close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Н.И. Скулов "Бортничество и дегтярное производство в Мещере".

код для вставкиСкачать
 Директор МУК "Гусь-Хрустальный Историко-Художественный музей" Н.И.Скулов Бортничество и дегтярное производство в Мещере. Бортничество и смолокурение, наряду с рыболовством - древнейшие виды деятельности, сыгравшие большую роль в становлении и развитии культуры человека на территории нашего края. Однако, в краеведческой литературе этой теме уделяется очень мало внимания. Даная работа - скромная попытка восполнить существующий пробел.
Иосиф Юлиус Миккола (6.7.1866 - 28.9.1946) - финский языковед, специалист по сравнительной грамматике славянских языков, слово "мещера" толкует как Meškär "пчеловод" от мордовского слова: meš, mešk "пчела" (12). Во время раскопок мещерских поселений было обнаружено много предметов, свидетельствующих о том, что люди, живущие в этих краях, владели сложной техникой бортевого пчеловодства, за что действительно могли получить свое прозвище "мещера", т.е. "пчеловоды", "мещерские бортники".
Бортью с глубокой древности называли всякое старое дерево, дупло которого обжили дикие пчелы. Слово это очень древнее и происходит от слова "бор" - сосновый лес. Корень этого слова восходит к древнему индоевропейскому корню "bor/bur/ber" (15), связанного с понятием оттенков красного цвета. Отсюда же берет начало и славянское обозначение БУРого цвета. В древние времена мещерские бортевики разыскивали дуплистые деревья, в которых находились пчелы, и добывали мед. Однако искать такое дерево по всему лесу - занятие не из легких, да и меда таким образом много не добудешь, поэтому придумали изготовлять искусственные борти в стволах сосен и приманивать в них пчел. Изготовление борти стоило больших усилий, поэтому такие бортевые деревья явно были на особом счету, передавались от отца к сыну и помечались особым родовым знаком- "знаменем". Описание бортевого промысла можно найти в записках знаменитого арабского путешественника X века Ибн-Русте, изучавшего быт славянских племен и их соседей: "Из дерева выделывают они род кувшинов, в которых находятся у них и ульи для пчел, и мед пчелиный сберегается. Хмельной напиток приготовляют из меда". (14)
В древнейшем памятнике русского права - "Русской правде" (XI-XII в.в.) есть свидетельство о том, что борти были предметом купли-продажи: "а еже борть разнаменуеть, то 12 гривен продажи". (13)
Все мы чтим светлую память святых и благоверных князя Петра и княгини Февроньи, правивших в Муроме в начале XIII в., ставших символом супружеской любви, верности и семейного счастья. День их памяти 8 июля с недавнего времени превратился в общенародный праздник. Из "Повести о Петре и Февронье", написанной в сороковых годах XVI в. Ермолаем - Эразмом по заказу митрополита Макария, мы узнаем, что простая крестьянка Февронья была дочерью "древолазца", то есть бортника! Именно поэтому она, зная секреты изготовления снадобий из продуктов пчеловодства, вызвалась вылечить князя от страшного кожного заболевания. При первой встрече, она рассказывает князю об их семейном ремесле: "отец мой и брат мой древолазцы суть, в лесе бо мед от древ всяк въземлют". Ее рассказ наполнен тревогой за жизнь отца и брата, которые, уходя в лес за медом, могут сорваться с дерева и погибнуть: "мысля абы не урватися с высоты, аще ли кто урьвется еси живота гознет".(13)
Искусство бортевого пчеловодства сохранилось, по счастью, в наше время на Урале в и с древних времен мало изменилось. Осмотр бортевых деревьев и сбор меда начинался с середины лета. Мед хранили в специальных кадях выдолбленных из цельных стволов лип. Мёд не только шел в пищу, использовался для изготовления напитков и лекарств, но также в больших количествах продавался на торжищах. На погостах, куда приезжали князья для сбора дани, дань платили "скорою (мехами) и медом" (7). При описании надворных построек замка Андрея Боголюбского упоминается "княжая медуша" - специальное помещение для хранения сотен пудов меда (3). Все это говорит о значительном развитии бортничества. Как и меха, мед и воск являлись важнейшим товаром русской торговли с древнейших времен. Князья и монастыри имели и свои собственные борти, или бортные "ухожаи" (3). Наряду с конюхами, огородниками и ловчими при Владимирском князе Всеволоде Большое Гнездо состояли "бортники" (3). Можно с полной уверенностью утверждать, что мед и воск были "золотом" прадедов и дедов наших. Многие тысячи тонн меда экспортировались в страны Западной Европы. На рынках Гамбурга в XVI веке среди продуктов из России мед стоял на третьем месте после мехов и льна (11). В позднее средневековье мещерские пчеловоды перешли на изготовление ульев - колод, которые или подвешивали на деревья или устанавливали на земле. Колоды и борти просуществовали вплоть до 19 века, когда на смену им пришли рамочные ульи. (4)
А какими же были дикие мещерские пчелы? Они жили в дремучих лесах мещерского края еще с первобытных времен и относились к одному виду - "европейская лесная темная пчела"(6). Отличался этот вид от других пчел темно-серой окраской тела, без черно-желтых полосок и обитал на огромном пространстве лесного океана Восточной Европы от Беловежья до Урала и поэтому получил еще одно название "среднерусская пчела" или "мещерка". Это самые крупные по массе тела медоносные пчелы Европы. Масса плодной самки составляет 200 - 210 миллиграммов. Отрицательной чертой этих пчел является их высокая агрессивность(6). Процветанию этих пчел в древности способствовали еще и большие площади липовых лесов Среднего Поочья...
Появление в Центральных регионах России рамочных ульев и содержание в них селекционных пород пчел южного происхождения, привело к резкому сокращению численности, а потом и вовсе к почти полному исчезновению диких среднерусских пчел в первые десятилетия 20 века. Сохранились они только на Урале, в горных районах Башкирии и используются пчеловодами как селекционный материал, на их основе были получены новые перспективные породы пчел, отличающиеся высокой продуктивностью, устойчивостью к болезням и неблагоприятным условиям среды. В настоящее время в России создано тринадцать культурных популяций этих пород, в том числе и во Владимирской области.(10)
Так же как и бортничество - сидка смолы, то есть получение дегтя путем сухой перегонки (смолокурение), было важнейшим исконным занятием жителей Мещеры. Не даром эти два занятия, связанные с постоянным нахождением в лесу, слились в пословице: "Ложка дегтя - портит бочку меда". Считается, что смолокурение, как род занятий, направление кустарного производства, зародилось в Полоцкой и Новгородской Руси, в северной части Смоленского княжества (отсюда и само название города - Смольня, Смоленск (Смоленеськ) в 12 веке (16). Самым надежным средством сообщения, передвижения, транспортировки грузов на Руси были ладьи, лодки различных конструкций. Их изготовление требовало наличия водонепроницаемого состава, которым можно было бы пропитать дерево. Первое достоверное письменное упоминание об этом занятии на Руси датируется 1494 - 1498 годами ("А лес господине секли и береста драли на дёготь") (11).
Хотя, по моему мнению, свойства дегтя были известны человеку еще со времен неолита, как только появились первые землянки и полуземлянки, где внутри помещения горел очаг и был земляной дымоход, в котором пары конденсировались и черная смолистая жидкость со своеобразным запахом пропитывала землю вокруг. Лучший, наиболее ценившийся высокотоварный деготь курили только из березовой коры. Его применяли в первую очередь для смягчения кож, ухода за обувью, конной упряжью.
Для смазки колес, тележных осей использовали деготь из старой березовой коры, валежника и березовых пней. Телеги не скрипели, сапоги не промокали, а конская упряжь не замерзала на морозе.
Кроме технических целей деготь широко применялся и как лекарственное средство, обладающее сильно выраженным антисептическим, противомикробным и противопаразитным действием.
В развитии технологии смолокурения можно проследить 3 этапа:
1. ямный способ;
2. корчажный способ;
3. в печах специальной конструкции. (2)
По предположениям специалистов ямный и корчажный способ появились практически одновременно, как два альтернативных способа сухой перегонки древесины.
Ямный способ заключался в улавливании и конденсировании поднимающихся паров из нижней ямы - в верхней, при минимальном содержании кислорода. Корчажный способ - перетекание концентрированного конденсата из верхней загрузочной глиняной корчаги - в нижнюю приемную.
Печное смолокурение - сухая возгонка в специальных печах, которая вскоре была заменена на паровую и появилась гораздо позднее, в конце 19 века.(5)
Наиболее распространенным старым способом смолокурения был корчажный, по причине своей компактности и экономичности. Именно по этой причине в мещерских лесах, на песчаных гривах, как правило, можно найти следы этого производства в виде закопченных глиняных черепков интересной конфигурации. Такие места коренные жители называют "смольна", именно здесь были смолокурни.
По величине окружности и по форме можно восстановить внешний вид корчаг и их объем:
.
Верхняя загрузочная корчага представляла собой керамический толстостенный сосуд цилиндрической формы, объемом 40 л, с узким горлышком и широким воротником. Нижняя, приемная корчага имела форму классической крынки с широкой горловиной, не превышающей диаметр воротника верхнего сосуда.
В Кашинском уезде в 18 в. в одну загрузочную корчагу помещали бересту содранную с 10 срубленных или с 15 растущих берез.(8) Кору с березы снимали почти на всю высоту дерева. Сдирка березовой коры являлась довольно трудоемким процессом, и от "берестянника"-профессионала по сдирке коры требовался большой навык. На березу залезали при помощи "когтей" и веревки. При сдирке бересты бывали случаи, когда веревка, прикрепленная к спине, случайно перехлестывалась и "берестянник" повисал на дереве вниз головой. Если вовремя не поспевала помощь или ему самому не удавалось как-нибудь освободиться, он погибал.
С четырехведерной корчаги, туго набитой берестой, в процессе перегонки, которая длилась в течение целого дня получали, до 15 фунтов чистого дегтя. (8)Главным условием такой сухой перегонки являлось поддержание в течение всего дня ровного огня.
Глиняные корчаги были недолговечны, часто разбивались или трескались от огня, поэтому около 1825г. на чугунолитейных заводах Баташева, в частности в Гусе-Железном, начали отливать чугунные котлы- корчаги. Такие котлы получили широкое распространение во Владимирской губернии в 60-х годах 19 в. и по этому по всей Центральной России их называли Владимирскими. Единственным их недостатком был большой вес: два котла - верхний и нижний весили около 380 кг.(8)
Подорожание древесины и спрос на более химически чистую продукцию привели в конце 19 в. к переходу на более экономичную паровую перегонку в специальных печах.
Интересно отметить, что некоторые специалисты виноделы считают, что дегтярное производство, смолокурение породили идею винокурения.
Здесь интересна аналогия со словом "корчага". Оно встречается в русских летописях уже под 997 годом, то есть в том же году, что и первое упоминание о вареном мёде (3)
Однако уже к XI веку слово "корчага" получило вполне определённое значение как большой, в полбочонка, глиняный сосуд, развалистый, а не стройный, как горшок с широченным горлышком и суженным днищем. По подобию корчаг позднее стали изготовлять русские чугунки. Такие корчаги в большом количестве находят при раскопках в Новгородской и особенно во Владимиро-Суздальской Руси, в слоях XI, XII и XIII веков. Статистические данные, по которым можно было бы судить об объемах производства дегтя и других продуктов смолокурения в 19 веке - очень скудны. Известно лишь, что в 1860-х годах в Европейской России насчитывалось 3086 смоляных и дегтярных заводов, где работало 2-3 рабочих с производством до 300 рублей в год.(1)
Литература.
1. Владимир Ильин. в сб. : "Экономические этюды и статьи". СПБ.1898
2. В. фон - Гребнер. Руководство к добыванию смолы, вара, дегтя и скипидара, 1859, с. 38-45
3. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX XII вв.) курс лекций
4. Затолокин О.А. Пчеловодство, практическое руководство. М. АСТ, 2004, с. 55
5. Звездин И.И. Дегтекурение в Березниках, Суроватихе, Арапихе, Ольгине, Мигалихе, Шонихе, Макраше и Рождественском Майдане
Нижегородский статистический комитет, 1878
6. Кривцов Н.И., Сокольский С.С. ПОРОДЫ ПЧЕЛ. Краснодар, 2001, с.53
7.Ключевский В.О. Соч., т.8. М., 1959, с. 51-53
8. Лукьянов - История химической промышленности России, т. III 433 1951, с. 86
9. Сельский В. "О сухой перегонке дерева", Вести, пром., т. II, № 4, октябрь 1858, отд. III, стр. 250-251.
10. Талызин Н.Ю. Пчеловодство: разведение и уход. М. "Вече", 2002, с. 34
11. Тихомиров М.Н. Российское государство в 15- 17 вв. М., 1973, с. 62-64
12. Фасмер. Этимологический словарь русского языка. Том 3. - М. Наука, 1987, с. 861 13. Памятники литературы Древней Руси: Середина 16 века. Под ред. Д,Лихачева.-М.:Худож. Лит., 1985.- с.234-248
14. История древней Руси. Бортничество. http://www.istoiarusi.ru/
15. Темная лесная пчела (Apis mellifera mellifera L.), среднерусская, среднеевропейская, собственно медоносная http://www.bee.ryazan.ru/index.htm
16. Деготь в древние времена на Руси и сегодня http://www.treeland.ru/article/garden/degot/
Автор
Ирина Седова
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
117
Размер файла
133 Кб
Теги
мещере, деготь, скулов, бортничество
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа