close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Реферат литература Японии

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
"Дальневосточный федеральный университет"
ШКОЛА ПЕДАГОГИКИ
Кафедра восточных языков
Реферат
по дисциплине "Литературе Японии"
Специальность 050100.62 "Педагогическое образование (японский язык)"
на тему "Становление художественной прозы в 9-10 вв."
Регистрационный № ________
___________ ___________________
подпись И.О.Фамилия
" _____" ______________________ 2012 г.
Выполнила студентка гр. Б2209/9
_________________ И. А. Шульга
Проверил преподаватель
________________В. К. Аликина
________________________________________
зачтено/незачтено
г. Уссурийск
2012
Оглавление
Введение3
1.Развитие литературы в период Хэйан4
2.Упадок хэйанской повествовательной прозы6
3. Образ человека произведениях эпохи Хэйан8
4. Первые японские романы "Такэтори-моногатари" и "Отикубо-моногатари"9
Заключение12
Список используемой литературы13
Введение
Словно нить драгоценных жемчужин протянулась из глубины веков вереница немеркнущих сокровищ литературного наследия Страны восходящего солнца. "Собрание мириад листьев" (Манъёсю), "Повесть о блистательном принце Гэндзи" (Гэндзи моногатари), "Записки у изголовья" (Макура-но-соси) - это, конечно же, отголоски давно ушедшей в прошлое некогда блистательной Эпохи Хэйан (Х-ХI вв.).
Литература созданная в эпоху Хэйан составила классический период в истории японской литературе. В эту эпоху значение китайских культурных традиций было еще очень велико, но сказывалось прекращения живого общения с Китаем (династия Сун). В создании Хэйанской художественной литературы исключительную роль сыграли авторы- женщины, хорошо знакомые с китайской поэтической культурой, но менее связанные конфуцианским литературным каноном. Мужчины большей частью еще писали по-китайскому. Женский "поток" относится к Х-ХI векам т.е. к периоду высшего расцвета японской средневековой литературе. 1.Развитие литературы в период эпохи Хэйан
Японская литературная традиция считается весьма древней и высокоразвитой. Японская литература очень долгое время находилась под влиянием литературы китайской, и многие ее произведения создавались именно на старокитайском языке. . Изобретение слоговой азбуки в хэйанскую эпоху-каны - позволило писать на японском языке вместо китайского.
В IX-XII вв. в Японии существует две литературы: общенародная и узкоклассовая - хэйанская литературная поэзия и проза. Она обособляется от общенародной литературы своим материалом. Этим материалом становится жизнь - бытовой и идейнывй мир хэйанской аристократии. Хэйанские аристократы воспринимали этот мир как полностью познанный, и цвет печали был главным в их палитре. В настоящем они видели конец прошлого, а в будущем - конец настоящего. Их любовь к пространству была лишена веры и надежды, что в конечном счете и погубило хэйанскую цивилизацию.
Новая литературная танка восходит к своему народному источнику - народной песне; повествовательная поэзия во многих своих элементах восходит к народной повествовательной литературе - сказанию и рассказу. Но наряду с этим народным источником у письменной литературы есть и другой - чисто литературный источник: китайская - светская и буддийская - художественная литература. Она оказывает могучее и всестороннее влияние на новую письменную японскую литературу, на ее материал, на форму и стиль. Поэтому хэйанская литература все больше отдалялась от народного творчества. Источником хэйанской прозы были сказания и рассказы. Вместе с тем источником повествовательной прозы стали и буддийские, а также даосские легенды, проникшие в Японию вместе с различными явлениями китайской культуры. Из этих двух источников выросла та линия литературы, которая может быть названа фабульным рассказом - дэнки-моногатари.
Непосредственно из этих двух источников выросла первая художественная повесть японской письменной литературы " Такэтори-моногатари (839?г.). Второй вид повествовательной прозы, развивающейся в хэйанскую эпоху, может быть назван лирической повестью - ута-моногатари. Источником ее явилась древняя поэзия, в частности хороводная, в которой отдельные группы участников обменивались восклицаниями и песнями. Третьим видом повествовательной прозы в хэйанскую эпоху явился, как известно, дневник. Несомненно одним из источником этого вида прозы были устные, бытовавшие среди японцев рассказы, повествующие о жизни отдельных героев. Вторым источником, уже литературным, послужили записи различных событий, которые велись при дворе японских правителей, а также в знатных японских домах. Первым представителем литературного дневника, выросшего из этих двух источников, был "Тоса-никки", являвшийся, по существу, описание путешествия с острова Сикоку в столицу того времени - город Киото. В дальнейшем развитие хэйанской повествовательной прозы обусловлено уже конкретной обстановкой жизни того класса, в котором эта литература развивалась и для которого она существовала, - придворной аристократии. Так, путешествие в Китай, знакомство с зарубежными странами открыло новые географические и культурные миры. На этой почве возник интерес к авантюрной повести, к роману путешествий. Кроме того, бытовая жизнь господствующего класса, сопровождающаяся сложной карьерой и любопытными приключениями, способствовала возникновению бытовой или нравоописательной повести. Вершиной хэйанской повествовательной прозы стал роман "Гэндзи-моногатари" (1001г.).
2. Упадок хэйанской повествовательной прозы
Со второй половины XI в. наступает упадок хэйанской повествовательной прозы. Этот упадок выражается в ряде явлений. Во-первых, происходит осложнение материала, появляется запутанность фабулы, без чего само повествование оказыва6тся уже не интересным и не заслуживающим внимания, вводятся необычные мотивировки событий, в качестве завязки - совершенно необычные ситуации. Именно эти признаки характерны для таких поздних романов, как "Сагоромо-моноготари", "Хамамацу-тюнагон-моногатари". Во-вторых, происходит радикальное изменение самого материала повествования: текущую жизнь и быт заменяет история, реальную действительность - гротеск. Таковы "Эйга-моногатари" (1028г.) и "Окагами" (1025г.), являющейся чем-то вроде исторического романа, и "Цуцуми-тюнагон-моногатари" - сборник рассказов гротескного характера.
Такой упадок повествовательной прозы, отход от ее чисто реалистических позиций связаны с упадком того класса, который эту эпоху создал. Со второй половины XI в. начинается период, который ознаменовался длительной и кровавой междоусобной борьбой, повлекшей за собою полную перестановку отдельных слоев правящего класса феодалов: на место придворной аристократии Хэйана пришло воинское сословие, японское рыцарство. В этой среде родился новый народный эпос - это был уже не миф о богах, а сказание о героях. Этот новый подъем народного эпического творчества привет к появлению новой литературы: сказания стали объединяться в циклы. В самурайскую эпоху светская литература нашла себе приют в монастырях. К XIII-XV вв. популярность приобретут гунки моногатари -военные хроники, представляющие собой собрания легенд о событиях и героях известных самурайских войн. На закате "золотого века" японской традиции и культуры - эпохи Хэйан (794-1185 гг.), в предчувствии более суровой и мужественной "самурайской эры" японцы ощутили потребность осознать себя. Было создано несколько произведений - жизнеописаний выдающихся людей эпохи, связанных между собой хронологически, тематически и стилистически. В филологической науке они получили название "исторических повествований" (рэкиси моногатари). В них происходило пересоздание реальности с помощью бесчисленных биографий; собственно реальность и история в них рассматривались как череда человеческих судеб. В "исторических повествованиях" соединились два типа мировоззрения, два отношения к жизни и литературе: японская лирическая стихия, унаследованная от классической поэзии и повестей - моногатари эпохи Хэйан, и более старая, философско-историографическая традиция, восходящая к сочинению китайца Сыма Цяня "Исторические записки" (или, в другом переводе, - "Записи историка", Ши цзи, II-I в. до н.э.). В "исторических повествованиях" соединились два типа мировоззрения: китайская "ученая" историческая традиция, представленная Сыма Цянем, и "своя", "домашняя" традиция, в которой, в свою очередь, можно выделить два пласта: пласт официальных упорядоченных историй на камбуне, наследовавших Сыма Цяню, и пласт собственно японский, который определяла лирическая стихия классической поэзии вака и повестей - моногатари эпохи Хэйан. Так родилась новая жанровая целостность, внутри которой привычные "домашние" черты оказались оживлены привнесенным извне "чужим" подходом к материалу.
3.Образ человека в произведениях эпохи Хэйан
Время эпохи Хэйан это время, когда национальный уклад мировоззрения и, в первую очередь, - религиозно-мифологических представлений, жил и развивался по руслу исконной, национальной японской стихии, не будучи осложняем привходящими факторами извне. Эта - эпоха более или менее самобытного религиозно-мифологического развития патриархальной Японии, эпоха формирования тех основных "начал", которые впоследствии так или иначе заявляли о своем существовании во всей последующей истории. Творчество японцев этой эпохи подчинялось тем же основным действующим импульсам, под знаком которых шло развитие всей культуры: мифологический строй мироощущения, приводивший к попыткам осознания устройства окружающего мира и поведения человека в чисто мифологическом духе, направлял по тому же руслу и все течение художественной мысли и эстетического чувства. Хэйанцы верили, что в каждом предмете, в каждом явлении живет присущее именно им особое очарование, красота, эстетическая ценность. Вполне естественно, что в такой атмосфере весьма значительную роль стали играть женщины. Они были необхордимым элементом всей жизни эпохи, на них и вокруг них концентрировались тот эстетизм и та эмоциональность, которые были разлиты кругом. 4.Первые японские романы "Такэтори-моногатари" и "Отикубо-моногатари"
В истории литературы случаются такие эпохи напряженного творчества и бурного роста, когда время словно шагает в "семимильных сапогах". Первый дошедший до нас японский роман "Повесть о старике Такэтори" еще весь погружен в сказочную стихию. Время создания повести в точности не установлено, однако уже в начале 11 века ее считали "прародительницей всех романов". Она была освящена своего рода престижем старины. Видимо, повесть появилась в конце 9- начале 10 века. " Повесть о прекрасной Отикубо", возникшая несколько позднее , (во второй половине 10 века), написана на всемирно известный сюжет сказки о злой мачехе и гонимой падчерице. В японском фольклоре известно много вариантов этого сюжета. Даже имя Отикубо - сказочное имя. Оно звучит по-японски так же, как звучит для нас "Замарашка", "Ослиная шкура". Такое имя играет роль своеобразной маски, оно призвано скрыть от людей прекрасный облик гонимой девушки, чтобы тем удивительней было в силу контраста ее конечное преображение. Поэтому то герои волшебной сказки часто одеваются в лохмотья, мажут свое лицо сажей или принимают образ зверя, птицы, безобразного чудовища. Сказка хочет, чтобы торжество ее несчастных и обездоленных героев носило характер яркого апофеоза. Гадкого утенка должен отвергнуть весь птичий двор, иначе он, даже превратившись в белого лебедя, никого не поразит своей красотой. Но в повести "Повести о прекрасной Отикубо" нет уже волшебно-сказочных элементов, только "обыкновенное чудо" любви. По существу куртуазный роман, густо насыщенный бытом во многих красочных подробностях. Второстепенные персонажи повести - живые, реальные люди. В главных героях нетрудно узнать с детства хорошо нам знакомые сказочные образы Золушки и Принца. Это только кажется, что Отикубо и ее возлюбленный живут по законам современного им общества, на самом деле они живут по законам волшебной сказки
Событиям даны реальные мотивировки, но они все равно остаются невероятными, потому что подчинены иной правде, действующей в фантастическом мире народного вымысла, где всегда торжествуют добро и справедливость.
"Повесть о прекрасной Отикубо" рисует картины неслыханной роскоши, царившей во дворцах аристократов того времени. Многие ее страницы посвящены описанию предметов искусства, которые были неотъемлемой принадлежностью жизни знатного сановника. Их также принято было жертвовать в храмы, где с течением веков скапливались несметные сокровища. Большой любовью пользовались музыка и поэзия. "Повесть о прекрасной Отикубо" наделяет своих любимых героев музыкальным талантом: они чудесно играют на флейте и цитре. В Хэйанскую эпоху любили зрелище : пышные религиозные празднества при дворе, храмовые праздники. Романы того времени нередко описывают потасовки между слугами из-за лучших мест для зрителей - на улицах, по которым проходили торжественные процессии, или в храмах, где для привлечения молящихся было в обычае устраивать представления мистериального или даже развлекательного характера. Жизнь богатых хэйанцев текла в непрерывной смене празднеств и увеселений. Основой благополучия родовой знати служили поместья - сеэн. Так как торговля была в значительной степени меновой, то доходы с них получали не в виде денег, а в виде риса . Рис - главная ценность того времени. Аристократы оставляли надзор за своими поместьями в руках управителей. Сами они служили при дворе , в гвардии или многочисленных гражданских ведомствах, но служба была только номинальной. Гвардейцы и "архивные юноши" - золотая молодежь той эпохи - посвящали все свое время любовным и придворным интригам.
"Повесть о прекрасной Отикубо" идеализируют хэйанский быт, но против своей воли автор рисует непиглядную картину: всесильный фаворит императора, брат его любимой жены, захватывает в свои всю власть в стране и правит государством по своему усмотрению в интересах одной семьи . И это историческая правда! Действительно, во главе Японии долго стоял могущественный род Фудзивара, не гнушавшийся никакими средствами, чтобы укрепить свое влияние на императора. Жены императора (во всяком случае старшие жены) были обычно из рода Фудзивара. В придворной среде шла непрерывная распря из-за чинов и званий, процветали фаворитизм и мелкое интриганство. Такова была неприглядная изнанка блестящей хэйанской культуры. Слишком изнеженная и утонченная, она постепенно все больше теряла связь с жизнью, становилась хрупкой, мертвела. Провинция была погружена во мрак невежества. Крестьяне страдали от неслыханных поборов. Их господа были далеки от них, как боги, и почти никогда не появлялись в своих поместиях. Хэйанское правительство постепенно выпускало бразды правления из своих рук. В то время, как номинальные властители поместий - придворные аристократы вели эпикурейский образ жизни, в провинции возникали крупные земельные владения, во главе которых стали феодалы, управители земель сделались их властителями. Хэйан оказался в одиночестве перед важнейшей ему страной. Изнеженные аристократы не могли противостоять новой, возникшей в недрах провинции силе. Им осталось только оплакивать свое утраченное величие. Заключение
Хэйанская литература пережила вместе со своим носителем и творцом - родовой знатью - обычную историческую судьбу: мы видим ее в стадии первоначального зарождения, в стадии расцвета и в стадии упадка. В течении почти ста лет длится процесс нащупывания основных жанров и линий литературы, длится своего рола фаза " первоначального накопления" литературных возможностей. Это было время грандиозного литературного строительства, и наследие Хэйана стало своего рода пиком, с которого различимы главные вехи прежнего пути японской словесности и откуда прозреваются многие тенденции грядущей литературы Японии вплоть до нынешних дней. В эпоху "Хэйан" "рядом стоят: варварство и утонченность, роскошь и убожество, высокая образованность и невежество... изящный экипаж и непроходимые дороги, блистательный дворец и утлая хижина... Век самых разительных контрастов, самых несовместимых противоположностей, равных которым не знала японская история"1.
Именно Хэйан на многие века определил главные литературные эталоны, телеологию основных поэтических приемов, строй литературных вкусов, специфику мировоззрения.
Список используемой литературы
1. Конрад Н. Японская литература в образцах и очерках / Конрад Н. Том 1. - Спб.: Питер, 1991. - 357с
2. Григорьева Т.П. Японская художественная традиция / Григорьева Т.П М., 1979. - 218с
3. Алпатов В. М. История и культура Японии / Москва. Издательство "Крафт+" ,2001. - 288с
1 Конрад Н. Японская литература в образцах и очерках. Том 1. - Спб.: Питер, 1991.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Автор
asakurka
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1 085
Размер файла
86 Кб
Теги
литература, рефераты, японии
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа