close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1383

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В шутку и всерьез
АРГО
САТИРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ ИЗ ИСТОРИИ
РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Продолжаем начатую нами в прошлом году («Вопросы
литературы», 2008, № 5) републикацию избранных страниц
из забытой пародийной книги одного из самых знаменитых
русских сатириков и юмористов XX века.
Как уже было сказано в предисловии к той, первой нашей
публикации, задумав эту книгу, автор следовал путем А. К. Тол$
стого, создавшего некогда свою бессмертную «Историю госу$
дарства Российского от Гостомысла до Тимашева».
При всем уважении к А. Толстому и при всем восхищении
его поэтическим даром никому никогда не приходило в голову
отождествить реальную историю России с той блистательной
ее сатирической версией, какую представил Алексей Констан$
тинович в этой знаменитой своей сатирической поэме. Так же,
надеюсь, никому не придет в голову, что, публикуя главы из са$
тирических очерков Арго, мы предлагаем их в качестве посо$
бия для изучающих историю российской словесности.
Однако те главы, которые мы предлагаем вашему внима$
нию сегодня, меньше смахивают на шарж или карикатуру, чем
публиковавшиеся нами раньше. Некоторые из них даже и па$
родиями не назовешь. Во всяком случае, искреннее восхище$
ние автора героями своих очерков, почтительное признание
498
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
их литературных заслуг тут явно заслоняет и даже гасит ав$
торскую иронию. А если таковая кое$где и проглядывает, то
направлена она всякий раз не на самого героя, а на его потом$
ков — не выдерживающих сравнения с классиками незадачли$
вых наших современников.
Вот, например, — о Кантемире:
Исполнен пламенных укоров,
Сатирик расточал свой яд
На всех Трофимов и Медоров,
Клеймя их тупость и разврат.
А в наши дни скрывать негоже,
Не знаю, кто там виноват,
Медоры есть, Трофимы тоже,
А в Кантемирах
недохват!
А вот — в главе о Белинском:
А наш зоил в отваге исполинской
Хвост распушит и ходит индюком...
Он ошибается не меньше, чем Белинский,
Но... сходство с ним кончается на том!
Вопрос, в котором им трудненько разобраться,
Белинским был бы мигом разрешен:
Он десять лет не стал бы дожидаться,
Чтоб догадаться,
Кто такой Киршон!
Тот же «ход» и в главе о Добролюбове:
Не пользовался он готовой рецептурой
На прозу четкую иль на звенящий стих;
Не устрашен зловредной «конъюнктурой»,
Он не хвалил сопливых, да своих;
А делал важное, ответственное дело,
То, для которого на свет он был рожден...
Ах, если б наша критика умела
Не делать то,
чего не делал
он!
499
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И так всякий раз, когда он обращается к современности.
Тут у него что ни слово, то — острая сатирическая шпилька.
С классиками же он старался держаться почтительно. Я
бы даже сказал — осторожно.
Но и тут тоже он нередко давал волю своему язвительно$
му сатирическому дару. И если вспомнить, в обстановке какой
ледяной несвободы создавались эти его «Сатирические очер$
ки» (об этом подробно говорилось в предисловии к первой на$
шей републикации), можно только подивиться тому, что это
все$таки ему удавалось.
ПЕТР И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ
Жил на свете добрый царь,
Православный государь...
Н. М. Карамзин
Неси на небо гласы, ветр, —
Бессмертен ты, Великий Петр!
Г. Р. Державин
Но вот в семь$на$десятом веке
От Запада повеял ветр —
Пришел наставить человеки
Небезызвестный Первый Петр.
Он, обменяв чертог Московский
На императорский дворец,
Эпохе древней, допетровской
Немедля положил конец.
Его считали изувером
За твердый нрав и буйный стих;
Он был революционером
В глазах историков иных.
Иные же твердили стойко,
Что оный Петр, Господь спаси,
Не что иное, как надстройка
На базе Вечевой Руси!
500
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Что хоть представил он наличность
Реформ, проведенных кнутом,
Но все же он был только личность,
И неприятная притом!
Так чахлые интеллигенты,
В учености понаторев,
Спешили «разъяснить» легенду
Об императоре Петре.
Но не помогут переброски
И перегибы не при чем —
И век Петра был Век Петровский,
Петровым именем крещен.
И мы должны признаться честно —
Твердит История сама,
Что наша Русская Словесность
Петру обязана весьма.
В строках поэм, в листах романов
Железный лик запечатлев,
Творили Пушкин и Тынянов,
И Алексей Толстой, и Лев.
И ежели в порядке чуда,
Пред Фальконетовым конем,
Сложилась бы большая груда
Всего, что писано о нем,
Всего, что от ума и чувства
Шло к просвещенью и добру,
Всего, чем русское искусство
Обязано царю Петру, —
Тогда, клянусь, пред нашим взглядом
Возникнул бы в один момент
С Чугунным Памятником рядом
Другой, Бумажный Монумент.
501
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А вы, читатели, сумейте
Сужденье верное иметь.
Что настоящее бессмертье
Дает: бумага или медь?
Но речь об этом будет позже,
Поскольку батюшкой Петром
Замешаны лишь были дрожжи,
А тесто поднялось потом.
***
Во всем другом была отсталость,
И для изысканных сердец
Литература созидалась.
На иностранный образец.
Так мы, сомнения откинув,
Хотели миру доказать,
Что может собственных Расинов
Земля Российская рождать.
А результат был не таковский,
Не получился перелом:
Ходил Корнелем Тредьяковский,
А Сумароков — Буалом.
Они$то на азах и буках
Для меценатов$простофиль
Рождали в чрезвычайных муках
Литературный русский штиль,
Творя критический анализ
Стихов противной стороны,
Друг другу истово вгрызались
Когда в глаза, когда в штаны!
И пред вельможами служили,
Чтоб заработать на обед,
И доказательством служили
Тому, что письменности нет!
502
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЕЕ ФЕЛИЦЕСТВО ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ
Старушка милая жила
Приятно и немного блудно,
Вольтеру первый друг была,
Наказ писала, флоты жгла
И умерла, садясь на судно!
А. С. Пушкин
1
Средь блещущего небосвода
Сдержи, светило, резвый бег —
Се, как державинская ода,
Встает Екатеринин век!
Супруга своего со стула
Неукоснительно столкнула
И ловко замела следы
Екатерина Алексевна,
«Богоподобная царевна
Киргиз$Кайсацкие орды!»
2
О повелительнице лучшей
Дворяне не могли мечтать,
Любой надеялся на «случай»,
А случаем была кровать.
Но, отдыхая от Эроту,
Они писали Дидероту
Насчет расейских разных клюкв,
Хоть в грамоте не больно шибки,
Четыре делали ошибки
В едином слове из трех букв1.
1
Екатерина Вторая, как известно, писала слово «еще»
следующим образом: «исчо», делая четыре ошибки в слове из трех
букв.
503
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
Страна цвела — кто спорить станет?
Европам разным не подстать,
Но ах — противные крестьяне
Чего$то стали бунтовать!
Им было трудно примириться.
С тем, что державная царица
Равняет весь их мир к скоту —
И захотелось им, чумазым,
То, что обещано Наказом,
Осуществить в своем быту.
4
Под Астраханью, под Казанью
Пошел сплошной дворянский плач,
Главою оному восстанью
Явился Емельян Пугач.
О Пугаче немало мнений —
Покровский отрицал в нем гений,
Твердя, что он был туп весьма,
А Пушкин из тогдашних сводок
Нашел, что он был самородок
Чисто народного ума.
5
Итак, был век сугубо славен.
Певцы пришли в большой азарт
И главным образом Державин
Как профессиональный бард!
Но в эти дни еще на рифмы
Не выработали тариф мы:
За славословий пряный дым
Любители литературы
Платили с помощью натуры —
Товаром мертвым иль живым.
504
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
Денис Фонвизин, скажем вкратце,
Ославил в цикле драмсатир
Смешных и пошлых тунеядцев,
Как «Недоросль» и «Бригадир».
Тогда одно, сейчас другое,
Но и при новом нашем строе
Есть «бригадиры» — что сказать,
Которых в силу их привычек
Без иронических кавычек
Нельзя характеризовать!
7
О «Недоросле» два$три слова:
Как это вышло, кто поймет,
Что нет в помине Простаковой,
А Митрофанушка живет?
На пленумах литературных
Мы часто слышим в спорах бурных
Вопит лирический профан:
«На что мне ямбы и хореи,
От них я чахну! Я хирею!»
Знакомьтесь — это Митрофан!
8
Был классицизм уже подмочен,
Когда явился Карамзин,
Не слишком искренний, но очень
Сентиментальный господин.
Героям древности на смену
Он выводил пейзан на сцену,
У коих жизнь была проста;
Стремясь к покою от кошмаров,
Он начал «Счастием Швейцаров»,
И кончил «Прелестью Кнута».
505
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
Признаться должно без укора,
Что наша родовая знать
Урок бастильского напора
Сумела к сведенью принять!
Так в общем век Екатерины
Встает как образ двуединый —
Смешались гимны и хулы,
Плеть и перо, кровь и чернила,
И все Наказы были милы,
А наказанья очень злы!
ГОНЧАРОВ И ТЕМПЫ
Писатель Го н ч а р о в , создатель ценных перлов,
Три вещи написал, в них жизнь свою вложив:
«Обыкновенная история», во$первых,
«Обломов», во$вторых, и, наконец, «Обрыв».
Всего три опуса! По десять лет на каждый!
За тридцать слишком лет — три опуса всего!
Как можно так отстать! Ведь это, просто скажем,
Для автора позор и больше ничего!
Есть критики у нас, которых беспокоит
В труде писателя какой$нибудь затор;
Олешу тут клеймят, там Соболева кроют!
«Как смеют не писать! Неслыханный позор!
Ведь если наша жизнь несется как депеша,
Мы движемся за ней! Мы в темпы влюблены!
Что думает себе медлительный Олеша?
Зачем, как Эренбург, он не печет блины!
Лови момент! Всегда вперед, не тратя мига!
Начало всех начал, основа всех основ!»
Ну, что бы мог сказать подобный торопыга
О творчестве таких людей, как Гончаров?
506
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Нет, он бы не сказал, а завопил бы криком:
«В чем дело? Гончаров? Молчит который год?
Что пользы нам в таком писателе “великом”,
Когда от жизни он позорно отстает!
Вот “Сон Обломова”! Уже три года с лишним
Как он читается, явясь на белый свет!
С тех пор мы ничего не видим и не слышим!
Идет четвертый год, а продолженья нет!
Твердят, что Гончаров не признает шаблонов,
Не хочет своего насиловать пера!
Но сколько может спать какой$нибудь Обломов?
Его давным$давно уж разбудить пора!
Какие поводы к задерживанью вещи?
В чем может в наши дни нуждаться Гончаров?
Сам служит цензором! Зажиточный помещик!
В день двадцать пять листов пиши — без дураков!
Его не тормошить — он тут же и заляжет!
Когда читатель ждет, писатель — будь готов!
При этом никаких для классиков поблажек,
Будь он хоть Гончаров иль Перегончаров!
Он должен шествовать своей эпохе вровень,
А отстающие — нелепы иль смешны!»
Так говорили бы тогда о Гончарове
Зоилы наших дней, лихие крикуны!
Они от своего нисколько не отстанут,
Затянут, отдохнут, потом начнут опять;
Где нужно — поднажмут, где надобно — подтянут,
Где можно — вмиг убьют желание писать!
Какие выводы? Одно лишь достоверно,
Помимо двух путей для ищущей души —
Совсем ли не писать или писать, но скверно;
Есть третий путь: пиши, но хорошо пиши!
Хоть рассуждения такие и не новы,
Я не без умысла включил их в свой аннал...
А в заключение вернемся к Гончарову:
«Он очень медленно и хорошо писал».
507
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
БЕЗ ТОЛСТОГО
Мне снился сон, возможный едва,
Но снился — честное слово —
Как будто на свете не было Льва
Николаевича То л с т о г о ...
Струились воды, пылал восток,
И ветер травку нежил,
А Лев Николаевич граф Толстой
Как будто на свете нe жил...
Таков закон сновидений — во сне
И дважды два — не четыре...
Но что же могло привидеться мне
В таком в бестолстовском мире?
Сначала в памяти темный пролом
И вдруг — молнии вспышка:
Человек, я вижу, сидит за столом;
Пред ним Фадеева книжка;
Он алчно глотает строку за строкой
Читатель советский этот;
Он много бы дал, чтоб узнать, какой
У автора творческий метод;
Он шепчет, восторгом живым упоён:
«Роман недаром расхвален,
Автор талантлив, автор умен,
А главное — оригинален!»
И новое зрелище мне предстоит
Суровое такое:
Человек вполне приличный на вид
С протянутою рукою....
Я спросил:
«Кто такой?»
И услышал в ответ:
«Носитель формальной заразы —
Эйхенбаум, искусный искусствовед,
Лишенный питательной базы...
Нашла на него большая беда,
Мутит его и корежит,
Толстого он мог бы подделать — да,
А выдумать — нет, не может...»
508
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Такие ужасы никаким
Не могли бы присниться Дантам!
Вопрос: кому подражать молодым?
Кого искажать педантам?
И странным кажется наш свет,
Он выглядит очень сиро,
Когда в нем Льва Толстого нет,
И нет «Войны и мира»!
Я стал во сне чрезвычайно зол,
Собой почти не владея...
И другого выхода я не нашел,
Как прервать свое сновиденье!
А проснувшись, увидел я в тот же миг
И солнышка луч сквозь щелки,
И подушку, к которой щекой приник,
И Толстого на книжной полке...
Он живет в СССР, не страшась ничего,
Никто под него не копает,
И Фадеев держит курс на него
И правильно поступает!
Эйхенбаум выпускает книги опять
Определенного склада,
Его ругают и будут ругать, —
Так ему и надо.
И радостно стало мне втройне —
И как, друзья, не гордиться,
Если жизнь без Толстого в нашей стране
Может только присниться!
Вступительная заметка и публикация Б. САРНОВА.
509
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
59 Кб
Теги
1383
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа