close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Алый парус 1

код для вставкиСкачать
http://detmagazin.ucoz.ru/load/471
Алый парус .
1
Здравствуй
,
дорогой читатель! Давай сразу познакомимся. Я (главный редактор этого журнала) работаю в Аничковом дворце, где занимается множество ребят, в самых разных кружках и клубах. Один из них –
литературный клуб «Дерзание
», участники которого и делали вместе со мной журнал, который ты сейчас держишь в руках. Этим ребятам очень хотелось, чтобы и для тебя тоже книги стали очень важной частью жизни, чтобы ты всегда обращался
к ним и за мудрым советом, и за надежной опорой.
Мы назвали журнал «Алый парус», это символ надежды. Если ты читал книгу Александра Грина «Алые паруса
»
, то знаешь, что порой самые заветные мечты сбываются только потому
, что рядом оказывается тот, кто вме
сте с тобой по
-
настоящему верит в чудо. На страницах журнала много волшебства, -
у нас даже есть специальная рубрика «Сказочная гостиная». Но не думай
, пожалуйста, что это сказки для малышей. Здесь, на этих страницах, у нас пойдет речь об очень серье
зных вещах –
дружбе и предательстве, вере и отчаянии, заботе о том, кто находится рядом, и, к сожалению, встречающемся порой равнодушии…
Ты познакомишься даже с юным философом. Хоть у нас в журнале опубликованы произведения известных
писателей (и даже пре
дседателя Санкт
-
петербургского отделения союза писателей
России
), в основном, ты прочтешь здесь произведения своих ровесников, которые очень тонко, глубоко переживают то, что происходит в их жизни, и стараются выразить свои мысли и переживания с помощью
Литературы. Очень надеюсь, что к ним присоединишься и
ты. Мы все тебе очень рады,
дорогой Читатель, а, может быть, в скором времени и Автор нашего с тобой журнала. В добрый путь! Главный редактор, Кристина Калинчук Литературный журнал для юношества
2
Сергей Наровчатов Алые паруса Сказками я с дочкой провожаю
Каждый день вечернюю зарю:
Коням в стойлах гривы заплетаю,
Перстни красным девушкам дарю.
И от перьев пойманной жар
-
птицы
Обгорают пальцы у меня,
А звезда во лбу у царь
-
девицы
Светит ночью ярче света дня.
Но в глаза мне дочка смотрит прямо:
-
Расскажи мне сказку поновей,
Сказку, что когда
-
то ты и мама
Полюбили в юности своей.
Ох, как не люблю я просьбы эти!...
Все ж придется рассказать. Изволь,
Ну, так вот. Жила
-
была на свете
Девочка
по имени Ассоль.
Странная она была девчонка -
Только к морю направляла взгляд,
Принимая каждую лодчонку
За пунцовопарусный фрегат.
Платьишко -
заплата на заплате.
Но упрямо сжат был дерзкий рот;
"Капитан приедет на фрегате,
И меня с собою заберет!"
Как
жилось девчонке этой трудно,
Легче даже Золушке жилось!
Но уж как мечталось непробудно!
А в мечтах и радости и злость.
Злость к подругам, к мелочным соседям,
Для которых сказка -
лишь обман,
Кто твердит: "Вовеки не приедет
Твой великолепный капитан".
За
висть не нуждалась и в ответе!..
Ветром принесло морскую соль,
И, ее вдохнувши, на рассвете
Выбежала на берег Ассоль.
Море ноги ей расцеловало,
А она, легко вбежав в прибой,
Даже чаек крик перекричала,
И ее услышал рулевой.
Брызги волн ей замочили юбку,
Х
олоден был утренний туман...
Но уже неслась навстречу шлюпка,
И стоял на шлюпке капитан.
У Ассоль спросил он только имя,
И тогда
-
то, ослепив глаза,
Сказка окаянная над ними
Алые взметнула паруса!
Так я дочку развлекаю к ночи...
Пусть про нас с усмешкой говорят,
Что от парусов остались клочья
И на камни наскочил фрегат.
А на этих клочьях только дыры,
Да и те, мол, выточила моль,
Что половиками для квартиры
Бросила их под ноги Ассоль.
Что, мол, капитан теперь в отставке,
Путь его -
не впрямь, а наугад...
Дочка! Мы внесем свои поправки:
Люди ведь неправду говорят!
Дочка отвечает: -
Что за толки!
Мы рассеем их за полчаса.
Я сама сумею без иголки,
Снова сшить такие паруса,
Что корабль сорвется сразу с мели,
Полетит в морскую синеву...
-
Только бы мы вместе захотели
Эту сказку вспомнить наяву
. Алый парус .
3
Здравствуй, дорогой друг! Я, Таня Вешк
и
на, еще совсем недавно была твоим ровесником и занималась в литературном клубе «Дерзание» при Аничковом дворце. И я хочу рассказать тебе, что значит Литература для меня
. Скучные рассуждения, почему и как литература взращивает в человеке новое начало, я думаю, мы оставим брюзжащим занудам. Ведь литература -
это в первую очередь весело! Когда я была совсем маленькой (с того момента вообще на самом деле мало что изменилось),
мама каждую ночь читала мне сказки, и еще за два часа до сна я начинала с нетерпением ожидать продолжения злоключений полюбившихся
и уже родных героев. Я просто обожала "Винни Пуха" Алана Милна и "Волшебника изумрудного города" Волкова. А днем
я расстилал
а на полу старую карту мира и представляла, как я путешествую по кукурузным полям и мрачным лесам вместе с Элли, Тотошкой, Железным Дровосеком, Страшилой и Львом; как я отправляюсь за медом и переплываю озеро в зонтике, сопровождая мальчика Кристофера и м
едвежонка Пуха
И еще я прыгала по ущельям -
это уже с кровати на диван, и делала палатку из табуреток и покрывала, совсем как герои Крапивина. Воображение -
это то, что мне дали книги, они подарили множество чудесных фантазий и игр, они подарили внутренний
мир. Красочные энциклопедии рисовали туманно
-
зеленые Новозеландские холмы, очерчивали острые синие пики холодных Скалистых гор, заставляли простираться жаркую пустыню Сахару, которая красными барханами ложилась мне в ладони. А потом я просила маму изобра
зить понравившегося зверька, и воображала, будто мне позволили завести такого дома. Ага, я сейчас имею в виду снежного барса или горного льва, еще я приходила в восторг от дельфинов. А когда я пошла в школу и научилась читать -
то невозможным стало отобрат
ь у меня книги, или меня у книг. Вот тут я как следует,
разгулялась и читала все подряд. Не знаю, эта статья должна как
-
то заканчиваться, но мне кажется, что я и так сказала все, что хотела.
Татьяна Вешкина,
чле
н Союза Писателей России
Литературный журнал для юношества
4
ФАНТАСТИЧЕСКИЙ МИР. Многие взрослые отличаются от детей тем, что перестают верить в сказку, волшебство. А тех, кто сохраняет эту веру на всю жизнь, называют фантастами. Но есть и такие ребята, которые уже с детства пишут фантастические рассказы, умея увидеть что
-
то очень н
еобычное рядом с собой. Как, например, Лиза Кнохинова. Лиза Кнохинова, 10 класс МАРС АТАКУЕТ Лето. Я шел в шлепанцах по горячему асфальту и сжимал в руке пакет с продуктами. Издалека до моих ушей доносился тяжелый гул железной дороги, шум газонокосилки: пахло свежескошенной травой. Солнце поедало мои плечи. Я смотрел под ноги, и все пытался обогнать коз
ырек своей кепки.
Мимо меня пронеслись двое велосипедистов.
По небу, ярко
-
голубому, медленно и беззаботно плыли облака. Три часа дня. Здесь в такое время самое пекло. До дома оставалось немного, два поворота, и вот я уже на месте, но шлепанцы постоянно сос
кальзывали
, и я еле шел. Вдруг меня окликнули. -
Дима! -
я обернулся,
-
Погоди! Постой!
Юлька бежала вслед за мной, мы с ней жили по соседству, через два дома. Щеки ее покраснели, сама она вспотела, а короткие хвостики смешно болтались. В руке она держала пакет с молоком.
-
Ты обронил!
Я рассеянно глянул на свой пакет: он был цел, и все продукты
были на месте, кроме молока. Наверное, я оставил его на прилавке.
-
Спасибо, -
улыбаюсь я Юльке и кладу коробку к остальным покупкам, -
Было бы обидно.
Мы по
шли вместе.
-
Я вчера смотрел «Марс атакует». Такой классный фильм! Ты видела?
-
Да чего смотреть глупости…
-
Ну, ты чего, какие глупости? Какие глупости, это же про пришельцев!
-
Да брось ты, все это сказки.
-
Почему сказки, -
расстроился я, -
А как же рисунки
на полях, а как же жизнь в космосе…
-
Дима, забудь уже об этой ерунде. Для таких дурачков как ты, эти фильмы и снимают.
Когда мы дошли до ее дома, она помахала мне рукой на прощание и пошла к воротам. Я медленно побрел к себе.
«Ну как же так, как же так –
думал я, перекладывая пакет из одной руки в другую, -
Такая классная девчонка, и не верит в инопланетян!». Как никогда, я был расстроен и разочарован.
_______________________________________
_______________________________________
_______
…А в это время Юлька поднялась по ступенькам на крыльцо, зашла в свою мрачную комнату с крохотным окошком, сняла туфли и открыла третий глаз.
Алый парус .
5
СКАЗОЧНАЯ ГОСТИНАЯ Когда человек говорит что
-
то несусветное, ему отвечают: «ну, это все сказки!». Но у слова «сказка» есть и совсем другое значение. Сказка –
это волшебство, чудо. И в каждом номере нашего журнала специально для тебя будет рассказывать сказку кто
-
нибудь из «сказочных», «волшебных» людей. Сегодня –
это Татьяна Вешкина,
самый юный автор в официальном Союзе писателей. Впрочем, она сама тебе о себе расскажет. Но сначала –
послушай сказку. И не думай, пожалуйста, что она предназначена для малышей. Это очень взрослая, даже немного страшная сказка. Татьяна Вешкина ДЕВОЧКА И ВОЛК
Дорогой читатель
, сегодня я тебе расскажу сказку про девочку
и волка. Возможно, сюжет этой сказки покажется тебе знакомым: ты уже наверняка должен знать историю про Маугли и его приёмных родителей; только наша сказка немного более страшная, а, может быть, и чуть
-
чуть более добрая.
Если быть совсем
-
совсем точным, то
история эта –
вовсе и не сказка, потому что произошла она с самой настоящей девочкой
, в самых настоящих лесах, на бескрайних просторах где
-
то между Европой и Азией.
Девочка, о которой пойдёт речь, жила со своими мамой и папой в маленьком домике
, на само
й опушке леса. Отец этой девочки был очень храбрым человеком, потому что он был охотником. Не раз приходилось ему выходить в лесу
, один на один с огромным медведем, или с обезумевшим тигром, и всегда он оказывался победителем в этой
схватке. Ты скажешь, это потому, что он постоянно носил с собой ружьё? Но у диких зверей, ты мог это видеть в зоопарке, огромные и страшные зубы и когти, а для Литературный журнал для юношества
6
того, чтобы выстрелить из ружья в такого зверя, да так, чтобы рука не дрогнула, чтобы не промахнуться, чтобы опереди
ть тот момент, когда зверь кинется на тебя и разорвёт тебя в клочья, нужна очень большая смелость.
Вот таким смелым человеком и был отец нашей девочки. По утрам он уходил в лес со своим ружьём, а вечером почти всегда возвращался с добычей. Он был очень гор
д собой, и девочка с мамой тоже им очень гордились. Мама у девочки была обычной домохозяйкой, она убирала дом, готовила еду, шила одежду для девочки и её отца, ухаживала за коровой, козами и кроликами, которые были в хозяйстве. А девочка ей помогала.
В то
т год, о котором пойдёт речь в нашей сказке, в жизни девочки и окружающих её людей стали происходить не очень хорошие вещи. Во
-
первых, в округе объявился очень злой и страшный волк. Каждый день он воровал скот из деревни, на окраине которой стоял девочкин дом. Если ему попадалась на пути собака или кошка, то он мог и их разорвать на части. Люди из посёлка очень боялись волка, называли его «злым духом» и с наступлением темноты запирались на все засовы в своих домах, чтобы до рассвета тревожно вслушиваться в темноту: не замычит ли в хлеву перепуганная насмерть корова, не залает ли пёс, чтобы оборвать свой лай предсмертным хрипом.
Н
о девочке и её отцу, гораздо больше переживаний доставляло другое, не менее горестное событие –
девочкина мама очень серьёзно забол
ела. Она чахла и таяла прямо на глазах, и вызванный из города доктор только руками развёл –
он не знал причины болезни и отказывался её лечить.
Девочка и её отец целые дни проводили с больной матерью, не выходя из дома, и тогда жителям деревни пришлось соб
раться всем вместе, что
бы просить
храброго охотника выйти против злобного волка. Они так долго просили его, что охотник, скрепя сердце, оставил больную жену на попечение дочери, взял своё ружьё, надел старую походную куртку и отправился в лес на встречу с волком.
Долго
ли, коротко ли, как говорят, да только набрёл охотник на след того самого волка. И по следу этому, точнее, по следам, понял он, что волк не один. Волков было шесть, целое семейство –
двое взрослых и четверо маленьких, совсем маленьких волчат
, или, как говорят охотники (чтобы сразу не было страшно), щенков. Тут
-
то охотник и понял причину особого зверства и упорства, с которым волк каждую ночь возвращался в деревню за добычей –
животному нужно было кормить свою семью. Охотник вздохнул поглубже (встреча с двумя взрослыми волками всё
-
таки в его планы не входила), перекинул ружьё через плечо и залёг у тропы к водопою –
караулить хищников.
Прошло совсем немного времени, и намётанный глаз нашего героя заметил вдалеке шевеление кустов –
это семейство волков шло к роднику, чтобы напиться воды. Волки, они не умеют запасать воду, как люди, и всякий раз, чтобы попить, им нужно возвращаться к водопою. Поэтому охотник очень правильно сделал, что залёг с ружьём именно у воды.
Наш охотник вообще сделал всё оч
е
нь правильно и верно, ты можешь не переживать за него. Вскоре на тропе показалась семья хищников. Впереди гордо вышагивала мать семейства, огромная, с острой мордой, с лоснящейся серой шерстью. За ней бежали четыре пушистых комочка –
волчата, щенки. И за
мыкал шествие серебристо
-
белого цвета волк
-
отец, тот самый, который наделал столько шума в деревне.
Хочу сказать тебе, что это было не совсем обычного вида семейство. Как я уже сказала, мать была серого цвета, и такой же цвет шерсти имел один из волчат. Ц
вет шерсти отца был серебристым, но таким светлым, что в темноте казался практически белым. Его любимица, волчонок
-
девочка, была точно такого же цвета. И, наконец, ещё два волчонка казались бурыми, коричневыми, даже крас
новатого оттенка –
это делало их
пох
ожими на медвежат. Но нашему охотнику
, как ты понимаешь, было совсем не до того, чтобы разглядывать волчье семейство. Он старательно целился из ружья, чтобы не упустить нужный момент. Когда в сгущающихся сумерках грянул первый выстрел, огромная серая вол
чица рухнула, как подкошенная, в тёмную траву. Алый парус .
7
Следующие четыре выстрела предназначались её детям, и они тоже попали в цель -
маленькие волчата упали замертво. Вот только шестой выстрел был не совсем точным –
он опасно ранил взрослого волка, но не убил его
насмерть. Возбуждённому, взволнованному своей победой охотнику показалось, что нечто светлое отползает во тьме с места битвы, но в тот мо
мент он был уверен, что все пули точно достигли цели –
поверить в собственный промах он не мог.
Однако, ты сам поним
аешь, как сильно было разочарование нашего героя, когда на залитой лунным светом поляне он обнаружил только пять трупов! Окровавленный след вёл наискосок, через кусты, к озеру, спускался к воде и там обрывался. Внимательно исследовав кровь на траве и берег
е
озера, охотник решил, что у волка с таким ранением наверняка не хватит сил переплыть водоём. Пожелав злодею скорейшей смерти на дне озера, наш герой вернулся назад, к своей добыче. Он решил не говорит
ь
односельчанам о том, что волков было шесть, и восхищ
ённые избавление
м
от хищника
, люди устроили празднество по поводу победы охотника. Они разожгли костры, всю ночь плясали, пели песни, пили вино и ели мясо, забив ради этого праздничного ужина почти весь оставшийся в хозяйстве скот. Но если бы хоть кто
-
то из них поднял глаза к небу, то был бы очень удивлён происшедшим в нём переменам. Дело в том, что справа от луны, взошли шесть звёзд, по яркости своей затмившие другие звёзды. Пять из них –
две красные, одна белая и две синеватых –
светили ярко и ровно, и,
если приглядеться, формой своей очень напоминали морду волка. И только шестая, белого цвета, находящаяся там, где у небесного волка должен был быть глаз, светила неровно, мерцала, как будто подмигивала.
Дорогой читатель
, ты, нав
ерно, хочешь спросить меня,
при
чём здесь девочка? Всё это время девочка ухаживала за своей больной матерью, которой час от часу становилось всё хуже и хуже. Бедная женщина смутно слышала весёлую музыку, доносящуюся с улицы, но сердце её было равнодушно к общей радости. Печальным вз
ором смотрела она на созвездие Волка, взошедшее над деревней, и думала о чём
-
то своём, нежно поглаживая дочь по голове.
Наутро в дом вернулся пьяный и счастливый охотник; конечно, от его взора не ускользнуло то, что состояние его жены ухудшилось. Он долго думал над тем, чем порадовать свою супругу, и не нашёл ничего лучшего, как сшить её ещё одну шубу –
из разноцветных волчьих шкур, своей сегодняшней добычи.
Хочу тебе сказать, что шуб у жены охотника было уже очень много –
шуб из рыси, из тигра, медвежьих шуб –
но больше всего было шуб волчьих. Дело в том, что наш храбрец, убив очередного зверя, как правило, шил жене шубу из его шкуры –
он считал эти меха лучшим подарком, доказательством своей силы и смелости. Сама же женщина, несмотря на то, что умела шить
очень хорошо, к шкурам убитых зверей не притрагивалась, и подарки мужа носила как бы с неохотой, хотя всякий раз их покорно принимала.
Так
же покорно, с тихой грустью, приняла она и этот подарок, ставшими почти бессильными руками взяла разноцветную волчью шубу, но надеть её у женщины сил уже не было, она лишь укрылась пушистыми мехами и вновь устало откинулась на постели.
Так, накрывшись волчьей шубой, он
а
провела свои последние дни, а рядом с матерью, свернувшись в клубок, как маленький зверёныш, лежала д
евочка –
её дочь.
Через несколько дней, в полнолуние, женщины не стало.
Безутешный охотник похоронил свою красавицу
-
жену и долго
-
долго плакал над её могилой. Однако, помимо смерти любимой супруги, беспокоила нашего героя ещё одна вещь. В ту полнолунную ноч
ь, когда скончалась его жена и мать его дочери, он впервые услышал над равниной долгий протяжный вой -
страшный вой –
и ещё более страшное сомнение закралось в его душу. Этот жуткий вой, как показалось охотнику, мог принадлежать лишь существу, потерявшему
близкого или близких –
сейчас, после смерти любимой женщины, он остро чувствовал это. И впервые в своей жизни Литературный журнал для юношества
8
охотник испугался –
он боялся, что раненый серебристо
-
белый монстр выжил и воет теперь ночами, оплакивая своё погибшее семейство. Наш герой боялс
я, что волк возобновит свои набеги на деревню –
ему было страшно потерять уважение односельчан.
Ты, на
верно, уже догадался, что белый волк выжил. Тяжело
раненый, переплыл он озеро, ведомый высшими силами, и лишь на противоположном берегу потерял сознание. Несколько дней находился он между жизнью и смертью, подползал к берегу, чтобы попить воды, и вновь уходил разумом в небытие –
но в тот день, когда жена охотника умерла, волку внезапно стало лучше. Он смог подняться на ноги, добраться до пещеры, где раньше жил со своим семейством, и доесть остатки овцы, запрятанной в глубине своего жилища. Наевшись, волк вернулся на берег озера, мучимый неизбывной тоской, с сердцем, разрываемым доселе неведомыми зверю чувствами –
и завыл, завыл так, как не выл ещё ни разу в жизни.
Шёл день за днём, месяц за месяцем, а в деревню волк не возвращался –
и охотник потихоньку успокоился. Вновь он почувствовал себя победителем, вновь начал ходить в лес убивать беззащитных зверей, только вот злополучные родник и озеро обходил сторон
ой.
Прошёл, наверно, год, девочка, дочь охотника, немножко подросла и почти привыкла жить без матери. Но она до сих пор, в каждое полнолуние, ждала возвращения своей любимой мамочки –
отец
-
охотник не сказал дочери, что мать умерла, а солгал, что её увезли в город, лечить её тяжёлую болезнь.
Вот так, в очередное полнолуние
, наша девочка сидела в сарае на волчьей шубе, той самой, в которой умерла её мать, смотрела на огромную жёлтую луну, на шесть разноцветных звёзд –
пять ярких и одну мерцающую –
рядом с лунным диском. Девочка ждала свою маму, но вместо этого в тёмном проёме двери появился волчий силуэт. Впервые за этот год белый волк рискнул добраться до деревни, и по странному совпадению он оказался рядом с домом охотника. Девочка, о которо
й я тебе рассказываю, была очень храброй. Она была такой же храброй, как её отец –
и поэтому она сразу же схватила большое ружьё, стоящее в углу сарая. Ружьё чуть
-
чуть дрожало в её руках, потому что было слишком большим и тяжёлым для такой маленькой дев
очки, но, напоминаю тебе, она была очень смелой девочкой, дочкой охотника, и навела ружьё в самое сердце волку.
Теперь они стояли и смотрели друг другу в глаза –
огромный, бело
-
серебристый волк, которому больше нечего было терять на этом свете, и маленькая
смелая девочка с тяжеленным ружьём в руках –
и он не решался прыгнуть, а она выстрелить.
А потом, девочке почудилось что
-
то родное и знакомое в узких блестящих глазах волка. Может быть, звериные глаза эти были наполнены такой же тоской, какой уже целый г
од была наполнена душа малышки. И тогда девочка опустила ружьё.
В этот самый миг волк прыгнул вперёд. Острыми зубами он схватил девочку за воротник её куртки и потащил в лес –
так он обычно поступал с теми овцами, которые не очень сопротивлялись, сначала д
оволакивал их до пещеры, а убивал уже потом. Волк бежал очень быстро, и буквально через несколько минут девочка оказалась в его логове. Там хищник опустил свою ношу на землю и отступил на несколько шагов, чтобы рассмотреть добычу. Больше волк не боялся дев
очки, потому что в руках её сейчас не было ружья.
И вновь девочка смотрела на волка, а в
олк –
на девочку. Знаешь,
девочка ничуть не жалела о том, что не выстрелила в волка. Чем больше она вглядывалась в своего похитителя, тем больше чувствовала своим мален
ьким сердечком, что между ней и волком есть что
-
то общее. И та тоска, та грусть, что переполняет её, находит странный отклик в зрачках волка, отражается, умножается и возвращается к ней. Но, умножаясь и возвращаясь, тоска эта становится теплее.
Вероятно, п
риблизительно то же самое чувствовал и волк, потому что он не спешил броситься на девочку, а вглядывался в неё так, как может вглядываться только человек, почувствовавший родственную душу. Однако Алый парус .
9
зубы он по
-
прежнему скалил, и тогда девочка решила заговорит
ь с ним.
-
Ты ведь меня не съешь, правда? –
спросила она, продолжая глядеть волку в глаза. –
Я почувствовала, что ты не съешь меня, когда ты нёс меня сюда. Ты большой и сильный, но не злой. Ты чем
-
то похож на меня. Ты смелый, но ты не причиняешь зла просто
так. И пахнет от тебя так же, как от моей мамы. Как от её шубы. От той, в которой она была перед тем, как уйти. Знаешь, моя мама была такая же тёплая, как и ты.
В этот момент в душе волка, совсем было решившего не есть девочку, шевельнулось первобытное зл
о. Чутьё моментально подсказало ему, чей это ребёнок, и почему от неё пахнет так по
-
родному -
волчонком. Он вспомнил тот странный лоскутный к
усок меха, на котором сидела доч
ка охотника, когда он увидел её в сарае. В этом бесформенном меховом одеяле было т
ри знакомых цвета –
много серого, немного бурого и совсем чуть
-
чуть белоснежно
-
серебристого. В груди волка застыл страшный рык, хищник напрягся, готовясь к прыжку, но девочка поняла это шевеление и сдавленное внутри рычание по
-
своему.
-
Ну да, -
сказала она
, -
ты ведь, наверно, хочешь есть. Жалко, я ничего не взяла из дома. Хотя, знаешь, у меня есть вот это. –
Девочка разжала кулачок, и волк увидел нечто неопределённо тёмное и липкое, приставшее к ладони девочки. –
Это шоколадка, она очень вкусная и сытная. Я берегла её для мамы, вдруг она вернулась бы сегодня? Я жду её каждый раз, когда луна круглая, мне кажется, раз она ушла от меня в полнолуние, то в полнолуние и вернётся. Но ты знаешь, мне почему
-
то кажется, что сегодня она уже не придёт. Попробуй, очень вкусно!
И она бесстрашно протянула к волку свою маленькую липкую ладошку.
Наверно, ты уже должен знать, что волки не едят шоколада; наверняка тебе говорила об этом воспитательница детского сада, а, может быть, упоминала и я. Но только в ту самую минуту сер
дце злого волка растаяло, как таяла маленькая шоколадка в ладошке дочери охотника. И тогда волк подошёл к девочке, положил ей на колени свою большую серебристую голову и заплакал –
так, как может плакать только измученное тоской большое и сильное животное.
К
огда ты вырастешь, ты прочитаешь много умных и интересных книжек, и из тех из них, в которых есть хоть доля правды, ты узнаешь о том, что нет абсолютног
о Добра и абсолютного Зла –
так
же, как
в мире нет только чёрного и белого цвета, а есть много разных ярких цветных красок. Ты узнаешь, что Злые Силы очень часто способны на добрые поступки, а Добро, когда оно бьётся за добро и справедливость, приносит людям столько зла, сколько ни одно Зло в мире принести не способно. Но это всё ты узнаешь и поймёшь потом, а мне не написать таких настоящих умных книг, и пока я хочу, чтобы ты знал только одно: если быть по
-
настоящему добрым, и, главное, искренним со Злом, то его чёрная оболочка может растаять, и внутри зло окажется добрым. Я могу ещё долго рассказывать тебе о том, как девочка жила и росла рядом с волком, как она засыпала ночью, уткнувшись лицом в его пахнущий теплом и уютом мех, но на самом деле всё это достаточно скучно. Девочка учила волка и
грать в шашки так, как я учу играть тебя, только вместо шашек у них были чёрные и белые камушки. Волк учил девочку прятаться за кустами и бегать за добычей -
но не для того, чтобы охотиться, а так, как ты учишь меня играть в догонялки и прятки. Им было хо
рошо вдвоём –
ведь они так хорошо понимали друг друга. А девочкин отец, старый охотник, жил один в своём домике на краю леса. В каждое полнолуние он подходил к окну и смотрел на небо –
туда, где рядом с огромным лунным диском светились шесть звёзд, по фор
ме напоминающие волчью морду –
две красных, две синеватых, одна белая и ещё одна белая –
мерцающая. Только временами казалось охотнику, что рядом с мерцающей белой звездой появилась новая звёздочка –
седьмая, маленькая. Как будто душа мерцающего светила ра
здвоилась и стала новой –
двойной звездой.
Литературный журнал для юношества
10
А теперь
давайте познакомимся с автором сказки
, Татьяной Вешкиной, поближе. Вы –
уже автор книги, член Союза писателей России, стипендиат Министерства культуры. Однако при этом ещё совсем недавно вы уч
ились в школе, и сейчас отличаетесь от многих писателей юным возрастом. Наверное, вы так много успели, потому что давно начали писать? Начала я писать с тех самых пор, как только в моих руках твердо была зажата ручка, -
и поначалу это были небольшие зарисовки из жизни -
я рассказывала о своей семье, о любимой кошке (собаку я выпросила у родителей позже)
, и о школе. Конечно, в моих текстах было навалом ошибок, но к классу пятому грамотность я подтянула, да и почерк стал лучше. Ах
, да! Тогда еще все вели записи от руки, хотя сейчас в это верится с трудом. Когда я чуть подросла, мои литературные труды (простите за столь нескромное слово, оно скорее для самоиронии) перекочевали в область фантастики, и способствовала этому любовь к мирам, которые создавал Сергей Лукьяненко, а также многие другие писатели
-
фантасты. Чуть не забыла -
с книгами у меня долгие и серьезные отношения, не прерывающиеся и сейчас. Ну а в настоящий момент, пожалуй, второй любимой темой для моих произведений стали путешествия
, -
но
вые страны оказывается, такие потрясающие и великолепные, а чужой колорит не уступает по чувственности любой вымышленной земле. Ну, и как любой человек, еще не вышедший из детства, я люблю пакостить, а потом переносить свои маленькие шалости на бума
гу -
но не подумайте, это не провокация. Еще я просто обожаю рисовать -
и делаю иллюстрации не только к своим вещам, но к чужим, к слову, это моя давняя детская мечта -
делать художественные зари
совки к литературным. Что еще сказать о себе... если кратко -
то по счастливому стечению обстоятельств, вкупе с везением и тяжелой
писательской работой, я стала ч
леном Союза писателей в 17 лет, если спросите меня как -
я отвечу, что приняла участие в Северо
-
Западной конференции молодых писателей. А что бы вы посо
ветовали тем ребятам, которые тоже хотят стать писателем? Так, советы… Для начала я бы посоветовала никогда не сдаваться, даже если что
-
то не получается, даже если кажется, что
все совсем безнадежно, -
это отн
осится к любому Алый парус .
11
делу, но в первую очередь к литературе. Иногда нужно самого себя подталкивать к действию. Никогда не сомневайтесь в себе, какую бы критику вы не услышали в свой адрес -
это не стоит того, чтобы бросить писать произведения или вообще бросить писать. К слову
говоря, бросить писать невозможно, -
потому что строчки все равно будут появляться в твоей голове и настоятельно умолять собрать их в рассказ, повесть или стихотворение. В минуты отчаяния слушайте свое сердце и маму -
если
ничего не помогает -
идите спать
, перед сном выпив какао или что
-
либо еще, помогающее выработке гормона эндорфина в мозгу. Сладкое, в общем. Иногда хочется получить все сразу -
и публикации
, и законченный роман, и участие в большом количестве литературных проектов, -
но все это при
дет со временем, и с этим придется смириться, зато каким сладким будет предвкушение и ожидание грядущего! Ну, и мне остается пожелать всем юным, талантливым и упорным
, -
побольше красивых строк, поменьше критики (хотя вот вам еще одно наблюдение -
критика
не всегда вредна, она может являться хорошим толчком к совершенствованию) и известности, если она вам действительно нужна.
Мы знаем, что вы занимались в литературном клубе «Дерзание» при Аничковом дворце. О, я могу долго говорить о «
Дерзании
»
! Э
тот клуб сделал для меня непередаваемо много, чем, в первую очередь
, я обязана своим неподражаемым и несравненным педагогам -
Шевченко Алексею Анатольевичу и Кречетову Виктору Николаевичу, -
для меня вы навсегда останетесь маэстро, а я для вас -
малень
кой и вредной девочкой, собственно коими мы и являемся сейчас. В общем, многие сравнивают «Дерзание» с семьей, но мне скорее ближе восприятие клуба, как огромной охапки верных друзей
-
единомышленников, которые ведут свой корабль
в одну гавань. Или космич
еский корабль
-
к новым звездам. Многие дни
-
вечера в Дубовой гостиной были похожи на перемещение в волшебную
страну, сродни Нарнии…
Если ты тоже хочешь придти в «Дерзание» и не только научиться литературному мастерству, но и найти верных друзей и едино
мышленников, то тебя всегда ждут в Аничковом дворце. Приходи! Литературный журнал для юношества
12
Роман Всеволодов КОРОЛЬ И ЗЕРКАЛО Обычно, если говорят о французских королях, сразу вспоминают Людовика Четырнадцатого. Он –
самый известный французский король. Король
-
Солнце, -
как его называли. Но были и другие французские короли. И даже короли Людовики. Впрочем, вы и сами понимаете, что если Людовик был всего лишь Четырнадцатым, то до него на троне сидело еще тринадцать королей. Говорят –
тринадцать –
несчастливое число. Если верит
ь этому, то можно представить что Людовик Тринадцатый был какой
-
то особенный король. Да, он и впрямь был особенный. Его даже называли Людовик Уродливый, -
настолько тот отличался своим внешним видом. Но называли его так
конечно, за глаза, чтобы он ничего не слышал, -
шепотом, за спиной, а в лицо все говорили ему комплименты. И он верил. Не потому что был какой
-
то очень глупый. Совсем наоборот, -
это был достаточно умный король, что не так уж часто бывает. Просто Людовик с детства жил во дворце, и никогда и
з него не выходил, -
все сами являлись к нему с визитами. И Людовик имел такое же представление о красоте, как и все другие люди. И если бы он увидел в зеркале свое отражение, то сам бы испугался того, насколько он уродлив. Вы, наверное, подумали что этот король был неряхой, которому совершенно безразличен его внешний вид, -
поэтому он никогда и не смотрелся в зеркало! Нет, как раз смотрелся! Причем по несколько раз на день, а то и чаще. Во дворце висело огромное
-
огромное зеркало, больше человеческого роста
. И Людовик очень часто к нему подходил. И видел там свое отражение совершенно другим, -
это зеркало преображало черты уродливого короля, и делало его вполне симпатичным. Настолько, что он иногда даже не отходил по несколько минут от зеркала, любуясь сво
им отражением. А других зеркал во дворце не было. Так и жил Людовик Тринадцатый, совершенно не представляя, как он на самом деле выглядит. А выглядел он, как мы уже сказали, ужасно. Так как король был добрым, и никогда никого не казнил, то придворные, гов
орившие шепотом насколько некрасив Людовик, с каждым днем шептались все громче. И однажды он услышал, что они говорят за его спиной. Он растерялся, и даже не подал виду, что услышал эти слова. «А вдруг меня кто
-
то заколдовал?», -
испугался король, -
и я в
прямь стал таким некрасивым, что обо мне даже шепчутся за спиной придворные?!». Людовик (честно скажем, -
с некоторым страхом) подошел к зеркалу, -
но увидел там свое прежнее отражение. «Нет, просто они меня не любят, -
подумал король, -
ведь если не л
юбишь кого
-
нибудь, то он кажется тебе некрасивым». Людовик Уродливый даже не расстроился из
-
за того, что кто
-
то там его не любит. Главное, что никто его не заколдовывал, и он остался таким же симпатичным. Так бы и жил Людовик всю жизнь счастливым. Но во
т беда –
кто
-
то из придворных нечаянно обронил свое карманное зеркальце, в котором потом король случайно увидел свое отражение. Алый парус .
13
Людовику даже стало плохо с сердцем. Он не знал, что и думать, -
может это какие
-
то интриги придворных, которые его так не лю
бят?! Но ведь, как мы уже говорили, Людовик Уродливый был неглупым королем, и он, конечно, стал догадываться в чем дело. Ночью, он, закутавшись в плащ, чтобы его никто не узнал, вышел из дворца, и вернулся только наутро. Всю ночь он пытался найти свои
отражения во всем, что есть в этом мире, -
он заглядывал через спину модницам, любовавшимся на себя в зеркальце, в таверне пытался различить свои черты в стеклянном бокале, а наутро вглядывался в речную гладь, поверхность которой являла ему все тот же ур
одливый облик. Вернулся домой Людовик, конечно, совсем расстроенным. Подошел к тому зеркалу, в которое смотрелся с самого детства, и вдруг со всей силы ударил по нему ногой. Потом ударил еще раз, и зеркало разбилось вдребезги. «Хватит! –
думал король, -
т
еперь буду смотреться только в настоящие, правдивые зеркала, которые не обманывают!». Приказал поставить во дворце другие зеркала. А придворные теперь ждали казней, боясь того, что раз король все узнал о своем настоящем виде, -
значит казнит их за то, чт
о шептались. Значит, он все слышал, только виду не подавал. И когда Людовика не было видно несколько дней, все думали, что он занят тем, что пишет список тех, кого следует казнить.
А он в это время сидел, запершись в тесной комнатке, и плакал. Плакал, жа
лея о том, что разбил зеркало. Как ему надоело смотреться в другие зеркала, -
и как он хотел вновь увидеть свое отражение в том зеркале, которое раньше висело во дворце. Но как было вернуть его?! Ведь он же сам приказал размолоть осколки на мелкие
-
мелкие кусочки и развеять по ветру. Теперь он уже даже пригласил известного арабского мага и чародея, которому честно все рассказал, и попросил (пообещав в вознаграждение все что угодно) создать такое же зеркало, в котором можно было увидеть себя совершенно друг
им, -
не таким, каким видят тебя все остальные. Арабский маг трудился над этой задачей несколько дней, но у него так ничего и не вышло. Совсем расстроенный, он уехал, даже не попрощавшись с королем. И теперь Людовик сидел на полу в своей комнатке и плакал
. Плакал
-
плакал, и вдруг заснул. Если долго
-
долго плачешь, тоже устаешь, как будто работал. И приснилась Людовику маленькая девочка. Проснувшись, Людовик заплакал еще сильнее. Теперь уже –
от воспоминаний. Ведь эта девочка существовала на самом деле. Он
а была дочерью фрейлины, и когда Людовику Тринадцатому (будущему королю Франции) было еще только пять лет, -
они играли вместе. И эта девочка, хоть и была еще совсем маленькой, очень
-
очень любила короля. Они играли в самые разные игры, и получалось так, ч
то Людовик все время выигрывал. А когда проиграл, то так разозлился, что побежал к отцу и попросил его выгнать девочку из дворца. Тот так и сделал. Но маленькая Жанна (так звали бедную девочку) настолько скучала без своего прежнего друга, что очень просил
а взять ее обратно во дворец. Но никто ее туда уже и не думал больше пускать. А вот с Людовиком начало Литературный журнал для юношества
14
происходить что
-
то очень странное. На следующий же день после того, как он попросил своего отца выгнать из дворца Жанну, на носу у него вскочил большой прыщик, затем начал расти горб, один глаз стал косить, -
словом, с каждым днем он становился все уродливей.
А Жанна тем временем встретила волшебника, которому так понравилась, что тот обещал ей выполнить любое ее желание. И Жанна попросила его: «Я жила во дворце, и очень
-
очень любила одного мальчика…Я хотела бы быть рядом с ним, пусть не играть с ним больше….Но хотя бы видеть…А меня никто не пускает больше во дворец».
«Хочешь, я перенесу тебя туда?», -
спросил волшебник.
«Нет, -
ответила девочка, -
я б
оюсь, что он опять выгонит меня. Я очень этого боюсь. Но как хочется увидеть моего Людовика! Послушай, -
вдруг воскликнула Жанна, -
я знаю, там, во дворце есть такое большое
-
большое зеркало, мы с Людовиком часто вместе смотрелись в него. Я знаю, он каждый
день подходит к этому зеркалу! Преврати меня в зеркало! Я буду каждый день видеть Людовика, а он так и не узнает того, что это –
я. Но какое же счастье –
каждый день видеть того, кого ты так любишь!».
Волшебник выполнил просьбу девушки, -
сначала он ее о
тговаривал, объяснял, что это слишком большая жертва, -
но долго уговаривать девочку не мог, -
слишком спешил по своим волшебным делам. Так как зеркало во дворце было только одно, то Людовик и не знал, что с каждым днем становится все уродливей, -
ведь о
н смотрелся не в обыкновенное зеркало.
Когда Людовик вырос, то стал заниматься различными королевскими делами, и совсем забыл о той девочке, с которой играл когда
-
то в детстве. Он даже представить себе не мог, что ее нежная, любящая душа, превратившаяся в
зеркало, каждый день преображает его уродливые черты, не давая ему отчаяться. А теперь, когда Людовик вспомнил о ней, то понял, как ему ее не хватает. И как он был неправ, когда разозлился на нее. Он пытался найти Жанну, но никто не мог сказать, где она т
еперь. Жанна стала часто сниться королю. И он видел свое отражение в ее глазах. То отражение, которое прежде видел в зеркале. Жанна снилась ему не каждую ночь. Когда он издавал какие
-
то мудрые указы, и был добр с подданными, то видел во сне Жанну и ее волшебные глаза. А когда становился раздражительным, и даже хотел кого
-
то казнить, -
она ему не снилась, -
даже если он очень этого хотел. Поэтому король пытался быть как можно добрее со всеми, и удивительное дело –
с каждым днем он становился все менее
уродлив.
И все чаще ему снились волшебные сны, -
ведь каждый сон, в котором он видел Жанну, был для него волшебным.
Людовик Тринадцатый (не сразу, конечно, а постепенно) стал достаточно красив.
И у него родился очень красивый сын, -
Людовик Четырнадцатый,
-
которого даже назвали –
Король
-
Солнце. Алый парус .
15
ПОЧЕМУ МЫ ЛЮБИМ ЧИТАТЬ В литературном клубе «Дерзание» собираются ребята самого разного возраста, из самых разных школ. Но всех их объединяет настоящая любовь к Литературе. О том, почему в их жизни книг
и занимают такое важное место, они расскажут тебе сами. Прислушайся к их словам. Горбацеви
ч Елизавета, 6 класс Я очень люблю литературу. Мне кажется, что без книг жить невозможно. Книга может стать отличным другом и собеседником, когда никого нет дом
а. Я люблю вести дневники, а потом перечитывать записи, сделанные несколько лет назад и погружаться в приятные воспоминания, детские мечты. Я не представляю свою жизнь без личного дневника, каждый хороший (и плохой) день я записываю в подробностях. А книга
дает возможность погрузиться в историю другого мира, узнать, что было в прошлом. Виленчик
Лиза
, 6 класс
Литература –
это свободный мир фантазии. Это краски и новые познания. Попова В
алерия, 5 класс Когда ты читаешь, то перемешаешься в другой мир, мир, в котором тебе никогда не будет скучно. Хочешь, чтобы время незаметно пролетело –
возьми и почитай увлекательный детектив. Помочь в любовных делах тебе сможет роман. Ну а если ты совсем умираешь от ск
уки, то почитай приключенческую повесть. Может быть, вы сами захотите что
-
нибудь написать. Но не прочитав хотя бы одну книгу этого жанра, приступить к работе у вас не получится. Начитанный человек больше знает об окружающей его среде, о людях, о трудно
стях повседневной жизни. Разве ты сможешь завести домашнее животное, не прочитав о том, как его содержать? А читая, например, биографии знаменитых людей, мы можем узнать как достигнуть успеха и не сделать тех ошибок, какие сделали они. Кирильцева Дарья
, 6 класс
Литература –
это интересно, потому что книга открывает новые горизонты. Читая книгу (замечу –
хорошую книгу), испытываешь небывалое блаженство. А оно не сравнимо ни с чем. Мешкова Юлия, 8 класс Всем нам когда
-
то надо остаться в одиночеств
е, подумать над чем
-
то, расслабиться, отвернуться ото всех, и отдохнуть от всего, даже если особых проблем нет. Я считаю. Что литература необходима человеку. Мы узнаём много нового из книг. С самого детства книги учат нас определять, что такое «хорошо», а что такое «плохо», учат нас делать добрые дела. Читая, мы делаем выводы, извлекаем уроки жизни, мы учимся переживать, и Литературный журнал для юношества
16
сочувствовать героям произведений. Литература делает наши мысли глубже, душу –
нежней. Литература помогает нам отойти от серых, скучны
х будней. Литература словно разбавляет нашу жизнь яркими красками. Лично я не очень много читаю, мне не позволяет моё время. Но я, пожалуй, даже завидую людям, которым нравится литература, которые любят читать, у которых есть на это время. Разве не прият
но сесть нудным вечером понедельника на диван с кружкой чая и что
-
нибудь почитать? Просто уединиться, собраться с мыслями и отдохнуть…
Морозов Всеволодов, 6 класс Литература увлекает и доносит смысл. Ты быстрее понимаешь что
-
либо и быстрее начинраешь п
ознавать жизнь.
Самирова Алина, 4 класс. Литература –
это необыкновенный урок для меня. Можно узнать очень много всего. Я люблю читать рассказы и сказки. В сказках, когда читаю, я нахожусь как будто в сказке. Аня Андреева, 6 класс Я люблю читать просто так. Мне было всего около пяти лет, когда меня научили читать. Книги я люблю просто так. Хочется отвлечься, и я беру книгу. Книги помогают мне поддерживать веру в мой адулярный мир, про который я не расскажу никому, даже под угрозой
пистолета. Ко
мкова Вероника, 8 класс Литература очень нужна. Те, кто говорит: «зачем это», или «да ну, это скучно, неинтересно», глубоко ошибаются.
Литература, кстати, -
это не обязательно классика. Существует множество жанров, и каждый может выбрать свой. Из того, что пишут, можно сделать множество выводов. Многие книги, иногда даже фэнтэзи, несут в себе определенные уроки жизни, показывают, как на
йти выход из какой
-
нибудь сложной ситуации. Дети, которые читают книги, многое умеют и знают. И всему этому они учатся в книгах. Ведь книги –
это то, что помогает человеку развиваться, найти друзей, с которыми у тебя общие интересы. У детей, которые много
читают, в будущем будут большие успехи. Литература –
это то, что остается в памяти надолго. Бенниа Захар, 8 класс Литература –
это интересно, потому что особенно в детском возрасте литература просвещает. Читая, ребенок открывает для своего воображени
я новые горизонты. Кес
сель Ксения, 7 класс Литература делает нас человечнее. С каждой новой книгой мы всё лучше понимаем мир, узнаём что
-
то новое об окружающих нас людях. Книги –
это незаменимые друзья, Алый парус .
17
которые всегда подскажут, всегда помогут в труд
ную минуту. Они пробуждают в нас душу, дарят знания безвозмездно. Плюс ко всему, книги способны помочь нам сделать первый шаг, «подтолкнуть» к чему
-
то очень важному для нас в тот или иной момент жизни. Литература «пробуждает» в нас чувства, заставляет заду
мываться о мелочах. Читать просто необходимо, ибо это, пожалуй, единственная отрада в жизни, когда никто на свете не хочет быть твоим другом. Глеб Чернышев, 5 класс Литература позволяет воображению летать, и ты сам можешь сотворять чудо. Смирнова
Анна, 5 класс Что значит для нас литература? Многие писатели написали много разных книг, которые мы читаем по сей
день. Многие книжки мы уже прочитали, а многие ещё остаётся прочитать. Литература –
это большой шаг в огромный мир. В книгах ты узнаёшь много нового, интересного. Книга для тебя открывает знания, уменья. Что мы бы делали без литературы? Человек не мог б
ы говорить красивые слова, не имея представления о жизни, многое бы не знал, не умел. Ведь недостаточно только школы! Также приятно и самому написать книгу, высказать в ней свои мысли, переживания, чувства. В каждой книге есть свой смысл. Книга учит нас ч
ему
-
то новому, учит находить общий язык с другими людьми. Книга –
это мир. А мы живём в нём. Мас
ленников Егор, 7 класс Стоит научиться литературу, персонажей, которые схожи по характеру с читателем. Тогда чтение покажется гораздо увлекательнее, а после оно уже перейдет в привычку. Носикова Женя, 6 класс
Литература –
наука, состоящая из всех книг на свете. А в глубине книги
, даже той, которая кажется кому
-
то из нас самой худшей на свете, лежит смысл, который автор хочет донести до читателя. Книга –
пров
одник жизни. Давайте читать! Читать много, вдумчиво, читать те книги, которые открывают важный смысл, помогают познать мир. Диана, 7 класс Читай книги, ибо когда ты читаешь, ты можешь пережить несколько жизней и приобрести бесценный опыт. Рогулева А
лександра, 7 класс Надо читать книги для развития речи, памяти. Даже если человек не любит читать, все равно, ведь существует очень много жанров литературы, и каждый читатель найдет СВОЮ книгу и свой стиль. Надо пробовать что
-
то новое, и рано или поз
дно тот, кто не любил читать, обретет любовь, уважение и большой интерес к книгам. Алиса Обрезкова, 6 класс. Литература интересна, потому что когда читаешь, ты наполняешь душу. С таким человеком будет интересно общаться. Анна Сокович, 6 класс Литература дает представление о жизни других людей. Уланова Елизавета, 7 класс
Компьютер не даст тебе то, что сможет дать книга. Необязательно читать все по школьной программе. «Культура –
не количество прочитанных книг, а количество понятых». Не нужно п
росто читать, нужно стараться понять то, что ты читаешь. Литературный журнал для юношества
18
ПОЧЕТНЫЕ ГОСТИ У нас в журнале, кроме ребят, делающих первые шаги в литературе, появляются и почетные гости. Даже –
председатель Санкт
-
петербургского отделения союза писателей России, Борис Александрович Орлов. Представляет тебе его стихи, написанные в детские годы. Борис Орлов Майский вечер Майский вечер. Какая тишь…
Заструился туман над болотом.
Наклонился сухой камыш,
Вспоминает, быть может, что
-
то. В вязком небе плывёт луна
Между звёзд, волны туч рассекая. В этот вечер всю землю она
Серебром поцелуя ласкает. Я люблю мой
лесистый край, В сердце нет ни тоски, ни боли. Раскачал темно
-
синий май
Белоокое ландышей поле. Всколыхнулся зелёный дым
На деревьях прямых, как свечи. Темноватые губы воды Ищут с тёплою ночью встречи. Черёмуха Черёмуха, приветствуя восход, В серебряном наряде заблистала. Наверно, вышла в зимний хоровод Полюбоваться небом бледно
-
алым. Грустит она о майской красоте, О теплом ветре, соловьиной ночи, О времени, когда весной в фате, Смотрела лету в
голубые очи. Ей холодно в декабрьской тишине
Среди осин зеленоногой рати. И кажется черёмухе тот снег
К ногам упавшим подвенечным платьем
Алый парус .
19
ОГЛЯНИСЬ ВОКРУГ Писатель А. Н. Толстой говорил, что если бы он попал на необитаемый остров, то наверняка не стал бы ничего сочинять для одного себя, ведь рядом не было бы никого из людей. Писатели всегда пишут для людей, и при этом о людях. Даже если они сочиняют какие
-
то
истории про животных (басни, например), то все равно имеют в виду людей. Но не только для писателя, для любого человека –
очень важно относиться к окружающим с вниманием, сочувствием, тем более когда другие выказывают кому
-
то несправедливое равнодушие. П
исатель –
это такой человек, который помогает быть неравнодушным. Прочитай, пожалуйста, рассказ Лизы Кнохиновой. Правда, рассказ немного грустный, но он учит относиться к людям с настоящим вниманием. Лиза Кнохинова, 10 класс
Бесчувственность Он
взошел на сцену, робко оглядел зал, поверх своих больших, толстых очков, огладил бока и, улыбаясь, начал:
-
Меня зовут Владимир Владимирович. С задних рядов послышался сдавленный смешок, он рассеяно оглядел аудиторию, и, выдохнув, продолжил:
-
Ваш дирек
тор, Светлана Евгеньевна пригласила меня, чтобы я рассказал о своем друге, невероятно интересном человеке, первом космонавте, Юрии Алексеевиче Гагарине…
Зал неодобрительно зашелестел. Впереди меня парни из параллельного класса на «раз
-
два
-
три» протянули «у». Наши же мальчишки сидели молча, уткнувшись в телефоны, то и дело они поднимали головы на сцену, но не находя для себя ничего занимательного снова погружались в свои игрушки. Издалека, раздавалась музыка, у кого
-
то слишком громко работали нау
шники.
К Владимиру Владимировичу поднялась завуч, откашлявшись, она громко, на весь зал произнесла:
-
Ребята, это очень интересно!
Владимир Владимирович суетливо закивал, и потянулся к микрофону, но как только его пальцы коснулись ручки, как на весь зал раз
разился резкий, пищащий звук, от неожиданности микрофон выпал и с шипением, замер на полу. По залу пронеслась волна негодования, до ушей Владимира Владимировича, наверное, долетели ругательства…
-
Послушайте, пожалуйста, -
выразительно произнесла завуч, и н
ачала спускаться со сцены, -
Владимиру Владимировичу есть о чем рассказать.
Тогда он и вправду начал рассказывать, поднял с пола микрофон, с интересом и добродушной улыбкой принялся повествовать о своем дорогом друге, проводил параллели о том, какой он был
на работе, и какой он был дома, в дружеской, семейной обстановке.
-
Знаете, бывало, я останавливался у него на ночлег, -
жадно рассказывал он, обхватив микрофон обеими руками, -
Мы с ним спали в одной комнате, на кроватях, знаете, таких -
Литературный журнал для юношества
20
двух яростных, он
спал сверху, а я снизу. И вдруг, -
на этих словах лицо его, морщинистое и пожилое обрело нотки какой
-
то хитрости, -
Сплю я ночью, да? Сплю, и слышу грохот страшный! Вскакиваю: что, где? –
он активно жестикулировал, -
А это Гагарин, отжимается, представляе
те? На полу, в чем был, в майке такой, как сейчас помню, белой, длинной.… Ну, я у него и спросил, чего это он? Шесть утра, не позже. На что он, дурной такой, отвечает: «Да это у меня зарядка, нельзя форму терять, я же космонавт! А ты спи, спи, дружище…»
На
этих словах он сделал паузу, словно лелея свои воспоминания. По лицу его до самых ушей разъехалась улыбка…
-
Или еще был случай, с фотографиями…
Еще около получаса он рассказывал разные истории из жизни Гагарина, при чем, с такой неподдельной искренност
ью в глазах, словах, жестах… Все бы хорошо, вот только никто его не слушал, все были заняты своими делами, кто чем.
Наконец, Владимир Владимирович, усталый и опустошенный подвел итог, и сказал, что все, больше ему нечего рассказать нам. Послышались обле
гченные вздохи.
-
Есть какие
-
нибудь вопросы? –
с надеждой обратился он к слушателям, обводя взглядом зал.
Ребята уныло подняли глаза и тупо уставились на сцену. Тогда я вскинула руку, и на ходу сочинила вопрос, что
-
то про семью Юрия Алексеевича.
Он обрадова
лся, и начал живо объяснять мне, в подробностях сначала про маму Гагарина, потом про его отца…Я, не мигая, слушала и кивала на каждое слово, чувствуя затылком, как зло на меня таращатся мои одноклассники: я задерживаю их.
Ответ я получила. Он спросил:
-
Еще какие
-
нибудь вопросы?
И снова тишина…
-
Насть, -
толкнула соседку я, -
Задай вопрос!
-
Что? –
непонимающе переспрашивает она, -
Зачем?
-
Ну, пожалуйста! Спроси его: были ли у Гагарина друзья детства, и если да, то какие…
-
Больше ничего? –
огорченно спра
шивает Владимир Владимирович, немного опуская брови.
-
Настя, мне очень надо!
-
Я не буду ничего спрашивать, -
наотрез отказалась она, -
Мне это не интересно.
-
Ради меня!
-
Нет.
-
Я так понимаю, это все… -
снова проговорил Владимир Владимирович, уже ни на что не надеясь.
-
Нет, еще один вопрос, -
бодро поднимаю руку я, -
Скажите, каких друзей детства Гагарина вы знаете?
На меня шикнули. Владимир Владимирович уже не так радостно как раньше принялся рассказывать.
-
Евгений Дербенков, -
начал он.
-
Ты чего, -
спросила меня на ухо Настя. Я лишь отмахнулась.
-
Теперь, наверное, точно все, -
сожалением закончил он, глаза его, такие грустные
, не давали мне покоя. Я заставила себя промолчать.
Зал шумел, кто
-
то выкрикнул «ура» или «наконец
-
то», ребята начали высыпать
из зала…
Себе под нос, Владимир Владимирович, пробормотал свое тихое «спасибо»…
Я подбежала к нему, дождалась, как он договори
т с завучем, и поблагодарила:
-
Спасибо большое, было очень интересно…
Он кивнул.
Алый парус .
21
Выйдя из зала, я зарыдала и убежала на че
твертый этаж. Не знаю почему, слезы лились сами по себе.
В моей душе, в моем сердце, вскипело столько гнева, столько боли и злости, что мне хотелось выйти в коридор, и заорать: «Ах вы, бесчувственные скоты!»
Я плакала, и про себя думала: «Мне жаль его. Бож
е, как же мне жаль его!». Жалость? Нет, это не она…это что
-
то другое, что
-
то во мне, что
-
то, что мешает мне дышать…
Я представила, как Владимир Владимирович выходит из актового зала, смотря себе под ноги, бредет к выходу, его сталкивает пробегающий мимо п
ервоклашка, и он рассыпает свои бумаги,…а потом падает на колени, и пытается собрать их, его снова сбивают…
Я со всего размаху ударила кулаком об стену.
Почему, почему, почему так?
Почему вокруг, куда бы я не взглянула, эта несправедливость, эта бесчувстве
нность…
Умывшись, вытерев, красные от слез глаза, я вышла в коридор, и там столкнулась с Владимиром Владимировичем.
Он улыбался.
Виктор Кречетов Среди сосен поющих, где стынет В поднебесье озерная гладь, Память сердца мою не покинет Светлой юности бл
агодать. Там, под сводом небесным и синим, На виду истомленных берез, Словно дымка, растает и сгинет
Все, что было любимо до слез. Средь песков, раскаленных июнем, На воде, что молчит по ночам, Отзывается сладким и юным –
Чистой музыкой светлых начал. Виктор Николаевич Кречетов –
не только замечательный прозаик и поэт. Именно он на протяжении последних двух десятилетий был руководителем клуба «Дерзание». Его мудрые советы, дружеская поддержка помогли многим ребятам, п
ришедшим заниматься в клуб, не только узнать основы литературного мастерства, но и понять многие важные вещи и даже определиться с выбором жизненного пути. В следующем нашем номере читайте большое интервью с Виктором Николаевичем. Литературный журнал для юношества
22
СТИХОВ
ТВОРЕНИЕ Наверняка тебе приходилось учить какие
-
то стихи на уроках литературы. Те, которые были написаны давно
-
давно и стали теперь классикой. Но и в наше время творят замечательные поэты. Один из них –
ученица 11 класса, Дарья Чернова
(клуб «Дерзание», педагог А.
А. Шевченко). Представляем тебе ее стихи. А героем этой рубрики в следующем номере можешь стать именно ты. Ждем твои стихи. А в том, кто такой настоящий Поэт, тебе поможет разобраться рассказ Даны Рафиковой, -
лауреата конкурса «Творчество юных» (клуб «Де
рзание», педагог А. А. Шевченко). В этой же группе занимается и Лиза Кнохинова, автор, уже хорошо знакомый тебе. Имя ей –
весна Девочка сидела у окна.
Сквозь стекло снежинкой пролетая, От ее дыханья тихо тая,
Теплой капелькой текла весна.
По асфальту листики размазав, Никому не слова не сказав,
Из листочков и засохших трав
Начертила тысячу рассказов.
Солнце, отразившись в тех глазах
Девочки, -
слегка голубоватых,
Яркой, летней зеленью объятых,
Скрылось, и оставило в слезах
Девочку, с небесностью в глазах.
Только и сегодня, как и прежде,
Все грустит малышка у окна.
Чистая, как зимние одежды,
Хрупкая, как ранняя весна
Художник -
Нарисуй мне море. Рассвет и ветер.
Ветер, в волосах золотой листвы…
Солнце тонет в розово
-
алом свете,
Тол
ько мы не подняли головы.
А над нами (все еще голубое!)
Небо, звезды, белые облака.
Ты смотрел на пенистый след прибоя,
Ну а я держала блокнот в руках.
В нем мои стихи, а в твоем альбоме
-
Облака закаты и корабли,
На бульваре
-
маленький, черный пони,
Дети, небо, воздух родной земли…
-
нарисуй мне замок с зубчатой крышей,
Как рисуют в книжках о старине…
Ты молчал, как будто и не услышал,
И смотрел на солнечный луч в волне.
Все внутри меня колыхалось, било,
И дрожало, точно гудит набат.
О за что, за что я тебя любила?
Над морской водой догорел закат,
Зарыдала чайка у глади синей,
И раскрылись звездами небеса…
Я шептала горькое твое имя
И ломала буквы
-
«прости… назад…
Возвращайся… пусто, невыносимо!
Я устала, счастье моё! Моё…»
И рыдала чайка у глад
и синей, Точно звезды гасли и для нее.
Я ломала руки. Я что
-
то пела,
Рисовала палочкой на песке…
А потом затихла. Легко, несмело
Замигала звездочка вдалеке…
Показался глупым, пустым и серым
Каждый миг, что прожит моей судьбой, Моей жизнью -
юной и неумелой,
Для тебя, тебе, о тебе, с тобой.
Алый парус .
23
Чайки
Зеленые брызги на черные камни ложатся,
Бескрайнее небо алеет вечерней зарей.
А чайки все выше, им хочется в небе остаться,
Чтоб вечно парить над землей.
И сверху смотреть на бескрайнее небо и берег.
Воздушные рыбы, вы белые как облака!
И жизнь, ваша жизнь из огромной свободы и веры,
Небесно легка.
Вчера.
Вчера все было так просто.
Горел прекрасный рассвет,
Сжигая синие звезды.
Мне было только пять лет!
На месте не удержаться,
Всему приходит пора
-
Мне завтра будет шестнадцать,
А было десять -
вчера.
О рассвете
Знаешь, а можно всю жизнь дожидаться рассвета.
Горько смеяться, когда просыпаешься днем
И на закате, опять дожидаясь ответа,
Видеть, как небо горит ярко -
алым огнем.
Только закат –
не рассвет. Ты же ждешь лишь рассвета!
Пишешь в тетрадку чего
-
то -
все стало стеной!
Вся твоя жизнь
-
это жизнь одиночки
-
поэта,
В ней ни секунды, чтоб мог ты остаться со мной.
Тихо и сонно
вздохнешь -
улыбаюсь невольно
Я разбужу поцелуем, слетев с высоты.
Знаешь, притронуться к солнцу, наверное, больно.
Ты же, я знаю, сегодня коснешься мечты.
Слышишь? Поет соловей –
уже дело к рассвету!
Видишь? Вон там, облака заалели вдали.
Ну же! Удачи. Потом и не вспомнишь об этом,
Лишь небеса догорят в горизонтной пы
ли…
Литературный журнал для юношества
24
Стрекоза
Не видно одуванчика стрел,
Не слышно даже крика грача,
А маленький листок улетел
Как бабочка, коснувшись плеча…
В ладошке у меня –
стрекоза,
Зеленая, как утро весной.
Я умоляю, не замерзай!
Мне страшно оставаться одной…
Зачем
ты ранишь душу мою?
За что мне эти грустные сны?
Так хочется присесть на скамью,
И просто задремать до весны,
И верить -
ты проснешься весной!
Руками закрываю глаза…
Мне страшно оставаться одной!
Я умоляю, не замерзай!...
Дана Рафикова
, 8 класс Страсть поэта
Прекрасное дается нелегко.
Солон
Он способен неподвижно сидеть на стуле и смотреть в небо. Его глаза всегда полны мечтаний, тонкие руки способны только писать. На сутулых плечах лежит непомерный груз эмоций и переживаний. Никто не смог бы нести всю жизнь это тяжкое бремя впечатлений. Никт
о не смог бы так напряженно и чувственно излагать свои мысли, заключать их в строки, читать. Рифма соткана из грез и бессонных ночей, проведенных у стола с пером. Его обиталище. Везде в хаотичном порядке разбросаны скомканные листы бумаги. На них неровным
, решительным почерком написаны строки, которые могут изменить мир. Стоит их только напечатать. Окно, большое и белое, завешено прозрачными шторами. За ними нельзя скрыться, но они дают некую защиту, как сломанный зонтик. Вроде бы и есть, а дождь все ровно
мочит волосы и платье… Ветер, дующий из
-
под занавесок, сбивает в кучи белые комья, как в стаи сбиваются чайки. И летят, летят, ища себе пристанище. Так и стихи, они перемещаются по миру, пока их не опубликуют. Поэт сочиняет. В разные стороны белой лентой
текут отверженные рифмы. Теплый луч от свечи –
единственный проводник света тут, во мраке его комнаты. Поэта не волнует то, что за окном идет снег, и январский ветер заносит его в распахнутое окно. Перо шуршит и скрипит, оставляя следы на бумаге. Иногда п
оэта одаривает Муза; тогда перо летит, слова сами собой складываются в великолепные строки. Пальцы так крепко держат перо, что оно гнется. Что перо! Кажется, что и стальная ручка не выдержит напряжения. Поэта может припорошить снегом, вокруг него может по
лыхать пожар, но он ни за что не бросит свое творение, поскольку писатели наделены тайной силой, про которую они сами не знают. Эта сила –
вера, когда последние искры надежды погаснут на месте, где когда
-
то был костер. И все же. Представьте свою жизнь без
картин, книг, стихов. Забудьте про скульптуры, фонтаны и музеи. Всего этого не было бы, если бы не люди, способные созидать. Они возрождают тягу к прекрасному у самой отчаявшейся души, у самого падшего человека. Наверное, в мире без красоты способны жить только люди, которые видят то, что перед ними. Жаль, что обыденность жизни лишает нас изящества и великолепия, все мы забываем про красоту, доброту и честность. Берегите поэтов, они спасут мир! Алый парус .
25
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД
Многие еще в детстве задумываются н
ад выбором будущей профессии. Нередко она начинается с простого увлечения, -
и перерастает потом в дело жизни, даже призвание. В этой рубрике мы будем рассказывать о взгляде ребят, чем
-
то серьезно увлеченных. Они видят мир несколько по
-
другому, чем други
е их сверстники. Сегодня речь пойдет об увлечении фотографией. Лиза Кнохинова ЛУНА Объектив уже запотел и по самому краю покрылся инеем. Голые пальцы без перчаток покраснели и замерзли. Я быстро подул на них горячим воздухом, и ладони как будто загорелись и отмерли, по кистям рук до самых плеч пробежало мгновенное тепло. Я стоял, стиснув зубы, и молча смотрел на мигающий экран фотоаппарата.
Садилась батарейка. Ради последнего снимка, я вновь поднял вспышку, дрожащими руками включил ночную съемку. Зажатый между коленями штатив мне уже не понадобится: я суетлив, и не успею установить на него фотоаппарат, прежде чем тот сядет, а потому я, разж
авший негнущиеся колени, услышал глухой стук тонущего в сугробе, штатива, …
Я тяжело дышал, по уши, закутанный в шарф, шерстяные ворсинки щекотали мне ноздри, и подбородок. На ресницах таял снег, и снежинки превращались в воду, а вода, словно слезы, стекал
а по щекам за шиворот, и там уже исчезала в районе шеи: за свитером, затем за бадлоном, и за тоненькой футболкой из хлопка…
Передо мной была фотография. Ночной, заснеженный двор, по середине которого детская площадка, с высокими, остроконечными башенками и скользкими вертикальными горками. Скамейки, почти полностью скрытые под снежными завалами. Витиеватые силуэты замерзших за зиму деревьев. То и дело прилетающие птицы, озябшие, голодные, стряхивающие снежные шапки с веток, и разрезающие небо острыми, как ножи крыльями,…а над всем этим, луна, как огромная головка сыра, желтая, с пятнами, далекая, и в то же время такая близкая…
Я оправил левой рукой волосы. Они потяжелели, замерзли, и теперь каждая остроконечная прядь напоминала сосульку, холодную и хрустящу
ю. Фотоаппарат опять замигал, и я, зажмурив левый глаз, стал вглядываться в тусклый экран, чтобы сфокусировать кадр. Получалось не важно, мои руки дрожали, я плохо видел из
-
за снега, и мне казалось, что последний снимок будет не лучше предыдущих. С небывал
ыми мучениями я перевел объектив на небо, и луна привычно забегала за стеклом…
Не в силах больше стоять, я бессознательно нажал на затвор, и на мгновение вспышка озарила темные окна домов. Моя коллекция пополнилась очередным смазанным снимком, чего и след
овало ожидать. Увы, но я человек не терпеливый, а на таком морозе самое главное, пожалуй, помимо таланта, конечно, терпеливость. И я выключил фотоаппарат, сжал его между ладоней…
Луна смотрела сверху вниз, словно насмехаясь надо мной, и пленяла, пленяла ме
ня…
Я бросил беглый взгляд под ноги, и выхватил недавно купленный, переносной Литературный журнал для юношества
26
штатив из груды снега. Отряхнул, и начал установку.
Как известно, идеально подходящего для фотографа штатива -
не бывает.
Но нечто вполне подходящее и отвечающее некоторым основн
ым требованием –
вполне себе реально подыскать. И я выбрал относительно ровный бугорок, разобрался со штативом, и прикрепил к нему мой фотоаппарат, беззвучно моля Бога, чтобы батареи хватило еще на одну фотографию.
-
Ну, давай же, -
чуть громче бормочу я, погладив фотоаппарат по его блестящему черному боку.
Все по плану. Изменение ракурса, на более удачный. Вспышка. Ночная съемка. Затвор. Щелчок, и…
Не знаю, получилось ли у меня сфотографировать, так, как было запланировано, не знаю, нажал ли я вообще на эт
от злополучный затвор, но, не дав мне и одним глазком рассмотреть снимок, фотоаппарат последний раз мигнул и погас.
Я остался в темноте.
Но надежда на не зря потраченную ночь успела поселиться в моем сердце. На секунду я даже подумал, что за то мгновение,
что фотоаппарат мигал, я успел рассмотреть то, что получилось, и что остался увиденным, вполне доволен.
И я собрал штатив, убрал его в рюкзак, поправил шарф, и жадно набрал морозного воздуха в легкие. По телу пробежались мурашки.
Бросив последний взгляд н
а горки, деревья, и снег, я быстро, чтобы не разболеться, заспешил по проселочной тропинке, по щиколотку занесенной сугробами. Снег забрался в мои ботинки, и ноги в мокрых носках окоченели. Я замерз до кончиков пальцев.
Руки
я спрятал в карманы, и срезал п
уть в сторону станции, мимо заснеженных домов и улиц, мимо влюбленных парочек, дворников, и аллей…
Сверху, на меня смотрело бездонное небо, уже подступающее к утру, плавно переливающееся из ночи в рассвет, луна побледнела, практически сливаясь с небом. Сне
гопад закончился, пришел час первой электрички, и та, устало, засвистев, остановилась возле меня. Я зашел, и сел возле окна, в отапливаемый вагон. Ноги сразу оттаяли, и долгожданное тепло окатило меня с головой, словно иглы пронизывали мои ступни, но столь
приятным мне показалось это иглоукалывание, что из груди вырвался тихий выдох облегчения.
За стеклом промелькнул стремительно удаляющийся перрон, спешащие с платформы пассажиры, железнодорожники в ядовито
-
зеленых куртках…Я видел в проносящихся мимо лесах свое отражение.
Поезд набирал ход.
И я, уставший, и промокший насквозь, прислонился лбом к стеклу, вымученно улыбнулся и закрыл глаза.
Ничего, скоро я буду дома, покажу ей свою фотографию и скажу: «Луна. Как ты просила».
И она скажет: «Я думала, ты шутишь!
»
«Нет, не шучу»
Я не шутил. Теперь у нее будет луна.
Алый парус .
27
О ТРУДНОСТЯХ –
С ЮМОРОМ Бывает, что пережив какие
-
то неприятности, человек расстраивается, долго ходит в грустном настроении, но встречаются и те, кто о пережитых трудностях вспоминает с улыбкой, и хочет, чтобы его неприятности вызывали у окружающих не столько сочувствие, сколько улыбку. Сегодня главный редактор журнала «Искорки» вспоминает с улыбкой, как он ходил в редакцию, написав свой первый рассказ. Только не подумай, пожалуйста, чт
о у нас такие же редактора! Мы тебе всегда рады! Юрий Буковский
.
УЧИСЬ КРОМСАТЬ
!
Я написал рассказ.
«Ровно в шесть». Юмористический. И принёс в редакцию. А куда же ещё нести? Рассказ был небольшой. Всего на страничку. О любви. Редактор внимательно изучил моё произведение.
-
А вы знаете, что такое юмор? –
как
-
то совсем неожиданно спросил он.
Выяснилось, что я не знал.
-
Юмор, -
объяснил редактор, -
это уплотнённость, лаконизм. Текст должен быть упругим, как мяч, и разящим, как меч! –
Похоже, что афоризм получился у него случайно, потому что он удивился. –
Записывайте, -
разрешил он. –
Вообще
-
то, рассказ ваш вряд
-
ли нам подойдёт, -
сообщил редактор по
сле того, как я записал, -
но всё
-
таки попробуйте его подсократить. Отрежьте примерно половину и приносите.
Придя домой, я перечитал свой «мяч и меч» и не нашёл ни одного слова, которое мне бы захотелось подсократить. Тогда я попробовал отрезать всю первую половину –
«мяч» стал похож на кусок арбуза. Я попытался представить рассказ без второй половины –
от «меча
» оставались одни ножны.
Тогда я взял и вычеркнул каждое второе слово. Было, к примеру, написано: «Он ждал её под часами у метро в шесть вечера, она прибежала в восемь, запыхавшаяся, и извинилась». А получилось так: «Он её часами в шесть, она в восемь изви
нилась».
-
Уже лучше, -
похвалил меня редактор. –
Но надо резать ещё. Вы знаете, что такое «Ревизор» Гоголя?
Выяснилось, что и этого я не знал.
-
«Ревизор» -
это анекдот, -
восполнил пробел в моём образовании литературный работник, и разрешил зап
исать эту мысль. –
Сожмите рассказ до анекдота, тогда, может быть, напечатаем.
Я пришёл домой и вычеркнул ещё половину слов.
-
Отлично! –
долго хохотал над этим бредом редактор. –
Это что
-
то похожее на французский юмор гэгг. Но надо ещё подсократить
. Вы знаете, что такое искусство писать?
Выяснилось, что я вообще ничего не знал.
-
Искусство писать, -
объяснил редактор, -
это, собственно говоря, умение кромсать текст. Резать, так сказать. Краткость –
сестра юмора, -
изрёк он ещё один афоризм, и
я записал. –
Но дальше резать будут уже мои ребята, -
кивнул он на двух бородатых парней, смотревших из
-
за своих столов так, будто резать они собирались меня. –
Напечатаем, -
заверил редактор, пожимая мне на прощание руку.
Вскоре, в разделе юмора газеты я
увидел картинку. На ней был нарисован столб с часами. Стрелки показывали шесть. Из часов торчали пружины и шестерёнки, и в них свила себе гнездо ворона. Сама птица сидела на верхушке столба и каркала на какого
-
то урода с треугольной головой. В руках урод держал веник, бывший когда
-
то букетом, из подбородка у него торчала длинная, как у джина борода, узлом привязанная к столбу. И хотя я никогда не носил бороды, и голова у меня была всегда скорее квадратная, чем треугольная, чем
-
то этот урод явно смахивал на
меня.
Под рисунком стояла подпись: «Ровно в шесть». И было написано, что тему этого рисунка придумал редактор.
Литературный журнал для юношества
28
МАСТЕРСТВО ПЕРЕВОДА Бывает так, что не находишь общего языка с соседом по парте, а человек, живущий за сотни тысяч километров от тебя, чувствует, думает, также, как ты, хоть и живет порой даже в другой стране. Перевести понятные тебе чувства с другого языка на свой, -
большое
искусство. Многие великие книги были бы просто неизвестны нам, если бы не замеча
тельные переводчики, чье знание чужого языка соединилось с настоящим талантом. Вот и сегодня
Дарья Чернова сделала перевод стихотворения «Лорелея» Г. Гейне. Нужно отметить смелость Даши, ведь до неё «Лорелею» на русский язык переводили многие известные поэты, даже А. Блок. И все же она смогла сделать свой, оригинальный вариант. Лорелей.
О, что же со мной -
не знаю.
От грусти не виден свет.
И сердце не покидает Легенда прошедших лет.
Темней и прохладней стало,
Рейн кажется, сном объят. Вершины утёсов старых В прощальном луче горят.
Там в белом как снег наряде
Прекрасном, сидит Она.
Её золотые пряди
Колышутся как волна.
Она драгоценным гребнем
Проводит по волосам,
И песню поёт волшебней
Чем райские голоса!
И лодочник в грусти странной Не видит опасных скал,
Его голова туманна
И лодочник тот пропал.
Волною его накрыло.
Пусть голоса нет мелей,
Но песней его сгубила
Прекрасная Лорелей. Алый парус .
29
ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ Кажется, что философы –
это взрослые, умудренные опытом люди. Но порой и в юном возрасте задумываешься об очень серьезных вещах, и потом делишься своими мыслями с другими. Как, например, Анастасия Шнайдер, одна из лауреатов городского конкурса «Творчест
во юных –
2012». Анастасия Шнайдер ●
Мы живем в мире, где люди боятся сами себя. Боятся оставаться с собой наедине, называют это одиночеством и говорят, что оно ужасно, хотя на самом деле понятия не имеют,
что это такое. Боятся своих чувств, думая, что их кто
-
то осудит или не поймет. Боятся своих эмоций, так как считают, что не имеют права их проявлять. Боятся открываться друг другу, потому что хоть какое
-
то жалкое проявление тепла и понимания может пошатнуть, а то и вовсе разр
ушить, ужасную башню страхов, которую люди сами построили для себя, как убежище от окружающего их мира. *****
Ошибаются. Но ошибаться не страшно.
Страшно не пытаться, что
-
либо исправить.
Страшно идти путем наименьшего сопротивления, просто кутаясь в страхи. ●
Нас можно унизить только в том случае, если мы
сами позволим себе унизиться от слов или действий человека, который пытается нам в этом «помочь».
Мы чувствуем себя униженными, когда мы в отчаянии, когда мы не ожидали такого удара, когда нам просто неприятно отношение к нам. Но кто сказал, что из
-
за эт
ого мы можем позволить себе унизиться? Можно подумать, ситуация от этого как -
то изменится. Наоборот, мы станем гораздо уязвимее. Не позволять себе этого –
уже элемент воли.
И кстати, не всегда то, что нам говорят, чтобы обидеть, совершенно безосновательн
о. Для нас очень выгодно вынести урок из подобной ситуации, проанализировать, что в нас не так, поработать над собой, стать лучше, сильнее.
Правда, глупо потом быть благодарным своим обидчикам, за то, что они создали такие условия, что мы стали сильнее. О
ни создали условия, чтобы мы сломались, а то, что мы устояли и, более того, еще и вынесли какой
-
то урок
-
это уже наша заслуга.
●
Ежедневно загоняя меня в лабиринт, ты не думал о том, что есть люди, который знают выход и поведут ме
ня за собой.
Ежедневно подавляя и опуская меня, ты не думал, что вера в себя сильнее, чем вера в твои слова.
Ежедневно пытаясь меня «убить», ты, сам того не подозревая, делал мое желание жить еще сильнее.
Литературный журнал для юношества
30
И каждый день я знала, что самой лучшей моей местью будет то, что я стану самой успешной и счастливой!!! Назло тебе…
●
Есть человек, который является для меня самым сильным человеком в этой вселенной.
Есть человек, который является для меня самым слабым в этой вселенной.
Сильный победил слабого, хотя слабый до сих пор считает, что победитель –
он.
Слабый не может понять, как получается, что я люблю сильного, и, не получая ответа, предпочитает меня ненавидеть. Он не помнит, как я его любила
, как мы играли с ним
, когда я была еще совсем маленькой, ничего не помнит. Наверно, поэтому он и слабый. Он всегда хотел выяснить, почему вся планета вертится вокруг солнца, а не вокруг него, попутно унижая и подавляя других людей, считая их слабыми.
А сильный просто терпел. Терпел все. Все, что, по задумке слабого, должно было лишить его силы. Сильный знал, что победит. И победил.
Теперь эта победа -
для меня вдохновение. Теперь я считаю, что тоже не имею права сдаваться и переставать верить. И в моей жизни не будет ближе и
дороже сильного. Мама
●
В этой жизни мы не имеем права сдаваться. Нам всегда будут пытаться помешать, сбить с пути, но смысл жизни в том, чтобы всегда идти до конца. В том, чтобы бороться, бороться до последнего, а есл
и уж и проигрывать, то достойно, точно зная, что сделали все возможное, зная, что не сдались.
Лишь сильные способны на это, но все в наших руках: мы сами делаем себя сильными или слабыми, глупыми или умными, полными или стройными. Только мы можем изменить себя, упорно работая над собой, –
никто за нас этого не сделает.
●
Одиночество –
великая разрушительная сила. Оно всепоглощающе, оно меняет сознание человека кардинальнейшим образом. Убийца. Тихий безумный убийца. Понять одиночество может только человек, в себе разобравшийся и внутренне органичный. От одиночества не сущ
ествует лекарств. Есть противоядие –
такая же великая сила –
любовь во всех ее проявлениях.
И когда вы найдете это противоядие, вы поймете, что одиночество было испытанием, пускай и столь опасным.
●
Каждый человек заслуживае
т нежности, пускай минутной. Ведь спустя годы мы вспоминаем эту минуту счастья, гораздо чаще, чем те минуты,
которые нам дарит каждый день.
●
Алый парус .
31
Лю
бовь не может подчиняться каким
-
то правилам или нормам. Их нам навязывает общество. Только все забыли, что общество –
это люди. И каждый отдельно взятый человек хочет любить и быть любимым.
Зато когда ты понимаешь, что любишь так, что сердце вот
-
вот выско
чит из груди, когда любишь в человеке все: каждое движение, каждый вздох, когда чувствуешь, что любовь твоя взаимна, становится наплевать на эти чертовы предрассудки.
Предрассудки -
это удел слабых, несвободных, закомплексованных людей. Людей одиноких и не
счастных. Людей, которые пытаются спрятаться за своими псевдоубеждениями, чтобы хоть как
-
то оправдать свою же неполноценность. Потому что человек, не способный на любовь, –
по определению неполноценен.
●
Людям необходимо мечтать. Человек, который не мечтает, становится черствым и занудным, а это отвратительно.
Мечтая, мы погружаемся в мир своего воображения. Мы на какое
-
то время становимся отшельниками. Нам хорошо. Мы делаем все, что нам заблагора
ссудится. В мечтах нет правил и предрассудков. Мы никому ничего не должны. Мы свободны. Придумываем себе другую жизнь –
идеальную; желания, которые на первый взгляд могут показаться безумными. Мы счастливы. В мечтах мы получаем вдохновение. Самое главное -
не потерять его, чтобы оно помогло нам воплотить мечты в реальность.
●
Прежде чем поставить перед собой цель всей жизни, нужно решить, на что вы готовы пойти ради того, чтобы ее добиться. Потому что когда цель уже стоит -
поздно что
-
то вернуть. Чем большим вы пожертвовали, тем меньше ваше право проиграть.
А думать, стоила ли цель жертв, надо было до того, как вы ее поставили. Назад пути нет. Как бы ни было больно.
●
Никогда не знаешь что в душе у человека.
Что он прячет за улыбкой или безразличием. Не стоит и пытаться это выяснять. Некоторые гораздо охотнее покопаются в душе у других, прежде чем разобраться с собой. Так происходит до тех пор, пока сам не оказываешься в той ситуации, когда хочется, чтобы в
се просто замерли на час, а ты тихо поплакал, никому ничего не объясняя. Или когда тебе так хорошо, что ты думаешь, что никто просто не имеет права испортить это состояние. Когда ты любишь так что крышу сносит, и ты хочешь наслаждаться минутами с любимым ч
еловеком бесконечно…
А завтра ты уже тот, кем тебя видят будни. И никто не догадается, что было вчера. ●
Нужно подстраиваться исключительно под свой ритм в жизни, а не под чей
-
то, потому что если вы вдруг собьетесь, есть рис
к потом вообще не поймать ни какой ритм.
●
Одиночество –
великая разрушительная сила. Оно всепоглощающе, оно меняет сознание человека кардинальнейшим образом. Убийца. Тихий безумный убийца. Понять одиночество может только человек
, в себе разобравшийся и внутренне органичный. От одиночества не существует лекарств. Есть противоядие –
такая же великая сила –
любовь во всех ее проявлениях.
И когда вы найдете это противоядие, вы поймете, что одиночество было испытанием, пускай и столь опасным.
Литературный журнал для юношества
32
Андрей Демьяненко Настоящая бабочка
Один мальчик очень любил складывать фигурки из бумаги. Мальчик сидел у открытого окна и вертел в руках фантики от конфет, превращая их то в журавлика, то в жука, то в собаку. Весь подоконник был уставлен разноцветными бумажными скульптурками. Когда станов
илось темно, он зажигал свечу и складывал, складывал, складывал… Когда свеча гасла мальчик ложился спать, а утром новые фигурки появлялись на подоконнике. Однажды вечером он сложил бабочку. Бабочка пошевелила лапками, проползала до карниза, замахала крыл
ышками и перелетела на лужайку перед домом, где над цветами порхали настоящие бабочки.
-
Привет! –
крикнула бумажная бабочка.
-
Вокруг закружилось несколько лимонниц.
-
Ты кто? Ты кто? Ты кто? –
спрашивали они.
-
Я бабочка, -
гордо отвечала бумажная фигурк
а.
-
Ты не бабочка, -
возражали лимонницы и к ним присоединились мотыльки, -
ты не умеешь летать.
Но бабочка замахала крыльями и сделала круг над цветком.
-
Ну и что! -
заметила появившаяся шоколадница. -
У тебя нет хоботка, чтобы собирать нектар и пыльцу.
-
Я бабочка, -
упрямо повторила фигурка
-
Но на крыльях у тебя странный узор. Такого нет ни у одной настоящей бабочки, -
сказала капустница.
-
А что не так? –
спросила бумажная бабочка.
-
У лимонниц желтые крылья с двумя маленькими красными пятнышками по
середине, мотыльки серые, белые, без узоров, у шоколадниц кирпично
-
красные крылья с черной каймой украшенной небесно голубыми пятнышками, мы капустницы белые с темными уголками вверху крыла и точками в середине крыла, -
пояснила капустница.
-
А ты? –
спро
сил мотылек.
-
Что я?
-
У тебя на крыльях непонятный узор и написано: шоколадная фабрика, -
заявил мотылек. –
Ты не бабочка, таких бабочек не бывает.
Солнце садилось, дневные бабочки улетали. А бумажная –
горько плакала.
-
Как же так! –
восклицала она межд
у всхлипываниями. -
Я бабочка!
Мальчик на окне зажег свечу.
-
Свет! Свет! –
закричали мотыльки. -
Полетели скорей!
-
Сгорите! –
закричала бумажная фигурка.
-
Ты не бабочка! –
смеялись мотыльки, даже свет тебя не привлекает. –
Ты точно не бабочка!
Мотыльки летели к свече. Огонь подпаливал им крылья, и они падали, трепыхаясь между бумажными фигурками.
-
Я бабочка, -
твердо сказала фигурка и полетела к свече.
Огонь опалил ей крылья, как и настоящим мотылькам. Она упала.
-
Я бабочка, я бабочка, -
шептала она. –
Я настоящая бабочка.
Когда мальчик увидел среди фигурок бабочку с опаленными крыльями, он сделал фигурку мотылька из фольги.
Алый парус .
33
Настоящая бабочка. Друг
Я уже рассказывал про мальчика складывающего фигурки из разноцветных бумажек, фантиков и фольг
и.
Мальчик постоянно сидел у открытого окна. Во дворе на лужайке бывало играли в мяч соседские мальчишки, а он только сидел, смотрел и складывал.
–
Иди к нам! –
кричали мальчишки.
–
Не могу, –
грустно отвечал Серёжа.
–
Ты не настоящий, –
дразнились они. –
Все настоящие играют в мяч!
–
Сережа ничего не отвечал, он складывал фигурки. Он бы очень хотел побегать по траве, попинать мяч, но у него болели ноги.
Он не мог играть, не мог ходить, все, что он мог, это сделать из бумаги свою команду футболистов, в кот
орых играл на подоконнике, заставляя их гонять бумажный катышек.
Однажды Сережа сделал мотылька из фольги. Сережа и не заметил, как мотылек встрепенулся и упорхнул на лужайку перед домом. Настоящие бабочки его не приняли. Они говорили о том, что у него другой цвет, что у него нет хоботка для сбора нектара. Но больше всех над ним издевался смешливый мотылек. Он порхал вокруг, и захлебываясь от смеха, находил все новые и новые отличия. Он смеялся над складками на теле конфетного мотылька, над его неуклюжим
полётом, над серебристым цветом крыльев.
Когда наступил вечер, а Сережа снова зажег на окне свечу, мотылек воскликнул:
–
Полетели! Там свет! –
Все настоящие мотыльки летят на свет!
И они полетели. Крылья настоящего мотылька вспыхнули, и он упал.
–
Что с т
обой? –
заволновался мотылек из фольги, его
-
то крылья не могли сгореть.
–
Я почему
-
то не могу взлететь, –
заплакал настоящий мотылек, ползая по подоконнику. Что
-
то произошло с моими крыльями…
–
На мои, –
сказал конфетный мотылек. –
Я все равно ненастоящий.
Мотылек перестал плакать.
–
Ты настоящий, –
сказал он. –
Настоящий друг.
Утром соседские мальчишки снова играли в футбол, а Сережа сложил из бумаги журавлика, который вдруг вырвался и стал кружить над головами играющих.
Ребята прервали игру и смотрели, ка
к разноцветная птица резвится в воздухе.
–
Откуда? Откуда она взялась? –
спрашивали ребята.
Еще один журавлик выпорхнул из рук Сережи.
–
Как здорово! Научи нас! –
просили ребята наперебой.
Сережа улыбнулся и взял новый лист бумаги.
Литературный журнал для юношества
34
ЖИВАЯ КЛАССИКА Д
орогой читатель! Мы хотим, чтобы ты познакомился с рассказами двух замечательных писателей –
Бориса Житкова и Виктора Астафьева. Этих писателей уже нет в живых, но их произведения вызывают в душе такой отклик, как будто написаны только что, для современн
ого читателя. Напиши, пожалуйста, нам о том, что ты думаешь об этих рассказах. Борис Житков Беспризорная кошка I
Я жил на берегу моря и ловил рыбу. У меня была лодка, сетки и разные удочки. Перед домом стояла будка, и на цепи огромный пес. Мохнатый, весь в черных пятнах, —
Рябка. Он стерег дом. Кормил я его рыбой. Я работал с мальчиком, и кругом на три версты никого не было. Рябка так привык, что мы с ним разговаривали, и очень простое он понимал. Спросишь его: «Рябка, где Володя?» Рябка хвостом завиляет и повернет морду, куда Володька ушел. Воздух носом тянет, и всегда верно. Бывало, придешь с моря ни с чем, а Рябка ждет рыбы. Вытянется на цепи, подвизгивает.
Обернешься к нему и скажешь сердито:
—
Плохи наши дела, Рябка! Вот как…
Он вздохнет, ляжет и положит на лапы голову. Уж и не просит, понимает.
Когда я надолго уезжал в море, я всегда Рябку трепал по спине и угова
ривал, чтобы хорошо стерег. И вот хочу отойти от него, а он встанет на задние лапы, натянет цепь и обхватит меня лапами. Да так крепко —
не пускает. Не хочет долго один оставаться: и скучно и голодно.
Хорошая была собака!
II
А вот кошки у меня не было, и
мыши одолевали. Сетки развесишь, так они в сетки залезут, запутаются и перегрызут нитки, напортят. Я их находил в сетках —
запутается другая и попадется. И дома все крадут, что ни положи.
Вот я и пошел в город. Достану, думаю, себе веселую кошечку, она мн
е всех мышей переловит, а вечером на коленях будет сидеть и мурлыкать. Пришел в город. По всем дворам ходил —
ни одной кошки. Ну нигде!
Я стал у людей спрашивать:
—
Нет ли у кого кошечки? Я даже деньги заплачу, дайте только.
А на меня сердиться стали:
—
До
кошек ли теперь? Всюду голод, самим есть нечего, а тут котов корми.
А один сказал:
—
Я бы сам кота съел, а не то что его, дармоеда, кормить!
Алый парус .
35
Вот те и на! Куда же это все коты девались? Кот привык жить на готовеньком
: нажрался, накрал и вечером на теплой плите растянулся. И вдруг такая беда! Печи не топлены, хозяева сами черствую корку сосут. И украсть нечего. Да и мышей в голодном доме тоже не сыщешь.
Перевелись коты в городе… А каких, может быть, и голодные люди при
ели. Так ни одной кошки и не достал.
III
Настала зима, и море замерзло. Ловить рыбу стало нельзя. А у меня было ружье. Вот я зарядил ружье и пошел по берегу. Кого
-
нибудь подстрелю: на берегу в норах жили дикие кролики.
Вдруг, смотрю, на месте кроличьей н
оры большая дырка раскопана, как будто бы ход для большого зверя. Я скорее туда.
Я присел и заглянул в нору. Темно. А когда пригляделся, вижу: там в глубине два глаза светятся.
Что, думаю, за зверь такой завелся?
Я сорвал хворостинку —
и в нору. А оттуда к
ак зашипит!
Я назад попятился. Фу ты! Да это кошка!
Так вот куда кошки из города переехали!
Я стал звать:
—
Кис
-
кис! Кисанька! —
и просунул руку в нору.
А кисанька как заурчит, да таким зверем, что я и руку отдернул.
Ну тебя, какая ты злая!
Я пошел дальше и увидел, что много кроличьих нор раскопано. Это кошки пришли из города, раскопали пошире кроличьи норы, кроликов выгнали и стали жить по
-
дикому.
IV
Я стал думать, как бы переманить кошку к себе в дом.
Вот раз я встретил кошку на берегу. Большая, серая, м
ордастая. Она, как увидела меня, отскочила в сторону и села. Злыми глазами на меня глядит. Вся напружилась, замерла, только хвост вздрагивает. Ждет, что я буду делать.
А я достал из кармана корку хлеба и бросил ей. Кошка глянула, куда корка упала, а сама ни с места. Опять на меня уставилась. Я обошел стороной и оглянулся: кошка прыгнула, схватила корку и побежала к себе домой, в нору.
Так мы с ней часто встречались, но кошка никогда меня к себе не подпускала. Раз в сумерки я ее принял за кролика и хотел уж
е стрелять.
V
Весной я начал рыбачить, и около моего дома запахло рыбой. Вдруг слышу —
лает мой Рябчик. И смешно как
-
то лает: бестолково, на разные голоса, и подвизгивает. Я вышел и вижу: по весенней траве не торопясь шагает к моему дому большая серая ко
шка. Я сразу ее узнал. Она нисколько не боялась Рябчика, даже не глядела на него, а выбирала только, где бы ей посуше ступить. Кошка увидала меня, уселась и стала глядеть и облизываться. Я скорее побежал в дом, достал рыбешку и бросил.
Она схватила рыбу и прыгнула в траву. Мне с крыльца было видно, как она стала жадно жрать. Ага, думаю, давно рыбы не ела.
И стала с тех пор кошка ходить ко мне в гости.
Я все ее задабривал и уговаривал, чтобы перешла ко мне жить. А кошка все дичилась и близко к себе не подпус
кала. Сожрет рыбу и убежит. Как зверь.
Наконец мне удалось ее погладить, и зверь замурлыкал. Рябчик на нее не лаял, а только тянулся на цепи, скулил: ему очень хотелось познакомиться с кошкой.
Теперь кошка целыми днями вертелась около дома, но жить в дом н
е хотела идти.
Один раз она не пошла ночевать к себе в нору, а осталась на ночь у Рябчика в будке. Рябчик совсем сжался в комок, чтобы дать место.
VI
Рябчик так скучал, что рад был кошке.
Раз шел дождь. Я смотрю из окна —
лежит Рябка в луже около будки, весь мокрый, а в будку не лезет.
Литературный журнал для юношества
36
Я вышел и крикнул:
—
Рябка! В будку!
Он встал, конфузливо помотал хвостом. Вертит мордой, топчется, а в будку не лезет.
Я подошел и заглянул в будку. Через весь пол важно растянулась кошка. Рябчик не хотел лезть, чтобы не р
азбудить кошку, и мок под дождем.
Он так любил, когда кошка приходила к нему в гости, что пробовал ее облизывать, как щенка. Кошка топорщилась и встряхивалась.
Я видел, как Рябчик лапами удерживал кошку, когда она, выспавшись, уходила по своим делам.
VII
А дела у ней были вот какие.
Раз слышу —
будто ребенок плачет.
Я выскочил, гляжу: катит Мурка с обрыва. В зубах у
ней что
-
то болтается. Подбежал, смотрю —
в зубах у Мурки крольчонок. Крольчонок дрыгал лапками и кричал, совсем как маленький ребенок. Я отнял его у кошки. Обменял у ней на рыбу. Кролик выходился и потом жил у меня в доме. Другой раз я застал Мурку, когда
она уже доедала большого кролика. Рябка на цепи издали облизывался.
Против дома была яма с пол
-
аршина глубины. Вижу из окна: сидит Мурка в яме, вся в комок сжалась, глаза дикие, а никого кругом нет. Я стал следить.
Вдруг Мурка подскочила —
я мигнуть не ус
пел, а она уже рвет ласточку. Дело было к дождю, и ласточки реяли у самой земли. А в яме в засаде поджидала кошка. Часами сидела она вся на взводе, как курок: ждала, пока ласточка чиркнет над самой ямой. Хап! —
и цапнет лапой на лету.
Другой раз я застал
ее на море. Бурей выбросило на берег ракушки. Мурка осторожно ходила по мокрым камням и выгребала лапой ракушки на сухое место. Она их разгрызала, как орехи, морщилась и выедала слизняка.
VIII
Но вот пришла беда. На берегу появились беспризорные собаки.
Они целой стаей носились по берегу, голодные, озверелые. С лаем, с визгом они пронеслись мимо нашего дома. Рябчик весь ощетинился, напрягся. Он глухо ворчал и зло смотрел. Володька схватил палку, а я бросился в дом за ружьем. Но собаки пронеслись мимо, и скоро их не стало слышно.
Рябчик долго не мог успокоиться: все ворчал и глядел, куда убежали собаки. А Мурка хоть бы что: она сидела на солнышке и важно мыла мордочку.
Я сказал Володе:
—
Смотри, Мурка
-
то ничего не боится. Прибегут собаки —
она прыг на стол
б и по столбу на крышу.
Володя говорит:
—
А Рябчик в будку залезет и через дырку отгрызется от всякой собаки. А я в дом запрусь.
Нечего бояться.
Я ушел в город.
IX
А когда вернулся, то Володька рассказал мне:
—
Как ты ушел, часу не прошло, вернулись дики
е собаки. Штук восемь. Бросились на Мурку. А Мурка не стала убегать. У ней под стеной, в углу, ты знаешь, кладовая. Она туда зарывает объедки. У ней уж много там накоплено. Мурка бросилась в угол, зашипела, привстала на задние лапы и приготовила когти. Соб
аки сунулись, трое Алый парус .
37
сразу. Мурка так заработала лапами —
шерсть только от собак полетела. А они визжат, воют и уж одна через другую лезут, сверху карабкаются все к Мурке, к Мурке!
—
А ты чего смотрел?
—
Да я не смотрел. Я скорее в дом, схватил ружье и стал молотить изо всей силы по собакам прикладом, прикладом. Все в кашу замешалось. Я думал, от Мурки клочья одни останутся. Я уж тут бил по чем попало. Вот, смотри, весь приклад поколотил. Ругать не будешь?
—
Ну, а Мурка
-
то, Мурка?
—
А она сейчас у Рябки. Рябк
а ее зализывает. Они в будке.
Так и оказалось. Рябка свернулся кольцом, а в середине лежала Мурка. Рябка ее лизал и сердито поглядел на меня. Видно, боялся, что я помешаю —
унесу Мурку.
Х
Через неделю Мурка совсем оправилась и принялась за охоту.
Вдруг ночью мы проснулись от страшного лая и визга.
Володька выскочил, кричит:
—
Собаки, собаки!
Я схватил ружье и, как был, выскочил на крыльцо.
Целая куча собак возилась в углу. Они так ревели, что не слыхали, как я вышел.
Я выстрелил в воздух. Вся стая рвану
лась и без памяти кинулась прочь. Я выстрелил еще раз вдогонку. Рябка рвался на цепи, дергался с разбега, бесился, но не мог порвать цепи: ему хотелось броситься вслед собакам.
Я стал звать Мурку. Она урчала и приводила в порядок кладовую: закапывала лапко
й разрытую ямку.
В комнате при свете я осмотрел кошку. Ее сильно покусали собаки, но раны были неопасные.
XI
Я заметил, что Мурка потолстела, —
у ней скоро должны были родиться котята.
Я попробовал оставить ее на ночь в хате, но она мяукала и царапалась,
так что пришлось ее выпустить.
Беспризорная кошка привыкла жить на воле и ни за что не хотела идти в дом.
Оставлять так кошку было нельзя. Видно, дикие собаки повадились к нам бегать. Прибегут, когда мы с Володей будем в море, и загрызут Мурку совсем. И в
от мы решили увезти Мурку подальше и оставить жить у знакомых рыбаков. Мы посадили с собой в лодку кошку и поехали морем.
Далеко, за пятьдесят верст от нас, увезли мы Мурку. Туда собаки не забегут. Там жило много рыбаков. У них был невод. Они каждое утро и
каждый вечер завозили невод в море и вытягивали его на берег. Рыбы у них всегда было много. Они очень обрадовались, когда мы им привезли Мурку. Сейчас же накормили ее рыбой до отвала. Я сказал, что кошка в дом жить не пойдет и что надо для нее сделать нор
у, —
это не простая кошка, она из беспризорных и любит волю. Ей сделали из камыша домик, и Мурка осталась стеречь невод от мышей.
А мы вернулись домой. Рябка долго выл и плаксиво лаял; лаял и на нас: куда мы дели кошку?
Мы долго не были на неводе и только осенью собрались к Мурке.
XII
Мы приехали утром, когда вытягивали невод. Море было совсем спокойное, как вода в блюдце. Невод уж подходил к концу, и на берег вытащили вместе с рыбой целую ватагу морских раков —
крабов. Они, как крупные пауки, ловкие, быстро бегают и злые. Они становятся на дыбы и щелкают над головой клешнями: пугают. А если ухватят за палец, так держись: до крови. Вдруг я смотрю: среди всей этой кутерьмы спокойно идет наша Мурка. Она ловко откидывала крабов с дороги. Подцепит его лапой
сзади, где он достать ее не может, и швырк прочь. Краб встает на дыбы, пыжится, лязгает клешнями, как собака зубами, а Мурка и внимания не обращает, отшвырнет, как камешек.
Четыре взрослых котенка следили за ней издали, но сами боялись и близко подойти к неводу. А Мурка залезла в воду, вошла по шею, только голова одна из воды торчит. Идет по дну, а от головы вода расступается.
Кошка лапами Литературный журнал для юношества
38
нащупывала на дне мелкую рыбешку, что уходила из невода. Эти рыбки прячутся на дно, закапываются в песок —
вот тут
-
то их и ловила Мурка. Нащупает лапкой, подцепит когтями и бросает на берег своим детям. А они уж совсем большие коты были, а боялись и ступить на мокрое. Мурка им приносила на сухой песок живую рыбу, и тогда они жрали и зло урчали. Подумаешь, какие охотники!
XIII
Рыбаки не могли нахвалиться Муркой:
—
Ай да кошка! Боевая кошка! Ну, а дети не в мать пошли. Балбесы и лодыри. Рассядутся, как господа, и все им в рот подай. Вон, гляди, расселись как! Чисто свиньи. Ишь, развалились. Брысь, поганцы!
Рыбак замахнулся
, а коты и не шевельнулись.
—
Вот только из
-
за мамаши и терпим. Выгнать бы их надо.
Коты так обленились, что им лень было играть с мышью.
XIV
Я раз видел, как Мурка притащила им в зубах мышь. Она хотела их учить, как ловить мышей. Но коты лениво перебира
ли лапами и упускали мышь. Мурка бросалась вдогонку и снова приносила им. Но они и смотреть не хотели: валялись на солнышке по мягкому песку и ждали обеда, чтоб без хлопот наесться рыбьих головок.
—
Ишь, мамашины сынки! —
сказал Володька и бросил в них пес
ком. —
Смотреть противно. Вот вам!
Коты тряхнули ушами и перевалились на другой бок.
Лодыри!
Виктор Астафьев Зачем я убил коростеля? Это было давно, лет, может, сорок назад. Ранней осенью я возвращался с рыбалки по скошенному лугу и возле небольшой, за лето высохшей бочажины, поросшей тальником, увидел птицу.
Она услышала меня, присела в скошенной щетинке осоки, притаилась, но глаз мой
чувствовала, пугалась его и вдруг бросилась бежать, неуклюже заваливаясь набок.
От мальчишки, как от гончей собаки, не надо убегать —
непременно бросится он в погоню, разожжется в нем дикий азарт. Берегись тогда живая душа!
Я догнал птицу в борозде и, с
лепой от погони, охотничьей страсти, захлестал ее сырым удилищем.
Я взял в руку птицу с завядшим, вроде бы бескостным тельцем. Глаза ее были прищемлены мертвыми, бесцветными веками, шейка, будто прихваченный морозом лист, болталась. Перо на птице было жел
товато, со ржавинкой по бокам, а спина Алый парус .
39
словно бы темноватыми гнилушками посыпана.
Я узнал птицу —
это был коростель. Дергач по
-
нашему. Все его друзья
-
дергачи покинули наши места, отправились в теплые края —
зимовать. А этот уйти не смог. У него не было од
ной лапки —
в сенокос он попал под литовку. Вот потому
-
то он и бежал от меня так неуклюже, потому я и догнал его.
И худое, почти невесомое тельце птицы ли, нехитрая ли окраска, а может, и то, что без ноги была она, но до того мне сделалось жалко ее, что с
тал я руками выгребать ямку в борозде и хоронить так просто, сдуру загубленную живность.
Я вырос в семье охотника и сам
потом сделался охотником, но никогда не стрелял без надобности. С нетерпением и виной, уже закоренелой, каждое лето жду я домой, в русские края, коростелей.
Уже черемуха отцвела, купава осыпалась, чемерица по четвертому листу пустила, трава в стебель дви
нулась, ромашки по угорам сыпанули и соловьи на последнем издыхе допевают песни.
Но чего
-
то не хватает еще раннему лету, чего
-
то недостает ему, чем
-
то недооформилось оно, что ли.
И вот однажды, в росное утро, за речкой, в лугах, покрытых еще молодой трав
ой, послышался скрип коростеля. Явился, бродяга! Добрался
-
таки! Дергает
-
скрипит! Значит, лето полное началось, значит, сенокос скоро, значит, все в порядке.
И всякий год вот так. Томлюсь и жду я коростеля, внушаю себе, что это тот давний дергач каким
-
то ч
удом уцелел и подает мне голос, прощая того несмышленого, азартного парнишку.
Теперь я знаю, как трудна жизнь коростеля, как далеко ему добираться к нам, чтобы известить Россию о зачавшемся лете.
Зимует коростель в Африке и уже в апреле покидает ее, торо
пится туда, «…где зори маковые вянут, как жар забытого костра, где в голубом рассвете тонут зеленокудрые леса, где луг еще косой не тронут, где васильковые глаза…». Идет, чтобы свить гнездо и вывести потомство, выкормить его и поскорее унести ноги от гибел
ьной зимы.
Не приспособленная к полету, но быстрая на бегу, птица эта вынуждена два раза в году перелетать Средиземное море. Много тысяч коростелей гибнет в пути и особенно при перелете через море.
Как идет коростель, где, какими путями —
мало кто знает.
Лишь один город попадает на пути этих птиц —
небольшой древний город на юге Франции. На гербе города изображен коростель. В те дни, когда идут коростели по городу, здесь никто не работает. Все люди справляют праздник и пекут из теста фигурки этой птицы, к
ак у нас, на Руси, пекут жаворонков к их прилету.
Птица коростель во французском старинном городе считается священной, и если бы я жил там в давние годы, меня приговорили бы к смерти.
Но я живу далеко от Франции. Много уже лет живу и всякого навидался. Б
ыл на войне, в людей стрелял, и они в меня стреляли.
Но отчего же, почему же, как заслышу я скрип коростеля за речкой, дрогнет мое сердце и снова навалится на меня одно застарелое мучение
: зачем я убил коростеля? Зачем? Литературный журнал для юношества
40
ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС Дети и животные….Всегда ли они дружат друг с другом, всегда ли находят общий язык? Ждем твоих размышлений на эту тему. Попробуй
, например, сделать своего домашнего любимца
героем литературного произведения! Лучшие рассказы, стихи, очерки обязательно будут напе
чатаны в нашем журнале. А пока тебе для вдохновения -
небольшая выставка картин и фотографий. Алый парус .
41
Литературный журнал для юношества
42
ТВОЯ РЕДАКЦИЯ: Главный редактор: Кристина Калинчук З
аместитель главного редактора: Роман Всеволодов Координатор проекта: Сергей Шаповалов Адрес электронной почты: vsevolodovroma
@
mail
.
ru
Журнал выпущен при поддержке Санкт
-
Петерб
ургского отделения С
оюза
П
исателей России
(секции пр
озы «Молодой Петербург») и литературного клуба «Дерзание» (Аничков дворец)
(тираж –
400 экземпляров, подписано в печать –
14. 09.2012 г). 
Автор
Rony
Rony1278   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Молодежные и Детские
Просмотров
312
Размер файла
7 246 Кб
Теги
Алый парус
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа