close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

DIARY 1-АЯ ЧАСТЬ РАБОТА

код для вставкиСкачать
СЕНТЯБРЬ 2006
31 августа 2006
17:44 Абсолютно нет настроения писать о чём бы то ни было. В смысле, расписывать.
Ну да - осень пришла.
Всё кристалльно ясно. Всё понятно. Всё без вариантов
Как у Ерофеева: "Если хочешь идти налево, Веничка, иди налево, я тебя
не принуждаю ни к чему. Если хочешь идти направо - иди направо [...]Все равно, куда.
Если даже ты пойдешь налево - попадешь на Курский вокзал, если
прямо - все равно на Курский вокзал, если направо - все равно
на Курский вокзал."
Всё очень мило.
Дождливо.
Почитайте "Москва-Петушки" . Там очень многое обо мне.
И о Вас там, наверняка, тоже есть...
Всего Вам Доброго
23:57 Реквием по лету
- это гимн осени.
Осталось 15 минут календарного лета.
Лето прошло хорошо? Плохо? Нет.
Жизнь всё время учит нас чему-то - другой вопрос, воспринимаем ли мы это...
Я кое-что за это лето воспринял.
Второй вечер подряд я гулял рядом с домом и прощался.
Второй вечер подряд я видел, насколько прекрасен этот мир и благодарил мысленно всех и всё за всё.
Я обнимал этот мир.
Я пожал на прощание руку лету, и оно пожало мне руку - очень тепло, проведя другой рукой по моему плечу.
Ровно год назад вечером 31 августа была гроза. Было прохладно, и я гулял по Новоспасскому пруду, глядя на молнии, дождь, слушая гром, слушая дождь и слушая звуки города.
Внутри была тишина. Сейчас - нет.
Потому что это лето, отняв довольно многое, многое мне дало.
Самое главное - знакомство с несколькими людьми, живыми, добрыми...
...благодарил всех и всё за всё.
Спасибо Вам. Тем, кто жив, кто чтает это. Спасибо тем, кто по-доброму относится ко мне. Вы не представляете, насколько это важно.
Листья летят. Срывается дождём небо.
Но внутри - нечто. Странное, призрачное, зыбкое, робкое, слабое, горячее, тёплое. Холодно. Но это не имеет такого значения, как имело раньше.
Я благодарен. Благодарен Вам.
Всему и за всё.
Одна очень милая девушка показывала мне недавно фотографии... Было очень много красивых...
Среди них - в стеклодувной мастерской - за несколько минут мужчина сотворил стеклянную лошадку. Мутную и, одновременно, прозрачную. На фото видно, как она сверкала и меняла медленную форму, охлаждаясь. Где-то у меня внутри сейчас, по ощущениям, происходит нечто похожее...
На часах 0:00
Осень по календарю.
Всего Вам Доброго
Люблю Вас
06,09,2006 среда <Запись из "потайного дневника">
12:40
Много писать не стану - скоро выходить в институт... Плюс второй смены в том, что рано не вставать.
Кое-что надо бы здесь отметить, но не сейчас...
Вспоминаю прошлый год... Осень... осень... осень...
Неделя юлианского августа - всё...
Состояние, в общем, довольно сметённое, но без особых объективных на то причин.
Грустно, лирично...
Хочу сегодня после занятий на Воробьёвы горы заехать... давно там не был.
Ладно, надеюсь, в ближайшие дни напишу что-нибудь подробнее...
12:45
11 сентября 2006
00:07 ОБРЫВОЧНО - ИЗ ЗАПИСЕЙ, СДЕЛАННЫХ ОТ РУКИ
воспоминания прошлой осени,
первых опавших листьев
шелест тихий - сговорчивый.
в глубине умолкшей аллеи -
призраки полутёмного
вечера листопадного.
если о чём-нибудь спросишь ты,
я не отвечу. медленно
дождя пелена надвигается,
свет фонарей рифмуется...
неужели опять - до свидания?
........
Вокруг неимоверное количество людей, у которых морда - кирпичом...
Впрочем, справиться с ними нетрудно: отвернуться и не смотреть.
А вот как быть с другими (коих, кажется, - больше), у кого кирпичом - душа? - ума не приложу
Приписка: о тех, кому удаётся совмещать кирпичность внешнюю - с внутренней, - даже и говорить нечего; ну, если только одно. Они, по крайней мере, не дают повода для иллюзий, а значит, в некотором смысле, - гармоничнее всех
Это всё игра. Просто игра -
в глубокомысленность
в интересность
в красоту
в жизнь
В вечер перед тем, как его убили (удавили), Павел Петрович сказал, что ему тяжело дышать - как будто кто-то его душит...
Чувствую нечто подобное (в душевном смысле)
В последнее время стал раздражаться при виде свежих и довольных лиц. И боюсь, что дело тут не в зависти
За соседним столиком - человек. Рассказывает кому-то (сидящему спиной ко мне), что успел побывать уже в семнадцати странах мира, но здесь, в Москве, ни разу не пересекал за это время кольца МКАД (по дороге в аэропорт - не считается).
У меня - нечто похожее, но - в душевном смысле
В Ираке (или в Палестине? Нет, наверное, всё-таки в Палестине) захватили в заложники двух журналистов. Они приняли ислам, советовали всем быть ближе к арабскому миру и расхваливали самих арабов...
Вот сижу и думаю теперь: интересно, к чему бы они призывали мировую общественность, окажись вдруг - на моём месте?
За соседним столиком - две женщины. Одна из них - с собачкой, йоркширским терьером. Собачка - явно в предынфарктном состоянии. Она затравленно, по-волчьи (насколько это доступно йоркширскому терьеру, конечно) озирается кругом и мелко дрожит. Я испытываю чувство солидарности - с этой собачкой: её реакция на таганский кофехауз, в общем, адекватна. Я временами выгляжу - изнутри - очень похожим на неё (признаться честно, подобное происходит в самых разных местах, КХ воспринимается мною, в этом смысле, почти как курорт).
Но собачка всё-таки дрожит вслух. А я вот стараюсь виду не подавать.
Чем хуже мне (чем больше болит), тем задорнее разгорается моё остроумие и тем смешнее (хотя едва ли - веселее) и охотнее я начинаю шутить.
(Задумался: а может, счастье просто противопоказано мне? - В таком случае, обстоятельства моей жизни следует расценивать как заботу Мироздания обо мне - в попытках уберечь от рассасывания головного мозга)
Этим, кстати, объясняется неловкость, периодически возникающая в разговорах с дорогими мне людьми (даже просто - с приятными, симпатичными), - весьма обидная мне, если не сказать - угнетающая: мне просто становится рядом с ними хорошо - ещё прежде, чем разговор успевает начаться.
У японцев (или китайцев?) принято смягчать наказание (иногда - и вовсе прощать человека) за проступок, совершённый в состоянии алкогольного опьянения.
Я бы прощал поступки, совершённые от безысходности.
25,09,2006 понедельник <Запись из "потайного дневника">
23:00
Подробнее... Ну, что подробнее?
Сказать, что ничего не произошло - солгать, но не могу вспомнить ничего, что, действительно, заслуживало бы упоминания.
Ладно, буду на ходу думать.
В общем, Осень.
Полчаса назад вернулся с прогулки. Словами не передать, какой сейчас воздух на улице. Тепло (градусов 15-17 - точно), сухо. Листья шуршат: листопад плавно входит в стихийную стадию.
Звонил, пока гулял, Смирнову (мы движемся - теперь уже окончательно, я сам в это верю - к полному разрыву отношений) просто из побуждения: пусть он тоже увидит ВСЁ ЭТО. Так бывает - хочется поделиться с кем-нибудь тем, что имеешь. А у меня была целая Осень - многовато для одного человека. Но он не вышел - заучился совсем. Ему же хуже.
(У меня, к слову сказать, не ладится с учёбой. В смысле выполнения заданий. Вот сейчас, к примеру, я должен что-то учить, но не делаю этого)
Последний месяц? Что же происходило за последний месяц? - спросите Вы.
Не знаю, что ответить.
Ин.яз. Дима (с факультета Полины). Авен (Друг Димы). Саша. Александр. Ваня. Петя. Валя. Маша.
Герман Гессе. Венедикт Ерофеев. Отказ от Смирнова - душевный разрыв с ним. Истончение (почти полное прекращение - не по моему желанию, но по допущению) отношений с Полиной. Валера (отдельный разговор).
Осень (тысяча раз - Осень).
Вот так. В кратком изложении.
- Что же - тебе всё так же тоскливо? - спросите Вы.
И да, и нет. В каком-то смысле - да. В каком-то смысле - ещё более тоскливо. В каком-то - меньше...
Просто снова и снова - наедине с собой.
Снова и снова - ощущение, что это всё никому не нужно. Что я никому не нужен. Оно, судя по всему, не обманывает.
<...>
Если честно, немного хочется вернуть... всё, что было. Смирнова можно из этого "всего" исключить. Прошлую зиму, весну... Лето...
Там было как-то надёжнее. Тяжело, но надёжно. Теснее, но надёжнее...
А сейчас - пассивный ад. Без чертей и огня. Выжженная равнина - насколько хватает взгляда - по ней бродят тени. Иногда подходят ближе - становятся почти осязаемыми - но сразу отдаляются. Здесь нет ни дня, ни ночи. Серость. Холод. А я бреду по этой местности - без направления, без ориентиров.
Видимо, я этого достоин, если это так.
Значит, так оно и нужно.
Короче говоря, состояние неоднозначное. То плохо, то не очень.
И никаких перспектив.
Что ж, жизнь продолжается.
23:44
29 сентября 2006
00:42 Всё. Надоело. Надоело улыбаться, демонстрировать всем свою бодрость, говорить, что "да, нехорошо, конечно, но ведь это пройдёт, так что всё нормально u.s.w."
Да ни хрена не пройдёт и ни хрена не нормально. Потому что я грёбаный мудак, которому грех жаловаться на то, что он не может найти Кого-то. Потому что он не может найти себя.
Пустое место. Ничто.
Набор дежурных улыбок, дежурных фраз. Телефонные номера, адрес e-mail, блог.
Вопрос "Да кому ты нах*й нужен?" актуален (с различной степенью буквальности) постоянно. Но это не страшно, пока находишь в себе силы не отвечать на него, не замечать его. А вот сейчас отвечаю.
Не даёт окончательно развалиться лишь мысль о двух людях. Один, может быть, даже это прочтёт (да, Александр Эдуардович, ты - практически единственный, с кем я могу поговорить, кто меня слышит, с кем получается диалог... ну, ты сам знаешь)
А другие? Я округляю, огрубляю и говорю, что другим - безразличен. Это не так, я знаю. Но мне так необходимо думать. Потому что иначе я буду ждать заботы обо мне - тех, кому я не безразличен, а не дожидаясь - буду страдать ещё сильнее. Одна просьба: не подумайте, что я кого-то в чём-то упрекаю (или выпрашиваю порцию сочувствия). У Вас, у каждого и у каждой, - своя жизнь, и мне места в этих Ваших жизнях не находится.
Но кроме того:
мне не находится места в собственной жизни. А ещё у меня болит горло. 30 сентября 2006
01:02 Зря вы не пошли на презентацию "Черновика". Но это ваше дело.
Описывать, что меня сегодня довело до белого каления и кто поддержал - не стану: кому надо - те знают, остальным - не надо, скорее всего.
Сформулировал одну из свих главных проблем как "неумение принимать факт ненужности того, что я готов отдать, тем (той, тому), кому готов отдать". Примерно так.
Всё хорошо. У меня ничего не болит.
(и всё равно, много вы потеряли, что к Воденникову не сходили)
ОКТЯБРЬ
01 октября 2006
00:19 Хочется всё-таки немного подробнее про Воденникова сказать.
Первое, что меня поразило в его стихах, когда я их прочёл - это то, насколько большинство из них "мои" ("работают" для меня), то есть многое я мог бы сказать теми же словами. Нет, пожалуй, не многое, но мог бы.
И вчера я не прогадал, пойдя в "Билингву".
Читал он недолго - около 40 минут. Часть - принципиально - с листа, часть - на память.
Просто это какое-то жуткое и потрясающее ощущение - когда человек вот так вот стоит, у него трясутся руки и он буквально выворачивается, а ты на это смотришь и это ощущаешь.
Нет, не стану я больше ничего говорить, потому что надо увидеть и почувствовать, а читать (тем более - мною написанное) смысла особого не имеет.
Про сегодняшний вечер могу сказать лишь то, что он прошёл так, как я и предполагал. То есть ужасно. В гипертрофированном чувстве одиночества, в бесцельном мотании по Городу (и снова меня в район Мясницкой занесло...), в кафе - с чашкой кофе...
В общем, отдохнул. Спасибо.
Сегодня (уже вчера), кстати, Вера-Надежда-Любовь.
Всего Вам Доброго
23:59 Посидел на Бродвее - на осенней скамеечке...
Какое же всё-таки интересное чувство - знать, что некуда идти. Точнее, нет... идти можно куда угодно, но не хочется.
О тщета, о эфемерность! (с)
Вот так и сегодня.
Сделал круг по Кольцу (только сейчас заметил, как мало времени занимает поездка по Кольцевой линии).
Купил кока-колы и сушек. И сырок глазированный.
Ещё посидел на Бродвее - на осенней скамеечке.
Если меня спросят (только кто ж меня спросит?), отчего я думаю, говорю, поступаю так порою глупо, я отвечу: "От тоски и от чувства одиночества". Пожалуй, так.
Сегодня вообще такая мысль посетила: а не пойти ли мне нахуй в армию? Как раз призыв начался...
Не могу я здесь.
Но мысль ушла, к счастью
Всего Вам Доброго
02 октября 2006
23:11 (первый вариант стихотворения, позднее подвергшийся переработке)
В октябре нас особенно тянет уйти,
хотя холод хохочет и плачет в аллеях,
хотя солнце уже почему-то не греет,
а листва облетает - без "прощай" и "прости".
В октябре нас особенно тянет уйти,
окунуться в осенней печали безбрежность,
где заря, загораясь, студёностью брезжит
и на утренний город печально глядит.
В октябре нас особенно тянет уйти -
через листья сырые, куда-то на север.
И никто ни во что почему-то не верит,
и никто не ответит, что там - впереди.
В октябре заплетаются в узел пути,
в октябре все дороги ведут в неизвестность,
а любые попытки найти своё место
обращаются в вывод: пора уходить.
Мы теряем покой в темноте октября,
наши души мерцают и рвутся на воздух,
нам всё кажется: миг - и уже слишком поздно.
В октябре нам особенно страшно терять.
В октябре нас особенно тянет уйти -
по пустынным дворам, перекрёсткам, подъездам -
в непонятную, страшную осеннюю бездну.
И никто не попросит вслед: "Не уходи".
05 октября 2006
00:43 Снова об одиночестве. Хватит уже, наверное, но сейчас говорить больше не о чем. Точнее, не об одиночестве, а о чувстве одиночества (то есть о том, как чувствую его я - кто я такой, чтобы говорить об одиночестве в целом?).
Бывают дни, когда оно слабее (даже почти совсем исчезает), а бывают - когда остро до нестерпимости.
Различается это чувство не только по силе, но и по качеству (очень нравится немецкое слово Qualität - по-моему, в данном случае - уместнее, чем "качество") - от подспудного - через "некуда идти" - до "физического". Знаете физическое чувство одиночества? Кинестетики знают - наверняка. Ты чувствуешь, что ты одинок - каждой клеточкой своего тела и ещё при этом чем-то внутри. Обычно такое приходит по ночам.
День сегодня в этом плане паскудный выдался. Вечер (с переходом в ночь) - ещё хуже.
Здесь же и несбывшиеся надежды, мечты, и ошибки, и ещё очень много чего.
На кухне вроде оставалось немного ягодного вина. К нему, пожалуй, и отправлюсь.
Всего Вам Доброго
09 октября 2006
01:06 <В другом архиве есть первоначальный вариант>
1.
- Что это - комьями набилось мне в карман?
- Из Тропарёва вылился туман
и, загустев, заполнил всё кругом - верхушки этажей застряли в нём...
- Что там - в Сокольниках? - грохочет, как раскат
трамвайный?
- В город вышел листопад.
Вчера - в Измайлово - я слышал, как гремят
его шаги -
по штрассе-имени-меня...
- Ты видишь? - ночь, но небо - всё горит...
- По осени - ярчают фонари: нам слишком страшно жёлтый свет терять,
особенно - к исходу октября.
2.
- Поможет ли нам что-то - стать теплей?
- Дыханье паровое - батарей,
<горячий чай на кухне синий газ>
и что-нибудь, что сказано о нас
любимым кем-то - в темноте - наедине
(чтобы по стéнам - отблески теней) - под тёплым пледом, на хромой тахте
(друг друга обнимая, как детей).
- Но почему тогда со мной на "ты"
один лишь шум летящей вниз воды - стук по карнизу?
Вечером среды
я жду, что wéekend заметёт следы
моей тоски - хрустáлем бродским трепеща.
Но Wochenende мокнет от дождя.
3.
- В дожде, в тумане, в блеске фонарей,
в дыханье газа, в гуле батарей - ты слышишь? - кто-то помнит о тебе
и всё надеется, что - вдруг - тебе - теплей.
Я просто знаю, что в один из этих дней
(когда тобою овладеет межсезонье),
твой некто о тебе настолько вспомнит
(так осень вспоминает о апреле),
что больше не останется теней.
Останетесь вы - двое, тайна, блики
на стéнах, отчего-то - запах хвои
и тихий голос.
Кем-то мы любимы,
и этот кто-то нас найдёт,
наверно.
14 октября 2006
21:04 Не дома. В гостях. Разрушающая мозг музыка. Весёлые крики, перерастающие в ор. Зачем я сюда пришёл? Укрыться от одиночества.
Ну и что - удалось? Нет, не удалось, по сути. И не удастся.
Последние дни - поразительная рассеянность. Меня даже с собой уже нет. Опустошённость... В общем, отсутствую я.
Остаётся (обратите внимание - всё время, весь этот год) лишь интернет-образ. Ведь то, что Вы тут читаете - это, по большому счёту, не я. Часть личности (а "личность" - родственное слово "личине").
А я только что поговорил кое с кем по телефону и ухожу теперь. ..
15 октября 2006
01:37 Это случилось, ибо это не могло не случиться. Не зря я был последние дни сам не свой. (Честно говоря, Маша, я тебя сегодня просто не узнал, поэтому так и вышло)
Мы встретились. Запланированные мною "минут 10" расплылись в полтора часа (нет, даже больше).
Мы разговаривали? Нет - как всегда, говорил почти только я.
Было больно? Пожалуй, было. Да и сейчас.
Скорее всего, это была последняя оговорённая заранее встреча. Повод - Ремарк. Книга, которую я дал тебе ещё в прошлом году.
Зачем мы встретились? Не знаю. Точно не для того (не только для того), чтобы отдать (забрать) что-то. Но зачем тогда? Для попытки сказать "извини"? Во-первых, здесь не "извини", а "прости" надо говорить. Во-вторых, оно ни к чему - не за что. В-третьих, у тебя всё равно ничего не получилось. Не знаю.
"Не знаю" - вообще, главное слово сегодняшнего вечера. Ответ на все задаваемые мною вопросы.
Замёрз. Промок. Отогрелся в кафе, истратив последние деньги.
Осень уже стихийна. Её не остановить.
Вот так.
Всего Вам Доброго
19 октября 2006
01:43 То, что, в общем, можно было бы писать каждую ночь:
всё впустую
Как Вы меня ещё терпите?
20 октября 2006
02:00 1.
Но я опять - уже в который раз
верчу в руках обрывки наших фраз:
мне это все казалось иллюзорным...
мне так же кажется, пожалуй, и сейчас.
Я в сотый раз стою - опять - у школы,
как в том далеком - невменяемом апреле,
когда шел снег - до Пасхи за неделю,
а по реке ходили ледоколы.
Я снова там - в твоем кошмарном мае -
глотаю загустевший счастья воздух,
не понимая, что влюбляться - поздно...
да и теперь... Да! И теперь! - не понимаю.
Я жду тебя - я жду все эти годы,
и до сих пор готов к тебе рвануться -
так тросы (не выдерживая) рвутся,
и - с треском - паруса слетают в воду;
2.
не то - объять, ты и обнять меня не хочешь,
ни другом, ни любовником, ни братом -
не стал. Но почему-то все же надо
не то, чтоб быть "твоим" - а "чем-то б'ольшим",
чем пустота.
И я опять у школы -
в своей нелепой и зеленой куртке -
дрожащий, нелюбимый, кислый, жуткий,
с мешком зефира, с чашкой кокаколы -
себя терзаю тем, на что ответ -
глухое и слепое безразличье
(кто безразличие считает неприличным,
тот пусть считает, что ответа нет)
3.
Но этой осенью я снова верю в сказки,
сквозь резь в глазах смотрю: летит листва...
и я смогу дожить до Рождества,
а если повезет - то и до Пасхи.
24 октября 2006
01:01 . . .
<да, вот именно так и выглядит запись>
01:36 Вышел сейчас на кухню - покурить и чаю выпить. По дороге - полез в карман куртки (за сигаретами), а там обнаружилась шоколадка. Спасибо, Александр=)
25 октября 2006
23:28 Вид из окна становится совсем осенним...
Но мне нравится. Гулял около часа под дождём. Только что вернулся.
Всё-таки эти вечерние прогулки оказывают неплохое отрезвляющее воздействие.
Однако по приходе - сразу в Сеть...
Кто-то описывает, как прошёл его день.
Кто-то выкладывает фотографии своих друзей.
Кто-то кричит, как он одинок, как хочет быть ЧЬИМ-ТО.
А я как-то уже голос сорвал - кричать. Я теперь только смотрю на всё это со стороны.
Смотрю "на всю эту партизанщину - глазами русского машиниста, летящего под откос"(с).
...
"Эффект отсутствия головы на плече" (как я его назвал) - вещь довольно неприятная.
Он свойственен тем, кто недополучил - так или иначе. Я имею в виду - кто не склонял свою голову на чужое плечо и кому голову на плечо не склоняли (а бывает - этого хочется ведь просто невыносимо).
В какой-то момент случается переход количества (Qantität) в качество (Qualität). И уже неважно, что происходит с человеком дальше. Даже если он найдёт некое счастье, у него где-то в подкорке всё равно останется этот кусочек пустоты - отсутствие головы на плече.
Это один из тех отпечатков, который зарастает и стирается, но бесследно не исчезает.
Он всё равно будет ныть - особенно в холодную дождливую погоду, когда остаёшься наедине с собой.
...
Я всё это понимаю. Я понимаю тех, кто описывает "бытовуху", тех, кто выкладывает результаты тестов, фотографии. Очень хорошо понимаю вот это "хочу быть чьим-то"...
"Кто хочет жить так, чтобы быть любимым?.."(с)
Вообще, понимаю и чувствую, пожалуй больше, чем хотелось бы. И больше, чем надо для сохранения душевного равновесия (хотя с ним проблем особых теперь не возникает). Всего Вам Доброго
28 октября 2006
01:51 Купаясь в кипятке кофейной кухни,
в гремящем смехе, под подушкой дыма,
я чувствую, что мир мой скоро рухнет,
я чувствую, что жизнь проходит мимо.
За окнами по-ерофеевски темно,
там кто-то есть, но это - только тени
того, что стало - на излёте - мной,
что жжётся - где-то в солнечном сплетенье...
Подышка дыма, звон кофейных чашек
и режет нервы речь без смысла слов,
и музыка звучит, но в этой чаще
кривых и хриплых голых голосов
теряют свою звонкость даже ноты,
здесь даже мыслям тяжело дышать -
так забываешь поминутно, кто ты,
лишаешься рассудка - не спеша,
но неизбежно, растворяясь в кофе
и в грохоте сдвигаемых столов,
косясь на свой - в стекле размытый - профиль
и на размытый дымом потолок.
Улыбки расплываются по стенам,
и остаётся лишь, закрыв глаза,
тонуть в своём безумье постепенно...
кипенье, кофе, хохот, голоса...
28 октября 2006
23:59 Не_дома.
Ночь без сна не планируется, но и домой не собираюсь идти. Не могу уже дома. В октябре нас особенно...
Полная голова стихов.
Полный рот строчек. Высказать - некуда, высказываю - сам себе, в пустоту.
Никогда, наверное, во мне ещё не было такой причудливой смеси света и безнадёжности.
Спасибо тем, с кем виделся сегодня.
Встреча с Вами - это, пожалуй, одно из самых радостных событий, которые вообще со мной могут произойти (настолько же прекрасным бывает разве что найти на дороге тысячу рублей или золотое украшение)
А теперь прошу прощения, мне пора пойти проверить, как там дела у моего одиночества
29 октября 2006
08:25 "Ночь без сна не планируется" - сказал я, после чего попросил присутствующих скинуться (у меня самого денег - ни рубля) и пошёл в круглосуточный магазин, ближе к Пролетарке, за настойкой и сигаретами...
Потом Роме и ~Seidr~'у выдалась уникальная возможность внимать моим обстоятельным рассуждениям о сущности поэзии, связность и логичность которых с лихвой восполнялась искренностью, проникновенностью, вдохновенностью и жестами рук оратора.
...
А сейчас... Не то, чтобы похмелье...
Просто настало утро, а осознание этого, само по себе, - сродни похмелью.
Вышел на балкон. Там оказалось очень серо и холодно.
Стряхивал пепел и смотрел вниз. Вдруг понял, что слишком много пепла.
Оказалось снег пошёл...
Последняя такая ночь в этом сезоне... В оконные щели громко дует...
А ночью ветер в стёкла стучал. Сильно.
Всего Вам Доброго
20:14 Свет -...
...этим сказано всё.
Часа в четыре (или в пять) пришло конкретное осознание, как мне хорошо. Причиной... затрудняюсь... три, да, пожалуй, три последних дня. По нарастающей. Накапливаясь.
Если честно, я не знаю, как нужно говорить про этот свет - чтобы сказать правду.
Я бы и вовсе усомнился, возможно ли это, если бы не читал Воденникова: у него получается ведь!
Три дня...
Улыбки. Тепло (то, которое внутри).
Скрипичная музыка - в подземном переходе; к ней устремлённые глаза. Снова улыбки.
Прежде я не понимал, что имеют в виду, говоря о глазах, что они - улыбаются.
Не знаю, что тут ещё говорить.
Мне хочется, во-первых, говорить: "Спасибо" - тем, благодаря кому эти дни стали этими днями. Во-вторых, повторять на разные лады, в разных модальностях, - говоря о Вас и к Вам обращаясь, слово "счастье". В-третьих, точно так же - любыми и всеми доступными мне способами - пытаться рассказать (так, чтобы это было правдой), насколько сильно отличается моя жизнь - когда в неё наведываетесь Вы - от моей же жизни - наедине с самим собою. В двух-трёх словах я сказал бы: отличается примерно, как жизнь - от не-жизни (или вернее: как жизнь - от чего-то, что только пытается притворяться жизнью, причём не очень старательно - пытается).
Спасибо Вам.
31 октября 2006
11:45 Снег, солнце, листья, лужи...
Второй понедельник подряд нагло прогулял институт.
Не жалею.
В час ночи шёл по Бродвею. Как год назад. Всё точно так же.
состояние потерянности только усугубляется...
За что это солнце? За что этот снег? За что нам эта Поздняя Осень?
А через некоторое время я выйду из дома и поеду... 50 минут, и я в университете. И там - три пары, к которым я не готовился. Совсем.
А потом - опять домой...
К чему это? Не знаю. Но никуда не деться.
12:21
<фотография - авторская>
НОЯБРЬ
01 ноября 2006 23:56 С посвященьем
Карнизов взлётные полосы
мокрым снегом присыпаны.
Это, наверно, November -
не верь мне, не верь его голосу,
полному вздохами, всхлипами,
у него - слишком тёмный тембр...
I
Со смиреньем немецкой Witwe,
с остротою - по-русски вдовьей -
потеряли последнее - ветви,
расстелили ковёр бордовый,
словно пропитанный кровью.
Эта осень становится Поздней,
на её Заокраинный Запад
отбывает серебряный поезд,
унося с собой лиственный запах,
унося с собой шорох и шёпот,
подгоняемый ветром - с востока,
его шум стуком капель соткан -
городской воды - по водостоку...
II
А тебе - уходить ещё рано,
но уже понимаешь смутно:
остаётся разбиться и кануть
в серым снегом разрезаный сумрак;
вмёрзнуть в заледеневшие лужи
вместе с листями, потому что
это будет уж точно лучше, чем биение тленья слушать.
III
Но - за ширмой немецкой Witwe,
преломившей колени в молитве
раскрывает судьба красок веер:
верить некому больше - верь ей -
быть захваченным - светом - и тенью,
быть всегда и всё время с Нею...
а потом - от неверья на волос -
пропадая - услышать голос:
- Мы не канем и не разобьёмся,
даже если Поздняя Осень
нам расстелет ковёр бордовый,
пропитав его нашей кровью.
04 ноября 2006
22:08 Не знаю, как сказать вернее:
- Не хочу жить здесь
- Не хочу жить так
или просто:
- Не хочу жить
06 ноября 2006
00:22 Пустой и абсолютно спокойный день. Редкий случай, когда не случилось вообще ничего - ни хорошего, ни плохого.
Так, в общем, и должно быть - учитывая то, как прошли предыдущие выходные...
Погулять сходил только ближе к одиннадцати. Купил вишнёвый мармелад, вот теперь сижу - ем...
Чем-то мне это всё даже нравится.
02:44 Где-то за пеленою окна
в облаках притаилась луна,
на стене от неё - отблеск света...
сигарета-чай-сигарета.
Серый дым и немного огня.
Свою жизнь уже поздно менять.
День прошёл. Но ты - не скучай...
чай-сигарета-чай.
Белый снег застилает глаза,
темнота его гонит назад -
за окно.
Остаётся - молчать...
чай-сигарета-чай
Стрелочный замкнутый круг.
Тишина не нарушится вдруг.
Видно, надолго всё это...
сигарета-чай-сигарета...
16:25 Ещё один пустой день.
Нет, всё-таки вечером пойду куда-нибудь (пускай и тратя последние деньги).
За окном всё та же серость.
Постепенно тупею. Теряю разум, сидя за этим монитором, совершая прогулки - до магазина и обратно... делая попытки читать этот лингвистический бред в учебниках...
@музыка: короткие гудки
19:13 Всё-таки надо из дома вылезти...
Пойду, наверное, в кафе - на площадь. Вообще, наш Таганский "Кофе-Хауз" не слишком хорош в сравнении м некоторыми другими, но, во-первых, меня там некоторые официанты и менеджеры знают (замечательные, кстати, ребята), а во-вторых, к дому близко, а в-третьих, лично мне - нравится.
Да, пожалуй, туда. Если по дороге, конечно, ничего не случится (никого не встречу).
А ещё есть ощущение, что к завтрашнему дню я должен сделать что-то очень важное, но безнадёжно забыл, что.
23:50 Давно так замечательно не проводил время...
Сидел в кафе и писал "Попытки Комментариев" к стихам Воденникова.
Получилось, конечно, "как всегда", но сам процесс переживания стихотворений...
Нет, определённо - я предпочту общение с поэзией общению с большинством окружающих меня...
12 ноября 2006
01:44 "Ну, вот и всё, судари и сударыни. Жить уже совершенно незачем. Всё кончено. Будьте счастливы и берегите себя."
Примерно такие слова были заготовлены у меня для этой - сегодняшней - записи (потому что думал, что сил написать хоть что-то у меня не останется - вот и подготовился).
Как иногда говорят в разных чёрно-юморных фильмах (обычно американских), мне уже и сдохнуть нормально не дают.
Так и получается - пишу от Полины сейчас.
Во-первых, очень устал - от соревнований по настольному теннису (вот так приходится расплачиваться за зачёт по физкультуре - за отсутствие проблем хотя бы с этим). (но, на самом деле, это надо было говорить в-последних).
Главное же, пожалуй, это Аня и Валера, которых я всё-таки увидел вечером.
Но главнее - Полина и Серёжа.
Не нравятся мне такие разговоры "по душам". Итог никогда не получается таким, какого я ожидал... Но - факт есть факт.
Жизнь всё-таки продолжается...
(Честно говоря, мне, действительно, казалось, что сегодняшний день - если и наступит - то будет последним. Скажу больше - я просто пребывал в такой уверенности).
Вот только теперь не знаю, что делать.
Так бывает всегда, когда готовишься к концу, а следует - продолжение.
А ещё я нагло пьян. И солгу, если скажу, что мне за это стыдно.
Всего Вам Доброго.
14:59 Опять проснулся в какое-то умопомрачительно позднее время (если учесть, что домой я пришёл около 2 ночи и почти сразу заснул, спал очень долго).
Только сейчас обратил внимание на выпавший снег. Хотя вчера - три часа - ходил по Бродвею - из конца в конец - а снега вот при этом так и не заметил. Лишь замёрз ужасно.
Только сейчас - опять же - понимаю, что, уходя вчера в восемь от Полины, обещал вернуться через полчасика. И только сейчас до меня доходит, что - вернувшись через три часа - я не обнаружил уже ни Ани, ни Валеры, ни Заедает.
А обнаружил, собственно, саму Полину, очень уставшую, её брата и его гостей (ребятки тоже в нашей школе учились, но на три года младше), с которыми мне сразу же пришлось выпить. И не чего-то, а водки.
Вообще-то, картина вчерашнего дня и вечера восстанавливается только сейчас. Но так и не могу ничего понять. Особенно - как за полчаса (а если я планировал полчаса, то это и должно было быть полчаса) успело пройти целых три, да ещё и так, что я этого не заметил.
В общем, жизнь прекрасна и удивительна. Правда, не знаю, что теперь делать дальше, но всё равно прекрасно.
23:08 А если отвлечься от того, чем пытаешься себя отвлекать, сталкиваешься с множеством противоречий.
Меня раздражает, пугает и выводит из себя собственное безразличие.
То есть так получается, что всё происходящее перестало затрагивать во мне то, что затрагивало раньше.
Но и это тоже оставляет меня безразличным.
...
16 ноября 2006
02:44 До самого вечера всё сегодня было серым...
А потом... Нельзя назвать это словом "хорошо". Это по-другому называется.
Но я видел дорого мне человека, видел, как ему хорошо (пускай и имел к этому лишь косвенное отношение - если имел его вообще). Мне стало приятно и живо.
После - сумрак кухни, дым сигарет и музыка Дебюсси. Двое тех, кто не даёт мне разочароваться и забыть себя.
Пришёл домой полчаса назад - с ощущением жизни. Не той, что бьёт ключом... а той, что переливается внутри.
03:15 Остается стакан полутеплого чаю
в полутемном вагоне, где плакать - не стыдно...
И. Меламед
17 ноября 2006
22:53 Я окончательно, похоже, утратил способность выражать себя в письменной форме.
Поэтому объяснять что-то сейчас не возьмусь.
Просто забудьте адрес этого блога, удалите его из списков читаемых Вами. Выкиньте из головы всё, что я здесь писал, и всё, что я Вам говорил.
Ибо всё, что я говорю, на проверку оказывается ложью. Ложью не Вам, но самому себе.
Я снимаю маску и не обнаруживаю под ней ничего.
Мне стыдно. Перед всеми Вами, кто как-то когда-либо обратил на меня внимание.
UPD: Почувствовал себя полным идиотом. Сократил запись, чтобы избежать многозначности.
Простите, пожалуйста
<адресат извинений - adezhurov, который прислал в ответ на не сокращённый ещё пост письмо; по тому, что письма не сохранилось, предполагаю тотальное удаление мною всех "входящих" в то время; но привожу свой ответ>
От кого:Павел Щербаков <pavel_sherbakov@mail.ru>
Кому:adezhurov@yandex.ru
17 ноября 2006, 23:41 Прошу прощения, Арсений Станиславович, но не имею возможности сейчас позвонить Вам (не позволяют бытовые условия).
Поводом к этому письму, полагаю, послужила запись в блоге. Смею заверить - ничего страшного не произошло. Не произошло даже ничего нехорошего.
Здесь нет никакого повода для беспокойства.
Нахожусь в добром здравии и нормальном расположении духа, чего и Вам желаю))
У Вас, надеюсь, всё в порядке?
Ваш Павел.
21 ноября 2006
23:46 Сегодня с утра - вышел из подъезда, зашёл в булочную за сигаретами и отправился к метро. А проходя по Бродвею - вдруг понял, что Поздняя Осень закончилась. И началось межсезонье (тёмное и совсем непоэтичное в душе), потому что тут же - рядом с моим домом - стояла машина, от которой шли дворники - с граблями в руках. Они шли собирать опавшие листья (зачем они это делают?!). Мне всё равно, остались ли эти листья в других местах, но моя Аллея готова к зиме... и оторвана от осени.
. . .
То, что происходило в последние дни я не берусь описывать (не вижу в том смысла, а в себе - способностей к подобному описанию). Кто-то, наверное, поймёт.
Просто, дорогие мои, запомните одну вещь: если у Вас нет сил - они у Вас появятся; если они не появляются, то Вы можете их найти сами - найдите их; если не можете найти их - их Вам найдут. Других вариантов нет. И если никто их для Вас не находит - это значит лишь, что плохо ищете сами, значит, сами - можете. А коли для Вас их другие нашли... сами подумайте, о чём это говорит.
22 ноября 2006
01:45 Одно из самого страшного для меня (скажу без лишней скромности) - боль дорогого мне человека.
Со своей болью куда проще (понятнее) - она есть, её чувствуешь, понимаешь, что есть, за что.
Когда обрушивается чужая боль - она оказывается непонятной. Непринимаемой.
То есть она чувствуется, причём очень хорошо, но с существованием её смириться практически невозможно. Не ощущается её заслуженность.
Отрезанный от внутренних процессов (лишь чувствуя некоторые из них), получаешь только готовый продукт - человек, тени на его лице. Или строчки, им написанные. Ну, и волны его боли.
...и (слишком часто) - невозможность с этой болью что-то сделать.
Иногда человек просто сам в ней замыкается, иногда не готов на контакт в такой (очень интимной) сфере конкретно с тобой... а иногда, наверное, просто болит слишком сильно.
Получается, что чувствуешь, а сделать не можешь вообще ничего.
Мне больно.
23 ноября 2006
03:31 Ernste Stunde
Обнаруживаются и обнажаются в сознании и в душе все моменты, которые днём были залеплены (как стикерами) какими-то событьями, фразами, лицами...
Остаётся только имеющее настоящее значение. Остаются определённые люди и определённые события.
И относишься к ним не так, как днём.
Остаются сигареты и чай - на кухне, остаётся аллея и свет фонарей за окном (когда другие окна - в соседнем доме - уже не горят).
Остальное - внутри.
Сразу возникает множество вопросов, над которыми днём просто не дают задуматься.
Случаются просветления, озарения, нервные срывы и помешательства.
Сухой (хотя совсем он не сухой) осадок.
Из этой темноты выплывает многое... Ты выплываешь из неё (скажи - зачем?).
Выплывают те, кого постоянно переживаешь в себе.
Те, кого не видел уже очень давно (и увижу ли?).
...
Всё это смотрит в глаза тысячей чёрных зрачков, в каждом из которых - целый Мир. Мир того, что случилось и не случилось, что могло произойти, но почему-то не произошло... того, что произошло, а могло бы остаться там - в своём небытии...
Очень может быть, что именно ты, читающий (или читающая) эти строчки там тоже есть...
Милый круг общения получается...
Доброй Ночи
@музыка: Длинные гудки
27 ноября 2006
23:08 Какой-то странно свежий воздух был сегодня. Выйдя из метро вздохнул так, как будто уже долго вообще не дышал. Это даже не в дожде дело. Просто откуда-то с непонятной стороны подул ветер...
А потом - закат. Потрясающий. После абсолютно серого и промокшего дня - золото... Видел его уже из окон школы...
Нет, всё-таки хуже, чем рутина, нет ничего. А мне сейчас, похоже, дают немного отдохнуть от неё...
28 ноября 2006
23:40 А. Пять любимых вещей в моей квартире:
1. Диван
2. Компьютер+Компьютерное кресло
3. Чашка+Чайник+Пепельница+Кухонный стол
4. Старый (не очень) радиоприёмник на кухне
5. Дверь
В. Пять самых часто употребляемых слов:
1. Здравствуйте
2. Ну, да...
3. С Богом
4. Прошу прощения...
5. "А что здесь рассказывать?"
Г. Пять лучших песен в моем плэй-листе (на данный момент):
...только собрался написать, как понял, что плэй-лист отстутствует как таковой.
23:47 Весь день общался с системой здравоохранения. Соответственно, в институте не был.
Под вечер встретился с Сашей.
Чуть позже - с ...
Воздух днём опять был какой-то странный.
А фонарь (единственный оставшийся золотой - в обозримой из моего окна части Бродвея), с которым я теперь даже здороваюсь и разговариваю, когда хожу мимо (хоть и нечасто теперь хожу мимо), звенел сегодня как-то особо пронзительно и светил особо ярко.
Не хочу завтра никуда.
ДЕКАБРЬ
02 декабря 2006
00:08 Не хотел ничего писать... Да и нечего, в общем. Просто описанию всё это поддаётся слабо.
Потому что слишком путано всё становится.
Прошлую ночь почти не спал.
Пришёл домой около полуночи, сел на диван. Думал о ...
Вдруг почувствовал, что сердце бьётся слишком сильно. Не часто, а именно сильно.
Так просидел около часу. Потом разобрал постель. Лёг.
Помню время на часах - 5 с небольшим. Похоже, уснул всё-таки. А в 8 - встал...
Весь день - снова эти поликлиники бесконечные.
Все жалуются на отсутствие зимы.
А я - не стану. Я не против, конечно, - пускай наступает, но если такая погода ещё пару недель продержится, буду только рад.
Всего Вам Доброго
03 декабря 2006
14:29 Ожидание снега - первого. Декабрь.
1.
Ожидание снега - первого - под неверностью неба нервного,
готового сыпью прорваться,
но цельсий - на плюсе. Злятся
краснолицые дедыморозы...
это всё - бутафория, поза - ватнобородая сцена:
украшенья имеют цену
новогоднюю, обмишурены
городские улицы шумные,
цепями гирлянд увенчаны:
праздник близится - делать нечего..
но нелепость огней разноцветных
с полувзгляда на серость - заметна.
Так приходит декабрь волшебный..
2.
Лживая глянцевость луж декабрьских - лёд бы, наверное, лёг бы с радостью..
запорошилось бы снежным крошевом
наше хорошее и не-хорошее..
Лживая ломанность писем надуманных - в этом беззимьи судьбою спутаны
несбыточность прошлого и плата за промахи,
но обесценены сумраком крохи
слов и улыбок - когда-то удержанных,
слов, что когда-то - смогли бы быть нежными.
Ели могли бы стать новогодними,
если бы был антураж поподобнее
зимнему..
3.
А воздух - незапятнан, воздух - свеж - в глухом декабрьском дефиците снега.
Сменив на сине-серость летний беж,
не разорвав истлевшей ткани лета,
земля решается - замкнуть свой оборот.
Но так и не решается - решиться..
На крыше - облака гремят о борт
(или: на крышу облако ложится).
Всё, что могло застыть - уже застыло,
а Ты остановил свой взгляд на мне.
"Ну да, когда-то для Тебя здесь что-то было,
но только - видишь ли? - теперь его тут нет."
...
Как Ты теперь не можешь отправдаться,
а хмурый мир - привыкнуть к ноябрю,
не мог я свыкнуться, что я - Тебя - люблю - но всё равно - приходится свыкаться.
Почти декабрь. Облака - пустые.
Земля суха. И Ты - пока что - здесь.
Я говорил Тебе: "..оно там было"?
Его там не было. Теперь - оно там есть.
...
До времени - и Ты лишён покрова,
Ты тоже ждёшь тугую пелену
(как куст, что мнит в себе скелет сугроба)
но - будучи сам у себя (меня) в плену - лишь входишь в роль, в припраздничные жизни..
Декабрь сух и смотрит - ноябрём.
А мне всё кажется, что мы с Тобой - вдвоём.
Ещё мне кажется: уже не будет жизни.
07 декабря 2006
00:37 Напомнили тут сегодня, что новый год уже придёт скоро. Три с небольшим недели, конечно, довольно много, но задуматься уже надо...
*задумался*
Нет, лучше не надо, потому что не надумывается ничего хорошего.
Не хочу я этого праздника.
А если такой настрой, в котором теперь нахожусь, ещё полнее мною овладеет, начну просто охаживать палкой любого, кто об этом празднике упомянет.
*ушёл ждать Новый Год*
08 декабря 2006
01:04 из бумажного дневника
5 декабря 2006 года 12:42
"Кофе-Хауз" на Валовой улице
Декабрь - плюсовой и бесснежный.
Я хожу в лёгкой осенней куртке, курю Winston Super Lights (потому что что-то крепче теперь трудно курить - начинает саднить горло) и мечтаю о своей несбывшейся жизни.
Сегодня с утра по радио шла программа на автомобильную тему (такая 10минутка) - и какая-то женщина задала вопрос: почему в эту сухую и бесснежную погоду машины ездят - такие грязные? Ведь нету ни снежного месива, ни луж, н даже гололёда...
А это из-за копоти. До апрельской ей, конечно, далеко, но она есть и оседает в бронхах - вместе с табачной смолой, вызывая прступы кашля. Смешно. Несколько дней назад я писал, что воздух незапятнан и свеж...
И вот именно сейчас - когда я сижу в тёплом кафе и пишу про декабрьскую сухость - пошёл снег, редкий и неуверенный.
Он становится на асфальте мокрыми пятнышками, тая, превращаясь в воду, видимо, не в силах оставаться самим собою, попадая с неба на эту землю...
[...]
Сегодня День Рождения у одного моего старого приятеля (можно сказать, друга детства). Теперь мы даже не перезваниваемся, а когда-то встречались периодически.
И на День Рождения, конечно, я к нему приезжал. Не всегда, правда, поскольку начало декабря - моё любимое время для болезней, причём каких-то уж очень тяжёлых (так в 14 лет я заболел ветрянкой и лежал несколько дней с температурой под 40, при этом весь чесался, в 16 лет - чем-то отравился, судя по всему, потому что опять же лежал практически без сил несколько дней да ещё и не ел ничего).
Помню один из ДР (собственно, раз два года я в это время болел, значит, это был 10 класс, три года назад).
Сергей (тот самый мой друг) тогда стоял в подъезде и выяснял отношения со своей девушкой, Ирой (вскоре они расстались), оставив гостей на попечение своим родителям, а я ещё с одним общим нашим знакомым пошёл в магазн - за водкой и за соком. Лежал снег и было очень холодно, но я шёл в одной рубашке, не чувствуя мороза, разогретый спиртным и весёлой компанией
[...]
Снег меж тем стал сильнее... Асфальт - мокрый. На улице появились зонты. Некоторые прохожие улыбаются этим хлопьям...
А я вот сижу тут у окна, пью какао и думаю, что Садовое кольцо не так ужасно - если его не слышать, не вдыхать, а только видеть. Видеть весь этот спешащий транспорт, людей и снег, который тает, не долетая до земли - над разгорячёнными машинами
10 декабря 2006
01:34
<...>
Как-то очень странно поменялось в последнее время моё отношение к людям и к их поступкам... с одной стороны, неуловимо, но что-то в этом есть принципиальное.
Пообщавшись вечером около трёх часов с ... ещё больше в этом убедился.
Как будто произошла перефокусировка. То есть стал замечать те моменты, которым раньше особого значения не придавал, а нечто - раньше - важное отодвинулось (немного).
Что-то другое (гораздо более светлое, рождающее любовь) стал замечать в этих лицах...
Болит душа кое за кого...
Кого-то вообще не могу понять (хотя и раньше, в общем, не мог)...
И чувствую (конечно, это не так - на самом деле. но я так чувствую), что кроме нескольких человек во мне (и вне меня) не осталось уже ничего...
12 декабря 2006
00:24 Очень странно приходят эти моменты неожиданной радости.
Иногда не к месту даже.
Приходят - наплевав на внешние обстоятельства: на то, где ты, с кем, что делаешь, какие планы у тебя и сколько чаю ты выпил в прошлую ночь.
Эти моменты счастья отличаются от тех, что вызваны чем-то, что имеют если не причину, то понятный тебе катализатор.
Где-то в записях этой весны остался такой момент - когда на набережной, глядя на разрезанное облачной полосой небо, я вдруг почувствовал себя счастливым, хотя причин для того этой весной (в частности, в тот вечер) у меня не было никаких.
Есть в подобных минутах (а время таких приступов у меня измеряется в минутах - долго они не длятся) какое-то особенное значение, какая-то крошка (частичка, кусочек, долька) чуда. Дорогого они стоят.
Наверное, из них и смотрит - прямо в глаза - сама Жизнь, такая, какой её хотелось бы видеть...
Всего Вам Доброго
13 декабря 2006
23:57 Не знаю, на что это похоже - с чем сравнить всё это...
Как будто ступил на раскатанную полоску льда на зимней дороге и заскользил по ней. И всё не можешь никак остановиться. А она - всё не заканчивается.
Или вот человек... Таких можно утром в транспорте увидеть. Он едет куда-то, выпив дома свой кофе, приняв душ, наверное, послушав новости по радио, почистив ботинки... но всё равно не проснувшись, отсутствуя здесь. И его уже не волнует, куда он едет, потому что он точно это знает. Лицо у него такое... то есть понятно, что оно должно сейчас быть бодрым и свежим, ему самому, быть может, хочется, чтоб оно таким было... но лицо у него всё в каких-то тенях - тенях грани сна и яви.
Этот декабрьский дождь, эти сегодняшние весенние сумерки...
Зима - скоро. Скоро будет снег. Я жду его и боюсь.
И думаешь уже - что нет ни счастья, ни горя, ни беды, ни радости, а только жизнь. Единым слитком, пугающих, огромных размеров. Её и надо тащить - и неважно, блестит она или пачкается. Или одновременно - и то, и другое.
И глаза, глаза, глаза... слишком часто теперь случаются эти встречи взглядом. От них - тоже страшно.
Спасибо за всё это.
20 декабря 2006
05:53 Ну вот, поспать так и не довелось...
а сейчас ложиться смысла уже не имеет.
Не завидую тем, кому придётся сегодня иметь со мной дело.
Вообще, двигаюсь к полной невменяемости.
Люблю Вас (как говорит Ефимов) @музыка: короткие гудки
23 декабря 2006
05:43 Поразительно тёплый вечер в институте (предваряемый тяжёлым, но приятным днём) (не думал, что такое - возможно...), Воденников, чуть не срывающийся на крик...
Глаза...
И снова - ночь без сна... Теперь - с фонетикой...
Знаете, это очень странно (не "странно", но слова лучше я не нашёл), когда человек выворачивает себя наизнанку (перед тобой). И так же странно - желание самому вывернуться наизнанку: чтоб вот ему, ей и ещё тем двоим отдать как можно больше того, чего очень хочешь отдать (почти что не можешь не отдать)... и сдерживать себя, чтоб не натворить беды, потому что не умеешь...
Кошмар какой-то. Приходит ощущение, что просто таю в воздухе...
Только Любовь. Существует только Любовь. Естественно, люди - замечательные, живые - любимые...
Всего Вам Доброго
25 декабря 2006
00:26 [Сегодня Сочельник.
Почему-то воспринимаю католическое Рождество едва ли не больше (больше), чем православное.
Вспоминаю прошлый год - тогда, на фоне общего бедственного положения - "перегоревших пробок", 25 декабря блеснуло очень ярко. Замечательный был день...
А теперь всё иначе (ну как же - иначе?)...
Из житейского (о чём пишут очень многие) - я "отзачётился" если это, конечно, кому-нибудь важно
Нет, ну о чём рассказать? О чём написать здесь?
О вечере пятницы? О стихах Арсения Тарковского? О моих ощущениях от наступившего снега? О том, как съездил сегодня к бабушке?
О своих мыслях и чувствах?
О прекрасных, замечательных, добрых, красивых, живых людях?
А дело в том, что это не будет интересно никому.
Поэтому не буду разводить несчастности по поводу того, насколько никто не интересуется мною
просто
Всего Вам Доброго]
__________________________________________________________________
Кажется, что пришла зима. Но Вы же понимаете, что это не зима.
От всех: "Новый Год. Мы его будем встречать у ... А ты где?". А не буду я его встречать. Сам придёт. А вот этот - провожу.
Не собирался вообще ничего по этому поводу говорить, но больше вроде как не о чем...
Нет, ну а с кем? Где?
С теми, с кем этот год встречал? Да, это было здорово, конешно, но... что мне там делать? Там все будут весёлые - поздравлять друг друга, радоваться. Я, само собою, тоже. Напьюсь до гадкого состояния (а что ещё мне, собственно, останется?). При том, что происходить всё это будет дома у некой девушки, с которой я вообще незнаком.
Есть другой вариант, но там - наоборот: я знаю только того, на чьей территории будут праздновать, а из гостей - никого. Ну что мне там делать?
(ещё поступило предложение от семьи, с которой у меня очень напряжённые отношения. это просто, я считаю, издевательство)
Одному? Не сказать, что хочется, но на фоне других перспектив эта меня устраивает больше.
Не хочу - ничего...
Просто пора понять, что лето - закончилось. Навсегда.
Это всегда так - с людьми. Когда отношения так или иначе сходят на нет, человек исчезает для тебя из этого мира вообще. То есть тебе где-то внутри кажется, что без тебя он не выживет, ну, или потеряет актуальность в этом мире и перестанет существовать. Встречаешь такого человека, и всё внутри как-то неприятно сжимается: вроде он должен был умереть в ту же минуту, как ты с ним простился в последний раз, а он существует себе. Живёт. Причём неплохо. И без тебя.
Вот так и здесь...
Очень несвязная получилась запись... Просто писалась она с перерывами, где-то по полчаса каждый...
Всего Вам Доброго
и ни слова тут про Новый Год
28 декабря 2006
03:04 Да, день достаточно сложный получился...
Завтра - экзамен по психологии (досрочный, для тех, кто готов). Сил, чтоб сидеть ночь и готовиться нет никаких, но всё равно завтра в институт поеду - хот реферат отвезти... ну, и "потусоваться".
Как ни противно, но условный период с кодовым названием "Год" и номером "2006" подходит к концу. Если соберусь с духом, сделаю небольшой фотографический и текстовый отчёт...
Да и то - надо ли?
А ещё у меня огромная просьба - ко всем, кто это читает (с отдельных личностей отдельно спрошу за её исполнение):
будьте, пожалуйста, счастливы
Ну, или хотя бы просто - улыбнитесь.
Спасибо.
23:13 никакую психологию, естественно, не сдавал. На досрочный экзамен пришёл дружными рядам весь поток. Сидеть и ждать было бесцельной растратой моего драгоценного времени. Пошли в школу с Полиной. Но там нкого особо не оказалось... получилос достаточно бледно.
Нашёл почти полную пачку "Парламента". я ненавижу "Парламент", но всё равно буду курить его. Назло. Хоть он и крепкий. И горло болит от него - ещё больше.
А на каратэ подарили - типа к Новому Году и в благодарность за отдельную помощь при подготовке к экзамену - целый мешок фруктов. Некоторых из них я вообще никогда раньше не видел. Экзотика. Если они не отравлены - расскажу как-нибудь о их вкусовых качествах.
Чем ярче и красочнее (прекрасней) мечта, тем грубее разочарование.
30 декабря 2006
00:47 из чужого жж
боже, какие прекрасные люди бывают. Ко мне сейчас приезжал человек, подписать книгу, а мы проговорили 5 часов.
вот и новый год случился.
лучше всякого - календарного
30.12.2006 суббота <Запись из "потайного дневника">
1:11
Приехал сейчас от Воденникова. Пьяный и счастливый. Вот и Новый Год состоялся.
Чудо есть, но идти к нему надо своими силами. И с Божьей помощью.
Нет больше внутри никакого Смирнова.
Но любовь - есть. Теперь - ко многим людям. Перечислять поимённо сейчас не возьмусь, может быть, потом.
Спасибо, Господи.
1:15
ЯНВАРЬ
01 января 2007
21:44 Привыкать ставить дату "07" - вместо "06"...
У меня всегда с этим проблемы.
(видимо, не у меня одного, потому что одно (единственное за весь праздник)письменное поздравление было подписано 31.12.05.).
Но это не так важно.
Я собирался сделать две записи, два своеобразных отчёта. В одной совсем коротенько сказать пару слов, в другой - разместить фото. Теперь уже не хочу. Но фото я уже загрузил... В общем...
Говорить о том, как отпраздновал Новый Год, не стану. Потому что для того придётся вспоминать события последних полутора недель, а у меня на это просто сил нет.
Вам же лучше.
23:10 примерный текст составлен 31.12.06 около 3 часов ночи
Вспоминая уходящий год - что я чувствую?
Благодарность.
Он оказался очень тяжёлым... Много выпил крови.
11 с небольшим месяцев назад было сказано, что год можно считать хорошим, если радости в нём - хотя бы чуть больше, чем горя... даже если поровну...
Так вот - несмотря ни на что - этот год был хорошим.
- Огромное количество прекрасных людей, с которыми нас свела жизнь. Спасибо этим людям, некоторые из них стали мне по-настоящему дороги. Спасибо им.
- Люди, которые держали меня за руку и не давали отчаяться. Спасибо им.
- Радость - неожиданная и не к месту; долгожданная и прекрасная. Спасибо за неё.
- Любовь. Переполняющая, тёплая, нежная. Не такая, а гораздо шире и просторнее. Ко многим людям. Спасибо за неё.
- Подсказки - печатными знаками на белых листах. Спасибо за них.
- Вера. Тонкая, светлая... Спасибо за неё...
Теперь я знаю, что Чудо бывает. Но ему надо помочь осуществиться.
Это, действительно, праздник.
23:17 Ну, и отдельным пунктом - Счастья Вам. Радости.
Светлых событий.
Верьте в Чудо.
Верьте в себя.
Верьте в людей.
А главное - в... Сами понимаете...
Спасибо Вам, кто помог пережить этот год.
Люблю Вас.
18 января 2007
18:14 Ожидание снега - первого. Январь.
Katrin Oviri
Не видит снега природа,
дождь душит который день - осенняя долго погода -
ноябрь длиной в полгода -
мы видимо в страшной беде
1.
На мокром и грёзном дворе -
январь - не бывало добрей: даже снега уже не ждет -
пробредив весь свой гололед.
...
капают слезы - с ветвей
январь - светлей и светлей.
2.
Не проси - сейчас - о чудесах:
если сможешь - все сделаешь сам красным заревом зреет добро -
переходит дороги - вброд -
прорастая в сердца людей -
идет по дрожащей воде..
...
в никуда
мир распахнут - сер
мы уходим и таем - все..
3.
Понимания - внятного - нет -
что внутри - теперь, что - вне -
к кому обращаться - Ты?
Это жизней и судеб стык
проведи же по шву - рукой кто здесь - твой, кто - уже - не - твой?
Кто ждет снега - сойдет с ума -
Зима разберется - сама -
по приходе - что здесь - почем -
кто - при чем, а кто - ни при чем.
4.
В жар и в холод -
враздрай - влет
это не обратится в лед -
потому что мороз - дрожит -
как лисица - при виде ржи,
чувствуя край души -
бескрайней,
которую жизнь -
мы схлестнуться - сшибиться - спешим -
с тем, из чего мир - сшит
и поэтому - именно так -
разрывается зреющий мрак снег взовьется, ударит лед,
и тот - кто со-мнется - поймет,
отчего - Кто-то - ради людей -
идет - по дрожащей воде..
14?-18.01.
21 января 2007
14:50 Снег. Может быть, не всё ещё безнадёжно.
Второй день - снег. Теперь - увереннее.
Ждите февраля.
Всё так странно. Всё странно, но не непонятно. Я даже не хочу пытаться сейчас что-то понимать, потому слово "непонятно" здесь неприменимо.
Этот снег, если долго на него смотреть, превращается в бегущие титры.
Несколько необычно проходят последние дни...
(интересно, не знаю, как здесь, а в нормальном дневнике слово "странно" ("необычно") встречается у меня практически в каждой записи, где-то - по несколько раз. Неужели всё, действительно, так странно?)
Не хочу всё это описывать...
На самом деле, весь этот Интернет - зачастую - просто письма вникуда. Кому я пишу сейчас? Не знаю.
В статистику не заглядываю уже давно. Судя по всему, читают это всё - человек 5-6. Хорошо. Лучше б ещё поменьше.
Сегодня - к детям, на тренировку, во вторник - сдать учебники, в среду - досдать последний экзамен, в четверг - к детям, на тренировку...
Нормально. Ничего больше особо и не хочется.
Пожалуй, только посидеть дома и почитать что-нибудь.
Всего Вам Доброго
25 января 2007
01:43 Обнаружился ужасный факт (нет, я не смертельно болен - даже не надейтесь): на днях понял, что у меня в доме нет ни одного сборника Н.Гумилёва. (Добило окончательно, что и Мандельштама - тоже нет. Как и Петрушевской. И ещё пары произведений, которые хотелось бы прочесть) Теперь я, естественно, это исправил (указанное в скобках - тоже).
Это присказка. А сказка - дальше.
Сонет
Я, верно, болен: н`а сердце туман,
Мне скучно всё, и люди, и рассказы,
Мне снятся королевские алмазы
И весь в крови широкий ятаган.
Мне чудится (и это не обман):
Мой предок был татарин косоглазый,
Свирепый гунн.. я веяньем заразы,
Через века дошедшей, обуян.
Молчу, томлюсь, и отступают стены -
Вот океан, весь в клочьях белой пены,
Закатным солнцем залитый гранит
И город с голубыми куполами,
С цветущими жасминными садами,
Мы дрались там... Ах да! я был убит.
Н.Гумилёв
Непонятная тоска (не в том смысле тоска, что банально грустно). А именно так.
Есть ещё у Ходасевича прекрасное стихотворение:
В заботах каждого дня
Живу,- а душа под спудом
Каким-то пламенным чудом
Живет помимо меня.
И часто, спеша к трамваю
Иль над книгой лицо склоня,
Вдруг слышу ропот огня -
И глаза закрываю.
Причём это накатывает неожиданно - какими-то странными волнами. Приступами. И ничего не поделаешь. Поэтому, наверное, так больно и вспомнлся Гумилёв.
Или простое желание: сесть в поезд и поехать. Неважно, куда. Даже лучше - в никуда. Без направления. Даже зная, что никуда не приедешь, а будешь ехать, ехать, ехать...
Но дальше - хуже. Дальше приходят вполне конкретные люди.
-Здравствуйте, - скажет один, -... прошу прощения
Двое из них настолько уже надоели всем - в моих упоминаниях - что имён я здесь не назову. Но с обоими связан один страх (не страх даже. а тоска как будто уже свершившегося факта): никогда больше не увидеться с ними. И если первого я всё же увижу - скорее всего, довольно скоро: мы видимся периодически (если, не дай Бог, не случится что-то), - то в другом случае этот страх (слово страх зачёркнуто. это всё же не страх) вполне оправдан.
Третий - смотрит на меня чистыми глубокими глазами. И тут я уже именно боюсь - за него.
А четвёртый и пятый (не имея друг к другу никакого отношения) попоминают мне все мои грехи, провинности, ошибки...
А если ещё учесть, что сменяют они друг друга в какой-то - ни мне, ни им не понятной - жестокой последовательности, всё становится совсем интересно.
Ну, вот и поплакался, пожаловался.
Всего Доброго
*ушёл смотреть на океан и слушать прибой*
23:52 За несколько минут до того, как Интернет выключится и не включится уже никогда. Офис провайдера сегодня не работал, поэтому до вечера понедельника - я полностью оффлайн (ура)
А мне тепло. И спокойно.
Сегодня очень хороший день.
Пойду на кухню - пить горячий чай и что-нибудь читать.
А ещё - когда я шёл домой по Бродвею - искрился снег. На проезжей части он был серым размазанным и раскатанным, но покрытый тонким напылением свежих снежинок. И эта серость - тоже блестела под фонарями.
Так, я думаю, должно быть всегда.
Всего Вам Доброго @музыка: Скрип снега за окном
28.01.2007 воскресенье <Запись из "потайного дневника">
23:21
Дневнику пошёл 5 год...
Да, редко...
Конечно, срединная фраза прошлой записи не была верной: есть ещё всякий Смирнов - и внешний, и внутренний.
[...] С прошлой записи остался висеть вопрос с Воденниковым. Поясняю.
Эта была новогодняя Ирония Судьбы. Я оказался у него в гостях, с целью подписать книгу в подарок для Маши. Потом - был у него 31ого, привозил ему ёлочку. Потом - виделся с ним третьего января. (Об этом можно прочесть в рукописном дневнике).
Пили коньяк. Он много рассказывал. Получилось, что я читал ему его стихи.
Это замечательный человек. По крайней мере, ... здесь не скажешь "понравился". Он вызвал во мне любовь.
Не знаю, увидимся ли мы с ним ещё...
Да... Саша Фрончек (мы познакомились наконец с Катей Жуковой) мною тепло любимый... Саша Белов... Полина... Маша...
Ещё одна Катя (я должен был однажды писать о ней), которая в меня чуть не влюбилась. Она прекрасна, но... Если честно, я не хочу говорить об этом.
Закрыта зимняя сессия. С переводом - ничего не известно.
Серёжа всё порывается пригласить меня в гости.
Завтра - собираюсь к Арсению Станиславовичу (Дежурову)
Вот так оно всё - в общих чертах.
23:42
ФЕВРАЛЬ
01 февраля 2007
01:29 Я сегодня вечером ждал звонка. От троих. Ну, пусть хотя бы одного звонка. Хотелось поговорить (в этом смысле я даже немного рад одному из не-звонков) - именно с кем-то из них
Из этих людей двоих попросил позвонить я, третий - обещал сам.
Не позвонил никто.
Может сложится ощущение, что я тут разыгрываю очередную трагедию: как одинок, никому не нужен и т.д.
Как ни странно, этим я заниматься не хочу. Этого нет.
Просто мне сейчас дали в очередной раз понять (после долгого перерыва), что жизнь всё-таки у каждого - своя. И места в этих личных жизнях не так уж много (это и ко мне относится - я с неприязнью понимаю, что мне тоже не хватает порою на кого-то времени и сил).
Выходил несколько минут назад в подъезд покурить и услышал тяжёлое дыхание на площадке - подо мною. Осторожно выглянул: в дверях своей квартиры стояла моя соседка - пожилая женщина (лет 80 с чем-то). Стояла и просто смотрела в одну точку. Выходить на улицу она уже не может. Иногда к ней приезжают сын и внук. Кто-то из них периодически громко на неё кричит.
Я сидел и шумно затягивался. Она стояла и тяжело дышала. Я затушил сигарету и собрался зайти в квартиру. В этот момент услышал шаркающие шаги и скрип закрывающейся двери. Вот так пообщались.
А это я к чему. Что мои три вечерних не-звонка (хоть от одного из них мне, действительно, стало больно, потому что он, серьёзно говоря, на самом деле, является заявлением о моей ненужности не-позвонившему - я это знаю), по сути, полнейшая ерунда. Это даже не репетиция старости. Так... предзакатный пустячок...
А живу я сейчас в каком-то абсолютно мне несвойственном скором ритме, с кучей дел.
Как и ожидал - несколько постов назад - навалилась бессонница.
Но и это - не страшно.
Всего Доброго.
05 февраля 2007
00:24 В Лондоне умер Илья Кормильцев.
Новости Яндекса полны некрологов.
Поэт... "Наутилус"... Не то, чтоб диссидент, но человек непонятый... недопонятый.
Я видел его однажды. Не нашёл ничего умнее, как сказать банальное "Спасибо Вам". Он пожал мне руку и ушёл.
В последнее время стал воспринимать его стихи как-то совсем по-другому...
"Вот тогда и поймём, что цветы им, конечно, к лицу..."(с)
Светлая память.
МАРТ
26.03.2007 понедельник <Запись из "потайного дневника">
0:05
...
"Завтра - собираюсь к Арсению Станиславовичу (Дежурову)" - сказал я, и поехал на следующий день к Дежурову.
А вечером того дня мне сообщили, что перевод состоится.
Да, сейчас я езжу на филфак.
Однако это не так важно.
Угадайте, что (кто) занимает меня сию минуту больше всего?
Да, Смирнов. Серёжа мой.
Это поразительно. Я уже даже не берусь вспоминать - как давно всё это? Пятый год - мы знакомы.
Почему мы познакомились (тогда - в начале 9 класса)? Потому что меня к нему тянуло.
Сколько? Пять лет? Шесть? Или пять, или шесть. Скорее, шесть. Может быть, даже семь. Но не пять. Нет, не пять - точно.
Сегодня?
ДДС. Соревнования (ни он, ни я в них не участвовали).
Говорили.
Вечером посидели в клубе - в тренерской. Он читал мне стихи Есенина. Смешной мальчик. Говорил вещи некоторые...
Ну, о себе и о Тане своей... Просто умильно слушать. Такая любовь...
А ещё - больно. <...> Это не моё дело.
Всё уплощается. Перспектив не вижу.
Что с филфаком - с учёбой этой - не знаю...
Сказать что-нибудь новенькое?
Ничего я Вам не скажу.
Просто я люблю его. Он даже не представляет, что произойдёт, если... Если это снова прорастёт.
Но это не прорастёт снова.
Мы не увидимся с ним ещё очень долго.
Какой же он глупый.
Вам кажется, что я схожу с ума?
Вы - несомненно - правы! Я, действительно, схожу с ума.
АПРЕЛЬ
17 апреля 2007
01:23 (несколько дней назад)
...весною пахнет сейчас только в одном месте - на Народной улице, когда поднимаешься к метро - мимо школьного забора. Я бываю теперь там (хожу к метро почему-то именно по Народной) два раза в день - утром и вечером. В воздухе разлит свежий запах... он исходит, судя по всему, от этой мелкой и клейкой гадости на ветках... Не знаю, что за деревья - в ботанике не силён. Но эти липкие комочки (в детстве думал, что почки, но теперь полагаю - просто семена. хотя и в этом не уверен) всегда запутывались у меня в волосах. А нынешней весной - нет. И прошлой, кажется, тоже.
Обидно.
Пойти встать под дерево и ждать, пока порыв ветра сорвёт несколько и бросит на голову. А потом - долго вытаскивать их.
А вообще - мне страшно смотреть на набухше почки и уже кое-где пробившиеся листочки. На самом деле - неизъяснимый какой-то ужас охватывает.
Особенно - с утра, когда солнце на восходе освещает двор, и вечером - в сумерках.
светлой Вам весны
22:38 Сейчас деревья на Народной уже покрылись мелкими листиками.
"У меня есть одна навязчивая филия: я очень люблю весеннюю пыль, - пишет vodennikov, - Не на комоде. На улице."
У меня тоже есть филия, к которой примешивается, однако, какой-то оттенок фобии. Связана она как раз с тем, чем покрываются уже ветви.
Язык не поворачивается назвать это листьями. Почками - тем более.
Наверное, год назад я писал уже про эту зелёную дымку, но сейчас хочется написать снова - видя, как она окутывает с каждым днём новое и новое дерево.
По одному. Пока от холода оправились немногие - они стоят опушённые, какие-то переноворожденные и глядят на остальные - ещё обнажённые - посмеиваясь над ними и как-то даже стыдя их. И меня стыдят.
Я так не смогу никогда
Свет легко пронизывает этот салатовый туманец. Да вообще - всё через него видно. Только как-то по-иному. Ясно и ново. Хорошо бы всегда видеть мир таким. Как будто сквозь зелень свежепробудившегося дерева. Но скоро листья уже станут тёмными и пыльными. И ничего сквозь них видно не будет.
И воздух очень хороший. Пойду, наверное, погуляю.
Вам - того же.
И всего Доброго.
МАЙ
06.05.2007 воскресенье <Запись из "потайного дневника">
14:50
...схожу с ума.
В пятницу пережил самую настоящую галлюцинацию. Да - его видел. Вышел с утра на Большие Каменщики, надеясь на встречу. А впереди - он. Почти побежал, но тут же себя одернул. Вгляделся (сквозь резь в глазах). И не увидел впереди никого, хотя бы напоминающего его.
Встречались вчера. До этого - в прошлую среду. Оба раза я был под амфетмином. Только так мы могли нормально общаться. И ещё буду эту гадость принимать, если без этого нельзя. Ему не с кем нормально поговорить. Он замкнулся на одной Тане, и больше ни в ком не нуждается. Это прекрасно (наверное), но он сам говорит, что никто его как следует не понимает и т.д.
После встречи с ним вчера напился в компании Саши Фрончека, Серёжи Озёрного, Маши Назаровой и Кати Жуковой. Давно так не пил...
За окном - потрясающая весна.
Я - умираю от одиночества.
Серёжа.
Вчера <он> сказал что-то (точно не помню, с чем именно связано) типа: "А ведь если бы тогда, тем летом, мы были вместе..."
"В смысле?" - переспросил я.
"Ну, если бы я тебя тогда полюбил..."
Каждый раз он даёт какие-то новые поводы для надежды и проч.
А я - в экзистенциальном отчаянии. О эфемерность, о тщета!
Вся моя жизнь - лишь череда ошибок и глупостей мною совершаемых...
16:01
09 мая 2007
20:14 Такой густой листвы начало мая не видело, вероятно, давно.
Вечера - что благодаришь судьбу за возможность - быть в этот вечер.
Воздух, который надо вдыхать осторожно - чтобы не повредить его великолепие.
Ночью - поёт соловей. Банально и пошло - удивляться способности природы к постоянному обновлению, но я ей удивляюсь, ибо если со мною и происходят какие-то изменения, то явно не в сторону расцветания, распускания.
Через несколько дней ко всем одуряющим, дурманящим запахам прибавится ещё и сирень.
Дождливый воздух с запахом сирени - одно из немногого, чем я дорожу в этой жизни.
И сейчас - кусок неба в окне и зелень, просвечиваемая солнцем - важнее всего.
Всего Вам Доброго
15 мая 2007
01:02 На Фрунзенской цветёт сирень. Шёл сегодня по Комсомольскому проспекту к Парку Горького и долго на неё смотрел - растущую около очень красивой церкви. Солнце пригревало необыкновенно, и я был этому удивлён. Почему-то мне казалось, что так оно греть уже не будет. К счастью, ошибся.
Ещё цветут яблони. Прямо рядом с домом - на Бродвее - их три. Одну - с риском для жизни высунувшись из окна - можно увидеть, но я, в отличии от ДВ, всё же рисковавшего самым ценным в аналогичной ситуации, предпочитаю просто выйти на улицу и подойти ближе.
Сегодня мне стало понятным моё прошлогоднее весеннее желание - чтобы вернулась зима. И страх перед набухающими почками стал ещё понятнее.
Ясно сформулировалось: ощущение прохождения этого мимо.
Как когда находишься в компании двух влюблённых друг в друга людей (пусть и дорогих тебе). Если малодушие не взбунтуется, будешь искренне и светло радоваться, глядя на их счастье (особенно - зная при этом, что тебя-то - никто не ждёт), но всё равно осознавать себя - в стороне. Согретым ими, но не причастным.
У меня с весною - также. Она есть даже внутри, но слишком общая, как у всех. А своей весны - нет.
В этом смысле зима оказывается гораздо доступнее и ближе.
Вспоминается фраза одной потрясающе умной женщины, с которой я имею счастье быть знакомым, но переданная чужими устами: "У наших возлюбленных есть всего один - общий - недостаток: они не любят нас".
Слава Богу, не слишком ко многим любимым мною, дорогим, даже просто милым мне людям это применимо. Но к некоторым - да. И этого жаль.
Почему-то свои несчастья воспринимаются мною в последние месяцы подчас не так остро, как аналогичные - любимых людей.
Мне - правда - очень хочется, чтобы Вы были счастливы.
Сирень по дороге на пруд ещё не распустилась. Завтра-послезавтра...
Из окна тянет весною.
16 мая 2007
01:05 "...кто из нас с тобой затлеет первым?
Человека уже не видно за листьями..." ДВ
27 мая 2007
15:15 Шагнул за порог, думал - зима метёт,
а оказалось - лето плетёт узоры
листвы и оград, пьяных мальчиков громкие ссоры.
С ц`епи сорвался май - в пустоту цветёт.
- Сердце моё, на куски разрывается, Катя.
Лето пришло. Это лето не будет мешкать:
всё, что случалось до, оказалось насмешкой;
а вот теперь - конец. Новой жизни хватит
надолго. Дольше, чем прошлой. Давайте - о Вас.
- Пух в глаз попал - тополиный. Однажды утром
я тоже проснулся, переживя сам себя -
и проглотил те же самые слёзы. Смутно
клавиши пели. Смерть не воротишь вспять.
Вышел в метель, а там пух, тополиный пух -
и никакого снега, и мяч футбольный,
вышел на площадь - в отчаянную толпу,
глянул вокруг, а вокруг - только чистое поле...
- Никто не поможет нам, кроме нас самих...
ну, и Его, и его, и его, и её, пожалуй.
Вот и тебя в землю тёплую - намертво - вжало -
это лето запуталось - в ниточках голосовых.
Жизнь прорастает заново. Сколот май.
Сколоты листья, ограды, пух и черёмушный цвет...
- Лишь льётся - в раскрытые руки - распахнутый свет,
всё тот же - совсем ниоткуда - распахнутый свет...
Вышел - в звенящее лето, а там - зима...
15:31 Кто-то поёт во тьме золотым сопрано,
чьи-то персты по клавишам пляшут смутно.
Только тогда понимаешь, что значит - "рано",
когда - неожиданно - ночь превращается в утро.
Летний рассвет прикрыт полотняным льном - золотисто-зелёной тканью шершавых листьев,
в воздухе - душном, июньском, плотном, больном - пух тополиный - стеною дрожащей выстроен.
А превращение длится - мгновенье одно -
в течение ноты, в течение получаса - можешь считать - по секундам - секунды, но
даже считать - перестаёт получаться.
Воздух - гуще воды. Трудно вдохнуть;
трудно идти - сквозь него (давит на плечи) -
а выйти - нельзя. Минуты идут ко дну.
На точный полночный чёт - выпадает нечет.
Последняя клавиша смолкла. Остался гул.
Жизнь пробудившихся движется - но не в такт.
Натянутый слух. Влажный комок платка.
Полуприкрыты глаза. Взгляд к потолку.
31 мая 2007
17:06 То, что всё произошло именно сейчас, "летом, ярким, как открытка", в этот душный (необыкновенно) май, не стало неожиданностью. До последнего всё же были сомнения, продерётся ли происходящее сквозь густой и горячий воздух, но они оказались напрасны. Прорвалось. "Перед страшной душной грозой". И на следующий день.
Выяснение неких важных вопросов в отношениях между людьми посредством смс, icq и т.п., если есть возможность поговорить лично, мне кажется невозможным и недопустимым. И всегда казалось. Естественно, что всё свелось к мобильному сообщению (написанному к тому же при участии третьего лица. возможно, я ошибаюсь, но там были чужие слова).
Из неотправленного письма:
...но сейчас, когда я смотрю назад, на все эти неизвестно сколько лет (всё же шесть, наверное), на свои переживания, многие из которых запомнились мне до неприятного точно, на то, что происходило - ... невозможные случайные встречи, на чтение мыслей, на эти три тысячи пятьсот сорок семь разрывов, на полтора месяца запредельного счастья - два года назад ... у меня всё же остаётся один единственный вопрос: может быть, это и есть любовь?..
... и верны были эти твои слова: "если бы тогда, летом...". Да, если бы тогда, летом случилась взаимность... сейчас не вижу в этом уже ничего хорошего. Славно, что мы так и не были "вместе".
Момент всё-таки выбран был верный, ибо такой внутренней апатии и безразличия к судьбе, как последние пару недель, не было никогда, вероятно (думаю, связано это с окончательным распадом личности и потерей такого понятия как "Я").
Нельзя сказать, что это оказалось безразличным, но трагедии нет. По крайней мере, пока. Думаю, что и не будет. Есть только тяжесть. И дыхание всё равно перехватило.
Gray scales (англ. - оттенки серого). Неизвестно ничего. И почти ничто не интересно. Septembergrau.
По улице бегают дети, в Новоспасском безумно звонят колокола, привалившись спиной к гаражу, спит пьяный.
И солнце - светит.
И никому, в буквальном смысле, даже мне - нет никакого дела до этих (прекрасных) шести (или сколько их там было) лет.
Всего Вам Доброго
ИЮНЬ
02 июня 2007
15:47 Дмитрий Воденников дописал "Книгу Рун"
Спасибо.
Это удивительно.
08.06.2007 пятница <Запись из "потайного дневника">
21:03
Летний вечер. Летний - обыкновенный - вечер. Вот теперь - всё. Ну да, каждый раз было всё. Но это "всё" звучало от меня. А теперь - от него.
"Не звони и не пиши мне больше, пожалуйста".
Я сам дожал его. Да.
Мне не больно.
Даже почти не пусто.
Теперь этот дневник можно, судя по всему, забросить окончательно. Писать о чём-то (или о ком-то, если этот кто-то появится) другом сюда - вряд ли возможно.
(клишированная концовка)
Одна тысяча пятьсот девяносто шестой день - с момента создания этого дневника - подходит к концу.
Серёжа с Таней любят друг друга и через пару лет поженятся.
Автор спокоен и тих. Рядом с ним есть люди. Жизнь сложна. И всё идёт куда-то. Что будет с ним дальше - одному Господу известно.
Всего Вам Доброго
21:14
09 июня 2007
15:31 Заметки На Полях Лета
Выдуманность категории времени (тем более - выдуманность его категоричности) ощущается во всей полноте, когда выходишь серым утром - около пяти - из дома. И идёшь в круглосуточный магазин - купить сигарет. Или просто так - идёшь.
Сначала стирается граница между "вчера" и "сегодня". Появляется тонкое чувство иллюзорности происходящего.
Если не отвлекаться на пустяки (вроде каких-нибудь собственных мелких мыслей), чёткость теряет всё - и внутри тебя.
Вспоминая себя - ровно год назад - таким же летним утром (или летним вечером), понимаешь, что этого года не было. Что "тогда" и "сейчас" - один и тот же момент.
И неважно, что тогда ты был одинок, а сейчас - нет. Или что любил, а теперь - не любишь. Это мелочи.
Вся жизнь становится одним слитком. Момент рождения равен моменту - за секунду до смерти.
Тогда начинаешь смотреть на это летнее утро не как на обычное летнее утро, а как на перекрёсток. Точку совмещения всего на свете. Своего и чужого. Прошедшего и предстоящего. Всего.
Это состояние прекращения существования собственного "Я" - ограниченного и психологизированного - в результате перехода его во что-то большее, что-то совсем огромное и необъятное и есть, наверное, один из моментов настоящей жизни. Высокой.
Только вот удержать его не получится.
Впрочем, и не нужно.
16:01 ***
Июньским утром - на рассвете раннем -
переступить порог и не узнать убранства:
любой листочек липы колко ранит;
приходится немало постараться,
чтоб сделать шаг. Высвеченность громад
сереющих - пугает и тревожит,
и кажется, что сами же дома
упругий источают аромат,
с вельветным вечером по призрачности схожий.
***
Крепкий вечер. Зацвёл. Забродил.
В переулках пустынно и тихо.
Тополиный пух. Призрачность лика
на церковной стене. Посреди
запылённых надувшихся крон -
обветшалость дворянских построек.
Под окном мутно-пепельным стоя,
ощущаешь бессвязность времён...
Только воздух, пришедший невесть
из каких... по законам движенья,
клеет бархатность, свежесть и жженье
на пастельную мягкость небес.
***
Лета нет - на засохших губах,
и не будет. В измученных бронхах -
копоть чёрная - плёнкою тонкой...
Лета нет. Не уйти никуда.
Ни секунды от прожитых дней
не осталось. И кажется - вроде
кто-то ночью по комнатам бродит...
это тени - забытых теней.
Без названья. Без подписи. Без
указания времени, даты.
Неразборчиво, мелко, невнятно.
Вникуда. Ниоткуда. Тебе.
***
...знак многоточия стоит в начале строчки,
стоит в конце, и вместо строчки - он же.
Чернила(,) ночи, и клочки бумаг, и прочее...
А остаётся только: "боже, боже..."
...
14 июня 2007
18:48 Воздух летом в квартире становится совсем иным. Ощущается это как-то вдруг. Странно и непривычно.
Непонятный запах.
В нём слышится нота подземельности, подвальности - чуть ощутимая. Более отчётливо - высушенной бумаги - от обоев. Оттенок сырости - из ванной комнаты.
Общее впечатление же от него наталкивает на подозрения, что камни, из которых сложены стены, цемент их скрепляющий, трубы, проходящие где-то внутри самих стен, непонятно, особо - по-своему цветут.
Именно так, как может цвести бетонный блок, камень или цемент. Не жарко, но почему-то, кажется, живо.
В цвету липы.
На Бродвее их очень много, и то, что происходит с запахами в вечернем воздухе, описанию не поддаётся. Вчера около часа не мог зайти домой. Подходил к подъезду, но каждый раз снова, как околдованный, возвращался на бульвар, проходил по нему, через ближний двор (через арки).
Этот дух вливается в открытое окно и делает дыхание комнат ещё более сумасшедшим.
Скоро поразъедутся школьники. Во дворах станет совсем тихо.
(Странно. Уже который год практически никуда не выбираюсь из города на лето. И не хочу. Наверное, я смертельно болен)
(В прошлом году я чего-то ждал от лета. На что-то надеялся. Теперь нет. И мне это нравится. Если, действительно, получу два месяца относительного спокойствия - может, хоть как-то отдохну. Но заглядывать в будущее - разочаровался совсем. Этого не нужно)
Солнце подымается в эти дни так высоко над горизонтом, что к одиннадцати (может, раньше, но раньше я ещё сплю) уже перестаёт заливать комнату. Это лето, лето...
"И в душе моей пусто и сладко" - как писал Михаил Кузмин. Да, пусто и сладко.
Всего Вам Доброго
21 июня 2007
23:02 Прошёл почти месяц.
Последние дни - сложные. Продираюсь сквозь них, как сквозь колючие заросли. Похоже, даже что-то ободрал. Судя по всему, корочку, которой моментально покрылся порез (рана) месяц назад и которая успела уже хорошенько загрубеть. А вот зажило ли то, что под ней - ещё только предстоит узнать.
Боюсь, не совсем. Надеюсь, не "совсем не".
Обнаружил сохранённую на компьютере (среди фотографий, над которыми, естественно, безутешно поплакал) картиночку - ещё осенью или зимою украденную из ЖЖ (догадайтесь, чьего).
Да, оно действительно так.
А ещё я сын пожарника, но мы не об этом (с)
Из учебника русского языка для англоговорящих
Боже, как я несчастен.
30 июня 2007
17:13 Июнь. Серое небо.
День приближается к вечеру. У меня - утро.
Держать голову под струями холодной воды и осознавать свою бесполезность в масштабах мироздания. И в меньших масштабах - тоже.
Осознавать "покой, когда наяву, как во сне, пошевелив рукой, не изменить ничего".
...
Я сижу на пограничной полосе - у открытого настежь окна, с прохладным воздухом, визгом тормозов и подвыпившими голосами.
Курю здесь же - воздух в комнате становится тамбурным. Окурки складываю в бутылочку из-под зелёного холодного чая.
Вглядываюсь в сквозные просветы зелени - там идёшь Ты. В чём-то светлом.
В Новоспасском звонит колокол.
Стопки книг, лежащие на столе, растут и начинают закрывать от меня экран компьютера. В этом тоже что-то есть.
_____________________________________________________________________________Любое расставание есть смерть.
И нас уже давно об этом предупредили.
Так и получается: отвёл взгляд - а человека не осталось.
Особенно отчётливо мне было явлено это недавно.
Приехав домой в шестом часу утра, обнаружил дверь запертой изнутри. Просидел на лестнице, в подъезде, минут пятнадцать, не испытывая ни малейшего желания звонить в дверь или на стабильный (городской) телефон, не находя сил двинуться с места. Да и некуда ведь.
Но потом всё же встал. И пришёл (в соседний двор) под окна, которые когда-то были для меня всем. Почему-то и теперь являются многим.
Глядя на подсвеченную солнцем листву, щурясь на слепяще-яркие стены дома напротив (думая - как же много света), слушая мётлы ранних дворников, я всё лучше понимал, что вот - эти окна. Они открыты.
В них сейчас живёт счастье (не мне, конечно, знать - что такое счастье, но надеюсь - это именно оно). Тот дом пропитан им.
Однако воздух в оконных проёмах стал, кажется, настолько плотным (почти гудящим), что даже взгляду сквозь него трудно просочиться. Этот барьер позднеосеннего тлена, если бы материализовался, был, вероятно, тёмным и дрожащим.
...
Домой я направился около восьми - уже с крепким знанием, что больше никогда не увижу Тебя.
Ты - там, за этой пружинящей стенкой, за упругим воздухом окон. Тебя больше нет.
Обо мне - не думаешь. То есть - по-настоящему - не думаешь. Так, может быть, пара предзакатных воспоминаний двухгодичной давности. Но они ненастоящие.
И ничего не изменишь.
И нельзя по-другому.
Только исчезновение - полное и безвозвратное.
...
А на следующий день, выйдя из подъезда, я снова чуть не встретился с Тобою взглядом.
ИЮЛЬ
14 июля 2007
04:55 До востребования
Человеческие чувства часто сильнее возбуждаются или смягчаются
примерами, чем словами, поэтому я решил написать Тебе, отсутствующему,
утешительное послание с изложением пережитых мною бедствий, чтобы,
сравнивая с моими, Ты признал свои собственные невзгоды или ничтожными,
или незначительными и легче переносил их.
15 июля 2007
01:51 ...а я пишу первое письмо - Тебе...
Здравствуй.
Лето готовится перевалиться через свою макушку, а Москву бросает то в жар (в жару), то в холод (в прохладу).
Грозы.
Гром такой, что дрожат стёкла в книжных полках.
Вчера ходил под ливнем и весь вымок.
А потом гулял вечером по центру.
С Наташей. Ты не знаешь её, но, полагаю, у Тебя сложилось бы о ней благоприятное впечатление. Мы учимся вместе.
Впрочем, заниматься описанием людей мне не хочется. Это занятие неблагодарное и, думаю, ненужное.
Постепенно начинаю отходить от бешеного и беспощадного к организму ритма жизни последних полутора месяцев.
Видел бы Ты меня в это время (в самые тяжёлые из дней).
И так не отличающийся упитанностью, однажды просто напугал бабушку (с папиной стороны, ту, что живёт на Тимирязевской) своею худобою, когда приехал к ней после двух бессонных ночей - с ввалившимися щеками и выпадающими из орбит глазами. Бодрый и весёлый. Но (вспоминая ДВ) слабоумный.
Так вот, сейчас принимаются все меры по обеспечению для меня регулярного питания и здорового сна. Принимаются, соответственно, родными (не согласуясь со мною).
Само собою, вызывает это у меня в основном раздражение. Однако отдохнуть надо.
Имея список литературы к прочтению, не задаюсь вопросом о распределении свободного времени. Нацелился на Ленинскую Библиотеку. + А. оставил хорошую стопку книг, бесспорно нужных и прекрасных (не припомню, чтобы он советовал какую-нибудь ерунду).
Так примерно (вкратце) обстоят теперь дела с внешней моею жизнью.
Не стану писать о переживаниях душевных, мучающих меня в последнее время (Ты понимаешь, этих переживаний - как обычно у меня - хватает). Возможно, решусь на это в другом письме, если решусь писать Тебе ещё.
Надеюсь не быть Тебе докучным.
Также надеюсь, что Ты здоров и радуешься проживаемым дням.
С самыми добрыми пожеланиями.
Paul
АВГУСТ
06 августа 2007
18:56 От-рвалось и отпело. Взметнулось-упало-погасло.
Нам на радость пришли поразительно ясные дни.
Дни прохладны, но - видишь? - на холсте расплывается масло...
значит, жар не утих, значит, мир головой не поник,
но ушёл - с головою - в себя (а возможно, со всхлипом - запрыгнул -
сам в себя - с головою, сам себя не спросясь - грубо влез).
Под редеющим солнцем дороги промокшие стынут,
проливая оранж на густую пастельность небес - полосою - огромной, что медленно, нехотя - гаснет...
Вновь - лови - сам себя - соловьём - в сотый раз - и держи,
ибо больше на свете - нигде, никогда - таких глаз нет - что б - узрев этот свет - продолжали - по-прежнему - жить.
...ибо жизнь - лишь погоня - за смертью - и бегство от смерти,
ибо смерти так много, что нам её не унести...
...открываешь себя - ненадолго - чтоб просто проветрить - чтоб оставить - из слов - лишь немного "спаси" и "прости"...
...значит, кто-то запомнил, наверное, больше, чем надо,
значит, кто-то узнал, что не надо - ни ведать, ни знать...
...сон сегодня оправлен в густое сиянье оклада - в нём слышна - и вида, и звучит - белизна, белизна...
...значит, кто-то забыл, что сказать - чтобы жизнь - развернулась -
к темноте, к пустоте, к неусыпному лесу - спиной...
Захлебнувшись в счастливых слезах - закричал - и проснулся.
Отчего-то - молочно и радостно.
Ветер. Темно.
Ночь легка и прозрачна. Пронизано небо рассветом.
...я уже потерял - то, что больше нельзя потерять,
и неважно, что я - в этой жизни - не знал и не ведал
ничего - о том мире, где - нигде, никогда - нет - Тебя.
11 августа 2007
02:20 Здравствуй, дорогой Вильгельм .
"Это не Август, - по меткому выражению (кажется, чуть перефразированному мною) моего друга, - это Калигула. Жестокий, беспощадный, глупый"
Насчёт глупого вряд ли соглашусь...
Хотя по юлианскому календарю (а судьба моя предпочитает, кажется, именно его) ещё июль. Жарко. Солнце светит, изо всех сил стараясь казаться летним, но меня не проведёшь - я чувствую осень. Листья начали облетать. Жёлтые проседи повсюду. Да и то, многие - какие-то болезненные: листья не желтеют, а просто становятся сухими, серыми.
Сейчас я в гостях, на одиннадцатом этаже, с прекрасным видом на Москву. Видно МГУ, строящуюся громаду Москвы-Сити, большие дома в Матвеевке... совсем рядом - котельническая Высотка, чуть подальше - Кремль.
Это всё подрагивает, поскольку от крыш, нагретых за день, поднимается тёплый воздух.
Я, кажется, уже достаточно писал о внутренних своих переживаниях, но и сейчас - в попытках описать некие события внешние - вряд ли смогу от них уклониться.
Позавчера состоялся первый концерт Андрея (и группы avita), на который я был заблаговременно приглашён.
Меня перестала уже довольно давно привлекать тяжёлая музыка, но вот что я скажу...
Знаешь, есть те, кто играет подобною музыку (я это вывел для себя на примере писателей фантастов - около месяца назад) просто потому, что не могут сыграть ничего другого. А есть - у которых таланта достаточно, чтобы играть что угодно, но хочется - именно такого.
(с фантастикой - полагаю, тот же Брэдберри, задайся он такой целью, написал бы что-нибудь нефантастическое (да и так - во многих местах фантастичность его относительна) - настолько же талантливо. у большинства авторов - иначе).
Но то - лишь часть вечера.
Главное - тогда я почувствовал собственную отделённость (одиночество) - как не чувствовал давно уже. Представь себе - даже выпил водки - чтоб почувствовать ещё лучше (я пью её теперь маленькими глотками - чтоб обжигала всё внутри, а я это старательно переживал. Воздействие же на меня алкоголя, как я теперь хорошо понял, бесчеловечное. То есть он не притупляет во мне ничего человеческого, а лишь делает острее).
Вообще, последние дни - игра с разочарованностью и тоской - кто кого.
Меня это, если честно, даже несколько забавляет: чувствовать их запах рядом, а руки - на своих плечах, и тут же их скидывать - единым усилием воли. Иногда - с посторонней помощью.
Вот и теперь - я в каком-то пограничном состоянии.
Вчера - вернулась из Татарстана (из детского лагеря, куда она ездила вожатой) Маша.
Загорелая, радостная, выпавшая из осточертевшей мне московской жизни.
Если буду жив и здоров - в следующем году тоже попробую напроситься. Буду читать детям Воденникова - в воспитательных целях - и рассказывать, как я несчастен. Давно хотел превратить чей-нибудь отдых - в ад.
А теперь - прости - мне приходится спешно заканчивать, ибо время идти домой и, выпив бабушкиного корвалола (иначе не получится), спать.
Тебе - самые добрые пожелания.
Paul
16 августа 2007
03:49 Здравствуй, дорогой Вильгельм .
. . .
Который день я хожу через пыльную, иссушенную жарой (какую-то больную) зелень Москвы, не находя себе места.
Конечно, это не совсем так: иногда я вижусь с кем-то из близких мне людей. Однако это не слишком помогает.
...вчера был у Дихьтера [Воденникова] - помогал ему с редакционной вёрсткой его книги, которая обещает выйти в свет к середине октября (хоть одна радость будет осенью - прекрасные стихи и дневниковая проза).
Сегодня отвозил эту рукопись в редакцию.
Вечером планирую увидеться с Мари.
И всё же меня гнетёт непреложность собственной неприложенности. В том смысле, что дела, которые являются насущными в данный момент (z.B. исследование по "Steppenwolf" Hesse) не привлекают меня и даже отторгают. Требуется нечто совершенно иное, но что - я не знаю.
Страшна и другая непреложность (о которой я писал Тебе уже не раз).
Но вот что я заметил и о чём думал:
эта одиноческая тоска - лишь чувственная.
И утверждённый и чёткий ответ на вопрос: "Кто хочет жить так, чтобы быть любимым?" - "Я жить хочу - так, чтобы быть любимым" - приобретает модальные оттенки.
О тех нескольких людях, которых я люблю и которые отвечают взаимностью (по крайней мере, я в это верю) речи не идёт. Я физически (и метафизически.. никак) не могу быть с кем-то. Быть для кого-то всем.
Чтобы в меня были влюблены.
Это невыносимо (грубое сравнение - тузик с привязанными к хвосту консервными банками - которые ужасно гремят и тянут). Появляется желание сбросить, скинуть это с себя. Не нести ответственность (при том, что ответственность тут - колоссальная). Но абсолютно чёткое понимание того, что это неправильно - сбросить.
Надо нести.
Ситуация болезненной (больной) влюблённости знакома мне "с обеих сторон".
Самое главное - любовь ко мне приносит только неприятности и страдания. А я этого не хочу.
Пусть лучше я буду сам десять раз влюблён.
Тогда я целиком и безраздельно отвечаю лишь за себя. И - насколько позволительно - за другого человека.
Тут же...
Правда, дело ещё и в другом.
Мне это ясно всё лучше:
я не могу быть не-свободным.
Даже моделируемая ситуация взаимности пугает меня.
Мне не нужен чужой мир. Своего - оказывается слишком много.
А на практике - я не нахожу возможным - отказаться от всего того (и от тех), что у меня есть - ради одного человека.
Да, пускай - то, что есть у меня (именно "то", а не "те, кто") - далеко не первого сорта, но оно - моё.
Я видел ..., отказавшегося (фактически) от всего - ради девушки, которую любит.
Это правильно.
Но не для меня. Возможно, просто не сейчас.
На самом деле, это отменяет всё.
Я не могу быть один. Но и быть чьим-то - тоже не могу ("Ну, за единственным, пожалуй, исключеньем" - сказал бы я... Но не скажу.)
. . .
Впрочем, я привык к одиночеству и всегда его любил.
Mit Liebe und Gruesse.
Dein Paul.
13.08.2007
Moskau. "Bilingua"-Cafe
<то же число>
04:54 Здравствуй.
Я пишу Тебе очередное письмо, и оно рискует оказаться последним.
Нет, с жизнью расставаться в мои планы не входит (в ближайшее время - в той части моих планов, что зависит от меня).
Вопрос о том, какова причина - сложен и так же останется без ответа, как многие другие вопросы.
Будем считать, что причины нет.
Конечно, я немного погорячился, сказав, что писем больше не будет (не могу ручаться). Просто теперь не знаю, что и как можно будет написать...
Мысли о собственной бесполезности, Ты знаешь, я оставил довольно давно.
Но тут речь идёт уже о том, что я - вреден.
У меня нет никакого желания нести разрушение ни себе, ни другим.
Однако встаёт выбор.
Выбор однозначен - себе.
Не знаю, понятно ли я говорю. В смысле, насколько сказанное понятно - Тебе.
Мне - судьба, судя по всему, пытается втолковать вышесказанное уже года два. Кажется, получилось.
Теперь остаётся только два дела.
Первое - насколько возможно - поправить и сгладить уже произошедшее. Фактически - по моей вине.
Второе - постараться сделать так, чтобы подобное повториться не смогло.
Что сделать?
Пока не знаю точно.
Помнишь "героя своего времени" Печорина?
"Сколько у меня с ним общего" - думал я, читая Лермонтова в школе.
Оказывается - больше, чем я думал.
Насчёт того, что я - герой нашего времени - вопрос спорный.
А вот насчёт отравленных жизней...
. . .
Я рассказывал некоторым о своей любви (сравнительно многим)
Но вот о чём я не мог поведать - о её волшебности.
О том, как всё томилось, зрело, вызревало,
а потом - проросло и стало цвести.
Так этого - не будет.
Я понял это - с особой отчётливостью.
Волшебство не повторится - потому что я знаю о нём.
А нечто другое - обыденное (пусть даже самое прекрасное обыденное) - мне не нужно.
Что это всё значит?
Что я могу, смею, имею право - перестать "искать" - ждать, надеяться - на возвращение, на новообретение. Ни при каких обстоятельствах. Ни с какими действующими лицами. Никогда - в этой жизни.
Это значит - я могу смотреть на людей иначе.
А могу - вообще перестать смотреть на них.
Могу не беречь себя и за себя не переживать.
...Ибо молодость и чёрные волосы - тщета
("Книга Экклесиаст";глава 11, стих 10)
Ничто во мне не будет иметь ценности - ни для кого.
Следовательно - и для меня (за очень малым исключеньем).
. . .
Я не хочу больше давать никому - никакого повода - меня любить.
Единственный человек, с которым всё могло быть иначе (нам с Тобою - лучше всех известный) - умер (Ты понимаешь - не в физическом - слава богу - смысле. "Любое расставание есть смерть" - и далее - со всеми остановками).
. . .
Очень понравилось у ДВ (из неопубликованных вариантов, с маленькой моей поправкой, надеюсь, он простит меня, а Ты - поймёшь и оценишь)
Как сказала подвыпившая директриса,
проработав полжизни в советской школе:
- Я люблю вас нежно, целую низко,
только, дети, оставьте меня в покое, -
и ушла допивать свой виски за взрослой дверью
- Здравствуйте, Людмила Сергевна, возьмите меня с собою:
я теперь, как и Вы, никому-никому не верю.
. . .
Или лучше вот что:
Всему свой час, и время всякому делу под небесами:
Время родиться и время умирать,
Время насаждать и время вырывать насажденья,
Время убивать и время исцелять,
Время разрушать и время строить,
Время плакать и время смеяться,
Время рыданью и время пляске,
Время разбрасывать камни и время складывать камни,
Время убивать и время избегать объятий,
Время отыскивать и время дать потеряться,
Время хранить и время тратить,
Время рвать и время сшивать,
Время молчать и время говорить,
Время любить и время ненавидеть,
Время войне и время миру
("Книга Экклесиаст". 3;1-8)
Время - разбрасывать камни.
Время - дать потеряться.
Время - рвать.
Время - молчать
. . .
На том и остановлюсь.
Полагаю, здесь нет ничего непонятного.
"Всё - тщета и ловля ветра" - сказал Экклесиаст, Проповедующий в собрании, сын Давидов, царь в Иерусалиме.
Мы не знаем божественного промысла и не можем знать, но всё равно - должны жить так, чтобы Его не расстраивать.
Мы должны делать добро - не зная, что такое добро.
Слишком много зла творится под солнцем, чтобы множить зло.
Слишком много печали и несправедливости - чтобы печалить и быть несправедливым (пусть мы и не знаем, что такое - справедливость).
Я не знаю, что делать, и сил у меня немного, но я - постараюсь - сделать - всё, что в моих силах.
Живи - по возможности - радостно.
Будь, пожалуйста, счастлив.
И ничего не бойся.
Dein Paul
15. August 2007
"Кофе-Хауз"-Cafe
18 августа 2007
01:12 Сегодня - практически как мистическое откровение.
Сегодня я почувствовал лето. Именно такое.
За воротником и подкожно:
"Так вот для чего это лето стояло
в горле, как кость и вода:
ни утешеньем, ни счастьем не стало,
а благодарностью - да"
Воденников
Это, действительно, потрясающе.
Я понял (конечно - теперь уже забыл), зачем оно.
Уже не страшно.
Но это - известное дело - как всегда - ненадолго.
Скоро придёт время дождей.
Я понял всё.
А это тождественно тому, что я перестал понимать что бы то ни было.
Как и несчастье - тождественно счастью - безграничному и всепоглощающему.
Это надо почувствовать.
Независимо от обстоятельств. И людей - кто тебя окружает (а значит, руководствуясь той же непреложностью - от них - зависит всё).
Я больше не могу говорить. Но иначе, не так - как раньше.
Если кто-то из Вас - поймёт это - спасибо ему.
Живите счастливо.
СЕНТЯБРЬ
05 сентября 2007
00:30 Деревья на Народной (которые первыми зазеленели) начали опадать первыми.
Ещё недели две назад.
Осень?
"Дверь уже открыта, и оттуда тянет холодом.
Но никто пока ещё не вошёл"
Да, именно так.
Лето прошло? Да. Ровно 92 дня спустя с момента начала - с двадцать третьего дня мая месяца.
Поразительная точность.
Поразительная лёгкость в словах - два года спустя с... не важно.
Я не намерен описывать даже самой малой части происходящего. Придётся говорить слишком уж много. Больше, чем надо (а не надо, наверное, вообще ничего говорить).
Никаких практических перемен.
Всё остаётся - по-прежнему.
Всё совсем иначе.
Что за глаза - которыми я смотрю на мир?
Что за мир - на который я смотрю?
Надеюсь никогда не узнать точно, ибо это будет означать конец.
Стала ли жизнь - легче?
Нет. Потому что она вообще не легка и не тяжела.
Не смейте осквернять жизнь гадкими определениями - типа "несправедлива", "прекрасна", "сложна" и проч. Не смейте.
Кто вы все (и кто я такой) - чтоб определять её?
Так проще становится - да? - определив?
Может, и проще. Но стоит ли?
Вы посмотрите на неё сначала - как следует - хоть раз.
Мне кажется, я - хоть раз - посмотрел. И, возможно, ещё посмотрю.
Вот тогда и решим.
И ещё - в городе много детей. Школа началась.
А я уже не помню школу (так - как, думал, буду помнить).
Всё.
12 сентября 2007
13:56 И последнее.
Мне снится сон.
Мы с Тобою идём по улице.
Весна. Мелкая зелень. Светит солнце.
Разговор - как всегда в наши встречи - ни о чём.
То есть обо всём: о Твоих и моих радостях и проблемах, об общих знакомых - но не о главном.
Зачем-то мы приходим в школу. Поднимаемся в актовый зал. Однако заходим туда с чёрной лестницы, со стороны сцены, а не зрительских мест.
В зале тихо, но, отдёрнув занавес, я обнаруживаю, что там собралось какое-то невообразимое количество людей. Учителя, одноклассники, их родители, буфетчица; те, кого я знал, но успел забыть; мои родные; некоторые - мне неизвестны.
Душно.
Я начинаю произносить речь взволнованного выпускника, которая плавно перетекает в объяснение в чувствах - к Тебе.
Глядя в зал, я вижу изумлённые лица. Никто не понимает - что происходит.
Ты слушаешь с отсутствующим видом.
Напряжение нарастает и становится невыносимым.
В какой-то момент я внезапно замолкаю - не в силах продолжать.
- Прощай, - говорю я вдруг Тебе, в первый раз, спокойно, легко и с улыбкой - как всегда считал нужным.
Я ухожу со сцены. Но не за кулисы, а спускаюсь в зрительный зал. Иду мимо рядов - с прямой спиной и поднятой головой. Ни на кого не глядя.
Лишь только добравшись (отчего-то - с неимоверным трудом - что почти не осталось сил) до выхода - позволяю себе оглянуться.
И с ужасом обнаруживаю - что снова стою на сцене.
Все смотрят на меня.
Все встают.
12 сентября 2007
14:18 ...Я знаю и понимаю не слишком много.
Но вот что понимаю точно: этот "дневник" себя исчерпал.
Его нельзя вести дальше.
Причины?
Первая - не хочу.
И этого, в общем, уже достаточно.
Но всё же.
Теперь я знаю, что Ты можешь это прочитать в любой момент.
Причём не прочитаешь, и именно можешь прочитать.
Мне такое положение вещей не нравится.
Почему - сложно сказать. Да и не слишком интересно. Мне - во всяком случае.
Так же, как не нужно касаться темы творческих набросков, которые я здесь выкладывал.
Это всё займёт слишком много места.
А я знаю - вы не любите читать длинные тексты.
(писать, впрочем, тоже. смс да и только)
Спасибо всем, кто был в виртуальной близости от меня - в эти два года и два месяца.
Спасибо всем, кто всё это читал. Отдельное спасибо - тем, кто переживал за меня.
Хотел сначала совсем это всё удалить. Не буду.
Может быть, даже заведу новый "дневник".
А может быть - нет. В любом случае, это будет совсем другая история.
А нынешняя - окончена.
Всего Вам Доброго.
Ваш Павел Щербаков.
1
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
136
Размер файла
1 210 Кб
Теги
diary
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа