close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Бабаева Кристина Рассказ Анечка

код для вставкиСкачать
МКОУ Зимняцкая средняя общеобразовательная школа х.Зимняцкого Серафимовичского района Волгоградской области
Категория - литературно - художественные произведения, посвященные Сталинградской битве
Рассказ "Анечка"
Сведения об авторе:
Бабаева Кристина Михайловна, ученица 8 класса
Руководитель:
Бабаева Наталья Геннадьевна, учитель русского языка и литературы
Анечка
Посвящается моей прабабушке Гордеевой Ане, участнице ВОВ, участнице Сталинградской битвы 22 июня. Воскресенье. Уже с самого раннего утра нещадно палило солнце. На небе ни облачка. Тишина стояла не только на улице, но было необычно тихо и в доме. Анечка сегодня вернулась домой под утро. У неё был выпускной вечер. Рассвет молодёжь встречала на берегу любимой реки. Над водой лёгкой полосой висел предутренний туман. Парни рискнули даже искупаться в Бузулуке в это раннее утро. Девчонки сидели на берегу, разговаривать уже не хотелось. Каждый, видимо, думал о своём. И только Аня Гордеева тормошила всех, предлагала встречаться каждый год на этом месте, где прошли их детство и юность. Именно здесь, на берегу этой спокойной и такой родной речки, проводили они всё свободное время. Именно речка была свидетелем первых объяснений в любви, первых поцелуев. Она подслушивала девичьи тайны и секреты парней.
Но закончена школа... Теперь у каждого был свой путь, свои мечты и желания. Аня хохотала. Она хотела поднять всем настроение, но на душе было как-то непривычно тревожно. И вдруг она запела. Запела своим красивым голосом и медленно пошла к посёлку. За ней стайкой потянулись девчонки, а следом и парни.
Дома уснула сразу. Во сне увидела любимую подругу Короткову Лизу. Лиза плакала и что-то говорила, говорила... От этого плача Аня проснулась и долго не могла понять, где она и что произошло. Плач стоял в соседней комнате, кто-то плакал под окном на улице. Аня долго не могла найти свой сарафанчик. Она металась по комнате. И тут медленно вошла бабушка. Она была без платка. Он был у неё в руках, и она вытирала им лицо. Она уже не плакала, взгляд её блуждал по комнате. И вдруг бабушка повернулась к иконе, висевшей в переднем углу, и упала на колени. Она молилась, не поднимая головы от пола.
Аня выбежала во двор. Отец и сосед дядя Миша сидели на бревне, которое разделяло два подворья. Мама и тётя Паша стояли рядом. Они плакали, каждая приговаривала что-то своё. Аня слышала, как часто они произносили слово "война". Мать увидела дочку, кинулась к ней и ещё сильнее заплакала. Только теперь Аня поняла, что случилось что-то страшное...
Весь день взрослые собирались группами у дворов, о чём-то говорили. А молодёжь, не сговариваясь, к вечеру собралась на своём любимом месте. Сидели долго, пока не стемнело. Говорили мало, девчонки плакали, обнимались и снова плакали.
Потянулись страшные и очень тревожные дни. Ждали сводок с фронта. Многие мужчины и одноклассники Ани уже воевали. Письма с фронта читали всем миром. Вместе оплакивали погибших, радовались за живых. Прошёл год, год непосильного труда и тревог. Особенно тяжело пережили зиму 1941 года. Но самое страшное было ещё впереди.
Лето 1942 года. Всё серьёзней становилась обстановка на фронте. Враг приближался к нашим краям, к Сталинграду. Женщины и старики, управившись с хозяйством, по вечерам собирались у дворов. Всё тревожнее были их лица, всё меньше они говорили, больше молчали. Тревога нарастала. Аня вместе с мамой работала на свинарнике, но, правда, в конторе. Вечерами продолжали собираться на берегу речки. Но уже одни девчонки. Парни воевали. На Колю и Юру уже получили похоронки. От многих не было вестей совсем. Иногда вечерами девчонки бегали на железнодорожную станцию. Эшелоны с солдатами шли в сторону Сталинграда. Враг приближался.
И вот в одно раннее утро всех разбудил страшный гул. Аня с мамой и бабушкой выскочили на улицу. Соседи уже стояли во дворе. Все увидели самолёты. Они шли ровными рядами, с каждой минутой приближаясь всё ближе. Летели они довольно низко. Легко было рассмотреть свастику. Фашисты! Аня почувствовала, что тело её ей не подчиняется. Она не могла тронуться с места. Хотелось убежать, где-то укрыться, но сил не было сделать даже шаг. С этого дня налёты начались почти каждый день. Бомбили станцию, железнодорожный мост. А в один из дней бомба упала в огороде. Когда Аня с бабушкой вышли из укрытия, то увидели огромную воронку. Всё дымилось, горело.
Аня в этот день не пошла на работу, так как они с девчонками договорились идти в военкомат. Но где-то часов в одиннадцать в ворота постучали. Аня подошла и увидела молодого паренька без руки. Он, стараясь не смотреть на неё, из-под культи вынул белую полоску бумаги и передал Ане.
Она всё поняла. Парень быстро зашагал вдоль улицы, а Аня очнулась от странного крика, который доносился из двора напротив. Там жила любимая подружка Лиза Короткова. Плакала, нет, не плакала, а дико кричала мама Лизы. А с другого конца улицы бежала Катя, за ней еле поспевала бабушка.
Все побежали к Коротковым. Девчонки обнялись, у всех у них в руках были одинаковые белые листки. Они не заплакали, они стали успокаивать матерей.
Утром на следующий день все встретились на станции. Здесь творилось что-то невообразимое. Стоял стон. Даже не сразу услышали шум приближающегося поезда.
Аня стояла с отцом и бабушкой. Папу на фронт не взяли из-за больного сердца. Маме было так плохо, что она не смогла в этот день даже подняться. Попрощалась Аня с ней дома. Обе плакали. Аня никогда не видела у мамы таких глаз! Боже, сколько же в них было боли, тревоги, страха! Папа с трудом оторвал маму от Ани. Он и сам еле держался на ногах. Младших сестрёнку и брата будить не стали.
Поезд подали на первый путь. Это был товарный состав, в таких раньше возили скот и другой груз. Во всех вагонах были солдаты, а один - пустой. Команду военного, который старался перекричать стоны, не сразу услышали. Но постепенно становилось тише, тише...
И тогда военный объявил погрузку. К пустому вагону подставили ящик, чтобы легче было взобраться. И вдруг перрон опять загудел. Крики, плач, стоны... Состав медленно тронулся. Девчонки стояли в открытых дверях вагона, что-то кричали, им тоже что-то кричали. Вот уже исчезло из вида родное Филоново. Девчонки медленно стали осматриваться. В углу было много соломы. Аня с Лизой сели рядом. Лиза, уткнувшись в колени подруги, тихо плакала. А Аня почувствовала, что внутри у неё будто что-то оборвалось. Стало тяжело дышать, но слёз не было. Пустота, неизведанность, страх, боль - всё смешалось внутри. Осмотревшись, Аня увидела несколько знакомых девчат. Они были тоже с Филоново. Подружки, немного придя в себя, стали искать свои мешки. О еде они не думали. А решили заняться причёсками и привести себя в порядок. Они ехали в гражданской одежде. Не сговариваясь, девчонки оказались все в белых блузках и юбочках. Они только сейчас это заметили и даже расхохотались. У Ани были необыкновенные волосы, длинные, почти до колен, и волнистые. Она обычно с трудом с ними справлялась. И сейчас, распустив их, она пыталась заплести потуже косу, чтобы было удобнее. А Лиза быстро провела гребнем по своей красивой стрижке и подвинулась к Ане, чтобы помочь ей. Девчонки уже о чём-то болтали, говорили о том, во что их переоденут в Арчеде. Сказали, что там им выдадут форму, оружие и распределят по частям. Лиза с Аней занимались косой, а Катя подошла к открытой двери, села на краю вагона, спустив ноги. Состав остановился. Проехали только Панфилово. И вдруг страшный, нарастающий гул. Аня с Лизой закрыли глаза и прижались друг к другу. Послышались взрывы, что-то посыпалось. Вагон тряхнуло, солдаты с криком бегали вдоль эшелона, слышались какие-то команды, но девчонки закрыли уши, уткнулись в солому. Гул, взрывы продолжались минут пять-десять, но казалось, что им не будет конца. И вдруг всё стихло. Только крики, стоны, какие-то команды... Девчонки открыли глаза. Напротив стайкой сидели другие девчата и смотрели на двери. Аня перевела взгляд и увидела Катю, но она почему-то лежала, а фонтан крови бил из её груди. Аня подползла к подруге, сил встать у неё не было. Страшная картина предстала перед её глазами. Глаза Кати были открыты, она смотрела в потолок, а грудь была вывернута. Кругом кровь. Белая блузка была тоже в крови. Подошли солдаты, спросили: "Потери есть?" Девчонки молчали. Они с ужасом смотрели на тело подруги. Солдаты опустили тело на носилки и понесли. Аня не могла произнести ни слова. Лиза плакала, приговаривая: "А как же тётя Валя? А что будет с нами? А нас опять будут бомбить?" Она продолжала что-то бубнить, а Аня села, закрыла глаза и представила свою маму. Ей опять стало плохо, боль опять разрывала грудь. Опять этот страх сковал тело. "Неужели Кати нет? - думала Аня, - Ведь она только что улыбалась, смотрела на солнце. А если её Гриша останется жив, как я ему скажу, что Катя погибла?" Это была первая потеря, очень страшная, очень дорогая. А впереди девчонок ждал Сталинград, атаки день и ночь. Сплошной ад. Горящая Волга, тонущие лодки и катера. И опять переправа, переправа... Стоны, кровь, слёзы и потери. Потери каждый день, каждый час, каждую минуту. Боже! Сколько же смертей пришлось увидеть девчатам... Сколько было потерь... А форсирование Дона... Что творилось здесь... Аня помнит только, что какой-то солдат схватил её за руку и потянул за собой в воду, другой рукой он держал за поводок коня. Он кричал: "Хватайся за гриву! Хватайся за гриву!" Лошадь рвалась из рук солдата, но он её удерживал и старался помочь Ане ухватиться за гриву, а сам ругался: "И какого чёрта ты тут делаешь? Дома надо было сидеть, детей рожать. Дура ты, дура." Аня мёртвой хваткой вцепилась в гриву и поводок, тело отяжелело. Мокрая шинель, сапоги тянули ко дну, но Аня барахталась, пыталась что-то сказать, а губы не слушались, голоса не было. И вдруг жгучая боль сковала тело. Аня ничего не поняла. Боль была такая, что Аня потеряла сознание. Очнулась она от того, что её больно били по лицу и пытались разжать пальцы. Солдатик приговаривал: "И зачем я с тобой связался? Да открой же ты глаза, да пожалей же ты меня..." Аня открыла глаза. Солдатик без шапки, склонившись над ней, что-то говорил. Санитар бинтовал Ане ногу. Ранение было тяжёлое. Был госпиталь. Ногу спасли. А потом - южное направление. Кавказ.
И дальше дороги, дороги войны... Аня, молоденькая девочка, испытала много горя, пройдя страшными дорогами войны, но осталась жива. Осталась жива и её подруга Лиза. А вот на могилу Кати после войны они ездили часто. Боже! Сколько же выпало на долю наших прадедушек и прабабушек! Аня - это моя прабабушка. У нас в семье хранятся её военные фотографии, награды. Бабушка много рассказывает нам о своей маме, о её подругах, о молодых девчатах, прошедших дорогами этой страшной и долгой войны. И мы, их потомки, никогда не должны забывать о них. Должны помнить и рассказывать своим детям и внукам, какой ценой была завоёвана наша Победа, наше светлое сегодня и наше будущее.
Автор
profobrazovanie
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
76
Размер файла
64 Кб
Теги
кристина, бабаева, анечка, рассказы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа