close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Банкротство со вкусом - ресторанный критик Дмитрий Алексеев для журнала GQ

код для вставкиСкачать
Вопреки своей неодолимой страсти ко всему возвышенному и эксклюзивному граждане РФ по‑прежнему демонстрируют стойкую неприязнь к haute cuisine. Человек может превратить в искус‑ ство любое занятие – складывание салфеток, нарезание телячьего о
ФОТО: FOTOBANK (3)
26 | GQ.RU | ИЮЛЬ 2010
ЛАНЧ
ТексТ: ДмИТрИй АЛексеев
Банкротство со вкусом
вопреки своей неодолимой страсти ко всему возвышенному и эксклюзивному граждане рФ по‑прежнему демонстрируют стойкую неприязнь к haute cuisine.
Человек может превратить в искус‑
ство любое занятие – складывание салфеток, нарезание телячьего огуз‑
ка или переливание вина при мерца‑
ющем пламени свечи. Увы, убедиться в этом в москве вряд ли получится. Большинство ресторанов, подходив‑
ших к еде как к искусству, сменили жанровую ориентацию.
все началось в 1995 году на мо‑
ховой улице. Именно там коман‑
дор ордена Почетного легиона Пьер карден дал старт новейшей истории российского гастрономизма, открыв Maxim’s de Paris. клон эпохально‑
го парижского ресторана впечатлял обилием зеркал, лиможским фарфо‑
ром, терринами из фуа‑гра, говяди‑
ной под соусом Périgueux и бордоски‑
ми миллезимами. Но времена тогда были дикие. стоило посланнику высокой моды укатить в Париж, его русское bebe тут же утратило налет аристократизма. Пока администра‑
ция «максима» судилась с ресторан‑
ными критиками, в его арнувошных интерьерах официанты вымогали ча‑
евые, а повара поедали дефицитные продукты. вскоре символ Art de Vivre отправился ко дну.
Три года спустя стартовал другой эксперимент. На особняке, постро‑
енном Федором Шехтелем, засияла целомудренная вывеска «кумир» – у Патриарших прудов объявился ми‑
шель Труагро. Продолжатель кули‑
нарной династии прельщал публику фамильными ценностями – фарши‑
рованным трюфелями солонским го‑
лубем и раковыми шейками в кисло‑
сладком кур‑буйоне. столичные чревоугодники силились уловить ароматы миндаля и имбиря, брезгли‑
во разглядывали миниатюрные блю‑
да и возмущались ценами. Через год «кумир» отошел в вечность.
Действие третье: в стеклянном палаццо у киевского вокзала Арка‑
дий Новиков и обладатель 16 звезд Michelin Ален Дюкасс задумали совместный проект. Отбор персона‑
ла превратили в реалити‑шоу «кан‑
дидат» – Новиков сменил на посту ведущего миллиардера Дональда Трампа. Начали за здравие, кончили за упокой: звездное дитя не уродилось ввиду взаимного охлаждения сторон.
Дальше – больше. сменил вы‑
веску «Ле Дюк», кухню которого возглавлял шеф, удостоенный трех звезд Michelin. Отмучился старейший московский ресторан французской кухни «Ностальжи». Пал смертью храбрых флагман армады Новикова «Бисквит». Этот год принес очеред‑
ную печальную новость. Окончил су‑
ществование Jeroboam. русское дитя Хайнца винклера, обладателя шести звезд Michelin, располагалось в стек‑
лянном флигеле отеля Ritz‑Carlton. За свою непродолжительную карьеру Jeroboam попал во все путеводители о москве и почитался ее главной га‑
строномической достопримечатель‑
ностью. в ресторан приезжали специ‑
ально на винклера. На его витальную кухню, сплотившую разноголосые вкусы крапивы, бычьих хвостов и ще‑
чек теленка. На курсы для гурманов, на которых маэстро пропагандировал любовь к еде.
россия и курсы от Хайнца вин‑
клера – вещи взаимоисключающие. Наше гурманство никак не дозре‑
ет до того градуса, когда сытность и стоимость перестанут слыть глав‑
ными качествами пищи. Что тут по‑
делаешь – общепитовское прошлое. с точки зрения haute cuisine мы – смешные котята или беззаботные тинейджеры. Забавно скачем за ве‑
ревочкой с ярким бантиком и готовы на спор выхлебать бутылку папиного бренди из горла. Отсюда и страсть к вау‑эффектам, желание брызгаться Moёt & Chandon и плясать на столах.
высокая кухня – это как haute couture или большой адронный коллайдер: зачем‑то нужно, пусть и непонятно. Причина фиаско вы‑
соких гастрономических проектов в россии – не только низменные вкусы аборигенов. во всем мире девять из десяти потребителей ine dining – туристы. Пока же столичное гурманство не по карману соотече‑
ственникам, иностранцы сюда тоже не торопятся. За прошлый год в са‑
мой большой стране мира побывало около двух миллионов путешествен‑
ников: чуть меньше, чем на кубе, и примерно столько же, как в после‑
военном Ливане. Так что пока люби‑
мый город может спать спокойно – поиски ноток лесного ореха в аромате соуса беарнез будут тяготить другие точки планеты.
веЛИЧИе в мАЛОм россия, привстав‑
шая с колен, отвергла минимализм высокой кухни. возможно, грядущая эпоха дека‑
данса заставит ее из‑
менить свое мнение.
document6086303872527951670.indd 26
7/14/10 12:55:53 PM
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа