь "Книга историографа Чжоу", составленный при правлении Сюань Вана еще в эпоху западной династии Чжоу. По преданию этот список состоял из 15 глав, где иероглифы были расположены в некотором осмысленном порядке. Возможно, что уже в этом списке иероглифы были расположены по предметным категориям, какие наблюдаются в более поздних списках.
Графическая форма знаков китайской иероглифической письменности называется да чжуань "Великая печать". Как выглядели знаки из списка Ши Чжоу, можно судить по весьма ограниченному числу таких знаков, засвидетельствованных в словаре Шовэнь Цзецзы. Один из вариантов этого письма можно увидеть на нескольких надписях, относящихся к VIII в. до н. э., т. е. немного позднее того времени, когда был составлен Ши Чжоу пянь. Графическая форма знаков китайского письма, засвидетельствованная на каменных барабанах, называется шигу вэнь "письмо на каменных барабанах". Десять таких барабанов были обнаружены на территории бывшего государства Цинь еще эпоху династии Тан (618-782 гг.), когда в Китае впервые пробудился интерес к письменным памятникам прошлого. Письмо того же типа встречается на знаменитой пинъянской стеле, которая была найдена тоже на землях бывшего царства Цинь.
Распад чжоуского государства сопровождался формированием нескольких региональных вариантов письменности, порою значительно отличающихся друг от друга. Можно говорить о трех письменных традициях: письменности царства Цинь, где был принят раннечжоуский вариант стиля да чжуань, письменности остальных шести крупных царств, основанной на соединении иньского и чжоуского письма (ее принято называть гувэнь - "древние письмена"), и письменности южного царства Чу. Письменная традиция Чу в лексическом отношении заметно отличается от северокитайских вариантов письменности.
Циньское письмо.
Объединитель древнего Китая Цинь Шихуанди в числе первых, важнейших реформ предпринял унификацию письменности. Его первый министр, Ли Сы издал новый официальный иероглиыический списьк под названием "Сань Цань" ("Три кладовые") для обязательного использования государственным аппаратом. Иероглифические формы получили название сяо чжуань - "малая печать". Список насчитывал 3300 иероглифов. Принимались меры по унификации их произношения.
Стиль сяо чжуань пользовался официальным признанием на протяжении последующих четырех веков китайской истории, чему не мало способствовало уничтожение при Цинь Шихуанди многих книг, написанных старым письмом. Одновременно существовали и другие стили, имевшие более ограниченное применение, например: кэ фу - "письмо для резных бирок", чун шу - "письмена-насекомые", шушу - "канцелярское письмо", муин - "знаки на печатях", лишу - "писцовое письмо", и др. Стиль лишу, использовавшийся в деловых документах ханьской эпохи примерно с середины I в. до н. э., лег в основу современного письма. Графически он знаменует переход от закругленных линий стиля чжуань к острым углам, а композиционно - от вертикально-прямоугольного расположения графических элементов иероглифа к квадратному или горизонтально-прямоугольному.
Вскоре после издания списка "Сань Цан" началась новая эра развития иероглифического письма. Новый этап характеризуется, прежде всего, двумя явлениями: избыточным увеличением количества иероглифов и постепенным видоизменением их форм. Первое явление объясняется следующими причинами. Во-первых, несмотря на принятый государством нормативный список иероглифов, безграмотные писцы продолжали использовать ложные формы. Более того, границы образования расширялись и охватывали все большие слои общества. Письменность вырвалась из застенок государственного аппарата и стала широко использоваться для повседневных нужд, и в процесс иероглифического производства включались все более широкие массы образованного населения. Построение фоноидеограмм, как самый простой метод производства новых иероглифов, привел к тому, что число иероглифов росло в геометрической прогрессии, наряду с общеупотребимыми нормативными знаками появлялись тысячи фактически бесполезных дубликатов, одно и то же понятие в разных районах страны могло записываться разными иероглифами.
Во-вторых, процесс увеличения количества иероглифов имел под собой также и объективные причины. Границы империи беспрестанно расширялись, в обиход входили все новые и новые понятия, для которых необходимо было присваивать новые имена. Таким образом, необходимость расширения словарного состава просто диктовалась самим ходом развития государства и общества.
Не имея ни малейшей возможности контролировать хаос, царивший в китайской письменности, государство пыталось хотя бы отслеживать появление новых письменных знаков. Так в течение 200 лет список "Сань Цан" переиздавался 7 раз. Седьмое издание списка, появившееся на рубеже нашей эры, содержало 7380 иероглифов. А еще двумя веками позже это число возросло до 10000.
Главной причиной второго явления - постепенного видоизменения иероглифических форм - является планомерное развитие и усовершенствование письменного инструмента. В древности при письме использовались маленькие дощечки из бамбука или мягких пород дерева, а в качестве пишущего инструмента - полый стебель бамбука с прикрепленным сверху резервуаром для чернил, если так можно выразиться, "прадедушка" современной авторучки. Внутрь стебля вставлялся тонкий фитиль для равномерного стока чернил. Данное приспособление позволяло проводить как прямые, так и дугообразные линии в любом направлении. В то же время эти линии обладали одной общей особенностью - они были одинаковой толщины. Это четко прослеживается в формах иероглифов как большой, так и малой печатей.
III в. до н.э. стал веком коренных перемен в области инструментов письма. Так, сначала тюремщик Чэн Мяо изобретает новый пишущий инструмент - стержень из мягкого дерева с волокнистым наконечником. Необходимость в резервуаре отпала, т.к. теперь можно было просто обмокнуть наконечник в чернильницу, и он впитывал в себя достаточное количество чернил. Новый инструмент стал использоваться при письме на шелке. С применением столь грубого писала на мягком материале окружности превращались в квадраты, а дугообразные линии - в острые углы. Однако новое изобретение оказалось практичнее своего предшественника, процесс написания становился быстрее, и вскоре новый метод письма стал повсеместным. Новые иероглифические формы, получившие название клерикального письма (лишу), стали восприниматься как современное письмо, в то время как иероглифам малой печати было отведено место классического стиля.
В конце III в. до н.э., во время военной кампании против хуннов, самый прославленный из генералов Цинь Шихуана - Мэн Тянь, также увековечивший свое имя в истории как "строитель" Великой китайской стены, изобретает кисть.
Ханьское письмо.
Ханьская эпоха ознаменовалась появлением ряда трудов по теории письменности. В начале Iв. Ученый Ян Сюн создал словарь диалектальной лексики - "Фанъян". Спустя столетие ученый Сюй Шэнь составил классический толковый словарь китайского языка "Шовэнь цзецзы" ("Толкование слов, разъяснение письмен"), в который включено 9353 знака. Следуя традиции, Сюй Шэнь различает шесть категорий иероглифов: изобразительные (пиктограммы), указательные (диаграммы), фонетические, указывающие на соотношения предметов (например, иероглиф "доверие" состоит из знаков "человек" и "говорить"), заимствованные по звучанию, измененные, то есть употребляемые вместо другого, близкого по смыслу знака. К толкованию иероглифа Сюй Шэнь прилагает его этимологию и в некоторых случаях указывает произношение.
Сюй Шэнь впервые распределил иероглифы по содержательным категориям, которых в его словаре насчитывается 540. Существует и определенный порядок в расположении иероглифов внутри разделов. Так, класс "дерево" начинается с корневого знака "дерево", далее помещены слова, обозначающие части дерева, за ним следуют предметы, относящиеся к дереву (например, плоды), и, наконец, изделия из дерева. Есть своя символика и в расположении отдельных разделов словаря: первый раздел начинается со знака "один", а завершается же словарь циклическим знаком "хай", что выражает идею единства и полноты бытия. Еще одной особенностью словаря Сюй Шэня является стремление автора приписать каждому иероглифу только одно значение, то есть выделить один нормативный смысл знака подобно тому, как в китайских энциклопедиях цитата выступает в качестве резюме всего сочинения. Словарь Сюй Шэня послужил образцом для позднейших толковых словарей. Известно, что в IV в. был создан словарь "Цзылинь" ("Лес письмен"), насчитывающий почти 13 тысяч иероглифов, а словарь "Юйпянь" ("Яшмовая книга"), составленный в 543 г., включал в себя уже почти 17 тысяч знаков. А современные словари китайского языка содержат уже около 50 тысяч иероглифов.
В эпоху Хань были созданы и некоторые другие классические памятники филологической науки - например, толковый словарь классических текстов - "Эрья". Этот словарь состоит из 19 тематических разделов, в которых разъясняется значения древних терминов. Тогда же получил своё окончательное оформление и сам свод канонов. Усилиями Чжэн Сюаня и других учёных был выработан унифицированный текст канонических книг конфуцианства, который в 176 г. выгравировали на каменных плитах, установленных в императорском дворце. Это новшество способствовало дальнейшей унификации письменности.
В 105 году, через триста лет после изобретения кисти Цай Лунь изобретает бумагу, что становится предвестием Золотого Века нового письменного инструмента и, конечно, не может не отразиться на дальнейшей судьбе иероглифических форм.
Кисть и бумага совершили настоящую революцию в иероглифических формах. Поскольку писать кистью против ворса просто невозможно, то это накладывало некоторые ограничения на порядок написания иероглифических черт. Во многих иероглифах стало затруднительно выводить полную форму, и они были заменены на усеченные варианты. Бумага как материал является хорошим адсорбентом, а мягкий и эластичный кончик кисти способен покрывать большую поверхность при нажатии на кисть, изгибаться при поворотах, оставлять трассирующий след при отрыве от бумаги. Так в иероглифических формах появились черты разной толщины, плавные переходы к утолщению или утоньшению в пределах одной черты, разнообразные крючки и шлейфы. Новая форма, названная эталонным письмом (кайшу), представляла из себя начертание классических иероглифов малой печати, трансформированное в результате применения кисти и бумаги. Более того, благодаря своей эластичности кисть обладает способностью соединять отдельные элементы знака в единое целое. Тем самым она подарила человеку возможность писать иероглифы и даже целые предложения, не отрывая руки от бумаги, что значительно ускорило процесс написания. Такова уж естественная тенденция человеческого языка - язык стремится к упрощению. Первые попытки написания связных элементов в иероглифах можно наблюдать уже в текстах I в. до н.э. Но только с изобретением кисти этот процесс получил свое истинное развитие. Так, сначала появляется форма связного письма (синшу), когда отдельные черты внутри иероглифа плавно переходят друг в друга. С развитием скорости движения руки иероглифы все больше и больше начинают принимать вид эскизов, отдельные элементы которых прорисовываются не столь тщательно, а зачастую и просто опускаются. Такая техника породила различные варианты иероглифической скорописи (цаошу). Скоропись максимально упростила процесс написания, а потому получила самое широкое распространение в массах. Появилась даже своеобразная мода на неразборчивый почерк. Каждый придумывал свои способы скорописи и порой излишняя изощренность в сокращениях делала текст просто нечитабельным.
В скорописных стилях синшу и цаошу письмо становится едва ли не самым простым и общепринятым средством выражения творческой индивидуальности, в своем роде зеркалом душевного состояния пишущего. Впервые об этом заявил на рубеже н. э. ученый Ян Сюн, утверждавший, что "письмена - это картины сердца". Искреннее преклонение перед искусством каллиграфа, столь характерное для китайцев еще и в наши дни, объясняется тем, что это искусство предоставляет прекрасные возможности для творческого самовыражения, и при том не только личного. Как все виды традиционного искусства в Китае, каллиграфия была призвана являть образы "срединно-гармоничного" духа и утверждать превосходство "возвышенного мужа" над "низкими людьми". Она была плодом длительного духовного совершенствования именно потому, что занятие ею требовало неистощимого терпения, необычайной особенности сознания и силы воли, безупречного самоконтроля и вместе с тем свободы духа, что делает возможным раскованно-быстрое, но неизменно точное движение кисти (при письме тушью исправления невозможны и малейшая ошибка перечеркивает весь труд). Первое правило каллиграфа, гласящее, что прежде чем начать писать иероглиф, надо знать, как закончить письмо, превосходно показывает важную для китайской традиции идею предвосхищения всего сущего в глубине "просветленного сердца". Так же каллиграфические надписи были частью литературы, и в них индивидуальное творчество непосредственно соединилось с вечно живым наследием древности. Появление печатных книг при династии Сун (X-XIII вв.) способствовало дальнейшей стандартизации письма. Одновременно входят в употребление и упрощенные формы начертания знаков. Поскольку книги печатались способом ксилографии, техника книгопечатания делала возможным факсимильное воспроизведение рукописей. Таким образом, в Китае существовала естественная преемственность между печатными текстами и традицией каллиграфии. Китайская иероглифика послужила прототипом для иероглифической письменности ряда соседних народов, в частности, тангутов, чжуан, вьетнамцев. Китайская письменность в XX веке.
С конца XIX в., в связи с необходимостью модернизации Китая и приобщении к грамотности широких слоев общества с особенной остротой встал вопрос о реформе письменности. Эта реформа осуществлялась по нескольким направлениям:
Во-первых, были сделаны попытки определить количество знаков, необходимых для всеобщего употребления. Опытным путем было установлено, что в учебных текстах, а так же в детской и популярной литературе употребляется около 4300 знаков. В настоящее время считается, что для чтения литературных произведений достаточно знания 7 - 9 тысяч иероглифов (при общем количестве в 50 тысяч).
Во-вторых, реформа письменности осуществлялась по линии упрощения традиционных письменных знаков, для чего применялись разные способы: сокращение знака до одной - двух характерных черт, использование скорописных начертаний, отсечение части иероглифа или даже полная замена сложного знака другим, более простым по начертанию. В 30-х годах появился первый список упрощенных иероглифов, насчитывающий около 2400 знаков. Однако в гоминьдановском Китае и позднее на Тайване упрощенные знаки, за редким исключением, не привились. В больших масштабах программа упрощения иероглифики была осуществлена только в середине 50-х годов в КНР: широким слоям населения был облегчен доступ к азам грамотности, зато рядовой житель КНР сегодня практически не может читать старые книги или даже газеты, издаваемые на Тайване.
Хотя в первой половине XX в. Не мало влиятельных ученых, писателей и общественных деятелей Китая выдвигали проекты радикальной реформы письменности вплоть до полной замены иероглифов алфавитным письмом или даже каким-нибудь искусственным языком вроде эсперанто, реальные итоги их реформаторской деятельности оказались весьма скромными и при том не лишенными ряда негативных последствий - например, явственно обозначающегося разрыва между современной грамотностью и письменной традицией старого Китая. В условиях же всеобщей компьютеризации общества, которая на наших глазах происходит в Китае, реформа иероглифической письменности вообще теряет смысл. Зато алфавитное письмо неожиданно оказалось полезным для составления разного рода текстовых программ на китайском языке. Третье направление реформы письменности - создание алфавитного письма. Первые китайские алфавиты, на основе латинского, были составлены христианскими миссионерами еще во второй половине XIX в., но успеха не имели. Исключение составил алфавит для диалекта Южной Фуцзяни, вошедший в обиход на Тайване. В начале XX в. Появились два слоговых алфавита - для "языка чиновников" Северного Китая и южных диалектов. На основе первого в1919г. был принят для применения в учебных целях так называемый алфавит для указания произношения - чжуинь цзыму. Графически этот алфавит состоял из крайне упрощенных элементов китайской иероглифики с указанием чтения в латинских буквах. Чжуинь цзыму рассматривался лишь как вспомогательное средство при обучении иероглифической письменности. По сей день он принят на Тайване. В КНР был принят полностью латинизированный алфавит, так называемый алфавит произносимых звуков - пиньинь цзыму. Употребление последнего тоже ограничивается в основном областью школьного образования.
Заключение.
Таким образом, можно отметить, что китайская письменность является уникальным явлением в ряду прочих письменностей, как, впрочем и вся китайская культура является неповторимой и интересной для изучения. Иероглифическая письменность прошла несколько этапов развития, и, несмотря на многочисленные попытки реформаторов изменить ее, сделав более доступной для народа, общие принципы иероглифического письма остаются неизменными на протяжении десятков столетий. Поэтому, для того, чтобы понять китайскую культуру, китайскую цивилизацию и, насколько это возможно, китайское традиционное мировоззрение, необходимо изучать не только китайский язык, но и его историю.
Литература:
1. Хрестоматия по истории Древнего Востока./ М.А. Коростовцев [и др.]. - М.: Мир, 1980. - 235 с. 2. Кузищин, В.И. История древнего востока. / В.И. Кузищин. - М.: Мир, 1988. - 276 с. - ISBN 5-89-176-311-2.
3. Редер, Д.Г. История древнего мира. / Д.Г. Редер, Е.А. Черкасова. - М.: Просвещение, 1970. - 198 с. 4. Кравцова, М.Е. История культуры Китая./ М.Е. Кравцова. - СПб.: Лань, 2003. - 247 c. - ISBN 5-54-674-349-1.
5. Малявин, В.В. Китайская цивилизация./ В.В. Малявин. - М.: АСТ, 2003. - 627с. - ISBN 5-17-007-541-3. 6. Смирнов, С.Г. Задачник по истории древнего мира./ С.Г. Смирнов. - М.: МИРОС, 1994. - 347 с. - ISBN 2-76-540-349-1.
7. Интернет. www.china.worlds.ru
1 www.china.world.ru
2 См. В.В. Малявин "Китайская цивилизация" - М, 2003 Глава 7 стр. 379
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
3
Документ
Категория
Культурология
Просмотров
1 154
Размер файла
110 Кб
Теги
письменность, древнекитайское
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа