close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

933.Недикова Е. В.Совершенствование методики формирования землепользований сельскохозяйственных предприятий на материалах Центрально-Черноземного региона монография Е. В. НедиковаД. Чечин . ВГАУ 2011 . 315 276 - 292 . ISBN 978-5-7267-0572-9

код для вставкиСкачать
Министерство сельского хозяйства Российской Федерации
Федеральное государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Воронежский государственный аграрный
университет имени К. Д. Глинки»
Е.В. Недикова, С.Д. Чечин
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДИКИ
ФОРМИРОВАНИЯ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЙ
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
(НА МАТЕРИАЛАХ ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО
РЕГИОНА)
Монография
Воронеж
2011
УДК 332.3 : 631.115.1 (470.32)
ББК 65.32–5 : 65.321.4 (28-8 Вор)
Н 42
Недикова Е.В.
Н 42 Совершенствование методики формирования землепользований
сельскохозяйственных предприятий (на материалах ЦентральноЧерноземного региона): монография / Е.В. Недикова., С.Д. Чечин – Воронеж: ФГОУ ВПО Воронежский ГАУ, 2011. – 315 с.
В монографии даны методические основы формирования и раскрыты закономерности становления и развития землепользований сельскохозяйственных
предприятий Центрально-Черноземного региона.
Представлены анализ и состояние агроресурсного потенциала Центрально-Черноземного региона на основе корреляционно-регрессионного анализа и
показаны пути его рационального использования.
Раскрыты и обобщены основные негативные природные явления и их
экологические последствия. Показано влияния природных факторов и антропогенных условий на состояние землепользования сельскохозяйственных предприятий Центрально-Черноземного региона.
Изложены методические и методологические основы формирования землепользований сельскохозяйственных предприятий при разработке проектов
землеустройства на ландшафтно-экологической основе.
Монография предназначена для работников сельского хозяйства, научноисследовательских и проектных институтов, специалистов управлений, студентов землеустроительных факультетов высших образовательных учебных заведений, может быть использована студентами других не юридических вузов, изучающих вопросы становления, развития, организации территории и производства сельскохозяйственных предприятий.
Рецензенты:
Е.В. Закшевская, доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой управления и маркетинга АПК ФГОУ ВПО Воронежского ГАУ;
В.В. Кругляк, кандидат сельскохозяйственных наук,
заведующий кафедрой ландшафтной архитектуры и
садово-паркового строительства Воронежской государственной лесотехнической академии.
ISBN 978-5-7267-0572-9
© Недикова Е.В., Чечин С.Д. 2011
© Федеральное государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования «Воронежский
государственный аграрный университет имени К.Д. Глинки», 2011
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
_____________________________________________
Введение ............................................................................................ 5
Глава I. Научные основы формирования землепользования и землеустройства сельскохозяйственных предприятий ............................................................................................. 7
1.1. Обоснование необходимости экологически устойчивого и экономически эффективного и сбалансированного
сельскохозяйственного природопользования ................................ 7
1.2. Основные понятия и определения научной теории
формирования землепользования и землеустройства сельскохозяйственных предприятий .................................................... 12
1.3. Ретроспектива развития научной теории сельскохозяйственного землепользования (природопользования) ............ 41
Глава II. Агроресурсный потенциал Центрально-Черноземного региона Российской Федерации ............................. 69
2.1. Современное состояние, проблемы и пути рационального использования земель ............................................................ 69
2.2. Ресурсы сельскохозяйственного производства региона
и их природно-климатические особенности ................................ 86
2.3. Земельный фонд Центрально-Черноземного региона ......... 98
2.4. Агроресурсный потенциал Воронежской области .............122
3
Глава III. Влияние негативных природных явлений и
антропогенных условий на землепользование в условиях Центрально-Черноземного региона Российской
Федерации .....................................................................................153
3.1.Засухи, суховеи и пыльные бури – негативные природные явления ....................................................................................155
3.2. Эрозия почв – негативный процесс деградации земель ....166
3.3. Экологические последствия нерационального сельскохозяйственного землепользования в Центрально-Черноземном регионе Российской Федерации .................................174
Глава IV. Методические и методологические положения формирования землепользований на ландшафтноэкологической основе .................................................................210
4.1. Ландшафтно-экологическое землеустройство сельскохозяйственных предприятий ........................................................210
4.2. Основные положения конструирования экологически
устойчивых агроландшафтов .......................................................222
4.3. Ландшафтно-экологические аспекты проектирования
рабочих участков ...........................................................................226
4.4. Лесные мелиорации как основа формирования экологически устойчивых агроландшафтов ........................................243
4.5. Организация системы адаптивных севооборотов ..............264
Заключение ...................................................................................271
Список литературы ....................................................................276
Приложения .................................................................................293
4
ВВЕДЕНИЕ
_____________________________________________
Общая площадь Центрально-Черноземного региона составляет – 0,2 млн. км2 с населением – 7,8 млн человек. Это развитый
индустриально-аграрный комплекс. Регион располагает весьма
благоприятными природно-климатическими условиями. Бесценное богатство — огромные территории высокоплодородных черноземов. Их продуктивность в 1,5 раза превосходит почвы других регионов России.
Современные аграрные преобразования в регионе проходят
на фоне глубокого кризиса, охватившего все аспекты сельскохозяйственного производства. Нарушены агроресурсный потенциал предприятий и земельные отношения, углубляется экономический спад производства, глобальные экологические последствия
угрожают состоянию агроландшафта как основе всей системы
сельского хозяйства. Снижается земельно-ресурсный потенциал,
уменьшаются запасы гумуса, высока сельскохозяйственная освоенность агроландшафтов и распаханность территории, что значительно превышает экологически допустимые пределы. Последствия от неблагоприятных природных явлений (эрозии, засух и суховеев, пыльных бурь и т.д.) увеличиваются. Все это происходит
на фоне экологически неустойчивых агроландшафтов, с лесистостью 4,5%, и облесенностью сельскохозяйственных угодий 3,8% в
среднем по региону. Разбалансированы материально-трудовые ресурсы. Таким образом, изучение вопросов повышения эффективности использования агроресурсов на основе
ландшафтноэкологического землеустройства, создающего реальные условия
для ведения адаптивного земледелия Центрально-Черноземного
региона, является поистине актуальным, теоретически значимым
и практически необходимым.
Ландшафтно-экологические аспекты землеустройства, как
организационно-территориальной основы для рационального использования земельных угодий, нашли свое отражение в трудах
С.Н. Волкова, А.А. Варламова, Н.Г. Конокотина, В.Д. Постолова
5
и др. Наиболее последовательно, с позиций современного адаптивного земледелия, они изложены в работах И.П. Здоровцова,
В.И. Кирюшина, М.И. Лопырева и др.
Многоукладная экономика предъявляет все более высокие
требования к организации сельскохозяйственного производства,
соблюдение которых невозможно без целенаправленного проведения мероприятий по борьбе с негативными природными явлениями, защите земель от эрозии, регулирования поверхностного
стока от ливневых дождей и талых вод, повышения плодородия
смытых и дефлированных почв, выведения из сельскохозяйственного использования земель, нарушенных процессами деградации.
Многогранность проблемы и наличие большого количества
задач, от решения которых зависит экологическое состояние агроландшафта, условия формирования землепользования, ведения современного земледелия и экономическая эффективность сельскохозяйственного производства, требуют более глубоких исследований. Одним из важнейших условий выхода из затянувшегося глобального аграрного кризиса является необходимость биосферного
подхода к использованию агроресурсов в рамках формирования
землепользований, землевладений сельскохозяйственных предприятий и адаптивных систем земледелия на основе ландшафтноэкологических проектов землеустройства. Смена научной парадигмы сельскохозяйственного природопользования определила необходимость совершенствования методики и методологии землеустройства сельскохозяйственных предприятий на ландшафтноэкологической основе.
Концептуально понятная проблема повышения эффективности производства и рационального использования земельных ресурсов определила необходимость детального исследования ландшафтно- экологических последствий протекающих в агроландшафтах. Через конструирование устойчивых к неблагоприятным природным явлениям агроландшафтов можно создать оптимальные
условия для формирования землепользований сельскохозяйственных предприятий, ведения в них адаптивного земледелия и повышения эффективности использования агроресурсного потенциала
Центрально-Черноземного региона.
6
ГЛАВА I. НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ
ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ И ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВА
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
_____________________________________________
1.1. Обоснование необходимости экологически
устойчивого и экономически эффективного
и сбалансированного сельскохозяйственного
природопользования
В настоящее время происходит осознание мировым научным
сообществом наличия на Земле крайне неблагополучной экологической обстановки. Это подтверждено на конференции ООН по
окружающей среде и развитию, где говорилось, что человечество
подошло к возможности экологической катастрофы. Продолжается ухудшение состояния окружающей природной среды, деградация природных ресурсов жизнеобеспечения населения на планете, возникновение негативных тенденций в экономическом
развитии практически всех стран. Ответные действия общества
слабы и неэффективны, что приводит к реальной опасности экологического бедствия.
Российская Федерация не является исключением, отсутствуют четкие стратегические и тактические ориентиры по поводу
вывода страны и отдельных регионов из крайне неблагоприятной
экологической и экономической ситуации. Назрела необходимость изменения стратегии развития регионов, переориентации
их с безудержного использования природных ресурсов и энергии,
ведущего к сокращению основ жизнеобеспечения, на путь рациональной и эффективной системы природопользования. Это потребовало смены экологической парадигмы: от концепции охраны природы, господствующей на протяжении последних десятилетий, к концепции устойчивого и сбалансированного развития
природопользования. Для преодоления кризиса в сельском хозяйстве необходима новая аграрная политика, обеспечивающая устойчивое и сбалансированное развитие.
7
Сельское хозяйство Центрально-Черноземного региона РФ,
как и всей России, переживает экономический кризис, который
приобрел затяжной характер. На фоне аграрных преобразований,
падения экономики производства резко обострились экологические проблемы. Критическая ситуация в аграрной сфере, ее глобальный характер беспокоит умы многих мировых и отечественных ученых. Всем понятно, что простых путей преодоления глубокого спада в экономике сельского хозяйства, реформировании
земельных отношений, технической перевооруженности, стабилизации и улучшения экологической среды в сельском хозяйстве
нет. При всей значимости решения социально-экономических аспектов сельского хозяйства их явно недостаточно для преодоления кризиса. Необходим новый системный подход к реформированию сельского хозяйства, как важнейшей отрасли природопользования. Академик РАСХН В.И. Кирюшин отмечает: "В этих
условиях чрезвычайно важна роль интеллигенции, особенно научной, которая должна подняться во весь рост, осознав новые вызовы времени, определенные сменой сразу нескольких парадигм:
агротехнологической, экологической, экономической и информационной" [115. С.4].
В последнее время в мире широкое распространение получила концепция устойчивого и сбалансированного развития, отражающая стремление к решению многих социально – экономических вопросов на экологической основе. Решение важнейших
проблем экономики, реформирования земельных отношений и
других вопросов без учета экологических последствий ушло в
прошлое, определило новую стратегию развития сельского хозяйства, серьезный вклад в разработку которой внесли российские ученые С.Н. Волков, А.А. Варламов, А.А. Жученко, И.П.
Здоровцов, А.Н. Каштанов, В.И. Кирюшин, Н.Г. Конокотин, Н.А.
Кузнецов, М.И. Лопырев, А.А. Никонов, В.Д. Постолов и другие
ученые.
Преодоление экономического кризиса возможно только посредством включения в эффективный оборот всего земельноресурсного потенциала страны, совершенствования земельных
отношений в сельском хозяйстве и, самое главное, путем обеспечения экономически эффективного и экологически безопасного
землепользования, рационального использования и охраны земель.
8
Механизмом реализации задач по рациональному и эффективному использованию собственниками земельных участков для
ведения сельскохозяйственного производства является землеустройство. Только землеустройство может создать территориальное
обеспечение сохранения и воспроизводства плодородия почв, рациональное и эффективное использование и организацию земель,
что позволит обеспечить сохранение и воспроизводство среды
жизнедеятельности человека.
На современном этапе задача состоит не столько в получении
новых знаний, сколько в систематизации имеющихся. По характеру решения эта задача методологическая. Именно в недостатках методологии следует искать корни низкой эффективности научных исследований. С этой целью выдвигается ряд основополагающих требований.
Первое требование состоит в обеспечении системного подхода к решению проблемы, что влечет за собой необходимость соблюдения целостности и последовательности.
Второе требование – исторический подход, всесторонне учитывающий достижения таких наук, как экология, геодезия, землеустройство, география, экономика, право, техника, технология
и многих других. Результатом решения должны быть определение предметной области и разработка теоретических положений.
В современных условиях концепция комплексности, системности является ведущей. Однако в природопользовании необходимо различать комплексно-отраслевое и комплекснорегиональное направление. Первое из них обеспечивает комплексирование в пределах одной отрасли, одного ведомства. В то же
время подлинно комплексное использование всех природных ресурсов возможно на комплексно-региональной основе, когда учитываются интересы не одного ведомства, а всего народного хозяйства региона.
Сельскохозяйственное производство на современном этапе
развития человечества представляет серьезную угрозу всему живому – это осознано всеми учеными. Разработка новых концепций и оценка методологических подходов позволят обеспечить
эффективное ведение сельского хозяйства при соблюдении экологических и природоохранных условий. Все это приведет к появлению значительного количества понятий, определений. Уче9
ными предлагались различные альтернативные природоохранные
экологически ориентированные подходы к организации территории и сельскохозяйственного производства.
Поиск термина, дефиниции имеет исключительно важное
значение как для науки, так и для практической деятельности,
поскольку он дает четкое определение новой концепции развития
всего аграрного комплекса страны, определяет роль землеустройства и отражает смысл новых задач.
В 1987 году в США было принято новое понятие, обозначающее новую концепцию ведения сельского хозяйства – "sustainable" ("устойчивое"), которое затем укоренилось во всем мире. Осознание неизбежности негативных экологических последствий в процессе современного сельскохозяйственного производства предопределило новую парадигму природопользования, которую приняли на конференции ООН в 1992 году в Рио-деЖанейро. В принятых документах был использован термин "sustainable development", которым определена новая концепция будущего развития человечества. Ее суть состоит в следующем:
удовлетворение жизненных потребностей нынешнего поколения
людей достигается (должно достигаться) без лишения такой возможности будущих поколений [108, 170, 235].
Человечество должно осознать, что нерациональное использование потенциала биосферы приводит к истощению невозобновляемых природных ресурсов, нарушению экологических
взаимосвязей и загрязнению окружающей среды [66].
Обеспечение устойчивого и сбалансированного развития
сельскохозяйственного производства возможно в том случае, когда землеустройство, как механизм будет максимально адаптировать производство к местным природным экосистемам, а территория устроена на основе принципов ландшафтной экологии. Интегрированный подход к организации территории и ведению
сельского хозяйства производства, как одной из важнейших отраслей природопользования обязывает рассматривать экосистему
и агроландшафт как целостную систему, обладающую генетическим разнообразием.
Организация и ведение сельскохозяйственного производства
на принципах "sustainable development" не исключает одновременного поиска и применения новых экономически эффективных
10
альтернатив, а также выбора рациональной практики управления
территорией и производством, основанной на требованиях выгодности, создания оптимальной окружающей среды и благоприятных социальных условий.
Смена парадигмы предопределяет отличие современного
сельскохозяйственного производства от будущего тем, что повышение экономической эффективности производства обеспечивается при уменьшении затрат и снижении экологической нагрузки на окружающую среду. Это возможно при осуществлении
комплекса землеустроительных мероприятий на основе современных агротехнологий возделывания сельскохозяйственных
культур.
Данная Концепция получила государственную поддержку и
в настоящее время должна определить стратегию развития сельскохозяйственного производства страны.
Основные положения концепции устойчивого развития направлены на:
– осознание ограниченности и исчерпаемости ресурсов биосферы, создание условий для их сохранения и воспроизводства с
учетом потребности будущих поколений;
– экологизацию хозяйственной деятельности с целью исключения гибели природных экосистем, а также обеспечение их саморегуляции;
– формирование ноосферы, которая позволит на основе познания законов природы адаптироваться к ней в процессе природопользования и избежать катастроф.
В свое время академик В.И. Вернадский заложил фундаментальные положения современной концепции развития сельского
хозяйства. В своих работах он отмечал, что период потребительского отношения человека к природе заканчивается, начинается
эпоха управляемого развития и биосфера переходит в новое эволюционное состояние – эпоху ноосферы [62].
На современном этапе развития общества проблемы сельскохозяйственного природопользования стали настолько масштабными и всеобъемлющими, что вызывают особую тревогу по
поводу состояния всей биосферы. Процессы изменения и деградации компонентов биосферы, нарушение экологических взаимосвязей между ними привели к ухудшению среды жизнедеятель11
ности человека, поэтому сельскохозяйственное производство
должно перейти на стратегию адаптации к местным природно –
климатическим и другим особенностям. К сожалению, реальная
действительность свидетельствует о том, что в настоящее время
наше общество практически не имеет экологически устойчивых
агроландшафтов для ведения адаптивного земледелия. Многочисленные и разнообразные исследования по вопросам оптимизации рационального использования земель сельскохозяйственных предприятий с позиций максимальной экономической эффективности производства не выдержали испытания временем.
Сельское хозяйство страдает от негативных природных явлений,
поэтому решение экологической проблемы природопользования
возможно только в процессе осуществления землеустройства
сельскохозяйственных предприятий на ландшафтно-экологической основе, когда создаются реальные предпосылки и условия
для ведения адаптивного и сбалансированного сельскохозяйственного производства. Осмысление особого места землеустройства в решении комплексной экологической проблемы определяет необходимость разработки нового понятийного аппарата.
1.2. Основные понятия и определения научной
теории формирования землепользования
и землеустройства сельскохозяйственных
предприятий
Изучая сельскохозяйственное производство как основную
отрасль природопользования, организационно-территориальная
база которой формируется в процессе землеустройства, мы вынуждены прибегать к употреблению широкого круга терминов,
определений и понятий, затрагивающих использование природных ресурсов. Академик С.Г. Струмилин заметил: "Конечно, о
терминах трудно спорить. Но о них все же совершенно необходимо договориться" [198. С.383]. Прежде чем вести речь об экологических аспектах организации и использования земельного
фонда, необходимо определиться с основными понятиями принятыми в монографии, так как это характеризует ту позицию, с ко12
торой авторы рассматривают исследуемые вопросы. Данный аспект работы, конечно, важный, многогранный и неоднозначный,
поэтому авторы не претендуют на бесспорную правоту. Отдельные дефиниции, используемые в работе безусловно нуждаются в
уточнении, за что мы заранее выражаем искреннюю признательность всем, кто серьезно относится к этой проблеме. В монографии использованы понятия, которые сейчас наиболее широко используются как в научной литературе по землеустройству, так и в
пограничных областях аграрной науки.
В любой науке разработка понятийного аппарата является
многоплановой и трудной проблемой. В каждом определении, понятии заложен глубокий смысл и некорректное их использование
приводит к неправильной трактовке и, более того, к неадекватным
по сути действиям, наносящим ущерб науке, производству.
Наиболее трудным и важным моментом исследовательской
работы является четкое установление предмета и объекта исследования. Особенно сложно выделить его в той области наук, которые охватывают в себе различные аспекты природопользования. В связи с этим авторами была поставлена задача последовательно изучить основные научные термины, начиная от глобальных таких как – "Природа", до элементарных – "участок территории", под углом зрения современного ландшафтно-экологического землеустройства.
С развитием общества отношение человечества к Природе
как объекту жизнедеятельности и сфере научных исследований
меняется. Многие вопросы этой проблемы рассматриваются
впервые или пересматриваются в условиях меняющихся земельных отношений и в свете новой парадигмы сельскохозяйственного природопользования.
В настоящее время экологический кризис особенно остро
ставит вопрос о взаимодействии общества и природы в процессе
сельскохозяйственного производства, поэтому возникает потребность в исследовании ряда определений, положенных в основу
научных исследований.
Исходным понятием является Земля как планета Солнечной
системы. Основной отличительной особенностью Земли является
существование жизни, которая протекает в определенных природных условиях.
13
Природа – это многоплановое понятие, авторы рассматривают его в узком аспекте как совокупность естественных условий
для сельскохозяйственного природопользования, в системе исторически меняющихся отношений к ней человека и общества.
Сельскохозяйственное природопользование – совокупность
всех форм использования агроресурсного потенциала и мер по
его сохранению с целью удовлетворения потребностей человечества.
Сельскохозяйственная деятельность человека оказывает все
более заметное влияние на Природу. Природа представляет собой
окружающую среду человека – это есть вся совокупность природных ресурсов и объектов его производственной деятельности,
включая социальную сферу. Поэтому, считаем целесообразным,
вести речь о среде, окружающей человека, понятии наиболее широком и охватывающем все стороны этого сложного вопроса. Как
отмечает Н.Ф. Реймерс: "Среда, окружающая человека, – совокупность абиотической, биотической и социальной сред, совместно и непосредственно оказывающих влияние на людей и их хозяйство" [177. С.492]. При этом под природой Земли авторы понимают то, что нас окружает, т.е. естественную совокупность условий, в которых живет человеческое общество. Эта совокупность как геосистема представляет собой саморегулирующееся
природное образование, состоящее из целостного множества
взаимосвязанных, взаимодействующих компонентов и элементов
географической оболочки Земли. В ее центре находится ландшафтная оболочка Земли, она включает нижние слои атмосферы,
верхние слои литосферы, почти всю гидросферу и полностью
биосферу. Ф.Н. Мильков выделяет наиболее активную часть географической оболочки Земли и называет ее ландшафтной сферой,
биологическим фокусом Земли, местом наиболее тесного контакта и взаимопроникновения всех слоев (атмосферы, литосферы,
гидросферы, биосферы) [134. С.24-32].
Ж. Б. Ламарк впервые в своих трудах по геохимии предложил понятие "биосфера". Затем термин "биосфера" – "сфера жизни" был употреблен австрийским геологом Эдвардом Зюссом в
1873 году для обозначения "лика земли" как поверхностного географического образа.
14
Формирование учения о биосфере своим становлением обязано исследованиям многих ученых: Ж.Б. Ламарка, Э. Зюсса, В.В.
Докучаева, А.И. Воейкова, К.А. Тимирязева, С.И. Вавилова, В.Н.
Сукачева и многих других [133, 214].
Основоположником учения о биосфере по праву является
крупнейший естествоиспытатель и мыслитель XX века, академик
В.И. Вернадский. Он всесторонне проанализировал среду жизни
человека и протекающие в ней материально-энергетические обменные процессы, а также роль живого компонента в круговороте всех биогеохимических процессов, проходящих под воздействием энергии Солнца. Он постоянно подчеркивал, что биосфера –
это и есть непосредственная среда жизни человека, то, что он в
повседневной жизни называет природой. В 1926 году В.И. Вернадский ввел в употребление термин "биосфера", сформировав
тем самым научную основу экологии.
Таким образом, биосфера – глобальная экосистема Земли,
охватывает как современные, так и геологические сферы Земли, в
которых существовала жизнь в прошлом. Для обозначения современного слоя активной жизни на Земле часто используют определение, предложенное Л. Колом, – "экосфера". Оно объединяет все современные экосистемы земли в современную биосферу.
Верхняя граница экосферы проходит на высоте 30 м над поверхностью растительного покрова на суше или над уровнем океана.
Нижняя граница определяется глубиной первого водоупорного
горизонта на суше (максимальная глубина проникновения корневой системы растений), а в воде включает биологически активные донные слои. По В.И. Вернадскому, биосфера распространяется далеко за пределы современной биосферы – экосферы. Что
касается пространственного аспекта экосферы, то она представляет собой совокупность природно-территориальных экосистем,
образующих ландшафты.
Неравномерное количество солнечной энергии, в значительной мере предопределило пространственную дифференциацию природных условий в ландшафтной
сфере (широтная зональность, секторность, высотная поясность
ландшафтов), так как основным источником всех процессов, протекающих в ландшафтной сфере, является энергия Солнца.
По определению Ю.К. Ефремова [78], структурными элементами ландшафтной сферы являются ландшафты, которые пред15
ставляют частный вид географической системы. Все компоненты
природных ландшафтов, основные структурные части: литосфера, гидросфера, атмосфера, биосфера испытывают на себе значительное антропогенное воздействие. Различают природные (горные и материнские породы, почвы, воздух, поверхностные и подземные воды и т.д.) и антропогенные (лесные полосы и насаждения, пруды и т.д.) компоненты и элементы агроландшафта. В связи с этим в состав ландшафтной сферы входит социо-, техносфера человеческого общества, которая оказывает на нее глобальное
влияние.
Переходя от глобального к частному, необходимо отметить
особо обозначения элементарных единиц природы на земной поверхности. Для этого применяют множество определений и дефиниций. Наиболее часто мы используем понятия ландшафт и
его экосистема.
Определение экосистемы впервые ввел в 1935 году английский ботаник А. Тенсли. Он представлял экосистему как совокупность живых организмов (биом) и комплекс неорганических
физических факторов, составляющих среду биома, являющихся
равноправными участниками, взаимосвязанными обменом веществ и энергии. Это понятие применяется к объектам или совокупностям различных размеров и степени сложности.
В.Н. Сукачев в 1940 году предложил понятие биогеоценоз.
В отличие от экосистемы, биогеоценоз имеет конкретное пространство на территории, совпадающее чаще всего с границами
растительных сообществ, и состоит из органического комплекса
(биоценоз) и неживой природы (экотоп). Биогеоценоз непрерывно развивается в ходе как сукцессии, так и непосредственно антропогенного воздействия. Наряду с динамической изменчивостью биогеоценозу присуща устойчивость, которая обусловлена
длительной адаптацией биоценоза к экотопу. Эта адаптация протекает как между живыми компонентами, так и окружающей средой. В последней редакции (1964) академик В.Н. Сукачев дал ему
следующее определение: "Биогеоценоз – это совокупность на известном протяжении земной поверхности однородных природных явлений (атмосферы, горной породы, растительности, животного мира и мира микроорганизмов, почвы и гидрологических
условий), имеющая свою особую специфику взаимодействий сла16
гающих ее компонентов и определенный тип обмена веществом и
энергией между собой и другими явлениями природы и представляющая собой внутренне противоречивое единство, находящееся в постоянном движении, развитии" [204. С. 23].
Синонимом понятию биогеоценоз является понятие экосистема. Эти понятия экосистемы и биогеоценоза близки по духу и
идее. Но есть существенная особенность между этими понятиями. Так термин экосистема не имеет определенного размера и
может охватывать любые пространства, в то время как территория биогеоценоза ограничена рамками растительного сообщества, занимающего конкретное пространство.
Обменные энергетические процессы наиболее активно протекают в центре географической оболочки, в месте прямого контакта литосферы с атмосферой и гидросферой, там, где сформировалась ландшафтная сфера, которая представляет собой биологический фокус географической оболочки Земли. В результате непосредственного взаимодействия трех сфер Земли сформировались
природные комплексы – ландшафты [133]. С позиций биосферы
ландшафты можно рассматривать как закономерные сочетания
биогеоценозов, где наиболее важную роль играет растительность.
В пределах конкретной территории экосистемы формируют закономерное сочетание, которое предстает перед нами в облике
ландшафта, а не беспорядочной мозаики. Экосистемы, образующие ландшафт, связаны между собой процессами обмена вещества и энергии.
Такие природные комплексы как "экосистема", "биогеоценоз"
ученый, занимающийся формированием ландшафта, Б.Б. Полынов рассматривал как "элементарный ландшафт", где "определенный элемент рельефа, сложенный одной породой или наносом
и покрытый в каждый отдельный момент своего существования
определенным растительным сообществом" [158. С.352]. Следует
отметить, термин "ландшафт" был введен задолго до этого (1805)
немецким географом А. Гоммейером для обозначения пейзажа
или картины природы. И в данном ракурсе оно в первую очередь
характеризует внешний облик территории. Под ландшафтом понимается генетически однородный природно-территориальный
комплекс, с органическим единством рельефа, почвы, климата,
воды и живых организмов [29, 39]. В определении "экосистема"
17
особо подчеркивается однородность протекающих природных
процессов, обмена веществом и энергией между ее компонентами
и элементами, а в понятии "ландшафт" оно не выделено, хотя и
подразумевается.
В понятиях "ландшафт" и "экосистема" больше общего, чем
отличного, и то и другое характеризуют однородность территории и составляющих их компонентов и элементов. Другими словами, это два аспекта одного и того же природнотерриториального комплекса. Данная позиция, на наш взгляд,
наиболее приемлема при землеустройстве сельскохозяйственных
предприятий, призванном создавать экологически устойчивую и
сбалансированную организационно-территориальную основу для
адаптивного земледелия.
Э. Геккель в 1866 г. в работе "Общая морфология организмов" впервые предложил понятие «экология». Это понятие применялось для изучения взаимосвязей между растительным сообществом и его местообитанием. Значительно позже возникло понятие ландшафтной экологии. Впервые этот термин использовал
С. Тролль. Под ландшафтной экологией Тролль понимал учение
о природном балансе при экологических исследованиях ландшафта. Оно позволяет раскрывать и познавать функциональные
взаимосвязи внутри ландшафта. "Ландшафтная экология – обобщающее учение о природном балансе. С ее помощью мы пытаемся познать функциональные взаимосвязи, существующие внутри
ландшафта, понять их физико-химическую и биотическую причинность и определить (количественно и качественно) порядок,
соподчинение в этом природном комплексе взаимообусловленностей. Мы стремимся также познать экологию природы как единого целого, не делая одностороннего акцента только на органический мир" [40. С.17].
Экология на современном этапе позволяет изучать целостные
экосистемы на популяционном и биоценотическом уровнях организации жизни. Комплексные агроэкосистемы более высокого
ранга организации жизни необходимо изучать на уровне ландшафтов – биомов – биосферы, в тесном контакте с ландшафтной
экологией и инженерными методами конструирования ландшафтов. По определению Е.П. Одума, изучение взаимодействия энергии и материи в экосистеме – основная задача эколога [235].
18
Ландшафт и экосистема не могут существовать отдельно друг от
друга, так как представляют единое целое. Как отмечают В. М.
Яцухно и Ю.Э. Мандер, "любая агроэкосистема является составной частью агроландшафта, что находит отражение в понятии агроландшафта – особого природного антропогенного территориального образования. От территориальной организации агроэкосистем, их увязки с природной составляющей агроландшафтов во
многом зависит решение задач эффективного и экологически
обоснованного использования земель и природных ресурсов в
сельскохозяйственных целях" [232. С.14].
Конструирование агроландшафта происходит в процессе
землеустроительных действий. Применительно к землеустройству сельскохозяйственных предприятий, в процессе которого
формируется агроландшафт для эффективного ведения сельскохозяйственного производства, понятие биогеоценоза более близко к определению «фация». Фация представляет собой простейший природно-территориальный комплекс, где на всем его пространстве сохраняется однообразие рельефа, литологии, и почв.
По параметрам территории и ее содержания биогеоценоз более
дробный и однородный, чем фация. В рамках агроландшафтного
комплекса в качестве фации следует рассматривать рабочий участок, на котором произрастает определенная сельскохозяйственная культура, представляющая агроценоз.
Таким образом, на протяжении тысячелетий исторического
развития экосистема Земли сформировала ландшафты, которые
обладают богатыми природными ресурсами, другими словами,
это "средства существования людей, не созданные их трудом, а
находятся в самой природе" [55. С.15].
Архиважное место среди природных ресурсов занимают земельные ресурсы – это земли, которые используются или могут
использоваться в отраслях народного хозяйства. Следует помнить, что "земля" – более широкое понятие, чем "почва"; она характеризуется помимо почвенного покрова пространством, рельефом, растительностью, недрами и водами" [55. С.17].
Земельные ресурсы – это вид природных ресурсов, которые
характеризуются определенной территорией, климатом, качеством почв, рельефом, гидрологическим режимом, геологическим
составом, растительностью и т.д. По содержанию и местоположению в природном комплексе они близки к понятию ландшафта.
19
Как только на ландшафты легло антропогенно-техногенное
воздействие человека ландшафт преобразился в агроландшафт.
Так, на современном этапе развития общества мы имеем дело с
антропогенными ландшафтами, а в сфере сельскохозяйственного
природопользования – с агроландшафтами. Агроландшафты несут на себе тяжесть антропогенно-техногенного воздействия.
Экосистема агроландшафтов включает агробиогеоценозы (культурбиогеоценозы), является, как правило, неустойчивой, часто
представлена обедненным естественным и культурным биотическим сообществом (например: поле = почва + с.-х. культура.).
Агробиоценоз и агроландшафт неспособны длительное время
экологически устойчиво существовать в связи с ослаблением
процессов саморегуляции. Человечество, появившись в определенных ландшафтах, начинает интенсивно развиваться, изыскивая для своей жизнедеятельности необходимые условия и ресурсы. В результате ландшафты и агроландшафты подвергаются деградации, истощению, а в ряде случаев гибели. И от того, как человечество планирует их использовать зависит будущее человечества и в целом планеты Земля.
Представленная методологическая позиция, наполненная
спектром разнообразных понятий, имеет непосредственное отношение к области сельскохозяйственного природопользования,
основа которого закладывается при землеустройстве сельскохозяйственных предприятий. В процессе внутрихозяйственного
землеустройства сельскохозяйственных предприятий, изучаются
вопросы организации и устройства территории для ведения сельскохозяйственного производства, с целью получения максимума
сельскохозяйственной продукции, путем более рачительного использования потенциала земельных ресурсов. Это накладывает
значительный отпечаток на экосистему агроландшафта. На современном этапе развития общества проблемы сельскохозяйственного природопользования стали настолько масштабными и
всеобъемлющими, что вызывают особую тревогу по поводу состояния всей биосферы. Процессы разрушения почв, деградации
элементов биосферы и, как следствие, нарушение экологических
взаимосвязей между компонентами биосферы привели к ухудшению среды жизнедеятельности человека.
20
Организация и улучшение угодий, организация и устройство
территории севооборотов, то есть мероприятия, проводимые в
процессе внутрихозяйственного землеустройства, должны опираться на ландшафтно-экологические законы и создавать необходимые и обязательные условия для формирования экологически
устойчивого агроландшафта, такой агроландшафт будет выполнять условия воспроизводства всех компонентов природы в процессе сельскохозяйственного производства. Таким образом, необходимо констатировать, что на современном этапе развития аграрной науки, землеустройство поистине приобретает ландшафтно-экологическую направленность.
Изучая и систематизируя научные основы, казалось известных понятий и определений, авторами предпринята попытка привести их в систему и упорядочить круг понятий от самых общих
"Природа" до элементарных "рабочий участок агроландшафта" с
ландшафтно-экологических позиций, что является актуальной
необходимостью современного этапа развития землеустроительной науки.
Социально-экономический кризис накладывает отпечаток на
землеустройство, которое, в свою очередь, переживает системный кризис, охвативший все аспекты сельскохозяйственного землепользования: правовые, социальные-экономические и экологические. Решить новые задачи сельскохозяйственного природопользования в рамках сложившегося за долгие годы землеустройства и на устаревших методологических принципах практически
бесперспективно. Необходима смена парадигмы, а значит, задача
состоит не столько в получении новых знаний, сколько в систематизации имеющихся. По характеру решения эта задача методологическая. Именно в недостатках методологии следует искать
корни низкой эффективности научных исследований. С этой целью необходимо совершенствовать весь механизм проведения
землеустройства сельскохозяйственных предприятий.
Затянувшийся на десятилетия аграрный кризис в стране с
огромным и богатейшим земельно-ресурсным потенциалом
вскрыл существенные недостатки в землеустроительной науке,
призванной создавать оптимальные условия для эффективного
сельскохозяйственного производства, но реально оказавшейся
неспособной их реализовать на практике. Анализ причин и про21
счетов в теоретических основах землеустройства, а следовательно, и практике применения видов и способов землеустройства,
осознание экологической угрозы в области сельскохозяйственного природопользования занимает умы многих ученых аграрной
науки.
Правовые, социально-экономические задачи сельскохозяйственного производства и землеустройства на сегодняшний день
являются приоритетными, поэтому мы считаем, что решение их
является лишь одним из аспектов преодоления прошлых просчетов в аграрной сфере. Для совершенствования землеустройства
сельскохозяйственных предприятий необходима новая концепция
землепользования, признающая сельскохозяйственное производство как наиболее важную составную часть природопользования,
в полной мере зависящую от состояния окружающей среды. Исходя из этих принципиальных положений, необходимо, по мнению авторов, разработать современное ландшафтно-экологическое землеустройство сельскохозяйственных предприятий, создающее надежную организационно-территориальную основу для
ведения адаптивных и сбалансированных систем земледелия.
Проблемы земледелия и землеустройства близки и у них
много общих проблем. Это прослеживается исторически через
отдельные высказывания ученых и государственные документы.
4 марта 1906 года был издан именной высочайший указ сенату об
учреждении Комитета по землеустроительным делам при Главном управлении землеустройства и земледелия. С тех пор землеустройство как система государственных мероприятий, подчеркиваем государственных мероприятий, занимает особое место в
решении вопросов природопользования, организации использования земельных ресурсов. Профессор Ф. Г. Некрасов отмечает,
что понятие "землеустройство", связанное с перераспределением
земель, начали применять с 1906 года (до этого применялся термин "межевание") для обозначения системы мероприятий по обустройству территории с целью рационального использования ресурсного потенциала земли [56].
В 1922 году был принят Земельный кодекс РСФСР, где указывалось: «землеустройство имеет задачей упорядочение существующих землепользований и образование новых соответственно
правам на землю и требованиям хозяйственно-технической целе22
сообразности». Другими словами, землеустройство ограничивалось рамками межхозяйственного устройства, а функции внутрихозяйственной организации территории были приданы позже при
формировании крупных государственных и кооперативных сельскохозяйственных предприятий. В связи с процессами укрупнения сельскохозяйственных предприятий происходило расширение круга землеустроительных задач – обязанности по борьбе с
недостатками землепользований, переход к научно обоснованным севооборотам. Затем землеустройство переходит к решению
вопросов по рациональному размещению каждого земельного
участка.
В 50-е годы особое значение придается противоэрозионной
организации территории. В 70-е годы – происходит переход от
локального землеустройства к разработке комплексных проектов
по организации территории административных районов и областей.
Раскрывая сущность землеустройства, необходимо отметить
его основные функции:
– землеустройство – это система государственных мероприятий, при которой осуществляется реализация прав на землю;
– землеустройство – механизм перераспределения земель между отраслями и сферами деятельности, юридическими лицами и
гражданами;
– землеустройство – система прогнозирования, планирования
использования земельных ресурсов и государственного контроля
за использованием земель.
– землеустройство – это система мероприятий, направленных
на рациональное и эффективное использование земельных ресурсов, а также организационно-хозяйственное обустройство сельскохозяйственных предприятий, обеспечивающее рациональную
систему земледелия;
М.А. Сулин определяет землеустройство как «систему государственных мероприятий по перераспределению земельных ресурсов, формированию землевладений, землепользований и территориальному обустройству сельскохозяйственных предприятий
в целях организации рационального использования и охраны земель» [207].
23
Землеустройство в настоящее время это прежде всего правовое обоснование землепользования, определение границ землепользования, а также режим использования земельного участка.
Поэтому землеустройство воспринимается как техническое мероприятие по закреплению на местности определенных прав владения и пользования землей. Безусловно, правовые и технические
аспекты землеустройства важны, но основное предназначение
землеустройства определяется его экономическим содержанием.
Экономическая сущность землеустройства связана с рациональным и эффективным использованием территории сельскохозяйственного предприятия. Конкуренция землепользователей
предполагает повышение результативности их работы, которое
выражается в повышении экономической эффективности производства посредством сокращения затрат, увеличения производства продукции с единицы площади. Поэтому в процессе землеустройства отдельным землепользованиям и земельным участкам
придаются определенные размеры и конфигурация, определяется
оптимальное соотношение ресурсов предприятия для обеспечения высокой эффективности производства сельскохозяйственной
продукции. При этом совместно с техническими, правовыми и
экономическими аспектами необходимо решать и экологические
вопросы и проблемы. Таким образом, землеустройство – это
часть природоохранной системы.
Земля как природный ресурс в процессе сельскохозяйственной деятельности преобразуется в главное средство производства. При этом социально-экономический процесс производства
тесно и органически переплетается с естественным процессом
воспроизводства, что определяет эффективность сельского хозяйства. Решение этих задач находится в ведении землеустройства сельскохозяйственных предприятий, которое, выполняя государственный заказ, регулирует взаимоотношения человека с природой [89].
Изучение и анализ ретроспективы научной школы и практической деятельности землеустройства за длительный отрезок
времени показывает многогранность и многоплановость содержания землеустройства, охватывающего различные вопросы землепользования: правовые, организационно-хозяйственные, социально-экономические, инженерно-технические, экологические и
24
многие другие. По данному вопросу, еще в 1930 году профессор
К.Н. Сазонов писал, что "…каждый автор трактует землеустройство со своей специальной точки зрения; поэтому вполне естественно, что юрист видит в землеустройстве преимущественно
правообразующий акт, экономист – хозяйственный акт, социально вырастающий в более или менее сложное экономическое явление, техник рассматривает землеустройство как мероприятие,
направленное к измерению (преобразованию) землепользования,
политик видит в землеустройстве прежде всего социальные сущности и последствия и т. д." [186. С.27]. Данную позицию разделял академик С.А Удачин, рассматривая землеустройство как
трехгранную призму, в которой техническая и правовая стороны
землеустройства преломляются через экономику. Содержательная часть землеустройства отражает ту политику, которую проводит государство в тот или иной исторический отрезок времени.
Таким образом, в то время еще не затрагивался на государственном уровне экологический аспект, хотя последствия нерационального природопользования имели широкое распространение.
Уже в 80-е годы ХХ века землеустройство как система государственных мероприятий приобрело земледельческую направленность. Для всех регионов страны были разработаны системы
земледелия и землеустройства.
Современное землеустройство направлено на решение широкого круга государственных задач по рациональному и эффективному использованию земельных ресурсов в свете проводимых
аграрных преобразований. С одной стороны – землеустройство
является элементом производительных сил и производственных
отношений, а значит, землеустройство является составной частью
общественного способа производства. С другой – землеустройство – государственный механизм регулирования земельных отношений и организации использования земельных ресурсов. Исторический опыт развития землеустройства свидетельствует, что
его содержание всегда определялось политическими, социальными и экономическими задачами государства. Проведение аграрных реформ и различных преобразований на селе напрямую было
связано с реорганизацией землеустроительной службы.
М.А. Сулин отмечает, «землеустройство не только развивается с потребностями народного хозяйства, выполняя при этом оп25
ределенный государственный заказ, но также активно влияет на
государственную земельную политику» [207].
Для осуществления землеустроительных функций необходимо современное научно-методическое обеспечение, поэтому содержание, способы и методы землеустройства постоянно совершенствуются. Как любая фундаментальная отрасль знания землеустройство опирается на достижения различных наук: правовых,
технических, естественных, экономических и других. Как пишет
академик ГУЗа С.Н. Волков, "землеустройство – это комплекс
технических, экономических и правовых действий и мероприятий
по изучению состояния земель, планированию и организации рационального использования земель и их охраны, образованию
новых и упорядочению существующих земельных участков и установлению их границ на местности (территориальное землеустройство), организации рационального использования гражданами
и юридическими лицами земельных участков для осуществления
сельскохозяйственного производства…» [58. С. 114]. Такое определение землеустройства показывает, насколько важна его роль в
реализации государственной политики.
Для эффективной организации использования земельных ресурсов необходима единая система землеустройства, которая
способна охватить весь земельный фонд и сформировать стратегию и тактику в землеустроительных действиях. По мнению академика С.Н. Волкова, под системой землеустройства следует понимать «составную часть единой системы государственного
управления земельными ресурсами, включающую в себя нормативно-правовое регулирование землеустройства и законодательно
определенные землеустроительные действия; установленный законом землеустроительный процесс в соответствии с процедурой; утвержденный перечень землеустроительной документации;
специально созданные органы, осуществляющие землеустроительную деятельность и действия; участников землеустройства;
организацию и финансирование землеустройства, отлаженную
систему управления и контроля за землеустройством, подготовку,
переподготовку и повышение квалификации кадров, организацию научных исследований в области землеустройства, лицензирования и государственной экспертизы землеустроительной документации» [59].
26
Землеустроительные действия должны осуществляться в
строгом соответствии с действующим земельным законодательством. Определенный порядок проведения землеустройства, состав, последовательность действий называется землеустроительным процессом. Он включает в себя: проведение подготовительных работ, составление проекта, рассмотрение, согласование и
утверждение землеустроительной документации, перенесение
проекта на местность, оформление и выдачу землеустроительной
документации, осуществление авторского надзора за осуществлением землеустроительных мероприятий.
Наиболее ответственная стадия землеустроительного процесса – составление проекта. Иными словами, землеустроительный
проект – это совокупность документов по образованию новых и
упорядочению существующих объектов землеустройства и установлению их границ на местности; по организации рационального использования гражданами и юридическими лицами земельных участков для осуществления сельскохозяйственного производства, улучшению сельскохозяйственных угодий, освоению
новых земель, сохранению и восстановлению плодородия почв,
защите земель от негативных воздействий, рекультивации нарушенных земель и другим мероприятиям по охране земель.
Все многообразие землеустроительных действий можно объединить в два вида землеустройства: территориальное и внутрихозяйственное.
Под территориальным землеустройством понимают комплекс
технических, экономических и правовых действий по образованию новых и упорядочению существующих объектов землеустройства и их межеванию.
Особое место в системе государственного землеустройства
занимает внутрихозяйственное землеустройство – комплекс мероприятий по организации рационального использования и охраны
земель и связанных с ней объектов недвижимости в конкретных
сельскохозяйственных организациях; по организации рационального использования гражданами земельных участков для осуществления сельскохозяйственного производства; а также по организации территорий, используемых общинами коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской
Федерации и лицами, относящимися к коренным малочисленным
27
народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, для обеспечения их традиционного образа жизни.
На современном этапе государственной политики и аграрных
преобразований внутрихозяйственное землеустройство целесообразно определить, как землеустройство сельскохозяйственных
предприятий, основные положения которого, закреплены Земельным кодексом РФ и федеральным законом "О землеустройстве". В данных документах просматривается ландшафтноэкологический аспект современного землеустройства, его многогранность, многоплановость и комплексность. Это система мероприятий по наведению законного порядка на земле, обеспечивающего эффективное и рациональное ее использование на основе формирования экологически однородных рабочих участков,
устойчивых агроландшафтов, охраны природы, создания комфортной среды для жизнедеятельности человека.
Основным механизмом решения проблем сельскохозяйственного природопользования является землеустройство, так как
процесс преобразования природы от ландшафта к агроландшафту
проходит через землеустройство, путем формирования агроландшафта для ведения адаптивного земледелия. Исторический
анализ приоритетных направлений развития общества позволяет
отметить, что в недалеком прошлом превалировал антропоцентрический социально-экономический и технократический подход
в землеустройстве. Интересы процесса производства сельскохозяйственной продукции, во имя социально – экономических потребностей человека, привели к гигантомании в землеустройстве.
Это проявлялось в создании крупных по размерам территорий
землепользований и производств сельскохозяйственных предприятий, в строительстве межхозяйственных спецхозов, организации системы укрупненных севооборотов, формировании огромных монополей. Согласно экономического обоснования, принятого в то время единственно правильным понималась трансформация средостабилизирующих угодий в пашню. Сельскохозяйственное производство развивалось экстенсивным путем, о
чем в свое время писал академик П.Н. Першин: "В общем можно
сказать, что экстенсивным системам различных отраслей хозяйства соответствуют, если можно так выразиться, экстенсивные
типы организации территории, характеризующиеся большими
28
размерами площади, разбросанностью ее и преобладанием в ней
угодий, используемых с малыми затратами труда и средств производства. Интенсивным системам хозяйства сопутствуют интенсивные типы организации территории, то есть отличающиеся
сравнительно меньшими размерами, концентрированностью ее в
непосредственной близости к усадьбе и наибольшим составом
угодий, используемых с большими затратами" [155. С. 41].
В процессе проведения землеустройства происходило упрощение структуры угодий, а значит, ликвидации пространственной
мозаичности, что приводило к нарушению основополагающего
Закона природного разнообразия и, как следствие, потере экологической устойчивости агроландшафта. Игнорирование законов
биосферы привело к возникновению экологических проблем в
сельском хозяйстве – важнейшей отрасли природопользования.
По мнению авторов, безусловно, система землеустройства
охватывает вопросы организации и устройства территории сельскохозяйственных предприятий, рассматриваемые через призму
"биосферы", поэтому их решение должно быть подчинено Законам развития природы.
Сельскохозяйственное природообустройство осуществляется
посредством землеустройства, а система природопользования
реализуется через систему земледелия. Основной задачей земледелия является увеличение производства сельскохозяйственной
продукции. Решить эту задачу можно путем улучшения культуры
земледелия, укрепления материально-технической базы производства и соблюдения законов, направленных на рациональное использование природного потенциала агроландшафтов. Спектр
этих задач решается в процессе формирования и устройства агроландшафтов. В свою очередь, организация и устройство территории сельскохозяйственных предприятий, проводимая в процессе
землеустройства, безусловно, должна опираться на ландшафтноэкологические законы и создавать необходимые условия для формирования экологически устойчивого агроландшафта, где будут
выполняться условия воспроизводства всех компонентов природы
в процессе производства сельскохозяйственной продукции.
Таким образом, агроландшафт необходимо рассматривать с
различных сторон, во-первых, как территорию, используемую в
земледелии, и, во-вторых, как экологическую систему с совокуп29
ностью компонентов природы. С позиций ландшафтной экологии
понятие агроландшафт – это сложная территориальная система,
где все взаимосвязано и взаимообусловлено, и любое вмешательство в процесс землеустройства каждый раз создает основание
для перехода агроландшафта в новое состояние, зачастую неустойчивое. Многие мероприятия, такие как дифференцированные
севообороты, контурные базисные рубежи и др., способны положительно повлиять на экологическое состояние агроландшафта.
Однако, в последнее время землеустройство, к сожалению, не носит государственного характера в области организации территории сельскохозяйственных предприятий. Оно выполняется от
случая к случаю, носит несистемный характер, часто декларируется, а фактически не исполняется. Часто при выполнении землеустроительных работ сводится на нет их ландшафтноэкологическое значение.
В процессе землеустройства сельскохозяйственных предприятий через формирование агроландшафта идет "вписывание земледелия" в природу, адаптация к местным агроклиматическим
условиям – это основополагающее положение, поэтому устройству территории известный русский агроном Андрей Тимофеевич
Болотов придавал особое значение. Он писал: "Разделение полей
может по справедливости почесться наиважнейшим пунктом в
сельском домостроительстве, потому что оно имеет содействие
во всех почти частях оного и может производить либо многие выгоды, либо неудобности" [47. С.68]. Подобную озабоченность
высказывал профессор А.В. Советов "О разделении полей, …
наш земледелец не имеет никакого понятия …" [195. С.277]. Задолго до современного понятия адаптивного земледелия А.Т. Болотов отмечал: "Весь сей разбор свойств и качеств земли ни для
чего иного сельскому домостроителю надобен, как для того, чтоб
он мог через то всякою частичкою земли своей наивыгоднейшим
образом пользоваться или чтоб всякая часть земли приносила ему
величайшую, или такую пользу, какой больше по свойству своему она приносить уже не может… всякий хлеб и произрастание
на одной земле с равным успехом расти не может, по что иная
земля один род произрастаний родит довольно хорошо, напротив
того, другой совсем родить не может или, по крайней мере, родит
весьма худо" [47. С.120].
30
Этот подход имеет научное подтверждение и обоснование в
работах классиков отечественной агрономии. Они рассматривали
земледелие как совокупность приемов и средств для обработки
земли, как науку по искусству возделывания земли, с целью получения Хлеба. Ученые-агрономы, безусловно, понимали, что
способность растений произрастать на почве является естественной, природной основой земледелия. По этому вопросу В.И. Вернадский писал: "Открытие земледелия, сделанное более чем за
600 поколений до нас, решило все будущее человечества… Благодаря земледелию он себя, в своем питании освободил от стихийной зависимости …" [62. С.98].
Общество в покорении природы часто переступало рамки
дозволенного, что в итоге привело к перманентному аграрному
кризису и глобальной экологической проблеме. Существующая
на протяжении многих лет аграрная политика фактически оказалась ресурсорасточительной, экономически неэффективной и
экологически непредсказуемой. На фоне непонимания представления о неисчерпаемости природных ресурсов, отсутствия реального права собственности и опосредованного отношения к результатам производства углублялся экологический кризис в сельскохозяйственном производстве. По этому поводу президент
ВАСХНИЛ А.А. Никонов отмечал, что "при наличии действительно богатых ресурсов так и не накормили людей; … природу
на огромных территориях погубили, разрушив почвенный покров, иссушив водоемы, изведя естественную флору и фауну, отравив воздух и создав экологически невыносимые условия для
многих и многих миллионов людей" [141. С.4].
Осознание того, что в агроландшафте все взаимосвязано и
взаимозависимо, все его компоненты образуют единый живой организм, пришло как к ученым, так и к практикам. Почва – это живой компонент биосферы, его сердцевина, образовавшаяся в процессе ее эволюции, в результате взаимодействия живых организмов с окружающей средой. Почва является основным энергетическим средством производства продукции в сельском хозяйстве и
несет на себе наибольшее бремя негативной экологической нагрузки. Осознание этого необходимо и позволит избежать ошибок, устранить просчеты и ликвидировать последствия нерационального сельскохозяйственного производства.
31
Научные основы исследований отечественных и зарубежных ученых показали, что основой для решения этой проблемы
является организация территории. Выдающийся русский ученый
В. В. Докучаев создал и осуществил на практике стройную науку
формирования экологически устойчивых агроландшафтов для
адаптивного сельского хозяйства. И по сей день его подход является образцом системности и комплексности в формировании
фундамента ландшафтно-экологического землеустройства сельскохозяйственных предприятий. Дальнейшее развитие он получил в 60-е годы ХХ века в трудах известных ученых землеустроителей профессоров М.И. Лопырева [123, 124], И.П. Здоровцова [86, 87, 88], А.А. Варламова [54], Н.Г. Конокотина [107] и многих других [37, 49, 83].
Ландшафтно–экологическая организация территории может
обеспечить условия для рационального и эффективного использования природного потенциала земельных угодий. Такая организация возможна на основе детального учета природноклиматических особенностей территории, позволяет предотвратить негативные экологические последствия и сформировать оптимальные условия для улучшения экологической среды агроландшафта. Организация территории представляет собой сложный многокомпонентный динамический комплекс мероприятий,
направленных на приспособление территории сельскохозяйственного предприятия для ведения адаптивного земледелия. Или,
другими словами, для конкретных природно-климатических условий устанавливается необходимый порядок хозяйствования на
земле. "Система землепользования должна быть максимально
приближена к структуре естественных ландшафтов. Большие
диспропорции в их соотношении могут привести к существенному снижению ресурсного потенциала сельскохозяйственных территорий" [96. С.32].
Землеустройство, как уже отмечалось, необходимо понимать как систему мероприятий по организации территории для
ведения земледелия. В такой интерпретации оно немыслимо без
знаний о ландшафтах и их экосистемах. Интегрирующим учением позволяющим вывести землеустройство на правильный путь
развития, может являться учение о биосфере. Таким образом,
весь комплекс мероприятий по организации и устройству терри32
тории для ведения адаптивного земледелия представляет метод
конструирования оптимальных агроландшафтов. Теоретические
основы учения о биосфере, о том, что все системы и компоненты
взаимосвязаны, позволяют выработать методологию в понимании
роли мероприятий по организации территории сельскохозяйственных предприятий в развитии земледелия, сельскохозяйственных предприятий и общества, выявить и исключить основные
противоречия на стыке организации территории и земледелия.
Одним из первых данному аспекту проблемы в свете современных научных требований особое внимание уделил профессор
М.И. Лопырев. Он отмечает, что организация территории сельскохозяйственных предприятий является отправным звеном всей
системы земледелия и от того насколько она будет "вписана" в
ландшафт, экологически устойчива, будет зависеть и система
адаптации земледелия в целом. Под агроландшафтом " понимается земельный массив, состоящий из комплекса взаимодействующих природных компонентов, а также элементов системы земледелия с относительно автономными водными, тепловыми и другими режимами с признаками единой экологической системы"
[117. С.6]. Агроландшафт – это сложно организованная многомерная экосистема земли с определенным обликом и соответствующей структурой, функционирующая в зависимости от системы земледелия. Ландшафтное земледелие, по мнению М.И. Лопырева, это – "система земледелия, где экологически сбалансировано функционирование природных и антропогенных компонентов ландшафта и хозяйственной деятельности человека по производству с.-х. продукции. Применяется для мобилизации полного
и рационального использования потенциала природных ресурсов
биосферы в целом на основе экологических законов" [117. С.6].
Поэтому исходя из того, что агроландшафт – это территория
сельскохозяйственного предприятия, которая организовывается и
устраивается в процессе внутрихозяйственного землеустройства,
следовательно, ландшафтно-экологические основы для земледелия закладываются в процессе землеустройства сельскохозяйственных предприятий. В основе обеспечения устойчивого развития сельскохозяйственного природопользования, находится землеустройство сельскохозяйственных предприятий призванное
формировать экологически устойчивые агроландшафты с экоси33
стемой, где должны быть сбалансированы все режимы для ведения адаптивного земледелия. Этот интегрированный симбиоз
землеустройства и земледелия обеспечит оптимальное природопользование. При этом следует понимать, что у каждой дисциплины есть свой предмет исследования, но конечная цель одна –
обеспечить устойчивое и эффективное развитие производства,
сохранив среду жизнедеятельности человека.
По мнению авторов, наиболее тесно связанным и зависящим
от природы является сельскохозяйственное производство, так как
с экологической точки зрения оно представляет собой приспособленную, преобразованную природу. Процесс преобразования
земельного фонда, обладающего значительным ресурсным потенциалом, проходит в рамках землеустройства. При этом решается широкий спектр задач по организации производства (формируется организационно-производственная структура, устанавливается производственное направление хозяйства в разрезе отраслей производства, определяется структура угодий, разрабатывается структура посевных площадей и система севооборотов, проектируется комплексная система линейных элементов устройства
территории и др.) с целью использования агроресурсов территории для производства сельскохозяйственной продукции. В ходе
землеустройства происходит формирование агроландшафта, и
наша задача сформировать его таким образом, чтобы были созданы оптимальные условия для ведения сельскохозяйственного
производства (во всех отраслях), обеспечивалось рациональное и
эффективное использование земельных ресурсов и сформировалась благоприятная среда для жизнедеятельности людей.
Внутрихозяйственное землеустройство, его составные части
и элементы, вписанные в природную экосистему, формулируют
агроландшафт, который обладает определенной емкостью. Полезная емкость агроландшафта определяется структурой, состоянием и соотношением всех компонентов природы и элементов
устройства территории. Экологически неустроенный агроландшафт на фоне деградированных земельных угодий можно сравнить с рассохшейся бочкой, у которой разрушены края. Наполнить ее – задача бесперспективная.
Если между отдельными элементами и компонентами агроландшафта не существует гармонии, то его экосистема будет не34
сбалансированна, режимы (водный, пищевой и воздушный) будут
нарушены, в результате чего эффективность земледелия снизится. От того, насколько соотношение всех режимов, компонентов
будет являться оптимальным, зависит экологическая устойчивость агроландшафта и эффективность сельскохозяйственного
производства.
По состоянию устроенности агроландшафта и уровню сбалансированности экосистемы определяют как экономическую,
так и экологическую эффективность сельскохозяйственного природопользования. Как отмечает профессор М.И. Лопырев, "главным условием внедрения ландшафтных систем земледелия является сбалансированность и стабильное функционирование агроландшафтов" [117. С.5].
Формирование агроландшафта, с учетом генетического разнообразия местных природных особенностей для адаптивного
земледелия, осуществляется в процессе землеустройства сельскохозяйственных предприятий. Это способствует уменьшению
уровня производственного риска, защите потенциала природных
ресурсов от деградации. Такое ландшафтно-экологическое землеустройство повышает полезность агроландшафта, то есть способность его экосистемы воспринимать различные виды энергетической нагрузки, перераспределять их в новое качество, сохранив
при этом экологическую устойчивость для процесса дальнейшего
функционирования. В этом смысле землеустройство выступает
как система мероприятий, методических подходов по формированию агроландшафтов, которые создают оптимальные условия
для ведения адаптивного земледелия.
Современный этап в развитии внутрихозяйственного землеустройства сельскохозяйственных предприятий должен базироваться на принципиально новых научно-методологических и методических положениях. Тем самым система мероприятий по организации и устройству территории представляет собой метод
формирования агроландшафтов, а сам агроландшафт рассматривается как материальная основа для функционирования экосистемы, в которой созданы условия для обеспечения оптимального
пищевого, теплового, водного, воздушного режимов агросреды. В
оптимальном агроландшафте формируется экологически устойчивая система взаимосвязей между компонентами природы (вода,
35
воздух, почва, животный и растительный мир) и элементами устройства территории (лесные полосы, древесно-кустарниковые насаждения, дорожная сеть, залуженные ложбины, водные объекты
и т.д.). Экологическая среда этой системы устойчива к неблагоприятным природным явлениям и создает благоприятные условия для ведения адаптивного земледелия. Землеустройство, отвечающее этим требованиям, можно назвать ландшафтным, а сам
процесс пользования – адаптивным (адаптивное землепользование).
Академик В.И. Кирюшин отмечает: "Решая задачи оптимизации соотношения угодий, структуры посевных площадей, лесомелиоративной и противоэрозионной организации территорий,
построения систем севооборотов – пастбищеоборотов – сенокосооборотов, адаптивно-ландшафтная система непременно должна
предусмотреть пакеты агротехнологий,…" [115.С.14]. Представленная позиция определяет необходимость устранения существующего разрыва между организацией территории и организацией адаптивного земледелия. Для каждого ландшафтно – экологически однородного рабочего участка должны быть разработаны
агротехнологии с учетом реальных возможностей сельскохозяйственных производителей.
Агроландшафт, безусловно, является частью природы, и как
экологическая система представляет собой живой организм, который находится в постоянном развитии. Экологическая система
агроландшафта постоянно стремится выработать на определенном пространстве и отрезке времени экологически устойчивое
равновесие между всеми элементами и компонентами, ее образующими. Затем она переходит в качественно новое состояние,
изменив при этом значительно или незначительно облик агроландшафта.
Комплекс землеустроительных мероприятий по организации
и устройству территории сельскохозяйственного предприятия
влияет на агроландшафт, его экосистему и может вызывать в ней
необратимые изменения. Организация и устройство пахотных
угодий, с учетом их ресурсного потенциала предусматривает введение адаптивно-дифференцированных севооборотов, создание
системы защитных лесных полос и кустарниковых кулис, участков сплошного облесения, полосное размещение культур в полях
36
и другое. Все это конструирует экологически устойчивый агроландшафт. Совершенствование агротехнологий: замена отвальной вспашки на безотвальную обработку, внесение удобрений и
микроэлементов и др., – все это должно быть направлено на формирование сбалансированной среды агроэкосистемы как необходимого условия для выращивания сельскохозяйственных культур. Соблюдение ландшафтно-экологической устойчивости и вещественно-энергетического баланса в агроэкосистеме должно
быть строго обязательным для современных ландшафтных систем земледелия.
Таким образом, современное землеустройство является действенным механизмом по формированию условий для рационального и эффективного использования потенциала природных
ресурсов в сельском хозяйстве. Государственный статус землеустройства позволяет государству проводить экологическую политику природопользования на всех этапах землеустроительного
процесса, от разработки проектов до контроля по их реализации.
Современная методология землеустройства обязывает коренным
образом пересмотреть принципы, правила и нормы проектирования с ландшафтно-экологических позиций.
Особенностью ландшафтно-экологического землеустройства сельскохозяйственных предприятий является увеличение разнообразия сельскохозяйственных культур на земельном массиве,
введение адаптивно– дифференцированных севооборотов, при
которых полевые агроценозы подражают природным сообществам, что обеспечивает их стабильность. Контурное проектирование линейных элементов формирует, так называемый каркас территории и позволяет вписывать в рельеф склонов ландшафтноэкологические полосы агроценозов. Все это в целом повышает
коэффициент использования пахотных участков, устойчивость к
деградации земель, улучшает условия для формирования питательной среды. На небольших участках уменьшается риск ущерба
от вредителей и болезней по сравнению с крупными полями при
размещении монокультуры.
Ландшафтно-экологическое землеустройство сельскохозяйственных предприятий – это новая научно-практическая система
знаний, которая находится лишь в стадии становления и несет на
себе отпечаток разнообразных ошибок прошлого внутрихозяйст37
венного землеустройства, что вызывает необходимость разработки новых методических и методологических подходов. В связи с
этим следует особо подчеркнуть, что академик РАСХН В.И. Кирюшин в своей работе "Экологизация земледелия и технологическая политика" [115. С.14] раскрыл методологию сельскохозяйственного природопользования, обращенную в будущее, а также
предложил практический механизм для ее реализации, посредством разработки и внедрения адаптивного земледелия на основе
проектов ландшафтно-экологического землеустройства, определив стратегический путь совершенствования землеустройства
сельскохозяйственных
предприятий
на
ландшафтнойэкологической основе в условиях новой парадигмы природопользования.
Сельскохозяйственное производство необходимо рассматривать как многокомпонентную систему, состоящую из естественных природных ресурсов и специально созданных человеком материальных ресурсов производства, которые должны органически дополнять друг друга. Эта сложная система сельскохозяйственного природопользования базируется на научных знаниях о
природе в комплексе с фундаментальными социальноэкономическими познаниями [221].
Аграрные преобразования наложили серьезный отпечаток на
всю систему наук о Земле. Как и всякая наука, землеустройство
базируется на основе комплекса научных знаний о земле как
компоненте природы, как главном средстве сельскохозяйственного производства. Необходимость устойчивого развития, затяжной
аграрный кризис, преумноженные ошибками реформы земельных
отношений, обозначили необходимость совершенствования стратегии сельскохозяйственного природопользования, реализация
которой возможна на основе ландшафтно-экологического землеустройства, создающего сбалансированную агроэкосистему для
адаптивного земледелия. Эти условия определили необходимость
изменения методологии современной землеустроительной науки,
по праву оказавшейся в центре ландшафтно-экологических проблем. Благодаря обогащению новыми знаниями погранично –
смежных отраслей наук землеустройство сельскохозяйственных
предприятий призвано подняться на более высокую ступень своего развития.
38
Таким образом, там, где ранее взаимодействие системы
смежных наук (ландшафтоведения, экологии, землеустройства,
мелиорации, экономики природопользования, экономики сельского хозяйства, земледелия и т.д.), происходит зарождение современного землеустройства сельскохозяйственных предприятий
на ландшафтно-экологической основе (рис.1.1).
Суть нового землеустройства определена задачами адаптивного земледелия и необходимостью сохранения биосферы. Эволюция области знания землеустроительной науки закономерна. С
развитием производительных сил и производственных отношений общества на различных жизненных этапах происходит совершенствование целей и задач землеустройства и в целом землеустроительной науки.
Адаптивное
земледелие
Экономика
сельского
хозяйства
Ландшафтная
экология
Ландшафтноэкологическое
земле-устройство
сельскохозяйственных
предприятий
Мелиорация
земель
Рис. 1.1. Место современного землеустройства
сельскохозяйственных предприятий в системе смежных наук
В настоящее время землеустроительная наука вступила в новый период расширения знаний непосредственно связанных с организацией территории, таких как ландшафтоведение, экология,
биогеоценология. Они обогащают землеустроительную науку в
области изучения систем природных закономерностей. Знания в
этой области необходимы землеустроителю для конструирования
агроландшафтов. Базисом сельскохозяйственного производства
является природопользование, а оно невозможно без агроланд39
шафта и его агроэкосистем, причем эти системы представляют
целостное единство. Также невозможно говорить о землеустройстве сельскохозяйственных предприятий, не затрагивая системы
земледелия. Комплексный, системный, ландшафтно-экологический подход в решении проблем сельскохозяйственного природопользования позволит преодолеть кризис в аграрной сфере экономики Российской Федерации.
Обременительной чертой развития землеустройства на современном этапе является то, что он проходит в период системного кризиса экономики, на фоне обострения экологической проблемы и эволюционных преобразований, связанных с изменением земельно-имущественных отношений, формированием новой
аграрной политики государства.
Академик РАСХН В.И. Кирюшин определяет первоочередные задачи, вытекающие из аграрной политики государства: " оптимизация использования земельных ресурсов: рациональное
размещение угодий и сельскохозяйственных культур, вывод из
активного оборота деградированных и маргинальных земель, оптимизация структуры посевных площадей и севооборотов, рациональная организация территории с помощью землеустройства
на ландшафтной основе, упорядочение луго-пастбищного хозяйства, переход от традиционных методов проектирования и строительства мелиоративных систем к созданию устойчивых агромелиоративных ландшафтов, адаптивная интенсификация технологий возделывания сельскохозяйственных культур" [115. С.452]. В
рамках совершенствования современного землеустройства сельскохозяйственных предприятий должны быть разработаны методы и способы преобразования земель, обеспечивающие оптимальную адаптацию систем земледелия к местным природным
особенностям.
Современный этап развития землеустройства основывается
на принципиально новых методологических положениях, отражающих закономерности функционирования и развития агроландшафтов как единства природных компонентов и новых организационно-хозяйственных структур производства. Для реализации нового в землеустройстве сельскохозяйственных предприятий необходимо совершенствование землеустроительной науки,
чему и посвящена настоящая работа.
40
1.3. Ретроспектива развития научной теории
сельскохозяйственного землепользования
(природопользования)
Ретроспективный анализ развития сельскохозяйственных
землепользований и динамика изменения земельных угодий на
территории Воронежской области позволили выявить основные
негативные причины продолжающейся деградации земель. Историю необходимо знать для того, чтобы разумно проводить современное землеустройство и преодолеть отставание сельского хозяйства.
Одним из основных богатств Воронежской области являются
земельные ресурсы, а именно – воронежские черноземы. История
освоения Воронежского края уходит в глубокую древность на
25-30 тыс. лет назад, о чем свидетельствуют археологические
раскопки на территории с. Костенки Хохольского района. Территория современной Воронежской области, по описаниям древнегреческого географа и историка Стробона (63-23 гг. до н. э.), уже
имела кочевые поселения по р. Танаис (р. Дон), относящиеся к
концу 1 века до н.э. и началу 1 века н.э. "Танаис течет из северных областей…, выше устья известна только небольшая часть течения реки из-за холодов и скудности, которую местные жители
могут переносить, так как они питаются мясом и молоком по
обычаю кочевников, но чужеземцы не переносят ее" [85. С.10].
В последующее время численность кочевников была невелика, вплоть до прихода монголов. Даже после татаромонгольского нашествия на территорию Воронежского края наблюдалась картина запустения, о чем свидетельствуют записки
Игнатия Смольянина, сопровождавшего в 1389 г. из Москвы в
Константинополь митрополита Пимена: "Нигде не было видно
людей, только пустыня великая, и зверей множество: козы, лоси,
волки, лисицы, выдры, медведи, бобры, птицы, орлы, гуси, лебеди, журавли и прочее. И была всюду пустыня великая" [85. С.27].
Предшествующие опустошительные войны привели к тому, что
ранее освоенные земельные угодья стали зарастать ковылем, лесом и превратились в "дикое поле". Лишь на уровне научной гипотезы этот период можно отнести к истории освоения края.
41
Освоение территории фактически началось в период XV –
XVI веков. В XVI веке юг Воронежского края был еще не заселен. К этому времени лесные площади занимали 40-50% территории края. "Дикое поле" русские начали осваивать только в XVII
веке. К тому времени на территории Воронежской области еще
паслись стада диких лошадей. Следуя описаниям А.В. Советова,
можно заметить, что до 1800 года на территории Воронежской
области земледелие было переложным и имелось большое количество свободных земель.
"В Воронежской губернии лет 40 назад почти близ самого
Воронежа столько было свободных незаселенных земель, что
казна их отдавала под нагул скота за 1-2 рубля ассигнациями с
десятины" [195. С.300]. Впоследствии ситуация изменилась. "Еще
сравнительно недавно – 150-200 лет назад – степные ландшафты
в Центральном Черноземье не были редкостью…некогда сплошная целина Дикого поля практически полностью распахана и преобразована" [139. С.6-8]. Достоверных сведений о размерах освоения территории нет, так как большинство планов, карт генерального межевания по Воронежскому краю датируется 1789 годом, несмотря на это за начало интенсивного освоения можно
принять XVII век.
Разрозненный исторический материал свидетельствует о
динамике земельных угодий в границах Воронежской губернии с
1696 г. по настоящее время. Негативные изменения в его структуре привели к нарушению экологических взаимосвязей между
компонентами агроландшафта, и как результат, – негативное изменение микроклимата, развитие эрозии и дефляции, учащение
засух, снижение плодородия почв.
Анализ историко-статистических данных, а также современных сведений о земельном фонде Воронежской области позволил установить динамику основных структурообразующих
угодий в период с 1696 по 2002 год (табл. 1.1).
Как видно из таблицы 1.1, интенсивная распашка сенокосов и
пастбищ, уничтожение лесов наиболее активно проходили в период с 1696 по 1887 год. Так, в период с 1776 по 1914 г. лесистость Воронежской губернии сократилась с 11,1 до 7,3% [169.
С.181]. На этом фоне происходит рост эродированных земель и
количества оврагов. Данные об изменении площадей пашни, сенокосов, выгонов, лесов с 1696 по 1887 г. взяты у М.А. Цветкова
[216], а количество оврагов – у Е.Ф. Зориной и др. [93].
42
Современный период характеризуется данными материалов
комитета по земельным ресурсам и землеустройству, федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии Воронежской области. Как видно из графика (рис. 1.2), прослеживается зависимость роста количества оврагов с увеличением площади пашни, и, как следствие, нарушена экологическая устойчивость в ландшафтах.
80,0
25000
20000
60,0
50,0
15000
40,0
10000
30,0
20,0
5000
Количество оврагов, шт
Обеспеченность угодий, %
70,0
10,0
0,0
1696
0
1725
Пашня, %
1763
1796
1861
Сенокос и выгон, %
1887 1914
Лес, %
1967
год
2002
Овраги, шт
Рис. 1.2. Ретроспективная динамика основных структурообразующих угодий и оврагов на территории Воронежской области
Земельная политика того времени предопределила средообразующую структуру земельного фонда. В этот период "Отвод
земли государственным крестьянам производится на основании
межевой инструкции (1766 г., гл. 24, п.1): при 8-десятинном наделе, считая на пашню, покосы и усадьбу по 7 десятин и на лес по
1 десятине на ревизскую душу; при 15 – десятинном – на лес 17/8
десятины, на пашню и пр.– 131/8 десятины. При этом из лесной
части пятая доля бралась в заказную рощу. Отвод земель под
сельскохозяйственное пользование полагалось производить из
оброчных статей, но по недостатку таких земель на эту цель обращались и леса" [216. С.34]. Позднее согласно закону от 24 мая
1805 г. государственные крестьяне могли свободно распахать отведенные им леса под пашню и началось необузданное истребление лесов. Для решения определенных экономических задач попираются законы природы.
43
Научно доказано, что за длительный исторический отрезок
времени природные зоны на территории Воронежской области
изменялись несущественно, хотя и произошли существенные
структурные изменения. Степи были всегда, но лесов ранее было
значительно больше, чем сейчас. Последствия предшествующего
исторического этапа свидетельствуют о фактах катастрофического разрушения современных агроландшафтов и снижения экономики сельскохозяйственного производства.
Основным фактором, определяющим структуру аграрного
сектора России в XVIII – XIX веках, была собственность на землю, а ядро составляли помещичьи хозяйства и сельские общины,
объединявшие крестьян.
По закону 1782 года в пределах помещичьих имений вся
земля, в том числе и крестьянская, принадлежала помещикам на
праве собственности. Крестьянам не принадлежала даже земля,
находящаяся под их усадьбами [28].
Главной формой крестьянского землепользования являлось
надельное землевладение. Оно было своеобразным видом крестьянского сословного землевладения и существовало в двух исторически сложившихся формах – общинное и подворное. Хозяйствующей единицей при общинной и подворной формах был крестьянских двор [18] (рис. 1.3).
Рис. 1.3. Размещение крестьянских общин.
44
Основным отличием между этими формами землевладений
являлось то, что при подворной форме размеры и расположение
участков отдельных дворов в полевых наделах оставались неизменными.
Аграрная реформа 1861 г. дала крестьянам личную свободу и
по мере формирования рыночных отношений в сельском хозяйстве подтолкнула безземельных крестьян распахивать целинные
земли в том числе и эрозионно-опасные, что привело к социально-экологическому кризису в степной зоне. Чрезмерное расширение пашни за счет экологически необоснованного уничтожения
лесов, сенокосов и пастбищ привело к серьезному изменению агроклиматических условий.
Крестьянская реформа 1861 года разорвала путы крепостничества и декларировала крестьянам право на самостоятельное хозяйствование. Основополагающим актом реформы явился Манифест об отмене крепостного права. Затем были приняты основные положения и правила:
– Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости;
– Положение об устройстве дворовых людей;
– Положение о выкупе;
– Закон об учреждении крестьянского банка и другие правоустанавливающие документы.
Отмена крепостного права изменила состояние российского
общества, однако жизнь крестьян улучшалась медленно, а на некоторых территориях стала даже хуже. Писатель Н.А.Некрасов в
связи с этим говорил, что отмена крепостного права ударила «одним концом по барину, другим – по мужику» [150]. Сельская община так и не отпустила крестьянина за свои границы.
Писатель В.В. Казарезов отмечает основные причины ухудшения жизни крестьян в конце XIX века [98]:
– стресс от смены привычного образа жизни, потеря крестьянами надсмотрщика над собой привели к спаду производства.
Не сумели и помещики, оставшиеся без крепостных, наладить на
своей земле эффективное хозяйствование;
– сельское население России быстро росло. За сорок лет (с
1861 г.) только в Европейской части оно увеличилось с 50 до 86
млн человек. За это же время размер среднедушевого надела снизился с 4,8 до 2,6 десятины, а в наиболее густонаселенных губерниях он составил 1,2 – 1,7 десятины (рис. 1.4);
45
– качественные показатели сельскохозяйственного производства медленно менялись к лучшему. Урожайность пшеницы
(пудов с гектара) составляла в России – 48, в Дании – 197, Англии – 154, Германии –134, США – 67.
Рис. 1.4. Посевы зерновых культур.
Земельная территория Воронежской губернии, в основном
совпадающая с современными границами области, исчислялась в
5,6 млн десятин.
По данным статистики, распределение земель между отдельными категориями землевладельцев в Воронежской губернии в
1905 году представлялось в следующем виде (табл. 1.2.) [83].
Таблица 1.2. Распределение земель между отдельными категориями землевладельцев в Воронежской губернии в 1905 г.
Категории землевладельцев
Частновладельческие земли
Надельные земли
Казенные, церковные и прочие
Всего земли в Воронежской губернии
46
Тыс. десятин
1573, 2
3746,4
283,3
5602,9
Проценты
28,1
66,9
5,0
100
Таблица 1.1. Ретроспективная динамика основных структурообразующих угодий
Воронежской области в период с 1696 по 2002 год
№
Угодья
1. Общая площадь
2. в т.ч.: пашня
3. сенокос, выгон
4. лес
№
47
1
1.
2.
3.
4.
№
1
1.
2.
3.
4.
1696
1725
1763
1778
1796
тыс.дес. % тыс.дес. % тыс.дес. % тыс.дес. % тыс.дес.
%
6590 100,0 6590 100,0 6590 100,0 6590 100,0 6590 100,0
1292 19,6 1641
24,9
2122
32,2
2280
34,6
2636
40,0
3209 48,7 2966
45,0
2636
40,0
2511
38,1
2241
34,0
837
12,7
738
11,2
606
9,2
560
8,5
560
8,5
1861
1868
1887
1914
1967
1974
тыс.дес.
%
тыс.дес.
%
тыс.дес.
%
тыс.дес.
%
тыс. га
%
тыс. га
%
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
6590 100,0 6590 100,0 6590 100,0 6590 100,0 5221,6 100,0 5221,6 100,0
3842
58,3
3967
60,2
4593
69,7
4438
67,3 3302,0 63,2 3158,0 60,5
1298
19,7
1206
18,3
1081
16,4
1068
16,2 832,8 15,9 812,9
15,6
593
9,0
600
9,1
527
8,0
488
7,4
537,5 10,3 597,2
11,4
1980
тыс. га
%
25
26
5221,6
100,0
3162,5
60,6
826,2
15,8
574,3
11,0
1982
тыс. га
%
27
28
5221,6
100,0
3159,1
60,5
827,3
15,8
565,8
10,8
1994
тыс. га
%
29
30
5221,6
100,0
3206,1
61,4
673,6
12,9
587,0
11,2
47
1998
тыс. га
%
31
32
5221,6
100,0
3157
60,5
668,0
12,8
626,4
12,0
2002
тыс. га
%
33
34
5221,6
100,0
3058,0
58,6
924,6
17,7
631,0
12,1
Большая часть частновладельческих земель принадлежала
дворянам. Основой крестьянского хозяйства были надельные
земли. Концентрация частновладельческих земель в руках крупных землевладельцев носила ярко выраженный характер. Частновладельческие земли, распределенные по размерам владений,
представлены в таблице 1.3.
Из приведенных данных видно преобладание крупного землевладения. 218 собственников (3,4 %) владели 871,4 тыс. десятин, то есть имели в среднем по 4000 десятин. В то же время 5000
владельцев (77,8 %) имели всего 108,2 тыс. десятин, или 7,9 % от
общей площади.
Таблица 1.3. Распределение частновладельческих земель
по размерам владений
Группировка
КоличестЗемли,
ПроценПроценпо размерам
во владетыс. десяты
ты
владений
ний
тин
До 10 десятин
5021
77,8
108,2
7,9
От 100 до 1000
1226
18,8
390,4
28,5
десятин
Свыше 1000
218
3,4
871,4
63,6
десятин
Итого в Воронеж6465
100
1370
100
ской губернии
Крестьянство Воронежской губернии тоже не было однородным, и надельные земли между ними распределялись неравномерно (табл.1.4).
Наиболее малообеспеченными землей были помещичьи крестьяне. В среднем на 1 крестьянский двор они имели всего 5,6 десятины. Привилегированное положение занимали иностранные
колонисты, имевшие в среднем на один двор в 3 раза больше
земли, чем помещичьи крестьяне.
В Воронежской губернии, как и в России в целом земли,
приходящейся на одного человека, было больше, чем где–либо, а
крестьяне не могли обеспечить себя продовольствием.
48
Таблица 1.4. Распределение надельных земель между
крестьянами
У них
Тыс.
На 1 двор
тыс. десядворов
десятин
тин
105,8
590,4
5,6
282,1
3130,6
11,1
0,5
6,7
12,7
0,2
3,7
18,5
388,6
3731,4
9,6
Категории
пользователей
Бывшие помещичьи
Бывшие государственные
Бывшие удельные
Колонисты
Всего по Воронежской губернии
Основной формой крестьянского надельного землевладения
до столыпинской реформы являлась община. Подворноучастковая форма в Воронежской губернии была весьма мало распространена и охватывала всего около 5,5 тыс. крестьянских дворов
с общим количеством земли в 44,3 тыс. десятин.
Рост количества крестьянских дворов в связи с постоянным
их дроблением приводит к резкому уменьшению наделов крестьянских дворов. Если в 1877 году в среднем на 1 крестьянский
двор приходилось 12,7 десятины, то в 1905 году всего 9,6 десятины земли. Распределение надельных земель по размерам землевладения в Воронежской губернии в 1905 г. представлено в таблице 1.5.
Итак, 140,2 тыс. крестьянских дворов имели в среднем по 8
десятин на двор, что было недостаточно для содержания семьи.
До 15 десятин имело 343,6 тыс. дворов, или 88,3% от общего количества. Эта группа крестьян при чрезвычайно низкой земледельческой технике стояла на грани полуголодного существования.
К зажиточному крестьянству относились дворы, имеющие
земельные наделы свыше 15 десятин, при этом к богатым относились лишь имеющие свыше 30 десятин. Таких дворов в Воронежской губернии насчитывалось только 45 тысяч. Причем дворы, имеющие земельную площадь свыше 30 десятин, составляли
всего 0,4%.
49
Таблица 1.5. Распределение надельных земель по размерам
землевладения в Воронежской губернии в 1905 г.
Земли, В средДвотысяч
нем
ров,
Группы дворов
деся- на 1 двор,
тысяч
тин
десятин
До 5 десятин включительно
56,5
172,8
3,1
5–8 десятин включительно
83,7
545,5
6,5
Всего до 8 десятин включительно
140,2
718,3
5,2
8–15 десятин включительно
203,4 2199,3
10,8
15–30 десятин включительно
43,4
768,2
17,7
Свыше 30 десятин включительно
1,6
60,6
37,8
Всего по Воронежской губернии
388,6 3746,4
9,6
Зажиточное крестьянство сосредоточило в своих руках
большую часть арендованных земель. В среднем по Воронежской
губернии на одно хозяйство приходилось 2,4 десятины арендованной земли, на одно арендующее хозяйство – 5,9 десятины.
При этом резко выделяется по размерам аренды группа наиболее
многоземельных хозяйств (более 25 десятин на двор). В этой
группе в среднем на 1 двор приходилось 6,2 десятины, а на одно
арендующее хозяйство – 13,7 десятины.
Мелкое крестьянское хозяйство имело чрезвычайно примитивную технику. Основным пахотным орудием у крестьян была
соха. Уборка хлеба производилась главным образом крюком и
серпом.
Поскольку земли не хватало для производства хлеба, главного продукта питания русского человека, стало сокращаться потребление мяса, ввиду относительного уменьшения поголовья
скота. Крупного рогатого скота на 100 человек в 1860 г. приходилось – 41 голова, в 1900 – 36, в 1914 – 30.
В таблице 1.6 представлено поголовье крупного рогатого
скота и свиней, приходившихся на 100 человек в России и других
странах (1914 г.)
50
Таблица 1.6. Поголовье крупного рогатого скота
и свиней в 1914 г.
Поголовье крупного
Поголовье свиней,
Наименование
рогатого скота, приходивприходившееся
стран
шееся на 100 человек
на 100 человек
Россия
30
13
Германия
32
37
США
59
65
Дания
88
90
К этому следует добавить более низкую продуктивность
скота в России, чем в других странах. Отсюда – примитивное питание крестьян и вообще низкое качество их жизни.
Еще более ухудшилось положение широких масс крестьянства проведением землеустройства. Чересполосица земельных
угодий, дальноземелье, созданные при отводе земель, ставили
крестьян в полную зависимость от помещиков.
Профессор П. Н. Першин приводит следующие данные, характеризующие внутриселенную чересполосность в Воронежской
губернии (табл. 1.7) [154].
Как видно из приведенных данных, среднее число полос на
один душевой надел по уездам Воронежской губернии колебалось oт 11 до 25.
Средний размер душевой полосы по уездам составлял от
0,12 до 0,31 десятины, по волостям доходил до 0,09 десятины.
В Воронежской губернии земля крестьянских общин уходила часто длинными полосами за водоразделы, перемежаясь с частновладельческими землями.
Данные об удаленности крестьянских земель по 3 – уездам
Воронежской губернии приведены в табл. 1.8.
Свыше 50% общин владело землей, удаленной более чем на
5 км от села, и от 11 до 20 % крестьянских общин – удаленной
более чем на 11 км.
В условиях примитивной техники такая удаленность весьма
отрицательно влияла на развитие крестьянского хозяйства.
51
Таблица 1.7. Внутриселенная чересполосность
в Воронежской области
Количество общин, имеющих на
Среднее
Уезды
число
1 душевой надел полос
Воронежской
полос на
до 6– 11– 21– свыше Всего
губернии
душевой
5
10 20 40
40
общин
надел
Бобровский
33 64 53
6
–
156
10,9
Бирюченский
34 55 116 18
–
223
12,2
Землянский
112 97 63 25
1
298
13,5
Острогожский
43 59 84 66
–
252
13,9
Валуйский
68 44 82 12
1
207
15,0
Павловский
17 21 18 12
–
68
15,8
Богучарский
31 40 90 45
–
206
16,4
Новохоперский 50 25 43 13
1
132
16,8
Задонский
14 46 84 41
2
187
18,1
Воронежский
63 81 107 38
2
291
18,3
Нижнедевицкий 40 43 48 18
2
151
19,0
Коротоякский
15 13 27 48
10
113
25,0
Итого
520 588 815 342
19
2284
–
Таблица 1.8. Данные об удаленности крестьянских земель
по 3-м уездам Воронежской губернии
Процент общин, имеющих дальний
конец поля на расстоянии
Уезды
свыше
до 3 км
3–5 км
5–11 км
11 км
Коротоякский
40
24
45
11
Бобровский
81
23
28
26
Павловский
30
9
17
12
Земля не может прокормить сельское население, но крестьяне надежду на улучшение жизни связывают не с повышением
отдачи с каждого гектара земли, а с увеличением числа этих гектаров. Они с вожделением смотрят на помещичьи земли, хотя через куплю–продажу и аренду и так основная часть земли уже была у крестьян. Из 150 млн десятин обрабатываемой в России зем52
ли ежегодно засевалось 70 млн десятин, из которых 7 млн десятин были помещичьими.
Принадлежавшие помещикам земли сократились с 73 млн
десятин в 1877 году до 35 млн десятин в 1905 году. Если бы все
помещичьи земли забрать и разделить между крестьянами, то на
одну душу пришлось бы полдесятины, что практически не повлияло бы на обеспеченность землей.
К началу XX века в России на этой почве сложилась классическая революционная ситуация. Низы – крестьяне, дошедшие до
нищеты, не хотели больше терпеть, а верхи – не могли предложить ничего реального для выхода из кризиса. По стране заполыхали крестьянские восстания.
Правительство пыталось определиться с направлениями реформирования деревни, неизбежность которого не вызывала сомнений. Премьер–министр С.Ю. Витте писал: «По крестьянскому
вопросу сельскохозяйственное совещание вообще высказалось за
желательность установления личной, индивидуальной собственности и, таким образом, отдавало предпочтение этой форме землевладения перед землевладением общинным…» [64].
Хотя многие и считали общину единственно приемлемой
для России системой хозяйствования и организации жизни крестьян.
В 1904 году саратовский губернатор П.А. Столыпин в отчете писал царю: «Видимо, существует непреодолимое препятствие
к обогащению, к улучшению быта крестьянского населения, что–
то локализует личную инициативу, самостоятельность мужика и
обрекает его на жалкое прозябание.
Доискиваясь причины этого зла, нельзя не остановиться на
всепоглощающем влиянии на весь уклад сельской крестьянской
жизни общинного владения землей, общинного строя. Строй этот
вкоренился в понятие народа. Нельзя сказать, чтобы он его любил: он просто другого порядка не понимает и не считает возможным.
Вместе с тем у российского крестьянства страсть все уравнять, всех привести к одному уровню, а так как массу нельзя
поднять до уровня самого деятельного и умного, то лучшие элементы деревни должны быть принижены к пониманию и стремлению худшего, инертного большинства.
53
… Естественным противовесом общинному началу является
единоличная собственность. Она же служит залогом порядка, так
как мелкий собственник представляет собой ту ячейку, на которой покоится устойчивый порядок в государстве» [205].
Эти слова легли в основу идеологии аграрной реформы, вошедшей в историю России под названием столыпинской.
Основная идея этой реформы – реорганизовать общину и
перейти к частному землевладению, заменив чересполосицу отдельными (хуторскими или отрубными) участками, но значительная часть правящей элиты, просвещенных представителей
общества, помещиков и самих крестьян была против разрушения
общины.
9 ноября 1906 года выходит царский указ «О дополнении
некоторых постановлений действующего закона, касающихся
крестьянского землевладения и землепользования», давший юридическую основу для введения личной собственности на землю
взамен общинной.
Обращаясь к Совету министров, премьер–министр П.А.
Столыпин в 1906 году сказал: «Развитие личной земельной собственности среди крестьян, устранение важнейших недостатков
их земледелия, а именно чересполосности, дальноземелья и длинноземелья, наконец, всемерное содействие крестьянам в расселении хуторами или мелкими поселками, – таковы ближайшие землеустроительные задачи правительства…полуголодная деревня,
не привыкшая уважать ни свою, ни чужую собственность, не
боящаяся, действуя миром, никакой ответственности, всегда будет представлять собой горючий материал, готовый вспыхнуть по
каждому поводу, будь то революционная пропаганда, эпидемия
или другое стихийное бедствие. Лишь создание многочисленного
класса мелких земельных собственников, лишь развитие среди
крестьян инстинкта собственности, несомненно и ныне существующего, но ослабленного и подавленного, лишь освобождение
наиболее энергичных и предприимчивых крестьян от гнета мира,
– словом, лишь предоставление крестьянам возможности стать
полноправными самостоятельными собственниками наравне с
прочими гражданами Российской империи, – могут поднять, наконец, нашу деревню и упрочить ее благосостояние…
54
…И сторонники революционных и социалистических учений прекрасно понимают опасность, грозящую им от правительственных землеустроительных начинаний. Со всех сторон, в манифестах и воззваниях, слышатся в их лагере призывы к противодействию этим начинаниям. Оно и понятно: крепкое, проникнутое идеей собственности, богатое крестьянство служит везде
лучшим оплотом порядка и спокойствия, и если бы правительству удалось проведением в жизнь своих землеустроительных мероприятий достигнуть этой цели, то мечтам о государственном и
социалистическом перевороте в России раз и навсегда был бы
положен конец» [205].
Для того чтобы царский указ стал законом, его нужно было
рассмотреть и утвердить в Государственной Думе и Государственном Совете. На это потребовалось четыре года.
Одни депутаты поддерживали правительство, другие – выступали против. Многие требовали национализации земли. В связи с этим П.А. Столыпин в Государственной Думе 10 мая 1907
года сказал: «Национализация земли представляется правительству гибельной для страны… Противникам государственности
хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от
культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна
великая Россия» [205].
Эти слова можно считать главной целью его жизни. Но, к
сожалению, в 1911 году П.А. Столыпина не стало. Он был смертельно ранен в Киеве террористом – эсером. Можно только догадываться о том, что мог сделать для России этот великий реформатор.
Основные достижения Столыпинской аграрной реформы –
это, прежде всего смена форм собственности на землю, которая
стала принадлежать крестьянам. Проведены крупномасштабные
работы по землеустройству. За период 1907–1916 гг. с ходатайством о землеустройстве обратились 6,17 млн крестьянских дворов.
Подали заявления с просьбой выйти из общины от их общего
числа 45 %, что составило 2,72 млн человек. Окончательно вышли из общины 1,98 млн человек, из них переселились на хутора
и отруба – 1,2 млн человек.
Существенно сократилась чересполосица даже там, где крестьяне остались в общинах. На пахотных землях стали вводиться
55
4 – 8-польный севообороты. За период 1906 – 1912 гг. увеличилось применение минеральных удобрений в 2,5 раза, импорт
сельхозмашин выросло в 3 раза. Стали повсеместно расширяться
посевные площади и, как следствие, производство сельскохозяйственной продукции вырос с 6 млрд руб. до 9 млрд руб. Вывоз
хлеба увеличился в 2 раза. За период 1909 – 1913 гг. Россия произвела зерна на 28 % больше, чем Америка, Канада и Аргентина,
вместе взятые. Рост урожайности составил 14 %. В деревне, особенно на хуторах, начался строительный бум. Все это стимулировало развитие промышленности.
Таким образом, Столыпинская реформа явилась толчком,
положительным импульсом, который заставил работать все народное хозяйство страны в целом.
Колхозное движение в Воронежской губернии началось одновременно с победой Советской власти в феврале–апреле 1918
года. На 1 июня 1919 года в губернии насчитывалось 28 коммун и
73 артели, а к концу 1921 года уже имелось 307 колхозов, из них
286 артелей и товариществ.
Господствующей формой землепользования вплоть до 1929
года являлось мелкое единоличное крестьянское землепользование.
В восстановительный период (1921–1927 гг.) одной из важных мер, направленных на поднятие производительности крестьянского хозяйства, являлось упорядочение крестьянского землепользования. В этот период устранялись внешние недостатки
землепользования, вводились севообороты с широкими полосами. Наряду с землеустройством единоличных хозяйств в области
проводились также работы по отводу земли и устройству территории колхозов и совхозов.
О развитии колхозного строительства в Центральночерноземногм регионе, куда входила и Воронежская область,
можно судить по следующим данным (табл. 1.9.).
56
Таблица 1.9. Развитие коллективизации
в Центрально–Черноземных областях [83]
Число колхозов по годам
Формы колхозов
1925–1926 1926–1927 1927–1928
Коммуны
89
89
89
Сельскохозяйственные
610
615
498
артели
ТСОЗы
672
750
1767
Итого
1371
1437
2354
Колхозы этого периода были сравнительно небольшие. В
1928 году средний размер колхоза по земельной площади составлял в сельхозартелях 146 га, в ТСОЗах – 146 га и в коммунах –
около 200 га.
Хозяйство колхозов велось на более высоком уровне агротехники, чем в единоличных крестьянских хозяйствах.
В 1929 году начался процесс массовой коллективизации.
Уже в 1932 году в колхозы объединилось 58% крестьянских хозяйств, имевших 77% посевов, а в 1938 году в колхозах состояло
90,6% крестьянских дворов, а засеваемая ими площадь составляла 99,4% всех посевов области.
В 1935-1937 годах в Воронежской области проведены большие землеустроительные работы по выдаче сельскохозяйственным артелям Государственных актов на бессрочное (вечное)
пользование землей, в результате чего было создано устойчивое
колхозное землепользование.
В 1950 году начался массовый процесс укрупнения. Уже к
концу этого года из 3132 колхозов было создано 1136 хозяйств.
Процесс укрупнения продолжался и в последующие годы,
охватив в 1953–1954 годах до 40% всех колхозов области.
В связи с укрупнением в землепользовании колхозов произошли большие изменения в размерах земельной площади, в ее
расположении и конфигурации, в составе и соотношении угодий,
в их размещении и др. В результате процесса укрупнения в среднем на 1 колхоз стало приходиться земли почти в 6 раз больше,
чем в 1949 году.
57
Великая Октябрьская социалистическая революция внесла
качественные изменения в аграрные отношения в России. Декрет
о земле от 9 ноября 1917 г. отменил право частной собственности, земля национализировалась, то есть поступала в общенародный земельный фонд, переходила в пользование всех трудящихся. Все желающие вести сельское хозяйство единолично или в
товариществе получали земельный участок по уравнительнотрудовому принципу в вечное пользование.
Продажа или аренда полученной в пользование земли запрещались, но предполагался периодический пересмотр наделов земельных участков. Наемный труд в сельском хозяйстве также не
допускался. Все это, так или иначе, легло в основу крестьянских
наказов о земле и отражало настроения определенной части крестьянства. Декрет не предполагал кардинальной ломки форм хозяйствования на селе: предлагалось сохранить подворная, хуторская, общинная, артельная, государственная формы, ликвидировались лишь помещичьи и частнокапиталистические хозяйства.
В.И. Ленин в своих работах неоднократно подчеркивал, что крестьяне сами должны решать вопросы, как хозяйствовать на земле,
как устраивать свою жизнь, необходимо предоставить полную
свободу творчества народным массам.
В последующие годы советской власти земельное законодательство уточнялось и расширялось. 30 октября 1922 г. VI сессия
ВЦИК приняла Земельный кодекс РСФСР. На наш взгляд, самое
радикальное после революции постановление по земле принял III
съезд Советов СССР в 1925 г. В нем закреплялось право крестьян
сдавать и брать землю в аренду, изменять сроки арендного договора, применять наемный труд в крестьянском хозяйстве. В аграрном секторе начали создаватся условия для развития несоциалистических форм хозяйствования, включая фермерство. В этот
период в стране насчитывалось 25 млн. единоличных крестьянских хозяйств, из них 35% бедняцких, 60% середняцких, 4-5%
кулацких. Колхозы и совхозы составляли не многим более 1% хозяйств и производили около 7% товарной продукции. Основными
же поставщиками товарной продукции были единоличники. Кулаки, например, давали 20% товарного хлеба [150].
Новая экономическая политика (НЭП) позволила сформироваться рыночному механизму в аграрной сфере. Сельскохозяйст58
венное производство за 1921-1928 гг. увеличилось почти в два
раза и достигло уровня 1913 г. Советская Россия являлась по
прежнему крупным экспортером сельскохозяйственной продукции. Опыт НЭПа показал, что эффективно вести сельскохозяйственное производство можно и на национализированной земле.
ХV съезд ВКП(б) в 1927 г. принял решение о преобразовании
мелких крестьянских хозяйств в крупные коллективные и вытеснении кулаков из сельскохозяйственного производства. Вводились также ограничения на размеры арендуемой земли, до шести
лет сокращался срок аренды. Уже в 30-х годах в СССР утвердилась государственная монополия на землю как объект хозяйства
и объект собственности, а государственно-коллективные хозяйства стали формой, в которую облекались социалистические аграрные отношения.
К 1940 г. 94,6% всех крестьянских дворов было охвачено
коллективизацией: создано 236,9 тыс. колхозов и 4,2 тыс. совхозов со средней площадью посевов соответственно 0,5 тысяч гектаров и 2,8 тысячи гектаров [150].
Проводя анализ экономической ситуации последнего десятилетия накануне аграрной реформы 1990 г., следует отметить, что
аграрный кризис того времени был порожден, прежде всего, игнорированием объективных экономических законов. Если говорить конкретнее, то он порожден отрывом земледельца от земли,
других средств производства, результатов труда; огосударствлением хозяйства; административным диктатом в земледелии; ликвидацией товарно-денежных отношений; директивным формированием производственной структуры земледелия; произволом в
переустройстве села и т.д. Все попытки решить продовольственную проблему в 1953, 1965, 1978, 1982, 1989 гг. заканчивались
неудачей, так как направлялись на совершенствование существующей экономической системы, а не на ее трансформацию.
Как было сказано выше, начало дисбаланса земельноаграрных отношений положила коллективизация, в результате
чего были созданы коллективные хозяйства с формально кооперативной собственностью и государственные предприятия с
формально общенародной собственностью на средства производства и результаты труда. Дисбаланс отношений собственности и
форм хозяйствования породил изъятие средств деревни для инду59
стриализации. Продукция у сельскохозяйственных предприятий
изымалась почти безвозмездно, так как заготовительные цены на
пшеницу и другие сельскохозяйственные продукты были символическими. В 1940 г. колхозы через товарные каналы реализовали всего 4,8% произведенного зерна.
Оплата труда в сельском хозяйстве не только значительно отставала от промышленности, но и не определялась предельной
производительностью. Распределение по труду в виде трудодня
носило остаточный характер, во многих коллективных хозяйствах денег за трудодни вообще не выдавали.
Не касаясь других причин дисбаланса отношений собственности и хозяйствования в аграрном секторе, делаем вывод, что в
аграрной экономике, как и во всем народном хозяйстве, нарастала необходимость в реконструкции государственного и коллективного секторов.
В 80-е гг. государство в очередной раз попыталось поправить
положение в сельском хозяйстве: значительно были подняты закупочные цены, выросла заработная плата у крестьян, увеличились производственные фонды и государственные капиталовложения, в два-три раза поднялась рентабельность производства
основных продуктов. Прирост сельскохозяйственной продукции
обеспечивался за счет огромных вливаний в эту сферу. В 1989 г.,
например, отраслям народного хозяйства и населению было выдано ссуд на 391,1 млрд. руб., из них сельскому хозяйству – 131,5
млрд., 33,5% от всего объема ссуд [137].
Большую роль в поддержке материально-технической базы
аграрной сферы играла государственная ценовая политика. Цены
на сельскохозяйственную продукцию, закупаемую государством,
неуклонно росли в условиях роста себестоимости предприятий, а
для сохранения и увеличения потребительского спроса розничные цены искусственно удерживались.
Несмотря на резкое увеличение объема ресурсов, используемых в сельскохозяйственном производстве, отставание продовольственного комплекса страны по уровню эффективности нарастало. К примеру, в 1960-1990 гг. отставание сельского хозяйства СССР от США возросло по производительности труда с 5 до
10 раз, в том числе при откорме крупного рогатого скота пример-
60
но с 17 до 20 раз, свиней – с 25 до 33 раз, при производстве молока – с 6 до 16 раз [137].
Таким образом, радикальная реформа аграрного и продовольственного секторов к началу 90-х годов стала острой национальной проблемой.
За годы "социалистических" преобразований сельского хозяйства социально–экономические отношения в деревне отвели
крестьянину второстепенное место. Лишенный права выбора, а
значит, экономической свободы, и тем более частной собственности на землю и средства производства, он не был заинтересован
хорошо работать, рационально использовать земельные и другие
ресурсы, а значит, вести эффективное сельскохозяйственное производство. Существовавшая тоталитарная система отторгала крестьянина не только от земельных участков, но и от собственности
на произведенную им сельскохозяйственную продукцию. Поэтому сельское хозяйство оставалось экстенсивным, затратным, разрушительным для окружающей среды.
Что касается оказания помощи со стороны государства
сельскохозяйственным предприятиям, то нельзя сказать, что государство уделяло сельскому хозяйству мало внимания. Были периоды, когда в аграрную сферу государство направляло до 27%
общей суммы инвестиций. В сельскохозяйственные предприятия
поступало много техники, однако по производительности труда
наша страна отставала от развитых стран в 5 раз. Ежегодно городское население посылалось на уборочные сельскохозяйственные работы. Несмотря на это, огромные массы сельскохозяйственной продукции гибли в полях и гнили в хранилищах. Потери
ее достигали колоссальных размеров, и государство регулярно
списывало долги сельхозпредприятий. В стране наблюдался постоянно нарастающий дефицит продовольствия. Он все в больших размерах покрывался за счет импорта продуктов сельскохозяйственного назначения. Крупные города Советского Союза находились на специальном режиме снабжения, деревня и малые
города страдали от недостатка товаров народного потребления,
население, в том числе сельское, теряли время в очередях за самым необходимым.
Плановость и директивность всех экономических процессов,
в том числе и в сельском хозяйстве, породили у крестьянина пси61
хологию иждивенчества, безынициативности и безразличия. Ответственность человека за землю, имущество, а значит, за свое
будущее, была снижена. Психология безразличия пустила глубокие корни в социалистическом обществе. В такой обстановке
прожило не одно поколение советских людей. Это стало объективным фактом, с которым нельзя не считаться. Нужен новый
мотивационный механизм – это частная собственность на землю
и средства производства. Этот механизм, равно как и свойственные сельскому хозяйству особенности, диктовали необходимость
проведения земельной реформы.
К моменту проведения земельной реформы общая величина
земельных ресурсов составляла 1707,5 млн га, или более
17 млн км2, из которых сельскохозяйственные угодья занимали
224,8 млн га (13,2 %), в том числе пашня – 132,8 млн га (7,8 %).
Большая часть территории Российской Федерации, а именно 80 %
находилась в зоне рискованного земледелия, этим объясняются
низкие показатели сельcкохозяйственной освоенности и распаханности земель.
Характеризуя обрабатываемые земли РФ, необходимо отметить ограниченность территории сельскохозяйственных угодий и
их значительную удаленность от населенных пунктов. Так, 24 %
всех контуров пашни, 65 % сенокосов, 53 % пастбищ имеют размер до 1 га, 5,8 % сельхозугодий переувлажнены и заболочены,
18,7 % имеют повышенную кислотность, 13,3 % пашни засолены,
9,9 % занимают каменистые почвы, что требует проведения мелиоративных и культуртехнических работ. Поэтому сельскохозяйственное освоение, мелиорация и организация рационального
использования земель в РФ являются приоритетной задачей, во
многом определяющей уровень развития аграрной экономики.
Существовавшая экономическая система оказала серьезное
отрицательное влияние на состояние и использование земель.
Бесплатное землепользование, отсутствие надлежащих мер, препятствующих изъятию сельхозугодий для нужд промышленности, транспорта и иных несельскохозяйственных целей, незаинтересованность крестьянства в развитии производства приводили
к выводу ценных земель из сельскохозяйственного оборота.
Только по этим причинам за 25 лет, предшествующих земельной
реформе, на территории бывшего СССР из аграрного сектора вы62
было 20 млн га земель, из которых 6 млн га заросли кустарником
и мелколесьем.
Основные производители сельскохозяйственной продукции
– колхозы и совхозы – расточительно использовали почвенное
плодородие, что привело к ускорению процессов ветровой и водной эрозий, нарушению баланса гумуса в почве, накоплению в
ней вредных химических веществ (пестицидов, нитратов и др.).
По данным научно-исследовательских учреждений, в этот
период из-за эрозии ежегодно терялось около 3 млрд т плодородного слоя почвы, что соответствовало потере 38–40 млн т питательных веществ, превышало их объем, вносимый с удобрениями. Прирост длины оврагов достиг 26 тыс. км в год, а недобор
продукции на эродированных землях – 40 млн т корм. ед. Отрицательный баланс гумуса сложился и в традиционных земледельческих областях – на Северном Кавказе, в Поволжье, Центрально-Черноземном районе. В результате эффективность сельскохозяйственного производства неуклонно снижалась.
К началу проведения земельной реформы распределение земельных угодий выглядело следующим образом (табл. 1.10.).
Таблица 1.10. Распределение земельных угодий России
(по состоянию на 1 ноября 1989 г.), млн га
Общая Сельско- Процент сельземель- хозяйст- скохозяйственЗемлепользователи
ная
венные ных угодий от
площадь угодья общей площади
Колхозы
139,9
86,7
38,6
Совхозы и другие государственные сельскохозяйствен507,7
124,8
55,8
ные предприятия
Межхозяйственные предпри0,5
0,4
0,1
ятия и организации АПК
Колхозники, рабочие и слу4,0
3,7
1,5
жащие
Госземзапас и лесные орга1018,2
7,0
3,1
низации
Прочие землепользователи
38,6
2,2
0,9
Итого
1708,9
224,8
100
63
Так, сельскохозяйственные угодья колхозов и совхозов составляли 94,4 %, земли запаса и лесного хозяйства составляли 3,1
% от площади сельскохозяйственных угодий. Остальные 2,5 %
составляли земли различных межхозяйственных предприятий и
организаций АПК, земли рабочих и служащих и прочих землепользований. Безусловно, такое распределение сельскохозяйственных угодий сдерживало производство продукции сельского
хозяйства в частном секторе.
Основные причины проведения земельной реформы:
– монополия государственной собственности на землю;
– абсолютная централизация управления земельными ресурсами;
– отсутствие научно обоснованной земельной политики.
Выше названные причины наряду с необходимостью совершенствования экономики в целом потребовали проведения земельной реформы в России.
Главная цель земельной реформы в РФ заключается в возвращении земле хозяина, улучшении на этой основе ее использования и повышении эффективности производства.
Сущность земельной реформы состоит в комплексном изменении всей сложившейся системы аграрных отношений, включая собственность на землю и другие средства производства, системы ведения хозяйства и формы хозяйствования, преобразовании межотраслевой и территориальной структуры агропромышленного производства, мер по его государственному регулированию.
Из цели и сущности вытекают основные задачи земельной
реформы, это:
– ликвидация монополии государственной собственности на
землю и развитие на этой основе многоукладного хозяйства;
– создание механизма реализации прав граждан на получение и использование земельных ресурсов;
– децентрализация управления земельными ресурсами;
– обеспечение приоритетов в области охраны земли и окружающей среды в целом.
Реализация задач потребовала проведения комплекса административно-правовых, экономических, организационно-хозяйственных, инженерно-технических и других мероприятий.
64
Иначе и быть не может: изменив существенно что–то одно,
неизбежно возникает необходимость менять и другое. Здесь все
взаимосвязано. Земельная реформа меняет весь аграрный строй.
Таким образом, конечные цели аграрной реформы сводятся
к следующему:
– раскрепощение крестьянина, преобразование села с целью
повышения жизненного уровня сельского населения, улучшения
качества жизни за счет удовлетворения как материальных, так и
духовных потребностей крестьян. Решение этой проблемы потребует создания соответствующей материально–технической базы и развития социальной инфраструктуры. При этом на первое
место выходит частная собственность на землю и средства производства;
– создание стабильного продовольственного рынка страны,
который сможет обеспечить как внутренние потребности населения с необходимыми запасами, так и определенные фонды для
экспортно–импортных операций – это продовольственная безопасность страны по тем видам сельскохозяйственной продукции,
которая может производиться в природно–климатических условиях Российской Федерации;
– формирование эффективного агропромышленного комплекса страны, выпускающего конкурентоспособную продукцию
для населения как по ее качеству, так и затратам. На рынке идет
безжалостная борьба за потребителя, который, в свою очередь,
покупает продукцию высокого качества, хорошо сохранившуюся,
в современной упаковке и по доступным ценам. Производителям
сельскохозяйственной продукции необходимо снижать издержки,
повышать производительность труда, экономно расходовать сырье и энергию;
– сохранение экологического равновесия – эта проблема в
ближайшее время может стать исключительно острой. Некомпетентность и бесхозяйственность, бездумное отношение к природе, ко всему окружающему нас миру, погоня за сиюминутной
прибылью, без учета интересов грядущих поколений – основные
причины, порождающие эту глобальную проблему.
Осуществление земельной реформы планировалось проводить в два этапа.
На первом этапе предусматривалось закрепление за местной
администрацией прав по распоряжению землей, производилось
65
уточнение административных границ, выявление потребности в
земле граждан и предприятий, а также формирование специального земельного фонда для его последующего перераспределения, введение платного землевладения и землепользования. Государственные землеустроительные органы также подверглись
перестройке, изменились их функций, необходимые для решения
первоочередных задач земельной реформы.
На втором этапе проводилось перераспределение земель с
целью создания равных условий для формирования многоукладной экономики, на основе рационального использования и охраны земель. Районные и местные администрации и государственная землеустроительная служба получили права передачи и закрепления земель в собственность, пользование и владение как
юридическим, так и физическим лицам.
18 января 1991 г. была утверждена Республиканская программа проведения земельной реформы на территории РСФСР, в
соответствии с которой осуществлялось правовое, землеустроительное, информационное, научно-методическое, кадровое, материально-техническое и финансовое обеспечение предусматриваемых мероприятий.
Реорганизация колхозов и совхозов осуществляется в соответствии с Указом Президента РФ от 27 декабря 1991 г. и постановлением Правительства РФ от 28 декабря 1991 г.
По состоянию на 1 октября 1992 г. из 25,2 тыс. колхозов и
совхозов провели перерегистрацию своих уставов 10,6 тыс., или
42%, на 1 января 1993 г. – 19,7 тыс., или 77%, на 1 июля 1993 г. –
23,4 тыс., или 91%, на 1 января 1994 г. – 24,3 тыс., или 95%, на 1
июля 1994 г. – 98,5%. К концу 1994 г. перерегистрация практически закончена. При этом 8,4 тыс. колхозов и совхозов, или каждый третий, сохранили свой прежний статус, 11,5 тыс. стали товариществами с ограниченной ответственностью (ТОО) и смешанными товариществами (СТ), 1,9 тыс. – сельскохозяйственными кооперативами (СХК), 0,9 тыс. – ассоциациями крестьянских
(фермерских) хозяйств (АКХ), 0,3 тыс. – акционерными обществами открытого типа (АОО), 0,4 тыс. – подсобными хозяйствами
предприятий и организаций (ПХ), 2,3 тыс. – прочими формированиями. К этим прочим относятся акционерные общества закрытого типа (АОЗТ), коллективные сельскохозяйственные предприятия (КСП), коллективно–долевые хозяйства (КДХ), малые предприятия (МП) и другие.
66
Перерегистрация названий и уставов, определение земельных и имущественных паев еще не значит, что новые типы хозяйств, построенные на частной, коллективно–долевой и коллективно–совместной собственности на землю и другие средства
производства, начали успешно функционировать.
Так, в Воронежской области сложились следующие организационно–правовые формы сельскохозяйственных предприятий
(табл. 1.11.).
Таблица 1.11. Организационно–правовые формы сельскохозяйственных предприятий Воронежской области
Доля площади
КолиСредняя сельхозугодий
Формы сельскохозяйствен- чество площадь
к общей
ных предприятий
предп- сельхозплощади
риятий угодий, га предприятий
области
Товарищества с ограниченной ответственностью –
164
4435
37,1
ТОО
Колхозы, сохранившие
57
4513
13,1
свой статус
Сельскохозяйственные
57
4249
12,4
кооперативы – СХК
Коллективные сельскохозяйственные предприятия –
29
4710
7
КСХП
Акционерные общества
27
4278
5,9
закрытого типа – АОЗТ
Личные подсобные
200842
0,4
4,4
хозяйства населения –
ЛПХ
Крестьянские хозяйства –
1720
46
4
КФХ
Совхозы (включая опытные
17
4015
3,4
хозяйства науки)
Прочие предприятия
8
4493
1,8
Ассоциации крестьянских
4
3027
0,6
хозяйств
67
Как бы ни назывались новые формирования, включая сохранившиеся колхозы, в них происходят существенные изменения. Доля сельскохозяйственной продукции непосредственно частного сектора (ЛПХ плюс крестьянские хозяйства) возросла с
22% в 1990 г. до 37% в 1993 г. Что касается трудовых ресурсов,
то в половине хозяйств (51%) сократилась численность работающих в производстве, в 41% сохранилось прежнее количество, и
только в 8% хозяйств численность возросла. Число работников
административно–управленческого аппарата сократилось в 64%
хозяйств и только в 2% хозяйств увеличилось. Большинство руководителей сельскохозяйственных предприятий (71%) считают,
что рабочей силы достаточно, на нехватку ссылаются лишь в пик
сезонной поры.
На селе возросла степень экономической свободы предприятий, но вместе с тем сократился объем производства. Это значит, что одной свободы недостаточно, хотя для эффективного ведения сельскохозяйственного производства она абсолютно необходима. Увеличилось налоговое бремя со стороны государства
(жалуется 89% руководителей); грабительское кредитование при
непомерно высоких ставках их оплаты (82%); ухудшились условия реализации продукции (77%), а также отрицательные последствия разрыва сложившихся организационно–хозяйственных связей, инфляция, отсутствие стабильности – это лишь некоторые
проблемы, с которыми сталкивается сельскохозяйственный производитель. Если до проведения земельной реформы сельскохозяйственные предприятия жаловались на нехватку рабочей силы,
техники, неподъемный груз государственных поставок, то после
начала реформирования на селе положение кардинально изменилось: на первые места вышли неплатежи, низкие цены и трудности сбыта и экономическую непредсказуемость.
Таким образом, многоукладная рыночная экономика предъявляет всё более высокие требования к организации сельскохозяйственного производства, соблюдение которых невозможно без
целенаправленного проведения мероприятий по защите земель от
эрозии, регулирования стока ливневых и талых вод, повышения
плодородия смытых и дефлированных почв, выведения из сельскохозяйственного использования земель, нарушенных процессами деградации.
68
ГЛАВА II. АГРОРЕСУРСНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ
ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО РЕГИОНА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
_____________________________________________
2.1. Современное состояние, проблемы и пути
рационального использования земель
В Центрально-Черноземный регион входят Белгородская,
Воронежская, Курская, Липецкая и Тамбовская области. Общая
площадь территории составляет 0,2 млн. км2. Население – 7,8 млн
человек. Центрально-Черноземный регион – это развитый индустриально-аграрный комплекс. Регион находится на одном из последних мест по численности населения, промышленнопроизводственным фондам, производимой промышленной продукции и поэтому не обладает мощным экономическим потенциалом (рис. 2.1. , табл. 2.1).
Рис. 2.1. Схема расположения Центрально-Черноземного региона
Российской Федерации.
69
Таблица 2.1. Основные экономические показатели
Центрально-Черноземного региона Российской Федерации
№
Показатели
В % к уровню РФ
1 Территория
1,0
2 Население
5,3
3 Валовой региональный продукт
3,7
4 в том числе на одного жителя
70
5 Основные фонды
4,7
6 Продукция промышленности
4,9
7 Продукция сельского хозяйства
8,0
8 Розничный товарооборот
3,7
9 Производительность труда
102
в промышленности
10 Инвестиции в основной капитал
3,7
11 Денежные доходы на одного жителя
68
12 Налоговые платежи
2,9
13 Распределение занятых по секторам
экономики (к уровню РФ):
государственный
98
частный
114
смешанный
72
14 Экономическая оценка земли
153
1
(пахотной)
15 Экспорт
2,9
16 Импорт
2,9
1
К показателю Центрального района
Центрально-Черноземный регион имеет внушительные производственные ресурсы и предпосылки для большего участия в
территориальном разделении труда. На его долю приходится более 50% от общей добычи железной руды, более 18% выплавки
стали, около 13% выпуска тракторов. Регион занимает видное
место по производству продуктов питания, в частности, сахара,
зерна и животноводческой продукции (прил. 1).
Центрально-Черноземный регион располагает весьма благоприятными природно-климатическими условиями, исключающими удорожание рабочей силы и строительных работ. По обес70
печенности железной рудой регион стоит на первом месте в Российской Федерации. На него приходится около 3/5 ее балансовых
запасов. Почти все они сосредоточены в рудном теле Курской
магнитной аномалии.
Бесценное богатство – огромные массивы высокоплодородных черноземов. Их продуктивность в 1,5 раза превосходит земли
других регионов России.
В отличие от других регионов РФ численность населения
Центрально-Черноземного региона заметно уменьшилась по
сравнению с довоенным 1940 г., когда здесь проживало более 9
млн человек. Естественная убыль значительно выше среднероссийской, но вследствие достаточно высокого миграционного
прироста общее сокращение населения нивелируется и остается
на среднем уровне. Все области региона густо заселены со средним показателем плотности населения, превышающим общероссийский в 5 раз. Общая численность рабочих, служащих и крестьян составляет 3,1 млн человек.
Несмотря на развитой аграрный сектор Центральное Черноземье не отличается высоким показателем урбанизированного населения, он ниже среднего и аналогичных показателей по другим
экономическим районам, хотя городское население росло в последние советские десятилетия значительно быстро. В связи с
бурными процессами индустриального развития оно за это время
увеличилось с 40 до 60% (в настоящее время составляет 62%).
Наиболее крупными городами являются Воронеж (904 тыс. жителей), Липецк (519 тыс.) и Курск (441 тыс.).
Центральному Черноземью ранее не был присущ высокий
уровень развития промышленности. Современное крупное индустриальное производство сложилось по существу в послевоенное
время. Еще незадолго до Великой Отечественной войны его можно было отнести к чисто аграрным районам и только отрасли пищевой промышленности незначительно выделялись на общем
сельскохозяйственном фоне. Затем промышленность стала ведущей отраслью народного хозяйства с высокими темпами развития, которые заметно превышали средние.
На современном этапе промышленные предприятия создают
разнообразную продукцию – металл, тракторы, кузнечнопрессовое оборудование, каучук, шины, цемент, сахар, используя
71
как местное, так и импортное сырье. Здесь размещаются крупные
мощности по производству химического оборудования и кузнечно-прессовых машин, выпускается 3/4 холодильников в стране и
1/6 средств радиотехники.
Территориальная структура промышленности формируется в
пределах Курской и Белгородской областей на базе минеральных
ресурсов (железной руды Курской магнитной аномалии). Железорудная промышленность является основанием развития всего
комплекса, в кооперации с которой развивается черная металлургия. Попутно производят строительные материалы (производство
щебня, мела, цемента, бетонных изделий и др.). Важной составной
частью комплекса является пищевая, и прежде всего сахарная промышленность. Высоким уровнем промышленного развития выделяются Воронежская и Липецкая области (табл. 2.2).
Таблица 2.2. Размещение промышленного и сельскохозяйственного производства в Центральном Черноземье, % к итогу
Регионы
Белгородская область
Воронежская область
Курская область
Липецкая область
Тамбовская область
Промышленность
22,9
22,8
17,0
29,1
8,2
Сельское хозяйство
20,2
28,4
19,3
17,0
15,1
Черная металлургия, разнообразное, преимущественно неметаллоемкое, машиностроение и химическая промышленность
вместе с производством продуктов питания и многих строительных материалов выступают ведущими звеньями всей промышленности этих областей. Северо-восточная область Центрального
Черноземья – Тамбовская по уровню промышленного развития
стоит несколько ниже, чем Воронежская и Липецкая. Тамбовская
область выделяется химическим машиностроением (производство технологического оборудования для предприятий химической
промышленности), легкой промышленностью, производством
фосфорных удобрений; развита пищевая индустрия.
Центрально-Черноземный регион относится к регионам с
весьма развитым сельским хозяйством. Он занимает первое место
72
по производству зерновых и технических культур. На долю Центрально-Черноземного региона приходится 12% валового сбора
зерна, 17-18% – семян подсолнечника и до 50% – сахарной свеклы. По производству мяса и молока на душу населения регион
также занимает одно из первых мест.
Центрально-Черноземный регион является аграрным, поэтому широкое распространение получили агропромышленные
комплексы и объединения. Они заняты производством свинины,
говядины, овощей, сахарной свеклы и продуктов их переработки.
Наряду с крупными сельскохозяйственными холдингами и комплексами активно функционируют крестьянское (фермерские)
хозяйства. По площади сельскохозяйственных посевов на одно
хозяйство регион превосходит такие районы, как Центральный,
Волго-Вятский, что связано прежде всего с характером его земельного сельскохозяйственного фонда.
Преобладающие отрасли специализации нашего региона –
зерновое хозяйство и производство технических культур при заметном удельном весе животноводства. Такой направленности
сельского хозяйства способствуют природные условия, и прежде
всего продуктивные черноземные почвы, высокая плотность населения, а также наличие крупного рынка продовольствия и сельскохозяйственного сырья. Несмотря на то, что затраты труда на
производство 1 ц зерна одни из самых низких среди других районов России – это связанно с почвенно-климатическими и экономическими условиями. По урожайности зерновых культур регион
находится на одном из первых мест в России.
Сельскохозяйственные угодья региона составляют 13 млн
га, что составляет 9/10 всей земельной площади региона. Из них
более 3/5 находится под пашней. Значительная часть угодий и
прежде всего интенсивно используемых в процессе сельскохозяйственного производства подвержена процессам эрозии. Под
балками и оврагами заняты десятки тысяч гектаров различных
угодий.
Разнообразные виды транспорта обеспечивают широкие
экономические связи. По железным дорогам осуществляются поставки району донецкого угля, леса Европейского Севера, изделий легкой промышленности Центрального района. По ним вывозятся хлебные грузы, продовольствие. Магистральные трубо73
проводы передают с Востока и Севера газ и нефть. Транспортный
баланс Центрально-Черноземного региона отрицательный: за
счет поставок топлива ввоз по весу превышает вывоз. Большое
значение имеют транзитные перевозки грузов и пассажиров на
направлении Центр – Юг.
Становление различных организационных форм в Центрально-Черноземном регионе проходит довольно активно. Доля
района по числу приватизированных предприятий и объектов
сравнялась с долей по валовому региональному продукту. Почти
половина занятых в экономике трудится в частном секторе – это
– самый «частнособственный» регион. Что касается работников
государственного и муниципального сектора (37%), то их относительно почти столько же, сколько в стране. В аграрном секторе
самый большой удельный вес сельскохозяйственных предприятий (50%) при незначительном количестве фермеров (12,2%).
На территории региона находится около 5% всех российских кредитных учреждений (с филиалами). Примерно столько
же привлекается ими денежных ресурсов, хотя выдается кредитов
мало. Денежных ресурсов не хватает, прибыль в расчете на 1 жителя составляет только 82% к общероссийской.
Уровень рентабельности ранее превосходил российский, затем стал уступать и доля убыточных предприятий стала выше
средней. Удельный вес Центрально-Черноземного региона по поступлению налогов невысок, а их душевой объем – 55% общероссийского – почти самый низкий. Хотя бюджетная обеспеченность достаточно благополучная: высокая и выше средней она
у Липецкой, Белгородской и Курской областей, средняя – Воронежской и только у Тамбовской – ниже средней. Доля в российских инвестициях относительно доли по населению один из
самых низких в стране.
Предпринимательский климат благоприятный: 4 региона из
5 (80%) входят в группы его высокой (Белгородская область),
выше средней (Липецкая) и средней (Курская, Воронежская)
привлекательности.
Современное экономическое положение региона далеко не
блестящее. По производству валового регионального продукта на
душу населения (70%) оставляет желать лучшего, даже в относительно лучших областях – Белгородской, Курской, Липецкой
74
(металлургия, химическая, пищевая отрасли и др.) показатель не
превышает 78-80% от уровня РФ. В Центрально– Черноземном
регионе нет слаборазвитых областей, а остро депрессивной является одна только Тамбовская область
Уровень промышленного производства в регионе – средний,
сельскохозяйственного – высокий. Относительно благоприятнее
была здесь и кризисная динамика. АПК был подорван вытеснением местной сахарной свеклы на перерабатывающих предприятиях более дешевой украинской, а также лишением привозных
кормов крупных животноводческих комплексов.
Душевые денежные доходы не поднимаются здесь выше
77% общероссийских. По отношению к прожиточному минимуму
Липецкая область является более благополучной, затем идет Белгородская область. Хотя уровень общей безработицы везде ниже,
чем в среднем по стране и приближается к нему лишь в Тамбовской области как наименее благополучной.
В целом социальное положение в отдельных регионах определяется экономическими показателями. Социальная стабильность и относительно удовлетворительное благосостояние даже
при низких доходах поддерживаются дешевизной местного продовольственного рынка (стоимость минимального продовольственного набора на 25% дешевле, чем в Москве).
Перспективы хозяйства региона связаны с традиционными
направлениями его специализации.
Сегодня главные «полюса» роста в Центральном Черноземье -железорудная и металлургическая отрасли, являющиеся основной сферой формирования новых рабочих мест, финансовых
капиталов, налоговых платежей и инвестиций.
Программа модернизации металлургического комплекса
должна предусматривать уменьшение его нагрузки на экологию,
топливный и водный балансы региона.
Важны проблемы возрождения специализации Центрального Черноземья на машиностроении и укрепления ее на химической промышленности.
В аграрном секторе предстоит увеличить инвестирование в
сельскохозяйственные производственные и перерабатывающие
отрасли; расширить мощности сахарной промышленности с тем,
чтобы преодолеть конкуренцию украинского сахара; усилить сеть
75
торгово-сбытовых предприятий, способных эффективно конкурировать на российском рынке. При этом необходимо поддержание на должном уровне качества плодородных сельскохозяйственных земель.
Одним из основополагающих аспектов региона является изучение природных ресурсов, выявление экономической эффективности их территориального сочетания и рационального, сбалансированного использования в социально-экономическом комплексе.
В связи с этим еще в 50–60-е гг. в число важнейших региональных задач включились [175]
- исследование структуры, состава, масштабов экономической эффективности использования природных ресурсов на территории отдельных регионов как естественной основы формирования региональных социально-экономических комплексов;
- изучение территориальных сочетаний природных ресурсов и перспектив их хозяйственного освоения в целях комплексного развития общественного производства в регионах и выявление наиболее эффективных схем освоения и использования природных ресурсов;
- экономическая оценка природных ресурсов и их территориальных сочетаний в России и в отдельных регионах;
- прогнозирование тенденций размещения и хозяйственного
использования ресурсов в соответствии с достижениями научнотехнического прогресса.
Рассмотрим ряд понятий, характеризующих окружающую
среду и использование природных ресурсов [131, 148, 158].
Окружающая природная среда – cистема природных компонентов, оказывающих влияние на качество жизни, условия жизнедеятельности и состояние здоровья человека.
Природные ресурсы региона – составная часть природного
объекта, обладающая полезными для человека качествами; это
естественные образования, созданные природой на территории
региона без участия хозяйственной деятельности человека.
Природопользование – взаимоотношение человека с природной средой в процессе его хозяйственной и социально-культурной деятельности. Это рациональное и сбалансированное исполь76
зование природных ресурсов, а также вовлечение территориальных комплексов природной среды и их ресурсов в процесс общественного производства.
Экологизация региональной экономики – это совокупность
управленческих, организационных, технологических, финансовоэкономических и других мероприятий, разрабатываемых в регионе, направленных на снижение влияния нагрузки на окружающую природную среду предприятиями при сохранении целей
производства (получения прибыли при достаточных темпах развития экономики региона), обеспечивающих развитие социальноэкономического комплекса.
Природно-ресурсный потенциал региона – это часть системы
природных ресурсов, которые при данном уровне экономического и технического развития общества и территории могут быть
использованы в хозяйственной и иной деятельности человека.
Количество, качество и сочетание природных ресурсов определяют природно-ресурсный потенциал территории.
Наличие природных ресурсов воздействует на формирование территориальной структуры хозяйства; влияет на отраслевую
специализацию региона; количество, качество и эффективность
использования природных ресурсов сказываются на темпах регионального социально-экономического развития; способствуют
повышению роли региона на общероссийском товарном рынке.
При расчете минерально-сырьевого потенциала региона берут балансовые запасы промышленных категорий.
Оценивая водный потенциал региона, изучают три составляющие: водоснабженческую, гидроэнергетическую и рыбохозяйственную.
При оценке лесного потенциала региона учитывают древесный потенциал и охотничье промысловый.
Растениеводческий потенциал региона определяют на основе
запасов гумуса в почве, мощности гумусового горизонта и по содержанию белка в основной продукции сельскохозяйственных
культур.
При оценке рекреационного потенциала региона учитывают
ожидаемую прибыль от использования рекреационных ресурсов.
При этом принимаются во внимание и такие компоненты, как
рекреационная емкость территории, отражающая разнообразие и
77
ценность ландшафта, степень воздействия окружающей среды на
отдых и лечение человека [185].
Рациональное и сбалансированное использование природных
ресурсов требует их учета, который осуществляется путем составления кадастров по их основным видам.
Кадастр – это свод количественных, организационных, качественных, экономических и экологических показателей природного ресурса. Данные кадастров лежат в основе планирования
использования ресурсов, их экономической оценки, ценообразования, определения экономического и экологического ущерба,
наносимого окружающей среде, а также системы мер по их воспроизводству и восстановлению. Кадастр подразделяется на земельный, водный, лесной, кадастр месторождений минеральных
ресурсов.
В 90-е гг. начал проводиться эксперимент по совершенствованию социально-экономической оценки и учета природноресурсного потенциала. Основой этого эксперимента являлось
формирование комплексных территориальных кадастров природных ресурсов, создание информационной базы для принятия экономически обоснованных управленческих решений в области
природопользования с учетом приоритетов социальноэкономического развития регионов.
Планировалось ввести систему показателей и разработать
структуру баз данных по основным видам природных ресурсов в
составе комплексного территориального кадастра, а также ведомости для совершенствования учета природных ресурсов и налогообложения в сфере природопользования [228].
По экономической классификации природные ресурсы делят
на две группы:
- ресурсы материального производства, используемые в
промышленности и сельском хозяйстве (металлы, почвенные,
промысловые и др);
- ресурсы непроизводственной сферы (питьевая вода, рекреационные ресурсы и др. [176. С. 46].
Природные ресурсы также можно разделить и по другим
принципам (исчерпаемости, местоположения, происхождения и
т.д.).
78
Территориальное сочетание естественных ресурсов представляет собой пространственное сочетание естественных ресурсов внутри региона (субъектов федерации), которые при определенном уровне производительных сил могут служить природной
базой для развития хозяйства районов, узлов и других производственных группировок.
Сочетание природных ресурсов характерно для любого региона. Элементы природной среды в целом однородны: земля,
водные и лесные ресурсы, топливно-энергетические, совокупность природных условий – рельеф, климат и т. д., но совершенно
одинакового сочетания природных ресурсов в территориальном
разрезе не существует.
Исследование природного комплекса региона может идти как
по линии изучения отдельного компонента природных ресурсов
(частное), так и всего природного комплекса (общее).
Изучение и анализ природных ресурсов, выявление экономической эффективности их территориального сочетания и рационального, сбалансированного использования в хозяйстве – одна
из главных задач регионов, которую можно разделить:
– изучение структуры и состава, соотношения, экономической эффективности использования природных ресурсов на территории отдельных регионов как необходимой основы формирования региональных хозяйственных комплексов различного ранга
в регионах;
– исследование территориальных сочетаний природных ресурсов и перспектив их хозяйственного освоения и развития в целях системного развития общественного производства в регионах
и выявления наиболее эффективных схем освоения и использования природных ресурсов;
– экономическая оценка природных ресурсов и их соотношений в отдельных регионах;
– прогнозирование тенденций размещения и хозяйственного
использования ресурсов в соответствии с достижениями научно –
технического прогресса и современных научных достижений.
Все эти направления напрямую влияют на формирование
экономики регионов, а также межрегиональных производственных связей.
79
Природоохранное законодательство опирается в первую очередь на Конституцию РФ, в которой целый ряд статей закрепляют те или иные положения по охране окружающей среды [1, статьи 9, 36, 41,42, 58,71,72].
Так, статья 42 закрепляет право каждого на благоприятную
окружающую среду, достоверную информацию о eе состоянии,
на возмещение yщерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением; статья 9 закрепляет положение об использовании и охране земли и других природных
ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории [1].
Отметим статью 72, в которой к совместному ведению РФ и
субъектов РФ отнесены следующие вопросы: владения, пользования и распоряжения землей, недрами, полными и другими природными ресурсами, природопользования, охраны окружающей
среды и обеспечения экологической безопасности; особо охраняемых природных территорий; земельного, водного, лесного законодательства, законодательства о недрах, об охране окружающей среды.
По вопросам рационального природопользования и экологической безопасности принято множество различных законодательных и нормативных актов, затрагивающих многие стороны
взаимоотношения общества и окружающей природной среды.
Назовем лишь некоторые из них:
Закон РСФСР «О плате за землю» от 11.10.1991 г. и федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон
РСФСР «О плате за землю» от 08.07.1994; закон РСФСР «Об охране окружающей природной среды» от 19.12.1991 г.; федеральный закон РФ от 23.11.1995г. «Об экологической экспертизе»;
федеральный закон РФ от 10.01.1996г. «О мелиорации земель»;
федеральная целевая программа «Леса России» на 1997– 2000 гг.
от 26.09.1997г.; «Лесной кодекс Российской Федерации», «Воздушный кодекс Российской Федерации»; федеральный закон «Об
особо охраняемых природных территориях» от 15.02.1995 г., федеральный закон «О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения» от
16.06.1998 г., Постановление Правительства РФ от 6.03 1998 г. о
концепции федеральной целевой программы «Обеспечение насе80
ления России питьевой водой; Правительство РФ одобрило «Национальный план действий по охране окружающей среды Российской Федерации на 1999-2001 годы»,
Анализируя различные программы и концепции, необходимо
обратить внимание на «Концепцию перехода Российской Федерации к устойчивому развитию», принятую в июне 1995 г. Всероссийским съездом по охране природы и утвержденную Президентом РФ 1 апреля 1996 г.
В концепции особое место отведено региональному фактору:
«Переход к устойчивому развитию Российской Федерации в целом возможен только в том случае, если будет обеспечено устойчивое развитие всех ее регионов». Концепция предполагает формирование эффективной пространственной структуры экономики
России при соблюдении баланса интересов всех и каждого субъекта РФ, разработку и реализацию программ перехода к устойчивому и сбалансированному развитию каждого региона.
Составные части концепции:
создание регионального хозяйственного механизма,
регулирующего социально-экономическое развитие, в том числе
природопользование и воздействие человека на окружающую
среду;
выполнение природоохранных мероприятий на селитебных и незастроенных территориях городов, населенных пунктов и в пригородных зонах, включая их санитарную очистку, мелиорацию и рекультивацию земель, озеленение и благоустройство;
развитие сельскохозяйственного производства на основе экологически прогрессивных агротехнологий, адаптированных к местным условиям, реализацию мер по сохранению и повышению плодородия почв и их охране от эрозии и загрязнения,
а также создание механизма социальной защиты сельского хозяйства;
изменение промышленности региона системы с учетом
хозяйственной емкости локальной экосистемы.
Основой для разработки региональных программ перехода к
устойчивому и сбалансированному развитию должны служить
программные и прогнозные документы федерального уровня.
81
Особое место решения этих проблемам отведено в «Концепции национальной безопасности Российской Федерации», утвержденной Указом Президента РФ в конце 1997 г.
«Важнейшим условием реализации национальных интересов,
– подчеркивается в «Концепции...», – является переход экономики к модели устойчивого развития с определенным уровнем государственного регулирования экономических процессов, гарантирующего стабильное функционирование и развитие многоукладной экономики и обеспечивающего сбалансированное решение социально-экономических задач, проблем сохранения окружающей среды в целях удовлетворения потребностей нынешнего
и будущего поколений».
К числу приоритетных направлений обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в экологической сфере
относятся [108]:
борьба с загрязнением природной среды за счет повышения степени безопасности технологий, связанных с захоронением и утилизацией токсичных промышленных и бытовых отходов;
борьба с радиоактивным загрязнением;
создание экологически чистых технологий;
рациональное и эффективное использование природных ресурсов;
осуществление стабильного финансирования экологических и природоохранных программ за счет бюджетов всех
уровней, в том числе и регионального;
разработка и принятие законодательных актов, обеспечивающих юридические основы экологической безопасности,
организационно-административные меры, направленные на совершенствование управления природе охранной деятельностью в
стране, проведение экологической экспертизы всех программ и
проектов, разработанных на федеральном и региональном уровнях.
Экономический механизм охраны природы предусматривает
около десятка основных элементов [67]:
82
обязательность учета и социально-экономической
оценки природных ресурсов государственными (в том числе и
peгиональными) органами статистики и природопользования;
система планирования, финансирования и материально – тexнического обеспечения экологических программ и мероприятий по охране окружающей природной среды;
механизм договоров и лицензий на комплексное природопользование;
система экологических ограничений по регионам, устанавливаемая предприятиям – природопользователям по предельным объемам использования (изъятия) природных ресурсов,
выбросов, сбросов загрязненных веществ, по размещению отходов производства;
платность использования природных ресурсов;
создание систем внебюджетных государственных экологических фондов: федеральных, региональных, муниципальных;
общественные фонды охраны окружающей природной
среды, образованные за счет средств населения, добровольных
взносов и пожертвований общественных объединений;
система экологического страхования;
механизм стимулирования охраны окружающей природной среды и др.
Особо стоит остановиться на обеспечении экологической
безопасности регионов, определенной «Основными положениями
региональной политики в Российской Федерации».
Как указывается в этом документе, основными направлениями региональной политики выступают:
экологически обоснованное размещение производительных сил;
экологически безопасное развитие промышленности,
сельского хозяйства, энергетики, транспорта и коммунального
хозяйства;
рациональное использование природных ресурсов;
предупреждение возникновения противоречий в экологически неблагоприятных регионах РФ между развитием производительных сил и сохранением экологического равновесия;
83
предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций;
обеспечение естественного pазвития экосистем, сохранение и вocстановление уникальных природных комплексов при
решении территориальных проблем;
совершенствование управления в области охраны
окpужающей среды и природопользования.
Использование природных ресурсов, охрана и воспроизводство окружающей природной среды являются глобальной и народно-хозяйственной системой. И в то же время носят ярко выраженный региональный характер, так как ресурсы и экосистемы
каждого региона относительно отделены во временнопространственном отношении от других регионов, а также эффект и ущерб, вызванный хозяйственной деятельностью, проявляются в первую очередь на каждой конкретной территории.
Количественные и качественные характеристики общественного производства, использование природно-ресурсного потенциала, размещение производительных сил в значительной степени обусловлены спецификой региона.
«Поэтому, – подчеркивает один из специалистов по экономическим проблемам природопользования М. Гузев, – формирование хозяйственного механизма экоразвития предполагает его регионализацию, что означает переход к такой модели социальноэкономического развития, которая учитывает экологическую и
иную специфику региона, обеспечивает в нем равновесие между
экономикой и экологией, устойчивое экономическое, экологическое и социальное развитие» [72, с. 165-166].
Безусловно, каждый регион в РФ имеет свой типовой состав
природных ресурсов и свою специфику естественной среды обитания, и поэтому «не может быть универсального для всех регионов экологизированного хозяйственного механизма»...
У каждого региона присутствуют отличительные особенности, характерные черты, присущие только тому или иному субъекту Российской Федерации, но оптимизация природных ресурсов напрямую связана с уровнем экономического развития региона. Отдельные составные элементы природопользования в ре-
84
гионах могут рассматриваться как специфические экологоэкономические задачи:
– оптимизация использования земельных, водных, лесных,
рекреационных, минеральных ресурсов;
– определение допустимых техногенных или антропогенных
нагрузок на природные экосистемы;
– улучшение качественных показателей состояния окружающей природной среды;
–
корректировка
путей
и
методов
социальноэкономического развития хозяйства [171, с 96].
И в этой связи важное значение приобретает экологическая
емкость территории, т.е. ее способность выдержать совокупную
нагрузку размещенных на ней хозяйственных объектов, сохранив
при этом присущие ей социально-экономические и социальноэкологические функции. К сожалению, этот фактор пока еще недостаточно учитывается в размещении и территориальной организации общественного производства, что уже неоднократно
приводило и, вероятно, еще не раз приведет в будущем к нежелательным последствиям как экономического, так и экологического
характера [173. С. 11].
Важное значение для объективной характеристики экологической ситуации на территории того или иного региона имеет
комплексный, многокомпонентный подход, учет целого ряда
факторов. Так как оценки экологического состояния региона
трудно осуществлять на практике, определение таких механизмов, как нормативы платежей за использование природных ресурсов, ставки штрафных санкций за сверхнормативное загрязнение окружающей природной среды, квоты на природные ресурсы
и выбросы, экологическая экспертиза и аудит, планирование и
прогнозирование эколого-экономического развития региона.
Основные критерии:
уровень социально-экономического развития региона;
состояние природно-ресурсного потенциала, анализ
его качества;
состояние здоровья населения;
динамика рождаемости и смертности;
анализ демографической ситуации;
85
анализ выбросов загрязняющих веществ, их объема,
концентрации, вредности и динамики, захоронений вредных веществ;
сравнительный анализ с контрольной территорией;
анализ технико-технологической специфики и состояния производственного потенциала;
стоимостная оценка совокупного ущерба, нанесенного
окружающей природной среде [72. С.168].
На этапе формирования рыночных отношении из-за стремления к быстрому коммерческому успеху возникает опасность
нерационального использования природных ресурсов. И решить
эти проблемы «невозможно в рамках региона, страны, отдельных
национальных интересов. Они могут быть решены только коллективно, на основе современных научных представлений» [72].
2.2. Ресурсы сельскохозяйственного
производства региона и их
природно-климатические особенности
В современном мире сельское хозяйство следует рассматривать как отрасль природопользования, где система взаимоотношений человека с природой в процессе его производственной
деятельности должна обеспечивать условия для сохранения и
воспроизводства природно-ресурсного потенциала как всеобщей
основы жизнедеятельности. В этой связи необходимо изучать не
просто почву, а всю нераздельную Природу конкретной территории. И от того насколько интересы производства согласуются с
законами развития экосистемы сельскохозяйственного производства и территории, зависит результат производства.
Для сельскохозяйственного производства, как и любой отрасли природопользования, необходим определенный комплекс
ресурсов. По определению Н.Ф. Реймерса, ресурсы – это "любые
источники и предпосылки получения необходимых людям материальных и духовных благ, которые можно реализовать при существующих технологиях и социально-экономических отношениях.
Ресурсы принято делить на три основные группы: материальные,
трудовые, в том числе интеллектуальные, и природные (естест86
венные)" [177. С.451]. Этот производственный комплекс агроресурсов включает: природные (земля с ее почвенными и природными условиями), материально-технические (производственные
фонды) и трудовые ресурсы (люди и их труд).
Таким образом, эффективность любого сельскохозяйственного производства зависит от наличия и качественного состояния
всей совокупности агроресурсов. Потенциал ресурсов и его структура, рациональное и сбалансированное использование и воспроизводство являются обязательными условиями ведения расширенного производства. Оптимальное соотношение ресурсов обеспечивает
устойчивое функционирование сельскохозяйственного производства как важнейшей отрасли природопользования.
Землеустройство занимает особое место в обеспечении рационального использования агроресурсов в процессе сельскохозяйственного производства. В литературе, касающейся землеустройства сельскохозяйственных предприятий, основное внимание
уделялось естественному потенциалу природных ресурсов в отрыве от трудовых и материальных. Анализ современного состояния экономики показал, что для преодоления аграрного кризиса
необходим системный, комплексный ландшафтно-экологический
подход, позволяющий создать оптимальные условия для ведения
адаптивного земледелия. В своих работах академик С.А. Удачин
подчеркивал важность оптимального решения вопросов организации рабочей силы, средств производства и территории. Он пишет: "В процессе производства любого предприятия рабочая сила
и средства производства находятся в форме определенной организации и размещения. Организация средств производства и рабочей силы в сельском хозяйстве связана с большим пространством обрабатываемых земельных массивов. Всякого рода изменения в организации средств и рабочей силы неизбежно обуславливают внесение изменений в организацию территории…. Организация же последних должна проводиться с учетом свойств земли
как основного средства сельскохозяйственного производства"
[90. С.25].
Все ресурсы сельского хозяйства оказывают влияние на результаты производства. Значение любой из составляющих агроресурсного потенциала важно правильно оценить. Материально87
техническая база любого процесса производства находится в органической взаимосвязи с трудовыми ресурсами. Эта группа ресурсов наиболее динамичная, прежде всего в плане сознательного
регулирования, взаимозаменяемости и воспроизводства. Материальные и трудовые ресурсы проще поддаются целенаправленному
формированию. Материальные ресурсы включают как основные
фонды (производственные здания, сооружения.), так и оборотные
средства (удобрения, семена), а также денежные средства.
Ресурсы можно оценить через систему относительных показателей, таких как: стоимость основных фондов, приходящихся
на 1 га сельскохозяйственных угодий, стоимость основных фондов растениеводства, приходящихся на 1 га пашни, стоимость основных фондов животноводства, приходящихся на 1 голову КРС
и др. Трудовые ресурсы характеризуются количеством и качеством работников, занятых в отраслях сельскохозяйственного производства, и характеризуются через площадь сельскохозяйственных земель, поголовье животных, приходящееся на одного работающего, затраты труда на производство продукции и т.д.
С природными ресурсами дело обстоит значительно сложнее.
В сельском хозяйстве функционирует не просто земля с ее почвами, а сложная экосистема агроландшафта, т.е. природа, преобразованная человеком для ведения сельскохозяйственного производства. Агроэкосистема – это живой многокомпонентный природный
организм системы земледелия, где все взаимосвязано и взаимообусловлено, где от изменения одного из компонентов системы зависит состояние всего производства. Использование агроэкосистемы
в сельскохозяйственном производстве приводит к изменению экологических взаимосвязей между компонентами природы. Представляя основу сельского хозяйства, природные ресурсы формируют условия труда, предопределяют результат производства [71]. В
свою очередь, производство оказывает обратное влияние на состояние природных ресурсов и определяет состояние агросреды
экосистемы и ее устойчивость. Функционирование агроресурсов, а
также возможные их экономические и экологические последствия
наглядно представлены на рисунке 2.2.
Фактически складывающиеся экономические и экологические последствия производства определяют необходимость фор88
мирования управляющей системы, дополнительных мероприятий
по улучшению и стабилизации процесса природопользования.
Предшествующая история природопользования наглядно доказала, что измененная человеком природа оказывает на него обратное воздействие и часто отрицательное. Исторические особенности этого периода развития сельскохозяйственного производства выдвинули решение экономических проблем на первое
место, а экологические – постоянно отодвигались на второй план.
(живой
конкретный
труд)
(производственные
фонды)
почва
вода
животный
мир
растительный мир
воздух
Последствия природопользования
Экономические
Экономический рост
Стабильность экономики
Экономический спад
Экологические
Благоприятное развитие агросреды
Равновесие агросреды
Неустойчивая агросреда
Среда жизнедеятельности человека
Рис. 2.2. Ресурсы сельскохозяйственного производства.
89
Экология природных ресурсов, а также причины ее нарушения в процессе производственной деятельности раскрыты в
работе Ф. Энгельса [230]. Он подчеркивал, что поколения людей сознательно или несознательно стремились передать своим
последующим поколениям природу, превращенную в вечное
богатство, но ориентировались при этом лишь на эффект труда,
как источник богатства, забывая, что труд является таким источником только совместно с природой.
Сельскохозяйственное природопользование может быть
успешным при осознании необходимости экологических ограничений, об этом говорил Н.Ф. Реймерс [178. С.325-326].
Дополнительные вложения в сельскохозяйственное производство, без соответствующих экологических лимитов на создание условий для воспроизводства природных ресурсов могут
стать разрушительными для всей системы природопользования.
В процессе производства сельскохозяйственной продукции возможна определенная взаимозаменяемость агроресурсов, но
только при определенных условиях и до допустимых пределов.
Превышение этих пределов уже не приносит желаемого эффекта
и отрицательно сказывается на эффективности производства,
потенциале агроресурсов, состоянии агросреды. Совершенствование территориальной организации сельскохозяйственного
производства влияет на соотношение используемых ресурсов.
Предшествующий период часто характеризовался замещением
капиталом трудовых и земельных ресурсов. Осваивались новые
промышленные методы производства, увеличивался технический парк, увеличивалось использование современных удобрений и средств защиты.
По данным Н.М. Андреевой от всех ресурсов, используемых в сельском хозяйстве США, к началу 80-х годов доля капитала возросла до 43% против 25% в 1950 году, а трудовых, наоборот, снижалась с 40 до 14% [27]. Необходимо помнить о том,
что "существуют максимальные пределы заменяемости факторов, за которыми сохранить прежний объем производства сельскохозяйственной продукции не удается" [45. С.13].
Агроресурсный потенциал сельскохозяйственного предприятия – это возможность обеспечить необходимое производство
90
определенной сельскохозяйственной продукции. Соотношение ресурсов непосредственно напрямую влияет на уровень развития
производства. Проблема рационального и эффективного использования ресурсов сельскохозяйственного производства имеет обширную историю. Она многогранна и многопланова, и привлекает
к себе ученых разных специальностей [109, 121, 136].
Исследуя исторические этапы развития сельскохозяйственного производства, следует, обратить особое внимание на
экологический аспект природных ресурсов, используемых в
процессе производства. Изучая вопросы организации крестьянских хозяйств в переходный период смены форм производства
конца XIX начала XX века, А.В. Чаянов цитирует А.П. Людоговского: "Всякое сельскохозяйственное предприятие в организационном отношении характеризуется его системой, под которой следует понимать род и способ соединения количественно
и качественно земли, труда и капитала. При этом под "землей"
следует подразумевать не столько землю как таковую, сколько
поверхность, на которую падают солнечные лучи: вот это – та
поверхность, заливаемая солнечным энергией и соприкасающаяся с воздухом, и есть, в сущности говоря, основа земледельческого производства" [217. С.337].
От природного потенциала территории зависит эффективность земледелия и количество получаемой продукции. В настоящее время он серьезно подорван вследствие деградации агроландшафтов, прежде всего из-за развития эрозионных процессов, снижения качества плодородия почв, уменьшения доли
средостабилизирующих угодий и, как следствие, снижении
экологической устойчивости агросреды. Влияние негативных
процессов в настоящее время значительно, поэтому для получения прежнего количества продукции требуется значительно
больше капиталовложений.
В результате ландшафтно-экологического землеустройства
сельскохозяйственных предприятий создается крепкая и надежная организационно-территориальная основа для ведения всех
отраслей сельскохозяйственного производства. Важной чертой
многих землеустроительных мероприятий является то, что для
их осуществления не требуется значительных капитальных за91
трат. Это такие мероприятия, как совершенствование организационно-хозяйственной инфраструктуры, оптимизация структуры угодий агроландшафта, формирование адаптивной структуры посевных площадей и дифференцированных севооборотов,
системы противоэрозионной организации и устройство склонов
с учетом особенностей рельефа и другие, которые дают значительный эколого-экономический эффект.
Оптимизация всех агроресурсов сельскохозяйственного производства (природных, материальных и трудовых) на базе экологически устойчивых агроландшафтов с адаптивными системами
ведения хозяйства даст возможность эффективно вести сельскохозяйственное природопользование. Для этого необходимо совершенствование содержания землеустройства сельскохозяйственных предприятий в свете новых требований земельной реформы и экологии природопользования.
Сельскохозяйственная территория – это система взаимосвязи
и органического единства земельного пространства или, другими
словами, агроландшафта и его внутреннего содержания, представленной экосистемой. Ученый Ганс Рихтер отмечает: "Природными
ресурсами считаются субстанции, которые возобновляются с помощью природных процессов (вода, воздух) или не возобновляются (полезные ископаемые), и природные компоненты, представляющие интерес для использования, то есть территории, которые
составляют природно-пространственную структуру региона…, при
этом…разнообразие природных особенностей часто затрудняет их
оценку как ресурсов и усложняет управление, планирование и экономическое стимулирование мероприятий по их использованию и
воспроизводству…. Из-за своей связи с природным пространством
и природными комплексами природные ресурсы, относящиеся к
категории "природные процессы", представляют особую форму
производительных сил природы" [179. С.88-89]. Когда мы анализируем понятие – природа и ее ресурсы, то четко осознаем, что природа, состояние ее ресурсов давно изменено, и речь не может идти
о возврате к прошлому, поэтому, по мнению авторов, необходима
осознанная система мер по территориальной организации сельскохозяйственного природопользования, которая позволит сформировать производство при бережном использовании потенциала природы.
92
Исследуемая территория Центрально-Черноземного региона
куда входят Воронежская, Курская, Белгородская, Липецкая и
Тамбовская области расположена в западной части Российской
Федерации. Рельеф территории расположения исследуемой зоны
определяют Среднерусская и Калачская возвышенности и ОкскоДонская низменность. Характерной особенностью возвышенных
равнин является то, что они изрезаны оврагами, где густота овражно-балочной сети достигает 1,1 – 1,3 км/км2. Отметки абсолютных высот составляют 200 – 250 м. Наименее расчленена Окско-Донская низменность: 0,6 – 0,8 км/км2 с отметки высот 150 –
180 м.
Рельефообразующими породами на северо-западе являются
верхнедевонские известняки, выходящие на поверхность по
склонам долин рек и балок. Водоразделы сформированы из юрских и верхнемеловых песков и глин, покровных суглинков и
имеют незначительную мощность. Балочная сеть сформирована
известняками.
Строение центральной части Среднерусской возвышенности
определяют сеноманские, альбские и аптские пески и глины, залегающие отложения юрского возраста. В рельефе южной части
Центрально-Черноземного региона значительную роль играют
меловые породы, обнажающиеся на склонах балок и долин, а водоразделы сложены пестроцветными песками и глинами палеогена. На Калачской возвышенности распространение получили не только меловые породы, но пески и глины каменноугольного возраста и средне-верхнедевонские песчаники. Что касается
сложения Окско-Донской низменности, то следует отметить ее
покрытость мощным чехлом ледниковых суглинков, где вдоль
западной ее границы прослеживается полоса песчаных террас
Дона и г. Воронежа [202, 203].
Особенностями Воронежской области является то, что она
расположена почти в центре Русской равнины, где сходятся с запада Среднерусская возвышенность, с востока – Окско-Донская
низменность, а с юго-востока – Калачская возвышенность. Площадь области составляет 52,2 тыс. км2, она простирается с севера на юг на 352,0 км, а с запада на восток – на 277,5 км. Река
Дон подразделяет область на две неравнозначные части. Правобережье представлено восточной окраиной Среднерусской воз93
вышенности с волнистым рельефом, расчлененным балками,
реками и оврагами. Левобережье делится на более возвышенную юго-восточную часть, представленную Калачской возвышенностью, и северо-восточную часть, расположенную на Окско-Донской низменности.
Рельеф области ярко выражен. Он состоит из двух неравных частей: Среднерусской возвышенности на правобережье
Дона и Калачской – в междуречье Дона и Хопра, а также части
Окско-Донской низменности. Перепад высот в пределах области составляет 200 м. Наивысшая точка с отметкой 260 м над
уровнем моря находится в Нижнедевицком районе на границе с
Курской областью, а самая низкая – около 60 м соответствует
уровню р. Дон на крайнем юго-востоке области. Протяженность
овражно-балочной сети в среднем составляет 0,8 км на 100 га
площади, при колебаниях от 0,4 в центральной до 1,3 км/км2 на
территории юго-западной микрозоны. Значительная часть оврагов возникла в последнее столетие. Некоторые из них имеют
глубину до 20 м.
Наибольшее количество оврагов приходится на юг области. На склонах правобережья р. Дон широко распространены
оползневые процессы. Рельеф представляет собой совокупность
очертаний земной поверхности и предопределяет ход агроклиматических процессов, что, в свою очередь определяет пищевой,
водный, воздушный и тепловой режимы в агроэкосистемах. Особенности рельефа земной поверхности Воронежской области определили современный облик ландшафтов и их структуру.
С учетом совокупности природных особенностей в Воронежской области выделены микрозоны в разрезе природносельскохозяйственных зон. Лесостепная зона включает три микрозоны. Северо-западная микрозона приурочена к лесостепной
части Среднерусской возвышенности, центральная и восточная
находятся в районе Окско-Донской низменности. Две микрозоны выделены в степной зоне области: юго-западная микрозона
расположена в степной части Среднерусской возвышенности, а
юго-восточная – на Калачской возвышенности.
Что касается Центрально-Черноземного региона, то в целом он располагает благоприятными условиями для ведения
высокопродуктивного сельскохозяйственного производства.
94
Основными условиями являются: обеспеченность земельными
угодьями, состав и качество почв, тепловой режим, осадки,
размеры земельных и пахотных массивов, лесистость и другие.
Все эти условия имеют значительную дифференциацию по
природным зонам и микрозонам области. Именно эта дифференциация определила необходимость изучения агроресурсов
области с учетом территориальных особенностей.
Климат Центрально-Черноземного региона умеренно континентальный. Осадков выпадает значительно больше в северозападной части региона – 750 мм, на юго-востоке – 630 мм, при
этом среднегодовая температура ниже в северо-западной части
территории + 4,5° и выше +7° – на юго-востоке. В целом стали
учащаться значительные отклонения количества осадков от средней нормы, что впоследствии приводит к засухам.
В Воронежской области, теплый период, с положительной
среднесуточной температурой, длится от 220 дней на севере до
237 дней на юге области, что определяет большие термические
ресурсы. Так, продолжительность периода с температурой выше 10°С соответственно составляет 146-161 день. Сумма температур выше 10°С колеблется от 2500°С на севере до 2700°С
на юге (табл. 2.3).
Годовое количество осадков распределяется во времени
неравномерно. Порядка 30-35% стока, что составляет 130-190
мм, приходится на холодный период и 65-70%, или 300-400 мм
выпадает в теплый период года.
Данные таблицы 2.3 свидетельствуют о различиях в агроклиматических режимах на территории области. Вся совокупность природно-климатических условий и зональных особенностей определила ландшафтный облик области и ее естественный природный потенциал.
Климат оказывает существенное и непосредственное влияние
на формирование почвенного профиля региона, определяя все
протекающие в почве биохимические и физико-химические процессы. Наличие сухих периодов времени, значительное промерзание почвы, незначительное увлажнение почвенного покрова
способствуют частичной консервации органического вещества,
гумификации и, как результат, образованию плодородных черноземов, расположенных в регионе.
95
Таблица 2.3. Агроклиматические особенности лесостепной
и степной зон Воронежской области
Лесостепная зона
Показатели
Степная
зона
Среднегодовая температура воздуха,°С
+ 4,7 – 5,6 + 5,8 – 6,4
Среднемесячная температура воздуха в
– 9,5 –
– 8,6 – 9,2
январе, °С
10,2
Дата установления снежного покрова
5 – 10.12 13 – 15.12
Дата схода снежного покрова
2 – 5.04
25 – 27.03
Безморозный период, дата наступления
3 – 4.05
26 – 28.04
Безморозный период, дата окончания
1 – 3.10
5 – 6.10
Продолжительность безморозного пе150 – 155 160 – 165
риода, дней
Среднемесячная температура воздуха в
+19,8–20,7 +21,0– 21,8
июле, °С
Дата наступления среднесуточной тем11 – 15.04 8 – 11.04
пературы 5°С
Дата окончания среднесуточной темпе17 – 19.10 21 – 23.10
ратуры 5°С
Продолжительность периода с t>5°С,
184 – 190 191 – 197
дней
Дата наступления среднесуточной тем25 – 28.04 25 – 26.04
пературы 10°С
Дата окончания среднесуточной темпе26 – 28.10 25 – 26.10
ратуры 10°С
Продолжительность периода с t>10°С, дней 150 – 155
156 – 160
Сумма среднесуточных температур за
2700–3100 3100–3200
период >5°С
Сумма среднесуточных температур за
2400–2600 2600–2800
период >10°С
Среднегодовая сумма выпадающих осад500 – 600 450 – 500
ков, мм
Сумма осадков за вегетационный пери310
215
од, мм
Суммарная солнечная радиация (ФАР),
89
96
ккал/см2
Годовое число часов солнечного стоя1740
1950
ния, час/год
ГТК по Г.Т. Селянинову
1,1
0,9
Примечание. Таблица составлена с использованием данных [21].
96
Совокупная территория региона относится к Среднерусской
лесостепной провинции выщелоченных, оподзоленных и типичных черноземов, серых лесостепных почв и Среднерусской степной провинции обыкновенных и южных черноземов. Основными
компонентами почвенного покрова являются черноземы оподзоленные, типичные, выщелоченные, обыкновенные и южные, лугово-черноземные и луговые почвы, серые лесостепные почвы,
солонцеватые и осолоделые почвы, пойменные луговые и пойменно-лесные почвы.
В каждой области размещение почвенного покрова особенно
и подчинено географическим закономерностям регионального
характера, который зависит от вертикальной дифференциации
почв и эродированности, эрозионной опасности почв, неоднородности растительности и почвообразующих пород, а также различного состава грунтовых вод и их уровня залегания, безусловно, воздействия антропогенных факторов и других разнообразных условий территории.
Воронежская область занимает центральную часть черноземной зоны с плодородными почвами. К северу от линии
Алексеевка – Острогожск – Лиски – Архангельское – Борисоглебск на территории лесостепной зоны расположены тучные и
мощные черноземы, а южнее от указанной границы в степной
зоне сформировались обыкновенные черноземы. Мозаичный
характер расположения почв довольно сложный и представлен
большим количеством почвенных разновидностей и разностей.
Лучшие в области почвы – черноземы типичные занимают
51,6% земельного фонда. Самые плодородные типичные мощные черноземы с мощностью гумусового горизонта 80 см и запасами гумуса 600 т/га, оцененные в 100 баллов, имеются в Панинском, Верхнехавском и Новоусманском районах [157. С.22].
Гранулометрический состав почв в большей части глинистый
или тяжелосуглинистый, только 4,8% представлены легким механическим составом и подвергаются воздействию ветра. Такие
97
почвы имеются в Рамонском, Новохоперском, Борисоглебском
и Петропавловском районах.
Речная сеть развита. Водосборы стока относятся к бассейнам
таких рек, как Дон и Днепр. Одна из характерных черт их гидрологического режима – регулирование речного стока. Основной
объем стока формируется в весенний период. Среднемноголетние
модули стока составляют на юго-востоке 2,0 – 2,5 л/с, на северозападе – 4,5 – 5,0 л/с.
Рациональное использование агроклиматических ресурсов
региона является основой устойчивого развития сельскохозяйственного природопользования. Особо выгодное физикогеографическое положение (значительная удаленность от европейских морей и азиатских пустынь) во многом определило направление его сельскохозяйственного развития. Земельный фонд
является главным богатством, так как здесь сосредоточены самые
плодородные черноземные почвы, современное состояние которых вызывает особую тревогу. Наличие высокопродуктивных земель определило интенсивное развитие сельского хозяйства.
Территория региона сильно освоена в сельскохозяйственном отношении, где 58,5 – 64,80% ее площади занимает пашня.
2.3. Земельный фонд Центрально-Черноземного
региона
Как уже отмечалось, земельный фонд ЦентральноЧерноземного региона составляют земли пяти областей: Белгородской, Воронежской, Курской, Липецкой и Тамбовской областей. На 01.01. 2007 года земельный фонд региона составил
16785,6 тыс. га. (рис. 2.3)[181].
98
1,4%
0,4%
9,8%
8,2%
1,0%
0,2%
79,1%
Земли с.-х. назначения
Земли водного фонда
Земли поселений
Земли особо охраняемых территорий
Земли лесного фонда
Земли промышленности и иного специального назначения
Земли запаса
Рис. 2.3. Распределение земельного фонда
Центрально-Черноземного региона по категориям на 01.01.2007 г.
На рисунке 2.3 показано распределение земельного фонда
Центрально-Черноземного региона по состоянию на 01.01.2007
года по целевому назначению. Согласно действующему законодательству в соответствии с целевым назначением и правовым
режимом использования земельный фонд подразделяется на семь
категорий (таблица 2.4):
– земли сельскохозяйственного назначения занимают 13270
тыс. га (79%);[181]
– земли населенных пунктов – 1640,5 тыс. га (9,8%);
– земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения
космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли
иного специального назначения – 231,8 тыс. га (1,4%);
– земли особо охраняемых территорий и объектов – 67,1 тыс.
га (0,4%);
99
– земли лесного фонда – 1370,2 тыс. га (8,2%);
– земли водного фонда – 34,0 тыс. га (0,2%);
– земли запаса – 171,8 тыс. га (1,0%).
Из таблицы 2.5. и рис. 2.4. видно, что ЦентральноЧерноземный регион в разрезе областей выглядит следующим
образом: наибольшую площадь занимает Воронежская область –
31% от площади региона, или 5221,6 тыс. га, далее идет Тамбовская область – 20,5 %, затем Курская, Белгородская и Липецкая
области.
Как видно из таблицы 2.4, основной категорией являются
земли сельскохозяйственного назначения, которые составляют 13
270,2 тыс. га, или 79% от общей площади земель региона. Землями сельскохозяйственного назначения признаются земли за границами населенных пунктов, предоставленные для нужд сельского хозяйства или предназначенные для этих целей. Земли данной
категории выступают как основное средство производства в сельском хозяйстве, имеют особый правовой режим и подлежат особой охране, направленной на сохранение их площади, предотвращение развития негативных процессов и повышение плодородия почв.
1 6,2
20 ,5
3 1,1
14,3
17,9
Земельны й фонд Белгородской области
Зе мельн ый фонд Вороне жской области
Земельны й фонд Курской обла сти
Зе мельн ый фонд Ли пецкой области
Земельны й фонд Та мбовской области
Рис. 2.4. Распределение земельного фонда
Центрально-черноземного региона по областям
на 01.01.2007 г., %.
100
Таблица 2.4. Распределение земельного фонда по категориям и областям
Центрально-Черноземного региона на 01.01. 2007 года, тыс. га
Категории
земель
101
Земли сельскохозяйственного
назначения
Земли поселений
Земли промышленности, транспорта, связи и
иного назначения
Земли особо охраняемых территорий и объектов
Земли лесного
фонда
Земли водного
фонда
Земли запаса
Итого земель
ЦентральноОбласти
Черноземный Белгородская Воронежская Курская
Липецкая Тамбовская
регион
область
область
область
область
область
тыс. га % тыс. га % тыс. га % тыс. га % тыс. га % тыс. га %
13270,6 79
2015,9 74,3 4240,0 81,2 2270,7 75,7 1957,8 81,4 2785,8 80,8
1640,5
9,8
328,2
12,1
460,3
8,8
417,9 13,9 219,3
9,1
214,8
6,2
231,8
1,4
35,1
1,3
34,3
1,2
47,6
0,2
37,8
0,6
38,9
1,4
67,1
0,4
2,4
0,1
34,3
0,7
5,3
0,2
14,4
0,6
10,7
0,3
1370,2
8,2
215,0
7,9
391,4
7,5
220,4
7,3
168,4
7,0
375,0 10,9
34,0
0,2
2,2
0,1
12,2
0,2
5,8
0,2
6,1
0,3
7,7
0,3
171,8 1,0 114,6 4,2
21,2
0,4 31,8 1,1
0,9
3,3
0,1
16785,6 100 2713,4 100 5221,6 100 2999,7 100 2404,7 100 3446,2 100
101
Таблица 2.5. Распределение земель сельскохозяйственного назначения по угодьям
в разрезе областей Центрально-Черноземного региона в тыс. га
Угодья
ЦентральноОбласти
Черноземный Белгородская Воронежская Курская
регион
область
область
область
тыс.
тыс. га % тыс. га % тыс. га %
%
га
102
Сельскохозяйственные
13365,5
угодья
Лесные площади
1504,7
Лесные насаждения,
не входящие в лесной 477,4
фонд
Земли под дорогами
369,9
Земли застройки
332,1
Земли под водой
196,6
Земли под болотами
155,1
Нарушенные земли
23,1
Прочие земли
362,2
Общая площадь
16785,6
Липецкая Тамбовская
область
область
тыс.
тыс.
%
%
га
га
79,6 2142,1 78,9 4081,6 78,2 2440,0 81,0 1955,5 81,0 2746,3 79,7
9,0
241,7
8,9
453,2
8,7
249,0 8,3 190,4 7,9 370,4 10,8
2,8
90,2
3,3
179,0
3,4
68,0
2,2 54,0
2,0 120,9
2,0 69,3
2,6 107,8
1,2 24,8
0,9
63,9
0,9 22,5
0,8
40,0
0,1
6,7
0,2
1,5
2,2 62,1
2,3 173,7
100 2713,4 100 5221,6
102
2,3 72,4
2,1 54,1
1,2 38,1
0,8 32,2
10,9
3,3 35,0
100 2999,7
2,3
62,1
2,6
78,1
2,3
2,4
1,8
1,3
1,1
0,4
1,2
100
60,7
47,4
27,0
16,5
2,3
42,8
2414,7
2,5
2,0
1,25
0,7
0,1
1,8
100
60,9
53,5
42,8
43,9
1,7
48,6
3446,2
1,8
1,6
1,2
1,2
1,4
100
Земли сельскохозяйственного назначения – это земли, предоставленные различным сельскохозяйственным предприятиям и
организациям (товариществам и обществам, кооперативам, государственным и муниципальным унитарным предприятиям, научно-исследовательским учреждениям), а также земли, предоставленные гражданам для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, личного подсобного хозяйства, садоводства, животноводства, сенокошения и выпаса сельскохозяйственных животных.
В их состав вошли также земли, ранее переданные в ведение
сельских администраций и расположенные за границами населенных пунктов.
По областям в распределении земель сельскохозяйственного
назначения прослеживается колебание от 74,3% в Белгородской,
до 75,7%; 80,8; 81,2 и 81,4% соответственно в Курской, Тамбовской, Воронежской и Липецкой областях [181].
Проанализируем динамику земельного фонда с 1980 до 2007
года на примере Воронежской области (рис. 2.5 и 2.6).
4900
4700
4500
4300
4100
3900
7
01
.0
1.
20
0
0
01
.0
1.
20
0
5
01
.0
1.
19
9
0
01
.0
1.
19
9
5
19
8
1.
.0
01
01
.0
1.
19
8
0
3700
Рис. 2.5. Динамика земель сельскохозяйственного назначения
Воронежской области, в тыс.га.
Проводимая земельная реформа наложила отпечаток на перераспределение земель. Существенные скачки по динамике земельного фонда наблюдаются по двум категориям земельного
фонда Воронежской области. Существенно уменьшилась площадь земель сельскохозяйственного назначения с 4 635,8 тыс. га
103
(01.11.1980 г.) до 4015,8 тыс. га (01.01.1995 г.), которая впоследствии увеличилась до 4222,2 (01.01.2000 г.), и на современном
этапе составляет 4240 тыс.га. Вторая категория земель – земли
поселений их, динамика выглядит следующим образом, 1980 –
1990 годы – 79,1 тыс. га. К 01.01.1995 году происходит резкий
скачок земель поселений – с 79,1 до 687,2 тыс. га. Затем до 2000
года происходит уменьшение земель поселений до 450,7 тыс. га,
и в 2007 году они составили 460,3 тыс. га. В таблице 2.5. представлено распределение земель сельскохозяйственного назначения по угодьям в разрезе областей Центрально– Черноземного
региона в тыс. га.
700
600
500
400
300
200
100
0
01.01.1980 01.01.1985 01.01.1990 01.01.1995 01.01.2000 01.01.2007
Рис. 2.6. Динамика земель поселений Воронежской области,
в тыс.га.
На рис. 2.7. показано распределение земель сельскохозяйственного назначения в целом по региону на 01.01.2007 г.
Основная доля земель сельскохозяйственного назначения –
это сельскохозяйственные угодья на 01.01.2007 г. по региону их
площадь составляет 13 365,5 тыс. га (79,6%). Лесные площади занимают 1504,7 тыс. га (9%) от территории ЦЧО. Доля остальных
не сельскохозяйственных угодий варьирует от 196,6 тыс. га
(1,2%) – угодья, расположенные под водой, до 540,4 тыс. га (3,2
%) – прочие земли [181].
104
79,6
3,2
2,8
2,0
9,0
1,2
2,2
Сельскохозяйственные угодья
Под дорогами
Лесные площади
Под водой
Земли застройки
Древесно-кустарниковые
Прочие
Рис. 2.7. Распределение земель сельскохозяйственного назначения Центрально-Черноземного региона на 01.01.2007 г., %.
К сельскохозяйственным угодьям относятся земельные угодья, систематически используемые для получения сельскохозяйственной продукции. К ним относятся: пашня, залежь, кормовые
угодья (сенокосы и пастбища) и многолетние насаждения (рис.
2.8.).
Общая характеристика земельного фонда показывает, что
значительный удельный вес в структуре сельскохозяйственных
угодий занимает пашня – 20 282,4 тыс. га (76,9%). Пашня обладает определенными естественно-историческими свойствами, определяющими ее использование для конкретных хозяйственных целей. Высокий удельный вес пахотных площадей в структуре земель сельскохозяйственных угодий свидетельствует о чрезвычайной распаханности территории региона – 61,2%. Так, в Курской и Липецкой областях процент распаханности 64,8 и 64,4%, а
в Воронежской, Тамбовской и Белгородской областях – соответственно 58,6%, 60,1%, 60,9%[181].
105
7 6 ,9
1 ,4
1 ,3
4 ,1
1 6 ,2
П аш ня
За л еж ь
С е н о ко с ы
П ас т би щ а
М н о гол е тн и е н а с аж д ен и я
Рис. 2.8. Распределение сельскохозяйственных угодий
центрально-Черноземного региона на 01.01.2007 г., %.
С учетом свойств почв лучшие земли сельскохозяйственных
угодий отведены под пашню, худшие занимают кормовые угодья
(сенокосы и пастбища) общей площадью 2717,1 тыс. га.
В составе почвенного покрова сельскохозяйственных угодий
преобладают почвы черноземного типа почвообразования (черноземы, лугово-черноземные и черноземно-луговые, в том числе
черноземы лесостепные и степные), что свидетельствует о высоком качестве сельскохозяйственных угодий. Небольшой процент
имеют серые лесостепные и аллювиальные луговые насыщенные
и низкопродуктивные почвы овражно-балочного комплекса, солонцы, солоди, заболоченные, песчаные почвы.
Площадь кормовых угодий (сенокосов и пастбищ) в Тамбовской области составляет 14,6%, в Курской и Липецкой – 15,6 и
15,2 % соответственно, в Белгородской и Воронежской – соответственно 16,8 и 17,7%. Сенокосы, приуроченные к поймам и надпойменным террасам рек, лугам, днищам балок, а также к степным блюдцам, по качественному составу сильно различаются. В
поймах рек сенокосы приурочены к аллювиальным дерновым и
луговым насыщенным и лугово-болотным почвам. Сенокосы,
расположенные в понижениях и лиманах, размещаются на серых
106
поверхностно-глеево-аллювиальных почвах, на севере территории – на черноземно-луговых почвах, на юге – частично на солодях. Сенокосы на склонах гидрографической сети размещены на
черноземах и серых лесных почвах, чаще смытых. Пастбища
приурочены к склонам, поймам рек и днищам балок. Под пастбища отводятся эродированные почвы овражно-балочного комплекса, склонов, солонцеватые и пойменные почвы.
Земельный фонд находится в различных формах собственности. На праве частной собственности земля принадлежит гражданам и юридическим лицам. В государственной собственности находится земли Центрально-Черноземного региона, не переданные
в собственность граждан, юридических лиц и муниципальных
образований. Государственная собственность состоит из земель,
находящихся в собственности РФ, и земель, находящихся в собственности субъекта РФ. Земли, находящиеся в муниципальной
собственности, – земли, принадлежащие на праве собственности
городским, сельским поселениям и муниципальным образованиям. По данным государственного статистического наблюдения за
земельными ресурсами на 01.01.2007 года в собственности граждан и юридических лиц находилось 9 969,8 тыс. га, что составило
59,4 % земельного фонда Центрально-Черноземного региона
(табл. 2.6.). Площадь земель, находящихся в государственной и
муниципальной собственности, составила 6 815,8 тыс. га или
40,6% от площади земельного фонда Центрально-Черноземного
региона (рис. 2.9.)[181].
4 0,6
5 6,8
2,6
В со бственн о сти г ражда н
В со бственн о сти ю р идич еск их лиц
В го сударствен ной и м уници пально й собстве нности
Рис. 2.9. Структура земель Центрально-Черноземного региона
по формам собственности на 01.01.2007 г., %.
107
Таблица 2.6. Распределение земельного фонда по формам собственности
Центрально-Черноземного региона на 01.01. 2007 года, тыс. га
Виды
собственности
108
В собственности
граждан
В собственности
юридических лиц
В государственной
и муниципальной
собственности
из них: в собственности РФ;
в собственности
субъекта РФ;
в муниципальной
собственности
Общая площадь
ЦентральноОбласти
Черноземный Белгородская Воронежская Курская
Липецкая Тамбовская
регион
область
область
область
область
область
тыс. га % тыс. га % тыс. га % тыс. га % тыс. га % тыс. га %
9526,3 56,8 1284,4 47,3 2967,7 47,3
1862 61,7 1458,6 60,4 1974,6 57,3
443,5
21,8
2,6
267,9
9,9
19,5
0,4
0,7
50,4
2,1
83,9
2,4
3815,8 40,6 1161,1 42.8 2245,4 43,0 1125,9 37,5 895,7 37,1 1387,7 40,3
743,2
4,4
243,6
9,0
26,8
0,5
164,1
5,5
98,2
4,1
210,5
6,1
334,7
2,0
236,0
8,7
-
-
-
-
6,3
0,3
92,4
2,7
3,7
-
-
-
-
-
-
-
3,7
-
-
-
16785,6 100 2713,4 100 5221,6 100 2999,7 100 2414,7 100 3446,2 100
108
Из таблицы 2.6 видно, что земли в государственной и муниципальной собственности подразделяются на три категории: –
собственность РФ занимает всего 743, 2 тыс. га, или 4,4 % от
площади ЦЧР; в собственности субъектов РФ – 334,7 тыс. га или
2,0%; в муниципальной собственности – 3,7 тыс. га.
Динамика сельскохозяйственных угодий за представленный
период наглядно показывает уменьшение их по всем областям
Центрально-Черноземного региона. Так, в Белгородской области
площадь сельскохозяйственных угодий уменьшилась на 190,9
тыс. га, Воронежская область – 64,9 тыс. га, Курская область –
54,1 тыс. га, Липецкая область – 27,6 тыс. га и Тамбовская область – 33,2 тыс. га (рис. 2.10)[182].
Тенденция уменьшения посевных площадей ЦентральноЧерноземного региона в разрезе областей также сохраняется (таблица 2.7).
4500
Воронежская
область
Липецкая
область
Курская
область
Тамбовская
область
Белгородская
область
4000
3500
3000
2500
2000
1500
01.01.1995
01.01.2000
01.01.2007
Линейный
Рис. 2.10. Динамика сельскохозяйственных угодий
по Центрально-Черноземному региону в разрезе областей, тыс.га.
109
Таблица. 2.7. Динамика посевной площади по областям
Центрально-Черноземного региона Российской Федерации,
тыс.га [181]
Территория
Белгородская
область
Воронежская
область
Курская
область
Липецкая
область
Тамбовская
область
Всего по ЦЧР
1995
Годы
2000
2007
1498,9
1416,2
1348,0
2725,3
2319,1
2198,7
1639,1
1363,4
1224,4
1382,9
1132,1
1189,3
1766,9
1360,3
1346,0
9013,1
7591,1
8206,4
Так, за последние 12 лет посевные площади сократились: в
Белгородской области – на 150,9 тыс. га, в Воронежской – на
526,6 тыс. га, в Курской – 414,7 тыс. га, Липецкой и Тамбовской –
соответственно на 193,6 и 420,9 тыс. га.
Благодаря
природным
предпосылкам
ЦентральноЧерноземный регион является крупным производителем зерновых, технических культур и продукции животноводства. Посевные площади зерновых культур в разрезе областей ЦентральноЧерноземного региона Российской Федерации представлены в
таблице 2.8.
Данные таблицы свидетельствуют, что в целом по региону
посевные площади зерновых за анализируемый период уменьшились на 217,8 тыс. га. В разрезе областей значительная тенденция
уменьшения наблюдается в Воронежской, Курской и Тамбовской
областях – соответственно 128,6 тыс. га; 91,6 тыс. га и 87,8 тыс.
га. В Липецкой области тенденция уменьшения незначительная –
10,1 тыс. га и только в Белгородской области отмечается значительный прирост по зерновым – 100,2 тыс.га.
110
Таблица 2.8. Посевные площади зерновых культур в разрезе
областей Центрально-Черноземного региона
Российской Федерации, тыс. га [181]
Территория
Белгородская
область
Воронежская
область
Курская область
Липецкая
область
Тамбовская
область
Всего по ЦЧР
1995
Годы
2000
2007
662,1
625,7
762,3
1366,7
1110,6
1238,1
931,7
801,9
840,1
729,4
579,0
719,3
949,8
701,9
862,0
4629,7
3819,1
4421,8
Посевные площади технических культур по региону представлены в таблицах 2.9. и 2.10.
Таблица 2.9. Посевные площади сахарной свеклы в разрезе
областей Центрально-Черноземного региона
Российской Федерации, тыс.га [181]
Территория
Белгородская область
Воронежская
область
Курская
область
Липецкая
область
Тамбовская
область
Всего по ЦЧР
1995
Годы
2000
2007
116,4
89,7
108,1
151,7
127,3
135,0
103,4
56,0
93,3
75,0
52,4
59,6
71,4
57,4
93,0
523,9
382,8
489,0
111
Таблица 2.10. Посевные площади подсолнечника в разрезе
областей Центрально-Черноземного региона
Российской Федерации, тыс.га [181]
Территория
Белгородская
область
Воронежская
область
Курская
область
Липецкая
область
Тамбовская
область
Всего по ЦЧР
1995
Годы
2000
2007
101,5
121,1
94,6
279,1
347,1
395,5
11,2
37,5
6,9
22,3
43,5
21,2
158,1
221,6
206,5
572,2
770,8
724,7
Из таблицы 2.9. видно, что в целом по региону посевные
площади сахарной свеклы за анализируемый период уменьшились на 34,9 тыс. га. В разрезе областей значительная тенденция
уменьшения наблюдается в Воронежской, Липецкой, Курской и
Белгородской областях – соответственно 16,7 тыс. га; 15,4; 10,1 и
8,3 тыс. га. И лишь Тамбовская область показывает значительный
прирост – на 21,6 тыс. га.
Из таблицы 2.10. видно, что в целом по региону посевные
площади подсолнечника за анализируемый период значительно
увеличились на 152,5 тыс. га. В разрезе областей значительная
тенденция увеличения наблюдается в Воронежской и Тамбовской
областях – 116,4 и 48,4 тыс. га.
По остальным областям отмечается тенденция незначительного уменьшения посевных площадей подсолнечника: в Липецкой, Курской и Белгородской областях – соответственно 1,1 тыс.
га; 4,3 и 6,9 тыс. га.
Посевные площади картофеля и овощей в разрезе областей и
по региону представлены в таблицах 2.11 и 2.12.
112
Таблица 2.11. Посевные площади картофеля в разрезе областей
Центрально-Черноземного региона Российской Федерации,
тыс.га [181;182]
Территория
Белгородская
область
Воронежская
область
Курская
область
Липецкая
область
Тамбовская
область
Всего по ЦЧР
1995
Годы
2000
2007
68,9
63,5
65,3
98,7
104,6
98,4
83,5
87,7
78,7
66,6
63,2
72,9
56,0
62,4
56,8
373,7
381,4
372,1
Данные таблицы свидетельствуют, что в целом по региону
посевные площади картофеля за анализируемый период уменьшились на 1,6 тыс. га. В разрезе областей тенденция уменьшения
наблюдается в Курской, Белгородской и Воронежской областях –
соответственно 4,8 тыс. га; 3,6 и 0,3 тыс. га. Прирост наблюдается
в Липецкой и Тамбовской областях – соответственно 6,3 и 0,8
тыс. га.
В целом по региону посевные площади овощных культур за
анализируемый период увеличились на 2,8 тыс. га. В разрезе областей тенденция увеличения наблюдается в Воронежской, Белгородской и Тамбовской областях – соответственно 3,3 тыс. га;
2,3 и 0,3 тыс.га. Уменьшение посевных площадей отмечается в
Курской и Липецкой областях – соответственно 2,3 и 0,8 тыс. га.
Проанализировав одну из основных отраслей – растениеводство, перейдем к анализу наиболее затратной отрасли сельскохозяйственного производства – животноводству. За анализируемый
период наметился значительный спад поголовья крупного рогатого скота, в том числе коров (таблицы 2.13 и 2.14).
113
Таблица 2.12. Посевные площади овощных культур в разрезе
областей Центрально-Черноземного региона
Российской Федерации, тыс.га [181;182]
Территория
Белгородская
область
Воронежская
область
Курская область
Липецкая
область
Тамбовская
область
Всего по ЦЧР
1995
Годы
2000
2007
13,9
15,3
16,2
21,3
21,4
24,6
12,8
12,6
10,5
12,3
12,2
11,5
11,6
13,3
11,9
71.9
74,8
74,7
Таблица 2.13. Поголовье крупного рогатого скота в разрезе
областей Центрально-Черноземного региона Российской
Федерации, тыс.га [181;182]
1996
662,4
Годы
2005
459,2
2008
313,0
996,5
638,8
361,0
666,6
476,5
387,7
332,3
263,0
192,0
489,8
260,6
171,0
3291,8
2078,6
1301,0
Территория
Белгородская
область
Воронежская
область
Курская область
Липецкая
область
Тамбовская
область
Всего по ЦЧР
Так, в целом по Центрально-Черноземному региону спад составил 1990,8 тыс. голов. По Воронежской области количество
крупного рогатого скота уменьшилось на 635, 5 тыс. голов, в
Курской, Белгородской и Тамбовской областях – соответственно
114
на 403,6 тыс. голов; 349,3 и 318,8 тыс. голов. И замыкает пятерку
областей Липецкая область, где спад составил 284,5 тыс. голов
крупного рогатого скота.
В целом по Центрально-Черноземному региону количество
коров сократилось на 947,9 тыс. голов, по Воронежской области –
на 307,2 тыс. голов, в Курской, Белгородской, Тамбовской и Липецкой областях – соответственно на 307,2 тыс. голов; 181,7;
165,2 и 144,0 тыс. голов.
Таблица 2.14. Поголовье коров в разрезе областей ЦентральноЧерноземного региона Российской Федерации, тыс.га [181]
Годы
Территория
1996
2005
2008
Белгородская
276,5
214,0
126,0
область
Воронежская
459,2
302,7
152
область
Курская область
298,7
193,5
117
Липецкая
210,3
141,1
66,3
область
Тамбовская
232,2
133,2
67,0
область
Всего по ЦЧР
1476,9
984,5
529,0
Несмотря на то, что поголовье скота за анализируемый период уменьшилось по всем областям Центрально-Черноземного региона Российской Федерации производство основных стратегических продуктов животноводства, таких как мясо, молоко и яиц
складывается по-разному (таблица 2.15 – таблица 2.17).
Производство мяса в Центрально-Черноземном регионе возросло на 245,4 тыс. тонн, или в 1,5 раза. По областям картина по
производству мяса выглядит следующим образом: увеличение
отмечается в Белгородской области в 3,3 раза и в Липецкой – в
1,6 раза. Спад по производству мяса наблюдается в остальных
областях Центрально-Черноземного региона Российской Федерации, а именно: в Тамбовской области – в 1,5 раза, в Воронежской
и Курской области – в 1,1 раза.
115
Таблица 2.15. Производство мяса в хозяйствах всех категорий
(в убойном весе) по областям Центрально-Черноземного региона
Российской Федерации, тыс. тонн [181]
Годы
Территория
1995
2005
2007
Белгородская
113,3
202,8
381,2
область
Воронежская
142,1
112,8
122,8
область
Курская область
88,3
70,6
75,6
Липецкая
71,3
72,6
112,6
область
Тамбовская
89,0
56,7
57,2
область
Всего по ЦЧР
504,0
515,5
749,4
Таблица 2.16. Производство молока в хозяйствах всех категорий
по областям Центрально-Черноземного региона Российской
Федерации, тыс. тонн [181;182]
Годы
Территория
1996
2005
2007
Белгородская
779,6
517,8
551,5
область
Воронежская
984,2
618,2
641,5
область
Курская область
663,0
396,6
394,1
Липецкая
494,9
337,8
321,8
область
Тамбовская
467,1
280,9
281,0
область
Всего по ЦЧР
3388,8
2151,3
2189,9
По всем областям Центрально-Черноземного региона Российской Федерации наблюдается сокращение производства молока в среднем в 1,5 раза, наибольшее сокращение в 1,7 раза –
Курской и Тамбовской областях.
116
Таблица 2.17. Производство яиц в хозяйствах всех категорий
по областям Центрально-Черноземного региона Российской
Федерации, млн штук [181;182]
Годы
Территория
1995
2005
2007
Белгородская
470,2
810,0
1146,5
область
Воронежская
693,0
668,6
641,5
область
Курская область
357,3
323,6
262,1
Липецкая
357,5
489,2
453,6
область
Тамбовская
339,6
336,3
228,9
область
Всего по ЦЧР
2217,6
2627,7
2732,6
Производство яиц в среднем в Центрально-Черноземном регионе Российской Федерации за период с 1995 по 2007 год увеличилось в 1,2 раза, в Белгородской и Липецкой областях – в 2,4
и 1,3 раза. В Тамбовской, Курской и Воронежской областях наблюдается сокращение производства яиц соответственно в 1,5;
1,4 и 1,1 раза.
Благодаря природным особенностям регион является крупным производителем зерновых, технических культур и продукции животноводства.
На основе анализа природно-экономических условий были
выявлены следующие специализированные сельскохозяйственные зоны [174]:
– зерно-свекловично-скотоводческая (26 районов Курской и
10 районов Белгородской области, расположенных в двух природных зонах, отличающихся большим удельным весом в структуре товарной продукции сахарной свеклы – 20% и продуктов
скотоводства – 38,4%);
– зерно-свекловично-маслично-скотоводческая (6 районов
Белгородской и 12 районов Воронежской области, расположенных в основном в переходной и степной зонах. В структуре товарной продукции подсолнечник занимает 2,6%. По удельному
117
весу – это почти четвертая часть общих заготовок ЦентральноЧерноземного региона, по объему продуктов скотоводства –
3,6%);
– зерно-свекловично-скотоводческая, совместно с Тамбовской областью; с развитым птицеводством (5 районов Воронежской), удельный вес товарной продукции растениеводства в
структуре Центрально-Черноземного региона составляет 28,6%,
животноводства – 57,5%, в т.ч. скотоводства – 14,7%);
– зерно-свекловично-маслично-скотоводческая (12 районов
Воронежской области, в основном в степной зоне с развитым
свиноводством. В структуре товарной продукции 4,2% занимает
подсолнечник, 15,7% – свиноводство;
– пригородная (районы, расположенные вокруг областных
центров и промышленных городов, производство картофеля,
овощей, фруктов, продуктов скотоводства и птицеводства).
Что касается размещения специализации производства основной сельскохозяйственной продукции в разрезе областей Центрально-Черноземного региона, то она осуществляется в целом
равномерно по территории, за исключением Воронежской области, которая в большей мере, чем другие области, специализируется на производстве подсолнечника. Именно здесь имеет место
тенденция увеличения посевных площадей подсолнечника, и в
незначительных параметрах в Тамбовской области.
В целом по областям региона напрямую прослеживается зависимость результатов сельхозпроизводства от природноресурсного потенциала территории. Так, например, в Воронежской области зерно-свекловодческое направление сельского хозяйства развивается в северных и центральных административных районах, территория которых отличается выровненностью
рельефа (Окско-Донская низменная равнина), незначительной
площадью эродированных земель, значительной долей пашни в
структуре сельхозугодий. Зерно-маслично-скотоводческое направление развивается в южных и западных административных
районах Воронежской области, размещенных на территории
Среднерусской возвышенности, характеризующихся сложным
рельефом с развитыми условиями проявления водной эрозии [28]
(таблица 2.18).
118
Воронежская
Курская
озимая
пшеница
озимая
рожь
Зернобобовые
Кукуруза на
зерно
Сахарная
свекла
Подсолнечник
Картофель
2
19811985
19861990
19911995
19962000
20012005
19811985
19861990
19911995
19962000
20012005
19811985
19861990
19911995
19962000
20012005
Зерновые
в том числе
Всего
В среднем
за год
1
Белгородская
Область
Таблица 2.18. Динамика урожайности основных сельскохозяйственных культур в разрезе областей ЦЧР РФ, в ц/га
3
4
5
6
7
8
9
10
18,0 23,0 15,4 12,5 22,2 198,0
9,3
52,0
28,3 36,4 25,6 17,5 29,6 271,0 16,4 74,0
26,6 31,0 24,1 20,8 25,2 200,0 13,6 48,0
21,5 25,1 20,2 13,5 24,5 175,0 12,0 60,0
23,6 29,0 21,5 16,7 25,1 221,0 12,8 59,0
14,5 19,6 15,4 10,4 13,1 124,0
9,0
13,1
23,8 32,3 23,9 16,6 24,1 228,0 13,1 73,0
20,6 26,7 20,8 12,4 18,4 164,0 10,4 43,0
16,5 22,1 17,3
9,9
12,2 149,0 10,2 34,0
18,9 25,2 19,4 12,3 17,0 167,0 10,8 40,8
16,8 20,7 16,6 11,8 38,0 173,0
-
52,0
25,1 30,8 24,7 14,8 33,3 243,0
-
61,0
22,8 25,8 23,8 15,1 19,8 161,0
6,3
59,0
17,1 21,1 17,5 12,4 23,4 143,0
6,0
42,0
20,8 25,8 20,7 14,7 28,1 197,0
7,1
54,9
119
Продолжение таблицы 2.18
Тамбовская
Липецкая
1
2
19811985
19861990
19911995
19962000
20012005
19811985
19861990
19911995
19962000
20012005
3
4
5
6
7
8
15,3 17,9 13,7 10,7 12,6 154,0
9
10
7,9
13,6
22,5 30,1 25,1 17,4 23,9 231,0 12,8 68,7
21,3 24,8 20,4 13,1 17,9 173,0 11,2 38,4
17,3 20,4 16,8
9,5
12,0 152,0 12,1 32,6
15,7 24,6 20,3 12,5 17,4 175,0 10,4 41,4
18,3 19,6 17,9 12,1 36,8 175,0
9,4
53,0
25,6 29,5 23,9 15,2 32,7 249,0 10,2 62,1
21,7 25,9 24,8 15,3 19,7 169,0
9,8
59,6
17,4 21,5 17,3 12,8 23,9 149,0
8,9
42,9
20,9 24,8 21,4 14,7 28,1 196,0 10,7 54.7
При рациональном и эффективном использовании земельных
ресурсов, бережном отношении к каждому участку пахотных и
других сельскохозяйственных угодий и соблюдении прогрессивных технологий и агротехнических мероприятий на землях сельскохозяйственного назначения можно получать высокие урожаи
зерновых, пропашных и других культур нашей зоны. В таблице
2.18 представлена динамика урожайности основных сельскохозяйственных культур за 20 лет в разрезе областей нашего региона.
Анализ данных свидетельствует о том, что наибольшая урожайность зерновых и зернобобовых культур отмечается в Белгородской области – соответственно 28,3 и 17,5 ц/г в период 1986 –
1990 гг. – 26,6 и 20,8 ц/га – в 1991 – 1995 гг. Наибольшая урожайность сахарной свеклы и подсолнечника за анализируемый
период получена также в Белгородской области в 1986-1990 гг. В
1996 – 2000 гг. урожайность всех культур в Белгородской области
была наибольшей.
Кроме этого качественное состояние пахотных земель региона характеризуется запасами гумуса, которые в настоящее время
120
продолжают ухудшаться [23]. Динамика средневзвешенных запасов гумуса свидетельствует о его снижении с 5,67% в 1965-1978
гг. до 5,64% в 1991-1995 гг. и до 5,66% в 1996-2000 гг. [222.
С.239].
Земельная реформа проводится в условиях острого аграрного кризиса и приобрела новые качества на фоне финансовых
трудностей и социально-экономических проблем села. Современные земельные преобразования, к сожалению, оборачиваются
очередным шагом к росту антропогенной нагрузки на агроландшафт. Много пахотных земель заброшено и зарастает сорной растительностью. Продолжается эрозия, растут овраги. Наблюдаются нарушения в структуре посевных площадей, не соблюдаются
севообороты и т.д. Современный характер целевого использования земель должен быть пересмотрен и увязан с природноресурсным потенциалом земель, не все, что сейчас распахано,
может быть и должно оставаться пашней. Понятие пахотнопригодного участка, характеризующегося совокупностью определенных признаков, должно быть скорректировано с ландшафтноэкологических позиций. Сейчас практически все земли гидрографического фонда, за небольшим исключением (овраги, оползни,
пески, мел и т.д.), числятся в пастбищах. На них идет расчет поголовья, устанавливается нагрузка скота, но не все они пригодны
под выпас, не говоря уже об их экономической целесообразности.
В настоящее время сложилась объективная ситуация, определяющая землеустройство как государственный механизм по наведению законного порядка на земле, не только с экономикоправовых позиций, но и выполнения законов сельскохозяйственного природопользования. Ландшафтно-экологический аспект
является фундаментальным в установлении структуры земельного фонда и определении характера его целевого использования,
но особо важным при этом являются особенности природного состояния и его использования, поэтому недостаточно общей характеристики
агроресурсного
потенциала
ЦентральноЧерноземного региона, необходимо более тщательное изучение
особенностей той или иной территории. Подробно изложить характерные особенности всех областей, входящих в ЦентральноЧерноземный регион Российской Федерации, в монографии нам
представляется проблематичным, поэтому проведем анализ и
оценку особенностей Воронежской области.
121
2.4. Агроресурсный потенциал Воронежской
области
Земля и ее потенциал определяют эффективность экономики аграрного сектора и являются первоосновой развития сельского хозяйства. Поэтому в монографии уделено особое внимание
состоянию и анализу использования земель сельскохозяйственных предприятий. Учитывая особое географическое положение
Воронежской области, изучение земельных ресурсов было проведено с учетом зональных особенностей. Исходя из исторически
сложившихся зональных природно-климатических различий и
территориального деления, анализ использования агроресурсов
Воронежской области был проведен с учетом выделенных природно-сельскохозяйственных микрозон. В основу анализа эффективности использования земельных угодий положены официальные отчетно-статистические материалы годовых отчетов по районам области за 2006 год (прил. 2). Показатели земельно-ресурсной обеспеченности природно-сельскохозяйственных зон, микрозон в разрезе районов представлены в таблице 2.19.
Анализируя размеры районов Воронежской области, необходимо отметить их сильную дифференциацию. По площади
районы характеризуются следующим образом: самый маленький
– Каменский район занимает 52 670 га, а наиболее большой –
Аннинский район объединяет 140 041 га пашни, средний размер района в области по пашне составляет 94 972 га. Небольшие и значительные по площади районы имеются во всех микрозонах области.
Что касается плодородия пахотных земель, необходимо
отметить, что оно существенно различается. Наиболее богатые
почвы с 95 баллами находятся в Панинском районе, а менее
плодородные почвы сосредоточены в Богучарском районе, где
балл бонитета по зерновым равен 58.
В целом с севера на юг от лесостепной к степной зоне
плодородие почв снижается. Наиболее плодородные почвы с
баллами бонитета по зерновым 89 сосредоточены в центральной микрозоне области, а наиболее низкий балл плодородия
почв отмечен в юго-западной микрозоне области и равен 65.
122
Таблица 2.19. Земельно-ресурсная обеспеченность районов
Воронежской области
123
Анализируя в общем земельно-ресурсный потенциал области, необходимо отметить, что природные особенности напрямую
влияют на сельскохозяйственную освоенность территории, максимальное значение которой составляет 91,0% в центральной, а
минимальное – 85,2% в северо-западной микрозоне.
В общем, земельный фонд области характеризуется высокой степенью освоенности, пределы амплитуды колеблются от
64,8% в Рамонском до 93,7% – в Каширском районах.
О степени нагрузки на агроландшафт наглядно свидетельствует процент распаханности территории области. Этот же показатель показывает интенсивность использования сельскохозяйственных угодий. Данный показатель превышает экологически допустимый предел и колеблется от 66% в Острогожском
до 88,7 % – в Таловском районах. Наиболее интенсивно используются сельскохозяйственные угодья центральной микрозоны,
где средний процент распаханности составляет 84,5 %. В среднем
по области распаханность сельскохозяйственных угодий сельскохозяйственных предприятий составляет 80%.
В тех районах, где наблюдается небольшой процент лесистости территории и облесенности сельскохозяйственных угодий, распаханность и освоенность выше. Самая низкая по области лесистость 4 % установлена в восточной микрозоне, а самая
высокая 10,7 % в юго-восточной микрозоне. Эта закономерность
прослеживается и в пределах микрозон, так, самой большой распаханностью 84,5 % и освоенностью 91,0 % характеризуется
центральная микрозона.
Чем выше освоенность и распаханность земель, тем выше
интенсивность развития эрозионных процессов. Наибольший
процент эродированной пашни наблюдается в юго-западной
микрозоне и составляет 46,5 %. Что касается районов, то максимальная эродированность составляет 56,9 % в Ольховатском
районе. В центральной микрозоне районы нарушены в меньшей
степени, их эродированность составляет 6 %. Среди районов
Новоусманский имеет самый низкий процент эродированной
пашни 1,1 %. Ландшафтно-экологическая характеристика в разрезе микрозон области, представлена на рисунке 2.11.
На территории Воронежской области наряду с поверхностной эрозией имеет место линейная эрозия. Наглядным показате124
лем, характеризующим ее проявление, является расчлененность
территории. Так, в Подгоренском районе амплитуда колебаний
находится в пределах от 0,4 до максимальной величины – 1,3
км/км2.
Рис. 2.11. Ландшафтно-экологическая характеристика
природно-сельскохозяйственных микрозон
Воронежской области по данным 2006 г.
Разветвленная и густая сеть оврагов сосредоточена в районах юго-западной микрозоны Воронежской области на правобережье р. Дон. Высокая степень заовраженности территории наблюдается в юго-восточной микрозоне и составляет 1,6% приурочена она к Калачской возвышенности. Максимальная заовраженность наблюдается в Верхнемамонском районе и составляет
2,4 %.
125
Нарушение экологии в агроландшафтах области характеризуется системой показателей, одним из которых является оценка
средостабилизирующих мероприятий по обустройству территории. Выявлено, что облесенность сельскохозяйственных угодий в
районах области меняется от 1,3 % в Верхнехавском районе до
8,7% – в Верхнемамонском. В среднем по области облесенность
составляет 3.8%, при этом наименьшая величина 2,8% отмечена в
северо-западной, а наибольшая 5,0% в юго-восточной микрозоне.
Безусловно, данные значения далеки до оптимального показателя,
который, по мнению авторов, должен составлять около 20 % в
Верхнемамонском районе.
Другим важным показателем, свидетельствующим об экологической устойчивости агроландшафтов, является обводненность
территории. Величина обводненности по области меняется от
0,4% в Подгоренском районе до 3,3% – в Поворинском районе.
Для характеристики и систематизации позитивных и негативных
аспектов ландшафтно-экологического состояния земельных угодий районов области необходимо разработать систему показателей и привести ее к единому относительному показателю. Для
этой цели в работе использован индексный метод оценки.
Сначала рассчитываются частные индексы, характеризующие
ландшафтно-экологическую нагрузку на земельные угодья области,
как отношение величины конкретного показателя к ее среднему
значению по области. Так, индекс распаханности в Рамонском районе составил 86,2 : 80,0=1,08. Такие основные показатели, как плодородие почв, облесенность и обводненность, характеризуют позитивный аспект и степень ландшафтно-экологического устройства
земельных угодий. Поэтому их индекс рассчитывается, наоборот,
как отношение среднего значения по области к конкретной величине по району. Индекс облесенности сельскохозяйственных угодий
в Рамонском районе составил 3,8 : 4,3=0,88. Значит, показатели, характеризующие нагрузку на земельные угодья, и показатели, свидетельствующие об устроенности территории землепользования,
приведены к единой системе (таблица 2.20).
126
Таблица 2.20. Индексная оценка ландшафтно-экологического
состояния земельных угодий Воронежской области
127
Интегрированный ландшафтно-экологический индекс характеризует состояние земель по отношению к среднему уровню по области, который принят за единицу. Если индекс больше единицы,
то условия хуже, чем в среднем по области, в обратном случае
ландшафтно-экологическая нагрузка уменьшается. Результаты этой
оценки представлены в таблице 2.20, из которой следует, что наиболее опасная обстановка наблюдается в юго-западной и юговосточной микрозонах области. А самыми опасными с ландшафтно-экологических позиций являются Подгоренский, Калачеевский,
Россошанский и Воробьевский и, наоборот, наиболее благополучными – Новоусманский, Бобровский и Таловский районы.
Обобщенный ландшафтно-экологический индекс, который соответственно показывает (1.62, 1.46, 1.30), во сколько раз условия в
этих районах хуже, чем в среднем по области, характеризует ландшафтно-экологическую напряженность. Так, Калачеевский район по
индексу в 2 раза больше показателя по Бобровскому району.
Анализ агроресурсного потенциала показал сложную мозаику его неоднородности. Анализ соотношения стабилизирующих и
дестабилизирующих угодий, а также удельный вес пастбищ в настоящее время характеризует не столько долю средостабилизирующих угодий, сколько эрозионную опасность агроландшафтов.
Наиболее неустойчивой является степная зона Воронежской области, где практически все районы характеризуются сложным
расчлененным рельефом с интенсивным развитием эрозионных
процессов и худшими по плодородию почвами.
В связи с тем что для повышения устойчивости агроландшафтов многие параметры необходимо довести до оптимальных
значений, в ближайшем будущем возникнет объективная необходимость в проведении значительных работ по землеустройству.
Анализ состояния и использования агроресурсного потенциала и результатов сельскохозяйственного производства не дает
однозначного ответа на вопрос, что же определяет экономическую эффективность производства?
Так, основные показатели производственной деятельности
за 2006 год, представленные в приложении 2, показывают следующую картину. Рамонский, Лискинский, Россошанский, Воробьевский районы имеют урожайность зерновых 20 ц/га и выше
128
при следующих баллах бонитета по зерновым – соответственно
80, 81, 66, 70.
Наиболее плодородные земли Панинского, Верхнехавского
и Эртильского районов с баллами бонитета 95, 93, 93 обеспечили
урожайность зерновых только соответственно в 12,0; 10,7, и 12,0
ц/га. Районы с низкими баллами плодородия Петропавловский
11.0 – 59, Ольховатский 11.0 – 68, Новохоперский 11.8-66 ц/га –
балл, обеспечили близкий показатель к районам с высоким баллом бонитета по урожайности зерновых. Неверно увязывать на
прямую урожайность только с потенциальным плодородием
почв, но и верно так же, что плодородие почв является мощным
агроресурсом, определяющим эффективность сельскохозяйственного производства в условиях сбалансированного и синхронно функционирующего производства.
Любой процесс производства невозможен без затрат. Анализ себестоимости зерновых выявил неоднозначный ее характер. При близких величинах себестоимости зерновых в одной
микрозоне результаты производства существенно расходятся.
Так, при равной себестоимости зерновых в Рамонском и Острогожском районах (136,0 и 135,0 руб/ц) урожайность составила
21,0 и 15,0 ц/га, что определило выход валового дохода в растениеводстве на 100 га пашни соответственно 90,5 и 51,3 тыс.
руб/га. Значительно меньшие затраты в Каменском и Воробьевском районах (70,0 и 71,0 руб/ц). Несмотря на это здесь получены хорошие урожаи зерновых – 18,0 и 20,0 ц/га и сравнительно
высокий валовой доход в растениеводстве на 100 га пашни –
соответственно 81,3 и 105,2 тыс. руб. против 58,0 тыс. руб. в
среднем по области (табл. 2.21).
Валовой доход растениеводства, приходящийся на 100 га
пашни, свидетельствует об уровне ее использования. Эффективность сельскохозяйственного производства можно оценивать по
величине землеотдачи. Так, данные таблицы 2.21 показывают, что
минимальная величина валового дохода составила 10,9 тыс. руб.
на 100 га пашни в Новохоперском районе.
129
Таблица 2.21. Эффективность использования агроресурсного потенциала сельскохозяйственных предприятий Воронежской области
130
Одним из показателей, характеризующих агроресурсный потенциал, является экономическое плодородие, которое раскрывает
единство естественного и искусственного плодородия – созданного человеческим трудом.
Определяется плодородие количеством продукции в расчете на единицу площади. Прошлая антропогенная деятельность, связанная с использованием земли, настолько слилась с
природными свойствами почв, что стала неотделимой от них. В
современном мире естественное плодородие уже не выступает в
"чистом виде", поэтому результат сельскохозяйственного природопользования одновременно отражает как природные качества земель, так и производственные условия. Разграничение
видов плодородия происходит условно и выражается в действительности эффективным экономическим плодородием.
К. Маркс, изучая проблему производительности земли, писал: "Различие в плодородии почвы приводит к тому, что одни и
те же количества труда и капитала, следовательно, одна и та же
стоимость, выражаются в различных количествах земледельческих продуктов…" [128. С. 381].
Одним из основных критериев эффективности использования
естественного плодородия почв является производительность совокупных затрат живого и овеществленного труда, выраженная
через соотношение сопоставимых показателей стоимости валовой продукции и затрат на ее производство.
Анализ соотношения валового дохода и прямых затрат в
растениеводстве показал, что наиболее производительно используются земельные ресурсы в Верхнемамонском районе. На
один человеко-час получен валовой доход, равный 73 коп., в то
время как по области он составил 45 коп.
Во всех районах Воронежской области, независимо от обеспеченности природными и материально-трудовыми ресурсами,
имеются внутрипроизводственные ресурсы. Они раскрываются за
счет сбалансированности, взаимодополняемости на фоне совершенствования организации и устройства территории и управляемости производством.
Потенциальные резервы районов Воронежской области
представлены в таблице 2.21, где показан фактический и скорректированный валовой доход. Сельскохозяйственные предприятия
131
районов, расположенные в юго-восточной микрозоне, достигли
экономических показателей выше среднеобластного уровня, при
высоком ландшафтно-экологическом индексе, характеризующем
неустроенность их территории, в то время как районы с индексом меньше единицы, при наиболее благоприятных условиях,
имеют показатели ниже областного уровня.
Анализ агроресурсного потенциала районов Воронежской
области показал, что эффективность производства является интегрированным показателем всех составляющих агроресурсного
потенциала сельскохозяйственного предприятия. Наиболее эффективно используются земельные ресурсы в юго-восточной
микрозоне, где землеотдача, выраженная через валовой доход,
составляет 723,2 руб. с гектара, чистый доход по этой микрозоне
– 284,6 руб. с гектара. Второе место занимает северо-западная
микрозона области. Худшее положение дел выявлено в северовосточной микрозоне. Здесь наглядно просматривается более
низкий уровень обеспеченности трудовыми и энергетическими
ресурсами. На фоне не самых бедных почв выявлена самая низкая урожайность зерновых 12,2 ц/га.
Принимая во внимание, что гектар пашни в каждом районе
равнозначен, нами предлагается изучать и анализировать валовой
доход растениеводства на 100 га пашни с учетом ландшафтноэкологического индекса. Результаты расчетов показаны в последней колонке таблицы 2.21 и свидетельствуют, насколько эффективно используются земли сельскохозяйственных предприятий
районов Воронежской области с учетом ландшафтноэкологического потенциала.
Наиболее благополучными, с учетом ландшафтноэкологических позиций, являются земельные угодья Бобровского,
Таловского и Новоусманского районов, которые имеют соответственно следующий скорректированный валовой доход: 54,2;
49,8; 34,2 тыс. руб. на 100 га пашни, который ниже среднеобластного уровня. И наоборот, наиболее обремененные ландшафтноэкологической нагрузкой земли Воробьевского, Репьевского,
Россошанского районов имеют соответственно: 136,8; 121,0;
110,3 тыс. руб. на 100 га пашни.
Данные показатели позволяют заметить, что земли Воробьевского района используются в 2,5 раза эффективнее, чем Боб132
ровского, и почти в 2,4 раза лучше, чем в среднем по области.
При показателях ландшафтно-экологической нагрузки, близкой к
средне областному уровню, наиболее эффективно используются
земли в Лискинском и Аннинском районах, что на 40% превышает среднеобластной уровень.
Исторически сложившиеся природно-климатические условия и земельный потенциал районов Воронежской области оказывают значительное влияние на конечные результаты сельскохозяйственного производства, хотя это бывает не всегда явно
выражено.
Таким образом, земельные угодья как главное средство
производства в сельском хозяйстве, обладая определенным потенциалом природно-климатических условий и ресурсов, все же
представляют собой лишь один вид ресурсов.
В эффективности земледелия ключевую роль играет земельно–ресурсный потенциал агроландшафта. И от того, насколько грамотно организован и рационально устроен агроландшафт, во многом зависит результат сельскохозяйственного
производства. Ландшафтно-экологическая оценка состояния земельных ресурсов необходима прежде всего для организации
рационального и сбалансированного землепользования. Для повышения эффективности сельскохозяйственного производства
наряду с земельно-ресурсным потенциалом необходимы сведения о производственных ресурсах, их частной оценке и степени
влияния на результат производства.
Для эффективного функционирования сельскохозяйственного производства необходима производственная база, которая
включает в себя земельные, материальные и трудовые ресурсы.
Обеспечение эффективного и устойчивого развития производства
во многом зависит от их сбалансированности или соотношения
основных ресурсов производства.
Безусловно, дополнительные вложения труда и капитала
могут компенсировать неблагоприятные природные условия и
недостаточный ресурсный потенциал земельных угодий. В действительности существующие различия в процессе производства
не устраняются, а, наоборот, зачастую усугубляются. Поэтому
необходим детальный анализ современного состояния и использования материальных ресурсов предприятий сельского хозяйст133
ва. Только на основе глубокого и всестороннего анализа можно
создать условия, обеспечивающие организацию эффективного
сельскохозяйственного производства.
Анализ материальных ресурсов сельскохозяйственных
предприятий в разрезе районов Воронежской области был выполнен по данным годовых отчетов районов за 2006 год (прил. 2).
Основные показатели материально-технической оснащенности
представлены в таблице 2.22. Согласно этим данным, фондообеспеченность в расчете на 100 га пашни колеблется от 695,5 тыс.
руб. в Таловском районе до 1581,3 тыс. руб. – в Новоусманском
районе, при среднеобластном уровне 994,5 тыс. руб.
Проведенный анализ показал неравномерность фондообеспеченности в зональном аспекте. Лесостепная зона является наиболее обеспеченной, где в среднем фондообеспеченность составляет 1024,5 тыс. руб. против 964,5 тыс. руб. в степной зоне. Констатировать то, что фондообеспеченность наглядно повлияла на
результат производства в 2006 году мы не можем, скорее наоборот, так как в целом валовой доход, приходящийся на 100 руб.
производственных фондов, в степной зоне в 1,6 раза выше, чем в
лесостепной зоне.
В фондовооруженности также наблюдаются значительные
колебания. В среднем по области она составила 249,9 тыс.
руб./чел. Менее фондовооруженным является Подгоренский
район (176,9 тыс. руб./чел.), как и вся юго-западная микрозона,
где в среднем насчитывается 219,2 тыс. руб./чел.
Выше в 1,2 раза показатель фондовооруженности в северозападной микрозоне (292,7 тыс. руб./чел.), где достигнут высокий уровень производительности трудовых ресурсов. Здесь валовой доход на 1 работника составляет 19,2 тыс. руб./чел, что в
1,4 раза выше, чем по области в целом.
134
Таблица 2.22. Обеспеченность материальными ресурсами районов
Воронежской области
135
По энерговооруженности районов Воронежской области необходимо констатировать, что амплитуда колебаний составляет
от 37 в Каменском районе до 70 л.с./чел.– в Семилукском районе.
В разрезе микрозон энерговооруженность незначительно отклоняется от среднего по области уровня – 54,5 л.с./чел. Минимальная обеспеченность энергетическими мощностями – 152,4 л.с. из
расчета на 100 га пашни выявлена в восточной, а максимальная –
257,2 л.с. в юго-восточной микрозоне. Обеспеченность сельскохозяйственного производства юго-восточной микрозоны энергетическими мощностями превышает областной уровень в 1,17
раза, а уровень восточной микрозоны – в 1,69 раза. Это и определило более высокие показатели в районах юго-восточной микрозоны, где валовой и чистый доходы выше, чем по другим микрозонам, и составили соответственно 723,2 и 284,6 руб. на гектар
пахотных угодий.
Анализ отчетности о количестве тракторов свидетельствует о слабой обеспеченности в восточной микрозоне, где на 100
га пашни приходится 0,5 единицы техники, в то время как в
среднем по области этот показатель составляет 0,7 трактора на
100 га пашни. Изучение материальной оснащенности показало,
что данный ресурс играет значимую роль в обеспечении конечного результата сельскохозяйственного производства, но он не
обладает информацией о их состоянии и использовании, а также о их технических ресурсах. Выявление тесная связь между
материально-технической базой и результатами производства.
Где
сильнее,
оснащеннее,
современнее
материальнотехническая база, там существенно выше результаты производства. Так, слабая материально-техническая база, низкая обеспеченность трудовыми ресурсами в районах восточной микрозоны, на фоне не самых плохих земель в Воронежской области, не
позволили осуществить рентабельное производство. Валовой
доход растениеводства в среднем по районам области составил
55 027 тыс. руб., однако ни один район восточной микрозоны
не был близок к данному значению. В Борисоглебском районе
он в 4,96 раза ниже среднеобластного показателя. Эффективность использования агроресурсов представлена на рисунке
2.12.
136
Очевидно, что в целом худшие условия юго-западной и
юго-восточной микрозон области существенно компенсируются
материально-техническими и трудовыми ресурсами, поэтому
экономическое состояние сельскохозяйственного производства
существенно выше, даже по сравнению с более благополучными по земельному потенциалу микрозонами лесостепной зоны
Воронежской области.
Несмотря на достаточно высокий потенциал многих районов,
изучение показателей использования их агроресурсов позволило
выявить, что по этим показателям хозяйственная деятельность
ниже зональных и областных показателей. Прежде всего это объясняется разбалансированностью агроресурсов и низким уровнем
организации сельскохозяйственного производства. С одной стороны, сельскохозяйственные предприятия с разным уровнем хозяйствования на территории с одинаковыми по качеству почвами
приносят несравнимый результат. С другой, для обеспечения эффективного производства необходимо дополнительное увеличение средств на улучшение потенциала агроресурсов с целью устранения отрицательного влияния природно-климатических различий.
Об эффективности использования основных производственных фондов можно судить по показателю фондоотдачи (прил. 2).
Самая высокая величина валового дохода в расчете на 100
руб. производственных фондов сложилась в Рамонском, Россошанском и Воробьевском районах – соответственно 12,9; 12,4;
12,3 тыс. руб.
Фондоотдача степной зоны составила 7,5, в то время как в
лесостепной зоне – 4,7 тыс. руб., по области – в среднем 6,1 тыс.
руб.
Такой результат определила интегрированная совокупность функционирования агроресурсов. Так, самой высокой
фондообеспеченности Новоусманского района в 1581,3 тыс.
руб. /100 га пашни соответствует валовой доход на 100 руб.
производственных фондов, равный 0,7 тыс. руб. Наиболее высокая обеспеченность энергетическими мощностями (314,1
л.с./100 га пашни) в Воробьевском районе оказала существенное влияние на валовой доход, приходящийся на 100 га пашни в
размере 12,3 тыс. руб. В то же время высокая фондообеспечен137
ность Острогожского района (1447,0 тыс. руб. /100 га пашни) и
обеспеченность энергетическими мощностями (275,2 л.с./100 га
пашни) не проявились, и валовой доход, приходящийся на 100
руб. производственных фондов, составил всего 2,1 тыс. руб.
Рис. 2.12. Агроресурсный потенциал Воронежской области
и эффективность его использования в 2006 году.
Таким образом, можно констатировать, что проведенный
анализ позволил обнаружить объективно и субъективно сложившиеся различия в агроресурсном потенциале районов и
микрозон лесостепной и степной зон Воронежской области.
138
Выявленная дифференциация природно-климатических условий, обеспеченности трудовыми ресурсами и энергетическими
мощностями заложена и в обустроенности территории.
Для повышения эффективности сельскохозяйственного
производства необходимо добиться оптимального соотношения
между размерами сельскохозяйственных угодий, наличием основных производственных фондов и трудовыми ресурсами.
Таким образом, решение вопроса оптимизации соотношения производства и территории отводит центральное место землеустройству, так как именно в ходе землеустроительных мероприятий решаются эти вопросы. Вложенные в ландшафтноэкологическое землеустройство средства, представляют собой
особо важную ресурсоаккумулирующую ценность, так как они
работают десятилетиями, создавая надежную каркасную основу
для использования земельных угодий. В этом состоит их главное
преимущество перед основными фондами производства. Из этого следует, что ландшафтно-экологическое землеустройство реально создает основу для смягчения зависимости сельского производства от неблагоприятных природно-климатических условий,
повышает резерв использования всех агроресурсов.
Характеризуя трудовые ресурсы сельского хозяйства, необходимо отметить, что это живая рабочая сила, которая участвует в
процессе производства и оценивается через количество трудоспособного населения. Живая сила человеческого труда является необходимым условием организации любого производства. Рациональное и эффективное использование рабочей силы прямо пропорционально результатам их труда и, в свою очередь, зависит от
материальной и моральной стимуляции работников. Это основные
условия, определяющие эффективность использования производственных ресурсов любого предприятия.
Процессы формирования трудовых ресурсов и использования рабочей силы в сельскохозяйственном производстве зависят
от влияния многочисленных социальных, экономических и отраслевых факторов. На эффективность использования трудового
потенциала наложил отпечаток курс проводимых земельных реформ. Настоящий период характеризуется большой неопределенностью в плане проводимых земельных преобразований. Сложные современные процессы расслоения, миграции людей усили139
вают проблему дефицита ресурсов в отдельных районах области.
Абсолютное и относительное сокращение численности трудовых
ресурсов Воронежской области сопровождалось снижением производительности труда. В настоящее время тот миграционный
отток сельского населения, который наблюдался последние несколько лет, снизился, во многих районах стабилизировалась
численность работников. На первый план выходит задача определения наиболее эффективного механизма использования
имеющегося трудового потенциала в сельскохозяйственном
производстве.
Ресурсовооруженность труда по районам Воронежской области в зональном аспекте представлена в таблице 2.23., построенная на основе приложения 2. Анализ обеспеченности пашней
по районам области колеблется в значительных пределах. Минимальный размер пашни – 16,6 га в расчете на одного среднегодового трудоспособного приходится на Лискинский район, а максимальная обеспеченность составила 47,8 га в Борисоглебском
районе. В среднем по области она равна 25,7 га на одного работника. Обеспеченность в разрезе микрозон области существенно
не отличается от среднеобластной величины, за исключением
восточной микрозоны, где она составляет 36,2 га пашни на 1
среднегодового работника.
Анализируя обеспеченность трудовыми ресурсами районов области, мы видим, что в Лискинском районе на 100 га
пашни приходится 6 человек, а в Борисоглебском – 2 человека,
при средней обеспеченности – 4 человека по области. При анализе зависимости производительности трудовых ресурсов, выраженной через валовой (чистый) доход, приходящийся на 1
среднегодового работника, от среднегодовой численности работников, приходящихся на 100 га пашни, в целом по области,
не была выявлено тесной связь между ними. Это видно из данных таблицы 2.23, где при практически одинаковых значениях
численности работников, приходящихся на 100 га пашни, чистый доход на одного среднегодового работника меняется в диаметрально противоположных направлениях. Так, при среднегодовой численности работников 3,8 чел., приходящихся на 100 га
пашни, рост чистого дохода в Верхнемамонском районе составил
140
8,4, а Петропавловском убыток достиг – 6,1 тыс. руб. на одного
работника.
Таким образом, значение трудовых ресурсов в условиях современного сельскохозяйственного производства существенно и
неоднозначно. Техническое оснащение производственных процессов проявляется через рост квалификации кадров и стимулирует активность трудовых ресурсов, что в результате отражается
на эффективности производства. Это предположение находит
частичное подтверждение в данных таблицы 2.23.
При равной обеспеченности районов трудовыми ресурсами
энерговооруженность приводит к росту производительности труда. Это отмечается по всем микрозонам Воронежской области, за
исключением восточной, где выявлен недостаток трудовых ресурсов (3 чел. на 100 га пашни) и при обеспеченности энергетическими мощностями (52,7 л.с.), сравнительно близкой к областному
уровню (53,7л.с.), не позволил повысить их производительность.
Убыток составил -5,4 тыс. руб. на 1 среднегодового работника при
среднеобластном значении чистого дохода 3,6 тыс. руб.
Недостаток трудовых ресурсов, как одного из главных условий, на фоне отсутствия адекватной замены другими ресурсами,
вызвал снижение показателей производительности труда в восточной микрозоне Воронежской области.
Значительная обеспеченность трудовыми и материальноэнергетическими ресурсами позволила иметь рентабельное производство в ряде районов области (Рамонский, Хохольский, Каширский, Каменский, Воробьевский и др.), за исключением восточной
микрозоны. Но в то же время имеются районы с аналогичными показателями оснащенности, где наблюдаются отрицательные показатели производства (Острогожский, Эртильский, Ольховатский,
Бутурлиновский). Так как природные и материально-трудовые ресурсы в этих районах практически одинаковые, причины отставания
следует искать в субъективном факторе организации и управления
производством.
141
Таблица 2.23. Ресурсовооруженность труда в районах
Воронежской области
142
Современное сельскохозяйственное производство многих
районов Воронежской области характеризуется низкой производительностью труда. В разрезе микрозон производительность труда не носит территориальной зависимости. Повышение производительности труда напрямую зависит от всестороннего совершенствования трудовых ресурсов. По определению К. Маркса, производительная сила труда определяется уровнем квалификации рабочего, уровнем развития науки и степенью ее востребованности,
размером производства и природными условиями [127]. Поэтому
необходим системный и глубокий анализ, с учетом всех взаимосвязей функционирования агроресурсов как на уровне природной, так и на уровне социально-общественной составляющей сложного комплекса сельскохозяйственного природопользования.
При анализе данных таблицы 2.23 было выявлено, что просматривается коррелятивная взаимосвязь землеобеспеченности с
производительностью труда и энергетическими мощностями, приходящимися на единицу площади пашни. Выявить закономерность
эффективности производства с позиций отдельных статистических
показателей, характеризующих уровень трудообеспеченности, в
силу комплексности аграрного сектора экономики практически невозможно, поэтому необходим системный подход к изучению сельскохозяйственной отрасли природопользования для установления
причин, изыскания путей и резервов, а также разработки перспективных предложений по организации производства и повышению
трудовой активности рабочей силы.
Выявленные различия качественного характера и величины трудообеспеченности по районам области наложили отпечаток на эффективность производства. Это вызывает необходимость дифференцированного использования трудовых ресурсов, формирования оптимального потенциала и развития трудовой активности работников. Для повышения эффективности современного сельскохозяйственного производства необходимы
грамотные и самостоятельные граждане, знающие сельское хозяйство. Показатель номинального наличия физических работников
не характеризует их соответствие требованиям современных агротехнологий, поэтому условия для роста творческой активности
сейчас имеются в наличии. Необходимый объем трудозатрат в
143
сельском хозяйстве определяется сложной совокупностью многих
составляющих, от специализации и структуры производства,
уровня организации и методов управления производством до качественной составляющей рабочей силы [74].
Александр Николаевич Энгельгард известный представитель сельскохозяйственной науки и практики, обустраивал свои
земли в период с 1870 по 1893 г. При этом особое внимание он
уделял необходимости детального учета природных особенностей и заботе о плодородии почв. Большое значение он придавал качественному аспекту рабочей силы. Будущее сельского
хозяйства России Энгельгард видел в создании "деревень из интеллигентных людей", повсеместно подчеркивал, что "мужику
нужен интеллигент – земледелец, России нужны деревни из интеллигентных людей" [229. С. 512].
На современном этапе трудовые ресурсы играют первостепенную роль в повышении эффективности сельскохозяйственного производства. Высокоэффективное использование производственного потенциала сельскохозяйственного предприятия возможно только на основе рационального использования рабочей
силы, оптимальной трудообеспеченности и достаточно высокой
квалификации кадров, а также материальной заинтересованности
рабочих в результатах своего труда.
Анализ функционирования агроресурсов показал, что они
работают часто не синхронно, что и накладывает отпечаток на
показатели производственной деятельности. Оптимизация организации производства на базе новых форм собственности на
землю, новых агротехнологий определяет необходимость
улучшения качественной структуры и профессионального
уровня рабочей силы.
А.А. Никонов президент ВАСХНИЛ, комментируя просчеты и недостатки в экономике сельского хозяйства, писал: "Наша
экономика не только экстенсивна, но и невообразимо расточительна. … Почему подобное происходит вопреки здравому смыслу? Это и бесхозность и многое другое. … Плохо с затратами не
только материальных ресурсов, но и труда. Мы очень плохо работаем ..." [141. С. 3-5].
Осознание многих положений современного процесса
природопользования – это задача будущего. В работе исследо144
ваны лишь некоторые вопросы производства с позиций ландшафтно-экологического землеустройства сельскохозяйственных предприятий. При этом необходимо согласиться с А.А. Жученко и А.Д. Урсулом в том, что в реализации "стратегии сельскохозяйственного производства предусматривается все более
рациональное использование природных ресурсов, в особенности
биологических и экологических факторов, увязывание многих
факторов интенсификации агросферы в единую систему, повышающую эколого-экономическую результативность природопреобразующей деятельности людей" [79. С.163].
Представленный анализ эффективности использования трудовых ресурсов в Воронежской области и теоретические основы
исследования важности живого труда для сельскохозяйственного
производства позволяют еще раз подчеркнуть, насколько важна
его роль в современной действительности. Наличие и эффективность трудовых ресурсов определяют будущее адаптивного земледелия, а значит, состояние сельскохозяйственного производства.
Устойчивость земледелия к неблагоприятным погодным и
природным условиям, дефициту плодородия почв, влаги и тепла –
это основные научные направления развития современного сельского хозяйства. Территориальную основу для земледелия формирует ландшафтно-экологическое землеустройство сельскохозяйственных предприятий.
Выработка достоверной информации для решения вопросов
рационального и эффективного сельскохозяйственного природопользования является актуальной задачей. Это является архиважным для землеустройства, конструирующего оптимальные условия для рационального использования агроресурсного потенциала, с целью обеспечения устойчивого и сбалансированного развития сельского хозяйства. Эта работа должна опираться на достоверную фактическую информацию о состоянии ресурсов с целью
прогнозировании их на перспективу. Особое место при этом, как
уже отмечалось, отводится изучению связей и зависимостей между
различными ресурсами, используемыми в процессе сельскохозяйственного производства. Безусловно, это задача сложная и важная
при любом исследовании. Достоверные знания получают путем наблюдения, опыта, а также систематизации, анализа и сравнения результатов хозяйственной деятельности. Причем только факты яв145
ляются необходимым условием научного поиска, и как отмечал
В.И. Ленин: "Факты, если взять их в их целом, в их связи, не только
"упрямая", но и безусловно доказательная вещь" [120. С.350]. Эффективность использования агроресурсов можно повысить на основе выявления и ликвидации причин, вызывающих отрицательные последствия в процессе их функционирования.
Статистико-математический анализ эффективности использования агроресурсов Воронежской области основан на проведении многофакторных исследований. Эмпирической базой анализа
экономической эффективности использования агроресурсного
потенциала области послужили материалы годовых отчетов районов Воронежской области по итогам 2006 года (прил. 2). Результаты производства в зависимости от фактического потенциала и
использования агроресурсов были оценены по всем районам в
разрезе природно-сельскохозяйственных зон и микрозон области.
Проведение экономического анализа агроресурсов сельскохозяйственного производства существенно осложняется тем, что все
его составляющие – это земельные, материальные и трудовые ресурсы многомерны и им свойственна взаимозависимость и взаимозаменяемость. Для изучения систематизации связей между
факторными и результативными показателями использованы
корреляционный и регрессионный методы исследования зависимостей. Эти методы позволили дать детальную количественную
характеристику значимости каждого из ресурсов, описать направление связи, изучить взаимозависимость и оценить роль каждой переменной в сложном процессе производства.
Прежде чем проводить статистико-математическое исследование, необходимо провести большую логическую работу по
установлению причинно-следственных связей, выявлению особо значимых аспектов использования агроресурсов. Никакой
процесс математической обработки конкретных результатов,
даже самый продуманный, не может полностью раскрыть все
стороны влияния и взаимопроникновения факторов. В.И. Ленин
писал: "Мы не можем представить, выразить, смерить, изобразить движения, не прервав непрерывного, не упростив, угрубив,
не разделив, не омертвив живого. Изображение движения мыслью есть всегда огрубление, омертвление…" [120. С. 233]. Основной целью любой статистико-математической обработки яв146
ляется количественный анализ фактической зависимости результатов земледелия от спектра ресурсов, выявление наличия их
синхронного функционирования, определение наиболее важных
факторов и оценка надежности показателей уравнений регрессии.
Для раскрытия сложного механизма функционирования агроресурсов в реально существующем процессе производства нами
применялся корреляционно-регрессионный анализ, который был
использован для установления и измерения связи между урожайностью и спектром факторов, ее определяющих. Урожайность сельскохозяйственных культур (У, ц/га) зависит от различных ресурсов.
Для анализа нами исследовались: прямые затраты в растениеводстве
по зерновым (Х1, тыс. чел. час.), балл бонитета по зерновым (Х3),
обеспеченность трудовыми ресурсами (Х2, работников приходящихся на 100 га пашни), энергетические мощности (Х4, л.с. приходящиеся на 100 га пашни), процент облесенности сельскохозяйственных угодий (Х5), наличие тракторов (Х6, шт., приходящихся на
100 га пашни).
Обработка отчетных данных с помощью экономикоматематического анализа проводилась с целью оценки доли их
влияния на урожайность. Обработка проводилась как в целом
по области, так и в разрезе природных зон и микрозон. Анализ
различных сочетаний агроресурсов, использование их парной и
многофакторной корреляции позволили выявить, что на урожайность по-разному влияют как отдельные ресурсы, так их
группы в зависимости от зональных особенностей.
Наиболее
значимые
результаты
корреляционнорегрессионного анализа представлены в приложении 3. Так, по
области в целом теснота связи урожайности от 6 видов изучаемых агроресурсов характеризовалась коэффициентом множественной корреляции R = 0,71 (связь достаточно сильная). При
более детальном изучении совокупности агроресурсов, с использованием статистической оценки параметров, эта гипотеза
не нашла убедительного подтверждения. Среди изучаемых ресурсов, наиболее достоверное влияние оказал фактор энергетической мощности (прил. 3.1). Остальные ресурсы оказались менее значимыми. Парная корреляция урожайности зерновых (У)
от обеспеченности земледелия энергетическими мощностями
147
(Х4) (прил. 3.2) характеризуется следующим уравнением регрессии:
У = 5,37 + 0,05Х4
(1)
При r = 0,64;
где – степень тесноты связи анализируемых ресурсов, в нашем случае она средняя.
Параметры уравнения имеют высокие значения критериев
достоверности Стьюдента (tф = 4,6 > tct = 2,0).
Многофакторный анализ зависимости урожайности зерновых (У1) показал, что наиболее существенное влияние агроресурсы проявили в лесостепной зоне (прил. 3.3).
Уравнение регрессии имеет следующий вид:
У1 = -7,74 – 2,07Х2 +0,15Х3 + 0,07Х4 + 1.17Х5
(2)
Вариация урожайности зерновых культур определяется на
72% изменениями включенных в уравнение ресурсов. Ошибка
свободного члена уравнения является достаточно значительной и
снижает достоверность данного уравнения, поэтому значительно
слабее эти факторы оказали влияние в степной зоне.
Проведенные нами исследования зависимости урожайности
зерновых выявили, что изучаемые ресурсы оказывают различное
влияние, и зачастую направленность их векторов может быть прямо противоположной, в зависимости от природно-сельскохозяйственных зон. Выявленная слабая связь урожайности зерновых культур с исследуемыми агроресурсами области объясняется
тем, что отсутствует синхронный механизм их функционирования.
В период экономического кризиса и как следствие спада сельскохозяйственного производства, происходит неэквивалентная замена
одних недостающих ресурсов другими зачастую малоэффективными. В конечном итоге происходит нарушение управляемости производством.
Шаговый отсев менее достоверных факторов выявил наиболее
тесную зависимость (R=0,97) урожайности зерновых в центральной
микрозоне лесостепной зоны (У12) от: прямых затрат в растениевод148
стве по зерновым (Х1) и процента облесенности сельскохозяйственных угодий (Х5).
Данная зависимость описывается уравнением регрессии и имеет достаточно высокие критерии достоверности его параметров
(прил. 3.4):
У12 = 7,831 + 0,007Х1 + 1.038Х5 (3)
Коэффициент множественной детерминации (R2=0.95) характеризует, что урожайность зерновых на 95% зависит от изучаемых агроресурсов.
Парная корреляция выявила, что наиболее существенное
влияние на рост урожайности зерновых в центральной микрозоне
(У12) оказали выявленные агроресурсы. Уравнения имеют высокие показатели достоверности апроксимации и тесноты связи.
Это наглядно показано на рисунке 2.13.
Рис. 2.13. Зависимость урожайности зерновых в центральной
микрозоне Воронежской области от прямых затрат в растениеводстве по зерну и обеспеченности сельскохозяйственных угодий, %.
Также парная корреляция позволила выявить явный дисбаланс
в использовании агроресурсов. Одни ресурсы являются сдержи149
вающим фактором роста урожая на общем дисбалансе производства. Так, зависимость урожайности зерновых по центральной микрозоне (У12), от балла бонитета по зерновым (Х3) описывается следующим уравнением регрессии (прил. 3.6):
У12 = 54,040 – 0,447Х3 ,
r = 0,78
(4)
Представленное уравнение имеет высокие критерии степени
достоверности параметров, поэтому необходимо констатировать,
что урожайность выше там, где ниже балл бонитета по зерновым.
Значит, чем выше ресурс, тем ниже урожайность зерновых. С
точки зрения развития любого процесса производства это противоречит здравому смыслу, но такова действительность сельскохозяйственного производства в масштабе современного времени.
Безусловно, что чем плодороднее почвы, тем выше должны
быть результаты в земледелии, но исторический аспект показывает, что на результат производства сельского хозяйства оказывает характер отношения к земле – культура земледелия. Ее параметры практически невозможно описать непосредственно количественно. В условиях стабильного производства существует положительная зависимость результатов производства от агроресурсного потенциала, но активное влияние негативных процессов, отсутствие синхронности функционирования агроресурсного
потенциала зачастую не позволяют оптимально использовать их
потенциал.
Таким образом, корреляционно-регрессионный анализ выявил, что на урожайность зерновых в значительной мере оказали влияние прямые затраты в растениеводстве, энергетические
мощности и облесенность сельскохозяйственных угодий. Это
подтверждает органическую взаимосвязь всех агроресурсов
сельскохозяйственного производства.
Было проведено исследование зависимости валового дохода
в растениеводстве из расчета на 100 га пашни (В, тыс. руб.) от:
урожайности зерновых (У, ц/га), себестоимости 1 ц зерна (N,
руб.), прямых затрат в растениеводстве по зерну (Т, тыс. чел.
час.), балла бонитета по зерновым (Х3) количества тракторов (Х6,
шт.), пашни приходящейся на 1 работника (Х7, га). Результаты
анализа представлены в приложении 4. Данные агроресурсы иг150
рают значительную, положительную роль в обеспечении экономической эффективности сельскохозяйственного производства,
но конкретные особенности их взаимодействия и влияния друг на
друга по-разному могут сказаться на конечном результате производства.
Изучая результаты множественной корреляции валового дохода по Воронежской области в целом, в разрезе зон и микрозон
было выявлено, что доля влияния различных факторов и их векторная направленность различны. Наиболее существенное влияние на рост валового дохода в растениеводстве на территории области (В) оказала урожайность зерновых (У), себестоимость (N),
и обеспеченность тракторами (Х6). Уравнение регрессии, описывающее зависимость валового дохода (В) при достоверных его
параметрах и высокой теснотой связи получено от урожайности
(У) и обеспеченности тракторами (Х6) можно характеризовать
как надежное. Материалы анализа представлены в приложении
4.3.
Уравнение регрессии имеет вид:
В = -63,32 + 4,33У + 84,16Х6,
R = 0,81
(5)
Вариация валового дохода на 65% обусловлена включенными в модель факторами. Это уравнение регрессии имеет статистически надежные параметры. Анализ, проведенный по лесостепной зоне показал, подобную ситуацию.
В степной зоне значимое влияние на рост валового дохода в
растениеводстве (В2), оказала себестоимость зерна (N). Уравнение регрессии имеет следующий вид:
В2 = 161,56 – 1,04N, r = 0,71
(6)
Результаты анализа представлены в приложении 4.8.
Результаты проведенного анализа выявили, что наиболее
значимыми факторами в формировании валового дохода в 2006
году оказались: урожайность зерновых и их себестоимость, а
также обеспеченность тракторами, доля влияния других факторов
оказалась существенно ниже.
151
Наиболее существенная связь валового дохода в растениеводстве от себестоимости зерна (N) установлена в юго-восточной
микрозоне (В22) и описывается уравнением (прил. 4.9):
В22 = 183,85 – 1,24N, r = 0,74
(7)
Проведенная работа по анализу сельскохозяйственного производства районов Воронежской области в разрезе природноклиматических зон и микрозон с целью выявления доли влияния
природных ресурсов на результат современного производства условна. Многие аспекты зависимости имеют временный характер.
Это положение особенно характерно для современного этапа развития нашего сельского хозяйства, где с одной стороны происходит реформирования земельно-имущественных отношений, а с
другой – огромное негативное влияние оказывает мировой экономический кризис. По мнению ученых: "В России непосредственное использование критерия оценки земли станет возможным,
когда стабилизируется экономическая ситуация и цены на продукцию будут формироваться под воздействием ситуации на
рынке, а не платежеспособности населения, и будет поддерживаться паритет цен" [68. C.45]. Поэтому, на современном этапе
установить уравнения регрессии точно описывающие процесс
сельскохозяйственного природопользования задача достаточно
трудная.
Таким образом, проведенный всесторонний корреляционнорегрессионный анализ позволил выявить, что в настоящее время
функционирует сложный механизм зависимости результатов
производства не только от их наличия, но и от их совместного
взаимодействия. Номинальное наличие агроресурсов не гарантирует высокий результат производства. Выведенные уравнения
количественно показали, что на фоне общей несбалансированности процесса сельскохозяйственного производства незначительно
проявили себя такие агроресурсы как плодородие почв, прямые
затраты труда в растениеводстве и обеспеченность трудовыми
ресурсами. Основным условием повышения эффективности производства является необходимость обеспечения синхронного
функционирования агроресурсов, в сельскохозяйственном процессе природопользования.
152
ГЛАВА III. ВЛИЯНИЕ НЕГАТИВНЫХ ПРИРОДНЫХ
ЯВЛЕНИЙ И АНТРОПОГЕННЫХ УСЛОВИЙ
НА ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЕ В УСЛОВИЯХ
ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО РЕГИОНА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
_____________________________________________
Влияние природных и антропогенных факторов на землепользования сельскохозяйственных предприятий достаточно велико. Оно обуславливается таким основными условиями, как –
географическое положение территории, природно-климатические
условия, наличие плодородных почв и многие другие. Если климатические условия определяют благоприятность возделывания и
произрастания сельскохозяйственных культур и при этом огромное влияние оказывает температурный режим региона и обеспеченности его осадками, то почвенные условия влияют на урожайность посевов и продуктивность сельскохозяйственных угодий. Не менее важно наличие на территории водных ресурсов,
позволяющих регулировать дефицит влажности почв. Все это напрямую влияет на выбор производственного направления хозяйства, а значит на место региона в территориальном разделении
труда.
Безусловно, сельскохозяйственное производство, как ни какая
другая отрасль в большей степени зависит от погодных условий,
которые выступают важной составляющей природного агроресурсного потенциала Центрально-Черноземного региона, и в значительной степени определяют результаты производства. Непредсказуемость природных явлений, в последнее время наиболее ярко
прослеживается, может свести на нет результаты всей хозяйственной деятельности сельскохозяйственного производителя.
О природных явлениях, которые неблагоприятно влияют на
сельскохозяйственное производство опубликовано много работ
отечественных и зарубежных ученых. Эти работы позволяют понять суть процессов атмосферной циркуляции и наметить адекватную систему мер по борьбе с ними. Землеустроители не уде153
ляют достаточно большого внимания этим разработкам, подходят
к этому сложному вопросу зачастую механически, используя отдельные аспекты данных работ при разработке проектов различной направленности.
Для изучения данной проблемы необходимо, прежде всего,
изучить неблагоприятные природные явления, характерные для
Центрально-Черноземного региона.
Изучая сложные негативные процессы атмосферной циркуляции, было выявлено, что они вызывают широкий спектр погодных условий, неблагоприятно влияющих на условия ведения
сельскохозяйственного производства, и наносят серьезный
ущерб сельскому хозяйству. Основные причины это такие явления как: засухи, суховеи, пыльные бури, а также суровые малоснежные зимы. Эти явления напрямую влияют на формирование
стихийного весеннего стока и ливневых дождей, при этом происходит разрушение земельных угодий и как следствие снижение плодородия почв. И.Е. Бучинский в своей работе [52. С.48],
приводит многочисленные исторические сведения о неблагоприятных погодных явлениях. Опираясь на летописи с 852 г. он, соблюдая хронологию, описывает их:
"1298-Засуха была; загорались леса и болота, мхи, поля .
1300-Весной были сильные ветры, дожди и грозы. В Тожке
гроза в один час ров образовала и построек несколько разрушила
до основания.
1301-Была сильная буря в Ростове. … Были сильные ветры, бури многие и грозные, и вихри сильные, и громы страшные и молнии и дожди большие…
1302-5 июля была буря, причинила много бед, по селам лес
поломала.
1303-Зима была теплая, снега не было всю зиму; не собрали
люди хлеба, и была дороговизна большая.
1305-Были громы сильные и молнии.
1306-Шли большие дожди.
1308-Был голод и мор.
1309-Мыши поели: рожь, пшеницу, овес, ячмень и всякое
зерно; и поэтому была дороговизна большая, и голод крепкий по
всей Русской земле; и люди, и лошади, и всякий скот умирали."
154
За период в чуть более десяти лет, мы насчитываем девять
неблагоприятных природных явлений начиная от засух до ливней, от сильных бурь до теплых зим, которые в итоге привели к
четырем голодным годам.
А.В. Советов отмечает, "Голод в богатой, плодородной
России составляет явление не нынешнего только времени, но
бывал часто и в древние времена. В ХII веке он повторялся 8
раз, в ХIII – 8, в ХIV –7, в XV – 8, в XVI-8" [195. С.257].
Таким образом, фактически через год, а зачастую подряд несколько лет складываются условия, негативно влияющие на ведение земледелия. Экономический ущерб от неблагоприятных природных явлений постоянно увеличивается в результате их учащения и усиления. В то же время, по мнению специалистов, абсолютные недоборы урожая также растут.
"В результате засух 1972, 1975, 1981 гг. в СССР ежегодный
недобор зерна составил соответственно 30, 50 и 70 млн. т." [187.
С.3]. В большинстве стран мира урожайность сельскохозяйственных растений в настоящее время на 70-80% зависит от погодных условий [79. С.282].
Таким образом, основная причина учащения неблагоприятных природных явлений, увеличения их продолжительности и
негативного влияния, а также роста недоборов урожая сельскохозяйственных культур заключается в нарушении экологической
устойчивости агроландшафтов: с одной стороны – постоянно
растет антропогенная нагрузка на агроресурсы; с другой – климат становится более засушливым.
3.1. Засухи, суховеи и пыльные бури –
негативные природные явления
Cложная природа происхождения и длительный временной характер проявления определяют засухи нескольких типов:
почвенную, атмосферную и физиологическую. Недостаток влаги в почвенной структуре, вызванный ее иссушением, приводит
к замедлению или прекращению ее поступления в корни растений и характеризует почвенную влагу. При этом дефицит влаги
155
растения испытывают в почве. Значительный период времени
без осадков, сопровождающийся низкой влажностью и высокой
температурой воздуха, вызывает атмосферную засуху. Засуха
физиологическая наступает при повреждении корневой системы растений.
Засухи зачастую сопровождаются высокой температурой
воздуха, суховейными ветрами и приводят к значительному
снижению урожаев сельскохозяйственных культур. Наибольший вред приносит совместная почвенно-атмосферная засуха,
при которой недостаточные весенние влагозапасы и длительное
бездождье отрицательно сказываются на развитии растений.
Выделяют три вида засух, которые протекают в различное
время и характеризуются следующими особенностями:
– весенняя засуха характеризуется достаточно низкими температурами, относительной влажностью воздуха, сухими ветрами.
Такой тип засухи задерживает всходы, ослабляет кущение и укоренение растений. При достаточных запасах влаги в почве такая
засуха незначительно влияет на растения;
– летняя засуха проявляется при низкой относительной
влажности воздуха, высокой температуре и большой испаряемости. Она препятствует накоплению вегетативной массы, приросту корней и клубней. Такой вид засухи оказывает более
сильное отрицательное воздействие на сельскохозяйственные
растения, чем весенняя;
– осенняя засуха может причинить вред озимым и позднеспелых культурам.
Засуха практически всегда зависела от вегетационных
температур воздуха, количества осадков и испаряемости. Влияние засух оценивается различными параметрами и показателями, но, к сожалению, ученые не пришли к единому общепринятому показателю по критериям оценки засухи.
Почвовед В.В. Докучаев впервые предложил понятие испаряемости для оценки засушливости различных природных регионов, путем сопоставления многолетних средних годовых
сумм осадков и средних годовых величин испарения с водной
поверхности [75]. Г.Н. Высоцкий ввел количественный индекс
засухи как отношение осадков к испаряемости [27]. В дальнейшем Г.Т. Селянинов предложил рассчитывать гидротермический
156
коэффициент, характеризующий обеспеченность осадками как
отношение количества осадков к сумме активных температур
трех летних месяцев, уменьшенное в 10 раз [189].
Наибольшее практическое распространение получил ГТК
Г.Т. Селянинова, который характеризует не только приходную
составляющую водного баланса, но и расход влаги, при этом он
позволяет оценить обеспеченность агроландшафта осадками в
вегетационный период. Коэффициент, равный единице, характеризует равенство между приходом и расходом влаги, при коэффициенте меньше единицы наблюдается недостаток осадков в
вегетационный период. По Селянинову, северная граница степной полосы на европейской территории России совпадает с изолинией ГТК=1 за июнь-август. Он предлагает считать засушливым период, в течение которого ГТК<1,0, а сухим – когда
ГТК<0,5 [190].
Для оценки засушливости многие исследователи предлагают использовать запасы влаги в почве. При этом весенние влагозапасы имеют определяющее значение в формировании урожая
сельскохозяйственных культур [112].
Интегрирующим показателем, характеризующим засухи является урожайность зерновых культур. Эту позицию разделял и
Г.Т. Селянинов [191. С.25]. Так, А.В. Процеров характеризовал засухи через падение урожая яровой пшеницы в процентах к среднему ее значению за двадцатилетний период. Для этого использовалась шкала: слабая засуха – снижение урожая происходит на
20%, при сильной – урожай падает на 20-50%, а при очень сильной – более 50% [170]. Известно, что за предшествующий период
наиболее засушливыми оказались следующие годы: 1885, 1889,
1890, 1891, 1892, 1897, 1901, 1906, 1911, 1914, 1917, 1920, 1921,
1924, 1931, 1934, 1936, 1938, 1939, 1946, 1948, 1950, 1951, 1954.
Все перечисленные засухи по масштабам влияния отнесены к
средним и сильным, границы которых захватывают Воронежскую
область [25. С.38-39].
Многие ученые отмечают общую тенденцию увеличения
числа засух. Делаются заключения о том, что до ХVII века засухи были явлением сравнительно редким: на столетие приходилось 8 неурожаев. В ХVII – ХVIII веках число недородных лет
удваивается. В 1848 году правительство Николая 1 зафиксиро157
вало: неурожаи в черноземной степи повторяются через каждые
6 – 7 лет. За 1865 – 1890 годы (25 лет) было 10 неурожаев [124.
C.14].
Так, Сазонов Б.И. приводит данные о том, что число засух в
среднем за 10 лет, в период с 1700 по 1900 г., было 2,3, а с 1901
по 1975 г.– уже 4,3, что свидетельствует об учащении засух почти в 2 раза [187. С.146].
Наибольший интерес представляют исследования, выполненные И.Е. Бучинским в работе [52. С.82-83] для территории
Великой Русской равнины с 850 г. по 1800 г. Он систематизировал и составил сводку неблагоприятных природных явлений.
О.А. Дроздов [77. С.13], изучая засухи, приводит данные Ю.Л.
Раунера и С.И. Костина об их количестве на ЕТС за более длительный период – с 940 по 1975 год, а также число неурожаев
на территории России по С.И. Барашу [77. С.39]. Общая картина динамики засух и в целом неблагоприятных природноклиматических явлений приведена в таблице 3.1.
И.Е. Бучинский И.Е., анализируя предшествующий период до
XIX века, выделил только наиболее значительные и суровые засухи, пик которых пришелся на XV век. Он отмечает, что "С XIV в.
также возрастает количество лет с избытком осадков, с наводнениями, суровыми и малоснежными зимами, бурями и грозами, а в
результате всего возрастает число голодных лет. … Ход числа лет,
неблагоприятных для человека и его хозяйства, свидетельствует о
значительных возмущениях климата Великой Русской равнины в
историческую эпоху" [52. С.65]. Данные Ю.Л. Раунера и С.И. Костина захватывают и ХХ век. Как видно из таблицы, имеются количественные расхождения, но в целом прослеживается рост количества засух. Наглядно данная зависимость представлена на графике
(рис. 3.1).
Данная информация о динамике неблагоприятных погодных
явлений в очередной раз подтверждает гипотезу о нарушении
экологии природы, и неизбежности природных катаклизм, которые, в свою очередь, негативно влияют на условия сельскохозяйственного производства и его результаты.
158
Таблица 3.1. Сводка количества неблагоприятных
природно-климатических явлений на территории
Великой Русской равнины (ЕТС)
Всего неблагоприятных
явлений
14
2
3
24
5
3
4
82
7
2
4
62
29
9 10 8
9
83
13
44
13 14 15 14
159
4
5
29
6
5
7
83
4
1
8
44
2 10 1
4
76
2
1
0
62
3 19 10 11
85
XIX
75
28 18 23
98
XX
55
37 31
89
Дожди и наводнения
Бури и грозы
Оптические явления
Голодные годы по Бучинскому И.Е.
Неурожайные годы по
Барашу С.И.
Бучинскому И.Е.
2
0
0
1
0
0
10
1
XI
1
1
0
1
2
1
15
2
4
XII
10
6
4
14
3
3
38
4
XIII
9
7
0
9
3
11
19
2
XIV
14
6
2
9
4
10
XV
23
21
5
27
12
XVI
14
9
5
10
XVII
2
13
0
XVIII
1
7
1
159
Костину С.И. (ЕТС)
Век
X
9
Раунеру Ю.Л. (ЕТС)
1
Суровые и снежные зимы
Теплые и бесснежные
зимы
по среднему значению
Засухи по:
География распространения засух достаточно обширна. Известно, что "засушливые явления наблюдались нередко севернее
зоны лесостепи, …в Якутии – до берега Ледовитого океана" [191.
С.5].
40
35
Число засух, шт
30
25
20
15
10
5
0
XI
XII
XIII
Костин С.И. (ЕТС)
XIV
XV
XVI
XVII
Раунер Ю.Л. (ЕТС)
XVIII
XIX
XX в
Бучинский И.Е
Рис. 3.1. Число засух на территории
Великой Русской равнины (ЕТС).
Бытовало мнение, что засухи и суховеи на территорию
Центрально-Черноземного региона проникают из Среднеазиатских пустынь и предотвратить их можно, если поставить заслон
из лесных полос по рекам Урал, Волга, Дон. Исследования Ф.Ф.
Давитой показали, что вторжение теплого воздуха из пустынь
происходит очень редко, а причиной образования засух на Русской равнине является вторжение холодного воздуха с севера,
северо-запада, запада, которое приводит к формированию за
холодным фронтом мощного антициклона. Потоки воздуха с
северных, западных направлений содержат мало влаги и по мере продвижения на юг дефицит влаги и температура воздуха
растут, это, в свою очередь, иссушает почву, обжигает растения. Наступает атмосферная засуха, которая вызывает почвенную, а чаще всего они проявляются совместно [73].
160
Г.Т. Селянинов отмечает, что весенние засухи нередко сопровождаются северными ветрами (СЗ-СВ). "Проникновение
воздушных масс с севера, оформленных в антициклонах, свойственных не только ранневесенним холодным засухам, но типично для всех засух вообще и является основным засухообразующим фактором – необходимой предпосылкой их развития,
как выяснили синоптические исследования" [191. С.10].
Засуха – это значительное изменение водного баланса растений, в результате неблагоприятного сочетания гидротермических условий, из-за которых происходит увядание, значительный недобор урожая сельскохозяйственных культур, а порою и
полная гибель культурных растений. Определенное сочетание
агрометеорологических условий на фоне экологически нестабильного агроландшафта с низким уровнем земледелия может
проявляться в качестве почвенной, атмосферной или совместной засухи. Анализ частоты проявления засух на европейской
части России показывает, что один год из трех бывает засушливым, а порой, засуха повторяется два или три года подряд.
Воронежская область характеризуется относительно сильной континентальностью климата. Она увеличивается с С-З на
Ю-В на фоне теплого лета и суровой зимы. На уменьшение количества осадков с 575 мм на северо-западе до 450 мм на юговостоке накладывается соответствующее количество тепла. На
фоне суховейных ветров резко возрастает дефицит влаги, испаряемость превалирует над осадками, что в итоге приводит к
частому повторению засух. "Можно сказать, что суховей так же
характерен для засухи, как засуха характерна для континентального климата" [191. С.17].
Территория Воронежской области в разной степени подвержена засухам и суховеям, поэтому борьба с этими явлениями
продолжает оставаться одной из актуальных задач современной
аграрной науки. Таким образом, следует отметить, что засуха
всегда приводит к угнетению растений, и значительному снижению урожая сельскохозяйственных культур. Их можно научиться прогнозировать, а потом оценивать через различные количественные показатели, но важнее всего создавать надежный, устойчивый агроландшафт, способный снизить, а в ряде случаев и
предотвратить негативное влияние.
161
Суховеи, как и засухи, причиняют большой вред сельскому
хозяйству. Исследуя суховеи, И.Е. Бучинский пишет, что первые
описания этого неблагоприятного природного явления относятся
к XVII веку. Член Петербургской академии наук П.С. Паллас так
описывал суховеи " …в поле бывают столь горячие ветры, что
они кажутся как бы выходящими из печи, и столь сильные, что
они наполняют воздух воздымаемой со степей пылью…" [52].
Аналогичные ветра описывает Гауровиц: "Летом обыкновенно
около 9 часов подымается юго-восточный ветер, который приносит с собой необыкновенный жар и дует с большой силой до вечера; тогда он упадает и сменяется совершенным безветрием.
Неприятное действие этих ветров увеличивается тем, что они
часто превращаются в сильные вихри, вздымающие тучи песка и
пыли" [53]. Также подобные явления описывал К. Гофман "В июле 1841 г. …после засухи, продолжавшейся несколько дней, температура достигала 40°С в тени, воздух был тяжел и удушлив, теплый ветер дул с юга, как из раскаленной печи, и палил листья и
цветы; трудно было дышать, и палящий ветер напоминал сирокко, с которым действительно имел некоторое сходство… Растительное царство страждет от ветра более, нежели от других атмосферных явлений" [71].
Обобщая высказывания предшественников, К.С. Веселовский пришел к выводу "…явление жгучего ветра свойственно
вообще всей степной полосе южной России" [63]. Н.П. Адамов
писал "…сильные юго-восточные ветры являются зачастую
благодаря своей сухости бичом для многих культур, …суховеем
нередко в один день уничтожается труд целого года" [233]. По
данным климатолога А.А. Каминского, суховеи равнинной местности "… дуют чаще всего от S E, затем идут E, E S E и N, но
сухим, в особенности в июле и августе, может оказаться ветер
от любого румба" [233. С.158]. При этом румбы направления
ветров указаны, исходя из следующего обозначения сторон горизонта: N – север, Е – восток, S – юг и W – запад.
Значит, под суховеями следует понимать жаркие сухие ветра, приводящие к гибели растений. Обобщение данных дают количественные критерии определения суховеев как ветров при
температуре ³ 20-25°С, относительной влажности воздуха £35%,
162
скорости ветра ³5 м/с. Ветер, называемый суховеем, вызывает
увеличение транспирации и испарения с поверхности почвы,
приводит к угнетению и повреждению сельскохозяйственных
растений. На территории области наиболее опасными ветрами
являются суховеи, т.к. из-за их действия в короткий срок происходит снижение урожайности, а зачастую они вызывают гибель
растений.
В своих трудах И.Е. Бучинский пишет: "Объединение числа
дней с атмосферной засухой и суховеями, как это предусмотрено
Руководством по составлению агроклиматических справочников,
нельзя считать оправданным. Засуха – это прежде всего продолжительный бездождный период, а суховей – сухой и знойный ветер. Засуха и суховей – два разных явления. Не всегда засуха сопровождается суховеем, а суховей бывает и без засухи. …под суховеем понимается сухой и знойный ветер, нарушающий водный
баланс растений. При высокой температуре воздуха, но при слабом ветре или при отсутствии его обычно наблюдается жаркая,
не суховейная погода" [53. С.101].
Причины возникновения суховеев многие исследователи
увязывали с ветрами, дующими из пустынь, сухих степей. Для
условий Воронежской области, да и других регионов, это определялось юго-восточными направлениями ветров, что до сих пор и
учитывалось при разработке проектов внутрихозяйственного
землеустройства. Однако исследования Института географии АН
СССР, проведенные в 1952 г., не подтвердили этот факт.
"Недостаточность гипотезы об адвективном происхождении
засух и суховеев была доказана исследованиями, в которых показано, что большая часть засушливых явлений возникает в результате трансформации холодного воздуха, пришедшего с северовостока или северо-запада, над теплым континентом при антициклонической циркуляции" [53. С.103].
Рассматривая природу возникновения суховея, М.В. Заварина
отмечает, что "…нельзя считать равнинный суховей нисходящим
потоком воздуха, а также нельзя допустить, что он возникает
лишь в результате выноса воздуха из пустынь и полупустынь.
…основным процессом образования суховеев является процесс
трансформации воздушных масс, поступающих из северных рай163
онов и двигающихся над теплой подстилающей поверхностью.
Суховей становится интенсивным, если арктический воздух достигает пустынь Средней Азии. …85-87% случаев суховеев возникает главным образом в малоподвижных антициклонах, длительное существование которых поддерживалось потоком воздуха с
северной составляющей" [81].
Необходимо констатировать, что суховеи имеют сложную
природу возникновения, для проведения рациональной и эффективной организации территории значительный интерес
представляет повторяемость направлений суховейных ветров в
течение года. Изучая, систематизирую и анализируя многочисленные и многолетние научные данные относительно причин
возникновения суховеев, можно сделать вывод, что отсутствует
прямая зависимость между направлением преобладающих ветров и неблагоприятными природными явлениями, но во всех
случаях они приносят ощутимый ущерб сельскому хозяйству.
На современном этапе развития наиболее эффективным и перспективным приемом борьбы с засухами и суховеями является
агролесомелиорация.
Дефляция – разрушение почвенного покрова под действием
энергии ветра. Одним из наиболее опасных видов дефляции является черная (пыльная) буря. Пыльную бурю рассматривают
как стихийное бедствие и часто сравнивают с пыльным пожаром, который приносит большой вред сельскому хозяйству. Ветер при определенной скорости около 12-15 м/с, начинает перемещать почву, и легкие частицы переносятся воздушными потоками на значительные расстояния, а более крупные измельчаются в результате ударов и трения между собой и о поверхность
почвы. Сильный ураганный ветер несет тучи черной пыли, которые оседают далеко от тех мест, где они приносили пользу.
Пыльные бури проявляются там, где есть почва и сильный ветер, который формируется в результате сложных процессов атмосферной циркуляции. Зимой при небольшом снежном покрове почва значительно легче поддается процессам дефляции.
Первые исторические сведения о снежно-земляной метели,
наблюдавшейся в течение 20 дней относятся к 1848 г. Зимой
1876-1877 г и 1885-1886 г. наблюдались сильные черные бури,
нанесшие сельскохозяйственным полям огромный ущерб. Ма164
лоснежная зима и сухая весна 1892 г. разразились пыльными
бурями в течение 26 дней весной, которые повторились в июле
и августе, в результате чего чернозем был снесен.
Великий почвовед В.В. Докучаев впервые подробно описал зимние бури в своем отчете в 1892 г. Он пишет, что небольшой снежный покров был полностью снесен сильным ветром с полей и сухая незащищенная почва взметалась вихрями
при морозе 18°С. Тучи земляной пыли наполняли морозный
воздух. Были засыпаны дороги, сады, крестьянские усадьбы, затруднено всякое сообщение [75].
И.Е. Бучинский пишет о зимних бурях 1953-1954 гг. в Воронежской области: "В январе и феврале при сильных морозах,
от –20 до -30°С, и снежном покрове 8-12 см начались ветры до
16 м/с. Снег с открытых полей был сдут, началась дефляция
почвы. Местами сугробы снега покрылись слоем земли толщиной 2 см. Там, где были лесозащитные полосы, выдувание почвы не происходило» [53]. Одна из сильнейших пыльных бурь на
территории области наблюдалась в 1969 г. Бесснежные морозы,
сухая почва благоприятствовали развитию черных бурь и гибели озимых на огромных площадях. Суровые зимы и засухи сопровождают друг друга и имеют достаточно общую физическую природу. Предпосылки засухи 1972 г. были заложены зимой 1968-1969 и 1971-1972 гг., и роль ветров в этот период была очень значительной. Тяжелые последствия для сельскохозяйственного производства можно объяснить цикличностью
климатических процессов, но основная причина – в отсутствии
оптимального устройства агроландшафтов.
В своей книге "Засухи" И.Е. Бучинский отмечает: "Большую роль в сохранении посевов от повреждения пыльными бурями оказали полезащитные лесные полосы, особенно системы
полос, окаймляющих поля со всех сторон. Перечисленные примеры пыльных бурь показывают, что зимняя дефляция – нередкое явление. На юге и юго-востоке Русской равнины зимние
пыльные бури встречаются в среднем один-два раза в 10 лет"
[53. С.159].
Анализ исторических сведений дает возможность сделать
вывод, что существует сложная генетическая связь между засухами суховеями и пыльными бурями. Как отмечает Б.И. Сазо165
нов [187. С.197] "… строгой периодичности в повторяемости
засух нет … То же можно сказать и о суровых зимах, учитывая,
что в ряде районов имеется статистически значимая тенденция
к их повторению, хотя цикличность суровых и теплых зим выражена слабее, чем цикличность засух". Районы распространения засух и суховеев являются также и районами максимального числа дней с пыльными бурями. Во влажные многоснежные
годы пыльные бури практически не наблюдаются.
Экстремальные режимы температуры и влажности, ветер и
его энергия наносят серьезный ущерб сельскому хозяйству.
Отменить или предсказать их точно мы не в состоянии. Решение этой задачи находится в отдаленном будущем и в конечном
итоге не устраняет возможности их проявления. Мы же, со своей стороны, можем создать устойчивый к неблагоприятным
природным явлениям агроландшафт. Эта задача реальная и посильная современной землеустроительной науке.
3.2. Эрозия почв – негативный процесс
деградации земель
Основным процессом, ухудшающим состояние экосистемы
и устойчивость агроландшафта в Центрально-Черноземном регионе, является эрозия. Эрозия – это процесс разрушения земельных угодий под действием энергии воды. Этот процесс разрушает почвы, подстилающие породы, что в итоге приводит к деградации угодий агроландшафта. Что касается Воронежской области, то более 80 % ее территории подвержено эрозионным процессам. Основная причина – избыточная энергия весеннего поверхностного склонового стока. Достаточно редко наблюдается ливневая эрозия. За 25 лет наблюдений в Каменной Степи (1958-1981
гг.) только в 1963 и 1976 годах имела место эрозия от ливневых
дождей [110].
Высокая интенсивность эрозионных процессов на территории области определяется сложным спектром природноклиматических условий, большим разнообразием ландшафтноэкологических факторов (осадки, почвы, рельеф) и нерациональной производственной деятельностью человека.
166
Характеризуя Воронежскую область необходимо отметить,
что для нее типично большая расчлененность речными долинами,
балками и оврагами, расположенными на Среднерусской и Калачской возвышенностях. Рельеф как совокупность очертаний
земной поверхности является энергетическим ресурсом и выражает эрозионные процессы. Его основные характеристики – это:
крутизна, длина, экспозиция и форма склонов.
Последствия эрозионных процессов выражаются через потери площади эродированных земель, увеличение степени их
смытости, уменьшение мощности гумусового горизонта, снижение запасов и содержание гумуса, рост расчлененности территории и плотности оврагов, которые несут на себе печать истории
эксплуатации земель (прил. 2.).
Основные показатели эрозионной характеристики пахотных
земель Воронежской области представлены в таблице 3.2.
Воронежская область характеризуется богатым разнообразием типов почв и их свойств, которые меняются по мере продвижения от северных районов области к южным. На территории
области всего насчитывается более 2000 почвенных разновидностей. Это наложило серьезный отпечаток на особенности проявления эрозии почв, а впоследствии – на организацию и устройство территорий сельскохозяйственных предприятий и ведения
земледелия.
Что касается линейной эрозии почв, то она проявляется повсеместно на территории Воронежской области, но в разной степени. Наибольшее распространение она получила в степной зоне
и на правобережье р. Дон, а также в хозяйствах Богучарского,
Кантемировского, Калачеевского и Россошанского районов.
Стекающая по склону вода концентрируется в ручейки, которые оставляют на поверхности почвы эрозионный след. Затем
он трансформируется в ложбину (лощину), по днищу которой может вырасти овраг. Овраг – открытая рана земли. На фотографии
(рис. 3.2.) запечатлен склон балки с тремя последовательно сменяющими друг друга стадиями оврагообразования: от промоины
(А) к интенсивно растущему оврагу (Б) и далее идет процесск
формирования устойчивого профиля, путем выполаживания его
берегов (В). Таков путь развития линейной эрозии на протяжении
длительного отрезка времени.
167
Таблица 3.2. Эрозионная характеристика пахотных земель
сельскохозяйственных предприятий Воронежской области
в зональном аспекте [119, 129]
2
3
4
5
Северозападная
Центральная
Восточная
Югозападная
Юговосточная
супесчаные и
песчаные
Удельный вес эродированной пашни, %
2,8 69,5 28,8 1,7
60,0
2,3
264,0 92,5
6,0
1,5
6,0 81,9 15,5 2,6
60,0
2,3
264,0 74,4
17,8
7,8
7,9 85,0 12,6 2,4
115,0
3,0
650,0 91,8
7,4
0,8
46,5 52,2 39,3 8,5
100,0
2,2
540,0 85,9
12,5
1,6
34,5 59,3 34,1 6,6
Рис. 3.2. Три стадии оврагообразования на территории
СХА «Тихий Дон» Лискинского района, 1998 г.
168
вогнутый
1,9
выпуклый
6,1
прямой
480,0 92,0
средне-, легкосуглинистые
2,5
глинистые, тяжелосуглинистые
90,0
Средняя длина
пахотных склонов, м
Средневзвешенная
крутизна пашни, град
1
Микрозоны
Обеспеченность по форме склона, %
Глубина расчленения
территории, м
№
Гранулометрический
состав
Результаты проведенных почвенных обследований за последние два десятилетия говорят об интенсивном развитии эрозионных процессов. Выявлены значительные территории земельных ресурсов, ранее неподверженных эрозионным процессам.
Оценка результатов проведенных почвенных обследований за период с 1986 по 2000 гг. (прил. 5), показала сложный процесс динамики содержания гумуса в почвах по районам Воронежской
области. В целом по области наблюдается незначительное снижение запасов гумуса – с 5,67 до 5,66%. Рассматривая динамику
содержания гумуса в период между IV – V турами почвенных обследований в разрезе микрозон, можно констатировать, что они
различны, но наблюдается устойчивая тенденция снижения содержания гумуса. Наибольшее сокращение содержания гумуса наблюдалось в юго-западной микрозоне и составило 1,27%. Не следует забывать, "что уменьшение содержания гумуса только на 0,1%
приводит к снижению урожая зерна на 0,8-1,2 ц/га" [65. C.15], это
равноценно падению урожая от 15,2 до 10,2 ц/га. Анализ показал,
что исключение составила юго-восточная микрозона, где выявлена
последовательная тенденция накопления содержания гумуса в почве по данным трех туров обследования – с 5,15% до 5,31%. Что касается периода между V и VI турами обследований, то он характеризуется воспроизводством содержания гумуса. Наибольшие темпы отмечены в центральной и юго-восточной микрозонах и составили +0,14%. На рис. 3.3. представлена картодиаграмма содержания гумуса в разрезе микрозон Воронежской области.
Зная фактическое положение дел в земледелии в Воронежской области и анализируя общую тенденцию динамики гумуса,
трудно логически объяснить полученные результаты. Наблюдается парадоксальная картина: на общем фоне значительного развала в сельском хозяйстве, который пришелся на последнее десятилетие, выявлен рост содержания гумуса. Складывается виртуальная картина – "содержание гумуса растет с уменьшением забот о земле". Такие результаты по динамике, от снижения к приросту между IV и VI турами показывают некоторое искажение
полученных данных по сравнению с фактическим положением
дел в земледелии.
Путем проведенных расчетов по ряду базовых хозяйств Воронежской области было установлено, что ежегодная средне169
взвешенная величина смыва почвы с пашни составляет порядка
10 т/га в год, что приравнивается к потере около 600 кг гумуса.
Исходя из того, что 1 тонна гумуса содержит энергетический потенциал равный 5*106 ккал [168], следует, что это приравнивается
к ежегодному снижению запасов энергии, аккумулированной в
органическом веществе почв, равному 5*103 ккал.
На территории Воронежской области уже нет пашни с содержанием гумуса 10 % и более процентов. Расширяются площади с содержанием гумуса менее 4%. За период с 1967 по 2002 год
в результате развития эрозионных процессов в среднем за год
выбывало из пашни около 3 тыс. гектар. Эрозия приводит к безвозвратному отчуждению площадей плодородных наиболее ценных земель, снижению их природного потенциала. Ежегодный
ущерб, наносимый эрозией экономике сельскохозяйственного предприятия и экологическому состоянию агроландшафта, можно сравнить только с недобором продукции, равным получаемому объему.
Этапы развития земледелия, к сожалению, отчетливо просматриваются в негативных ее последствиях – эрозии почв. Современная эрозия началась с первой борозды. Последствия и
темпы эрозионных процессов соответствуют исторической
трансформации систем земледелия. Системы земледелия прошли
сложный путь от огородного к подсечно-огневому и залежному,
далее переложному, паровому и плодосменному, в недалеком
прошлом зональному, а сейчас – адаптивному.
Такие результаты по динамике от снижения к приросту между IV и VI турами показывают некоторое искажение полученных данных по сравнению с фактическим положением дел в земледелии.
Умеренная эксплуатация земельных угодий сопровождалась
интенсивным развитием эрозионных процессов, что в итоге ухудшало и условия сельскохозяйственного производства. Антропогенное влияние из года в год растет, а нарушенное природное равновесие в экосистеме агроландшафтов имеет все меньшую их устойчивость к неблагоприятным явлениям. Тот факт, что почву
нельзя ничем заменить, определил необходимость формирования
современной адаптивной системы земледелия на основе ландшафтно-экологического землеустройства.
170
Рис. 3.3. Динамика средневзвешенного содержания гумуса по
микрозонам Воронежской области, %.
Рост эрозии почв, ее темпов и размеров – это ответная реакция агроландшафта, его стремление быть замеченным. Таким образом, если землеустроители, почвоведы, агрономы не усиливают
его устойчивость, не адаптируют земледелие, то эрозионные про171
цессы будут развиваться и приведут к тому, что ведение сельскохозяйственного производства будет невозможным.
На наш взгляд, полностью предотвратить эрозию невозможно,
но довести ее до допустимых величин возможно, для этого необходимо разработать пути конструирования агроландшафта, направленные на повышение его потенциальной устойчивости. Эта серьезная проблема требует значительных затрат и государственного
финансирования. Поэтому необходимо создать реальные условия
для повышения экологической устойчивости агроландшафтов, и
надежной защиты почвы от эрозии. Условия для оптимального решения этих вопросов создаются в процессе ландшафтноэкологического землеустройства сельскохозяйственных предприятий.
Великий почвовед В.В. Докучаев в свое время разработал
программу, которая включала [168. С. 8-9]:
"I. Насаждение леса в степи – по водоразделам, перевалам и
вообще наиболее открытым пространствам. …
II. Насаждение леса в местах, малопригодных или вовсе непригодных по качеству грунта или положению для иного хозяйственного использования. …
III. Насаждения в сухих и обводненных балках. …
IV. Работы по закреплению еще развивающихся, преимущественно меловых оврагов и обнаженных берегов речек. …
V. Разведение в степях фруктовых деревьев и кустарников…
VI. Устройство прудовых водовместилищ. …
VII. Регулирование рек и речек. …
VIII. Лиманный способ орошения. …
IX. Правильное орошение. …
X. Выведение грунтовых вод наружу. …
XI. Задержание, сбережение и регулирование поверхностных, снеговых и дождевых вод. …
XII. Пользование травянистой растительностью. …
XIII. Опытные поля. … ".
Эти методологические положения по конструированию экологически устойчивых агроландшафтов нашли свое дальнейшее
развитие в работах М.И. Лопырева [122, 125]. Особо необходимо
отметить Федеральную целевую программу "Повышение плодородия почв России на 2002-2005 годы", где записано: "С учетом
172
опыта создания современной модели эколого-ландшафтной системы земледелия в Воронежской области Программой предусмотрено в качестве пилотного проекта освоение этой системы в
… 390 хозяйствах. … Важным звеном программы являются схемы и проекты землеустройства, позволяющие учитывать конкретные условия землепользования, его почвенно-климатические
ресурсы, ландшафт используемых земель и на этой основе дифференцированно определять по каждому хозяйству комплекс
взаимоувязанных сбалансированных мероприятий по использованию и охране земель, повышению плодородия почв, формированию экологически безопасных агроландшафтов. Проекты землеустройства предусматривают применение оптимального комплекса мероприятий с наиболее экономным и адаптированным к
ландшафту расходованием ресурсов" [156].
Для того чтобы создать экологически устойчивый агроландшафт для ведения адаптивного земледелия, необходимо внедрять современное ландшафтно-экологическое землеустройство,
которое по своей сущности призвано "вписать" систему мероприятий по организации и устройству территории в природный
ландшафт. Принципиальные подходы к решению поставленных
вопросов нашли свое отражение в данной работе.
Природные условия Центрально-Черноземного региона характеризуются не только неустойчивым климатом и наличием
большого разнообразия почвенных разностей, но и сложным
рельефом местности. Если климатические условия подвержены
значительным колебаниям и их влияние достаточно сложно выявить связать с определенными результатами хозяйственной деятельности человека, то рельеф территории сельскохозяйственного предприятия относится к постоянно действующим факторам.
Он определяет характер использования земельных угодий и накладывает на них определенные ограничения для обеспечения
рационального и эффективного использования земельного фонда.
Для нашего региона рельеф является одним из основных определяющих факторов при организации использования и устройстве
территории сельскохозяйственных предприятий.
При изучении региональных особенностей влияния природных и антропогенных факторов на формирование, организацию и
устройство территории землепользования было выявлено, что ос173
новными причинами проявления ряда негативных природных и
антропогенных процессов явились наряду с климатическими условиями анализируемой территории также высокая распаханность земель, сильная ее расчлененность овражно-балочной сетью, загрязненность и другие факторы, оказывающие негативное
влияние на состояние земельных угодий.
3.3. Экологические последствия нерационального
сельскохозяйственного землепользования в
Центрально-Черноземном регионе Российской
Федерации
Центрально-Черноземный регион отличается высокой степенью освоенности и распаханности земель. Доля сельскохозяйственных угодий от всего земельного фонда каждой области в 5,5 –
6 раз превышает средний показатель по Российской Федерации.
Наибольшая площадь распаханных земель наблюдается в Курской области – 64,8%, немного меньше в Липецкой области –
64,4%, в Белгородской и Тамбовской областях – соответственно
60,9 и 60,1%. Воронежская область занимает последнее место
среди областей региона – 58,6%.
За последние 100 лет интенсивная эксплуатация земельных
угодий привела к значительному снижению почвенного плодородия (рис.3.4). К основным факторам, способствующим антропогенной эволюции черноземов, следует отнести:
– смену естественной растительности, обуславливающую
преобразование гидротермического режима почв, темпа и объема
биологического круговорота веществ;
– механическую обработку почв и связанную с ней интенсификацию процессов минерализации органического вещества, деградацию структуры подпахотного горизонта, нарушение естественного водного режима;
– химизацию почв, которая привела к частичной стерилизации, химическому загрязнению, подкислению;
– орошение почв, вызвавшее оживление процессов соленакопления;
174
– внесение органических удобрений, в том числе навоза, где
часть питательных веществ становится доступной растениям
лишь по мере их минерализации;
– эрозию почв [174].
В природных ландшафтах все взаимосвязано. Почвы являются своеобразным базисом, первоосновой для других компонентов. С одной стороны – почвы играют активную роль в геохимическом перераспределении веществ. С другой – почвы это природные образования, динамически развивающиеся во времени.
Их свойства имеют отпечаток тех условий, в которых они функционируют, что, в конечном счете, обуславливает их многообразие.
Рис. 3.4. Космический снимок Среднерусской возвышенности.
Почва, обеспечивая экологическое благополучие жизнеобеспечения, является определенным ресурсным потенциалом агросистем, где плодородие определяет условия развития конкретных
сельскохозяйственных предприятий. В свою очередь, почва развивается в искусственно созданных или сильно преобразованных
человеком экосистемах, что снижает ее качественное состояние.
На рисунке 3.4. представлен космический снимок Среднерусской
175
возвышенности. Из рисунка видно, что большое количество рабочих участков определили соответствующую геометрию фотоизображения земной поверхности. При высокой распаханности
сельскохозяйственных угодий в регионе резко снизился экологический потенциал естественной защищенности земель. Систематическое рыхление почвенного покрова определило развитие
процессов деградации почв и, как следствие, уменьшение гумусового горизонта.
Основная причина уменьшения содержания гумуса в почвах
напрямую связана с изъятием элементов питания, за счет повышения урожайности культур и введения пропашных культур с
полным захватом зоны почвенных горизонтов, в связи с особенностями корневой системы. Современное сельскохозяйственное
производство требует от культурных растений получения значительных урожаев, а значит, требует большего количества элементов питания для формирования биомассы. Со временем это способствует уменьшению запаса питательных веществ в системе
почв.
На равнинной территории интенсивная эксплуатации земель
вследствие антропогенного влияния постепенно изменяет содержание гумуса в пахотных угодьях, то есть наблюдается вековое
колебание. На склоновых же землях данная тенденция изменения
запасов питательных веществ происходит за значительно более
короткий промежуток времени.
Истощение запасов питательных веществ в значительной мере определяет внесение необходимых доз минеральных и органических удобрений, что увеличивает затраты на производство
сельскохозяйственной продукции.
Длительная распашка земель и их интенсивное сельскохозяйственное использование сопровождается не только дегумификацией почв, но и активизирует процессы подкисления, засоления,
уплотнения пахотного слоя, ухудшая физические и агрохимические показатели почвы, что, в конечном итоге, приводит к деградации пахотных земель.
Профессор Б.П. Ахтырцев отмечает [32], что почвы, которые
были на территории Белгородской области 100-150 лет назад,
сейчас уже не существуют. На смену типичным среднегумусным
почвам с содержанием гумуса 8-10% пришли менее гумусные,
176
содержащие 5-7% гумуса. В отдельных районах деградация почв
достигла критического уровня. Еще 100 лет назад основная часть
черноземных земель Воронежской, Белгородской и Курской областей содержала 7-10% гумуса; на значительной площади содержание его достигало 13%. Чернозем – бесценный дар природы, гордость и национальное богатство. Сейчас же земель, содержащих высокий процент гумуса, практически не осталось.
Значительно уменьшились площади земель, содержащих 7-10%
гумуса, но резко возросло количество земель с содержанием гумуса 4-7%, и появились почвы, содержащие всего 2 – 4% органического вещества.
Снижение запасов гумуса за столетие (1892-1992 г.) достигло
более 30%, содержание гумуса в верхних горизонтах снизилось
на 1 – 3%. На распаханных черноземах увеличилась подвижность
гумуса [39]. Активизация процессов дегумификации в последние
три-четыре десятилетия привела к потере гумуса до 2 – 2,5%.
П.Г. Адерихин [23] в своих исследованиях отмечал наибольшую интенсивность дегумификации при распашке оподзоленных
черноземов и ее снижение при переходе к выщелоченным, типичным, обыкновенным и южным черноземам. Оподзоленные
черноземы в результате распашки претерпевают наибольшие изменения в слое 0 - 1 0 см. Потери гумуса в слое 0 –5 с м и
0 –1 5 с м составили, соответственно 65 и 80 т/га [224]. Наименьшими изменениями характеризуются типичные черноземы. Значительные потери гумуса при распашке наблюдаются в верхнем
десятисантиметровом слое, что обусловлено уничтожением дернины и минерализацией детрита, большое количество которого
характерно для этого слоя. Почвовед Е.А. Афанасьева отмечает,
что пахотные тяжелосуглинистые типичные черноземы в сравнении с их целинными аналогами некосимой степи, содержащей в
0 – 150 см слое 549 т/га гумуса, потеряли за 67 лет в результате
распашки 156 т/га органического вещества [30].
На примере целинных почв можно проследить зависимость
уменьшения содержания гумуса от степени распашки территории, как в пахотном, так и в полуметровом слое [132]. Особенно
велики потери в первые годы после освоения. Так, за первые
5 - 1 0 лет после распашки, как показывают исследования [40],
черноземы теряют одну треть исходного содержания гумуса.
177
Впервые 25-35 лет после распашки содержание гумуса падает на
7-23 и 4-12% соответственно в слое 0-25 и 0-50 см. Быстрее этот
процесс протекает в оподзоленном черноземе. Мощные выщелоченные, типичные и обыкновенные тяжелосуглинистые черноземы в слое 0-25 и 0-50 см теряют соответственно 7 -10% и 4-7%
гумуса [201]. Обыкновенные черноземы за период сельскохозяйственного использования потеряли около 2% гумуса в слое 0-10
см при содержании 6,6% и мощности гумусового горизонта 70-75
см. В метровом слое потери гумуса составили 82 т/га (18%) от запасов целинных черноземов [224]. Сельскохозяйственное использование типичных черноземов приводит к существенным потерям гумуса в верхней и нижней частях профиля; процессы перераспределения гумуса в профиле пахотной почвы играют более
значительную роль, чем в целинных аналогах, и создается эффект
большей устойчивости этих почв к антропогенным нагрузкам.
Распашка и длительное использование выщелоченных черноземов усиливают процессы выщелачивания почвенного профиля и
вынос органического вещества. В целом, данные почвы обладают
меньшей устойчивостью к антропогенному воздействию, по
сравнению с типичным черноземом.
В Каменной Степи Таловского района Воронежской области
за 30 лет, в период с 1961 по 1991 г., отмечено резкое ускорение
дегумификации. Содержание гумуса в пахотном слое упало на
2,6% (25%) от содержания его в 1961 г. [200]. В Россошанском
районе Воронежской области за последнее столетие содержание
гумуса не отклонялось более чем на 0,3% [201]. В Белгородской
области лучше гумусированы пахотные земли Ивнянского и
Прохоровского районов, где черноземы выщелоченные и типичные содержат 5,2 – 5,4% гумуса; а также Вейделевского и Ровеньского районов, где доминируют обыкновенные черноземы с
содержанием гумуса 5,3 – 5,4% [32].
На оподзоленных черноземах потери гумуса из пахотного
слоя составили 1,7-2,6% от веса почвы, или 20-30% от исходного
содержания. Деградационные процессы сильнее выражены в черноземах облегченного гранулометрического состава, которые потеряли в 1,5 раза больше гумуса, чем тяжелосуглинистые [31].
Распашка, длительное использование черноземов в агроценозах
привели к уменьшению в них почвенных организмов в 2 – 3 раза,
178
тем самым, определяя потерю структурности и самоуплотнение
почвенной массы. Тяжелые сельскохозяйственные машины ускоряют этот процесс. В целом типичные черноземы Воронежской,
Белгородской и Курской областей могут потерять в результате
распашки до 6% гумуса из пахотного горизонта. Прежде целинные степи полностью предохраняли поверхность от смыва, естественная растительность скрепляла верхние слои почвы, формируя водопрочную мелкокомковатую и зернистую структуру и высокую водопроницаемость почв [32], таким образом, увеличивая
ее сопротивляемость к неблагоприятным воздействиям; теперь
же это нарушено.
За 20 – 30 лет в распаханных черноземах снизилось содержание подвижного азота на 10 – 20%; уменьшилось и содержание
подвижного фосфора и обменного калия [226]. Существенно
ухудшились физические и агрохимические свойства почв.
Массовое загрязнение черноземов солями свинца может наблюдаться уже через 20 – 40 лет, солями меди и цинка – через
100 – 150 лет, солями кобальта, кадмия и молибдена – через 200 –
400 лет [226].
Интенсивная деградация почв в Воронежской, Курской и
Белгородской областях связана с тем, что здесь высокий процент
распаханных земель подвержен эрозии. Расчеты, к примеру, по
Курской области показывают [201], что за период проявления антропогенной эрозии (около 200 лет) потери почвы со склонов составили 199 – 1400 м3/га. При этом нормой ежегодного смыва
почв, исходя из среднемноголетней интенсивности эрозии на
пашне является снос 3– 5 т/га плодородного слоя почвы.
В целом интенсивность эрозии почв на пахотных склонах
превышает интенсивность почвообразования в 3 – 10 раз, что
констатирует [201], что уровень ведения сельского хозяйства не
обеспечивает защиту почв от эрозии и повышение ее естественного плодородия.
Современное почвообразование вступило в антропогенную
фазу развития где воздействие человека на почвы приобретает
роль наиболее решающего фактора в их эволюции. Особенности
этого периода в том [22], что происходят глубокие изменения
свойств почв и преобразование почвенного покрова. С одной
стороны, происходит формирование антропогенных вариантов
179
почв и сглаживаются различия между компонентами структуры
почвенного покрова на равнинных территориях. С другой – на
склоновом типе местности, с усилением эрозионных процессов
происходит антропогенная дифференциация структуры почвенного покрова.
Имеется положительный опыт воспроизводства плодородия
почв в некоторых хозяйств Белгородской области за период 1962
-1978 гг. – в почвах содержание гумуса возросло с 4,1 до 5,2%,
реакция почвенной среды приблизилась к нейтральной, степень
насыщенности почвы основаниями доходила до 92%, наблюдалось улучшение водно-физических и химических свойств почв.
Достижение таких показателей связано с выполнением всех рекомендованных для этих хозяйств агротехнических и противоэрозионных мероприятий, что и позволило улучшить их состояние.
Важной особенностью Центрально-Черноземного региона
является наличие локальных территорий с переувлажненными
землями, которые создают значительные трудности землепользователям. В настоящее время наблюдается тенденция увеличения
площади переувлажненных земель. Основными факторами формирования переувлажненных земель – это нарушение водного
баланса территории в результате:
– подъема уровня грунтовых вод;
– строительства водохранилищ;
– орошения земель;
– уплотнения почв под влиянием сельскохозяйственной техники;
– интенсивного использования земель, разрушающего почвенную структуру и снижающего водопроницаемость почв;
– неправильное размещение лесных полос.
В результате наложения друг на друга вышеперечисленных
факторов произошло формирование переувлажненных земель за
сравнительно небольшой срок на территории ЦентральноЧерноземного региона многие тысячи гектаров пахотных угодий
стали непригодными для возделывания зерновых культур.
Так, в отрицательных формах рельефа на слабодифференцированных низменностях избыточное увлажнение привело к деградации черноземов, образованию кислых почв с белесоглеевым
180
горизонтом, непригодных для земледелия, на низменных равнинах формируются лугово-глееватые и глеевые почвы, использование которых в землепользовании требует дорогостоящей мелиорации [31, 32].
Анализируя основные причины образования переувлажненных земель, необходимо отметить, что основными природными
условиями являются западинные формы рельефа – бессточные
микропонижения, развитые на слабодифференцированных низменностях, которые в условиях повышения общего фона выпадения осадков поддерживают вокруг себя высокий уровень грунтовых вод. Из– за высокого уровня грунтовых вод такие участки
пахотных земель не осваиваются и под антропогенным действием
формируются условия для размножения мышей и сорняков. Грызуны, в свою очередь, портят посевы, а некосимые островные
массивы многолетних трав создают условия засоренности полей,
кроме того, близкое залегание грунтовых вод вызывает вымокание озимых культур.
Переувлажненные земли формируются в основном пятнами.
В Центрально-Черноземном регионе с наиболее плодородными
лугово-черноземными почвами они располагаются на площади
1,3 млн га. Их проявление имеет циклический характер, что обусловлено колебаниями климатических условий, выражающимися,
прежде всего, в изменении количества выпадающих осадков по
годам и динамике уровня грунтовых вод. Увеличение выпадающих осадков касается как минимальных, так и максимальных их
сумм, где минимальные величины их возросли с 321 до 459 мм, а
максимальные – с 520 до 700-741 мм (характеристика по метеостанции г. Грязи Липецкой области). Что касается Воронежской
области, то по данным наблюдений в Каменной Степи отмечено,
что начиная с 1966 года количество выпавших осадков все более
возрастает. Эта закономерность подтверждается и исследованиями, проводимыми в Центрально-Черноземном заповеднике им.
В.В. Алехина в Курской области, где выявлено устойчивое увеличение выпадения сумм атмосферных осадков и, как следствие,
увеличения увлажненности территории, отмечается поднятие
уровня грунтовых вод.
Исследования Воронежской геолого-географической партии
«Центргеология» ВСЕИНГЕО в южной части Каменной Степи
181
показали, что грунтовые воды поднялись на этой территории по
сравнению с 1956 годом на 3-4 м и имеют глубину залегания в
пределах 1-4 м. Ход уровней грунтовых вод имеет цикличный характер. Отмечено, что с 1892 по 1956 год было пять циклов продолжительностью 11-17 лет [38]. Последний шестой цикл имеет
аномальный характер и продолжается с 1956 года. Повышение
уровня грунтовых вод на водоразделах имеет общий характер.
Ритм колебаний совпадает с ритмом уровней грунтовых вод на
других территориях ЦЧО, Украины и с колебаниями уровня Каспийского моря [36].
В настоящее время на территории Центрального плоскоместного физико-географического района Окско-Донской лесостепи
площадь переувлажненных почв на сельскохозяйственных угодьях достигает 25-30%. Переувлажненные почвы приурочены не
только к западинам, но и к плосковогнутым переувлажненным
пространствам (174). Непосредственно в отрицательных формах
рельефа залегают почвы разной степени заболоченности, которые
на периферии западин сменяются влажно-луговыми, а далее гидроморфными черноземно-луговыми почвами. В связи с особенностями геоморфологических условий залегания и режима переувлажненных земель их мелиорация в совокупных условиях
сильно затруднена. Оптимальное использование таких земель –
это дифференцированный подход, учитывающий разную степень
их увлажнения: под кормовые севообороты, при условии сплошного залужения 50-60% площади их распространения и фитомелиорации; отвод под полевые севообороты, с насыщением их
многолетними травами и кормовыми корнеплодами и другие мероприятия. В целом дифференцированный подход к использованию земель разной степени увлажнения позволяет повысить их
продуктивность и улучшить экологическую обстановку на обширных недренированных междуречьях Окско-Донского плоскоместья и других аналогичных территориях [36].
На территории Центрально-Черноземного района встречаются участки пашни с особыми условиями, характеризующимися
засолением и солонцеватостью. Эти условия значительно усложняют использование пахотных участков в едином массиве, так
как характеризуются комплексом неблагоприятных для произрастания культурных растений: физических, водно-физических, аг182
рохимических и других свойств, обусловленных избыточным содержанием в почве обменных катионов натрия и магния. Располагаясь пятнами на пахотных угодьях, они создают большие
трудности в проведении полевых механизированных работ и значительно снижают урожайность сельскохозяйственных культур.
Анализ показывает, что сельскохозяйственные культуры при
обычной агротехнике на солонцеватых землях дают урожаи в 2-3
раза ниже, чем на других почвах. В случае засухи на солонцовых
почвах урожаи сельскохозяйственных культур практически полностью гибнут, а естественные кормовые угодья в мае полностью
выгорают.
В комплексе с черноземными почвами, распространяясь мелкими пятнами, они чаще всего встречаются на южных склонах
долин балок с неглубоким залеганием засоленных пород. В естественном состоянии настоящие солонцы являются бесплодными
землями и не используются в сельскохозяйственном производстве. Гораздо шире, чем солонцы на склонах, распространены солонцеватые черноземные почвы. Они имеют укороченный гумусовый горизонт, слабую обеспеченность подвижными формами
азота, фосфора и калия, а также слабую противоэрозионную устойчивость [174].
Что касается засоления почв, то этот процесс представляет
собой накопление водорастворимых солей, включая катионы натрия и магния. Осолонцевание -приобретение почвой специфических свойств, обусловленных вхождением ионов натрия и магния
в почвенно-поглощающий комплекс [22]. Накапливаемая в солонцах сода (около 0,005%) вызывает гибель культурных растений. Обменный катион натрия негативно влияет на рост и развитие большинства сельскохозяйственных растений. Прямое негативное влияние обменного натрия сопряжено с высокой щелочностью (рН 8,5-9,0) раствора и нарушением поступления кальция
в растения. Большая гидрофильность солонцового горизонта обусловливает дефицит влаги, так как доступная растениям вода сосредотачивается в надсолонцовом слое. Проникновение корней в
почву ограничено глубиной залегания иллювиального осолонцованного горизонта. При осолонцевании и засолении урожайность
сельскохозяйственных культур снижается. Во влажные годы урожайность на солонцеватых и несолонцеватых почвах выравнива183
ется. Однако большие количества осадков приводят к усилению
солонцеватости почв [174].
По степени освоения пахотные солонцеватые почвы подразделяют на три категории: слабоосвоенные, освоенные и преобразованные. Они содержат в гумусовом горизонте более 5% обменного натрия от емкости поглощения [24]:
– слабоосвоенные солонцы распаханы и используются в земледелии совместно с другими почвами;
– освоенные солонцы сохраняют гетерогенное строение пахотного слоя, но количество обменного натрия в нем снижается;
– преобразованные солонцы характеризуются однородным
пахотным слоем.
Содержание обменного натрия в солонцах составляет не более 10%, при этом сумма натрия и магния в почвеннопоглощающем комплексе не превышает 40%. При постоянном
использовании в земледелии последние теряют изначально свои
свойства и переходят в разряд глубоко преобразованных. Под
глубоко преобразованными солонцами следует понимать почвы,
утратившие в верхней части профиля морфологические, физикохимические и агрохимические свойства, характерные для солонцовых почв. По агрономическим свойствам такие бывшие солонцы приближаются к неосолонцованным типам почв данной зоны
[24].
На территории Центрально-Черноземного района процесс
осолонцевания усиливается в направлении с севера на юг, что
проявляется в уменьшении количества гумуса, возрастании доли
фульвокислот в органическом веществе, а так как материнские
породы степной зоны богаты натрием, то дефицит влаги активизирует поступление солей натрия в гумусовый горизонт. Поэтому
степень осолонцевания степных почв климатически обусловлена
и может быть величиной постоянной, однако нарушение человеком водного баланса приводит к изменению интенсивности осолонцевания и засоления [34].
На территории ЦЧР территориально солонцеватые почвы
имеют следующие особенности распространения.
В Воронежской области площадь засоленных и солонцеватых
почв составляет 62,1 тыс. га (1,3%), в том числе пашни – 34,8 тыс.
га, кормовых угодий – 25,9 тыс. га. Засоленные почвы, как пра184
вило, располагаются пятнами на пашне, образуя комплексы с
другими почвами, то есть имеет место совместное распространение почв солонцового ряда. Увеличение этих площадей
наблюдается с севера-запада на юго-восток. Наибольшие массивы засоленных почв расположены на Окско-Донской низменной
равнине, составляя в центральной зоне 10,5 тыс. га, в восточной –
7,4 тыс. га. Наибольшие площади солонцов находятся в Новохоперском районе – 3,7 тыс. га, в Грибановском, Таловском, Верхнехавском -по 1,8 тыс. га и незначительная часть их находится на
северо-западе области [22, 23, 24].
Лугово-степные и луговые солонцы распространены в пределах Окско-Донской низменной равнины, черноземные степные
солонцы совместно с лугово-степными – в Аннинском, Новохоперском, Грибановском, Бобровском, Лискинском, Таловском
районах.
Солонцовые почвы Окско-Донской равнины формируются на
террасах и в различных понижениях с близким залеганием грунтовых вод (менее 5 м). На территории Воронежской области различают следующие подтипы солонцов:
– луговые солонцы (формируются в условиях постоянного
грунтового увлажнения при залегании грунтовых вод на глубине
1 – 3 м). Причиной солонцеобразования является засоленность
грунтовых вод. Для них характерно содержание поглощенного
натрия 54,8 – 58,5% от емкости поглощения в солонцовом горизонте;
– лугово-степные солонцы (формируются при залегании
грунтовых вод на уровне 3 – 5 м при периодическом подъеме солевых растворов). Содержание обменного натрия составляет
свыше 30%;
– солонцы черноземные степные (формируются при залегании грунтовых вод на глубине 6 – 7 м, имеют непромывной тип
водного режима);
– малонатриевые солонцы содержат обменного натрия меньше 20% от емкости поглощения.
Содержание гумуса в луговых солонцах в пахотном горизонте составляет 6 – 7%, в солонцах черноземных степных – 3,2 –
4,1%, общие запасы гумуса в метровом слое лугово-степного солонца составляют 317 т/га, глубокого степного солонца – 238
185
т/га, среднего степного – 192 т/га, коркового степного – 205 т/га
[174].
В Воронежской области имеются следующие виды солонцов,
различающиеся по мощности верхнего почвенного горизонта:
корковые, мелкие, средние, глубокие. В Курской области черноземы остаточно – солонцеватые занимают небольшую часть – 4,9
тыс. га (0,2% от общей площади), в том числе 3,6 тыс. га используются в пашне, 0,1 и 0,5 тыс. га занято соответственно под сенокосами и пастбищами. Наибольшие площади черноземов остаточно-солонцеватых находятся в Касторенском и Горшеченском
районах, небольшие отдельные пятна – в Солнцевском, Глушковском, Пристенском районах. Данные почвы расположены по
склонам водоразделов и характеризуются мощностью гумусового
горизонта в 60 – 72 см, запасы гумуса в метровом слое составляют 373 т/га. В целом черноземы остаточно-солонцеватые глинистого гранулометрического состава имеют на данной территории
следующие особенности: содержание гумуса составляет 7,2-7,3%,
степень насыщенности поглощенными основаниями высокая
(86%), реакция солевой вытяжки приближается к нейтральной
(рНсол = 5,6 – 6,2), гидролитическая кислотность от средней величины до высокой (2,9 – 5,7 мг-экв/100 г почвы) в пахотном слое,
сумма поглощенных оснований высокая (36,2 мг-экв/100 г почвы)
[224].
В Белгородской области черноземы солонцеватые и солонцы
распространены небольшими массивами или пятнами среди черноземов и тяготеют к прибалочным вогнутым склонам южных
экспозиций, где соленосные палеогеновые глины подходят близко к поверхности. Черноземы солонцеватые в области занимают
70,2 тыс. га (2,6%), в том числе слабосолонцеватые – 39,2, среднесо-лонцеватые – 21, сильносолонцеватые – 10 тыс. га, под пашню использовано 58,4 тыс. га (0,5%). Наибольшая площадь этих
земель 13,6 тыс. га земель приходится на Алексеевский район, на
Красногвардейский, Новооскольский, Ровеньской и Губкинский
районы – соответственно, 8,1; 7,6; 6 тыс. га. Отсутствуют солонцеватые почвы в Борисовском и Ивнянском районах [61].
По гранулометрическому составу наибольшую площадь
(75,5%) занимают черноземы солонцеватые легко– и среднесуглинистые, 20,4% – тяжелосуглинистые, 4% – среднесуглинистые.
186
Содержание гумуса в солонцеватых малогумусных черноземах
составляет 4,7 – 5,7%, в среднегумусных – 6,0 – 6,6%, но резко
снижается по профилю, с глубиной 50 см – до 2%. Запасы гумуса
колеблются от 143-177 т/га в малогумусных маломощных горизонтах до 342 – 437 т/га – в среднегумусных среднемощных горизонтах. Черноземы слабосолонцеватые характеризуются значительным плодородием. Реакция среды в гумусовом горизонте
слабощелочная. Сумма поглощенных оснований высокая (30 – 35
мг-экв./100 г почвы) [174].
Поглощенный натрий составляет 1 – 2 мг-экв./100 г для слабосолонцеватых почв, для сильносолонцевых почв – 6,7 мгэкв./100 г почвы. В глубоких горизонтах содержание натрия и
магния составляет соответственно 7-11 и 8-12 мг-экв./100 г почвы. Черноземы солонцеватые плохо обеспечены фосфором ( 2 - 3
мг на 100 г почвы), но богаты калием 30 – 36 мг на 100 г почвы
[32, 33].
Солонцы черноземные встречаются пятнами в Белгородской
области среди черноземов солонцеватых. По родовым признакам
они делятся на солончаковые и глубокосолончаковые; преобладают средние солонцы с мощностью надсолонцового горизонта
1 8 - 2 0 см. На территории Белгородской области общая площадь
солонцов составляет 4,4 тыс. га (0,2%). Наибольшие площади солонцов расположены в Красногвардейском районе (0,9 тыс. га),
Алексеевском -0,8 тыс. га, Валуйском и Вейделевском по 0,7 тыс.
га, Ровеньском – 0,5 тыс. га и отсутствуют в Корочанском, Новооскольском, Борисовском районах. В целом по области на долю
пашни приходится 1,8 тыс. га солонцов, на сенокосы – 0,2 тыс. га,
на пастбища – 2,0 тыс. г., на многолетние насаждения и леса, соответственно, 0,1 и 0,2 тыс. га. Наибольшее распространение
имеют глинистые солонцы с содержанием физической глины 5160% в горизонте А и 65-70% в горизонте В [174].
Солонцы черноземные бедны подвижными формами азота (3
мг/100 г почвы) и фосфора (1,6 мг/100 г почвы), хорошо обеспечены обменным калием (25 мг/100 г почвы). Эти почвы нуждаются в мелиорации [32].
Как показала многолетняя практика работ землепользователей, обычное освоение солонцовых земель не изменяет их природу и не улучшает плодородия [22]. Последние научные разработ187
ки дают возможность освоения и окультуривания солонцеватых
почв, используя их для получения высоких урожаев сельскохозяйственных культур. К числу приемов и методов мелиорации
солонцовых почв относятся механические, биологические, химические, гидротехнические и фитомелиоративные. Значительный
эффект достигается при сочетании воздействия на почву двух и
более методов. Коренная мелиорация солонцов, безусловно, обходится недешево. К солонцеватым почвам, располагающимся
пятнами на пашне, специальные методы обработки применять
достаточно проблематично. Поэтому территория не мелиорируемая, выводит из оборота значительную площадь пахотных земель, что в итоге снижает получение валового сбора сельскохозяйственной продукции.
Таким образом, анализ особенностей влияния природных явлений на землепользование в рассматриваемом регионе свидетельствует о том, что сельскохозяйственное производство ведется
на геоморфологически нестабильных территориях при сильном
развитии эрозионных процессов, частом проявлении засух, суховеев, переувлажнении земель и других негативных процессов ограничивающих и осложняющих эффективное использование каждого рабочего участка.
Как уже отмечалось, одна из особенностей землепользований
Центрально-Черноземного региона заключается в том, что ведение сельского хозяйства осуществляется на склоновых поверхностях.
Научные исследования показывают, что на земельных угодьях с крутизной более 1° уже имеет место проявление эрозионных
процессов, это определяет необходимость учета данного фактора
при использовании земель.
На рисунке 3.5 показан аэроснимок, где представлена юговосточная часть Среднерусской возвышенности, пересеченная
сетью малых водосборов речных систем с активным проявлением
эрозионных процессов.
Основные элементы линейного размыва склонов – промоины,
рытвины, эрозионные борозды формируются на крутых участках
водосборных площадей. Деятельность эрозионных процессов обнажает близко залегающие от поверхности меловые породы, поэтому элементы линейной формы эрозии на аэрофотоизображе188
нии имеют белесый оттенок (а). Эродированные земли на меловых подстилающих породах трудно использовать для сельскохозяйственного производства. Основным сдерживающим механизмом активизации эрозионной деятельности, проявляющейся в
меловых ландшафтах, является контурная лесомелиорация склонов (б), которая проводится с целью предотвращения увеличения
площадей эрозионно-опасных земель выше по склону.
Для снижения ущерба от поверхностного смыва и заноса дорог жидким и твердым стоком с эрозионных водосборов осуществляется очаговая лесомелиорация склонов (в). Несмотря на
значительные затраты на эти виды работ, они достаточно эффективны, о чем свидетельствует опыт лесомелиорации таких склонов на землях Белгородской области (174).
Что касается Центрально-Черноземного региона, доля пашни на уклонах с крутизной до 3°, от суммарной площади областей, составляет 37%, значительный процент – 62 на уклонах от 3
до 7° и свыше 7° – около 0,7%. При этом наибольшие массивы
земель, располагающиеся на наклонных поверхностях, находятся
в Курской области (таблица 3.3).
Рис. 3.5. Аэроснимок юго-восточной части
Среднерусской возвышенности
189
Таблица 3.3 Распределение пахотных земель Воронежской,
Курской, Белгородской областей по крутизне, %
Наименование
территории
Воронежская область
Курская область
Белгородская область
Площадь пахотных земель, %
доl
1-3
3-5
5-7
53,3
33,2
10,8
2,6
24,1
58,8
15,9
0,8
32,6
47,7
15,4
2,8
более 7
0,1
0,4
1,5
Основную ценность пахотных угодий представляют почвы,
их плодородный гумусовый горизонт. При эрозионных процессах
именно он, в первую очередь, подвергается на склоновых поверхностях процессам смыва.
Благодаря научным исследованиям, проведенными Г.П.
Сурмачем [211] установлена зависимость смытости почв от уклонов. Установлено семь категорий смытости земель на склоновых поверхностях, длительное время подвергавшихся распашке
(таблица 3.4.). Категория смытости для различных типов почв авторами объясняется вписыванием различной длины склонов и
степенью выпуклости.
Таблица 3.4. Распределение смытых почв
по уклонам местности [211]
Категория смытости
Слабосмытые
Среднесмытые
Сильносмытые
Весьма сильносмытые
Чрезмерно (полностью)
смытые
Крутизна склона, град
темно-серые лесные
серые
почвы и черноземы
лесные
оподзоленные, выщелопочвы
ченные и обыкновенные
1,5-2,0
3,0
1,5-3,0
2,5-4,0
2,5-4,0
3,0-5,0
3,0-7,0
4,0-7,0
7,0
7,0
По результатам исследований [211] были определены параметры интенсивности смыва почв. Вариации интенсивности смыва, которые могут иметь место на пахотных массивах (таблица
190
3.5), свидетельствуют о том, что уже при умеренном смыве почв
их плодородие будет быстро истощаться. Традиционно по степени смытости черноземные почвы подразделяются на слабосмытые, среднесмытые и сильносмытые. В смытых почвах наибольшая мощность гумусового горизонта отмечается в выщелоченных
и типичных черноземах, наименьшая – в южных черноземах (таблица 3.6.).
Изучая информацию о территориальном распространении
эрозионных процессов, необходимо, прежде всего, анализировать
планово-картографический материал.
Таблица 3.5. Шкала интенсивности смыва почв
Слой
СреднегоИнтенсивность довой вы- уменьшения
смыва
нос почвы, почвы за
м3/га
100 лет, см
Смыва нет
0
0
Слабая
2
2
Умеренная
3-8
3-8
Сильная
9-15
9-15
Уровень
восполнимости
почв темпам
почвообразования
Положительный
баланс
В основном
восполняется
в почвообразовании
Недостаточно
восполняется
Не восполняется
Очень сильная
16-30
16-30
Не восполняется
Чрезмерная
Катастрофическая
31-60
31-60
Не восполняется
60
60
Не восполняется
Так, по карте модуля весеннего склонового смыва [218] для
южной части Русской равнины, в основу которой положены данные о смыве со склонов крутизной менее 4°, можно судить, что
смыв, составляющий свыше 1,5 т/га в год, наблюдается только
севернее линии Рязань – Брянск. Значит, смыв на всей анализируемой территории несколько ниже темпов почвообразования.
Данные карты характеризуют смыв в условиях, близких к условиям стоковых площадок, то есть на ровных склонах, длина кото191
рых соизмерима со склонами окружающего района, однако в
ложбинах на зяби и озимых он может быть в 3 – 4 раза больше,
чем на стоковых площадках.
При нерациональном использовании земель на наклонных
поверхностях естественный ход появления смыва почв смещается
в сторону усиления. Не менее важным является и противоэрозионная емкость почв, определяемая гранулометрическим составом
почв и ее влагоемкостью.
Таблица 3.6. Степень эродированности черноземных почв
Мощность гумусового горизонта в основных
типах черноземных почв, подверженных эрозии,
Степень
см
смытости
типичные,
оподзоленные,
почв
южные
выщеобыкновенные и
карбонатные
лоченные
Слабая
40-60
35-50
25-40
Средняя
20-40
20-35
15-25
Сильная
<20
<20
-
Значительными условиями, влияющими на сток, являются и
агротехническое состояние поверхности склонов – вид и время
обработки почвы, чередование культур в севообороте и использование угодий. Количественная оценка этого влияния установлена целым рядом исследований [32, 44, 101, 227].
Н.Н. Бобровская [44] в своих работах четко разделяет противоэрозионные свойства зяби и стерни многолетних трав и других культур, считая, что озимые могут оцениваться только в зависимости от состояния посевов. Е.П. Чернышев [218] отмечает
примерно равный смыв в южной части Русской равнины с зяби и
уплотненной почвы пашни (стерня, озимые).
Значительное влияние на проявление эрозионных процессов
оказывают и периодические многолетние колебания гидроклиматических условий. Так, характерной особенностью в ЦентральноЧерноземном регионе является неравномерность выпадения
осадков, а засушливые периоды, превышающие 10 дней, бывают
ежегодно. В отдельные годы этот период может увеличиваться до
192
30 – 40 дней. При возникновении засушливых периодов происходит активизация дефляции, особенно интенсивно проявляющаяся
на песчаных почвах.
Увеличение выпадения осадков влияет на процессы эрозии.
Анализ климата лесостепной зоны Воронежской области показал
[172], что в последнем 70 – летнем отрезке времени наблюдается
общая тенденция – увеличение осадков с 450 до 630 мм. При этом
их выпадение в период вегетации сместилось с 270 до 380 мм.
Увеличение выпадения осадков в значительной мере сказывается на водном режиме почв. Анализ водного режима почв
показывает,что в сухие годы приход воды меньше расхода, коэффициент увлажнения почвы колеблется от 0,55 до 0,7, что соответствует непромывному типу водного режима. В средние по увлажнению годы приход воды равен расходу, коэффициент увлажнения равен 1, что соответствует периодически промывному
типу водного режима почв. отрезки времени, к переформированию на плакорных местностях, к примеру, черноземов выщелоченных на черноземно-луговые [172].
На склоновых землях увеличение количества осадков, определило увеличение объема стока талых вод. В Нижнедевицком
районе Воронежской области было выявлено, что сток талых вод
с пахотной зяби в 1996 г. составил 11 – 15 мм, в 1997 г. – 13 – 29
мм, а в 1998 г. 13 – 16 мм. Так как снежный покров, при прочих
равных условиях, в первую очередь тает на пашне, то соответственно, увеличение осадков в значительной мере сказывается и на
увеличении смыва почвы данных массивов, в то время как на целине, залежи и на участках земель под многолетними травами он
минимален [94]. Это связано с влиянием растительного покрова
на величину стока. Растительный покров на пастбищах и сенокосах имеет гораздо более высокую почвозащитную способность,
чем на пашне. Почва на естественных кормовых угодьях постоянно защищена от смыва: в холодный период года – отмершими
частями растений и дерниной, в вегетационный период к ним
присоединяется свежая поросль. Поэтому эрозионные процессы
на пастбищах развиваются лишь после значительного изрежевания растительного покрова или при разрушении дернины. Интенсивный смыв начинается при снижении густоты растительного
покрова до 30 – 50% [227].
193
В настоящее время следует говорить о дифференциации появления эрозионных процессов. Так, активное проявление эрозии
наблюдается на пахотных склонах с посевом пропашных культур,
а также эродированных землях овражно-балочной сети. В более
пассивном режиме эрозия проявляется на склонах, заросших естественной растительностью или находящихся в длительной залежи.
Делая вывод из вышесказанного, следует отметить, что основной причиной проявления эрозии остается нерациональное
ведение сельского хозяйства. Основные факторы эрозии:
– отсутствие в последнее время проектов землеустройства,
связанных с рациональной организацией земель;
– недостаточный учет совокупности природных особенностей при организации территории;
– несоблюдение зональной агротехники возделывания
сельскохозяйственных культур;
– нарушение ведения севооборотов или их полное отсутствие;
– отсутствие противоэрозионных мероприятий на сельскохозяйственных угодьях.
Наглядным примером расширения площади эродированных
почв служат данные почвенных обследований Петропавловского
района Воронежской области, проведенных в 1980 и 2000 годах
ЦЧО НИИ Гипрозем.
Исследования показали, что за двадцать лет, прошедших
между турами обследований, общая площадь эродированных
почв увеличилась на 8227,96 га (таблица 3.7).
Проявление действия эрозии на территории с высокой степенью распаханности региона в значительной мере снижает ресурсный потенциал Центрально-Черноземного региона. По данным ЦЧО НИИ Гипрозема и Воронежского государственного аграрного университета, приведенным в работе [104], мы видим,
что ежегодно с пахотных земель с уклоном более 1° на площади
1,5 млн га смывается до 10 млн тонн почвы, или по 6,9 т с каждого гектара. Вместе с почвой смывается около 38,0 тыс. т. гумуса.
В результате эрозионных процессов площади смытых пахотных почв увеличиваются. Фактически эти почвы уже потеряли более трети запасов гумуса. У среднесмытых черноземов гумусный горизонт смыт до 28 – 29 см, а у сильносмытых – прак194
тически полностью. Запасы гумуса в полуметровом слое почвы
на среднесмытых пахотных угодьях сократились в 2 раза, а на
сильносмытых – в 4 раза и составляют всего 50 т/га.
Результаты почвенных обследований показали постоянное
увеличение площади смытых земель, особенно в степной зоне
областей. По материалам земельного учета за последние 20 лет
площади смытых пахотных земель увеличились на 122 тыс. га, в
том числе средне – и сильносмытых – на 34 тыс. га. Ежегодно
площадь смытой пашни увеличивается на 6,0 тыс. га.
Таблица 3.7. Динамика площадей эродированных почв
по результатам обследования Петропавловского района
Воронежской области в 1980 и 2000 гг.
Наименование хозяйства
СХА
«Россия»
СХА «Красноселовская»
ООО «Маяк»
Площадь эродированных почв в
Площади эродированных почв за
1980-2000 годы
1980-200 гг., га
обследования, га
Степень смытости почв
всего слабая средняя сильная всего слабая средняя сильная
2519,00 2113,00 406,00
834,40 691,80 133,50
9,10
3353,40 2804,80 539,50
9,10
4568,00 3545,00 745,00 278,00
1193,34
1106,19 196,72
5761,34 3435,43 1851,19 474,72
4063,00 3809,00 254,00
170,84
621,00 30,90
4233,84 3327,94 875,00 30,90
4933,00 4388.00 545,00
1217,40 273,50 684,90 259,00
6150,40 4661,50 1229,90 259,00
СХА «Петропавловская»
Колхоз
2514,50 2444,50
«Песковский» 2886,00 2455,10
5505,00 4011,00
АОЗТ «Труд»
5995,70 4366,90
СХА
2181,00 1601,00
«Родина» 3852,56 2735,54
СХА
3518,00 2709,00
«Дружба» 3641,00 2500,64
СХА «Пер- 2014,00 2044,00
вомайская» 2925,57 2401,20
4550,00 4125,00
ТОО «Мир»
5214,00 3589,00
Колхоз «Но- 2020,00 1831,00
вый Лиман» 2374,05 1641,6
2237,00 1933,00
ТОО «Заря»
2461,67 1677,68
Итого
70,00
430,90
1195,00
1356,50
424,00
924,41
669,00
806,50
509,67
425,00
1471,00
189,00
709.64
168,00
321,60
371,50 10,60 360,90
299,00
490,70 355,90 161,50
272,30
156.00
1671,56 1134,54 500,41 36,61
192,62
140,00
123,93
137.50 194,79
334,79
911,57 387,20 509,67 14,70
14,70
664,00
1046,00 154,00
154,00
354,05
520,64 22,80
2,80
136,00
224,67
153,60 326,39
462,39
8227,96 2853,54 5935,80 1245,00
195
Водная эрозия, безусловно, действует губительно на почву,
снижая ее плодородие. Так, слабосмытые черноземы имеют запас
гумуса на 10 – 25% меньше, чем несмытые. У несмытых обыкновенных черноземов Воронежской области мощность гумусового
горизонта более 60 см, у слабосмытых – от 35 до 50 см. В среднесмытых черноземах мощность плодородного горизонта составляет 1 5 - 3 5 см. Пахотный слой отличается буроватым оттенком.
Сильносмытые горизонты могут содержать лишь 20 – 30% общего запаса гумуса несмытых почв. Пахотный слой этих почв имеет
бурый цвет, довольно глыбистое и бесструктурное сложение [55].
В целом смыв почв отрицательно влияет на производительную способность земель, так как уменьшение мощности гумусового горизонта на 1 см сопровождается потерей потенциальной
продуктивности почв на 1 ц/га зерна, а потеря 10 т/га гумуса – 2
ц/га [42].
Данные многолетнего изучения состояния почв ЦентральноЧерноземного региона, полученные различными исследователями [32, 92, 94, 104, 118 и др.], показывают значительное сокращение мощности гумусового горизонта, где разрушение энергетического потенциала вследствие эрозии достигло значительных
размеров. Результаты действия эрозии можно проследить на
примере Белгородской области [32]. Так, в смытых почвах по
сравнению с несмытыми мощность гумусового горизонта сократилась. По сравнению с несмытыми распаханными почвами содержание гумуса в пахотном слое серых лесных слабосмытых
почв сокращается в 1,2 раза, в среднесмытых – в 1,5 раза и сильносмытых – в 2,3 раза. Для темно-серых лесных почв эти показатели составляют соответственно: 1,34; 1,7; 2,2. Черноземы имеют
более мощный гумусовый горизонт и более высокое содержание
гумуса по сравнению с серыми лесными почвами, однако сокращение содержания гумуса в пахотном слое при их смыве
сильно выражено: в слабосмытых черноземах содержание гумуса
уменьшилось в 1,1 – 1,2 раза, среднесмытых – в 1,4 -1,6 раза, в
сильносмытых – в 1,8 -1,9 раза [174].
В эродированных почвах отмечается резкая убыль запасов
гумуса (таблица 3.8). Наибольшая убыль имеет место на землях с
преобладанием темно-серых лесных почв, где запасы гумуса сокращаются на слабосмытых участках на 30%, на среднесмытых –
на 48%, на сильносмытых – на 72%.
196
Потери гумуса (в абсолютных значениях) в серых лесных почвах
составили: в слабосмытых – 38 т/га, в среднесмытых – 85 т/га, в
сильносмытых – 134 т/га; в темно-серых лесных почвах и оподзоленных черноземах: – в слабосмытых 68-76 т/га, в среднесмытых –
112-124 т/га, в сильносмытых – 117-182 т/га. В черноземах выщелоченных и типичных – слабосмытых – 50-83 т/га, в слабосмытых
– 50-83 т/га; в черноземах обыкновенных слабосмытых – 158-162
т/га, в среднесмытых – 248-268 т/га, сильносмытых – до 292 т/га.
Таблица 3.8 Убыль запасов гумуса на пахотных землях
в эрозионных зонах Белгородской области [32]
Характеристика сокращения запасов
Общие
гумуса в смытых почвах по отношению
Наименовапотери
к несмытым, %
ние почв
гумуса,
слабо
средне
сильно
млн т
смытые
смытые
смытые
Серые
23
50
79
8
лесостепные
Темно-серые
30
48
72
8
лесные
Черноземы
22-36
51-57
71-74
8
Потери гумуса, к примеру, в Белгородской области за счет
эрозии почв на сельскохозяйственных угодьях (исключая почвы
овражно-балочного комплекса) составили 128,24 млн т, в том
числе доля за счет смыва черноземов типичных составила 64 млн
т, черноземов обыкновенных – 22 млн т, черноземов выщелоченных – 17 млн т, серых и темно-серых лесостепных почв – 16 млн
т, черноземов остаточно-карбонатных и солонцеватых – 7,5 млн
т, черноземов оподзоленных – 1,5 млн т.
Если принять во внимание, что энергетический потенциал 1
т гумуса черноземов равен 5x106 ккал [26], то общая утрата запасов энергии, аккумулированной в органическом веществе почв
области за период их формирования и эволюцию, длительность
которых исчисляется многими тысячелетиями, составила 6,4x104
ккал [32]. Это, на наш взгляд, колоссальные размеры ущерба, наносимые водной эрозией землям, расположенным на расчлененных оврагами и балками и речными долинами поверхностях. Отрицательные действия эрозионных процессов определяют не
только потерю плодородного слоя почвы, но и обуславливает
197
возникновение целого ряда негативных процессов. Так, в результате смыва верхних горизонтов почвы к поверхности приближаются карбонатные породы, изменяя кислотный режим почвы в
сторону подщелачивания, повышается степень насыщенности
почв основаниями. Отмечается значительное уменьшение валовых и подвижных форм азота, фосфора, калия; разрушается
структура и ухудшаются водно-физические свойства почвы, что
приводит к резкому падению плодородия, снижению качества
пашни.
Таким образом, все это снижает плодородие почв. Балл бонитета: у смытых почв гораздо ниже, чем у несмытых. Бонитет
несмытых пахотных серых лесных и черноземных почв равен 6879 баллам, слабосмытых – 56-64. среднесмытых – 35-42 и сильносмытых – 27-30 баллам.
Вследствие наличия значительного расчленения территории
Центрально-Черноземного региона широко развита овражнобалочная сеть. В относительном значении овражность составляет
1,05 га/км2 – это достаточно высокий показатель, что характеризует рассматриваемые территории как районы со значительным
развитием эрозионных процессов.
Для территории Центрально-Черноземного региона широкое распространение оврагов может быть объяснено только антропогенной деятельностью человека и прежде всего ведением
сельскохозяйственного производства, где главную роль играло
расширение земледельческой освоенности территории в прошлом, сопровождавшееся сплошным разрушением на обширных
пространствах противоэрозионного компонента природного комплекса – естественной растительности. Именно в условиях уничтожения естественной растительности проявились благоприятные
для оврагообразования геолого-геоморфологические и гидрометеорологические условия на данной территории.
На рисунке 3.6 мы видим овраг, который является современной формой размыва поверхности, образуется он в результате неурегулированного стока талых и дождевых вод, а также связан с
просадочными (а) и суфозионными деформациями земной поверхности. Рост оврагов усложняет конфигурацию рабочих участков полей, затрудняя тем самым работу сельскохозяйственной
техники, уменьшает площади пахотных земель, разрушает коммуникации и различные сооружения. Основным видом борьбы с
198
ростом оврагов и проявлением эрозии на их водосборных площадях является лесомелиорация склонов (б), устройство водорегулирующих сооружений (в).
Действие оврагов приносит значительные убытки сельскохозяйственным предприятиям. Оно проявляется не только в снижении площади пашни и других угодий, но и в расчленении
склоновых массивов на дробные участки меньшей площади и
сложной конфигурации, что увеличивает непроизводительные затраты на обустройство территории.
Проведенные исследования в Центрально-Черноземном регионе, по определению интенсивности протекания эрозионных
процессов выявили, что большая часть из 223 тыс. вершин оврагов являются действующими и продолжают расти в ширину. Сопоставление данных роста показало, что каждый растущий овраг,
в среднем за 20 лет, увеличивается в длину на 21 м, а по площади
– на 0,39 га. Если учесть, что каждый гектар оврагов выводит из
интенсивного использования от 2 до 5 га ранее плодородных земель, так как спрямление границ пашни выше вершин оврагов
исключает машинную обработку почв, то в среднем, в каждом
крупном хозяйстве по этой причине исключено из пахотного использования 200 – 250 га плодородных земель [123].
Рис.3.6. Аэроснимок эрозионно-холмистого рельефа
с развитой овражно-балочной сетью.
199
Овражно-балочные системы – это линейные образования,
которые имеют водосборную площадь, территориально расположенную на землях, интенсивно используемых в сельском хозяйстве. Несмотря на низкую продуктивность балочных земель и повсеместно развитую на них водную эрозию почв, доля овражнобалочных склонов в структуре сельскохозяйственных угодий
Центрально-Черноземного региона достаточно велика и составляет более 20 %. Овражно-балочные земли региона – это преимущественно земли присетевого и гидрографического фонда, представленные склонами и днищами балок, затухающих и растущих
оврагов, которые занимают соответственно 16,2 % и 4,15 %.
Наличие оврагов обуславливается зональными геоморфологическими особенностями. Основными причинами оврагообразования являются изменения рельефа местности, низкая противоэрозионная устойчивость почв, сниженная почвозащитная роль
растительности, климатические и гидрометеорологические условия, определяющие количество осадков, характер промерзания
почвы, размеры и интенсивность поверхностного стока талых и
ливневых вод и другие природные факторы [41, 42]. Поэтому
формирование и наличие оврагов обуславливается зональными
геоморфологическими особенностями.
Оврагообразование находится в тесной связи с древней гидрографической сетью и прилегающими к ней склоновыми землями. Процессы образования промоин и размывов берегов и длинных склонов происходит в основном вследствие концентрации
стока в древних ложбинах. Этот процесс усиливается в приречных районах с песчаными породами и легкими суглинками [201].
Современная антропогенная овражно-балочная сеть сформировалась в период интенсивного земледельческого освоения
земель в период за последние 150 – 200 лет. Рост интенсификации использования земель привел к тому, что распаханные территории вплотную придвинулись к склонам балок. Интенсивный
выпас скота на склонах естественных пастбищ обусловил выпадение из травостоя видов культурных растений, предохраняющих
землю от эрозии. Уничтожение лесов по берегам рек и балок оказало огромное влияние на активизацию процессов эрозии. В результате все это привело к усилению стока воды и последующему
размыву тонких и грубых почвенных частиц с наклонных по200
верхностей, а значит, потере устойчивости склоновых земель и,
как следствие, значительному росту оврагов.
В результате исследований было выявлено [151], что рост
оврага в длину происходит за счет энергии падающей струи, которая формирует воронку размыва, подмывает стенку перепада.
Когда масса подмытого участка превышает сопротивляемость отрыва грунта, то он обрушивается. Разрушение земель оврагами и
приводит к тому, что они теряют плодородие и превращаются в
бросовые земли.
Земли овражно-балочного комплекса покрывают склоны балок и долин и относятся к серым лесостепным почвам, черноземам оподзоленным, выщелоченным, типичным, обыкновенным и
южным. В северных районах Курской области комплекс овражно-балочных почв состоит из смытых лесостепных почв и оподзоленных черноземов. По мере продвижения к южным границам
на склонах появляются черноземы выщелоченные, типичные,
карбонатные. В степной зоне почвы овражно-балочного комплекса, используемые под пастбища, представлены смытыми черноземами обыкновенными. Эродированность почв увеличивается в
степных и южно-лесостепных районах по сравнению с северозападными и северными [201].
В пределах Центрально-Черноземного региона наиболее
распространенными формами рельефа являются балки, имеющие
различную длину, глубину и протяженность склона, однако характерными являются долинные балки длиной до 20 км. Балки
имеют ветвистое строение, отроги первого и второго порядка определяют волнисто-увалистый вид местности. Длина боковых
или поперечных балок доходит до 10 км (чаще 2 - 3 км). Динамичными формами рельефа в данном комплексе являются овраги.
Они отличаются от балок крутыми склонами. Имеет место и
формирование донных оврагов, развивающихся на дне балок и
ложбинах стока. Овражно-балочные комплексы региона сформированы склонами различной длины, крутизны и экспозиции.
Наиболее распространенные склоны выпуклой и прямой формы,
южной и юго-западной экспозиции, примыкающие к крутым берегам долин, имеющие значительную крутизну при укороченности длины склонов. В то время как склоны северной экспозиции
имеют меньшую крутизну и большую длину, на крутых, коротких и высоких склонах южной экспозиции интенсивность эрози201
онно-аккумулятивных процессов относительно выше, чем на
противоположных.
Значительную роль в формировании рельефа играют овраги,
развивающиеся как в боковых ответвлениях балок, так и имеющие самостоятельное развитие на склоновых землях. В отличие
от балок, представляющих формы древней эрозии, многие овраги
возникли и получили свое развитие в последние сто лет. Для
большинства оврагов характерно то, что они прорезают не только
делювиальные суглинки, но и врезаются в подстилающие коренные породы. Развиваясь в мощной толще рыхлых отложений, они
определяют и условия образования оползней, формирующихся на
крутых склонах. На пологих склонах овраги встречаются реже,
чем на крутых, и отличаются большей длиной и ветвистостью.
Глубина многих оврагов достигает 20 м и более [174].
Высокая интенсивность эрозионно-аккумулятивных процессов, имеющая место на рассматриваемой территории, как отмечено в работе [202], обусловлена, в первую очередь, низкой противоэрозионной устойчивостью почвообразующих пород территорий балочных водосборов, представленных покровными и лессовидными глинами и суглинками, податливыми к размыву. Совокупность природных факторов определила неравномерность
размещения оврагов по территории. Так, проведенные в прошлом
исследования [78] густоты овражно-балочного расчленения и
плотности расположения оврагов позволили выделить районы с
различной степенью оврагоопасности. Оказалось, что площади с
наибольшей густотой (0,5 – 0,8 км/км2) и плотностью оврагов
(>0,5 мг/км2) находятся в центральных и южных районах Курской, в восточных районах Белгородской, в южных и восточных
районах Воронежской областей. Такое распределение максимальных очагов овражности, как выяснилось, определяется общей закономерностью распределения местных базисов эрозии по
территории, позволившей выделить три основные зоны их концентрации:
– наибольших базисов эрозии– 120-150 м (протягивается широкой полосой вдоль Дона и включает южные районы Воронежской
и Белгородской областей);
– средних значений базисов эрозии – 80-120 м (находятся в районе верховий рек Савала, Сейм, Сосна);
202
– наименьших ареалов эрозии – 80-100 м, (включает территорию
Окско-Донской низменности) [174].
Как уже отмечалось, пристальное внимание к овражнобалочной системе связано с тем, что это не просто линейные образования, а естественно-географические тела, имеющие пространственную водосборную площадь, используемую в земледелии. В среднем по Воронежской области густота овражнобалочной сети колеблется от 0,4 до 1,3 км/км2 (таблица 3.9).
Так, из таблицы видно, что в Воронежской области земли
овражно-балочного комплекса составляют 412,6 тыс. га. Большая
часть земель (24 тыс. га) сосредоточена на правобережье Дона и
характеризуется наибольшей густотой овражно-балочной сети.
По левобережью Дона, под данным комплексом, находится 11
тыс. га земель. Наибольшие площади, пораженные оврагами, сосредоточены в Ольховатском, Репьевском, Калачеевском, Кантемировском районах, а наименьшие – в Эртильском, Панинском,
Таловском и Новоусманском районах.
Таблица 3.9. Густота овражно-балочной сети
Воронежской области
Густота
Густота
Название
Название
овражноовражноадминистративадминистративбалочной
балочной
ного района
ного района
2
сети, км/км
сети, км/км2
Аннинский
0,5
Острогожский
1,0
Бобровский
0,6
Павловский
1,0
Богучарский
1,0
Панинский
0,4
Петропавловский
Борисоглебский
0,5
1,0
Бутурлиновский
0,7
Подгоренский
1,3
Верхнехавский
0,6
Рамонский
0,7
Грибановский
0,9
Репьевский
1,1
Калачеевский
1,2
Россошанский
1,0
Кантемировский
1,2
Семилукский
1,0
Лискинский
1,0
Таловский
0,5
Нижнедевицкий
0,9
Терновский
0,8
Новоусманский
0,4
Хохольский
0,9
Ольховатский
1,2
Эртильский
0,4
203
В Курской области земли овражно-балочного комплекса составляют 738,6 тыс. га, где площадь оврагов занимает 0,4% от
общей площади земель. Наименее эродированы сельскохозяйственные угодья Пристенского и Хомутовского районов, где на
эродированные земли приходится менее 18% от общей площади.
Наиболее эродированные районы – Медвенский и Октябрьский
(более 40% площади подвержено эрозии). Наибольшее количество оврагов (до 1%) в Обоянском и Железногорском районах, 0,7%
– в Беловском, Горшеченском, Курчатовском, Льговском, Медвенском районах. В среднем по области густота балочной сети
достигает 1,06 км/км2 (таблица 3.10).
Таблица 3.10. Густота овражно-балочной сети Курской области
Название
Густота овражно-балочной сети, км/км2
административного
овражнобалок
оврагов
района
балочной сети
Беловский
0,7
0,1
0,8
Глушковский
1,4
0,3
1,4
Горшеченский
1,3
0,2
1,4
Дмитриевский
1,1
0,1
1,1
Касторенский
0,9
0,9
Конышевский
0,9
0,1
1,0
Кореневский
0,9
0,1
0,9
Льговский
1,3
0,3
1,4
Обоянский
1,2
0,5
1,4
Пристенский
1,0
0,3
1,1
Советский
0,9
0,9
Солнцевский
1,0
0,1
1,0
Суджанский
1,3
0,4
1,4
Тимский
1,1
0,1
1,1
Фатежский
1,0
0,2
1,1
Хомутовский
1,3
0,3
1,5
Черемисиновский
1,1
0,02
1,1
Щигровский
0,8
0,04
0,8
Что касается Белгородской области, то площадь земель овражно-балочного комплекса составляет 435,9 тыс. га. Преобла204
дающий склоновый рельеф местности (склоны занимают более
72% площади) является в области основным фактором для развития эрозионных процессов. В среднем на одно хозяйство приходится 74 оврага, а в некоторых хозяйствах их количество составляет 100 – 150. В среднем по области густота балочной сети
составляет 1,1 км/км2, овражной – 0,7 км/км2 (таблица 3.11).
Таблица 3.11. Густота овражно-балочной сети
Белгородской области
Название
Густота овражно-балочной сети, км/км2
административного
овражнобалок
оврагов
района
балочной сети
Алексеевский
1,1
0,6
1,4
Белгородский
1,3
0,4
1,3
Борисовский
0,8
0,3
0,9
Валуйский
1,0
0,3
1,1
Вейделевский
0,7
0,5
0,9
Волоконовский
1,2
0,4
1,5
Губкинский
1,6
0,4
1,7
Ивнянский
1,2
0,3
1,2
Корочанский
1,0
0,6
1,3
Красногвардейский
0,6
0,3
0,8
Новооскольский
0,8
0,4
0,8
Прохоровский
0,6
0,5
0,7
Ракитянский
1,9
0,5
1,4
Ровеньской
2,1
1,1
2,2
Старооскольский
1,3
0,4
1,3
Чернянский
1,6
0,7
1,7
Щебекинский
1,3
0,4
1,4
Яковлевский
0,9
0,6
1,4
В условиях Центрально-Черноземного региона, который характеризуется пересеченным рельефом местности, сильной распаханностью территории, повсеместно развитой водной эрозией
почв, ограниченностью земельных ресурсов и высокой степенью
интенсификации сельскохозяйственного производства, вопросы
рационального использования овражно-балочных земель приобретают особую важность. В овражно-балочных землях в наи205
большей степени нарушено экологическое равновесие природных
компонентов, а образование промоин и оврагов свидетельствует
о нерациональном использовании сельскохозяйственных угодий.
Овражно-балочные земли генетически связаны со всеми процессами, происходящими на прилегающих водосборных площадях и
конкретных водораздельных склонах [94]. Значит, рациональное
использование пахотных земель в эрозионных зонах зависит и от
состояния овражно-балочной системы. Кроме того, изрезанность
территории оврагами определяет необходимость индивидуального подхода к использованию склоновых земель с учетом природно-климатических особенностей с помощью комплекса мероприятий противоэрозионной направленности.
Отсутствие в настоящее время землеустроительных проектов по закреплению склонов оврагов и балок, при высоком проценте распаханности соседствующих с ними земельных массивов, увеличивает с каждым годом площади земель, непригодных к использованию.
В Центрально-Черноземном регионе продолжается процесс
увеличения площадей эродированных почв и заовраженных земель, падение почвенного плодородия и, как следствие, происходит снижение продуктивности агроландшафтов. Одним из основных факторов данного явления является несоблюдение мер защиты почв от эрозии, недифференцированное использование земель
в сельском хозяйстве.
По данным НИИ сельского хозяйства им. В.В. Докучаева
[200], в Воронежской области на пахотных склоновых землях
урожайность сельскохозяйственных культур резко снижается: на
слабосмытых почвах составляет 80%, на среднесмытых – 50-60%
и сильносмытых – 30-40% относительно урожая на несмытых
почвах. При этом отмечается [226], что в тех хозяйствах, где более 30% эродированных почв, урожайность зерновых культур на
17% ниже, чем в среднем по области.
В результате смыва и разрушения земель различными формами эрозии регион ежегодно недополучает 735 тыс. т зерна,
1186 тыс. т сахарной свеклы. Потери сельскохозяйственной продукции в кормовых единицах составляют 1962 тыс. т, что равносильно выводу из оборота 737,2 тыс. га сельскохозяйственных
угодий, в т.ч. 482,9 тыс. га пашни [226].
206
В Курской области на сильноэродированной пашне, где
удельный вес смытых почв составляет 43,5%, коэффициент расчленения территории более 1,46 км/км2 и крутизна склона – до 3°,
урожайность зерновых культур снижается на 35,1%, сахарной
свеклы – на 28,4%, кукурузы – 21,6%. В целом в области отмечена следующая закономерность, связанная с расчлененностью
территории. Так, с увеличением коэффициента расчленения на
0,1 км/ км2 наблюдается уменьшение распаханности территории,
но вместе с тем на 1,8% увеличивается площадь естественных
кормовых угодий. При этом площадь пашни с крутизной более 1°
возрастает на 4,1%, что, в свою очередь, обуславливает прирост
смытых почв на 2,2%, оврагов – на 0,08% и снижение урожайности зерновых культур на 0,7 ц/га, сахарной свеклы – на 6,1 ц/га,
кукурузы на зеленый корм – на 4,9 ц/га [226]. Основным фактором, определяющим влияние эрозионных процессов на продуктивность сельскохозяйственных земель, является то, что на склонах крутизной более 10 отмечается убыль питательных элементов
из почвы. Тенденция прослеживается следующая – чем больше
крутизна склоновых земель, тем выше их потери.
Так, с курских черноземов стоком талых вод отчуждается
42% общего азота, 22% – фосфора и 85% калия. Склоновые земли
ежегодно с 1 га теряют 300-400 кг гумуса, 15-20 кг азота, 200 кг
кальция, а также фосфора и калия. При этом в результате смыва
почвы отмечается снижение урожайности не только в местах
проявления эрозии, но и на нижерасположенных землях за счет
отложения смытого материала и выноса бесплодной породы из
оврагов [226].
Влияние различных сельскохозяйственных культур на процессы смыва почв с пахотных склонов, а также смытости почв на
урожайность сельскохозяйственных культур имеет определенную
закономерность. Возделывание на средне– и сильносмытых почвах большинства пропашных культур невыгодно из-за резкого
снижения их урожайности, и вместе с тем эти культуры способствуют развитию эрозии почв. Пропашные культуры, возделываемые на склоновых землях, имеют высокие показатели эрозионной опасности. Для сахарной свеклы и кукурузы коэффициент
эрозионной опасности составляет – 0,85, для яровых – 0,50, зернобобовых – 0,35, озимых культур – 0,30. Поэтому размещать ку207
курузу и сахарную свеклу на склонах с сильносмытыми почвами
не рекомендуется (так как это требует неоднородной обработки
земель в течение вегетационного периода в поперечном и продольном направлениях). Коэффициент эрозионной опасности
многолетних трав в первый год их роста равен 0,08, во второй –
0,03, а далее смещается к 0,01. Следовательно, кормовые травы
предохраняют склоновые почвы от смыва. Кроме того, дают 2030 ц/га высокопитательного сена [226].
С другой стороны, почвы, расположенные на разных элементах рельефа, неодинаково пригодны для всех культур. Например, на склоновых почвах, тем более смытых, низкую продуктивность дают: сахарная свекла, картофель, овощные и другие
культуры, которые более требовательны к плодородию. Между
тем однолетние и многолетние травы и некоторые зерновые
культуры на таких почвах могут дать более высокий урожай.
На урожайность на склоновых земелях в значительной мере
влияет экспозиции склона. Исследованиями в Курской области
показано [151], что на землях южной экспозиции, по сравнению с
северной, залегают черноземы с более низким содержанием гумуса, с менее кислой реакцией почвенной среды. Так, урожайность естественного травостоя, в зависимости от экспозиции, составляет на северном склоне 21,8 ц/га, в то время как на южном –
18 ц/га. Наименьшая урожайность кукурузы и ячменя наблюдается на южной экспозиции, наибольшая – на северном склоне и водоразделе. Неоднородны по плодородию почвы на различных
элементах склона. Вниз по склону увеличивается степень эродированности почв, сокращается мощность их профиля и изменяются агрохимические свойства почв. Например, вниз по южному
склону возрастают значения рН, подвижных форм фосфора и калия, в противоположность этому – на северном склоне они
уменьшаются, в связи с чем на склоновых землях в различных erо
частях варьирует и урожайность [174].
Исследования, проведенные в Центрально-Черноземном регионе [151] показали, что урожайность сахарной свеклы на склоновом поле может варьировать более чем в 2 раза (со 110 до 242
ц/га), зеленый массы гороха – в 3 раза (со 100 до 300 ц/га), ячменя
– в 4 раза (с 14-15 до 61 – 64 ц/га) и озимой пшеницы – в 3 раза (с
18 до 60 ц/га). Кроме того, на склоне крутизной 1 – 3 ° на эроди208
рованных и неэродированных черноземах разница в урожайности, к примеру, ячменя составляет 6 ц/га. Недобор урожая сельскохозяйственных культур на эродированных землях, по сравнению с неэродированными, свидетельствует о значительной отрицательной роли эрозии в продуктивности земель.
К числу первоочередных мер направленных на повышение
продуктивности сельскохозяйственных земель, прежде всего, относятся [151]:
- совершенствование структуры посевных площадей в условиях расчлененного рельефа;
- разработка системы севооборотов, предотвращающих эрозионные процессы, так как от подбора типа севооборота, набора
культур и их чередования зависит сохранность почвенного покрова на склонах различной крутизны;
- широкое применение почвозащитных севооборотов с целью повышения почвенного плодородия (улучшение воднофизических и химических показателей почвы) и рационального
использования эродированных и склоновых земель;
- дифференцированно проводить на склонах (применительно к местным условиям) комплекса противоэрозионных мероприятий: организационно-хозяйственных, агротехнических, лесо–
и лугомелиоративных, гидротехнических;
- внедрять адаптивные технологии возделывания сельскохозяйственных культур в земледелии.
209
ГЛАВА IV. МЕТОДИЧЕСКИЕ
И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
ФОРМИРОВАНИЯ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЙ
НА ЛАНДШАФТНО-ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВЕ
_____________________________________________
4.1. Ландшафтно-экологическое
землеустройство сельскохозяйственных
предприятий
Осознание неизбежности проявления негативных природных явлений и необходимости предотвращения или снижения их
отрицательных последствий является одной из актуальных проблем современного сельского хозяйства. Заявленная проблема
борьбы с неблагоприятными природными явлениями исследуется
под углом зрения ландшафтно-экологического землеустройства
сельскохозяйственных предприятий. Это обусловлено тем, что
основа для успешной борьбы с неблагоприятными явлениями закладывается в процессе территориальной организации землепользования, формирования его экологической системы, что, в
конечном счете, определяет устойчивость или неустойчивость
агроландшафта. Повышение экономической эффективности работы любого сельскохозяйственного предприятия невозможно
без решения ландшафтно-экологических проблем.
Основная задача современного ландшафтно-экологического
землеустройства сельскохозяйственных предприятий заключается в выявлении причин возникновения суховеев, засух и других
неблагоприятных природных явлений и определении способов
борьбы с этими явлениями в системе мероприятий по формированию агроландшафта.
Оценка современного состояния земельных ресурсов Центрально-Черноземного региона характеризует их кризисное состояние. Ведение системы земледелия не адаптировано к природным особенностям агроландшафтов, а режимы их экосистем не
сбалансированы, к тому же негативные последствия усугубляют210
ся высокой степенью распаханности территории, недостаточной
облесенностью, защищенностью и устроенностью. Как следствие
современные агроландшафты не обладают достаточной устойчивостью.
Методология современного землеустройства сельскохозяйственных предприятий предполагает конструирование на расчетной основе экологически устойчивых агроландшафтов, в которых
будут созданы условия для охраны и рационального использования агроресурсного потенциала природных и земельных угодий.
Необходимым условием разработки целенаправленных мер
по борьбе с неблагоприятными природными явлениями в условиях эколого-ландшафтного землеустройства является осознание
сложной природы их происхождения. Их формирование является
закономерным процессом атмосферной циркуляции, и, к сожалению, неблагоприятные природные явления невозможно изменить
и трудно спрогнозировать. Так, ветровой режим определяет особенности протекания негативных природных процессов, а усиление энергии ветра увеличивает ущерб от неблагоприятных природных явлений. Снизить энергию ветра можно с помощью более
глубокого изучения сезонной циркуляции направлений преобладающих ветров.
Ветер является важным метеорологическим компонентом,
определяющим состояние погоды. Движение воздуха происходит
в результате неравномерного нагрева отдельных участков территории, а ветер отражает процесс трансформации солнечной энергии в ландшафте. Таким образом, энергия ветра неисчерпаема и
зачастую способствует усилению неблагоприятных для сельского
хозяйства природных процессов.
Ландшафтно-экологический аспект землеустройства сельскохозяйственных предприятий определяет необходимость изучения, серьезного анализа и учета всех природно-климатических
особенностей при территориальной организации и устройстве агроландшафта. В свою очередь, агроландшафт представляет собой
сложный природно-антропогенный комплекс, а воздушная оболочка земли, представленная атмосферой, является одним из
компонентов ландшафта и его экосистемы, поэтому изучению
характера движения ветров было уделено в работе особое внимание. Ветер характеризует движение воздушных масс относитель211
но земной поверхности, и в дальнейшем возникает формирование
областей с различным атмосферным давлением. Постоянное изменение атмосферного давления формирует ветровой режим различных скоростей и направлений. На территории ЦентральноЧерноземного региона наблюдается широкая вариабельность направлений движения ветра в различные периоды года.
На современные сложные процессы, происходящие в атмосфере, существенное влияние оказывают с одной стороны – Атлантический океан, с другой – внутриконтинентальные зимние
холодные воздушные потоки и перегретые летом, которые происходят в результате изменения атмосферного давления за счет
различного притока солнечной энергии. Что касается Воронежской области, то необходимо отметить, что важным климатообразующим фактором является гребень субтропического барического максимума, среднее положение которого проходит по линии
Острогожск – Лиски – Бобров – Таловая – Борисоглебск. Этот
гребень делит территорию области на две части: северо-западную
и юго-восточную. "В северо-западной части наблюдается преобладание ветров юго-западной половины горизонта, приносящих
влажные массы воздуха; в юго-восточной части большую повторяемость получают ветры с восточной составляющей, приносящей сухие массы воздуха. Климатические условия этих двух частей благодаря различному ветровому режиму различаются между
собой. Однако следует отметить, что направление ветра, фиксируемое на метеорологических станциях, в значительной степени
зависит от местных условий, и поэтому очень часто две близко
расположенные станции (даже на равнине) имеют различные розы ветров" [196, С.6]. Ветер в совокупности с другими климатическими факторами формирует аномальные отклонения в погоде,
что сказывается на условиях произрастания культурных растений
и эффективности сельскохозяйственного производства в целом.
Все это еще раз подтверждает необходимость надежного обустройства территории сельскохозяйственных предприятий с целью
снижения опасности от неблагоприятных погодных явлений.
Важное внимание в работе уделено изучению направления
преобладающих ветров по территории Воронежской области в
разрезе природно-сельскохозяйственных зон и микрозон по сезонам года. Анализ проведен по четырнадцати метеостанциям, рас212
положенным на территории Воронежской области (Нижнедевицк, Острогожск, Воронеж, Анна, Таловая, Лиски, Борисоглебск, Новохоперск, Россошь, Митрофановка, Богучар, Бутурлиновка, Павловск, Калач). Равномерное расположение метеостанций по территории достаточно полно характеризует природные
особенности зон и микрозон области. Исходная информация о
повторяемости ветров по месяцам года в разрезе всех метеостанций области приведена в приложении 6. На основе данных справочника по климату СССР [196] было установлено преобладающее и близкое к нему направление ветров по всем метеостанциям
области. По сезонам года и в целом за год проведена группировка
месячной повторяемости ветров. Исследовались все четырнадцать метеостанций области в разрезе природно-сельскохозяйственных микрозон. Изучение и анализ характера направлений ветров на территории Воронежской области показал, что наблюдается процесс изменения движения воздушных потоков по сезонам
года в направлении против хода часовой стрелки (таблица 4.1.). В
таблице представлено направление преобладающих ветров, а
также показаны более близкие к нему по значениям два направления. Это связано с тем, что порой они незначительно отличаются друг от друга, но имеют разный вектор влияния. Все это позволило учесть не только одно преобладающее направление ветра, но и выделить сектор устойчивого влияния ветров.
Детальный анализ направлений ветров и секторов позволил
выявить закономерность, сущность которой сводится к следующему. Довольно часто происходит смещение (вращение) ветров
от сезона к сезону. К примеру, по данным метеостанции г. Бутурлиновка, весной преобладают ветра юго-восточного направления,
которые к лету меняются на ветра северной составляющей, а в
осенний период большую обеспеченность имеют ветра югозападного направления, зимой же чаще дуют ветра юговосточного румба. Следовательно, в течение года направление
преобладающих ветров последовательно изменяется от сезона к
сезону в направлении по ходу против часовой стрелки (Ю-В ® С
® Ю-З ® Ю-В). Особо ярко этот процесс выражен по восьми из
четырнадцати метеостанций области.
213
Закономерно устойчивый характер ветров одного направления по сезонам года наблюдается по метеостанциям г. Лиски, где
преобладают ветра западного, и г. Богучар юго-западного направления.
Значительная амплитуда в обеспеченности ветров в течение
года по конкретным направлениям наиболее ярко выражена по
метеостанции г Россошь, где минимальное значение в 7% приходится на северо-восточное, а максимальное, равное 19%, отмечено по юго-восточному направлениям. Таким образом, по метеостанции г. Россошь наблюдается устойчивая картина преобладающих ветров юго-восточного направления. Наименьшая амплитуда колебаний в обеспеченности ветров наблюдается по метеостанции г. Калач, где минимальное значение составляет 10%
по северо-восточному направлению, а максимальное 14% по восточному, юго-западному и северо-западному направлениям. Все
это характеризует неявный характер преобладающих ветров.
Проведенный анализ свидетельствует, что ветер дует со всех сторон с одинаковой повторяемостью. Наглядно процесс циркуляции преобладающих направлений ветров в разрезе микрозон
представлен на рис. 4.1.
Циркуляция преобладающих направлений ветров по сезонам года является важной характеристикой природноклиматических процессов, протекающих на территории Воронежской области. Местная циркуляция вызвана изменением атмосферного давления за счет различного притока солнечной радиации и определяет перенос тепла и влаги из одних регионов в
другие. В целом на территории области также наблюдается сезонная циркуляция ветров. Зимой чаще других дуют ветра южной
составляющей: юго-западного (17,5%) и юго-восточного (17,3 %)
направлений (приложение 6). Весной преобладают ветра юговосточного (15,5%) направления. В летний период преобладают
северо-западные ветра (16,6%), которым близки по обеспеченности западные (15,0%), северные (14,9%) и северо-восточные
(14,5%) румбы. Осенью наиболее выражен характер ветров югозападного (17,5%) и западного (15,6) сектора влияния.
214
Таблица 4.1. Сезонная циркуляция преобладающего направления ветров
по метеостанциям Воронежской области
215
215
Продолжение таблицы 4.1.
216
216
Продолжение таблицы 4.1.
Примечания:
преобладающее направление ветров;
направлению ветров, близкое к преобладающему;
сектор устойчивого влияния ветров.
217
217
Таким образом, анализ показал систематический характер
смены направления преобладающих ветров от сезона к сезону года в направлении против хода часовой стрелки. В среднем за год
на территории области преобладают ветра юго-западного
(15,0%), юго-восточного (14,3%) и западного (13,7%) направлений. Как видно, обеспеченность ветров преобладающих направлений имеет небольшую амплитуду отклонения от среднего значения. Это позволяет отметить, что ветер дует с определенной
устойчивостью со всех сторон.
Смена направлений преобладающих ветров по сезонам года,
различная их амплитуда на территории Воронежской области показывают их сложную природу происхождения, пространственной и временной трансформации. Эти особенности определяют
трудно предсказуемый характер неблагоприятных погодных явлений и необходимость учета этих особенностей при решении
вопросов конструирования экологически устойчивых агроландшафтов [219]. Выявленный характер циркуляции преобладающих
направлений ветров от сезона к сезону года обязывает нас поновому подходить к территориальному устройству агроландшафтов, с целью повышения их устойчивости в борьбе с неблагоприятными природными явлениями.
Эти явления зачастую связаны с ветрами определенных направлений и протекают в соответствующие периоды времени.
Поэтому, на наш взгляд, сложившееся годами требование о перпендикулярности размещения основных полезащитных лесных
полос к преобладающему направлению суховейных ветров с данных позиций является достаточно условным, так как суховеи могут проявляться в период с ранней весны до поздней осени, охватывая широкий спектр направлений. Тем более сложно предугадать время и ветер какого именно направления окажет наибольшее отрицательное влияние на условия произрастания сельскохозяйственных культур в течение года.
Таким образом, при формировании экологически – устойчивых агроландшафтов недостаточно руководствоваться только
учетом направлений преобладающих вредоносных ветров, по той
причине, что неизвестно, в какой период времени сложится неблагоприятная для земледелия ситуация. Поля должны быть надежно защищены от ветров всех направлений.
218
Рис. 4.1. Циркуляция преобладающих направлений ветров по сезонам года на территории Воронежской области
Сложные условия возникновения и протекания неблагоприятных природных явлений определяют необходимость комплексного подхода к разработке мер по борьбе с ними. Фундамент для
борьбы с погодными аномалиями должен быть заложен при формировании агроландшафта в процессе разработки проектов
ландшафтно-экологического землеустройства. Теоретические,
фундаментальные основы такого подхода разработаны В.В. Докучаевым. Десятилетия подтвердили достоверность и высокую
эффективность его системного подхода к ландшафтноэкологической организации территории для ведения адаптивного
земледелия. В.В. Докучаев явился основоположником зонального
подхода в земледелии. Его основа базировалась на ландшафтноэкологических принципах. В книге "Наши степи прежде и те219
перь" В.В. Докучаев разработал систему мер по комплексному
преобразованию природы степной зоны. Он доказал, что из-за
нарушения структуры агроландшафтов (уничтожения лесов,
хищнической распашки степей) утрачен агроресурсный потенциал. Особое место он отводил вопросу полезащитного лесоразведения, созданию лесов. Данные элементы агроландшафта формируют оптимальный температурно-влажностный режим в его экосистемах, при этом снижая энергию ветров [76].
Циркуляционный характер направления преобладающих
ветров подтверждает их сложную природу происхождения, пространственной и временной трансформации, сопутствует проявлению неблагоприятных природных явлений. Эти особенности
должны детально учитываться при решении вопросов конструирования экологически устойчивых агроландшафтов. Так как основную каркасную функцию в агроландшафте выполняют лесные
полосы и насаждения [219].
Решая комплекс теоретических и практических вопросов,
связанных с проектированием лесных полос, нельзя ограничиваться знанием только преобладающего вредоносного направления ветров, так как лесные полосы оказывают многогранное
влияние на агроэкологическую среду, поэтому при проектировании лесных полос необходимо применять комплексный подход,
основанный на учете различных аспектов агроклимата. Лесные
полосы и насаждения являются одним из основных управляющих
рычагов формирования микроклимата.
Центрально-Черноземный регион располагает наиболее
плодородными почвами, значительными энергетическими ресурсами приходящей солнечной радиации, но, к сожалению, в значительной мере страдает от неблагоприятных природных условий.
В устроенном агроландшафте уравниваются отрицательные
характеристики неблагоприятных погодных явлений, высокая и
низкая температура, скорость ветра, количество осадков, испарение с поверхности почвы.
Эффективность земледелия и в целом сельскохозяйственного производства напрямую зависят от степени устроенности,
адаптации агроландшафта, его экологической устойчивости, т.е.
способности противостоять неблагоприятным природным процессам. В условиях эрозии и засухи, холода и бурь основной це220
лью ландшафтно-экологического землеустройства является обеспечение оптимальной среды, в которой будут сформированы благоприятные режимы (питательный, водный, температурный и
воздушный и др.) сельскохозяйственных культур.
Разрабатывая систему мероприятий по борьбе с неблагоприятными природными явлениями, многие ученые исходили из
усиления засушливости климата, но, как отмечает И.Е. Бучинский "за последние 2,5 тысячи лет не обнаружено изменений
климата. Засухи отмечались во все века" [52]. "Современный
уровень науки и техники не обеспечивает возможности изменения атмосферной циркуляции, но количество осадков в летние
месяцы, по расчетам геофизиков, может быть увеличено в восточной части европейской территории СССР на 10-20% системой
полезащитных лесных полос вследствие усиления торможения
движения ветра" [191. С.27].
И.Е. Бучинский, исследуя влияние водохранилищ на проявления засух и суховеев, подчеркивал, что они оказывают благоприятное влияние на микроклимат и снижают воздействие засух.
Результаты наблюдений позволили охарактеризовать изменения
метеорологического режима под влиянием водохранилища.
"Снижение температуры воздуха в дневные часы в районе водохранилищ (5-10 км) может достигать 2-3°С. В ареале влияния водохранилищ ночью температура воздуха бывает выше, чем на
степных участках. Таким образом, на территории, подверженной
влиянию водохранилища, суточный ход температуры воздуха более сглажен за счет дневного охлаждения и ночного нагревания
воздуха водным бассейном. Амплитуда температуры за сутки при
ясной погоде на берегу водохранилища не превышала 9°С, в степи же достигала 18°С. При пасмурной погоде она соответственно
составляла 6 и 14°С" [52. С.92].
Осознание того, что ландшафтно-экологическое землеустройство формирует основу для ведения адаптивного земледелия,
возлагает на землеустроителей и большую ответственность за негативные последствия и низкую эффективность производства.
Поэтому землеустроитель должен хорошо понимать все аспекты
этих явлений от причин возникновения, условий протекания, последствий с тем, чтобы создать надежный заслон для их сниже221
ния а в отдельных случаях и полного предотвращения. П.И. Броунов писал о том, что "изменить погоду мы не в состоянии… но
поставить земледелие в наивозможно меньшую зависимость от
погоды, с одной стороны, и приспособиться к условиям ее – с
другой, – это всецело в нашей власти" [51. С.217].
Установив, что причины всего спектра неблагоприятных погодных явлений для сельского хозяйства кроются в сложных
процессах атмосферной циркуляции, осознав неотвратимость и
сложно прогнозируемый характер их наступления, мы отдаем себе отчет в том, что надежной защитой от них является устойчивый агроландшафт.
В данной работе в большей мере исследовался ландшафтноэкологический аспект проявления неблагоприятных природных
явлений, приводящих к нарушению экосистемы агроландшафта,
вызывающих снижение продуктивности почв и урожайности
сельскохозяйственных культур, а значит, и эффективности сельскохозяйственного производства. Наша задача путем конструирования оптимального агроландшафта снизить отрицательные
последствия.
4.2. Основные положения конструирования
экологически устойчивых агроландшафтов
Современные изменения земельного строя наложили отпечаток на землеустроительную науку. Меняется не только понятийный аппарат, но и содержательная составляющая землеустройства, порядок проектирования.
Изучая научно-методические предложения многих ученых
[54, 56, 60, 79, 86, 100, 102, 107, 124] по вопросам современного
землеустройства и обобщая производственный опыт по разработке проектов эколого-ландшафтных систем земледелия в Центрально-Черноземном регионе, было выявлено, что методический
порядок разработки проектов внутрихозяйственного землеустройства вступает в противоречие с фактически складывающимся
процессом проектирования. Это накладывает негативный отпечаток, тормозит принятие научно обоснованных решений. Особен222
но это просматривается при решении вопросов организации и
устройства пахотных угодий, когда фактическая ландшафтноэкологическая составляющая земель каждого участка предопределяет характер его устройства и использования на перспективу.
Внутрихозяйственное землеустройство с методологических позиций в значительной мере антропоцентрично по своему характеру. Порядок землеустроительного проектирования осуществляется в последовательности от специализации хозяйства к экономически обоснованной структуре посевных площадей, а затем к
системе севооборотов. В данном случае процесс проектирования
идет от обозначенных целей хозяйства к формированию и устройству его территории.
На современном этапе очевиден приоритет биосферного
подхода, вместо антропоцентрического, который не выдержал
испытания временем, в предшествующий многовековой период.
Поэтому, считаем необходимым уточнить методологическую основу и методический порядок землеустроительного проектирования.
В работе представлен новый аспект ландшафтноэкологического землеустройства сельскохозяйственных предприятий, когда элементарный ландшафт с его экологическими проблемами служит отправным началом и определяет весь процесс
землеустройства. Биосферные принципы определяют методы и
способы устройства территориальной организации для ведения
адаптивного земледелия. Исходя из этого авторами предлагается
следующий порядок решения задач по конструированию устойчивых полевых агроландшафтов для ведения адаптивного земледелия, приемлемый для условий Центрально-Черноземного региона:
1. Подготовительные работы.
В процессе подготовительных работ собирается, обобщается
и анализируются необходимый планово-картографический материал и информация об оценке состояния всех угодий и элементов
агроландшафта. Определяется целесообразность дальнейшего
проведения тех или иных намеченных мероприятий по использованию земель.
Особое место среди подготовительных работ занимает комплексное полевое ландшафтно-экологическое обследование всей
223
территории сельскохозяйственного предприятия с целью установления фактически возможного использования каждого земельного участка с учетом современных агротехнологий. В процессе полевых подготовительных работ необходимо собрать достоверную фактическую информацию, позволяющую определить
целесообразный характер использования конкретного участка
каждого вида угодий на перспективу и отобразить это на планово-картографической основе. Результаты камерального и полевого обследования территории сельскохозяйственного предприятия
позволяют провести типизацию земельных угодий по характеру
их хозяйственного использования на перспективу с целью ведения адаптивного земледелия, при этом обследование позволяет
наметить реально необходимые мероприятия первоочередного
плана.
2. Устройство пахотных земель.
Основа устойчивого агроландшафта создается посредством
создания каркаса путем проектирования системы линейных элементов. Процесс проектирования необходимо начинать в первую
очередь с эродированной и эрозионно-опасной пашни. При этом
система линейных элементов должна быть "вписана" в природный ландшафт, выделяя элементарные агротехнически однородные участки.
3. Организация системы адаптированных севооборотов и установление структуры посевных площадей.
Каждый устроенный рабочий участок предназначен для
конкретного хозяйственного использования. С учетом этого формируются земельные ареалы дифференцированных севооборотов.
Наиболее деградированные участки земельных угодий и особенно пашни трансформируются в другие виды угодий. В Воронежской области порядок трансформации низкоплодородной пашни
установлен постановлением администрации от 14.10.1998 г. "О
порядке перевода пашни сельскохозяйственных предприятий области в другие сельскохозяйственные угодья", а также Законом
"О землеустройстве" [14].
Формирование дифференцированных севооборотов происходит на основе учета экологических требований сельскохозяйственных культур, предъявляемых к почве конкретного однородного рабочего участка. В условиях адаптивного земледелия
224
структура посевных площадей сельскохозяйственного предприятия определяется природной предрасположенностью пахотных
угодий. Только в этом случае возможно обеспечить их интенсивное использование и добиться достойных результатов в сельскохозяйственном производстве.
Методология ландшафтно-экологического землеустройства
сельскохозяйственных предприятий заключается в применении
принципиально новых подходов к организации и устройству территории всех сельскохозяйственных угодий агроландшафта.
Ключевым положением является "вписывание и подражание"
природным процессам, с целью создания оптимальных условий
для ведения сельскохозяйственного производства. Все составные
части организации и элементы устройства территории должны:
– органически гармонировать с природной предрасположенностью и быть сбалансированы с ресурсным потенциалом
угодий агроландшафтов;
– обеспечивать экологическую устойчивость агроландшафта
к проявлению негативных природных явлений, снижая, а в отдельных случаях и предотвращая возможные отрицательные последствия;
– создавать оптимальные условия для ведения сельскохозяйственного производства, земледелия, животноводства и других отраслей, сохраняя устойчивость в агроландшафте в связи с
ростом техногенной нагрузки на природу. Это определяет необходимость совершенствования землеустройства, коренным образом меняет порядок и правила решения многих вопросов организации и устройства земельных угодий.
Таким образом, необходимо отметить, что главной целью
ландшафтно-экологического землеустройства является конструирование устойчивого к неблагоприятным природным и антропогенным нагрузкам агроландшафта, обеспечивающего оптимальные условия для ведения адаптивного земледелия. В
условиях
большой вариабельности природных ландшафтных комплексов
Центрально-Черноземного региона при землеустройстве сельскохозяйственных предприятий основным является подход "от рабочего участка к полю севооборота и структуре посевных площадей", а не наоборот. Использование агроландшафтов должно
быть адаптивным, т.е. основанным на детальном учете их местных особенностей.
225
Такая система отработана при разработке проектов ландшафтно-экологической организации территории и внедрении систем земледелия в базовых хозяйствах Воронежской области и является надежным методом конструирования агроландшафтов.
4.3. Ландшафтно-экологические аспекты
проектирования рабочих участков
Один из наиболее важных этапов проекта землеустройства
на ландшафтно-экологической основе – организация пахотных
земель сельскохозяйственных предприятий. Элементами организации пахотных земель являются выделение и устройство экологически однородных рабочих участков, из которых впоследствии
будут сформированы земельные ареалы севооборотов и конкретные поля. Экологически однородный рабочий участок является
интегрированным элементом устройства территории пахотных
земель, поэтому к его формированию предъявляются высокие
требования. Территория рабочего участка должна быть экологически однообразной по условиям пригодности возделывания
сельскохозяйственных культур или, другими словами, рабочий
участок должен быть по возможности однородным по ландшафтным и агропочвенным условиям, степени смытости и потенциальной эрозионной опасности, крутизне, длине, солонцеватости,
карбонатности и другим почвенно-экологическим свойствам.
При формировании экологически однородного рабочего участка необходимо детальным образом учитывать его природные
особенности и определять дифференцированный характер его
дальнейшего использования. Игнорирование ландшафтноэкологических особенностей земель при проектировании рабочих
участков зачастую приводит к неблагоприятным экологическим
последствиям (эрозия, переувлажнение, заболачивание и т.д.).
Одним из основополагающих принципов устройства экологически однородных рабочих участков является необходимость
обеспечения в них возможности осуществления обработки поперек склона. Эффективность обработки поперек склона является
объективной необходимостью, так как в условиях Центрального
226
Черноземья более 63% пахотных земель располагается на склонах более 3 градусов. При проектировании рабочих участков поперек склона обеспечивается снижение эрозии, сохранение влаги
и элементов питания, предотвращается деградация почв, формируются условия для воспроизводства почвенного плодородия, и,
безусловно, на ее фоне значительно повышается эффективность
всех агроприемов в земледелии.
На экологически однородный рабочий участок в процессе
адаптивного земледелия накладывается сложный технологический комплекс мероприятий по обработке почвы и возделыванию
сельскохозяйственных культур. Этот комплекс дифференцируется в зависимости от ландшафтно-экологических особенностей
каждого участка и задач в области земледелия.
Адаптивная современная технология земледелия позволяет с
большей или меньшей интенсивностью использовать пахотные
угодья в зависимости от их природных особенностей и технических возможностей хозяйства, не принося им экологического
вреда. Это означает, что на экологически однородном рабочем
участке можно применять технологию, соответствующую его
особенностям. Следовательно, территория рабочего участка
должна быть предельно однородной по ландшафтноэкологическим особенностям, с учетом требований использования современных агротехнологий.
Для разработки проектов землеустройства на ландшафтноэкологической основе сельскохозяйственных предприятий землеустроителям необходима детальная информация о пригодности
каждого конкретного участка для возделывания тех или иных
сельскохозяйственных культур, отображенная на плановокартографической основе.
Основой для ландшафтно-экологического устройства территории сельскохозяйственных предприятий с целью организации и ведения адаптивного земледелия являются материалы комплексного почвенного обследования (рис. 4.2.).
При выделении экологически однородных участков по питательному, водному, тепловому и ветровому режимам необходимо учитывать:
227
– однородность почв, балл бонитета, требовательность сельскохозяйственных культур к почвам, степень эродированности
земель;
– однородность морфологии рельефа, в том числе крутизны,
экспозиции и формы склонов;
– однородность геологического строения – тип и мощность
почвообразующих пород, глубина залегания водоупорных горизонтов;
– однородность увловий увлажнения, зависящая от почв,
устроенности территории рельефа;
– однородность микроклиматической зональности, зависящая от рельефа и влияния окружающей среды, особенно лесных
и других угодий, водоемов;
– однородность естественных фито– и зооценозов на естественных кормовых угодьях.
Перечисленные требования в значительной мере учитываются в картограммах классов земель по эрозионной опасности
земель (рис. 4.3.).
Формирование экологически однородных участков в большой мере зависит от сети существующих лесных полос, кустарниковых кулис и других элементов устройства территории. От
них зависит ширина и длина экологически однородных рабочих
участков.
Изучение условий обитания насекомоядных птиц и энтомофагов для борьбы с вредителями, а также условий жизнедеятельности насекомых-опылителей позволило установить, что зона активного влияния орнитофауны на прилегающую территорию
распространяется на расстояние до 250 метров от мест их обитания.
При проектировании на пахотных массивах пятирядных защитных лесных полос различного назначения позволяет создавать условия для формирования зооценозов, приближенных к условиям естественной лесной среды. Эффективность влияния насекомых-опылителей распространяется на расстояние 1,5 – 2 км.
Все эти требования сведены в таблицу 4.2. После того как
по перечисленным выше требованиям территория будет разбита
на части, эти части будут представлять собой однородные микрозоны или экологически однородные рабочие участки.
228
Рис. 4.2.
229
Рис. 4.3.
230
Разработанная агроэкологическая типизация земель позволяет в процессе землеустроительных мероприятий, а именно в
процессе устройства территории пахотных земель формировать
однородные ландшафтно-экологические рабочие участки.
Землеустроитель должен четко представлять, какие участки
почвенных групп можно объединять в рабочий участок, а какие
нет. Только тогда возможно создавать реальные условия для
дифференцированного использования почв в условиях адаптивного земледелия.
Это, в свою очередь, позволит более эффективно применить
интенсивные технологии возделывания сельскохозяйственных
культур. Перед землеустроителем стоит задача на основе имеющейся информации устроить каждый экологически однородный
участок, обеспечив эго устойчивость к неблагоприятным природным явлениям и техногенной нагрузке.
Апробация данного методического подхода была осуществлена при разработке "Проекта противоэрозионной организации
пахотных земель АОЗТ «Победа» Белгородского района Белгородской области".
231
2
52,8
3
88,0
4
86,8
5
40,8
6
36,2
3
4
7,9
14,7
11,8
1,1
5,7
13,5
2,5
25,0
7,8
4,0
32,4
19,6
4,1
25,0
6,9
16,2
31,4
4,8
15,6
17,4
1,4
7,4
14,2
8,7
6,2
4,3
5,9
7,0
3,0
17,4
2,9
Чю3↓кг
Чº3''кг
Чº3↓↓кг
Чº3↓кг
ЧВЛ''3├1Ш12о
Чю3↓кг
Чю3''г
Чº3''кг
Чº3↓↓кг
Чº3↓кг
Чю3↓кг
Чю3''г
ЛЧ3'''кг
Чº3''кг
Чº3↓кг
Чº3↓↓кг
Чю3''кг
Чю3↓кг
Чю3├1↓кг
Чº3↓г
Чв3↓г
Чº2↓↓кг
Чю3↓кг
Чю3''кг
Чю3├2↓кг
Чº3↓↓кг
Чº3↓кг
Чв3↓г
Чю3''кг
Чю3↓кг
Чю3├1↓кг
5
50
48
45
61
79
92
Бонитет
почв,
балл
по картограмме класс, к которому отнесена
агрофация
индекс
га
(раб.уч.)
6
7
8
9
10
o
1 29`
I
41,2
I
59,2
72,4
67,2
69,6
49,8
o
1 34`
I
52,8
I
59,2
52,4
72,4
67,2
69,6
o
1 22`
I
88,0
I
59,2
52,4
42,4
72,4
69,6
o
1 44`
I
56,6
I
67,2
II
1,4
60,8
III
28,8
59,2
58,4
71,4
76,2
o
1 49`
I
9,0
II
66,8
II
21,0
59,2
III
10,8
60,8
58,6
67,2
o
2 31`
I
23,4
I
69,6
II
3,6
76,2
III
9,2
60,8
59,2
58,4
232
средний балл
га
Классы земель
по эрозионной
опасности
по видам
почв
2
41,2
индекс
Средняя крутизна
в агрофации, град.
Площадь, га
1
1
Почва
на почвенной
карте
Доля смытых почв
в агрофации, %
№ агрофации (раб. уч.) на
карте
Таблица 4.2. Характеристика земель по экологическим
и дифференцированное использование их
11
63,6
64,2
59,2
65,7
61,4
64,8
сев. южн.
сев.
южн. верх. средн. нижн.
0.17 0.18 -(500…800) +(500…800) 0.95 1.0 1.36
Условия для техники: длина
и ширина (а х b)
Инсоляция Сумма t0 воздуха за Коэффициент
Дж:см2/мин вегет. период по увлажнения почв
по экспози- экспозициям (к рав- на частях склона
циям
за вегет. период
нине 26000)
Условия для орнитофауны и
энтомофагов (удов., неудов.)
факторам в рабочих участках (агрофациях)
под сельскохозяйственными культурами
12
0,17
13
-
14
-(50 …800)
15
-
16
0,95
17
-
18
-
19
20
удовл. 824х500
0,17
-
-(500…800)
-
0,95
-
-
удовл. 1123х470
0,17
-
-(500…800)
-
0,95
-
-
удовл. 1872х470
0,17
-
-(500…800)
-
0,95
-
-
удовл. 1072х810
-
0,18
-
+(500…800) 0,95
-
-
удовл. 785х520
0,17
-
-(500…800)
1,0
-
удовл. 770х470
0
-
-
233
Особенности севооборотов
(свекловичного, полевого,
почвозащитного,
залужение)
21
Севообороты, насыщенные
паром (чистым, сидеральным); зерновыми; сахарной
свеклой
Севообороты, насыщенные
паром (чистым, сидеральным); зерновыми; сахарной
свеклой
Севообороты, насыщенные
паром (чистым, сидеральным); зерновыми; сахарной
свеклой
Слабоэродированная пашня с
уклоном 1-30 ; севообороты,
насыщенные многолетними и
однолетними травами, зерновыми с небольшим процентом (до 20) пропашных
Севообороты, насыщенные
однолетними и многолетними травами, которые чередуются с зерновыми без
пропашных культур
Севообороты, насыщенные
однолетними и многолетними травами, которые чередуются с зерновыми без
пропашных культур
1
7
2
3
35,4
Чв3↓г
4
3,2
Чº3↓кг
5
6
7
8
9
10
11
1 32`
I
30,2
I
76,2
70,3
18,8
II
4,0
69,6
Чю3''кг
6,8
III
1,2
60,8
Чº3''г
6,6
62
o
74,6
8
33,4
Чв3↓г
Чº3↓кг
Чº3''кг
Чº3↓↓кг
Чю3↓кг
5,4
1,6
11,4
8,0
7,0
66
2o23`
I
II
III
21,0
4,0
8,4
I
76,2
69,6
72,4
67,2
59,2
68,9
9
35,8
Чº3''г
6,0
83
1o35`
I
30,2
I
74,6
69,9
Чв3↓г
7,2
III
5,6
Чю3↓кг
1,6
59,2
Чº3↓кг
21,0
69,6
Чº3↓кг
10,9
Чº3''кг
9,6
Чº3↓↓кг
11,1
10
11
31,6
30,8
12
33,6
13
50,6
Чю3↓кг
Чв3↓г
Чº3↓кг
Чº2↓кг
Чº3↓кг
ЧЛ''410г
ЛЧ''3г
Чю3↓кг
ЛЧ''3г
Чю3↓кг
Чв3↓г
Чº2↓кг
ЧЛ''410г
15,6
5,2
4,8
5,2
13,4
7,0
9,4
3,8
38,0
3,2
1,0
6,0
2,4
70
2o15`
o
76,2
I
19,0
I
II
6,6
72,4
III
6,0
67,2
100
1 40`
I
III
28,6
2,2
I
51
1o27`
I
II
III
16,8
1,2
15,6
II
20
1o14`
I
50,6
I
234
69,6
59,2
76,2
69,6
70,6
69,6
48,4
46,2
59,2
46,2
59,2
76,2
70,6
48,4
69,7
68,9
55,8
60,1
Продолжение таблицы 4.2
12
13
14
0
0
15
16
17
18
19
20
0,17
-
-(50 …80 )
-
-
1,0
-
удовл. 753х470
0,17
-
-(500…800)
-
-
1,0
-
удовл. 711х470
0,17
-
-(500…800)
-
-
1,0
-
удовл. 762х470
0,17
-
-(500…800)
-
-
1,0
-
удовл. 672х470
0,17
-
-(500…800)
-
-
1,0
-
удовл. 616х500
0,17
-
-(500…800)
-
-
-
1,36 удовл. 580х580
0,17
-
-(500…800)
-
-
-
1,36 удовл. 750х675
235
21
Слабоэродированная пашня
с уклоном 1-30 ; севообороты, насыщенные многолетними и однолетними травами, зерновыми с небольшим
процентом (до 20%) пропашных
Слабоэродированная пашня с
уклоном 1-30 ; севообороты,
насыщенные многолетними и
однолетними травами, зерновыми с небольшим процентом (до 20) пропашных
Слабоэродированная пашня с
уклоном 1-30; севообороты,
насыщенные многолетними и
однолетними травами, зерновыми с небольшим процентом (до 20) пропашных
Севообороты, насыщенные
однолетними и многолетними травами, которые чередуются с зерновыми без
пропашных культур
Севообороты, насыщенные
однолетними и многолетними травами, которые чередуются с зерновыми без
пропашных культур
Севообороты, насыщенные
однолетними и многолетними травами, которые чередуются с зерновыми без
пропашных культур
Севообороты, насыщенные
однолетними и многолетними травами, которые чередуются с зерновыми без
пропашных культур
На рисунках 4.2. и 4.3. представлены почвенная карта и картограмма потенциально эрозионно-опасных земель данного хозяйства, на основе которой, учитывая существующую организацию территории (рис. 4.4), было проведено разделение территории на экологически однородные участки (на первичный элементарный ареал агроландшафта), "под которым понимается участок
на элементе мезорельефа, ограниченный элементарным почвенным ареалом или элементарной почвенной структурой при одинаковых геологических, литологических и микроклиматических
условиях" [102].
Эти ареалы с помощью системы линейных элементов устройства территории закрепляются в рабочие участки. Исходя из
этого следует, что рабочий участок как обособленная площадь
должен быть однородным с позиций почвенной структуры, и в
пределах него дифференцируются технологические операции.
Если элементарный ареал агроландшафта имеет значительную
площадь, то она устраивается в соответствии с требованиями,
предъявляемыми к размещению линейных элементов, то есть делится на ряд технологически и экологически равноценных рабочих участков.
Новый проект эколого-ландшафтного устройства территории АОЗТ "Победа" Белгородского района Белгородской области,
разработанный в соответствии свыше перечисленными требованиями, представлен на рисунке 4.5.
Каждый экологически однородный ареал агроландшафта
представлен самостоятельным рабочим участком, границы которого закреплены соответствующими линейными элементами устройства территории.
Впоследствии однородные рабочие участки по пригодности
земель для возделывания сельскохозяйственных групп культур
объединяются в севооборотные массивы, в разрезе которых с
учетом принятой схемы чередования культур формируются поля
севооборотов.
236
Рис. 4.4.
237
Рис. 4.5.
238
Предложенная методика картографирования почв на ландшафтно-экологической основе позволяет выделить агротехнологически однородные группы и типы земель, которые в процессе
землеустройства трансформируются в однородные рабочие участки.
Из устроенных агротехнологически однородных рабочих
участков формируют севооборотные массивы, на которые накладываются различные типы и виды адаптивных севооборотов и затем из экологически однородных рабочих участков формируют
поля. Принцип проектирования "от севооборота к полю" уже не
состоятелен. Рабочий участок – это центральное звено данной
методики. Он является исходным элементом в территориальной
организации севооборотов, в связи, с чем к нему предъявляются
высокие требования:
– он должен быть достаточно однородным с позиций пригодности для возделывания сельскохозяйственных культур и
применения современных агротехнологий;
– параметры участка (конфигурация, длина и ширина)
должны быть удобными для выполнения технологических операций;
– участок должен быть надежно защищен системой лесомелиоративных насаждений от водной эрозии и дефляции эрозии,
засух и суховеев и других неблагоприятных природных явлений.
Размер экологически однородного рабочего участка может
колебаться в широких пределах: от минимально допустимого –
порядка 5 га, обеспечивающего достаточно эффективное использование технологических агрегатов, до максимального, определяемого рекомендациями и требованиями к размещению линейных элементов устройства территории пашни (расстояние между
лесными полосами и т.д.), что составляет порядка 50 га. Если
участок однороден по агроэкологическим условиям и его площадь больше 50 га, то его необходимо устраивать с учетом требований, предъявляемых к размещению лесных мелиораций, дорог и т.д.
Практика землеустроительного проектирования и опыт внедрения ландшафтно-экологической организации территории позволяют отметить, что определяющим размер рабочего участка
239
элементом является его почвенно-экологическая и ландшафтнотехнологическая однородность.
Таким образом, под проектированием рабочих участков
подразумевается процесс выделения однородных по ландшафтноэкологическим и агротехнологическим требованиям площадей
пашни, правильное размещение их границ, обеспечивающих эффективное ведение технологических операций, и создание условий для снижения эрозионных процессов. В качестве границ рабочих участков проектируются защитные лесные полосы, залуженные ложбины, границы угодий, кустарник по ложбинам. К
проектированию этих элементов предъявляются высокие требования, так как они кроме своих основных функций зачастую являются базисными рубежами для выполнения технологических
операций при ведении сельскохозяйственных полевых работ. Каждый рабочий участок должен иметь базисный рубеж, к которому предъявляются высокие требования. Это связано с тем, что он
программирует необходимость выполнения агротехнологических
операций в определенном направлении и обеспечивает повышение эффективности земледелия. Поэтому каждый рабочий участок должен иметь четко регламентированные его особым местоположением границы, будь то лесная полоса или дорога. На однородном по ландшафтно-экологическим признакам пахотном
массиве, относящемся к одному агроэкологическому типу земель,
часто имеются почвы, так сказать, отзывчивые на технологию
обработки и возделывания сельскохозяйственных культур, которые целесообразно использовать дифференцированно в одном
севообороте, предусмотрев соответствующие агротехнологии. В
таких случаях возникает необходимость проектирования технологической границы рабочего участка. В ряде случаев существующие границы пахотного участка отвечают высоким требованиям проектирования, но с позиций противоэрозионной агротехники целесообразно изменить направление основной обработки,
посева и т.д. (рис. 4.6).
240
Рис. 4.6. Залужение эрозионно-опасных ложбин в АО «Маяк»
Таловского района Воронежской области.
В подобных случаях также проектируется технологическая
граница. Зачастую на рабочем участке с контурным базисным
рубежом, у которого центр круговой кривой размещается на территории рабочего участка, в критической зоне возникает необхо241
димость изменения направления обработки. С этой целью проектируется технологическая граница и выделяется отдельный рабочий участок. Таким образом, под технологической границей рабочего участка понимается линия, отделяющая один рабочий
участок от другого. Целесообразность данной границы определяется агротехнологическими особенностями пахотных земель.
Отображение такой границы на чертеже проекта является необходимым условием и характеризует степень проработки проектных решений, насколько они адаптированы и учитывают особенности агротехнологии в земледелии.
Отсюда следует, что граница рабочего участка может быть
представлена линейным элементом, таким как лесная полоса,
кустарниковая кулиса, буферная полоса и т.д., а также технологической границей, которая показывается на чертеже и проявляется на местности как линия конкретного направления, между
опорными условными пунктами, элементами рельефа и конфигурацией участка или устанавливается критическим радиусом проектирования (R = 60м).
Исходя из вышеизложенного, следует, что под рабочим участком необходимо понимать однородный по ландшафтным и
почвенно-экологическим свойствам и агротехнологическим особенностям пахотный участок, ограниченный конкретными границами, одна из которых является базисным рубежом выполнения
основной обработки. Рабочий участок – это элементарный участок агроландшафта с однородной агроэкосистемой. В связи с
этим, первичным при территориальной организации пахотных
земель является рабочий участок, выделяемый на основе агроландшафтно-экологической однородности почв. В этом плане рабочий участок можно рассматривать как элементарную единицу
полевого агроландшафта. С учетом особенностей рабочего участка разрабатывается адаптивная технология его использования,
такую позицию высказывают многие ученые [97, 102, 234].
242
4.4. Лесные мелиорации как основа формирования
экологически устойчивых агроландшафтов
С учетом современных требований к созданию агроландшафтов. Методологическая основа конструирования лесомелиоративных мероприятий должна быть усовершенствована. По
мнению профессоров В.И. Кирюшина [102] и Е.С. Павловского
[152], в отличие от утилитарного подхода к полезащитному лесоразведению, направленного на защиту агроценозов от неблагоприятных природных факторов, ландшафто–экологическая мелиорация предполагает создание устойчивой агроэкологической
обстановки: повышение обводненности территории за счет регулирования поверхностного стока и перевода его во внутрипочвенный, снижение интенсивности эрозионных процессов, ослабление силы ветра, равномерное снегозадержание, повышение относительной влажности воздуха, формирование резервации для
птиц, зверей, энтомофагов, создание благоприятных условий для
сельскохозяйственных животных (зеленые зонты), озеленение
производственных и социально-бытовых объектов, облесение водоемов, создание рекреационных мест. И еще: будучи каркасом
полевого агроландшафта, лесные полосы и насаждения на пашне
программируют условия выполнения технологических процессов, определяют направление движения рабочих агрегатов, согласующееся с природными контурами, расположением полосных посевов сельскохозяйственных культур в направлении горизонталей.
Таким образом, лесомелиоративная составляющая агроландшафтов является фундаментом будущих саморегулирующихся агроэкосистем. Основоположник почвоведения В.В. Докучаев [76] высоко ценил роль лесонасаждений и рекомендовал отводить под них около 15–18% площади земель. Эта рекомендация
ученого до сих пор недостаточно осознана.
В условиях Центрально-Черноземного региона при внутрихозяйственном обустройстве территории большое внимание уделяется проектированию лесных мелиораций. Как говорилось выше, они формируют каркасную основу землепользования и являются средостабилизирующим компонентом агросреды. Лесные
мелиорации формируют агроэкологическую среду на долгие го243
ды, таким образом, их расположение программирует на перспективу определенные условия для ведения сельскохозяйственного
производства. Влияние лесных насаждений сказывается не только на занятой ими территории, но и на окружающих полях, значительно увеличивается продуктивность угодий и урожайность
сельскохозяйственных культур [59] (рис. 4.7.).
Рис. 4.7. Значение лесных мелиораций
Их основное назначение:
– защищать территорию от вредного воздействия суховейных и метелевых ветров, уменьшая при этим испарение почвенной влаги и повышая ее полезное использование сельскохозяйственными культурами;
– защищать территорию от стока талых вод и ливневых дождей, предотвращая тем самым водную плоскостную и линейную
эрозии;
244
– задерживать на полях севооборотных массивов снег и замедлять его таяние, способствуя при этом поглощению почвой
талых вод;
– снижать испарение у естественных и искусственных водоемов;
– укреплять почвогрунты корневой системой;
– улучшать на полях микроклимат;
– способствовать прибавке урожая сельскохозяйственных
культур на полях, защищенных лесными полосами.
Современный этап организации и устройства земельных ресурсов характеризуется глубокой дифференциацией агролесомелиоративных мероприятий:
– полезащитные и стокорегулирующие лесные полосы проектируются для снегозадержания, равномерного снегораспределения, регулирования поверхностного стока от талых вод и ливневых дождей, уменьшения испарения почвенной влаги и создания благоприятного микроклимата;
– овражно–балочные лесные полосы создаются для борьбы с
оврагообразованием;
– лесомелиоративные кулисы создаются для снегонакопления и подпитки влагой залуженных берегов балок и оврагов;
– водоохранные насаждения по берегам прудов, водоемов и
малых рек предназначены для защиты их от заиления, укрепления берегов и снижения испарения;
– насаждения на песках, непригодных для сельскохозяйственного производства, создаются для мелиорации их с целью перевода в продуцирующие земли и увеличения лесистости;
– садозащитные лесные полосы создаются для защиты садов
от эрозии и улучшения микроклимата;
– примагистральные насаждения также создаются для защиты дорог от вредных заносов, эрозии, украшения ландшафта и,
самое главное, – для защиты сельскохозяйственных угодий от
вредных выбросов автотранспорта;
– прифермские насаждения проектируются для улучшения
санитарно–гигиенических условий, защиты животных от неблагоприятной погоды и для придания эстетичности фермам.
На рисунке 4.8. представлена схема размещения защитных
лесных полос на пахотных склонах с различной крутизной.
245
Рис. 4.8. Схема размещения защитных лесных полос
на пахотных склонах с различной крутизной (1 и 2 – стокорегулирующие лесные полосы, 3 – полезащитные лесные полосы).
Непосредственное влияние на урожайность культур и сохранение плодородия почв в каждом конкретном сельскохозяйственном предприятии, в том числе и в крестьянском (фермерском)
хозяйстве, оказывают полезащитные и стокорегулирующие лесомелиоративные насаждения.
На сравнительно ровных пахотных массивах с крутизной до
1,5 градуса проектируется система полезащитных (основных и
вспомогательных) лесных полос ажурной конструкции. Основные полезащитные лесные полосы размещают перпендикулярно
господствующим суховейным ветрам шириной 10 метров. По
возможности, перпендикулярно к полезащитным основным проектируют полезащитные вспомогательные лесные полосы с целью создания лучшего микроклимата на полях шириной 7,5 метров. Для лучшего снеготаяния и ветрозащитного влияния основные лесные полосы целесообразно размещать друг от друга на
расстоянии 400–500 метров в зависимости от зональных и природных особенностей. Расстояние между вспомогательными лесными полосами – составляет 1000–1500 метров. Формирующиеся
при этом межполосные участки должны быть экологически однородными и надежно защищены от неблагоприятного влияния
вредоносных ветров (рис. 4.9.).
В таком случае создаются наиболее оптимальные условия
для равномерного распределения снега на полях, улучшения пищевого, водного, теплового и воздушного режимов в экосистеме
агроландшафта.
246
Рис. 4.9. Пример расположения полезащитных лесных полос
на равнинной территории – Каменная Степь.
В основу проектирования полезащитных лесных полос положена дальность их ветрозащитного влияния, которая распространяется на значительное расстояние в зависимости от конструкции и высоты деревьев в лесной полосе, а также рельефа местности. «При удалении от лесной полосы ажурной и продуваемой конструкции постепенно восстанавливается структура и
энергия воздушного потока и на расстоянии, равном 30–40 высотам лесной полосы, скорость ветра равна скорости ветра в открытом месте» [220].
Эффективность лесных полос, выраженная через прибавку
урожая с учетом дальности их влияния в зависимости от конструкции лесных полос наглядно представлена на рисунке 4.10.
В процессе проектирования, важно правильно установить
конструкцию защитных лесных полос. В зависимости от конструкции лесной полосы энергия воздушных потоков формируется
по–разному. Когда воздушный поток проникает через лесную полосу, он разбивается на отдельные мелкие струйки, происходит
уменьшение энергии и скорости воздушных потоков – это один
247
результат. Плотную лесную полосу ветер обтекает, при этом не
происходит уменьшения энергии ветра, а разрушительное влияние за лесной полосой лишь увеличивается – это другой результат. Вывод очевиден: при выборе конструкции защитных лесных
полос предпочтение следует отдавать продуваемым и ажурным
конструкциям.
При решении многих теоретических и практических вопросов, связанных с проектированием лесных полос, необходим
комплексный подход к их проектированию. Лесные полосы и насаждения являются одним из доступных рычагов влияния на
микроклимат.
Великий русский климатолог А.И. Воейков еще в 1894 г.
отмечал: «Разведение опушек и живых изгородей – один из самых легких и доступных для человека способов повлиять на климат. Такая растительность не только уменьшает силу ветра, но и
испарение, и притом тем более, чем сильнее ветры и теплее и суше воздух» [233].
На пахотных склонах круче 1,5 градуса наибольшую опасность представляет поверхностный склоновый сток талых вод и
ливневых дождей, что предопределяет проектирование системы
стокорегулирующих лесных полос шириной 12,5 м, размещаемых
поперек склона. Требования по повышению противоэрозионной
надежности определяют необходимость их размещения в направлении, близком к горизонталям или с допустимым отклонением
от них. Особенности рельефа определяют сложную пространственную конфигурацию лесных полос, представленную: элементарно–круговыми,
прямолинейно–круговыми,
сопряженно–
круговыми и сложно–сопряженными разновидностями с технологически допустимым радиусом кривизны (не менее 60 м).
Согласно разработанным рекомендациям, расстояние между
стокорегулирующими лесными полосами, в зависимости от крутизны склонов и наименования почвенных разностей, можно
принять следующее (табл. 4.3.).
Для проектирования лесных полос на склонах имеется много научных рекомендаций. Тем не менее, в них все еще недостаточно полно отражен учет кинематических требований сельскохозяйственных агрегатов и допустимых рабочих уклонов при
устройстве территории эрозионно–опасных склонов.
248
Рис. 4.10. Эффективность лесных полос в зависимости
от их конструкции
Дело в том, что лесные полосы создают каркас полевого агроландшафта на долгие годы и, следовательно, "программируют"
технологические условия работы агрегатов и направления основной обработки. Лесополосы, как правило, являются базисными
(направляющими) рубежами для обработки участков пашни. Размещая лесополосы поперек склона, необходимо анализировать,
как будут выполняться агроприемы на всей территории участка.
Таблица 4.3. Расстояние между стокорегулирующими
лесными полосами
Крутизна
склона,
градус
1,5–2,0
2,1–3,0
3,1–5,0
5,1–7,0
Расстояние между лесными полосами с учетом
почв, м
серые лесные
черноземы
почвы
выщелоченные обыкновенные
270
340
440
190
210
280
140
170
210
130
140
170
249
Часто получается так: лесные полосы сами по себе располагаются хорошо, то есть поперек движения стока воды, но не
обеспечивают оптимального устройства территории всего склона.
В результате в процессе обработки на полях образуются не только многочисленные клинья, но и не обеспечивается в полном
объеме противоэрозионная обработка поперек склона. Образуются эрозионно-опасные зоны (участки пашни с уклоном в рабочем
направлении более 1 градуса). Это наглядно представлено на рисунке 4.11., а) и б).
Для устранения недостатков устройства территории приходится проектировать новые дополнительные рубежи в качестве
базиса для установления правильного направления обработки в
рамках рабочих участков отдельных полей. Такой базисный рубеж формирует новые рабочие участки и должен быть запроектирован по направлению горизонталей либо с допустимыми отклонениями от них. Новые рабочие участки, сформированные благодаря базисным рубежам, должны иметь удобную форму для выполнения механизированных работ.
Новые дополнительные базисные рубежи могут создаваться
в виде стокорегулирующих лесных полос, кустарниковых кулис,
буферных полос или технологических границ [165].
а)
250
б)
Рис. 4.11. Серповидные клинья в полях из–за неправильного устройства территории с контурными лесными полосами
Образующиеся при обработке на краях клинья необходимо
отводить под постоянное или временное залужение, которые будут выполнять различную средостабилизирующую роль. Например, один из возможных вариантов хозяйственного использования – это островные участки для сенокошения. Возможно также
использование их в качестве кормовых угодий для диких животных (рис. 4.12.).
Устранять недостатки устройства территории склоновых
земель можно на основе учета современных рекомендаций, опубликованных профессором М.И. Лопыревым [117, 123, 125].
Особо следует остановиться на вопросе о выборе древесной
растительности при проектировании стокорегулирующих лесных
полос на склонах. В существующих рекомендациях, как правило,
предусматривается создавать стокорегулирующие лесные полосы
из высокорослых пород древесной растительности, как и полезащитные полосы. Однако, на наш взгляд, делая выбор между высокоствольными древесными и кустарниковыми насаждениями,
на склонах нередко предпочтение следует отдавать кустарникам.
Дело в том, что сопротивление потоку воды кустарников возрастает примерно в обратной пропорциональности со средним диаметром стволов, поскольку коэффициент лобового сопротивления ветки в потоке зависит от диаметра, а сумма проекций ветвей
вдоль потока, от которой зависит гидравлическое сопротивление,
убывает почти пропорционально среднему диаметру. Для огра251
ничения размывов и остановки наносов наиболее важна плотность решетки мелких ветвей у земли. Стокорегулирующие лесные полосы в местах пересечения с ложбинами необходимо усиливать кустарниковой растительностью. Поэтому кулисы с посадкой кустарниковой растительности по горизонталям на полях,
а также сплошные насаждения, в состав которых входят кустарники, должны применяться более широко.
Рис. 4.12. Фрагмент устройства территории пахотного массива
СХА «Тихий Дон» Лискинского района Воронежской области.
252
Кроме того, кустарники обладают повышенной маскировочной способностью для животного мира – диких животных,
птиц, полезных насекомых. На многих пахотных склонах создаются кустарниковые кулисы через 70-100 м. Расстояние между
ними принято равным ширине загона обработки, однако оно может быть другим и базироваться на гидрологическом расчете в
зависимости от эрозионной опасности склона.
В практике землеустройства недостаточно внимания уделяется начальным очагам линейной эрозии, а именно ложбинам.
Ложбины на склонах представляют собой потенциальные очаги
линейной эрозии. Ежегодно углубляясь, они впоследствии перерастают в овраги и являются непреодолимым препятствием на
пути движения техники.
Напряженная работа водных потоков, направленная на разрушение тальвега ложбины, вырабатывает динамически устойчивый профиль на ложбине. Часто это протекает на фоне распашки
земель, посева и других технологических операций. Как бы ни
был сложен и длителен этот процесс, он, в конечном счете, заканчивается убедительной «победой» природы. В результате этого мы имеем промоины, которые перерастают в овраги
(рис.4.13.).
Рис. 4.13. Микроложбина с большой водосборной
площадью порождает овраг
253
Ложбина на склоне – это не просто эрозионно–опасный водоток, а сложный в агроэкологическом плане земельный участок,
который, как правило, имеет гофрированный рельеф. Довольно
часто в практике землеустройства, с целью борьбы с линейной
эрозией, предусматривают залужение ложбин.
Накопленный опыт и наблюдения за самой природой, которая самостоятельно и успешно борется с эрозионными процессами такими методами, как выполаживание и сукцессия, позволяют
предложить в качестве альтернативы залужению посадку корнеотпрысковых кустарников по ложбинам. На рисунке 4.14. представлены участки пашни сельскохозяйственного предприятия
«Подгоренский» Калачеевского района Воронежской области,
расположенные на склоне южной экспозиции, крутизной 3–5
градусов, при длине склона от 250 до 500 м. Планово–
картографическая ситуация данного участка, представленная на
рисунке 4.15, свидетельствует о сложном гофрированном рельефе, покрытом густой сетью ложбин, по днищам которых имеются
промоины. Склон подвержен поверхностной и линейной эрозии,
которая усиливается хозяйственной деятельностью, что наглядно
подтверждают идентифицированные участки (А), (Б), (В), (Г),
(Д).
На рисунке 4.14 видно, что данный склон неправильно используется, и в этих условиях природа самостоятельно борется с
линейной эрозией процессами древесно–кустарниковой сукцессии. Данные факты свидетельствуют, что кустарниковая растительность является наиболее эффективным средством в борьбе с
линейной эрозией. Насаждения из кустарника по днищам ложбин, заросшие травянистой растительностью, предотвратили развитие линейной эрозии. Более того, они органически вписываются в природно– территориальный комплекс и исторически сложившиеся почвенные условия. Этот наглядный опыт природы дает нам пример, как надо бороться с линейной эрозией на ложбинах.
Проектирование кустарниковых насаждений необходимо по
дну с повышенной эрозионной опасностью, с целью предотвращения размыва от стока талых и ливневых вод и предупреждения
образования оврагов. Ширина проектируемой кустарниковой кулисы в таком случае должна определяться среднемноголетней
254
шириной формируемого временного водного потока и, как правило, не превышает 20 м. Длина полосы ограничивается на пашне
последней ярко выраженной горизонталью, характеризующей
конкретную ложбину. Расстояние между кустарниками в ряду и
между рядами целесообразно принимать равным 1 м. Кустарниковая полоса, заросшая впоследствии травянистой растительностью, представляет собой парагенетический комплекс, обладающий значительно высокой способностью защитить ложбину от
дальнейшего размыва.
Рис. 4.14. Кустарниковая сукцессия на пахотных участках
сельскохозяйственного предприятия «Подгоренский»
Калачеевского района Воронежской области
В практике землеустройства сейчас предусматривается залужение ложбин многолетними травами, но это эффективно на
потенциально эрозионно-опасных склонах. Проектные предложения по залужению ярко выраженных ложбин зачастую не приносят ожидаемого результата или не имеют логического завершения в производстве.
Для создания кустарниковых полос по эрозионно-опасным
ложбинам разработана и внедрена в производство схема смешения насаждений № 19 а и расчетно–технологическая карта № 2 к,
255
а также схема 19 и расчетно-технологическая карта к ней (РТК 1
к), которые использовались при разработке проектов создания
лесных полос и насаждений в СХА «Тихий Дон» Лискинского
района Воронежской области и «Юдановка» Бобровского района
Воронежской области.
Рис. 4.15. Эрозионно-опасный рельеф пахотного склона сельскохозяйственного предприятия «Подгоренский» Калачеевского
района Воронежской области
При прохождении стока через древесные насаждения, о чем
в свое время писал А.С. Козменко [105]: «около стволов при стоке образуются водовороты и происходит появление от этого вымоин в дне, дающих толчок к дальнейшему размыву», то это это
относится только к балкам с узким дном и большими уклонами.
Если залужение ложбин многолетними травами способно предотвратить развитие линейной эрозии, то безусловно, кустарниковая растительность только повысит защитную роль, о чем свидетельствуют данные полевых наблюдений.
256
Систему кустарниковых кулис, размещаемых параллельно
друг другу на расстоянии 70–100 м, целесообразно проектировать
на склонах круче 5 градусов со средне и сильносмытыми почвами.
В случае, когда ложбина имеет высокую эрозионную опасность и по ложбине идет формирование промоины и высока вероятность образования оврага, то по таким ложбинам целесообразно размещать кустарниковые насаждения по водотоку шириной 10 м. Кустарник размещается с междурядьем и в ряду через 1
м.
Заросшая впоследствии кустарниковой и травянистой растительностью ложбина будет надежно защищена от линейной
эрозии. Элементы таких решений, когда лесные полосы проходят
по ложбинам, а непреодолимые для техники ложбины зарастают
древесно–кустарниковой и травянистой растительностью в процессе сукцессии, имеются в практике. Нами достаточно полно освещена положительная роль защитных лесных полос и насаждений и разработаны организационно–мелиоративные мероприятия
по повышению их эффективности. Но, наряду с положительным
влиянием лесных полос на прилегающую к ним территорию, мы
не умалчиваем о их отрицательном влиянии на почвенный покров и условия формирования сельскохозяйственных культур,
находящихся в приопушечной зоне. На рисунке 4.16. и 4.17. показано отрицательное и положительное влияние лесных полос.
Сопоставляя положительное и отрицательное влияние леса
на сельскохозяйственные культуры, следует отметить, что в целом воздействие лесных полос на прилегающую территорию,
безусловно, выше, хотя проявляется их отрицательное влияние в
приопушечной зоне, равной 1,5– метровой высоте дерева. В этой
зоне прибавка урожая в среднем по зерновым культурам не покрывает совокупные затраты, связанные с проектированием лесных полос. Из этого следует, что приопушечную зону необходимо вывести из севооборота под залужение многолетними травами, то есть возникает необходимость в проектировании культурных экотонов.
Экотоны относятся к числу ландшафтно–экологических
элементов, оптимизирующих структуру территории. Они представляют собой переходные зоны (полосы), а также рубежи меж257
ду угодьями: пашней, пастбищами, сенокосами, плодовыми культурами, водоемами и др. К ним относятся опушки лесных полос,
лесов, межи, обочины дорог, буферные и береговые полосы и т.д.
Как отмечает профессор М.И. Лопырев: «экотоны увеличивают общую мозаичность структуры агроландшафта, повышают
эффективность принципа экологического разнообразия. Выполняют роль биохимического барьера в агроландшафтах, способствуют улучшению среды, создают убежище и пути миграции для
многих животных.
Отрицательное влияние лесных полос
6
5Н
5
Зона влияния
4
влияния 3
Рис. 4.16.
2Н
2
1
0
2,5 Н
2Н
1Н
1Н
1
1
2
3
4
5
6
2
3
4
Факторы влияния
5
6
Чрезмерное увеличение влажности
Резкие колебания температуры
Возникновение тени
Образование сугробов
Распространение грибковых болезней и.повреждений
Воздействие корней деревьев
Положительное влияние лесных полос
20 Н
18 Н
15 Н
15 Н
Зона влияния
Рис. 4.17.
20
18
16
14
12
10
8
6
4
2
0
6Н
2Н
1
2
3 факторы4
5
6
Факторы влияния
1
2
3
4
5
6
Уменьшение скорости ветра
Сохранение росы
Увеличение влажности почвы и воздуха
Задержание снега и более равномерное его распределение
Увеличение численности естественных врагов в с/х вредителей
Повышение урожайности с/х культур
258
Экотоны маркируют резкие градиенты экологических условий в природе. Здесь наблюдается эффект опушки – краевой эффект. Благодаря краевому эффекту многие лесные и луговые
биоценозы (мелкомассивные лесные сообщества – лесные колки,
насаждения на оврагах и т.д.) часто содержат больше различных
видов животных и растений, чем крупные массивные насаждения» [117].
В настоящее время в Центрально–Черноземной зоне проектируют культурные экотоны шириной 7–10,5 м.
Анализ расчетных данных показал, что ширина культурных
экотонов должна быть не менее 1,5 высоты деревьев лесной полосы и кратна ширине захвата высевающего агрегата – 3,5 м
[146].
Таким образом, ширина проектируемых культурных экотонов должна находиться в пределах от 14 до 21 м в зависимости от
природно–климатических условий (рис. 4.18.).
а)
б)
Рис. 4.18. Размещение культурных экотонов.
а)
Ширина культурных экотонов, проектируемая
на территории ЦЧО
б)
Предлагаемая авторами ширина культурных
экотонов (1,5Н)
Создавая культурные экотоны, решают следующие задачи:
– нейтрализуется отрицательное действие лесных полос на
прилегающие сельскохозяйственные угодья;
– выводится из севооборота территория, где совокупные
затраты не восполняются энергией, накапливающейся в произведенной продукции;
259
– создается система убежищ для естественной флоры и фауны;
– увеличивается экологическое разнообразие агроландшафта;
– обеспечивается устойчивость агроэкосистем за счет рационального размещения производства и «разумной» специализации;
– обеспечивается достижение соотношения между «полем–
лесом–лугом и водой», близкое к порогоустойчивому.
Современное антропогенное воздействие на окружающую
природную среду стало всеобъемлющим. Сокращаются и подвергаются загрязнению ценные сельскохозяйственные угодья. Особую тревогу и озабоченность вызывает загрязнение земель автомобильным транспортом.
К сожалению, в настоящее время загрязнение почвенного и
растительного покрова выбросами автотранспорта приняло угрожающий характер. Среди выбросов основными загрязнителями считаются: медь, никель, ртуть, цинк, свинец, кадмий, мышьяк и др.
Обследования почв и растительности вдоль магистралей
свидетельствуют о том, что более 20 % выбросов автотранспорта
оседает в непосредственной близости от автодорог. Зона наибольшего загрязнения отработанными газами занимает полосу
шириной до 15 м с одной и другой стороны вдоль автомагистральных дорог. Более крупные частицы, входящие в состав выбросов, накапливаются в непосредственной близости от автодорог, а более мелкие – в зоне загрязнения от 75 до 100 м [146].
В значительной степени токсичные вещества накапливаются
в биомассе подсолнечника, люцерны, многолетних трав и в
меньшей – в злаках и кукурузе. Наибольшее количество вредных
веществ обнаружено в опаде лесополос и в разнотравье между
дорогой и лесополосой.
Сложилась напряженная экологическая ситуация. И дальнейшее наращивание темпов в развитии традиционных направлений использования земельных ресурсов в регионе может повлечь
за собой не только изъятие из оборота части земель, но и проявление необратимых процессов.
Перед землеустроителями стоит непростая задача – восстановить нарушенные экологические связи внутри агроландшафтов
260
и создать надежную систему, способную на долгие годы укрепить и развивать восстановленные экологические связи, а также
более эффективно использовать природный потенциал в сельскохозяйственном производстве [160].
В современных условиях необходимо решить важный вопрос восстановления нарушенных экологических связей внутри
ландшафтных систем с целью реализации в них потенциала природных и антропогенных ресурсов.
Экологическое равновесие в землепользовании невозможно
без решения вопросов, направленных на формирование агросреды, от которой в равной мере зависят эффективное развитие агроэкосистемы и получение экологически чистой биопродукции.
Как уже отмечалось, важнейшим структурным элементом
эколого–ландшафтной системы земледелия являются лесные полосы. Их почвозащитная природоохранная роль изучена хорошо.
Однако их влияние в борьбе с вредными выбросами автотранспорта изучено недостаточно.
Для исследования были выбраны пахотные, пастбищные и
сенокосные участки, расположенные вдоль автострад Москва –
Воронеж, Воронеж – Ростов, Воронеж – Саратов [160].
Рассмотрим два типа агроэкосистем: первый тип – неустроенная агроэкосистема (рис.4.19), второй – устроенная (рис.4.20).
Результаты наблюдений позволяют сделать следующие выводы:
– при размещении лесных полос вдоль автодорог снижается
концентрация свинца в почве (рис.4.21.).
При этом в зоне наибольшего загрязнения шириной до 15 м
концентрация свинца снижается на 40 %. При большем удалении
от автострады (до 150 м) наблюдается снижение концентрации
свинца до 65 %;
– увеличение ширины лесных полос до 15 м способствует
накоплению вредных веществ в непосредственной близости от
автодорог. Однако дальнейшее увеличение ширины лесных полос
существенного влияния на перераспределение содержания свинца в почве и растениях практически не оказывает;
– в неустроенных придорожных агроэкосистемах (не защищенных лесными полосами) рекомендуется высевать злаки вместо кормовых культур, семенники кормовых и технических куль261
тур, а также запретить выпас скота, сенокошение, сбор плодов,
грибов, ягод;
– при закладке примагистральных лесных полос необходимо
использовать следующую древесно–кустарниковую растительность: конский каштан, клен остролистный, бирючину обыкновенную, тополь пирамидальный и липу крупнолистную, листья
которых поглощают наибольшее количество канцерогенных веществ (от 80 до 800 мг/кг);
ЧВГ
ЧТГ
15м
ЧТГ
ЧТГ
МФ
с.Архангельское
х. Высокий
евозможности
Рис. 4.19. СХК «Архангельский» Анненского района Воронежской
области (фрагмент неустроенной территории)
Рис. 4.20 СХА им. Докучаева
Таловского района Воронежской
области (фрагмент устроенной территории)
Условные обозначения:
- граница почвенных разностей;
-места отбора почвенных образцов;
- существующие лесные полосы.
262
- автомагистраль;
ЧТГ
- индекс почвы.
70
3
1
10
60
8
50
2
6
40
4
30
2
Снижение концентрации свинца, %
Содержание подвижного Рв
12
0
0
25
50
75
100
125
150
175
Расстояние от шоссе, м
Рис.4.21. Содержание подвижного свинца в почве
Таким образом, для снижения воздействия вредных выбросов
автотранспорта вдоль автомобильных дорог необходимо размещать примагистральные лесные полосы шириной не менее 15 м.
Авторами разработана и внедрена в производство схема
смешения древесно–кустарниковых пород для защиты территории рядом с магистральными дорогами. С учетом природно–
климатических условий лесостепной и степной зон ЦентральноЧерноземного региона для снижения негативного влияния автотранспорта на пахотные земли примыкающие к дорогам, подобраны устойчивые древесно-кустарниковые насаждения.
В качестве главных пород деревьев лесной полосы рекомендуются: дуб (красный, черешчатый), тополь пирамидальный. Сопутствующие породы представлены: липой (мелко-, крупнолистной), кленом остролистным. Кустарниковый пояс создается из
смородины золотой, жимолости татарской.
263
4.5. Организация системы адаптивных
севооборотов
Организация системы севооборотов является одной из основных частей ландшафтно-экологического землеустройства
сельскохозяйственных предприятий. Благодаря севооборотам
осуществляется использование пахотных земель и от того насколько они адаптированы к местным природно-климатическим
условиям, специализации хозяйства, зависит состояние почв,
воспроизводство их плодородия и в целом эффективность сельскохозяйственного производства.
Ретроспективный анализ организации севооборотов позволил выявить, что зачастую преобладал технократический подход,
когда приоритет отдавался созданию удобств для работы техники
в ущерб почвам. "К сожалению, до настоящего времени в практике устройства земельных угодий преобладают агротехнологические критерии, которые направлены на создание довольно
крупных пахотных контуров правильной формы. В их пределах
возрастают абсолютные потери урожая из-за неодинаковой пригодности почв для возделывания различных сельскохозяйственных культур. Внутриполевая пестрота, кроме того, не позволяет
проводить технологические операции в оптимальные сроки, ведет к разновременному созреванию культур. При внедрении в
земледелии интенсивных технологий потери продуктивности
сельскохозяйственных культур значительно превышают выгоду,
связанную с наличием благоприятных агротехнических условий
полей" [220].
Антропоцентрический подход при решении вопросов организации севооборотов, исходя из желаемой структуры посевных
площадей сельскохозяйственных культур и специализации хозяйства, оказался несостоятельным и не выдержал испытания
временем. На определенном этапе развития стремление создать
крупные по размерам севообороты, большие по площади поля с
целью повышения производительности сельскохозяйственной
техники привело к игнорированию агротехнологических особенностей почвенной неоднородности, пестроте урожайности и снижению общей продуктивности сельскохозяйственных культур.
Г.И. Швебс в своей работе отмечает: "Главный недостаток такой
264
стратегии землепользования состоит в том, что она нацеливает
земледелие на ликвидацию естественных механизмов регуляции
жизнеобеспечения, замену их системой искусственных приемов.
Все это ведет к разрушению естественного потенциала, хотя на
определенном этапе экологический потенциал растет" [221]. В
результате эффективность сельскохозяйственного производства
выросла ниже, чем планировалось, а деградация угодий продолжает усиливаться.
В настоящее время к организации системы севооборотов необходимо предъявлять в первую очередь биологические требования. Современный севооборот, рассматриваемый с позиций "почва-растение", должен обеспечить оптимальный режим питания
для возделываемых сельскохозяйственных культур, создать условия для предотвращения деградации почв и воспроизводства их
плодородия, улучшать фитосанитарное состояние почв. Это ставит новые задачи перед земледелием, важнейшей из который является адаптация севооборотов к местным природным условиям
[219].
Около 150 лет назад один из первых агрономов России,
профессор С-Петербургского университета А.В. Советов в своих
сочинениях "О разведении кормовых трав на полях", сказал:
"Стали убеждаться, что тот или другой севооборот не есть безусловно лучший; что выбор той или другой системы совершенно
зависит от местных обстоятельств: климата, почвы, положения
имения и т. п." [195. С. 32]. Современные зональные системы
земледелия недостаточно полно учитывают местные особенности. В.Р. Боев справедливо отмечает, что "системы ведения хозяйства, в первую очередь системы земледелия, должны состоять
из комплекса мер, приемов и организационных форм, которые
учитывали бы конкретные зональные и микрозональные особенности… при реально складывающихся погодных условиях" [46.
С. 228]. Создать условия для роста эффективности системы земледелия возможно при учете местных агроэкологических и агроресурсных потенциалов территории. Требования адаптации севооборотов следует рассматривать как динамические, с учетом меняющихся особенностей сельскохозяйственного производства,
условий и технологий выращивания сельскохозяйственных культур.
265
Для ведения адаптивного земледелия необходимо формировать систему дифференцированных севооборотов, учитывающих
реально существующую совокупность природно-климатических
особенностей и рельеф каждого пахотного участка. Даже на небольшом по площади пахотном склоне фактически сложились
агроэкологические благоприятные условия для одних культур и
менее пригодные для других. Следовательно, необходимо выделять ареалы пахотных земель для наиболее целесообразных адаптивных к местным особенным условиям севооборотов.
На пахотном массиве, расположенном на одном склоне могут рядом размещаться экологически однородные рабочие участки полей различных севооборотов, от паро-пропашных до зернотравяных и участков постоянного залужения. Такое мозаичное
расположение различных типов и видов дифференцированных
севооборотов определяет пестрый характер размещения ареалов
агроэкологических типов земель. Более того, эти севообороты
должны быть гибкими во времени. Изучая целесообразность использования гибкого севооборота на примере Воронежской области, были выявлены следующие результаты. За счет освоения
так называемых гибких севооборотов, можно ожидать увеличения валовых сборов зерна на 8,9% по сравнению со стабильными
севооборотами [215. С. 47.]. Это достигается за счет маневра
площадями сельскохозяйственных культур в зависимости от того, как складываются погодные условия в данный год. Они могут
быть благоприятными для одних и менее благоприятными для
других сельскохозяйственных культур, а значит, и структура посевных площадей должна быть адаптивной и мобильной во времени.
Оптимальное решение данных вопросов возможно в рамках
нового ландшафтно-экологического землеустройства сельскохозяйственных предприятий [102]. Академик РАСХН В.И. Кирюшин разработал принципиально новый подход к картированию
почв с позиций их пригодности для возделывания тех или иных
сельскохозяйственных культур. Экологическая способность сельскохозяйственных культур реагировать на местные особенности в
агроландшафте (плодородие почвы, осадки, температуру, инсоляцию, степень смытости и т.д.) определяет необходимость учета
этого при дифференцированном размещении севооборотов по
266
территории. Известно также, что сахарную свеклу целесообразно
выращивать на склонах крутизной до 2°, а подсолнечник – до 3°,
в противном случае эффективность земледелия будет ниже [110.
С. 57].
Взяв за основу агроэкологические требования сельскохозяйственных культур, предъявляемые к почве, необходимо выявлять,
формировать и устраивать элементарные ландшафтно-экологически однородные рабочие участки. Эти участки однородные по
агроэкологическим свойствам, пригодные для возделывания тех
или иных сельскохозяйственных культур, затем объединяются в
ареалы конкретных типов и видов севооборотов. В итоге, зная
оптимальную пригодность конкретных типов земель для тех или
иных сельскохозяйственных культур, устанавливается структура
пахотных земель для формирования дифференцированных севооборотов.
Таким образом, структура посевных площадей в каждом
конкретном сельскохозяйственном предприятии является производной от системы севооборотов, адаптированных к местным
природным особенностям.
Методологическая основа ландшафтно-экологического землеустройства сельскохозяйственных предприятий – сохранение и
воспроизводство плодородия почв. Реализовать это можно только
в условиях адаптивного земледелия, которое предусматривает
необходимость возделывания только тех сельскохозяйственных
культур, которые экологически приспособлены к местным условиям. На рисунке 4.22 представлена ландшафтно-экологическая
организация территории в СХП «Дружба» Кантемировского района Воронежской области. Данный проект внедрен кафедрой
землеустройства ФГОУ ВПО ВГАУ, под руководством профессора М.И. Лопырева в 1976-2007 годы.
Только в системе севооборотов можно создать оптимальные
условия для рационального и эффективного использования пахотных угодий, воспроизводства плодородия почв и эффективного ведения сельскохозяйственного производства. Севооборот –
это модель использования пашни для конструирования экологически устойчивого агроландшафта, а значит, для формирования
оптимальной агроэкосистемы.
267
В настоящее время наблюдается сокращение плодородия
почв, поэтому обеспечить расширенное воспроизводство запасов
гумуса только за счет использования навоза практически невозможно. Для устранения дисбаланса наиболее экологически приемлемым способом является расширение площадей сидеральных
паров и многолетних трав в севооборотах.
Площадь под парами и многолетними травами должна устанавливаться дифференцированно, в зависимости от особенностей
рельефа местности, состояния почв и системы хозяйствования.
Для этого в севооборотах, на пахотных участках с крутизной до
3° пары или многолетние травы должны занимать не менее 10%
площади. При крутизне пашни 3-5° доля многолетних трав должна увеличиваться до 20%, а на склонах круче 5° под многолетние
травы должно отводиться до 50% пашни. Конкретное состояния
почв и степени смытости напрямую влияет на долю многолетних
трав в системе севооборотов.
В общем виде площадь многолетних трав ( S мн ) может
быть рассчитана по формуле
=
S до 3° * 0.1 + S 3-5° * 0.2 + S >5° * 0.5
S мн
S
,
(8)
S до3° , S 3-5° , S >5° – площадь пашни с крутизной соответствен-
где
но до 3°, 3-5° и >5°, га;
S – площадь пашни, га.
Рекомендации многих ученых говорят о размещении на
средне– и сильносмытых почвах почвозащитных севооборотов с
50% многолетних трав и зерновых культур. С учетом этого, а
также отсутствием возможности реально обеспечить воспроизводство плодородия почв, считаем целесообразным сильно смытую пашню отводить под постоянное залужение, а 50% среднесмытой пашни планировать под многолетние травы. О.Г. Котлярова отмечает: "…склоны большой крутизны, изрезанные промоинами, оврагами, сильносмытые, непригодные под выращивание полевых культур и отнесенные к категории сенокосов и пастбищ подлежат постоянному залужению" [61, 70, 110]. Корректирование классических схем чередования культур в севооборотах,
с учетом местных условий, является необходимым элементом
системы адаптивного земледелия.
268
Рис. 4.22. Ландшафтно-экологическая организация территории в
СХП «Дружба» Кантемировского района Воронежской области.
Дифференцированная система севооборотов, составленная с
учетом местных природных особенностей, определяет оптимальную структуру посевных площадей, которая, в свою очередь предопределяет специализацию хозяйства. Эта методика обеспечи269
вает интенсивный характер использования пахотных земель, а
также создает оптимальные условия для их рационального использования и повышения эффективности сельскохозяйственного
производства. От выявления почв по пригодности возделывания
сельскохозяйственных культур, через устройство каждого экологически однородного рабочего участка, а от него к ареалам дифференцированных севооборотов, при условии обеспечения воспроизводства плодородия почв – это новая методология проектов
землеустройства на ландшафтно-экологической основе.
270
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
_____________________________________________
Центральное Черноземье является значительным сельскохозяйственным регионом Российской Федерации. Его площадь составляет 0,2 млн.км2. Площадь земель сельскохозяйственного назначения составляет 79,1% от общей площади, что касается наиболее ценного сельскохозяйственного угодья – пашни, то ее доля
составляет – 61%.
Благодаря земельно-ресурсному потенциалу, ЦентральноЧерноземный регион является крупным производителем зерновых, технических культур и продукции животноводства. Несмотря на это за последние 10 лет посевные площади сократились в
Белгородской области – на 150,9 тыс. га – 10%, в Воронежской –
на 526, 6 тыс. га – 15%, в Курской – 414,7 тыс. га – 21%, Липецкой и Тамбовской соответственно на 193,6 – 12% и 420,9 тыс. га –
20 %, от занимаемых в предшествующий период. В целом площадь заброшенной пашни в отдельных сельскохозяйственных
предприятиях достигает 40%.
Земельная реформа, проводимая в условиях острого аграрного кризиса и экономического спада производства, приобрела
негативные свойства на фоне финансовых трудностей и социально – экономических проблем села. Современные земельные преобразования, к сожалению, оборачиваются очередным шагом к
росту антропогенной нагрузки на агроландшафт. Много пахотных земель заброшено и зарастает сорной растительностью. Продолжается эрозия, растут овраги. Наблюдаются нарушения в
структуре посевных площадей, не соблюдаются севообороты и
т.д. Поэтому современный характер целевого использования
сельскохозяйственных угодий должен быть пересмотрен и увязан
с их природно-ресурсным потенциалом.
271
Преодоление современного этапа аграрного кризиса возможно только посредством включения в эффективный оборот
всего земельно-ресурсного потенциала страны, путем совершенствования земельных отношений в сфере агропромышленного
комплекса, а также путем обеспечения экономически эффективного и экологически безопасного землепользования, рационального использования и охраны земель. В качестве механизма реализации задач по организации рационального использования
гражданами и юридическими лицами земельных участков для ведения сельскохозяйственного производства, в соответствии со
статьей 68 Земельного кодекса РФ, является землеустройство. К
сожалению, за период современной земельной реформы практически не разрабатывались схемы землеустройства, проекты организации территории. Невостребованными оказались проекты
внутрихозяйственного землеустройства, являющиеся основой организации рационального использования и охраны земель и связанных с ней объектов недвижимости, сохранения и воспроизводства почвенного плодородия.
Стихийно сформировавшийся рынок оказания землеустроительных услуг с участием частных землеустроительных предприятий, индивидуальных предпринимателей, различного рода организаций не позволяет технически правильно, юридически грамотно и экономически обоснованно решать все актуальные земельные вопросы. Необоснованность землеустроительных решений и отсутствие проектов землеустройства сельскохозяйственных предприятий привели к бессистемности в использовании земель, появлению в огромных количествах пространственных недостатков землевладений и землепользований, нерациональному
использованию сельскохозяйственных угодий, усилению процессов водной эрозии, дефляции почв, в результате чего наблюдается снижение эффективности, как сельскохозяйственного производства, так и потенциала земельных ресурсов.
Государство в целом, а также отдельные собственники земель, землевладельцы, землепользователи и арендаторы несут
272
бремя экономического ущерба и упущенной выгоды из-за отсутствия землеустройства земель сельскохозяйственного назначения. Отсутствие проектов землеустройства на фоне разрушения
сельскохозяйственного производства и его инфраструктуры, установления организационно-территориальных и земельноправовых барьеров, препятствуют нормальной инвестиционной
политике в аграрной сфере, ипотеке и обороту земель сельскохозяйственного назначения. За последние 10 лет необходимые землеустроительные работы по повышению эффективности использования земель были свернуты практически полностью.
Таким образом, результаты проведенных исследований позволяют сформулировать следующие выводы и предложения:
1. Комплексный анализ современного состояния и использования агроресурсов Центрально-Черноземного региона, в разрезе природно-сельскохозяйственных зон и микрозон, вскрыл отсутствие оптимальной обеспеченности и сбалансированности
между земельными, трудовыми и производственными ресурсами.
Экологическая неустроенность агроландшафтов, продолжающаяся деградация земельных угодий не позволяет вести высокоэффективное сельскохозяйственное производство.
2. Землеустройство должно быть поистине государственным
мероприятием и носить комплексный характер. На это акцентирует внимание рабочая группа Европейской Экономической Комиссии ООН, в рекомендациях которой применительно к ведению землеустройства в Российской Федерации сказано:
«..неэффективно организовано землеустройство с точки зрения
общих концепций, ведомственных функций и методов реализации…… необходима правительственная поддержка в проведении
землеустройства».
3. Землеустройство необходимо рассматривать, прежде всего, как обязательный инструмент государственного управления
земельными ресурсами, планирования, организации рационального использования, мониторинга и охраны земель.
4. Отсутствие государственной политики в области земле273
устройства привело к несоблюдению этапов землеустроительного
процесса, привлечению к выполнению землеустроительных работ
некомпетентных организаций и частных лиц, к разрушению системы землеустроительных органов. Упразднение системы государственных проектных институтов (гипроземов) привело к прекращению составления и осуществления проектов землеустройства сельскохозяйственных предприятий, рабочих проектов по
защите земель от эрозии, подтопления и др., что усилило процессы деградации ценных сельскохозяйственных угодий, как основы
агроландшафтов.
5. Отказ от разработки проектов, другой землеустроительной документации и замена их различными аморфными землеописаниями наносит серьезный ущерб рациональному использованию земельных ресурсов и контролю за их состоянием на всех
уровнях субъектов Российской Федерации.
6. Для разработки и реализации, столь необходимых обществу проектов землеустройства (территориального, внутрихозяйственного) необходимо воссоздать (реанимировать) землеустроительную службу по административно–территориальным единицам.
7. Преодоление экономического кризиса возможно только
посредством включения в эффективный оборот всего земельноресурсного потенциала страны, совершенствования земельных
отношений в сельском хозяйстве, и самое главное, путем рационального использования и охраны земель, возможно формирование экономически эффективного и экологически безопасного
землепользования. В качестве механизма реализации задач по рациональному и эффективному использованию собственниками
земельных участков для ведения сельскохозяйственного производства выступает землеустройство.
8. Поиск понятия, определения современному этапу землеустройства имеет исключительно важное значение, как для науки, так и для практической деятельности. В условиях новой концепции развития всего аграрного комплекса страны, возрастает
274
роль землеустройства. В работе дано понятие ландшафтноэкологического землеустройства и усовершенствован понятийный аппарат землеустройства.
9. Ландшафтно-экологическое землеустройство сельскохозяйственных предприятий необходимо рассматривать как систему мероприятий по конструированию устойчивых агроландшафтов, в которых формируются экологически сбалансированные
режимы (тепловой, водный, воздушный и т.д.) и создаются реальные условия для ведения адаптивного земледелия. Именно
землеустройство может создать территориальное обеспечение
сохранения и воспроизводства плодородия почв, рациональное и
эффективное использование и организацию земель, что позволит
обеспечить сохранение и воспроизводство среды жизнедеятельности человека.
10. Смена парадигмы землеустроительной науки определила
новый методический и методологический порядок землеустроительного проектирования, в основе которого лежит ландшафтноэкологический принцип – от выявления экологически однородных земель, генетически пригодных для возделывания конкретных культур, через надежное устройство каждого рабочего участка, к системе адативно-дифференцированных севооборотов, а от
них к структуре посевных площадей и специализации хозяйства.
11. Исследования неблагоприятных природных явлений сезонной циркуляции ветров, засух, суховеев, эрозии почв позволили уточнить традиционное представление и разработать новые
подходы к проектированию элементов инфраструктуры агроландшафта.
12. С целью обеспечения высокой надежности устройства
территории пахотных земель разработаны методические предложения по привинтивным мерам борьбы с неблагоприятными природными явлениями и нарушениями экологической среды агроландшафта (оптимизация структуры угодий, посевных площадей,
проектирование средостабилизирующих лесомелиоративных насаждений и т.д.).
275
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
_____________________________________________
1. Конституция Российской Федерации. – М.: Омега – Л, 2003. –
С.48.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации, часть 1 от 30.11.
94. № 51–Ф3, часть 11 от 26.01.96. № 14–Ф3. М.: Юридическая литература, 1994.– 240 с.
3. Земельный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон
от 25 октября 2001 г. № 136 – ФЗ // Собр. законодательства РФ, 2001.–
№ 44.– С. 9175–9236.
4. О землеустройстве: Федеральный закон от 18 июня 2001 г. №
76 – ФЗ // Собр.законодательства РФ, 2001.– № 26.– С. 5047–5055.
5. Об обороте земель сельскохозяйственного назначения: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 101 – ФЗ // Сборник нормативных документов по земельному праву.– М., 2004.– С.72–85.
6. О государственном регулировании обеспечения плодородия
земель сельскохозяйственного назначения: Федеральный закон от
16.07.98.№101–Ф3 // Собр. законодательства РФ.– 1998.– № 29.–
С.6368–6376.
7. Об отходах производства и потребления: Федеральный закон от
24.06.98. №89–Ф3 // Собр. Законодательства РФ.– 1998.– № 26.–
С.5527–5537.
8. О мелиорации земель: Федеральный закон от 10.01.96. №4–Ф3
// Собр. законодательства РФ.– 1996.– № 3.–С.622–634.
9. О плате за землю: Федеральный закон от 11.10.91. №1738–1 с
дополнениями и изменениями в 1992–1995 и 1997–1999 гг. // Собр.
законодательства РФ.– 1991.–№ 31.– С.4578 –4581.
10. Об охране окружающей среды: Федеральный закон от
10 января 2002г. №7–ФЗ // Собр. законодательства.–2002.–№ 2.– С.
739–777.
11. О крестьянском (фермерском) хозяйстве: Федеральный закон
от 11 июня 2003г. №74 – ФЗ // Собр. законодательства РФ.– 2003.– №
24.– С. 5385–5393.
12. О личном подсобном хозяйстве: Федеральный закон от 7 июля
2003 г. №112–ФЗ // Собр. законодательства РФ.– 2003.– № 28.–
С.6870–6873.
276
13. О разграничении государственной собственности на землю:
Федеральный закон от 17 июля 2001 г. №101–ФЗ // Собр. законодательства РФ.–2001.– № 30.– С.6009–6012.
14. О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую: Федеральный закон от 21 декабря 2004 г.172–ФЗ //
Собр. законодательства РФ.–2004.– № 52, ч.1.– С.11967–11976.
15. О придорожных полосах федеральных автомобильных дорог
общего пользования: Указ Президента Российской Федерации от
27.06.98. №727 // Собр. законодательства РФ.– 1998.– № 30.– С. 7630–
7638.
16. Экологическая доктрина Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 31 августа 2002г. №1225–р // Собр. законодательства РФ.–2002.– № 35.–С.8879–8892.
17. О федеральной целевой программе стабилизации и развития
агропромышленного производства в Российской Федерации на 1996–
2000 годы: Постановление Правительства РФ от 12.07.96 № 798 // Рос.
газета .– 1996.– 23 августа.
18. Аграрная эволюция России и США в XIX – начале XX века. –
М.: Наука, 1991.–360 с.
19. Агропромышленное производство ЦЧР: состояние, пути выхода из кризиса, возобновление экономического роста / Под ред. И.
Ф. Хицкова. – Воронеж: НИИЭО АПК ЦЧР РФ, 1999.–83 с.
20. Агроклиматический справочник по Воронежской области. –
Л.: Гидрометеоиздат, 1958.-168с.
21. Агроклиматический справочник по Воронежской области.–
Л.: Гидрометеоиздат, 1958.-168с.
22. Агропочвоведение / Под ред. В.Д. Мухи. – М.: Колос, 2003 –
528 с.
23. Адерихин П.Г. Изменение черноземных почв ЦЧО при
использовании их в сельском хозяйстве / П.Г. Адерихин //Черноземы
ЦЧО и их плодородие.– М.: Наука, 1964.– С. 61-89.
24. Адерихин П.Г. Почвы Воронежской области, их генезис,
свойства и краткая агропроизводственная характеристика / П.Г.
Адерихин. – Воронеж: Изд – во ВГУ, 1963.-264 с.
25. Алпатьев А. М. Характеристика и географическое
распределение засух / А. М. Алпатьев, В. Н. Иванова // Засухи в
СССР, их происхождение, повторяемость и влияние на урожай; под
ред. А.И. Руденко. – Л.: Гидрометеоиздат, 1958.– С. 31 – 45.
277
26. Алиев С.А. Калометрические методы определения
энергетических показателей гумусовых соединений почв / С.А. Алиев
// Известия АН Аз ССР. – Сер. биол. наук. – 1968. – № 3. – С. 17-19.
27. Андреева Н. М. Сельское хозяйство США (технология,
организация, аграрная политика) / Н.М. Андреева. – М.: Наука, 1993.–
С.91.
28. АПК Российского Черноземья: состояние, опыт, стратегия
развития / Под ред. Строева Е.С. – Воронеж: Изд-во Центр духовного
возрождения Черноземного края, 2003 – 608 с.
29. Арманд Д. Л. Наука о ландшафте / Д.Л. Арманд.– М.: Мысль,
1975.– 288с.
30. Афанасьева Е.А. Черноземы Среднерусской возвышенности /
Е.А. Афанасьева. – М.: Наука, 1966. – 223 с.
31. Ахтырцев А.Б. Лугово-черноземные почвы центральных
областей Русской равнины / А.Б. Ахтырцев, П.Г. Адерихин, Б.П.
Ахтырцев. – Воронеж, 1981.
32. Ахтырцев Б.П. Почвенный покров Белгородской области /
Б.П. Ахтырцев, В.Д. Соловиченко. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1988. –
268 с.
33. Ахтырцев Б.П. Почвенный покров Среднерусского
Черноземья / Б. П. Ахтырцев. – Воронеж: Изд-во ВГАУ, 1993. – 216 с.
34. Ахтырцев Б.П. Природные ресурсы ЦЧЭР, перспективы их
использования и охрана / Б.П. Ахтырцев [и др.]. – Воронеж: Изд – во
ВГУ, 1985 – 200 с.
35. Ахтырцев Б.П. Соотношение пространственных границ различных таксонов СПП и ландшафтно-типологических таксонов и вопросы почвенного картирования и районирования / Б.П. Ахтырцев,
В.Д. Сушков // СПП и ее значение для картирования почв, учета и использования почвенных ресурсов. – Кишинев, 1980. – С. 7-8.
36. Ахтырцев А.Б. Состояние земельного фонда ЦЧО / А.Б.
Ахтырцев, О.А. Золотарев // Региональный мониторинг и оценка
земель. Опыт. Современные проблемы и пути решения. – Воронеж:
Изд-во «Истоки», 2005. – С. 101-108.
37. Айдак А. П. И взойдут семена / А. П. Айдак. – Чебоксары.:
Чувашское кн. изд-во, 1993.– 54с.
38. Басов Г.Ф. Итоги 60-летнего изучения гидрологической роли
защитных полос и грунтовых вод Каменной Степи / Г.Ф. Басов //
Труды 3 Всесоюзного гидрологического съезда. – Л., 1961. – Т. 2. – С.
105-112.
278
39. Бараев А.И. Ветровая эрозия и земледелие / А.И. Бараев //
Наука и жизнь.– 1970.– №3.– С.29-32.
40. Бауэр Л. Забота о ландшафте и охрана природы / Л. Бауер, Х.
Вайничке.– М.: Прогресс, 1971. –264с.
41. Белоцерковский М.Ю. Величина ущерба, наносимого эрозией
почвенному плодородию – показатель эрозионной опасности земель /
М.Ю. Белоцерковский // Оценка и картирование эрозионных и дефляционно-опасных земель. – М.: Изд-во МГУ, 1973. – С. 51-57.
42. Белоцерковский М.Ю. Эрозионные процессы / М.Ю.
Белоцерковский [и др.]. – М.: Изд-во «Мысль», 1984. – 256 с.
43. Биологизация и адаптивная интенсификация земледелия в
Центральном Черноземье. – Воронеж: ВГАУ, 2000. – 306 с.
44. Бобровская Н.И. Исследования и расчет смыва почвы со
склонов / Н.И. Бобровская // Сборник работ по гидрологии. – Л., 1977.
– № 11. – С. 17-22.
45. Бобылев С.Н. Эффективность использования природносырьевых ресурсов агропромышленного комплекса / С. Н. Бобылев. –
М.: Изд -во МГУ, 1987.– С. 13.
46. Боев В.Р. Организационно-экономические вопросы
повышения устойчивости и эффективности сельскохозяйственного
производства Сибири / В.Р. Боев // Пути увеличения производства
зерна, кормов, повышения эффективности и устойчивости
земледелия: сб. науч. тр. / ВАСХНИЛ. –М.: Колос, 1982.– С. 223-232.
47. Болотов А.Т. Избранные сочинения по агрономии,
плодоводству, лесоводству, ботанике / А.Т. Болотов. – М.: Изд.-во
Московского общества испытателей природы, 1952.– 350с.
48. Белоусов А. Долгосрочные тренды российской экономики.
Сценарии экономического развития до 2020 г. / А. Белоусов // Общество и экономика.–2005.–№ 12.– С.114–230.
49. Буздалов И. Аграрная реформа: стратегия и этапность /
И.Буздалов // АПК : экономика, управление.– 1992.– № 6.– С. 9–15.
50. Буздалов И.Н. Выход из аграрного кризиса / Буздалов И.Н. //
Аграрная наука. – 2001.-№3.– С. 4-6.
51. Броунов П.И. Сельскохозяйственная метеорология / П. И.
Броунов // Избранные сочинения. Т.2.– Л.: Гидрометеоиздат. – 340с.
52. Бучинский И.Е. Очерки климата русской равнины в
историческую эпоху / И.Е. Бучинский/.– Л.: Гидрометеоиздат, 1954. –
88с.
53. Бучинский И.Е. Засухи и суховеи / И.Е. Бучинский.– Л.:
Гидрометеоиздат, 1976. – 216с.
279
54.
Варламов
А.А.
Организация
территории
сельскохозяйственных землевладений и землепользований на
эколого-ландшафтной основе: учеб. пособие / А.А. Варламов.– М.:
ГУЗ, 1993.– 114с.
55. Волков С.Н. Землеустройство: В 8 т. – Т.1. Теоретические основы землеустройства/ С.Н. Волков.– М.: Колос, 2001, – 496 с.
56. Волков С.Н. Землеустройство: В 8 т. – Т.2. Землеустроительное проектирование. Внутрихозяйственное землеустройство / С.Н.
Волков.– М.: Колос, 2001. – 437 с.
57. Волков С.Н. Землеустройство: В 8 т. – Т.5. Экономика землеустройства/ С.Н. Волков.– М.: Колос, 2001,–456 с.
58. Волков С.Н. Землеустройство: В 8 т. – Т.8. Землеустройство в
ходе земельной реформы (1991 – 2005 гг.): учебник / С.Н. Волков.–
М.: КолоС, 2007.–399 с.
59. Волков С.Н. Землеустройство: В 8 т.–Т.9. Региональное землеустройство/ С.Н. Волков.– М.: КолоС, 2009.– 707 с.
60. Володин В.М. Конструирование устойчивых агроэкосистем /
В.М. Володин, И.П. Здоровцов // Земледелие.– 1999.-№1.– С.18-20.
61. Вопросы регулирования стока, сельскохозяйственная
мелиорация и защита земель от водной эрозии в ЦЧЗ // Научные
труды ВСХИ, 1975. – Т. 69. -147 с.
62. Вернадский В.И. Биосфера / В.И. Вернадский.– М.-Л. Изд.-во
АН СССР, 1926.– 733с.
63. Виноградов В.Н. Наука о лесе и защита окружающей среды /
В.Н. Виноградов // Вестник с.-х. науки.– 1977.-№12.– С. 123-130.
64. Витте С.Ю. Избранное воспоминание 1849–1911 //
С.Ю.Витте.–М.: Мысль, 1991.–701 с.
65. Высоцкий Г.Н. Степи Европейской России / Г.Н. Высоцкий //
Полная энциклопедия русского сельского хозяйства. – Т. 7. – СПб.,
1905.– С. 106.
66. Голубев В. Что же такое устойчивое развитие? / В. Голубев, Н.
Шаповалова // Свободная мысль.-1993.– №5. – С. 63-68.
67. Глухов В.Н. Экономические основы экологии / Глухов В.Н.,
Лисочкина Т.Р., Некрасова Т.Т. – СПб., 1995.– С.35-67.
68. Горланов С. А. Рынок земли в сельском хозяйстве / С.А.
Горланов, Н.Т. Назаренко, Ю.Ю. Попов.– Воронеж: ВГАУ, 1998.–
146с.
69. Гордеев А. АПК – долгосрочный стратегический потенциал /
А.Гордеев // Экономика России : XXI век.– 2003.– № 10.
280
70. Горохов Г.И. Размещение лесных полос при введении
правильных севооборотов / Г.И. Горохов // Социалистическое
сельское хозяйство.-1939.-№6.– С. 51-62.
71. Гофман К. Экономика природопользования / К. Гофман, М.
Лемешев, М. Реймерс // Природа и экономика.– М.: Знание, 1975.–
С.6 –7.
72. Гузеев М. Экономические проблемы и механизм экологически
устойчивого развития.– Волгоград, 1997.– 316 с.
73. Давитая Ф.Ф. Засухи в СССР и научное обоснование мер
борьбы с ними по природным зонам / Ф.Ф. Давитая // Вопросы земледелия и борьба с эрозией почв в степных и лесостепных районах
СССР. – Т.1.-Саратов, 1959.
74. Демченко А. Ф. Управление научно-техническим прогрессом
АПК: учебное пособие / А.Ф. Демченко, В.А. Левченко, Е.А.
Демченко, И.Г. Харченко. – Воронеж: ВГАУ, 2001. – 289с.
75. Докучаев В.В. Учение о зонах природы / В.В. Докучаев.– М.:
Географгиз, 1948.– 64с.
76. Докучаев В.В. Наши степи прежде и теперь / В.В. Докучаев. –
М.: Сельхозгиз, 1936.–116 с.
77. Дроздов О.А. Засухи и динамика увлажнения / О.А. Дроздов.–
Л.: Гидрометеоиздат, 1980. – 95с.
78. Ефремов Ю.К. Природа моей страны / Ю.К. Ефремов.– М.:
Мысль, 1985.– 350с., ил., карт.
79. Жученко А.А. Стратегия адаптивной интенсификации
сельскохозяйственного производства / А.А. Жученко, А.Д. Урсул. –
Кишинев: Штиинца, 1983. –304 с.
80. Жученко А.А. К адаптивной стратегии сельского хозяйства /
А.А. Жученко // Экономика сельского хозяйства России.-1994.-№1.-С.
29.
81. Заварина М.В. Засуха и борьба с ней / М.В. Заварина.– М.:
Географгиз, 1954. –86с.
82. Закшевский В.Г. Экономический механизм стабилизации и
развития сельскохозяйственного производства / В. Г. Закшевский. –
Воронеж: НИИЭО АПК ЦЧР РФ, 1999. –165 с.
83. Заплетин В.Я. Ретроспектива землепользований и землевладений на территории Воронежской области : Коллективная монография
/ Заплетин В.Я., Головина В.А., Землянухина Г.М., Недикова Е.В.,
Лукин И.Д., Саликов Л.Н., – Воронеж: ВГАУ, 1996.– 157 с.
281
84. Заплетин В.Я. Социально-экономическое обоснование
землеустройства сельскохозпредприятий / В.Я. Заплетин, Н.А.
Кузнецов, О.В. Фирсова.– Воронеж, ВГАУ, 1995.– 65с.
85. Загоровский В.П. Воронежский край с древних времен до
конца XVII века / В.П. Загоровский. –Воронеж: Изд-во ВГУ, 1976. –
192с.
86. Здоровцов И.П. Современные научные подходы к
конструированию агроэкосистем в условиях сложного рельефа //
Агроэкологические принципы земледелия / И.П. Здоровцов.-М.:
Агропромиздат, 1993.– С.40-59.
87. Здоровцов И.П. Научные основы конструирования природных
систем земледелия с контурно-мелиоративной организацией
территории и эколого-экономическая оценка их функционирования //
Проблемы ландшафтного земледелия / И.П. Здоровцов.– Курск,
1997.– 10с.
88. Здоровцов И.П. Актуальные проблемы конструирования и
практические достижения по оценке экологически устойчивых
агроландшафтов с контурно-мелиоративной организацией территории
// Материалы международной научно-практической конференции.–
Харьков, 1999.-№5.-С.35-39.
89. Земельный вопрос / Под ред. Е.С. Строева.– М.: Колос, 1999.536с. Земельный фонд Российской Федерации на 1.01.2008 г.// Федеральная служба земельного кадастра России.– М.: АО «Экос». – 230 с.
90. Землеустроительное проектирование / Под ред. С.А. Удачина.
–2-е изд.-М.: Сельхозгиз, 1951.– 552с.
91. Землеустроительное проектирование / Под ред. С.А. Удачина.
–5-е изд.-М.: Колос, 1969.– 559с.
92. Золотарев О.А. Агроэкологический мониторинг водноэрозионных и гидроморфных земель Окско-Донской равнины:
автореф. дисс... канд. геогр. наук./ Золотарев О.А. – Воронеж, 2004. –
21 с.
93.
Зорина Е.Ф. Опыт учета роли антропогенного фактора в
развитии овражной сети в степной и лесостепной зонах Европейской
территории СССР/ Е.Ф. Зорина, Б.Ф. Косов, С.Д. Прохорова //
Вестник Московского университета. – 1975. -№6.– С. 51-57.
94. Иванов В.Д. Эрозия и охрана почв Центрального Черноземья
России: учебное пособие / В.Д. Иванов, Е.В. Кузнецова. – Воронеж:
ВГАУ, 2003. -360 с.
282
95. Игнатов В.К., Кокин А.В., Батурин Л.А. Сбалансированное
природопользование./ Игнатов В.К., Кокин А.В., Батурин Л.А.– Ростов н/Д, 1999. – 431 с.
96. Изучение ресурсного потенциала территорий / Под ред. А.Г.
Илларионова. – Ижевск, 1987.– 174с.
97. Каверин А.В. Экологические аспекты использования
агроресурсного
потенциала
(на
основе
концепции
сельскохозяйственной эконологии) / А.В. Каверин: науч. ред. Н.Ф.
Реймерс. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1996.– 220с.
98. Казарезов В.В. Очерки истории крестьянского вопроса в России / В.В. Казарезов.– Изд.2–е. Вологда: «ИПЦ «Легия», 2007.– 96 с.
99. Каталог проектов агроландшафтов и земледелие (сохранение
плодородия почв, территориальная организация систем земледелия,
устойчивость к изменению климата): научно–практическое пособие /
Под ред. М.И. Лопырева.– В.: Полиарт, 2010.– 164 с.
100. Каштанов А.Н. Концепция ландшафтной контурно –
мелиоративной системы земледелия / А.Н. Каштанов // Земледелие.–
1992.– № 4.– С. 2-5.
101. Каштанов А.И. Защита почв от водной и ветровой эрозии /
А.И. Каштанов. – М., 1974.– 125 с.
102. Кирюшин В.И. Экологизация земледелия и технологическая
политика / В.И. Кирюшин.– М.: Изд-во МСХА, 2000.– 473с.
103. Ковда В.А. Основы учения о почвах / В.А. Ковда. – М., 1973.
– 120 с.
104. Кравченко В.А. Исследование эродированных пахотных
черноземов Воронежской области и комплексная оценка их
плодородия: автореф. дисс... канд. с.-х. наук./ В.А. Кравченко –
Воронеж, 2003. – 20 с.
105. Козменко А.С. Борьба с эрозией почв на сельскохозяйственных угодьях / А.С. Козменко.–М.: Сельхозиздат, 1963.–208 с.
106. Коломейченко В.В. Рациональное использование склоновых
земель / В.В. Коломейченко, А.И. Петелько, А.И. Крупчатников; под
ред. В.В. Коломейченко.– Орел: Труд, 2000.– 285с.
107. Конокотин Н.Г. Эколого-экономическое обоснование
противоэрозионной организации территории: учеб. пособие / Н.Г.
Конокотин.– М.:ГУЗ.– 1996.-123с.
108. Концепция аграрной политики России в 1997-2000 годах /
Под ред. Е.С. Строева. – М.: ООО "Вершина Клуб", 1997.-352с.
109. Котлярова О.Г. Надо переходить на ландшафтное земледелие
/ О. Г. Котлярова // Земледелие. – 1990.– № 6.– С. 35-38.
283
110. Котлярова О.Г. Почвозащитная система в интенсивном
земледелии Центрально-Черноземной зоны / О.Г. Котлярова. –
Воронеж, Центрально-Черноземное книжное издательство, 1990.268с.
111. Кузнецов Н.А. Социально-экономическое обоснование
землеустраиваемой территории / Н.А. Кузнецов, А.А. Харитонов //
Социально-экономические
основы
землепользования
и
землеустройства.-Ч.1.-Воронеж: ВГАУ, 1999.– С. 41-74.
112. Кулик М.С. Учет увлажнения сельскохозяйственных полей./
М.С. Кулик // Метеорология и гидрология.– 1957.-№6.– С.21-25.
113. Кирюшин В.И. Экологические основы земледелия / В.И. Кирюшин. – М.: Колос, 1996. – 367 с.
114. Кирюшин В.И. Классическое наследие и современные проблемы агропочвоведения / В.И. Кирюшин // Почвоведение.– Б.м.,
1996 .– N 3.
115. Кирюшин В.И. Экологизация земледелия и технологическая
политика / В.И.Кирюшин.–М.: Изд–во МСХА, 2000. – 473 с.
116. Ландшафтная организация территории: учебное пособие /
М.И. Лопырев, В.Д. Постолов, В.В. Адерихин, Е.В. Недикова; Воронеж. гос. аграр. ун–т. – Воронеж: ВГАУ, 2004.–171 с.
117. Лопырев М.И. Экологизация земледелия на ландшафтной
основе / М.И. Лопырев. – Воронеж: Изд.– полигр.фирма «Полиарт»,
2004 – 127 с.
118.Лопырев М.И. Защита земель от эрозии и охрана природы /
М.И. Лопырев, Е.И. Рябов. – М.: ВО Агропромиздат, 1989. – 240 с.
119.Лопырев М.И. Основы агроландшафтоведения: учебное
пособие / М.И. Лопырев. – Воронеж: ВГАУ, 1995. – 184 с.
120. Ленин В.И. Полн. собр. соч.– М.: Политиздат, 1981.– Изд. 5е. Т. 30.– С. 350.
121. Лемешев М.Я. Экономика и экология / М.Я. Лемешев //
Коммунист.– 1975.-№17.– С. 47-55.
122. Лопырев М.И. Ландшафтное земледелие и землеустройство /
М.И. Лопырев // Земледелие.– 1988.– №10.– С. 20-22.
123. Лопырев М.И. Основы агроландшафтоведения / М.И.
Лопырев.– Воронеж: ВГУ, 1995.– 184с.
124. Лопырев М.И. Агроландшафты и земледелие: уч. пособие /
М.И. Лопырев, С.А. Макаренко.– Воронеж: ВГАУ, 2001.-168с.
125. Лопырев М.И. Конструирование экологически устойчивых
агроландшафтов – новый этап в развитии землеустройства и земледелия / М.И. Лопырев, В.Д. Постолов, Е.В. Недикова, Д.И. Чечин // Зем284
леустройство, кадастр и мониторинг земель.– М. –2008 . – № 3.– 20 –
25 с.
126. Лука А. Регрессивная модель определения связи между
количеством ливневых осадков и запасами гумуса в эродированных
почвах / А. Лука // Труды международного конгресса почвоведов. –
М., 1974. – Т. II. – С. 44-48.
127.Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. – М.:
Финансы и статистика, 1986. – Т. 3 – С. 243, 330.
128. Маркс К. Капитал. / К. Маркс.– Т. 3.– М.: Политиздат, 1962.
– С. 381.
129.
Марковский
В.И.
Основные
закономерности
распространения склонов на территории Воронежской области / В.И.
Марковский,
Э.В.
Косцова,
С.В.
Хруцкий
//
Вопросы
землепользования и землеустройства в условиях ЦЧЗ.-Воронеж,
1979.– С.22-33.
130. Медведева О.Е. Включение экологического каркаса в
процесс зонирования земель на примере Воронежской области / О.Е.
Медведева, В.Л. Беляев // На пути к устойчивому развитию России.2001.-Вып. 7.– С.23 – 25.
131. Методические положения по статистике / Госкомстат.– М.,
1998.-213 с.
132. Милосердов Н.М. Лесные полосы и урожай при засухе / Н.М.
Милосердов, В.Г. Антонюк // Вестник с.-х. науки.– 1976.-№12.– С. 82
– 90.
133. Мильков Ф.Н. Рукотворные ландшафты. Рассказ о
антропогенных комплексах / Ф.Н. Мильков.– М.: Мысль, 1978.– 86с.
134. Мильков Ф.Н. Сельскохозяйственные ландшафты, их
специфика и классификация /Ф.Н. Мильков //Вопросы географии.1984.– Вып. 124.– С.24-32.
135. Моисеев Н.Н. Стратегия переходного периода / Н.Н.
Моисеев // Вестник Российской АН. – Т. 65.– № 1.– 1995.– С. 291-311.
136. Мурашкин Н.Ф. Научно – методические основы применения
кадастра в управлении земельными ресурсами сельскохозяйственного
производства: автореф. дисс. д-ра эк. наук / Н.Ф. Мурашкин.– М.,
1987. – 32с.
137. Народное хозяйство СССР в 1989 году: Статистический
ежегодник. – М.: Финансы и статистика, 1990.– 893 с.
138. Научные основы землеустройства : учебник для вузов / В. П.
Троицкий [и др.] ; под ред. В. П. Троицкого .– М. : Колос, 1995 .–
176с.
285
139. Негробов О.П. Среднерусская степь: перспективы
сохранения в Воронежской области / О.П. Негробов, Г.А
Побединский // Степной бюллетень.– Новосибирск: Изд-во СОРАН.–
2001.-№9.– 72с.
140. Некрасов Н.Н. Региональная экономика.-М., 1978. – 459 с.
141. Никонов А.А. Концепция развития агропромышленного
комплекса СССР на ближайшие годы и перспективу / А.А. Никонов //
Вестник с.-х. науки.– 1990.– №8.– С.3-5.
142. Недикова Е.В. Организация территории и производства в
крестьянских хозяйствах (на материалах Воронежской области): Дисс.
канд. экон. наук.– Воронеж, 1996.– 176 с.
143. Недикова Е.В. Трансформация земель – снижение экологической напряженности в агроландшафтах / Е.В. Недикова // Земледелие.– 2003.– № 2.– С.2.
144. Недикова Е.В. Укрепление нарушенных связей внутри эколого–ландшафтных систем / Е.В. Недикова // Земледелие.– 2003.– №
5.– С.25.
145. Недикова Е.В. О некоторых аспектах трансформации земель
/ Е.В. Недикова // Современные проблемы мониторинга землепользования Центрального Черноземья России (землеустройство, кадастр и
мониторинг). – Росземкадастр, 2004.– С. 120–122.
146. Недикова Е.В. Эколого–ландшафтный аспект создания культурных экотонов / Е.В. Недикова // Геодезия, кадастр и землеустройство: – Воронеж: ВГАУ, 2004.– С. 63–66.
147. Недикова Е.В. Роль примагистральных лесных полос в агроэкосистеме / Е.В. Недикова // Земледелие.– 2004.– № 5.– С.15.
148. Недикова Е.В. Загрязнение почвенного и растительного покрова – одна из проблем эколого–ландшафтного земледелия / Е.В.
Недикова // Агроэкологические проблемы в сельском хозяйстве.– Воронеж, 2005.–С.178–184.
149. Недикова Е.В. Переход от межевания к научнообоснованному землеустройству – одна из основных проблем современного землеустройства / Е.В. Недикова // Мировой опыт и перспективы развития сельского хозяйства: материалы международной конференции, посвященной 95–летию ФГОУ ВПО ВГАУ.– Часть 1– Воронеж: ФГОУ ВПО ВГАУ, 2008.– С.254–256.
150. Организационно–территориальные и правовые основы формирования землепользований крестьянских (фермерских) хозяйств
монография / Е.В. Недикова.– Воронеж: ФГОУ ВПО Воронежский
ГАУ, 2010. – 270 с.
286
151. Оптимизация агроландшафтов и адаптивно-ландшафтных
систем земледелия / Научно-технический бюллетень. – Вып. 1 (70). –
Курск, 2002. – 88 с.
152. Павловский Е.С. Защитное лесоразведение в системе мелиоративных мероприятий / Е.С. Павловский // Мелиорация и вод. хоз –
во.– Б.м., 1994 .– N3.
153. Павловский Е.С. Экологический каркас как основа организации агротерритории / Е.С. Павловский, Э.Н. Сохина // Аграрная
наука.– Б.м., 1999 .– N6.
154. Першин П.Н. Аграрная революция в России. Историко–
экономическое исследование: в 2 кн. Кн.2. Аграрные преобразования
Великой Октябрьской социалистической революции (1917–1918 гг.).–
М.: Наука, 1966.–576 с.
155.
Першин
П.Н.
Социально-экономическая
теория
землеустройства. Введение в экономику землеустройства / П.Н.
Першин // На аграрном фронте. – М.:Изд-во Коммунистической
академии.– 1925.– № 5,6.– С.41-51.
156. Повышение плодородия почв России на 2002-2005 годы:
Федеральная целевая программа: Утв. постановлением Правительства
РФ от 8 ноября 2001г. №780 // Собр. законодательства Российской
Федерации. – 2001.– № 48.– С.9928-9973.
157. Покидько Н.П. Оценка земли и применение ее результатов /
Н.П. Покидько // Интенсивное использование земель в ЦентральноЧерноземной зоне – М.: Россельхозиздат, 1970. – С. 21-53.
158. Полынов Б.Б. Учение о ландшафтах / Б.Б. Полынов.-М.: Издво АН СССР, 1956.– 462с.
159. Попов А.А. Агропромышленный комплекс России: проблемы и решения / А.А. Попов, М.Я. Яхяев.– М.: Экономика, 2003.–405 с.
160. Постолов В.Д. Размещение защитных лесных насаждений на
придорожных землях, подверженных загрязнению / В.П. Постолов,
В.В. Адерихин, Е.В. Недикова // Агроэкологический вестник.– Воронеж: ВГАУ, 2002.– Вып.4.– С.47–50.
161. Постолов В.Д. Рационализация землепользования сельскохозяйственного предприятия / В.Д. Постолов, Е.В. Недикова, Н.А. Крюкова // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель, М.– 2006. –№
1.– С.33–35.
162. Постолов В.Д. Землеустройство как механизм комплексного
решения проблемы рационального использования и охраны земельных ресурсов/ В.Д. Постолов, Е.В. Недикова, О.Н. Алалина // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель, М.– 2006. –№ 8.– С.16–18.
287
163. Постолов В.Д. Оптимизация структуры угодий при устройстве агроландшафта и проектирования систем земеледелия / В.Д. Постолов, Е.В. Недикова, Н.А. Крюкова // Землеустройство, кадастр и
мониторинг земель.– М.–2007 .– № 5.– С. 13–16.
164. Постолов В.Д. Конструирование экологически устойчивых
агроландшафтов – новый этап в развитии землеустройства и земледелия / В.Д. Постолов, Е.В. Недикова, Н.А. Крюкова // Землеустройство,
кадастр и мониторинг земель.– М.–2008 . – № 3.– 20–25 с.
165. Постолов В.Д. Средоформирующая роль агролесомелиорации в ландшафтных экосистемах Центрального Черноземья / В.Д. Постолов, Е.В. Недикова, Н.А. Крюкова //Землеустройство, кадастр и
мониторинг земель.– М.– 2008. – № 5. – С.65–70.
166. Постолов В.Д. Экологическое состояние земельных ресурсов
Воронежской области и пути их рационального использования / В.Д.
Постолов, Е.В. Недикова, Н.А. Крюкова // Вестник ВГАУ: – 2008.–
Вып.3–4.– С.79–83.
167. Проектирование и внедрение эколого–ландшафтных систем
земледелия в сельскохозяйственных предприятиях Воронежской области / под ред. М.И. Лопырева. – Воронеж, 1999.– 152 с.
168. Преобразование природы в Каменной степи.-М.:
Россельхозиздат,1970. – С. 8 – 170.
169. Природные ресурсы ЦЧЭР, перспективы их использования и
охрана / Б.П. Ахтырцев, В.А. Бугаев, К.Ф. Хмелев и др.– Воронеж:
ВГУ, 1985.-200с.
170. Процеров А.В. Общая характеристика засух и основные
особенности засухи 1946 г./ А.В. Процеров // Труды ЦИП.– Вып. 13.–
1949.– С. 40.
171. Пыльнева Т.Г. Природопользование. – М., 1997.– 324 с.
172. Радцевич Г.А. Пути оптимизации водного режима
агросистем в условиях меняющегося климата лесостепной зоны
Воронежской области: автореф. дисс... канд. с.-х. наук./ Г.А. Радцевич. – Воронеж, 2004.-21 с.
173. Разумовский В.М. Эколого-экономическое районирование .–
Л.– 1989.– 258 с.
174.Региональная организация рационального землепользования
в эрозионно-опасных зонах Центрального Черноземья России. – Воронеж: Изд-во «Истоки», 2006.-168 с.
175. Регионоведение: учеб. Пособие. – М.: «Тесса», Ростов н/Д:
Издательский центр «МарТ», 2000.– 416 с.
288
176. Региональная экономика. / Под ред. Т. Морозовой.-М., 1995.–
432 с.
177. Реймерс Н.Ф. Природопользование: Словарь-справочник /
Н.Ф. Реймерс.– М.: Мысль, 1990. –640 с.
178. Реймерс Н.Ф. Экология : Теория, законы, правила, принципы
и гипотезы / Н.Ф. Реймерс.– М.: Россия молодая, 1994. -С.325-326.
179. Рихтер Г. Культура ландшафта в социалистическом обществе
/ Г. Рихтер.– М.:Прогресс, 1983. –157с.
180. Российский статистический ежегодник, 2008: стат.сб. / Госкомстат России.– М., 2009.–690 с.
181. Российский статистический ежегодник, 2007: стат.сб. / Госкомстат России.– М., 2008.–568 с.
182. Российский статистический ежегодник, 2005: стат.сб. / Госкомстат России.– М., 2006.–725 с.
183. Россия в цифрах. 2004: крат. стат. сб. / Федеральная служба
государственной статистики.– М., 2004.–431 с.
184. Россия в цифрах. 2005: крат. стат. сб. / Федеральная служба
государственной статистики.– М., 2005.–477 с.
185. Савельева И.Н. Природно-ресурсный потенциал Иркутской
области: интегральные оценки./ И.Н. Савельева, А.Р. Корытный .– Регион: экономика и социология.– 1998.– № 2.– С.24-26.
186. Сазонов К.Н. Землеустроительное проектирование / К.Н.
Сазонов.– М., Л.: Сельхозгиз, 1930.-С.27.
187. Сазонов Б.И. Суровые зимы и засухи / Б.И. Сазонов.– Л.:
Гидрометеоиздат, 1991.-240с.
188. Сельское хозяйство Воронежской области: ст. сб.-Воронеж,
2007.-26 с.
189.
Селянинов
Г.Т.
Климатические
условия
сельскохозяйственной культуры на Каменно-Степной станции / Г.Т.
Селянинов, Н.П. Леонтеевский : Труды Гос. ин-та по агрономии.–
Вып. – 34.– Л., 1930.
190.
Селянинов
Г.Т.
Методика
сельскохозяйственной
характеристики климата / Г.Т. Селянинов // Мировой
агроклиматический справочник.– Л.: Гидрометеоиздат, 1937.– С.5-27.
191. Селянинов Г.Т. Происхождение и динамика засух / Г.Т.
Селянинов // Засухи в СССР, их происхождение, повторяемость и
влияние на урожай; под ред. А.И. Руденко. –Л.: Гидрометеоиздат,
1958.– С.5-30.
289
192. Сельское хозяйство Воронежской области: стат.сб./ Госкомстат России. Воронежский областной комитет государственной статистики.– Воронеж, 2003.–80 с.
193. Сельское хозяйство Воронежской области: стат.сб./ Госкомстат России. Воронежский областной комитет государственной статистики.– Воронеж, 2005.–84 с.
194. Сельское хозяйство Воронежской области: стат.сб./ Госкомстат России. Воронежский областной комитет государственной статистики.– Воронеж, 2009.–67 с.
195. Советов А.В. Избранные сочинения / А.В. Советов.–
Государственное издательство сельскохозяйственной литературы,
1950. – 447с.
196. Справочник по климату СССР.– Вып. 28. – Часть III.– Л.:
Гидрометеоиздат, 1966.– 148с.
197. Скорняков С.М. От шумеров до наших дней / С.М.
Скорняков.– М.: Россельхозиздат, 1977.– 271с.
198. Струмилин С.Г. Проблемы экономики труда / С.Г.
Струмилин. – М.: Наука, 1982.-472с.
199. Сидоров М.И. Земледелие на черноземах / М.И. Сидоров,
Н.И. Зезюков. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992. -182 с.
200. Сидоров М.И. Земледелие на черноземах: учеб. пособие /
М.И. Сидоров, Н.И. Зезьоков. – Воронеж: ВГАУ, 1992. – 184 с.
201. Система земледелия Курской области. – Курск: Изд -во
«Курская правда», 1982.-204 с.
202. Смольянинов
В.М.
Водосборы
с
искусственным
пополнением подземных вод для орошения земель / В.М.
Смольянинов. – Воронеж: ВГАУ, 2001.– 151 с.
203. Смольянинов
В.М.
Комплекс
водорегулирующих
мероприятий для борьбы с эрозией и искусственного пополнения
подземных вод в условиях центрально-черноземных областей / В.М.
Смольянинов. – Воронеж: Изд-во ВГИ, 1972.
204. Сукачев В.Н. Основные понятия лесной биогеоценологии /
В.Н. Сукачев // Основы лесной биогеоценологии.– М.: Наука, 1964.–
С.23.
205. Судьбы российского крестьянства / Ю.Н. Афанасьев.– И.:
Рос. гос. гуманитар. ун–т, 1996.–624 с.
206. Сулин М.А. Обоснование площади земель для ведения подсобного сельского хозяйства в населенных пунктах / М.А.Сулин //
Аграр. Россия .– Б.м. – 2002 .– № 4 .– С.29–31.
290
207. Сулин М. А. Землеустройство : учебник для вузов / М. А.
Сулин .– СПб. : Изд-во «Лань», 2005 .– 448 с.
208. Сулин М. А. Землеустройство : учеб. пособие для студентов
с.-х. вузов / М. А. Сулин.– М. : Колос, 2010 .– 401 с. : табл .– Библиогр.: с. 397 .
209. Сулин М.А. Основы землеустройства: учебное пособие. –
СПб: Издательство «Лань», 2002.–128 с.
210. Сурмач Г.Н. Водная эрозия и борьба с ней / Г.Н. Сурмач.– Л.:
Гидрометеоиздат, 1976.–252 с.
211. Сурмач Г.П. Рельефообразование, формирование лесостепи,
современная эрозия и противоэрозионные мероприятия / Г.П. Сурмач.
– Волгоград, 1992.– 175 с.
212. Терновых К.С. Организационно-экономический механизм
развития предпринимательства в аграрной сфере / К.С. Терновых.Воронеж : ВГАУ, 1996.– 183с.
213. Троицкий В.П. Землеустройство, использование и охрана земельных ресурсов: словарь-справочник / Под общ.ред.Троицкого В.П.
– М. : Б.и., 1997 .– 193с.
214. Федоров В.Д. Экология / В.Д. Федоров, Т.Г. Гильманов.–
М.:Изд-во МГУ, 1980.– 464с
215. Федотов В.А. Устойчивость производства и адаптивные
системы ведения сельского хозяйства / В.А. Федотов, И.Б. Загайтов,
С.В. Попова, И.А. Гашо.– Воронеж : ВСХИ, 1990. – 197с.
216. Цветков М.А. Изменение лесистости в Европейской части
России с конца XVII столетия по 1914 год /М.А. Цветков.-М.:Изд.-во
АН СССР, 1957.-214с.
217. Чаянов А.В. Возможное будущее сельского хозяйства / А.В.
Чаянов // Избр. произв. – М., 1989.– С.337.
218. Чернышев Е.П. Тенденции изменения эрозии на территории
южной части Русской равнины / Е.П. Чернышев // Вопросы
антропогенного изменения водных ресурсов. – М., 1976. – С. 74-80.
219. Чечин С.Д. Земельный фонд Воронежской области
(ландшафтно-экологический аспект) / С.Д.Чечин, А.А. Харитонов //
Проблемы
регионального
природопользования
и
методика
преподавания естественных наук в средней школе: материалы II й
региональной научно-практической студенческой конференции. –
Воронеж, 2000. – С.3-4.
220. Чечин С.Д. Технологические особенности устройства полевого агроландшафта / А.А.Харитонов, С.Д. Чечин // Вестник Воро-
291
нежского отдела Русского географического общества. – Т.1.-Вып.1.–
Воронеж, 1999.–С.72.
221. Швебс Г.И. Контурно-мелиоративная организация
земледелия и охрана окружающей среды / Г.И. Швебс // Земледелие. 1985.– №12. – С.28-31.
222. Шишкин А.Ф. Эффективность новых известковых удобрений
/ А.Ф. Шишкин.– М.: Изд-во ЦИНАО, 2002.– 328с.
223. Щедрина Д.И. Культурные пастбища на основе клевера
белого и райграса пастбищного в ЦЧР: практические рекомендации /
Д.И. Щедрина, А. Оге, С.В. Гончаров.-Воронеж: ВГАУ, 2000.-60с.
224. Щербаков А.П. Агроэкологическое состояние черноземов
ЦЧО / А.П. Щербаков, И.И. Васенев. – Курск, 1996. – 329 с.
225. Щербаков А.П. Плодородие почв, круговорот и баланс
питательных веществ / А.П. Щербаков, И.Д. Рудай. – М.: Колос, 1983.
– 189 с.
226. Щербаков А.П. Проблемы черноземов: теоретические и
прикладные аспекты / А.П. Щербаков // Черноземы 2000: состояние и
проблемы рационального использования: сб. науч. тр. – Воронеж,
2000. – С. 18-28.
227. Эрозионные процессы. – М.: Мысль, 1984 – 256 с.
228. Экология. Под ред. С.А. Боголюбова.– М., 1997.– 437 с.
229. Энгельгардт А.Н. Из деревни: 12 писем, 1872 – 1887/ А.Н.
Энгельгардт.– М.: Мысль, 1987.– 636с.
230. Энгельс Ф. Диалектика природы / Ф. Энгельс.–
М.:Политиздат, 1987.–349с.
231. Яцухно В.М. Территориальная организация агроландшафтов
и вопросы оптимизации природной среды / В.М. Яцухно, А.С.
Помелов // География и природные ресурсы.– 1990.– №2.– С.13-20.
232. Яцухно В.М. Формирование агроландшафтов и охрана
природной среды / В.М. Яцухно, Ю.Э. Мандер.– Минск, Институт
геологических наук АБН, 1995.– 122с.
233. Aubert Y., Fourniez, Rozanov. Les sols et le maintient de leus
gertilite en tant que facteurs affectant le choix de l'utilisation des terres.–
In: Utilisation et conservation de la biosphere. Unesco, 1970, p. 53-76.
234. Dambroth M. Uberlegungen zur okologischen Neuorientierung
der Landwirtschaftung und zur monetaren Bewertung okologischer Leistungen der Landwirtschaft / М. Dambroth.-Landbauforschung Volkenrode.
1993.– Bd.43.– № 4.– S.197-203.
235. Odum E.P. Ecology / E.P. Odum.– Holt London, 1971. –152p.
292
Приложение 1
Схема расположения Центрально-Черноземного региона
Российской федерации
293
Приложение 2
Характеристика и основные показатели производственной
деятельности районов Воронежской области в 2006 г.
294
Продолжение приложения 2
295
Продолжение приложения 2
296
Продолжение приложения 2
297
Продолжение приложения 2
298
Продолжение приложения 2
299
Продолжение приложения 2
300
Приложение 3
Материалы корреляционно-регрессионного анализа урожайности зерновых
(У) в зависимости от:
Х1 – прямых затрат в растениеводстве, тыс. чел. час.;
Х2 – количества работников, чел. приходящихся на 100 га пашни;
Х3 – балла бонитета по зерновым;
Х4 – энергетических мощностей, л.с.;
Х5 – процента облесенности сельскохозяйственных угодий, %;
Х6 – количества тракторов, шт. приходящихся на 100 га пашни.
3.1. Анализ урожайности зерновых по Воронежской области от наиболее
значимых ресурсов
*** Linear Model ***
Call: lm (formula = У ~ Х1 + Х2 + Х3 + Х4 + Х5 + Х6, data = У, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median
3Q
Max
-3.568 -2.051 0.1211 1.521 4.953
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
-2.6783
6.3149
-0.4241
0.6751
Х1 0.0022
0.0041
0.5413
0.5931
Х2 -1.5644
0.8899
-1.7580
0.0910
Х3 0.0835
0.0611
1.3675
0.1837
Х4 0.0461
0.0169
2.7317
0.0114
Х5 0.4564
0.3644
1.2525
0.2220
Х6 7.9797
7.8959
1.0106
0.3219
Residual standard error: 2.588 on 25 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.4978
F-statistic: 4.13 on 6 and 25 degrees of freedom, the p-value is 0.005134
3.2. Парная корреляция урожайности зерновых по Воронежской области от
энергетических мощностей
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = У ~ Х4, data = У, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median
3Q
Max
-4.847 -2.129 0.1716 1.955 3.964
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
5.3704
2.1924
2.4496
0.0204
Х4 0.0455
0.0099
4.6106
0.0001
Residual standard error: 2.551 on 30 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.4147
F-statistic: 21.26 on 1 and 30 degrees of freedom, the p-value is 0.0000698
3.3. Анализ урожайности зерновых в лесостепной зоне Воронежской области от
наиболее значимых ресурсов
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = У1 ~ Х2 + Х3 + Х4 + Х5, data = У1, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median
3Q
Max
-3.121 -0.9396 0.2258 1.233 2.495
301
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
-7.7408
6.1919
-1.2502
0.2304
Х2 -2.0748
0.7258
-2.8586
0.0120
Х3
0.1531
0.0741
2.0665
0.0565
Х4
0.0693
0.0145
4.7632
0.0003
Х5
1.1736
0.4264
2.7523
0.0148
Residual standard error: 1.966 on 15 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.7197
F-statistic: 9.628 on 4 and 15 degrees of freedom, the p-value is 0.0004605
3.4. Анализ урожайности зерновых в центральной микрозоне Воронежской
области от прямых затрат в растениеводстве и процента облесенности
сельскохозяйственных угодий
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = У12 ~ Х1 + Х5, data = У12, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median
3Q
Max
-0.9214 -0.4605 -0.01453 0.4019 1.282
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
7.8308
1.0426
7.5110
0.0003
Х1 0.0067
0.0029
2.3051
0.0607
Х5 1.0380
0.1914
5.4236
0.0016
Residual standard error: 0.7822 on 6 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.9454
F-statistic: 51.95 on 2 and 6 degrees of freedom, the p-value is 0.0001627
3.5. Парная корреляция урожайности зерновых в центральной микрозоне от
облесенности сельскохозяйственных угодий
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = У12 ~ Х5, data = У12, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median
3Q
Max
-1.186 -0.5114 -0.3997 1.084 1.21
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
9.9487
0.6264
15.8821
0.0000
Х5 1.3488
0.1727
7.8101
0.0001
Residual standard error: 0.9944 on 7 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.8971
F-statistic: 61 on 1 and 7 degrees of freedom, the p-value is 0.0001062
3.6. Парная корреляция урожайности зерновых в центральной микрозоне от
балла бонитета по зерновым
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = У12 ~ Х3, data = У12, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median
3Q
Max
-3.379 -0.4607 0.2097 1.092 2.774
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
54.0398
12.0273
4.4931
0.0028
Х3 -0.4471
0.1344
-3.3255
0.0127
Residual standard error: 1.93 on 7 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.6124
F-statistic: 11.06 on 1 and 7 degrees of freedom, the p-value is 0.01267
302
Приложение 4
Материалы корреляционно-регрессионного анализа валового дохода
в растениеводстве (В) в зависимости от:
У – урожайности зерновых, ц/га;
N – себестоимости 1ц зерна, руб;
Т – прямых затрат в растениеводстве, тыс. чел. час.;
Х3 – балла бонитета по зерновым;
Х6 – количества тракторов, шт. приходящихся на 100 га пашни;
Х7 – пашни приходящейся на 1 работника, га.
4.1. Анализ валового дохода по Воронежской области от наиболее значимых факторов
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = B ~ У + N + T + Х3 + Х7 + Х6, data = В, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median 3Q
Max
-19.42 -10.34 0.7803 6.289 29.38
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
-11.3857
57.1716
-0.1991
0.8438
У
3.6089
0.9356
3.8572
0.0007
N
-0.4417
0.1617
-2.7321
0.0114
T
0.0000
0.0001
0.2294
0.8204
Х3
0.2143
0.2598
0.8247
0.4173
Х6 66.3510
38.3001
1.7324
0.0955
Х7 -0.1439
0.6578
-0.2187
0.8287
Residual standard error: 14.18 on 25 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.7531
F-statistic: 12.71 on 6 and 25 degrees of freedom, the p-value is 1.485e-006
4.2. Анализ валового дохода по Воронежской области от урожайности зерновых,
себестоимости 1ц зерна и количества тракторов приходящихся на 100 га пашни
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = B ~ У + N + Х6, data = B, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median
3Q
Max
-21.1 -8.666 -0.7981 6.114 32.17
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
3.4732
26.5969
0.1306
0.8970
У
3.6929
0.8700
4.2447
0.0002
N
-0.4722
0.1546
-3.0545
0.0049
Х6
69.1653
23.9248
2.8909
0.0073
Residual standard error: 13.76 on 28 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.7397
F-statistic: 26.52 on 3 and 28 degrees of freedom, the p-value is 2.476e-008
4.3. Анализ валового дохода по области от урожайности зерновых и количества тракторов
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = B ~ У + Х6, data = B, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median 3Q
Max
-27.55 -9.002 -2.617 5.337 32.05
303
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
-63.3230
17.1759
-3.6867
0.0009
У
4.3283
0.9584
4.5160
0.0001
Х6
84.1605
26.5667
3.1679
0.0036
Residual standard error: 15.61 on 29 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.6529
F-statistic: 27.28 on 2 and 29 degrees of freedom, the p-value is 2.169e-007
4.4. Анализ валового дохода по лесостепной зоне Воронежской области от
наиболее значимых ресурсов
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = B1 ~ У + N + T + Х3 + Х7 + Х6, data = B1, na.action = na.exclude),
Residuals:
Min
1Q Median 3Q
Max
-20.49 -6.095 1.065 4.904 24.3
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
2.6495
92.8299
0.0285
0.9777
У
2.5340
1.1553
2.1934
0.0471
N
-0.6477
0.2273
-2.8499
0.0137
T
0.0000
0.0001
-0.3905
0.7025
Х3
0.0314
0.5283
0.0595
0.9535
Х6 139.0609
49.1600
2.8287
0.0142
Х7 -0.0716 0.8421 -0.0851 0.9335
Residual standard error: 13.71 on 13 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.8211
F-statistic: 9.945 on 6 and 13 degrees of freedom, the p-value is 0.0003157
4.5. Анализ валового дохода по лесостепной зоне от урожайности по зерновым и
количества тракторов
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = B1 ~ У + Х6, data = B1, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median 3Q
Max
-32.06 -7.313 -0.1307 7.373 27.32
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
-73.0386
23.1164
-3.1596
0.0057
У
3.1690
1.3806
2.2954
0.0347
Х6 130.5096
42.0598
3.1030
0.0065
Residual standard error: 16.76 on 17 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.6503
F-statistic: 15.81 on 2 and 17 degrees of freedom, the p-value is 0.0001322
4.6. Анализ валового дохода по центральной микрозоне от количества тракторов
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = B12 ~ Х6, data = B12, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q
Median 3Q
Max
-25.79 -8.563 4.664 9.115 16.21
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
-90.2233
37.1448
-2.4290
0.0455
Х6 239.6349
58.9028
4.0683
0.0048
304
Residual standard error: 14.33 on 7 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.7028
F-statistic: 16.55 on 1 and 7 degrees of freedom, the p-value is 0.004759
4.7. Анализ валового дохода по степной зоне Воронежской области от наиболее
значимых ресурсов
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = B2 ~ У + N + T + Х3 + Х7 + Х6, data = B2, na.action = na.exclude),
Residuals:
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
-5.126 10.92 -13.76 -2.682 8.8 -16.91 -5.2 -3.512 13.03 1.075 7.681 5.674
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
280.6371
250.6223
1.1198
0.3137
У
4.7298
1.9165
2.4680
0.0567
N
-0.5741
0.4593
-1.2498
0.2667
T
0.0001
0.0001
0.4564
0.6673
Х3
-1.4472
1.0407
-1.3905
0.2231
Х6 -72.9110
122.7211
-0.5941
0.5783
Х7
-4.0793
3.9528
-1.0320
0.3494
Residual standard error: 14.19 on 5 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.8303
F-statistic: 4.078 on 6 and 5 degrees of freedom, the p-value is 0.07226
4.8. Анализ валового дохода по степной зоне от себестоимости 1ц зерна
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = B2 ~ N, data = B2, na.action = na.exclude), Residuals:
Min
1Q Median
3Q
Max
-22.4 -10.57 -1.795 12.92 29.35
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
161.5595
30.9697
5.2167
0.0004
N
-1.0419
0.3275
-3.1809
0.0098
Residual standard error: 17.17 on 10 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.5029
F-statistic: 10.12 on 1 and 10 degrees of freedom, the p-value is 0.009804
4.9. Анализ валового дохода по юго-восточной микрозоне от себестоимости 1 ц
зерна
*** Linear Model ***
Call: lm(formula = B22 ~ N, data = B22, na.action = na.exclude), Residuals:
1
2
3
4
5
6
-16.64 7.393 9.232 -16.61 12.35 4.282
Coefficients:
Value
Std. Error
t value
Pr(>|t|)
(Intercept)
183.8460
34.3451
5.3529
0.0059
N
-1.2375
0.3676
-3.3667
0.0281
Residual standard error: 14.69 on 4 degrees of freedom
Multiple R-Squared: 0.7392
F-statistic: 11.33 on 1 and 4 degrees of freedom, the p-value is 0.02813
305
Приложение 5
Динамика средневзвешенного содержания гумуса в почвах пашни
Воронежской области (на 01.01.2002 г.) по данным [142, С239].
306
Приложение 6
Сезонная повторяемость ветров по метеостанциям
Воронежской области
307
Продолжение приложения 6
308
Продолжение приложения 6
309
Продолжение приложения 6
310
Продолжение приложения 6
311
Продолжение приложения 6
312
Продолжение приложения 6
313
Продолжение приложения 6
314
Продолжение приложения 6
315
Учебное издание
Недикова Е.В., Чечин С.Д.
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДИКИ
ФОРМИРОВАНИЯ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЙ
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
(НА МАТЕРИАЛАХ ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО
РЕГИОНА)
Монография
Редактор Дубова С.А.
Оригинал-макет подготовлен в типографии ЦИТ ВГАУ
Подписано в печать 18.04.2011 г. Формат 60х841/16.
Бумага кн.-журн. Усл. п.л. 18,3.
Гарнитура Таймс. Тираж 500 экз. Заказ № 4943.
Федеральное государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Воронежский государственный аграрный университет имени К.Д. Глинки»
Типография ФГОУ ВПО ВГАУ. 394087, Воронеж, ул. Мичурина, 1
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа