close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Этика как научная дисциплина. Биоэтика

код для вставкиСкачать
Aвтор: Лев Примечание:от редактора: автор забыл назвать себя, горд и ВУЗ Декабрь/2007г.
Содержание.
Часть 1
Этика как научная дисциплина
1. Предмет этики.
2. Понятийно - категориальный аппарат.
3. Методология и методы.
4. Специфика этического освоения мира.
5. Место среди других отраслей знаний.
Часть 2
Биоэтика
1.Общие сведения о биоэтике.
2.Клонирование.
3.Эвтаназия.
4.Евгеника. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ЭТИКА
Предмет этики.
Этика относится к древнейшим наукам, и возникла на рубеже 5-4 вв. до н.э. Слово этика происходит от древнегреческого слова этос - дом, очаг, (во времена Гомера, 7 в. до н. э.), а позднее: нрав, обычай, характер. Этика - это наука о поведении людей, нравах и обычаях в поведении. Явление, которое изучает этика (нравы, обычаи и т.д.), позднее - с 1 в. до н.э. - получило название Мораль. Родоначальник этого слова Гай Юлий Цезарь, он образовал его от латинского слова moss - так же обозначающего дом, очаг, обычай и т.д. В большинство языков мира понятия этика и мораль вошли в первоначальном варианте: этика - наука о морали. Но в некоторых языках есть свои слова, так в русском языке существует слово нравственность.
Этика - философская наука, объектом изучения которой является мораль. Слово "мораль" означает в современном языке примерно то же самое, что и нравственность. Поэтому большинство специалистов не проводят строгого разграничения между моралью и нравственностью и считает эти слова синонимами.
Следует сказать, что и слово "этика" первоначально означало то же, что и "мораль", и "нравственность". До сих пор говорят об этике поведения, этике офицера, о педагогической этике и т. д., имея в виду главным образом моральные нормы и нравственные отношения, которые сложились в той или иной сфере общественной жизни. И все же слово "этика" в настоящее время чаще используется для обозначения науки о морали. Именно в таком смысле мы и будем употреблять эту категорию.
Этика выясняет место морали в системе общественных отношений, анализирует ее природу и внутреннюю структуру, изучает происхождение и историческое развитие нравственности, теоретически обосновывает ту или иную ее систему. Как философская наука этика возникает на том этапе развития человеческого общества, когда происходит отдаление духовно-практической деятельности и материально-практической. Вначале она означала жизненную мудрость, практические знания относительно того, как надо себя вести. Древнейшей этической нормой поведения человека является "золотое правило" нравственности. Его наиболее распространенная формулировка гласит: "(Не) поступай по отношению к другим так, как ты (не) хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе. "Золотое правило" уже встречается в ранних письменных памятниках многих культур (В учении Конфуция, в древнеиндийском Махабрате, в Библии, в "Одиссее" Гомера и др.) и прочно входит в сознание последующих эпох. В русском языке оно предстает в виде пословицы "Чего в другом не любишь, того и сам не делай".
В особую дисциплину этика была выделена Аристотелем, который ввел и сам термин в название своих работ: "Никомахова этика", "Большая этика", "Эвдемова этика". Он разделил все науки на три большие группы или категории: теоретические (умозрительные), практические и творческие (созидательные). К первым Аристотель отнес философию, математику и физику, ко вторым -- этику и политику, а к третьим -- искусства, ремесла и прикладные науки. Этика как практическая наука представляет собой учение о нравственности, о привитии человеку деятельно-волевых, душевных качеств, необходимых ему в первую очередь в общественной жизни, а затем и в личной. Она учит (и приучает) практическим правилам поведения и образу жизни отдельного индивида. Нравственность направлена на самого человека, на развитие заложенных в нем способностей, особенно его духовных сил, на совершенствование его жизни, т. е. на достижение человеком высшего блага, на реализацию им смысла своей жизни и ее назначения. Аристотель доказывает, что в сфере деятельности человек сообразует свое поведение и образ жизни с нравственным идеалом, с представлениями о добре и зле, должном иущем и т. д.
Тот содержательный смысл, который вкладывается в нравственный идеал, существенно зависит от миропонимания людей и поэтому различен в тех или иных философских системах. Например, Гераклид учил, что все совершается по логосу. Отсюда, естественно, было и предположение о том, что поведение человека тогда оказывается нравственным, благочестивым, законным, когда оно согласуется с законом, естественной необходимостью.
В дальнейшем происходит углубление и изменение представлений о нравственном идеале человека. Обращается внимание на то, что наряду с естественной необходимостью поведением человека управляют обычаи людей, установления культуры, все то, что составляет иную, вторую, не - вещную природу. Сама эта "вторая природа" предстает как результат выбора и продукт творчества, активности самого человека. Она рукотворна и создана самим человеком. А это означает, что нравственности можно научиться. Индивид, чтобы стать моральным, должен руководствоваться собственными убеждениями, а не полагаться на кого-то (судьбу, оракулов, учителей и т. д.). Нравственность это то, что относится ко "второй природе", к культурному пласту человеческой жизнедеятельности, к тому, что характеризует человека как общественное, а не природное существо.
Моральными качествами человека являются те, которые характеризуют его с точки зрения способности жить в обществе. Они формируются в практическом общении и совместной деятельности людей. К таким качествам Аристотель относил мужество, умеренность, щедрость, великолепие, величавость, честолюбие, правдивость, дружелюбие, любезность, а также справедливость и дружбу. Вырабатывая в себе эти качества, человек становится нравственным. И в этом смысле нравственно все, что служит укреплению общества и государства.
С переходом от полисной организации общественной жизни к крупным государственно-политическим образованиям типа империи А. Македонского возникают новые представления о нравственности и добродетели. Неустойчивость жизненных условий, неуверенность в завтрашнем дне, зависимость судьбы индивидов, их жизненного успеха и счастья не только от личных добродетелей, но и малопредсказуемых жизненных обстоятельств вызвали представления о нравственности как субъективном состоянии. Многие философы стали утверждать, что нравственность есть некая внутренняя установка, которая не зависит от поведения людей и противостоит им. Широкое распространение получили представления о нравственности, развиваемые стоицизмом, эпикуризмом и скептицизмом. Стоики, например, понимали под моральностью внутренний покой, достигаемый в результате равнодушно-стойкого отношения к миру. Эпикуризм считал что счастье человека составляют чувственные и духовные удовольствия, спокойствие и невозмутимость. Скептицизм доказывал необходимость приниципиального воздержания от определенных суждений, поскольку нормальным психологическим состоянием человека является неуверенность и сомнение.
Многие такие представления о морали вошли и философию более позднего времени. При этом может показаться, что изучение морали - дело достаточно простое, поскольку она заключена в каждом из нас, точнее, постоянно обнаруживает себя в человеческих взаимоотношениях. Это не электроны или гены, для ее изучения не требуется дорогостоящая специальная аппаратура. Мораль легко обнаруживается, что называется, невооруженным взглядом. Но попробуйте разобраться в своем собственном моральном сознании, дать пример, определение тому, что вы считаете добром, а что злом, и очень скоро убедитесь, что нравственные проблемы не столь банальны, как представляются на первый взгляд. Философы убедительно доказали это. В частности, весьма поверхностным, рискованным и даже опасным является присущее для большинства людей, не склонных к размышлениям на отвлеченные темы, утверждение: "Добро -- это хорошее, зло -- это плохое". Во всяком обществе существует объективная потребность в том, чтобы в определенных, часто повторяющихся ситуациях люди поступали однотипным образом. Эта потребность и реализуется практически посредством норм морали. Их обязующаяся сила для каждого отдельного человека основывается на воздействии массового примера, общественного мнения, власти коллективной привычки и на других формах практически выраженной воли общества, провляющейся в сложившихся в данном обществе нравах. Примером таких норм и правил может служить обнаруженный у самих разных народов обычай, который иногда называют законом талиона: виновный должен понести наказание, равное по силе преступлению ("око за око", "зуб за зуб" и, конечно, "смерть за смерть".
Весьма показателен и имевший место в более позднее время феодальный кодекс чести и связанные с ним рыцарские поединки и дворянские дуэли.
Важнейшей целью морали является согласование личного интереса с общественным, регулирование поступков людей таким образом, чтобы они служили общему благу. Данная функция морали хорошо известна. Например, французский философ-материалист XVIII века Гельвеций писал, что счастье или несчастье народа зависит исключительно от соответствия или несоответствия интересов частных лиц интересам общественным. Древнегреческий мыслитель Пифагор утверждал, что две вещи делают человека подобным богам: жить на благо обществу и говорить правду. Благо общества -- верховный закон.
Идея служения общему благу получила свое конкретное воплощение в правиле коллективизма. Оно является важнейшим принципом морали и предполагает постоянную направленность личности на осуществление общего блага, сочетание в ее проведении личных и общественных интересов.
Коллективизм не исчерпывает цели морального регулирования. Мораль направлена на осуществление еще одной цели, имя которой гуманизм (человечность). Идея гуманизма получает большое распространение и теоретическое развитие, начиная с эпохи Возрождения. Суть этой идеи наиболее четко выразил И. Кант: "... Человек и вообще всякое разумное существо существует как цель сама по себе, а не только как средство для любого применения со стороны той или другой воли...". [4, с. 16]. Человек -- цель сама по себе, человек -- высшая, ни с чем не сравнимая ценность, человека нужно любить и уважать, его счастье должно стать конечной целью общественного развития -- все эти положения этической теории выражают фундаментальные цели морального регулирования.
Коллективизм и гуманизм как основные цели морального регулирования органично взаимосвязаны между собой. Это двуединая цель али. Если в коллективизме личный интерес как бы подчинен общественному, а личность -- обществу, то в гуманизме наоборот, общественное подчинено личному, а общество личности, благо и счастье которой становится конечной целью общественного развития. Тем самым мораль сочетает общественные и личные интересы.
Этика не только формулирует цели морального регулирования, но и определяет способы достижения своих целей. Она выясняет как, какими способами согласуется личный и общественный интересы, на что опирается мораль, что вообще побуждает человека быть моральным. Прежде всего надо отметить, что мораль, регулируя человеческие отношения, опирается не на силу государственной власти а на силу сознания, на убеждение. Более конкретно можно сказать, что мораль держится как бы на трех важнейших основаниях.
Во-первых, это традиции обычаи, нравы, которые сложились в данном обществе, в среде данного класса, социальной группы. Человек усваивает эти нравы, традиционные нормы поведения, которые входят в привычку, становятся достоянием духовного мира личности. Они реализуются в его поведении, мотивы которого при этом формулируются следующим образом: "так принято" или "так не принято", "так все делают", "как люди, так и я", "так исстари велось", "наши отцы и деды так поступали и мы будем так же". Важность подобных мотивов несомненна. Ведь без усвоения того, что принято или не принято в данном обществе, нельзя понять, "что такое хорошо и "что такое плохо".
Во-вторых, мораль опирается на силу общественного мнения, которое с помощью одобрения одних поступков и осуждения других регулирует поведение личности, приучает ее соблюдать моральные нормы. Орудиями общественного мнения являются с одной стороны, честь, доброе имя, общественное признание, которые становятся следствием добросовестного выполнения человеком своих обязанностей, неуклонного соблюдения им моральных норм данного общества; с другой стороны, стыд, пристыжение человека, нарушившего нормы морали.
Наконец, в-третьих, мораль основывается на сознательности каждой отдельной личности, на понимании ею необходимости согласования личных и общественных интересов. Этим определяется добровольный выбор, добровольность поведения, что имеет место тогда, когда прочной основой морального поведения личности становится совесть. О реальности названия трех обоснований морали говорит вся ее история. Зафиксировано это и народной мудростью. Ведь недаром говорят об очень плохом, аморальном человеке: "Ни стыда, ни совести". Значит, общественное мнение на него не действует, а совесть неразвита. Такого человека моралью не проймешь, приходится применять более жесткие средства воздействия, рассчитанные на низкий уровень сознательности. ("Кого честь не берет, того палка проймет", -- говорит одна из пословиц).
Указанные три обоснования морали неодинаковы по своим размерам, силе и значению. Для морали, опирающейся на привычки, традиции и силу общественного мнения, особое значение имеет сознательность личности, добровольность ее нравственного поведения.
Таким образом, мораль является одним из важнейших социальных регуляторов. Она включает в себя совокупность норм и правил поведения и является важным способом раскрытия возможностей человека, становления и утверждения человеческой личности.
Понятийно - категориальный аппарат.
Как и все науки, этика располагает богатым арсеналом категорий. Именно они наряду с законами, принципами, методами составляют основу содержания любой науки. Само слово "категория" греческого происхождения. Им обозначаются наиболее общие понятия, отражающие существенные стороны действительности. Это - узловые пункты человеческого познания.
В этическом отношении категории отражают ту сторону общественных отношений, которая связана с поведением людей, с их отношением друг к другу, к обществу, государству, семье к коллективу с точки зрения добра и зла, долга, чести, справедливости. Другими словами, категории этики можно оценивать с точки зрения добра и зла, хорошего или плохого, а сами они могут выступать формой этой оценки: человек долга, честный, порядочный, справедливый, ответственный и т. п. Однако категории добра и зла, их нравственная оценка разными людьми часто бывает различной. Это объясняется тем, что категории этики объективны по содержанию и субъективны по форме. Объективность содержания означает, что в нем сконцентрировано то, что есть в реальной жизни и не зависит от сознания людей. И именно это содержание по - разному оценивается людьми. Эта оценка зависит от целого ряда факторов: интеллектуального развития личности, ее нравственной культуры, а также образа жизни.
Категории этики принято классифицировать. Одни ученые делят их на структурные и субстанциональные. Другие кладут в основу иной принцип: всю классификацию строят на основе одной из категорий, которая рассматривается как функциональная. Например, Эпикур подчинял все категории этики категории счастье. Аристотель главной считал категорию блага, а Кант - категорию долга. Впрочем, нет единого взгляда на этот счет и в наше время. В отечественной науке всю совокупность категорий часто делят исходя из структуры морали. В качестве основных элементов этой структуры некоторые авторы выделяют моральную практику, моральное сознание и нравственное самосознание, а нравственные отношения и нравственная деятельность в совокупности составляют нравственную практику.
Приняв за основу вторую позицию, среди категорий этики можно выделить: категории морального сознания, категории нравственных отношений и категории нравственной деятельности. Следует заметить, что и эта классификация весьма уязвима, ибо все категории находятся в тесном единстве, взаимно дополняют друг друга, переходят из одной группы в другую, оказывают взаимное влияние друг на друга.
На основе морали, категории этики можно подразделить на 3 группы:
-категории собственно морального морального сознания (моральный принцип, моральная норма, моральное убеждение, нравственная цель, моральный выбор)
-категории нравственных отношений (нравственное взаимодействие, нравственный конфликт, моральный авторитет, моральная репутация)
-категории моральной практики (моральный поступок, моральное воздаяние, моральные последствия, моральные последствия.
В принципе можно утверждать, что все категории этики являются и категориями морального сознания, ибо какие бы стороны морали они не отражали - все они фиксируются в моральном сознании. Сущностные категории морального сознания: добро, зло, долг, честь, достоинство, совесть и другие занимают центральное место в системе категорий, но их нельзя отрывать от нравственных отношений и моральной практики. Методология и методы.
Методологические проблемы этики касаются прежде всего общих принципов исследования природы, сущности и функций морали, выявления источников и способов добычи эмпирического материала, эффективных методов обработки этого материала, проверки истинности предложенных этическими концепциями обобщений.
Методологическое значение для анализа морали имеют представления о природе, сущности и назначении человека (принцип гуманизма). Принцип гуманизма убеждает только тех людей, которые пользуются исключительной сознательностью.
Не является абсолютным принцип объективности, так как совершенно другие понятия поступают в научную концепцию еще на этапе формирования ее основных положений, носящих исключительно аксиоматический характер.
Истинное методологическое значение имеют представления об отношении "человек - общество"
Существуют две противоположные точки зрения на это отношение: первая определяет автономию человека, ну а вторая доказывает, что человек является продуктом общества.
Первой точки зрения придерживались сторонники теории общественного договора. Они утверждали, что в природном состоянии каждый человек является суверенной единицей бытия. Второй точки зрения придерживались марксисты. Согласно теории, которая была выдвинута ими определяющим аргументом является общество, а человек является исходящим продуктом общества.
Специфика этического освоения мира.
Этическое познание мира предоставляет возможность самоусовершенствовать мораль каждой личности, познать действительность и мир идеального.
Этическое познание мира помогает досконально изучать и понимать идеалы, эстетический вкус, нравственность и моральные нормы различных народов нашей планеты.
В процессе этического познания мира формируется общее представление о моральных и нравственных ценностях всего человечества.
Место среди других отраслей знаний.
Этика и эстетика занимают важное место среди других наук и непосредственно связаны с философией и с такими ее отраслями как: онтология, гносеология, аксиология, праксиология.
Этика занимается изучением многих проблем: определения сенса жизни, понимания природы существования человека как личности, сущности, структуры и функций морали, сущности безусловных ценностей, к которым принадлежит добро.
Также этика рассматривает и создает практические модели человеческих отношений и средства их реализации и предлагает определенные рекомендации.
Итак, по своей сути этика является практической частью философии, пребывает в органической связи с праксиологией, которая в свою очередь исследует активное, действующее, практическое отношение человека к миру, возможности, способы и границы его деятельности, в том числе, проблему свободы и необходимости, и различные способы ее развязки - фатализм (преобладание над человеком неотворотных сил); волютаризм (провозглашение воли как первоосновы и творца действительности), концепции, в которых перебарываются крайности фатализма и волюнтаризма.
Кроме всего прочего она непосредственно связана с эстетикой и другими науками, которые занимаются исследованием бытия человека, но координировать исследования морали может только этика.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
БИОЭТИКА
История
Термин был введен в 1969 г. американским онкологом и биохимиком В. Р. Поттером для обозначения этических проблем, связанных с потенциальной опасностью для выживания человечества в современном мире. Первое упоминание термина в медицинском журнале относят к 1971 г. Первое упоминание как самостоятельного термина относят к 1971 г.
В Encyclopedia of Bioethics (т. 1, с. XXI) биоэтика определяется как "систематическое исследование нравственных параметров, - включая моральную оценку, решения, поведение, ориентиры и т. п. - достижений биологических и медицинских наук".
Позже биомедицинская этика формируется как учебная дисциплина в медицинских вузах.
Сама биоэтика зародилась в "западных" странах, это связанно с "менталитетом" европейского мышления. Стремление вперёд, отрешение от традиций, ради будущего.
Направления биоэтики
В узком смысле понятие биоэтика обозначает весь круг этических проблем во взаимодействии врача и пациента. Неоднозначные ситуации, постоянно возникающие в практической медицине как порождение прогресса биологической науки и медицинского знания, требуют постоянного обсуждения как в медицинском сообществе, так и в кругу широкой общественности.
В широком смысле термин биоэтика относится к исследованию социальных, экологических, медицинских и социально-правовых проблем, касающихся не только человека, но и любых живых организмов, включенных в экосистемы, окружающие человека. В этом смысле биоэтика имеет философскую направленность, оценивает результаты развития новых технологий и идей в медицине и биологии в целом.
Ключевые вопросы биоэтики
Эвтаназия, аборт, пересадка органов, клонирование, евгеника и др.
Клонирование
Клонирование (от греч. - "веточка, побег, отпрыск") - в самом общем значении - точное воспроизведение какого-либо объекта любое требуемое количество раз. Объекты, полученные в результате клонирования называются клоном. Причём как каждый по отдельности, так и весь ряд.
Клонирование человека - этическая и научная проблема конца 20-го начала 21-го века, состоящая в технической возможности приступить к формированию и выращиванию принципиально новых человеческих существ, точно воспроизводящих не только внешне, но и на генетическом уровне того или иного индивида, ныне существующего или ранее существовавшего - вместе с полной этической неподготовленностью к этому общества.
Говоря о клонировании человека, обычно не имеют в виду случай однояйцовых близнецов при обычной беременности, но подразумевают целенаправленное "производство". Хотя однояйцовые близнецы являются клонами друг друга в самом строгом смысле этого слова.
Термины клон, клонирование первоначально использовался в микробиологии и селекции, после - в генетике, в связи с успехами которой и вошли в общее употребление. Надо добавить, что их популяризации в значительной мере способствовали также литература, киноискусство и компьютерные игры.
Является ли клонирование человека действительно реальным? Должны ли вообще существовать клоны человека? Со времени рождения клонированной овцы, Долли, в 1997 году в Шотландии, такие вопросы задаются часто. 27 декабря 2002 года, Клонайд (Clonaid), основатель культа Реёлиан (Raelian) во Флориде, объявил о рождении девочки методом бесполого репродуктивного копирования (т.е. путём клонирования). Клонайд заявил, что ребенок был создан посредством клеточную фузии и электрической стимуляции клетки кожи женщины 31-го года и яйцеклетки с извлеченным ядром. Затем, якобы, эмбрион, созданный этим методом, был имплантирован в матку-заменитель матери, где и развивался вплоть до самого рождения. Это заявление вызвало еще больше вопросов у научных организаций и учёных всего мира, а также и осуждение, связанного с нравственно стороной вопроса. Вопрос состоит не в том, был ли клон человека действительно создан, или в том, действительно ли эта кампания имеет технические способности создавать людей. Настоящий вопрос состоит в том, что клонирование человека, само по себе, является нарушением морали и этики человека. Мы знаем, что у людей есть не только физические тела, но также души, мысли и нравственные стандарты и коды поступков человека. Поэтому, люди могут быть радостными, злыми, печальными или счастливыми, и у них существует разум. Это является фундаментальным различием между людьми и животными. Что, если, в противовес этому, "клон", созданный путём переноса ДНК, будет иметь только тело без человеческих мыслей и отличительных черт человека. Это существо буде подобно пустой оболочке без души. Так называемая, технология клонирования, распознает только физическую материю людей, но не духовность людей. Она принимает человека просто за объект и превращает людей в объекты, которые могут быть контролируемы технологией. Если такой технологии позволить продуцировать, она будет продолжать идти по опасному пути, пока люди не станут продуктами, которые будут создаваться в широких масштабах. В добавление, трансплантация органов пациенту от клонированного человека, чьи донорские качества идентичны с генами пациента, не является желаемой объективностью. Жизнь человека, даже жизнь клонированного человека, не должна рассматриваться как потребительский продукт. Даже эмбрион человека на самом начальном уровне, как предполагается, имеет жизнь. Поэтому, это не этично, а также аморально создавать человеческую жизнь, не более чем для того, чтобы использовать клетки, а затем уничтожать её. Все страны Европейского Сообщества согласны с тем, что людей, включая эмбрионы человека, нельзя убивать ради спасения жизни других. Хуберт Хуеппе (Hubert Hueppe), Представитель от Союза Христианских Демократов, оппозиционной партии в Германии, говорит, что человеческий клон, в некотором смысле, ничем не отличается от каннибализма. Хотя это заявление несколько преувеличено, создание клонированных людей просто для того, чтобы предоставлять части тела, лишено достоинства человеческой жизни, и превращает некоторых людей в рабов других. Принять клонирование человека трудно не только с точки зрения этики, есть серьёзное беспокойство и с технической точки зрения. Хотя клонированные животные уже существуют, включая клонированных крыс, овец и свиней, было обнаружено, что у них часто развиваются физические дефекты или их настигает преждевременная смерть. Клонированная овца Долли, является единственной успешной рекомбинацией из 277 рекомбинаций экспериментов с эмбрионами. Клонирование людей намного сложнее, чем клонирование овцы, что имеет намного больше шансов риска, связанных с клонированием и также имеет гораздо большую степень вероятности неудач. Господин Ян Вилмут (Ian Wilmut) из Института Рослин (Roslin), "отец клонированной овцы", объясняет: "Как только клонированные люди станут законными, многие женщины забеременеют, но существует риск, что на поздней стадии, во многих случаях, произойдет выкидыш, или дети родятся с физическими дефектами или мертвыми, перед тем, как родится один удачный клон". Господин Вилмут подсчитал, что 50% клонированных детей умрет еще в утробе, в то время, как 1/5 из тех детей, которые родятся, умрут в раннем возрасте. Учитывая это, клонирование людей должно считаться преступлением. Никто не должен стремиться иметь сотни человеческих яиц или эмбрионов, которые стоят перед опасностью уничтожения. Только этого уже должно быть достаточно, чтобы стало ясно, что клонирование людей является крайне аморальным. Более того, дети, рожденные путём таких технологий, после рождения, могут встретиться со многими кошмарами, такими как помехи, деформация, преждевременное старение, этические и моральные вопросы и невыносимое психологическое давление. Заставлять людей принимать такой риск, будет самым неэтичным делом в истории человеческой медицины. Американское Общество Репродуктивной Медицины заявляет: "Исходя из сегодняшних знаний, невозможно создать ребенка клонированием". В настоящее время, только несколько стран приняли закон о запрещении дублирования людей, включая Англию, Израиль и Германию. Хотя США не имеет закона, запрещающего клонирование людей, президент Буш призвал Конгресс издать законы, которые остановят клонирование людей и человеческих эмбрионов для медицинских исследований. Ватикан верит, что жизнь начинается с беременности, и осуждает клонирование людей, потому что много эмбрионов будет уничтожено в процессе клонирования. Институт Науки Жизни Ватикана призвал издать законы для наказания подобных нарушений против человечества, любые попытки такого вида преступлений против человечества, с целью предотвратить все, что может создавать подобие существующему в природе. Такие законы заставят людей избегать создавать такие ужасы. Британский эксперт по этике воссоздания людей, господин Дикерсон (Dickerson), говорит, что международное сообщество должно подписать соглашение, чтобы запретить дублирование людей. Он заявляет, что страны должны кооперировать на международном уровне в вопросах проведения расследования в отношении тех ученых, которые хотят заниматься подобными делами, так как это идет вразрез с понятиями человеческого достоинства и нарушает права человека. Мы должны отсечь все корни этого побега и не оставить места, где бы они смогли спрятаться. Люди не имеют права делать это, прикрываясь идеей научных исследований.
Эвтаназия
Термин эвтаназия происходит от греческих слов eu -"хорошо" и thanatos - "смерть" и означает сознательное действие, приводящее к смерти безнадежно больного и страдающего человека относительно быстрым и безболезненным путем с целью прекращения неизлечимой боли и страданий.
Эвтаназия, как новый способ медицинского решения проблемы смерти (прекращения жизни) входит в практику современного здравоохранения под влиянием двух основных факторов. Во-первых, прогресса медицины, в частности, под влиянием развития реаниматологии, позволяющей предотвратить смерть больного, т.е. работающей в режиме управления умиранием. Во-вторых, смены ценностей и моральных приоритетов в современной цивилизации, в центре которых стоит идея "прав человека". Неудивительно, что 51,5% и 44,8% российских врачей в возрасте соответственно 41-50 и 51-65 лет на вопрос социологического опроса (1991-1992гг.) "считаете ли Вы допустимой эвтаназию?" ответили "никогда об этом не думал(ла)", наряду с вариантами ответов "да" и "нет". Положительный ответ был дан 49% врачей в возрасте 21-30 лет . Авторы исследования приходят к справедливому выводу о смене ценностных установки профессионального сознания медиков, которые, с одной стороны, сталкиваются с тупиковыми ситуациями на границе между жизнью и смертью, а с другой - являются соучастниками общих цивилизационных социальных процессов.
Эвтаназия - неоднозначное действие. Прежде всего различают активную и пассивную эвтаназию. Активная - это введение врачом летальной дозы препарата. При пассивной эвтаназии прекращается оказание медицинской помощи с целью ускорения наступления естественной смерти. Западные специалисты, например Совет по этике и судебным делам Американской Медицинской Ассоциации, вводят понятие "поддерживаемое самоубийство". От активной эвтаназии оно отличается формой участия врача. "Поддерживаемое самоубийство" - это содействие врача наступлению смерти пациента с помощью обеспечения необходимыми для этого средствами или информацией (например, о летальной дозе назначаемого снотворного). Кроме этого, вводится градация "добровольной", "недобровольной" и "непреднамеренной (невольной)" эвтаназии.
В первом случае эвтаназия осуществляется по просьбе компетентного пациента. Недобровольная эвтаназия проводится с некомпетентным пациентом на основании решения родственников, опекунов и т.п. Непреднамеренная эвтаназия совершается без согласования с компетентным лицом. При этом под компетентностью понимается способность пациента принимать решение. Совет по этике и судебным делам АМА допускает при этом, что эти решения могут быть не обоснованными". "Люди имеют право принимать решения, которые другие считают не разумными, поскольку их выбор проходит через компетентно обоснованный процесс и совместим с личными ценностями" .
Либеральная позиция
Рекомендации и разработки Совета по этике и судебным делам АМА можно рассматривать как пример либеральной позиции по проблеме эвтаназии. Принцип автономии больного и обязательство врача уважать выбор пациента безусловно является одним из определяющих пределы этического действия врача. "Мы демонстрируем уважение к человеческому достоинству, когда признаем свободу личности делать выбор в соответствии с ее собственными ценностями" . Эвтаназия становится практически работающим принципом, если собственные ценности личности совпадают с такой ценностью современной цивилизации, как право на предельную самодетерминацию личности. С либеральных позиций эвтаназия основана на фундаментальном человеческом праве - праве умереть, если смерть - единственное избавление от страданий. Основными аргументами в пользу признания добровольной эвтаназии становятся - сострадание к другим и признание права человека самому определять время собственной смерти.
Позиция, допускающая эвтаназию, по крайней мере на уровне отмены и отказа на поддерживающее жизнь лечение, имеет в своем арсенале еще ряд аргументов. Любой метод, приводящий к смерти, традиционно оценивается как вредный, и, следовательно, недопустимый. Но сторонники эвтаназии полагают, что она является "правильным лечением", направленным на устранение непереносимых болей. Если боль неустранима, помощь больному, просящему легкой смерти, может рассматриваться как гуманная и милосердная. Предложение врачом смерти как медицинского лечения - один из аргументов медицинского уровня.
Следующий аргумент может быть назван "альтруистическим". Это - желание тяжело больного человека не обременять собою близких ему людей. Но, как правило, это желание определяется не столько тем, что человек сам хочет этого, сколько тем, что он должен так сделать, так как забота о близких поглощает его индивидуальную волю к жизни. Этот аргумент тесно связан с принципом "права на достойную смерть".
Нельзя при этом не отметить, что сам принцип "достойной смерти" формируется с позиций достаточно высокого качества жизни, включающего комфорт, определенную благоустроенность, выбор средств "достойной смерти" и т.п., основываясь при этом на явной доминанте эгоистических мотивов.
В современной литературе можно встретить и демографический аргумент.
Приемлемость эвтаназии связывается с "существенным постарением населения", с ростом числа инвалидов преклонного возраста, содержание, уход и лечение которых влечет ряд экономических и социальных проблем.
Логическим завершением признания социальной приемлемости эвтаназии является эвтаназия неполноценных. Особенно остро эта проблема встает относительно новорожденных.
К экономическим и социальным основаниям принудительной эвтаназии добавляется и генетический фактор - угроза "биологического вырождения". В отличии от всех перечисленных форм и видов эвтаназии, возможность применения которых все еще далека от социального признания, принудительная эвтаназия уже выходила на уровень практики. Всем известен опыт фашистской Германии, где в 1938-1939 годах была разработана и осуществлялась "Программа эвтаназии" по отношению к "жизненно неполноценным" лицам. В 30-х годах в США существовало общество "Эвтаназия", которое ставило своей целью изменить законы и легализовать умерщвление "дефективных". И если в конце первой половины XX века эти идеи были осуждены мировым сообществом, то в конце второй половины XX века проблема эвтаназии вновь становится предметом обсуждения. При этом, правда, меняется идеология принудительной эвтаназии: на помощь призываются понятия "милосердие" по отношению к бесперспективным пациентам и "справедливость" по отношению к их родным или даже обществу в целом, включая страховые кампании и государственные учреждения, финансирующие их медицинское обслуживание, вынуждая их сокращать средства на оказание медицинской помощи другим категориям "перспективных" пациентов.
Консервативная позиция
Использование понятий "милосердие" и "справедливость" для оправдания принудительной эвтаназии - это путь к возможному социальному беспределу.
Кроме того, использование понятий "милосердие" и "справедливость" для оправдания эвтаназии - один из знаков подлинного антихристианства как формы духовного самозванства, когда святыни и ценности христианства присваивают "себе такие силы в человечестве, которые на деле и по существу чужды и прямо враждебны Христу и Духу Его". Действительно, что может быть изощреннее понятия "убийство из милосердия", особенно в случае тяжелой неизлечимой болезни!? Или может ли не прельстить оправдание эвтаназии как нежелания быть в тягость близким, как формы заботы и даже подлинной любви к ближним?
Но подлинная любовь к ближним состоит в том, что ваша болезнь и возможность долготерпеливой заботы о больном - это то, как реально и непосредственно могут послужить ваши близкие Богу. "Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25,40). Для одних это один из путей ко Спасению, о котором благовещал Спаситель в своем последнем Откровении. Для других это один из последних рубежей к "муке вечной", "Ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня, был странником, и не приняли Меня; был наг и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне" (Мф. 25,41-46).
Консервативная позиция по проблеме эвтаназии проста и однозначна. "Этика православного христианства отвергает возможность намеренного прерывания жизни умирающего пациента, рассматривая это действие как особый случай убийства, если оно было предпринято без ведома и согласия пациента, или самоубийства, если оно санкционировано самим пациентом" .
Подобная оценка эвтаназии отличает не только православное христианство, но любую консервативную позицию, включая мнение специалистов, которое еще буквально 20 лет назад было господствующим в обществе. Основанием его господства было не только христианское понимание человека, но влияние врачебной этики Гиппократа, которая однозначно отрицает использование опыта и знания врача для того, чтобы вызывать "легкую" смерть больного, который просит о такой услуге. Примечательно при этом, что Гиппократ формулирует этот принцип врачебной этики в условиях абсолютной социальной приемлемости самоубийства в культуре Греции и Рима.
Аргументы медиков, противников эвтаназии, основываются на врачебной практике. Во-первых, медицине известны факты "самопроизвольного излечения" от рака. И хотя такие случаи редки, исключать их возможность в каждой индивидуальной ситуации нельзя. Во-вторых, практика военных врачей свидетельствует о способности человека приспособляться к жизни, несмотря на инвалидность (ампутация ног, рук). Адаптация и новое качество жизни, как правило, приводило большинство из них к негативной оценке своих прежних просьб к врачам об ускорении их смерти. В-третьих, принятие смерти как "вида" медицинского лечения (боли, страдания) может оказаться мощным препятствием на пути развития самого медицинского знания, развитие которого постоянно стимулируется "борьбой со смертью".
Православный богослов В.И.Несмелов писал: "Ведь физическая смерть человека является не переходом в новую жизнь, а последним моментом действительной жизни. Этого рокового смысла смерти никогда и ни в каком случае не может изменить вера в бессмертие человеческого духа, потому что если по смерти человека дух его и будет существовать, то жить-то человеческой жизнью он все-таки не будет" . Социальное предназначение медицины всегда заключалось в борьбе за действительную человеческую жизнь. "В самом деле, - писал о. Сергий Булгаков, - разве не может и не обязан человек исцелять болезни всякого рода и разве он этого не делает? И разве уже исчерпаны все для этого возможности, или напротив, они все более расширяются? Может ли далее это целительство, которое есть, конечно, борьба со смертью, хотя ее и не побеждающая, но все же отдаляющая, остановиться перед тем, чтобы не исторгать из когтей смерти ее преждевременные жертвы?". В борьбе со смертью, по сути дела, заключается нравственная сверхзадача медицинской науки и врачевания. Стремление решить эту сверхзадачу, несмотря на ее неразрешимость, всегда вызывало в обществе уважение и доверие к врачу. Сохранит ли медицина свои социальные позиции, когда система здравоохранения "породит" систему смертеобеспечения? Не чреват ли отказ от последовательного исполнения принципа сохранения и поддержания жизни изменением моральных основ врачевания, от которых в немалой степени зависит результативность врачебной деятельности? Не обречены ли врачи, обеспечивая "достойную смерть" пациенту, на резкое умаление своего собственного достоинства, участвуя в сознательном убийстве пациента? Либеральные идеологи пытаются уйти от использования слова "убийство". Они даже утверждают, что действие, приводящее к смерти пациента по его просьбе и с его согласия не может быть названо "убийством". Но как оно может быть названо? И как симптоматично для нас, что в языке, по крайней мере в русском, нет слова, обозначающего такое действие - убийство остается убийством, сохраняя всю тяжесть преступления заповеди "не убий". А эвтаназия, какие бы благовидные маски она ни принимала, была и остается превращенной формой убийства и самоубийства одновременно.
Социальное и юридическое признание эвтаназии не сможет освободить человечество от болезней и страданий. Но стать мощной и самостоятельной причиной роста самоубийств, и не только по мотиву физических страданий, может.
Библейское "не убий" неразрывно связано с отрицательным отношением христианства к самоубийству. Церковь говорит об обреченности самоубийц на вечную гибель, отказывает им в погребении по христианскому обряду. Жесткость христианского отношения к самоубийству вообще и к эвтаназии в частности связана с жизнеобеспечивающими основаниями социального бытия человека. Даже такой противник христианства, как Ф.Ницше, признавал, что одна из причин социального признания христианства коренилась именно в его бескомпромиссной борьбе с "неуемной жаждой самоубийства, ставшей столь распространенной ко времени его (христианства - И.С.) возникновения" .
Язычество, буддизм и атеизм "питали" эту жажду. Тит Ливии описывал то величавое спокойствие, с которым галльские и германские варвары кончали собой. В языческой Дании воины считали позором закончить свои дни от болезни в постели. Известна истории и готская "Скала предков", с которой бросались вниз немощные старики. Об испанских кельтах, презирающих старость, известно, что как только кельт вступал в возраст, следующий за полным физическим расцветом, он кончал жизнь самоубийством. Обычаи, которые предписывали престарелому или больному человеку покончить с собой, в случае их неисполнения лишали его уважения, погребальных почестей и т.п. Это "свободное", на первый взгляд, действие было на самом деле достаточно жестко регламентировано в языческих сообществах. Исследуя явление самоубийства в древних культурах, Э.Дюркгейм приходит к выводу о его чрезвычайной распространенности, при этом на первом месте среди всех возможных мотивов самоубийства стоит самоубийство по причине преклонного возраста и болезней .
В буддизме же, где отречение от жизни само по себе считается "образцовым", возрастные и физиологические "критерии" для самоубийства практически отсутствуют. Самоубийство в буддийской культуре является видом религиозного обряда, и это не удивительно, ибо высшее блаженство и желанная цель жизни находится вне этой жизни - в "небытии" (нирвана). Виды самоубийства, принятые в буддийской культуре, различны. Их выбор зависит от конкретной секты, страны, эпохи. Это и голодная смерть, и утопление в водах "священных рек", и вспарывание живота своего своими собственными руками.
Атеизм - еще одна мировоззренческая система, находясь в рамках которой невозможно не признать правомерность самоубийства, если строго следовать ее исходным принципам. Среди них: человек создан для счастья, исполнения желаний, наслаждений и т.п., человек не должен страдать. В условиях невозможности их реализации трудно отказать человеку в праве на самоубийство. Тем более, что человек - самодержавный властелин собственного тела. А его право на предельную самодетерминацию - высшая ценность атеистического мировоззрения. Принцип "прав человека" не содержит никаких препятствий, которые сдерживали бы людей от самоубийства. Современное атеистическое мировоззрение определяет себя как прогрессивное. Но в случае с "правом на достойную смерть" это прогрессивное "движение вперед" явно меняет свое направление, возвращаясь к языческим, варварским принципам "достоинства". Выход самоубийства с уровня более или менее часто повторяющихся индивидуальных случаев на уровень морально допустимой социальной практики в рамках социального института здравоохранения может принять эпидемические параметры, особенно, если принять во внимание известную всем культурам "заразительность" идеи самоубийства.
При этом нельзя не учитывать ту динамику, с которой возрастает число самоубийств в современном прогресивном обществе. Э.Дюркгейм сообщает, что за 50 лет (2-й половины XIX века) оно утроилось, учетверилось, даже упятерилось, смотря по стране. Он полагает, что можно зафиксировать "связь между прогрессом просвещения и ростом числа самоубийств, что одно не может развиваться без другого" . Анализируя статистику самоубийств, он приходит к выводу, что общепринятые предполагаемые мотивы самоубийств (нищета, семейное горе, ревность, пьянство, физические страдания, психические расстройства, отвращение к жизни и т.п.), которым приписывается самоубийство, "в действительности не являются его настоящими причинами" . К настоящим причинам, превращающим человека в добычу монстра самоубийства, Дюркгейм относит вполне определенные черты общества, а именно: состояние морального распада, дезорганизации, ослабление социальных связей человека, разрушение коллективного состояния сознания, т.е. религиозности.
Христианское вероисповедание, а также иудаизм и ислам дают меньший во всех отношениях процент самоубийств. При этом среди самих христианских вероисповеданий характерны такие числа: "Католические кантоны независимо от национальности их населения дают в 4 или в 5 раз меньше самоубийств, чем протестантские. Следовательно, влияние религии так велико, что превышает всякое другое" . При этом Дюркгейм объясняет это число не степенью интенсивности веры в Бога или бессмертие души. Определяющими оказываются два фактора: интенсивность организации церковной коллективной жизни (в протестантизме она практически сведена к минимуму) и принцип автономии и личной свободы ( в протестантизме он явно доминирует не только по отношению к индивидуальной мысли, но и по отношению к индивидуальной воле, к установившимся обычаям).
В 1925 году А.К.Горский и Н.А.Сетницкий в работе "Смертобожество" пришли к выводу, что "вообще же в вопросе о жизни и смерти возможно или совместное с жизнью наступление на смерть, или индифферентное отступление от жизни". Степень и мера отступления - различны в разные времена и в разных странах. Исторический же путь отступления схематично выглядит так:
от православия - католицизм, от Церкви - протестантизм, от Христа - мистика и рационализм, от религии - атеизм,
от всякого долженствования - аморализм, от самой жизни - самоубийство.
Постепенный отказ от общего дела человечества по борьбе со слепыми силами распада приводит к "окончательной стадии отступления", коей является "принципиально провозглашаемое индивидуальное или коллективное самоубийство как отказ от жизни" .
Не является ли современная либеральная борьба за социальное и юридическое признание эвтаназии если не формой "коллективного самоубийства", то по крайней мере формой влияния на человеческую волю, внушая человеку, что жить надо возможно меньше? Не призвано ли современное религиозное возрождение Православия в России если не остановить, то по крайней мере сдержать натиск надвигающейся "духовной эпидемии" "рацио-гуманно-милосердных" форм (приемов) оправдания "права на достойную смерть"(?) и спасти по крайней мере своих чад? "Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вы же берегитесь" (Мк. 13, 22). Между словами Симеона Богоприимца "Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром" (Лк. 2, 29) и требованием современного либерала "права на достойную смерть" - дистанция огромного размера. Речь идет прежде всего не о исторической, а о смысловой дистанции. Но именно история помогает нам понять происходящую в современной культуре подмену смысла "мирной и непостыдной" смерти "правом на достойную смерть" Сделать это не всегда просто. Как же отличить подлинное милосердие от либерального суррогата?
Подлинное милосердие и сострадание - всегда "по слову Твоему", либеральное - всегда по "праву на предельную самодетерминацию личности".
Евгеника и этические нормы
Не так давно в нашей науке слова "евгеника" и "генетика" были ругательными.
С генетики проклятие со временем сняли, а вот евгеника - наука об улучшении
человеческого рода - так и остается чем-то сомнительным, связанным с
бесчеловечными экспериментами нацистов и другими опытами того же толка. При
этом большинство непосвященных плохо представляет, что же такое евгеника на
самом деле.
Один врач в ответ на попытку отклонить разговор о "больных вопросах"
сказал: "Говорить надо именно о том, что не в порядке, - как мы иначе
поймем причину недуга?" Евгеника - это что-то вроде "больного вопроса" для
человечества. Поэтому поговорить о ней не только интересно, но и полезно.
Намерения были благими
Все люди несовершенны. Уже в раннем возрасте можно заметить - одни дети
одарены здоровьем, но природа "отдохнула" на интеллекте, другие не могут
похвастаться физической красотой и крепостью, но опережают сверстников в
умственном развитии, третьи - хорошо успевают и в школе и в спортивной
секции, но вот характер - не сахар... И таким комбинациям несть числа. Эта
закономерность нашла отражение даже в пословицах и поговорках ("Cила есть -
ума не надо" и тому подобных). А сказок о глупых красавицах и умных
дурнушках просто не счесть. Поэтому когда встречается человек, сочетающий в
себе и красоту, и силу, и интеллект, и нравственность, - он кажется каким-
то чудом природы. У окружающих такие люди вызывают разные чувства - у кого
восхищение, у кого и зависть. А вот ученые уже много лет назад стали
задумываться о том, каким образом, в силу каких причин появляются на свет
такие редкие, всесторонне одаренные люди. И нельзя ли сделать так, чтобы их
в человеческом обществе становилось все больше и больше? Как изменилась бы
жизнь вокруг...
Первый, кто поставил перед собой этот вопрос, был Фрэнсис Гальтон -
двоюродный брат Чарльза Дарвина. Аристократ по происхождению, Гальтон
занялся изучением родословных прославленных аристократических семейств
Англии. Его задача была ничуть не проще поисков философского камня - он
пытался установить закономерности наследования таланта, интеллектуальной
одаренности, физического совершенства. Гальтон считал, что если для
получения новой породы необходим отбор лучших животных-производителей, то
тех же результатов можно добиться и целенаправленным подбором семейных пар.
Лучшие должны выбирать лучших, чтобы в результате рождались здоровые,
красивые, одаренные дети. Гальтон предлагал создавать особые условия для
"размножения генов" выдающихся людей из аристократических семей. Таково
начало евгеники.
Независимо от Гальтона в России врач В. М. Флоринский пришел к той же идее
- человечество должно улучшать свою "породу", постепенно становиться более
разумным, красивым, талантливым. В 1866 году Флоринский опубликовал труд
"Усовершенствование и вырождение человеческого рода", в котором обосновал
свое мнение.
Однако то, о чем мечтали Гальтон и Флоринский, - это лишь лицевая сторона
медали. Есть и оборотная сторона, которая сыграла, пожалуй, главную роль в
судьбе евгеники.
Любой селекционер знает: чтобы создать новую породу с улучшенными
свойствами, нужно выбраковывать примерно 95 процентов животных. Худшие не
должны участвовать в размножении - таков принцип любого отбора. И вот тут
евгеника напрямую сталкивается с неразрешимыми проблемами, лежащими в
области человеческой этики и морали.
Адской дорогой
То, что предлагал для улучшения человеческого рода Гальтон, впоследствии
получило название позитивной евгеники. Но очень скоро образовалось и другое
течение - негативная евгеника. Ее приверженцы считали, что необходимо
препятствовать появлению детей у людей с умственными и физическими
недостатками, у алкоголиков, наркоманов, преступников. Негативная евгеника
с самого начала вызывала критику. Ведь такого рода "отбор" проводился еще в
древней Спарте, где уничтожали слабых и больных детей. Результат известен -
Спарта не дала ни одного выдающегося мыслителя, художника, артиста, но
прославилась сильными и отважными воинами.
История знает немало примеров, когда великие люди имели физические
недостатки или страдали от тяжелых наследственных болезней, в том числе и
психических. Нередко не отличались здоровьем и их родители - мать И. С.
Тургенева, например, страдала черной меланхолией, а в роду у Л. Н. Толстого
были больные эпилепсией и шизофренией.
Более того, известно, что некоторые психические болезни, развитие которых
связано с тонкой, уязвимой душевной организацией, генетически связаны с
одаренностью в музыке, математике, поэзии. По этому поводу существует
современный анекдот. Когда академику И. Г. Петровскому, ректору МГУ,
показали список противопоказаний для поступления на механико-математический
факультет, он увидел слово "шизофрения" и удивился: "Кто же тогда будет
делать математику?"
Дело в том, что формы шизофрении - психического заболевания, одним из
признаков которого считается раздвоение личности, очень разнообразны.
Вариаций - множество, проявления болезни нередко стерты. Наследование
шизофрении, по существу, так и остается загадкой для ученых, хотя время от
времени и появляются новые данные и гипотезы, пытающиеся ее объяснить.
Поэтому в отношении шизофрении, самого распространенного психического
заболевания, ни о каком отборе нельзя говорить даже теоретически.
Не лучше обстоит дело и с другими болезнями. Наследование того или иного
признака, приводящего к развитию заболевания, - это все-таки вероятностный
процесс, и предсказать его нельзя. Например, ребенок может "получить" ген,
обусловливающий патологию сосудов, от больного отца, а может - и от
здоровой матери. И наоборот, родители могут быть совершенно здоровы, но
иметь гены, определяющие развитие болезни, - у них эти гены находятся в
скрытом, или, как говорят генетики, в рецессивном состоянии. Проявятся ли
эти гены у их потомства или нет - дело случая. Все зависит от возможных
сочетаний генов, их взаимодействия друг с другом и, конечно, от социальных
условий, воспитания, психологической обстановки, в какой-то степени - от
удачи.
Возражения ученых против негативной евгеники не убедили ее сторонников. Не
остановил их и другой вопрос, уже из области морали: а судьи кто? В самом
деле, кто должен решать, что одно отклонение от нормы недопустимо, а другое
- вполне приемлемо для будущего?
Тем не менее в 1915-1916 годах в 25 американских штатах были приняты законы
о принудительной стерилизации психически больных, преступников, наркоманов.
Подобные законы существовали и в странах Скандинавии, и в Эстонии.
Своего апогея негативная евгеника достигла в фашистской Германии. В 1933
году, например, в Германии было стерилизовано 56244 психически больных.
Нацисты считали, что внутри человечества должно образоваться ядро
"высокосортных" личностей, которые и будут принимать участие в формировании
будущей человеческой расы, все остальные - слабые, больные, увечные, просто
не отвечающие стандарту - должны быть либо уничтожены, либо стерилизованы.
Что получилось из этой теории на практике, всем хорошо известно.
В некоторых странах, однако, евгеника пошла другим путем. В Англии был
принят ряд мер для поощрения многодетности у людей англосаксонской расы и
создания благоприятных условий для воспитания и развития одаренных детей.
В Советском Союзе в 1920-1921 годах было создано Русское евгеническое
общество. Общество выпускало специальное издание по евгенике - "Русский
евгенический журнал". В нем печатались видные ученые-генетики того времени
- Н. К. Кольцов, А. С. Серебровский, А. И. Филипченко. В журнале можно было
найти исследования родословных известных дворянских семей, например,
Аксаковых, Тургеневых. Многие статьи фактически заложили основы генетики
человека и медицинской генетики в нашей стране.
Одно время идеи евгеники находили сочувствие у идеологов молодого
советского государства: раз строится новое общество, то и люди, живущие в
нем, должны быть совершенно иными - более сильными, активными, гуманными и
красивыми.
Однако вскоре стали выявляться противоречия евгеники, которые, видимо, от
нее неотделимы. Н. К. Кольцов, например, считал, что евгеника - это утопия,
но она будет "религией будущего века". А. С. Серебровский предлагал для
улучшения человеческого рода отделить деторождение от любви, практиковать
искусственное осеменение. Эти идеи ученых вызвали резкую критику, и в 1929
году Русское евгеническое общество прекратило свое существование, и
"Русский евгенический журнал" перестал выходить.
В послевоенные годы интерес к евгенике упал, но в конце ХХ века начал
возрождаться снова. Это связано с ухудшением экологической обстановки на
планете. Озоновые дыры, повышение уровня радиации, экологические яды,
мутагены и канцерогены в окружающей среде - все это ведет к накоплению в
генах людей вредных и ненужных изменений - мутаций. Такое накопление
мутаций получило название генетического груза. Мутации приводят к ухудшению
здоровья, различным психическим отклонениям, патологиям. Многие ученые
выражают беспокойство: что же будет с человечеством, когда эта чаша
переполнится? Не приведет ли этот процесс к вымиранию человеческого рода? И
снова возникает соблазн евгеники - нельзя ли все же как-то избежать
рождения больных и неполноценных детей, улучшить человеческую породу?
Евгеника получает новое звучание и в связи с экспериментами по клонированию
млекопитающих, начатыми в Шотландии (см. "Наука и жизнь" № 6, 1997 г.) и
продолженными в Америке. Ученые нашли способ получить новый организм,
практически идентичный родительскому, в результате развития одной клетки,
без скрещивания и "перемешивания" генов. Это дает возможность повторить в
потомстве уникальное сочетание генов родителя. Такие эксперименты смогли
провести на млекопитающих - овцах и коровах, но теоретически не исключена
возможность повторения их на человеке. Хотя во многих странах такие опыты
пытаются запретить или держать под строгим контролем, нельзя ручаться, что
эксперименты по клонированию клеток человека не состоятся. А вдруг удастся
с помощью клонирования получать новых Эйнштейнов и Лобачевских?
С точки зрения генетики этот вопрос бессмыслен. Ведь даже однояйцовые
близнецы, у которых практически все гены одинаковы, являются отдельными
независимыми личностями и далеко не во всем сходны друг с другом.
Прощай, утопия
Как бы ни были гуманны побудительные мотивы евгеники - сделать человечество
более здоровым, красивым, одаренным и, в конечном счете, более счастливым,
- в самой ее сути есть какой-то изъян. Она не вписывается в сложную
структуру человеческого общества, сотканного из противоречий не только
биологических, но и юридических, социальных, психологических, религиозных.
Ведь всякое усовершенствование, так или иначе, начинается с разделения на
плохое и хорошее, жизнеспособное и слабое, талантливое и бездарное.
Разделение - а потом отбор, выбраковка не отвечающих тем или иным
требованиям вариантов. На уровне человеческого общества такой отбор
неизбежно означает дискриминацию. Поэтому евгеника - это и в самом деле
утопия.
С точки зрения чистой науки евгеника в своих посылках тоже содержит изъяны.
Например, ее основная задача - изменение соотношения вредных и полезных
признаков в сторону полезных. В самом деле, в некоторых случаях можно
сказать, что есть "вредные" разновидности генов и "полезные". Однако, по
самым оптимистическим подсчетам генетиков, за 200-300 лет можно было бы
увеличить число "полезных" генов в человеческой популяции всего лишь на
сотые доли процента.
Бесполезность отбраковки "вредных" генов показали и эксперименты нацистов:
в свое время в фашистской Германии были практически уничтожены психические
больные, и сначала действительно рождалось меньше детей с отклонениями. Но
прошло 40-50 лет, и сейчас процент психических больных в Германии такой же,
какой был раньше.
Другой камень преткновения - евгеника пытается контролировать сложные
поведенческие признаки людей, интеллект и одаренность, которые определяются
большим числом генов. Характер их наследования очень сложен. К тому же в
развитии таланта и интеллекта большую роль играют культура, язык, условия
воспитания. Все это передается ребенку не через гены, а с помощью общения с
близкими людьми и учителями.
Не стоит забывать и о том, что талант - это не присутствие каких-то особых
генов, а, как правило, их уникальное, удивительное сочетание, которое не
повторяется в поколениях. Кроме сочетания генов талант определяется еще
множеством причин, среди которых немалую роль играет и судьба человека, его
окружение, образование и, конечно, момент удачи, хотя с этим можно и не
согласиться.
Cкорее всего человечество расстанется с соблазнами евгеники. Альтернативой
могло бы стать широкое распространение знаний о наследственных болезнях и
развитие сети медико-генетических консультаций, с помощью которых уже
сейчас во многих случаях можно избежать рождения детей с тяжелыми
генетическими болезнями.
Таким вот образом мораль, а соответственно и этика пронизывают абсолютно все сферы жизнедеятельности человека.
Библиография
1. http://revolution.allbest.ru/
2. http://www.moral.ru/
3. http://www.biospace.com/
4. Рабочие тетради по биоэтике.
5. Сайт Доктора медицины, монсеньера Жака Судо.
6. Быкова С., Юдин Б., Ясная Л. Эвтаназия: мнение врачей. - "Человек".
7. "Жажда дублировать" (A Desire To Duplicate ), журнал Нью-Йорк Таймс (NY Times magazine), 4 февраля 2001.
Документ
Категория
Культурология
Просмотров
237
Размер файла
156 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа