close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Глава "Мещерская старина" из книги Н.И. Скулова "Открытая книга Мещеры".

код для вставкиСкачать
 Мещерская старина.
(Страницы из новой книги Н. Скулова "Открытая книга Мещеры")
Если внимательно посмотреть на карту Мещеры, то можно увидеть, что эта обширная низменная заболоченная равнина общей площадью 23000 квадратных километров своей формой напоминает гигантский перевернутый равнобедренный треугольник, сторонами которого являются реки Клязьма и Ока. Основание треугольника образует Окско-Цнинский вал меридионального направления, сложенный известняками и доломитами каменноугольного периода. С его отрогов стекают реки Колпь и Судогода. Своей обращенной на запад вершиной "мещерский" треугольник упирается в город Москву. В углах его основания находятся города Владимир (на севере) и Спасск-Рязанский (на юге). Егорьевское шоссе, спускающееся на юго-восток от Москвы, является как бы медианой этого равнобедренного треугольника устремленной на Касимов, проходящей через Люберцы, Егорьевск, Спас-Клепики, Туму, Гусь - Железный, Сынтул. Именно на этом пути в XV - XVII веках пролегал старинный Касимовский тракт, соединявший столицу Московского государства с городом Касимовым - столицей первой национальной автономии России - Касимовского царства, игравшего роль пограничного буфера между Московией и Ногайской Ордой.
Второй важнейшей дорогой, проходившей через мещерские дебри, был Старо-рязанский тракт, начинавшийся от Волжских ворот древнего Владимира и проходивший вдоль русла рек Поль и Бужа, в обход озер - к левому берегу Оки, на Рязань... Оба тракта пересекались в самом центре мещерского треугольника - у цепочки озер из которых вытекает река Пра. В наше время, волею судеб, Мещера оказалась поделенной между тремя областями: Московской, Владимирской и Рязанской. Произошло это после отделения 4 мая 1924 года бывшего Егорьевского уезда от Рязанской губернии. Этим было положено начало искусственного разделения исторических мещерских земель, при котором основная их часть осталась рязанскими, Западная Мещера отошла Москве, северная же самая малонаселенная, осталась за Владимирской губернией. Границы этих областей так же сходятся в географическом центре Мещеры, в районе озер
Жители юго-западной части нашего Гусевского района, чтобы добраться кратчайшим путем до Москвы чаще всего пользуются прямой электричкой "Вековка - Москва" или же электропоездами с пересадкой в Черустях Московской области. Одной из центральных станций этого пути является станция "Куровская" - города Куровское Московской области, ставшего городом уже в годы советской власти на месте деревни Куровская, благодаря текстильному комбинату, возникшему на базе фабрики купцов-старообрядцев Балашовых. В сорока километрах к югу от этой станции, на средине пути до города Егорьевска, рядом с Егорьевским шоссе находится село Ильинский Погост (Орехово-Зуевский район Московской обл.), которое в старину называлось Гуслицы, по названию небольшой речки, на берегах которой было основано. Названия рек Гуслица, и нашей речки Гусь - совершенно не характерны для славянской речной топонимики и явно имеют единый финский "guus", "kuus" (хвойное дерево) или даже балтский корень "hus" (быстрый, стремительный) и даны одним и тем же народом, обитавшим здесь исстари, возможно даже легендарным племенем мещера. Село Гуслицы в древности являлось центром Гуслицкой волости, которая упоминается в 1339 году в духовной грамоте московского князя Ивана Калиты.
В. Лизунов в своей книге "Старообрядческая Палестина" (Орехово-Зуево, 1992) так определяет границы земель этой волости: "...начинались в 30 верстах от Москвы между Владимирским и Рязанским шоссе и охватывали по рекам Нерской (в древности Мерской, прим. автора) и Гуслице юго-восточную часть Богородского и Бронницкого уездов Московской губернии, а также земли Егорьевского уезда Рязанской губернии и покровского уезда владимирской губернии...".
До середины ХVII века население Гуслиц было немногочисленным и размещалось преимущественно по Касимовскому тракту. Край этот отличался, как и подавляющая часть Мещеры, неудобными для земледелия болотистыми и песчаными почвами. Одним из главных занятий местных жителей было хмелеводство.
После церковного раскола, вызванного реформами патриарха Никона, старообрядцы устремились по Касимовскому тракту в глухие мещерские леса в поисках уединенной жизни и селились подальше от главной дороги. Так возникло большинство гуслицких деревень, жителей которых называли гусляками. В. Лизунов пишет, что... "после второго стрелецкого бунта 1698 года, в глухие гуслицкие леса бежало много ревнителей старой веры и уже к концу ХVII столетия в Гуслицах насчитывалось уже 46 деревень". Так образовался уникальный своей близостью к Москве (меньше, чем в ста верстах!) и в то же время очень самобытный духовный центр старообрядчества. Близость к центру сформировала особый тип старообрядца-гусляка, образованного, преуспевающего в мирской жизни, при необходимости умело приспосабливающегося к новым условиям, но, тем не менее, хранящего многие черты древнего богослужебного и жизненного уклада.
Игумен Георгий (Хлебников) и С.С. Михайлов в книге "Историческое описание Гуслицкого Спасо-Приображенского миссионерского мужского монастыря Московской епархии" (Куровское.2002.) пишут, что: "... будучи очень бережливыми и расчетливыми, лишённые вредных светских привычек и увлечений, многие старообрядцы-гусляки быстро богатели, выбивались в люди, становились купцами. Возникшая в результате постоянных преследований религиозная сплочённость помогала поддерживать своих единоверцев, помогать и им выбираться в зажиточные слои". Это способствовало экономическому развитию края. Многие купца Гуслицкого края стали заниматься ткацким производством. Возникли ткацкие фабрики, где все руководящие посты занимали старообрядцы.
Кроме того, ткацкие станки (домашний ткацкий станок назывался -карасем) появились чуть не в каждом доме и прежние бедняки-хлебопашцы и лесники превратились зажиточных промышленников. Богачи - владельцы фабрик их поддерживали, давали средства наживаться, богатеть и самим делаться фабрикантами и миллионерами. Об этом пишет П.И. Мельников-Печерский: " ...но фабриканты - старообрядцы лишь тем из крестьян давали заработки, лишь тем помогали и доставляли возможность самим делаться богачами, которые стояли с ними под одним знаменем" (Полное собрание сочинений. Т.13, СПб, 1898, с. 328). Экономический фактор стал главенствующим в укреплении и распространении старообрядства в Гуслицкой волости. Благодаря купцам - старобрядцам, выходцам Гуслицкой волости возникли текстильные фабрики и выросли города: Орехово-Зуево, Ликино-Дулёво, Куровское, Дрезна.
Из Гуслиц и соседних старообрядческих территорий вышли многие известные купеческие фамилии: Морозовы, Рахмановы, Солдатенковы, фарфоровые короли России Кузнецовы и др. Кроме текстильного производства жители многих деревень Гуслицкой волости занимались переписыванием и изготовлением духовных книг, в частности оформлением старообрядческих певческих книг. Для чего исторически сложилась уникальная "гуслицкая" роспись. Благодаря этому промыслу практически все взрослое население Гуслицких деревень, включая женщин, было грамотным. "Нигде, надо полагать, не распространена так грамотность, как в Гуслицах... грамотность среди здешнего старообрядческого населения является как будто родовым, неотъемемым наследством" (А.С. Пругавин. "Старообрядчество во второй половине XIX в." М., 1904, с.113) В некоторых гуслицких деревнях местные умельцы лили из меди и бронзы нательные и наперстные кресты, образки, которые продавались купцам пудами - на вес, для рыночной торговли в Москве.
Но богатство и благополучие старообрядческого населения Гуслицкого края были весьма притягательны для любителей легкой наживы: воров, грабителей и фальшивомонетчиков. Близкое расположение к границам трех губерний, глухие лесные дебри и болота позволяли "джентльменам удачи" постоянно ускользать от преследования служителей закона. Шайки разбойников на протяжении многих десятилетий "кормились" на богатом Касимовском тракте и на территории Гуслицкой волости. Этому способствовал тот факт, что старообрядцы, подвергавшиеся преследованию со стороны царских властей, проявляли солидарность по отношению к криминальным элементам. Поэтому постепенно для жителей соседних регионов и городов слово "Гусляк" стало олицетворять бессовестного человека.
Последняя шайка разбойников орудовала здесь в 20-х годах прошлого столетия уже в годы советской власти. А самым известным и знаменитым был разбойник Василий Чуркин, орудовавший в этих краях и постоянно фигурировавший в сводках криминальных новостей московских газет во второй половине 19 века.
Мельников -Печерский в статье "Рогожское кладбище" (ПСС, т.13, СПб, 1898, сс.331-333) писал, что многие из крестьян Гуслиц еще в 17-18 веках были уличены в занятии фальшивомонетчеством. Но особый размах этот преступный промысел приобрел в этих краях после 1812 года. После ухода французских войск из Москвы каким-то образом в руки старообрядцев-гусляков попали привезённые Наполеоном станки для печатания фальшивых русских ассигнаций. Банкноты, имевшие хождение в Российской империи до 1918 года к тому же были, как справедливо отмечал Мельников-Печерский, слабо защищенными от возможностей подделки. Фальшивые деньги изготавливали в Гуслицах и позже. В.А. Гиляровский - известный писатель, журналист 19 века, в своих произведениях рассказывал: "...Кроме того, гусляки славились печатанием фальшивых денег. "Гуслицкими" назывались в Москве все фальшивки. Оттуда (из Гуслиц) вышло много граверов... "Дай-ка купонной машинки, попечатать надо, на базар еду", обращались соседи друг к другу" (Гиляровский В.А. Собрание сочинений в 4-х томах, т. 3, М., 1999, сс. 105-108).
Гиляровский так же, как и другие авторы отмечает удобное для нарушителей закона расположение Гуслиц на стыке трёх губерний: Московской, Рязанской и Владимирской: "Здесь всегда было удобно скрываться беглым и разбойникам, шайки которых если ловят в одной губернии - перекочёвывали рядом в соседнюю, где полиция другой губернии не имела права их ловить". В Центральном Историческом Архиве Москвы можно найти дела о снаряжении целых воинских команд в гуслицкие деревни на поимку фальшивомонетчиков.
По свидетельству Гиляровского некоторые нечистые на руку "гусляки" ездили по городам собирать "на погорелое" с фальшивыми свидетельствами, чем неплохо зарабатывали. В 1857 году министром Государственных имуществ М.Н. Муравьёвым были командированы чиновники с целью на месте выяснить истинное положение гуслицкого старообрядчества. Результаты обследования вызвали у Муравьёва ужас. Он предложил императору Александру II принять строгие меры с целью "искоренить зло" и остановить всё большее распространение "раскола". Если в начале Касимовского тракта, близ Москвы находилась Гуслицкая волость, то в конце его - близ Касимова - Гусская волость, центром которой был Гусский или Гусевской Погост на реке Гусь. Но у него была другая судьба, другая историческая основа. О нем писал наш известный краевед, журналист, писатель В. Никонов в своей статье "Тайны древних названий" на страницах газеты "Гусевские вести" от 29 марта 1994 года.
Современная краеведческая литература чрезвычайно скудна, выходит маленькими тиражами в областных или районных центрах. Потребность в такой литературе в настоящее время чрезвычайно высока. Поэтому надо прилагать максимум усилий чтобы краеведческая литература была доступной широкому кругу читателей, особенно школьникам.
2
Автор
Ирина Седова
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
334
Размер файла
144 Кб
Теги
главы, мещеры, книга, открытая, книги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа