close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Дюверже Морис

код для вставкиСкачать
Подготовила Красуцкая Татьяна,студентка 4 курса по специальности «
социолог
ия
»
Школы Педагогики ДВФУ
Дюверже Морис
(
DuvergerDuverger
).Краткая биография
Дюверже Морис
(
DuvergerDuverger
) (05. 06.1917, Ангулем) -
франц. социолог, проф. политической социологии
Сорбонны (с 1955), руководитель Центра сравнительного анализа политических систем, член Академии наук и искусств (США). Политическую социологию рассматривает как науку о власти, изучающую
отношения "управляющих" и "управляемых" в любых человеческих общностях. Ее основной задачей считает выявление "двуличия власти", поскольку политика представляет собой борьбу между индивидами и группами за власть, которой победители пользуются в ущерб по
бежденным, и одновременно -
усилия по построению социального порядка
, выгодного всем. С этих позиций рассматривает политическую систему современного капитализма как "двуликого Януса", т. е. как противоречивое единство аутентичной демократии и власти владельцев капитала (этот дуализм, по его мнению, составляет глубинную основу западной системы). Понимание системы Дюверже
заимствует у Парсонса и Ж. Пиаже. Устранение "императива прибыли", порождающ
его основное противоречие капитализма -
между увеличением количества продуктов и деградацией качества жизни
-
может быть достигнута путем перехода к "демократическому социализму". Дюверже
крити
кует представления об отсутствии классов при капитализме; бюрократизацию политической жизни, способствующую персо
-
нализации власти; имущественное неравенство, которое тем не
менее, по его мнению, заметно развивается в направлении к относительному выравнива
нию условий жизни. Дюверже
ставит под сомнение применимость "западной демократии и плюрализма" в других странах современного мира. Еще в конце 60
-
х гг. он утверждал, что противоречия между богатыми странами и "странами
-
пролетариями" более значимы, чем межд
у западными и социалистическими странами. Работы Дюверже
широко известны на Западе. Он неоднократно консультировал ряд правительств буржуазных стран по вопросам конституционного права и избирательной борьбы.
История политических и правовых учений С оригинальной интерпретацией генезиса технократических начал в современных политических системах Запада выступил французский политолог и историк
Морис Дювер
же.
Технократии в чистом виде, по его мнению, нигде не существует, однако после расцвета либеральной
демократии
и затем ее кризиса (1918
—
1939) на Западе возникает новая форма политической организации общества и государства, которая включила в себя технокр
атические элементы и которая сочетает их с уцелевшими остатками либеральной демократии (не утраченные полностью политические
свободы, либеральная плюралистическая идеология, гуманистические культурные традиции) и с новой олигархией в лице капиталистов, тех
ноструктуры корпораций и правительственных учреждений.При этом капиталисты
-
собственники входят в состав экономически могущественной верхушки техноструктуры, которую Дюверже в отличие от Гэлбрейта и в порядке дополнения к нему именует особой политико
-
управл
яющей структурой. Она состоит из отдельных замкнутых групп «мудрецов», которые участвуют в
государственных решений, вырабатываемых, как и в крупных фирмах, коллективно. Цементирующим ядром политико
-
управляющей техноструктуры, вокруг которого в за
висимости от рода принимаемых решений собирается конгломерат всех иных групп, являются министерства и высший слой чиновничества. Эта область активности именуется управленческой техноструктурой.
Другой центр активности —
сфера деятельности политиков, не все
гда компетентных в тех вопросах, решение которых они подкрепляют своей подписью (здесь действует политическая техноструктура). Сотрудничество в этой области настолько сплачивает воедино министров, лидеров партий, высших чиновников, экспертов и специалистов
, руководителей профсоюзов и представителей «групп давления», что происходит циркуляция из одной группы в другую —
аналогичная той, которую можно наблюдать в экономической техноструктуре.
Новый сложившийся тип организации государственного управления явился
, по мнению Дюверже, симбиозом капиталистической плутократии и техноструктуры. Эту двойственность Дюверже передает с помощью термина «технодемократия». Технодемократическую организацию он уподобил двуликому божеству древних римлян Янусу и назвал этим же им
енем свой труд о генезисе и эволюции этого типа организации (Янус. Два лица Запада, 1972). Фундаментальное противоречие, присущее современному капитализму, коренится не в антагонистическом противостоянии общественного характера производства и частного спос
оба присвоения, а в противоречии между количественным ростом капитализма и его качественной деградацией.
Преодоление этого социального несовершенства французский социолог связывает с перспективой либерального социализма, который возникает на определенной с
тадии общественной эволюции медленным, почти незаметным путем при максимальном использовании тех возможностей, которые тех
-
нодемократические учреждения открывают в деле служения «общему интересу». Возвышение политической технострукту
-
ры на практике обесц
енивает старания тех групп, которые заинтересованы в достижении эффективного управления с помощью рациональной бюрократии в ее веберовском понимании.
Законы Дюверже
Так называемые «законы Дюверже» впервые были сформулированы в 1945 г. на конференц
ии в Университете Бордо Морисом Дюверже и касались взаимодействия электоральных и партийных систем. В издании его книги «Конституционное право и политические институты» 1955 г. эти законы звучат следующим образом: «(1) Пропорциональное представительство ск
лонно вести к формированию многих независимых партий.., (2) мажоритарная система в два тура склонна вести к формированию многих партий, которые связаны друг с другом.., (3) правило плюральное склонно производить двухпартийную систему». Сформулированные как
социологические законы, они сразу же вызвали бурную полемику среди политологов и социологов. Позже Дюверже отмечал, что полемика часто основывалась на не совсем верной интерпретации его утверждений, которые явились результатом его собственных приблизитель
ных и неточных формулировок, но не отрицал значимости постановки вопроса о подобной связи. Еще в 1960 г. он писал: «Взаимосвязь между электоральными правилами и партийными системами не является механической и автоматической: Особый электоральный режим не н
еобходимо производит особую партийную систему; он просто усиливает давление в направлении к этой системе; он есть сила, которая действует среди различных других сил, часть из которых ведут в противоположном направлении». Тем не менее, законы Дюверже были с
реди тех немногих обобщений в рамках сравнительной политологии, которые претендовали на статус социологически точных обобщений и которые могли бы быть эмпирически подтверждаемыми.
Морис Дюверже и его книга "Политические партии"
Книг
а М. Дюверже "Политические партии" выходит в России накануне пятидесятилетия своего первого парижского издания: срок достаточный, чтобы ее оценил самый беспристрастный судья -
время. Судьба подарила Дюверже завидное жизненное и творческое долголетие: он ро
дился в 1917 году, его первая работа написана еще в 1944 (рукопись погибла в годы фашистской оккупации). Юрист, сорбоннский профессор права, он стал автором многочисленных социологических и политологических монографий, был политическим обозревателем еженед
ельника "Монд", консультантом и советником многих послевоенных французских правительств, участником разработки основных правовых документов Пятой республики и последующих реформ ее политического устройства и избирательного режима, организатором и руководит
елем продуктивного научно
-
исследовательского Центра сравнительного анализа политических систем, работающего по международным программам. Многие его книги -
такие, как "Демократия без народа" (1961), "Янус. Два лика Запада" (1972), "Республиканская монархия
" (1974), "Открытое письмо социалистам" (1976), "Республика граждан" (1982) оказывались в свое время заметными фактами не только научной, но и общественной жизни Франции, а сам Дюверже стал признанным авторитетом в области политических наук.
Впечатляет к
оличество осуществившихся за полвека прогнозов Дюверже: в 1958 г. в своей знаменитой передовице в "Монд" под названием "Когда?" Дюверже с хронологической точностью предсказал неизбежность второго пришествия де Голля к власти; в "Политических партиях" он пр
едупреждал о возможности появления во Франции неофашистских партий, что казалось тогда, вскоре после великой победы над фашизмом, совершенно невероятным; но прошло совсем немного времени, и явился Пужад, а ныне всех демократически настроенных французов пер
иодически тревожит рост электората "Национального фронта" Ле Пена на каких
-
нибудь очередных [c.3] выборах... В книге Дюверже немало "русских сюжетов", и один из них хотелось бы здесь привести: говоря о неизбежности естественной либерализации тоталитарных п
артий с течением времени, он тем не менее пессимистически оценивает подобную перспективу коммунистической партии СССР, сомневаясь, что в обозримом будущем ее обновляющийся "внутренний круг" позволит ей следовать этим естественным путем. И действительно, по
надобилось больше 30 лет только для того, чтобы "процесс пошел"... Неудивительно, что за Дюверже закрепилась еще и слава одного из самых проницательных политологов Франции. Но все же и поныне Дюверже остается широко известным в стране и за ее пределами пре
жде всего как автор книги "Политические партии", увидевшей свет в 1951 г. французские политологи нередко самокритично сетуют на излишний "франкоцентризм" своей отрасли научного знания, который серьезно ограничивает ее международный резонанс. Книга "Политич
еские партии" благодаря глобальному характеру темы, широте и разнообразию эмпирической базы и уровню теоретичности исследования давно приобрела мировую известность. Она заслуженно принесла автору репутацию создателя современной теории политических партий и
переведена более чем на 20 языков мира.
"Политические партии" М.Дюверже продолжили и в известном смысле завершили тот блестящий ряд исследований политической организации общества и демократии, который в конце XIX -
начале XX века был открыт трудами Э.Дюрк
гейма, М.Острогорского, М.Вебера, Р.Михельса и других выдающихся мыслителей, в ходе своих изысканий по существу заложивших и основы политической социологии как самостоятельной отрасли научного знания. Опираясь на этот фундамент, Дюверже по
-
новому подошел к
самому понятию современной политической партии. Современные партии, по Дюверже, -
это те партии, которые складываются в эпоху становления всеобщего избирательного права как единственного способа легитимации власти и качественного расширения прав парламент
а; они возникли в неразрывной связи с крушением абсолютистских феодальных режимов, сословно
-
иерархической структуры средневекового общества, авторитарной политической власти и цензовых избирательных режимов. Нужно особо подчеркнуть, что современная партия для Дюверже -
это не какой
-
то один определенный тип партий (например, массовые социалистические партии, как это ему иногда приписывают, хотя эти партии с их сильной организацией, дисциплиной, а главное "народным способом" финансирования выборных кампаний в
место обращения к пожертвованиям "денежных мешков" и способностью демократического обновления политической элиты он действительно рассматривает как наиболее адекватно соответствующие эпохе демократии и считает их возникновение настоящей революцией). Соврем
енная партия, согласно Дюверже, -
это партия, способная реализовать всеобщее избирательное право и завоевать парламентское большинство путем нормального использования институтов демократического общества. Но что же является мерилом, критерием такой способн
ости? Дюверже в отличие от своих ближних и дальних предшественников рассматривает [c.4] современную политическую партию не как общность идейную, "доктринальную" (либеральная концепция партии) или социально
-
классовую, идеологическую (марксистская концепция партии), а прежде всего как общность структурно
-
функциональную. Отнюдь не принижая ни роли идей, ни значения социально
-
классовой детерминации, Дюверже формулирует свое ключевое положение: сущность современных политических партий полнее и глубже всего раскр
ывается в их организации; партия есть общность на базе определенной организационной структуры; характер этих базовых структурных единиц и способ их интеграции в единое целое самым существенным образом влияет на ее социально
-
классовый состав и доктринальное
единство; эффективность деятельности партии и даже сами принципы и методы этой деятельности непосредственнее всего определяются самой устойчивой характеристикой партии -
ее базовой организационной структурой.
Главные исторические типы элементарных базовых
образований, лежащих в основе современных политических партий, способы их интеграции в единую целостную партийную общность прежде всего и исследуются в труде Дюверже (этот анализ занимает его первую часть). При этом данные структуры -
комитет, секцию, яче
йку, милицию (вооруженное формирование) -
он рассматривает не просто как исторический континуум таких структур, последовательно возникавших и сменявших друг друга, как порой полагают. Набор качеств и характеристик, обеспечивающих возможность реализации все
общего избирательного права, весьма широк и вариабелен, а относительная самостоятельность социальных явлений и особая творческая активность человека как субъекта социально
-
политической жизни приводят к тому, что каждая реально существующая, конкретная парт
ия неизбежно выступает как уникальная точка пересечения принципов и закономерностей различных исторически сложившихся типов структур. В ныне существующих партиях всегда обнаруживаются черты и комитетов, и секций, etc., хотя в них всегда можно и нужно выдел
ить доминантную, системообразующую структуру, определяющую саму сущность, облик и стиль каждой отдельной партии.
Во второй книге "Политических партий" Дюверже на базе огромного конкретно
-
исторического материала, охватывающего историю политических партий са
мых различных стран и континентов -
от Америки до Австралии -
анализирует партийные структуры в более широком и до него систематически совершенно не рассматривавшемся аспекте: он исследует партийные системы (двухпартийность, многопартийность, однопартийнос
ть), естественно
-
исторические условия, конкретные пути и факторы их становления (главным среди последних Дюверже считает избирательную систему); далее, союзы партий -
их причины, закономерности, характер политического поведения и эволюции партий в рамках э
тих союзов; и, наконец, характер взаимодействия политических партий и политических режимов, многообразные практические модификации реального разделения властей, выступающие следствиями конкретного соотношения сил в зависимости от результатов выборов. Специ
ально исследуются такие формы реализации власти, как [c.5] доминирование и чередование партий, особый раздел посвящен функции оппозиции -
одним словом, мы в первоисточнике найдем здесь анализ многих и многих понятий, которые прочно вошли ныне в инструмента
рий современной политологии и политической социологии, в язык политической практики.
Здесь нет ни возможности, ни необходимости раскрывать все богатейшее содержание и внутреннюю логику исследования Дюверже -
они наглядно выражены в исключительно четкой стр
уктуре книги. Но нельзя еще раз не подчеркнуть его теоретический характер: используя системный подход и метод структурно
-
функционального анализа в широких рамках диалектики, Дюверже по существу строит теоретическую модель современной политической партии (с
ам он предпочитает скромно именовать ее схемой, справедливо подчеркивая ограниченность структурно
-
функционального моделирования сложных общественных явлений). При этом ему совершенно чужда односторонность: в отличие от представителей той тупиковой ветви ст
руктурализма, которая абсолютизировала структурно
-
функциональную детерминацию и анализ социальных структур, а потому с логической неизбежностью пришла к идее "смерти человека" в современной социологии, для Дюверже человек не просто равноценный, а центральн
ый и повсеместно присутствующий объект анализа и последующего теоретического синтеза. Человек в "Политических партиях" представлен не только специальной главой "Члены партии"; любой магистральный и второстепенный сюжет рассматривается французским политолог
ом сквозь призму человеческой активности, социальной, групповой и индивидуальной психологии -
именно в них Дюверже ищет и находит ответ на вопрос о реальном происхождении, бытии и функционировании организационных структур, их подчас неожиданном и парадокса
льном сочетании в строении конкретных современных политических партий. Важнейший сюжет его исследования -
сущность и характер принадлежности человека к организационной структуре, связи человека и партийной общности, сложный двусторонний характер их взаимно
й детерминации. Этот аспект анализа дал целый спектр глубоких характеристик
-
обобщений, вошедших в понятийный аппарат и язык современной политологии: кадровые и массовые партии; партии тоталитарные и специализированные; партия
-
общность, партия
-
общество и па
ртия
-
орден (три последние понятия сегодня часто заменяются понятиями первичной и вторичной организации, думается, значительно обедняющими аналитический инструментарий политолога по сравнению с переосмысленной Дюверже применительно к партийным организмам ди
хотомией Ф. Тенниса). Все это не только своеобразные организационные структуры, но и определенный тип причастности (partipation) к ним человека, и здесь необходим, по выражению Дюверже, настоящий "политический психоанализ" -
его образцы порой и являет нам книга, иные фрагменты которой достигают выразительности художественной прозы.
Нелишне напомнить, что то время, когда Дюверже работал над своей книгой, отмечено в политических науках непрекращающимися методологическими дискуссиями: скрещивали [c.6] шпаги ст
оронники юридического и содержательного подходов к исследованию политической жизни и политического поведения, адепты бихевиористской "революции" и структурно
-
функциональной аналитики, сторонники индивидуального и группового начала в изучении политического действия, строгой объективности -
и ценностного подхода; молодая и динамичная американская эмпирическая социология атаковала традиционный европейский академизм. Парадигмы всех этих школ и течений, как правило, поначалу обогащая политическую науку новыми ме
тодиками и ценнейшим эмпирическим материалом, в конечном счете обнаруживали неправомерность своих претензий на роль универсальной методологии и нередко становились препятствием в развитии теоретического ее этажа.
Дюверже совершенно неслучайно предпочитает называть избранную им отрасль научного знания не политологией, а политической социологией. Особо не вдаваясь в вышеуказанные дискуссии (уже после "Политических партий" он создаст специальные работы по методологии социологических и политических наук), но и не пренебрегая новейшими методами эмпирического исследования, он счастливо избегает крайностей, абсолютизации какого
-
либо из них. Пронизывающая его книгу глубокая, в лучшем смысле слова традиционная философская культура, своего рода картезианская интеллект
уальная интуиция, а иногда и просто "острый галльский смысл" неизменно удерживают Дюверже в рамках доброй старой диалектики. Для внимательного и неторопливого читателя (а как же еще читать классику!) будет очевидно, что настоящая, пусть нигде специально и не декларируемая, но органически определяющая движение его мысли парадигма -
это диалектика Канта, Гегеля, Маркса с ее принципами развития, противоречия, различия онтологического и гносеологического, восхождения от абстрактного к конкретному, вне которых н
евозможно подлинно теоретическое исследование. И, заметим, настоящее понимание и использование результатов такого исследования. Авторы некоторых наших учебников и политологических пособий, воздавая должное Дюверже как "автору наиболее успешной типологии со
временных политических партий", нередко сетуют на то, что не все современные партии (чаще всего указываются аграрные или христианско
-
демократические, реже -
лейбористские) "укладываются в типологию французского политолога". Хотелось бы видеть типологию, в которую они "уложатся", да еще без остатка... Ведь это был бы верный признак ее несостоятельности и ненаучности. Само желание осуществить подобную операцию связано с непониманием диалектики реального явления и его идеального отражения, сущности теоретическ
ого знания. Как и вообще в теории, гносеологическим понятиям в политической социологии было бы неправомерно придавать статус реальности: это научные абстракции, своего рода веберовские "идеальные типы", достоинство которых отнюдь не в том, что они буквальн
о равновелики каким
-
то реальным объектам и явлениям. Их подлинная ценность заключается в способности выступать в качестве объяснительных и прогностических принципов, что неустанно подчеркивает и сам автор. Так что не реальные партии следовало бы "укладыват
ь " в систему его понятий, а, напротив, сами эти понятия применять к [c.7] анализу конкретных действующих на современной политической арене партий, чтобы осмыслить их сущность, прогнозировать и направлять их дальнейшую эволюцию.
Книга Дюверже -
это поистин
е энциклопедия знаний, необходимых для сознательного действия в сложнейшем мире политической жизни и направленного влияния на эволюцию такой специфической ее структуры, как политическая партия. Дюверже не обещает и не навязывает нам никаких "железных закон
ов" (в редких случаях он характеризует сформулированные им зависимости как однозначные) -
он предлагает всего лишь проверенное практикой современных политических партий знание того, к каким последствиям приводило и может привести то или иное решение, тот и
ли иной выбор или исторически сложившееся стечение обстоятельств. Теоретический анализ постоянно переплетается у Дюверже с органичными экскурсами в практику политической истории и политической борьбы. Мы найдем в книге французского автора немало блестящих примеров практического приложения теоретических понятий к анализу сложнейших "биографий" конкретных политических партий нашего времени. И эти страницы его книги незабываемы: так впечатляет "актерский показ" выдающихся театральных режиссеров, создателей зна
менитых систем, которые в неумелых руках не только не обнаруживают все свои возможности, но и способны погубить сам театр, превратив его в музей восковых фигур...
Дюверже назвал свою книгу "Политические партии", но содержание ее гораздо шире и глубже, ибо лейтмотивом его труда выступает проблема соотношения демократии и политических партий. И он подсказан самой жизнью: ведь уже к концу XIX века демократия с ее всеобщим избирательным правом, представлявшаяся наконец
-
то найденным решением проблемы социального
и политического равенства и личной свободы, сама оказалась величайшей проблемой. И суть ее можно было бы выразить так: противоречие демократии и тирании -
сердцевинное противоречие новейшей истории, притом отнюдь не только в форме внешнего противостояния еще существующим и вновь нарождающимся тоталитарным режимам. Отцы
-
основатели политической социологии поставили вопрос иначе: авторитарная власть возникает и утверждается внутри самой демократии, ее институты непостижимым образом сами становятся источником такого тотального господства над породившими их социумами, перед которым бледнеют реалии античных диктатур и средневекового абсолютизма. Уже тогда среди этих институтов М.Острогорским, М.Вебером и Р.Михельсом были особо выделены политические партии. "Прокл
ятие свободных правительств" -
эта эмоциональная инвектива А.Токвиля, в свое время определившего демократию как необратимую общую тенденцию мирового развития, начала обретать статус научно аргументированной концепции.
Время, казалось бы, работало именно на
нее. Вопрос об ограниченности либеральной демократии был поставлен еще Марксом: исследуя сущность и различные формы социального отчуждения, он дал справедливую кр
итику ущербности практики парламентаризма, формальности прав и свобод человека [c.8] в классово разделенном обществе. Соединившись с борьбой рабочего класса, возникшее вокруг его доктрины, по точному выражению Дюверже, "мощное интеллектуальное движение" за
ложило основы принципиально нового типа политических организаций -
массовых социалистических партий, ставших одним из важнейших факторов утверждения и практической реализации всеобщего избирательного права и, как представлялось, колоссального расширения са
мой демократии и выхода ее на новый качественный уровень. Однако авторитарные и олигархические тенденции этих организаций уже достаточно определенно проявили себя к концу XIX и еще более отчетливо и угрожающе -
в первой половине XX века. Кризис европейског
о парламентаризма, реалии тоталитарных режимов во всех их формах как будто бы однозначно подтверждали сформулированный Р.Михельсом "железный закон": политические партии, подобно любой иерархически построенной организации, неизбежно вырождаются в ту или ину
ю форму олигархии; демократия невозможна в силу природы человека, сущности политической борьбы и самого института организации. Не будем забывать, что в том же ключе звучали и созданные Г.Моска и В.Парето "теории элит". Так из критики политических партий по
степенно рождались апология авторитаризма и очертания будущей фашистской идеологии, допускающей существование лишь одной партии -
во имя уничтожения всех политических партий вообще.
Без учета этого невозможно вполне оценить действительное место и значение труда Дюверже, в центре которого стоит вопрос: отвечает ли демократия условиям нашего времени и соответствует ли ей режим политических партий? А ко всему тому нельзя не добавить и чисто "французский" штрих: Дюверже писал свою книгу в конце 40
-
х; еще не утр
атила актуальности тема ответственности довоенных политических партий за национальную катастрофу Франции 1939
-
1940 годов, а короткая история политической борьбы после Освобождения -
уже в который раз! -
возродила в общественном мнении традиционный мотив об
личения "кошмара политических партий", всегда (а в такие времена -
особенно) находящий отклик отнюдь не в одних лишь консервативных или откровенно реакционных слоях "правящего класса". И уже громко заявила о себе РПФ ("Объединение французского народа") -
п
артия
-
движение, созданная в 1947 г. генералом де Голлем, со свойственной ему энергией и во всеоружии своего тогда еще для многих непререкаемого авторитета развернувшим яростную атаку против всех и всяких политических партий во имя решения действительно ост
рейших социально
-
экономических проблем послевоенной Франции на путях авторитарного правления -
"режима без партий". Вспомним еще, что в мире уже шла "холодная война", и под ее прицелом в странах развитой демократии оказались те самые демократические идеалы
, за которые они, казалось бы, и сражались в составе антигитлеровской коалиции. Нельзя не оценить прежде всего личное гражданское мужество ученого, который именно в такое время бескомпромиссно заявил: ""режим без партий" -
это режим без демократии". [c.9]
В своей книге М. Дюверже всесторонне обосновывает объективную необходимость политических партий как атрибута современной демократии, и это сообщает особый смысл чисто ценностному убеждению в том, что демократия -
высшее социально
-
политическое завоевание на
шего времени.
Свойственное ему на протяжении всей его долгой жизни сочетание преданности высокой науке и политической ангажированности (у этого специфически французского, введенного в оборот Сартром термина так много смыслов и оттенков, что все их можно пе
редать, наверное, только русским понятием "гражданственность") сделало автора "Политических партий" живым носителем лучших традиций французской социально
-
философской и политической мысли, идущих от Вольтера и Монтескье. В книге Дюверже просто невозможно не
ощутить дух Франции и дух Парижа, того Парижа, который поистине сам представляет собой настоящий институт гражданского общества -
с его не имеющей аналогов концентрацией интеллигенции, деятелей науки, искусства, литературы, с особым умением материализоват
ь достижения прогрессивной мысли в практических движениях всегда живо откликающегося на них общественного мнения и реформах политического и правового устройства общества.
Все это вместе взятое и объясняет непреходящую актуальность книги Дюверже. В "Политич
еских партиях" мы найдем критический анализ входившей тогда в моду так называемой концепции "научной демократии", согласно которой партии как таковые должны сойти с политической сцены, поскольку представительство в парламенте и других выборных демократичес
ких органах якобы может отныне без всяких выборов оптимально устанавливаться с помощью той методики, посредством которой институты Гэллапа или Харриса определяют объем и состав репрезентативного массива для проведения опросов общественного мнения. С тех по
р по разным конкретным поводам такого рода концепций возникало немало. Так было и в 70
-
80
-
е годы, когда лавинообразный рост СМИ, их невиданные технические возможности породили понятие и целую концепцию "теледемократии". Известнейший американский футуролог О.Тоффлер отводил СМИ роль наконец
-
то найденного средства подлинной демократизации общества; французский публицист и политик (а тогда и генеральный секретарь партии радикалов) Ж.
-
Ж.Серван
-
Шрайбер приветствовал их как "новую технологию демократии", которая делает политические партии анахронизмом. В 1972 году американский социолог Д.Бродер в своей книге призовет повременить с похоронами указанного института, но -
очевидно ощущая реальность угрозы -
назовет ее "Конец партий"... В самих дискуссиях М.Дюверже не участвует, но именно в эти десятилетия его книга и завоевывает международное признание, снова оказывается востребованной: ведь в то время проблема создания и воссоздания партий обретает особую актуальность в таких странах, как Испания, Португалия, Греция. Да и сама Франция примерно в тот же период проходит путь от многопартийности к своеобразной двухпартийной системе в форме чередования у власти блока новых правых партий и социалистов (в полном соответствии [c.10] со сформулированными в книге Дюверже законо
мерностями, главной вехой такого пути стал переход от пропорциональной избирательной системы к мажоритарной с одним туром). "Политические партии" вызывали острый интерес научной общественности и неформальных движений в СССР в первые годы горбачевской перес
тройки; тогда еще запертая в "спецхраиах", книга распространялась в виде "самиздатских дайджестов", переведенных чаще всего с английских изданий.
Отстаивая политические партии как институт демократического общества, Дюверже отнюдь не идеализирует политичес
кие партии вообще, а тем более какую
-
либо конкретную партию. Напротив, с предельной объективностью ученого он видит и со скрупулезностью юриста фиксирует те черты этого созданного для реализации демократии института, которые демократии
-
то как раз и противо
речат, -
даже в странах и партиях, претендующих олицетворять собою эталон демократии. Но все же это -
свидетельство не обвинения, а защиты. Для Дюверже всеобщее избирательное право остается ничем не заменимым способом легитимации власти, избирательный бюлл
етень -
единственно реальной формой общественного договора граждан с властью, а политические партии -
инструментом выражения, формирования и представительства общественного мнения, средством политического самоопределения граждан и субъектом ответственности
власти перед ними. Ведь демократия в понимании Дюверже -
это не "управление народа самим народом" (такое представление вряд ли соответствовало даже античному полису), а вещь, как он выражается, более скромная, но и более реальная -
это свобода для народа и для каждой части народа; она обеспечивается "управлением народом элитами, вышедшими из самого народа". Режим же без политических партий неизбежно отдает власть элитам, обязанным своим привилегированным положением происхождению, деньгам или должностям, а он еще дальше от демократии, чем "режим партий".
Демократия отнюдь не является социальной панацеей и простым устройством: нужно привыкнуть к мысли, что она всегда была и останется проблемой, требующей повседневного решения. В одной из своих публицистически
х работ он сравнивает ее с находящимся в полете современным самолетом или действующим атомным реактором, которыми надо постоянно и со знанием дела управлять, чтобы избежать катастрофы, неустанно приводя их параметры к норме. Демократии угрожает не режим па
ртий, а потенциальная возможность авторитарной, олигархической и тоталитарной их ориентации. Однако в результате своего исследования Дюверже приходит к обоснованному выводу о том, отнюдь не все партии совместимы с такой ориентацией, а в самой природе совре
менных партий заложены черты и тенденции, способные противостоять ей и даже исключать ее. Задача состоит не в том, чтобы отнять у общества современные средства его организации, но в том, чтобы вернуть этим средствам их действительное предназначение. А для этого необходимо понимать их происхождение, сущность, законы функционирования и развития, чему и посвящен фундаментальный труд М. Дюверже. [c.11]В стране, где с такими трудностями, а порой и просто заходя в тупик, идет процесс формирования современных парт
ий и органического включения их в политическую систему общества, книга Дюверже найдет сегодня самого заинтересованного читателя.
РАЙМОН АРОН И МОРИС ДЮВЕРЖЕ. ИХ ВКЛАД В ПОЛИТИЧЕСКУЮ НАУКУ
Своим утверждением и развитием французская политическая наука обязан
а многим национальным авторитетам, но прежде всего и главным образом Раймону Арону и Морису Дюверже. Раймон
Арон
(1905
—
1983)
—
весьма сложная и необычайно колоритная фигура в политическом мире Франции. Он является автором множества научных работ, посвященных
различным проблемам философии
истории,
социологии
и
политологии. В их числе: «Человек против тиранов» (1946), «Великий раскол» (1948), «Войны в их последовательности» (1951), «Опиум интеллектуалов» (1955), «Демократия перед лицом испытаний XX века» (1960)
, «Мир и война между нациями» (1962), «Демократия и тоталитаризм» (1965), «Эссе о свободах» (1967), «Политические исследования» (1972), «Мемуары. 50 лет политических размышлений» (1983). В числе прочих в названных и других работах рассматриваются следующие
вопросы. Во
-
первых, соотношение между философией, политической теорией и наукой о политике. По мнению Р. Арона, это соотношение было и остается весьма неопределенным, а потому значительная часть работ, официально относимых к политической науке, лишь с бол
ьшой натяжкой может рассматриваться в качестве научных. Чтобы оставаться в рамках научности, а тем более претендовать на разработку цельной политической теории, исследователь прежде всего не должен находиться в плену у теоретической схемы, базирующейся на каком
-
то одном основании.
При разработке политической теории немаловажное значение имеет также подразделение человеческих общностей на два типа: несобственно политические и собственно политические. Первые называются так потому, что, не будучи политическим
и по своей природе, обладают тем не менее соответствующими властными полномочиями (контроля, командования, подчинения и т. д.). Вторые являются политическими по своей сущности (например, государство, партии, группы политического давления), так как непосред
ственно -
осуществляют политические функции. Именно эти общности резервируют за собой право на применение специфических (в том числе принудительных) методов воздействия. Именно они в значительной степени предопределяют политический аспект других общностей.
Собственно политические общности могут по
-
разному подразделяться. Но наиболее существенным является их подразделение на национальные и международные. Большинство авторов, считает Р.
Арон, не видят ни огромной разницы, ни тесной взаимосвязи между эт
ими общностями. Но такая разница, равно как и взаимосвязь, существуют, и их нужно обстоятельно анализировать. Международный политический порядок в немалой степени зависит от национальных политических порядков. В свою очередь он оказывает несомненное влияни
е на последние, создавая благоприятный для их функционирования международный климат. Следует иметь в виду и то, что политический порядок, рассматриваемый как в международном, так и в национальном планах, не охватывает всех аспектов общественного порядка. О
н должен быть проанализирован не только с точки зрения своего воздействия на общественный порядок, но и с точки зрения восприятия последнего. Другими словами, и политическая философия, и политическая
социология, и общая политическая теория должны идти даль
ше изучения политического порядка и политических ценностей. Они должны исследовать их в более широком контексте —
под углом зрения тех тенденций и закономерностей, которые свойственны гражданскому обществу.
Во
-
вторых, важное место в работах Р. Арон
а занимают вопросы политической власти. Обращаясь к этим вопросам, Р.
Арон
призывает прежде всего к решительному отказу как от метафизического, так и от юридического понимания власти. При анализе политической власти явно недостаточно общее представление о том, какова структурная организация этой власти на бумаге. Необходимо знать, как данная власть выглядит в действительности, как она фактически распределяется в конкретной политической реальности, какими личными качествами обладают непосредственные носители
этой власти, какую степень автономии они имеют в процессе принятия политических решений.
Вопрос о распределении власти в обществе, точнее, о ее дисперсии, распылении среди множества субъектов —
один uj центральных в политической теории Р. Арона. Д
исперсия власти оказывает неоднозначное воздействие на политическую жизнь общества. С одной стороны, она усиливает демократические тенденции в нем, ибо препятствует концентрации власти в руках определенной группы людей, в руках властвующей элиты. С другой стороны, дисперсия власти поднимает авторитет высших ее представителей, и прежде всего тех, кто является ответственным за принятие политических решений, последствия которых ощущаются всеми членами общества.
Последнее обстоятельство, по мнению Р. Ар
она, ставит в качестве актуального вопрос о персонализации власти. Этот вопрос заслуживает серьезного внимания, поскольку тенденция к персонализации власти приобретает универсальный характер. Она особенно сильно дает о себе знать в критические периоды разв
ития политической
истории
(и прежде всего в период кризисов и революций), когда возникает необходимость принятия нестандартных политических решений (стратегических или дипломатических). Персонализация власти представляет собой соединение личного и легитимн
ого авторитета в деятельности того или иного политического лидера. Пока человечество остается разделенным на многочисленные суверенные образования, авторитарные личности будут определять своими решениями существование миллионов себе подобных. Причем роль т
аких личностей неизмеримо возрастает в ядерную эпоху. В плюралистических обществах эта роль уравновешивается дисперсией власти, тоталитарных —
она приобретает форму тирании.
И, в
-
третьих, большое внимание Р.
Арон
уделяет разработке международно
-
пол
итической теории и
социологии
международных отношении. В сфере международных отношений, по мнение Р. Арона, взаимодействуют и вэаимодополняют друг друга до подхода: рациональный схематизм и социологизм. С точки зрения представителей рационального схематизм
а, теория международных отношений есть разумно упорядоченное резюме всех рациональных элементов, которые наблюдатель обнаружил в объекте. При таком понимании содержанием международных отношений по преимуществу являются отношения между государствами, т. е. межгосударственные отношения. Что касается сторонников социологизм к которым Р.
Арон
относит и себя), то они стремятся выявить в системе международных отношений роль и значение всех, а только рациональных
-
элементов общественной и личной жизни. В этом смыс
ле наука о международных отношениях не может не признавать многочисленные связи, существующие между тем, что происходит на межгосударственной сцене, и тем, что происходит на национальных сценах. Социология международных отношений исходит из того, что на ха
рактер отношений между государствами самое существенное влияние оказывают многообразные факторы, действующие внутри этих государств. Таковыми, в частности, могут быть как фактор силы, так и фактор слабости того или иного государства. «Изучая торг между орг
анизованными государствами,
—
отмечает в данной связи Р.
Арон,
—
специалисты часто забывают, что излишек слабости не менее опасен для мира, чем излишек силы. Зоны, по поводу которых развязываются вооруженные конфликты, часто являются зонами распадающихся пол
итических единиц» . Подобным фактором может быть также плюрализм суверенитетов, включая плюрализм автономных центров и общностей, каждая из которых имеет свою цель, свои амбиции, свою систему ценностей. И наконец, определяющим фактором может стать наличие оружия массового уничтожения, последствия которого непредсказуемы. Другими словами, центральной проблемой
социологии
международных отношений является проблема коллективного и индивидуального выживания, которая в
истории
развития цивилизаций никогда не нахо
дила своего разрешения, поскольку последнее связано с созданием универсального государства и утверждением всеобщего царства закона.
Говоря о Р. Ароне, нельзя не отметить также того вклада, который он внес в исследование европейской традиции обществ
енно
-
политической мысли, оказавшей весьма большое влияние на формирование и утверждение как политической науки Франции, так и политической науки других стран. В работе «Этапы развития социологической мысли» (1967) он нарисовал интеллектуальные портреты сем
и европейских мыслителей:
Монтескье, Токвиля, Конта, Маркса, Дюркгейма, Парето и Вебера. Особый интерес представляет сравнительный анализ, данный Р. Ароном трем последним ученым. Заслуга Дюркгейма, Парето и Вебера, по мнению Р. Арона, состоит в том, что он
и, опираясь на методы
социологии, выдвинули свои концепции общественнополитического развития.
Дюркгейм, например, считал, что в основе такой концепции должна лежать идея консенсуса. Конфликты, с его точки зрения, не являются ни движущей силой исторического
развития, ни неизбежным сопровождением коллективной жизни; они —
признак болезни или разлада общества. В свою очередь Парето, будучи приверженцем элитарной концепции общественно
-
политического развития, делал упор на конкуренцию и социальную борьбу, рассма
тривая их в качестве важнейших форм выживания человечества. Что касается Вебера, то он решающую роль в общественно
-
политическом развитии отводил государственно
-
бюрократическим структурам, видя в них прообраз рациональной организации будущего общества.
Крупным представителем французской политической науки является Морис Дюверже (род 1917), который весьма удачно сочетает в себе качества ученого и преподавателя, журналиста и писателя, а также видного общественно
-
политического деятеля.
М. Дюверж
е опубликовал большое количество работ как научно
-
исследовательского, так и учебно
-
педагогического характера. Среди них: «Курс конституционного права» (учебник, 1946), «Политические партии» (1951), «Методы политической науки» (1959), «Политические режимы» (1961), «О диктатуре» (1961), «Методы социальных наук» (1964), «Введение в политику» (1964), «Социология политики» (1966), «Демократия без на рода» (1967), «Политические институты и конституционное право» (1970), «Янус. Два лица Запада» (1972), «Социология
политики: элементы политической науки» (1973), «Республиканская монархия» (1974), «Открытое письмо социалистам» (1976), «Обратная сторона вещей» (1977), «Республика граждан» (1982), «Полупрезидентские режимы» (1986) и др. В числе наиболее важных черт, кот
орые характеризуют М. Дюверже как крупного ученого и большого педагога, сами французы называют независимость мышления, логическую строгость и широту взглядов автора .
Круг основных проблем, разрабатываемых М. Дюверже, можно объединить в следующие т
ри группы. Первая группа включает в себя проблемы теоретико
-
методологического характера. К ним относится прежде всего проблема разграничения различных областей политологического знания. Выделяя в этом знании политическую
социологию, политическую
психологию
, политическую философию и государствоведение, М. Дюверже в своих работах, написанных в 60
-
е годы, отдавал предпочтение первой. Он считал, что политическая
социология
представляет собой самую широкую область политологического знания, поскольку охватывает в
сю совокупность человеческих отношений, основанных на власти, управлении и авторитете. В этом смысле изучение политики, по его мнению, есть не что иное, как изучение общества в целом с особым акцентом на все формы авторитета, которые в нем имеются.
Поздне
е, однако, М. Дюверже внес существенные коррективы в свое понимание различных областей политологического знания. В работе «Социология политики: элементы политической науки» он уточнял, что не политическая
социология, а политическая наука даст наиболее полн
ое и широкое представление о политических явлениях, поскольку именно она включает в себя три основные области политологического знания: введение всоциологический анализ политики, описание больших политических систем и изучение политических организаций (пар
тий и групп политического давления) .
Не менее важной теоретико
-
методологической проблемой, по мнению М. Дюверже, является определение понятия предмета политической науки. В споре по данной проблеме сталкиваются две концепции. Первая —
более древня
я и одновременно более близкая здравому смыслу —
предметом политической науки считает государство. Вторая, наиболее распространенная на Западе концепция рассматривает политическую науку как науку о власти вообще. Объявляя себя приверженцем второй концепции,
М. Дюверже поясняет, что она выглядит более предпочтительной, чем первая, поскольку открывает широкие возможности для исследования природы государственной власти путем сопоставления ее с властью в других общностях. В то же время и вторая концепция, по его
мнению, не раскрывает предмета политической науки во всей его полноте, так как оставляет в стороне такое понятие, как «влияние». «Власть» и «влияние» —
хотя и близкие, но отнюдь не тождественные понятия. Всякая власть, осуществляемая в обществе, предполаг
ает влияние. Но не всякое влияние, оказываемое одним индивидом (одной группой) на других индивидов (другие группы), рассматривается как власть в строгом смысле этого слова. В реальной политической жизни влияние не только характеризует основную направленнос
ть власти, но и во многих отношениях дополняет ее.
Вторую группу проблем, разрабатываемых М. Дюверже, составляют проблемы демократии. Исследуя эти проблемы, М. Дюверже обращается прежде всего к осмыслению опыта демократического развития западных ст
ран. Последние, по его мнению, живут в условиях плутодемократии, т. е. в условиях такого политического правления, когда властью обладают одновременно и народ (demos) и богатство (plutos). Плутодемократия выступает в двух основных формах: либеральной демокр
атии и технодемократии. Для либеральной демократии, существовавшей до второй мировой войны, характерна индивидуалистическая структура, которая точно соответствует либеральной идеологии. Источником власти либеральной демократии является «экономическая олига
рхия», которая представляет собой «агломерат индивидов и групп индивидов, противостоящих друг другу и соперничающих в различных областях» . Эта власть осуществляется представителями «среднего или промежуточного класса», состоящего из профессиональных полит
иков, государственных функционеров и лиц, формирующих общественное мнение (к ним М. Дюверже относит учителей, профессоров, воспитателей, журналистов, писателей, священников и т. д.). Важнейшими принципами остаются приверженцами прогрессивных изменений в п
олитической жизни общества, они больше находятся на левом фланге политических сил, чем на правом. Вот почему исключение политических партий из активной политической жизни означало бы оказание помощи правым силам в их стремлении парализовать действия левых сил в обществе.
Список литературы
http://www.univer5.ru/teoriya
-
gosudarstva
-
i
-
prava/osnovyi
-
prava
-
ospanov
-
k.
-
i.
-
275/Page
-
417.html
Политическ
ие партии
,
Морис Дюверже
,
2007
Автор
russkaiatania
Документ
Категория
Социология
Просмотров
3 817
Размер файла
193 Кб
Теги
дюверже, морис
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа