close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Андрей Фурсов - Глобализация и новые империи

код для вставкиСкачать
Противостояние глобалистского и имперского принципов мировой политике и мировой экономике начинается с конца ХIХ века.
Андрей Фурсов: Сквозь трещины глобального мира начинают проглядывать очертания прежних империй
На этой неделе в швейцарском Давосе пройдет ежегодный экономический форум. Традиционно в это время усиливается активность разного рода антиглобалистов, а в информационном поле традиционно вспоминаются "теории заговоров" о "клубах олигархов", "тайном правительстве" и "новом мировом порядке". Несмотря на то что организованное движение антиглобалистов появилось не очень давно, глобалистский проект реализуется уже почти полтора столетия. Единственное, что смогло остановить его победное шествие по миру, - противостояние с Россией, политическая воля Сталина и его сторонников. О двух победах Сталина над глобалистами, о "теориях заговора" и о противостоянии имперского и глобалистского проекта рассказал Накануне.RU историк, социолог Андрей Фурсов.
Вопрос: Расскажите, как и когда появился глобалистский проект, каковы были его цели?
Андрей Фурсов: С конца ХIХ века в мировой политике и мировой экономике начинается противостояние принципов - глобалистского и имперского. За глобалистским принципом стояли Великобритания и со временем к ней присоединились Соединенные Штаты Америки. Речь шла о создании глобального рынка, где перемещению товаров и прибыли никто не препятствует. На пути создания и реализации этого глобалистского проекта стояли крупные империи. Прежде всего, это Германская и Российская империи, а также Австро-Венгерская и, в меньшей степени, Османская. Они контролировали свое политическое и экономическое пространство, и это, естественно, мешало тем, кто хотел глобального рынка, кто хотел, как европейские финансисты, "Европу без границ", то есть Венецию размером с Европу.
Вопрос: Первая мировая война была инструментом для реализации этого проекта?
Андрей Фурсов: Собственно, одна из главных задач Первой мировой войны заключалась в том, чтобы уничтожить крупные империи и на их месте создать мелкие национальные государства, с которыми было бы очень легко управляться. Так оно и вышло. Надо сказать, что этих своих планов глобалистская элита и не скрывала - в конце ХIХ века в английской газете "Truth" ("Правда") появился памфлет под названием "Сон Кайзера". Кайзер проиграл войну, едет в поезде в Англию, где будет жить в работном доме. И он смотрит на карту, где вместо Германии - мелкие национальные государства, на месте Австро-Венгрии - мелкие национальные государства, а на месте России - пустыня.
Иными словами, то, что произошло после Первой мировой войны, это была отчасти победа вот этого глобалистского плана, но, как оказалось, не во всем, поскольку большая система под названием "Россия" в то время оказалась не по зубам большой системе под названием "капиталистический мир". Интересы этой большой системы - России - выражал Сталин и те силы, которые его поддерживали. В результате курс на мировую революцию был свернут, и с середины 20-х годов Советский Союз перешел от программы "Мировая революция" к программе "Социализм в одной отдельно взятой стране". Мировая революция и мировая война - это основные средства, при помощи которых реализуется глобалистский проект. Таким образом, Сталин сорвал на тот момент планы глобалистов, причем не только глобалистов правых - финансовых воротил современного мира, но и глобалистов левых - коминтерновцев.
Вопрос: Победа СССР во Второй мировой войне стала еще одним препятствием для реализации глобалистского проекта?
Андрей Фурсов: Сталин второй раз сорвал планы глобалистов, когда мы сломали хребет вермахту и победили гитлеровскую Германию. При том, что Вторая мировая война оказалась противостоянием Третьего рейха с одной стороны и англосаксов и русских - с другой, тем не менее, Третий рейх был экспериментальным проектом глобалистов. То, что он был разрушен Сталиным, - это, безусловно, тоже был удар по глобалистам. Есть и еще одна вещь, за которую на Западе ненавидят Сталина: под его руководством Советский Союз восстановился. Сталин умер или был убит в 1953 году, но уже к середине 50-х годов, то есть большей частью при жизни Сталина Советский Союз восстановился и стал сверхдержавой. Это три сталинских удара по глобализму, вот этого ему и не могут простить.
Вопрос: К моменту окончания Второй мировой войны глобалистский проект изменился или шел по прежнему замыслу?
Андрей Фурсов: По замыслам он был тем же самым, а с точки зрения своего социального содержания - мир не стоит на месте. Главной ударной силой глобализма во второй половине ХХ века была новая хищная молодая фракция - буржуазия корпоратократии. Это тот слой буржуазии, который был связан с транснациональными корпорациями. А замыслы были все те же - создать глобальный мир, глобальное правительство, чтобы установить контроль полностью над всеми товарными потоками. И в 1991 году с разрушением Советского Союза этот план реализовался. Реализовался ли он окончательно? У меня в этом очень большие сомнения. Глобализация находится в кризисе вместе с современным миром. Сквозь трещины глобального мира начинают проглядывать очертания прежних империй. Я думаю, что противостояние имперского и глобалистского принципов не завершено. Сталин показал очень верный ход: он показал, что противостоять глобалистам, глобализаторам и глобализации не могут национальные государства, потому что они слишком невелики. Это должны быть крупные наднациональные импероподобные образования с населением 250-300 млн человек, чтобы они были самодостаточны экономически. Кроме того, это должны быть структуры, ядром которых являются военно-промышленный комплекс, армия, научный комплекс, спецслужбы.
Вопрос: Часто можно слышать концепции пресловутых "теорий заговора", согласно которым миром правит теневое глобальное правительство, сотня олигархов, какие-то тайные клубы и т.д., вариантов масса. На Ваш взгляд, есть ли подобные структуры и в каком виде они существуют?
Андрей Фурсов: Думаю, что никакого "мирового правительства" не существует. Если бы оно существовало, то не нужны были бы ни Трехсторонняя комиссия, ни Бильдербергский клуб, ни другие подобные структуры. Все значительно проще. Существует 12-15 семейно-профессиональных групп, которые контролируют глобальные финансовые потоки. Они между собой договариваются, они конфликтуют друг с другом, и Трехсторонняя комиссия и Бильдербергский клуб - это структуры согласования управления. В значительной степени они действительно управляют мировыми процессами, но, как заметил один писатель, Томас Клэнси, мир слишком сложен и велик, чтобы им управлять из одного места. Что касается критики "теории заговоров", то чаще всего этим занимаются либо люди, которые не понимают, что такое "заговор", либо которые сознательно работают на то, чтобы скрыть реальные механизмы мировой политики и экономики. Когда мне говорят про то, что финансовые олигархи делают что-то тайно и это заговор, я всегда спрашиваю: а Коминтерн, третий Интернационал, который в течение 20 лет тайно планировал революционную деятельность, тайно финансово подпитывал коммунистические партии, рабочие партии - это заговор или нет? Все зависит от того, как мы определяем заговор. Если у нас есть группа людей, которые контролируют информацию, власть и собственность, делают это тайно и могут это делать в наднациональном масштабе, то это уже не заговор - это политэкономия капитализма, только тайная.
Вопрос: Можно ли говорить о том, что вот эти 12-15 семей и стояли у истоков глобалистского проекта и были его вдохновителями?
Андрей Фурсов: Безусловно. У истоков глобалистского проекта стояли Ротшильды, Рокфеллеры, Кун, Лоуб, Шифф. Дело в том, что здесь нет ничего субъективного. Логика развития капитализма заключается в экспансии, и эти люди своей деятельностью выражают целостные и долгосрочные тенденции развития капитализма. Другое дело, что капитализм уперся в свои естественные социальные рамки, кроме того, он исчерпал физическое пространство. Именно этим обусловлен современный кризис.
Вопрос: Вы говорили о том, что проект глобализации предполагал расчленение империй на небольшие национальные государства. Однако сейчас, похоже, начинается обратный процесс?
Андрей Фурсов: Сейчас есть две тенденции. С одной стороны, национальные государства сбиваются на регионы, как мы это видим в Европе. А с другой стороны, идет образование крупных государств, которые представляют собой крупные наднациональные структуры. Мир очень противоречив.
Вопрос: Есть ли будущее у глобализации? Вы уже говорили о том, что этот проект переживает кризис. В этом смысле можно ли говорить о смене тенденций и о появлении, например, глобального исламского проекта или скажем, о новом имперском проекте, например, с российским ядром?
Андрей Фурсов: Исламский проект существовал всегда. Другое дело, что нужно понять, какое место занимает исламский проект в современном мире. На данный момент я не вижу глобального исламского проекта. Все эти разговоры о глобальном халифате в значительной степени идут для того, чтобы Запад мог найти себе нового врага и обосновать военные траты. У России пока тоже нет никакого глобального проекта. В конце 1980-х Горбачев, а в 90-х Ельцин встроили ее в западный глобальный проект, но оказалось, что даже в нынешнем состоянии Россия - слишком большой кусок, и Запад никак не может ее проглотить. Пожелаем, чтобы он этим куском подавился.
Вопрос: Можно ли говорить, что эпоха суверенных государств, введенных Вестфальской системой мира, уходит в прошлое и на смену им придут какие-то иные формы политического разграничения государств?
Андрей Фурсов: Вестфальская система действительно уходит в прошлое. То, что суверенитет исчезает, - это голубая мечта глобалистов, которые уже лет 60 активно говорят о том, что суверенитет ограничивает возможности развития государства, что нужно отдать часть суверенитета наднациональным структурам. Действительно, возникновение Организации объединенных наций отчасти ограничило суверенитет, но суверенитет ограничивается только у слабых стран. Посмотрите на Соединенные Штаты - разве у них суверенитет ограничен? Это они ограничивают суверенитет других стран. Пожалуй, две страны в современном мире обладают довольно мощным суверенитетом, который никакая глобализация не подрывает - США и Китай.
Вопрос: Если все же предположить, что "сон Кайзера" сбылся и Сталин не встал бы на пути глобалистов, как развивалась бы ситуация, и не свелось бы все к тому, что просто кризис глобализма начался раньше?
Андрей Фурсов: Проблема не в том, что Сталин встал на пути глобалистов, а в том, что большая система "Россия" оказалась на пути глобалистов и в ней нашлись силы, которые смогли артикулировать это противостояние. Интересы команды Сталина совпали с мощью, которая еще оставалась в раздолбанной гражданской войной России.
Вопрос: И тем не менее, каким бы был мир, если бы глобалистский проект осуществился сто лет назад?
Андрей Фурсов: Думаю, что рано или поздно глобализация все равно породила бы свои противоречия и сквозь трещины глобального мира стали бы пробиваться неоимперии. Только это бы происходило в другой форме, чем сегодня. Сегодня это происходит так, как мы видим: финальная схватка глобалистов и имперцев находится на повестке дня.
Документ
Категория
Политика и экономика
Просмотров
423
Размер файла
294 Кб
Теги
ссср, сталин, кризис, россия, Фурсов, империя, история, глобализация
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа