close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

4524.НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И БУРЯТСКОГО ЯЗЫКОВ).

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего образования
«Московский государственный лингвистический университет»
(ФГБОУ ВО МГЛУ)
Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education
«Moscow State Linguistic University»
(MSLU)
ЕВРАЗИЙСКИЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ-ФИЛИАЛ
Кафедра теоретической и прикладной лингвистики
Ендонова Алтына Юрьевна
НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ПОСЛОВИЦ
И ПОГОВОРОК (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И БУРЯТСКОГО
ЯЗЫКОВ)
Выпускная квалификационная работа студента группы ЕАЛИ9-8-52
Направление подготовки: 45.03.02 Лингвистика
Профиль: Теоретическая и прикладная лингвистика
Научный руководитель:
кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры теоретической и
прикладной лингвистики
Зарезина С. Н.
____________ «___» ______________ 20__ г.
Заведующий кафедрой теоретической и прикладной лингвистики:
доктор филологических наук, профессор
Казыдуб Н. Н.
____________ «___» ______________ 20__ г.
Заведующий выпускающей кафедрой теоретической и прикладной
лингвистики:
доктор филологических наук, профессор
Казыдуб Н. Н.
____________ «___» ______________ 20__ г.
Иркутск 2016
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ .................................................................................................................. 3
ГЛАВА I. ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПОСЛОВИЦ ..............
И ПОГОВОРОК ........................................................................................................... 7
1. 1. Суть пословиц и поговорок как языкового явления ........................................ 7
1. 2. Этимология пословиц и поговорок ................................................................. 12
1. 3. Репрезентация картины мира в пословицах и поговорках............................ 16
1. 4. Понятие концепта и концептосферы: структура и типология концептов ... 19
1. 5. Концептуальный анализ как метод лингвокультурологических
иссследований............................................................................................................ 26
Выводы по первой главе ........................................................................................... 32
ГЛАВА II. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА РУССКИХ И
БУРЯТСКИХ ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК ........................................................ 33
2. 1. Когнитивные модели, репрезентирующие концепт «Гостеприимство»……
в русском и бурятском языках ................................................................................ 34
2. 2. Концепт «Гость» в русской культуре и его репрезентация в паремиях .... 347
2. 3. Концепт «Айлшан» в бурятской культуре и его репрезентация
в паремиях ...… ......................................................................................................... 40
2. 4. Сопоставление концептов «Хлеб-соль» и «Сагаан эдеэн» ..............................
и их репрезентация в паремиях................................................................................ 44
2. 5. Концепты «Красный угол» и «Хоймор» и их репрезентация ..........................
в паремиях .................................................................................................................. 48
2. 6. Концепты «Водка», «Вино», «Архи» и их репрезентация ...............................
в паремиях .................................................................................................................. 50
Выводы по второй главе ........................................................................................... 55
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ......................................................................................................... 56
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ..................................................................... 59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
ВВЕДЕНИЕ
Одной из основных форм выражения и отражения национальной
культуры является язык. Являясь социальным феноменом, язык неразрывно
связан с носителями данного языка и со средой его использования. В свою
очередь,
культура,
представителей
своеобразным
как
творение
определенной
семиотическим
народа,
коррелирует
национальной
кодом,
культура
с
общности.
представляет
языком
Являясь
собой
некоторый, проявляющийся в артефактах объем информации, необходимый
для адекватной интерпретации поведения национальных личностей. Язык
отражает культуру и развивается внутри нее. «Язык не существует вне
культуры, то есть вне социально-обоснованной совокупности практических
навыков и идей, характеризующих образ жизни» [33, с. 124].
Известно, что каждый язык богат различными идиоматическими
выражениями, пословицами, поговорками, крылатыми выражениями. Из
известных науке языков нет таких, в которых бы не было идиом,
фразеологических оборотов, пословиц и поговорок. Русский и бурятский
языки не являются исключением.
Пословицы и поговорки, являясь неотъемлемым атрибутом народного
фольклора, и, в свою очередь, атрибутом культуры народов, несут в себе
отражение жизни той нации, которой они принадлежат, пословицы и
поговорки – это образ мыслей и характер народа. Данная работа посвящена
изучению русских и бурятских пословиц и поговорок, являющихся
отражением национальных особенностей восприятия мира.
Актуальность данного исследования состоит в осмыслении пословиц и
поговорок в аспекте проблемы взаимосвязи языка и культуры, что будет
способствовать более глубокому пониманию национального мировосприятия,
отраженного в языковой картине мира. В данной работе на первый план
выдвигаются проблемы когнитивной семантики, связанные с культурноэтническими представлениями человека о мире. Данный аспект способствует
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
выделению базовых концептов, которые позволят более четко и детально
изучить национальные особенности двух народов, что может содействовать
успешности переводческой деятельности и межкультурного общения, ведь
язык принято рассматривать как феномен менталитета и человеческой
психики.
Целью данной работы является рассмотрение и описание национальнокультурной специфики пословиц и поговорок в русском и бурятском языках.
Для реализации поставленной цели предполагается решить следующие
задачи:
1.
Рассмотреть понятия «пословица», «поговорка», «концепт»,
«концептосфера», «периферийный концепт»;
2.
Рассмотреть лингвокультурологический
аспект пословиц и
поговорок в языковой картине русских и бурят;
3.
русском
Описать семантическое поле концепта «Гостеприимство» в
и
бурятском
языках,
репрезентирующем
языковую
и
паремиологическую картины мира в данных языках;
4.
Изучить базовый концепт «Гостеприимство» в обоих языках для
проведения сравнительного анализа и выявления национально-культурной
специфики репрезентации концепта данного концепта в русских и бурятских
пословицах и поговорках.
Предметом исследования служат русские и бурятские пословицы и
поговорки, отражающиеся в базовом концепте
«Гостеприимство» и его
периферийных концептах «Гость», «Айлшан», «Хлеб-соль», «Сагаан эдеэн»,
«Красный
угол»,
«Хоймор»,
Многоплановость структуры
«Водка»,
«Вино»,
«Архи»
и
другие.
концепта «Гостеприимство» обусловлена
особенностями концептосферы сопоставляемых языков.
Для анализа паремиологической картины мира, описания концепта
«Гостеприимство» и примыкающих к нему периферийных концептов были
использованы словари пословиц и поговорок на русском и бурятском языках.
А именно, «Словарь русско-бурятских адекватных пословиц и поговорок» Ц.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
Б. Будаева [7], «Буряад-Монголой оньhон үгэнүүд» Х. Н. Намсараева,
«Буряад арадай оньhон, хошоо үгэнүүд» И. Н. Мадасона [23], «Оньhон үгэ
оностой» А. Б. Соктоева [36, с. 220], «Буряад, ород оньhон, хошоо үгэнүүд.
Бурятские и русские пословицы, поговорки» Л. Д. Шагдарова, М. П.
Хомонова [44], «Словарь русских пословиц и поговорок» В. П. Жукова [16],
«Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения» В. П. Фелициной
[40], а также электронные собрания паремий [48; 49].
Теоретический и практический материалы были обработаны с
помощью
методов
концептуального
и
анализа
приемов
и
лингвистического
сопоставительного
анализа
исследования:
полученных
результатов.
Практическая значимость данного исследования заключается в
предоставлении возможности использования полученных результатов в
курсах по когнитивной лингвистике, сравнительной типологии русского и
бурятского языков, а также в спецкурсах по введению в теорию
межкультурной коммуникации.
Данная работа состоит из введения, двух глав, выводов по этим главам,
заключения, списка использованных теоретических источников и списка
использованных источников примеров.
Во введении обозначается актуальность избранной темы, определяются
цель и задачи, формируется теоретическая практическая значимость
исследования, описываются материал и методы исследования.
В первой главе рассматриваются теоретические вопросы, составляющие
философскую и лингвистическую основу исследования; вводятся такие
понятия как пословица, поговорка, концепт, языковая картина мира,
концептосфера. В данном разделе раскрываются проблемы концептуального
анализа в лингвокультурологии и когнитивистике.
Во второй главе рассматриваются базовые понятия, связанные с
дальнейшим концептуальным анализом, производится описание когнитивной
базы концепта «Гостеприимство» в русском и бурятском языках. Данный
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
концепт и относящиеся к нему периферийные концепты «Гость», «Айлшан»,
«Красный угол», «Хоймор», «Хлеб-соль», «Сагаан эдеэн», «Водка», «Вино»,
«Архи» анализируются в паремиологической картине мира сопоставляемых
языков на материале русских и бурятских пословиц и поговорок.
В заключении обобщаются результаты исследования и формируются
основные выводы о национально-культурной специфике, выражающейся в
русских и бурятских пословицах и поговорках.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
ГЛАВА I. ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПОСЛОВИЦ
И ПОГОВОРОК
1. 1. Суть пословиц и поговорок как языкового явления
Язык одновременно является и орудием создания, развития, хранения
культуры, и ее частью, потому что с помощью языка создаются реальные,
объективно существующие произведения материальной и духовной культуры.
На основе этой идеи на рубеже тысячелетий возникает новая наука –
лингвокультурология.
Лингвокультурология – это наука, возникшая на стыке лингвистики и
культурологии и исследующая проявления культуры народа, которые
отразились и закрепились в языке [26, с. 183].
Предметом исследования лингвокультурологии являются единицы
языка,
которые
приобрели
символическое,
эталонное,
образно-
метафорическое значение в культуре и которые обобщают результаты
собственно человеческого сознания – архетипического и прототипического,
зафиксированные в мифах, легендах, ритуалах, обрядах, фольклорных и
религиозных дискурсах, поэтических и прозаических художественных
текстах, фразеологизмах и метафорах, символах и паремиях (пословицах и
поговорках) и т.д. [Там же, с. 185].
Пословицы и поговорки следует считать лингвокультурологическими
единицами, во внутренней форме которых отражено мировоззрение того или
иного лингвокультурного сообщества. Пословицы и поговорки представляют
собой хороший материал для знакомства и изучения особенностей
национального
характера
и
отражают
исторически
сложившийся
многовековой опыт людей определенной этноязыковой группы.
Пословица – «кладезь народной мудрости» – издавна являлась
объектом изучения исследователей, писателей и даже художников. Но все же
в первую очередь, особенно в XIX-XX вв., пословица находилась в центре
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
внимания ученых, работающих в лингвистике и фольклоре, что объясняется
неоднозначной природой пословицы [18, с. 160].
Фольклористский и лингвистический подходы к изучению пословиц
объединяются в лингвокультурологии. В основу исследований, в которых
пословицы и поговорки
рассматриваются как культурная ценность,
положена гипотеза о том, что в основе различных культур лежат системы
ценностных ориентаций. И эти ценности, в свою очередь, находят свое
отражение в пословицах и других фразеологических единицах. По мнению Н.
А. Тарасовой, проанализировав их в лингвистическом аспекте, можно
объективно установить некоторые ценностные приоритеты сравниваемых
культур. В рамках этих исследований пословицы и поговорки определяются
как лингвокультурологический текст, который отражает сведения о культуре
того или иного народа, характеризует важные моменты истории, традиции,
нравы и обычаи людей, говорящих на соответствующем языке [38].
Следует
отметить,
что
дискуссионным
остается
вопрос
дифференциации пословиц и поговорок. Не выяснена до конца сущность
пословиц и поговорок как языковых явлений. Первые попытки выявить
отличительные черты пословиц и поговорок, определить устойчивые
критерии их разграничения были предприняты русскими языковедами и
собирателями фольклора И. М. Снегиревым, А. А. Потебней, В. И. Далем, Ф.
И. Буслаевым. Проблема разграничения пословиц и поговорок поднимается и
в трудах О. Широковой, М. А. Рыбниковой, В. П. Фелицыной, С. Г. Гаврина,
А. М. Бабкина, А. А. Молоткова, В. П. Жукова, В. М. Мокиенко, Н. М.
Шанского и др. В перечисленных работах даются различные критерии
разграничения.
Остановимся подробней на толковании понятий «пословица» и
«поговорка»,
представленных
в
некоторых
работах
известных
исследователей, толковых словарях и энциклопедиях.
И. М. Снегирев считает, что пословица отличается от поговорки, вопервых, законченностью формы и мысли; во-вторых, тем, что отличается по
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
содержанию: «пословица содержит в себе важную для жизни истину,
поговорка же создает намек, уподобление, сравнение общеупотребительный
оборот языка» [35, с. 259].
В. И. Даль также разграничивал пословицы и поговорки в смысловом
плане и давал им следующие определения.
Пословица – коротенькая притча. Это суждение, приговор, поучение,
высказанное обиняком и пущенное в оборот, под чеканом народности.
Поговорка – это окольное выражение, переносная речь, простое
иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без осуждения,
заключения, применения: это половина пословицы. Например, вместо «он
глуп» можно употребить поговорки «у него не все дома», «одной клепки
нет», «он на цвету прибит» и т. д. В контексте живой речи пословицу можно
свести к поговорке, также как и поговорку можно возвести в пословицу:
Ставить повозку вперед лошади – поговорка; Не ставь повозку вперед
лошади – пословица. Таким образом, пословица представляет собой
поэтически оформленный афоризм, поговорка – речение, речевой оборот,
ходовое выражение [13].
В Толковом словаре русского языка С. И. Ожегова поговорка
определяется следующим образом: «Поговорка это краткое устойчивое
изречение, преимущественно образное, не составляющее, в отличие от
пословицы, законченного высказывания» [29, с. 994].
А. Н. Оркина отмечает, что пословица не простое изречение, она
выражает мнение народа. В ней заключается оценка жизни народа,
наблюдения народного ума. Не всякое изречение становилось пословицей, а
только такое, которое согласовывалось с образом жизни, мыслями множества
людей – такое изречение могло существовать тысячелетия, переходя из века
в век. За каждой пословицей стоит авторитет поколений, их создавших.
Поэтому пословицы не спорят, не доказывают – они просто утверждают или
отрицают что–либо в уверенности, что все ими сказанное – твердая истина
[30, с. 20].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
Другие лингвисты подходят к вопросу разграничения пословиц и
поговорок с точки зрения наличия или отсутствия у них переносного
значения. Такая точка зрения впервые была высказана О. Широковой. По ее
мнению, основным отличием пословицы от поговорки считается переносный
смысл, которым обладает пословица, и отсутствие его у поговорки [48].
Признак наличия или отсутствия переносного смысла кладется в
основу разграничения пословиц и поговорок В. П. Жуковым. Жуков
понимает под пословицами в широком смысле краткие народные изречения,
имеющие одновременно буквальный и переносный (образный) план или
только переносный план и составляющие в грамматическом отношении
законченные предложения. Поговорки объясняются им как краткие народные
изречения, имеющие только буквальный план и в грамматическом
отношении представляющие законченные предложения» [16].
В работах В. П. Аникина пословица представлена как краткое,
вошедшее в речевой оборот и имеющее поучительный смысл, ритмически
организованное поэтическое изречение, в котором народ на протяжении
веков обобщал свой социально-исторический опыт. В этом определении
важным является такой формоорганизующий элемент пословицы, как
ритмическая
организация,
подчеркивается
поучительный
характер
пословицы, законченность суждения в ней. Поговорку Аникин определяет
как распространенное образное выражение, метко определяющее какое-либо
жизненное явление. В отличие от пословиц, к которым они близки по своей
форме, поговорки лишены прямого обобщенного поучительного смысла и
ограничиваются образным, нередко иносказательным определением какоголибо явления [1].
Отличие пословиц от поговорок Т. З. Черданцева видит в том, что
поговорки «почти лишены иносказательности и в них чаще всего слова
понимаются в прямом смысле. Поговорки, как правило, не содержат морали,
но комментируют происходящие события и дают им оценку» [43, с. 168].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
Пословица понимается как завершенное предложение, поговорка же может
быть словосочетанием (положение, зафиксированное еще В. И. Далем).
Подобной же точки зрения придерживается А. А. Молотков,
полагающий что «пословица всегда двупланова и имеет одновременно
прямой план содержания высказывания, точно соответствующий значению
слов, образующих его, и иносказательный план содержания высказывания,
совсем не соответствующий значению слов, образующих его. Поговорка же
всегда однопланова, так как передает только прямой смысл высказывания»
[28].
Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что не
существует однозначного мнения о том, чем отличается пословица от
поговорки, поскольку они содержат не только различия, но и множество
сходных признаков, то есть граница между ними размыта.
К числу особенностей пословиц, которые позволяют их включать во
фразеологический фонд языка, можно отнести: во-первых, постоянство
лексического состава; во-вторых, наличие прямого и переносного плана
содержания; в-третьих, ослабленность лексического значения компонентов;
в-четвертых, воспроизведение в речи в виде готовых клише. Иными словами,
это устойчивость, воспроизводимость и идиоматичность.
Главной особенностью пословицы является ее законченность и
дидактическое
содержание.
Поговорка
отличается
незавершенностью
умозаключения, отсутствием поучительного характера. Поговорка граничит с
пословицей, и в случае присоединения к ней одного слова или изменения
порядка слов поговорка становится пословицей. В устной речи поговорки
часто становятся пословицами, а пословицы – поговорками [46].
Все это в полной мере применимо к сопоставительному изучению
пословиц и поговорок на материале русского и бурятского языков.
Таким образом, проанализировав специфику употребления пословиц и
поговорок, был сделан вывод, что в настоящее время языковеды еще не
готовы провести четкой границы между ними. Статус пословиц и поговорок
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
среди других фразеологических единиц до сих пор не определен, но во
второй половине ХХ-го века исследование пословиц и поговорок стали
выделять
в
отельное
направление,
«паремиология» (от др. греч. paroim
настоящей
работе
изучаемый
которое
получило
название
«паремия» – поговорка, притча). В
пласт
объединяется
в
один
объект
исследования, допускается и включение в него отдельных фразеологических
единиц.
1. 2. Этимология пословиц и поговорок
Пословицы и поговорки – древний жанр народного творчества.
Представляется крайне сложным определить, в какие времена в народе
начали употреблять пословицы и поговорки. Но неоспорим тот факт, что
данные паремии возникли в далекой древности, и тех самых пор их особые
свойства сделали и пословицы, и поговорки столь стойкими и необходимыми
в быту и речи.
Наиболее ранние сведения о создании и употреблении некоторых
пословиц и поговорок встречаются в летописях.
Приведем некоторые примеры из «Повести временных лет». В начале
повествования, рассказав об угнетении обрами дулебов и о гибели
захватчиков, летописец писал: Погибли как обры, или Погибоша аки обр –
их же нет ни племени, ни потомства; Земля наша велика и обильна, а порядка
в ней. В год 6453 (945) Древляне же, услышав, что идет Игорь снова, держали
совет с князем своим Малом: Если повадится волк к овцам, то вынесет все
стадо, пока не убьют его [45].
К древним пословицам и поговоркам относится та часть народных
изречений, в которых отразились языческие верования и мифологические
представления: Мать-сыра земля – говорить нельзя (вера в таинственные
силы «живой» земли); Вещий сон не обманет; Кукушка кукует – горе
вещует; Кричит, как леший; Оборотнем поперек дороги мечется и другие.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
Существует целый ряд изречений, в которых были запечатлены
события освободительной борьбы с внешними захватчиками: Пусто, словно
Мамай прошел; Пришли казаки с Дону да погнали ляхов до дому
(освобождение Москвы от поляков в 1612 году);
Погиб, как швед под
Полтавой (1709).
В большинстве пословиц и поговорок нашли художественное
воплощение все стороны трудовой деятельности и взаимоотношения людей:
любовь и дружба, вражда и ненависть, отношение к науке, знаниям, природе.
В данных тематиках характеризуются нравственные и моральные качества
человека, народа.
Пословицы
и
поговорки
возникают
не
только
в
результате
непосредственных жизненных наблюдений – они вливаются в разговорную
речь из народно-поэтических и литературных произведений. Так, изречения:
Избушка на курьих ножках; Битый небитого везет; Куда конь с копытом,
туда и рак с клешней – перешли в разговорную речь из сказок, басен,
анекдотов. Кроме того, в устный репертуар русского народа входят и
иноязычные пословицы и поговорки. Некоторые из них были заимствованы в
результате контактных связей народов, другие – из письменных источников
[17].
По выражению С. Г. Бережан, одним из источников появления паремий
является устное народное творчество – песни, сказки, былины, загадки. В
качестве доказательства он приводит примеры народных сказок [5]. Это
такие поговорки, как: По моему прошению, по щучьему велению; Утро
вечера мудренее и другие.
Другие пословицы возникли из церковных книг. Например, изречение
из
Библии
Господь
даде,
господь
и
отья
было
переведено
с
церковнославянского языка на русский – Бог дал, Бог взял.
С появлением светской литературы количество пословиц и поговорок
увеличилось, это так называемые пословицы и поговорки литературного
происхождения. Особенно велика заслуга русских писателей, которые
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
составляли пословицы и поговорки по образцу народных. Например, Минуй
нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь (А.С. Грибоедов), у
разбитого корыта (А.С. Пушкин) и другие.
Уже в ХIХ веке ученые обратили внимание на то, что пословица
указывает на эпоху, в которую она появилась. Но пословиц, берущих свое
начало с каких-нибудь исторических событий, гораздо меньше, чем
выражений, родившихся в быту человека [47].
Происхождение, формирование, современное бытование пословиц и
поговорок бурятского языка рассматривается
в тесной связи с жизнью
бурятского народа на всех этапах его исторического развития.
Исследованию бурятских паремий посвящена монография М. П.
Хамаганова
«Очерки
бурятской
афористической
поэзии»,
в которой обстоятельно рассмотрены проблемы происхождения, развития
малых жанров бурятского фольклора. М. П. Хамаганов считает, что
«богатство идей, мыслей, заключенное в народных афористических
выражениях, необходимо раскрыть, лишь изучая их в тесной связи с жизнью
народа, с историей общества» [41, с. 5]. М. П. Хамаганов в своем
исследовании выделяет три периода в развитии бурятских пословиц:
афористические выражения, возникшие в эпоху первобытно-общинного
строя до середины XVII века, до присоединения Бурятии к России,
афористические выражения, возникшие после присоединения Бурятии к
России, афористические выражения советской
эпохи. Однако
такая
периодизация, принятая автором относительно малых жанров бурятского
фольклора,
по
мнению
других
ученых-фольклористов,
является
не
достаточно убедительной.
Исследования конкретных пословиц показывают, что жанр пословиц и
поговорок на всех этапах своего формирования и развития был тесно связан с
другими
фольклорными
жанрами,
особенно
с
героическим
эпосом,
легендами, сказками, загадками. Например, в пословице из легенды «Буха
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
ноен» сравнение передается при помощи слова «адли», которое в
разговорной речи сливается с предыдущими словами и выглядит как их
окончание: Хайрда адли мунгэ баряашан, хадада адли, эд баряашан
(Держащий деньги – песок, обладающий имуществом – гора) [11, с. 58-60].
Некоторые образцы бурятских пословиц и поговорок произошли из
несказочной прозы. В них дается характеристика различным этническим
группам бурят, например: Сарай мяханда садаагуй, саазайн архида
hогтоогуй Сагаанууд (Мясом быка не наедающиеся, от водки из фарфоровой
посуды не пьянеющие Сагануты). Источником возникновения этой родовой
пословицы явилась легенда «Хухуур турэ» [11, с. 73].
Некоторые пословицы и поговорки возникли на основе определенных
обрядов и обычаев бурят. Примером такого происхождения может служить
такое изречение: Бэhэмни худайн мурөөр, бэемни хүргэнэй мурөөр (Кушак
мой по пути свата, а сам я по пути зятя) [24]. Эта пословица связана со
свадебным обрядом, при котором отцы молодых обменивались кушаками
(поясами) в знак скрепления союза молодых, в знак благословления их
родителями.
Следует
отметить,
что
источником
возникновения
некоторых
бурятских пословиц и поговорок стало заимствование паремий из русского
фольклора. Отдельные пословицы, существующие в бурятской культуре,
представляют собой кальки, то есть почти точные переводы отдельных
русских пословиц. Например, Зуун түхэригhөө зуун нухэр дээрэ (Сто друзей
лучше ста рублей); hураhан далай, hypaaгүй балай (Ученье свет, а неученье
тьма); Хэлэхэдээ бэлэн, хэхэдээ бэрхэ (Сказать легко, трудно сделать). В
результате этого создаются морфологически близкие стереотипы русских
слов, со всеми особенностями их сочетаний, синтаксических связей.
Анализируя истоки зарождения бурятских пословиц и поговорок,
можно прийти к выводу, что данные единицы возникли в разное время и
разными путями. Представляется трудным четко обозначить дату появления
первых пословиц и поговорок. Источниками их возникновения являются
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
реальная жизнь, богатый социально-исторический и жизненный опыт народа,
устное
народное
творчество
(сказки,
легенды,
предания,
улигеры),
определенные обряды и обычаи, заимствование из фольклора других
народов, в особенности русского.
Таким образом,
основными источниками народных пословиц и
поговорок являются исторический опыт народа, фольклор, произведения
устного народного творчества, заимствования.
1. 3. Репрезентация картины мира в пословицах и поговорках
Культурная самобытность языкового сообщества, пожалуй, наиболее
ярко
проявляется
при
изучении
паремиологического
фонда
языка.
Пословицы, поговорки, фразеологические единицы являются своеобразными
экспонентами культурного знания, где происходит взаимодействие языка и
культуры. Паремии, как часть языковой системы, выступают в качестве
хранилища культурных традиций национального менталитета, так как в них
наиболее
ярко
выделены
и
отражены
моменты
жизнедеятельности
представителей определенного языкового социума. Описание национальнокультурной специфики паремий тесно связано с проблемами исследования
человеческого сознания, восприятия мира и способов его осознания,
отраженных в языке [45, с. 160].
Антропоцентрический
подход
базируется
на
учении
В.
фон
Гумбольдта, Л. Вейсгербера, гипотезе лингвистической относительности Э.
Сепира и Б. Уорфа, концепции неогумбольтианства, антропологических и
культурологических исследованиях, ориентированных на разработку идей
картины мира, концептов, концептосфер. В соответствии с этими идеями
язык и образ мышления тесно взаимосвязаны. С одной стороны, в языке
находят отражения те черты внеязыковой действительности, которые
представляются релевантными для носителей культуры, пользующихся этим
языком; с другой, овладевая языком, и, в частности, значением слов,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
носитель языка начинает видеть мир под углом зрения, подсказанным его
родным языком, то есть через его призму, и сживается с концептуализацией
мира, характерной для этой культуры. Каждый язык по-своему представляет
мир, то есть имеет свой способ его концептуализации. Отсюда можно сделать
вывод, что каждый язык имеет особую картину мира, и языковая личность
организовывает содержание своего высказывания в соответствии с этой
картиной. И в этом проявляется специфически человеческое восприятие
мира, зафиксированное в языке.
Лингвистические концепты одновременно заключают и отражают или
формируют образ мышления носителей языка. Попытки построения картины
мира осуществлялись в русле мифологических и философских исследований,
но предметом изучения термин «картина мира» стал только лишь в
лингвистике XX-го века. Исследователи, занимающиеся данной проблемой
(М. Планк, Г. Герц, В. Гумбольдт, А. Эйнштейн, Ф. Боас, Б. Уорф, Э. Сепир и
др.) внесли существенный вклад в разработку и исследование понятия
картины мира в культурологических работах и не только [25].
Язык есть важнейший способ формирования и существования знаний
человека о мире. Отражая в процессе деятельности объективный мир,
человек фиксирует в слове результаты познания. Совокупность этих знаний,
запечатленных в языковой форме, представляет собой то, что в различных
концепциях называется то как «языковой промежуточный мир», то как
«языковая картина мира». Вследствие широкой употребимости популярен
последний термин [26, с. 183].
Понятие картины мира, в том числе и языковой, основывается на
изучении представлений человека о мире. Мир в данном случае – это человек
и среда и их взаимодействие, а картина мира – результат переработки
информации о среде и человеке. Таким образом, представители когнитивной
лингвистики справедливо утверждают, что наша концептуальная система,
представленная в виде языковой картины мира, зависит от физического и
культурного опыта и непосредственно связана с ним [26].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
Языковая картина мира формирует тип отношения человека к миру,
задает нормы поведения человека в мире. Каждый естественный язык
отражает
определенный
способ
восприятия
и
организации,
или
концептуализации мира. Выражаемые в нем значения складываются в некую
единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая
навязывается в качестве обязательной всем носителям языка [25].
Таким образом, возникают закрепленные в языке знания о мире, куда
непременно входит национально-культурный опыт конкретной языковой
общности. Формируется мир говорящих на данном языке, т. е. языковая
картина мира как совокупность знаний о мире, запечатленных в лексике,
фразеологии, грамматике [6].
Термин «языковая картина мира» – это не более чем метафора, ибо в
реальности специфические особенности национального языка, в которых
зафиксирован уникальный общественно-исторический опыт определенной
национальной общности людей, создают для носителей этого языка не
какую–то иную, неповторимую картину мира, отличную от объективно
существующей, а лишь специфическую окраску этого мира, обусловленную
национальной значимостью предметов, явлений, процессов, отношением к
ним, которое порождается спецификой деятельности, традиций, обычаев,
образа жизни и национальной культуры данного народа [Там же, с. 73].
Проблема изучения языковой картины мира тесно связана с проблемой
концептуальной картины мира, которая имеет свойство отображать
специфику
человека
и
его
бытия,
взаимоотношения
человека
или
определенного этноса с внешним миром. Разные культуры, их традиции и
обычаи описывают свой мир, но окружающий людей мир не зависит от
национальной принадлежности, он устроен по единым для всех законам. В
этой связи содержание мышления и когнитивных позиций, а именно
совокупность знаний о мире составляет концептосферу языка. Понятие
концептосферы, введенное Д. С. Лихачевым, использовано в данной работе
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
для обозначения особого поля языка, которое связано с запасом знаний,
навыков, культурным опытом отдельного человека и народа в целом.
На современном этапе развития лингвистики, языковые модели мира
становятся объектом описания и интерпретации в рамках комплекса наук о
человеке. Картина мира любого языка рассматривается не только в контексте
фольклора, мифологии, культуры, истории, обычаев и психологии данного
народа, но и в контексте лингвистики.
1. 4. Понятие концепта и концептосферы: структура и типология
концептов
Языковая картина мира отражается в ключевых словах – концептах.
Каждый язык обладает индивидуальным набором лингвоспецифичных
концептов, характеризующих образ мышления нации, ее способ видения
мира.
Система
ключевых
концептов
конкретного
языка
образует
национальную языковую картину мира или концептосферу (термин Д. С.
Лихачева) [22].
Впервые в отечественной науке термин «концепт» был употреблен С.А.
Аскольдовым-Алексеевым в 1928 в его статье «Концепт и слово», где автор
определял универсалию (концепт) как «мысленное образование, которое
замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов
одного и того же рода» [2]. Но до середины прошлого века понятие
«концепт» не воспринималось как термин. Лишь в 80-е годы XX века вновь
возникает понятие «концепта» как термина, который послужит объяснению
единиц психических процессов нашего сознания.
Лингвокультурологический
концепт
–
термин
современный,
интегративный, хотя и прочно утвердившийся в методике русского языка, но
до сих пор не имеющий единого определения. Проблемам изучения природы
концепта посвящены труды как зарубежных, так и отечественных ученых: В.
фон Гумбольдта, Э. Сепира, Б. Уорфа, Дж. Лакоффа, М. Минского, Ч.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
Филлмора, А. А. Потебни, С. А. Аскольдова-Алексеева, Д. С. Лихачева, Н.
Д. Арутюновой, Ю. С. Степанова, Е. С. Кубряковой, А. П. Бабушкина, З. Д.
Поповой, И. А. Стернина, В. В. Колесова и других. И все же термин концепт
ввиду своей сложности и полифункциональности до сих пор получает в
лингвистике самую разную трактовку. Приведем еще несколько наиболее
известных определений концепта.
В
Большом
энциклопедическом
словаре
дается
следующее
определение концепта: концепт (от лат. conceptus – мысль, понятие) –
смысловое значение имени (знака), то есть содержание понятия, объект
которого есть предмет имени (например, смысловое значение имени Луна –
естественный спутник Земли) [9].
Концепт
–
категория
мыслительная,
ненаблюдаемая,
поэтому
однозначно ее объяснить представляется трудным, так как это дает большой
простор для ее толкования. Категория концепта фигурирует сегодня в
исследованиях философов, логиков, психологов, культурологов, и она несет
на себе следы всех этих внелингвистических интерпретаций.
М. В. Пименова отмечает, что концепт – это то, что человек знает,
считает, представляет об объектах внешнего и внутреннего мира. Концепт –
это представление о фрагменте мира [31].
В. В. Красных и А. И. Изотов определяют концепт как максимально
абстрагированную идею «культурного предмета», не имеющую визуального
прототипического образа, хотя и возможны визуально-образные ассоциации,
с ней связанные [19].
Национальный концепт Красных определяет так: «самая общая,
максимально абстрагированная, но конкретно репрезентируемая (языковому)
сознанию, подвергшаяся когнитивной обработке идея «предмета» в
совокупности всех валентных связей, отмеченных национально–культурной
маркированностью, своего рода свернутый глубинный смысл предмета» [20].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
Таким образом, в концепции Красных и Изотова концепт – единица
высокой степени абстракции, имеющая национально-культурную специфику,
называемая словом и включающая словесные ассоциации на имя концепта.
В. В. Красных выделяет, кроме концепта, еще и такую когнитивную
единицу, как когнитивная структура. Когнитивные структуры формируют
когнитивные пространства и базы, то есть они являются нечленимыми
когнитивными единицами, способными кодировать и хранить информацию
[20].
Кроме того, Красных разграничивает два типа когнитивных структур –
феноменологические и лингвистические когнитивные структуры. Данные две
структуры выделяются на том основании, что информация, кодируемая и
хранимая в виде когнитивных структур, включает в себя сведения (знания и
представления) не только о реальном окружающем мире, но и знание языка и
о языке [Там же].
Феноменологические
когнитивные
структуры
составляют
совокупность знаний и представлений о феноменах экстралингвистической и
собственно лингвистической природы, то есть об исторических событиях,
личностях,
законах
и
явлениях
природы,
произведениях
искусства,
литературы и других.
Лингвистические
когнитивные
структуры
выделены
на
основе
языковой и речевой компетенции, они формируют совокупность знаний и
законах языка, о его синтаксическом строении, лексическом потенциале,
фонетико-фонологическом строе, о законах функционирования его единиц.
Соотношение понятий концепт и когнитивная структура в теории В. В.
Красных остается неразъясненным: концепт может быть определен как
когнитивная структура и наоборот.
Обобщение точек зрения на концепт и его определение в лингвистике
позволяет прийти к следующему заключению: концепт – это единица
коллективного знания, которая имеет языковое выражение, отмеченное
этнокультурной
спецификой.
Термин
«концепт»
многими
учеными
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
трактуется неоднозначно и его становление в лингвистике еще полностью не
завершено.
Концептосфера – это сфера мышления, состоящая из концептов,
мыслительных картинок, понятий, фреймов, сценариев, обобщающих
разнообразные признаки внешнего мира [32, с. 18].
Концептосфера представляет собой совокупность концептов, из
которых складывается миропонимание носителя языка. В структуре
концептосферы выделяется ядро (когнитивно-пропорциональная структура
концепта), приядерная зона (лексическая репрезентация концепта) и
периферия ( ассоциативно-образная репрезентация). Ядро и приядерная зона
представляют универсальные и общенациональные знания, а периферия –
индивидуальные.
Когнитивный
концептуальную
подход
определяет
систему,
которую
совокупность
концептов
формирует
как
информация,
накапливающаяся по различным каналам: тактильному, зрительному,
слухового и другие.
Сторонник
лингвокультурологического
подхода
Д.
С.
Лихачев
соотносит концептосферу с вербальным полем, но в то же время содержание
концептосферы определяется уровнем развития национальной культуры:
литературы, фольклора, живописи, традиций и обычаев, тем самым
подчеркивая, что репрезентации могут иметь не только провербальную, но и
знаковую природу.
Само понятие «концептосфера» является одним
из центральных
понятий когнитивной лингвистики.
Концептосфера образована всей совокупностью концептов носителей
языка. Чем богаче культура нации, ее фольклор, литература, наука,
изобразительное искусство, исторический опыт, религия, тем богаче
концептосфера языка [22, с. 282].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
Разные слои концепта являются результатом культурной жизни разных
эпох, и метод изучения концепта должен быть совокупностью нескольких
методик.
З. Д. Попова и И. А. Стернин считают, что концепт как единица
структурированного знания имеет подвижную структуру и может получить
описание в терминах ядра и периферии. «К ядру будут относиться
прототипические слои с наибольшей чувственно-наглядной конкретностью,
первичные наиболее яркие образы; более абстрактные признаки составят
периферию концепта. Периферийный статус того или иного концептуального
признака вовсе не свидетельствует о его малозначности или маловажности в
поле концепта, статус признака указывает на меру его удаленности от ядра
по степени конкретности и наглядности образного представления» [32, с.
192].
Например, концепт «Гостеприимство» можно описать и как полевую
структуру, ядром этого концепта будут считаться
собственное его
обозначение – «Гостеприимство», а периферией или периферийными
концептами – гость, процессы приема и угощения гостей, наименования
пищи, спиртных напитков, конкретных блюд, продуктов и т. д.
По методике Р. М. Фрумкиной структура концепта (Рис. 1)
представлена в виде круга, в центре которого лежит основное понятие, а на
периферии – все то, что привнесено культурой, традициями, народным и
личным опытом [41, с. 74-117].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
Рис. 1. Структура концепта
Обобщенно структуру концепта можно представить в виде круга,
состоящего из ядра и периферии. Ядро концепта – основное понятие, семы,
зафиксированные в словарных статьях, периферия – те коннотативные и
ассоциативные приращения, которые привносятся культурой и реализуются
при
определенном
наборе
слов-репрезентантов.
Для моделирования концепта ученые используют четко структурированные
единицы когнитивистики: фреймы, сценарии, скрипты и другие модели
представления
знаний.
Фрейм – структура данных для представления стереотипной ситуации,
особенно
при
организации
больших
объемов
памяти
[27].
Фрейм
представляет собой знание об определенном фрагменте человеческого опыта,
организованном вокруг какого–либо смыслового ядра (например, вокруг
смыслового
ядра
«праздник»
организуется
фрейм,
описывающий
стандартное празднование в понимании языковой личности). Фрейм обычно
предполагает перечисление деталей, из которых складывается ситуация.
Для установления смыслового объема концепта нужно определить
референтную ситуацию, к которой принадлежит концепт, в настоящей
работе в качестве основы для этой операции привлекаются пословицы и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
поговорки в разнообразных контекстах и приводится интерпретация
концептов [31].
Существует
множество
классификаций
ментального абстрактного характера.
концептов
ввиду
их
Самой многочисленной является
классификация на основе представленной в ней информации.
С точки зрения М. В. Пименовой концепты делятся на образы (Русь,
Россия, мать), идеи (социализм, коммунизм), символы (лебедь) и концепты
культуры,
которые
в
свою
очередь
делятся
на
несколько
групп:
универсальные категории культуры (время, пространство); социальнокультурные категории (свобода, труд, достаток, собственность); категории
национальной культуры ( душа, воля, дух); этические категории (добро, зло);
мифологические категории (духи, боги) [31].
По линии предметной лингвоконцепты делятся на эмоциональные,
семиотические, гносеологические, онтологические и другие.
Модель
мира
в
каждой
культуре
строится
из
целого
ряда
универсальных концептов – пространства, времени, причины, судьбы, числа,
а также сущности огня, воды, правды, закона, любви [12; 37]. Но есть и
специфические, этноцентрические концепты, ориентированные на данный
этнос. Нельзя на естественном языке описать мир «как он есть», так как язык
изначально задает своим носителям определенную картину мира.
Все концепты можно разделить по темам: мир – пространство, время,
родина, туманное утро, зимняя ночь; стихия и природа – вода, огонь, дерево,
цветы; представления о человеке – интеллигент, гений, дурак, странник;
нравственные концепты – совесть, стыд, правда, истина; социальные
понятия и отношения – свобода, воля, дружба, война; эмоциональные
концепты – счастье, радость; мир артефактов – храм, дом, сакральные
предметы (колокол, свеча и др); концептосфера научного знания –
философия,
филология,
математика;
архитектура, живопись, музыка, танец [31].
концептосфера
искусства
–
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
В настоящей работе рассматривается концепт «Гостеприимство» в
русской культуре и его периферийные концепты «Гость»,«Красный угол»,
«Хлеб-соль», «Водка». Этот же ядерный концепт «Гостеприимство»
(Хүндэшэ зан),
и его периферийные
(Почетное место для гостей),
«Айлшан» (Гость), «Хоймор»
«Белая пища» (Сагаан эдеэн), «Архи»
рассматриваются через призму бурятских пословиц и поговорок.
1. 5. Концептуальный анализ как метод лингвокультурологических
исследований
В
течение
уже
больше
нескольких
десятков
лет
в
области
лингвистических и культурологических исследований большое внимание
уделяется исследованиям концептологического характера, центральным
понятием такого типа исследований является понятие концепта. Говоря о
важности этого явления, можно процитировать Ю.С. Степанова: «Человек
проницаем для культуры, более того – он пронизан культурой. И если уж
представлять себе это состояние в виде какого-либо образа, то не следует
воображать себе культуру в виде воздуха, который пронизывает все поры
нашего тела, это «пронизывание» более определенное и структурированное:
оно осуществляется в виде ментальных образований – концептов. Концепты
– это сгустки культурной среды в сознании человека» [37].
В настоящее время такие направления как концептология и
лингвоконцептология занимаются рассмотрением, описанием и выделением
концептов в культурном и языковом материале. Однако, несмотря на
растущее количество исследовательских работ в данной области, до сих пор
представляется сложным
концепта:
в
говорить о четкой сформированности понятия
распространенных
определениях
можно
наблюдать
значительную долю субъективности, стремление авторов определять концепт
через другие не вполне однозначные понятия; также наблюдаются трудности
в вопросе разграничения концепта и других близких терминов – значение,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
слово, понятие. Таким образом, проблема определения и выделения понятия
концепт остается актуальной и по сей день.
Проблемой концептологии занималось множество авторов: в первую
очередь нужно упомянуть С. А. Аскольдова-Алексеева и Д. С. Лихачева,
также авторов одной из центральных работ концептологии – «Когнитивная
лингвистика» – З. Д. Попову и И. А. Стернина (на чьи постулаты мы будем
во многом опираться в данной работе) [32], а также А. А. Залевскую, М. В.
Пименову, В. В. Красных, Ю. С. Степанова, А.П. Бабушкина, Г. Г. Слышкина
и многих других.
Одним из основных методов исследования концептов принято считать
концептуальный анализ.
Концептуальный анализ – метод анализа, предполагающий выявление
концептов, моделирование их на основе концептуальной общности средств
их лексической репрезентации в узусе и тексте [ 32].
Изучение работ разных авторов, которые занимались концептуальным
анализом, показывает, что концептуальный анализ – это не один
единственный определенный метод выявления и изучения концептов. Было
бы уместнее говорить о том, что соответствующие работы с использованием
данного метода объединены некоторой относительно общей целью, а что
касается
путей
ее
достижения,
то
они
весьма
разнообразны.
По
свидетельству Р. М. Фрумкиной, «между разными авторами нет согласия в
том, каков набор процедур, который следует считать концептуальным
анализом, но нет согласия и в том, что же следует считать результатом» [41].
Целью концептуального анализа можно считать «выявление парадигмы
культурно значимых концептов и описание их концептосферы» [4].
В. А. Маслова описала методику проведения концептуального анализа
исходя из структурных особенностей концепта. Ядро – это словарные
значения той или иной лексемы, которые, по мнению ученого, заключают
большие возможности в раскрытии содержания концепта, в выявлении
специфики его языкового выражения. Периферия – субъективный опыт,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
различные
прагматические
составляющие
лексемы,
коннотации
и
ассоциации [26].
Концептуальный анализ языкового материала имеет два направления:
1)
От языка к мысли, когда из исследования языкового материала
составляются структуры мышления,
2)
От мысли к языку, когда в концептуальном плане исследуется сам язык
[3, с. 101-108].
Общепринятым является то, что исследование отдельного концепта
или целой концептуальной области происходит через анализ опредмеченных
результатов когнитивной деятельности. Методика концептуального анализа
зависит от понимания и возможности структурирования концепта и его
концептосферы. Среди исследователей существуют противоположные точки
зрения по вопросу структурирования концептов. Н. К. Рябцева, представляя
концепт как смысловой инвариант, считает, что концепт имеет строгую
структуру. З. Д. Попова, И. А. Стернин полагают, что у концепта нет четкой
структуры.
На сегодняшний день существует множество методик описания
концептов,
которые
используются
различными
научными
школами
российских и зарубежных ученых. Все они подчиняются определенным
принципам и отличаются конкретными методиками и способами описания.
Исследовательница А. В. Рудакова предлагает для построения
теоретической
модели
максимально полный
содержания
состав
какого-либо
языковых
концепта
средств,
выявить
раскрывающих
исследуемый концепт, и описать максимально полную семантику данных
единиц. Как алгоритм исследования концепта, Рудаковой предлагаются
следующие операции:
1.
Анализ ключевого слова: синхронический – выявление современной
семантики
лексемы
за
толковыми
словарями,
энциклопедиями,
определениями; диахронический – изучение исторической семантики данной
лексемы;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
29
2.
Анализ синонимических единиц, представляющих концепт;
3.
Анализ образных номинаций;
4.
Анализ словообразовательной парадигмы ключевого слова;
5.
Анализ репрезентации концепта в паремиях;
6.
Анализ афоризмов и фразеологических единиц, частотных сообщений;
7.
Анализ
вербализации
концепта
в
индивидуально-авторских
номинациях, те есть текстах [39, с. 109-115].
В. А. Маслова предлагает следующий способ описания смыслового
объема концепта:
1. Определить референтную ситуацию, к которой принадлежит данный
концепт. Например, при наличии художественного текста определение
референтной ситуации происходит на его основе;
2. Установить место данного концепта в языковой картине и языковом
сознании нации через обращение к энциклопедическим и лингвистическим
словарям, при этом словарная дефиниция считается ядром концепта;
3. Обращение к этимологии и учет ее особенностей;
4. Так как словарные дефиниции дают лишь самое общее представление о
смысле слова, а энциклопедические – о понятии, то необходимо привлекать к
анализу
различные
публицистические,
контексты:
привлечь
поэтические,
научные,
фразеологические
философские,
единицы,
паремии,
пословицы, поговорки;
5. Сопоставить полученные результаты с анализом ассоциативных связей
ключевой системы (ядра концепта);
6. Если для анализа выбран важный концепт культуры, то он должен быть
проинтерпретирован в живописи, музыке, поэзии, пословицах и поговорках и
т.д. [26, с. 111].
В исследовании концептуальный анализ может базироваться на
анализе
экспериментальных
данных
(свободный
и
направленный
ассоциативные эксперименты, эксперимент на субъективные дефиниции,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
эксперимент с использованием метода шкалирования), а также анализе
данных лексикографических источников.
Исследование лексикографических данных базируется на материале
словарных источников, так как они помогают составить первичное
представление о реалии и языковых средствах ее выражения.
Особенностью ассоциативного эксперимента является то, что он
позволяет максимально приблизиться к ментальному лексикону, вербальной
памяти, культурным стереотипам данного народа. Данный метод широко
используется в психолингвистике, психологии, социологии, психиатрии.
Эффективность использования ассоциативного эксперимента в целях
исследования лексики доказана рядом авторов (А. А. Леонтьев, Е. С.
Кубрякова) [21].
Ассоциативный эксперимент помогает выявить содержание концепта в
когнитивном сознании носителей языка и выделить признаки, образующие
концепт. Ядро языкового сознания включает те ассоциации в ассоциативновербальной сети, которые имеют наибольшее число связей, выделяемых на
основе частотности, популярности. Каждому слову в концепте соответствует
свое определенное ассоциативное поле, представляющее собой фрагмент
образа мира того или иного этноса, его культурных стереотипов.
Существует несколько разновидностей ассоциативного эксперимента –
свободный и направленный. Свободный ассоциативный эксперимент
предполагает ответ в виде первого пришедшего на ум слова. Направленный
ассоциативный эксперимент ограничен условиями, например, варианты
должны принадлежать к определенной части речи. В данной работе
совмещены два этих вида, так как в качестве концептов отбираются самые
популярные,
наиболее
вероятные
имена
существительные,
которые
отражают культуру русских и бурят в их пословицах и поговорках, так как
ассоциативное поле у каждого человека, народа свое. Таким образом,
отобранные слова-концепты в своей совокупности помогают составить
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
представление о том, какие смыслы или фреймы каких ситуаций лежат за
исследуемым концептом для носителей той или иной культуры.
Культурный
компонент
значения
–
неотъемлемое
свойство
лингвистических единиц любого национального языка на всех уровнях.
Проведенное сопоставление пословиц и поговорок русского и бурятского
языков с позиций когнитивной лингвистики позволяет описать сходство и
различие в пословичной концептуализации мира и в пословичном
проявлении менталитета двух народов. Данный подход к языку позволяет
учитывать национальную специфику отдельно взятого языка, так как
способы языкового выражения изменяются в зависимости от конкретного
языка, культуры и традиций. Выбор форм выражения, отбор языковых
единиц в составе двух языков, в частности русского и бурятского – это
отражение индивидуального этнического мировосприятия.
Особая
пресуппозиций,
роль
в
понимании
менталитетов
системы
принадлежит
традиционно-народных
языковой
картине
мира.
Концепты, как базовые категории, участвуют в формировании фонда знаний
индивида и передаче информации, и поэтому представляют большой интерес
для
сравнительно-сопоставительного
исследования.
Концепт
«Гостеприимство», исследуемый в данной работе, актуален для всех культур,
так как он связан с традициями этноса, а значит, дает представление о
культурной картине данного этноса [15].
В данной работе анализ проводился от материала к концептам, то есть
был отобран пословичный материал относительно темы гостеприимства и
его проявлении в двух культурах: бурятской и русской. В качестве базового
концепта выступает ядерный концепт «Гостеприимство». На основе
отобранных паремий были выявлены периферийные концепты, восходящие к
базовому. Основное внимание уделялось периферийным концептам, таким
как «Красный угол» и «Хоймор», «Хлеб-соль» и «Сагаан эдеэн», «Водка» и
«Архи», между которыми представляется возможным провести параллели,
сопоставить тождественные компоненты культуры. В нашей работе паремии
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
отражают реалии тех времен, к которым они принадлежали. Некоторые
пословицы и поговорки актуальны на сегодняшний день, так как некоторые
традиции и обычаи приема гостей сохранились и соблюдаются до сих пор в
обеих культурах.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
Выводы по первой главе
Язык любого народа богат произведениями литературы и устного
народного
творчества,
пословицами,
крылатыми
поговорками.
выражениями,
Пословицы
и
фразеологизмами,
поговорки
считаются
лингвокультурологическими единицами, так как они содержат богатый
материал для изучения особенностей национального характера и отражают
исторически
сложившийся
многовековой
опыт
людей
определенной
этноязыковой группы.
Статус пословиц и поговорок среди других фразеологических единиц
до сих пор не определен, поэтому исследование пословиц и поговорок стали
выделять в отдельное направление – паремиологию. В настоящей работе
изучаемый пласт объединяется в один объект исследования, допускается и
включение в него отдельных фразеологических единиц.
История появления первых пословиц и поговорок уходит корнями в
глубокую древность. Чем богаче культура народа, этноса, его фольклор,
литература, наука, изобразительное искусство, исторический опыт, религия,
тем богаче концептосфера языка. Концепт состоит из ядерного ключевого
слова
и периферийных единиц, которые ассоциируются с основным
концептом.
Одним из основных методов изучения концепта, концептосферы
принято считать концептуальный анализ. Целью концептуального анализа
является моделирование структур знаний, исследование содержимого
концепта, связей внутри его системы. Исследование базируется на материале
из словарей русских и бурятских пословиц и поговорок, некоторых
произведениях, которые имеют в своем составе паремии, отражающие
обычаи и традиции приема гостей. Концепт «Гостеприимство», исследуемый
в данной работе, актуален для всех культур, так как гостеприимство
свойственно для всех народов, и способы его выражения могут как
отличаться, так и иметь схожие признаки.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
ГЛАВА II. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА
РУССКИХ И БУРЯТСКИХ ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК
2. 1. Когнитивные модели, репрезентирующие концепт
«Гостеприимство» в русском и бурятском языках
В современном мире человеческие отношения являются важнейшей
сферой реализации культурной самобытности народа, поэтому концепты,
отражающие
морально-нравственные,
эмоциональные,
этические
и
поведенческие ситуации, представляют, на наш взгляд, наибольший интерес.
Одним из важнейших понятий сферы человеческих отношений выступает
концепт «Гостеприимство», который входит в универсальную картину мира,
поскольку представления о гостеприимстве имеют все народы. В данной
работе понятие «Гостеприимство» было рассмотрено сквозь призму
пословиц и поговорок русского и бурятского языков.
В
практической
части
работы
мы
проанализировали
концепт
«Гостеприимство» в разговорном дискурсе, также в данной работе
представлены примеры из художественного дискурса (из произведений
устного народного творчества, былин, повестей, легенд, эпосов). Пословицы
и поговорки описывают реалии тех времен, к которым они принадлежат. Так
как традиции и обычаи народов постепенно утрачиваются, и многие из
исследованных нами паремий не отражают современную действительность.
Национально-культурная составляющая дискурса состоит в различных
дискурсивных стратегиях, которые призваны выразить коммуникативное
намерение говорящих. Для дискурсивных стратегий приглашения к
гостеприимному
столу
в
русском
языке
характерно
использование
специфичных фольклорных фраз, таких как: Покорно – де просим хлеба –
соли кушати; Садись к столу ко честному, садись где место нравится; Да
пожалуй-ка, Владимир, во высок терем.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
Приглашение занять почетное место в бурятском языке выражается
дискурсивными фразами: Айлшан хүн дээгүүр, что дословно значит «Гости
садятся выше».
Репрезентация знаний о гостеприимстве в данной работе представлена
в следующем ассоциативном ряду: гость, гостеприимные хозяева, застолье,
угощения, напитки, общение, соблюдение ритуалов. Все компоненты
данного концепта рассматриваются в пословицах и поговорках, отражающих
выбранную тематику. В когнитивной лингвистике пословицы часто
рассматриваются как фреймы, так как в них содержится некий сценарий, в
них предложена и ситуация, и побуждение к действию в этой ситуации,
например, выход из нее.
Фрейм по М. Минскому – это структура данных для представления
стереотипной ситуации, особенно при организации больших объемов памяти.
Фреймы содержат основную или типическую и потенциально возможную
информацию, связанную с тем или иным концептом. Фрейм в динамике,
содержащий более полный пакет информации, представляет собой сценарии,
в которые входят несколько актов или эпизодов [27].
Гостеприимство можно представить как динамически развивающееся
действие, процесс. В работах отечественных исследователей в качестве
когнитивных моделей, репрезентирующих концепт «Гостеприимство»,
используются фреймы и сценарии. С. С. Жабаева в своих работах по
изучению
национально-культурной
«Гостеприимство»
специфики
реализации
концепта
рассматривает сценарий «прием гостей», как одну из
основных когнитивных моделей, позволяющую лучше представить данный
концепт. В данном сценарии есть участники процесса, которые выполняют
определенные действия, характерные именно для ситуации приема гостей,
выражения гостеприимства, соблюдения традиций. Весь языковой материал
ситуации можно представить в виде сценария. Этапы сценария «прием
гостей» мы представили следующим образом:
угощения [15].
встреча и приветствие;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
Кроме специальных правил поведения при приеме гостей, также особая
роль отводится формулам приветствия, выражающим приглашение в гости,
приглашения в дом уже прибывшим гостям, формулы приветствия. Все эти
языковые клише, утвердившиеся фразы также окрашены национальнокультурной спецификой.
Этикетными формулами, символизирующими приветствие и теплый
прием в русском языке являются восклицательные фразы: Милости просим,
Добро пожаловать! Добро пожаловать, дорогие гости, милости просим;
Хлеб-соль; Чувствуйте себя, как дома; Садись (проходи), гостем будешь;
Просим
к
В
очередь
первую
нашему
радушие
хлебу
и
указывает
на
соли
любезность
и
т.д.
и
особую
приветливость по отношению к гостям, которое часто выражается такими
пословицами: Гость в дом – хозяину радость; Редко свиданье – приятный
гость;У нас на Руси – прежде гостю поднеси [34, с. 48-51].
Для бурятского менталитета, первый этап – приветствие гостей –
имеет большое значение, поэтому мы обозначили те лексические средства,
которые через этап приветствие концептуализируют гостеприимство.
Встреча и прием гостей у бурят – это своего рода ритуал, всем участникам
которого необходимо строго соблюдать установленные и отработанные
веками нормы поведения. Хозяин, ожидающий гостя, услышав, что кто-то
подъехал к юрте, обязан выйти на встречу, помочь гостю привязать его
лошадь к коновязи. Важность коновязи выражается в паремиях: Сэргын
амидыда айл амиды (Пока жива коновязь, жива и семья), Сэргэ hайтай айл
баян (Благополучна та семья, у которой коновязь хороша) [10]. В качестве
благопожелания молодоженам, хозяевам часто используется пословица:
Гэртэтнай айлшад бγ мандаг, сэргэдэтнай хγлэгγγд бу мандаг (Пусть в
твоем доме не переведутся гости, а у коновязи – их кони).
Гость, особенно если он чужой человек, должен сразу показать
хозяевам, что он пришел с мирными намерениями. Для этого снимает с себя
оружие, ножи и оставляет его на улице, прислонив к юрте. В бурятских
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
ритуалах приветствия актуализированы взаимные расспросы о благополучии
близких, старейшин рода и мест, откуда прибыли гости, зачастую это
выражается установившимися в языке фразами, паремиями: Даагантнай
далантай, буруунтнай булшантай гγ? (Жеребцы и телята упитаны? Имеют
ли жир в загривках?), hайн хγн hанаагаар (Хороший человек всегда вовремя),
hайн хγн hанаагаар, халуун эдендэ оробо (Хороший человек вовремя поспел к
горячей еде). Гость, в свою очередь, должен также выразить благодарность
хозяевам за теплый прием и горячее угощение поговоркой hанаhан айлда –
халуун эдеэн (У доброй семьи – горячий обед). Такая традиция обмена
устоявшимися клише, часто выраженными пословицами и поговорками,
способствует созданию атмосферы спокойной и неторопливой беседы и
рисует образ почтительного, не суетливого, но проявляющего уважение к
прибывшим
гостям
хозяина.
Бурятское
приветствие
Амар
мэндэ
соответствует русскому Добро пожаловать, Сайн байна, хүндэтэ айлшад! –
Здравствуйте, гости дорогие! Обычно после слов приветствия хозяин
просит гостей сесть на хоймор, почетное место для гостей в бурятской юрте,
следующим устоявшимся клише: Холые зорижо хүрэжэ ерэhэн айлшадтаа
халуун амар мэндэ! Хоймор таладамнай гарыт даа! (Дорогие гости,
здравствуйте! Вы преодолели долгий путь на пути к нашему дому, садитесь,
пожалуйста, на хойморе!).
Отсюда можно сделать вывод, что образ гостеприимного хозяина в
представлении русских и бурят заключает в себе одинаковые признаки:
радушный, приветливый, щедрый на угощение. Национально-культурная
специфика проявляется в использовании таких определений, аналогов
которым не встречаются в других языках. Например, в русском языке –
хлебосольный, хлопотливый. В бурятском языке – это специфически
организованные лексемы со значением гостеприимный: үргэн (баян) гартай
(дословно: с широкой ладонью, то есть богатый, с щедрыми угощениями),
хγндэмγγшэ (гостеприимный, уважительный); что говорит о важности
данного концепта в бурятской культуре.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
Помимо хозяина, как радушного и гостеприимного человека, гость
является одним из центральных понятий в концепте «Гостеприимство», и
отношение хозяев к гостям отражено во многих пословицах и поговорках. В
данной работе были исследованы периферийные концепты «Гость» и
«Айлшан» в русском и бурятском языковом сознании.
2. 2. Концепт «Гость» в русской культуре и его репрезентация
в паремиях
Общеизвестно, что для русской культуры характерна высокая норма
гостеприимства, щедрости, искренности и открытости. Не зря существует и
широко используется устоявшееся выражение «широкая русская душа».
Благодаря таким качествам
могут быть созданы предпосылки и
благоприятные условия для завязывания, создания и укрепления дружеских
отношений.
В русской культуре принято оказывать любезность и выражать особую
приветливость по отношению к гостям: У нас на Руси – прежде гостю
поднеси. Хозяин должен угостить своего гостя всем самым лучшим, что есть
в его доме. Для гостеприимного человека его дом – не крепость, а место, где
он рад встретить гостей. Считается, что гость – радость в любой ситуации:
Хоть
и
не
богат,
а
гостям
рад,
Гость на порог – счастье в дом.
В русских пословицах и поговорках
отражается концепт «Гость» и
особое отношение к нему, независимо от бедности и богатства. Гостям в
русской культуре уделяется огромное внимание, считается необходимым
достойно встретить и угостить гостя, что вербализируется в следующих
паремиях: Первому гостю первое место и первая ложка; Хоть не богат, а
гостям рад; Принимают, за обе руки берут да в красный угол сажают;
Честно величать, так на пороге встречать; Чем хата богата, тем рада;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
39
Гостю щей не жалей, а погуще лей; Что есть в печи, все на стол мечи; Умел
в гости звать, умей и угощать; Жалеть вина – не видать гостей; Что
поставят, то и кушай, а хозяина в доме слушай; Пирог ешь, да хозяина не
съешь; Изба красна углами, обед – пирогами; Без обеда не красна беседа.
Исследуя
примеры
из
разных
источников,
связанные
с
концептуализацией «Гостеприимства» и восходящего к нему периферийного
концепта «Гость» нами были выделены следующие тематические группы, в
которых паремиологические единицы представляют
личность гостя или
хозяина и ее свойства, открытость, радушие хозяина, внутренняя симпатия
хозяев по отношению к гостям: Доброму гостю хозяин рад; Нежданный
гость лучше жданных двух; Гостю почет - хозяину честь; Гость доволен –
хозяин рад; Гостям дважды радуются: встречая и провожая; Доброму
гостю хозяин рад; Хорош гость, если он не засиживается; Добрый гость
всегда впору; Гость на гость – хозяину в радость; Для дорогого гостя и
ворота настежь.
В
вышеперечисленных
пословицах
и
поговорках
выражается
положительное отношение к гостям. Содержательная сторона паремий,
восходящих к концепту «Гость» свидетельствуют о том, что русский народ
готов поделиться лучшим, и даже последним, с
гостями. Встретить,
накормить, напоить естественно для радушного и приветливого русского
менталитета.
Следует отметить, что в русских пословицах и поговорках встречается
также негативное отношение к гостям, что можно наблюдать в вербализации
следующих паремий: Незваный гость хуже татарина; Ранний гость – до
обеда; Званый – гость, а незваный – пес; Гость дорогой, некупленный,
даровой; Ломливый гость голодный уходит; За постой деньги платят, а
посиделки даром (говорят ломливому гостю); Кто ходит незваный, редко
уходит негнаный; На незвано не ходи, на нестлано не ложись! К обедне
ходят по звону, а в гости по зову; Незван гость, непасена и честь; На
незваного гостя не припасена и ложка.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
Проанализировав содержание русских паремий, можно сделать вывод,
что в русской культуре к незваным гостям относятся двояко, с одной
стороны, это неожиданно и неудобно для хозяев, но, с другой стороны,
обычаи и традиции обязывают радушно встречать всех гостей независимо от
их социального положения, достатка и т. д: Гостю щей не жалей, а погуще
лей; Что есть в печи, все на стол мечи; Умел в гости звать, умей и угощать;
Жалеть вина – не видать гостей; Не спрашивают: чей, да кто и откуда, а
садись обедать; Наперед накорми, а там уж поспроси; Про гостя хороше, а
про себя поплоше.
В целом, анализ показывает, что концепт «Гостеприимство» и его
периферийный концепт «Гость» актуальны для русской языковой картины.
Для представлений о ценности гостей в русской языковой картине мира
является признание важности отношений, возникающих между людьми в
ситуации гостеприимства, построенных на уважении и терпимости.
Национальная специфика проявляется в том, что в вышеописанных паремиях
отсутствует
установка на себя, то есть такие качества, как эгоизм,
одиночество, замкнутость, жадность. Данные характеристики человека
являются предосудительными в русской культуре, что вербализуется в
пословицах и поговорках. Для русского языкового сознания важен внешний,
показной хлебосольный характер гостеприимства, подчеркивающий широту
и открытость русской души: Что есть на печи, все на стол мечи; Для
дорогого гостя и ворота настежь.
2. 3. Концепт «Айлшан» в бурятской культуре и его репрезентация
в паремиях
Периферийный концепт «Гость», как один из основных элементов
базового концепта «Гостеприимство» в бурятском языковом сознании имеет,
такие отличительные особенности, как выражение терпимости, теплоты и
доброжелательности со стороны хозяев дома. Любого человека, независимо
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
от национальности и вероисповедания, буряты встречали хγндэмуушэ
hайханаар угтаха (с большим радушием), делили с ним кров и еду.
Для бурятского народа щедрость, радушие, гостеприимство также
являются ключевыми понятиями и их отражение можно наблюдать в
следующих
пословицах и поговорках: Адаhанай алаг булагын hайхан,
айлшадай алаглаад hуухань hайхан (Прекрасен родник, из которого
скот
утоляет жажду, прекрасно, когда дом полон гостей); Хүл мяха, хүхүүр архи
табиха (Все гостям – от мяса до водки); Халамгай хүнһөө архи бү харамна,
халуурһан хүгшэнһөө эдеэ бү харамна (Не жалей водки выпившему человеку,
как не жалеешь еды для больной матери); Айлшанhаа хоол бү харамна,
бэеhээ хубсаhа бү харамна ( Не жалей гостям ни еды, ни одежды); Ерэһэн
хүн эдихэ, эрхэлһэн нохой долеохо (Тот, кто приходит в гости – ест,
прибежавшая собака – ластится); Хурим дээрэ хулганашье айлшан (На
свадьбе и мышь – гость); Хари айлшанда хатуу үгэ бү хэлэ (Гостям не смей
говорить слова плохого); «Үгы», «дууhаа» хоёр, үгырхэ ядархын дүлгэ,
«Уугты», «эдигты» хоёр баяжаха, үнэржэхын хэшэг (Кто кричит «ничего
нет», «закончилось», тот предрекает бедность, а кто всегда говорит
«ешьте», «пейте», тот предвосхищает богатство); Үрхѳѳртнай утаан
гаража байг, үүдѳѳртнай айлшад орожо байг (Пусть у вас всегда идет дым
из трубы, а в ваши двери всегда заходят гости).
Из содержания вышеперечисленных пословиц и поговорок можно понять,
что достойно угостить, накрыть богатый стол с мясом и водкой очень важно
для бурятского народа. Традиция гостеприимства у бурят закреплена
обычаями, поэтому необходимо проявлять уважение и почет гостям,
особенно старшим по возрасту.
В процессе поиска и анализа пословиц и поговорок, относящихся к
концепту «Айлшан» нами также была выявлена негативная коннотация,
выражающаяся в пословицах о непрошенных гостях. Также как и в русской
культуре, незваные гости, которые засиживаются или остаются на ночь, не
приветствовались хозяевами. Негативное отношение к таким гостям
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
вербализуется в нижеперечисленных паремиях: Айлшан хүн үглөөгүүр –
алтан, үдэшэнь –
мүнгэн, үнжөөд – туулган (Гость утром – золото,
вечером – серебро, а заночевав – свинец); Ерэхэдээ – айлшан, хоноходоо –
холшон, үнжэхэдөө – үлшэн (Приходя – гость, ночуя – мозоль, остававшись
на несколько дней – обуза); Ерэhэн айлшан мордодог, ороhон бороон
тогтодог (Так же, как пришедший гость уходит, так и дождь перестает
идти); Ороhон бороон арилха бэзэ, ерэhэн айлшан хариха бэзэ (Когда-нибудь
и дождь перестает идти, и гости возвращаются домой).
Ввиду многих причин буряты гостили редко: юрты обычно находились
друг от друга на большом расстоянии, и, в основном, было принято только по
большим праздникам посещать соседей и старших в роду. Передвигаться на
дальние расстояния, особенно зимой на лошадях,
было опасно, поэтому
гости оставались ночевать, если гостей попросили остаться на ночь, это
считалось проявлением глубокого почтения и заботы по отношению к ним
со стороны хозяев. Это можно проиллюстрировать следующими паремиями:
Айлша хонуулhан ами абарhан хүн (Кто гостей оставил на ночь, тот спас
жизни); Орой ерэhэн айлшан хоногтоо ерэхэ, оройн бороон ерэхэдээ орохоор
ерэхэ (Поздний/вечерний гость обычно приезжает с ночевкой, вечерний
дождь обычно затяжной); Хариха хүн хаяагаар, хонохо хүн хоймороор
(Гости, которые уедут, садятся по бокам, а те, кто приехали ночевать
садятся на почетном месте).
Важно отметить, что концепт «Хундэшэ зан» (Гостеприимство) и
восходящий к нему периферийный элемент «Гость» в бурятской культуре
связан с лакунарным понятием или концептом «Хадаг» (Хадаг –
ритуальный длинный шарф,
один
из буддийских символов,
который
символизирует гостеприимство, чистоту помыслов). Данный периферийный
концепт
«Хадаг»
является
лакуной,
так
как
будучи
национально-
специфичным элементом бурятской культуры, он отражается в языке, в
данном исследовании в паремиях, и носителям других лингвокультур
незнаком. Так, например, коннотативный смысл речевого стереотипа хадаг
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
43
бариха (преподносить хадаг) заключается в том, что при встрече гостей у
бурят в знак уважения и почтения к гостям им дарят хадаг: Үгын дээжэ
үреэл, хүндын дээжэ хадаг (Самое лучшее в беседе – благопожелания, самое
ценное в проявлении уважения, гостееприимства – хадаг); Хүндын тэмдэг
болодог, табан үнгын хадаг (Символ проявления почтения – пятицветный
хадаг); Хүндын дээдэ тэмдэг хадаг байнал (Высшая степень проявления
почтения – хадаг); Нанзат хадаг хүндэтэй, галдал улаан үнгэтэй (Знак
почтения – хадаг Солнца, огненно-красный, подобен огню); Шара үнгэтэй
хадаг – шажанай үлзы тэмдэг (Желтый хадаг – символ религии); Сагаан
үнгэтэй хадаг басагадта баридаг (Белый хадаг подноси девушкам,
женщинам); Табан үнгын хадагые тахижа байхань болтогой (Чтите
пятицветные хадаги); Хадагай амана талань амандаа хэшэгтэй, олзотой
удхатай (Открывающаяся сторона хадага означает чистоту помыслов,
пожелание счастья).
В этом списке выражения периферийного концепта «Хадаг» только одна
пословица Үгын дээжэ үреэл, хүндын дээжэ хадаг (Самое лучшее в беседе –
благопожелания, самое ценное в проявлении уважения, гостееприимства –
хадаг) зафиксирована в словарях. Источниками остальных паремий являются
стихотворения, благопожелания, но они тоже могут считаться пословицами и
поговорками, так как имеют устоявшуюся форму и широко используются, и,
возможно, в будущем они могут быть включены в словари фразеологических
единиц [14].
Таким образом, можно сделать следующий вывод относительно
смыслового содержания бурятских паремий. Гостям в бурятской культуре, и
званым, и незваным, принято проявлять почтение и уважение. Принимая
любых гостей, необходимо соблюдать обрядовую, этикетную сторону приема
гостей.
Сравнивая отношение к гостям в менталитете русских и бурят,
проявленное в пословицах и поговорках, можно сделать вывод о том, что
двум культурам присущи и схожие признаки, и различия в приеме гостей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
Отношение к незваным, неожиданным, заночевавшим гостям в обеих
культурах одинаково противоречиво: с одной стороны, такие гости не особо
нравились гостям, судя по ярким сравнениям в пословицах и поговорках
(непрошеный гость сравнивается с татарином, псом); с другой стороны,
любые гости должны встретить радушный прием в доме. В бурятских
пословицах именно засидевшиеся или заночевавшие гости ярко негативно
сравниваются с затянувшимся дождем и недрагоценным металлом – свинцом.
В русских паремиях почти нет упоминаний о предоставлении ночлега
гостям, отсюда можно сделать вывод, что в русской культуре не принято
оставаться на ночь. Что касается бурятских обычаев приема гостей,
отраженных в паремиях, то можно сказать, что попросить остаться на ночь
званых уважаемых гостей – знак почтения и проявление заботы.
Также
важно отметить, что неотъемлемым атрибутом встречи гостей, проявления
уважения и гостеприимства является шелковый шарф – хадаг. Немаловажно
то, как его дарят и какого он цвета, так как за каждым цветом кроется
определенный смысл.
2. 4. Сопоставление концептов «Хлеб-соль» и «Сагаан эдеэн»
и их репрезентация в паремиях
В России радушные хозяева всегда пытаются накормить гостя, накрыть
стол побогаче. Русский народ верит, что гости несут радость и веселье, гости
считаются подарком, который дан Богом человеку, что, например,
вербализуется в пословице Гость в дом – Бог в дом.
Русские встречают
гостей хлебом и солью; в русской культуре проявление гостеприимства – это
готовность, желание принимать гостей; это радушие, хлебосольство. В силу
этого анализ периферийного концепта «Хлеб-соль», восходящего к концепту
«Гостеприимство», и относящихся к нему паремий, является необходимым.
Данный анализ позволит выявить и описать национально-культурную
специфику данных языковых единиц.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
С давних времен на Руси, как и у других народов-землепашцев,
почитался хлеб. «Хлеб наш насущный дай нам на сей день» – сказано в
Евангелии. Оброненный случайно кусочек хлеба, надо было по старому
обычаю не только обтереть, но и поцеловать и попросить у него прощение.
Также наряду с хлебом особо почиталась соль, ведь добыча соли была очень
трудна в древней Руси. Только в богатых семьях она была на столе, а если в
обычных крестьянских домах гостей потчевали солью, это символизировало
высшую степенью проявления гостеприимства со стороны хозяев. До сих
пор на некоторых торжествах (например, на свадьбах) русский народ
радушно подносит хлеб-соль и встречает гостей с хлебом-солью, что ярко
отражает русское гостеприимство, хлебосольство.
Громадное значение соли и хлеба и та роль, которую они занимают в
жизни русского народа, находит отражение в следующих паремиях: Без соли
и стол кривой; Без соли и хлеб не естся; Бог на стене, хлеб на столе; Без
соли не вкусно, без хлеба не сытно; Без соли хлеб не еда; Без соли, без хлеба –
половина обеда; Без соли, без хлеба – худа беседа; Несолоно есть – что с
немилым целоваться; От пресной еды и бары хворают; От хлеба–соли и
царь не отказывается; Помяни соль, чтоб дали хлеба; Сердись, бранись,
дерись, а за хлебом-солью сходись; Сколько ни думай, а лучше хлеба–соли не
придумаешь; Соли не жалей, так и есть веселей; Соли нет, так и слова нет;
Спасибо тому, кто поит и кормит, и вдвое тому, кто хлеб–соль
помнит;
Надо пуд соли вместе съесть, чтобы друга узнать; Нам хоть песок, только
б солил; Не солоно хлебавши; После хлеба-соли обед сном золотят; Русский
человек хлеб-соль водит; Хлеб-соль и разбойника убивает (смиряет); Старая
хлеб-соль не забывается и др.
Проанализировав смысловую составляющую русских пословиц и
поговорок, можно сделать вывод, что русский радушный хозяин, склонен к
доброму, открытому отношению к кому бы то ни было; радушный прием
гостей отражается гостеприимством и хлебосольством. Также паремии ярко
отражают основное занятие народов и основу их рациона. Русский
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
крестьянин – сеятель и землепашец, ведет оседлый образ жизни и привязан к
своему дому, поэтому в пословицах и поговорках уделяется огромное
внимание хлебу, как главному продукту питания.
Образ жизни бурята-кочевника отличался от образа жизни русского
крестьянина, чьим основным занятием было и остается скотоводство, а
основой рациона – молочные продукты.
Г. О. Гомбоев в своей работе «О древнемонгольских обычаях»
отмечает, что непочтительным считалось и по сей день считается не
накормить гостя или положить ему еды меньше, чем остальным. Также
невежливым было спрашивать гостя, желает ли он кушать. Автор статьи
обосновывает свое суждение пословичным выражением: Адуунай алагһаа
аягын алаг муухай (хуже пестроты в табуне только пестрота в чашке).
Под пестротой в табуне понимается небольшое количество лошадей в нем, а
под пестротой чашки подразумевается небольшое количество еды в ней или
неравный раздел еды. Другой пример нежелательного отношения к гостям:
Шир тогоотой эмэ татай,
шэбэгүүр үгэтэй эрэ таатай (Женщина,
которая ест тайком, отвратительна, мужчина, который шепчется,
отвратителен).
Из приведенных нескольких пословиц с комментариями исследователя
следует, что Г. О.
Гомбоев стремился раскрыть обобщающий смысл и
характер пословиц, связывая их с бытом, жизнью и деятельностью
создателей [10].
Концепт «Сагаан эдеэн» (Молочная или белая пища) является
этнокультурным
ценностным
эталоном,
символом
гостеприимства,
проявления уважения и доброжелательности бурятского народа. Белый цвет
(на бурятском – сагаан) – символ честности, чистоты помыслов,
благополучия, богатства, цвет молочной пищи, отсюда единственный
праздник, празднуемый только у монголоязычных народов, который
называется «Сагаалган» и символизирует начало всего нового и чистого. Как
известно, молочные продукты – это основная пища скотоводов. Когда гостю
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47
предлагают отведать сагаан эдеэн (молочную пищу), то буряты говорят
«Сагаалагты!».
В бурятской газете «Буряад үнэн» в статье «Айлшадаа хүндэлхэ аятай
заншал» («Прекрасные традиции приема гостей») подробно расписаны этапы
приветствия и приема гостей. В первую очередь, гостям подносят горячий
чай с молоком:
Гостеприимен мой народ бурятский
И гостю – он знаком иль не знаком,
Повсюду, где горит огонь очажный
Он преподносит чашу с молоком [8].
К концепту «Сагаан эдеэн» входят такие молочные продукты,
например,
как
«Тоhон» (масло) и «Сай» (чай с молоком). Примеры
пословиц, отражающих эти концепты: Аяга сай эдеэнэй дээжэ, «А» үзэг
эрдэмэй дээжэ (С чашки чая начинается трапеза, как с буквы «А»
начинается постижение знаний); Ажал хэhэн – аманда тоhон, ажалгүй
hууhан – аягада хооhон (У того, кто работает, масло во рту, у того, кто
без дела сидел, пуста чаша – или, где работают – там густо, а в ленивом
доме – пусто); Тоhон ехэдэхэдээ эдеэ гутаадаггүй (Масло блюдо не портит,
или кашу маслом не испортишь).
Также к белой пище относятся молочные пенки – үрмэн, тараг –
кефир, молозиво – уураг, творог – хоймог, но пословиц и поговорок именно с
этими лексическими единицами в ходе нашей работы не было обнаружено. В
основном, говоря о белой пище, эти все продукты и имеются в виду.
Важность концепта «Сагаан эдеэн», восходящего к базовому концепту
«Гостеприимство» определена в следующих паремиях: Сагаан эдеэн –
хүндын дээжэ (Белая пища – символ гостеприимства); Сагаан хадагаар
золгохо, сагаан эдеэгээр угтаха (С белым хадаком встречать, белой пищей
угощать); сагаан эдеэн нангин (Белая пища святая).
Хозяин должен подносить чашу с чаем правой рукой, «рукой
благодати», придерживая при этом левой рукой локоть правой руки, или
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
обеими руками. При этом между гостем и хозяином должен состояться
зрительный контакт, как символ доверия. И только после этого переходили к
разговору о делах.
На основе анализа данных периферийных компонентов «Хлеб-соль» и
«Сагаан эдеэн», восходящих к базовому концепту «Гостеприимство» можно
отметить, что в рассмотренных паремиях ярко отражаются национальнокультурные реалии, вследствие чего можно выявить основную деятельность
русских и бурят на основе анализа тех продуктов, которыми, как правило,
встречают и угощают гостей. Исходя из основного рода занятий и
традиционного рациона, важно отметить, что русские встречают гостей
хлебом и солью, а буряты – молоком или другой молочной пищей.
2. 5. Концепты «Красный угол» и «Хоймор» и их репрезентация
в паремиях
В основе ряда русских пословиц, в частности, Принимают, за обе руки
берут да в красный угол сажают; Изба красна углами, обед – пирогами;
Доброго человека в красный угол сажают; Просим на избу: красному гостю
красное место, лежит концепт «Красный угол». Относительно главного
концепта «Гостеприимство» данный компонент этой системы можно назвать
периферийным концептом. Красный угол было принято считать священном
местом в доме, что подчеркивается значением слова «красный» – значит
красивый, торжественный, праздничный. В богатой русской культуре жизнь
людей была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. В
красном углу избы трапезничали, молились, благословляли, именно к
красному углу были обращены изголовья постелей, в красный угол под
иконами сажали почетных гостей [10]. Его соблюдали в чистоте и порядке,
украшали ризами, цветами, возжигали перед ним лампады и свечи. На
праздничном застолье в красный угол сажали почетных гостей. Таким
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
образом, данный концепт восходит к концепту «Гостеприимство» и является
его компонентом.
Если в русской избе особым местом для почетных гостей считался
красный угол, то в бурятской юрте таким местом являлся хоймор. Хоймор –
северная сторона дома, напротив входа. Хоймор – почетное место, бурханай
тала (место обитания божеств) – считался местом для встречи и угощения
почетных гостей, там же располагается божница [42]. Таким образом, особое
место в бурятском жилище хоймор можно выделить в периферийный
концепт «Хоймор». Роль данного концепта отражается в таких пословицах и
поговорках, как: Yγдэ hайтын хойморто hуу, эхэ hайтын басага аба (Садись
на хойморе там, где двери хороши,
а девушку в жены бери такую, у
которой мать хороша); Ажалша хун хоймортоо, архинша хун уудэндээ
(Работящий человек на хойморе или почетном месте, а пьяница у дверей);
Агта морин сэргэдээ, аба хун хоймортоо (Хороший конь у коновязи, глава
семейства на почетном месте); Хариха хүн хаяагаар, хонохо хүн хоймороор
(Гости, которые уедут, садятся по бокам, а те, кто приехали ночевать
садятся на особом месте); Айлшанаа хүндэлhэн – үүдэндээ, онтоо хүндэлhэн
– хоймортоо (Проявить почтение гостям, встречая их у дверей и усаживая
на хоймор).
Анализ данных паремий показывает, что в обеих культурах для
почетных гостей отведено определенное место в доме, как символ
проявления уважения и гостеприимства со стороны хозяев. Из пословиц
Принимают, за обе руки берут да в красный угол сажают, Мохоо хүбүүн
хойморто түмүүлхэ, мухар үхэр худагруу түмүүлхэ (Глупый мальчик
стремится в хоймор, глупая корова – в колодец) можно понять, что без
особого приглашения гостям нельзя заниматься место в красном углу или на
хойморе. В бурят-монгольской культуре со времен Чингисхана и Батыя
известны факты, когда даже братья и сыновья Батыя занимали места в
средней части юрты, не смея без приглашения пробираться в хоймор к нему.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
Послов, приехавших к Чингисхану, сажали в левой части юрте у самых
дверей, это место считается «низким» [49].
Вербализация периферийных концептов «Красный угол» и «Хоймор» в
русских и бурятских пословицах и поговорках отражает национальнокультурную специфику этих концептов, отражая значимость этих мест не
только как сакральных частей дома и юрты для проведения религиозных
обрядов, но их ценность как ключевых компонентов концептосферы базового
концепта «Гостеприимство».
2. 6. Концепты «Водка», «Вино», «Архи» и их репрезентация
в паремиях
Кроме концептов, отражающих особые места для гостей и блюда для
их приветствия, к базовому концепту «Гостеприимство» восходят такие
периферийные концепты, как «Водка», «Вино» и «Архи» (Молочная водка).
В ходе длительного исторического развития различные факторы, в том
числе социальные условия, место проживания, основная деятельность
народов влияли на культуру производства и употребления спиртных
напитков. Например, в южных теплых странах основными спиртными
напитками на торжествах и при приеме гостей является вино, так как теплый
климат и другие природные условия позволяют выращивать виноград.
Основным занятием славянских народов было земледелие, выращивание
культур, поэтому сырьем для производства хмельных напитков служил мед,
(из разбавленного водой меда путем брожения получали брагу), ячмень (на
его основе производилось пиво) и т. д. Многие кочевые народы, в свою
очередь, делали кумыс, молочную водку из молока. Спиртные напитки
помимо их употребления, также использовались в религиозных подношениях,
в определенных ритуалах. Таким образом, можно сделать вывод о том, что
роль спиртные напитки являются неотъемлемой частью культуры народов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
В данной работе рассматривается роль таких напитков в проявлении
гостеприимства, как водка, вино, молочная водка архи; кроме того,
рассматривается то, как они вербализуются в пословицах и поговорках
русского и бурятского народов. В настоящее время существует огромное
количество пословиц и поговорок по данной теме, именно посвященных
алкоголю, но в современных языковых единицах представляется сложным
выявить в национально-культурную специфику. Так как пословицы и
поговорки появились очень давно, в данной работе анализируются паремии,
отражающие реалии тех времен, к примеру, русские пословицы и поговорки
были известны уже в дохристианскую эпоху на Руси. Немаловажную роль
такие напитки играли и играют по сей день при приеме гостей, проявлении
уважения и гостеприимства.
Рассматривая особенности потребления алкогольных напитков в
русской культуре, можно отметить, что в давние времена основным сырьем
для производства алкоголя был мед, и к традиционным хмельным напиткам
на его основе относились медовуха, пиво. Такие спиртные напитки, в
основном, подавались на пиршествах.
С тех далеких времен в сказках
сохранилась известная концовка: «И я там был, мед пиво пил, по усам текло,
а в рот не попало».
Важность алкогольных напитков на богатом и щедром столе можно
проследить в следующих пословицах и поговорках: Жалеть вина – не
употчевать гостя; Не допиваешь, так недолюбливаешь (хозяев); Много пива
крепкого, меду сладкого, вина зеленого, всего не приешь, не выпьешь; Пирог
ешь, хозяйку тешь; а вина не пить, хозяина не любить; Где винцо, тут и
праздничек (тут и гостьба); Как хочешь зови, только водкой пои; Садитесь
за скатерти браные, за напитки пьяные; Бутылка на стол – и дела под
стол; Пиво вари да гостей зови; Хоть овин (дом) огнем гори, а брагу вари;
Что другу нальешь, то и сам выпьешь; Не винца, так пивца; не пивца, так
кваску; не кваску, так водки из-под легкия лодки.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
Как можно наблюдать, угостить гостя в русской культуре рюмочкой
водки
или
вина
считалось
и
считается
проявлением
радушия
и
гостеприимства, ведь алкоголь способствует легкой беседе, созданию
ненапряженной атмосферы, что можно проследить в следующих паремиях:
Надо пить, да правду молотить; Без вина правды не скажешь; Хмельной,
что прямой: рот нараспашку, язык на плече; Вино развязывает язык; Вино
веселит сердце; Хочешь быть сыт, садись подле хозяйки; хочешь быть пьян,
садись подле хозяина.
Тем не менее, во многих русских пословицах и поговорках отмечается
явно негативное отношение к пьяницам, пьянству, бесконтрольному
поведению вследствие опьянения: Аз есмь хмель, высокая голова, болий всех
плодов земных; Водка не лечит, а калечит; В хмелю мало ли что бывает
(говорится, случается); Вешний путь не дорога, а пьяного речь не беседа;
Вина напиться – бесу предаться; В пьяном бес волен; Вино вину творит;
Невинно вино, а проклято (а виновато) пьянство; Дали вина, так и стал без
ума; Испей винца, позабудь отца; Кто винцо любит, тот сам себя губит;
Лучше знаться с дураком, чем с кабаком; Лучше пряничать (быть
сластоежкой), чем бражничать; Много пить – добру не быть. Пить до дна
– не видать добра; Со хмелиной спознаться – с честью расстаться;
Невинно вино, а проклято (а виновато) пьянство.
В
русских
пословицах
и
поговорках
пьяный
человек
часто
сравнивается со свиньей: Пойми пьяного речи, поймешь и свиное хрюканье;
Пьяная баба свиньям прибава.
Таким образом, из содержания русских пословиц и поговорок,
отражающих периферийные концепты «Водка», «Вино», можно сделать
вывод, что в русской культуре гостей принято угощать алкогольными
напитками, это символизирует гостеприимство и радушие. Однако гостям не
следует напиваться, надо знать меру, когда наливает хозяин: Первая чарка
крепит, вторая веселит, а третья морит; Одна рюмка на здоровье, другая
на веселье, третья на вздор. Пьяные люди, пьянство не одобряются в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
53
русской культуре, что вербализуется в таких языковых единицах, как
пословицы и поговорки.
Если русский человек использовал мед, пшеницу, ячмень для
получения спиртных напитков, то для бурята-кочевника молоко – это еда и
питье. Алкогольные напитки из молока были распространены у кочевых
народов Средней Азии и Монголии, и делаются они из разных видов молока
путем сбраживания. Например, кумыс – это кисломолочный напиток из
кобыльего молока, тарасун (бурятская молочная водка) – из коровьего
молока, монгольская водка «архи» – в основном, из кобыльего молока. В
бурятском языке прочно закрепилось монгольское обозначение молочной
водки – архи. Тарасун как обозначение водки употребляется крайне редко.
Поэтому в данной работе молочная водка будет иметь вербализацию в
пословицах и поговорках как архи.
Процесс изготовления данной молочной водки очень трудоемкий и
затратный. Для получения десяти литров напитка понадобится сто литров
молока. Данный процесс имеет ритуальный характер. Приготовив молочную
водку, в юрту приглашали гостей. Первую пиалу архи хозяин брызгал в
огонь, выражая почтение духам семейного очага; из второй брызгал в небо,
так как небо в бурят-монгольской культуре символизирует отца, покровителя;
из третьей палы он брызгал на дверь, чтобы злые духи не входили в юрту;
четвертую ставили на алтарь бурханам, а пятую пиалу с архи первому
предлагал самому почетному гостю, после чего она шла по кругу. Было очень
важно соблюдать этот ритуал, что еще раз подчеркивает важность
соблюдения этикета, определенных правил в приеме гостей у бурят. Также
архи нельзя было пить людям младше сорока лет, и даже сейчас на семейных
праздниках считается некрасивым и неуважительным молодежи пить со
старшими, что передается молодежи всегда таким наставлением: Залуу
хүбүүд, басагад наһатайшуултай хамта архи уужа болохогүй, Үргөөд, ама
хүрөөд, гэдэргэнь бусааха ёһотой (Молодые юноши, девушки, нельзя пить
водку вместе со старшими, с пожилыми. Нужно взять пиалу, побрызгать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
духам, пригубить и вернуть хозяину или старшему человеку). Во многих
семьях эта традиция соблюдается и передается из поколения в поколение.
Так же, как и в культурах других народов, отношение к спиртным
напиткам в бурятской культуре двояко. Положительное отношение, важность
периферийного концепта «Архи» (молочной водки) при приеме гостей и
проявлении гостеприимства можно проследит в следующих пословицах и
поговорках: Духаряан манай
архи – танай (Наш тост, ваша водка);
Халамгай хүнһөө архи бү харамна, халуурһан хүгшэнһөө эдеэ бү харамна (Не
жалей водки выпившему человеку, как не жалеешь еды для больной матери);
Больше паремий с положительной коннотацией найдено не было. Зато
ниже даны примеры негативного отношения к водке. Судя по количеству
таких пословиц и поговорок, можно сказать, что водка считалась источником
бед, пьяные люди не одобрялись обществом, нельзя было показываться
пьяным на людях: Аарса ууһан досоошоо, архи ууһан газаашаа (молочный
напиток входит во внутрь, а водка выходит наружу); Дуутай тэнгэри
бороогүй, суутай хурим архигүй (Раскатистое небо без дождя, хорошая
свадьба без водки); Архин зам арбан зэмэтэй (В водке десять бед); Архи
уухада хотодо хоол болохогүй, хуби заяанда жаргал асархагүй (Водка не
приносит пользы для желудка, так же, как и не приносит счастья в судьбе);
Архиин аман хазагай (дословно: у водки рот кривой); Архи ууhан хүн ниитын
дайсан (Тот, кто выпил водку, становится всеобщим врагом); Архида
жаргал үгы (В водке нет счастья); hохор γхэртэ худаг бγ γзγγлэ, hогтуу
хγндэ архи бγ харуула (Не подпускай к колодцу слепую корову, не показывай
водки пьяному); Yхэртэ эмээл зохихогγй, эхэнэртэ архи зохихогγй (Корове
седло не идет, женщине – водка); Архи уухада аминда харша, айл хэсэхэдэ
ажалда харша (Водку пить – для здоровья вредно, по гостям шляться – для
хозяйства вредно); hайн хγниие архи дарадаг (Хорошего человека губит
водка).
Сейчас бурятские и монгольские народы, можно сказать, почти не
изготавливают молочную водку. В связи с тем, что процесс ее производства
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
55
трудоемок, молочную водку вытеснила более дешевая и простая в получении
русская пшеничная водка.
Как уже говорилось, пословицы и поговорки зачастую описывают
реалии тех времен, когда они появились. Традиции радушного приема гостей
уходят корнями в раннюю историю, но тем не менее, многие из этих
традиций сохраняются, и многие паремии актуальны и на сегодняшний день.
Например, в русской культуре культура употребления водки, важность ее на
столе до сих пор сохранена. При этом не было выявлено ритуальных
особенностей при ее подаче гостям. Рассматривая особенности распития и
подачи архи в бурятской культуре, можно проследить ритуальный характер
не только при подаче водки, но и при преподнесения гостям молока, белой
пищи и шарфа-хадага. Гостеприимный прием гостей у бурят предполагает
соблюдение этикета, как хозяином, так и гостем: хозяин должен подавать
рюмку обеими руками или только правой рукой, придерживая при этом ее
левой рукой за локоть. Гость, в свою очередь, должен сначала побрызгать
три раза водкой и только потом пригубить или выпить.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
Выводы по второй главе
В
данной
работе
были
проанализированы
и
сопоставлены
периферийные концепты «Гость» и «Айлшан», «Красный Угол» и «Хоймор»,
«Хлеб-соль» и «Сагаан эдеэн», «Водка» и «Архи». Также был рассмотрен
лакунарный элемент бурятской культуры – хадаг и его репрезентация в
бурятских
паремиях.
Ввиду
ограничения
по
объему
работы,
не
представляется возможным представить другие периферийные концепты
«Гостеприимства».
Наряду с наличием некоторой общей идеи, лежащей в ассоциативной
образности пословиц и поговорок, каждое языковое сознание выражает
базовый концепт «Гостеприимство» по-своему. Для русского языкового
сознания важен внешний, показной хлебосольный характер гостеприимства,
подчеркивающий широту и открытость русской души. Для бурят характерна
символическая, обрядовая сторона приема гостей, тонкий, продуманный
этикет, свойственный бурятской культуре.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Гостеприимство является нравственно-этической ценностью человека,
что подтверждается обширным пословичным материалом. Пословицы и
поговорки реагируют на все явления действительности, отражая быт, жизнь и
мировозрение народа, его традиции и обычаи. Пословичные когнитивные
структуры данных языков имеют черты сходства и различия, вследствие
этого представляется возможным провести сопоставительный анализ.
В результате концептуального анализа лингвистической реализации
периферийных компонентов «Гость» и «Айлшан» был сделан вывод, что в
обеих культурах отношение к гостям выражается одинаково. Радушный
прием у русских и бурят предполагает уважительное отношение хозяев к
гостям, достойные угощения. К зачастившим или надоевшим гостям
отношение выражается также схоже. Важно отметить, что во многих
бурятских паремиях прослеживается важность предоставления ночлега
гостям. Ввиду природных факторов, ареалу расселения бурят, оставить гостя
на ночь было обычной частью ритуала гостеприимства.
Сопоставительный анализ периферийных концептов «Хлеб-соль» и
«Сагаан эдеэн» позволяет выявить связь основных блюд для угощения гостей
с ключевой деятельностью народов.
Содержание русских и бурятских пословиц и поговорок, относящихся к
периферийным концептам «Красный угол» и «Хоймор», ярко отражает их
национально-культурную
окрашенность.
Кроме
той
роли,
которую
выполняют красный угол и хоймор в гостеприимном приеме гостей, как
особые места в доме и юрте, данные периферийные концепты также значимы
для проведения религиозных обрядов, установления в этих местах алтаря.
При анализе пословичного материала, посвященного красному углу и
хоймору, можно выявить одну общую особенность – без приглашения
занимать эти почетные места считается неприемлемым.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
Кроме периферийных концептов, отражающих специальные места для
встречи уважаемых гостей и блюда для их приветствия, к базовому концепту
«Гостеприимство» восходят такие периферийные концепты, как «Водка»,
«Вино» и «Архи». Эти напитки также обусловлены основной деятельностью
народов. В бурятской культуре важно соблюдать особые правила при подаче
пиалы с водкой и блюда с молочной пищей гостям: в первую очередь,
старейшим и уважаемым людям обеими руками или правой рукой.
Рассматривая особенности в бурятской культуре, можно проследить
ритуальный характер не только при подаче водки, но и при преподнесении
гостям молока, белой пищи и шарфа-хадага.
Результаты проведенного концептуального
и сопоставительного
анализов через призму паремий позволяют лучше понять культуру русского
и
бурятского
народов,
способствовать
развитию
межъязыковых
(межэтнических, межкультурных) исследований ментальности и языковой
картины мира. В этой связи многоаспектное изучение пословиц и поговорок
является ценным лингвистическим и культурологическим материалом.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1.
Аникин, В. П. Предисловие. Словарь русских пословиц и поговорок
[Текст] / В. П. Аникин, В. П. Жуков. – М. : Советская энциклопедия, 1966. –
535 с.
2.
Аскольдов-Алексеев, С. А. Концепт и слово [Текст] / С. А. Аскольдов-
Алексеев // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. –
М. : Антология, 1997. – С. 267-279.
3.
Бабенко Л. Г. Филологический анализ текста [Текст] / Л. Г. Бабенко. –
М. : Теория, 2004. – 464 с.
4.
Бабенко Л. Г. Лингвистический анализ художественного текста [Текст]
/ Л. Г. Бабенко, И. Е. Васильев, Ю. В. Казарин. – Екатеринбург, 2000. – 496 с.
5.
Бережан, С. Г. К вопросу о диапазоне варьирования фразеологизмов.
Исследования по семантике. Семантика языковых единиц разных уровней.
[Текст] / С. Г. Бережан – Уфа, 1988. – 148 с.
6.
Болотнова, Н. С. Поэтическая картина мира и ее изучение в
коммуникативной стилистике текста [Текст] / Н. С. Болотнова // Сибирский
филологический журнал. – Новосибирск. – 2003. – № 3-4. – С. 198-207.
7.
Будаев, Ц. Б. Словарь русско-бурятских адекватных пословиц и
поговорок. – Улан-Удэ, 1959. – 180 с.
8.
Баторова, Д. Айлшадаа хүндэлхэ аятай заншал [Текст] / Дулма
Баторова // Буряад үнэн. – 2014. – 16 января (№1). – С. 18.
9.
Большой
Энциклопедический
словарь
[Электронный
ресурс]
/
http://www.nashislova.ru/bes/
10.
Гомбоев, Г. О древнемонгольских обычаях, описанных у Плано
Карпини [Текст] / Г. О. Гомбоев // ВОРАО.–1857. – № 1. – С. 236-256.
11.
Гунгаров, В. Ш. Буряад арадай түүхэ, домогууд. Бурятские народные
легенды и предания. [Текст] / В. Ш. Гунгаров. – Улан-Удэ, 1990. – 176 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
12.
Гуревич, А. Я. Проблема ментальностей в современной историографии
[Текст] / А. Я. Гуревич // Всеобщая история: Дискуссии, новые подходы –
Пермь. : Вестник Пермского университета. – 2000. – № 1. – С. 75-89.
13.
Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст] / В.
И. Даль. – М. : Государственное издательство иностранных и национальных
словарей, 1955. – 700 с.
14.
Дугаров Э. Ч. Хадагуудай һолонго [Текст] / Э. Ч. Дугаров. – 2007. – 35
с.
15.
Жабаева, С. С.
концепта
Национально-культурная специфика реализации
«Гостеприимство»
(на
материале
казахского,
русского
и
английского языков) [Текст] : автореф. дис, канд. филол. наук : С. С. Жабаева.
– Челябинск, 2004. – 28 с.
16.
Жуков, В. П. Словарь русских пословиц и поговорок: (около 1200
пословиц и поговорок) [Текст] / В. П. Жуков. – М. : Русский язык, – 2000. –
537 с.
17.
Зуева, Т. В. Русский фольклор [Текст] : учеб. пособие / Т. В. Зуева, Б. П.
Кирдан. – М. : Флинта : Наука, 2002. – 400 с.
18.
Иванова, Е. В. Пословичные картины мира (на материале английских и
русских пословиц) [Текст] / Е. В. Иванова. – СПб. : Филологический
факультет СПбГУ, 2002. – 153 с.
19.
Красных В. В. Язык, сознание, коммуникация [Текст]: сб. статей / В. В.
Красных, А. И. Изотов. – М. : МАКС Пресс, 2001. – 184 c.
20.
Красных, В. В. Свой среди чужих: миф или реальность [Текст] / В. В.
Красных. М. : ИТДГК «Гнозис», 2003. – 375 с.
21.
Леонтьев, А. Н. Образ мира [Текст] / А. Н. Леонтьев // Избранные
психологические произведения . – М. : Педагогика. – 1983. – С. 251-261.
22.
Лихачев, Д. С. Концептосфера русского языка [Текст] / Д. С. Лихачев //
// Русская словесность: от теории словесности к структуре текста. Антология
– М.: Academia, 1997. – С. 180-187.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
61
23.
Мадасон, И. Н. Буряад арадай оньhон, хошоо угэнууд [Текст] / И. Н.
Мадасон. – Улан-Удэ, 1960. – 401 с.
24.
Мадасона, И. Н. Абай Гэсэр [Текст] / И. Н. Мадасона. – Улан-Удэ,
1960. – 314 с.
25.
Маслова, В. А. Когнитивная лингвистика [Текст]: учебное пособие / В.
А. Маслова. – Мн. : Тетрасистемс, 2004. – 266 с.
26.
Маслова, В. А. Лингвокультурология [Текст] / А. В. Маслова. – М. :
Академия, 2001. – 486 с.
27.
Минский, М. Л. Фреймы для представления знаний [Текст] / М. Л.
Минский. – М. : Мир, 1979. – 151 с.
28.
Молотков, А. И. Основы фразеологии русского языка [Текст] / А. И.
Молотков. – Л.: Наука, 1977. – 283 с.
29.
Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка [Текст] / С. И. Ожегов.
– М. : Азбуковник, 1999. – 994 с.
30.
Оркина,
Л.
Н.
Аспектуально–темпоральная
характеристика
высказываний с семантикой обусловленности в современном русском языке
[Текст] / Л. Н. Оркина. – СПб: автореф. дис. канд. филол. наук : 2000 / Л. Н.
Оркина. – 20 с.
31.
Пименова, М. В. Душа и дух: особенности концептуализации [Текст] /
М. В. Пименова. – Кемерово, 2004. – 385 с.
32.
Попова, З. Д. Очерки по когнитивной лингвистике [Текст] / З. Д.
Попова, И.А. Стернин. – Воронеж : Истоки, 2001. – 192 с.
33.
Привалова, И. В. Отражение национально-культурных ценностей в
паремиологическом фонде языка [Текст] / И. В. Привалова // Язык. Сознание.
Коммуникация. – 2001. – № 18. – С. 10-17.
34.
Смирнова, Л. А. Национально-культурная специфика реализации
концепта «гостеприимство» в русской пословичной картине мира [Текст] :
материалы
международной
научной
конференции
«Филология
и
лингвистика: проблемы и перспективы» (г. Челябинск, июнь 2011 г). –
Челябинск,
2011.
–
С.
48-51.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
Снегирев, И. М. Русские народные пословицы и притчи [Текст] / И. М.
Снегирев. – М., 1848. – 503 с.
35.
Соктоев, А. Б. Оньhон угэ оностой [Текст] / А. Б. Соктоев, Ц-А. Н.
Дугар–Нимаев.– Улан–Удэ, 1979. – 220 с.
36.
Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. Опыт
исследования [Текст]
/ Ю. С. Степанов. – М. : Школа «Языки русской
культуры», 1997. – 526 с.
37.
Тарасова, Н. А. Пословицы и поговорки как отражение национальных
особенностей восприятия мира русскими и американцами/англичанами //
Материалы
VI
Международной
студенческой
электронной
научной
конференции «Студенческий научный форум» [Электронный ресурс] / Н. А.
Тарасова. – http://www.scienceforum.ru/2014/767/6035. (14 марта, 2016).
38.
Рудакова, А. В. О понятии интегрированного лексикографического
значения слова и методике его описания [Текст] / А. В. Рудакова, И. А.
Стернин // Культура общения и ее формирование. – 2015. – № 31. – С. 109115.
39.
Фелицына, В. П. Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения
[Текст] / В. П. Фелицина, Ю. Е. Прохоров. – М. : Русский язык, 1979. – 240 с.
40.
Фрумкина, Р. М. Есть ли у современной лингвистики своя
эпистемология? [Текст] / Р. М. Фрумкина // Язык и наука конца ХХ века. –
М., 1995. – С. 74-117.
41.
Хамаганов, М. П. Очерки бурятской афористической поэзии [Текст] /
М. П. Хамаганов. – Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 1959. – 454
с.
42.
Черданцева, Т. З. Язык и его образы. (Очерки по итальянской
фразеологии) [Текст] / Т. З. Черданцева. – М. : Издательство ЛКИ, 2010. –
168 с.
43.
Шагдаров, Л. Д. Бурятские и русские пословицы, поговорки [Текст] / Л.
Д. Шагдаров, М. П. Хомонов. – Улан-Удэ: Бэлиг, 1996. – 112 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
63
44.
Шахматов, А. А. Повесть временных лет и ее источники [Текст] / А. А.
Щахматов // Труды Отдела древнерусской литературы. – М .; Л. :
Издательство Академии наук СССР, 1940. – С. 61-67.
45.
Шанский, Н. М. Фразеология современного русского языка [Текст] / Н.
М. Шанский. – М. : Высшая школа, 1985. – 160 с.
46.
Шахнович, М. И. Краткая история собирания и изучения русских
пословиц и поговорок [Текст] / М, И. Шахнович. – СПб.: Специальная
Литература, 1996 – 192 с.
47.
Широкова, О. Жизнь пословицы [Текст] / О. Широкова // Русский язык
в школе. – 1931. – №6-7. – С. 117.
48.
Электронный
словарь
пословиц
и
поговорок
русского
народа
[Электронный ресурс] / http://www.x–vim.info/index.php. (11 января, 2015).
49.
Электронный учебник бурятского языка «Буряад хэлэн» [Электронный
ресурс] / http://buryadxelen.com/articles/?article=358. (22 декабря, 2015).
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
564
Размер файла
789 Кб
Теги
национальные, языков, пословицы, материалы, специфика, 4524, культурное, русского, поговорок, бурятского
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа