close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

4634

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Шекспировская мастерская
Людмила ЕГОРОВА
ГУСТАВ ШПЕТ И
ШЕКСПИРОВСКИЙ КРУГ*
Книга под таким названием состоит из трех разделов:
«Письма», «Документы», «Перевод. Комментарии. Приме
чания». В рецензии я нарушу данную логику: начну со вто
рого раздела, перейду к третьему, чтобы затем вернуться
к первому.
Документы — свидетельство того, как в 1930е годы шла
работа по созданию нового русского Шекспира, отвечавше
го требованиям ХХ века. Шекспировская эпопея стала важ
ным социальным и культурноисторическим событием.
Руководство подготовкой нового полного Собрания сочи
нений сменялось по независящим от его участников об
стоятельствам; единственное неизменно действующее ли
цо, кому удалось пройти через все и выжить, — А. Смирнов
(1883—1962), на тот момент профессор Ленинградского
университета. Под его редакцией ПСС Шекспира увидело
свет дважды: в 1936—1941 и в 1957—1960 годах.
Материалы к плану издания Собрания сочинений Шек
спира от 3 сентября 1932 года представляют проект распре
*
Густав Шпет и шекспировский круг. Письма, документы, пере
воды / Отв. ред.сост., предисл., коммент., археогр. работа и рекон
струкция Т. Г. Щедриной. М.; СПб.: Петроглиф, 2013. 760 с. («Рос
сийские Пропилеи»).
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деления материала на 10 томов, каждый объемом в 20—25
листов. Первая проблема касалась переводов. Смирнов от
мечал: «Желательно, в принципе, дать все пьесы в новых пе
реводах» (c. 195). Из старых он находил возможным взять
два: перевод «Усмирения своенравной» А. Н. Островского
(«...очень точный и превосходный в литературном и сцени
ческом отношении» — c. 193) и «Генриха V» («...в старом,
проредактированном мною переводе А. В. Ганзен, очень точ
ном и удачном» — c. 194).
Последнее, самое популярное издание Шекспира в пя
ти томах Брокгауза и Ефрона (под редакцией С. Венгеро
ва, 1902—1904), считавшееся в свое время культурным дос
тижением, перестало удовлетворять. В статье «О русских
переводах Шекспира» («Звезда», 1934, № 4; статья приве
дена в Приложении) Смирнов обстоятельно остановится
на проблеме необходимости коренного обновления:
Нам нужны новые, объективно точные переводы Шек
спира, которые восстановили бы его подлинное, многими де
сятилетиями искажавшееся лицо. Точность эта должна быть,
понятно, не только словарной и метрической, но и в первую
очередь эмоциональной. Необходимо воспроизвести подлин
ный тон Шекспира, всю гениальную гибкость и выразитель
ность его стиля, которая расслаблялась или замазывалась его
прежними переводчиками (с. 729).
Новый русский Шекспир только начинал складывать
ся: М. Кузмин перевел «Бесплодные усилия любви»,
«Много шуму попусту», «Короля Лира», «Бурю»; Т. Щеп
кинаКуперник — «Сон в летнюю ночь» и «Бурю»; С. Со
ловьев — «Макбета» и «Зимнюю сказку», А. Радлова —
«Отелло» и почти наполовину «Ромео и Джульетту». Пе
реводчикам нужно было помогать — творить совместно
с ними, проводя большую исследовательскую работу. Ре
зультаты не замедлили сказаться. Достаточно взглянуть,
к примеру, на отзыв К. Чуковского:
Я знаю прежний перевод «Короля Лира», сделанный тем
же Кузминым. Теперь этот перевод неузнаваем. Ктото (ре
дакция или сам поэт) так исправил первую редакцию, что пе
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ревод стал вдвое лучше. Я отмечал крестиками на полях осо
бенно понравившиеся мне новые варианты <...>
Таких поправок — сотни. Все они сделаны с художествен
ным тактом и большим мастерством (с. 213).
Говоря о предисловиях к пьесам, Смирнов перечислил
имевшиеся статьи (С. Мокульского, И. Соллертинского,
А. Слонимского, П. Когана, В. Мюллера, А. Пиотровского
и др.), отметив, что большинство, включая и его собствен
ные, нуждались в переработке или замене новыми, посколь
ку были написаны большей частью в 1929—1930 годы.
Не менее сложно обстояли дела с примечаниями, пре
дисловиями к отдельным пьесам или их группам, общими
статьями.
Письмо А. Горлина (1878—1938) от 17 мая 1933 года
представляет план издания СС Шекспира в 8 томах. Горлин
указывает, что план был составлен им летом 1929 года по
предложению и согласно указаниям тогдашнего заведую
щего редакционным сектором б. ЛЕНОГИЗа — Д. Ангерта,
одобрен В. Фриче и московской главной редакцией класси
ков. Упомянул Горлин и о том, что Смирнов был привлечен
им к работе по предложению все того же Ангерта. Указания,
данные Ангертом Горлину и Смирнову «на совещании по
этому делу», сводились к тому, что «издание должно иметь
в виду главным образом самого широкого, средне подготов
ленного читателя и не носить характера “академического”,
с обширными и написанными “ученым” языком, но мало
доступными для широких читательских масс статьями и
комментариями» (с. 198).
В начале 1930 года первые два тома были подготовле
ны к печати. Второй том вышел. Для первого профессору
Когану не удалось своевременно написать вступительную
статью о жизни и творчестве Шекспира. Вслед за вторым
в производство были сданы тома I, III, IV (набраны, подпи
саны к печати) и V, но изза затруднений с бумагой процесс
заглох.
Протокол совещания при издательстве «Academia» по
вопросу об издании СС Шекспира от 15 июня 1933 года
фиксирует уже иной расклад сил. Председательствовал
Л. Каменев. Присутствовали: А. Луначарский, Г. Шпет,
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И. Аксенов, М. Зенкевич, А. Смирнов, Е. Ланн, А. Тихо
нов, М. Розанов, И. ГроссманРощин.
Первый вопрос совещания: обсуждение плана изда
ния СС, представленного Шпетом. План утвердили.
Сверх восьми томов запланировали IX и X для включе
ния развернутого комментаторского аппарата.
Второй вопрос: обсуждение принципа перевода и ком
ментирования сочинений Шекспира по докладу Шпета и
Смирнова. Им было поручено составить общую инструкцию
для переводчиков и корректоров. Читая ее пункты, ощуща
ешь сдвиг с ориентации на «усредненность» в сторону акаде
мичности: в основу данного издания предложено положить
Кембриджское издание (Cambridge Shakespeare, 9 томов,
1863—1866; 2 изд. — 1891—1893) или издание Темпл (Temple
Shakespeare, 1894—1896); в качестве пособий при переводе
рекомендованы словарь Шмидта (Schmidt. Shakespeare
Lexicon and Quotation Dictionary, 1874—1875), словарь Они
онса (Onions. A Shakespeare Glossary, 1911) и проч.
Третий вопрос: доклад Смирнова о транскрипции. Не
смотря на высказанные совещанием пожелания «не ломать
обычных имен главных действующих лиц, при прочих рав
ных условиях давать предпочтение буквенной близости»
(с. 203), Шпет, как мы увидим впоследствии, останется при
своем мнении и предпочтет эксперимент.
Работа должна была начаться с издания в 1934 году то
мов II (ответственный редактор Смирнов) и VI (Шпет): со
став томов и распределение переводов установлены (пере
воды — с вариантами). Оговорены редакционный просмотр
обоих томов М. Розановым и редакция А. Луначарского и
Н. Бухарина.
Среди документов в разделе также приведены: распреде
ление пьес между переводчиками, сделанное Смирновым
(он называет его «уравнением со многими неизвестными» —
с. 207); два варианта плана статейного материала к СС; ин
струкции переводчикам (в двух редакциях: 1933 и 1935 го
дов); отзывы Смирнова (на перевод «Короля Джона» Н. Го
лованова, на пробный перевод «Виндзорских кумушек»
Н. Соколовой и «Кориолана» А. Туфанова), Чуковского (на
«Короля Лира» М. Кузмина), Мирского (на «Отелло»
А. Радловой) и др.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исключительно интересен аналитический ответ Шпета
(октябрь 1934 года) на критический отзыв Мирского о ре
дакционнопереводческой работе Шпета над «Макбетом»:
Критика его — неблагожелательная и одностороннепри
страстная: приступив к ней с привычными для него приема
ми журналиста и дилетанта, Мирский не обнаружил ни фи
лологической подготовки и сноровки, столь необходимой
при анализе шекспировского текста, ни должного чутья в от
ношении русского языка, ни достаточного искусства во вла
дении им, чтобы суждения его можно было бы признать впол
не авторитетными (с. 256).
Анализируя причины недостатков прежних перево
дов, Шпет обращает внимание, в частности, «...на полное
отсутствие вполне совершенных переводов драматиче
ского белого стиха...» (с. 219):
Вместо энергического, старого, сильного языка — вялое, се
рое сукно, расцвеченное время от времени пятнами собственно
го творчества переводчиков; вместо организованного конструи
рованного стиха — груды словесного материала (с. 219).
Шпет демонстрирует ритмический «рисунок» в искрен
нем убеждении, что «переводчику — будь он сторонником
или противником эквиритмии, — заметившему столь по
следовательно проведенное метрическое построение, труд
но уйти от соблазна и не попытаться передать его по мере
возможности; если не скопировать, то хотя бы приблизи
тельно его воспроизвести» (с. 222). У Шпета — совершен
ный слух и стиховедческий талант, с одной стороны, широ
та знаний и видения — с другой:
Ранний елизаветинский белый стих <...> пережил свое
образную эволюцию, не только выражающую смену вкусов,
моды, поэтической конвенциональности, но и отражающую
лежащие в основе этой смены идеологические и социальные
сдвиги того времени. Названная смена, основным рефракто
ром которой был Шекспир, ярко запечатлена в его творчест
ве... (с. 224)
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Увы, видение Шпета — «...Шекспира нужно именно
изучать, а не “почитывать”» (с. 225) — оказалось несвое
временным. Своевременной была статья Б. Таля «Дайте
советскому читателю классиков» («Правда», 1932, 19 де
кабря), приведенная в Приложении. В то время как в стра
не с невиданной быстротой уменьшалась неграмотность
взрослых и происходило переключение на ликвидацию
малограмотности, Шпет ставил — хоть и оставлял в сторо
не — «важный для Шекспировской версификации вопрос
о женских окончаниях строк <...> а также об окончаниях,
называемых у англичан “легкими” и “слабыми” <...> (хотя
это и существенный вопрос для определения “качества” пе
реходных строк, enjambements)» (с. 225).
Шпет настаивал на необходимости «издания точного, а
не облегченного текста» (с. 227). В одном из следующих
приведенных в сборнике документов — Протоколе совеща
ния об издании полного СС Шекспира от 17 апреля 1935
года — имени Шпета уже нет: он месяц как арестован.
***
В третьем разделе — демонстрация того, как работал
сам Шпет. Здесь собраны материалы тома, ему поручен
ного: перевод трагедии «Макбет» (перевод С. Соловьева,
переработанный Шпетом), Комментарии и Примечания
к «Макбету», «Мере за меру», «Отелло», «Королю Лиру»,
«Антонию и Клеопатре».
Говоря о переводе «Макбета», Смирнов справедливо
отмечал, что у Шпета «абсолютно нет смысловых неточ
ностей» (с. 141). Это перевод, на котором учишься, и
здесь сложно не согласиться со Смирновым: «Я с наслаж
дением штудировал Ваш перевод, и он, конечно, есть ог
ромное достижение» (с. 141).
Состав Комментария выверен: текст, датировка, ис
точники, пьеса на сцене. Шпет писал с опорой на все воз
можные на тот момент западные источники, включая Но
вое Кембриджское издание Дж. Довера Уилсона, труды
Э. Чеймберса («Елизаветинская сцена» в четырех томах,
1923; «Шекспир: Обзор», 1925), Э. С. Бредли («Шекспи
ровская трагедия», 1904) и др. На этой основе формирова
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лось собственное видение, складывалась своя система ин
терпретации. Так, например, размышляя об Анджело в ком
ментарии к «Мере за меру», Шпет отмечал:
Предположение (Брандес и др.), будто Анджело — вопло
щение лицемерной пуританской морали, произвольно. Шек
спир, вообще говоря, не делает аллегорий из своих действую
щих лиц. А если «пуританство» здесь следует понимать, как
обозначение отвлеченной ригористической морали, то Андже
ло, как тип, в такой же мере представляет католическую мо
раль, как и пуританскую (с. 411).
Такого рода проницательные наблюдения делают чте
ние необычайно питательным.
Тщательное исследование стоит за каждым из испол
ненных им разделов. Интересны и скрупулезная реконст
рукция рассматриваемой пьесы, и глубинное погружение
в Шекспира, и широкое видение общих горизонтов дра
матургии:
Развитие сюжета в новелле представляется бедным и
бледным по сравнению с тою психологической насыщенно
стью, которая в Отелло нам кажется неисчерпаемой. У Шек
спира метод обработки сюжета как будто прямо противопо
ложен методу современных драматургов: новые драматурги,
превращая повествование в драму, урезывают его, сокращают,
обедняют не только в описательных частях, но и в самом раз
витии действия, в мотивировке его и в ситуациях. Шекспир
самый сюжет меняет мало, его основные линии воспроизво
дятся им, но в развитии действия и в мотивах поведения дей
ствующих лиц он ничем не связан и его творческая фанта
зия — безгранична (с. 441—442).
Шпет детально прорабатывает источники, и, с одной
стороны, он действительно погружен в каждый из них,
с другой — это погружение с четкой целью осознания,
как с ними работал его главный герой — Шекспир:
Холиншед — хроникер, летописец, он излагает события
в их внешней последовательности, пункт за пунктом сообщая
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
все, что он знает. Если бы он мог каждому событию указать его
хронологическую дату, он, вероятно, считал бы свою задачу
максимально выполненной. Для него имена собственные:
Лир, Кордейла и т. д., — только номенклатура, а не человече
ские типы, образы или «характеры». Действия их не вытекают
из их характера и внутренне не мотивируются, а просто кон
статируются. Когда он не может воздержаться от указания мо
тива поведения какогонибудь лица, или его побуждений, он
чувствует это как нарушение требуемой от него объективно
сти и спешит сделать соответствующую оговорку: «мне кажет
ся», «я бы сказал». Даже Джеффри — конкретнее его, и в этом
смысле — художественнее... (с. 473)
Проникновение Шпета было смелым в отношении до
гадок и гипотез, пофилософски широким в плане охвата
и глубинным в плане зрения в корень, например, «...ско
рее надо предположить, что Шекспир сознательно пере
менил мысль и не “вопреки смыслу”, как думает Ф. Ф. Зе
линский <...> а с очень большим смыслом» (с. 555).
Во всем, им написанном, — россыпи информации, про
ницательности, мудрости. Остановлюсь только на одном
примере. В «Макбете» ключевыми для проверки качест
ва перевода могут служить две перекликающиеся строки:
в них — своеобразная манифестация одной из важнейших
тем пьесы — инверсии ценностей. В первый раз слова «Fair
is foul, and foul is fair» произносят ведьмы. Затем Макбет —
еще до встречи с ними — как бы подхватывает их песню; еще
не видя, оказывается под воздействие чар: «So foul and fair
a day I have not seen». Шпет обратил внимание на эту пере
кличку и передал ее: «Свет есть тьма и тьма есть свет»; «То
тьма, то свет, — дня не видал такого».
Удивительно, что кроме него этого отголоска — ни на
уровне слов, ни на уровне переклички мотива — нет ни у
кого. Разговор или переводится в план погодных явлений
(А. Кронеберг: «Как страшен день: гроза без туч, / На не
бесах играет луч»; интересующие нас слова ведьм выпу
щены), или воинских трудностей и побед (В. Кюхельбе
кер: «Страшнее дня и краше не припомню», в то время как
ведьмы, кружась, говорят у него: «Зло добро, — добро же
зло»).
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эха не расслышал никто:
С. Соловьев: «Зло и добро один обман»; «Был тяжек
день, но вместе и прекрасен»;
А. Радлова: «Зло — в добре, добро — во зле»; «Неви
данный был день — тяжел и счастлив»;
Б. Пастернак: «Зло есть добро, добро есть зло»; «Пре
красней и страшней не помню дня»;
М. Лозинский: «Зло станет правдой, правда — злом»;
«Не помню дня суровей и прекрасней».
В. Гандельсман в переводе 2010 года стремился к со
хранению этого важнейшего мотива, но, увы, зловещее и
величественное у Шекспира приобретает у него звучание
блатного жаргона в первом случае: «Уродство с красотой
заквась / и когти рви сквозь мрак и мразь!»; «Уродство с
красотой, обычно ссорясь, / сегодня в странной дружбе».
Открывая пролежавшее под спудом в течение почти
восьмидесяти лет, понимаешь, что сегодня, продолжая
работу над Шекспиром, у нас есть, у кого и чему учиться.
***
В семейном архиве Шпета и в фонде издательства
«Academia» сохранились материалы по работе над пе
реводом и письма Смирнова 1933—1935 годов, позво
ляющие приобщиться к этому времени работы над Шек
спиром.
Именно с писем Смирнова десять лет назад Т. Щедри
на начала работу над книгой. Теперь в первом разделе она
представила семьдесят четыре письма Смирнова Шпету,
по одному письму Шпета Смирнову и Смирнова Камене
ву, три — Шпета Каменеву, четыре — Радловой Каменеву,
а также Шпету по одному письму от Голованова, Зенке
вича, Курошевой, по два — от Некоры, Кузмина и др.
Эпиграфом к разделу стали слова из письма Смирно
ва Шпету от 13 мая 1934 года: «Надо бы собрать нашу пе
реписку и издать дополнительным томом к Шекспиру!»
(с. 132). Это, действительно, захватывающее чтение.
Т. Щедрина справедливо отмечает: «...письма раскры
вают не только те проблемы, которые решали переводчики
по ходу работы над Шекспиром» (с. 15), но «в них контур
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
но схвачен и контекст, и <...> интонация времени» (с. 16),
причем — не в «газетной и официальноидеологиче
ской шумихе, а в “сфере разговора”, в том, что “проносит
ся в воздухе”, которым “дышат” переводчики и редакторы
Шекспира...» (с. 16).
Смирнов воспринимается как идеальный корреспон
дент: он краток, предельно информативен, позитивен. На
чиная письмо из весомых одиннадцати пунктов, он мак
симально конструктивен и после ласкового обращения
обезоруживает: «Пишу вам снова — не для того, чтобы обре
менять Вас длинной перепиской, а чтобы держать Вас в кур
се всего, что делается по поводу Шекспира или новых мыс
лей, которые приходят мне в голову» (с. 25). Закончит он
милым: «Уф, кажется, ничего не забыл» (с. 27).
Он помнит о выражении признательности: «В заключе
ние — два слова о нашей совместной работе в 4 руки и 4 гла
за. Она доставляет мне огромное наслаждение, и я глубоко
верю в ее продуктивность» (с. 34. 14 июля 1933 года); «Еще
раз спасибо за Ваши письма и за единый фронт» (с. 38.
16 июля 1933 года).
19 октября 1933 года обстоятельства изменятся (поя
вится «...туман прискорбных недоразумений, возникших
между нами стараниями некоторых лиц...» — с. 75), но
Смирнов неизменен:
...в моей позиции по отношению к изданию Шекспира я
чувствую себя очень одиноким. С самых разных сторон я ви
жу либо пристрастия, либо беспринципность, либо мотивы,
мне непонятные и неприятные. Я решил быть в моей борьбе
за качество русского перевода Шекспира прямым и откровен
ным до конца, и этой проблеме качества я подчиняю все ос
тальное <...> Я знаю, что Вами руководит такое же отноше
ние к делу и что у нас с Вами, как я уже сказал, есть общий
язык. Я ничего так не желаю, как сработаться с Вами (с. 73).
Смирнов прибегал к процентной оценке их со Шпе
том совместимости, и она по мере работы варьировалась.
Сначала он думал о «60—70 % совпадений наших устано
вок», затем ему представлялось, «что общего у нас про
центов 95, т. е. максимум того, что в таких случаях воз
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
можно» (с. 34, 14 июля 1933 года). В письме от 21/22 ап
реля 1934 года он отмечал:
Раньше я мечтал придти к полному единомыслию с Вами
во всех этих вопросах. Потом я утратил эту надежду и прими
рился, что мы над Шекспиром будем работать не вполне оди
наково. Примерно в 70% будем солидарны, а в 30% — расхо
диться. Утешаюсь мыслью, что 70% в таких делах — уже
очень много, и что они распространяются на наиболее основ
ное и существенное (с. 123).
Он всеми силами старался избегать конфронтации.
Так, детально изложив свою точку зрения о транскрип
ции имен в «Макбете» в письмах от 21/22 апреля и 13 мая
1934 года, в письме от 21 мая он в последний раз пробует
убедить Шпета и — закрывает тему: «Об именах и формах
их в Макбете спорить больше не буду» (с. 134), «Впро
чем, все это неважно!» (с. 135). Это, безусловно, важно, но
он умеет уступить Шпету даже тогда, когда его, Смирно
ва, доводы звучат убедительнее.
Не пройдет и месяца, как 9 июня появятся другие «но
вости»: заработает «коллегия консультантов» из пяти че
ловек. Смирнов откровенно раздражен:
...все эти 5 человек либо ничего не будут делать, либо будут
петь, кто в лес, кто по дрова, и неужели нам придется отбивать
ся от каждого порознь? Все они будут наверное давать проти
воречивые советы!! Например, я уже знаю, что Мирский нахо
дит, что для перевода the whore «шлюха» — слишком слабое
слово, а надо — «блядь»... Не думаю, что Шор или даже Асмус
были такого же мнения. Ergo... Ergo вот: надо требовать, чтобы
они работали как комиссия и выражали нам свои пожелания,
лишь согласовав их сначала между собою!! Это единственно
практически возможный наш метод работы с ними (с. 137).
Они еще пробуют шутить:
То, что Вы пишете о том, чтобы наши «контролеры» чи
тали сырые переводы до нас — великолепно!!! Вы проявили
в этом вопросе гораздо больше остроумия, чем я (с. 142, 19 ию
ня 1934 года).
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25 июля 1934 года раздаются одна за другой печаль
ные ноты, хотя Смирнов попрежнему пытается все обра
тить в «не самое страшное», когда оно — насильственное
и навязчивонеотвратимое — заявляет о себе:
...А. Н. Тихонов назначен «диктатором» по этому изда
нию с правом принимать все меры к ускорению его «вплоть
до изменения, если понадобится, состава редакторов».
Вот эту фразу я и толкую как «кару», постигшую меня.
Вообще же я употребил это слово в шутливом смысле, так как
ни действий, ни слов суровых прямо против меня никаких,
к счастью, еще не воспоследовало, и А. Н. писал мне в общем
в дружелюбном тоне.
Интересно, что он просил меня информировать его непо
средственно о ходе работы и вообще вести переписку с Вами
через него. Это очевидно невозможно, но если уж так нужно,
деловые реляции я ему буду посылать «от времени до време
ни»... (с. 150)
3 сентября 1934 года Смирнов возвращается к этой
теме. Предсказуемо, что он не выполнил тихоновской
просьбы:
Ни нашему «главковерху» по Шекспиру, А. Н. Тихонову,
ни кому бы то ни было вообще, я ничего не пишу, и не буду пи
сать по этому вопросу, равно как и здесь ни с кем не рассуж
даю о нем (с. 156).
Особую озабоченность в октябре 1934 года вызвал
К. Чуковский. Смирнов опасался, как бы Чуковский не
оказался палкой, вставленной в их со Шпетом колеса, ибо
дорожил сложившимися отношениями:
Со времени «трений» между нами по поводу переводов Рад
ловой, которые имели очень специфические и персональные
причины и о которых я вспоминаю с большой душевной тоской,
я твердо решил, что никто и ни при каких условиях в работе над
Шекспиром между мною и Вами больше не встанет и что
нужно стараться никого больше не подпускать к этому делу,
которое мы ведем (после того несчастного периода) с полней
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шим взаимным пониманием и единомыслием. Сотрудничест
во с Вами в этом деле я считаю большим для себя счастьем,
которое научился ценить (с. 162).
Увы, «счастье» подходило к концу — вскоре начнется
травля, мучительная для Шпета. Его письмо Каменеву от
29 октября 1934 года производит трагическое впечатле
ние, определяемое и временем, и неизлечимой личной ра
ной после травли 1927 года:
Я помню, в каком состоянии я вышел из «чистки»: это
было повторением (в первый раз я это испытал в голодные
годы под влиянием чисто физических, или вернее, химиче
ских причин: отравления углекислым газом) того состояния,
которое врачи определили как «депрессию с психостениче
скими явлениями на почве циркулярной конституции». Я не
мог ни защищаться, ни бороться, ни работать (с. 166).
Депрессивное восприятие трудно замаскировать, и
оно сопровождало Шпета, повидимому, на протяжении
всей работы. Он ощущал, что вокруг Шекспира «образо
валась нездоровая атмосфера едва ли не с момента назна
чения редакции» (с. 165).
«Нападение» Мирского буквально загнало его в бо
лезнь: «...оно вызвало в моем воображении яркую картину
кампании, которая начнется, как только появится в печати
наш Шекспир» (с. 165). Шпет задумал отступление — от
ход «на позиции общественно менее заметные, т. е. на рабо
ту более скромную и менее связанную с необходимостью
иметь дело с чужим самолюбием, честолюбием и самоуве
ренностью» (с. 167). Он еще надеялся остаться переводчи
ком и участвовать в Шекспировской энциклопедии, но на
дежды оказались тщетными.
Смирнов в письмах — в сравнении — воспринимается
пышущим здоровьем и оптимизмом, хотя он всего на че
тыре года моложе Шпета. Даже когда трагедия началась,
у Смирнова нет и тени депрессии — есть страх и сомне
ния, что одному не справиться, и опасения соредактора
обузы. Там, где воображение Шпета являло мрачные пер
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
спективы, Смирнов негодовал и — спешил остановить по
ток волнений:
Вообще, какой дикий разгул честолюбия, групповщины,
зоилства и т. п. вокруг нашего злосчастного Шекспира!
Я так взволнован, что не могу сейчас ни о чем больше пи
сать, и спешу отправить это письмо (с. 169).
В этот же день, 1 ноября 1934го, Смирнов пишет и
Каменеву. Он столь же искренне негодует по поводу дея
тельности К. Чуковского и Д. Мирского и со свойствен
ным ему оптимизмом надеется разобраться в ситуации:
Но мне очень хотелось бы знать, поставлена ли сейчас в из
дательстве в этом плане дискуссия, чтобы иметь возможность
принять тоже в ней какоенибудь участие, и вообще, так или
иначе, ориентироваться (с. 173).
Смирнов поверил «успокоениям» Каменева, которого
ему удалось повидать. Легкость его нрава бесконечно от
даляла его от понимания Шпета, не способного «успоко
иться».
31 января 1935го Смирнов спешит ответить на дол
гожданное письмо Шпета. Он все так же искренен и, го
воря о Чуковском, подчеркивает свое полное доверие
Шпету:
Скажу Вам совсем откровенно (и ультраинтимно): я по
чувствовал в нем (еще во время бесед в Кисловодске) жела
ние вступить со мной в «союз» и даже (может быть тут я
ошибся, но, простите, я должен Вам высказать все, что мне
показалось, хотя бы это только мне померещилось!), опира
ясь на меня оттеснить Вас от Шекспира (Вы знаете, что такое
стремление у коекого имеется) и занять Ваше место рядом со
мной. Я решил твердо этих мыслей не поощрять и, не показы
вая виду, что угадываю его планы, счел своей обязанностью
показать, что во всех теоретических установках на Шекспира
я ему не товарищ... (с. 187)
Смирнову хотелось быть верным Шпету. Он прекрас
но понимал, что Чуковский — «искусный и влиятельный
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
враг», и допускал возможность быть «съеденным» за со
юзничество со Шпетом, но храбрился:
Ну, и пусть! А тем временем буду до конца вести свою ли
нию и в частности — давать отпор тем, кто пытается съесть
Вас (с. 188).
И — параллельно — сдавал позиции:
О назначении С. С. Динамова главным редактором Шек
спира уже слышал. Не знаю, как к этому отнестись, так как
совершенно не знаком с Динамовым и знаю о нем наверное
еще меньше, чем Вы <...> Но я слышал, что он «страстно лю
бит» Шекспира и даже готовит книгу о нем (!) Будем наде
яться, что добрыми намерениями бывает вымощен не только
ад... (с. 187)
29 апреля 1935 года Динамов уже рапортовал Г. Беусу,
заместителю заведующего издательством «Academia» на
тот момент:
Возвращаю «Макбет» в переводе Шпета, как негодный для
издания (переводы Соловьева и Радловой мною сейчас изуча
ются)... (с. 190)
25 мая Анна Радлова «с товарищеским приветом» пи
сала в издательство «Academia»:
Уважаемый товарищ.
Посылаю Вам подписанный мною договор на «Макбета»
(с. 190).
Но эта переписка — рапорты «уважаемых товарищей» —
«дополнительным томом к Шекспиру» не пошла бы...
***
Первый раздел исключительно важен и в плане при
общения к истории литературы/перевода, и в отношении
поставленных Шпетом проблем перевода.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Принципиальность в отношении к переводчикам про
являть было сложно, но Шпет и Смирнов выступали еди
ным фронтом. Смирнов был откровенен:
Переводить Шекспира способны очень немногие, и того,
кто в этом деле проявил себя настоящим мастером, надо на
грузить максимально. К чему нам подыскивать новых лиц,
пробовать и затем, в большинстве случаев, браковать? Шек
спира раз навсегда и решительно надо исключить из числа тех
изданий, которые отдаются «на кормежку» и в которых каж
дый стремится получить свой кусочек. Пусть кормежкой бу
дут Елизаветинцы, но не Шекспир! (с. 68)
Против непрофессионализма в письме к Л. Каменеву
выступал и Шпет:
Я же скажу, что переводчику Шекспира упражняться
поздно, нужно уже владеть умением точного перевода и вме
сте с тем художественного, или, если угодно, художественного
и вместе с тем точного! (с. 94)
Смирнов не возражал против тщательного труда со спо
собными переводчиками («Над работами Курошевой, Рад
ловой и Кузмина, напротив, очень интересно!» — с. 107) и
проявлял твердость в отношении остальных:
Мы должны инструктировать и править, затем снова
инструктировать и еще раз править — лиц, нами самими при
глашенных или предложивших свою работу, но нами апроби
рованных. А если мы будем проделывать все это с каждым
желающим, то это превратится «в школу по обучению пере
воду Шекспира», чего делать нам отнюдь не следует (с. 104).
О трудоемкости даже интересной для Смирнова рабо
ты — над Радловой — говорит такой факт:
На работу над Отелло — проделанную мною индивиду
ально за письменным столом и на дискуссии с А. Д. — я ду
маю, я затратил, вероятно, около 200 часов... (с. 147)
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Когда Смирнов измеряет трудоемкость не часами, а
страницами, цифра получается столь же внушительной:
Сейчас Кузмин реализует мои замечания к его Бесплод
ным усилиям любви, которых (не усилий, а замечаний) я напи
сал... 60 страниц! (с. 153)
Читая Смирнова, понимаешь, что и состояние руко
писей, вручаемых редакторам, было чаще безотрадным:
Получил Троила и Крессиду в переводе Некоры. Общее
впечатление — благоприятное. Очень радует внешний куль
турный вид: пунктуация, отсутствие опечаток, «авторские»
примечаниямотивировки и т. п. Первый раз получаю такую
рукопись (с. 155).
Работа была изматывающей. Смирнов испытывал не
удобство, если не предлагал варианты:
Простите, что к Антонию у меня мало конкретных вари
антов. Искусства и сил не хватило (с. 149).
Такая — «под микроскопом» — работа, кроме несо
мненной пользы для перевода, подталкивала к неожидан
ным наблюдениям и выводам — подчас в скобках:
[Кстати, проштудировав Тита Андроника под микроско
пом, я решительно склоняюсь к тому, что пьесу эту написал
Марло, а Шекспир лишь ретушировал! Раньше я относился
к этой гипотезе скептически] (с. 112).
Замечателен юмор:
...перепишите поскорее соответствующие страницы Отел
ло, а то Радлова может скоро нагрянуть в Москву, и тогда Отел
ло превратится в Бурю (с. 24).
Интригующе звучат самостоятельные сюжеты, ска
жем, ахматовский.
17 августа 1933 года впервые упомянута ее фамилия:
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сегодня буду говорить с Ахматовой, которая, оказывает
ся, очень хочет переводить Шекспира. Надо ей предложить
чтонибудь «красивое». Я условно спрошу об Антонии и Кле
опатре. Лозинский советовал дать Меру за меру. Но, увы, она
уже занята! (с. 50)
18 августа:
Сегодня был у Ахматовой. Она склоняется к Антонию и
Клеопатре, но просит дать срок (недельный), чтобы обдумать
и попробовать (с. 51).
Увы, надежды скоро развеются. 23 августа:
Хотя в мое последнее пребывание у меня было очень ма
ло времени, я все же зашел к Ахматовой, чтобы личной бесе
дой устранить все возможные неясности. Она мне сказала,
что когдато начала переводить Макбета (сколько переве
ла — не сказала), но что теперь имела в виду перевести какую
нибудь трагедию или хронику Шекспира, какая окажется сво
бодной. Макбета же, узнав, что уже есть перевод Соловьева,
она отказалась переводить <...> Я ее очень просил показать
мне то, что она сделала из Макбета, но она категорически от
казалась. Из свободных пьес ей больше всего приглянулся
Антоний, но она просила дать срок на обдумывание до сле
дующего моего приезда, т. е. 27/VIII (с. 52).
И, наконец, 30 августа:
Ахматова категорически отказалась как от Макбета, так и
от Антония и Клеопатры! Я ее убеждаю взять хотя бы Ричарда
II. Она колеблется, просит времени, чтобы подумать (с. 54).
Исключительно интересна вся информация, которую
давно хотелось получить, но источники не находились:
о Е. Бируковой, Н. Вольпиной, А. Курошевой, Л. Некоре,
М. Тумповской, и в плане работы над Шекспиром —
о Т. ЩепкинойКуперник, А. ОношковичЯцыне, О. Ру
мере, К. Чуковском и др. Информация, суждения, оценки
предназначались сугубо для Шпета — для работы. Подчас
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
они нелицеприятны (тем ярче и живее впечатления) и
трагичны, ибо помимо качества работы беспокоиться уже
приходилось о выживании переводчиков. В письме от 11
октября 1934 года вопросы о заключении договоров зву
чат все острее:
Убедительная и горячая просьба: не нажмете ли в изда
тельстве, чтобы заключили, наконец, договор с Курошевой на
Ричарда II? Она его скоро уже кончает. И в материальном от
ношении сейчас она совсем погибает! Я писал об этом в изда
тельство, но дело не сдвинулось с места. Надо спасти хороше
го человека и хорошую работницу. Поскольку том VI готов,
формально это уже возможно. Помогите, дорогой Густав Гус
тавович! SOS! <...>
О Некоре: Но когда же издательство сможет заключить
с ним договор на Тимона или Кориолана. Ведь он до тех пор
умрет с голода! (с. 163)
Письма примечательны и тем, что дают возможность
понять, как Смирнов приходил к тем или иным решени
ям, например к мысли отказаться от Предисловий в поль
зу Примечаний:
Я до сих пор не написал «предисловий» к пьесам, и оказы
вается, что это необыкновенно трудно. Потому что получается
(ввиду принятой схемы их) невероятно скучно. Я несколько
раз принимался писать и потом выбрасывал. И вот, у меня яви
лась отчаянная мысль: отказаться от них совсем, вернее пере
нести то, что в них должно быть сказано, в примечания. Ведь
это же и будут по существу примечания, а не статья! (с. 138).
Поиски Шпета и Смирнова во многих отношениях за
глянули далеко вперед. Некоторые — даже самые практиче
ские — вопросы не разрешены и сегодня, скажем, о написа
нии удвоенных согласных. Шпет предлагал полностью
отказаться от них в иностранных словах и именах собствен
ных. Смирнов рассуждал аккуратнее:
Кстати, неужели все двойные согласные = простые? Ведь
некоторые английские и итальянские удвоения очень реаль
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ны, даже с взрывными (t, k), не говоря уже о сонорных ll, rr,
nn... Думаю, что Паллада у нас сохранится, как и Анна (с. 39).
В Приложениях — выдержки из статей А. Смирнова,
И. Аксенова, Л. Каменева, Д. Выгодского, К. Чуковского
и др. (выходные данные — в Комментариях), воссоздаю
щие фон эпохи.
Т. Щедрина сделала все возможное для предельно от
четливой реконструкции культурноисторического кон
текста работы над СС Шекспира. Помимо бесконечной
общей признательности за этот том ей отдельная благо
дарность за детальные Комментарии и, на мой взгляд, са
мый полный на данный момент Именной словарь около
шекспировской тематики.
Щедрина оговаривает, что, продолжая методологиче
скую линию Шпета, она пыталась избежать «содержатель
ных интерпретаций эпистолярного наследия Шпета и его
собеседников» (с. 560). Ей это удалось, хотя интерпрета
ций, на мой взгляд, не хватает. Пропорция писем Смирно
ва Шпету и Шпета Смирнову — семьдесят четыре к одно
му. Кто может уравновесить чашу лучше, чем специалист
по Шпету? Даже красноречивый эпиграф к третьему раз
делу — из письма Шпета Н. Игнатовой из Томска (13 мар
та 1936 года) — у неспециалиста вызывает вопросы:
...Забежало в голову, не спросить ли о работишке по Шек
спиру у А. А. Смирнова, но какой? Редактировать ничего боль
ше не хочу: сволочи создаешь репутацию, а порядочные люди
или умирают, не завершив дела, или воздают должное под сур
динку <...> а публично немотствуют (с. 264).
Смирнов — среди «немотствующих»?
Хотя это, действительно, не о Шекспире.
г. Вологда
55
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
89 Кб
Теги
4634
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа