close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Президента не выбирают: Свидетельства очевидцев выборного процесса

код для вставкиСкачать
Эта книга – свидетельство того, как на самом деле прошли «беспрецедентно честные и открытые» выборы президента Российской Федерации 4 марта 2012 года в Саратовской области. Ничего беспрецедентного на самом деле не было. Обычные российские выборы -
Президента не выбирают
Свидетельства очевидцев выборного процесса Саратов, 2012
Авторы, 2012
Серия рисунков с места событий и рисунок на обложке Валерия Павелко, 2012
Оформление обложки и компьютерная верстка Матвей Фляжников, 2012
Юридические комментарии Денис Руденко, 2012
Проект «Газеты недели в Саратове»
Редактор-составитель: Елена Иванова
Президента не выбирают: Свидетельства очевидцев выборно-
го процесса. – Издатель Дмитрий Козенко, 2012. – 244 с.: ил.
Эта книга – свидетельство того, как на самом деле прошли «беспрецедентно честные и открытые» выборы президента Российской Федерации 4 марта 2012 года в Саратов-
ской области. Ничего беспрецедентного на самом деле не было. Обычные российские выборы – нечестные и фальшивые. Подтверждение тому – наша книга. Её писали не профессионалы, а люди, участвовавшие в выборах как наблюдатели, члены избиратель-
ных комиссий. В обычной жизни – студенты, медики, преподаватели, программисты, юристы, экономисты. Не надо ждать от написанных ими текстов литературных красот, зато там много эмоций, много юмора, но и много горечи. Главное же в том, что книга есть доказательство появления в России настоящего, а не придуманного в кабинетах гражданского общества. Отличительная черта этого проекта: книгу писали, верстали, иллюстрировали, редакти-
ровали и оказывали юридические консультации сами участники выборного процесса – наблюдатели и члены избирательных комиссий, в день выборов старавшиеся обеспечить честный результат. ISBN 978-5-85-571-133
ББК Ф.66.973
3
Содержание
Аркадий Евстафьев
Обращение к участникам движения за честные выборы . . . . . . . . . . . 5
Дмитрий Козенко
Мы победили! И мы – будущее! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6
Список сокращений и терминов, используемых в книге . . . . . . . . . . . 9
Роман Дрякин
Эротические фантазии педагогов-членов УИК . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12
Юрий Касимцев
Стокгольмский синдром . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31
Наталия Межуева, Александр Назаров
Президента, как и родителей, не выбирают . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 43
Никита Колпаков
Пусть ЦИК подождет, пока студент отдохнёт . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52
Валерия Павелко
Кукловоды и марионетки. И как с этим бороться . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 64
Иван Ульзутуев
Игра в прятки, или явление принтера народу . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 77
Алексей Сизинцев
Как председатель фальсифицировал выборы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 85
Александр Глущенко
Как я провел этим выбором (прикол-эссе) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 92
Людмила Пашкова
Всё не закрасишь… . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 106
Эльдар Халиков
Трудно быть богом . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 117
4
Александр Никишин
Цирк с макаками . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 127
Диана Ерёмина
Председатель отправляла наблюдателей в Норильск – собирать гнилую картошку .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 136
Антон Наумлюк
184-й. Хроника беспредела . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 144
Михаил Шаповалов
Воображариум выборов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 156
Лариса Матюшина
Бюллетени шлёпались в урны пачками . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 173
Ирина Бутенко
Занимательная арифметика . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 181
Виктор Смирнов
Очереди по открепительным – как в войну, за хлебом! . . . . . . . . . . . . . 188
Виктор Шмидт
Это не выборы, это фейк . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 195
Евгений Бондаренко
Добро пожаловать в ад . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 205
Юрий Гусев
Комиссия, «слизнувшая» 120 голосов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 211
Ольга Маслова
Как исчезают председатели УИК и появляются сотни дополнительных голосов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 226
Михаил Наместников
Так «октябрята» делали выборы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 231
5
Сначала тебя не замечают, затем над тобой смеются, затем с тобой борются, затем ты побеждаешь.
Махатма Ганди
Дорогие друзья!
Выражаю глубокое уважение и благодарность всем, принявшим участие в законном голосовании на выборах и пытавшимся по мере сил обеспечить их честность и законность. Тем, кто не пожалел своего времени, сил и средств в отстаива-
нии своих гражданских прав.
Активисты народного движения за честные выборы, неза-
висимо от того, какие партии и движения они представляли, по-
казали власти, что они – сила! На всех участках, где активистам-
наблюдателям удалось пресечь фальсификации, результаты выборов сильно отличаются от «неохваченных» участков!
Мы сделали с Вами первый шаг, чтобы стать настоящими гражданами своей страны. Пусть не всё у нас получилось. Но мы об-
рели веру в себя, в свою правоту, в своё право быть гражданином!
В этой книге публикуются материалы, написанные активи-
стами движения за честные выборы. Многим упомянутым в книге персонажам (участникам фальсификаций) она не понравится. По-
нятно, они боятся света, боятся огласки. Но я уверен: мы все должны знать и о героях 4 марта, и о тех, кто попирает принципы морали и права граждан.
Аркадий Евстафьев, предприниматель.
Творческий коллектив благодарит Аркадия Евстафьева за помощь в издании этой книги.
6
Мы победили! И мы — будущее!
Дима, ещё Дима, Романы (сразу три), Денис, Кирилл, снова Денис, юристы Сергей и Никита, молчаливый волонтёр Виктор, приехавший на своей машине и весь день работавший ещё одним водителем. Анатолий, накрутивший на своём «Ниссане» сотню километров, а ночью бивший-
ся на участке. Кирилл, просидевший под ментовской охраной полтора часа. Платон, возбуждённо перечислявший, сколько и куда он направил жалоб. Саша, в своей огромной шляпе и развевающемся кожаном плаще похожий на героя какого-то боевика, весь день промотавшийся по Волж-
скому району, пресекший немало нарушений. Ещё один Роман, снявший чудесное видео, как нарушающие правила подсчёта голосов учительницы кричат в объектив: «Рома, не нервируй нас!»
Девушки: Катя, Люда, Лера и Валера (это чтобы не путать), Лена, Оля, Яна.
Ребята и девушки из Саратовского журналистского центра, огромное им спасибо.
Наверняка вспомнил не всех: сами понимаете, ночка с 4 на 5 мар-
та была сумасшедшая. В нашей стране, где демократия крепчает день ото дня, быть участником выборов, добиваясь их честности, чревато многими неприятностями. Особенно для студентов. За ночь с 4-го на 5-е мы зафиксировали несколько случаев случая, когда сотрудники де-
канатов разных факультетов политеха выезжали поговорить со своими студентами, чтобы заставить их быть менее принципиальными и менее честными.
Вам пришлось пережить многое. Утратить, у кого они ещё были, остатки уважения к нашей выборной системе. Ужаснуться тому, какими 7
предстали перед вами наши учителя. Многих из вас эти люди совсем недавно учили быть честными и принципиальными. А теперь на ваших глазах они поступали ровно наоборот. Такими их сделала система. Сис-
тема, где авторитетом для педагога стал не Януш Корчак, а замначаль-
ника районной администрации. Специально для нынешних педагогов справка: польский педагог Януш Корчак погиб от рук фашистов вместе с воспитанниками детского дома, где он был директором. Возможность спасти свою жизнь у него была. У нынешних был выбор попроще. Они его сделали. Впрочем, хватит о нынешних педагогах. Они того не стоят. Они интересны только как иллюстрации того, чем стала наша страна. Как и мелкий чиновник Агапов , оравший в объектив камеры: «Закон здесь –
я!»
Вы дали оценку тому действию, которое по какой-то ошибке на-
звали «беспрецедентно честными выборами». Где-то в начале второ-
го в штаб пришёл Дима. На вопрос «ну как?» он ответил: «Полный пи...ец!» Минут через пять, абсолютно не сговариваясь, эту же оценку повторили Рома и Никита.
Лучше давайте о нас. Мы сделали огромное дело. Мы доказали, что не все здесь рабы! Что есть люди с собственным мнением и готов-
ностью до последнего его отстаивать. Значит, у России есть будущее. Да, мы разные. Мы по-разному смотрим на многое. Мы по-разному оцениваем людей и события. Но многое нас объединяет, прежде всего –
чувство собственного достоинства и наличие совести.
На митингах «со слезами на глазах» они кричали о своей побе-
де. Они опять врут. Победили мы, и мы –
будущее. А они –
прошлое.
Вы держите в руках книгу, составленную из рассказов наблюда-
телей на выборах 4 марта. Это не сборник мемуаров, это репортаж с 8
места событий тех, кто отстаивал наши конституционные права, и на-
поминание тем, кто эти права пытался украсть. Мы этого не забудем. Как только вы повесите на школах и детских садах вывески «Участко-
вая избирательная комиссия», мы придём туда, и нас будет во много раз больше. И тогда мы издадим другую книгу – о настоящих честных выбо-
рах. Это время не так далеко, как некоторые надеются.
Дмитрий Козенко,
главный редактор «Газеты недели в Саратове»,
координатор Саратовского объединения избирателей
9
Список сокращений и терминов, используемых в книге
ФЗП –
Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации». ФЗГ – Федеральный закон «Об основных гарантиях избира-
тельных прав граждан». КоАП РФ – Кодекс Российской Федерации об административ-
ных правонарушениях.
УК РФ – Уголовный кодекс Российской Федерации.
ГАС «Выборы» –
Государственная автоматизированная си-
стема Российской Федерации «Выборы» КОИБ (автоматизированный комплекс обработки избиратель-
ных бюллетеней («автоматизированный ящик» для приёма бюллете-
ней, в котором подсчёт голосов ведётся автоматически) УИК – участковая избирательная комиссия, проводит голосо-
вание и подсчёт голосов, составляет протокол об итогах голосования.
ТИК – территориальная (вышестоящая по отношению к УИК) избирательная комиссия, в которую из УИК отправляется протокол об итогах голосования. Там же данные об итогах голосования вводятся в ГАС «Выборы».
Член УИК (ТИК) с ПСГ – член участковой (территориаль-
ной) избирательной комиссии с правом совещательного голоса.
Член УИК (ТИК) с ПРГ – член участковой (территориаль-
ной) избирательной комиссии с правом решающего голоса.
ОУ – открепительные удостоверения.
Дорожная карта –
пошаговая инструкция наблюдателя с 10
указанием, что должна делать УИК в течение всего дня, особенно при подсчёте голосов. Дорожная карта содержит ссылки на статьи Феде-
ральных законов, определяющих правильный порядок работы УИК в течение дня выборов, а также ссылки на законы, предусматривающие ответственность за нарушение избирательного законодательства. «Карусель» –
массовое нарушение, охватывающее несколько способов фальсификации при голосовании, основанное на подкупе из-
биратлей. Суть одного из вариантов «карусели» заключается в переда-
че избирателю перед входом на избирательный участок уже заполнен-
ного избирательного бюллетеня, который избиратель должен опустить в урну для голосования, а новый, чистый бюллетень вынести и обме-
нять у организатора «карусели» на деньги или другие материальные ценности. Второй вариант заключается в организованном массовом голосовании на нескольких избирательных участках по подложным от-
крепительным удостоверениям (присутствующие при этом наблюда-
тели распознать подобный подлог не в состоянии). Вброс бюллетеней –
нарушение, заключающееся в нелегаль-
ном подкладывании бюллетеней в стационарную или переносную урны, а также на стол во время подсчёта голосов с целью повлиять на итоги голосования. В подброшенных бюллетенях, как правило, про-
ставляются отметки за нужного кандидата.
11
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
12
РОМАН ДРЯКИН
Эротические фантазии педагогов-членов УИК
Вы сорвали выборы, – грустно сказал Валера-
полицейский. – Конечно мы! Это же мы нарушали за-
кон, считая бюллетени чёрт знает как, отстраняли на-
блюдателя с участка по надуманным поводам, отвлекали наблюдателей от работы и устраивали на участке словес-
ные поединки. Нет! Мы только следили за тем, чтобы всё происходило законно, открыто и гласно. Потому что хотим жить в стране, где своих правителей выбира-
ет себе народ, а не Диана Геннадьевна и её приятели
Роман Дрякин, на тот момент безработный »
«
Место действия: г. Саратов, УИК № 296, школа № 27, председатель – Звонарёва Диана Геннадьевна, директор школы.
Написать этот материал мне предложили журналисты, с кото-
рыми я познакомился в избирательном штабе Михаила Прохорова и 13
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
на митинге Саратовского объединения избирателей (СОИ). Они рас-
сказали мне, что пообещали написать все истории о произошедших 4 марта беззакониях. Такие журналисты нам нужны. Надеюсь, труды их не пропадут даром, и все эти истории будут услышаны. Я же, в свою очередь, расскажу одну из таких, случившуюся лично со мной.
Как я хотел стать наблюдателем. И стал
Чтобы стать наблюдателем, я оставил заявку, уже даже не помню на каком сайте. Кажется, это был «Гражданин избиратель». И, знаете, со мной почти моментально связались. Первоначально предложили идти на предстоящие выборы корреспондентом от ассоциации «Голос». Позже мне перезвонили представители Саратовского отделе-
ния «Яблока» и предложили поработать членом участковой избира-
тельной комиссии (УИК) с правом совещательного голоса от одного из кандидатов. Работа в таком статусе лично мне показалась предпо-
чтительнее статуса корреспондента. У последних на избирательном участке заметно меньше прав и, следовательно, гипотетической воз-
можности повлиять на процесс. Из двух вариантов – идти от Миро-
нова или от Прохорова – я выбрал второй. На специальных семинарах для наблюдателей нам выдали значки Саратовского объединения из-
бирателей и бейджики. Я набрал кучу бумаг: инструкции, бланки жа-
лоб, копирки (чтобы сразу несколько экземпляров документа сделать), руководства и прочее. Как и ожидалось, непосредственно на выборах большая часть этого не пригодилась. На семинарах нам разъясняли права наблюдателей разных уров-
ней, учили, на что обращать особенное внимание, как вести себя в той 14
РОМАН ДРЯКИН
или иной ситуации, от кого и каких подлостей ждать. За всё время под-
готовки я посетил несколько семинаров, было интересно, и ко дню вы-
боров я был подготовлен относительно неплохо. День выборов
Для избирателей участки открываются в 8:00, для членов УИК – гораздо раньше. Нам рекомендовали прибыть на участок не позже 7:30. В школе № 27 по ул. Дегтярной (район Полиграфком-
бината), где располагался мой 296-ой участок, оказыва ется, был ещё один – 308-ой. Не догадываясь о таком раскладе, я сначала пришёл именно на последний – он находился ближе всего ко входу, на первом этаже. С уверенным видом снял куртку, познакомился с членами УИК, в том числе с ещё одним наблюдателем (тоже от Прохорова, меня это тогда не насторожило). Даже успел немного повздорить с председате-
лем комиссии – они начали опечатывать урны для голосований до при-
хода первых избирателей, как это требуется по правилам. Свою ошиб-
ку я осознал, когда увидел на печати комиссии цифру 308. Пришлось извиняться и бегом бежать на второй этаж. Вот так, из-за невнимательности, я опоздал к началу голосова-
ния на своём участке. Урны (прозрачные) были уже опечатаны, на дне одной из них виднелся одинокий бюллетень. Голосование началось. Я зарегистрировался у председателя – Дианы Геннадьевны Звонарё-
вой, женщины за 40, в одежде угрожающей чёрно-красной расцвет- ки – она оказалась директором школы. Все остальные члены УИК так же были женщинами бальзаковского и постбальзаковского возрас-
тов. За исключением парня лет 30-ти. Были и наблюдатели: какая-то 15
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
дама от Миронова, студент Академии права от Путина, какой-то сту-
дент от КПРФ (как мне показалось, сын одной из членов УИК), ещё одна женщина от Единой России, которая появилась позже. Перио-
дически на участке появлялся парень с видеокамерой (то ли от Пу-
тина, то ли от ЕдРа). Ничего плохого о них как о людях я сказать ни в коем случае не хочу, пообщались мы хорошо. Вот только наблюдате-
лями их можно назвать чисто номинально – за участком они толком не следили, на жалобы, которые я подавал в процессе работы УИК, никак не реагировали, только периодически снимали происходящее на видео и скупо вели подсчёт проголосовавших на каком-то листоч-
ке. В свободное время смотрели заботливо поставленный перед ними DVD. Позднее на участок пришёл ещё один человек – высокий худо-
щавый парень лет 35-ти, назвавшийся представителем СМИ от «ТНТ-
Саратов». Честно говоря, на журналиста он был слабо похож, однако, работал на участке относительно активно: контролировал, чтобы люди не заходили в кабинку по двое, снимал на телефон какого-то разбуя-
нившегося пьяного мужика (его сразу выпроводил полицейский). В общем, оправдывал своё присутствие. Голосовать приходили в основном люди за 40 и пожилые. Особенного упоминания заслуживает пришедшая 90-летняя бабуш-
ка. Молодых почти не было видно. Я знаю, что среди молодёжи сло-
жилось такое недоверие к выборам в России, что даже ходить туда они смысла не видят. Приходившие на участок знакомые (из моего дома) наказывали мне «внимательно следить». Как-то не доверяет выборам наш народ. Как выяснилось позже – не доверяет совершен-
но обоснованно.
16
РОМАН ДРЯКИН
«Закон – это процедура»
(фраза, приписываемая В. В. Путину)
Фраза хорошая, только с этой самой процедурой на всём протя-
жении выборов была беда. Я не буду писать обо всех замеченных мною инцидентах на участке – всякую малосущественную ерунду опустим. С членами УИК я старался лишний раз не ссориться, но без неприятных моментов всё же не обошлось. Знаете, прямо какое-то недопонимание у нас было. Как будто не одно мы дело делали (это я про демократичес-
кие выборы). Как будто мешал я им своими идиотскими вопросами и просьбами, как муха надоедливая. А когда начал фотографировать, это уж им совсем не понравилось. Пришлось объяснять, что права прово-
дить съёмку у меня есть вполне законные. В конце концов, свелось всё к шутке: мол, фотки потом пришлёшь. Первая письменная жалоба от меня: председатель комиссии от-
казалась предъявить списки избирателей для ознакомления на наличие сквозной нумерации, прошитости, подписей и печатей, на отсутствие пометок и прочего. Остальные наблюдатели мою жалобу не поддержа-
ли – да и понятно, не за этим они туда пришли. После подачи жалобы я позвонил в штаб Прохорова. Мне было сказано, что скоро к нам при-
будет юрист. На соседнем 308-ом участке происходило то же самое: мы периодически делились впечатлениями с тамошним наблюдателем от Прохорова. Сейчас я уже догадываюсь, что отказали мне не просто так. Наверняка, в списках было на что посмотреть. Приехавший юрист оказался моим давним знакомым, вопрос решился быстро. Члены УИК предъявили-таки для ознакомления одну из книг со списками, выдали письменный ответ, на этом решили тему 17
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
закрыть. К слову сказать, у юриста на тот момент уже были дела покру-
че: на каком-то участке ни в какую не хотели пускать наблюдателей, не давали снимать и прочее. Следующая жалоба от меня: по прибытию переносной урны для голосования председатель отказалась пересчитать при мне собран-
ные у избирателей письменные заявления. Наверное, не ошибусь, если скажу, что Диана Геннадьевна сделала это уже чисто из человеческой вредности. Ну, понимаете, пришёл тут какой-то умник, требует что-то, пересчитай ему всё да покажи… Да не пошёл бы он, в конце концов. В ответ я накатал ещё одну телегу, указав в ней, что председатель не объя-
вил наблюдателям о прибытии переносной урны на участок, что тоже является нарушением. Ответом была какая-то бредовая отписка, уже не помню её содержание. Ну да ладно. Это нарушение было не столь важное. Просто, по моему глубокому убеждению, такие серьёзные ме-
роприятия, как выборы (да в такой стране, как наша, да в такой полити-
ческой ситуации), должны проводиться в строжайшем соответствии с законом. А не кому как вздумалось. Чтобы ни у кого не возникло даже малейших поводов усомниться в правдивости результатов. Неприятный разговор
Ближе к завершению дня голосования случился неприятный раз-
говор. Подсел ко мне один из наблюдателей и завёл беседу. Краткое со-
держание её примерно таково. Так уж вышло, что он, тот самый наблю-
датель, парень непредвзятый. Ему вообще похрен на все эти выборы. То есть не то чтобы совсем похрен, но он понимает, что его голос ниче-
го не решит в этой стране. Все и так знают, кто победит. И пытаться по-
18
РОМАН ДРЯКИН
мешать этому – всё равно, что об стенку биться. Дело бессмысленное, сам только разобьёшься. И он так-то видит, что я парень нормальный. Но вот у него есть такая инструкция – выводить умников вроде меня на улицу и тихо устранять их от дальнейшей работы. Не протокольно. И вот он не знает, что нам с ним теперь делать. С одной стороны, у него инструкция. С другой – я хороший парень. И он тоже парень непло-
хой. Как двум таким парням решить этот вопрос? Предложил, когда начнут считать голоса, фиксировать только мелочные нарушения, а крупные – нет. На семинарах нас предупреждали, что такие ситуации возможны. Не надо никого бояться, но, если создаётся реальная угроза жизни и здоровью, не геройствовать. Мне оставалось только ответить, что я буду фиксировать и буду снимать. После чего я позвонил в штаб Прохорова, объяснил ситуацию. Меня быстро поняли, ответили, что пришлют ещё одного человека. Ближе к 20:00 в помощь мне на участок прибыл ещё один наблюдатель от Прохорова – Никита, делового вида молодой парень, юрист.
Начало подсчёта
Говорят, в 20:00 все веб-камеры на участках были отключены. То ли до 21:00, то ли вообще. Не знаю, как власти объясняют причину это-
го официально. Но догадываюсь, для чего это всё могло быть сделано. Потому что именно после 20:00 на многих участках начало твориться самое главное, что могло бы конкурировать с рейтинговыми передача-
ми ведущих каналов ТВ.
Я включил камеру и объявил, что снимаю. Зампредседателя нача-
ла подсчёт неиспользованных бюллетеней. Согласно процедуре, член 19
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
УИК должен сложить бюллетени в ровную стопочку, после чего брать по одному бюллетеню и, откладывая каждый бюллетень в сторону, счи-
тать. Медленно так, с достоинством, на глазах у всех. Примерно так, как считают сдачу с очень крупной купюры. А у нас всё пошло иначе: зампредседателя начала считать бюллетени за уголки. В ответ на наши с Никитой протесты нам было сказано, что мы сбиваем человека со счёта, что наши требования – это, оказывается, только НАШЕ МНЕ-
НИЕ. Последние слова принадлежат председателю УИК. Кроме того, с самого начала подсчёта Диана Геннадьевна (далее я буду называть её «ДГ» для экономии места) пыталась поставить нам совершенно неза-
конные условия по съёмке и передвижению на участке. Подходите по одному да отойдите, да сядьте на своё место, да не снимайте так близко, да вы нам мешаете, да вы нас нервируете, да мы стесняемся. Прямо пан-
сион благородных девиц какой-то. Мы объявили остальным наблюдателям, что они могут переме-
щаться по участку совершенно свободно. Кстати, некоторые из них не просто не поддерживали наши вполне законные и обоснованные тре-
бования, а, наоборот, периодически с нами спорили. Споры, по боль-
шей части, сводились к тому, что не надо пересчитывать, что давайте и правда подходить по одному, чтобы не создавать толпу (семь человек наблюдателей в просторном актовом зале школы – о какой толпе мо-
жет идти речь?), на основании какого закона вы это требуете, а чего вы придираетесь, а что вы так близко подходите, а снимайте отсюда, как мы. Командам председателя они почти всегда подчинялись беспре-
кословно. Создалось впечатление, что соответствующие инструкции здесь были розданы всем.
Неиспользованные бюллетени по нашей просьбе всё-таки пере-
20
РОМАН ДРЯКИН
считали, погасили и убрали в сейф. Цифры вписали в приклеенную на стену увеличенную форму протокола. На протяжении дня ДГ продолжал не давать покоя факт, что мы так близко что-то там снимаем: «Отойдите подальше», «Вы не пред-
ставитель СМИ, чтобы снимать», «Вы снимаете абсолютно незакон-
но», «Вы же наблюдатель, так и наблюдайте со своего места». Требо-
вания эти были незаконными, но, наверное, председатель считала себя выше законов. Уж и отгоняла она нас, и оттесняла, и картину проис-
ходящего своим телом закрывала, и затыкала рукой объектив. Чем даль-
ше – тем больше и нервознее. Полицейский Валера, несмотря на то, что мы обращались к нему за помощью, на происходящее никак не реагировал. Похоже, рефор-
ме полиции так и не удалось превратить его в профессионала. А ведь сколько надежд наше правительство на эту реформу возлагало, сколько ресурсов было затрачено! Печально, что и говорить.
Вскрытие урн
Столы были сдвинуты, члены УИК с правом решающего и сове-
щательного голосов, равно как и все остальные присутствовавшие, за исключением полицейского, собрались вокруг них. Начали с бюллете-
ней в малых (переносных) урнах. Таких урн было три. Пломбы сорвали, бюллетени высыпали. После этого уже было взялись за стационарные урны, но тут мы опять возразили: сначала нужно пересчитать отдельно бюллетени в переносных урнах, сверить получившуюся цифру с коли-
чеством письменных заявлений от проголосовавших вне участка. Это вполне законное требование вызвало у членов УИК бурю негодования. 21
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
«Вы же всё уже считали!» – это они про то, что я подходил к каждой прибывшей из путешествия по избирателям переносной урне и про-
сил пересчитать при мне прибывшие вместе с ней заявления. А также знакомился со списками голосующих вне участка, считал их, после чего сопоставлял эти цифры между собой. Поднялся гам. Председатель с раздражением согласилась на пересчёт, хоть я, по её выражению, и «cчитал их уже 30 раз». Члены комиссии собрали бюллетени в несколько стопок и одновременно на-
чали считать. Мы запротестовали, потребовали, чтобы их пересчитал один человек, как это требуется по правилам. Бюллетени взяла одна из членов УИК и начала считать почему-то опять по уголкам. Мы снова запротестовали. Члены УИК опять громко и возмущенно загалдели. Кто хоть раз имел дело с женщинами, знает, сколько надо иметь терпе-
ния, чтобы выслушивать такое вот коллективное нытьё. ДГ опять попыталась закрыть объектив камеры рукой. Да что ж это такое, в самом деле! В конце концов под нашим давлением, пред-
седатель пересчитала бюллетени сама, откладывая в сторону каждый из них. Бюллетеней оказалось шестьдесят один. Но сколько времени мы затратили на пересчёт этих шести десятков! Сколько выслушали воз-
мущений! Я вежливо объяснил членам УИК, что мы очень много вре-
мени тратим на споры, что если мы будем работать без споров и в со-
ответствии с законом, мы сделаем всё гораздо быстрее, чем им кажется. Ответом мне была буря негодования. Когда мы предложили тут же пересчитать количество письменных заявлений для голосования вне участка, возмущение продолжилось. Со скандалом, но мы пересчитали и заявления, количество их так же оказалось шестьдесят одно. Следом на стол высыпали две стационарные урны.
22
РОМАН ДРЯКИН
Как меня отстранили
А дальше уже началось откровенное беззаконие, произвол и из-
девательство над самим понятием «демократические выборы». После вскрытия стационарных урн члены УИК откровенно начали плевать на процедуру подсчёта голосов. «Вы знаете, что делать. Каждый собирает свою папку бюлле-
теней за своего кандидата», – огласила председатель. Разумеется, это было вопиющим нарушением. Один член УИК должен был собрать все бюллетени, прилюдно их пересчитать методом переложения из одной стопки в другую, записать результаты в протокол, после чего на-
чать раскладывать бюллетени по стопкам по принципу «один канди- дат – одна стопка». Так подсчитываются итоги выборов. В демократи-
ческой стране, где в члены УИК набирают сознательных и законопос-
лушных граждан. Но не у нас. Наши возмущения ровным счётом не возымели никакого полез-
ного действия. Председатель начала с увеличенной силой мешать про-
водить съёмку. Попутно работая с бюллетенями, члены УИК выдавали различной степени весёлости перлы: «Ты нам теперь будешь в кошма-
рах сниться», «Рома, ты нам теперь будешь сниться в эротических фан-
тазиях» и даже «Так долго меня ещё никто не снимал». Как говорится, было бы смешно, если бы не было так грустно. Я продолжал снимать происходящее безобразие со своих законных позиций. Видя это, члены УИК начали орать. Их поддержал полицейский: «Не надо провоци-
ровать…». Понимая, что поддаваться им я не собираюсь, члены УИК перешли к решительным действиям.
«Предлагаю отстранить!» – заорала председатель. «Отстра-
23
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
нить!» – подняли руки члены УИК. Вот так меня незаконно отстрани-
ли от работы на участке. Только за то, что я снимал, как члены УИК наг-
ло нарушают избирательное законодательство. Мы с Никитой отошли к своим местам, посовещались. Я опять включил камеру. Никита стал громко комментировать происходящее: «…председатель пытается отстранить…». ДГ подлетела к нам и начала орать: «Не пытается, не пытается, а отстранила!». Никита поправился: «Ну хорошо… От-
странила и пытается удалить…». ДГ заголосила: «Я не пытаюсь уда-
лить! Я отстранила! Удалить его я не имею права!». «Вы перевираете мои слова! ВЫ – ФАЛЬСИФИКАТОРЫ! Все слышали?! Я сказала “от-
странить”!» – чуть не захлёбываясь слюной, истошно вопила – только вдумайтесь! – директор школы, человек, отвечающий за образование детей. Чему могут научиться наши дети с такими «образователями», которые не в состоянии контролировать самих себя? Которые наруша-
ют законы и прилюдно закатывают истерики? Жаль, родители школь-
ников не видели этот цирк. На наши выборы впору билеты продавать. Никита, немного потерявшийся от такого напора, извинился: «Извините, я ослышался». «Извиняю», – сказала ДГ. Вставший рядом полицейский смотрел на происходящее растерянным взглядом. Пока ДГ отвлекала нас воплями, продолжая упоминать, что её «оболгали», члены УИК собрали бюллетени и куда-то их потащили. К сожалению, по вине председателя, я обратил внимание на это не сразу. А только когда они окончательно пропали со столов. Теперь уже начал орать я: «Господа, а где бюллетени?!». «Валера, проследите, он должен стоять здесь!» – скомандовала полицейскому ДГ. Я сказал, что жду письмен-
ное решение комиссии, а до тех пор буду передвигаться, как захочу. 24
РОМАН ДРЯКИН
«Вы мне не даёте его написать!» – возмущалась председатель, как буд-
то я её за руки держал. «Это результат Вашей работы… Вы сорвали выборы», – груст-
но сказал Валера-полицейский. Конечно мы! Это же мы нарушали закон, считая бюллетени чёрт знает как, отстраняли наблюдателя с участка по надуманным поводам, отвлекали наблюдателей от работы и устраивали на участке словесные поединки. Нет! Мы только следили за тем, чтобы всё происходило законно, открыто и гласно. Потому что хотим жить в стране, где своих правителей выбирает себе народ, а не Диана Геннадьевна и её приятели. «Пишите жалобу, а камеру уберите… Что? Вы имеете право? Имеете право людям в лицо камерой тыкать? Устраиваете провока-
ции… Срываете выборы…» – отчитывал нас Валера. Вот так полицей-
ский соблюдал на участке законность и непредвзятость. Отсутствие на столах бюллетеней его, по всей видимости, никак не беспокоило. Об-
разцовые выборы, нечего сказать. Вполне ожидаемые результаты Председатель села за свой стол: «Коллеги, подходим ко мне по одному, называем цифры… ТОЛЬКО ВСЁ ТИХО ГОВОРИМ…». Позвольте, какие цифры, да почему ещё и тихо? Что это ещё за секрет-
ность? «Можно узнать, какие цифры вы с них спрашиваете?» – спро-
сил я. «Нет!» – хмуро ответила ДГ. Мне вручили решение об удалении с формулировкой: «…нарушал непрерывность подсчёта голосов, вно-
сил в течение дня нервозную обстановку, что могло сорвать процесс выборов…». «За» – 9 человек. «Против» – 0. Единогласно, прямо 25
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
как в советские времена. Мне позвонил наблюдатель от Прохорова с участка на первом этаже. Насколько я понял, его тоже отстранили, и общая картина про-
исходящего там удивительно напоминала нашу. Председатель начала оглашать результаты. Жириновский – 21, Зюганов – 156, Миронов – 24, Прохоров – 68, Путин – 1151. Вот такие у них получились резуль-
таты. ДГ поблагодарила членов УИК за работу (и было за что – «по-
работали» они на славу), заявила, что начинает подсчёт контрольных соотношений, а остальные могут пока пойти попить чай. Члены УИК начали быстро покидать комнату. Увеличенная форма протокола так и осталась висеть заполненной не до конца. А потом председатель пропала. Надолго. Мы ждали её, искали, спрашивали о её местонахождении у других членов УИК, но найти так и не смогли. Часа через два она появилась. Вся «честная» компания вновь собралась в зале для голосования. Наблюдателям надо было заверить копии итоговых протоколов. «Вы меня обидели, я вам не буду запол- нять», – грустно сказала мне ДГ. Надо же, обидчивая какая. Вот такой нам попался чувствительный председатель. Только поплакать ей осталось. Не исключено, что все два часа отсутствия она и рыдала в каком-нибудь холод-
ном пустом кабинете. Повторюсь: это было очередное грубое нарушение.
«Звони в ТИК», – сказал Никита. Я передал камеру ему, а сам пошёл звонить в территориальную избирательную комиссию. Теперь злоба ДГ перекинулась на Никиту. «Валера, пусть этот товарищ сядет на место». Никита упрямился: «Я так же имею право снимать». «Нет, я сказала. Сядьте на место», – стальным голосом процедила чувстви-
тельный председатель. «Прочитайте закон, Вы должны его знать», – не сдавался Никита. Кто-то из членов УИК опять начал нытьё, опять за-
26
РОМАН ДРЯКИН
бубнил полицейский. Непонятно, чем на этот раз мешал им наблюда-
тель – расстояние от камеры до председателя было метров пять. ДГ диктовала цифры, член УИК дописывал их в увеличенную фор-
му протокола. Затем наблюдателям заверили копии итоговых протоколов. ДГ сменила гнев на милость и согласилась заполнить мне мою копию. Но только одну. Вторую копию, для Никиты, пришлось нам делать самим. За-
полнять две копии ДГ отказалась. Как и вписывать числа прописью, что предусмотрено формой протокола. Проставили только цифры. Получив то, ради чего они сюда, собственно, и пришли, счастливые наблюдатели разбежались. Мы пытались сагитировать кого-нибудь из них на подписа-
ние нашей жалобы, но ничего не добились. Один из студентов думал-думал да так и не надумал: «Вдруг у меня потом неприятности будут… Сейчас везде эта Единая Россия…». Комиссия быстро расходилась. Какая же злоба меня переполняла! От чувства того, что над нами просто коллективно издевались; оттого, что рядом происходит неспра-
ведливость и беззаконие, а я ничего не могу изменить. Даже обматерить их не могу. Я попытался устыдить некоторых членов УИК: как можно было взрослым людям участвовать в таком безобразии! Ведь не послед-
ние же люди: среди них есть и директор школы, и его зам, взрослые жен-
щины, скорее всего чьи-то жёны, чьи-то мамы, чьи-то бабушки. Но все вопросы со своей совестью, наверное, они решили уже заранее. Созво-
нившись с куратором, мы взяли такси и поехали в штаб. Моё частное определение
Если кто-то ещё сомневается в честности подсчёта голосов на нашем участке, то вот вам ещё информация к размышлению. Я не явля-
27
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
юсь членом никаких партий. И никогда не являлся. Я не поддерживал ни одного из кандидатов. Как и большинство населения, я просто не вижу среди них того, кому можно было бы доверить право управлять нашей страной. Я благодарен людям из Яблока, из СОИ, из Голоса, из штаба Прохорова за всё хорошее, что они делали на этих выборах. Всем тем, кто делал всё возможное для соблюдения справедливости и законности, – им не должно быть стыдно! Они пытались. И многим из них даже удалось что-то изменить, на некоторых участках под давлением наблюдателей бюллетени всё-таки посчитали правильно. У нас так не получилось, но мы тоже пытались. Голосовавшие на участке № 296, простите, нам просто не хватило сил. Но я правда старался. И Никита старался. Мы спорили с комиссией, спорили с по-
лицейским. Я снимал и комментировал, Никита писал общую жалобу и зачитывал нарушаемые комиссией законы. На нас давили, орали, мне даже угрожали. Мы не поддались, но они оказались сильнее: на их сто-
роне было право решающего голоса (а у нас – только совещательного), послушные наблюдатели, лояльный к нарушениям полицейский. А у нас – только знание некоторых законов, камера и телефон с номерами кураторов и горячих линий. В конце концов, их было в несколько раз больше. А нас – только двое. Я тоже голосовал на этом участке. Свой бюллетень я испортил, целиком перечеркнув его крест-накрест. И опустил в урну. Такой бюллетень считается недействительным. По результатам подсчёта комиссии, на нашем участке ИСПОРЧЕННЫХ БЮЛЛЕТЕНЕЙ ОБНАРУЖЕНО НЕ БЫЛО! А куда же делся мой?! С такими вопро-
сами я обратился к председателю. Посмотрев на меня, председатель с каменным лицом ответила, что «мало ли что я ей сейчас говорю». У 28
РОМАН ДРЯКИН
нас, мол, тут пьяный был на участке, тоже что-то там говорил. Я был воз-
мущен таким цинизмом. Потом я узнал, что такая же ситуация с «про-
павшими» недействительными бюллетенями была и на другом участке. Наверняка таких участков по всей стране немало. Похоже, это такая технология. В заключение хочу сказать, что, пока мы будем позволять такое безобразие на выборах, пока мы будем молчать, когда за нас делает выбор кто-то другой, никаких серьёзных изменений к лучшему в нашей стране не будет и быть не может. Не надо молчать, надо требовать проведения честных выборов, расследования всех нарушений, наказания виновных. Возмущаться, громко, очень громко, чтобы все слышали. Когда власть бу-
дет бояться, что её не изберут на следующий срок, что она лишится всех свои привилегий, а часть её представителей, возможно, пойдёт по суд за все сотворённые беззакония, только тогда эта власть будет стараться уго-
дить не себе, а тем, от кого она реально зависит. А это должны быть все мы, россияне. В этом и есть весь смысл демократического государства. НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Отказ в ознакомлении со списком избирателей – пп. 1 п. 12 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административно-
го штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
2. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административно-
го штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
3. Нарушение порядка подсчёта голосов, отказ в одновременном за-
полнении итогового протокола и увеличенной формы протокола – ст. 73 29
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФАНТАЗИИ ПЕДАГОГОВ-ЧЛЕНОВ УИК
ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
4. С учётом вышестоящего пункта и наличия оснований – фальсифи-
кация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо при-
нудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
5. Не проведено итоговое заседание комиссии – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в раз-
мере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
6. Отказ в выдаче заверенной копии протокола – ст. 73 ФЗП, ч. 2 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей).
30
ЮРИЙ КАСИМЦЕВ
31
СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ
Стокгольмский синдром
Юрий Касимцев, дизайнер Место действия: г. Саратов, УИК № 3, школа № 8, председатель – Сластунина Людмила Михай-
ловна, главный специалист администрации Волж-
ского района МО «Город Саратов».
Меня просили не искать врагов. Я не искал, не ви-
дел, не нашёл. Врагов не было, ни в комиссии, ни среди наблюдателей. Они все заложники – слабые, безвольные, сдавшиеся на милость вышестоящего руко-
водства. Но все они больны Стокгольмским синдромом и питают самые нежные чувства к своему «захватчи-
ку», поэтому в мою протянутую руку помощи они плю-
ют дважды, чтоб не оставалось никаких сомнений. Они победили, но сделали это грязно, прикрыв-
шись пенсионерами, бюджетниками и студентами!
Возвращаясь домой около двух часов ночи, я неожиданно понял, почему так долго называл себя аполитичным и всячески дистанциро-
»
«
32
ЮРИЙ КАСИМЦЕВ
вался от активного участия в политической жизни страны. Видимо, интуитивно я всегда понимал, что политика – это очень грязно, а рос-
сийская политика просто гнилая. Усталость, разочарование и непони-
мание, как с этим бороться… Но обо всем по порядку.
В 7:30 я пришёл на свой участок, куда был направлен членом с правом совещательного голоса от Прохорова. Школа № 8 (Радищева, 18). Как оказалось, в ней учатся только младшие классы, и по своему оформлению она напоминает детский сад: мультяшки, цветочки, ра-
дуги. Само здание оказалось один в один как моя первая школа в селе Иловатка в Волгоградской области, где я учился 6 лет, поэтому чув-
ствовал себя там очень уютно. Так всё и начиналось: мило, уютно, поч-
ти по-домашнему. Меня встретили с улыбкой, проверили документы, записали, посадили. Место было выбрано неплохо, ровно напротив стола секретаря и председателя, слева выход, справа, чуть подальше, урны и кабинки. На участке стояло чудо техники под названием КОИБ (Комплекс обработки избирательных бюллетеней). Это было хорошо по двум причинам: намного усложнялась процедура вброса, и подсчёт голосов происходил автоматически.
Все процедуры до начала прошли быстро и без вопросов cо стороны наблюдателей. Кстати, о наблюдателях. Быть может, на моём участке был самый «странный» наблюдательский состав: два пред-
ставителя Прохорова, два представителя Путина, двое ребят, которые так и не сказали, от кого они (мне показалось, от Жириновского), и представитель общественности. Путинцы «пропадали» в телефонах и айПадах, представитель общественности читала газету, условные «жи-
риновцы» ходили курить, рылись в телефоне, сидели дальше всех. К концу дня осталось два представителя Прохорова и один путинец, па-
33
СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ
рень очень хотел уйти и весь день общался с друзьями, которые где-то зависали, но он честно сказал, что ему нужно забрать протокол, больше ничего. Ни коммунистов, ни эсеров не было.
Ну что ж, 8 часов, участок открылся, работа началась.
Тихо, спокойно. К открытию участка приходят активно настро-
енные пенсионеры, голосуют члены комиссии и наблюдатели. К 9:00 проголосовало человек двадцать.
9:30. За полчаса до первого обхода квартир председатель спра-
шивает: «Кто из наблюдателей пойдёт с членами комиссии?». Пошёл мой коллега по штабу Прохорова и девушка из штаба Путина.
С 9:30 начинается странная активность избирателей, не прожи-
вающих в окрестностях избирательного участка, а голосующих по от-
крепительным удостоверениям. Заходят группы по 2-3 человека, не спра-
шивая, где и как им проголосовать по открепительным удостоверениям, сразу направляются к секретарю, которая сидит за соответствующими списками. Вскоре групп по двое-трое стало много, они начали толпиться и создавать очередь. Пора действовать! Я взял камеру и в одном пиджаке ломанулся на улицу. Спускаясь по лестнице, услышал часть разговора девушки, ухо-
дившей с участка; она сказала: «…да, это школа, не знаю номер, во дво-
рах между Соборной и Радищева…». Я решил, что она уже в коридоре, поэтому вышел туда, там были только буфетчица и сотрудник полиции, значит, девушка осталась под лестницей и немного времени у меня есть. Я выбежал на улицу. Минус в том, что школа в глубине дворов и прямого подъезда к ней нет. Было несколько вариантов, где мог находиться авто-
бус или другое транспортное средство. Я побежал к Соборной – ничего подозрительного. Когда возвращался, увидел девушку и женщину, вы-
34
ЮРИЙ КАСИМЦЕВ
шедших из школы и говоривших по телефону, они шли быстро, я тоже ускорился. Они были на значительном расстоянии от меня. Нырнули в арку и оказались на ул. Радищева, я проследовал за ними, но они очень быстро растворились. Особых примет не было: тёмная зимняя одежда, светлые головные уборы.
Пулей вернулся на участок, очередь голосующих по открепи-
тельным удостоверениям всё ещё стояла. Звоню на горячую линию, составляю первую жалобу. Начинаю снимать очередь. Председатель, получив жалобу, позвала полицейского и вышла с ним в коридор. В этот момент в помещение для голосования зашёл корреспондент «Го-
лоса», подошёл ко мне, спросил, что случилось? Сказал, что только что слышал, как председатель говорит полицейскому, что кого-то нужно удалить по причине того, что он незаконно проводит съёмку. Подума-
лось, что это обо мне. Так и есть. Поднявшись, полицейский спросил, на основании чего я провожу съёмку. Все документы были в норме и оказались подписаны секретарём.
Тут в зал для голосования ввалилась толпа около 20 человек. Я только приготовил камеру для съёмки, как ко мне подскочили предсе-
датель с ещё одним членом УИК и сказали, чтоб я прошёл с ними. На вопрос, куда и зачем, ответили, что это касается моей жалобы. В жалобе озвучивалось подозрение на «карусель». Меня вывели на улицу и по-
просили показать, на каком транспортном средстве избиратели массово доставляются на участок. Мы вступили в небольшую перепалку. Я сказал, что группы могут ходить пешком, так как это центр города и все участки рядом. Мне сказали, чтобы я не говорил ерунды, но жалобу приняли. Ког-
да я поднялся, толпа уже рассосалась, удалось лишь заснять её остатки. В толпе – студенты и люди, внешне похожие на бюджетников. Ни пожилых 35
СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ
людей, ни 25-30-летних. Всё это закончилось около 11-ти часов, после чего началось затишье, голосовали жители окрестных домов.
Со мной больше не любезничали, просили, чтоб я не шатался по участку, настаивали, чтобы я показал, что отснял, проводили разъ-
яснительные беседы из разряда «Зачем вы нагнетаете; кому до этого есть дело?». Не знаю, по мою ли душу или так совпало, но на участке появилась сотрудница ТИК; она тоже со мной побеседовала, объясни-
ла, что от жалоб толка нет, так как их, скорее всего, даже рассматривать не будут: «Ну, представьте, если мы все жалобы рассматривать будем, мы и до 6 утра не разойдёмся…». Подчёркивали, что они не первый раз работают в избирательных комиссиях, и я не должен их учить и ука-
зывать на какие-либо ошибки.
Председатель УИК, проконсультировавшись с представителем ТИК, решила дать ответ на мою жалобу. Во второй части ответа го-
ворилось, что избиратели имеют право голосовать по ОУ на любом участке РФ – о’кей, нет претензий. В части первой был дан ответ, что массовая доставка людей на участок невозможна, но не потому, что это противоречит закону, а потому, что «подъездные пути к школе за-
труднены в связи с обильным снегопадом».
Дальше!
Всего было четыре выхода на квартиры. Два раза ходил мой напар-
ник, один раз я и один раз «ребята из ЛДПР». За наши 3 похода прого-
лосовало 27 человек, в общей сложности – 69. То есть за один выход на дому проголосовало более 40 человек. На 14:00 было подано 13 заявле-
ний и ещё 20 заявок, откуда же взялись все остальные, мне объяснить от-
казались. Аргументы снова порадовали: «Что же вы придираетесь, если нас не уважаете, то стариков хотя бы в покое оставьте!»
36
ЮРИЙ КАСИМЦЕВ
Забыл сказать, что на участке дважды отключали свет! КОИБ не были подключены к автономному питанию и, естественно, выключались.
В 18 часов заканчиваются бюллетени. На тот момент избирате-
лей было значительно меньше, чем заявленное количество бюллетеней. Около 20 человек ждали полчаса, чтобы проголосовать! Многие раз-
ворачивались и уходили. Голосование возобновилось. И это был по-
следний всплеск активности.
Что же дальше? У меня разрядилась камера, я пошёл в класс, где оставил верхнюю одежду, и поставил батарейку на зарядку. Выходя из класса, бросил взгляд на членов комиссии. Одна из них – Васильева Га-
лина Николаевна – производила какие-то действия со списком изби-
рателей, хотя никого перед ней не было. Заметив, что я на неё смотрю, прекратила писать и закрыла книгу. Я сел на своё место и сделал вид, что роюсь в бумагах, а сам поглядывал в сторону члена УИК. Она, убедившись, что я занят чем-то посторонним, открыла кни-
гу и продолжила писать. У неё была зеленая линейка, которую она при-
кладывала к списку (видимо, чтобы не потерять строчку), и вписывала какие-то данные. Я тихо поднялся и, пока меня не видят, подошёл и встал неподалеку, в 5-6 метрах от стола. Разглядел небольшой листок неуста-
новленного образца – блокнотный квадратный лист с цифрами и буква-
ми (очевидно, паспортные данные). Её окликнул один из членов комис-
сии и кивнул в мою сторону. Васильева смутилась, немного испугалась и снова закрыла книгу. На мой вопрос о том, что именно она делает, сказала, что все вопросы к секретарю и председателю. Они, подлетев, попыталась мне объяснить, что это связанно с голосованием вне участка, обычная про-
цедура. Я попросил показать, какие данные вносились в книгу, мне от-
37
СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ
казали. Я позвонил на горячую линию и рассказал о ситуации. Обещали помочь, но не перезвонили, оставался час до закрытия участка, градус накалялся. Из штаба Прохорова помощи тоже не было, хотя обещали прислать юриста.
Камера разрядилась, телефон сел. Другие наблюдатели помогали неактивно. Да и осталось нас немного: двое от Прохорова, один от Пу-
тина. Единственное, что я мог сделать, – это написать жалобу и встать напротив махинатора. Она не посмела ничего писать, нервничала, по-
нимала, что не может ничего сделать. Ушла, закрыв книгу и спрятав в руке тот самый листок, переговорила о чём-то с председателем, та сра-
зу же позвала меня, сказала, что что-то не так с моей жалобой. Я попро-
сил своего напарника присмотреть за Васильевой. Председатель сказа-
ла, что жалоба «куда-то» делась, и вежливо уточнила, не забрал ли я её. В ту же секунду она нашлась под папкой. В этот момент Васильева уже уходила, «незаметно» сминая ту самую бумажку. Я подсказал второму наблюдателю, чтоб он пошёл за ней, но он стушевался и не проследил до конца. Думаю, волшебная бумажечка была смыта в канализационное пространство, как и совесть госпожи Васильевой.
После 18:30 мне не назвали ни одной цифры. Всё уже было ясно.
В 20:00 я подошёл к председателю и спросил, не стоит ли объя-
вить о том, что участок закрыт. Она согласилась, встала и сказала: «Уча-
сток № 3 закрыт». Села и продолжила копаться в бумагах, подводя цифры. Прошло 10 минут. Процедуры, которые должны были после-
довать, даже и не начинались. Я сделал замечание председателю. Она заметно нервничала, осознавая, что действует в обход закона. Сказала, уже на повышенных тонах, чтоб я не вмешивался в работу комиссии: мол, всё, что сейчас происходит, отражено в инструкции. Я попросил 38
ЮРИЙ КАСИМЦЕВ
указать на норму или статью закона, описывающие то, что происходит. Мне в очередной раз отказали. Я пошёл писать жалобу, пришёл с ней к председателю, и тут она сорвалась. Сказала, что ничего больше не под-
пишет, что я вышел за все рамки, спросила, почему я не могу «вести себя так же, как остальные наблюдатели, тихо и спокойно». Сообщила, что сейчас меня удалят с участка. Я попросил озвучить причину удале-
ния. Оказалось, что меня не за что удалять, я действую в рамках закона. «Пусть тебя просто уберут с участка, я лучше за это буду отвечать, чем ты будешь нам тут мешать!» – это уже был крик. И всё закончилось призывом быть человеком и войти в их положение.
И ещё 2 часа они подбивали списки, сводили цифры, я уже взял камеру и снимал, как комиссия делает то, что в это время делать не долж-
на. Они выбрали, пожалуй, лучшую тактику против меня – тотальное игнорирование. Когда я просил пояснить, что сейчас происходит, меня посылали к… председателю, та просила секретаря сказать мне что-то. Секретарь пыталась со мной шутить и обещала накормить конфетами, лишь бы я не был таким злым. Мне говорили о каких-то процедурах (но не показывали, что они где-то прописаны), объясняя, что это инструк-
ции ЦИК и наблюдателей не обязаны в них посвящать. Горячая линия давала сбой, мне не отвечали.
Я больше 14 часов был на ногах. Внимание рассеивалось. Уже складывалось ощущение, что нас берут измором. Мне запретили заря-
жать батарейки, объяснив, что снова может отключиться свет и прои-
зойдёт сбой в КОИБ, – это было уже смешно.
Ближе к 12 комиссия попыталась погасить неиспользованные бюллетени. В итоге процедуру повторяли три раза, три раза меняя цифры в Увеличенной форме протокола. Написал жалобу, её снова от-
39
СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ
казались подписывать, в ответ обещали написать жалобу на меня и всех наблюдателей, поскольку мы виноваты в том, что комиссия совершила ошибку при пересчёте. Никто, естественно, ничего не написал.
Как только все цифры стали сходиться, все члены комиссии, включая раздражённого председателя, стали вежливыми и доброжела-
тельными, шутили, говорили, какой я молодец, что не даю им рассла-
биться, обещали, что я далеко пойду, и если в партии Прохорова будут такие, как я, то она подвинет ЕдРо. Они добились, чего хотели! И их «позитивное» настроение было плевком в мою сторону. У меня ни-
чего сделать не получилось. КОИБ огласил результаты: Путин – 401, Прохоров – 106, Зюганов – 82, Миронов – 37, Жириновский – 34.
Что же дальше!? Протокол!
Основные цифры протокола дает КОИБ и автоматически делает копии. Напомню, я написал 5 жалоб, 2 из которых официально приня-
ли. При заполнении протокола председатель цинично в графе «коли-
чество нарушений» поставила «ноль». Я сделал замечание, напомнив, что было официально принято 2 жалобы. К этому она оказалась готова и сходу ответила, что жалобы направлены в ТИК, поэтому их не нужно отмечать на участке, но они будут рассмотрены комиссией ТИК – все поржали про себя! Второй плевок – это был разгром!
Я забрал копию протокола, собрал вещи и молча ушёл.
Уставший, разочарованный и не понимающий, как с этим мож-
но бороться. Бороться с учителями и работниками ЖКХ, которые не знают правил, но понимают приказы, бороться с узаконенным безза-
конием и «обильными снегопадами», со щитом из пенсионеров, голо-
сующих на дому, и с хамством, которое пробуждено страхом.
Меня просили не искать врагов. Я не искал, не видел, не нашёл. 40
ЮРИЙ КАСИМЦЕВ
Врагов не было, ни в комиссии, ни среди наблюдателей. Они все за-
ложники – слабые, безвольные, сдавшиеся на милость вышестоящего руководства. Но все они больны Стокгольмским синдромом и питают самые нежные чувства к своему «захватчику», поэтому в мою протя-
нутую руку помощи они плюют дважды, чтоб не оставалось сомнений. Они победили, но сделали это грязно, прикрывшись пенсионерами, бюджетниками и студентами!
Заложники на УИК № 3 в Саратове:
Сластунина Людмила Михайловна – председатель,
Дементьева Ольга Николаевна – секретарь,
Васильева Галина Николаевна,
Алексеева Кристина Владимировна.
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Массовая доставка избирателей на участок – п. 16. ст. 69 ФЗП.
2. Пометки в списках избирателей – ч. 1 ст. 142 УК РФ: фальси-
фикация избирательных документов (наказание: штраф в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
3. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
4. С учётом вышестоящего пункта и при наличии оснований – фаль-
сификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
41
СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ
5. Отказ в принятии жалобы – ст. 22 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной ты-
сячи до двух тысяч рублей).
6. Отказ в рассмотрении жалоб – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пя-
тисот до одной тысячи пятисот рублей).
7. В увеличенной форме протокола не отражено общее количество жалоб – ст. 72 ФЗП.
42
НАТАЛИЯ МЕЖУЕВА, АЛЕКСАНДР НАЗАРОВ
43
ПРЕЗИДЕНТА, КАК И РОДИТЕЛЕЙ, НЕ ВЫБИРАЮТ
Президента, как и родителей, не выбирают
Сидя в удобном кресле и разглядывая ролики экс-
тремального характера, выложенные на ютубе участниками «военных действий» после выборов 4 декабря 2011-го года, я и представить себе не мог-
ла, как это на самом деле – оказаться внутри по-
добного хоррора с непредсказуемым сюжетом
Наталия Межуева, индивидуальный предприниматель
»
«
Место действия: средняя школа № 53, УИК № 47, предсе-
датель – Никитина Марина Юрьевна, сотрудница админи-
страции Заводского района.
Окончательно приняв решение стать участником выборов 4 марта 2012 года в качестве члена УИК с ПСГ (от кандидата в прези-
денты Зюганова) и вооружившись желанием спасти Родину от зло-
44
НАТАЛИЯ МЕЖУЕВА, АЛЕКСАНДР НАЗАРОВ
деев, я начала свой путь подготовки к этому историческому событию. Дабы не упасть в грязь лицом, посетила не одно, а целых три собрания по подготовке наблюдателей и членов УИК, пересмотрела массу озна-
комительных интернет-роликов, перечитала и распечатала закон о вы-
борах, совершила ряд бюрократических манипуляций, зарядила фото- и видеоаппаратуру и – вот он! – долгожданный день волеизъявления народа настал.
Как и ожидалось, утренняя подготовка к процессу голосования началась с выяснения, кто здесь «есть закон», а кто постоянно мешает «всевышним» устанавливать на участке свою республику с уникаль-
ным законодательством. На нашем участке № 47 (школа № 53 города Саратова) «законом» была Никитина Марина Юрьевна. Женщина, отвечавшая за контроль и выполнение закона при процессе голосо-
вания, подсчёте голосов и передаче данных из УИК в ТИК, с первых минут выставила себя человеком, который не только не знает и не со-
блюдает закон, но и человеком, лишённым любого рода человеческих принципов.
Нарушения закона о выборах начались с самого утра отказом чле-
нам УИК с ПСГ и ПРГ от кандидата в президенты Зюганова в ознаком-
лении со списками избирателей, постоянным гонением наблюдателей от урн для голосования, приказами со стороны председателя занять на-
блюдателям статичное положение и угрозами отстранения от работы в комиссии. Кроме того, все члены УИК с ПРГ были снабжены простыми карандашами, которыми в течение всего дня делали пометки в книгах из-
бирателей. В результате я заметила, как один из членов комиссии с пра-
вом решающего голоса заполняет данные избирателя и расписывается за него в книге избирателей шариковой ручкой. В отсутствие голосую-
45
ПРЕЗИДЕНТА, КАК И РОДИТЕЛЕЙ, НЕ ВЫБИРАЮТ
щих, разумеется. На мою просьбу прокомментировать данный поступок девушка повела себя подобно школьнице, разоблачённой в списывании на экзамене, а другими членами УИК с ПРГ был в очередной раз поднят вопрос о моём отстранении и предложено всё-таки не мешать работе комиссии.
Довольно часто случались конфликтные ситуации, когда изби-
ратели возмущались наличию в списках избирателей фамилий своих давно (5-7 лет назад) умерших или покинувших страну родственников. Ни председателем, ни кем-то иным эти проблемы не были решены.
Членов комиссии от оппозиционных кандидатов в президенты было всего трое. Я и Александр Назаров (член УИК с ПРГ) – от кандида-
та в президенты Зюганова. Зульфия Кулахметова, девушка, расписавшая-
ся за избирателя и впоследствии всячески помогающая председателю и остальным членам комиссии нарушать закон, была от кандидата в пре-
зиденты Жириновского. Отсутствие опыта и шок от столь вопиющих нарушений закона о выборах не позволили мне документально зафик-
сировать некоторые нарушения. О чём впоследствии я, конечно, не раз жалела.
«Каруселей» было несколько. Примерно в третью по счёту «кару-
сель» я приняла решение вмешаться. Вооружившись ранее полученной на собраниях информацией и воспользовавшись своим правом, подошла к книге избирателей, около которой выстроилась очередь примерно из 10-15 человек. Не успела я выполнить свои прямые обязанности, начался скандал. Председатель Никитина, «гарант законопослушности на участ-
ке № 47», стала тянуть меня за рукав, на повышенных тонах объясняя, кто в доме хозяин и что моё место у… выхода из участка (именно там рас-
полагались места для влюблённых… в своё дело наблюдателей). Спустя 46
НАТАЛИЯ МЕЖУЕВА, АЛЕКСАНДР НАЗАРОВ
некоторое время комиссия приняла решение не только об отстранении меня от работы на УИК, но и (внимание!) удалении с участка.
Женщине, принявшей на себя ответственность быть председа-
телем и не соизволившей хотя бы немного ознакомиться с законом, я объяснила, что удаление меня с участка не входит в компетенцию ни комиссии, ни председателя. Несмотря на все уговоры и угрозы со сто-
роны председателя «вызвать наряд полиции», я стояла на своём. Ска-
зать точнее, на соблюдении общепринятого законодательства. Выезд-
ная ТИК-бригада не заставила себя долго ждать. На «собрании» этой бригады выяснилась «настоящая» причина принятых УИК решений. Оказывается, я заглянула в бюллетень одному из избирателей после проставления в нём отметки, чтобы поинтересоваться его политичес-
кими взглядами. Здесь должны быть бурные аплодисменты!
Нюанс, который поразил меня ещё больше, заключался в следующем. Один из сотрудников выездной бригады ТИК после переговоров со мной и председателем УИК подошёл к дежурившему на участке полицейскому и приказал вызвать наряд полиции. Удивлённая услышанным, я подошла по-
интересоваться, какое решение приняла выездная комиссия, на что мне был дан чёткий ответ: решение будет принято спустя некоторое время после со-
вещания в ТИК. Тем не менее спустя уже несколько минут приехал наряд по-
лиции. Довольно приятной внешности женщина-полицейский без выясне-
ния причин начала зачитывать мне 19-ю статью УК. Мужчина-полицейский проинформировал меня о том, что, даже если я буду сопротивляться, меня всё равно выведут с участка и доставят… совсем уже на другой участок. Ин-
стинкт самосохранения сыграл свою роль, и я вышла. Как потом оказалось, не напрасно. Благодаря этому мне удалось пусть непродолжительное время, но всё-таки поприсутствовать при подсчёте голосов. 47
ПРЕЗИДЕНТА, КАК И РОДИТЕЛЕЙ, НЕ ВЫБИРАЮТ
Где-то в 19:30 я с улыбкой на лице вновь зашла на участок № 47. По выражению лиц секретаря и почти всех остальных членов комис-
сии было хорошо заметно, как они «рады» меня видеть. Я зашла в ка-
бинку проголосовать. Затем подала уведомление о назначении меня… наблюдателем от кандидата в президенты Зюганова. От этого моего предложения они не смогли отказаться .
Ровно в 20:00 моего коллегу по несчастью Александра Назарова отстранили от работы членом УИК с ПРГ по не только сфальсифици-
рованной, но и содержащей противоречия закону жалобе: якобы во время проведения голосования он демонстрировал мне книгу избира-
телей (что входит в мои права как члена УИК с ПСГ).
Когда Саша вышел в туалет, дверь за ним захлопнулась. Председатель и дежуривший полицейский отказывались его впускать. Только зачитыва-
ние Сашей стражу порядка выписки из закона помогло ему вернуться на участок снова. Страсти накалялись. Начался подсчёт голосов. Собственно, подсчётом это можно назвать с большой натяжкой. Несколько членов УИК с ПРГ в хаотичном порядке разбирали себе в пачки бюллетени. Женщина, которая «отвечала» за пачку от кандидата Путина, взяла сверху общей стоп-
ки довольно большое количество бюллетеней, среди которых были голоса, отданные за разных кандидатов, положила сверху бюллетень с голосом за Пу-
тина… Рецепт успеха готов! Конечно же, всё это сопровождалось рекомен-
дациями в мой адрес отойти от стола, периодически подкреплёнными физи-
ческими противоборствами. В результате того, что я делала многочисленные замечания и неустанно цитировала закон, комиссия приняла единогласное решение отстранить меня от обязанностей члена УИК и удалить с участка. Саша пробыл на участке до трёх с лишним часов утра.
Во время этого пребывания без Сашиного вмешательства ко-
48
НАТАЛИЯ МЕЖУЕВА, АЛЕКСАНДР НАЗАРОВ
миссия подсчитала голоса. На момент окончания подсчёта было бо-
лее 30 недействительных бюллетеней. После того, как Саша занёс эти данные в свою копию протокола, списав их с увеличенной фор-
мы, комиссия отказалась копию подписывать, мотивируя ошибкой. Пережив (всё-таки пережив!) всё вышеописанное, я поняла одно: пре-
зидента в России, как и родителей, не выбирают… Это было что-то… Если честно, не хочется вспоминать. Вот так насмотришься на учителей и тысячу раз подумаешь, прежде чем своих детей в школу отдавать
Александр Назаров, техник охранно-пожарных сигнализаций
«
»
Наталья не рассказала о ВТОРОМ приезде милиции, по жалобе на то, что я якобы (как говорит Задорнов, «наберите побольше воздуха в грудь») сломал дверь на участок… Да - да… К сожалению, когда мы с милиционе-
ром осматривали «сломанную» дверь, то не могли найти даже малейшую поломку… Удалить они меня не могли, так как, сами сказали, «не за что, ведь я не дрался и не ругался». Взяли объяснительную и уехали. Причём милицио-
49
ПРЕЗИДЕНТА, КАК И РОДИТЕЛЕЙ, НЕ ВЫБИРАЮТ
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1
. Отказ в ознакомлении со списком избирателей – пп. 1 п. 12 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
2. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граж-
дан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
нер, который писал с моих слов объяснительную, смотрел на меня, как на ду-
рака… Наверное, он и сам не мог поверить в абсурдность ситуации…
Во время «подсчёта бюллетеней» я зачитывал комиссии 68 ста-
тью Федерального закона 67-ФЗ «Об основных гарантиях избиратель-
ных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федера-
ции». Не помогло. Все уверенно говорили, что мы с Натальей им мешаем. В итоге «обнулили» недействительные бюллетени (которых изначально было более 30-ти). Благодаря махинациям и ловкости рук школьных учи-
телей и работника администрации, результат голосов поражает вообра-
жение даже самых прожжёных борцов за справедливость:
Жириновский Владимир Вольфович – 1.09%,
Зюганов Геннадий Андреевич – 15.99%,
Миронов Сергей Михайлович – 3.26%,
Прохоров Михаил Дмитриевич – 5.44%,
Путин Владимир Владимирович – 74.21%.
Под конец «театра абсурда» услышал забавный разговор между двумя «учительницами-членами УИК»:
– Ну завтра-то хоть выходной?
– Да что ты! К 10-ти на митинг ещё…
50
НАТАЛИЯ МЕЖУЕВА, АЛЕКСАНДР НАЗАРОВ
3. Пометки в списках избирателей – ч. 1 ст. 142 УК РФ: фальсификация из-
бирательных документов (наказание: штраф в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за пе-
риод до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
4. Проставление подписи избирателя членом УИК в списке избирателей – ст. 142.1 УК РФ: фальсификация избирательных документов (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
5. Удаление сотрудниками полиции с участка члена комиссии с ПСГ – ч. 1 ст. 286 УК РФ: превышение должностных полномочий (штраф в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного до-
хода осуждённого за период до шести месяцев либо лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо арест на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до четырёх лет).
6. Отказ допустить члена комиссии с ПРГ – п. «в» ч. 2 ст. 141 УК РФ (на-
казание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнадцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо испра-
вительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).
7. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
8. С учётом вышестоящего пункта и при наличии оснований – фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
51
ПУСТЬ ЦИК ПОДОЖДЁТ, ПОКА СТУДЕНТ ОТДОХНЁТ
52
НИКИТА КОЛПАКОВ
Пусть ЦИК подождёт, пока студент отдохнёт
Просьбы о помощи к полицейскому со сторо-
ны комиссии не затихают. ″Попросите, что-
бы они группу захвата прислали... Ещё атом-
ную подлодку и пару истребителей″, – ёрничаю я
Никита Колпаков, студент
«
Место действия: УИК № 248, школа № 24, председатель – Ева Юрьевна Шарга, директор школы.
»
Хорошенькое начало дня
4 марта мне выпала честь защищать законность выборов. Учиты-
вая всю серьёзность мероприятия, подготовка оказалось основатель-
ной. Я четыре раза прошёл обучение, которое проводили разные люди (хотя достаточно было и одного). Но я хотел подготовиться так, чтобы 53
ПУСТЬ ЦИК ПОДОЖДЁТ, ПОКА СТУДЕНТ ОТДОХНЁТ
иметь максимальный КПД. Получив направление от штаба Прохоро-
ва ещё за неделю до выборов, я направился на свой участок. Являясь членом комиссии с ПСГ, я имел право присутствовать на всех заседа-
ниях комиссии и намеревался своим правом воспользоваться.
Мой участок (УИК № 148) находился в 24-й школе. Приехал, нашел председателя. Им оказалась директор школы, некто Шарга Ева Юрьевна. Отличительная черта Евы Юрьевны: она, не стесняясь, кури-
ла в своём кабинете (интересно, а когда она на родительских собраниях выступает, тоже не выпускает папироску изо рта?). Мы познакомились, меня приняли. Встретились только на следующем заседании (3 марта). В тот день, пройдясь по участку, заметил, что камеры установлены с яв-
ным нарушением (одна не захватывала и половины членов комиссии, а вторая снимала с расстояния 15 метров подходящих к урне избирате-
лей со спины). Тут же был составлен акт и сделан звонок в Ростелеком. Ребята пообещали камеры перевесить. Сказали, что специалисты их работают даже ночью, что найдут якобы они ответственного человека, тот откроет участок и камеры повесят так, как нужно. Понадеялся.
4-го я и сагитированный мною в наблюдатели друг Даниил Ели-
сеев прибыли заранее, люди пунктуальные. Обстановка начинала нака-
ляться почти сразу. Разумеется, камеры никто и не думал перевешивать, зато на телефон пришла отписка об устранении проблемы. Все заранее были на месте. С самого начала поражала нерасторопность комиссии. Они решили начать готовить участок к открытию в 7:45, несмотря на мои предложения сделать это пораньше. «Не учите комиссию рабо-
тать» – фраза, которую я за этот день услышу неоднократно. Вспомнив байки о том, что подписи в списках избирателей могут появиться ещё до начала голосования, я тут же изъявил законное желание на них взгля-
54
НИКИТА КОЛПАКОВ
нуть. «Чуть позже», – ответила председатель. Начали выдавать списки. Выдали бюллетени. Начали опечатывать урны. Стационарные успели, а вот на переносные времени не оставалось, хотя на часах было уже на-
чало – 8:05, первые избиратели уже хотели волеизъявиться. «Быстрее доопечатайте, я пока участок открою», – пробормотала г-жа Шарга.
Ни о каком оглашении числа избирателей, бюллетеней, реестра открепительных даже речи не шло. «Списки-то дайте взглянуть», – напоминал я. Сославшись на то, что сейчас надо регистрировать на-
блюдателей, мне снова отказали. И тут начались первые фокусы. Мои коллеги, Даниил и Жанна, пришедшая от КПРФ, вполне быстро прош-
ли процедуру регистрации на участке. После меня это сделала милая девушка-единоросска, которая явно пришла на участок не с целью до-
биваться честности. Но она была такая милая, что язык не поворачива-
ется что-то плохое про неё говорить. Скажу лишь, что её зарегистриро-
вали сразу после меня, и весь день она скучала, наблюдая за процессом, периодически залипая. Проблемы, конечно же, возникли у меня. С грустным лицом мне сообщила секретарь, что у меня неправильно оформлены документы. Начались прения. На мои вопросы о месте ошибки она перечитала до-
кумент и лишь снова произнесла фразу об ошибке. Звоните, говорят, в штаб, там подскажут, где ошибка. Так и пришлось поступить. Приехал товарищ Бычков (представитель Прохорова) и всё решил. Оказалось, в направлении (по ошибке) было написано «направляю в ЦИК», а не в УИК, к чему в итоге и придрались в комиссии. Стоит отметить, что мой председатель координировала все свои действия с председателем ТИК Кировского района госпожой Ботовой. Когда я позвонил в ТИК, Ботова уже как будто знала, где 55
ПУСТЬ ЦИК ПОДОЖДЁТ, ПОКА СТУДЕНТ ОТДОХНЁТ
именно у меня ошибка. Однако после того, как на месте мне оформили новый документ, меня с явным недовольством, но допустили к рабо-
те на участке. Как потом скажет председатель в общении с коллегами (это будет совсем нескоро): «Я пыталась его отстранить, видишь, но из штаба так быстро приехали, что я могу сделать?»
Где это видано, чтобы в России законы исполняли?
Получив-таки роль члена комиссии, я тут же напомнил пред-
седателю, что книги она так и не показала. Она отказалась это делать вовсе. «Открепительные тоже не считали». На что ответили: «Это не ваше дело». Пришлось составить жалобу, которую подписали все, даже милая девушка-единоросска, за весь день проронившая лишь пару слов. Ева Юрьевна долго вчитывалась в жалобу, звонила в ТИК и читала текст, спрашивала, что делать. Ведомая, однако. Потом нехотя приняла. Я не удержался и съязвил: «Вот мы и уменьшили вашу пре-
мию за выборы, а учитывая, что жалоба далеко не первая, вряд ли вы вообще премию (сверхурочно) получите». Явно не понравилось это г-же председателю.
Продублировали данную жалобу и в ТИК. Там указали, что перед открытием участка нам не показали списки, «открепилки» не считали, а наблюдателей заставляли сидеть на местах. Позже мне придёт циничный ответ, в котором процитируют норму закона (про порядок открытия участка) и сделают вывод о том, что закон не пред-
усматривает процедуры показа списка избирателей. Ещё пояснят, что открепительные якобы считаются вечером (сразу перед занесением их в протокол), а расположение наблюдателей устанавливается за-
56
НИКИТА КОЛПАКОВ
ранее и является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ. Разумеется, в удовлетворении жалобы мне откажут. Чуть позже Даниил и Жанна решили постоять возле урн, дабы лучше видеть процесс и количество опускаемых бюллетеней. Не успе-
ли они простоять и 20 минут, как злая председатель потребовала, чтобы они вернулись на места. «Они вам не собаки, чтобы на одном коврике лежать!» – в порыве эмоций вырвалось у меня. Попросил объяснить, чем вызвано такое требование, предупредил об административной от-
ветственности. «Пишите, куда угодно». Сказано, как говорится, – сде-
лано. Составили заявление сотруднику полиции, дружно подписали его и приложили объяснения. Ухмылка так и не сходила с лица боль-
шинства членов комиссии. Оно и понятно: где это видано в России, чтобы законы исполняли? Уж точно не в этой школе.
Ликбез от наблюдателей Потом ходили с урной по домам. Там всё обычно: больные пен-
сионеры, которые сами дойти не могут. Все встречали нас с радостью, многие предлагали попить чаю, но мы вежливо отказывались. Только один избиратель выбивался из общей нормы: смотрю в паспорт – 1991 год. Перевожу взгляд на владелицу и лукаво спрашиваю: «А что вам, если не секрет, помешало дойти до участка?». Получаю гениальный от-
вет: «Горло болит». Девушка улыбается. Не без улыбки на лице прошу её в следующий раз особо не злоупотреблять нашей добротой и желаю скорейшего выздоровления.
Вернулись уставшие, но довольные. Никогда за один день я не держал в руках столько паспортов, не желал здоровья. Мне попалось 57
ПУСТЬ ЦИК ПОДОЖДЁТ, ПОКА СТУДЕНТ ОТДОХНЁТ
7 человек, у которых день рождения попадал в интервал плюс-минус неделя от выборов. С удовольствием их поздравил, а в ответ получил много комплиментов о внимательности.
На участке же стояла скучная атмосфера. Все приуныли – за-
крытие ожидалось лишь через 3 часа. Впрочем, ничего страшного за это время не случилось. Радовало лишь сообщение от Жанны, кото-
рая, несмотря на то, что работала впервые на выборах, смогла выявить мёртвую душу, занесённую в списки. Сами эти списки, разумеется, по-
спешно от неё убрали, однако, честные соседи передали ФИО и адрес проживания усопшего. Составили жалобу.
Как только участок закрылся, началось самое интересное. Пошло погашение бюллетеней. Начали резать не тот угол. «Остановитесь. Надо левый нижний резать. У нас в инструкции написано», – молвлю я. «Ваша инструкция – филькина грамота. Закон надо смотреть», – от-
вечает председатель. Начали смотреть, убедились, что были неправы, сконфузились и начали делать по регламенту. А в этот момент считают списки… Я тут же громко предупреждаю Еву Юрьевну об ответствен-
ности за несоблюдение порядка подсчёта. Та остановила сразу всех, начала звонить в ТИК. «Мы вот и гасим и считаем… Нельзя, да? Хо-
рошо, хорошо…». Улыбнулась мне, а в ответ получила благодарность за оперативность. Попросила всех членов комиссии прекратить рабо-
ту со списками. Но один член комиссии упорно листал список и считал на калькуляторе. Смотрите, говорю, вон сидит, работает. «Где? Да это не со списками» (при этих словах член комиссии переворачивает лист А3 – не заметить невозможно). Предложил подойти и посмотреть. Вы-
яснилось, что я говорил правду. По требованию подсчёт прекратил и «последний из могикан».
58
НИКИТА КОЛПАКОВ
ОН стоит!
Списки считали очень долго. Видимо цифры не сходились. Их то приносили секретарю, то вновь уносили, и это продолжалось не один раз. Потом же их собрались сшивать. И, о чудо, нас позвали посмотреть на это. Я тут же попросил ознакомиться со списками. «Как?! Вы будете смотреть личные данные? Не положено», – молвит г-жа председатель. «Буду-буду, всё положено. Давайте, каждую страничку показывайте». Тут случается быстрая перепалка между секретарем и председателем. «Да покажи ты ему», – командует последняя. Тут секретарь начинает листать список. Сначала медленно, потом быстрее, ещё быстрее, потом ещё… Пока наконец список чуть не выпадает из её рук. Нервозностью так и пахнет. Позже секретарь прольёт скупую слезу, а председатель скажет, что я довёл бедную женщину до слёз. Всего лишь требованием исполнять закон, на минуточку!
Ну а дальше случился курьёз. Все встают вокруг стола (не со-
блюдая регламент, конечно, согласно которому одна из четырёх сто-
рон стола отводится наблюдателям), я начинаю это действо снимать. Достают из переносной урны бюллетени, подхожу к столу. «Вы не мо-
жете снимать меня так близко», – причитает председатель. Я только усмехаюсь. Меня просят отойти от стола. Я поясняю, что моё располо-
жение диктует Федеральный Закон, поэтому я не намерен отходить. Добавляю, что Ева Юрьевна в настоящий момент не директор школы, а я не её ученик, чтобы в страхе падать ниц.
После этих слов следует звонок в ТИК: «Ну вот мы начали под-
счёт, а ОН стоит у стола! Ну да, стоит… Нет, ничего не делает. По-
нятно, хорошо». Дальше председатель говорит, что ей поручили не 59
ПУСТЬ ЦИК ПОДОЖДЁТ, ПОКА СТУДЕНТ ОТДОХНЁТ
начинать подсчёт, пока я не отойду. «Ну тогда вы вообще его не начнё- те», – усмехаюсь я. И у нас начинается «стояние». Точнее у меня стоя-
ние, а у комиссии сидение. Они тут же бросились обсуждать, какой я плохой и т.д. Вспомнили сразу же, чей я выпускник. Сидели они, правда, не на скамейках, да и в руках у них были не семечки, но образ вырисо-
вывался чётко. После получаса стояния мне захотелось присесть, что я и сделал. И тут же реакция – очередной звонок от председателя: «Нет ну это, конечно, вообще наглость. ОН сел! Ты представляешь, сел!». У меня это вызывает самые весёлые эмоции, а председатель получает инструк-
ции ждать. И пусть весь ЦИК подождёт, пока воодушевлённый борец за справедливость, простой студент из Саратова, отдохнёт. Бюллетени с галочками полиция считает персо-
нальными данными
После ещё часа ожидания Шарга обращается к полицейскому: «Ну вы напишите там что-нибудь, посодействуйте нам». Я тут же предупреждаю доблестного блюстителя порядка об ответственности за «что-нибудь». Тот и сам прекрасно понимает и спрашивает, где же это прописано, что я на 3 метра должен отойти. «Не знаю я, сейчас из ТИК приедут, скажут», – отвечает Ева Юрьевна. Она ещё потом туда отрапортует по телефону, что страж порядка отказался содействовать. Но просьбы о помощи к полицейскому не затихают. «Попросите, что-
бы они там группу захвата прислали... Ещё атомную подлодку и пару истребителей», – ёрничаю я. Полицейский не понимает, что делать. Звонит начальству, объясняет, что мы не поделили сантиметры. Пояс-
60
НИКИТА КОЛПАКОВ
няет, что я вполне адекватен и руками ни на кого не машу, спокойно сижу. Перезвон этот долгий. Переполнившись отчаянием, председа-
тель звонит по 02.
Через минут 30 не спеша прибывают люди, как две капли воды похожие на полицейских. Почему похожие? Да потому что удостовере-
ния у них оказались милицейские (то есть той самой службы, которую расформировали 1 января). Они приехали, взяли объяснения у предсе-
дателя (неоднократно выходив с участка, что тоже нарушение), долго решали, что бы написать такого в решении. Потом решили послушать, что я говорю по поводу случившегося. Я начал указывать конкретные статьи конкретных законов, просил ознакомиться и защитить мои ин-
тересы. Однако полицейский молча записал всё и дал мне расписаться. В ходе получения объяснений выяснилось, что волеизъявления граж-
дан (то есть бюллетени с галочками!) – это личные данные и смотреть на них строго запрещено. Это мы долго обсуждали (пришлось воззвать к наблюдателям, в один голос меня поддержавшим). Пришли к тому, что мы не на лекции.
Полицейские же, получив решение комиссии на руки, дали мне ознакомиться с ним (а там не было ни слова о статье закона, которую я нарушил). Попросил полицейских обратить внимание на это, те от-
махнулись. Есть решение (об отстранении) – уходим с участка. Друга моего спросили, будет ли он сотрудничать с комиссией. Когда тот по-
просил пояснить, что они под этим подразумевают, те ответили, что не нарушать закон. Когда он сказал, что ничего не нарушал, председатель проронила, что и его отстраняет заодно. Так нас незаконно отстрани-
ли и заставили уйти. Спросили при этом, желаем ли мы уходить сами, явно намекая, что существует и альтернативный исход событий. При-
61
ПУСТЬ ЦИК ПОДОЖДЁТ, ПОКА СТУДЕНТ ОТДОХНЁТ
шлось выполнять (пусть и незаконные) требования (пусть и незакон-
ных) правоохранительных лиц. В решении было написано «нарушение избирательного законодательства: препятствовал подсчёту голосов».
Шёл 2-ой час ночи. Ни одного бюллетеня ещё не посчитали…
Поясню лишь, что на момент написания этого явно лирического рассказа, уже было подано заявление о возбуждении уголовного дела против превысивших полномочия полицейских, заявление в полицию на возбуждение делопроизводства по 5.6 КоАП в отношении предсе-
дателя.
Впереди подача двух дел в суд.
Итак, кто же были эти герои?
Бесстрашная Шарга Ева Юрьевна – председатель.
Бравый Зацеляпин Андрей Владимирович – зам. председателя.
Трогательная Лёзина Екатерина Владимировна – секретарь.
А также 3 члена с ПРГ: невозмутимая Медведева Наталья Вик-
торовна, великолепная Артемова Наталия Ивановна, а также ещё одна позабытая мною девушка. Пусть имя её забыто, но я всегда буду пом-
нить этот безымянный образ.
С нами также были герои СОИвцы Роман, Сергей и ещё один человек, имя которого у меня вылетело из головы, но данные люди только помогали следить за законностью процедуры выборов, поэто-
му в моём рассказе не упоминаются.
62
НИКИТА КОЛПАКОВ
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Отказ в ознакомлении со списком избирателей – пп. 1 п. 12 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц –
от одной тысячи до двух тысяч рублей).
2. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
3. Удаление сотрудниками полиции с участка члена комиссии с ПСГ – ч. 1 ст. 286 УК РФ превышение должностных полномочий (штраф в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного до-
хода осуждённого за период до шести месяцев либо лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо арест на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до четырёх лет). 4. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
5. С учётом вышестоящего пункта и при наличии оснований – фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
63
КУКЛОВОДЫ И МАРИОНЕТКИ. И КАК С ЭТИМ БОРОТЬСЯ
64
ВАЛЕРИЯ ПАВЕЛКО
Кукловоды и марионетки. И как с этим бороться
Председатель заявила, что псг-шницам – мне и моей подруге – на заседании УИК делать нечего, так как нас ещё не проверили в ФСБ и не знают, можно ли вообще нас допускать до работы в комис-
сии. Откуда у школы доступ к базе ФСБ, Лидия Михайловна не объяснила. К счастью, долго не пришлось скандалить, и мы попали на заседание
Валерия Павелко, студентка
«
Место действия: г. Саратов, УИК № 311, школа № 7, пред-
седатель – Устинина Лидия Михайловна, директор школы.
»
Выборы 4 марта были вторыми, за которыми я наблюдала. На-
смотревшись на грязные выборы в Государственную Думу, к следую-
щим я подготовилась основательно. Прошла три курса лекций наблю-
дателя, изучила чаще всего нарушаемые законы и отправилась в бой.
65
КУКЛОВОДЫ И МАРИОНЕТКИ. И КАК С ЭТИМ БОРОТЬСЯ
Предыстория
Накануне этого знаменательного события, я и ещё четыре моло-
дых оппозиционера, по совместительству являющимися моими близки-
ми друзьями, попросили дать всем три сложных участка, расположен-
ных в одном здании. На глаза сразу попалась МОУ «СОШ № 7», где расположены участки № 309, № 310, № 311. Нам рассказали, что в этой школе на трёх участках существовала коалиция из трёх председателей, которые, по мнению участников прошлых выборов, фальсифицирова-
ли результаты. Мне и моей подруге Валере выпала УИК № 311 во гла-
ве с Лидией Михайловной. Поэтому готовились к самому ужасному.
Все, кто проводил тренинги для наблюдателей, советовали прид-
ти на участок заранее. Так вот, впервые в школе мы появились 2 марта. Пришли за полчаса до окончания работы участка и попросили зареги-
стрировать нас. Но оказалось, что председатели УИК на педсовете и не могут уделить нам время. Ровно в 18:00, как раз к закрытию участка, явилась уважаемая госпожа Лидия Михайловна, председатель УИК № 311 и тут же объявила: «Сейчас я принимать никого не собираюсь, время работы комиссии на сегодняшний день закончено. Вообще за долгие годы работы комиссии знаю, что обычно наблюдатели прихо-
дят в день выборов. Но можете и завтра придти!»
Мы объяснили ей, что пришли заранее, но председателей не было на месте. Попросили зарегистрировать и выдать удостоверения членов с правом совещательного голоса. От этой, казалось бы, невин-
ной просьбы Лидию Михайловну уже начало передёргивать и она со-
общила, что никаких удостоверений ТИК не присылала и что они во-
обще не обязаны их выдавать. Но мы продолжали настаивать на своём. 66
ВАЛЕРИЯ ПАВЕЛКО
И тут появился, как позже выяснилось, председатель УИК № 309, её сын и учитель школы № 7 – Устинин Андрей Васильевич, он сообщил о наличии удостоверений и возможности рассмотрения наших заявле-
ний сейчас. Как же так? Уважаемый всеми директор оказался в чём-то не прав?! С этим Лидия Михайловна не смогла смириться. И тут нервы совсем сдали. Вероятно, представив нас учениками, вошла в роль ди-
ректора и, перебивая меня, завопила: «Я говорю! Так по-хамски со мной никогда ещё никто не разговаривал за все тридцать лет работы директором. Вы не имеете право так себя вести!»
Сложилось впечатление, что нам вообще запрещено разговари-
вать в её присутствии, а уж тем более перечить её воле, как будто мы нелюди какие. Видимо, так привыкла за свой многолетний опыт работы в школе. Но забыла, к сожалению, что это избирательный участок, а мы, увы, не ученики. В итоге все наши заявления оказались неправильно на-
писаны. Поэтому ушли 2 марта мы ни с чем.
Вечером этого же дня я познакомилась с ПРГ-шником с моего участка Логиновым Николаем. Оказалось, он учился в этой школе и прекрасно знает комиссию. Решили действовать с ним сообща и обяза-
тельно придти на итоговое заседание комиссии 3 марта в 13:30.
На следующий день нас всё-таки зарегистрировали. Но заседа-
ние, как сказала Лидия Михайловна, уже состоялось в 11:00 утра. При-
ехал Николай, выяснил, что оно ещё только будет. Но председатель заявила, что псг-шницам – мне и моей подруге – на заседании УИК делать нечего, так как нас ещё не проверили в ФСБ и не знают, можно ли вообще нас допускать до работы в комиссии. Откуда в школе доступ к базе ФСБ, не объяснила. К счастью, долго не пришлось скандалить, и 67
КУКЛОВОДЫ И МАРИОНЕТКИ. И КАК С ЭТИМ БОРОТЬСЯ
мы попали на заседание. Первым делом Лидия Михайловна сообщила о том, что совеща-
ние в 11:00 было на тему пожарной безопасности. А затем, как ни в чём не бывало, огласила вопросы, стоящие на повестке дня. Обсуждали вре-
мя запечатывания урн, осматривали помещение для голосования, про-
веряли исправность камер видеонаблюдения и расположение стацио-
нарных ящиков относительно камер. Большинством голосов комиссия решила запечатывать стационарные ящики еще до 8:00, а перенос- ные – в течение дня, что противоречило закону. Мы с боевой подругой не имели права принимать участие в голосовании, а предложения Ни-
колая, соответствующие требованиям закона, комиссия игнорировала. После заседания у меня состоялась очень неприятная беседа с одной из членов УИК, Киреевой Татьяной Александровной:
– И сколько же вам Прохоров заплатил? – спросила она.
– Нисколько. Я волонтёр, – гордо заявила я.
– Не может такого быть! На такую работу идти бесплатно нель-
зя! – продолжала возмущаться Татьяна Александровна.
– Ну не все же продажные! – сообщила я ей.
И эта фраза стала моей ошибкой. Весь следующий день вся ко-
миссия припоминала мне мою дерзость и обвиняла в том, что женщина была названа продажной! Уважаемые наблюдатели! Будьте очень веж-
ливы и не бросайтесь резкими фразами, комиссия может принять их на свой счёт. Существует куча методов провокации. Не поддавайтесь!
После этого разговора подбежала Лидия Михайловна, практи-
чески настигнув меня у выхода, решила объяснить мне всю серьёзность ситуации. Сообщила еще раз про ФСБ, рассказала, что её муж – быв-
ший прокурор и в прокуратуре ей всегда рады. На что я спросила: угро-
68
ВАЛЕРИЯ ПАВЕЛКО
за ли это? Но, кроме одного короткого «не», больше ничего не услы-
шала. Пыталась сломать нас, прибегнув к самому низкому и подлому способу. И разве этот человек заслуживает звания «учителя»?
Вечером я обратилась в СМИ с просьбой позвонить Лидии Михайловне и узнать, на каком основании нас собираются проверять в ФСБ и как будут запечатаны урны: по закону или нет? Естественно, ничего нового Устинина не сказала. Но сотрудникам СМИ удалось показать, что ситуация в школе на контроле.
День выборов. Начало
На участок я пришла в 07:30. Пыталась познакомиться и найти союзников среди других наблюдателей, но все трое оказались не очень-
то и дружелюбными, представляли либо Путина, либо партию «Еди-
ная Россия» и сидели, как полагается по инструкции комиссии, в углу, никому не мешая. Приехали СМИ проконтролировать процесс запе-
чатывания урн. Все урны запечатали при первых же избирателях, как положено по закону. Лидия Михайловна сияла от счастья и суетилась на участке. Всё было чисто и гладко. Я уже подумала, что мы с Лидией Михайловной действительно вчера договорились о соблюдении зако-
на. Но я ошиблась.
Как только журналисты ушли, мне тут же сообщили: «Вчера мы договаривались быть одной командой, а эти девушки уже нажаловались в СМИ на нас». И разозлившись, запретила мне находиться на указанном вчера мной месте недалеко от урны, посадив туда девушку от «Единой России». Теперь мне были видны только спины избирателей. Первая жалоба! В ней я указала закон, статью и пункт, который они нарушили, не 69
КУКЛОВОДЫ И МАРИОНЕТКИ. И КАК С ЭТИМ БОРОТЬСЯ
обеспечив мне тем самым хороший обзор. Мою жалобу тут же вынесли на общее обсуждение комиссии. И Лидия Михайловна всем объявила, что никто мне ничего не запрещал, а девушка сама выявила желание пере-
сесть. «Садитесь, пожалуйста, куда хотите. Но жалоба ваша необосно-
ванная», - сказала она. Первая победа была за мной. Позже я написала ещё одну жалобу на предмет того, что члены комиссии не давали ознакомиться со списками избирателей. Сколько раз я не подходила, ответ был один и тот же: «Вы не имеете право. Там персональные данные» или «Секретарь сейчас огласит количество пришедших избирателей на данный момент», но само собой никто его и не собирался оглашать.
Очень неожиданно нашему председателю стало плохо, у неё подскочило давление, вызвали скорую и демонстративно под камеры журналистов её увели прочь с участка. Отсутствие Лидии Михайловны продолжалось около полутора часов. Когда ей стало лучше, она при-
нялась всем сообщать, что Николай Логинов виноват в её гипертони-
ческом кризе. «Он довёл меня своими бесконечными претензиями». Потому Николая просто захотели убрать. Натравили на него прово-
катора, обвинили в том, что Николай передавал персональные данные избирателей по телефону и однозначно мешал работе комиссии. Реше-
ния об отстранении выдано не было. Пришла журналистка Екатерина Федорова и, провоевав с ними около двух часов, всё-таки выбила эту бумагу. Членов комиссии, как известно, можно отстранить от работы только при нарушении закона, но удалить с участка никто не имеет право. Они могут и дальше наблюдать за процессом хода выборов и писать жалобы! 70
ВАЛЕРИЯ ПАВЕЛКО
Так вот, в решении Николая даже никакого намека на какую-
либо нарушенную статью не было. Наверное, он просто мешал своим присутствием и требованиями соблюдать закон.
Ну что ж, одну проблему (в лице Николая) устранили. Перешли к следующей, то есть ко мне. «Я сейчас звонила в ТИК. Мне сказали, что члены с правом совещательного голоса непременно должны пой-
ти со второй переносной урной. В случае отказа вы будете отстранены от работы», – заявила мне Лидия Михайловна. Я, конечно, объяснила ей, что по закону никто не имеет права заставлять идти с переносными урнами. Но так как мы с Николаем договорились, что в случае его от-
странения я пойду вместо него в рейд со вторым ящиком, я так и по-
ступила.
На участке остался свой человек, моя подруга. Да и в обеденное время обычно мало суматохи. И, кстати, об обеде. Нас всех бесплатно накормили обедом, первым и вторым, как полагается. Трапезничала я с заместителем председателя, Струнковой Людмилой Сергеевной, и ещё двумя членами комиссии. Они все оказались очень приятными женщинами, особенно зампредседателя. Кто же их заставляет надевать ту ужасную маску на выборах?!
Походы с переносной урной
В 15:30 с участка отчалила вторая переносная урна. С ней поми-
мо меня пошли: Зайчикина Сусанна Гарниковна, Горочкина Марина Ивановна (с правом решающего голоса) и девушка-наблюдатель Екате-
рина (как потом выяснилось, от «Единой России»). Выходя с участка, я поинтересовалась, сколько человек в реестре и сколько выдали бюл-
71
КУКЛОВОДЫ И МАРИОНЕТКИ. И КАК С ЭТИМ БОРОТЬСЯ
летеней. Однако мне сказали только количество выданных. «Ну ниче- го, – решила я, – буду самостоятельно отмечать проголосовавших».
Мы всей комиссией перемещались из квартиры в квартиру. Всё было достаточно спокойно. И, познакомившись с Сусанной Гарников-
ной и Мариной Ивановной ближе, мне даже показалось, что это насто-
ящие педагоги, которых мы помним по школе, не те люди, что были на участке. По дороге они встречали своих учеников, улыбались им, а те в ответ кричали и размахивали руками, стоя через дорогу. Всю дорогу меня мучил вопрос: «Ведь они обычные нормальные учителя, что же на них оказывает такое демоническое влияние? Такое ощущение, что они на время выборов включают другой, запрограммированный режим. А если кто-то пытается сломать систему, включается режим тревоги, и они начи-
нают скандалить. Но зачем? Неужели нельзя быть самими собой, никого не обманывать, нагло глядя в глаза, просто быть честными?»
Так размышляя, я продолжала следить за соблюдением закона. Мы довольно мило, по-человечески общались, и вся напряжённость между нами куда-то, казалось, улетучилась. На такие мелочи, как голо-
сование престарелых людей прямо при нас, я старалась внимания не обращать. Но тут наши и без того хрупкие отношения бесповоротно разбились вдребезги. Случилось следующее, на что я не могла не среа-
гировать. Мы пришли к очередной избирательнице. Она не поняла, что именно она должна сделать с бюллетенем, чтобы проголосовать. Она указала на одного из кандидатов и попросила комиссию помочь.
Члены комиссии, а также наблюдатели не имеют право указывать на какого-либо кандидата и прикасаться к бюллетеню с целью помочь избирателю. В таких случаях нужно обращаться за помощью к лицам, не задействованным в выборном процессе, например, это могут быть 72
ВАЛЕРИЯ ПАВЕЛКО
соседи или сожители.
Но, как известно, у избирательной комиссии какая-то своя ЦИКовская инструкция, в соответствии с которой они действуют. И наши ПРГ-шницы решили, что Катенька, как они её ласково называли, может помочь бабушке. И Екатерина указала, куда именно нужно по-
ставить галочку, прикоснувшись к бюллетеню. Я сделала замечание и рассказала, как надо действовать в таких ситуациях в соответствии с за-
коном. Реакция была ожидаемой. Оба члена комиссии подняли такой крик на весь дом, как будто я совершила убийство. «Прекратите при-
дираться ко всяким мелочам! Откуда вы вообще такие взялись, рево-
люционеры? Не надо нам революции!» – вопила Сусанна Гарниковна. После я спросила Екатерину, от какого она кандидата. «Ни от како-
го. Меня назначили членом УИК». Когда мы вернулись, мне показали реестр прибывших, где Екатерина была записана как наблюдатель от «Единой России». Я написала жалобу о непонятной девушке Екатери-
не, помогающей избирателям определяться с выбором кандидата.
Победа!
Участок закрылся. К нам подоспела подмога. Подъехала член с правом совещательного голоса журналистка Елена Иванова и ПСГ-шник областной избирательной комиссии Михаил Герасименко. Перешли к подсчёту и погашению неиспользованных бюллетеней. Не успели завершить эту стадию подсчёта, как комиссия наконец-то про-
читала мою последнюю жалобу и накинулась на меня за необоснован-
ность и нечеловечность.
– Да как у вас совести хватило писать на такую ерунду жалобу?! 73
КУКЛОВОДЫ И МАРИОНЕТКИ. И КАК С ЭТИМ БОРОТЬСЯ
Я просто так это не оставлю! Вы недостойны принимать участие в ра-
боте избирательной комиссии! Вы цинична и бессовестна! Я подниму всех, только чтобы вы больше не были наблюдателем! – кричала Сусан-
на Гарниковна.
– Да-да, а я подам на девушку в суд! Как она могла назвать меня продажной?! Это же оскорбление! – подхватила Киреева Татьяна Александровна.
– Давайте примем решение комиссии об отстранении девушки! – завелась радостная председатель.
– А вы напишите мне распоряжение, Лидия Михайловна, и эту девушку быстренько выведем с участка, – объявился вдруг полицей-
ский нашего участка.
– Стоп, стоп, стоп! – прервала его Елена Иванова. – На каком основании вы собираетесь выполнять распоряжение председателя? Вы разве подчиняетесь не своему начальству из системы МВД? Покажите-
ка мне, где у вас в инструкции написан такой пункт?
Наивный мужчина даже принёс свою инструкцию, полистал, но, ничего там не обнаружив, ушёл несчастный. После этого все как-то притихли и продолжили подсчёт неиспользованных бюллетеней.
Принялись вскрывать урны и считать голоса. В переносных ур-
нах оказалось вполне реальное количество голосов. К тому же резуль-
тат со второй урны совпал с моими подсчётами. Когда дело дошло до подсчёта голосов, Лидия Михайловна, конечно же, распорядилась всем наблюдателям встать на три метра от столов. Но нас, борцов за спра-
ведливость, теперь стало больше. Лидию Михайловну и всех остальных членов комиссии мы задавили знанием законов. В итоге мы добились того, что весь подсчёт голосов проходил по закону: каждый бюллетень 74
ВАЛЕРИЯ ПАВЕЛКО
показывали так, чтобы видели все присутствующие, пачки кандидатов считали по очереди путем перекладывания из одной стопки в другую, при этом мы стояли рядом и видели все галочки. Конечно, это всё их не устраивало. Они просили отойти из-за спины и не стоять над душой, говорили, что им неприятно, когда мы находимся рядом. Лидия Михай-
ловна требовала, чтобы мы встали «там», «там» и «там». Мы сообщи-
ли, что здесь не зоопарк. Мне опять угрожали отстранением. Когда я попросила пересчитать пачку бюллетеней, кричали, что мы издеваемся над комиссией и прошли психологический тренинг «Как мешать рабо-
те избирательной комиссии». Но мы не обращали внимания. Было уже понятно, что они загнаны в угол и победа за нами.
После подсчёта голосов все контрольные соотношения были выполнены. Дальше все действия совершались комиссией исключи-
тельно в соответствии с законом. Даже увеличенная форма протокола была показана на камеру и зачитана председателем. Итого на УИК № 311 получился следующий результат: Путин – 50,4%, Прохоров – 11%, Зюганов – 25,5%, Жириновский – 6,3% и Миронов – 4,7%. В ГАС «Выборы» занесли точно такие же результаты. Мною и Логиновым было написано 8 жалоб и, что странно, это число записано в протокол. Хочу отметить, что на соседнем УИК № 310 за Путина проголосовало 70%. Веро-
ятно, наш участок должна была бы постичь такая же судьба.
Получив копию протокола, измученная и уставшая, я вышла с участка и, вздохнув полной грудью, направилась домой. «Победа!» – повторялось у меня в голове. Хочется верить, что когда-нибудь чистый результат получим на всех участках и в программе новостей мы услы-
шим: «Это были самые чистые выборы за всю историю. Нарушений не было замечено ни на одном участке! И это победа!»
75
КУКЛОВОДЫ И МАРИОНЕТКИ. И КАК С ЭТИМ БОРОТЬСЯ
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Отказ допустить члена комиссии с ПСГ – п. «в» ч. 2 ст. 141 УК РФ (на-
казание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнадцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо испра-
вительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).
2. Отказ в ознакомлении со списком избирателей – пп. 1 п. 12 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей). 3. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
4. Отказ в ознакомлении с реестром заявлений о голосовании вне помещения пп. 1 п. 12 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение админи-
стративного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи ру-
блей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
5. Нарушение тайны голосования, совершённое группой лиц по предваритель-
ному сговору – п. «в» ч. 2 ст. 141 УК РФ (наказание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуж-
дённого за период до восемнадцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).
76
ИВАН УЛЬЗУТУЕВ
77
ИГРА В ПРЯТКИ, ИЛИ ЯВЛЕНИЕ ПРИНТЕРА НАРОДУ
Игра в прятки, или явление принтера народу
Когда я попросил, чтобы бюллетени выбирались по одному и демонстрировались всем, комиссия про-
вела голосование, единогласно решив применить собственную методику подсчёта голосов избирателей
Иван Ульзутуев, студент
«
Место действия: г. Саратов, УИК № 201, детский сад комбинированного вида № 172, председатель – Кузнецова Наталья Борисовна, заведующая детским садом.
»
Ранним утром я заказал такси и выехал из центра в Ленинский район, на 201-й избирательный участок, который находился в районе 6-й дачной. Как и положено, в полвосьмого утра я был на месте. Ме-
стом проведения выборов, где я должен был работать наблюдателем, как оказалось, был местный детский сад.
78
ИВАН УЛЬЗУТУЕВ
Дверь мне открыла, как я понял, одна из работниц этого детско-
го сада. Я представился и сказал, что являюсь наблюдателем на данном избирательном участке. Она поинтересовалась, от какого кандидата я иду наблюдателем, и когда я сказал, что от Прохорова, недовольно ухмыльнулась. Вместе со мной членом УИК с правом совещательного голоса так же от кандидата М.Д. Прохорова был мой друг Дмитриев Дмитрий. Когда мы зашли непосредственно на избирательный участок, там уже присутствовал наблюдатель от В.В. Путина. Его звали Алек-
сандр. После того, как были решены все формальности с документами, а так же оформлены бумаги, которые разрешали съёмку на избиратель-
ном участке, начался процесс голосования. Кстати говоря, Александр работал очень даже неплохо. До обеда всё проходило спокойно, люди приходили и уходили с избирательного участка. Никаких инцидентов не происходило, если не считать случай с женщиной, которая демонстративно и с громкими возгласами разорвала свой избирательный бюллетень, сказав, что «нет достойных кандидатов». Приходящие голосовать пенсионеры часто жаловались на неубранный снег. В час дня подготовили первую переносную урну для обхода до-
мов, чтобы люди, которые не смогли прийти на выборы по состоянию здоровья, тоже смогли проголосовать. С первой переносной урной по домам пошёл один из членов УИК и я в качестве наблюдателя с ним. Эта процедура так же прошла безо всяких инцидентов и абсолютно спокойно. Приблизительно в четыре часа мы вернулись на избира-
тельный участок. Как выяснилось, в три часа также ушла вторая пере-
носная урна. И опять пошёл процесс голосования на участке. Ближе к вечеру людей становилось всё меньше и меньше. К моему изумлению, 79
ИГРА В ПРЯТКИ, ИЛИ ЯВЛЕНИЕ ПРИНТЕРА НАРОДУ
до восьми вечера на участке не произошло никаких происшествий, и я уже в своих мыслях был практически готов признать данные выборы легитимными, но, как выяснилось, я очень сильно ошибался в своих рассуждениях. Сразу после окончания голосования Александр (наблюдатель от Путина) сказал, что он спешит на поезд и не может присутствовать при подсчёте голосов, после чего он ушёл с избирательного участка (думаю, что данная причина является правдой, поскольку, повторюсь ещё раз, Александр хорошо работал весь день). Под конец процедуры на избирательный участок пришёл представитель газеты «Граждан-
ский голос» для наблюдения за процедурой подсчёта голосов со сто-
роны СМИ.
В восемь вечера избирательный участок закрылся для избира-
телей. Некоторое время члены комиссии разбирались с документами и попросили нас немного подождать. Впрочем, наблюдать за данной процедурой нам никто не мешал. После этого они начали гасить (об-
резать правый нижний угол) неиспользованные бюллетени, а так же посчитали их количество. И тут начались вещи, которые меня с Дми-
трием насторожили. Комиссия начала заполнять итоговый протокол, при этом отказавшись синхронно с ним заполнять увеличенную форму протокола (хотя по процедуре они обязаны делать это). Я сразу позвонил в штаб Саратовского объединения избирате-
лей и проконсультировался насчёт законности данного действия. Мне было сказано, что я имею право потребовать синхронного заполнения вышеназванных протоколов. Когда я попросил комиссию выполнить данное требование наблюдателя, мне было сказано: «Не мешайте нам работать, сейчас мы разберёмся с документами и всё заполним». 80
ИВАН УЛЬЗУТУЕВ
На деле же увеличенная копия протокола была заполнена уже после процедуры подсчёта голосов. Далее отговорка «не мешайте нам ра-
ботать» стала ответом на любое требование наблюдателей соблюдать законность при подсчёте голосов. После того, как комиссия разобралась со всеми своими доку-
ментами, началась процедура вскрытия урн. Бюллетени были вывалены на объединённые столы. И вот тут и началось самое интересное. Со-
гласно процедуре подсчёта голосов члены комиссии должны по оче-
реди брать по одному бюллетеню из кучи, называть, за какого из канди-
датов в данном бюллетене проставлена отметка, демонстрировать его всем членам УИК и наблюдателям, после чего перекладывать в стопку соответствующего кандидата. Как это происходило на нашем 201-м участке: члены комиссии буквально набросились на вываленные на стол бюллетени и начали одновременно выбирать их из кучи и класть в стопки якобы соответствующих кандидатов. Когда я попросил, чтобы бюллетени выбирались по одному и де-
монстрировались всем, комиссия провела голосование, единогласно решив применить собственную методику подсчёта голосов избирате-
лей. Естественно, проводить такие голосования по закону комиссия не имеет права. После консультаций со штабом я потребовал соблюдения законности процедуры проведения подсчёта голосов, на что услышал стандартный ответ: «Не мешайте нам работать». Более того, когда мы с Дмитрием начали ходить вокруг членов комиссии и смотреть, соот-
ветствующие ли бюллетени они кладут в пачки за названных кандида-
тов, нас очень настойчиво просили сесть. После очередного требова-
ния соблюдать законность нам пригрозили удалением с участка. Мы решили писать жалобу. 81
ИГРА В ПРЯТКИ, ИЛИ ЯВЛЕНИЕ ПРИНТЕРА НАРОДУ
Заполнив шаблонный бланк для жалобы на проведение проце-
дуры подсчёта голосов, попросили комиссию сделать её ксерокопию, на что нам был дан ответ, что комиссия не располагает копировальным устройством и копию жалобы нам придётся писать от руки, что, есте-
ственно, нам и пришлось сделать. Полицейский, находившийся на участке, никак не реагировал на поведение членов комиссии при подсчёте голосов, сославшись на то, что он на участке следит лишь за безопасностью. После того, как пер-
вичный подсчёт голосов был завершён, я потребовал продемонстри-
ровать мне пачки за каждого из кандидатов, поскольку при процедуре подсчёта мною был замечен, например, бюллетень за Зюганова в пачке Миронова (после чего он по моему требованию лёг в пачку Зюганова) и несколько бюллетеней не за Путина в пачке Путина (которые так же после моих требований были положены в соответствующие им пачки по фамилиям кандидатов). На моих глазах пересчитали пачку Мироно-
ва. С ней действительно всё оказалось в порядке. Когда я потребовал аналогичной процедуры с пачками других кандидатов, мне было ска-
зано, что пачкой Миронова я вполне должен удовлетвориться. Дальше бюллетени начали быстро паковать и обклеивать скотчем. После этого нами была написана ещё одна жалоба на отказ в пересчёте голосов. Далее началась игра в прятки с председателем комиссии. Нашу жалобу она принимать вроде бы как и не отказывалась, но у неё регу-
лярно находились гораздо более важные дела именно в те моменты, когда мы пытались эту жалобу ей предъявить. Иногда она вообще куда-
то бесследно исчезала. После часа беготни жалобу всё-таки приняли, написав на обратной стороне, что она рассмотрена и никаких наруше-
ний, о которых в ней говорится, не обнаружено. Забавно, не правда ли, 82
ИВАН УЛЬЗУТУЕВ
что председатель комиссии, Кузнецова Наталья Борисовна, разбирает жалобу на самою же себя? Вторая наша жалоба вообще не была при-
нята к рассмотрению, хотя под ней подписался в том числе и предста-
витель «Гражданского голоса». После этого нам необходимо было заверить наши копии про-
токолов. И тут начался ещё один раунд переговоров. Комиссия про-
игнорировала в итоговом протоколе пункт о числе поданных жалоб, отказавшись писать в нём даже ноль. Спустя некоторое время Наталья Борисовна, поняв, что мы никуда не уйдём, пока итоговый протокол не будет полностью заполнен, а мы не получим заверенные копии, всё же написала в графе о числе поданных жалоб – ноль, несмотря на то, что жалоб было две. На первую из них она даже в своё время написала от-
вет. Получив заверенные копии, мы поехали отдавать их в избиратель-
ный штаб. В итоге за Путина отдали 779 избирателей из 1161 голосов. Это составило 67 %.
P.S.: Кстати говоря, принтер нами всё-таки был обнаружен в той самой комнате, где председатель подписывала наши копии итоговых протоколов. Когда мы спросили, какое чудо заставило его материали-
зоваться здесь, нам был дан ответ: «А он не работает».
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Нарушение порядка подсчёта голосов, отказ в одновременном заполнении итогового протокола и увеличенной формы протокола – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
2. С учётом вышестоящего пункта и наличия оснований – фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного 83
ИГРА В ПРЯТКИ, ИЛИ ЯВЛЕНИЕ ПРИНТЕРА НАРОДУ
дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
3. Отказ в принятии жалобы – ст. 22 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
4. Отказ в рассмотрении жалоб – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказа-
ние: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
5. В увеличенной форме протокола не отражено общее количество жалоб – ст. 72 ФЗП.
84
АЛЕКСЕЙ СИЗИНЦЕВ
85
ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РФ
Как председатель фальсифицировал выборы
Таким образом, были отобраны голоса у Жиринов-
ского и Миронова в пользу Путина. Но и этого ока-
залось мало, и из ниоткуда было добавлено ещё более 500 голосов. Когда я задал вопрос председателю, откуда вы взяли такие данные, он просто пожал плечами и зая-
вил, что я могу не подписывать, а так как протокол подпи-
сан всеми членами УИК, кроме меня, то он уже является легитимным, и поэтому они в моей подписи не нуж-
даются. Мне пришлось подписать протокол, указав в особом мнении, что Путину прибавлено 700 голосов
Алексей Сизинцев, маляр
«
Место действия: УИК № 315, школа № 82, председатель – Агапов Игорь Владимирович, начальник отдела ЖКХ адми-
нистрации Октябрьского района г. Саратова.
»
86
АЛЕКСЕЙ СИЗИНЦЕВ
Я работаю в ООО «Мария» в должности маляра, был членом УИК № 315 с правом решающего голоса от партии КПРФ.
Наша УИК располагалась на территории МОУ «СОШ № 82», где соответственно заместителем председателя, секретарём, членами комиссии были учителя школы, чья дальнейшая судьба зависит от ре-
зультатов голосования. Также присутствовали члены УИК с правом решающего голоса от партий ЛДПР и Справедливая Россия.
В день выборов, 4 марта 2012 года, члены участковой избира-
тельной комиссии прибыли к 7:00, погасили неиспользованные откре-
пительные удостоверения, пересчитали бюллетени для голосования, включили веб-камеры, разложили списки избирателей, и председатель объявил об открытии УИК в 8:00. Председателем был назначен началь-
ник отдела ЖКХ администрации Октябрьского района Агапов Игорь Владимирович. Во время работы УИК с 10 часов он и секретарь стали проявлять «заботу и внимание» к членам комиссии, приглашая пооче-
рёдно в соседний кабинет «попить чайку».
Неоднократно и ко мне подходили с такими предложениями. Около 14:00 я пошёл в соседний кабинет. Ко мне тут же подошёл пред-
седатель и недвусмысленно спросил: «Как будем проводить выборы?». Я ответил: «Честно, и вообще для чего мы здесь собрались?». Он ска-
зал, что от него многого требуют, на кону стоит карьера, семья и т.д. Я ответил, что у меня свои принципы и цели. Тогда он открытым текстом объяснил, что это не безвозмездно и что у Зюганова они забирать го-
лоса не будут. Когда я вновь отказался, последовал последний вопрос: «Вы член партии?» И, получив положительный ответ, он удалился.
Когда я вернулся на рабочее место, меня тут же хотели отправить с переносным ящиком для голосования. Я отказался, тогда они загрузили 87
ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РФ
меня списками, по которым шли голосовать студенты (у нас было 4 сту-
денческих общежития). До этого списки по общежитиям были у члена комиссии с правом решающего голоса от ЛДПР, который в начале рабо-
ты УИК заявил, что и он, и все его друзья будут голосовать за Путина. По моим предположениям, он проживает в одном из общежитий, так как большинство студентов, подходя к нему, здоровались и называли по име-
ни. Некоторые студенты подходили ко мне без временной регистрации. Когда я отказывал им в выдаче бюллетеня для голосования, удивлялись: «Как? Нам сказали, можно и так». Тем временем каждые два часа заме-
ститель председателя собирала данные о количестве проголосовавших по каждому общежитию в отдельности и отзванивалась в ТИК, выйдя в коридор. Спустя 10-15 минут после каждого звонка набегала новая вол-
на студентов. И так продолжалось до 20:00.
В 20:00 председатель объявил о закрытии УИК для подсчёта голосов. Мы проделали все необходимые процедуры: погасили неис-
пользованные бюллетени, подвели итоги по спискам избирателей и по-
дошли к подсчёту голосов. После выемки бюллетеней из переносных и стационарных ящиков мы получили следующие данные:
Жириновский – 112 голосов;
Зюганов – 260;
Миронов – 72;
Прохоров – 253;
Путин – 765.
Председатель, заместитель и секретарь занервничали, и мы стали всё пересчитывать, так как они заявили, что цифры «не бьются». Про-
сто тянули время и постоянно куда-то звонили. Я настоял на том, чтобы опечатали бюллетени по каждому кандидату отдельно, что мы и сделали. 88
АЛЕКСЕЙ СИЗИНЦЕВ
Спустя 3,5-4 часа заместитель председателя и секретарь дали готовый итоговый протокол, который тут же был подписан не глядя членом ко-
миссии с правом решающего голоса от партии «Справедливая Россия». Когда я взял в руки протокол, то обнаружил следующие данные: Жириновский – 14; Зюганов – 260; Миронов – 25; Прохоров – 253; Путин – 1445.
Таким образом, были отобраны голоса у Жириновского и Ми-
ронова в пользу Путина. Но и этого оказалось мало, и из ниоткуда было добавлено еще более 500 голосов. Когда я задал вопрос председателю, откуда вы взяли такие дан-
ные, он просто пожал плечами и заявил, что я могу не подписывать, а так как протокол подписан всеми членами УИК, кроме меня, то он уже является легитимным, и поэтому они в моей подписи не нуждаются. Мне пришлось подписать протокол, указав в особом мнении, что Пу-
тину прибавлено 700 голосов. Особое мнение я написал в нескольких экземплярах, на одном из которых председатель после длительных кон-
сультаций с ТИК расписался и поставил печать УИК № 315. Но и это еще не всё. Привезя копию протокола в ТИК, я увидел, как Агапов вносил данные об итогах голосования в сводную ведомость не из протокола, а из какой-то бумажки, что и было зафиксировано ви-
деооператором, снимавшим процесс заполнения. В заключение хочу сказать, что я признаю выборы на УИК № 315 недействительными, сфальсифицированными председателем УИК № 315 Агаповым Игорем Владимировичем.
89
ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РФ
От редактора
В день выборов в приёмную Прохорова пожаловался избира-
тель Николай Алексеевич Жильцов, голосовавший на 315-м участке. Он не нашёл в списке избирателей подпись своего брата, прописанно-
го с ним в одной квартире и проголосовавшего часом ранее. Комиссия объяснила, что брат в результате технической ошибки был внесён в до-
полнительный список, и предложила ему ещё раз придти проголосо-
вать. Николай Алексеевич возмутился: как это голосовать по два раза? А в дополнительных списках он, по его словам, увидел ещё несколько фамилий своих соседей, которых хорошо знает. Когда мы в составе мобильной группы приехали на 315 участок у нас состоялся разговор с господином Агаповым, который довольно нервно требовал:
– Я запрещаю меня снимать.
– По закону о СМИ и инструкции ЦИК, подписанной Чуро-
вым, я имею право это делать.
– Вы меня слышите? Я вам запрещаю!
– Вы не закон, я действую на основании закона.
– На этом участке я закон!
– Так не бывает.
– Бывает, бывает! – и удалился.
При поддержке Октябрьской ТИК господину Агапову удалось доказать, что на УИК № 315 федеральные законы не действуют. Ночью в Октябрьской ТИК сотрудники правоохранительных органов, применив физическую силу, оттеснили от увеличенной формы протокола пред-
ставителей оппозиционных кандидатов и помогли Агапову внести те 90
АЛЕКСЕЙ СИЗИНЦЕВ
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Покушение на воспрепятствование работе избирательных комиссий либо деятельности члена избирательной комиссии, соединённое с подкупом – ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 141 УК РФ (наказание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённо-
го за период до восемнадцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).
2. Фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в раз-
мере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудитель-
ные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
3. Записи в дополнительных списках избирателей – ч. 1 ст. 142 УК РФ: фаль-
сификация избирательных документов (наказание: штраф в размере до трёх-
сот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждён-
ного за период до двух лет, либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
4. Проставление подписи избирателя членом УИК в списке избирателей – ст. 142.1 УК РФ: фальсификация избирательных документов (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принуди-
тельные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
Если перед открытием избирательного участка комиссия погасила неиспользо-
ванные открепительные удостоверения, это обозначает, что комиссия либо не знает закона вообще, либо уже знала о невозможности второго тура. результаты голосования, которые, видимо, не вредили ни его карьере, ни благополучию его семьи. Несмотря на то, что член с правом решающего голоса от КПРФ Октябрьской ТИК Александр Гришанцов, обращаясь к правоохранителям, повторял: «Вы помогаете вносить фальсифицирован-
ные данные!» – полицейские предпочли защищать Агапова, а не закон. 91
КАК Я ПРОВЁЛ ЭТИМ ВЫБОРОМ (прикол-эссе)
92
АЛЕКСАНДР ГЛУЩЕНКО
Как я провёл этим выбором
(прикол-эссе)
Звонок из 16 участка (66 школа, поселок Юбилей-
ный): массовый заезд людей с открепительными удо-
стоверениями. Едем туда – я и два коммуниста – это примерно как Деникин, Будённый и Ворошилов в одном строю. Вот она грань-то социальная и преодолена – это же надо так постараться, чтобы большевиков пла-
менных с белогвардейцами недобитыми объединить
Александр Глущенко
«
Место действия: Волжская территориальная избира-
тельная комиссия, председатель УИК № 10 – Светлана Борисовна Резванова, учитель МОУ «СОШ № 9».
»
Сподобился я на нынешних выборах стать членом ТИК Волж-
ского района с правом совещательного голоса. И в течение суток пре-
вратился в корнеплод под названием «хрен». То есть охренел. 93
КАК Я ПРОВЁЛ ЭТИМ ВЫБОРОМ (прикол-эссе)
Ребята, мы живём даже не в Африке. Там кандидаты на должность вождя племени стреляют из луков и ставят рекорды по зажариванию на кострах слабых членов племени, но никогда не заставляют старых, больных, подслеповатых и нищих членов племени, перешедших в раз-
ряд племенных наставников, объявлять ложные результаты стрельбы из лука. Там за стрельбой из лука наблюдает всё племя.
Приехал к семи утра в Волжскую ТИК, со мной – водитель (жен-
щина), знакомый адвокат, айтишник с системой интернет-общения и кинооператор. В ТИК никого нет – шаром покати. В 7:45 появилась председатель Лариса Анатольевна и мило сказала, что заседания ТИК перед началом выборов, а также разбора жалоб, поступивших до нача-
ла выборов, наверное, не будет. Из членов ТИК – никого.
Я попросил председателя включить трансляцию с веб-камер на момент начала выборов. Особенно меня интересовал процесс опе-
чатывания урн. Мне в тот момент пока ещё многоуважаемая Лариса Анатольевна сказала, что связи с веб-камерами в ТИК нет. Я вызвал из машины своего айтишника и случайно, ненавязчиво, весело, с шутками и прибаутками в течение двух минут соединил ТИК с сорока четырьмя избирательными участками через свой личный ноутбук.
Прошёл пешком по близлежащим участкам. Начиналось всё красиво. В школах музыка и танцы. Наблюдатели напоминают собой нахохлившихся воробышков на веточке. Но согреваются и весело чи-
рикают, когда с ними общаешься. Пока не объединены целью. Пока разрозненны. Вспоминается из Маяковского: «Жандарм глядит на сыщика – сыщик на жандарма». А что вы хотите? Как можно объеди-
нить проклятого «буржуина-прохоровца» и верного «коммуниста ленинца-сталинца» единой целью? Оказывается, можно, господа-
94
АЛЕКСАНДР ГЛУЩЕНКО
товарищи. В 9:00 звонок от компартии Волжского района: «Саня, в Зонал-
ке своз автобусами на участок – нужен контроль. Едешь?». Сажусь в машину – едем. С коммунистами объединяемся в колонну на Мясниц-
кой, летим в Зоналку через Юбилейный. Вот вам в одной колонне и буржуины, и кибальчиши.
На месте: наглый подвоз ГАЗелью с маршрутным номером 97, которая должна курсировать между Предмостовой площадью и Областной больницей, только тех жителей Зоналки, посёлка ЦДК и прилегающих мелких поселений, которые ранее при опросе админи-
страцией посёлка были готовы голосовать за ОПРЕДЕЛЁННОГО КАНДИДАТА (какого, я конечно не знаю!). Остальные селяне не в состоянии пробраться на участок: дороги по колено в снегу. Всё это выяснилось из разговора с самими избирателями. Методика выясне-
ния схемы организации голосования простая: увидел подвыпившего мужичка своих лет, хлопнул его по плечу и говорю: – Васька! Мы же с тобой на Тихоокеанском флоте три года в одном кубрике прожили.
– Да ну? Давай за это махнём!
Подвожу к машине, открываю бардачок, достаю бутылку водки, наливаю ему сотку, даю конфету и говорю: – Я вот не знаю, за кого голосовать.
– Иди за Путина, тебя домой на автобусе бесплатно отвезут и водки дадут. И не понимает этот люмпен-пролетарий, что пьёт водку на ка-
поте джипа и автобус мне не нужен. Тут же просит вторую рюмку. Признаётся, что он не Васька и никогда не служил на флоте, а был по-
95
КАК Я ПРОВЁЛ ЭТИМ ВЫБОРОМ (прикол-эссе)
граничником и зовут его Валерой, судорожно выпивает третью рюмку и кричит водителю трогающейся от участка ГАЗели: «Стой, сука, вези меня назад, я проголосовал, как сказали». Прыгает в автобус с песней: «А колокольчики-бубенчики ду-ду. А я завтре на работу не пойду…». Слышу это произведение в первый раз, и оно мне начинает нравиться. ГАЗель гоняет по Зоналке весь день (по адресам), а дороги для пеше-
ходов никто не чистит.
Время 10:00. Звонок из 16 участка (66 школа, посёлок Юбилей-
ный): массовый заезд людей с открепительными удостоверениями. Едем туда – я и два коммуниста – это примерно как Деникин, Будён-
ный и Ворошилов в одном строю. Вот она грань-то социальная и пре-
одолена – это же надо так постараться, чтобы большевиков пламенных с белогвардейцами недобитыми объединить. На месте видим колонну машин с саратовскими номерами, из которых выходят скромные мужички, явно между собой друзья и приятели, приходят на участок, сдают открепительные, получают бюл-
летени, скидывают их в урны, выходят из участка, садятся в машины и уезжают. Наш бойкий коммунист с двадцатилетним опытом работы в избиркомах (его знает весь район) просчитывает все открепительные и показывает мне. Более ста человек, и все из Заводского района горо-
да Саратова: улицы Пензенская, Барнаульская – из того, что успел за-
помнить. Вопрос: зачем сто человек приехали из Заводского района в Волжский? Выхожу на улицу перед школой, останавливаюсь на пути возвра-
щающихся к машинам мужичков из Заводского района и с гопническо-
понурой интонацией, непременно поплевывая и вставляя междометие «мля», задаю группе из четырёх явных пролетариев вопрос: «Пацаны, 96
АЛЕКСАНДР ГЛУЩЕНКО
вы чо, в натуре, все сразу привалили? Нас тут уже мусора пасут». Со-
гласитесь, что фраза вполне нейтральная – не знаю пацанов и не имею представления о том, кто такие мусора. Я взял её из кино. В ответ почти хором:
– Шеф, нам сказали, что после десяти уже можно ехать. – Какой дурак вам это сказал? Надо же растянуть на весь день.
– Ёпт, директор. Ты ему сам звони. Сказали после десяти – мы и приехали все.
– Ладно. Разберёмся. Но ваш директор – дурак, мля!
– Да мы знаем, не обижайся, мужик, как сказали, мы так и сделали.
Время – начало двенадцатого, звонок из девятой школы, участки № 8, 9, 10. Информация: массовый заезд на автобусах людей с открепи-
тельными удостоверениями. И мчится Добровольческая армия вместе с Первой конной на улицу Соляную, 17. При этом прошу учесть, что уровень взаимного уважения и поддержки, а также чисто человеческих симпатий между деникинцами и будённовцами был близок к апогею. Мы даже перемешали экипажи. В каждом автомобиле был один красно-
армеец (член ТИК с решающим голосом) и пара белогвардейцев (ад-
вокаты, айтишники и кинооператоры), чтобы, как пели коммунисты, «броня была крепка и танки наши были быстры».
На месте: участок номер 10. Автобусы уже уехали. Все приезжав-
шие были из Заводского района. Далее докладывает наблюдатель от МДП (очень принципиальный и уважаемый мною Александр Ивано-
вич): члены УИК вышли с урной для голосования на дому и вернулись через три часа, 75 адресов. Смотрим маршрут, хронометрируем, никак не выходит. Ходьба по глубокому снегу плюс разговор с больными или престарелыми людьми, плюс коэффициент этажности, плюс заполне-
97
КАК Я ПРОВЁЛ ЭТИМ ВЫБОРОМ (прикол-эссе)
ние заявлений и т.д. Получается шесть часов. Требуем копию реестра лиц, голосующих на дому. Председатель УИК № 10 Светлана Резвано-
ва выбегает в коридор звонить «крыше», а мы в этот момент берём у секретаря копию реестра голосовавших на дому. И собираемся идти по адресам, чтобы проверить, было ли голосование на дому вообще.
В этот момент в помещение для голосования вламываются три крепких мужика бандитского вида. Обступают нас – троих членов ТИК – и предъявляют нам, что мы – члены районной ТИК – баламу-
тим народ, совершаем оплаченную провокацию и мешаем работать участковой комиссии. И вот тут восьмидесятилетний большевик Гер-
ман Иванович, достав красную книжку члена районной ТИК с решаю-
щим голосом, будучи ростом метр шестьдесят и весом с мокрый буш-
лат, элегантно повернувшись к самому здоровому говорит:
– Ты кто?
Двухметровый олигофрен в кепке со зверским выражением лица нагло и громко отвечает: – Дед Мороз!
Отставной восьмидесятилетний полковник Герман Иванович Голиков, лидер Волжской районной организации КПРФ, со всей про-
летарской ненавистью, но тихо и спокойно указывает на дверь:
– Иди на х…, Дед Мороз! Тут выборы, а не Новый год.
И эти три урода, поникнув головами и глядя в пол вышли из по-
мещения УИК. Я увидел реального бойца. Мало их уже. Но вся штука в том, что этот Герман Иванович был моим любимым да и всеми кур-
сантами однозначно и навсегда любимым преподавателем в военном училище и даже давал мне в 1982 году рекомендацию в КПСС: тогда без этого нельзя было успешно закончить обучение и начать карьеру. 98
АЛЕКСАНДР ГЛУЩЕНКО
Боец воспитал бойца. Спасибо ему.
Кстати, в африканских племенах молодые самцы, тем более с признаками слабоумия, носящие в любую погоду чёрные кепки и ра-
ботающие в районных администрациях, даже в период выборов вождя племени не грубят старшим членам племени.
Выходим в школьный коридор с реестром голосовавших на дому и решаем между собой: идти нам пешком по адресам или ехать на авто-
мобиле. Чисто технический вопрос. Пока стояли и решали, выбежала из помещения для голосования председатель УИК Резванова, выхвати-
ла из рук у одного из членов ТИК выданный секретарем реестр и убе-
жала по школьному коридору. Целый час мы играли в кошки-мышки. Через час мадам Резвано-
ва появилась, но без копии реестра. Мы вновь предъявили требование о выдаче документа. В связи с этим я по телефону пригласил на избира-
тельный участок № 10 уважаемых мною известных саратовских журна-
листов – Ольгу Копшеву из «Газеты недели» и Михаила Деришева из «Версии – Саратов». Час переговоров. Съёмка. Аудиозапись. Предъявление закон-
ных требований. Цитирование статей Закона. Госпожа Резванова дви-
нула в полный отказ. Какой-то мальчик лет шестнадцати с неумытым лицом и неаккуратной причёской пытался помешать съёмке. Я прове-
рил у него документы – корреспондент ТНТ. Без камеры, диктофона и блокнота. Странно. Где взял ксиву? В конце выяснилось, что это сынок председателя УИК Резвановой. Классно продумано. И этот юноша видит в себе будущего журналиста? Единственный жанр, который ему доступен – это оскорбление настоящих журналистов.
Госпожа Резванова примерно в 16:00 согласилась показать 99
КАК Я ПРОВЁЛ ЭТИМ ВЫБОРОМ (прикол-эссе)
нам – трём членам районной ТИК – реестр избирателей, голосовав-
ших на дому, из своих рук с расстояния в один метр на три минуты, причём только первую страницу. По её мнению, это являлось ознаком-
лением с документом. О снятии копии не могло быть и речи. За три минуты мы успели записать 12 адресов без фамилий: только улицу, дом и номер квартиры. И мы пошли по двенадцати имеющимся адресам. Вот тут-то я начал медленно превращаться в корнеплод под названи-
ем «хрен». Практически все двенадцать адресов отголосовали сами, дойдя своими ногами до избирательного участка. Неважно: бабушки, дедушки, инвалиды. Лишь по одному адресу не открыли дверь и не от-
ветили, а молодая девушка заявила, что бабушка с дедушкой давно здесь не живут. Вот так. Вывод один: все семьдесят пять адресов – липа. Воз-
вращаемся на участок, просим открыть список избирателей дома, в ко-
тором мы были с проверкой. Называем адрес избирателя, нам список не показывают, а отвечают устно: «Да, голосовал лично, придя на уча-
сток». Второй адрес – то же самое.
Сел я в машину, открыл ноутбук, написал два заявления: одно – в прокуратуру, другое – в полицию, поехал подавать.
В прокуратуре всё чётко. Вышла девушка, приняла заявление, за-
регистрировала, поставила штампик о регистрации на втором экзем-
пляре и мило попрощалась.
С полицией в Волжском районе сложнее. Сначала майор, без опознавательных знаков и не пожелавший представиться (ни жетона, ни бейджа, ни повязки на рукаве), минут двадцать читал моё заявление. Потом минут десять куда-то звонил, рассказывая какому-то начальни-
ку фабулу дела. Потом долго матерился на кого-то в трубку насчёт того, что в день выборов то ли дежурным следователем, то ли дознавателем 100
АЛЕКСАНДР ГЛУЩЕНКО
назначили женщину и ей это дело не под силу. Потом пришёл мужик в гражданке с верхнего этажа и начал, не представившись, усиленно меня изучать: документы, наводящие вопросы о месте жительства, про-
фессии, политических взглядах и т.п. Потом пришла женщина и начала материться на майора без опознавательных знаков насчёт того, что ста-
тьи УК, указанные в заявлении, не входят в её компетенцию и этим дол-
жен заниматься следственный комитет, и она отказывается проводить проверку. Метала по столу в дежурке кодекс и в конце концов ушла со злобным выражением лица. Всё это полисмен-шоу длилось около часа. Я стоял и молчал, но по взглядам и репликам видел, что настрой в от-
ношении меня достаточно негативный. Короче, через час стояния в вестибюле ОВД я получил талон-уведомление о приёме заявления от внезапно откуда-то появившегося майора Катугина К.И. с надписью на бейдже «Дежурный по ОВД». А время уже девятый час. Избира-
тельные участки закрылись.
Заехал со своей командой в кафе. Первый раз за сутки поел. Уже десять. Едем в ТИК. И вот тут-то и началось самое главное шоу. В один-
надцать часов в здание Волжской администрации, где находился ТИК, зашла группа крепких парней (человек 5-7) и, заблокировав лестницу на второй и третий этажи, прекратила проход членов ТИК из помеще-
ния контрольной группы (на первом этаже) в помещение, где прово-
дится ввод данных в ГАС «ВЫБОРЫ» (на третьем этаже). Крепкий мужчина, видимо старший этой группы, изъял у вахтёра (пожилой женщины) ключ от входной двери в здание администрации, закрыл её и удалился. С 23:00 до 03:00 ни один член ТИК Волжского района не был допущен в помещение ГАС «ВЫБОРЫ»! В коридоре первого этажа находились два подполковника, один 101
КАК Я ПРОВЁЛ ЭТИМ ВЫБОРОМ (прикол-эссе)
майор и один капитан полиции, которые мер к наведению порядка не принимали. На моё требование представиться или предъявить удосто-
верения нагло ухмылялись. В здание администрации с документами о результатах голосования допускались только председатели УИК по спискам, находившимся у старшего группы молодчиков, фактически захватившей здание администрации.
Я связался с дежурным по УВД города и сообщил ему, что чле-
ны ТИК блокированы в здании. В здание людей допускают только по усмотрению группы людей, захвативших здание, и вообще никого не выпускают. Тот попросил дать трубку кому-либо из сотрудников по-
лиции. Я попытался передать трубку одному из подполковников. Он отказался брать в руки трубку и ушёл. Вызвал патрульный наряд Волж-
ского РОВД. Его в здание не пустили. Два задумчивых полисмена столь же задумчиво мёрзли на крыльце. Ну что с них взять? Они же прошли переаттестацию.
Вызвал службу спасения МЧС, которая прибыла через 15-20 минут. Через дверь попросил их разблокировать здание, вскрыв дверь специнструментом. Старший группы ничего делать не стал. Думаю, что боялся гнева своего шефа – одного из главных единороссов страны (моё оценочное суждение).
Короче, в четыре часа я целенаправленно трепал нервы город-
ской милиции, МЧС, присутствовавшим полиционерам и захватив-
шим нас бандитам. Их старший – нехилый такой кабанчик, но тупой как пробка – разозлившись на меня в ходе очередной перепалки, сгоря-
ча признался, что он бывший военный – аж целый прапорщик. Заявил с гордостью. В принципе, я против этой субстанции ничего не имею.
Всю эту картинку снимали два корреспондента: из Интернет-
102
АЛЕКСАНДР ГЛУЩЕНКО
издания «Четвёртая власть» и с телеканала РЕН-ТВ. В здание их не пустили, грубо при этом оскорбив.
Примерно в три часа ночи двери открыли. Смысл ситуации был ясен всем: председатели УИК приезжали с некрасивыми цифрами го-
лосования, и их просто не пускали в помещение ТИК, отправляя пере-
делывать протоколы. Когда же цифры были готовы в нужном виде, их запускали в здание и принимали у них протоколы.
Когда здание разблокировали, я обнаружил, что у меня кончи-
лись сигареты, и решил дойти до ближайшего круглосуточного мага-
зина. Но со свойственной мне склонностью к приколам заявил в по-
мещении ТИК, где в это время сидела всего пара едроссов – один в очках, с таким педерастическим (на мой взгляд) голоском и фамилией то ли Кучко, то ли Чмошко (приношу извинения, если путаю), а вто-
рой такой здоровый, но исключительно, гениально тупой (моё оценоч-
ное суждение), что забираю со стола свой ноутбук и пойду на улицу и перекачаю все записи за день выборов на Youtube потому, что модем в помещении плохо работает. Оделся, взял портфельчик с ноутбуком и пошёл в ночной магазин. Вышел из недавнего узилища и пошёл по Коммунарной в сторону Радищева. Ближайший ночной на углу Сакко и Ванцетти и Горького. Иду не спеша. Но что-то заставило оглянуться. Оглянулся. Сзади крадётся белая «Приора» с потушенными фарами. Кралась до самого магазина в двадцати метрах сзади меня, на углу Ради-
щева и Коммунарной даже правила нарушила. Ощущение неприятное. Но не знают гопнички, что я могу дать такой отпор, что мало не пока-
жется. А хотелось, чтоб узнали. Короче, зря катались, уроды.
…В африканских людоедских племенах члены племени в ходе выборов вождя обычно думают, как обеспечить себе сносное суще-
103
КАК Я ПРОВЁЛ ЭТИМ ВЫБОРОМ (прикол-эссе)
ствование, а не умереть под пальмой во главе с вождем, который давно разучился стрелять из лука и жарит на костре лучших представителей своего племени…
Прошёл месяц. Дождался я от наших правоохранителей и право-
надзирателей ответов на мои заявления. В обоих ответах неприкрыто, весомо, грубо и зримо подчёркивается: товарищ, ты дурак. Ни одного упоминания о наличии или отсутствии состава или события престу-
пления, ни одной ссылки на нормы уголовно-процессуального законо-
дательства. Читаю и думаю, что до такой безграмотности или тупости сложно дойти естественным путем, до такого состояния себя можно довести только целенаправленно, ежедневно до изнурения упражня-
ясь или принимая специальные сильнодействующие препараты. Ко-
роче, заместитель прокурора Волжского района младший советник юстиции Васильев направил моё заявление для проведения проверки в областную избирательную комиссию, а начальник отдела полиции № 1 подполковник милиции Молчанов вообще посчитал достаточным на-
править его в районную избирательную комиссию. И смех и грех. Вот вам готовое и уже раскрытое преступление – рисуй галочку в отчёте и радуйся. Оформляй и неси в суд. Нет. Пусть бумаги походят туда-сюда, вылежатся хорошенько, а там, глядишь, и всё забудется.
Уверяю Вас, уважаемые младшие советники и подполковники, вы немного ошиблись. 104
АЛЕКСАНДР ГЛУЩЕНКО
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Массовая доставка избирателей на участок – п. 16. ст. 69 ФЗП.
2. По голосованию вне помещения:
a. фальсификация избирательных документов ч. 1 ст. 142 УК РФ (наказание: штраф в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до двух лет либо принудительные рабо-
ты на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок); b. фальсификация итогов голосования ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
3. Незаконное лишение свободы, совершённое группой лиц по предварительному сговору в отношение двух и более лиц – п. «а», «ж», ч. 2 ст. 127 УК РФ (на-
казание: принудительные работы на срок до пяти лет либо лишение свободы на срок от трёх до пяти лет).
105
ВСЁ НЕ ЗАКРАСИШЬ…
106
ЛЮДМИЛА ПАШКОВА
Всё не закрасишь…
И тут случился настоящий скандал с трагикоми-
ческим продолжением: когда Дмитрий П., наблю-
датель от Михаила Прохорова, стал снимать на видео невнятный подсчёт голосов, председатель ко-
миссии Антон Игоревич Михайлюк с кулаками набро-
сился на него, ударил в лицо, отшвырнул на пол мобильный телефон. Эту безобразную сцену на-
падения на наблюдателя также удалось заснять
Людмила Пашкова, Заслуженный работник культуры (с 32-летним стажем)
»
«
Место действия: г. Саратов, УИК № 349, завод «Газаппарат», председатель комиссии – Антон Игоревич Михайлюк, сотрудник администрации Фрунзенского района г. Саратова.
Сразу хочу сказать, что не люблю политику, а люблю своих близ-
ких и друзей, природу, искусство, книги, путешествия, животных, цветы 107
ВСЁ НЕ ЗАКРАСИШЬ…
и ещё многое люблю, но только не политические интриги и их трансля-
цию в СМИ. Откровенно говоря, посвятить воскресный день борьбе за честные выборы меня сподвигла моя дочь Лена, которая была наблю-
дателем на декабрьских выборах. Фальшь, ложь, обман, которые сопро-
вождали выборы в Государственную Думу, и стали причиной того, что 4 марта на президентских выборах она стала членом комиссии с правом решающего голоса от СР, чтобы лично бороться с фальсификациями. На этот же участок решила пойти и я, впервые, как член участковой ко-
миссии с правом совещательного голоса от не представлявшего ника-
кую партию независимого кандидата Михаила Прохорова. Опять-таки оговорюсь, что, наверное, мне ближе программа «Яблока», но увы… власть предержащие так боятся политической конкуренции, что, ис-
ключив лидера этой партии из состава кандидатов в президенты, не оставили мне (и не только мне) другого выбора.
Итак, избирательный участок № 349, на который меня определи-
ли, расположен в помещении завода «Газаппарат». На прошлых «дум-
ских» выборах в составе местной УИК были представители трудового коллектива завода, которые «кривить душой» не захотели: на этом участке кандидаты в депутаты от «Единой России» получили только 30% голосов. Это один из самых низких результатов по городу и, уве-
рена, один из самых правдивых. Такую картину голосования заводчан учли, и на сей раз участко-
вую комиссию решили укрепить. Кем же? Конечно своими, проверен-
ными, чиновничьими кадрами: номинально в комиссии были предста-
вители разных партий и общественных организаций, но по странному совпадению шесть из десяти членов, включая председателя УИК, его заместителя и секретаря, трудятся в отделе опеки и попечительства ад-
108
ЛЮДМИЛА ПАШКОВА
министрации Фрунзенского района.
Раннее мартовское утро, интерьер – в духе советского времени, думаю, что горожанам он хорошо знаком по коридорам районных школ, библиотек, поликлиник, больниц и других социальных учреждений. Словом, стены, выкрашенные дешёвой краской в глухой грязновато-
зеленый цвет, на них – плакаты, тусклый свет, освещающий всю эту убогую обстановку. Честное слово, когда по телевизору показывают выборы в странах третьего мира, например, в Индии, Латинской Аме-
рике или в Африке, всё выглядит достаточно современно. Наверное, эти страны намного богаче нашей, или дело в чём-то другом?
Увидев в конце зала, метров за 30 от урны, низкие деревянные скамейки, напоминающие о школьным спортзале времён моего дет-
ства, я сразу поняла, что эти почётные и удалённые места – для нас, членов комиссии с совещательным голосом от других, «неглавных», кандидатов. Музыкальное сопровождение процесса голосования – песни в исполнении Людмилы Зыкиной и народные мелодии – также напоминали о далёком детстве. Справедливости ради отмечу, что следы столь модной сейчас «модернизации» присутствовали – в виде двух веб-камер. Правда, смонтированы они были так высоко и под таким углом, что стол пред-
седателя комиссии и его секретаря в поле обозрения не попадали… Интересно, в какую «копеечку» обошлось стране их приобретение и спешный монтаж и какова будущая судьба этой недешёвой техни-
ки, приобретённой на бюджетные средства, т.е. на деньги налогопла-
тельщиков? Диссонансом в этом «советском» интерьере смотрелись и урны из прозрачного пластика с узкой щелью. Последнее радовало (пачку бюллетеней не вбросишь) и настораживало (значит, будут ис-
109
ВСЁ НЕ ЗАКРАСИШЬ…
пользованы другие технологии).
Да, конечно, я слышала о «каруселях», но мои опасения о том, что я не смогу их распознать, рассеялись очень скоро. Их было видно, что называется, «невооружённым глазом»: в промежуток от 10-ти до 16-ти каждый час в помещение дружно по 2-3 человека входили оживлённые, «с мороза», люди, доставленные на автомобилях и микроавтобусах (благо, вокзал в 2-х шагах от избирательного участка). Переговарива-
ясь, они выстраивались в очередь у стола секретаря УИК примерно по 17-20 человек, бойко получали бюллетени по открепительным удосто-
верениям и быстренько проходили в убогие кабинки для голосования. Отдав свой голос «за кого нужно», они так же стремительно покидали место голосования, видимо, торопясь на следующий, соседний уча-
сток. У «карусельщиков» был свой организатор, который наблюдал за процессом и переговаривался с членом УИК, как с близким знакомым. Кстати, у других членов комиссии никаких очередей в течение всего дня голосования и близко не наблюдалось – обычно 1-2, максимум 3 человека.
Всего на нашем 349 участке по открепительным проголосовало 180 человек (из 986); догадаться, за кого отдала свой голос большая часть организованных в «карусели», нетрудно, и значит, существенный процент «главного кандидата» сфальсифицирован и является не по-
казателем свободного волеизъявления граждан, а проявлением «гряз-
ных» политтехнологий. Как только члены комиссии с совещательным голосом попытались зафиксировать лица (личности) «карусельщи-
ков», председатель и секретарь стали упрекать нас в нарушении тайны и процедуры голосования, в покушении на разглашение персональных данных, угрожать удалением с участка.
110
ЛЮДМИЛА ПАШКОВА
Те же угрозы слышались, когда мы пытались узнать, что же пи-
шут в списках избирателей в их отсутствие члены УИК, сверяясь с не-
большими бумажками. Остаётся только уверенно предполагать, что в списках точками или другими значками были отмечены те, кто на выбо-
ры обычно не ходит, или так называемые «мёртвые души». О том, что должно было оглашаться количество проголосовавших, а после под-
ведения итогов результаты должны быть внесены на ватманский лист-
таблицу, председатель нашей комиссии «забыл», на напоминания не реагировал…
Надо было вести себя дипломатично для достижения главной цели, а именно продержаться до конца, до вскрытия урн и подсчёта го-
лосов. Это зрелище – апофеоз всей работы комиссии – стоило того! После того, как все бюллетени из большой урны вывалили на сдвину-
тые столы, нам, членам УИК с совещательным голосом, опять указали на наше место. А располагалось оно (как на приёме у окулиста) метрах в 12-ти от места председателя, который в скоростном режиме показы-
вал бюллетени и мигом отправлял их в определённую стопку того или иного кандидата. Увидеть в каком именно поле, за какого кандидата поставлена отметка о голосовании даже дальнозоркому человеку было просто нереально…
Два члена комиссии с решающим голосом – от СР (Елена Паш-
кова) и КПРФ (Владимир Новиков) – отстаивали соблюдение закон-
ности, требовали соблюдать процедуру предъявления каждого бюлле-
теня, чтобы можно было отчётливо видеть, за кого отдан голос. И тут случился настоящий скандал с трагикомическим продолжением: когда Дмитрий П., наблюдатель от Михаила Прохорова, стал снимать на ви-
део невнятный подсчёт голосов, председатель комиссии Антон Игоре-
111
ВСЁ НЕ ЗАКРАСИШЬ…
вич Михайлюк с кулаками набросился на него, ударил в лицо, отшвыр-
нул на пол мобильный телефон. Эту безобразную сцену нападения на наблюдателя также удалось заснять.
Нас, призывавших полицию, стал энергично отталкивать моло-
дой человек маргинального вида. Интересно, что в начале дня голосо-
вания он назвал себя представителем ТНТ, однако, до этого самого момента нападения на наблюдателя никакой активности и просто даже интереса к происходящему не проявлял и был похож, скорее, на выши-
балу в ночном клубе, чем на журналиста. Вмешалась полиция, мы стали звонить в штаб кандидата, в ТИК, в этой суматохе председатель УИК куда-то исчез, испарился… Единственное место, куда он мог спрятать-
ся, – это мужской туалет. Действительно, туда вдруг «зачастили» (не-
взирая на пол) с уговорами и таблетками члены УИК, заходили и участ-
ковые полицейские. Но только после появления группы поддержки во главе с доверенным лицом Михаила Прохорова Максимом Бычковым, минут через 30-40, появился помятого вида председатель.
Добиться пересчёта уже упакованных стопок было нелегко, но всем нам вместе это удалось. При всех нервных затратах это была мину-
та торжества – не зря, недаром пересчитывали – 60 бюллетеней, подан-
ных за других кандидатов, почему-то оказались в той самой заветной и самой толстой упаковке бюллетеней, поданных за главного претенден-
та. Из них на самом деле 29 голосов было отдано за Прохорова, 18 – за Зюганова, 2 бюллетеня оказались недействительными, остальные – за Жириновского и Миронова. А ведь на очень многих участках, на боль-
шинстве, голоса не пересчитывались, и конечно там была примерно такая же картина, и эти «ручейки» фальсификаций в сумме повысили процент главного кандидата.
112
ЛЮДМИЛА ПАШКОВА
Длинный-длинный день подошёл к концу – осталось только по-
лучить копию итогового протокола. Для членов комиссии от других кандидатов на нашем участке почему-то не нашлось ксерокса (это в XXI веке!), все копии протоколов от руки писала член комиссии с пра-
вом решающего голоса от партии «Справедливая Россия». Видимо, таким образом ей решили «отомстить» за принципиальную позицию, которую она отстаивала вместе с другим членом с правом решающего голоса – от партии коммунистов.
Не обошлось и без курьёза: член комиссии с совещательным голосом от партии ЕР, студентка Академии права, в течение всего дня не отрывавшаяся от своего мобильника и не проявлявшая никакого интереса к происходящему, в 2 часа ночи вдруг оживилась и сказала, что ей копия протокола очень-очень нужна, ей зачёт без этой копии не поставят. Девушка наивная и недалекая, она поведала об этом всем присутствующим так буднично, как будто это в порядке вещей и не-
однократно практиковалось в вышеупомянутом вузе.
Другая студентка этого же учебного заведения, член комиссии от той же партии и, видимо, на тех же самых условиях – за зачёт, вела себя тоньше: с её лица, лица будущего юриста, не сходила циничная усмешка при всех наших иногда, может быть, и неуклюжих попытках противосто-
ять беззаконию, добиться правды и справедливости. Да, зачёты, зарабо-
танные таким образом, помогут этим студенткам стать «настоящими» дипломированными специалистами, влиться в юридическую систему, которая должна стоять на страже закона. Но вот смогут ли они забыть эти «уроки» выборов и вузовских преподавателей…
Совсем другая история: члены нашей избирательной комиссии, выезжавшие с урной для голосования по адресам, рассказали о пожи-
113
ВСЁ НЕ ЗАКРАСИШЬ…
лой женщине, пенсионерке, не выходящей из дома, – вместе со своими взрослыми детьми она следила в интернете за голосованием на участ-
ке, подсчётом голосов до самой поздней ночи. Позже её взрослые дети нашли мою дочь в социальной сети и долго благодарили за то, что мы смогли отстоять честные итоги голосования.
Итак, миссия, которая вначале казалась невыполнимой, оказа-
лась выполнима: даже не имея опыта, впервые участвуя в работе участ-
ковой избирательной комиссии, вместе с представителями других кандидатов и партий можно чего-то добиться, сделать сам процесс голосования более открытым и честным, а результаты приблизить к ре-
альной расстановке сил. На нашем участке тот самый «главный и един-
ственный гарант» убогой «стабильности», в которой мы живём, едва набрал 49 процентов голосов.
P.S. Через три недели после так «успешно» проведённых вы-
боров в том самом районе, где находится 349 избирательный участок, я обратила внимание на то, что на стенах промышленных зон, панельных и кирпичных домов (так называемых «хрущёвок» и «брежнёвок») квадратами и прямоугольниками темной краски закрашены некие над-
писи, нанесённые, видимо, молодыми жителями этих самых домов. Не-
которые из надписей или остались незакрашенными, или появились вновь после кампании по их сокрытию, и, признаюсь честно, они меня порадовали лозунговой простотой, сродни советскому политическо-
му плакату, а главное, содержанием: «ВЫБОРЫ ЛОЖЬ ОБМАН» / «ВСЁ НЕ ЗАКРАСИШЬ» / «НЕ БУХАЙ ТРЕНИРУЙСЯ». Послед-
ний лозунг, своеобразно призывающий к «здоровому образу жизни», с незначительной опиской хотелось бы программно усилить: «НЕ БУ-
ХАЙ ДУМАЙ РАБОТАЙ ЧИТАЙ».
114
ЛЮДМИЛА ПАШКОВА
Эти надписи-плакаты для меня каким-то удивительным образом сразу совпали с содержанием статьи о выборах, дали ей ёмкое назва-
ние, визуальный ряд и, самое главное, подтвердили некоторые мысли. Например, о том, что, также как и эмигрировать всей страной невоз-
можно, зомбировать всю страну тоже невозможно… Пацанов, авто-
ров этих текстов, научила единству формы и содержания сама жизнь в русском провинциальном городе под серым безразличным небом на грани зимы и весны 2012 года.
От автора Текст – авторский, спонтанный (от недостатка свободного вре-
мени). За содержание его как очевидец и участник событий отвечаю. Ав-
торства за псевдонимом не скрываю, хоть и чувствую, что жив во мне ген страха, но бояться, по большому счёту, так же, как и терять, нечего…
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
2. Ограничение (запрет) фото- и видеосъёмки – п. 14 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
3. Пометки в списках избирателей – ч. 1 ст. 142 УК РФ: фальсификация из-
бирательных документов (наказание: штраф в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за пе-
риод до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
115
ВСЁ НЕ ЗАКРАСИШЬ…
4. Массовая доставка избирателей на участок – п. 16. ст. 69 ФЗП.
5. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
6. С учётом вышестоящего пункта и при наличии оснований – фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
НАПАДЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ НА НАБЛЮДАТЕЛЯ
1. В зависимости от нанесённого потерпевшему вреда здоровью можно предпо-
ложить, что председатель совершил деяние, предусмотренное ст. 116 УК РФ «Побои».
2. Если потерпевшему причинён значительный ущерб (не менее 2 500 рублей), можно предположить, что председатель совершил деяние, предусмотренное ст. 167 УК РФ.
116
ЭЛЬДАР ХАЛИКОВ
117
ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ
Трудно быть богом
В ночь с 4 на 5 марта учителя, врачи и воспитатели были богами... С наблюдателями разговаривали так:
– А вы здесь на что?
– Чтобы наблюдать.
– Ну, тогда молчите!
Эльдар Халиков, студент
»
«
Место действия: г. Энгельс, УИК № 1702, школа № 1, председатель – Парфенова Елена Петровна, замести-
тель директора по учебно-воспитательной работе; на избирательном участке также присутствовал директор школы Соцкий Анатолий Алексеевич, не являющийся членом комиссии (с 19 марта занимает должность председателя комитета по образованию и молодёжной политике администрации Энгельсского муниципального района).
«Нарушения в Саратове не сравнимы с тем, что происходило во время голосования в Энгельсе. В частности, примером подлога послу-
жил УИК № 1702. Оказалось, что копия итогового протокола, получен-
118
ЭЛЬДАР ХАЛИКОВ
ная на участке представителем Прохорова, значительно отличалась от той информации, которая была предоставлена председателем в терри-
ториальную комиссию. По данным прохоровцев, около 100 голосов за их кандидата и примерно 60 за Владимира Жириновского были поте-
ряны», – написала интернет-газета «Четвертая власть».
4 марта мне «посчастливилось» наблюдать за выборами имен-
но на этом избирательном участке. Я был направлен в качестве члена комиссии с правом совещательного голоса от М.Д. Прохорова. Также наблюдателем от Прохорова был мой приятель. Начало
УИК расположилась на территории школы № 1. Утро прошло до-
вольно гладко. В 7:30 помимо нас появились наблюдатель от Путина, на-
блюдатель и член комиссии с ПСГ от Зюганова и представитель СМИ от «Яблока». Всех зарегистрировали. Стационарные и переносные урны полупрозрачны и пусты. Появились представители телевидения.
Постоянная работа членов комиссии с правом решающего голоса так или иначе связана со школой. В «мирное» время эти люди занимают следующие должности: заместитель директора по учебно-воспитательной работе, учитель начальных классов, воспитатель, вожатая, кассир...
Наблюдателям выделили место: председатель «загнал» их за ли-
нию трёх метров от столов членов комиссии, чтобы якобы не мешали их работе и избирателям (ограничение возможности свободно пере-
мещаться по участку в целях наблюдения, ФЗП, п. 12 ст. 66). Конфлик-
тов из-за этого в дальнейшем было довольно много.
Однако не могу сказать, что в процессе голосования были до-
119
ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ
пущены существенные нарушения. В кабинку иногда заходили по двое, мы делали замечания председателю. После очередного такого замеча-
ния получили интересный ответ: – А вы здесь на что?
– Чтобы наблюдать.
– Ну, тогда молчите!
Да хоть впятером заходите...
Многие избиратели жаловались наблюдателям на то, что не на-
ходили себя в списках (а кому ещё жаловаться?). Так и уходили, не отдав свой голос.
Ближе к середине дня возникла забавная ситуация. Какая-то де-
вушка из толпы сфотографировала председателя комиссии (со вспыш-
кой – было заметно) и убежала. Председателю это очень не понрави-
лось. Представители полиции вместе с председателем направились за ней. Не знаю, что дальше происходило...
О камерах
Камеры, надо сказать, были расположены довольно удачно. Одна открывала обзор на урну, другая – на всех членов комиссии. Не знаю, правда, когда они работали, когда – нет. Вообще говоря, непонятно, для чего они. Только ленивый не подумал о том, как с большей пользой по-
тратить 14 миллиардов рублей. Очевидно, веб-камеры нужны, чтобы избиратели убедились в чистоте выборов. Тогда каждый должен иметь возможность проверить результаты в любой момент, а не сидя 4 марта весь день перед монитором. Уж мы пересчитаем избирателей, опустив-
ших бюллетени в урны и сравним с официальными данными.
120
ЭЛЬДАР ХАЛИКОВ
Кстати, заявление с требованием запросить видео с веб-камер у компании «Ростелеком» было нами подано в следственный отдел. Но об этом потом.
О голосовании вне помещения
Голосующие, как правило, комментируют процесс проставления галочки. А ведь имеют право и в другую комнату уйти, чтобы эту га-
лочку поставить. Голосуют, в основном, за Путина и за Зюганова. Хотя некоторые ожидали в списке Медведева увидеть... В одной из квартир отмечали день рождения – угостили конфе-
тами (везде бы так...).
А некоторых интересует, «как сейчас голосует молодежь». И ведь не отстают. Никакой агитации – голосуйте сами.
О визуальном подсчёте
Некоторые наблюдатели с самого начала голосования решили вести визуальный подсчёт избирателей. Данные наблюдателей совпали в итоге (примерно 1280 человек), но явка по подсчётам комиссии со-
ставила на 132 человека больше. Досадно...
Об удалении наблюдателя
После очередного конфликта из-за «линии» председатель реши-
ла удалить нашего наблюдателя. Аргументы все те же: «Мешал членам комиссии и избирателям». Остановила процесс голосования, попро-
121
ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ
сила всех избирателей покинуть помещение и начала было составлять акт. Тут на участке появился директор школы Соцкий Анатолий Алек-
сеевич, выяснил, что случилось, и попросил председателя продолжить голосование, а наблюдателя – сотрудничать с комиссией.
Понеслась...
Последний желающий проголосовать появляется в 19:55. В 20:00 участок для избирателей закрывается, УИК приступает к под-
счёту. Подсчёт начинается с неиспользованных бюллетеней и открепи-
тельных удостоверений. Тут от нас и «закрывают» самое интересное...
Буквально закрывают молодыми учителями и воспитателями. Управляет всем процессом председатель. Никакой съёмки: «Мы не знаем разрешающей способности вашего устройства. Вдруг вы засни-
мите персональные данные», – говорит нам директор школы, который, кстати говоря, вообще на участке находиться не должен. Делаем за-
мечание председателю о невозможности визуального ознакомления с погашенными бюллетенями. В ответ: «Не мешайте членам комиссии, отойдите на 3 метра». Пишем жалобу в ТИК и в прокуратуру.
Никаких корешков от погашенных бюллетеней. Всё упаковано в пакеты и заклеено. Огласили лишь их количество.
Далее – долгий процесс работы со списками избирателей.
Непосредственный подсчёт голосов начинается со вскрытия пере-
носных урн. Здесь я начинаю видеосъёмку. Использовалась одна урна – 29 бюллетеней. Далее идёт подсчёт бюллетеней из единственной стационарной урны. Интересно, что, если в бюллетене более одной отметки, председатель предлагает членам комиссии голосовать, считать ли бюллетень действитель-
122
ЭЛЬДАР ХАЛИКОВ
ным. Таким образом, несколько бюллетеней отправляются в стопку, догадай-
тесь, за кого. Для удобства съёмки встаю на стул – директор школы язвительно предлагает мне встать на голову рядом сидящей девушки.
Подсчёт заканчивается ближе к десяти часам, председатель огла-
шает на камеру результаты: Жириновский – 119 голосов (8,28%), Зю-
ганов – 386 (26,84%), Миронов – 83 (5,77%), Прохоров – 161 (11,2%), Путин – 689 (47,91%).
Члены УИК сразу же заполняют итоговый протокол. Так, видимо, и проходит заседание комиссии. Наблюдатели получают свои копии, которые председатель должным образом не заверила. Да и поднести итоговый прото-
кол к веб-камере не удосужилась. Довезти меня в ТИК, конечно, отказались.
Случилось мне и просто пообщаться с членами комиссии (без председателя). Абсолютно адекватные и милые люди.
В 22:30 директор просит нас покинуть помещение. Подходя ко мне, негромко говорит о невыполнении мной некой «установки», обе-
щает мне «неприятности» в ТИК, а также грозит написать куда-то о моём поведении. Забавно. Обязательно спрошу в приёмной Прохоро-
ва, почему меня об «установке» не предупредили.
К сожалению, возможности самим добраться в ТИК у наблюда-
телей не было. Жалобы, увы, не нашли своего адресата.
Придя домой, публикую данные на сайте проекта «Сводный протокол».
Фальсификация!
Через пару дней мне позвонил один из наблюдателей, предложив взглянуть на данные нашего участка по ГАС «Выборы». В ТИК, увы, 123
ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ
добрался другой протокол. В нём потеряно 60 голосов за Жириновско-
го, 100 за Прохорова и количество погашенных бюллетеней уменьшено на 200. При этом за кандидата Путина учтено на 360 бюллетеней боль-
ше. Таким образом, Жириновский набирает 3,6%, Прохоров – 3,72%, Путин – 63,92%. А почему у Зюганова и Миронова осталось столько же? Нечестно!
Надо сказать, на соседнем участке в этой же школе (УИК № 1677) ситуация оказалась аналогичной. А директор школы... вернее, бывший директор, с 19 марта занимает должность председателя коми-
тета по образованию и молодежной политике администрации Энгельс-
ского муниципального района.
О заявлении в следственный комитет
29 марта в следственный отдел по городу Энгельсу мною пода-
но заявление о возбуждении уголовного дела касательно выборов на нашем участке. К нему приложены видеозаписи, сделанные на участке № 1702, копия протокола, фото увеличенной копии протокола, а также результаты голосования по ГАС «Выборы».
По словам следователя, я первый, кто подал в Энгельсе подобное заявление. Интересно, что заместитель руководителя следственного отдела, буквально при мне прочитав заявление, не нашел состава пре-
ступления и принял его не как заявление о преступлении, а как обраще-
ние, отказавшись выдать мне талон-уведомление о принятии заявления. Да и интересовало его больше то, где я учусь и почему за это взялся, чем суть заявления.
Ждем ответа не более 30 дней...
124
ЭЛЬДАР ХАЛИКОВ
P.S. Экс-директор Соцкий, получивший повышение после прези-
дентских выборов, свой карьерный рост ковать начал ещё на выборах в Госдуму. В интернете гуляет ролик разговора господина Соцкого с на-
блюдателем, состоявшегося 4 декабря прошлого года:
– В качестве кого вы здесь?
– В качестве корреспондента газеты «Коммунист».
– Пойдёмте ко мне.
– Куда?
– В кабинет.
– Вы можете меня не трогать?
– Ведите себя достойно.
– Я достойно себя веду.
После многократных отказов наблюдателя последовать в каби-
нет директора Соцкий заявляет:
– Пройдите отсюда, вы создаете нервозность.
– Вы хотя бы покажите своё удостоверение.
– Я тебе вообще ничего показывать не буду. Кто ты такой? Ты та-
кой маленький сморчок, которому давно пора по башке дать, чтобы он успокоился и угомонился… Ты чмо болотное! Пошёл отсюда! Пошёл отсюда!
– Ладно, до свиданья. Но я должен вам сказать, что вы грубиян.
– Да, свинья! Но покиньте помещение, не надо нагнетать обста-
новку. Пойди на другой участок. Может, где тебя возьмут. – Если вы директор школы, то ведите себя достойно.
– Я уволюсь скоро. Пошел на х.й отсюда!
Вероятно, именно такое поведение приветствуется в админи-
страции города Энгельса, где теперь работает господин Соцкий.
125
ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граж-
дан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
2. Ограничение (запрет) фото- и видеосъёмки – п. 14 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
3. Нарушение порядка подсчета голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
4. Фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
5. Присутствие в помещении для голосования посторонних лиц – пп. 1 п. 5 ст. 23 ФЗП.
126
АЛЕКСАНДР НИКИШИН
127
ЦИРК С МАКАКАМИ
Цирк с макаками
При вскрытии стационарных урн бюллетени сразу же без пересчёта отправились за спину председателю. В этот же момент секретарь комиссии вынула из-под юбки и броси-
ла в общую кучу довольно толстую пачку бюллетеней. Наблюдатели ПСГ подняли шум, однако ни один оп-
позиционер с «решающим голосом» их не поддержал
Александр Никишин, медицинский работник
»
«
Место действия: Саратов, УИК № 99, школа № 5, пред-
седатель – Гурская Ирина Владимировна, заместитель директора школы; УИК № 316, лицей № 2, председа- тель – Астахова Елена Владимировна, старший инспектор по кадрам лицея.
День «Х»
После событий декабря 2011 года я, как и многие другие «под-
винутые» на политике люди, решил записаться в наблюдатели на прези-
128
АЛЕКСАНДР НИКИШИН
дентские выборы марта 2012 года. Стоит сказать, что сделать это было нелегко. Партии при моём появлении сначала приходили в восторг и говорили, что рады новым лицам, при этом предлагали членство в пар-
тии и агитработу за своего кандидата. А этого как раз и не хотелось, совесть требовала взглянуть на процесс выборов изнутри, при этом на-
ходясь в стороне… Да, именно этого и хотелось, как каламбурно это не звучит!
В начале февраля случайно наткнулся на ассоциацию «ГО-
ЛОС». Был одним из первых наблюдателей, пришедших в организа-
цию. К середине февраля корреспондентов (а именно в таком стату-
се наблюдают выборы представители «ГОЛОСа») набралось уже за 50 человек, хотя хватило бы и 30. Еженедельно дважды занятия по 3-4 часа, люди приходили на них с работы и учёбы, сидели до глубокой ночи. Таким образом, к началу марта все мы знали о выборах больше, чем председатели комиссий. Знали даже такие мелочи, о которых пред-
седатели и секретари УИК даже не подозревали. К примеру, о правиле 3-х метров: именно на это расстояние по закону должны отойти все наблюдатели при подсчёте голосов. В реальности это положение дав-
но не исполняется, но при определённом обстоятельстве (конфликте корреспондента и комиссии) может стать причиной для удаления на-
блюдателя из комиссии. Одним словом, мы должны были знать ВСЁ! И мы это ВСЁ знали!
За сутки до выборов, все мы получили «маршрут». У каждого из корреспондентов был список из восьми УИК, которые он должен был обойти за день. Фиксировался только последний – тот, на котором могли произойти проблемы, на нём было необходимо присутствовать при подсчёте голосов и принести с него заверенную копию протокола. 129
ЦИРК С МАКАКАМИ
Ещё один момент: номера финальных комиссий были присланы из Мо-
сквы за 2 недели до выборов, таким образом, «ГОЛОС» заранее знал об УИКах, на которых ТОЧНО готовятся фальсификации.
Вот и наступил день «Х». Проснувшись в 6 утра (в 7 я должен был быть на своём первом участке), волнуясь, трясущимися руками я повесил на шею пресс-карту «Журналист газеты "Гражданский Го-
лос"», взял пухлую папку с необходимыми документами: блокнот кор-
респондента, редакционное задание, закон о выборах, закон о СМИ, образец жалобы в ТИК о недопущении или удалении с участка (не по-
требовалось), справочник краткосрочного наблюдателя российских выборов, талисман наблюдателя (справочник законов о правах и обя-
занностях наблюдателей), список председателей (чтобы обращаться к ним на Вы) и ещё что-то по мелочи.
Педагогам стыдно за тех, кто борется с фальси-
фикациями
УИК № 99, школа № 5, Заводской район. Председатель – Гур-
ская Ирина Владимировна, заместитель директора школы. Встречает меня радушно. Ещё бы! Моя родная школа!
Знакомлюсь с наблюдателями от кандидатов. В большинстве это представители Путина, все они, за небольшим исключением, работни-
ки школы. Четыре наблюдателя с ПСГ: один от ЛДПР, один от КПРФ и двое от Прохорова. Налаживаю контакт, начинаю расспрашивать. Путинцы жалуются, что сидят тут бесплатно по распоряжению дирек-
тора, оппозиционеры жалуются на плохую подготовку и постоянно что-то смотрят в своих справочниках и «дорожной карте». Дарю им 130
АЛЕКСАНДР НИКИШИН
«талисман наблюдателя», они смеются над названием…
В 7:55 председатель при помощи какого-то военнослужащего опечатывает урны, они прозрачные, и ни у кого претензий нет, хотя уже через 5 минут становится понятно, что это за военнослужащий. Некий офицер войсковой части № 5204 оказывается наблюдателем с ПРГ от Путина, и к нему выстраивается очередь из военнослужащих этой части. А к урне в этот момент подходит другой солдатик. Получив бюллетень, военнослужащие ставят галочку и, подходя к урне, демон-
стрируют свой выбор этому человеку. Говорю об этом наблюдателям, они ещё глубже зарываются в свои бумаги – не знают, что делать… Или не хотят знать… Остав-
ляю их наедине с бумажками, иду к урне, обхожу её и достаю камеру. Солдатик, что стоял у урны, со скоростью антилопы бежит к своему начальнику, который выдаёт бюллетени защитникам отечества, что-то ему говорит, и процесс кардинально меняется! К урне подходит со-
трудник полиции, а солдаты бросают бюллетени в урну, предваритель-
но свернув его лицевой стороной наружу. Чтобы даже на упавшем в урну бюллетене можно было рассмотреть, за кого он отдал голос. Под-
зываю наблюдателей от Прохорова (они ближе), показываю всё это, начинается скандал! Одного из двух прохоровцев удаляют, однако во-
енные больше друг за другом не шпионят и никому не показывают, за кого голосовали. Ко мне подходит тот самый солдатик, который стоял у урны: «Вы там снимали что-то?». Отвечаю, что снимал. «А на каком осно-
вании?» – спрашивает он. Показываю ему пресс-карту, он уходит, не говоря ни слова, однако через пару секунд подходит председатель.
– Хотите кушать? У нас там и «для сугреву» есть.
131
ЦИРК С МАКАКАМИ
– Нет, не хочу.
– Вы же у нас учились? Я вас помню! – говорит она, и вдруг, громким шепотом мне в ухо: – СОТРИТЕ ВИДЕО!
– Какое видео?
Она теряется.
– Вы же у нас учились! – повторяет она.
– Да, учился.
– Зачем вы это делаете? – спрашивает председатель дрожащим голосом.
– Что делаю? – я уже включаю дурака, и это оказывается пра-
вильным решением.
– Мне стыдно за таких учеников! – председатель уходит. Держусь за карман с фотокамерой, как за самое дорогое в жиз-
ни! Выхожу с участка, иду домой. Заливаю видео на ютюб. Собираюсь с мыслями – впереди ещё 7 участков!
Доработать бы до пенсии
Обхожу УИК по маршруту: № 103 (председатель Емельяно- ва В.Н. – МОУ «СОШ № 78»), № 95 (Штабная М.В. – МОУ «СОШ № 38») , № 100 (Тутаева Е.Б. – ГУЗ СОПБ «Святой Софии»), № 92 (Проценко С.О. – МУЗ ГКБ № 12), № 88 (Масюкова Е.В. – МДОУ «Д/сад №115» г. Саратова), № 112 (Герасименко Е.В. – МДОУ № 234).
В целом на каждом участке по 20 минут. Одна и та же жалоба от наблюдателей: их места находятся в самых дальних углах помещения, из которых зачастую даже не видно урн. На участке в 38-й школе на-
132
АЛЕКСАНДР НИКИШИН
блюдатель от КПРФ жаловался, что с ним всё время пытаются пору-
гаться наблюдатели от Путина, он даже в другой конец участка ушёл, чтоб не было причин его удалить. В СОПБ наблюдатель от оппозиции рассказал, что на декабрьских выборах решение комиссии № 112 было подписано исчезающими чернилами.
В 18:30 я на последнем участке. УИК № 316, председатель Аста-
хова Е.В.
С самого начала начинается «возня». Меня не хотят регистри-
ровать, так как на участке уже есть представитель СМИ – корреспон-
дент газеты «Яблоко». Все мои попытки наладить общение с пред-
седателем не приводят ни к чему, и в тот момент, когда мы уже почти поругались, приходит мысль: хлопаю себя по карманам и под нос себе говорю: «Вот чёрт! Фотик забыл!». Председатель меняется в лице: «Так, давайте договоримся? Если Вы мне мешать не будете, я вас за-
регистрирую!». Я, понятно, соглашаюсь.
Ну а дальше – полнейший цирк с макаками: председатель запре-
щает наблюдателям не только снимать, но и передвигаться по участку, члены комиссии требуют изъять у всех ПСГ фотоаппаратуру, так как на снимках якобы есть случаи нарушения тайны голосования, наблюда-
тели с ПРГ от ЛДПР и КПРФ молчат как рыбы.
После окончания голосования наблюдатели ПСГ показывают на камеру цифру проголосовавших по их подсчётам (считали каждого избирателя по головам) – 1389 человек. Председатель объявляет дру-
гую – 1889.
Подсчёт начинается с «погашения» неиспользованных бюлле-
теней. Угол на них режет ПРГ от КПРФ, даже не пересчитав. В прото-
кол вписывают цифру со слов председателя. Неиспользованные бюлле-
133
ЦИРК С МАКАКАМИ
тени так никто и не пересчитал.
Успеваю поговорить с путинцами. Все они учителя этой школы, в комиссии, естественно, не по своему желанию: «А что делать? Ди-
ректор сказал, что «часы» не поставит!». Яблочник рассказывает, что к нему весь день подходили какие-то люди и предлагали выйти на крыль-
цо школы – покурить. Он не шёл.
Вскрыли переносные урны, пересчитали – 113, дальше бюллете-
ни положили за спину председателю. Несмотря на грубейшее наруше-
ние, наблюдатели ПРГ молчат как рыбы. При вскрытии стационарных урн бюллетени сразу же без пересчёта отправились за спину предсе-
дателю. В этот же момент секретарь комиссии вынула из-под юбки и бросила в общую кучу довольно толстую пачку бюллетеней. Наблюда-
тели ПСГ подняли шум, однако ни один оппозиционер с «решающим голосом» их не поддержал.
Естественно, цифра председателя и общее количество бюллете-
ней сошлись.
В 23:30 председатель комиссии схватила незаполненный прото-
кол и убежала из помещения, через 10 минут была обнаружена в холле ли-
цея, где она под диктовку директора школы вносила цифры в протокол.
В 23:55 протокол был подписан всеми членами комиссии. Ни одной жалобы от ПРГ не поступило. Жалобы наблюдателей с совеща-
тельным голосом комиссия не приняла!
Через неделю я встретил председателя на улице, разговорился с ней «по душам». «Вы же знаете, что это не моя инициатива. Мне до пенсии бы доработать и детям что-нибудь после себя оставить», – го-
ворила она. В заключение разговора сказала, что больше не согласится работать на выборах, так как уже устала постоянно бояться.
134
АЛЕКСАНДР НИКИШИН
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Нарушение тайны голосования, совершённое группой лиц по предварительно-
му сговору – п. «в» ч. 2 ст. 141 УК РФ (наказание: штраф в размере до двух-
сот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждён-
ного за период до восемнадцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).
2. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должност- ных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
3. Ограничение (запрет) фото- и видеосъёмки – п. 14 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
4. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
5. Вброс бюллетеней, фальсификация итогов голосования – п. 16, ст. 69 ФЗП, ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот ты-
сяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
6. Отказ в принятии жалобы – ст. 22 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
Я спросил: «А что раньше мешало отказаться?»
«Вы ничего не поняли!» – прошептала она.
135
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ОТПРАВЛЯЛА НАБЛЮДАТЕЛЕЙ В НОРИЛЬСК — СОБИРАТЬ ГНИЛУЮ КАРТОШКУ
136
ДИАНА ЕРЁМИНА
Председатель отправляла наблюдателей в Норильск – собирать гнилую картошку
Особенно тщательно охранялась пачка с Владимиром Владимировичем: при попытке обойти считающего его члена УИК так, чтобы видеть отметку (для этого надо зай-
ти за правое плечо, поскольку квадрат Путина в правом ниж-
нем углу), перед нами просто выскакивала председа-
тель Тарасова и заслоняла обзор. Всё это происходило под истеричные визги, что мы должны отойти от стола
Диана Ерёмина, юрист
»
«
Место действия: г. Саратов, УИК № 287, детский сад «Кораблик», председатель – Тарасова Екатерина Вик-
торовна, учитель истории и обществознания 3-го лицея им. А.С. Пушкина.
137
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ОТПРАВЛЯЛА НАБЛЮДАТЕЛЕЙ В НОРИЛЬСК — СОБИРАТЬ ГНИЛУЮ КАРТОШКУ
Действующие лица
Я была членом УИК с правом решающего голоса от КПРФ. Ещё у меня должен был быть напарник – член УИК с правом совещатель-
ного от КПРФ, Максим Слуцкий, но он в буквальном смысле не дошёл до участка: у дверей детского сада, где мы располагались (Шевченко/
Чапаева, детсад «Кораблик») на него напали и отняли ноутбук. Но, помимо КПРФ, из «нормальных» были член с правом совещательного голоса от Прохорова Гвоздева Яна и наблюдатель от Прохорова По-
пова Анна (далее – прохоровцы).
«По ту сторону» были остальные члены УИК с правом решаю-
щего голоса во главе с председателем Тарасовой Екатериной Викто-
ровной.
Тарасова – женщина за 30, преподаёт в одном 3-м лицее им. Пуш-
кина. По иронии судьбы преподаёт она, кажется, как раз правоведение. Едва только услышав её голос по телефону, я поняла, что с ней будет не-
просто. Она явно получила определённое задание и упрямо гнула свою линию на протяжении голосования и подсчёта, невзирая ни на призывы к здравомыслию, ни на цитаты из закона. На все ссылки на закон мы слышали от Тарасовой либо то, что «я закон лучше вас знаю», либо то, что «нечего тыкать своими бумажками». Никакие разумные доводы на неё не действо-
вали. Более того, она не стеснялась хамить. Так, Анне Поповой, наблюдате-
лю от Прохорова, Тарасова заявила, что той следует «гнилую картошку в Норильске собирать, чтобы узнать, что такое настоящая жизнь».
Впрочем, прохоровцев Тарасова невзлюбила с самого утра. Их сразу же удалили с участка, заявив что у них неправильные документы. Девушки вернулись с доверенным лицом Прохорова Бычковым, и их 138
ДИАНА ЕРЁМИНА
допустили.
В течение дня было множество нарушений. Среди наиболее во-
пиющих – то, что прохоровцам не позволяли наблюдать за урной и производить фотосъёмку. Пришедшим на участок журналистам так же не давали вести фото- и видеосъёмку.
Но самый «АДЪ» начался после закрытия участка, при подсчёте голосов.
Как оно должно быть по закону
Сначала вываливается одна большая куча. Затем члены с правом решающего голоса производят сортировку по кандидатам (ну и плюс пачка «недействительные», к которой в случае сомнений можно вер-
нуться и проголосовать по каждому из бюллетеней). Как происходит сортировка: член УИК с решающим поднимает бюллетень, представ-
ляет для визуального контроля присутствующим, оглашает отметку, кладёт в соответствующую пачку. Одновременное оглашение несколь-
ких бюллетеней не допускается.
Когда бюллетени рассортированы, производится подсчёт бюл-
летеней по каждой пачке. Как происходит подсчёт: член УИК с правом решающего перекладывает бюллетени по одному – так, чтобы присут-
ствующие видели отметку избирателя. Одновременный подсчёт не-
скольких пачек не допускается.
И при сортировке, и при подсчёте вправе присутствовать на-
блюдатели и члены с правом совещательного голоса, причём им дол-
жен быть обеспечен полный обзор действий членов УИК. По окон-
чании подсчёта члены УИК с правом совещательного голоса «вправе 139
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ОТПРАВЛЯЛА НАБЛЮДАТЕЛЕЙ В НОРИЛЬСК — СОБИРАТЬ ГНИЛУЮ КАРТОШКУ
убедиться в правильности проведённого подсчёта» – в законе именно такая формулировка, и очевидно, что здесь имеется в виду возможность взять пачку в руки и пересчитать.
Как оно было в УИК № 287 под руководством председателя Тарасовой Е.В.
Меня и прохоровцев просто не подпустили к столу, ни во время сортировки, ни во время подсчёта. Оказывается, они там на каком-то собрании УИК, на которое меня, разумеется, не пригласили (хотя были обязаны), приняли решение, что сортировку и подсчёт будут произво-
дить только двое членов УИК (что противоречит закону).
OK, считали бы себе и считали, только показывали бы бюллетени по одному, оглашая отметки, – у меня, может быть, и не было бы вопро-
сов. Так нет же, они и сортировали, и считали несколько бюллетеней/
пачек одновременно, при этом нас с прохоровцами не подпускали к столу, и мы вообще не имели никакой возможности видеть отметки из-
бирателей. Особенно тщательно охранялась пачка с Владимиром Вла-
димировичем: при попытке обойти считающего его члена УИК так, чтобы видеть отметку (для этого надо зайти за правое плечо, поскольку квадрат Путина в правом нижнем углу), перед нами просто выскакива-
ла председатель Тарасова и заслоняла обзор. Всё это происходило под истеричные визги, что мы должны отойти от стола.
Ну ладно, думаю, я потом сама всё пересчитаю. Как бы не так! Не успели мы и глазом моргнуть, как хвать – пачка с Прохоровым уже за-
печатана! Тарасова придумала новое правило: представитель каждой партии вправе пересчитать только пачку по своему кандидату, поэто-
140
ДИАНА ЕРЁМИНА
му ни к Прохорову, ни тем более к Путину меня не допустили. Един-
ственное, что мне удалось сделать, – это пересчитать количество бюл-
летеней в пачке Зюганова, то есть то количество, которое по каким-то причинам посчитали приличным положить в пачку Зюганова (причём я нашла-таки 5 недосчитанных бюллетеней и 1 бюллетень за Прохоро-
ва; плюс ещё из путинской пачки мне были переданы в качестве жеста доброй воли пара зюгановских бюллетеней). Члену с совещательным от Прохорова, Яне Гвоздевой, конечно, не дали посчитать Прохорова, поскольку она якобы не имеет на это права.
Таким образом, мы трое вообще не в курсе, как на самом деле проголосовали избиратели УИК № 287. Мы реально не имеем об этом ни малейшего представления. Мы не знаем, что за бюллетени лежали в пачке Путина.
Что любопытно, на этот раз мне действительно обидно: во-
первых, лично за себя – я почти осознанно проголосовала за Прохо-
рова; во-вторых, за тех избирателей, которые приходили на участок. Разговаривала же с ними, они мне улыбались, я показывала, где стоит урна, и протянула им 164 бюллетеня. Они просили меня как члена от КПРФ проконтролировать, чтобы всё было в порядке и чтобы никто не украл их голоса. Но я не смогла этого сделать. Никакая видеосъёмка не остановила председателя Тарасову и её приспешников от наглого, хамского нарушения закона.
Протокол об итогах
У нас было указание от КПРФ: протокол подписывать, но ука-
зывать особое мнение. Я написала особое мнение. Однако у меня его 141
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ОТПРАВЛЯЛА НАБЛЮДАТЕЛЕЙ В НОРИЛЬСК — СОБИРАТЬ ГНИЛУЮ КАРТОШКУ
просто не приняли. Я тут же (в 6 утра 5 марта, наш УИК был из трёх последних по району) приехала в ТИК и сдала особое мнение со сво-
ей копией протокола представителю от КПРФ. Но наличие особого мнения не помешало членам ТИКа внести результаты по участку (276 у Зюганова, 898 у Путина) в ГАС «ВЫБОРЫ».
В Уголовном кодексе РФ есть статья под номером 141, она преду сматривает ответственность в том числе за воспрепятствова-
ние деятельности члена избирательной комиссии, связанной с ис-
полнением им своих обязанностей. Я подала в Следственный коми-
тет заявление о преступлении с просьбой провести проверку и при подтверждении данных возбудить уголовное дело. Проверка – это стандартная процедура после получения сообщения о преступлении. На это у органа есть 10 дней. После проверки принимается решение о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела.
Однако я получила удивительный ответ. Из него следует, что Следственный комитет на глаз определил отсутствие события преступ-
ления и не считает необходимым вообще заморачиваться по данному поводу. Ну а моё заявление в целях экономии места в шкафу отправили в Избирательную комиссию области.
Возвращаясь назад и анализируя свои действия на участке, я сна-
чала подумала, что вместо написания жалоб следовало просто фотогра-
фировать, снимать на видео, подходить к столу и лично пересчитывать все бюллетени, игнорируя все замечания и крики. Однако я вижу, что происходило на других участках. Членов комиссии просто отстраня-
ли от работы. Вне всякого сомнения, то же самое произошло бы и со мной.
Вот на таких выборах к нам пришли ещё 6 лет Путина.
142
ДИАНА ЕРЁМИНА
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Отказ допустить члена комиссии с ПСГ и наблюдателя – п. «в» ч. 2 ст. 141 УК РФ (наказание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в раз-
мере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнад-
цати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лише-
ние свободы на срок до пяти лет).
2. Ограничение (запрет) фото- и видеосъёмки – п. 14 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
3. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
4. С учётом вышестоящего пункта и при наличии оснований – фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
5. Отказ в принятии особого мнения члена комиссии с ПРГ – п. 25 ст. 73 ФЗП.
143
184-й. ХРОНИКА БЕСПРЕДЕЛА
144
АНТОН НАУМЛЮК
184-й. Хроника беспредела
Слушайте, я не очень уверен, что с нормальной пси-
хикой после такого можно нормально детям в глаза смотреть. Читать им какого-нибудь «Мальчиша Ки-
бальчиша». Мотивация простая и незамысловатая. Как мне одна из членов УИК заявила: «Ну надо же нашим детям что-то в клювике принести». Я не знаю, ка-
кой там у них клювик, лично мне он напомнил ме-
шок пеликана – у него там пять литров умещается
Антон Наумлюк, преподаватель вуза
»
«
Место действия: УИК № 184, школа № 41, председа- тель – Пленкина Ирина Петровна, заведующая детским садом № 117.
07:15
На самом деле начать надо с гораздо более раннего времени. Но тогда пришлось бы рассказать, как 10-го декабря мы познакомились на 145
184-й. ХРОНИКА БЕСПРЕДЕЛА
пресловутом то ли митинге, то ли встрече с депутатами с Денисом Чу-
ковым, а уже он посоветовал поучаствовать в мартовской компании не как наблюдатель, что я собственно намеревался сделать, а как член ко-
миссии. Впоследствии подписи Явлинского «зарубили», а Прохоро- ва – нет, возлегостиничное выдвижение Лимонова закончилось фар-
сом, и стало понятно, что и эти выборы с легитимностью не то что не дружат, а ведут эдакую позиционную войну. В результате 4-го марта я оказался членом УИК с правом решающего голоса от КПРФ.
В начале восьмого я прогулялся, опаздывая, до участка № 184. Это на втором этаже налево в школе № 41 в Ленинском районе по Тверской. Недалеко совсем от дома. Все члены комиссии в сборе, есте-
ственно. И председатель. Пленкина Ирина Петровна. Заведующая дет-
садом № 117, делающая свою работу, по собственному признанию, на пять с минусом. Это после первого знакомства с ней мне в академию позвонили из ленинской администрации и попросили повлиять, что-
бы я «не мешал». Чему – неизвестно, но лучше всего на это дал ёмкий ответ Тюрин: «Мешай». Это уже потом она стала предлагать некие «материальные и нематериальные ценности», если я «вовремя закрою глаза на возможные нарушения закона» (с).
Ещё из прекрасных персонажей комиссии можно назвать очень милую Марину Валерьевну, заместителя председателя и ответственно-
го за ПАК, камеры и прочую машинерию. От «Справедливой России» была ну очень лояльная председателю пенсионерка. От ЛДПР Геннадий Лачугин не явился, что отчасти компенсировалось душевной наблюда-
тельницей и его родственницей. Но лишь отчасти. Остальные восемь человек – воспитатели и завхоз, угадайте какого, детсадика? Правиль-
но. Вы даже не представляете, как «избиратели по месту жительства» 146
АНТОН НАУМЛЮК
и даже областной профсоюз работников среднего и малого бизнеса доверяет воспитательницам 117-го детсада. В итоге в комиссии среди что-то там решающих голосов я был по факту один. От КПРФ был с совещательным голосом Сергей Анатольевич. Спокойный такой от-
ставник. Ну вот, наверное, и все действующие лица. Были конечно на-
блюдатели от кандидата В. В. Путина и ПЖиВ, но это – так, фон. Так же как, к сожалению, совещательный голос от ЛДПР – полный мой тёзка из академии права. Впрочем, у него преподаёт однокурсник и умница Ланник, так что не всё потеряно.
Наконец, среди всех тёток комиссии, которым либеральный наблюдатель дала, на мой взгляд, точную характеристику – «таксист-
ки», была одна женщина… На следующий день она нашла мою стра-
ницу «VK» и прислала коротенькое сообщение: «Сама себе про-
тивна... извините...». Да бог с вами, если болит – значит ещё живое. Берегите себя.
При распределении обязанностей меня посадили с краю, под самой красноглазой камерой и возле скучающих наблюдателей и дали толстенный список избирателей из всего лишь одного дома по Лунной, 27. Это, кто не знает, здоровенная махина чуть ли не одиннадцатиподъ-
ездная. Тётки из комиссии покровительственно так усмехались и жа-
лели: «Эх, и достался вам списочек». В итоге Лунный дом этот, если верить официальным цифрам, сделал треть явки в более чем 1200 чело-
век, а я долго ещё не смогу без дрожи смотреть на паспорта.
Столы председателя, секретаря и, разумеется, тётки с дополни-
тельными списками находились в другом конце зала.
Сразу скажу: каруселей и явных вбросов в стационары у нас не было. Совсем. Как потом выяснилось, это было лишнее – основная на-
147
184-й. ХРОНИКА БЕСПРЕДЕЛА
дежда председателя и кандидата В.В. Путина на 184-м участке находи-
лась в трёх переносных урнах и, самое главное, в списках избирателей. С ними вообще сразу начались странности. Знаете, какая у нас была самая страшная и ужасная тайна? Количество избирателей, внесённых в список. Председатель не то что не озвучила эту таинственную цифру, она держала её в секрете до последнего. Впрочем, она вообще ничего не озвучивала. В протоколе, кстати, стоит – 2295 человек.
12:00
Не ручаюсь за точность времени, поскольку день нёсся на всех парах.
На 184-м участке находится тубдиспансер. Список голосующих там я видел в сейфе во время дежурства, и подписан он был, если не ошибаюсь, 27-м февраля. То есть ну никак не за три дня до выборов. Первая урна уехала отдельно по этому списку. Я на неё особенного внимания не обратил. Мне и без того хватало забот. Урна привезла в себе 79 бюллетеней из 80 заявленных. Я проверил по реестру и успоко-
ился. Как потом окажется – зря.
14:00
Пришел Егиян. Это такой дядька от КПРФ, въедливый и напори-
стый. Член ТИК с, кажется, совещательным голосом. И вот тут произо-
шёл первый крупный скандал. Что-то там он нашёл подозрительное в списках и позвал полицию. В результате у списка оторванная обложка, а печати и подписи председателя на ней, как выяснилось, вообще не было, 148
АНТОН НАУМЛЮК
а либеральный член ПСГ накатал на Егияна жалобу по «совету» члена ТИК от ПЖиВ. Но самое главное – список, содержание которого не озвучивалось, был не опечатан. Запомнили? Каноническая версия – на участке был обнаружен липовый список, но был то ли старательно спрятан председателем, то ли сожжён в женском туалете. Напомню, по моему списку Лунного дома проголосовало 377 человек. Мне просто физически не было ни до чего дела. Я в это время лихорадочно записы-
вал избирателей и выдавал бюллетени, которые расходились, как глинт-
вейн на зимних митингах оппозиции.
Ну и как порядочный и честный человек я заранее предупредил председателя, что перед погашением оставшихся открепительных я буду работать со списками, проверять их в хвост и в гриву.
15:00
Избиратель жаркой кавказской внешности случайно бросил свой бюллетень в переносную урну № 3. Действительно случайно. Она стояла рядом со стационарами на столе, и кто-то там его прошляпил, когда он шёл с бюллетенем. Результат впоследствии окажется весьма значительным. Урна будет признана недействительной, никуда не пое-
дет, а нарушения начнут сыпаться именно с неё.
16:00
Вернулась вторая урна. Эту поездку я сам проглядел – не успел вовремя отправить Сергея Анатольевича. Урна привезла 59 бюллете-
ней и снова один неиспользованный. Эта же урна практически сразу 149
184-й. ХРОНИКА БЕСПРЕДЕЛА
уехала в третью поездку в твердых руках Сергея Анатольевича. Третья-
то стоит опечатанная с одиноким и скучающим бюллетенем. Забегая вперед, скажу, что вторая вновь привезла 23 бюллетеня из 22 неисполь-
зованных. И вот тут началось…
18:00
Чудеса с первыми поездками, когда неизменно возвращался один бюллетень, произвели на меня неизгладимое впечатление. Настолько сильное, что я затребовал для проверки заявления граждан о голосо-
вании на дому. Дали. Нашел 33 заявления вообще без подписи граждан избирателей о получении бюллетеней. Крик, шум, вся комиссия в пол-
ном составе «таксисток» обвинила меня во всех смертных грехах, в не-
уважении к труду и мнению избирателей, настоятельно рекомендовала пройтись вновь по квартирам и извиниться перед избирателями, что их «не посчитали». Это, кстати, справедливороссейская пенсионерка. Эдакая оппозиционность у неё. А отсутствие подписи… Ну разве это нарушение? Так, техническая ошибочка. Комиссия даже решение при-
няла считать весь этот бардак действительным. Правда, потом я объя-
вил, что пойду-ка напишу заявление в прокуратуру, и комиссия приня-
ла совсем другое решение, благо первое не запротоколировала. Урны признали недействительными вместе со всеми двумя поездками.
20:00
А тут уже и участок закрылся. Помните список неопечатанный? Все списки мне не дали. Не помогло ничего – ни ссылки на закон, ни 150
АНТОН НАУМЛЮК
угрозы жалоб – ничего. «Списки не дадим, нечего время тянуть». Вы-
цыганил буквально тот самый список с дополнительными листами, за-
писями «открепительников» и ещё бог знает чем. Дали на 10 минут. На третьей странице – запись о выдаче бюллетеня без подписи из-
бирателя. Крик, шум, корвалол и измерение давления. Следом еще 70 с лишним таких записей. Мне сильно неблагожелательно объясняют: это по списку, поданному из диспансера. Ну так, значит так – а подайте, пожалуйста, заявления в оригинале, хочется фамилии сравнить. И тут председатель сдалась. То есть сдалась в афере со списком. Рванула его из рук, в сейф, на ключ и театрально так, на всю школу: «Ничего больше не получишь!». Больше списков никто не видел. То есть один – в сейфе, остальные – тут вот рядышком валяются. Никто их не смотрел, никто не заверил, не опечатал…
То есть понимаете, да? Десяток членов комиссии из одних тёте-
нек, которые чему-то, мне уже кажется, страшному воспитывают наших детей, как коллективное бессознательное действует. Кричат вместе и одно и то же одновременно, решения принимают вместе, закон нару-
шают тоже вместе.
Стало понятно, что, если приняли только что решение об урнах, аналогичное нужно принимать и по всему участку. Но решение было принято иное – меня отстранили от работы комиссии. Знаете, на каком основании? «Мешал». Вот спасибо тебе, Тюрин. Чему мешал – снова неизвестно. Начался подсчёт. Какая там увеличенная форма формата А3 на стене! О чём вы? Её заполнили уже после всех телефонных кон-
сультаций, после того как переписали тут же при мне часть заявлений из диспансера и записи в реестре, после того как поглумились над про-
цессом подсчёта голосов. Всё это позже гораздо.
151
184-й. ХРОНИКА БЕСПРЕДЕЛА
22:00
Кстати, камера наша так и не включилась после 21:00. Техника, что. А левые списки тут конечно не при чём.
Начался подсчёт. Уже без меня. Посчитали в переносной из дис-
пансера, которую я не успел проверить пофамильно. Потом вывалили бюллетени. Подсчёт вёлся совершенно замечательным образом. Пред-
седатель в одиночку из общей пачки брала бюллетень, тихонечко так го-
ворила, за кого он, и отдавала по стопкам. Показывать их наблюдателям и членам комиссии она посчитала ненужным. Стопки лежали на столе, кроме одной, которую держала в ру-
ках, прижимая к груди, милейшая Марина Валериевна. Угадайте, чья стопка? Правильно – кандидата В. В. Путина. Стопка росла на глазах, в основном за счёт бюллетеней с галочками «за Зюганова» и «за Жири-
новского». Тут уже я взорвался и, объявив, что начинаю съёмку, достал старенький свой Панасоник и начал снимать почти в боевых услови-
ях. Раза четыре мы с камерой и Сергеем Анатольевичем ловили чужие бюллетени в пачке кандидата В. В. Путина. Иногда – по нескольку штук подряд. Их молча перекладывали и продолжали издеваться над поняти-
ем «выборы в России».
Визуально я насчитал, когда вываливали бюллетени из урны, «за Путина» примерно 3 к 7 «за других кандидатов». То есть, как заметил либеральный тёзка, «если судить по нашему участку – второму туру по-любому быть».
Посчитали, засняли… Слушайте, я не очень уверен, что с нор-
мальной психикой после такого можно нормально детям в глаза смо-
треть. Читать им какого-нибудь «Мальчиша Кибальчиша». Мотивация 152
АНТОН НАУМЛЮК
простая и незамысловатая. Как мне одна из «таксисток» заявила: «Ну надо же нашим детям что-то в клювике принести». Я не знаю, какой там у них клювик, лично мне он напомнил мешок пеликана – у него там пять литров умещается.
Потом «насчитанные» цифры, которые конечно никто не опро-
тестовал, час с кем-то согласовывались по телефону, кем-то утвержда-
лись… И вошли в протокол. После этого только быстренько заполни-
ли увеличенную форму. Списки избирателей, кстати, как валялись, так и дальше себе продолжали валяться. Никем не подсчитанные, никем не опечатанные.
Протокол я подписывать не стал. Написал особое мнение, в ко-
тором кратенько так описал и приключения списков избирателей, и за-
явления никем не подписанные, и процесс подсчёта «в одного», когда комиссия ждёт, как председатель скажет какую цифру и за кого запи-
сать, и моё отстранение, обоснование которого не смогли даже в про-
токоле решения написать…
А вот теперь, день прошёл. Митинг несанкционированный не состоялся, потому как саратовцев, недовольных тем, что их в очередной раз обокрали, оказалось всего 25 человек. Снова не особенно пони-
маю, где вся та вроде бы как заявленная армия, кусочки которой я видел на юридических консультациях, которая так же, как я, в одиночку или с поддержкой пыталась справиться с врачами, учителями, воспитателями, которые на одну ночь вдруг стали врагами народа своего государства.
Я не юрист и не чиновник – я сейчас обычный преподаватель делопроизводства. Это помогло мне во многом. Например, доказать, что урну № 2 с минимум тремя десятками вброса нужно признать не-
действительной. А сейчас я хочу, чтобы результаты на этом участке при-
153
184-й. ХРОНИКА БЕСПРЕДЕЛА
знали недействительным вообще. Совсем. Потому что я пошёл туда не зарабатывать и не что-то выслужить и лишь отчасти, чтобы загладить перед самим собой старые грехи. Но чтобы сделать то, что посчитал правильным. Наверное, я его сделал, как смог, и может быть не очень хорошо. То есть меня бы всё равно отстранили. Скорее всего, во вре-
мя подсчёта. Но отстранили бы. Потому что ничего другого со мной сделать было нельзя. И подсчитали бы все равно с результатом 68% за кандидата Путина.
У меня есть протокол решения о моём отстранении с неука-
занной причиной. У меня есть видеозапись с банальной и топорной фальсификацией подсчёта. Буквально за руку пойманный председа-
тель у меня на этой записи тоже есть. Что с этим делать? И знаете, мне кажется, что вся та самая армия сейчас тоже задаётся этим вопросом. Вот что делать с тем, что ты увидел, зафиксировал, записал, сфотогра-
фировал, отснял на участке? И пока ответа на этот вопрос не будет, боюсь, что на митинги так же будет приходить десяток-другой чело-
век. Просто погреться общением и убедиться, что «есть ещё здесь хоть кто-то кроме меня».
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Списки избирателей не сброшюрованы – пп. 1 п. 12 ст. 23 ФЗП.
2. Обращения избирателей о голосовании вне помещения не подтверждены за-
явлениями – ч. 1 ст. 142 УК РФ: фальсификация избирательных документов (наказание: штраф в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере зара-
ботной платы или иного дохода осуждённого за период до двух лет либо при-
нудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
3. Проставление подписи избирателя членом УИК в получении бюллетеня при 154
АНТОН НАУМЛЮК
голосовании вне помещения – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо при-
нудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
4. Отсутствие подписи гражданина в получении бюллетеня – п. 10 ст. 71 ФЗП.
5. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
6. С учётом вышестоящего пункта и при наличии оснований – фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
155
ВООБРАЖАРИУМ ВЫБОРОВ
156
МИХАИЛ ШАПОВАЛОВ
Воображариум выборов
Что общего может быть у мастера бани, бывшего учи-
теля экологии, ранее судимой «за служебный подлог» сотрудницы ЗАГСа, шести сотрудников администрации Волжского района г. Саратова, бухгалтера ЖЭК, а также двух студентов юридических вузов? На первый взгляд ниче-
го. Однако волею судеб все эти люди на один день преврати-
лись в членов УИК № 4 г. Саратова, а также наблюдателей на данном участке. Видимо желание обеспечить «чест-
ные» выборы заставило их на время забыть о профес-
сиональных, дружеских и даже родственных связях
Михаил Шаповалов, юрист, преподаватель вуза
»
«
Место действия: г. Саратов, УИК № 4, гимназия № 2, пред-
седатель – Мазанова Эльвира Анатольевна, главный специа-
лист администрации Волжского района г. Саратова.
Путь к членству в участковых избирательных комиссиях пред-
ставителей Саратовского объединения избирателей оказался тернист: 157
ВООБРАЖАРИУМ ВЫБОРОВ
из семидесяти предложенных кандидатур в городе было утверждено лишь две. Не пройдя строгий отбор в участковые комиссии, как беспар-
тийный гражданин, я взял мандат члена комиссии с совещательным голосом от КПРФ и попросил направить меня туда, где уже ранее на-
блюдались аномалии в волеизъявлении граждан.
Таким участком оказалась моя родная школа – гимназия № 2, что показалось мне весьма символичным. Однако, даже будучи практикую-
щим юристом и не имея иллюзий относительно уровня правопорядка в нашей стране, я не мог себе представить того масштаба фальсифика-
ций и обмана, свидетелем которого мне предстояло стать.
Мнимые больные
Прибыв на участок, первым делом я познакомился с группой наблюдения (наблюдатели и члены комиссии с совещательным голо-
сом) и попытался выяснить их мотивацию. Следует сразу отметить, что большинство из них не скрывало своего раздражения от моих расспро-
сов, и разговор более напоминал допрос, нежели беседу людей с общи-
ми целями. Однако кое-что всё-таки выяснить удалось.
Так, Маликова Марина представилась наблюдателем от Прохо-
рова М.Д., рассказала, что работает бухгалтером в ЖЭК, а поучаство-
вать в наблюдении её попросила подруга. Забегая вперёд, отмечу, что Марина слукавила, т.к. позднее появился настоящий наблюдатель от Прохорова М.Д., а в списке присутствующих на участке женщина зна-
чилась как наблюдатель от Путина В.В.
Но в тот момент, когда обман вскрылся, Марина уже покинула 158
МИХАИЛ ШАПОВАЛОВ
участок с выносной урной для голосования вне помещения, а по воз-
вращению почему-то перестала с нами разговаривать, за подсчётом го-
лосов не наблюдала, молча сидя в сторонке. Истинный смысл её пове-
дения стал понятен позднее, когда, покидая участок, Марина подошла к председателю комиссии, дружески обняла её и попрощалась…
Другой наблюдатель от премьер-министра – Симонова Дарья, студентка – нисколько не смущаясь, рассказала, что пришла сюда с ко-
рыстной целью. В альма-матер девушке пообещали по 40 дополнитель-
ных баллов за каждый экзамен на летней сессии, и желание стать отлични-
цей её подвигло на этот шаг. При этом Дарья сама не голосовала, заявив, что не видит в данном процессе смысла, за ходом выборов не следила.
Альбина Турубаева представилась журналистом от газеты «Яблоко» и с открытием участка отправилась вместе с членом ко-
миссии Шапкиным Дмитрием собирать голоса граждан во вторую выносную урну. При этом Альбина не имела ни статуса наблюдателя, ни члена комиссии с совещательным голосом. Но самое удивительное выяснилось позднее, когда обнаружилось, что девушки с таким именем в списке лиц, присутствующих на участке, нет.
По возвращению Альбины я попросил её показать удостовере-
ние журналиста газеты «Яблоко» и представиться. Девушка, видимо, позабыв, что уже называла себя Альбиной Турубаевой, в этот раз пред-
ставилась Былинкиной Ангелиной Юрьевной и предъявила пластико-
вое удостоверение, после чего на участке её я больше не видел…
Сразу же после исчезновения Альбины председателю УИК № 4 была представлена жалоба с указанием на вышеописанные нарушения законодательства, которая после подсчёта голосов так и не была рас-
смотрена.
159
ВООБРАЖАРИУМ ВЫБОРОВ
Лишь позднее мне стало понятно, почему комиссия не могла коллективно рассмотреть мою жалобу, ведь в её составе уже была г-жа Былинкина Ангелина Юрьевна как член с решающим голосом. Но, к сожалению, в день выборов я не придал этому должного значения, как и появлению в середине дня нового наблюдателя, направленного партией «Патриоты России», Былинкина Владимира. Новый страж «прозрачных выборов» незамедлительно был направлен с третьей вы-
носной урной для голосования и вновь объявился на участке аккурат к его закрытию.
Всякий раз, нарушая п. 6 ст. 71 ФЗ «О выборах президента РФ», председатель участковой избирательной комиссии не объявляла о том, что члены участковой избирательной комиссии будут проводить голо-
сование вне помещения для голосования за 30 минут до предстоящего выезда (выхода) для проведения такого голосования, а также не пред-
лагала членам участковой избирательной комиссии с правом совеща-
тельного голоса и наблюдателям присутствовать при его проведении.
Таким образом, на участке, где всего проголосовало 954 челове-
ка, 230 человек проголосовало на дому, т.е. более 24%. Подавляющее большинство заявлений от граждан, изъявивших желание проголосо-
вать дома, было подано в устной форме! Голосование осуществлялось тремя переносными урнами, к которым, как выяснилось позднее, были допущены лишь родственники и друзья членов комиссии, а также со-
трудница администрации Волжского района г. Саратова Альбина Турубаева, использовавшая заведомо подложный документ – удосто-
верение журналиста газеты «Яблоко», выданное на имя её коллеги Бы-
линкиной А.Ю.
Когда голосование подошло к концу, первыми были вскрыты 160
МИХАИЛ ШАПОВАЛОВ
переносные урны, в которых оказалось 230 бюллетеней. Далее, при со-
ртировке бюллетеней по кандидатам первые 150 штук (из переносных урн) оказались исключительно за кандидата В.В. Путина (15,7% от по-
лученных кандидатом голосов), после чего уже началось нормальное чередование бюллетеней за разных кандидатов.
Конечно, 150 бюллетеней могли слипнуться или притянуться друг к другу по политическому признаку. Но ведь если только предста-
вить, что вместо 60,48% В.В. Путин на нашем участке набрал бы 44,78% или и того меньше… Нет, пожалуй, они действительно слиплись.
На воре шапка горит
В 70-е годы XIX в. французский юрист-криминалист Альфонс Бертильон изобрел систему бертильонажа, т.е. опознавания преступ-
ников по данным их внешности. В дальнейшем широкое развитие полу-
чило целое направление научного знания – габитоскопия, изучающее элементы и признаки внешности преступника…
Однако для того, чтобы рассмотреть во внешности и поведении членов УИК № 4 криминальные составляющие, глубоких знаний габи-
тоскопии не требовалось. Милые улыбки и предложения выпить чаю после первой письменной жалобы сменились оскорблениями и неза-
конными попытками устранить члена комиссии с совещательным го-
лосом с территории участка. Создавалось такое впечатление, что эти женщины и мужчины даже внешне преобразились, понимая, что на участке чужаки, которые отслеживают каждое их действие. Общение с этими людьми, всячески пытающимися охранять архаический строй, элементами которого они являются, напоминало скорее процедуру эк-
161
ВООБРАЖАРИУМ ВЫБОРОВ
зорцизма, нежели человеческую беседу.
Следует отметить, что ни один из членов комиссии с решаю-
щим голосом не имел юридического образования, поэтому всякий раз при возникновении спорной ситуации приходилось звонить в ТИК с требованием разъяснения законодательства по конкретному вопросу председателю.
Как же так вышло, что люди, не обладающие даже элементарными знаниями законодательства о выборах, стали членами УИК? Ключевым словом в ответе на данный вопрос служит: «администрация Волжско-
го района г. Саратова». В нарушение п. 5 ст. 22 Федерального закона от 12.06.2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» му-
ниципальные служащие составляли более одной второй от общего числа членов УИК № 4. Шесть из десяти членов УИК № 4 г. Саратова оказались сотрудниками администрации Волжского района г. Саратова: Мазанова Эльвира Анатольевна – председатель УИК № 4 – глав-
ный специалист администрации Волжского района г. Саратова. Ярандина Анна Вениаминовна – заместитель председателя УИК № 4, начальник отдела администрации Волжского района г. Саратова. Широкую известность в Саратове Анна Вениаминовна приобре-
ла, будучи ещё начальником Октябрьского отдела ЗАГС. В сентябре 2003 г. решением Октябрьского районного суда г. Саратова Анна Вениаминовна была признана виновной в совершении «служебного подлога» за выдачу иностранным гражданам фиктивных свидетельств о заключении брака, на основании которых они позднее получали рос-
сийское гражданство. Следствию тогда удалось доказать 22 случая вы-
дачи подобных документов, однако Анна Вениаминовна отделалась 162
МИХАИЛ ШАПОВАЛОВ
легким испугом и штрафом в размере 1 тысячи рублей, и ныне кри-
минальное прошлое нисколько не мешает ей занимать руководящую должность в районной администрации и быть членом УИК № 4.
Пономарева Анастасия Александровна – сотрудник админи-
страции Волжского района г. Саратова, но в комиссию была выдвинута как педагог дополнительного образования МОУ ДОД «Детский дом творчества». Однако в Доме творчества о существовании Анастасии Александровны ничего не слышали.
Таким образом, при формировании комиссии в ТИК Волжско-
го района были представлены заведомо подложные документы. Абрамова Мария Сергеевна и Былинкина Ангелина Юрьевна (члены комиссии с правом решающего голоса) также трудятся в ад-
министрации Волжского района, как и милая девушка, Альбина Туру-
баева, которая, воспользовавшись удостоверением журналиста газеты «Яблоко» – своей коллеги Былинкиной А.Ю. (а возможно и дальней родственницы последней, т.к. именно подобный статус их объединяет в «Одноклассниках»), обеспечивала «законность» голосования вне помещения.
Здесь уместно вспомнить о наблюдателе от партии «Патриоты России» Былинкине Владимире, который по совместительству служит супругом Былинкиной Ангелины.
Председатель регионального отделения партии «Патриоты России» Сидоренко Александр в телефонном разговоре рассказал, что Былинкин Владимир членом их партии не является, лично он его не знает, но его порекомендовали как «хорошего человека» из админи-
страции Ленинского района г. Саратова. В то же время в отделе кадров администрации Ленинского района сообщили, что такого сотрудника 163
ВООБРАЖАРИУМ ВЫБОРОВ
у них в штате нет.
Однако в региональном отделении политической партии «Яблоко» хорошо помнят чету Былинкиных, которые получили здесь два удостоверения журналистов на участки УИК № 4 и УИК № 5, на-
ходящихся в одном здании.
Активной гражданской позиции супругов Былинкиных может позавидовать любая молодая семья. Так, Владимир Былинкин в пер-
вой половине дня обеспечивал «чистоту» голосования на УИК № 5 в качестве журналиста от газеты «Яблоко», а во второй – уже от пар-
тии «Патриоты России» на УИК № 4. Его супруга и вовсе умудрилась совершить поистине геройский поступок: являясь членом УИК № 4 с решающим голосом, она получила удостоверение журналиста на этот же участок, но, не обладая способностью раздвоения личности, отдала его своей коллеге Альбине Турубаевой.
Шапкин Дмитрий Александрович – ведущий специалист адми-
нистрации Волжского района г. Саратова.
Курбанов Эльдар Бахтиярович – член комиссии с решающим голосом от КПРФ, студент, на сайте «Вконтакте» значится в друзьях у членов комиссии Абрамовой М.С. и Пономаревой А.А.
Не исключено, что Эльдар подружился с девушками в ходе рабо-
ты комиссии, ведь общее дело сплачивает людей. Однако, не смотря на дружескую поддержку, поведение его в день выборов было более чем странным. Перед закрытием участка Эльдар вызвал меня на улицу и рассказал, что в силу определённых причин не может контролировать ход подсчёта голосов, и попросил внимательнее следить за действия-
ми комиссии. При этом назвать причины подобного «снятия» с себя полномочий Эльдар отказался. Но за честность спасибо!
164
МИХАИЛ ШАПОВАЛОВ
Дедюкин Валерий Викторович – член комиссии с правом реша-
ющего голоса, мастер бани № 8, направлен партией «Патриоты Рос-
сии». Валерий Викторович имеет богатый опыт членства в участковых комиссиях Волжского района: будучи заведующим баней № 16, он уже избирался в члены комиссии по месту работы.
Горбунова Светлана Николаевна – риэлтер, но в составе УИК № 4 значится как временно не работающая, член партии «Справедли-
вая Россия».
Среди всей этой братии родственников, друзей, коллег и бан-
щиков в УИК № 4 всё-таки оказался один «адекватный» человек, его имя – Безверхий Сергей Петрович. Он представлял в комиссии ЛДПР и, пожалуй, единственный продемонстрировал не только знания основ законодательства, отказавшись выносить на голосование вопрос о не-
законном отстранении наблюдателей, но и арифметики при подсчёте голосов, чем другие члены комиссии, к сожалению, похвастаться не могли.
Ночь на баррикадах
До перехода к непосредственному подсчёту голосов не была завершена работа со списком избирателей. Секретарь комиссии По-
номарева А.А. продолжала заполнять журнал в течение всего периода подсчёта голосов в нарушение п. 7, 8 ст. 73 ФЗ «О выборах президен-
та РФ». Председатель УИК № 4 Мазанова Э.А. в нарушение п. 8 ст. 73 указанного закона не прекратила работу секретаря комиссии и не убрала журнал в сейф. При этом для ознакомления наблюдателям жур-
нал предоставлен не был. 165
ВООБРАЖАРИУМ ВЫБОРОВ
Члены комиссии с правом решающего голоса незаконно пре-
пятствовали нормальной работе наблюдателей и членов комиссии с совещательным голосом: запрещали приближаться к столу ближе, чем на 3 метра, закрывали своими спинами обзор, запрещали осуществлять видео- и аудиозапись.
Подсчёт голосов в УИК № 4 г. Саратова был закончен примерно в 22:00, но до 23:20 председатель и иные члены комиссии с решающим голосом отказывались внести полученные данные в увеличенную ко-
пию протокола, которая находилась в пределах обзора камер видеона-
блюдения.
В период с 22:00 до 00:10 заседание комиссии фактически не проводилось. Члены комиссии занимались своими делами: начали пе-
редвигать столы, уносить мебель и пр. За данный период времени 6 раз председатель комиссии Мазанова Э.А. звонила в Волжскую ТИК, назы-
вала по телефону полученные данные, однако протокол по-прежнему не составлялся. На наши вопросы о сути происходящего председатель комиссии поясняла, что полученные данные не устраивают ТИК и нуж-
но пересчитывать, однако фактически никакого пересчёта не велось.
Только после жалобы в ТИК Волжского района г. Саратова на нарушение процедуры подсчёта голосов избирателей протокол всё-таки был составлен, а копии вручены наблюдателям 05 марта 2012 г. в 00:20.
После этого председатель и все члены УИК № 4 в полном со-
ставе покинули здание и направились на автомобиле в сопровождении полицейского в ТИК Волжского района г. Саратова, наблюдатели же проследовали за ними пешком.
Прибыв к зданию ТИК примерно в 00:30 мы обнаружили, что двери комиссии закрыты, а представителей прессы, членов комиссий с 166
МИХАИЛ ШАПОВАЛОВ
протоколами и мешками с документами не пускали внутрь. На крыльце администрации собралась толпа людей, которые стучали в дверь, однако долгое время им никто не открывал, при этом телефон, который был указан на входе, не отвечал. В нарушение п. 1 ст. 74 ФЗ «О выборах президента РФ» вход и выход в здание был ограни-
чен. Через некоторое время, дверь ТИК Волжского района г. Саратова открыл мужчина, который не представился, и запустил в здание лишь членов одной комиссии. Попытки пройти вовнутрь членов других ко-
миссий и наблюдателей, несмотря на предъявление документов, пре-
секались. Позднее нам всё-таки удалось попасть в здание территориаль-
ной комиссии во многом благодаря содействию её члена с правом со-
вещательного голоса от Прохорова М.Д. – Александра Глущенко.
Как рассказал нам Александр, в одиннадцать часов вечера в зда-
ние Волжской администрации, где находится ТИК, зашли 5-7 крепких парней и заблокировали проход членов ТИК из помещения контроль-
ной группы на первом этаже в помещение, где осуществлялся ввод дан-
ных в систему ГАС «Выборы» на третьем этаже. Неизвестный мужчи-
на (видимо, старший в этой группе) изъял у вахтера ключи от входной двери, закрыл её и удалился. С 23:00 до 03:00 ни один член ТИК Волж-
ского района г. Саратова не был допущен в помещение, где располага-
лась система ГАС «Выборы». У одного из молодых людей, охраняющих лестницу на второй этаж, мне удалось узнать, что он член секции по боксу, а мужчина, кото-
рый открывает и закрывает дверь в здание, с его слов, является их тре-
нером.
Сложилось впечатление, что в здание запускали только пред-
167
ВООБРАЖАРИУМ ВЫБОРОВ
ставителей тех участков, результаты итоговых протоколов которых устраивали территориальную комиссию. Мужчина, открывающий и закрывающий дверь в здание, каждый раз куда-то звонил, называл но-
мер комиссии и спрашивал, пускать её представителей или нет.
Те члены комиссий, которым удавалось пройти в здание, в нару-
шение законодательства направлялись не в помещение ТИК, а на второй этаж администрации либо в аудиторию 104, которая помещением комис-
сии не являлась и откуда позднее спускались в ТИК и вносили данные в итоговый сводный протокол. Данные незаконные действия противоре-
чат п. 1 ст. 23 ФЗ «О выборах президента РФ», т.к. деятельность ТИК Волжского района не соответствовала принципу гласности.
В нарушение п. 2 ст. 74 ФЗ «О выборах президента РФ» в ауди-
тории № 104 администрации Волжского района г. Саратова, не яв-
ляющейся помещением ТИК, отдельные представители комиссий переписывали итоговые протоколы. При этом на просьбы задержать секретаря УИК № 24, выходящую из аудитории 104, для выяснения обстоятельств и оснований внесения изменений или исправлений в итоговый протокол и вообще её нахождения в данной аудитории ни-
кто из находящихся в здании полицейских не реагировал. Игнориро-
вала наши жалобы и просьбы объяснить происходящее и председатель ТИК Иноземцева Л.А.
Тем временем, по состоянию на 00:50 председатель УИК № 4 в здании ТИК Волжского района с итоговым протоколом так и не появилась. Зная о пагубной практике повторного «подсчёта» голосов, один из наблюдателей вернулся на участок УИК № 4, чтобы убедиться в том, что комиссия туда не возвращалась. Имея на руках копии про-
токола, мы решили ждать её до победного конца.
168
МИХАИЛ ШАПОВАЛОВ
5 марта 2012 г. в 01:30, 02:00, 02:50 председателю ТИК Волж-
ского района под роспись были вручены письменные жалобы с требо-
ванием пресечь незаконные действия председателя УИК № 4 и членов данной комиссии и установить их местонахождение.
В 02:50 я позвонил на сотовый телефон председателя УИК № 4 Мазановой Э.А. и поинтересовался, где она находится, на что она рез-
ко ответила, что не обязана мне отвечать, и бросила трубку. На даль-
нейшие звонки она уже не отвечала.
В 03:00 в присутствии других членов комиссии я обратился к председателю ТИК Иноземцевой Л.А. с просьбой позвонить Мазано-
вой Э.А. и узнать причины её исчезновения вместе с другими членами комиссии и сотрудником полиции. В ответ мне было предложено са-
мому позвонить ей со стационарного телефона ТИК, но, услышав мой голос, пропавший председатель вновь бросила трубку.
Доводя эту комичную ситуацию до абсурда, в 03:35 было пода-
но заявление в полицию с сообщением об исчезновении УИК № 4 во главе с председателем и полицейским, её сопровождавшим. И только после этого, 5 марта 2012 г. в 04:20, через четыре часа после того, как все члены комиссии покинули участок, председатель, секретарь и со-
провождавший их полицейский появились в здании территориальной комиссии.
Бледные и испуганные Мазанова Э.А. и Пономарева А.А на мои вопросы о причинах их четырёхчасового исчезновения не отвечали, равно как и сотрудник полиции, который сопровождал их.
Стало ясно, что «набранные» главным кандидатом 60,48% на нашем участке настолько не устраивали неизвестных лиц на третьем этаже районной администрации, что это заставило комиссию во главе 169
ВООБРАЖАРИУМ ВЫБОРОВ
с полицейским исчезнуть на целых четыре часа и вернуться с первона-
чальными данными только после четырёх жалоб в ТИК и заявления в полицию.
Интересные факты:
– на соседнем участке УИК № 5, расположенном в одном здании с УИК № 4, за В.В. Путина проголосовало 50,50% избирателей; на УИК № 31 – 98,68%; на УИК № 43 – 95,71 %;
– на нашем участке с общим числом избирателей 1270 человек 230 человек проголосовало вне помещения комиссии, т.е. более 18%, при этом подавляющее большинство заявлений от избирателей было подано в устной форме;
– из 89 открепительных удостоверений на участке было выдано 89, а также 13 в ТИК Волжского района г. Саратова;
– 55 человек проголосовало по открепительным удостовере-
ниям, из которых примерно 10 человек являлись родственниками или друзьями председателя и секретаря комиссии, которая даже не стесня-
лась доставать им открепительные удостоверения из своей сумки;
– 17 марта 2012 г. саратовское отделение корпуса наблюдателей «За чистые выборы» опубликовало отчёт о работе своих наблюдате-
лей в городе. Ключевой вывод, сделанный в докладе не требует коммен-
тариев: «Самыми распространёнными нарушениями были стремление наблюдателей получить доступ к персональным данным голосующих, а также желание вмешаться в избирательный процесс. Нарушения со стороны оппозиционных партий были продиктованы намерением по-
ставить под сомнение прозрачность выборов президента, но силами наблюдателей эти попытки были предотвращены».
170
МИХАИЛ ШАПОВАЛОВ
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Предоставление в ТИК заведомо подложных документов для назначения в УИК – ч. 3 ст. 327 УК РФ (наказание: штраф в размере до восьмидесяти ты-
сяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев).
2. Председатель не объявил за 30 минут о выходе группы для голосования вне помещения – п. 6. ст. 71 ФЗП.
3. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
4. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
5. Заполнение реестра о голосовании вне помещения без обращений граждан, от-
сутствие заявлений граждан после возвращения группы на участок – ч. 1 ст. 142 УК РФ: фальсификация избирательных документов (наказание: штраф в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или ино-
го дохода осуждённого за период до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
6. Проставление подписи избирателя членом УИК в получении бюллетеня при голосовании вне помещения – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо при-
нудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
7. Приём протокола в ТИК осуществлялся в помещении, недоступном для на-
блюдателей, в их отсутствии – п. 2 ст. 74 ФЗП.
171
БЮЛЛЕТЕНИ ШЛЁПАЛИСЬ В УРНЫ ПАЧКАМИ
172
ЛАРИСА МАТЮШИНА
Бюллетени шлёпались в урны пачками
Так случилось, что мне довелось быть членом участковой избирательной комиссии с правом со-
вещательного голоса на президентских выборах 4 марта. Идя на это, я прекрасно понимала, что победа до-
станется любителю дзюдо, но мне хотелось, во-первых, понять масштабы готовившихся фальсификаций, во-вторых, увидеть, на что пойдут люди, чтобы вы-
глядеть в глазах руководства преданными собаками
Лариса Матюшина, экономист
»
«
Место действия: г. Саратов, УИК № 286, гимназия № 1, председатель -- Шишкина Ирина Юрьевна, заместитель директора, весь день работу всех УИК, расположенных в гимназии, контролировала директор гимназии Стрункова Мария Михайловна
173
БЮЛЛЕТЕНИ ШЛЁПАЛИСЬ В УРНЫ ПАЧКАМИ
Видно только спины
В 7:15 я уже была на своём «рабочем месте». Все приготовления проходили мирно и доброжелательно. Мой участок располагался в 1-й гимназии. Всего здесь было 3 УИК, две из них были оснащены КОИБ, на моём участке (№ 286, председатель – Шишкина Ирина Юрьевна) урны с полупрозрачными стенками.
Первое, что было не в нашу пользу, – это расположение мест для наблюдения за голосованием. Мы могли видеть лишь спины тех, кто опускает бюллетени в урны, веб-камерам также были доступны только спины избирателей.
Во-вторых, среди наблюдателей оказалось достаточно много работников школы. Сразу возник вопрос: кого же они собираются на-
блюдать и по какую, собственно, сторону баррикад находятся?
Рядом с наблюдателями располагался пост полиции, причём почему-то не на входе, как положено, а на территории участка. Этот самый полицейский был настолько толстый, что я ума не приложу, как он прошёл переаттестацию? И мне хотелось у него спросить: а бегать-
то вы умеете и хоть одного настоящего преступника поймали?
Итак, 8:00. Участок открывается. Всё как положено – осмотр и опечатывание урн, ознакомление с количеством избира-
телей на участке и полученных бюллетеней (кстати, избирателей на момент открытия участка числилось 2471). Нам с коллегой «по цеху», членом УИК с правом решающего голоса Дмитрием, с выделенного места было крайне неудобно контролировать под-
ходящих к урнам, поэтому мы решили встать между кабинками для голосования и урнами.
174
ЛАРИСА МАТЮШИНА
Прозрачные урны не делают прозрачными выборы
10:00. Пока всё спокойно. Меня и ещё двух членов УИК от-
правили с переносной урной. Обход 22 квартир занял у нас три часа. Примерно за час до окончания нашего небольшого путешествия мне позвонил Дмитрий, сообщил о первом вбросе, а также о том, что он тоже уходит с переносной урной, и попросил меня как можно быстрее возвращаться. У меня первый шок! Как так – вброс? Как это случилось? Что будет дальше?
Вернулась на участок в начале второго. Здесь мне сообщили о втором вбросе. Его зафиксировал студент, работавший на нашем участке наблюдателем. Он увидел, как в урну с грохотом шлёпнулась пачка бюллетеней, он сразу оформил жалобу на председателя. Решение по жалобе было просто смешным: считать жалобу необоснованной, т. к. работают веб-камеры, урны прозрачны!
Я приняла у студента вахту и продолжила отсчёт проголосовав-
ших. На 14:00, по нашим подсчётам, проголосовало примерно 700 чело-
век. Считаю дальше. Вдруг откуда ни возьмись рядом со мной оказывают-
ся два огромных амбала, эдакие братки, которые должны были вымереть ещё в лихие девяностые. Ан нет! Вот они, прямо передо мной, квадратные человечки, весом килограммов по 100 каждый («Газета недели» предпо-
лагает, что это были депутаты гордумы от ЕР Сурменев и Кудинов).
Ребята, мы с вами точно в разных весовых категориях! Но их это не смутило. Начали довольно грубо со мной разговаривать: кто я та-
кая, зачем стою здесь, когда для меня выделили место вон в том дальнем углу, и вообще я должна выполнять указания председателя, а не зани-
175
БЮЛЛЕТЕНИ ШЛЁПАЛИСЬ В УРНЫ ПАЧКАМИ
маться чем попало. На это я старалась отвечать спокойно (хотя внутри меня трясло от страха и злости), что председателю я ничем не обязана и имею право стоять там, где мне захочется.
На мой вопрос, кто они такие, ответили, что граждане этой страны. Я сказала, что не собираюсь вступать с ними в полемику, и продолжила отмечать голосующих. Наговорив мне грубостей, эти му-
жики подошли к председателю, начали расспрашивать, кто я такая. Та отвела их в сторонку и минут 10 с ними о чём-то разговаривала. Где в этот момент находился сотрудник полиции, как допустил присутствие на участке посторонних лиц, пришедших явно не с целью отдать свой голос за будущего президента?
Пытаюсь успокоиться и вдруг вижу, как мимо меня идёт жен-
щина, несёт в руках стопку бумаг. Не успеваю сообразить, что к чему, кидаюсь к ней, но в урну уже летит увесистая пачка бюллетеней, тут же поднимаю руку вверх, изо всех сил кричу: нарушение, вброс! Кто-то из членов комиссии кричит, что ничего не видел, кто-то из наблюдателей кидается к женщине, пытаясь её остановить, но той удаётся убежать. Мой моральный дух падаёт ещё ниже – не смогла предотвратить вброс! Пишу жалобу на председателя, от неё получаю тот же ответ: считать жалобу необоснованной, т. к. работают веб-камеры, урны прозрачны.
«Не строчите жалобы…»
Председатель в сердцах говорит мне, что мы должны работать вместе, а не строчить друг на друга жалобы. На что отвечаю, что была бы счастлива, но почему случилось так, что та женщина имеет много го-
лосов, а я только один? Почему она имеет право нарушать закон, меня 176
ЛАРИСА МАТЮШИНА
же за любое нарушение закона строго покарают? Она не нашлась, что ответить. И мы продолжили выполнять каждый свою работу.
Примерно спустя час, когда на участке практически не было на-
роду, из кабинки вышла девушка с пачкой сложенных пополам бюлле-
теней и спокойно направилась к дальней от меня урне, я рванулась к ней, кричу: «Попытка вброса!», отталкиваю её от урны, жду, что, мо-
жет, хоть кто-то подбежит и поможет задержать её, но она отталкивает меня, бросает в урну бюллетени и – «была плутовка такова»…
Смотрю на комиссию, они практически в один голос кричат, что ничего не видели. Оборачиваюсь на полицейского, спрашиваю: «А чем здесь вообще полиция занимается?» Он просто тупо смотрит на меня. Пишу очередную жалобу, получаю очередной ответ: считать жалобу необоснованной, т. к. работают веб-камеры, урны прозрачны.
Не могу простить себе, что допустила очередной вброс, решаю стоять насмерть, оцениваю каждого выходящего из кабинок для голо-
сования на предмет количества бюллетеней в руках, но, видимо, по-
следним неудавшимся задержанием я их спугнула, и больше подобных нарушений я не зафиксировала. В момент последнего вброса на участ-
ке находились международные наблюдатели от ОБСЕ. Я рассказала им, что вбросы идут один за другим. Они признались, что шокированы, и пообещали прислать на участок своих коллег. Слово сдержали. К за-
крытию участка наблюдатели от ОБСЕ прибыли.
Счёт расходится
В 20:00 началась работа по подсчёту голосов. Процесс этот довольно нудный и длительный, описывать его не стану, скажу лишь, 177
БЮЛЛЕТЕНИ ШЛЁПАЛИСЬ В УРНЫ ПАЧКАМИ
что нарушений на данном этапе не было. Протокол свели около часа ночи, расхождение количества бюллетеней с нашими подсчётами со-
ставило порядка 130 штук – это и есть вбросы. Всего на нашем участке про голосовало чуть более 1700 человек, то есть на долю вбросов при-
шлось порядка 8 процентов. Путин набрал около 55 процентов. Много это или мало, судить не берусь, но могу сказать, что когда мы прибыли в ТИК с копией протокола, то смогли увидеть первые данные по нашему району: на тех участках, где уже закончили подсчёт, процент Путина был в районе 80.
Так может, мы всё-таки смогли хоть немного отстоять наш уча-
сток? Может быть, не зря я провела на ногах 12 часов и просчитала больше тысячи людей? Даже если это не так, для себя поняла, что чест-
ных выборов в России нет. Лично для меня «гарант стабильности» больше не существует как личность. Не зря на митингах столь популяр-
но слово «самозванец».
От редактора: Директор 1-й гимназии Мария Михайловна Стрункова вполне на-
дёжно подстроилась под власть. Официально в работе комиссий не уча-
ствовала, но весь день в школе контролировала избирательный процесс.
После выборов в Государственную думу, когда за низкий про-
цент в пользу «Единой России» увольняли директора 37-го лицея Николая Кузькина, на защиту которого поднялись учащиеся и их роди-
тели, поговаривали, что такая же судьба постигнет и директора 1-й гим-
назии Марию Стрункову. Однако родители детей, обучающихся в 1-й гимназии, рассказывали, что защищать Марию Михайловну не намере-
178
ЛАРИСА МАТЮШИНА
ны. Она устроила в гимназии настоящую диктатуру и вполне надёжно подстроилась под власть. И если на УИК, расположенных в гимназии, ЕР не добрала положенных процентов, то исключительно потому, что госпожа Стрункова не поняла, сколько точно от неё ждали. На президентских выборах она, вероятно, решила исправить ошибки. 4 марта в 1-й гимназии вбросы следовали один за другим. НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
2. Незаконное изготовление, а равно хранение либо перевозка незаконно из-
готовленных избирательных бюллетеней – ч. 3 ст. 142 УК РФ (наказание штраф в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере зара-
ботной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до трёх лет либо лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудитель-
ные работы на срок до трёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
3. Присутствие в помещении для голосования посторонних лиц – пп. 1 п. 5 ст. 23 ФЗП.
179
ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АРИФМЕТИКА
180
ИРИНА БУТЕНКО
Занимательная арифметика
Потом вскрыли ящики. Члены комиссии мгновенно, как рыцари тевтонского ордена, окружили стол. «Можете подвинуться, мне не видно», – попросила я. «Мы рабо-
таем на камеру», – ответила Васильева, и детсадовские ра-
ботники ещё плотнее сомкнули свои ряды. Сначала «галоч-
ки» ещё озвучивались председателем, потом она замолчала, и был слышен только шорох бумаги. В телевизоре в это вре-
мя Путин громко благодарил россиян за победу. По-
том, под шум Манежной площади, также молча счита-
ли пачки за кандидатов, причём считали одновременно
Ирина Бутенко, журналист
»
«
Место действия: Саратов, УИК № 301, «Детский сад комбинированного вида № 31 «Колосок», председатель – Ольга Олеговна Васильева, заведующая детским садом.
После выборов дня два ходила вокруг компьютера и никак не могла заставить себя сесть и написать о том, что видела. Картинки всё 181
ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АРИФМЕТИКА
вертелись в голове, а мне хотелось одного – избавиться от них. В итоге я решила, что, быть может, если расскажу, станет легче?
Четвертого марта я была членом комиссии с правом совещатель-
ного голоса от КПРФ на участке № 301. До этого мой опыт работы на участках был по сути ничтожен: на выборах в гордуму я пыталась по-
присутствовать на одном из участков в Ленинском районе в качестве представителя СМИ, откуда меня после непродолжительных совеща-
ний выставили, аргументировав это отсутствием редакционного за-
дания, хотя, как мне пояснили в облизбиркоме, оно не требуется. Вы-
ставляли с полицией, причём два раза, ибо я посмела вернуться. Тогда я, чего греха таить, даже расплакалась. На сей раз – не стала.
Впрочем, начиналось все 4 марта даже позитивно. Мне раз-
решили сесть возле стола председателя в полутора метрах от урн, и, пользуясь своим удачным расположением, я начала подсчёт числа голо-
сующих. Считала добросовестно. Если отходила на минутку, просила подменить меня наблюдателя от «Справедливой России», с которым мы вроде как скооперировались. Тем не менее в середине дня цифры не бились примерно на 70 проголосовавших, а к вечеру уже на 150. Меня ещё в течение дня насторожило, что председатель – Ольга Васильева – не озвучивала для всех членов комиссии вслух число проголосовавших, но я-то цифры слышала, когда она диктовала их по телефону, и это усы-
пило мою бдительность.
Примерно к обеду повалили студенты с открепительными. Я поинтересовалась у одной из девочек, почему она, собственно, голо-
сует по открепительному, на что та смутилась и наконец выдавила из себя, что домой «ехать далеко». «А за открепительным не далеко было ехать?» «Это случайно вышло», – отвечала девочка, опустив глаза. 182
ИРИНА БУТЕНКО
Свой бюллетень она бросала в урне, дальней от меня. Пару раз нам от-
званивались, что возле нашего участка замечены ГАЗели с карусельщи-
ками, но как поймать их за руку?
В целом день прошёл без происшествий. Около восьми часов я, следуя ранее полученной инструкции от Александра Гришанцова (чле-
на Октябрьской ТИК), накорябала на листочке свои цифры, разумеет-
ся, не совпадающие с «официальными», и позвонила коллеге, чтобы он сделал скрин с видео, транслируемого на сайте «Веб-выборы 2012». Сама встала рядом с урнами. «Я тебя не вижу», – после некоторого молчания признался он. Я, надо сказать, даже растерялась. «Точно 301 участок смотришь?» – уточнила я. «Точно. Детский садик "Колосок". Тут девушка какая-то голосует». Надо сказать, что примерно в обед мои коллеги тоже пытались увидеть меня в онлайн-трансляции и долго выясняли, я ли вон тот полосатый рукав, мелькающий в углу кадра.
В общем, я маячила перед урнами примерно минуту под бдитель-
ным оком полицейских. Коллега честно докладывал, что никаких поло-
сатых рукавов он не видит. Наконец он торжественно заявил: «О, ты появилась!» Облегченно вздохнув, я подняла табличку в направлении камер. Краем глаза заметив, что ко мне двинулась председатель, я села на место. «Что вы показали на камеру?» – она была зла. Скрывать мне было нечего, и я продемонстрировала листок бумаги. «Вы не имеете права показывать ничего на камеру без санкции председателя. Я вас от-
страню, если такое ещё раз повторится». «Это мои личные данные. По-
чему я не могу их показать?» – резонно возмутилась я. Мне объяснили, что не могу, что я поступила незаконно и т.д. и т.п. Видимо, именно это имел ввиду Чуров, когда говорил, что нельзя гримасничать на камеры. Председателя поддержала одна из наблюдателей. «Ага, оказыва-
183
ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АРИФМЕТИКА
ется, это за коммунистами надо наблюдать», – впилась мне в лицо гла-
зами она. С этой дамой мы познакомились ещё до начала голосования, ранним утром. Я тогда поинтересовалась, от какой она партии, на что она улыбнулась и ответила, что это не имеет значения. «Главное, что за честные выборы». Придя в зал, она первым делом попросила включить телевизор. «А то скучно», – мило заметила наблюдатель от партии-
которую-нельзя-называть.
Кстати, о наблюдателях… Было ещё две девочки, вроде бы из юридической академии. Но они в процесс не вмешивались – сидели тихонько в дальнем углу зала, болтали о своём, периодически наведыва-
лись на кухню. Одна ушла сразу после восьми, вторая осталась. После выборов о них гордо написали на сайте вуза, с посылом, мол, вот так наши студенты обеспечивали прозрачность выборов.
Ещё один деятельный мужчина постоянно зазывал меня попить с ним чаю. Когда я в очередной раз забежала в комнатку-столовую в поисках одного человека, меня чуть ли не силком усадили за стол и навалили полную тарелку салата. «Да поешьте вы спокойно», – кудах-
тала работница детского сада и по совместительству член комиссии с правом решающего голоса. «Как мне есть, если у меня цифры не бьют - ся?» – подняла бровь я. «А вы напишите, что бьются. Какая ерунда… Все и так знают результат». Но вернемся к табличке с цифрами. Буквально через две минуты мне позвонил мой коллега и сообщил, что мои руки с табличкой ока-
зались «отрезанными» (я попала в мёртвую зону, в которой также на-
ходились стол председателя и секретаря). Большое спасибо (Путину за это) «Ростелекому».
А потом участок закрыли, и началась занимательная арифметика. 184
ИРИНА БУТЕНКО
Бюллетени погасили, упаковали в пакет, а потом вдруг заявили, что их там, в пакете, на 50 больше, просто они обсчитались. Потом два с поло-
виной часа работали со списками. А цифры не бились, не бились…
Потом вскрыли ящики. Члены комиссии мгновенно, как рыцари тевтонского ордена, окружили стол. «Можете подвинуться, мне не вид-
но», – попросила я. «Мы работаем на камеру», – ответила Васильева, и детсадовские работники ещё плотнее сомкнули свои ряды. Сначала «галочки» ещё озвучивались председателем, потом она замолчала, и был слышен только шорох бумаги. В телевизоре в это время Путин громко благодарил россиян за победу. Потом, под шум Манежной площади, также молча считали пачки за кандидатов, причём считали одновременно. Когда наблюдатель от «Справедливой Рос-
сии» Евгений возмутился этим фактом, ему парировали: «Вы что, хо-
тите, чтобы мы до утра тут были? Вы намеренно затягиваете процедуру голосования». Поспорив с членами комиссии ещё некоторое время, Женя пошёл писать жалобу. Её даже рассмотрели, уже после подсчёта голосов, и, разумеется, оставили без удовлетворения. Бюллетени упаковали, так и не озвучив наблюдателям цифры, после чего председатель со словами «а я пошла сводить цифры» уда-
лилась в другую комнату. Цифры нам озвучили только полчаса спустя. «Сведённые». За Путина – 74%.
В общем, нам были продемонстрированы грязные честные вы-
боры. К наблюдателям относятся, как к паразитам, как к грязи. Если бы нечего было бояться, то и отношение было бы другим. Им было бы при-
ятно доказать, что их руки чисты. Приятно демонстрировать каждую галочку за кандидата от «ЕР», чтобы у наблюдателей не осталось во-
просов.
185
ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АРИФМЕТИКА
Чего не хватило оппозиции… Команды. На большинстве участ-
ков наблюдатели от оппозиционных партий на подсчёте оставались один на один с фальсификаторами. Сложно ли сломать одного челове-
ка. Будь их три-четыре человека заодно, всё могло было бы быть иначе. НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
2. С учётом вышестоящего пункта и наличия оснований –фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
186
ВИКТОР СМИРНОВ
187
ОЧЕРЕДИ ПО ОТКРЕПИТЕЛЬНЫМ – КАК В ВОЙНУ, ЗА ХЛЕБОМ!
Очереди по открепительным – как в войну, за хлебом!
Потом наблюдатели заграничные подошли к наблю-
дателям местным. И улыбки на лицах первых стали исчезать. Мы рассказали им, как шло голосование, как толпился народ, как одни и те же люди голосовали по два раза. В общем, всю правду матку о свободе выборов в России. Не знаю, как переводил перевод-
чик, но наблюдатели ОБСЕ уехали от нас грустными
Виктор Смирнов, предприниматель »
«
Место действия: г. Энгельс, УИК № 1658, 1659, 1660, ДК «Дружба»; УИК № 1668, 1669, 1670, школа № 9; УИК № 1653, 1654, школа № 15; УИК № 1655, 1656, школа № 23.
188
ВИКТОР СМИРНОВ
Я был членом с правом совещательного голоса от кандидата в президенты Михаила Прохорова в городе Энгельс, на избирательном участке № 1660, расположенном в ДК «Дружба». Был не только на-
блюдателем, но и, в первую очередь, помощником своих товарищей, которых подключил к избирательной кампании (их было 30 человек). В Энгельсе было две группы от кандидата Прохорова по 30 человек в каждой. То есть в общей сложности – 60. Перекрыть все 139 энгельс-
ских избирательных участка мы, конечно, не могли, но ничто не мешало нам выявлять нарушения. О них сейчас и постараюсь написать.
Утро для всех нас началось безо всяких проблем. Все документы у нашей группы были в полном порядке – хочется отметить профес-
сиональный подход организаторов процесса наблюдения! До 11:00 на всех участках, которые находились под наблюдением нашей группы, всё проходило в обычном режиме, избиратели шли и голосовали. Но после 11:00, будто по сигналу, закипело и забурлило на многих участках. На-
род с открепительными удостоверениями начал сбиваться в очереди к секретарям избирательных участков. На своем участке № 1660 (пред-
седатель – Муромцев Василий Павлович) я хотел подойти поближе к столу секретаря, чтобы посмотреть, как идёт процесс выдачи избира-
тельных бюллетеней по открепительным удостоверениям. Но моя по-
пытка закончилась неудачей: меня попросту не подпустили.
В конфликт вступать не стал, решил пройти на другой участок № 1659, расположенный, как и три других, в здании ДК «Дружба» по ул. Ломоносова, 21. На УИК № 1659 я заметил трёх женщин и двух мужчин, ранее голосовавших на моём избирательном участке № 1660. Я стал за ними наблюдать, поняв, что они «карусельщики». Позже вы-
яснилось, что все они являются сотрудниками муниципального учреж-
189
ОЧЕРЕДИ ПО ОТКРЕПИТЕЛЬНЫМ – КАК В ВОЙНУ, ЗА ХЛЕБОМ!
дения. Они были абсолютно уверены в себе, действовали по хорошо отлаженной схеме. Не обратив на меня никакого внимания, отправи-
лись голосовать и на третий по счёту участок (№ 1658).
Я позвонил по телефону поддержки и спросил, что мне надо де-
лать. Оператор предложил позвонить по местному телефону, указан-
ному в дорожной карте. Созвонившись с Александром Чуприковым (членом ТИК Энгельсского района от Прохорова) по мобильному телефону, услышал в ответ на свой рассказ: «Началось!» Чуприков пояснил, что голосование по открепительным удостоверениям носит массовый характер и зафиксировано на многих участках одновремен-
но. Очереди выстраиваются, как в войну за хлебом!
Я в свою очередь получил нужные инструкции и стал по пятам следовать за этой группой «карусельщиков». После ДК «Дружба» они поехали в школу № 9, где находилось тоже три участка (№ 1668, 1669, 1670). Я предупредил членов с правом совещательного голоса Бондаренко Евгения Анатольевича и Филалееву Людмилу Владимиров-
ну, чтобы готовились к встрече с «карусельщиками». Правда, на этих участках и без каруселей хватало нарушений: выгоняли наблюдателей, не разрешали вести видеосъёмку и создавали всяческие препятствия для работы наблюдателей, которые подавали многочисленные жалобы.
Группа карусельщиков зашла в школу, на участок № 1668, и на-
чала голосовать. И тут я заметил, что секретарь, который должен от-
рывать корешок на открепительном удостоверении, этого попросту не делает, а возвращает его в первозданном виде вместе с паспортом и из-
бирательным бюллетенем. Группа из четырёх человек вполне успешно проголосовала, а одна девушка что-то замешкалась. Мы с Бондаренко начали звать сотрудников полиции, но полицейский сказал нам, что за-
190
ВИКТОР СМИРНОВ
держивать нарушителя не будет, и нам пришлось отпустить карусель-
щицу. Мы всё зафиксировали на видео. И 25 минут, пока мы восстанав-
ливали конституционный порядок, избирательный участок не работал. На участке № 1669 два раза останавливали работу. Директор школы была в шоке, мы не давали ей спокойно делать план.
Дальше я поехал на участки № 1653, 1654, 1655, 1656, где, как меня предупредили, были зафиксированы вбросы бюллетеней. Эти участки находятся в Лётном городке Энгельса. Дело там обстояло так: группа из четырёх женщин средних лет «осуществляла своё конституцион-
ное право голоса» сразу на четырёх участках. Что самое интересное, в руках у них были не открепительные удостоверения, а избирательные бюллетени (причём по пять-семь штук). Обратив внимание сотрудни-
ка полиции на происходящее, я получил предполагаемый ответ: «Закон не нарушается, правопорядок тоже». Вообще надо отметить крайнюю пассивность полиции на этих выборах. Может быть, поэтому женщи-
ны, голосовавшие пачками бюллетеней, не очень стеснялись. Лишь на 1656-м участке мне удалось прервать массовый вброс. Дальше – погоня за автомобилем нарушителей закона. Только спустя полчаса мне удалось заблокировать их автомобиль. Дверь от-
крылась, и я увидел полупустую коробку из-под ксерокса с бюллетеня-
ми. Выхватив несколько, я увидел, что в графе «Путин» стоит галоч-
ка. Связался по телефону со штабом Прохорова, объяснил ситуацию, спросил, какие я могу принять законные меры. Меня спросили, сколько их, я ответил, что пятеро, а я один. «Ни в коем случае не рискуйте, – от-
ветили мне, – привезите нам потом эти бюллетени». Вот так я практи-
чески поймал кусок «путинского электората».
На участке № 1651 также был наблюдатель от штаба Прохорова. 191
ОЧЕРЕДИ ПО ОТКРЕПИТЕЛЬНЫМ – КАК В ВОЙНУ, ЗА ХЛЕБОМ!
Он мне обрисовал примерно такую же картину: около избирательного участка – машины, полные людей, захотевших вдруг массово проголо-
совать, длинная очередь у стола секретаря избирательной комиссии. Единственное отличие: этот участок посетили наблюдатели от миссии ОБСЕ. Поговорили они сначала с председателями участковых избир-
комов, взяли данные о количестве проголосовавших, в том числе по открепительным удостоверениям. На вопрос, почему так много голо-
совало по открепительным, председатель ответил, что это обусловлено количеством членов избирательной комиссии и большим количеством наблюдателей, которые все голосовали по открепительным удостовере-
ниям. Понятно, что в комиссии никак не насчитывалось двухсот чело-
век (а именно столько избирателей проголосовали по открепительным на участке к тому моменту, позже их стало ещё больше). Потом наблюдатели заграничные подошли к наблюдателям местным. И улыбки на лицах первых стали исчезать. Мы рассказали им, как шло голосование, как толпился народ, как одни и те же люди голо-
совали по два раза. В общем, всю правду матку о свободе выбора. Не знаю, как переводил переводчик, но наблюдатели ОБСЕ уехали от нас грустными.
Вот примерно такая картина была на всех УИК города Энгель-
са. Кто знает, может быть, Путин победил честно, но выборы честными не были точно! В заключении хотел бы сказать следующее. Несмотря на пассивность полиции, прокуратуры, следственного комитета (в общем, так называемых «силовых структур»), хотелось бы отметить, что они всё-таки следили за порядком на участках. Мне кажется, это не мало. Обстановка была накалённая, и они удержали её в рамках право-
порядка, не допустив драк и стычек. В рамках соблюдения выборного 192
ВИКТОР СМИРНОВ
законодательства им действовать, видимо, было не велено.
Вот такими были выборы президента Российской Федерации для тех, кто решил посмотреть на избирательный процесс изнутри и записался в наблюдатели. НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
2. Ограничение (запрет) фото- и видеосъемки – п. 14 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
3. Фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
193
ЭТО НЕ ВЫБОРЫ, ЭТО ФЕЙК
194
ВИКТОР ШМИДТ
Это не выборы, это фейк
Особо хотелось бы описать ощущения, с которыми я возвращался домой. Больше всего подходит опре-
деление «ПОЛНОЕ ОПУСТОШЕНИЕ». Чувство, будто кто-то нагадил у тебя в душе. В данный мо-
мент юристами готовится жалоба в прокуратуру по факту фальсификаций и нарушений на выборах
Виктор Шмидт, предприниматель
»
«
Место действия: г. Балаково, УИК № 536, школа № 16, председатель – Евстратова Елена Ивановна, ОАО «Балаково РезиноТехника», инженер-технолог.
Голосовал я последний раз, если не изменяет память, на выборах, когда первый раз выдвигался Борис Ельцин. Я тогда находился в Казахстане и голосовать пришлось при по-
сольстве России. Это было непростое время, всем внушали, что «ком-
мунизм не должен пройти», «мы не хотим назад в прошлое» и всё такое. Естественно, и мне хотелось видеть Россию современной дер-
195
ЭТО НЕ ВЫБОРЫ, ЭТО ФЕЙК
жавой, я голосовал искренне, всем сердцем. Кстати, недавно узнал, что мог бы этого и не делать, результаты всё равно подтасовали, по крайней мере, так сказал нынешней президент Медведев.
Как я решил стать народным наблюдателем
Телевизор смотрю редко, там сегодня мало что хорошего могут показать, познавательных программ практически нет, «Наша Раша» и «Камеди Клаб» стоят поперёк горла. Иногда смотрю новости на кана-
ле РБК, их экономический блок интересен мне как бизнесмену. Так вот, центральные каналы и РБК начали показывать сюжеты о каких-то митингах за честные выборы, премьер-министр кинулся расска-
зывать о презервативах, бандерлогах, продажную оппозицию, ГосДеп…
Решил, что во всей этой противоречивой информации необхо-
димо разобраться лично. К тому же появилась масса предложений за-
писаться в народные наблюдатели.
Так и поступил. Зарегистрировался на сайте «Гражданин Наблю-
датель» (ГН). Буквально на следующий день получил ответ, где брать ли-
тературу для подготовки, ссылки на законы и нормативные акты… Должен признаться, человеку, который редко сталкивается с за-
конами и правом, разобраться во всём этом слёту не так-то просто. Но пословица «вода камень точит» помогала в жизни не раз, и я принялся заниматься «непрофильным» для себя делом.
На подготовку ушло около двух недель. Изучал законы, узнавал, какие нарушения встречались на прошедших думских выборах. Сло-
вом, мотал информацию на ус. Примерно за две недели до выборов в президенты РФ на меня 196
ВИКТОР ШМИДТ
вышел координатор от ГН и сообщил, где я могу получить направление в участковую избирательную комиссию (УИК). Сообщил все номера и контакты штабов кандидатов.
Ближе всех оказался штаб Зюганова, туда и направился.
В Балакове, как оказалось впоследствии, очень сильная команда коммунистов. Забегая вперед, скажу, что это люди, реально преданные своему делу и партии. Одним словом, профессионалы и умницы. В штабе мне сообщи-
ли, что они готовы помочь и дать направления в УИК от их кандидата.
Рассказали, что все участки в плане честности у них распределены на проблемные и не очень. Но предупредили, что на этих выборах любой из них может стать проблемным. «Почему?» – спросил я. Ответ меня просто шоки-
ровал. Оказывается, те УИКи, где на прошедших выборах был недостаточно высокий процент за «ЕР», расформированы и набраны из новых людей.
Всего таких участков, по данным КПРФ, больше 10. Блеск! Со-
мневаться в честности коммунистов не было ни малейшего повода. Они приводили цифры, проценты, называли фамилии. Также сообщили, что позиция наблюдателя на выборах очень шаткая, в любой момент могут выкинуть с участка – и поминай как звали. Объяснили, что лучше идти работать членом комиссии с правом совещательного голоса. Последнего якобы не имеют права удалять с участка. Я решил идти по этому пути.
Накануне дня выборов
Поскольку у коммунистов мест свободных не оказалось, обра-
тился в штаб Михаила Прохорова, где мне любезно предоставили на-
197
ЭТО НЕ ВЫБОРЫ, ЭТО ФЕЙК
правление, при этом попросили помочь координировать город Бала-
ково. Проблем нет, можно и помочь, делаем общее дело. Как любое новое начинание, дело это захватило меня с головой. Знакомился с новыми людьми, которых направляли ко мне ребята из штаба. Раздавал направления и всю необходимую документацию и ли-
тературу. Обсуждали прошлые и предстоящие выборы. Близился день 4 марта. Я вспомнил про штаб коммунистов, проблемные участки, предло-
жил расставить нас именно на них. Сам для себя выбрал самый сложный. Кроме того, так как у меня был автомобиль, обещал при необходимости выезжать на проблемные участки в составе мобильной бригады. Ребят расставили на участки. Мы условились, что идём знако-
миться и получать удостоверения в УИК накануне дня выборов.
Именно тогда всё и началось, а именно звонки: «Меня отказыва-
ются регистрировать», «Мне не хотят давать удостоверения», – и всё в таком духе. Я не понимал, как такое возможно, если всё это прописа-
но в законе о выборах. Оказывается, возможно ещё и не такое.
В итоге все проблемы решили, всех наших людей на участки при-
няли, документы выдали.
Наблюдатели от «ЕР» общаться не желали
4 марта. 4:00. Не спится. Поняв, что морфей покинул меня окон-
чательно, начал собираться. На участок явился к 7:30, с секретарем и председателем познакомился накануне. Всё мило, любезно. На участке, помимо меня, были два человека от КПРФ – муж и жена (по просьбе местного штаба приехали из Самары), один приятный седой мужчина от «Справедливой России», два человека от «Еди-
198
ВИКТОР ШМИДТ
ной России» – студенты, один из которых спросил меня: «А у вас платят за участие на выборах? Вот и у нас нет, обязали, но сказали, что зачёт поставят». Часов в 11 пришла проверяющая, после её визита молодого человека я боль-
ше не видел. Тщетно пытался познакомиться с другим наблюдателем от ЕР. Девушка всем свои видом демонстрировала, что не желает общаться.
Выборы начались вовремя, проверили веб-камеры, опечатали урны. Мой участок находился в старой части города, в здании ДК за-
вода имени Дзержинского. Частный сектор, много пожилых людей. С самого утра – ажиотаж и высокая явка.
Женщина от коммунистов с бумажкой отмечает в специальном листке каждого проголосовавшего. Каждые два часа – сверка, всё со-
впадает. Я с мужчиной из Самары наблюдаю за дополнительным спи-
ском, в который записывают голосующих по открепительным.
Кстати, председателем комиссии был руководитель муниципаль-
ного предприятия, большая часть его работников проголосовали на этом участке по открепительным.
Люди приезжали с другой части города. Правда, организованно, на автобусе. На мой вопрос, зачем им это надо, опускали глаза и стара-
лись уходить от ответа.
Но в целом всё шло ровно, без видимых нарушений. Я даже начал сомневаться в словах о том, что выборы проходят нечестно. Дело близилось к обеду, перекусил, попил чай и снова взялся за дело. «Спецмаршрут»
И тут звонок из штаба Прохорова. «Виктор?» – «Да, я». – «По нашим данным к вам из Саратова выехало 5 (!) автобусов с каруселью. 199
ЭТО НЕ ВЫБОРЫ, ЭТО ФЕЙК
Предупредите своих ребят, пусть будут повнимательней, особое вни-
мание обратите на студентов и молодежь». – «Ок, займусь, спасибо, что предупредили».
Всех обзвонил, предупредил. Снова звонок. Теперь от комму-
нистов. «Виктор, на 536-м участке проблема: расхождение с данными комиссии в 150 человек. Наблюдатели там слабые. Вброс либо уже был, либо ещё будет, просим Вас переехать туда».
Еду на новый участок, размышляю, что на моём всё спокойно, у самарцев за плечами не первые выборы, справятся.
Снова звонок: «Виктор, у нас тут карусельщики приехали, мы не дали им проголосовать, уезжают, микроавтобус Ford, номер 829, номер маршрута – 602». Помотался по окрестностям, автобуса нигде нет. Принял решение ехать на свой новый участок. О чудо! На въезде во двор школы, где расположен участок 536, встре-
чаю искомый «спецмаршрут». Принимаю решение следовать за ним. Преследование результата не принесло, проводил маршрутку до Пассажирского автотранспортного предприятия. По дороге задавал сам себе вопрос, зачем полный автобус мог в воскресенье отъезжать от школы и, не высадив ни одного пассажира, въехать на территорию транспортного предприятия? С территории ПАТП никто в течение 15 минут не выходил. Ответ нашёлся позже: на территории была перева-
лочная база ребяток из Саратова. 170 дополнительных голосов В 15:00 отдаю направление и приступаю к работе на УИК № 536. Председатель – Евстратова Елена Ивановна.
200
ВИКТОР ШМИДТ
Знакомлюсь. Два молодых человека от коммунистов наблюдате-
лями, как и я, работают впервые. Две женщины от «Единой России». Часа за два до закрытия пришёл пожилой мужчина. Для себя я отметил, что, если бы меня попросили угадать, кто здесь от партии власти, угадал бы на 100 процентов.
Особенно хочу отметить Татьяну Алексеевну Низовцеву – на-
блюдателя от «Справедливой России», поближе мы с ней познакоми-
лись уже позже в ТИК, где вместе писали жалобу на нарушение. Татья-
на Алексеевна и молодые люди от КПРФ рассказали мне, что в 12:00 после подведения итогов по количеству проголосовавших по данным наблюдателей и данным комиссии расхождение составило примерно 150 человек. Оставалось только ждать. Остаток дня прошёл спокойно. Все мило общаются, председатель реагирует на замечания, предоставляет документы. Словом, закон и порядок. В 20:00 участок закрывается. Время подводить итоги голосования. К этому времени мы обнаружили, что искать придётся уж 170 лишних голосов.
Я попросил председателя предоставить для осмотра списки изби-
рателей, чтобы соотнести количество проголосовавших со списками.
Данный запрос обеспокоил председателя. Она некоторое время колебалась, но потом дала согласие. Однако после того как к ней по-
дошла и что-то сказала женщина, сидевшая на дополнительном списке, председатель объявила, что списки не даст и пересчитывать ничего не позволит.
На мои предупреждения о нарушении закона – реакция нулевая. Все диалоги этого нарушения можно посмотреть на моей странице в 201
ЭТО НЕ ВЫБОРЫ, ЭТО ФЕЙК
YouTube по запросу «УИК 536».
Далее прошло всё как по маслу, закончили быстро, до полуночи.
Моя жалоба была принята и занесена в реестр, результаты зане-
сены в увеличенную форму и на веб-камеру.
Затем председатель и свита в моём сопровождении проехали до городской администрации, где располагалась территориальная избира-
тельная комиссия. Убедившись, что всё прошло гладко, покинул здание ТИК примерно в два ночи.
Полное опустошение
Особо хотелось бы описать ощущения, с которыми я возвра-
щался домой. Больше всего подходит определение «ПОЛНОЕ ОПУ-
СТОШЕНИЕ». Чувство, будто кто-то нагадил у тебя в душе. В данный момент юристами готовится жалоба в прокуратуру по факту фальси-
фикаций и нарушений на выборах. Не лучше ощущают себя и мои знакомые. На УИК № 553 Геор-
гий поймал за руку девушку, которая пыталась вбросить пачку бюлле-
теней. Передал девушку председателю и полицейскому. Итог: девушку отпустили. На вопрос, почему, был получен потрясающий ответ: «Она же не вбросила».
На УИК № 542 Юрий всю вторую половину дня тщетно до-
бивался, чтобы у него приняли жалобу также о вбросе. Нарушение не устранено, жалоба не принята. Утром следующего дня Юрий обнару-
жил, что данные в копии протокола, который ему выдали 5 часов назад, не совпадают с данными, размещёнными на сайте ЦИК. У Жиринов-
ского умыкнули 120 голосов, оставив 13 из отданных за него 133.
202
ВИКТОР ШМИДТ
Угадайте, у кого они появились? Господин Чуров, это не выборы! Это фейк.
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Массовая доставка избирателей на участок – п. 16. ст. 69 ФЗП.
2. Отказ в ознакомлении со списком избирателей – пп. 1 п. 12ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
3. В ящик для голосования осуществлён вброс нескольких бюллетеней – п. 16 ст. 69 ФЗП, ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные рабо-
ты на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
4. Отказ в принятии жалобы – ст. 22 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: на-
ложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
203
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД
204
ЕВГЕНИЙ БОНДАРЕНКО
Добро пожаловать в ад
Людей с открепительными удостоверениями подхо-
дило всё больше. Это мне показалось подозритель-
ным, я попросил полицейского в звании майора, де-
журившего на территории УИК, проверить документы у одной из голосовавших. Однако девушка документы показать сотруднику полиции отказалась и стремитель-
но бросилась к выходу. Вместе с ней туда же ринулись некоторые другие, ждавшие своей очереди у сто-
ла голосования по открепительным. Сотрудник полиции останавливать граждан и не подумал
Евгений Бондаренко, веб-дизайнер
»
«
Место действия: г. Энгельс, школа № 9, УИК № 1669, пред-
седатель – Светлана Михайловна Федяшина, заместитель директора.
На прошедших 4 марта выборах президента я был членом комис-
сии с правом совещательного голоса от кандидата Михаила Прохорова на участке № 1669, расположенном в здании школы № 9 в городе Энгельсе.
205
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД
Ещё до начала выборов началось веселье, которого я никак не ожидал и к которому не был готов…
Утром 4 марта я пришёл на свой участок и уже был готов к рабо-
те, но, как оказалось, попасть туда было не так просто. Около получаса от меня требовали некое заявление о том, что «на участок я пришел по собственному желанию…», мне ничего не стоило его написать. Од-
нако и после того, как я сделал то, что от меня требовалось, до работы меня не допустили. Заявление – не то, форма не подходит, пишется всё не так… Набравшись сил и терпения, переписал ещё раз, и к началу де-
вятого на свой участок я всё же попал. Был удивлён тому, что перед началом голосования председатель участковой избирательной комиссии № 1669 С.М. Федяшина, а так же члены комиссии не посчитали нужным рассказать о процедуре голо-
сования, о домовых книгах, урнах, никаких бумаг мне и присутствова-
вшим на участке наблюдателям показано не было. Нам просто указали место, куда нам можно сесть (это было довольно далеко от урн и столов с домовыми книгами), и открыли участок.
Что касается веб-камеры, съёмка с которой должна была транс-
лироваться онлайн, – она просто не работала. Периодически в течение дня с камерой пытались что-то делать, однако никакой записи с участка в сети, конечно, не появилось.
Был удивлён и тому, что при первой же попытке снять процесс прохождения выборов на видео председатель УИК С.М. Федяшина начала этому препятствовать и угрожать мне удалением с участка. На-
чались первые жалобы. Я и другие наблюдатели были возмущены тем, что нам запретили съёмку, а также ограничили нас в передвижении по территории нашего участка. Жалобы были написаны, однако не были 206
ЕВГЕНИЙ БОНДАРЕНКО
приняты. Действительно, зачем же Федяшиной принимать жалобы на саму себя и свою комиссию?
После споров с председателем комиссии я уехал контроли-
ровать выездные урны. На выезде всё было тихо. По крайней мере атмосфера была куда спокойнее, чем на участке, куда мы вернулись через некоторое время. В помещении было много людей, наблюда-
тели жаловались, председатель Федяшина и члены комиссии с ними ругались и продолжали не принимать жалобы в свой адрес. Всем наблюдателям запретили перемещаться по участку. Действительно, с той точки, куда нас всех посадили, не было видно ровным счётом ничего: ни членов комиссий, ни, самое главное, урн… А избирате-
ли всё подходили.
Незаметно возле стола члена комиссии, который работал с голосу ющими по открепительным, образовалась очередь из 7-8 чело-
век. В течение продолжительного времени она не уменьшалась, людей с открепительными удостоверениями подходило всё больше. Всё это мне показалось подозрительным, я попросил полицейского в звании майо-
ра, дежурившего на территории УИК, проверить документы у одной из голосовавших. Однако девушка документы показать сотруднику по-
лиции отказалась и стремительно бросилась к выходу, вместе с ней туда же ринулись некоторые другие, ждавшие своей очереди у стола голосо-
вания по открепительным. Сотрудник полиции останавливать граждан и не подумал, после чего я вместе с прибывшим на тот момент членом территориальной избирательной комиссии с правом совещательного голоса Чуприковым А.В. попытались сделать это за него. Член ТИК по-
дозревал этих граждан в неоднократном голосовании на разных изби-
рательных участках.
207
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД
Наши попытки воспрепятствовать тому, что происходило на участке № 1669, не увенчались успехом. Я и член ТИКа Чуприков А.В. после свершившегося инцидента вынуждены были какое-то время объ-
ясняться с полицейскими, но расспрашивали они нас далеко не о подо-
зреваемых «карусельщиках». Председатель УИК № 1669 также успе-
ла обратиться в полицию и сказать сотрудникам службы о том, что я мешаю процессу голосования перемещением по территории участка и осуществлением видеосъёмки.
Оснований у полиции и у уже горячо любимой мной Федяши-
ной для того, чтобы не пускать меня на участок, однако, не было. Поэто-
му вскоре я опять вернулся к работе.
На моём участке продолжался всё тот же «ад» с очередью из голосующих по открепительным, с жалобами наблюдателей, которые председатель всё также и не думала принимать. Ни я, ни другие члены комиссии с правом совещательного голоса, ни наблюдатели, увы, ниче-
го не могли сделать.
Нарушения продолжались вплоть до окончания голосования и после него, при подсчёте голосов и составлении протоколов. Нас по-
прежнему обязали сидеть на месте, с которого наблюдать за процес-
сом подсчёта голосов не представлялось возможным. Мы не видели, как считаются бюллетени, как и не видели каких-то предварительных результатов. Никто из членов комиссий не пытался комментировать свою работу, объяснять наблюдателям и членам комиссии с правом со-
вещательного голоса, чем он занимается. Комиссия удалилась, а потом, появившись, просто выдала нам копии готовых протоколов. Угадайте, кто победил. С результатом – 62,24 процента.
208
ЕВГЕНИЙ БОНДАРЕНКО
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Отказ допустить члена комиссии с ПСГ – п. «в» ч. 2 ст. 141 УК РФ (наказа-
ние: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнадцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).
2. Отказ в ознакомлении со списком избирателей – пп. 1 п. 12 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной ты-
сячи до двух тысяч рублей).
3. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
4. Ограничение (запрет) фото- и видеосъёмки – п. 14 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
5. Отказ в принятии жалобы – ст. 22 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: на-
ложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
6. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (на-
казание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
7. С учётом вышестоящего пункта и при наличии оснований – фальсификация ито-
гов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждён-
ного за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
209
КОМИССИЯ, «СЛИЗНУВШАЯ» 120 ГОЛОСОВ
210
ЮРИЙ ГУСЕВ
Комиссия, «слизнувшая» 120 голосов
Эти люди должны понять, что в ту ночь они сооб-
ща совершили уголовное преступление. Какие у них были мотивы? Угрозы или обещания о безнаказан-
ности со стороны начальства? А в другой день и в другом месте они сами или члены их семьи могут столкнуться с тем, что кто-то им подобный будет выполнять очередную бессмысленную установку начальства. И кто-то боль-
ной не получит лечения или лекарств, а невиновного обвинят в преступлении, а преступника отпустят, будут продавать некачественный и дорогой товар, очередная бюджетная квартира перейдёт к небедному чиновнику, дороги будут строить как попало, людям платить мизерную зарплату, и таких примеров множество. Хватит потакать преступлениям! Пора задуматься!
Юрий Гусев, ведущий инженер по управлению реактором на АЭС
»
«
Место действия: г. Балаково, УИК № 542, школа № 21, председатель – Геннадий Алексеевич Еремеев, сотрудник ОАО «БалаковоРезиноТехника». 211
КОМИССИЯ, «СЛИЗНУВШАЯ» 120 ГОЛОСОВ
Увидеть самому
С момента достижения совершеннолетнего возраста всегда хожу на все выборы с ощущением важности и значимости события. До опре-
делённого момента я был убеждён, что в целом выборы даже с учётом возможных ошибок или неправильного подсчёта отражают мнение граждан. Ведь в каждой избирательной комиссии присутствуют разные люди, те же, что окружают нас в обычной жизни. Такие же разные, как и все мы, со своими неповторимыми характерами, ценностями, пред-
почтениями, со своими недостатками и достоинствами. Но в каждом коллективе есть здравомыслящие, честные, смелые люди, живущие по законам собственных понятий о чести, совести и достоинстве. Такие люди не допустят издевательств над животными, не предадут, на них можно положиться в любой ситуации, они не боятся выражать своё мнение, не боятся оказаться в меньшинстве, не боятся трудностей и т.д. Они не боятся! Среди моих родных, друзей моих и моей семьи, коллег по учебе и работе таких людей немало. Соответственно, как я наивно думал, такие люди должны быть и в избирательных комиссиях или среди наблюдате-
лей. Но в какой-то момент стало очевидным, что результаты выборов явно не совпадают с ожиданиями и мнением наших граждан. Немалое количество граждан не ходят на выборы со словами: «Какая разница, как мы проголосуем, результат всё равно будет один». После парламентских выборов 2011-го года я был уверен, что результаты выборов не отражали реального мнения и желания наших граждан. Видеоролики в интернете указывали на чудовищные фальси-
фикации результатов. Но, как говорится, доверяй, но проверяй. Чтобы 212
ЮРИЙ ГУСЕВ
быть в чём-то уверенным на 100 процентов и не оказаться голослов-
ным, надо всё увидеть самому. Поэтому, когда я случайно узнал, что один из друзей семьи собирается пойти на президентские выборы чле-
ном УИК с ПСГ, это стало импульсом для меня, чтобы пронаблюдать за этой «кухней». Тем более это были выборы президента РФ. Я не проходил никакого специального обучения от партий, весь не-
обходимый минимум знаний о выборном процессе и процедуре подсчёта голосов любой желающий мог получить на сайте «golos.org», что я и сде-
лал. На тот момент у меня был, мягко говоря, дефицит свободного времени. Мне хватило буквально нескольких вечеров, чтобы составить представле-
ние о том, на что необходимо обращать внимание, и ознакомиться со свои-
ми правами. Оставалось выбрать, от какого кандидата я буду присутство-
вать в качестве члена УИК с ПСГ, но это было непринципиально для меня. Я не преследовал целью продвижение какого-либо кандидата, моей един-
ственной целью было убедиться, что выборы на отдельно взятом участке отразят реальный итог голосования людей (граждан РФ), или сделать всё, что в моих силах, для того, чтобы это произошло. Итак, я пошёл от кандидата Прохорова. Участок выбрал очень про-
сто. Накануне выборов зашёл на «карту нарушений» (на «golos.org»), где сообщения о нарушениях начали появляться ещё до начала выборов, нашёл сообщение, что на УИК № 542 отказались заранее зарегистрировать то ли наблюдателя, то ли члена УИК с ПСГ от коммунистов. Вот туда я и пошёл.
«Один в поле воин»
С регистрацией меня на 542-м участке тоже возникли трудно-
сти. Председатель комиссии Еремеев – пожилой человек и, на первый 213
КОМИССИЯ, «СЛИЗНУВШАЯ» 120 ГОЛОСОВ
взгляд, нормальный мужичок, как выяснилось позже, мастерски «косит под дурачка». Я подал все необходимые документы и попросил меня зарегистрировать надлежащим образом сегодня. Мои данные перепи-
сали в блокнотик и сказали: «Всё! Мы тебя записали, приходи завтра». Потом был листочек, куда меня записали, где моя фамилия была един-
ственной. Сам листочек не имел никаких опознавательных знаков: ни номера участка, ни печати. Печать стояла на другом листе. Через пол-
тора часа меня так и не зарегистрировали как полагается. Сошлись на том, что на первом листочке написали номер УИК, на нём расписался и поставил печать председатель. Листок сфотографировали и пообеща-
ли, что обязательно меня завтра пустят. Время было около шести вечера накануне выборов. В шесть утра следующего дня я проснулся ещё до будильника с мыслями: как же сложится этот день? Надел костюм, заварил термос с чаем, взял все необходимые документы и отправился на УИК.
В 7:20 я пришёл на участок, сразу же ощутил на себе тяжесть не-
дружелюбных взглядов членов комиссии. Уже обсудили, значит, вчераш-
нюю мою регистрацию. Я со всеми поздоровался, представился. Пред-
седатель показал мне на места для наблюдателей и сказал, что я должен сидеть здесь, запретил снимать, ходить и всё в таком духе. Я попробовал объяснить, что я не наблюдатель, а такой же член УИК, только с правом совещательного голоса, и имею право присутствовать там же, где и другие члены УИК. Попросил ознакомиться с книгой избирателей, в ответ услышал: нельзя. Написал две жалобы (на отказ в ознакомлении и ограничении моих перемещений), включил видеозапись и попросил либо дать возможность ознакомиться, либо принять жалобу. Предпоч-
ли дать возможность ознакомиться, но опять «коряво». Самому мне 214
ЮРИЙ ГУСЕВ
пролистать книги не дали, нехотя кто-то из членов бегло полистал со словами «приходят тут всякие, работать мешают». Работа их до от-
крытия участка заключалась в том, чтобы подпирать стены, столы и под-
оконники и помогать председателю оказывать на меня моральное дав-
ление. Сейчас, когда я всё это описываю, стараюсь быть объективным, и поэтому сознательно сдерживаюсь в своих выражениях и суждениях. На самом деле, у меня сложилось чёткое и даже категоричное мнение о мотивах поведения всех этих людей, так как процесс подсчёта голосов и дальнейшая фальсификация результатов показали их сущность лучше любых слов.
Итак, вернёмся к происходящему на участке, куда стали под-
ходить наблюдатели и члены УИК от партий: коммунистов, ЕдРа, СР. Не было только наблюдателя от ЛДПР. Именно у ЛДПР впоследствии украдут 120 голосов в пользу угадайте кого, а ЛДПР оставят всего 13 голосов! А пока время подходило к открытию участка, урны были ещё не опломбированы, и никто даже не «чесался». Собрания не провели, не сказали, сколько избирателей числится на участке, сколько выдано открепительных, сколько бюллетеней и т.п. К 8:00 начали приходить избиратели, их не пускали, люди возму-
щались, урны начали опечатывать в 8:05, когда уже были выданы бюлле-
тени первым избирателям.
Началось голосование. Сразу потянулись люди с открепительными, их было много. Эти граждане не были приезжими, это были жители нашего города, которые никуда уезжать даже не собирались, но их добровольно-
принудительно на предприятиях города попросили взять открепительные и проголосовать на конкретных участках. А, например, мне и другим на-
блюдателям и членам УИК с ПСГ не досталось открепительного.
215
КОМИССИЯ, «СЛИЗНУВШАЯ» 120 ГОЛОСОВ
Дальше голосование проходило спокойно. Я познакомился с на-
блюдателями, определил, что интерес к процессу выборов есть только у коммунистов. Это были взрослая женщина, которая верит в идеалы ком-
мунизма, и молодая девушка. На участке я мог доверять только им, но у них, к сожалению, не было возможности перемещаться по участку, про-
изводить фото- и видеосъёмку, так как они наблюдатели. Впоследствии это отразится на итогах голосования. Так что я был «один в поле воин». В избирательной комиссии я не увидел людей, заинтересован-
ных в честных итогах голосования. Хотя некоторые из них, на первый взгляд, производили впечатление порядочных людей, но эта видимая порядочность спряталась в далёкий и тёмный угол, когда члены этой комиссии дружно подписывали итоговый протокол об итогах голосо-
вания, протокол решения комиссии на моё заявление и заявление от коммунистов о вброшенных пачках бюллетеней (за одного кандидата). А потом и ещё один протокол с окончательными результатами, которо-
го мы уже не видели, когда у Жириновского «слизнули» 120 голосов. Или этой порядочности и в помине не было, или – как в пословице про паршивую овцу.
Наплыв людей на участке
Ближе к обеду председатель Еремеев предложил мне поуча-
ствовать в выездном голосовании. Было 19 заявок. На участке было достаточно спокойно в плане проведения голосования, но не в плане отношения комиссии ко мне. И я уже было подумал, что, возможно, я слишком бдителен. Ну идут себе люди с открепительными, ну голосу-
ют потихоньку, и всё вроде в порядке. Тайна голосования соблюдается, 216
ЮРИЙ ГУСЕВ
фамилии в открепительных и паспортах совпадают (по крайней мере, те, что я имел возможность наблюдать), открепительные отрываются. Я решил поучаствовать в выездном голосовании. Прошлись по бабушкам, инвалидам и больным людям. Пенсио-
неры в благодарность за хорошую пенсию не скрывают своего выбора, а даже наоборот. По дороге к одному из адресатов услышали призыв с верхних этажей очень старенькой и одинокой бабушки подняться к ней, чтобы она проголосовала, что она звонит, подаёт заявки, но к ней не приходят. Так как у нас был один резервный бюллетень, мы подня-
лись, она написала заявление и получила возможность проголосовать. Я уверен, что мы поступили правильно, хотя, возможно, и не по прави-
лам. Ведь, как известно, исключения подтверждают правило. А правило в данном случае – это право гражданина на волеизъявление. Тем более пожилого и немощного. Вернувшись через полтора часа на участок, я понял, что пропустил всё самое интересное.
За время моего отсутствия был такой наплыв людей с открепи-
тельными, что в толпе не было видно урн для голосования. Когда наблю-
датели от коммунистов пытались пройти к урне, чтобы пронаблюдать за тем, как опускаются бюллетени, и для ведения подсчёта проголосо-
вавших, председатель отгонял их. И если раньше наблюдатели считали опущенные в урну бюллетени, то в тот момент считали голосующих по головам. После этого наплыва началось расхождение в количестве проголосовавших между наблюдателями от коммунистов и членами ко-
миссии порядка 80-85 голосов. За полчаса двум внимательным людям ошибиться на 80 человек маловероятно. Такое расхождение сохрани-
лось до конца голосования.
Потом я увидел, как в дополнительные списки вносят людей без 217
КОМИССИЯ, «СЛИЗНУВШАЯ» 120 ГОЛОСОВ
открепительных и выдают им бюллетени. Начал снимать, комиссия ста-
ла возмущаться, оказалось, что люди только прописались в этом районе и ещё не были включены в список. Посмотрел прописку, вопросов нет. Через несколько минут обращаю внимание на то, что на листах с до-
полнительными списками не написан номер избирательного участка, задаю логичный вопрос: почему? Вместо ответа от меня прячут эти листы, говорят, что мешаю работать (напомню, я всего лишь задал пред-
седателю вопрос), и грозятся удалить с участка. Отвечаю, что имеют право, но только после составления протокола с указанием причин уда-
ления, всё это снимаю на видео. Добился того, что на листах написали номер участка.
Дальше был ещё один момент с голосованием на дому уже после того, как вернулись члены комиссии со второй урной и она была опечата-
на. На участок пришла крайне перевозбуждённая женщина и, ругаясь на председателя и комиссию, сказала, что её больная соседка подала заявку через центр милосердия (но от центра милосердия ни одной заявки не поступало), но к ней никто не пришёл, и что соседке сейчас будет плохо с сердцем. Женщина ругалась, что расскажет об этом на телевидении, и тогда плохо станет всем. Время было уже после 16:00, то есть формально у женщины уже не было возможности проголосовать. Начали обсуждать эту ситуацию, комиссия спросила, что я думаю. Ранее я уже описывал свою позицию относительно этого вопроса. И на этот раз сказал, что считаю возможным и нужным предоставить человеку право проголосо-
вать. Собрали группу, взяли урну, внесли женщину в список, она проголо-
совала. Далее на участке появлялись редкие избиратели, стало понятно, что основная масса уже проголосовала. За час до окончания голосования съездил проголосовать я сам по месту прописки.
218
ЮРИЙ ГУСЕВ
20:00. Голосование закончилось. Участок закрывается. Начина-
ется самое интересное. Вот тут и должны члены комиссии проявить в себе все лучшие человеческие качества, осознать, какая на них лежит ответственность. Ответственность за голоса почти двух тысяч человек, которые так же, как и я, приходят на выборы, чтобы отдать свой один из 147 миллионов голосов. И это происходит один раз в 6 лет, когда гражданин высказывает своё мнение, и оно доходит до власти. Но до-
ходит ли?
Подсчёт голосов – процесс очень трудоёмкий, требующий от людей внимания, сосредоточенности и отнимающий немало времени. Поэтому у комиссии было желание сократить время на различных эта-
пах этого процесса. Одновременно посчитать избирателей по спискам, посчитать итоги голосования в урнах, потом всё быстренько свести. Именно для того, чтобы избежать этого и отразить реальные факты, процедура подсчёта предполагает определённую последовательность действий с внесением результатов в протокол на каждом этапе. Не-
сколько раз под моим контролем пересчитывали по книгам избира-
телей число выданных бюллетеней. Получили результат – занесите в протокол. В комиссии были призывы не гасить неиспользованные бюл-
летени: вдруг не сойдется. Я настоял, чтобы неиспользованные бюлле-
тени обязательно погасили, занесли в протокол.
Наступил момент вскрытия урн и подсчёта голосов. После того, как высыпали всё на столы, члены УИК № 542 со всех сторон подошли к столу с бюллетенями и дружно, быстренько начали раскладывать их по стопкам. И вот начали всплывать «вброшенные» пачки бюллете-
ней. Как раз те самые 80-85 голосов, на которые было расхождение. Я обратил внимание председателя, членов комиссии и наблюдателей на 219
КОМИССИЯ, «СЛИЗНУВШАЯ» 120 ГОЛОСОВ
этот факт и предложил отложить их в сторону и позже принять по ним решение. Председатель Еремеев с наиболее закоренелыми и матёрыми членами комиссии начали быстренько раскладывать эти пачки в одну стопку вместе с нормальными бюллетенями. Повторюсь, во всех этих бюллетенях из «пачек» выбор был за одного кандидата. Таких пачек было примерно с десяток, и все их сразу же раскладывали. При этом приговаривая: «Где пачки? Какие вбросы? Что ты говоришь? Ничего такого нет!» Разложили, пересчитали. И потом ещё долго пачки лежа-
ли на столе, пока комиссия, уединившись, сводила концы с концами. Видимо, не сходилось… Потому что свою копию протокола я получил около двух часов ночи. За это время я подал жалобу на факт «вбросов», которую сначала игнорировали. И только опять же под прицелом ви-
деообъектива и с дополнительной жалобой на отказ приняли!
Ещё до того момента, как заполнили протокол, уже все бюлле-
тени упаковали и подготовили к отправке в ТИК. Силы мои уже почти иссякли, воевать одному со всей комиссией с 7 утра до 2 ночи непросто. Поэтому, получив свою заверенную копию протокола и решение по своей жалобе, я решил, что сегодня я больше ничего не смогу сделать. Дальше суд будет решать правомерность действий комиссии, почему они раскладывали вброшенные бюллетени. На тот момент этот вопрос волновал меня больше всего. Эти факты должны были быть запечатлены на веб-камерах. Я возвращался домой со скоростью 40 километров в час, пытаясь переварить происходящее, осознать свою роль в этом театре. Непре-
станно думал: кто или что заставляет людей совершать такие поступки? Судя по телефонным звонкам, похожее происходило на всех избира-
тельных участках. На основе всего увиденного легко представить, как 220
ЮРИЙ ГУСЕВ
проходил бы подсчёт голосов на этом участке без моего присутствия: бюллетени в мешок, нужные цифры в протокол. Если установка на до-
стижение определенных цифр даётся сверху, то зачем? Ведь политиче-
ский лидер нашей страны В.В. Путин способен одержать честную побе-
ду, люди ему доверяют. Зачем и кому нужен этот дешёвый, откровенный цирк? Люди всё это видят и понимают, и от этого доверия и уважения будущему президенту не прибавляется. А вот сомнений, иронии и скеп-
тических взглядов в отношении президента становится больше. А ему этого точно не надо!
Насколько я был полезен на этих выборах? Трудно судить, но это был отличный опыт для меня. Одному противостоять системе, на-
верное, нереально, да и не нужно. Ведь ломать – не строить. Поэтому нужно не ломать эту систему, а чинить. И те, кому не всё равно, должны понять, что мало сходить на выборы и поставить галочку, нужно сде-
лать немного больше – контролировать выборы. И если ты хочешь из-
менить жизнь в стране к лучшему, то надо начать с себя, нужно что-то делать самому, чтобы поменять своими силами эту жизнь к лучшему.
С утра я поехал на работу, тема для обсуждения у всех одна. Люди не верят в результаты голосования (что касается набранных кан-
дидатами процентов) и чувствуют себя обманутыми, и понимают они это подсознательно. А мне даже рассказывать не хочется, ведь, расска-
зывая, каждый раз переживаешь это заново, и это странным образом вытягивает силы.
Но самое большое удивление меня ждало, когда я зашёл на сайт ЦИК и посмотрел итоговые результаты на УИК № 542. Итоговый про-
токол не совпадал с тем, который заполняли на участке. У Жиринов-
ского было 13 вместо 133 (минус 120) голосов. У Путина было 1157 221
КОМИССИЯ, «СЛИЗНУВШАЯ» 120 ГОЛОСОВ
вместо 1037 голосов (плюс 120)! Ну и ещё кое-какие цифры были из-
менены. А это уже уголовное преступление комиссии УИК № 542 (в СОШ № 21 г. Балаково) в следующем составе:
Еремеев Г.А. – председатель,
Сероштан Н.А. – зам. председателя,
Антончева С.А. – секретарь;
члены комиссии:
Старостина А.И.,
Лазарев В.Ю.,
Бондарева О.А.,
Черняева О.А.,
Ахтонов В.Д.,
Дутова Н.С.,
Кузнецова О.Н.,
Журавлев В.А.,
Миланич С.В.
Почти все они работники «БалаковоРезиноТехники». И пусть им будет стыдно смотреть в глаза своим коллегам, детям, друзьям. Так же, как было стыдно смотреть в мои глаза. Когда они виновато опуска-
ли глаза вниз, зная, что они прекрасно всё видели сами, но лгали, и, в первую очередь, сами себе! Они и им подобные должны понять, что их действия мешают строить сильное и справедливое государство. Что их действия способ-
ствуют не победе кандидата Путина, но культивируют все те пороки, с которыми борется страна: коррупция, чиновничий беспредел, бюр-
рократийные проволочки. Эти люди должны понять, что в ту ночь они сообща совершили уголовное преступление. Какие у них были моти-
222
ЮРИЙ ГУСЕВ
вы? Угрозы или обещания о безнаказанности со стороны начальства? А в другой день и в другом месте они сами или члены их семьи могут столкнуться с тем, что кто-то им подобный будет выполнять очередную бессмысленную установку от начальства. И кто-то больной не получит лечения или лекарств, а невиновного обвинят в преступлении, а пре-
ступника отпустят, будут продавать некачественный и дорогой товар, очередная бюджетная квартира перейдёт к небедному чиновнику, до-
роги будут строить как попало, людям платить мизерную зарплату, и таких примеров множество. Хватит потакать преступлениям! Пора за-
думаться!
Бог вам судья!
Как закончится эта история, пока не ясно, но считаю своим дол-
гом передать материалы для возбуждения уголовного дела в прокура-
туру. Время покажет.
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Отказ в ознакомлении со списком избирателей – пп. 1 п. 12ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной ты-
сячи до двух тысяч рублей).
2. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
3. Ограничение (запрет) фото- и видеосъёмки – п. 14 ст. 23 ФЗП, ч. 1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).
4. Незаконное изготовление, а равно хранение либо перевозка незаконно изготовлен-
223
КОМИССИЯ, «СЛИЗНУВШАЯ» 120 ГОЛОСОВ
ных избирательных бюллетеней – ч. 3 ст. 142 УК РФ (наказание: штраф в разме-
ре от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до трёх лет либо лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительные работы на срок до трёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
5. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (на-
казание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
6. С учётом вышестоящего пункта и при наличии оснований – фальсификация ито-
гов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждён-
ного за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
224
ОЛЬГА МАСЛОВА
225
КАК ИСЧЕЗАЮТ ПРЕДСЕДАТЕЛИ УИК И ПОЯВЛЯЮТСЯ СОТНИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ГОЛОСОВ
Как исчезают председатели УИК и появляются сотни дополнительных голосов Примерно в 14:30 председатель УИК Елена Юдина отозвала меня в сторону и предложи-
ла деньги и место в детском саду для моего внука за мою подпись под протоколом, кото-
рый они собирались изготовить. Я отказалась
Ольга Маслова, домохозяйка
»
«
Место действия: г. Саратов, УИК № 288, председатель – Юдина Елена Николаевна, МДОУ «Детский сад № 15», заведующая детсадом.
4 марта я была членом комиссии с правом решающего голоса от КПРФ. Члены комиссии приступили к работе в 7:15 утра. Утром были проведены все необходимые процедуры, членов комиссии с решающим голосом рассадили за столы и раздали списки избирателей по номерам 226
ОЛЬГА МАСЛОВА
домов. В течение дня особых разногласий не было. Примерно в 14:30 Юдина отозвала меня в сторону и предложила мне деньги и место в детском саду для моего внука за мою подпись под фальсифицирован-
ным протоколом. Я отказалась.
Так было!
Самые интересные вещи начались при подсчёте голосов. Чле-
ны комиссии сели за составленные столы (из нескольких сделали один большой стол), и председатель Елена Юдина стала поднимать и по-
казывать по одному бюллетеню из общей стопки, называя фамилию того кандидата, за кого была проставлена галочка. Подсчёт голосов был заснят на видеокамеру наблюдателем от Прохорова Алексеем Мавриным. Потом члены комиссии подсчитали каждый свою стопку. Председатель Юдина огласила количество отданных голосов за каждо-
го кандидата, а также число испорченных бюллетеней, после чего по-
тихому исчезла. Как потом выяснилось, в свой кабинет. Там, я полагаю, был составлен фальсифицированный протокол, а все члены комиссии вызывались туда для его подписания.
Елена Николаевна отсутствовала в течение двух с половиной ча-
сов. Нам объяснили, что она плохо себя чувствует. Наблюдатель от Про-
хорова потребовал от заместителя председателя Бойненковой И.Н., что-
бы она заполнила увеличенную форму протокола, что она и сделала. Это было выполнено маркером лимонного цвета. Протокол с подлинными цифрами был заснят на видеокамеру.
Через 2,5 часа после того, как удалилась Елена Николаевна Юди-
на, заместитель председателя пригласила меня к ней в кабинет на тре-
тий этаж. Там председатель Юдина предложила мне подписать прото-
кол, над которым они так усердно «потрудились», сказав, что данные 227
КАК ИСЧЕЗАЮТ ПРЕДСЕДАТЕЛИ УИК И ПОЯВЛЯЮТСЯ СОТНИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ГОЛОСОВ
по моему кандидату не изменились. Но за кандидата Путина было при-
бавлено 400 голосов (взятых из погашенных бюллетеней). Соответ-
ственно, процентный состав голосов изменился. Я с возмущением от-
казалась. При этом присутствовал депутат городской Думы Сурменев, который не имел права принимать участия в избирательном процессе. Он сказал: «Напишем, что от подписи отказалась».
После этого я спустилась на территорию УИК № 288 и объяви-
ла громко, что протокол подписан «продажными членами комиссии» с фальсифицированными данными. Возмутились только 5 человек. Мы позвонили члену с правом решающего голоса Территориальной изби-
рательной комиссии Октябрьского района Александру Ивановичу Гри-
шанцову, он посоветовал написать особое мнение и внести в протокол.
В это время Юдина, по-тихому забрав мешок с документами, уехала в ТИК с сопровождающими лицами. Поэтому особое мнение мы внести не успели и поехали следом за ней в ТИК.
Повторили наш рассказ Гришанцову, а также рассказали о ситуа-
ции председателю Октябрьской ТИК Виктору Суряпину. Последний никак не отреагировал на случившееся. Мы долго ждали, что будет со-
брано заседание ТИК, но так и не дождались.
На наших глазах председатель УИК № 288 Елена Николаевна Юдина в сопровождении председателя ТИК Виктора Суряпина подо-
шла к увеличенной форме протокола и внесла фальсифицированные данные. Член комиссии с правом решающего голоса от ЛДПР Ольга Бутенкова, заглянув в её протокол, сказала, что это не те цифры.
Юдина молча заполнила графы увеличенной формы протокола и ушла.
Мы долго ждали, что с нами кто-то поговорит и разберётся в си-
228
ОЛЬГА МАСЛОВА
туации. Приехал следователь из прокуратуры, но с нами общаться не стал. Только в 6:30 утра у меня взял объяснение полицейский. После этого мы ушли.
В настоящее время прокуратура Октябрьского района ведёт следствие по жалобе членов УИК № 288 и членов ТИК Октябрьского района о фальсификации выборов на нашем участке. НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Подкуп члена УИК – воспрепятствование работе члена избирательной ко-
миссии, связанной с исполнением им своих обязанностей, соединённое с подкупом – п. «а» ч. 2 ст. 141 УК РФ (наказание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восем-
надцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные рабо-
ты на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).
2. Нарушение порядка подсчёта голосов, отказ в одновременном заполнении итого-
вого протокола и увеличенной формы протокола – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).
3. Фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в раз-
мере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудитель-
ные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
4. Присутствие в помещении для голосования посторонних лиц – пп. 1 п. 5 ст. 23 ФЗП.
229
ТАК «ОКТЯБРЯТА» ДЕЛАЛИ ВЫБОРЫ
230
МИХАИЛ НАМЕСТНИКОВ
Так «октябрята» делали выборы
Уже на первом заседании ТИК нам всем дали понять, кто определяет положение вещей в избирательном процессе. Всех наших кандидатов от СОИ после не-
которых препирательств с нашей стороны в комиссии отвергли сходу, не поморщившись и не моргнув глазом, абсолютным большинством голосов в шесть человек из одиннадцати статусных членов ТИК. Таким же ров-
но способом происходило и голосование по всем иным принципиальным вопросам, на всех без ис-
ключения заседаниях территориальной комиссии
Михаил Наместников, политик
»
«
Место действия: г. Саратов, Октябрьская территориальная избирательная комиссия, здание администрации Октябрьско-
го района, председатель – Виктор Сергеевич Суряпин, заме-
ститель председателя – Ирина Николаевна Родимцева, секре- тарь – Татьяна Николаевна Гордиенко.
231
ТАК «ОКТЯБРЯТА» ДЕЛАЛИ ВЫБОРЫ
Люди-функции
Я не хотел уже об этом и вспоминать. Осадок горький. Но се-
годня сам побывал на суде по иску Николая Логинова к председателю участковой избирательной комиссии участка № 311 в Октябрьском районе и понял, что лично остаюсь всем им должен. Должен тем дев-
чонкам и мальчишкам, и другим вполне солидным людям, которые вышли противостоять всем подленьким фальсификациям на последних выборах президента. Такое неожиданное, но яркое и почти массовое общественное явление, всколыхнувшее наше затхлое общество, вдруг показалось мне очень важным для морального здоровья моей страны. Я понял это, когда на процессе в суде увидел очень напряжённых членов УИК, училок с большим организаторским стажем, вечных завсегдатаев избирательного процесса. Наш молодой истец, Николай Логинов, вы-
пускник той самой школы, запинаясь в специальных терминах, с забав-
ным старанием зануды-иезуита задавал им вопросы как свидетелям со стороны ответчика. Тётеньки выглядели довольно бледно, как плохие ученики на экзамене.
Ещё меня позабавило, что на наш процесс явилась сама ма-
дам Гордиенко, секретарь Октябрьской ТИК, с которой мы посто-
янно сталкивались лбами в процессе работы, накануне и в момент «триумфа воли народа». И заместитель председателя той же тер-
риториальной избирательной комиссии пришла, некая Родимцева И.Н., заметная на всех наших заседаниях своими безапелляционными рассуждениями о регламенте. Мне даже показалась, что это главный аргумент в лексиконе начальника правового отдела администрации района. Вообще, с этой милой когортой аппаратных борцов невиди-
232
МИХАИЛ НАМЕСТНИКОВ
мого фронта за «чистоту и честность избирательного процесса» не от партии власти, а от собственно «дракона» власти я знаком давно. Госпожа И. Родимцева мурыжила меня с оформлением документов члена ТИК ещё на выборах в Государственную думу. А с Татьяной Гордиенко мы знакомы аж с выборов в Гордуму, когда она была секре-
тарём Городской избирательной комиссии. В ТИК Октябрьскую её призвали явно на усиление. Я вовсе не соглашусь с мнением одного из коллег из нашей ТИК, когда он назвал похожих персонажей «чу-
гунными задами». Нет, они вполне даже живые люди, только зажатые в очень определённо и жёстко заданных для них обстоятельствах. Они суть функции, но тоже рефлексирующие иногда совсем по-
человечески. В последний день Татьяна Николаевна, изредка поднимаясь к нам, в комнату для ввода информации в ГАС «ВЫБОРЫ», за чаем се-
товала, что в момент избирательной кампании так теряется, что её мама постоянно ищет и находит в дому соль исключительно в холодильнике. А она сама, отправляясь на дачу, регулярно возвращается с половины пути домой, чтобы проверить заперта ли дверь, а всю следующую, об-
ратную половину пути опять борется с ощущением, что, вернувшись ранее, плохо подёргала дверь за ручку. Мне очевидно, что пиррова по-
беда их чиновной партии не достается легко даже для апологетов са-
мой власти.
Аппарат рулит Я никогда не думал, что окажусь вдруг членом территори-
альной избирательной комиссии от кандидата Зюганова. Но так уж 233
ТАК «ОКТЯБРЯТА» ДЕЛАЛИ ВЫБОРЫ
пошло устроено сегодня наше законодательство. В Октябрьском районе вполне кустодиевская «старая барыня» Дюдюкина после Госдумы собственноручно написала заявление об уходе, поскольку не смогла красиво свести баланс уже не по процентам даже, а по финансам. Она уступила место председателя территориальной комиссии руководителю аппарата Октябрьской администрации Виктору Сергеевичу Суряпину. У меня сохранилось видео, где Вик-
тор Суряпин, покачиваясь на тонких ножках, с пятки на носок, в некоем даже самодовольстве, с внешним и внутренним ощущением хозяина положения, рулит подковёрными процессами на выборах в Думу государственную. Теперь же ему пришлось участвовать уже непосред ственно и явно. Благо, что верная Татьяна Гордиенко там всегда под рукой. Какой же это кайф для меня – ловить и оценивать эти их переглядывания, даже понимая внутри всю безнадежность своей и нашей ситуации. Всю обреченность общих усилий я осознал сразу, когда принёс секретарю комиссии Гордиенко список кандидатов в члены участковых комиссий от Саратовского объединения избирателей. Татьяна Никола-
евна настолько любезно от меня его приняла, что я сразу почувствовал некий подвох. Предчувствия меня не обманули. Уже на первом заседа-
нии ТИК нам всем дали понять, кто определяет положение вещей в из-
бирательном процессе. Всех наших кандидатов от СОИ после некоторых препира-
тельств с нашей стороны в комиссии отвергли сходу, не поморщив-
шись и не моргнув глазом, абсолютным большинством голосов в шесть человек из одиннадцати статусных членов ТИК. Таким же ровно способом происходило и голосование по всем иным прин-
234
МИХАИЛ НАМЕСТНИКОВ
ципиальным вопросам, на всех без исключения заседаниях терри-
ториальной комиссии. Сколько бы ни упирались трое оппозицио-
неров с решающими голосами от КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России», какие бы аргументы они ни приводили, деятели аппарата администрации Октябрьского района вместе с примкнувшим к ним представителем партии «Патриотов», плохо скрывая улыбку, сво-
дили на нет все наши надежды на справедливый и честный результат при голосовании. Нам не удалось реально провести ни одного сво-
его предложения в ТИК, поскольку цифра шесть при всех прочих равных всегда вдвое больше числа из трёх. Мы же, представители от партий и оппозиционных кандидатов с правом совещательного голоса, попросту чувствовали себя статистами на этом празднике суверенной демократии. Мы могли вслух возражать, но не имели права голосовать. При этом господин Суряпин старательно подчёркивал всякий раз, что все наши заседания происходят в помещении, оборудованном видеокамерой, чтобы мы постоянно помнили о своей ответственности за экстремистские высказывания. Мы тоже снимали на видео все заседания комиссии, мы пи-
сали жалобы, подписывали особые мнения, готовили вопросы по повестке дня и проекты решений по ним. Но вся эта суета наша никогда не превращалась в объективные и справедливые решения ТИК, и всё сводилось, как мне показалось, к имитации бурной деятельности. И всегда это заканчивалось полной и безоговороч-
ной победой Системы и нашим поражением. Так было и по во-
просу утверждения председателей УИК, и по вопросу распреде-
ления открепительных. Так было и с нашим участием в контроле 235
ТАК «ОКТЯБРЯТА» ДЕЛАЛИ ВЫБОРЫ
за установкой камер наблюдения. И с изучением избирательных списков в больничных учреждениях. И с предоставлением под работу ТИК актового зала в Октябрьской администрации, где ровно за сутки до дня голосования вдруг трагически перегорела электропроводка. Так случилось и с нашим требованием исклю-
чить из процесса обеспечения безопасности в помещениях ТИК в администрации частные охранные предприятия, и с предложе-
нием вывести из сос тава председателей УИК лиц, за которыми на прошлых выборах числились явные нарушения и даже заво-
дились административные дела. Нам всегда и постоянно во всем отказывали. Либо ссылаясь на чужую компетенцию и регламент, либо подавляя наши усилия своим большинством голосов. Даже постоянные публикации в прессе о наших бесполезных борениях в октябрьской комиссии на ситуацию повлиять не могли. И Суряпин, и Гордиенко, и другие агрессивно-послушные участ-
ники большинства в ТИК наливались краской, зло сверкали глазами, плохо скрывая своё раздражение. Мы, наверное, немало потрепали им нервы, но переломить ситуацию так не смогли. И не могли изначаль-
но. А далее, как нацлидер учит: «Все в сад!» Или он послал в суд?! Что, впрочем, одно и то же сегодня! Мне это сейчас стало очевидно! В процессе борьбы тебя влечёт азарт. Кончилось тем, что они сорвали и закрыли, не ответив на поставленные нами вопро-
сы, последнее наше заседание непосредственно накануне дня вы-
боров. Сами-то они ушли, а мы уходить отказались. Писали жа-
лобы и звонили в областную избирательную комиссию. И они вызывали даже полицию, чтобы попытаться удалить и вывести нас из администрации, но та применить силу так и не решилась. После 236
МИХАИЛ НАМЕСТНИКОВ
этого глава октябрьской администрации В. Дубривный собствен-
норучно запер на ключ дверь в крыло здания, где мы находились. И отпер нас только после вызова нами по телефону наряда МЧС. Такая вот была нервная обстановка накануне ссудного дня, дня выборов.
Гибель и второе рождение протоколов Сам день выборов я помню мельком. Мы собрались в штабе КПРФ, куда регулярно стекалась информация со всех 54 избиратель-
ных участков. Кто-то ездил по участкам, по вызовам с мест, кто-то при-
нимал и передавал в информационный центр по телефону сообщения о конфликтных ситуациях и нарушениях, о ГАЗелях, развозивших «из-
бирателей» по участкам. О готовящихся вбросах, об угрозах удаления и об отстранении наших наблюдателей и членов комиссий. Кто-то со-
ставлял и печатал жалобы. К вечеру мы все были уже выжаты и очень раздражены. Но самое интересное ожидало нас впереди. Накануне решающего часа, после долгих споров и препира-
тельств территориальная комиссия приняла решение. Мне и члену комиссии от ЛДПР Светлане Уральской было поручено осуществлять контроль за вводом данных из протоколов непосредственно в ГАС «ВЫБОРЫ», а нашему предводителю от КПРФ А. Гришанцову пору-
чалось контролировать занесение информации с УИК на расширенную форму протокола на ватманских листах на стене первого этажа здания. Всем другим членам комиссии обязанности тоже распределили.
Наша оппозиционная фронда предварительно сговорилась со-
провождать председателей УИК с первого этажа на третий, до самого 237
ТАК «ОКТЯБРЯТА» ДЕЛАЛИ ВЫБОРЫ
главного компьютера. Два члена комиссии предварительно снимали на фотоаппарат данные со стены, куда они должны были заноситься сразу, непосредственно под бдительным оком А. Гришанцова. Поначалу так и было. Отогнав от нашей «стены плача» подозрительных типов с аккре-
дитацией от ТНТ, которые явно были представителями совсем иного органа, но старательно облачённые в штатское почему-то, мы приня-
лись ожидать участковые комиссии. Первыми прибыли посланцы с закрытых избирательных участ-
ков, с различных больничек. Отлаженная нами схема действовала без перебоев. Впрочем, ловить здесь фальсификации было бессмысленно. На закрытых этих участках, закрытых во всех смыслах, и голосование, и оформление результатов много времени не вызывало. Не вызывали удив-
ления и результаты, которыми они нас порадовали. Далее мы с Уральской несколько даже напряглись, когда стали подтягиваться первые результаты с остальных участков. Гришанцову пошли первые звонки с участков, ста-
ли подъезжать наблюдатели и члены комиссий. В некоторых случаях они подвозили протоколы и жалобы, в других – довольствовались отказом председателей УИК им такие протоколы выдать. Не буду скрывать, что ещё в процессе работы днём и даже за-
долго до дня голосования мы в штабе получали сигналы, что некото-
рых из наших членов комиссий от оппозиции пытаются купить. Я при этом свечи не держал, цифры назывались разные, но, судя по опыту кампании на выборах в Государственную думу, такие обстоятельства обязательно имели место. Мы у себя даже знали поимённо этих лю-
дей, мы старались от участия в комиссиях их отлучить. Но они появ-
лялись снова уже членами комиссий от самой главной партии. Судя по всему, для некоторой категории наших сограждан работа на вы-
238
МИХАИЛ НАМЕСТНИКОВ
борах стала традиционным уже способом приработка. Это самое пе-
чальное обстоятельство. Многие из наблюдателей и членов комиссий вполне сознательно не хотели идти на обострение, а хотели получить свои маленькие или побольше (кто как) денежки и остались вполне этим довольны.
Мы поимённо знаем и своих героев, кто не сдался, не сдал, не предал идеи честных выборов, кто отчаянно сопротивлялся, боролся до конца. И кому удалось на своих участках показать результаты более или менее приближенные к настоящим. Таких тоже было немало. И это отчётливо проявлялось на сводном протоколе на стене коридора здания Октябрьской администрации. Эти люди представлены и в этой книге. Но кто-то не смог удержать ситуацию, а кого-то удалили с участ-
ка или отстранили от работы в комиссии, как Колю Логинова, который всё ещё судится. Самым интересным образом проявили себя именно те председатели комиссий, отстранения от работы которых мы пред-
варительно добивались. Председатель комиссии на участке № 288 Елена Юдина яви-
лась к нам, на третий этаж, не удосужившись расписать результаты голосования на сводном протоколе на первом этаже. Я уточнил это обстоятельство по телефону и развернул эту даму обратно. Спускаясь на первый этаж, я увидел её на втором, где она сидела в кресле, явно чего-то выжидая. А на первом этаже я стал свиде-
телем массового противостояния. С одной стороны – председа-
тель ТИК В. Суряпин, два депутата Гордумы активно препирались с членами комиссии. Представители полиции (с какой стати?) и Гордиенко нападали на Гришанцова, обвиняя его в том, что он якобы похитил один из двух экземпляров протокола у Юдиной. 239
ТАК «ОКТЯБРЯТА» ДЕЛАЛИ ВЫБОРЫ
Вызвали представителя прокуратуры, следователя СКП для со-
ставления акта осмотра места происшествия, притащили поня-
тых, вели опрос присутствующих. Это всё во время работы территориальной комиссии, явно отвле-
кая внимание участников процесса, создавая нервозную, на грани срыва, обстановку. Чему я был свидетелем, неоднократно спускаясь на первый этаж. И позже, когда подробно рассматривал записи с четырёх видеока-
мер представителей кандидатов и средств массовой информации. Слушайте, если А. Гришанцов злокозненно похитил у Юдиной первый экземпляр протокола, вырвал из рук и съел, то с какими про-
токолами Юдина приходила ко мне «сдаваться»? Так она и «сдалась» в конце концов, усилием секретаря ТИК Гордиенко, которая ближе к утру явилась к нам в кабинет лично, чтобы координировать процесс. Я спросил позже Татьяну Николаевну, откуда появился второй экзем-
пляр протокола? И она ответила, что это был дубликат. Простите ве-
ликодушно, а откуда взялся дубликат, если Юдина никуда со второго этажа не выходила? Почему, несмотря на наши требования, не было собрано экстренное заседание территориальной комиссии? Почему не был составлен акт утраты протокола и не выдано официальное пред-
писание по оформлению протокола повторно? А угроза уголовного дела для Гришанцова до сих пор сохраняется, прокурорские проверки продолжаются.
Смысл этой суеты с протоколом я оценил, опять-таки для себя, когда встретил на первом этаже членов участковой комиссии, Масло-
ву, Бутенкову и Журбина, которые громко и эмоционально пытались Суряпину возражать. Выяснилось, что этих членов комиссии просто не допустили до подписания протокола. Журбина отстранили ранее, а от 240
МИХАИЛ НАМЕСТНИКОВ
двух активных дам Юдина просто сбежала. Естественно, что результаты протокола разнятся с данными в увеличенной форме протокола с УИК аж на четыреста бюллетеней. И не надо даже долго гадать, в чью они пользу. «Ударницу избирательного труда» Юдину опередил лишь пред-
седатель комиссии Агапов. У него семьсот таких бюллетеней. Он явился на третий этаж раздражённым: «Они там ещё руки распускают». Кто распускал? Полиция не отреагировала, значит не сильно и распускали. Однако и ему пришлось вернуться к листам ватмана. Я уже потом видел в видеозаписи, как он расписывает цифры на стене не с протокола даже, а с листочка бумаги. А бдительные представители полиции, развернув-
шись спиной и сцепившись руками, оттесняют Гришанцова и других членов от протокола на стене, явно применяя уже не привычные адми-
нистративные методы, а вполне силовые. Председателя комиссии Тарасову, которая прорвалась на третий этаж, минуя первый, я тоже огорчил. Она вошла в кабинет, распахнула пальто и восторженно протянула нам протокол, спрятанный на груди. Её порыв меня несколько смутил. Я позвонил вниз и выяснил, что ри-
совать на стене она тоже сразу не решилась. «Придётся повторить, но было красиво!» Мы развернули её обратно.
Пуще других суетился председатель комиссии 319 Виктор Ко-
станян. Теперь на него завели уже уголовное дело за растрату денег кооператива, где он долгое время был председателем. Он принёс нам неподписанный протокол и папку с набором недооформленных жалоб. Куда-то выбегал, потом папку с жалобами оставил на окне и кричал, что её у нее украли. Второе за ночь обвинение в краже почему-то решили повесить уже на Светлану Уральскую. 241
ТАК «ОКТЯБРЯТА» ДЕЛАЛИ ВЫБОРЫ
Вместо того чтобы работать, принялись ходить, искать, требовать объяснений. В результате ещё и выяснилось, что при вводе протокола у него не срабатывают контрольные соотношения, цифры «не бьются», надо возвращаться и всё пересчитать. Впрочем, ТИК опять не собирали экстренно. Послали просто бедолагу обратно. А кого он из комиссии мог под утро собрать? С ним было поехал наш коллега Алексей Плотников. Так Костанян из машины выскочил и убежал. Алексей за ним кинулся, но не догнал. После, утром Т. Гордиенко, несмотря на все мои возражения, организовала ввод последних протоколов в компьютер. На утраченную папку с жалобами был составлен акт. Однако её нашли два дня спустя. Вы-
боры закончились. Было весело и страшно! Не, не страшно, а тошно! Вот верное слово. И всё, всем в сад! Или лесом!
Так это делается в Саратове. И не в Саратове тоже. Впрочем, при всём том суждения мои оценочные, если что, господа!
НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!
1. Подкуп члена избирательной комиссии – воспрепятствование работе члена избирательной комиссии, связанной с исполнением им своих обязанностей, сое-
динённое с подкупом – п. «а» ч. 2 ст. 141 УК РФ (наказание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнадцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).
2. Изготовление дубликата итогового протокола – фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные рабо-
ты на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
242
3. Предъявление в ТИК неподписанного протокола – нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложе-
ние административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей); с учётом нарушения по КоАП РФ при наличии оснований фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).
Проект «Газеты недели в Саратове»
Редактор-составитель: E. Иванова
Издатель:
Д. Козенко
Корректор:
Е. Баранова
Президента не выбирают
Свидетельства очевидцев выборного процесса
Формат
Бумага офсетная Печ. л. Тираж 2000. Заказ №
Отпечатано в типографии ООО «Полиграфист» Адрес: г. Саратов, Волжская, 28
Саратов, 2012
Эта книга – свидетельство того, как на самом деле прошли «беспрецедент-
но честные и открытые» выборы президента Российской Федерации 4 марта 2012 года в Саратовской области. Ничего беспрецедентного на самом деле не было. Обычные российские выборы – нечестные и фальшивые. Подтвержде-
ние тому – наша книга. Ее писали не профессионалы, а люди, участвовавшие в выборах как наблюдатели, члены избирательных комиссий. В обычной жизни – студенты, медики, преподаватели, программисты, юристы, экономисты. Не надо ждать от написанных ими текстов литературных красот, зато там много эмоций, много юмора, но и много горечи. Главное же в том, что книга есть до-
казательство появления в России настоящего, а не придуманного в кабинетах гражданского общества. Отличительная черта этого проекта: книгу писали, верстали, иллюстрирова-
ли, редактировали и оказывали юридические консультации сами участники выборного процесса – наблюдатели и члены избирательных комиссий, в день выборов старавшиеся обеспечить честный результат. 
Автор
fnvolga64
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
337
Размер файла
2 427 Кб
Теги
выборы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа