close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

УС 1987 02

код для вставкиСкачать
ФОТОДЕБЮТ ОЛЕГА. МУРА.ШКО Фото нз серим «6РАТЬЯ НАШИ МЕНЬШИЕ» ВОСЬМИКЛАССНИКИ На сnете юных фотоnюбнтеnей Oner Мурашко, IDсьмнкnассннк свердnовской шко­
nы 1'4!! 152, nоnучип днnnом второй степени, но •• • остаnся недовоnен. Ero расстронnо то, что выставка работ на сnете по какмм-то причинам не состояnась. И он сказаn твердо: сдеnает свою выставку, персонаnьную. Действнтеnьно, через нескоnько месяцев в выставочном заnе Дома куnьтуры имени Я. М. Свердпова он представнn на суд зритеnей 80 снимков. Один нз професснонаnьных фоюкорреспондентов назваn сам факт этой выставк и нскnючнтеnьным явnеннем: моn, боnьно моnод автор, всеrо 16 nет .•. Тем не менее способностей у автора не отнимешь. До фотодеnа Oner увnекаnся аккордеоном, стихами, заннмаnся на станции юных натураnистов н даже ... боксом. В межкnассных поnнтбоях он -
капитан команды. А фотоrрафнческнй стаж у неrо- окоnо rода: быn в Артеке, браn с собой «Сме ­
ну », но фотоснимки не поnучнnнсь. Решнn подучиться в фотостудин Дома nнонеров. И добнnся своеrо - той ж е « Сменой». Представnяем снимки ОЛЕГ А МУ­
РАШКО нз серим «ХРОНИКА 8 «6». Е. 6ИРЮКОВ УРАЛЬСКИй ЛИТЕР А TYPIIO-
XY ДОЖЕСТВЕННЫй НАУЧНО-ПОПУ ЛS'IРНЫй ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ ДЛЯ ДЕТЕЙ И ЮНОШЕСТВА OPf АН СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ РСФСР СВЕРДЛОВСКОЙ ПИСАТЕЛЬСКОй ОРГАНИЗАЦИИ И СВЕРДЛОВСI<Оi'О ОIБКОМА ВЛКСМ ИЗДАЕТСЯ С АПРЕЛЯ 1958 ГОДА СВЕРДЛОВСК СРЕДНЕ-УРАЛЬСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО В НОМЕРЕ: 2/ В. Станцев ВЕНОК СОННОВ 7/ В. МиролевН'I ДОРОГ А НА ЯМБУРГ 1 З/ С. Ломакии ХРОНИКА ОДНОГО ПОСТУПКА 15/ Е. Боrдаиов СКА.З О СЕМИ ИСПЫТАНИЯХ 19/ И. Новожилов ••• А Я СЛЬIШУ ОТГОЛОСКИ БОЯ 22/ А. Дьяков, В. Смирнов, В. Халтурин ЧУВИЛЬСКИЕ ПЛЕСЫ НА ВОЛГЕ 25/ М. Пинаева ПРИ-ВОЛЬНЫЕ ПЕСНИ 31/ В. Просиурин ДУШИ ПРЕКРАСНЫЕ ПОРЫВЫ ЗЗ/ В. Жилин ДЕНЬ СВЕРШЕНИЙ. Повесть. Начало 54/ В. Васильев ЛИТЕРАТУРНЫЕ ФАМИЛИИ 55/ В. Сазанович МЯТЕЖНИК 56/ В. Арннии ИЗ СТАРИННОГО РОДА.-
';7/ А. Леонидов ТРАЕКТОРИЯ. Повесть. Оксичанме 73/ СТРОКИ ИЗ ПИСЕМ 74/ В. Миронов ДВЕНАДЦАТЬ МЕС~ЦЕВ ГОДА. ФЕВРАЛЬ 77/ МИР НА ЛАДОНИ На 1-й стр. обложкм рисунок Евгения Охотникова © «Уральский следопыт», 1987 г. 2/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 1. Венедикт СТАНЦЕВ МОИМ ДВОЮРОДНЫМ БРАТЬЯМ АЛЕКСАНДРУ, ВЛАДИМИРУ, ПЕТРУ И СЕРГЕЮ МИТРОФАНОВЫМ Для войны солдат не нарожаешь, остер ее кровопролитный меч ... Горюет мать: «В какую землю лечь им довелось? Дай бог, чтоб не чужая, .. » У крыльца грустит сирень живая, рассыпав кудри алые до nлеч: все всп·::>·минает радость давних встреч, напрасно новой встречи ожидая. М<>лчат осиротевшие поля, лишь голосят грачи на тополях. Мать целый день у светлого окна, но травой от самого nopo;a заросла весенняя дорога: я знаю, ка.к nрожорnива воi11~а. 2. ОДНОПОЛЧАНИНУ АЛЕКСАНДРУ ЗИМАКОВУ • Я знаю, как nрожорnива война. И теперь в глазах моих пехота наступает в лоб на пулеметы -
на славу горькую обречена. Не видно у могилы братской дна, и легли в нее четыре роты ... Израненный, надеялся еще ты: отстуnит смерть, вдруг пощадит она .•• В могиле той тебе лишь двадцать лет, тебя мы звали гордо: наш Поэт. Но ты зарыт. Смерть, как и жизнь, одна.~ Пусть пушки захлебнутся навсегда, nусть светится nоэзии звезда, пус~ь оглушает громом нас весна. 3. ДРУГУ ДЕТСТВА ЕВГЕНИЮ МАТВЕЕВУ Пусть оглушает громом нас весна; как и ты, такоi1 же желторотыi1, одуванчик в амбразуре дзота ребячился, очнувшийся от сна: как хороша родная сторона! Детская жила в тебе забота: только бы при ярком артналете его не сбила дымная волна . Ты был еще совсем наивныi1 мальчик; словно факел бился одуванчик, в бой тебя последний п.ровожая. 3/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87, СОНЕТОВ В стеnи безлюдной nохоронен тьr, а лете одевается в цветы, атакует осень урожаем. 4. Рисунки Александра Банпых Sl смотрю в мерцающий зенит, твой вечный голос где-то там звенит, русские наnевы nовторяя, .• На nодвиг nесня нас всегда звала, мы с ней творим бессмертные дела, завтрашние дни оnережая. s. ОдНОПОЛЧАНИНУ, КОМИССАРУ ПАВЛУ КОТОВУ Завтрашн"'е дн"' оnережая, ищем братьев no другим мирам: живет nланета, может, где-то там, где никто войной не угрожает.м У тебя была мечта большая, о ней не раз рассказывал ты нам,­
nрикоснуться к звездным берегам, к мирозданью -
без конца и края. ОДНОПОЛЧАНИНУ ФЕДОРУ САДОВНИКОВУ Атакует осень урожаем, но это там,, в заманчивом тылу, а здесь nоля изрытые в дыму и блиндажи, что кажутся нам раем". Летела nесня над nередним краем сквозь nолыхающую кутерьму, мы слушали, забыв про тьму, крылья для атаки обретая. По-комиссарски sидя дальше час, ты нам предсказывал Победьо час, но за нее не аьюил ты вина. Проходя траншеей nеред боем, улыбался ты: «Салют rероям, любоаью наuJей Родина сильнёl» 4/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 6. ОДНОПОЛЧАНИНУ НИК:ОЛАЮ МЕЛЬНИК:ОВУ Любовью нашей Родина сильна, за ее растоптаннее счастье воевать ушел ты· в одночасье, звезда в траау упала зелеNа. Ты смахивал скорей на nацана, чем на ратника гвардейской части. На ладожской морозной трассе взяла тебя nодледная волна. Ты был силен впюбленностью своей в густую ширь натруженных полей, что солнцем щедрым вся напоена. Взь1вают матери, nоля и травы: чем хоронить сынов в боях кровавых, nусть будет похоронена война. 7. ДРУГУ ЮНОСТИ ВИК:ТОРУ ТАМОХИНУ Пусть будет лохсронена война, соловь~1 щебечут, а не nули ... Ты ушел в расстрелянном июпе от заrрунтован~юго nолотна. Известно, на миру и смерть красна, то -
на миру, а в снарядном гуле, когда пусто в оnаленном дуле, и ты один, как на юру сосна. Лежишь и стонешь на седом ветру и, будто засыпая nоутру, ты глаза сnокойно закрываешь .• На могиле nамятник гранитный., у войны характер ненасытный, для нее солдат не нарожаешь. ОДНОПОЛЧАНИНУ ПЕТРУ К:АРЕЛИНУ Для нее солдат не нарожаешь,­
с войною у тебя особый счет; ты грудью пег на вражий nулемет, руки к сердцу с болью nрижимая. А весна, свой вечный круг свершая, крушит оnять на рекаХi синий лед. Со знаменем nобедным май встает, улыбаясь, ты nод ним шагаешь. Уверен: nодвиг твой от доброты­
других сnасая, отдал юность ты, чтоб Родина вовек была жива. Лежит нас много в огненной золе, но все еще на раненой земле мир сотрясают грозные слова. 9. ОДНОПОЛЧАНИНУ ИВАНУ ТК:АЧЕНКО Мир сотрясают грозные слова, больно сердцу за детей и внуков: вдруг оnлавится оно разлукой,-
51 Уральский СЛЕДОПЬIТ ∙ 2 ∙ 87 МЩ!К jJ~-
s!П?'А*"iФ+ земля без них, как дом nустой, мертва •.• Колокольня .•. Тучек острова ..• Ты лежишь на ней в nредсмертной муке. Рвался дым в расп.3хнуть1е люки -
горели «тиr·ры», ка·к в степи трава. На себя ты вызвал град снарядный ..• Где-то плачет девушка надсадно­
была невеста, а теnерь вдова. Смерть твоя, овеянная славой, в мой сонет легла строкой кровавой ... А жизнь ликует, жизнь всегда nрава, 10. ЗЕМЛЯЧКЕ АНТОНИНЕ МЕНЬШЕНИНОГ! А жизнь ликует, жизнь всегда npasa, у нее счастливые законы, ласко'l!ые детские ладони, девичьих гла·з морская синева. На все материки зовет Москва: в угол войны звездные заго~1им, атомные бомбы лахореним по правилам всемирного родства ... ~\ A*W#МfМ§§Wii'UБi На прицеле снайnерском алела кровь твоя ..• А солнце в небе белом так светило, как и нынче светит. И дети, не рожденные тобой, к тебе Я·Влялись зорькой голубой, nо-ребячьи не nриемля смерти. 11. ОДНОПОЛЧАНИНУ ЛЕОНИДУ РУДА!(ОВУ По-ребячьи не nриемля смерти, мы с ней столкнулись в тяжкие года, мы о себе не думали тогда,-
я и ты -
крутого века дети. Плавятся смоленские рассветы, столбом стоит днеnровская вода, о, сколько в ней затихло навсегда рядовых nредвестников Победы! В бой пошла nоследняя граната. Где ж ребята?- Вот они- ребята, все рухнули под солнцем в темнотуоц Плен? Ну, нет, не торжествуйте, немцы! Ты штыком nро н заешь свое сердце­
за жизнь, ее святую прааоту. 12. ДРУГУ ЮНОСТИ НИI\ОЛАЮ ДАВЫДОВУ За жизнь, ее святую прuвоту мь1 в бою- пока нельзя иначе ... А ночами матери все nлачут, куда им деть тоску и маятуl Они одну лишь пестуют мечту: вдруг придет ... Но nуть, увы, утраче:1, материнский долг уже оплачен ... Как хороши вы, яблони в цвету. 6/ Уральский СЛi:ДОПЬIТ ∙ 2 ∙ 87 Ты вернулся матери' в объятья, но война нашла тебя в палате, где умер ты от ран в глухом бреду .•• Что'б войны вовек не знали дети, не рыдали ма.мы в целом свете, я на любую жертвенность пойду. 13. ДРУГУ ЮНОСТИ ВАСИЛИЮ КРИВЧИК:ОВУ Я на любую жертвенность пойду, чтоб на мир сзывали барабаны: лейся,' солнце, в хрупкие тюл11nа,ны, варите, жены, брагу на меду ... У всех девчонок бьrл ты на виду, жил в семье у нас, как брат названый." Где, не знаю, пал ты безымянным, я никогда то место не найду. Твой обелиск- литая креnосtь Брест, как далеко тебе до отчих мест, где все плачет старе~кая верба. Почти один держал ты долгий бой и, как герой, пожертвовал собой,­
выше жертвы нет, чем жизнью жертва. 14. ЗЕМЛЯК:АМ БРАТЬЯМ ЛОГАЧЕВЫМ- ВАСИЛИЮ, АЛЕК:САНДРУ, К:ОНСТАНТИНУ, ИВАНУ, ФЕДОРУ Выше жертвы нет, чем жизнью жертва, всех тех, кто лег на донышко земли, всех тех, которые с войны nришли,­
как и солнце, слава их бессмертна. Их убивали огненные жерла, давили танки, в Бухенвальде жгли, но в битвах они все п.ревозмогпи,­
сталью рождены они, наверно. И вас- мои родные земляки, как братьев, я вставляю в боль строкJ~, ,честь и славу вашу утверждая. И еще, пройдя с войной полсвета, утверждаю я венком сонетов: для войны солдат не нарожаешь. IS. Для войны солдат не нарожаешь: я знаю, как прожерлива война ... Пусть оглушает громом нас весна, атакует осень урожаем. Завтрашние дни опережая, любовью наша Родина сильна. Пусть будет похоронена война: для нее солдат не нарожаешь. Мир сотрясают грозные слева, а жизнь ликует, жизнь всегда права, по-ребячьи не приемля смерти. За жизнь, ее святую пр.~воту ВСЕМ 20 МИЛЛИОНАМ я на любую жертвенность пойду,­
выше жертвы нет, чем жизнью жертва. •&4AНWIW1iRВ 7/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 Из газовой кладовой Ямбургского месторождения будет получен весь прирост голубого топлива в двена­
дцатой пятилетке. Задача очень сложная: месторождение целиком расположено за Полярным кругом. До !iедав­
неrо времени здесь не было ни крупных nоселений, ни автомобильных дорог; летом штормы на коварной Обской губе nерекрывают достуn судам к побережью, сильные ветры не стихают и зимой, в одночасье заметая след nрошедшего в тундре вездехода .•• Но люди уже· nришли на севера· запад Тазавекого nолуострова. В устье тундровой речки возник большой nорт. Проложене около сорока километров бетонных дорог, связавших nорт с будущим nромыслом. От Урен­
гоя к Ямбургу устремилась железнаJII дорога, nока са­
мая северная в нашей стране. Сварен nоследний стык на заполярном участке газопровода Ямбург- Елец-1, все­
го же до конца десятилетия будет сооружено шесть га­
зовых магистралей, одна из которых nодаст тоnливо в братские страны. На побережье появился вахтовый noce-
Адам nроявляет характер Со;шце выглянуло в двенадцатом часу дня, покати­
лось по краю неба, красное и не греющее, и вскоре тихо утонуло в разноцветье слоистых обдаков. До самой почи виднелnсь позади огни девятого проыысла. И тут неожи­
данно для всех догнад колоnну «l·~ировед>> Адама Фи­
.'.11П1Ончуна ... Отсутствие Филиыончуrtа обнаружиди вчера вече­
ром, когда собрались в I{распом уголке девятого про­
мыс.;:rа вnервые разом посмотреть друг на друга. Основ­
пая тягловая сила -
водители и трактористы -
былп из Папгодинекого аюотрапспортпого предприятия. Со­
рок человек -
по чисJJУ едrшиц техники. Хорошо аnано­
ыые меж собой, они бойно вюrючшrись в разговор о го­
товнссти car:пoro поезда. Энергетики, газодобытчпки, радисты, повара помшi­
кивали. Они, собственно говора, и есть десант. Техrнша уйдет, а им обшивать Ямбург. Но сегодня они- пас­
сажиры. И вот тут г.ылспилось, что у Адама Филш.тпчука -
авария: лопнуло колесо. Заnасного в ATI1 не было, а значит, Адам выбывал из похода. Узнав об этом, траr;тu­
ристы зашумели. Тра!{торов было в обрез -
по I{ошiчс­
ству саней. Да и стара техника -лет пять пе обповля­
лась; а тягач Ниrшлая Филонеш>о, латаный-поролатн­
ны:й, с.;:rужпт па Медвежьем ~ 1973 года ... Правда, здесь, в колонне, н слышал, ~Io считают глашюй rи:юй. Но больше. наверное, из-за мастерства тракториста. -
Без резервной тяги технику порвем ... И вес равно что-нибудь в пути бросим. Лучше уж на берегу догова­
риваться ... -
высказал общее мнение тракторист Сергой Берчоrшо. лок, где живут около 5000 человек- на Всесоюзную строiiку nриехал" бойщ,, ударных отрядов имени 40-ле­
тия Победы, «Стахановец», нмени XXVII съезда nартии. д всего Главямбурrнефтегазстрой nриме1 нынче более двух тысяч добровольцев в составе отрядов и столько же- по другим формам общественного nризыва. Им предстоит завершить строительство nервого газового nр6-
мысла, они продолжат дело nнонерного десанта, осущест­
еле,нного на Ямбургское газаконденсатнее местосаждение в январе 1982 года. Тогда Оl'РЯд первопоо.ходцев произ­
ведетвенного объединения Надымгазnром санным nоез­
дом доставил к устью малоизеестной оечк~< Нюдя Манго­
тоепока все необходнмое, чтобы закреnиться и nр••сту­
nить к освоени'ю nрнродной кладовой. О том, как проходил этот первый в истори>< тюмен­
ских газодобытчиков заnалясный nереход, положивший начало сегодняшнему развороту деn на Ямбурrе, рас­
сказывают путевые заметки участника десанта журналиста Валерия Миролевича. Валер н~ МИРОЛЕВИЧ Рисунки Евгения Охотникава Может, действительно •по-нибудь оставить? Пере­
брали все санные прицепы -нет, ничего не подучадось. На Ямбург намечено аавезти самый минимум, гаранти­
рующий работу и жизнь на первое время. Значит, надо брать резервный трактор. Но где? Вы­
ход наше.чся довольно .~erRo. На девятом промысде рабо­
тал бульдозер Александра Шидова. Сам Шилов едучай­
по оRаза.1ся здесь же, н красио~1 уголке, он сказал, что у него к походу все готово. Сдучайно это было иди нет -
!По его знает. Но завтра решили выходить. Выход наметили обспшить поторжествонней: митинг провести no двоге щюмысла. Все-таки первый десант в Заполярье- событие! Но с юпипгом шrчого не полу­
чшrось. Утром тор~lомеi'Р показывад сорок три ... Собра­
лись на пятиминутку в тоы /Ее красном уголке. Алексей Алексеевич Хuружонко, секретарь парткома Надымгаз­
прома, пожелал выдержки, мужества II вручил испечен­
ный ночью огромный, в несколько килотраммов, каравай хлеба с размашистой надписью: «Доброго пути!» Реше­
по: наравай отведаем в Ямбурге. А все то в-ремя, поRа IJ красном уголке девятого промысла гадали, чем &амен1пь «Rировец», и намечади торжсствепный митинг, Филимончун, на которого, полу­
чаотсн, уже махнули рукой, бородел за свое законное право быть в десанте. Адам работает на Ямале уже десять лет. Но с пер­
выи десантом ни на одно месторождение ему пойти не удавалось. Когда отбирали добровольцев на Я.мбург, он решил, что теперь уж случая не упустит. И когда на пути из Папгод лоппуло нолесо -поверите ли, слезы навернулись... И товарищей подвед, и сам опять без «своего" месторождения остался! -
Не-ет, таR просто не сдамся! .. -
решил Филпмон­
чук На попутке он добрался до Ныдинского водозабора '8/ Уральский СЛЕДОПЫТ • 2 ∙ 87 и начал многочасовые переговоры с пачалышком строи­
тельного участка. Там летом работал <<Кировец» строи­
телей и, по слухам, остапил запаску. Начальник vчаспш сдался к двенадцати ночи, дав колесо взайыы. ·прощаясь, так объяснил свою песговор­
чивость: «Я бы раньше его отдал. Но у нас тут тыrе­
видсния пет ... Сам понимз.ешь, тоска. А тут, слава богу, ты с колесом. Очень уж красиво выпрашива.'I ... >> До Фишшончука смысл сказанного дошел на радо­
стях не еразу. А когда дошел, возвращаться с крепким словом было поздно,- подъезжал к пакрептшшемуся па обочrпш своему <<Нировцу>>. В одиночку, на сорокаградус­
ном морозе за оставшиеся часть ночи и ПОJЩНЯ Адам отремонтироваJI обозпошившую мацшну. Санный поезд уже нескоаько часов был в пути. <<Пожалуй, до­
гоню ... >> -
прикинул он. И на максимальной скорости поехал по бетош\е на север, думая только об одном, чтобы не встретилось воз­
врашаюшееся с проводов начальство и не тормознуло его. Думая об этом, uн незаметно проскочил выручив­
ший его и сидьно обидевший Ныдинский водозабор. За девятым промыслом увидел медленные огни нашей JЮ­
лонны . ... За пять часов прошли всего тринадцать километ­
ров. Эта саnная скорость раздражада. Во время остано­
вок спрыгнешь на асфалътоподобный наст размять ноги, оглянешься, а npoмыceJI все еше рядом... И такое не­
хорошее ощушепие, будто не вперед идем, а хоровод во­
круг девятого водим. Никто. даже самые опытные, не мог ска;;ать, сколыщ времени будем добираться до Ямбурга: три !;(ПЯ или пнтнадцатъ. В семьде~нт четвертом году первыи десант от Паигод на Уршгой пробиваася тринадцать суток. А тут расстояние почти вдвое больше. Поэтому везе~1 много горючего и масла; падежный запас- это рitботаю­
щие моторы ... С приходом <<1\ировца>> запас надежности у санного поезда увеличился. Ваметно повеселел Станислав Петро­
вич Суптеля, начальник нангодинекого гаража, ответ­
ственный за. технику в этом походе. В пути- всего ни­
чего, а уже пришлось заниматься мелким ремопто:>r. Металл на морозе становится хрушшы: уже несколько раз подваривали дышла у саней. -
Полоса везения начаJiась,- убеждал меня Адам, гарцуя на своем <<Кировце>> вдоJIЬ колонны. У его мощ­
ного зарезервированного «скакуна>> была сейчас одна работа- помогать на крутых склонах буксующим трак­
торам. А бывши1i резервный трактор Шилова подцепили на подмогу полуболо;rнику Филонешю -
<<сотку» теперь тянули двойной тягой. Из высокой кабины «1\ировца», как со второго эта­
жа, санный поезд просматривался весь разом: от стан: ции-«сотки» е красным флагом над крышей до ремонтпои летучки -
в ней замыкад колонну Суnтеля. Адам, окончательно поверив в свое везенье, говорил мне о том, что в жизни каждого челове:Ка доJrжно быть свое месторождение. Его нужно найти иди дойти до него нужно, и в судьбе наступят перемены. А то десять лет елозил по Медвежьему ... Сейчас, чует, на простор вышел. (Может быть, действительно вера в «свое>> место­
рождение скаэывал.ась. После той ямбурrской зимы Фи­
лимончук встуиил в члены КПСС, а за успехи в труде был награжден медалъю ВДНХ.) В восемь вечера круто повернули на север. Повора­
чивали у вешки е табличкой, па которой рукой нашего проводника -начальника топографической партии Ана­
толия Николаевича Богданова -
было размашисто на­
писано: «На Ямбург! Осталось 176 КМ». От вешки начался спуск в пойму реки Верхняя Хадыта. Снегу здесь наТhfело много, и скорость резко упала. Ваметиц по спидометру: за три часа ирошли три с половипой юшометра... Мороз усюшJrся, и, несмотря па него, подуJr ветер. В три Часа ночи движение прекра­
тили. Пронеслось по колонне: «Спать, сиать, спать ... » Колонна растянулась кюшметра на полтора, со сторо­
ны -
целый поселок огней. Швец иредСI{азал на завтра пургу. Он предложил двигаться всю ночь без остановки, чтобы выбраться до пурги на лед Обской губы. Но Швецу не верят: мороз жмет, небо звездное, какая еще пурга.~ Пурrа В седьмом часу утра нас разбудил резкий стук. -
Все нормадьно?- ворвался в I{абину бодрый го­
лос С. П. Суители. Все было норма.тrьно, если не считать, что предсiш­
зание Швеца сбылось. Вышел я из кабины умыться, но даже нагибаться не пришлось к сугробу: в секунду лицu забило жестrш~r, перемерзшим снегом. Яруговерть такая, что не толыш огней колонны не видно -
свою бы маши­
ну не потерять. I\олонна подтяну:rась. Дистанция -два метра. До рассвета сумели пройти с километр, и это было неплохо. Но когда рассвело, фары уже не могли пробитъ ешюш­
ную белую тъму. Illoфepы, теряя ориентировку, оста­
нашшвали машины. Б.ладимпр Пупшарев, водитель бензо­
воза, высrшrпrва;r из машины rшбипы и тут же исчезал в буране. ЧерЕ'з минуту оп за.:rс3ал обратно, похожий па мучной мешоrt,, и оттаивал. Мы двигались еще десятщ: метров и упира.ттись в чей-ппбудь борт. Головная маши­
на потеряла тракторную колею, «Уралы)> вязли в глубо­
ком сынучем снегу. hакое там движение вперед... Бы­
дернуть бы из сугробов забуксовавшие машины да без нотерь переш:дать пургу ... 9/ Уральский СЛЕДОПЫТ· 2 • 87 Неоашдаино, как приsрак, вырос перед машиной Суптеля. Махнул: даnай за мной! И пошел впереди на IШIЮЙ-то ему одному известный ориентир. Метров через пятнадцать мы уперлись в борт водовошш. Суптоля жестом поiшsал: стоять здесь! Вздохнул облегченно Пуш­
rшрев. Я приоткрыл дверцу и тут же забыл, о чем хотел спросить Суптелю. Порыв ветра ударил в дверцу, ка« в парус. Мгыовенно метнулся от руля Володя, уцепился за какую-то ручку и вдвоем мы с трудом за­
хлопнули «парус>>. Успели лишь заметить, rшк Суптеля, соскребая со щетипы намерзший лед, шагнуJI в сторону и исчез в пурге. Сквозь ветровое стекло вот уже несколько часов видпелось одно и то же: обросшал сосулышми задняя часть водовозки. Чтобы IШК-то разнообразить пейзаж, я выскабливал ногтем, вытаивал дыханием пятачок стенла у боrшвой форточки, в этот глазок был виден проход :между нашим бензовозом и «УралоМ>> Саши Березов­
ского. В его кабине горел свет. Саша ехал без пассажи­
ра и боялся, что ночью заглохнет двигатеJiь. К нему в пабипу набились водители, и от их дыхания впервые за двое суток начали оттаивать заледеневшие стекла. ХотеJiось пить... Раньше я смотрел на водовозку, noJiнyю чистой воды, и сознание ее доступности вмеоте с ленью, которая не позволяла вылезти из кабины, утоJiяли :жажду. А тут к водовозr{е стали подходить паши десантники с крулшами и флю1шами и уходили ни с чем. Перемерз кран. Да и сюш водовозка уже бьша бочi\а льда. И, странное дeJio, как толЫ{О до сознания дошло, что вода cтaJia дефицитом, в горле тут же пере­
сохло, сухой язьш рашпилем царапал по нёбу ... Теперь мы думаJiи толы\о о nоде. Я заставиJI себя выJiезти из Iшбипы, набил кружку снегом. Обратно забрался быстро, забыл отряхнуть снег с унтов -
эта забывчивость и выручила. На ноги дул теплый воздух от мотора, и снег быстро таяJI. Я поста­
виJI туда кружку и вскоре поJiучил непJiохой глоток воды. :МaJio кто успел вздремнуть в эту ночь. lt четырем утра пурга начала стихать. Не веря в продолжитель­
пос'lъ затишья, мы решили тотчас же пробиваться к Об­
ской губе. Тягач снова выдергивал машины из наметен­
ных сугробов. l{олонна обрела походную стройность. И ... пачмся третий день пути. Чай на С выходом на Обсi\УЮ губу мы связывали большие надежды. н:ак-никак это была хоть ледовая, но дорога. Во-первых, нет оnрагов, не надо опасаться болот, во­
вторых- мало снега, в-третьих- до Ямбурrа остава­
лось всего сто пятьдесят километров. Правда, это и не шоссе. Торосы, трещины, воздушные подушки подо льдом ... Всем обозом вышли на лед в восемь утра и сделаJiи остапоnку для осмотра техниюr. Выясиились неiюторые подробности вчерашнего дня. Оr,азывается, пурга растя­
нула JtoJioннy на пять километров. Трактористы зано­
чоnашr совсе:~r близко от берега. А Hиr{oJiaй Фш:юнеюю с элентростанцией умудриJiся даже прос1шчнть ПО!\ры­
тую густым кустарниrюм надпойменную террасу и nы:il­
ти на губу. А неприятности вч~рашние состояJiи еще в том, что сломались одна машина и буJiьдозер Алш;сандра Ши­
лова и обморозил лицо СуптеJrя. В вагончике элентро­
станции возле него хлопотал феJiьдшер, старательно наrшадываJI на припухшие щшш мазь, а пабJiюдавших за этой продедурой водителей авторитетно заверю!: «Будет жить!» ltруиный CynтeJIП, даже сидн возвышаясь над маленъШIМ поJrным медиком, выглядел во сто крат здоровее его, и веселый хохот разносиJiся над Обсr;ой губой. Суптоля был хорошим нача.пьником гаража, и имен­
но иоэтому ему предJiоrкили пойти в этот поход. l{огда при nолвJiонии ру1юводителя у подчиненных поднима­
ется настроение и .пучше ладятся дcJia, значит, им по­
везло с начальниr>ом. Я: не знаю, кан бы Станислав Петрович управляJiся с rшюrм-пибудь крупным подраз­
дсJiением, по здесь он вел себя точно. н:ак в альпи­
нистской связке, он впрягся в упрюю;у Jiидера и мало roвopиJI, больше показывал: «ДеJiай, нак я!» И далено не отборный колJiектив, не ведающий психологических тонностей совместимости, шел It Ямбургу r;ак одно целое. (Он довел до Ямбурга еще два санных поезда. О следующш.r, четвертом по счету, переходр он уже слу­
шал веселое вранье посещавших его в больнице ребят и удивлялся яб.тrонам и апеJiьсинам, достать Jtоторые в мае на севере -подвиг. У СтанисJiава Петровича, ока­
зывается, было очень бОJrъиое сердце... Его похоронили в конце июня, когда вокруг Папгод зазеленели листвен­
ницы, а аапо.пярны}r ювшик обшrаьшала во.пнами и уно­
сила прочь от берега Обсн:ая губа.) Топографы замерили толщину льда. Се:vrьдесят сан­
Тlшетров- выдержит! Но время от времени раздавались выстреJiы: ыо рож;щJiись трещины. Богданов ионазывал всем формулу, по которой рассчитывал удельную гру­
зоподъемность льда. В формулу никто не верил: rшк назло, «стрельба» участилась. Поверили Швецу: он ска­
зал -в таюrе морозы это нор:,rальное ЯEJieшre, ничего страшного. Поr{а реионтировали машину, к колонне подсеJI вер­
толет. Он привез из Паигод горюшii обед. Горячий обед входиJI в ассортrп1ентиый мини-:vrум забот о санном: поез­
де- все-тюш восьмидесятые годы! С верто.'Iетом пере­
дали заказ на запчасти для бульдозера АJiександра Шилова. На родиость хорошо складываJrся весь этот день. Топографы без. задоржен веJiи колонну между торосами. Н: десяти вечера прvшли столыш же, сКОJiьно за два предыдущих дня. Н:азалось бы, пора остановиться на отдых. Но впереди, в четырнадцати нилометрах, была фактория Сядэй Харвут, и мы решили добраться до нее. Двадцать :ъторой час мы были <<В седле>> и, честно говоря, фактория сейчас нас интересовала только как рубеж, rшк юшометровый столб. Сказалось необъяснимое стремJrение к круглым цифрам: от фактории до Ямбурга оставаJюсь ровно сто юшюrотров. Мы прошли мимо нее метров па триста и встали под прrшрытием высоЕого берега. Дэльшс, казалось, все будет просто: засуну руки поГJrубже в карманы, слрячу нос в воротник и вот та:\, пахохлившись, постараюсь 10/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 побыстрее уснуть, пока высасывающий тепло холодок не превратИт сов в медлепную дрему. Но Пушкарев не спешил останавливаться. Он развернул «Урал» носом к rубе и; сдавая назад, попытался прижать машину вплотную к отвесному обрыну. З:1есь ветер почти не ощущалсн. Точно так же, в один рнд с наАщ, пристрои­
лись и остальные машины. А трактористы, отцеnив сани, вогнали свои тягачи моrорами в сугробы почти по са­
мые стекла. Снег- хороший изолятор, и моторы будут гнать в кабины теплый воздух. , Поi{а «уrшадываласы спать техника, машиписты электростанции-<<шестидесятки» запустили дизель, дади свет в одuн из вагонч:нков и раэощгди пронаноную rо­
редку. Застывший; вагончик начал быстро оттаивать. От­
потели стенЬI, пруиные капли воды падали с потолна и тут же вамераали на полу. В вагончик собрались «пассажиры». Решили спать на полу, подстелив под спальные мешки два слоя досОI{. Температура, естественно, будет почти уличная- про­
пановую горелку оставлять на ночь нельзя. Но илти :в кабины было совестно: две ночи уже водители сnади сидя. А одному мощно и на сиденье nрилечъ ... На оговек и внеурочный чай, вскиnячваный в ведре на горелке, забежали r·рактористы. Сергей Бер_:IенБо, уютно устроившись на самодельво~I железном сеифе -: первой слущебной мебели для Ям_?у~rа, вс_помнИJJ свои давний поход иа Павгод на Новыи ~ ревrои. Тогда е1 о трактор при nереходе через речку прова­
лил ел. Воды не было, окааалась воздушная подушка подо льдом, но выбраться никак не удавалос.ь. С Сер­
геем был парень, соnровождавший груз. Так вот тот парень сказал, что кпдометрах в двадпати по дороге есть буровая. Они пошли к ней, !1 мороа-то был минус сорон семь с ветром ... Сергей сунул в валенок кусок колбасы, в другой -
нож, на всяюrй случай. Шли, оrдыхали, аарывшись в снег, как куропатки, и снова шли. Огни буровой увидели за несколько кшrо­
метров. Тогда решили отдохнуть- cИJJ больше не было. Парень варылея в снег, С<Jргей скавал, что покарауJJиi, и присел приеловившись к листвевниuе. f\ак ни со­
пропiвля~ся, а все же задремал. Так и уснул бы на­
всегда, если бы не страшный грохот рядом. Очнулся -
на предельной скорости мимо шел траrпор. Рванулся sa ним- ноги не идут. Выхватил колбасу ив валенка, вапустил в кабину, да разве услышишь qто-вибудь в таком грохоте? Сергей давился в бессилии слеаамn, когда Рдруг ocoana;r: трак1ор удалялся, а шум мотора вроде бы на­
растал. Обернулся -
второй идет! Раснинул руки и по­
шел навстречу. Последнее, что заметил- тракторпет из кабины осторожно вылезал с ружьем на изготовку. Потом Сергею вливали в рот спирт. Он пришел в себя и сказал, что с ним был парень. Вернулся первый трак­
тор. Серегива напарника обиаружили в днадцати санти­
метрах от гусеницы~ Он крешю спал. _ - Bor идем сеичас первыми, и нам даже горячии обед вертолетом подвозят,- аавершил свой paccitaз Бер­
ченно, протяпшал кружку ва добавкой.- А вот кончится десант- по опыту внаю,- внимание как отрубит ... Тодь­
ко на себя вадейся. А ведь нам по этому зимнику на Нмбур1 еше сотни рейсов делать. Надо дорожпую служ­
бу нададить. (В декабре 1984 года, когда непогода надолго при­
жала авиациЮ к аароцортам, я снова шeJJ на Ямбурr sимнитюм. Поадво ве.чером наш автопоезд сделал оста­
новку на фантории. По-прежнему ни обогреться здесь, ни отдохнуть ... И связи пет никакой. Стояла очень тихая ночь, какая бывает в пятидесяти­
градусный мороз. Часа два назад вам nовстречалась ко­
лонна, возвращавшалея с Ямбурга. Ее вел Швец. Он предупредил цро полынью, где провалился недавно гру­
зовик, и посоветовал осторожно, но идти всю ночь без остановок- утро?;~ будет пурга. Мы так и сдедади. И, ногда в последний момент счастливо объехали неириметвую, уже покрытую лед­
ком полынью, в который раа с горечью всПомнилось пророчество Сергея Берченко и-
добрым _словом -
Александр Швец. До сих пор водительекии опыт -
единственная действующая в Заполярье «дорожная сдужба».} << ••• А Швец пойдет?>> Пятьдесят qетыре километра, пройденные sa мипув­
шие сутки, пробудили у всех страсть к арифметике. Делили, сrшадывали, отнимали -
получалось, что дой­
дем до Ямбурга аа двое суток. Это было утром четвер­
того дня, ногда около бензовозов встал.и на ааправну «YpaJIЫ». Гудели бенsопасосы, курился дымок над избуш­
кой -рыбак-венец только qто унес туда мешок за­
мороженного хлеба. У них кончилась мука, а вертолета давно не было. Мороженый хлеб- ато из армейского опыта вашего повара Жени Лаврика. -
Главное,- говорит Лаврик,- хдеб надо аамора­
шивать еше горячим, сразу после пекарни. Тогда, если его и чере3 три месяца аанести в теплое помещение, он будет душис1ым и свежим, как из печки. А мы удивлнлись: откуда свежий хлеб?! Швец прислушивадся к математическим вычисле­
ниям, покуривал, глядя, как. амеится поземка, а потом встрял в рааговор: , -
Ничего ив вашей арифметики не получится. Эти сто километров на адешнюю розу ветров не помножи­
ли ... А «роаа», гляньте-ка, волчком вертится! И верно, ночью ветер сi(атывался из тундры, час назад вдоль берега дуд, а сейчас в гору поземку гонит ... -
Что ты <:~наешь о Швеце? -спросил я Володю Пушкарева. ∙ Пушкарев возился с обувью. Пока заправлял маши­
ны -
замерэли ноги в сапогах. Сейчас снял их, чтобы одеть теплые, нагретые мотором валенки. Попытался вытащить шерстяпые носки из сапог, но не сумел­
пристыли к подошве. Так и васупул их под капот, пусть сначала оттают. А ступни все-таки прихватидо, они от­
ходили в теплых валепках с ноющей ломотой. И Володя ответил не сразу: -
Работает он здесь давно... Некоторые считают, что Швеп в атих местах и родился, настодько оп хорошо знает их. Из любой переделки выведет. f\огда пас спро­
сили, согласны ли мы в январе пробиваться в Ямбург, мы, не сговариваясь, ответили вопросом: «А Швец пой­
дет? .. » С пим не страшно. Через в~сr>олько часов над Обской ryбoii разыгра­
лась пурга. Колонна «подобралась», шли впрптпрку, не дай бог отсгать,- сашrый след сдува.11о со льна в сенувды. Непонятно. как разГJшдел колопну среди бушевав­
шей пурги вертолет. Присел, не ВЫКJrючал моторов. Вы­
грузили аапчнсти для бульдозера и газеты. С газетами вышел конфуз: пачка оказалась за детtабрь прошлого года. Однако десантники посмея.лись, но быстро разо­
бради <<свеженькую>> ирессу на саыш;рутrш, на портянки и другие важные дела. А вскоре топографы остановпли колонну. Потерялен ив вида берег. Во3ьмешь невзначай левее и угодишь в ... f\арстюе море. До него отсюда тысяча ки.лометров, по выход по губе прямой. ~1/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 Снова собрались в вагончике у газовой горелки, юш У костра. Настроение не очень -
прошли всего . четырна­
дцать километров. Одна радость- заварили ведро чал. Неожиданно пришел Швец с четырехлитровым металли­
ческим термосом, попросил кружку и начал заполнять свою посудину. Нашего nовара cтaJlo раздувать от возмущения: Ну-у ... Если все с такими будут ходить ... -
А больше ни у кого такого нет.- Швец спокойно ополовинивал ведро.- Это не термос. Это ценный nода­
рок. Прочитай-ка ... Он подвинул сверкающий термос Лаврнку, и тот nослушно вcJiyx прочитал гравировку: «Ветерану Мед­
вежьего ... >>. -
Вот,- подытожил Швец.- А ценные подарки надо уважать. Кто утром захочет горяченького, прошу ко мне,-
и плотно закрутиJI крышку. Он ∙ смотрел на нас с каким-то мальчишеским озорством, как бы сnрашивал: ну, кому еще жалко горлчего чал для rоетл? Мы пили душистый чай, и Швец расеказывал, как приехал в эти места nосле армии в 1960 году. С нефте­
разведочными экспедициями изъездил Ямал вдоль и поперек. Возил грузы в буровые бригады, открывшие месторождения Медвежье и Уренгойсное. Этими же местаыи ходил вдоль губы мимо будущего Ямбурга. Де­
сятки колонн провел от Лабытнанг до Надыма и Пап­
год и, действительно, ни разу те, тшго он вел, не попада­
ли в аварийные ситуации. -
Немного тундру понимаю, маленько ездить на­
учюrсл,- раетягивал слова, сказал Швец, подражая гово­
РУ исконных ямальцев, которых полюбил и с которыми прожил рядом в ненецком поселке Ныда вот уже более двадцати лет. -
А что, про меня ребята вешше небылицы нагово­
рили? -вдруг спросил он, улыбаясь.- Вы лишку про меня не пишите. Мало ли что наговорят. и две бочки про заnас ... За четыре дня пути и пурги что-то надломилось в дюдя:х. Весь пятый день дrшгались как бы с оглядкой, ожидая nодвоха от погоды. В результате осилили всего тридцат.Р километров, хотя на иочеuку остановились поздно, около часа почи. Средц трактористов па удцв.ленце бодро, держался Николай Филопешю. А ведь ему приходилось тяжелей других. Цо сути дела, оп прокладълзал трассу впереди на своем старом полуболотнике с красным флагом над элеi>тростанцией. Его тягач неiю;зможно было спутать -
бросн.лись в глаза две большие, притороченные с3ади кабины бочки с горючдм. Без них он !Ie выезД{ал в рейсы вот уже много лет. С тех пор, когда колонну транторов, шедшую нз Надыма в Лабытнапrи в сорока километрах от Оби ;застала пурга. Пурга не стихала шесть суток. Хончштось горючее, продунты. Решили добираться пешком. Сколько шли, Нюшлай не помнит. Вьщши на берег Оби, увидели вда­
леке причал, и силы их покщiуJiи. Потом е.му уже рас­
сказывали,~ что вскоре наткнулся па rщх вездеход, воз­
вращавrпинся из Салехарда. Водитель погрузил их в кузов, довез до столовой на причале, перенес в за.л. Там, на полу, они проспали двое суток Время от !!ре­
м.ени их навещал врач н запрещал будить. -
И;з тех трантористов, что тогда cQ мной ШJIИ, я больше никого никогда не встречал, все уехали с Севе­
ра ... -
рассказываJI Фи.лоненко.- А я вот остался. Но без запасных бочек никуда не выезжаю. Боюсь пурги. На маршрутном листе, nодготовленном тоnографами, место нашего бивуана называлось тан: устье ручья Ниж­
няя Лазерьяха. Отсюда до копечноi! точки -
пят.Рдеслт километров. (Опять круглая цифра! Ну кто мешал нам остановиться на nолчаса раньше?!) Ручей столетиями выносил сюда на берег песои из тундры. Отмель uколо устья протянулась метров на две­
сти в глубь губы. Это хорошо видно сейчас, в середине зимы. Отмель промерзла. Лед изгибается, как шелковая облегающая ткань, nодчер:юшая неровности дна, и только вдали, там, гд& начинается глубина, блестит ровная поверхность. -
Точно тан ще и в устье Нюди Монготоепоки,­
Богданов произносит название речки разом, не споты­
каясь. Мы стоим у вездехода топогруппы, и Богданов рас­
сказывает о том, как выглядит Ямбург. Через день-два я сам увижу, no уже сRазывается нетерпение: чем бшrже конец nерехода, тем больше разговоров о Ям­
бурге. Главное я уже ДJIЯ себя представил: все так же, как здесь, в устье речки Нюди, где весной будет прорыт подходной канал. Сама Нюдя не бо.лыпе этого ручья. Она каждую зиму промерзает до дна, особенно силь­
но -в мелководном устье, где образовался мощный слой вечномерзлых пород. Его-то и предстоит прогрызть де­
санту газодобытчиков. О том, почему газодобытчини решили освоить рытье каналов, я немного знал. В этих заполярных широтах вообще никто и ншюrда не t!роизводил подобных работ. Но без канала к берегу не подойти. Прошлым летом, когда намечался десант, речнини натегорически отказа­
лись вести дноуглубительные работы из-3а вечной мерз­
лоты н частых штормов. Они утверждаJIП, что нужно }}{Дать, когда развернется специализированный отряд гидростроителей, ноторый построит порт. Порт, конечно, необходим, соглашались газодобыт·­
чи~и. Но вот Надыму пошел второй деслтон .лет, а реч­
нои порт вее еще строится. Таное может с.лучиться и с Ямбургом. К тому же по предварите.льпым планам ввод его первой очtJреди совпадает с пусном двух первых промьrслов на Ямбурге. То есть через четыре rода ... А .четыре года от нпонерного освоения до промышленпой зксп.луатации- это только-только. Значит, срочно нужен канал и нужны временные прича.льные сооружения в устье речки Нющr, чтобы во что бы то ни стало про­
вести навщгацию. Надымгазпромовские инженеры иска.ли описание анадогичнr,Iх объектов в сцещщ.r]ъпой лнтературе и гото­
вили зимний rrесацт. Представщтель Иртьшrекого паро­
ходетiза, nобывав в НадЬ1ме, предложи;д пари: мол, ни­
чего из этой затеи с IШIШJIOM не выйдет. Пари было nринято. Мощ!!ый шестидесятитонный бульдозер, который 11/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 пришел на месторождение со вторым санным nоездом, легко снял слой льда на 150-метровом участке. Стал рыхлить песок и.- работа ·остановилась. Машинисты бульдозеров в пзуилении разводи.тrи руками. Сверхтвер­
дые коронки IШьпш-рыхJrите.тrя стачива.тrись о смерз­
шийся песок, :как мягкое же.тrезо о нашдак. Пришлось перестраиваться на ходу: рыхлить ложе Iшнала при помощи В3рывов. И ямбургский «бетош> под­
дался:. 3а семнадцать дпой круглосуточной работы было вынуто бщrое nятидесяти тысяч нубометров грунта. 12 :мая: подходной rшнал длиной 340 метров, шириной~ 60 и глуби;rой 3,5 метра был готов. н:огда в июле по­
следние льдины унесло за горизонт, началась nервая ямбургская навигация. Опа проJ.~олжалась два с полови­
ной меся:ца, и тысячи тонн грузов бьши доставлены на :месторождение. Но ночью 22 января 1982 года первопроходцы еще дремали напротив ручья -
Нишншr Лазерьлха в пяти­
десяти килсмотрах от цеди. И до нее още нужно было дойти. на Ямбурrе К середине шестого дня пути прошли девятнадцать ки.л:ометров. Потода стояда отJшчrrая, но все уа;е на­
строились на седьмые сутки пути: три килоыетра в час ~ больше не поJtучалось. Вертолетчини завеали газеты. И центральные, и местные сообщали о сапном поезде, идущем н Нмбургу. Газеты передавали по рукам, читали вслух. На сни~ше, сделанном еще на девятом nромысле и опубликованном в городсrшй гыете <<Рабочий Надыма», нышторые узнали себя. И вот что 3начит настроение! I\о.л:онна пошла быст­
рее. А потом трактористы предложили пропустить <<Уралы>> -снегу на льду :ма:ю, что им плестись за тяхоходами? <iУралы>> вслед за вездеходом Богдапова быстро двинулись к мосторох;дению. ~ Ставьте qaii,~ напутствовал Филопешш.~ Как вснипит, таr' н подойдем. Мы осташrяли позар:и наших гусешrчпых тружеников с попятным чувством неловкости: по самым смелым под­
счетам тракторы смогут достичь Ямбург толыю под утро_ А наша автоколонна уже в седьмом часу вечера чуть не проскочила устье речки. В темпоте прошоктора­
ми высвечивали берега, поRа не увидели нанопец вагон­
чик, наполовину запесешrый снегом, и рядом ~три фи­
гуры с ружьеы и фонариr,ами. Это были самые первые лштолп Ямбурга ~ звено плотников, до~таштенноо сюда вертолетом две недели назад: В.'Iадимир Придатно, Ншюлай Охриыешю, Алек­
сандр Литвинов. Ребята, соскучившись по общению, по новым людям, рассказывали о проведеиных здесь днях, пыташrсь по­
каsать, I'ДО _!Jусло, вертолетная площадr,а. Но стояла глухая темень и насвистывал злой Ембургский ветер, по словам Володи Придатко, !'.[СНявший направление на все 360 градусов; Неожиданно со стороны губы донесся знакомый рокот тракторов. Это было невероятно, по санны!r поезд подходил к усrью речки] Когда <<Уралы>> обошли колон­
ну, Филоненко стал разгопять свою тяжелую электро­
станцию, шшючrш ПJ!едельпую снорость и увлек за со­
бой остальных. Послод;шо двnдцатъ четыре километ­
ра они прошли sa три часа вместо предполагаемых восьми! .. Подкатив к вагоичrшам, трантористы тут шо осво­
бождались от сноих сапных прицепов. Делади они это как-то быстро, даже торопливо, будто спешили ... А спешить больше было некуда. Вот она, малюсень­
кая точка па тшрте, :которую выевотили прошокторами несколько часов назад водители << Уралов>>. И тогда, пе сговариваясь, пажали на клаксоны и, нарушив построе­
ние, разом Jrаюшой юшулись па «ориентиры>>, размахи­
вающие ружьем и фонарика:v~и. А сейчас, видимо, очередь траиторпстов. Вот, скатив­
шись с берега, тут же застопорил левую гусеницу Сер­
гей Берчепко, и его тран:тор эавертолся па льду воJIЧ­
тюм. Николай Фrшоненко сделал песrюлыю вращений, . а потом пошел змейкой. Он тормозил попеременно то левой, то правой гусеницами, и лихо вилшrа грузная часть его полуболотника с притороченными бочками. Фили:мончук на своем двухэтажном <<Кировце» не риско­
вал идти на сложные nируэты -
оп гонял большими кругами вокруг танцующих тракторов и но снимал руrш с rшаксона, пищавшего, как на смех, ТОНI{О и жалобно. Почерневший, осунувшийся Суптеля смотрел па своих людей, которые высовывались из кабин и орали черт-те что, на технику, которая, одолев зимник, могла . ра.збиться в этой шrясr,е, и улыбался. Над Ямбургом сей­
час :шучала одна торжествующая музыка, и все были настроены на эту волну. ~'тром мы аабрались на выеопий прибрежный холм, у подножия которого стоял вагончик изыскателей. Поре­
ход завершен! Техника, грузы досташrены на месторож­
дение ... Интересно, какое опо? К востоку, пасколыш охватывал взгляд, простира­
лась холмист<Jя равнина, часто изрезанная глубокими оврагами .. И- ни одного деревца. Здесь, наверху, и снега-то почти не было ~ вес сдувад ветер. Ниже, мет­
рах в пятистах,- небольшал ровная площадк.а. А вдоль нее, плавно изгибаясь, лешала Нюдя -
промерзшал до дна, нешиван речка. И ~все. Невеселое место рождения у заполярного газа... Шесть суток, недосыпая, с постоянным ощуще­
нием ходода люди шли сюда. И вот она, стылан, иро­
низанная ветрами тундра, в :которо!r надо научиться жить и работать. На ровную площадку у берега реки трактористы выводили ЭJrеrпростаuцию, столовую, выстраивали в пер­
вую улочку четыр~ вагончrша. Все, кому предстояло nозвр~щать~я дом:ои, в Пангоды, в Надым, с rшкой-то особои заоотливостью помогали тем, кто оставался здесь,~ разгружать машины, подсоединять кабели, обу­
страиватьсн. ... В полдень на площадке будущего поселка состо­
ялся торжоствl'тшый :митинг. Десятни руп дершали крас­
ное полотппще транспаранта: <<Я:мбург- наш!>> Ветер вырывад его из рук, выдавливал сJrезы из глаз. А после митинга отогрели в дизедьпой и разделили на всех каравай. Тот самый, врученный перед дорогой, на девятом про:мысле Медвежьего ... 13/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 87 M4ifiWWf iAWWf #! ••• Станислав ЛОМАКИН Из города в районный центр Иван Васильевич Буш­
маев добрался на автобусе во второй поJювине дня. Ему еще предстояло доехать ДQ центральной усадьбы совхоза «Рассвет». Выяснил на автовокзале, что автобус пойдет только через полтора часа, и решил каR-то СI\Оротать это время. Он потоптался некоторое время около буфета, в котором кроме газированной воды и пря:юшов ничего не было, затем отправился бродить по улицам большого села. Однако бесцельного вреыяпрепровождения не по-
лучилось. ' Иван Васильевич зашел в книжный магазин и за­
стрял. По уже сформировавшейся профессиопальпой привычке начал рыскать по полкам, начав с тех, кото­
рые были обозначены как «общественные науRю>. По­
дnйдя к Racce, вспомнил, что оп уже не философ, а без пяти минут пчеловод, и, полистав философские книги, отнес их обратно, заплатив тольRо за с.тюварь. Выйдя из магазина, он решил открыть книгу и прочесть первое попавшее выражение, которое должно дать направление в его новом роде деятельности. Иван Васильевич открыл словарь на странице 524 и прочел из оды Горация: <<Если ныне нам плохо, то не всегда так будет и впредь». «Ну что ж, обнадеживаю­
щее началО>>,- подумал оп. Приехал Иван Ваеильевич на центральную усадьбу совхоза перед кодцом рабочего дня. В конторе застал директора и сеr,ретаря парткома. Директор, плотный, невысокого роста, усталый, в годах мужчина, был не­
многословен. Начал с того, что зпает о намерении Ивана Васильевича принять совхозную пасеку и что его пред­
шественниR, старый пчеловод, теперь пенсиопер. сдаст ему все хозяйство и на первых порах поможет. Что же касается жилья, то жить пока придется на пасеке там есть изба. А сейчас на второе отделение поедет с'екре-
В позапроиlло.>.t году журпал (11Уралъсliий следопыТ!> М 1) опубликовал доку.чентальную историю Станислава Ло.макина «ЦыгаН>>. Она вызвала отклики- читателей взволновала судьба русского мальчишки, которого война разлучила с родителя.ми и забросила в цыганский табор, ставишй е;иу второй семьей. ' Уже сшщ.tt названием С. Ломакин подчеркивает, что и в основу новой жизNенной истории, описанной и~>t, поло­
жены документальные события. В письме в редакцию ав­
тор называет фамилии ученых, которые послужили е.му прототипо.м героя, выведенного в рассказе. щ • тарь парторганизации, Семен Васильевич, он и nодбросит до пасеки. С секретарем парткома Иван ВасИJrьевич был· знаком. Именно от него узнал об освободившемел месте пчело­
вода совхоза, когда был в районе с лекциями. Тогда и загорелся и ждал только конца учебного года, чтобы уйти с преподавательской работы. Сеitретарь парткома дорогой в машине охотно рассказывал о совхозе, об урожае nрошлого года, о том, что недавно оRончил выс­
шую партшколу заочно и что раньше работал агрономом совхоза. -
Все-таки, Иван Васильевич, вы меня извините, но на пой ляд вам нужна эта пасека? Вы столыю учи-
лись, столько знаеrе, мы ведь тогда слушали вас два часа и еще бы сJrушали. Это. ведь надо -
иметь такую память. Это ж надо: все бросить -
институт, книги, научную работу. Не могу найти объяснение. Иван Васильевич, все время молчавший, тихо отве­
тил: <<Я и сам не могу вам объяснить, почему человек поступает так, а не иначе. Лев Толстой в своих дневни­
r>ах часто ставил подобные вопросы перед собой, но не находил ответа. А Достоевсюrй как-то заметпл, что «че­
ловеR -
целый мир, было бы только основное побужде­
ние в нюr благородНО>>. Подъехали к высокому забору из досок, r>оторый тя­
ну;;ся вдоль кукурузного поля. На варотцах виеел огром­
ныi'I замок, но было видно, что он лишь имитировал Rрепость. Открылся он, конечно, без юпоча. IПли по вытоптанпой тропинке, ио обе стороны которой распо­
ложились ульи. Иван Васильевич суеверно загадал: если пчела ужалит, начало будет плохим. Но пчелы мир­
но вились око.чо цомин:ов, деловито копошились у входа в yлei'r. -
Вот ваше хозяйство,- развел рукаыи Се~rеп Ва­
сильевич,- всего двадцать шесть ульев. Зашли в избу. Вместо двери- рама, затянутая мар­
лей. Чувствовалось, что в избе давно ниRто не был. -
Раньше,-- вновь заговорил Семен Васильевич,­
у Митрича всегда здесь водилась медовуха. Ох и вкусная! -
Больше не будет,- тихо сказал Иван Васильевиq. -
Это почему же?--
ncrшпyJrcя секретарь. -
Да так, не пью, товарищ секретарь. Чтобы Iюнчить этот неприлтпый для него разговор, Иван Васильевич заметил: -
Память ухудшается, и пчелы, говорят, не любят пьяпых.-
И, стараясь перевести беседу на другую тему, добавил: -
Вы Знаете, Семен Васильевич, на том поле, где сейчас кукуруза, раньше росла гречиха. Это было так хорошо для пчел. Нопечпо, пчелы могут летать и на далекие расстояния, но они израбатываются и прежде всего израбатываются их крьшья. ПчеJrы ведь гибнут не только от химизации полей и верроатоза, но и от невнимания людей. «Ишь, Каi{ОЙ глазастый!>>- подумал секретарь парт­
кома. Проводив начальство до машины, Иван Васильевич воавращался :медленно, хотелось насладиться тишиной уходящего дня, солнцем, лучи Rоторого лениво скользи­
ли по макушrшм редких деревьев. Воздух был наполнен запахами разнотравья, етрекот кузнечиRов и жужжание -------------------------~"--·-~-~~ 14/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙-
87 пчел настраиnали на размышления о сущности жизни, гармонии и вьчности прирuды. Последнее время ему часто свилась сибирсrtая де­
ревенька, в которой он провед свое голодное, после­
военное детство. В памяти ожrша одна картина. Он со своими сверстниками играет в войну. Они лазаш1 по пригонам, прятались в хлеву, в бане, а чаще всего во дворе многодетпой семьи Усольцевых. И вот однажды во время очередной боевой операции аасеБшио партизаны усдышали rромюrй голос хозяпна дома, Кондрата Матвеевича Усольцева: «А пу, вояки, подлетайте Е ЕрыJiьцу, надо вычисtить бочку из-под меда, в ней кое-что осталось по степЕам>>. Что тут было... Окош> дг.ух десятков маJiьчишек высыпали пз своих укрытий. Что и говорить, ребяrитшш тех лет в далеЕОЙ сибир­
ской деревне . rод;J.МИ не видели сахара, не говоря уше о конфетах. Прuшло уже столько лет, по слаще того меда оп ничего не ед в жизни. Но, конечно, не этот случай опр~делил его судьбу. Стать пчеловодом прИШJЮ не вдруг, и :но не каЕая-то блажь, об этом оп мечтал давно. После окончания семи юrассов xoтeJJ учиться на пчеловода, но талой возможности в райопе не было. Закоичид училище мехапизашш сельского хозяйства, эате.м работал траrпорис1·ом, комоаипером, шофером, слесарем, каменщиЕом, плотниЕом, словоп, к двадпати годам име.'l д.;снть сщщпальностей. Закончив вечернюю школу, постуu11л в университет, потом работал трн год11 директором сельской средвей школы. Однаr{О потянуло в горсд, решил uопробовать себя в роли преподавателя высшей шrю.тrы. О давней своей мечте с годами вспоминал все реже и реже. Но мечта жила, особенно она не nавала tJOI\ШJ в суетные LIНI1, коrда хотелось все бросить. И вот на СОрОЕОВОМ l'Оду ЖИ3НИ peШШICil, I\oгna ааведуЮШИЙ Еафедрой огдасил ааявление Ивана Васильевича Буш­
мвева на имя ректора института об увольнении по соб­
ственному желанию, все, Еак по команде, поnерпулись к нему, а некоторые воскликнули: «I\ак? Почему?! Нуда?» -
Буду предельно краток,- сRазал ИБан Василье­
вич,- собираюсь ехать в дереБню работать пчелоБодом. Его прерБали, со всех сторон посыпались решrики: «Это сумасбродс1 во, чудачество, инфантилизМ>>. «Заколо­
дило человепа>>,- посочувствоБал женсЕий голос. <<Вы же почти доктор наук, у вас rотоБая диссертация, на что себя обреквие? Вы зачахнете в деревне от скуки, от отсутствия общения, Евигt Ваше реноме, как преподава­
теля, таково, что вас не поймут ни в ректорате, ни в парткоме, ни в райкоме>>. -
Он хочеl' совершить революцию в сельском хо­
зяйстве вообm<J и в пчеJrоводстБе в частности,- иронизи­
ровал Еоллега. сидевший у окна. Перекрывая шум голосов, Иван Васнльеnич аанБид, что реБодюцию он ие собирается делать, а хотел бы честно работать на совхозной паееке. -
~ ваших репликах явно проскалЬ3ывает дух пре­
слоБутои концепции о престижности профессии.- Репли­
ки задели его. и он оrвечад более воинственно, чем хотелось бы.-
Не думаю, что профессия пчеловоnа ме­
нее значима в нашем обществе, чем философа. Вы же сами не однажды возмущались тем, что на .баааре про­
дают мед по 7--8 рубJiей на ки;юграмм, na при этом разбавленный сахаром, с подмешанной мукой. А я хочу на совесть давать ватлальный мед. Итоги дискуссии подвел все время молчавший про­
фессор Соло.rщлов. Он оказался единствен пьш, ставшим на защиту допента оушмаева. Мы не один rод,- ме;щенно за1•оворил оп,­
знаем Ивана Васильевича каи преполаватедя и как че-
ловека. Если человек, умудренный большим жизпенным опытом, подооный шаг сдслаJI сознательно, не по воле прихоти ИJШ сиюминутНJОго желания, то это, если хотите, мужестБанный чоловен:. Н:аЕ-никак, работа в институ­
те -это кусuк пшани, и пе~шлый. Сами -понимаете, Itа!ШЯ у него гам будет &арrшата. Ему нужно все начи­
нать сначала, да мы даже не представляем, с Itакими трудностями ему придется встретиться.- И совсем не­
ожиданно профессор зщшючил: -
Через год л ухожу па певсию и, если Иван Васильевич воаьмет меня в помощ­
нrши, серьезно говорю, н приеду н нему работать. Так зан:ончплся разr'овор на Еафедре. Но еще пред­
стояд разгоБор дома, и не менее трудный. Сообщение о том, что он уволилсл из института и через три днн уезжает в деревню, вызвало бурную ра­
дость у сыновей. /Кена, Вера, едБа сдерживая себя, заявила: <сМол, пусть один отец едет в свою Тмутара­
Еаrrь, пусть один там дурью мается. Найдет там моло­
духу из доярои и заживет на славу». -
Вера, пос гесняйся детей, о чем ты говоришь? -
rrтu думаю, то и гuворю. Ты дум-ал о пас всех? Ребята скоро Ш!IO.JIY кончат, их нужно куда-то при­
строить. Да, я вижу, что IЪI им все Бремя иодсовываешь книги деревенщин:оБ, в свою веру собираешься обра-
тить. Это они сами решат,- с явным раздражением сказал Иван Васильевич,- а что Iшсается Енпг деревен­
щиЕон- Абрамова, Астафьева, Белова, ШуЕшшrа, Со­
Jiоухипа, Распутина, то это книги, по которым будущие uотомки будут изучать наше время. Их книги, может быть, скажут бодьше, чем сотни научных монографий о развитии nерении второй половины двадцатого вен:а. -
Госnоди,- уже всхлипывала Вера,- у всех мужья ЕаЕ мушьл, Е чему-то стремятсн, имеют машины, дачп, а тебя, кроме ю:rш·, ншюrда ничего не интересовало. И еще выкинул на старости лет такую блажь. Иван Васильевич даже подумал: «Неужели опять с.орвется и начнет н:идать с полон книги?>> Она аренрас­
по знала, что тан:им образом, да еще в nрисутствии де­
тей, причинит ему' боJrь. Как он страдал Б эти минуты! 1-I\алел ее и ьешшидел. ПраБда, на сей раз до этого не дошло. Так, ни до чего не догоБориnшись, Иван Васильевич yexa:J в дере~;ню. И сейчас, сидя на дереве, перебирая в ламяти события прошлой недели, Бушмаев не суди.JI тех, кто отговаривад его от поездки в деревню, старался попять себя qерез этих близких ему людей. Однако хватит воспоминаний. Выбор сделан, ваnтра на работу и вадо идти обживать иэбушJ'У· Хорошо бы rишну пустить по дереnенсr{()му обычаю, подумаJI оп, а то, н:ак говорят, домовой каждую ночь душить будет. Ничего, пусть подушит немного, заведем со временем и копшу. и собану. В избе имелось одно окио, небодьшой стол, пекры­
тый кдее1шой, нэ столе одиноко торчала железнал круж­
ка. Впритьш к стод~ стоял топчап, сбитый из грубых дuсоЕ-сорокошж, па топчане лежал матрац, небрежно приЕрытый старым шерстяным одышом. Одну четверть избы занимала руссю!Я печь с лежашюй, тание кладут толыю в Сибири. С ней не пропадешь даже в лютые морозы. Дроеа имелись. Он приметил две снарепные поленницы, тв нувшиеся от собачьей конуры, да нри­
стройЕу, Еоrоран, видимо, слуiюп для хозяйственных нужд. Ему вдруг захотелось, как в детстве, забраться на печь. Уже в поJiудреме он подумал: хорошо, если приедут сыновья. Они будут пезаменимьши помошника­
ми. Надо их прпучать к I>рестышеному труду. приучать н: обшепию с природой, засыпан, душт Ивап Васпльевич. ;; 15/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 ... Сказки, сказы. Если уд~tча- они, даже и написанные, как сказываются. Если нет -
оста­
ются вне жанра, как земля без неба. Главный rерой Евrенкя Богданова- народ. С традициями, историей, духовными заnоведями. Писатель работает в Жанре, соблюдая и раздви· rая ero каноны. nереиначивая на свой лад язы­
ковую фиrуру, как бы nридает ей новое ды­
хание. Думаю, что сказы Богданова сказываются, хотя они и наnисаны. Какая-то особая раствори­
мость слова -
не в ткани, а в облаке сказывае­
мого. Много эха, как в necy, и много nростора, как в стеnи осеныо. Erop ИСАЕВ .. Я жил у бабки Секлеты уже вторую педелю. С утра уезжал в бригады собирать материал для статьи, а вечером у жаркой печки оттаивал от мартовских мозглых морозов. Печка поверх глины крашена была охрой, пол скоблен до воскового свечения и застлан самоткаными шщо.виками с рисунком в бордовый ромбик Вот какая, стало быть, цветовая гамма. Секлета, нрупная старуха с темным морщинп­
етым лицом, носила норичневый сарафан и Ерас­
ную, дерзкую по ее летам нофту; в ушах позвн­
нивали медные, доисторических времен серьги. Была эта бабн:а примечательна той деятельной добротой, Iюторая впечатлительному иностранцу показалась бы обидным вмешательством во внут­
ренние дела. Ее касалось решительно все. При­
везут ли новую технику, Сенлета уж тут IШН тут, впрягается в разгрузну паравне с дюжими молод­
цами, да еще успевает доглядывать, чтобы не об­
ронили ящин, не погнули дорогостоящий меха­
низм. Возводят ли где избенку, Сен:лета непремен­
но влезет на леса, попеняет шrотнину на нривой глаз. В тот мой приезд Iюлхозники вывозили сено из дальних лесных зiшачен. Натрусили, нак во­
дится, на дорогу. Секлета, вооружась граблями, собрала урон, сметала н:опепл:у под самые кон­
торсние ОIШа п наглядным этим примером вогнала в стыд беспечных молодых сеновозов .. Рады ей были в любом доме. Подомовничать ли с малыми ребятишками, поиграть ли песни на нраздниr\е,­
замены Сюшете ∙ не было. Но вот от чего она от­
называлась наотрез, так это от участия в похоро­
нах и отпеваниях. Странно вроде бы? А ничего странного нет, смерть Секлета ненавидеJш и, хотя лично ее не страшилась, прирюшивала ее к бес­
хозяйственности либо же н: напасти, ноторую мож­
но предотвратить, а •на худой конец- отодвинуть своевременными заботами. Себя она не щадила ни в какой работе, но и восьмидесяти годам сохрани­
ла СИЛу И СТаТЬ В OTJIIIЧИG ОТ СОГНУТЫХ В ПОДИОВУ сверстниц. И не растрясла ума. Евrl:!нмй БОГДАНОВ Рисунок Олега Шапкuна Теперь трудно припомнить, с чего у нас с нею зашел разговор про Ермака Тимофеевича: кто он родом, откуда, как возник в здешних местах. Сек­
лета поделилась своей версией. Тут вскипел самовар, и за чаем она рассназала побывальщину, показавmуюся мне столь замеча­
тельной, что я не поленился и тотчас записал ее. Но, надо сказать, оттого, что писал в больших по­
пыхах, а почерк у меня хуже некуда, то, конечно, проницательный читатель обнаружит кое-какие потери. Увы ... О Ер~1аке нема.ло чего в нашuх краях расска­
зывают. Будто бы никакой он не донской казак, а наш природвый сибирСI{ИЙ уроженец, Фамилия ему была Оленин, звали Василием. !Кил он до поры у отца с шестью братьями. Все до единого ладные да приглядные, охотники первой руки. Втупор проживали они на зимовье, спроть Тоболь-. ского большана. Семья была дружная, удачливая, вся округа этих Олениных уважала. Вот одnова приходят к' Ермакову отцу Тимо­
фею старили-выборные: <<Тю1офеюшка, будь отец родной, исполни просьбу великую. Окажи честь, возьми над нами голову, стань над воrшством атаманом. Подымается из-за Туры-рекп бусурман­
сiшя орда. Хочет голобородый l\учум-хан наши дореnни и пашни зорить, иеновинный народ себе мять. А нас, талалаев, совет не берет, бывает, из-за безделиi~ы друг дружку лупиМ>>. У садил их Тимофей нто· на чем стоял, поднес браги ядреной, поклонился в пояс. И так ответил: «То не я вам честь, а вы мне оказываете, почтен­
ные. За народ, за дома и пашни наши каждому постоять зачестно. Но посудите сами, накой из моня воин нонче? Кабы I\TO годнов сбросил. А то ведь глаз дальше ложки ни рожна не видит, рука ослабла. Чашу-то еще удержать может, но и то пе вснлепь, ноженiжи поспешные простуда замая­
ла, иной раз до отхожего места не поспеваю. Та-
16/ Уральскw/.С СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 S&ih&&ЫМ41Q@Фili§§ЩЩЫA:WQ4 ... @ЦI&Ш t кой предводитель рати помеха, а Rучумке на руку;>. Повяли посланцы головами, не такого ответа ждали. Говорит тогда Тимофей: <<Не тужите, премуд­
рые. Это беда поправииая. Родил-вскормил я се­
мерых сыновей, удаJrьцов да умниц, не при них будь СI\азано. Берите юобоrо в атамановья, не прогадаете. Гей, сынки мной рожоные!» Взошли в горницу семеро Тимофеевых сыно­
вей. Один одного в:раше, а на особицу нив:то не выразнился, все равны. Воздели на них старюш глаза, sащури:лись. Эдюшх богатырей сразу сеr:.:ь сроду не видывали, хоть и вен: прожпли. А Тпмо­
феевы ребята знай в усы посмеиваются, плечи­
IШми наигрывают. l(ого выбирать, в:огда все хоро­
ши? Не дать бы промашки. Тимофей по другому r•ругу чашу пустил. Нав:онец взял слово самый старый старrш Ев­
ден. <<С нашего посмотренья,- говорит,- прон:у не будет. Вон гриб-мухомор, всеми статьями взял, а в пирог не сунешь. Надо молодцов на деле _ спытать». <<Что nерно, то верно,- остальные старики при­
такивают,- на деле надобно их опробовать!>> Тан: и порешили. Назначили семь испытаний. Rто доблестно осилит, тому воинство на татар вести. А первым испытанием положилп молодцам идти по руссв:ой: стороне, всем вместе, во все вни­
в:ать, rш всему приглядываться. Что увидят, о том и ответ держать. Пошли ребята. Сr<олько-то пространствовали, воротrшись. <<Отчего это, ребятушки,- старики спрашива­
ют,- ушло вас семеро, а вернулось шестеро?>> Тимофей тоже загом:озился: <<Отчего не видать старшего моего сына Степана?» Отвечают молодцы: «Оттого не видать Степана, ч:то в великое смущение душа у него пришла. Много увидали мы лиха на белом свете, на рус­
спой стороне, о чем и доюrадываем. И с этого са­
мого подалея Степан в монастырь за всех скорбя­
щих моJП'Iт;,ся, и мы его не удерапшали>>. <<А почто же вы следом не подались?>> -
спра­
шивает Евден. <<А пота, дедушв:а,- удадьцы отвечают,- Что ов:роме бед да напастей живет и правда на свете. Ну а Степка этого не уразумею>. <<Вот добрый ответ! -
старпни кричат.- Ай, башr<овитые же у тебя отростки, Тимоха!» Старик Евден объявляет: <<Второе испытание будет такое. Ступайте теперь веяв: в одиночRу, всяк своей дорошrюir и посн:орее вертайтесъ. По­
глядим, с чем придете». Пошли ребята поврозь, проrуJшлись и nоро­
тились. trм• Говорит один: <<Я лебяжье гнездо с яйцами на­
шел, но не польстился. Зачем без надобности зорить?>> <<Похвальпа>>,- стариr<и кивают. Говорит другой: «Я капкан увидал, а в нем со­
боля, но мимо прошел. Не мной ставлено, не мне бра ты>. <<И этот поступок много похвалеш>,- старики одобряют. Говорит третий: «Я изрядно голодный был. Вдруг гляжу, сохатая с теленком бежит. Вскинул ружьишко, по стрелять не стал. Авось, думаю, и таR не помру. И вправду не помер>>. <<Тоже и ты похвальпо поступиш>. Говорит четвертый: <<Я па дороге узелок с день­
гами нашел. Поднял и понес в деревню. Слышу в одной избе I\рпк да п:тач. Rто пol'.rep? -
спраши­
ваю. А в соседях мне объясняют, деснать, этот хо­
зюш по бедности I\оня на базар свел, а деньги в горе ведюю:м не уметил, I\ai\ выронил. Я тогда узе­
лок-от и подаю страдальцу. То-то радости было!>> <<Вот этот поступок на особь похвален. Ну а ты, меньшю\, почему молчишь, за спины жмешь­
ся? Почему бос и без r\афтана?» <<Я степью шел,- отвечает пятый,- а пого­
да- падера, то снег с дождем, то дождь со снегом. Вдруг чую, где-то человек всrшыктывает. Подошел ближе, гляжу: прощается с жизнью нупец нагой, немочный. Я ему хлеб и рог с вином, и одежду отдал. Я молод, ходьбой угреюсь, а ему гибелы. «Этот поступоR из всех похвальнейший! -
в один голос старики прокрянали.- А отчего купец­
то растелешился? » <<Да маячил, будто шел с ярмаюш. Попался ему попутчiш хороший. Ну и, как положено, обоб­
рал ДО НИТКИ>). <<Значит, вот отчего нету с вами шестого моего сыно•ша Rуаьмы!- Тимофей ревет.- Значит, верный посдых прошел, что Кузьма на большаке варпачит! >> Тут только все заметили, что братьев стоит пе­
ред в:ругом пятеро, а шестого в появе нет. «Позор, позор седой моей башке и всему роду покора!- Тимофей прпчитает.- Вы собирайтесь­
ка, старичr{И разумные, в другом месте атамана искать!>> На это самостарый старик Евден говорит: <<"Уймись, Тимоша, брось веньгать. Справедливо сказано: <<Русь без варнаков, что суп без соли. А позор семейству твоему мы не усматриваем: один брат взял, а другой отдал». С эстоль мудрыми речами все согласплись. И было назначено молодцам испытанье па I{ре­
пость слову. На сей раз пос;~rали в тайгу rю го­
рюч-камню сабелыш поточить. Велено было. чтоб прямо шли, никуда не сворачивюrи. 17/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 Долго ли, ко'ропю ли шли, шли братья и ут­
ннулись в ур.ман чащобный. Четnеро вынимают из ножен сабелыш: и решают рубить просену. А пятый усмехается: <<Эдан вы до морiщвюша за­
говенья проr>:анителитесь, а не лучше ли обойти сысбону?>> На то ему отвечают: «l-Ie лучше. Мы слово старичью давали, и дорога наша прямая». И вот, воротясь от горюч-камня, держат они ответ: <<Ваш наказ, дедушни, мы выполнили, сло­
во сдержали. Как пошли мы ко горюч-I>:амню, то встрял нам на пути дикий урман. Учали мы снрозь него рубиться, а брат Роман не схотел. Пошел он:ольного пути искать, да, видно, все еще не сыс­
кал». Тимофей опять запечалился: <<Если после каж­
дой испЬпни у меня по сыну недоставать будет, кто старость мою согреет?>> <<Не печыrьсл, Тимофей,- круг его утешает,­
не за тем они рожепы, чтобы весь век возле тебя сидеть. В том твой и подвиг, что взрастил сыно­
вей для отечества. Такие робята везде нужны. Тем и грейсю>. <<Ну а Kai\ докажете, добры молодцы, что у го­
рюч-камня отметились?» -
Евден спрашивает. «А вот как,- добры молодцы отвечают.- От­
ступите-ка от стола». Стали они каждый у столо­
вой ножки. А ножки дубовые были, цельного де­
рева, мелкому человеку в обхват. Изготовились братья, махнули враз саблями. Стол даже не ше­
лохнулся. <<Экие вы, робята!- старики смеются.- Так­
то вы сабелы\и навострили, что и царапка на нож­
нах нету!» Берут ребята столешницу за четыре угла да вместе с чашами подымают. А ножки на полу ос­
тались, под самую репицу срезаны. <<Ай, удальцы!-
старики дивуются.- Ловко вы нам носы-то утерли!» Дадено было Тимофеевым сынкам новое испы­
тание: освоить каждому ремесло по душе и, до­
стигши сноровки, проверить себя на верность рат­
ному делу. Кто не придет, с того спроса нет. В четвертый путь отправились Тимофеичи. Долго ходили, да скоро обернулись. Выступает один, рапортует: <<Н у бортника ре­
месло перенимал, научился за пчелками досмат­
ривать, мед начать. Шибно :мне это ремесло погля­
нулось, однано бросил- ратное :мое дело!>> Выступает вперед другой: <<Н кузнечное дело усваивал. До всего натанался, кольчатую рубаху себе сковал. А надел и понял-:мое дело ратное!>> Выступает вперец третий: <<Н к офене-Iшробей­
юшу на выучку попал. Все хитрости мне отr\рыл: как народ дурачить, IШI\ денежки наживать. Ну, я ему на нрощанье, не сбиnшись, все кости пере­
считал. Ратное :мое дело!» 2 «Ура.льский сл:едоnыт:о » 2 «Молодцы, робяты!- круг отвечает.- А где ваш четвертый брат?>> <<Где Гаврила?>>- отец волнуется «Гаврила девку-красотку встретил. Живет та красотка в высоком терему. Сомустила Гаврилу, пропал казак. Не могу, говорит, без этой красотки. Видно, говорит, мое ремесло- детишек плодить>}. <<Кхе-кхе,- старики нвохчут.- А хороша ли красоТI\а-то?» <<Хороша!»- хором братья отвечают. <<Ну и ладно, что не страхолюдина,- самоста­
рый Евден подытоживает.- Бог даст, добрых ка­
зю,ов родит>>. Не успели о то:м вдосталь наговориться, l\ак прибегает обгорелый :мужик, кричит с задышкой: <<Лес горит, люди добрые, с четырех углов по­
лымя!» <<Эка напужал, окаянный,- старшш серчают.­
Эта беда не беда, а полбеды. Как раз мы должны троицу нашу удалую на новое испытанье слать. Пошлем в таком разе на пожарище. Пусr<ай ту­
шат, вот им новый урок.>> -
Что же получается? -
перебил я рассказ­
чицу.-
Кучум собрался народ зорить, войско у него наготове. Что ж, он сидел и ждал, нона ка­
заки атамана выберут? -
Для Кучума время по луне бежало, а для наших- по солнышну,-
нашлась Сенлета.- Ты слушай да не сбивай. Эта притча подлиней носа птичья. Но не намного. Векрай надоели робята:м эти прокзаменовки, да деться некуда. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Охота тоже узнать, который в башлыки выйдет. Пахватали багры да ведра, побежали пожар тушить. Побежали троицей, а вернулись во-два. «Где третий ваш. брат?» -старики нах:му­
рились. <<Где Гришуха?!>>- Тимофей убивается. <<Остался Гришуха у бабiш-лен:арки, обгорел шибко». «А кан же вы сбереглись?>> <<Недосуг было обгорать-то, огнище гасили. А Гришуха все больше руками махал да но­
мандовал». Осталось из всех братьев двое, Иван да Васи­
лий. Кому булаву отдать, когда оба хороши? Один старичашка кричит: «Ивану!>> Другой--
<<Васи­
лию!>> Дед Евден насилу унял. Велит отбор про­
должать, коли впереди еще два испытания. Там, дескать, видно будет. «И то верно>>,- старИI{И согласились. Отправились :молодцы во шестой раз, на новое испытанье, r. Кучумов стан. Задание было труд­
ное: разведать, сколь велико Кучумово войско, в 18/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 чем его сила, а в чем слабинка и как сподручней за него браться. Прокрались Тимофеичи под самый стан. Но­
торый постарше, Иван Тимофеич, младшему, Ба­
силь~ Тимофеичу, шепчет: «Полезу я, братка, дале, а ты жди. Не попадусь, дак приду.» Уполз Иван, каr; в воду' канул. Ждет-пождет его Василий- нет братца! Видит, из лога хан­
ские подводы выезжают. Ухоронился под кусти­
ном, смотрит в оба. Что за охабню такую на арбе везут? Не то бубен, не то котел вверх дном. Оста­
новились подводчи:ки, оброть поправляют. Взял Ва­
силий намень, метнул в сторону. Татаровья насто­
рожилась, заворr\утали чего-то. Потом всем скопом в ту сторону, где f;амень пал, побежали. А Васи­
JIИЙ, не будь плох, на, дорогу выс:кочил, под котел нырнул. Вернулись обозные, тронулись. Василий под :котлом ухо вострит. По-ихнему он не шнбrш понимал, скуме:кал, однако, что котел этот, по-их­
нему ерман, везут самому I~учуму. Известный был обжора безвьгrочный:, в один присеет двух баранов съест и на третьего волком смотрит. Вот и отлили ему рабы н:азаночек. Провезли Василия через все становье. Подне­
вольные-то мастера не особо расстарывались, дан нарочи в котле дырr\у оставили. В этот волчок мо­
лодец и поrлядывает, где что примечает. Углядел и братца своего Ивана. Сидит Иван, голов-у пове­
сиJr, к дереву цепями примотан. <<Ладно, брат,­
Василий про себя думает,- недолго тебе сидеть. Ворочусь с воинством, отвяжу!>> Подвозят :котел к шатру Нучумову, зовут хо­
зяина. Раздернул Нучум полог, вытащился нару­
жу. С:кребет котел ногте~1, радуется: <<Ян:ши, якши!» <<Ян:ши-то якши,- Василий думает,- а что ежели тебя пугнуть? Станется с тобой родимчик али выстоишь?>> У добра молодца слово с делом не ссорятся. Набрал полны груди воздусей да на:к гар:кнет! Ну­
чум со страху сомлел и прочие зашатались. По­
нятно, в крытой посудине гошх нешуточный. А Ва­
силий плечи расправил, поднял rютел да на Ну­
чума в мах и надел. << Уй, ер м ан, уй, ерма:н:! >> -
подхапни визжат и кто куда вроссыпь. Василий же всночил на хансн:ого сrшнуна и был таков. Ждут-дожидаются стариюr разводчи:ков. Ти­
мофей другую бочну нанруг вын:атил. Да не унять хмелю отцавеной тревоги, не вспенить стылую I{рОВЬ. Тут и взошел в горницу сам-ждан. Самостарый Евден на радостях вприсяд:ку пустился, да на бо­
роду наступил, пал, с ногами не сладил. Расеназывает Василий, что приметил, с наного бону Нучума брать. Обсназал про брата, не смол­
чал и про ханс:кий н:азан. Смеху было -
дом хо­
денем ходил. Просмеявшись, встают старейшие, Василию Тимофеичу в землю нланяются:. «Быть тебе, Ва­
сюшй Тимофеич, нашиненим атаманом!>> И була­
ву серебряную преподносят. Дедушна Евден еще так примолвил: «А супос­
тату на ·память и для вечной устрастни зваться тебе Ерманом! >> <<Ладно,- Василий отвечает,-
я в согласьи. Хоть горшком назовите, тольно в печь не ставьте>>. С тех пор и пошло за ним звание: Ермак да Ермак. И до того крепко прильнуло, что многие доподлинного имени атамана не знали. Навели­
чинали Ерманом Тимофеичем. Ушел Ермаr\ Тимофеич орду окорачивать, седь­
мое велин:ое испытание ладить. Ничего не ска­
·жешь, победоносный был атаман. И вот шту­
на: нуда ни двинет, везде у него брат объ­
явится! Брату радость, Ерма:ку подмога ... 19/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 ... А 11 МЬIШу отruоеки iiOa∙ Если бы в апреле сорок nятого мне сказали, что я проживу еще сорок лет и снова приеду ·в Оnаву, я бы не nоверил. Трудно было даже представить, что останусь живым в том аду, ногда на каждом шагу горела земля, плавился металл, в дыму и огне рушилнеЪ здания, рва­
лисЪ снаряды, мины, свистели nyJtи... Одпано выжИл, хоть и лишился в тех боях ноги. И не только выжил, но и дважды съездил в места бывших боеn ... В 1975 году городской национальный комитет и горком RПЧ Опнвы прислали мне официальное пригла­
шенив на празднование 30-летnя освобождения от гит­
леровских захватчиков. До этого, по просьбе членов исполкома, я подготовил для городекои газеты «Иове Опавско» два своих очерка. От ребят из школы имени Народной милиции мне при­
шло письмо: «Из опубликованных очерков мы узнала, что вы освобож;дали наш город и были тяжело ранены ... Учащиеся нашей школы разыскивают советских воинов, которые освобождали Чехословакию. Напишите нам о людях, которые воевали рядом с вамю>. Я сообщил фамилии и адреса уральцев, в том числе и тех, которые еражались за город Опаву, назвал бойцов и командиров своего 915-ro ордена Суворова III степени стрелкового полка, погибших в апрельские дни сорон Пятого, и попросил ребят разыскать их могилы ... Готовясь к поездне в ЧССР, побывал в Подольске, в Центральном архиве Министерства обороны. Из многих тысяч документов, пробитых оснолнами, размытых дож­
дями на длинных и суровых дорогах войны, просмотрел те, которые относились н боя:м за Опаву и к нашему полну: приказы, оперативные сводни, боевые и полити­
чеснив донесения, журнал боевых действий, спис"~tи ли'I­
ного состава и безвозвратных потерь, подшивку ;диви­
зионной газетЪ! «3а Родину!>> ... И вот я в Опаве. Первым ;делом отыснал местность, где тридцать лет назад пошt занимал исходное положе" ние перед штурмом города. Rан все ∙ нругом изменИлось! Бывшее село Rатержинки вошло в черту города. На :месте разрушенных домннов стоят громадные здания ... Увидел неподалеку сохраненный дот -
или, как его здесь называют, «бункер». На подступах к Опаве только с этой, северо-восточной., стороны было девять таких дотов с разным числом амбразур. В каждой амбразуре находились тяжелъrе станковые пулеметы или противо­
танковые nушки. Перед динней дотов сплошь стояли проволочiга~е заграждения в 8-10 ряДов, между ними­
«начинка» из мин. В сnециальных нчейнах прятались снайперы в автоматчИI{И, а на отitрытых плошаднах установлеuы были пtлеыеты для флашшрующеii и фронтальной стрельбЫ. ∙ Вспомнил, кан в апреле сорок пятого дивизпопные саперы под nрюч:iытием сумерек подобрались к nеред­
нему краю обороны противника. Они разрезали прово­
лону и обезвредили мины, сделав Два прохода, и бойцы 2* Иван НОВОЖИЛОВ из батальонов напитана Н. Руденко и старшего лейте­
аанта R. Башарова устремились вnеред. Бой был кан бой. По сигналу ранет заговорил~ ар­
тиллерия, наши орудия ослепили амбразуры двух враже­
сних дотов. 1\о:мандир пятой роты капитан В. il\ирнов и его штурмовая группа разделалисЪ с одни:м дото:м, еще одна Группа, правее, захватила второй дот. Во вра­
жес~ой обороне возникли непростреливае:мые места, и напtи бойцы вор11ались в Rатержинки. ∙ Отделенил сержантов И. Дубровина, Г. Васильева, Ф. Лесканова и П . .Гу:менюка на плечах отступающих гитлеровцев продвигали:сь н северо-восточной окраине города. Перед батальоном капитана Руденно nоставлена задача: не задерживаться в уличных боях, зайти в тыл фашистов, под покровом ночи выдвинуться н мосту и обеспечить переправу полна 'и всей дивизии. Пона бойцы отбивались воале моста, саперы старшего лейтенанта Г. Альбунова нашли брод и переправнлись на другой берег. Минеры перерезали провод, тянувшийся к эдек­
тродетонатора:м и фугасам. Батальон Руденно погнал вражеских солдат по :мосту на западный берег -
и там их встретили длинньrми автоматными очередями сапе­
ры: .. А вслед фашистам, с восточного берега, били иа пулеметов бойцы младшего лейтенанта Аленсея Иванни­
кова. Гитлеровцы заметаЛИСЪ меж двух огней... Через неснольно минут :мост, целый и невредимый, бьm в на­
ших руках: переправа трем стрелковым полнам обеспе­
чена. В городе фашисты стреляли из· окон наждого до:ма, забрасывали наши наступающие роты гранатами и фаустпатронами. Бои аа мостом шли ожесточенные -
за каждую улицу, нвартал, до:м ... Командир орудия Миша Ненцов со свои:м расчетом выкатил пушну в пехотные ряды и прямой наводкой ударил по засевшим в двухэтажном доме фашистам. Подействовало! .. R соседним домам, прижи:маясь н сте­
нам, подобралисЪ бойцы из отделений Г. Васильева и П. Гуменюна: в цонольных этажах загрохотали гранат­
ные взрывы. Бойцы брали дом за до:мом ... Не надеяс~ удержать город, немцы старались хотя бЬI аатормозить наше продвижение, используя для обо­
роны любое укрепление -
стены домов, развалины, бар­
ринады. То ту1, то та:м ежеминутно вспыхивали рукопаш­
ные схватни. Бовп Николай Блиновсний: гранатой унич­
тожил расчет ру-qного пулемета, а его товариш Петр Пипеев уложил трех гитлеровцев, пытавшихся захватить номандира роты наnитана Жирнова; в азарте боя вы­
рвавшегося далеко вперед. Рядовой Антон Черный унич­
тожил семерых фашистов, на счету Владимира Маркина их было одиннадцать ... В центре города nротивник выдвинул три «тигра• и около сотни dвтоматчшюв, ноторые держали под при­
цельным огнем площадь с расходившимися от нее вее• 'J.O/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 ром улицами. Среди домов, как гигантский скелет, торчал остов какого-то храма и возвышалась чудом уцелевшал башня. На танки с фаустпатронами пошли комсорг ба­
тальона Сергей Измоденов, младший сержант Александр Белоногов и бойцы Александр Медведев, Николай Па­
кулев и Михаил Шестаков. После получасового боя «ТИгры» убрались с площади. ∙ Бойцы нашего, 915-го полка, действовавшего левее 908-го и 914-го ∙ полков, в это время пробивались вдоль улицы Острожной. Весь день не затихал бой ... Так л и запомнил Опаву в апреле сорок пятого -
спЛошные руины, завалы из кирпича, балок, сожжен­
ных танков, самоходок, автомашин, разбитых орудий, повозок ... Восстал из руин преображеппый город с красивыми благоустроенными кварталами, соединившими ·в себе архитектурные памятники и оригинальные современные сооружения. Трудно представить сейчас, что тут было ... Но все то было! Красноречиво напоминают об этом офи­
церские и две братские могилы на городском шшдбище, строгий гранитный памятник возле них. Здесь погребено 3300 советских воинов, погибших при освобождении го­
рода и его окрестностей. ... Из Опавы через Отице П{)ехали в Углир~ов. И здесь, на месте былых развалин, стоит утопающип в зелени садов красивый поселок. Вышел из машины возле крайних домиков. По обе стороны дороги раскииулись поля с озимыми. Цветущие яблони, весеннее благоухание, тишина... А я слышу от­
голоски давнего боя... Здесь 25 апреля 1945 года закон­
чился мой боевой путь. Вон из-за той высотки, урча, выползали па паши поредевшие nоря-дки фашистские танки, бронетрапепор­
теры с автоматчинами. Чем их остановить? .. Чем?! Одна из двух «сорокаплтою> в батальоне взлетела от прямого попадания, вторая исчезла под бронированным брюхом «тигра>>. Погибли наводчик сержант Иван Заварухин, горьковчанин, командир орудия старшипа Григорий Ма­
каров из Ульяновска. И тогда поднялся сержант Фаддей Лесканов, омич родом. Противотанковая граната в огромной ручище казалась игрушкой, но «тигр>>, шедший на солдата, был огромен . и страшен. Бросок-
и «тигр>>, как ручной, встал! Глядя на Лесканова, и другие взялись за грднаты. Расстилая по земле гусеницу, закрутился на месте вто­
рой танк, рядом вспыхнул третий -
вражеская атака захлебнулась. А на правом фланге бился батальон ка­
питана Рудешю, и там гитлеровцам тоже не удалось смять наши ряды. К вечеру, отразив врага, 915-й стрелковый полк продолжил наступление в сторону города Град~ц над Моравицей. Но об этом я узнал лишь па другои день, в армейском госпитале, куда был доставлен после тяже­
лого ранения. ... Нет, не напрасно nроливали мы свою кровь в оже­
сточенных боях с гитлеровскими оккупантами! На зем­
ле, ·обильнс;> политой ею, родилось, ожило, окрепло новое государство. Я видел из окна вагона сады и поля. Я ви­
дел па улицах городов воарожденную красоту и улыбки людей. ∙ Со многими людьми я познакомился в Опаве, и вот уже больше десяти лет nоддерживаю тесную связь. Письма приходят из Штабловиц, Славкова, Краварже, Отице, Углиржава -
со всего Североморавекого края. Часто пишут ·члены р~сского клуба школы имени Народ­
ной милиции в Uпаве. Ребята сообщили, что в районном конкурсе, проводившемся под девизом «Ищем советских воинов, освобождавших пашу страну», их школа заняла. пе.рвое место. Сообщили они и о том, что послали через военкоматы письма родственникам двенадцати погибших бойцов. «Мы постоянпо вспоминаем о тебе,- пишет член парткома завода «Острой» Станислав Квасничка.- В на­
шей многотиражной газете опубликована твоя статья о Свердловске. Выходила она по частям и вызвала боль­
шой отклик у наших рабочих~. «Бригада товарища Иржи Сатке,- говорится в дру­
гом nисьме,- в которой ты являешься nочетным членом, занимает передовой nост в социалистическом соревно­
вании. По ее инициативе возникло движение соединен. ных бригад. Коллектив nолучил много наград, и его оценивают лучшим не только на заводе, по и во всем Онавеком районе. Как видно, ты не должен стыдиться за свой коллектив ... » О делах тружеников сельскохозяйственного коопера­
тива <<Прогресс~ и села Углиржав сообщают Карел Плах­
ка, Иржи и Анечка Черны, семья Валечеков. « ... Мы мно­
го строим. Жители Углиржава постоянно вспоминают Вас, приходится знакомить односельчан с кашдым письмом. Некоторые Ваши письма мы передали в Штабловице, там, в школьной хронике, они и нахо­
дятся ... » Первый секретарь райкома КПЧ Ярослав Помыкал подробно рассказал о том, как трудлщиеся района вы­
полняют задапил пятилетки и планы производства товаров на экспорт в Советский Союз, какую достойную встречу готовили XVII съезду КПЧ. « .. .Примите искренний привет из красавицы Опавы, которая благодарна всем советским воинам, освобождав­
шим город и нашу страну,- пишут руководители город­
ского национального комитета Иржи Доуха и Иосиф Гайдушек.-
Мы помним и чтим память всех павших советских воинов, которые спят вечным сном далеко от своей Родины, в братской чешской земле ... >> Только в боях за Опаву 22-25 апреля сорок пятого года наш полк потерял 147 бойцов и командиров. В селе Грабыне воздвигнут величественный мемо­
риал. Среди нескольких тысяч советских и чехословац­
ких воинов увековечены имена уральцев: младшего сер­
жанта Александра Белоногова из Пышмы, рядовых Ни­
колая Блиновекого из Уфалея, Хафиза Исламава из Ар­
гаяшсi<ого района Челябинской области... Не вянут жи­
вые цветы и у памятника воину-освободителю на одной из центральных площадей Опавы. О вечно живой памяти наших солдат и офицеров говорят названия площадей, проспектов, улиц. Из писем я знаю обо всех изменениях, которые произошли в Опаве За последние годы. Но одно дело знать, и другое -виДеть своими глазами. В 1985 году, проезжая по uроспектам Ленина, !{распой Армии, улице Готвальда, площадям Освободителей, Защитников мира, видел л десятБи многоэтажных жилых и административ­
ных зданий, школ, магазинов, культурных, спортивных и детских учреждений. В центре Опавы поднялась ком­
фортабельная. гостиница «Камышин», названа она по имени города-побратима в Волгоградской области. Поя­
вился новый район Опава-Килешовицы. Вошли в черту города местечки Яктарж, Комаров, Мале Гоштице. ... На встрече со следопытами школы имени Народ· ной милиции л рассказывал ребятам о девятнадцати­
летних уральских парнях Николае Пакулеве, Александре Медведеве, Михаиле Шестакове и других. Они погибли во время боев за села Отице, Славков и Албрехтички. Недели через три после моего возвращения из ЧССР пришла увесистая бандероль с надписью: <<Родным Ни­
колая Васильевича Пакулева». Ребята вложили в конверт письмо, фотографии братской могилы советских воинов, буклет с видами Опавы и значок с гербом города. 21/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 Мать Николая, Ольга Семеновна Пакулева, nрожи­
вала в селе Коnтяки Новолялинекого района. Но в сель­
ском Совете мне сказали, что пикого .из родственников солдата в Коптяках не осталось. Тогда л решил обра­
титься через новолялинскую газету ко всем жителлм района и красным следопытам с просьбой nомочь оты­
скать родственников И.'IИ близких Пакулевых. Пр и шло сразу несколыш откликов. << Старожшiы на­
шего села хорошо помнят Николая Васильевича Паку­
лева,- пишет секретарь исполкома сельского Совета.­
Имя его, как и других земляков, не вернувшихся с во йн ы, указапо на обели ске, что стоит на площади ·. в центре села ... >> «Прочитала ваш материал о своем земллке и род­
ственнике Николае Пакулеве,- nишет из nоселка Крас­
ный Яр Мария Абрамовна Коnтюшва (девичья фамилия Пакулева) .-Жили мы по соседству. Хороший он был парень, работящий, очень сожалеем, что погиб. Но что nоделаешь, не он один не вернулся с фронта ... Под Вели­
кими Луками погиб мой муж А. В. I\оптяков, под Ленинградом убит родпой брат А. В. Пакулев ... >> Пришло nисьмо из Казани, от сестры Николая 1\лав­
дии Васильевны Rотлярово й: « .. .Прочитала статью в районной газете, которую мпе nрислали. Очень вам благодарна за память о брате ... Коротко расскажу о нашей семье. Отец наш, Вас1iлий Квинтильянович, Itрестьянин, в 1918 году записался в Красную Армию. Отца вместе с другими красноармей­
цами расстреляли в Верхатурье белобандиты. На руках у мамы осталось трое ребят, Николай ~.тарший ... Он учился и помогал по хозяйству: пахал, сеял, боронил, косил. С 16 лет стал работать. А когда началась война, сразу же отправился на фронт. Очень часто писал м;ше. 1\ сожалению, после смерти мамы письма не сохр а ­
пились. Передайте. nожалуйста, благодарность школьникам из Опавы. Их письмо, фотограф и и и отrtрытки прошу передать в школу, где учился Ншшлай ... >> Родственникам Александра Белоногова нз Пышмип­
ского ра йон а, Александра Медв едева из Н:распоуфим­
ского района (их помогли разыснать читатели районных га зе т) так же пер ед аны пи с ьма из Опавы. Разыскивают чешс1ше ребята родствеmшr;ов или близких знакомых рядовых Николая Андре е вича Бли­
новского, уроженца Уфалейского района, Ва сил ия Ал е к­
сандровича На<sарова из Мильярекого райопа, Хафиза Исламона -
Аргаяшского района Че л лбинсr<ой области; Петра Васильевича Пипеева, уроженца села Сычево Варгашинекого района и разведчика Дмитрия Семеиови­
ча Гончарова из деревни Васильовr<а ПоловшiСitаrо райо­
на КурганскоИ области. Все эти бойцы nохоропепы в Опаве. Опава- Св ерд.л.овс~>. Н а сп имках: 1. Могилы сС'ветсктс воинов на городском кладбище в Опаве. 2. Северная часть города -
площадь Первого мая: так она выглядела в мае 1945 года. 3. Площадь Первого мал -
сегодня; в центре -
зда­
ние театра. 22/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 УВИ11ЬСКИЕ.П11ЕСЫ Загадки <<Сборника Кирши Данилова'> НА 011ГЕ АнатоnнJi ДЬЯКОВ, Вадим СМИРНОВ, Виктор ХАЛТУРИН «Сборник Rирши Даниловю> -
старейший по проис­
хождению сборник былин -
был создан в начале XVIII века на Урале. Автор его- безвестный знаток русской песни аанисывал былины с большой любовью и бережливостью. В истории русской -
да н мировой -
фольклористики эти древние стихотворения занимают, пожалуй, не менее важное место, чем «Слово о полку Игореве» в истории русской культуры. Изучением сборника долгое время зани~шлся извест­
ный левинградский исследователь А. А. Горелов. Рабо­
тая в нижнетагильском архиве, он обнаружил в доку­
ментах демидовених заводов запись о <шомощнике крич­
ного мастера Rирше Данилове». Эта-то находка и по­
зволила говорить о неведомом сабирателе былин и ис­
торических песен как о реально существующем лице. А. А. Горелов утверждает, что сборник nринадлежит н урало-сибирской зшrчесиой традиции и отражает ре­
пертуар одного nевца. Но в самой истории создания Сборника, судьбе его составителя немало загадан. Прежде всего nоражает гео­
графия, представленная в нем: это Волга и Чусовая, То­
бал и Иртыш, Амур и Лена, города <шонизовсние сибир-
. сrше>> и вместе с тем волжские. А судьбы героев Сбор­
юща! Здесь и сноморохи, сосланные на онраиньr Руси, и соJ!даты петровсюrх времен, и вольные волжские удаJ!ь­
пы, и иазаки Ермака Тимофеевича. В Сборнине обилие имен и фантов, связанных с Волгой, с Верхним ПовоJ!­
жьем, поэтому относить его тольно н урало-сибирской эпичесной традиции нельзя. СборrШ!{ открывает зачин былины <<Про Салавья Бу­
димировИча». Он хорошо всем знаком, так кан uсполь-
30!'\ан Н. А. Римсним-КорсЕшовым в опере «Садкm>. Этот запев ветречаетел только у Rнрши Даrщлова. Высота ли высота поднебееная, Г,rrубота глубота окиан-~~оре, Щироко рцздодье цо всей зе.мде, Глубони оыуты Днепровские, Чуден крес'f Левапидовсний, ДоJrги плеса Чевылепкwе. BiiiCOIШe горы Сорочипские, Темны леса Брынскuе, Черны грязи Смоленсl{ие. Но что это за «долги плеса Чевылецние»? Что sa сочетание? Имее•r ли. оно кано.ii:-то нонкретпый смысл ИJ!И просто вставлено для красоты слога? Поиски загадочных «долгих илесов Чевылецких» привеJrи нас в реальный городон Плес Ивановской об­
ласти, удивительная красота которого воспета И. И. Ле­
витаном:. В 1985 году отмечалось 575-летие этого города. Rстати скаЗать, в одной иs ранних историчесдих песен Сборнина «0 Щелиане Дудентьевиче», связанной с тве:р~ ским Вl)сстащrем в 1327 го)'О', опять же упоминается Плес. В районе Плеса, основанном еыном Дмитрил Дон­
ского Василием в 1410 году, по местным предащшм, на­
ходился в дебатыевекие времена легендарный град Чу­
виль. Писатель Ф. Д. Нефедов (1838-1902), проводивший здесь в конце прошлого века археологические раснопки, nисал в своем отчете: <йlа правом береi'у Волги, ниже Плеса, вся местность носит название Чувилы. Однако археологические работы нидаr>их следiЭВ добатыевского города sдесь не обнаружили. Само слово «чувилы чисто волжского происхожде­
ния и обозначает -
воробышек. Вероятно, поэтому мест­
ные жители называли эту местность еще «нтичье цар­
ство». Название это це встречается ни в исторических источниках, ни в географичесних сnравочниках, но его крепко хранит людс!{ая память. Чувилью называли еще хороводную игру в «воробышка». Играющие доджны были пройти через своеобразный живой лабиринт для того, чтобы добьJть «невесту>>. Rан не всnомнить «По­
весть временных дет», где о древлянах, соседях полни, говорится: «Браков между ими не было, а схожахуся на игрищи». Вероятно, хороводная игра в <<чувилы и лвлл­
rтся отголос!{ОМ древних славянских игрищ. Итан, второе название Плесц- Чувиль, отсюда и возможное сочетанце «плеса Чивилецкце&, «чувилецние). Замена <<у» иа «ю! в живом разговорном изыке не вы­
глядит натяжкой. Что же известно нз трудов историков о т<~й эпохе? В какой степени фольклорные тексты с их напластова­
ниями различных эпох могут служить нам достаточно весиими аргументами? Пn~волим себе кратний экскурс в историческое прош­
лое. 141.0 год. <<II иовеле великий князь Василий Дми­
триевич рубить град Плест>. Летописи освещают это, ftазалось бы, рядовое событие довольно широко. Идет нерэломный период в отечественной истории: второй этап объединения русских земель вокруг Москвы и ос­
вобождение от татар. Это время богато яриими события­
ми и в мировой истории. Осажденный турками-сельджу­
нами, вот-вот падет Rонстантииополь. Перерезаны тра­
диционные торговые nути, ведущие цз Европы в страны Востшш. Евроцеfщi,I настойчпnо ищут новые, и близка yrr.;e эпоха велиних географических открытий. В это вре­
мя привленает цнимание древнейший путь «из Варяг в Арабы>>, где Волга цграла особую роль. На нее погпя­
дr,rваJ! могущеет:щщпый Ганзейсний coiQэ. С Ганзой был связан Господин Великий Новгород. 23/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 вела составлепная 75 лет назад «Нсторичес:кая эаписiш о ;щштатном городе Плесе>>. В ней упоминается местное предание о том, что <<руссr<ие люди для усиления борьбы с грабителями придумали устроить в самой Волге свое­
образную крепость. Они засыпали Волгу от правого бе­
рега камнями, оставив лишь небольшой проход для судов. Эта каменная преграда, уцелевшая до настоящего времени, носит название Винные Гряды». А вот что говорилось об этих грядах в одном из ne fiJин1tмe ', о справочников по судоходству на Водуе, изданном в ce-
peJCam zp.яg{/";,;t ' редине прошлого века: « ... Винные и Косые гряды между nepeк<tиt ;'Адс•~е ?r ~о /Co"na1юth селом Сторожевым и дереввей Номарово по своему. кa-
<f751[16t / о '-' . . ~ ...... , менистому характеру представляют для судов опасность, <>;;;_".,_ ~ ибо при доволъiiо быстром на них течеiiии нужно круто 1""' ~ ~----.поворачивать судам о:коло самих гряД от левого берега Для удельных нижегородсно-суздалъсних. ростовских, ярославских и тверских князей выход в Волгу имел так­
же решающее зцачение. В это напряженное время но ириназу Василия Дмптриевича и возводится креrrость на «волжском плесу>>, получившая название Плесо. Это была первая крепость, построенная за пределами Мое­
новеного rшяжества. Военно-обороmrтельные мероприятия Моенонекого нннжества нроводилисъ rrродуманно. В 1365 году Дми­
трий Иванович, получивший впоследствии за победу на Кулиновом поле свое громное имя Донской, « ... задумал ставить град камень Моснву». Весной 1367 r·ода новый кремль с его каменными стенами был уже заложен и «начали строить ero беспрестанно». Систему унрепле­
ний допо,лнили монастыри-креrrости, rrQстроенные на до­
рогах, ведущих к Мосl{ве: Симонов. Петровсний, Сретен­
сний, Рождествепсний, Серrиев и другие. В это же вре­
мя были возобновлены работы по у11реnлеnию Ceprryxo-
вa, Коломны, Вышгорода, Звенигорода. ∙ Продолжая дело отца и деда, Василий Дмптриевич унрепляет Переславль-3алессний, в 1408 году строит град Ржев, а в 1410-м -
Плес. f\'ан видим, ~ЭТО б"ыло довольно сложное и широко задуманное предприятие и поr<а долж­
ным образом до сих пор неоцененвое в отечественной истории, Анализ содержания летописных сводов позвощm предположить, что Василий [ покинул Москву, находИв­
шуюсл под угрозой татарского набега Едиrея, в ко1ще ноября 1408 года, а вернулся в щтпе лета -
пачале осе­
ни 1410 rода. Таким образом Велипий КШ!ВЬ провед в Ноетроме почти два года. Впервые эту мыс.;1ъ высказал известный исследователь истории nлеса Л. П. Смирнов. Этот факт ставит под сомнение устоявшееся в оте­
чественной историографии мнение, что ВасиJIИЙ I бежал с семьей ·в Кострому, спасаясь от полчиш Едигея. В дей­
ствите.льности же мосновсний rшязь располагал нема­
лыми воинсними силами. Всего за два месяца до наше­
ствин Едиrел московсние рати успешпр прnтивостонли на Угре отрядам литовеного юшая Витовта. Хорошо из­
вестно, что Москва, оборона которой была поручена ге­
рою Кулииовекой битвы Вла;шмиру Андреевичу Серпу· ховсному, тart и не была взята Едиrеем. Но что же удер­
живало Василия I в Костроме? Нинатшх объяснений на этот счет летописи не дают. Моековеному княжеству за время отсутствия Вели­
кого . юrлзя бы.i! нанес~н нема;;rый урон. Видимо, дела серьезной государстi;еnпой важности удерживали Баси­
лил I в районе Ностромы. Мы цредполагаем, что это было связано с подготоВI{ОЙ и началом сооружения Плес­
екой таможецно-оборонптr.шьной системы. Впервые на мысль существования этой системы на-
к пра!!ому для обхода лежащих около гряд на протяже­
нии 2,5 версты больших камней>>. Подтверждали это ста­
рые лоции и другие докумепты. В 1985 году в районе Плеса была проведена :ко:м­
пленснал энспедиция Иваiiовскоrо инженерно-строитель­
ного института. В изучении гряд приняли участие про­
фессиональiiые водолазы, потому что созданное в 1956 году Горыюнекое море подняло уровень реrщ в этом месте на восемь метров. Опасные переr<аты скрылись под воду. Анализ найденных дОI<ументов и ∙ даюrые энспедrщии позволили в общих чертах представить подводную кре­
пость (см. рис.). Она имела вид гигантского треугольника, углы ко­
торого упиралисъ в существующие и ныне деревни Сто­
рожева, Утес и Rомарово. Одна сторона треуголънина­
левый берег Во;аги. Две другие стороны образовали на­
~rенные гряды -
Винную и Косую. В каждой из гряд оыл сделан тольно 'iщин узний проход для судов и то у раэцых берегов, а в центре русла ре1ш, в полуниламе­
тре вверх от этого своеобразного лабиринта, из воды грозно торчали острые камни. Можно цредставитъ, нанал опасность поджидала суда, идушие по Волге. -
Вода у нас была хороводная,- расеназывала нам семидесятитрехлетняя В. Н. Тарасова, потомственная воюканна из деревни Русиновка.- Зазеваешься на лод­
не, попадешь в винт, трудно из него выгрести. А потом щ1лть не зевай -
или опять в винт rrопадешь, или лодну разобьешь. Одно слово -
Чертов поворот, нан его исста­
ри звали. Именно этот подводный лабприцт и является клю­
•rом к разгадке дегеидарного Чуви.ц:я. Каменные гряды были своего рода ловушной для процлывающих по рене ворогов. Это и сохранила народная ЩJ.млть, связав по прихотливой поэтичесной ассоциации перехват кораблей с хороводной игрой-ловлей. ", Плеса Чивил~цние: плесскал крепость, подводный лаоиринт и сторожевые остроги представляли собой еди­
ную таможеnно-оборонцтелъную систему. Один из сто­
рожевых пуннтов находился в деревне Сторожева (ве правда ли, говорящее название). Отсюда в ясную погоду Волга просматривается на 20 километров вверх по тече­
нию. Если судно, идущее вщз:з по Волге, не заходило в Плес и не брало лоцмана, из города подавалел сцгнал ноторый принима.ли в Сторожеве. Судно, не впал фарва~ тера, налетало на намни и захватывалось или уничто­
жалось,' Обратимел вновь к <<Сборнину Rирши Данилова». В уральеной былине о Садно ее герой -
не новгородский купец, а во.лжскнй «сур» или «суровеu». Тан в старину называли удальцов толыю на Вла:шмиро-Суздальсной земле. Да и действие былины происходит на Волге. Вот плывут корабли Сащш. Вдруг <шораблъ на море стал». Садко выходит на крутой берег, попадает в таможенную избу (причем таможня упомицается в былинах сборнина 2.4/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 неодноitратно). Садко советуют: «поводись ты со людь­
ми . со таможенными»... <<И тут Садко, куnец, богатый гос'!ъ, со всех Iшраблей в таможню nоложил казны со­
рок тысячеЙ>>. Теперь сопоставим эти былинные сюжеты с nашей ГНIIотезой. Корабли подходят к плесекой гряде. Они вы­
нуждены остановиться. l{упец выходит па крутой плес­
екий берег, идет к таможне, где и платит пошлину. И только затем его пропускают дальше. Читаеы строки из известного «Хождения за три ыорю> Афанасия Никитина: « ... и из Костромы отпустили мы добровольно ... и па Плеса приехал есми добровольно .. . и из Нижнего Новгорода отпустили мя добровольно ... >> Афанасий Никитин отмечает заход в четыре русских го­
рода на Волге: Углич, Кострому, Плес, Нижний Новго­
род. Если Углич отitрывал для тверича владения москов­
ского князя, а заход в крупные торговые центры Ко­
строму и Нижний Новгород вряд ли нуждается в особых комментариях, то посещение военной нрепости, распо­
ложенной в 59 юшометрах от Костромы, причем без надежды пополнить продовольственный запас (по дан­
ным исследователей Плес в XV веке не имел посада), выглядит более чем странно. Отсюда !'.!ожно предположить, ЧТ{), во-первых, заход в Плес был обязательным для любого судна (таможен­
ный досмотр) и, во-вторых, миновать без местного лоц­
мана подводный лабиринт было невозможно. Впечатляют масштабы работ, организация т1шой сложной системы сооружений, включающей в себя град Плеса, подводную нрепость, цепь острогов-сторожей. Rроме древоземляных сооружений применен валунный камень. По предварительны,\1 расчетам его потребова­
лось ·уложить на дно реки не менее 40 тысяч тонн. Пе­
ренрытие Волги (данные Плесеной экспедиции 1985 года подтверждают, что подводная крепость имеет искусст­
венное происхождение) относится к числу наиболее зна­
чительных сооружений средневеновой Руси, а возможно и Европы. Кстати, плесским nалуиным Iiамнем уже n наши дни было перекрыто русло Волги у Горьновсrий и РыбинСIЮЙ ГЭС, зю:реплены берега от Чналовска до Яросшшля. Плесоная оборонительная система служила и тамож­
ней, и ключом ft Костроме. Именно здесь унрывался Дмитрий Донской с семьей во время нашествия Тохта­
мыша в 1382 году. Василий Дмитриевич жил здесь с се­
мьей с 1408-го по 1410 год. Не забывал Кострому и Ва­
силий Темный в сложный период феодальной войны. В построении Мос:квой Плеса виден еще один стра­
тегический расчет. 1393 год. It l\Iocкne отошел такоii важный политический и торговый центр северного края, как Вологда. В руках Москвы оказалась вся верхняя часть Сухоно-Двинского водного пути от Вологды до Устюга. Это отн:рывало дорогу в одну из самых богатых новгородених колоний- в Двинсную землю. Моеиовекие князья сделали Устюг главным опорным пун:ктом свое­
го продвижения на восток- от Двины в Пермсrше зем­
ли, на Урал и Сибирь. Благодаря выгодному географичесному . положению большое значение приобретает Кострома. По реке Ко­
стромне и далее на Сухону шел главный путь на север в Двинские земли. Двинская уставная грамота Василия I 1397 года предусматривала льготы на провоз товаров че­
рез Кострому в Двину. Поэтому есть все основания счи­
тать, что закладка крепости Плес, крепости в Костроме в 1416 году (тоже В&силием Дмитриевичем) и крепости в Устюге в 14.38 году (Василием Темным) явиJшсь зве­
нья~1И хорошо , иродуманного стратегического плана. Кюi показали дальнейшие события руссной истории, именно через Вологодокую землю и ее город-крепость, город-воин Устюг осуществлялось покорение европейсн:о-
го севера. А с середины XVI nена древняя артерия се­
верного края- Сухоно-Двинсная магистраль стала ос­
повной дорогой из Западной Евроnы в Россию. По ней шли покорять Урал и Сибирь, в том числе и атаман Epмari Тимофеевич. И открылся «nуть удобоездеш> в об­
ширную речную сиетому Сибири. Русские окончательно укрепились в нижнем течении Оби, в устье Тазы и да­
лее по Турухану вышли в низовье Енисея. Только в Сборнике мы встречаем уникальный сю­
жет, в котором новгородский гусляр Садко <шдруг» пре­
вращается в <<Волжского сура». В былине <<Садrш- бо-_ raтыii госты он говорит: А спасибо тебе, матушка Волга-река! А гулял я по тебе двенадцать лет, Нюшкой я nрытки-скорби не видыва.тr над собой ... Может возникнуть вопрос: а не относятся ли сюже­
ты былии <<Садко- богатый госты и «Саднов в:орабль стал на море» н новгородской эпичесной традиции? Но в бы:rине о путешествии Садко-волжского сура в Нов­
город чувствуется не , только уважение к новгородца~1, но и откровенная насмешна над ними: Богат Нов-город всяr,ими товарами заморскими И теми черепками -
гнилыми горшriами. Присмотримся повнимательнее к пейзажу былины: Выходил Садно на круты берега, Пошел Садко подле синя моря, Нашел он избу вешшую, А избу великую, во все дерево ... И лежит на лавке царь морской Судя по всему, речь идет о крутых волжских бере­
гах, а не о низменных Волхов-реiш. Снова загадна. На наш взгляд, в Поволжьи существует особая эпичесr,ая традиция, о которой мы пока мало знаем. И распростра­
нена эта традиция была довольно широко. Для убеди­
тельности приведем еще строчки из былины «Про Васи­
лия Буслаева»: Пришли тут мужиr{И залешане И не смел Василий показаться н ним ... В свое время это немало озадачило В. Г. Белинско­
го. Как же так, новгородский удалец испугался ниному не ведомых залешан. Залешанами в древности новгород­
цы ирезрительна называли выходцев из Владимиро-Су­
здальского rшяжества (залессrше), ну а те в свою оче­
редь платили им острой насмешкой. И это стремление возвыситься за счет новгородцев, высмеять их весьма хараr<терно ДJIЯ былин <<Садко -
богатый госты, <<Садков корабль стал на море>>, <<Василий Буслаев». Рискнем высназать свою гипотезу происхшr.;дения Сборника. То, что тексты былин и исторических песен прошли своеобразную сiшморошеСI,ую обработну, для нас несомненно. Сrшморохи, <шевшие прошедшую историю на голосу», бережно сохранили все, что связано с Верх­
ним Поволжьем. Возможно, оно было их прароднной. Они превосходно разбирались в историчесних событиях начала XV века и последующих эпох, связанных с цен­
трализацией Руси, освоением русского Севера, ~
1
рала и Сибири. Память их сохранила для noтoMI{OB загадочный Чувиль- ПлесСiiую ирепасть-ловушку п местные преда­
ния о борьбе нежегородско-суздальских князей с мосrип­
сюiми. Загадки сборника не все разгаданы. Дальнейшая ра­
бота по их расшифровке продолжается. Она по:може'Г приотi;рыть еще одну страницу отечественной истории, которая сохранилась не тоJrыю в летописях, но и в nа­
мяти народной. 25/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87. ЛегRо сRазать: н~пиши о Елене Сапоговой ... Увидела афишRу- паршивенькую, на ней синими линялыми бу- · Rвами: «Русские народные песни и былины исполняет Ешша Сапогова». Странно, не правда ли: исполняет бы­
лины! Прихожу в филармонию. В зале- как в нашем r шшинском клубе (бывшей церкви) на киносеансе- за­
няты три пер вых ряда. Садись куда хоч е шь, филармо­
ния большан. Села на директорский ряд, на десятый, на бронированный- когда знаменитости. Объявляют. Выходит. Господи! Ну, во-первых, эти ее наряды а-ля рюс: I\рас ное платье, расшитое красным же; бусы- ми­
льон рядов; ШJ голове -
кокошник. Ей, руссr>ой актрисе, нужны другие одежды. Одежды, а не этот ушедший и<~ жизни, скомпрометированный оловянными телевизион­
ными павами в кокошниках с блестками и теперь уже ставший пуга лом огородным сарафан. Но это будет все потом, через годы -и мое понимание, и . ее упрямство (п ереубедить в ч ем -то Сапогов у пепросто). А сейчас, в этом почти пустом зале она, трепеща, как осиновый лист, кланяется нам и улыбается какой-то запениваюшей улыбной, после ноторой уж нинак не ждешь от нее того, что она с нами сделает. Она зю>рывает глаза, принладывает руку куда-то к уху и издает первое, протяжное, ниногда мною не слы­
шанное. Я не понимаю ни одного слова и не сил.\<)СЬ понять ... ... Теперь я знаю песни Сапоговой наизусть, и могу выписать тот первый нлич, ноторый она направила в меня, и уложить его в доступные пониманию строчни: Благослови, · мати, Весну выкликати, Рано, рано Весну вынликати. Мария ПИНАЕВА ПPIII ∙ ВОЛЫ~ЫЕ ПECI·IJII Фото Игоря Горячева Но в том-то и дело, что меня не интересует ноннрет­
ный смысл того, что льется в мою душу. Эта женщи­
на- посланница моих прадедов, и я начинаю понимать: ∙ я ведь тоже оттуда! Я потом уже: в душных трамваях -'-чьи-то липкие сетки с творогом и нуриными ногами; в горемычном на­
шем номитете по телевидению и радиовещанию -
спе­
цифина ча е питий с прогрессивньши суждениями; в ми­
лой моей деревне Кашине -
в половодье опять снесло ШIОТИI\, и Е гор Сергеич, с утра н ес ильно пьяный, 1\ОЛО­
тит новый- в rшждое движение жизни мечтаJiа я, каr\ инъекцию, впрыснут ь Cli OBa той древней календарной песни: «Зароди, боже, жито густое, жито густое, коло­
систое>>. А тогда ... просто целый вечер ревела -
бесшум­
но, задавив дыхание, и плач этот вымывал из меня что­
то, надутое невесть какими ветрами. Я осознавала себя руссной. Не помня себя, по:\i(еслась к Сапоговой за кулисы. Вот говорят, надо семь раз отмерить, один- отрезать. Не 'всегда, не всегда... Если бы я тогда стала мерить -
никогда потом бы не решиJiась. В гримуборной Сапогова сразу говорит мне, улыба­
ясь: <<А я видела в зале ваше липо». И я мучаюсь, по-
чему она тан улыбается! Пой му это опять же после, н огд а пройдет время: трудно приспоеобиться ей к го­
родскому политесу. Сапогона земная, деревенская. Хотя CIO\Ia же любит говорить: «Я бабочка гордая!»- · и <<Ч» выговаривает .. твердо, по-симбирски, и получается хоть и игриво, но жестrю -
таную не трожь. Была У. нее история с одной sнаменитостью, спеп,иа­
лизирующеися по народной песне. Они познаrюмил ис ь на 1\аRОм-то празднине искусств в Моснве. Лена туда попа ла, видимо, .по граф е, в которой должны быть: а) на­
родность, б) самобытность. В эту графу ставили, как правило, Ура3ьсiШЙ народный хор, издавна показателя­
~IИ этим и отм еченн ый а тут праздн и к видно был не чересчур масштабный, 'ве с'ь хор посылат~ наклаДно. Под­
вернулась единица -дешево и сердито, вот и послалИ. Знаменитость услышала Лену и призвала: <<БуДешь в моих концертах былину сказыватЬ». П ере том с перстнем взмахнула: <<Только бы лин у! Песен не петь!». Поехала Сапогова в обозе у знаыенитости по Руси великой. Та песни распевает, эта былину сназывает. Народ ушами хлопает- sнаменитости рукоплещет, ну и Сапогову не гонит, раз со знаменитостью выступает -пусть себе. И вдруг в одном городе Сапоговой- овация! Сапогова 26/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 трепещет, петь хочется, а зnаменитостъ за. r'улисами Rу­
лан nокааън111.еr. Вот тут Canoroвa и подстегну.11а себя: «Я женЩйМ гордая! Артистка я ми не артистна в нон­
це~то Р!Онцоn!»-:и ринулась на бис петь: «Сяду я за сtо·ол да nаду-умаюуу, каR на свете жить а-дина­
кому ... » После этой nетарии зна:.1енитость ей расчет дала. Бог с ней, со внаменитостью ... Другое беспокоит: мы петь tlерестмй . .Баба Дуня, Евдокия Логиновна Шабалина из деревнtr 1:\очневой, аалшша как-то моему микрофону: «Что-то ни одной песни в радиве-то не слыхать. Что там поют- таn мы ато nисням-от не считам ... ». А внамени­
то<Нь Саnогаву учит: «Народную песню онультурИват_ь надо». Но для меня авторитет- баба Дуня, от которои, кстати, и внаменитость ответвилась: деревенсю1я ведь она родом, знаменитость-то. Только ветвями своими ера­
ау от родных полей в дендрологические парки подалась. А баба Дуня сегодня для нас хранит вот это беснрайнее, полное тоски и Iiривольн: <<После-е-дnий нонешний деве­
ще-е-н гу.ля-а-ю с ва-ми я и да, друзья-а ... ,. Gаба Дуня и все кочненекие выступали в консерва­
тории 11 тот день, когда в филармоnии телевидение пи­
сало другую знаменитость -
оцерную. Свердловекая фи­
лармония свердловекое телевидение вообще-то на порог не пускает, шiркет бережет: камеры неповоротливые, скольЗят плохо. А тут пустили -по особому распоряже­
шНо. Сапогава про Iючневских в последний момент уз­
нала, Через сарафанное радио, а у нее билет в филар­
моrtиЮ. Наслушалась бабулек, наревелась, nасмешiась -
и туда .. А потом авонит мне:. <<Ну почему все таи?! Стоит на сцене Вйй. Понимаешь: Вий!!! Неподвижный и без­
цуtuпыri. У Л\ так. мне захотелось крикнуть~ «Jlюди, вы, ышюэт быть, просто не знаете, что .вот сеичас на пло­
щади Пятого года, в маленьком зальчике консерватории баба Дуня поет. Таы живое, кровное, там такая баба Дуня! Она вам на песколыю лет силушки. даст>>. А баба Дуня и в самом деле фигура. В крошечный класс общежитской коынатьi, переоборудованный nод кабинет народного творчества и уже одним своим видоы разiясняющий, что все эти доnотопные деревенскn~ антимонии -
не самое главное в жизни государетвенпоn Iюнсерватории, она вошла вроде бы робея, озираясь, однако что-то брякая на ухо своим спутницам веселое. и смешпое, потому что они в ответ незам~едлительно тыюши ее в боiс <<Прищеми язык-от>>. Баба Дуня при­
щемляла- т1ш требовали правила актерского мастер­
ства,- а через пять секунд, к явному удовольствию товарок, все повторялось сначала. Бабусям всем за семьдесят-
их ждали гостиничные номера, а вечером концерт- тот самый, параллельный филармоничееному. Но ни в какие номера они не собираJrись, опи рады были, что уже куда-то причалшiи, что их потчуют чаем, они угнездились легко и прочно, как будто век собира­
лись на посиделки с этими кр.асивыыи городскими де­
вушками, которые делали трудную работу -
«писпя:м обучаJшсю>. Только в юности, в десятом классе, я хохотала так хорошо, как в компании с кочневскими. С восторгом. С детскостью. Не было тесно в груди. В rшмнатыше этой нам всем было привольно, как в поле. У л ь я: н а: Такие красависы -
ак погшщите хоть на нас. А п п о л и н а р ь л: Ак мы когда-то были красависы­
те, ведь были, были! Уль я н а: Но! Хорошие-то шибко не были, но мо­
лоденьки-те мы быюf, были. 1:\ о р р: Вы на мою бабушку похожи. А сколыш вам годов? Уль я н а: Перевалило восемьдесят, но мне еще рано собираться, еще поживу годов-от с десяток. А может. развернусь- ак 1;1оболе ( сыех). Сейчас неохота умирать­
то, вот я и ·не тороплюся на тот свет. 1:\ о р р: Держитесь, зна'lит, вы за свою деревню. Уль я н а: Мы держимся за свою 1:\очневу, крепко держимся, коренные мы, крепкие ... Ну, подгнивают-же корни-те, вот нР знам, как и выступим, не пспужаться бы да не разбежаться. н: о р р: Ну смотрите, какие девочки молодые вам будут помогать, подпевать. Д у н н: Как оие нам помогут-то, опи ишшо не 3наrот наши-1 е песни. Не с;rышно ведь ни в одном. радиве наших-от песен. А п n о л и н а р ь л: Здесь кому ты нужна. Ты ишь вот шла дорогой-то, говорила: «Надо бьшо сначала гробы заказать, потом ехатЬ». (Хохот). Чё случится тут с то­
бой- знашь, сколь волокиты-то. (Хохот). Д у н я: Дак, копечпо. лучше в своем-от районе. Ак не одна же, поди, с€щу, всех за собой потяну. В е р а: Ну хватит бщпать. Пойте давайте, девушки, на доброе здоровье, это к худому-то не приведет. Береза бялая, Вялая, пудривая, На влтру кача;rася ... Л у н и я: Голоса-то ишь какие молодые, испор­
ченные. Д у н я: Они нас забьют писням-от. У их не хрипит. Вот надо :зайти в аптеку-то купить сирептоситу. Скреп­
тосит, сиреитосит -
у кого чево болит ( с:мех). Ум-от что у стар.ого, то у малого. А ить был бы у нас уме­
от- дан ить мы бы не поехали в Сверддовск-от (смех). М а т ре н а: В Свердловск-от ладно, чтобы дааьше еше не угнали (хохот). Д у н я: Нас уш может· в Н:ощневу-ту щас не примут, скажут: как уехали- даи и болтайтесь там (хохот). 1:\ о р р: Вот потрясающе: жиань у всех тяжелал на­
верняка, а столько бодрости сохранили, веселья .. , Д у н я: Дак как же не тяжелая -
мы с мужевья­
ми-те жили: только по семь годов, а тут война, да по трое детей осталося, и вот всю жисть в веселье живем. Уль я н а: На писнях-то только и тянемся. С т у д е н т к а: Вот нам у вас и этому учиться надо. А у нас каrшй-нибудъ пустян: кто не так слово ска­
зал- мы уже мрачнее тучи, горе у нас. На ровном месте горе деJiаем. Д у н я: Тогда х;rеб-от аарабливали -
пригоршпи мя­
кины. Да вот придешь домой-то, да пастряпашь лепешек, накормишь ыалых -и поnеваешь песенки-те. Толыю в поле вперед едешь -
не поешь, и из поля едешь -
Y'I' опять весеJiехонек, чё же: отробил день, опять трудодень заработал, радость-то! Ой, чё мы пережили- дан наr надо давно в телевизер-от провести. После-едннй нонешний дешнце-е-к Гулл-а-ю с ва-ми я и да, друзья-а. ...Сапогова не поет, нак баба Дуня, как ночневсюrе, как матушка Jlсны, ОлъJа Jiеоптье:rша. Нинто по поет, как они, и никогда пе споет так, как спи. Но без Сапо­
говой я бы не услышала бабу Дуню. Ее трагичеев:ая, современпая трактовка народных песен (господи, слово это тут и вовсе пе к месту, никакой трактовки), народ­
ная nесня Елены Сапоговой- сила, способная растоп­
!{Ю'Ь, растормошить, заставить очнуться. Теперь спроси­
те меня, кого я буду слушать, если выбор -
бабу Дуню или Сапогову,- я, наверное, да простит мне Лена, по­
бегу к бабе Дуне. А Сапогова, !{стати, болезненно пере­
живает это Движение <Jерез себя:, дальше, к петонам народного пения. Не пони11rаэт, что гордиться дошюrа, если это движение состоялось . ... Неснолько лет назад я пр:ипrасила Саnогаву с 1:11 Ур-атt~~о...-й СЛёДОfiЫТ ∙ 2 ∙ 8 7 детьми в свое «поместье» -
nятистепную иэбу с просве­
чивающими, доступными для комаров углами. Она по­
ехала с восторгом. В душные земляничные полдни ~:;ос­
новый бор непривычпо вздыхал от ее гунальных песен, берега и воды Кунарки прйнимали беснрайнее <<где живет моя милая- там привоJrЫrа сторона>>. Вечером мы любили :костер, сидели в телогрейпах и белых ШШ" точках, лениво отмахивались o∙r прибитых ночной пра­
хладой комаров и в счастливой возмОJI{IЮСТИ беспрогляд­
ной, напоенной эаnахами почи, несыелыми хлипкими притоками устремляли свои голоса в могучую реку саnо­
говского голоса: Ходи-и-и R ма-атушне в гости, Хо-оди-и к ма-атушке в гости, Пока ма-ату-уmка жы-ыва ..• Однажды мы устроnли над обрьrвом Кунары -
nря­
мо посреди деревни -
веЧер русской народной песни. Эта вечерка возникла сама собой, объявления не вы­
вешивали. Натащили лавки- главным образом из банеR (в избах-то нынче <шебелЬ» стоит -
не на улицу тас­
кать!), уселись nо-домашнему- хотЬ и рядами, но во­
Rруг одного стола, врьtтого прямо над крутым берегом,­
и не заметили, как просидели до глубокой ночи. Песни Сапоговой растревожили, растравили, вызвали на состя­
зание здешние песни- давно не петые, но, оказывается, еще не забытые. А за nеснями- и не за ними даже, а как-то вместе с ними- ttотянулись разговоры. Не праздные, не пересудьr. ∙ R оп т я е в а: 'У меня ведь много работы не сроблюю осталося, а вот люблю общество -
посидеть. Корову по­
доила, оставИла и пошла- nосижу, Говорю, хоть с наро­
дом, с добрым-то, а то все одна да одна. Хоть на людей посмо1·рю да себя поRажу, а то л уж три года, RaR в берлоге, тут сижу одна. Б о л и к о в а: 'У нас мама говорила, что луговые песни должны забыть. И правда -я Их не слышу. Вот сколь слушаю радио -
ни одну песню я не слыхала луговую. R о п т я е в а: А помнишь, был у нас сосед Меркулий Михайлович. Пел он врастяжку, как мой отец. В фуфай­
Rе все ходил, на фуфайке- переднИк. И вот я встану, бывало, на бревнышке, рот рцзину И: cлymaro, и nлачу. Вроде rшк отцовский голос я услышала. Понимаете, н чему сказала? R о л е г о в а: Ак как не понимать ... Он, знаешь ли, возил в колхозе навоз. Рано вставал- едет и поет. Он пел хорошо -
как будте бы неснолыю голосов, у него получается так. . К оп т я е в а: 'У нас, знаешь, отец Rаную поговорку говорил все: «Не красна, говорит, изба углами, а красна пирогаМЮ). А вот пойде:,r мы щас в магазин, стоим, ругаемсл- какие песни нам! Домой придешь расстроен­
ный, разнервничанный, болеешь. А panыne ведь этого не было, раньше встретятся: здравствуй, С1щор АЛексеевич, здравствуй, Евдокия Васильевна, здравствуйте, Иван Пашrович, здравствуйте, Арина И.ва<tовна. А сейЧас: нто идет это?- Да черепаха . BaJJЫ:a. Это. кто идет?- Ну, Манька. Rто это идет?- Да это дрып-Дапшю. НехороШо ведь, правда? Нехорошо. Б о л и к о в а: Вот какой был праздник-
я была годов семи или восьми, хорошо пом!IЮ: ребята И девни идут и если наВС'l'реЧу старпчон или старушна ... а носи~ ли бобровые шапки в зимнее время, правда ведь? -Ну, ну... • Б о л и к о в а: И сейчас, как под команду, старич­
ку- шапочку подымут, поклонятся. Г о л о с а: Ага, поклонятся, этта правда истиtпtая. R о п т я е в а: Вот, а я иду этта, nовертываю у Вали Феклушиной утла -
идет парень и говорит: «Я из тебя сейчас шшер сделаю>>. А ты можешь понять, что со мной было? Я ... руки-ноги у меня задрожали, да спасибо Вите Колегову, он еще не в армии был, он и Говорит: <<Что ты, что ты, с ума сошел, это, говорит, Валерки I\оптяева маты. Не помню, нак дошла до магазина, и в магазине-то я народ увидела, начЗJrа рассказывать, что вот так-то и так Все говорят: ой, так ведь это Анны Федосеевны сын, она в Прыщаиовой-то продавцом робит. Нуко я это завтра поеду в Прыщапово -
так я ей объясню. А потом подумада: зачем зто R буду ей объяснять, у меня у самой два сына. Не пошла ее рас­
страивать. А сыня мой, сыня-а-а, Сыия мой люби-и-имый, А кто ж тебя, сыня-а, Между тре-ех люби-имей: Аль тешша, аль жонка-а, Аль родна-а-н ма-ати-
пела Саnогова ... Песня падала с обрыва в Rунарну, в шум несерьеаного с виду водопада. Деревня Кашина в .моей жизни- статья особая, nостоянно и всюду присутствующая. Кан детство, ко­
торое с человеком всю жизнь, до самого края. В дет­
стве я в Кашине жила только однажды, в войну. Мать привезла меня с тяжелым инфильтратом легких, отверг­
ла настояния врачей <<nоддуватЬ>> меня, закрыла уши на все злоnешие предупреждения, сгребла в охапку и увезла. Я хорошо помню соседсную тележку на двух колесах. Да, собственно, и помнить не надо, у них и сейчас такая же -
на этой теJrежке мать вывозила меня в сосняк. Помню бесконечные переодевания -
я вымока­
ла до нитки, особенно во время сна, помню питье из сосновых иголок, земJшнику и бруснику, и парное мо­
доно, которые мать вливала, вталкивала в меня всеми правдамп и неправдами. Мать «выцарапала>) меня -это было любимое ее словечко с тех пор, как его произнесло легочное светило, которое выстукиваJю и выслушивало меня, и вертело на рентгене, не веря своим глазам. Лю­
бовь мамы н церенне была не с потолка, а тоже из дет­
ства, из ее детства. Мой дед, с.Тiужащий екатеринбург­
ской страховой компании «Яr{оры, купил на горе за рекой, у самого леса, дом и вывозил восьмерых арха­
ровцев (моих дядеR) в возрасте от пеленочного до гим­
назического и мою мать, единственаую их сестру, на лето в деревню с целью укреплепил здоровья и эконо­
мии обуви. В юности, хотя на уме у меня был один волейбол и мальчики, я любила слушать кашинсRие истории мате­
ри. Чего стоила одна тодыш история с садом, от ко­
торого и ПQ сей день остались на нашей горе яблоне­
вые и сиреневые дымы да в анациях, более еемидесяти лет никем не стриженых, бродит в ненастье соседский теленок... Мои дядьки чем-то прогнева.rш отца, моего деда. И тот, уез{Кан на педелю в Екатеринбург, сназал: <<Чтоб к следующему восн:ресенью на горе был сад». И поехал себе на лошадках за сто верст. А дядьки мои, бедные, с шести утра цо дl!ух ночи возили землю и с реки песон! В воснресенье мой дед подкатил с бубенчи­
каJ.ш к огромному, в два rei~тapa, саду. Думаете, он ахал и охал, и гладил сыновей по головкам? Только мельком бросил: «Сделали? Ну и ладно». 1\ажды.i'r год в начале отпусна -
в начале новой .эры, ногда одню1 рейсом электрички рвется связь с загазо­
ванными улицами, с каменными лестницами, с телефо­
нами, и ты, как бы нружась, медленно начинаешь осе­
дать в деревенсном быте, в моей семье начинаются бес­
предметные разговоры о том, что избу надо бы под-
28/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 ремонтировать. По все равно нет денег, да если бы и были, никто не знает, где берут нынче рубероид и доски. Всем тут же становится ясно, Что разговоры о ремонте переходят в планы будущего года, а л неизменно вспо­
минаю мать: «Наш дом никогда не рухнет, его тополя держат>>. Тополя те самь•е, из истории с садом .... Могу­
чие, родословные тополя... Лезу в голбец-
и обяза­
тельно трону рукой их корни, они действительно обхва­
тили мой дом и не дают ему упасть. Тополя держат дом, а меня во многом держит Кашина. Чем дальше проживаю жизнь, тем больше понимаю это. Где бы еще я видела занаты? В городе нет неба, есть дома до неба ... Где слышала бы звук, рождающийся от соприкоснове­
ния дождевых капедь с листьями?.. Где дышала бы запахом трав, где, раскинув руки, обнималась бы с вет­
ром и где, в каких филармониях услышала бы я приче­
ты Степаниды Емыrьяновны Батаковой, давшие работу уму и сердцу таную, кююй я и не могла в себе пред­
положить. Голубощен да ты мой сизенькеи, Лебедощен да ты мой беденьнёй, Ох, уж 1ы милая моя ладушка, Свет-Семен же да ты Кор:миловищ! Остаr.ляешь да мила ладушка Что меня-то да мила ладушка Со своим-то да малым детонькам. Они маJlым-rо еше малехоньки, Они rлупым-то еще rлупехоньки. Уж нак седу да я на лавощкю, Ак я снуную да по-кунушешьи, Ох, я сгорюю да по-горюшешьи. Ох, я котору да думу думати, Ох, я котору роботу робюи ... Ох, уж как седу да я на лавощкю, Ох, посмотрю я да за окошещкё­
Ох, скрозь немедко да я стеколыш:ко Ох, не идет ли у меня мила ладушка, Ох, что нейдет ли да он не катится, Ох, свет-Сеыен да у меня Кормиловищ ... Степанида Емельяновна и Матрепа Петровна Федо­
товсiшх -
кашипские подружки матери из детства -
и теперь, когда матери нет, они мои <шодружни». Была еще Мария Артемьевнn Боликона да преставилась, да еще сидит где-то в далеr-:ой ячейне городской много­
этажки баба Васпли::а, мать одrюuогого ыатрениного со­
седа, семидесятипятrшетпего Данилы Степановича. Бабе Василисе девяносто семь годов, и нагрешила она, :как сама гоnорит, много, Gor не бер-ет ее и не слышит будто, что давно уже просител она в другой мир -не рада своей беспомощности. Каждое новое лето Степанида и Матрена встречают :меня в Кашине памятью о матери. «А что, Марен, ноне ведь Лизавете-то Димитревне будет уж поди-но девятый годок ... » Это не праздные разговоры, не долг веашиво­
сти даже -
это действительно память, которал всегда потрясающе rочна. Вот таи оно идет и идет, и вяжется, вяжется ... Это уже не мои слова -
сапоговские, а мне кажется, что они и мои тоже... Как-то Лена в интервью, которое я брала у нее для молодежной газеты, сказала: «Паши неграмотные бабушки- откуда у них это бьто'? -
<<Будь здорова, нак вода, будь богата, кан зем.ля, будь красна, кат> весна>>. Сравнения-то вселенские. Вселен­
ские! У колыбели мама юiе пела: «Голубеньки глазки делали салазни, сели да поехали -
Ii дедушке заеха­
ли.-
Чего, деде, делашь?-
Ступу да лопату, корову горбату. Корова-то с кошку- надоила с ложку. Пора бабушке вставать- курам зернышки давать. Куры уле­
тели- на сосенку сели ... >>-
и оно идет, и идет, и вя-
жетсл, вяжется. До сих пор помню эти «голубеньни глазкю>. Ребенок еще не разговаривает, а его уже вос­
питывают . .. .RолыбеJIЬные ыоего детства -
забавпая самодея­
тельность матери, заквашенпая па ка:кой-то очень при­
б.'.Iизительной народности- в смысле текстов,-
и в то же время очень верной -
в смысле сути, в смысле жалости R дитю, в смысле угадывания, что не столько погреыуш­
I{И нужны ему в колыбели, сколь:ко импульсы живой души. Я глотала эту смесь, любя и не любя ее. Меня очень обижа.;ш, например, такая самодеятельность: <<Баю-бай, баю-бай, пошла киса под сарай, под сараем­
Маша спит, кисе незачем ходиты. Бьшо жаль себя: почему же я под сараем? И обидно: с каной стати кисе незачем ходить, с кисой все-тани под сараем не так одиноно. Уж и большая была -во втором, может быть, в третьем классе, всегда аасьшала под сочинительства ыатери. Сапогова nереживает: «Сашка мой, когда был ма­
ленький, в колясочке, л ему пела «Нан по морю>>. И вот смотрит, сыотрит он на меня -слезки у него польются, тихонько так слушает и плачет. А сейчас приходит из школы: <<Во, каr> там было барско! Адидас!>>- здорово, значит, хорошо, весело! Меня всю коробит ... » Зря пере­
живает, никуда ее Сашка от колыбельных ее не денется. И уж, конечно, плутать в этой жизни будет меньше, чем я, нотому чго культуру народа своего впитывал с молоком матери. А надежнее ее для души человеческой пет ничего. У Сапоговой нет стиральной машины. И боже уnа­
си,- ниrшких прачечпых! Тольно на pyRax! И подо­
деяльники- на руках! Пойдет Сапогава на речку ... Реч­
ка наша Кунарна хоть и невеликал, а держится, изо всех силенок сопротивляется промытленному окруже­
нию и наездам марсиан на «il-\игуллх» и мотоциклах, из Rоторых щедро запуснают в нее и сети, и стиральные порошки, и бутылки, и консервные банки. Но, повторяю, держител как-то Кунарка, еще и рыба не вел вышла, и вода на воду похожа... Пойдет Сапогона па речку, зачерпнет водицы в таз, взобьет мыльную пепу, зайдет­
ся таr{ песней, что насмерть перепугает наших трех­
четырех чаечек, тоже каr:им-то чудом наждое лето упрямо вознинающих над водой, и начнет шустро и радостно двигать в пене ру:ками. Возле батюшкиных во-о-рот да Стаить озёро-о ва-ады да-а. Ох -
и лен-ы ты мой, лены, Лен кудрявый-и зилл-а-по-о-о-о-й ... -
плывет, вплетаясь в зной, в жужжание, в журчание, в дуновение, в шорохи... Я сижу прямо посредине речки на быстринке. В этом месте, ежели сядешь, вода у бере­
гов поднимается. Я сижу в Кунарке-как в тазу, каr< в корыте, песrшри тычутся в мои ноги, я полощу пря­
мо в «водопаде», ноторый перекатываетсл через мои колени. Для "меня всегда Родина -
вот это. Именно это. Не вел Кашина, и даже не дом мой на горе под дядьки­
ными тополями, а именно эта быстрипка, и именно ногда л в пей, и обязатеJtьно жарко, и вода омывает меня. А тут еще Сапогава на берегу со своими песнями. Не захочешь да рассиропишься: разве можно одному че­
ловеку стольно счастьл! .. Можrю бесконечно долго продолжать ЭТ!f очерки. Вспомнить, кан Сапогову, не знавшую нотнои грамоты (да что грамоты- нотной тетради в глаза не видавшей), приняли в Саратовскую консерваторию; как исступленно училась она, ни на один шаг, ни на один зачет не от­
ставал от однокурсников, которые пришли после музы-
29/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 кальных десятилеток; как прирабатывала к стипендии уб о рщицей в похороннам бюро; кан бегала к бабе Дусе,. Евдок и и Ивановне Петровой, консерваторской вахтерше. Баба Дуся любила и жалела всех студентов, но с Сапоговой у нее отношения были особенные. Думаю, что сердцем она безошибочно оnределила назначение Сапого в о й в истории русской культуры и любила ее преданно и не жн о, берепrа и поддерживаJrа, как умела. Мы е з ди шr с Леной в Саратов четыре года назад, за­
стал и е ще бабу Дусю, и л, записывал на магнитофон · в ∙ поко с ившемсл фJiигыrьке какого-то заброшенного сара­
товского дворика ее прибауточrш, думала о силе духа ру с ского чеJrовеrш. Той самой, которал помогает дер­
жаться на высоте по отношению к жизни-
с ее сует­
ностыо, неурядицами, горестями. На самых последних рубежах жизни баба Дуся была, нак пишут в газетах, поJrна жизнестойкости и оптимизма. Б а б а Д у с я: Эх, я бывало припеваJiа, припевать хо­
телося, а теперича что такое?- куда чево делося. М-м-м! Певица была -
краепал девица, а теперь все забыла. Вот сижу одна и разговариваю: Дуня, давай спать ло­
житься, давай чайку попьем и ложись спать, времени уже много. Покажу тебе, ∙ Лена, какую палочку мне студенты подарили, ноги подпирать. Это ведь л молодая была бегала -
хоть бы что. А теперь все -
отживаю золотые денечки. (Смеется.) Зинка оставила два теат­
ральных платья, одно -
блескучее. Физкультурой за­
нимаюсь теперь. Одна тут работает лотошница, тоже фронтовичка, тоже была на Белорусском -
и вот мы с ней развиваем физкультуру и спорт . ... В Саратов ехали -
в поезде познакомились с жен­
щинами. Одна из казачьей станицы, другая уральская, из Пермекай области. Сапогава пела им двое суток. Женщипы ревели, а из соседнего купе стучали в стенку: прекратите безобразие. Та, что из казачьей станицы, от избытка чувств продала Сапоговой I\озий пух по дешевке. Сапогава всю семью обвязала и сама по сей день в козьих варежках ходит.. Вообще, надо признатьсл, од е ­
вается она согласно неоднозначности своего характера: то на сцену выкатит в купеческой душегрейке, золотом расшитой так обильно, что глаза потупить хочется. То по городу вышагивает в подшитых валенках с кожаны­
ми заплатками, в шапке-ушанке. Приходит и сообщает радостно: <<Меня, как Софью Лорен, в тро л лейбусе узна­
ют. Это' про вас, говорят, кино · «Rолыбельнал с куклой>> показывали?>> Или: «А меня на «Волге» к вам привезли. Опять опозналИ>>. Документальный фильм <<Rолыбельпая с Rуклой», снятый на свердловеком телевидении, и в самом деле, похоже, сократил путь Сапоговой R своей аудитории . .. Яак-то я ноехала с бригадой филармонии -в ней бы л а и Сапогава- в ревю по шкодам Свердловска: в од­
ной с 10 до 11, в другой -
с 11.30 до 12.30, в тр етьей -
с 13.00 до 14.00 часов и т. д. Сапогова, как опытпал десантница, высадившись в первой школе, должна была: 1) быстренько, как царев­
на-лягупmа, скинуть шубку и валенки, облачиться в концертное платье (можно сказать, прямо при детях­
пион е рвожатая служида ширмой, держа какую-то тряп­
ку); 2) быстренько разжечь любовь к русской культуре в заведомо перекошенных от скуки учителях и ходящих на головах учениках; 3) быстренько снова переодеться и быстренько передислоцироваться в следующую школу, где боевое задание требовалось повторить сначала. Н:ак­
то получаю nисьмо из Ilерми: «Я в отчаянии. Приеха­
ла-а здесь и знать не анают, кто я и что дедаю. Пыта­
лась объяснить- слушать не хотят, говорят: шrо щадки уже мне подготовлены. Вчера выступала в общеЖитии. Пять человек. Сидят в бигудях. Две женщины пьяные, с ребятипmа:ми: матери-одиночки>> ... Фильм выш е л на тt:левизионный эr,ран, и осенью 85-го года и:-.ш Елены Сапоговой стали набирать в газет­
ных типографиях. И в нашей, и в московских. «0 вей заговорилю> -такое, кажется, сушествует устойчивое словосочетание. А на телевидение пош л и письма. От тех, кому Caпorona нужна, от тех, кто нужен Сапоговой. «Вы делаете Велик о е д ело (ведикое с большой бук в ы, так и написано.-
М. П.). Верьте мне. Вы сетуете, что Вы­
скоморох. Это же прекрасно! Н е пытайтесь соревновать­
ся с современными ритмами. 'Э то недостойно той высо­
кой миссии, котор у ю Вы не с ете. Баше искусство напол­
няет душу чувством з а Ру сь Ве л икую. Учите дочь св о им песням. С глубо r rш уважением В. Морозова, г. Одесса». «Таr,ие люди, как Вы, помо г али руссному человеку сохранить свое национально е достоинство еще ВО · вре­
. мена монгольского ига. Не дали офранцузиться и оне­
мечиться в середине XVIII в еr'а и позже. Теперь бы вот не обамериканиться. Я п р исо е диняю свой голос к · Вашему (не па сцене, r>оне чн о, я инженер морского флота, а в жизни). Пр и е з ж а йте к нам в Севастополь, я сама разнесу Ваши афиши во все концы, соберу зрите­
лей -
на работе, соседей. С огромным ува же нием А. Н:убкина». 1 «Уважаемые товарищи, передайте Елене Сапоговой, что мы, в ведалеком прошлом город с кие жители, а ныне сельс ки е, нигде . никогда не изучавшие русскую :музы­
кальную грамоту, в общем, самые обыкновенные, сред­
ние телезрители, ошеломлены ее пением. Передайте ей: пусть всю свою духовную и душевную энергию отдает песне, пусть меньше переживает при виде полупустых аалов. Придет время, и на ее концерт и билета не доста­
нешь. Передайте Елене Сапоговой, что мы купили бы ее пластинку на черном рынке по самой бешеной цене (у спеRуллнтов, окааывается, тоже не всегда нос по ветру). Передайте ей, что ни.какая она не заслуженная артистка - она Народная, да \не республики, а всей страны! Пусть бережет себя- скажите -
не простужа­
ется. Суворовы, Пр~rорский край, Терней>>. 3fi./ Ураяьсккй СЛЕДОПЫТ· 2 • 87 ... 12 ДВIЩбJт, в деuь t,щдъного концерта Елены Сацо­
говой, зад: (Ц~ерддоf!с.кой филарJ\юнип быд перепоJшен. И дпрtЩ'f~рский ря;д, брондрованный, когда знаменито­
сти,~ тоже. И GTY.I!I>Я: в про:х:одах ... Са!! цо себе ;;~тот факт ~ <шал переполнею> -
нахо­
дится щщ однощачных эмоционалJ>щ>rх оцеuок. Бывают· uepepOJIHeJIЫ не тодыю ф:щrармоническц:е залы -
цедые стадионы, uo 11асто от этой церепшщенности плакат~> хочется:. Л не буду ;здесь говорпть о чем-то конкретном, дабы IIe стмюt}ГI'J>СЯ: с прцвычным «о вкусах не спорят». Убеждена, что в на.цбощ~е вырааитещ.цых ситуациях это не вопросы вкуса, а вопросы состоянИя духа. I~огда поет Леца, в концертный ;зал приходят люди, rотовьrе потрудиться душой. Я це смогла быть на концерте 12 де­
:кабря, цо в тот вечер и на сдедуюший день звонили дру3ЬЯ, так что беру на себя смелость утверждать: я все­
таки бьша шt концерте. Видела рояль, усьшашrый цве­
тами, . и маленькую Василису па сцене рядом с ма­
терыо, и с букетиком -
Ивана Даниловича Самойлова, в своей Нижней Синячихе создавшего такой музей, qто теперь нам трудно усомниться в живучести богатырей русских. Видела саму Gапогову -
в темпо-:красном, цвета ЗаJJеi>шейся крови п;gатье, раскинувшую рукава-н:рылья, и они -
то шr прощальный взмах, то ли ун:рытие от бед и напастей. Все теперь у нее в ладу -
с ней самой, с ее делом, с народной песней, на борьбу аа которую она вышла -
и это платье, и эти cJroвa И3 Даниила Заточ­
ниi:а, ∙ 1:оторые она говорит в зал безо велкой патетики, 1-ихо, но так, что холодно становится в груди: <<Востру­
бим бо братие аки в sшноRоваrшые трубы в разум ума своего и начнем бити в серебряные органы во известие мудрости и ударим в бубны ума своего поюще в бого­
дохновенные свирели. Да воеплачутся в нас душепшrез­
ные помыслы!» В зале было много молодежи, можно даже сказать: главным обра3Шй в а11.ле собралась молодеJFЬ. Мне ска­
зала дочь, что ее сокурсница, студентка горного институ­
та, заявила, будто они решили выбросить в своем обще­
житии все магнитофоны. Конечно, это крайность, сию­
минутный порыв, но и в самоы деле хочется после всех этих привольных пееен -
при-вольдых, они при воде­
воJrьной, а воля-вольная- это душа наша,- хочется 3адвинуть в угол авуrшвоспроизводлщие машины и при­
слушаться R себе: а просител ли твоя душа на волю или болтается она на веревочке, аа которую дергает ее то бит, то рок, то какой-нибудь новоявленный бард. Одна восемнадцатилетняя деревенекая девочка -
назовем ее Н.-- прислала отюrик на фильм «l{олыбель­
пая с нуклой»: «Мы что, теперь должны русские народ­
ные песни слушать, под ноторые скука набивается?» Эту девочну искренне жаль, кюt жаль ребенка, заблу­
дившегося в лесу. Найдет ли она дорогу к родному дому?.. r В последшtе годы моего прозрения -
я ведь тоже в числе «разбуженных>> и потому готовых для духовной работы -
меня не поt;идает чувство медленного, но не­
уклонного, упрямого движения. Пришло в движение нечто глубинное, нас объединяют уже не только сию­
минутные радости и огорчения . ., Мы углубллемся в себя, наступает эра самосознания, Когда личность гото­
ва ваять на себя этот тяжкий труд- это значит, qто народ как целое вышел на новые рубежи. Мы уходим в себя и там, в собственных глубинах, паходим свое прошлое, иласты древней культуры. Народ остается народом, как лично~ть остается личностью, лишь до тех пор, нона сохраняет память. Мы не теряли памяти, даже если иногда кому-то из нас казалось, будто без нее вполне можно обойтись. Мы ниRогда не теряли памяти. В перечне подтвержде­
ний тому -
интерес к личности Елены Саrюговой. вернее, не интерес, больШе: го-товность идти вместе е ней. Сейчас не смогу и вспомнить точно, как сходились наши пути с тенловцами. Мне слово это нравится -
тешювцы, короткое и сердечное. А вообще-то они назы­
ваются очень длинно: клуб политичесiюй песни «Варша­
вянка» Дворца культуры Уралмашзавода. Володе Теплову сейчас тридцать. Дочке Жене шесть, сыну Ване -
три года. Сапогава как-то: «Была сейчас у Теnловых- ну, это надо видеть! Володя что-то масте­
рит, а Вапя- это в три-то года!- помогает. Гвозди, молоток, пилки какие-то -
весь инструмент у них общий>>. ... Их соединила песня. Отыскала в суете современ­
ных ритмов их голоса, выпеваюшие песни родной земли, привела друг к другу и соединила. Не забыть мне ново­
годнюю ночь, когда встреqали 85-й. Собрались у Саuоrо­
вой. Типовая ее квартирr\а на 9-м этаже уралмашев­
Сiюrо небоскреба словно разднинуда свои пределы: тепловцы лвились в полном составе. Это человек два­
дцать. Потомство, нрrшесенпое на pyitax и привезенное в колясках, галдело 11 путалось под ногами, беспрепят­
ственно завладевало са:м·оде;rьпыми трешотitа.\IИ, гусля­
ми, бубнами, стоял невообразимъrй гвалт и одновременно с ним вошло в квартиру и тихо стояло где-то неслыхан-· ное и невиданное мною прежде умиротворение. Как мы пели в ту ночь! Да, я I'Ордо пишу «МЫ», потому qто теперь уже анаю кое-какие народные песни, и дома, когда одна, блажу на всю квартиру, пугая бедных со­
седей. В общ10м же хоре научилась тихонько, с Itpaemкy нриетавлять свой голос, qтобы он не помешал, никуда не вьшез, а жил в песне вместе со всемИ. За два qaca до Нового гола мы ходили ряжеными по квартирам- колядовали. По-разному было: кто-то не открывал, и 1\lЫ елышаJш настороженное дыхание и чув­
ствовали испуганность и полозрительность в дверном глазке. А кто-то все готов был со стола сгрести по ста­
рюшому русскому обычаю в наши сумы -за пе(}ню! В одном доме хuзяйка от избьпRа чувств взывала, пы­
таясь прорватЬся сквозь плясового «Гусарика»: «У нас кролик! У нас кролик жареный! Угошайтесь, товариши! Спасибо вам! Нам так радостно с вами! Вот вам торт, это вам на Новый год, к чаю! Будьте счастдивы! Нам так радостно!>> И Сапогава скакала как дитя: А коты новые нупила, Не сама деньги платила ... Заилапши за коты BeceJJыe да ребяты ... А вы носитеся, ноты, Разбивайтесь, наблукн ... Мы вернуJшсь в дом Саноговой за 10 минут до Нового года. Включили телевизор. И Iюrда появился щштор: «Поздравляем с Новым годом героический рабо­
чий класс, колхозное крестьянство, народную иптелли­
гетщию>>, /I\енн Лохтпн встал и сказал новогодний тост: «Мы с вами живем в крупном городе, где постоянно пе хватает свежего воздуха. Так вот я хочу, чтобы то, qто мы имее~r сегодня -
вот больше было бы такого свежего воздух;J в новом году, в пос.ледующие годы>>. Звуi{И гимна возвестили о том, что па землю всту­
пает новый год, и в квартире Сапоrовой, раздвигал по­
толки и стены, зазвучаJrа уральская «Дубрава»: Ой, не шуми ты в поле, не шуми, Матушка паша дубровущrш ... * * * В одном из октябрьских номеров <<Советская Россия>> соQбщида, что Елене Андреевне Сапоговой присnоено звание народной артистки РСФСР. Суворовы-то из При­
морского края -
как в воду глядели .•• 31/ Уральский СЛЕДОПЬIТ • 2 • 87 Последний раз я был в мастерской · Евгения Николае­
вича ШИро кова несколько л ет цазад. Тогда ему исполни­
лось пять десят, Наградили ор ден ом «Знак Почета>. Еще не улеглись впечатления от большой переанальной вы ­
став к и худо~ника. Шел к не~у не без робости: еше бы­
та.кой авторитет! Вопреки ожиданиям, все оказалось про­
сто. По мн ю, как Евге н ий Нико ла евич с азартом нажимал на педали тренажера, посматривал на с ч етч1iк: сколько километров намотал? На мой недоуменный во прос отве­
тил коротко: «Художник должен быть всегда в форм е>> ... И сейчас показаJIЩ:Ь, что все в мастерско й на своих местах, как и прежде. И уди вив ши й трен аже р - здесь же. Все то же в мастерской, д.а не т о. Ско лько, даже за этот кор о ткий пром ежуток времени, наработано! Во1' и на моль бе рте- только чю законче нный nортрет актера Вячеслава Тихоно ва. Выкроидась небольшая nередышка в работе- можно п огов ори;гь. Тем более, что nовод .:tля беседы самый по дходящий. Евгению Никол аев-и чу Широ­
кову недавно присвоено ∙ почетное звание « Наро дный художни к СССР:.. . Широков: В детстве я мечтал СП\Т\? художником. Хотя, что такое стать художником, для меня, конечно, было тогда не очень !IСНЫМ. Как раз в ту пору я увидел репродукции картин Василия Перова. Больше всего меня тронула «Тройка,., Дети, измождеННЬJе, та1дат в гору бочку с водой. Собачонка бежит. Как,то все это близко было. Ведь военная пора. Несладко жилось. M.P.I были такими же пацанами, та,к ~е возили воду зимой из про­
руби. Рисовал много. Меня тянуло к изображению чело­
века. Любил рисовать с натуры. Множество рисунк<;>в осталось, когда рисов ал спяшего отца: Полчаса - час можно было рисовать. Я стремился добиться сходства. В этqм и заключалось высшее проявление моих возможностей в ту пору. Я работал слесарем-чеканшиком. Рисовал старичков почтенных, у которых учился ремеслу. Были они борода­
тыми, ходили в старинных картузах. Один из ни~. Кочер­
гин, отдаленно наПоминал микельанд~еловскоrо Моисея. Первыми героями моих изобразительных проб были преж­
де всего люди, основательно поработавшие. Я не думал, что придется заниматься всю жизнь порт­
ретом, но тяга изначальная была. Как давно этv бы л о ... Затерявшийся в горах уральский поселок Касли. Не­
большой, но известный всему миру завод литейный, где работал по дростком. Правда, тогда, в войну, пришлось делать не фигурки из чхгуна, а с наряд ы для фронта: Р ано мужали мальчишки. Приучались (и Н/1 всю жизнь!) к серьезному, настоящему труду. Душа детская жаждала прекрасного. Поэтому поистине драгоценным был про­
ст ен ький по тем временам журнал «Юный художник,., откр ~~ший будущему художнику больш<;>й мир иску~-
~s4 - ~ '\ () и 417 с npt.-#lv-
Banepий ПРОСКУРИН ства... Хотелось стать ск ульпто ром. Это и понятно. Для мальчишки, работавшего среди мас теро в литейного дела, выше н е было мечты. Уже посл е войны поступил в Свер дл овекое художе­
ственное училище, оконч ил с отличием. Потом- Ленин­
град, знаменитая « Мухи нка»- высшее училище, выпус­
тившее из своих С'!'ен многих известных художников. Дипломная работа Широкова -
панно «Октябрь, 1917 год »- пр едназн ачал ась для оформления Музея рево-
люции в городе на Неве. ∙ В Перми, куда приехал по распределению, молодой художник не заемживале я в мастерской. Впрочем, и мас­
терской-то сначала. не был · о. Работал в классе хореогра­
фич еског о училища. Работы хватало. Это " оформление курорта «Усть-Качка», и Дворuа культуры имени Я. М. Свердлова в Перми, дворцов и клубqв в городах и поселках области. Но интересы художника не оrрани­
чивались только монументальной живописью. Привлекала и станковая. Одна из главных тем его картин вызревала долго. Может быть, «жила» в душе с детств а. 32/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 Широков: Да, это некоторые отголоски, которые с детства жили в душе. Память детская- она особая, цеп­
кая. Ею навеяна картина «Хлеб- фронту». Тема Великой Отечественной войны стала постоянной для художника. Вот и в год 40-летия Победы Евгений Николаевич написал два полотна- «На улиuе Береговой», «И помнит мир спасенный». Последняя картина показы­
валась на выставках не только у нас в стране, но и за рубежом. Сюжет ее вроде бы прост: солдаты восстанав­
ливают пограничный столб с буквами «СССР». Военный эпизод. Но художник придал ему символическое значение. История возложила на плечи простых солдат судьбу Роди­
ны, ОНИ С ЧеСТЬЮ ВЫПОЛНИШ! СВОЙ ДОЛГ. Любопытно, что нерватолчком замысла картины послу­
жили кадры телевизионного фильма. И название-то его забылось. Но именно он замкнул сложную uепь творче­
ского процесса. Конечно, в работе над картиной худож­
ник использовал весь свой опыт. И литературу о войне. Да и просто устные рассказы фронтовиков. В своем творчестве Евгений Николаевич Широков обращается к истокам биографии советского народа, побе­
дившего в войне с фашизмом, к началу великого пере­
ворота, связанного с именем Владимира Ильича Ленина. Воплощение его образа требует особой, высшей ответст­
венности. Сейчас Лениниана Широкова включает несколь­
ко десятков картин, в лучших из которых художнику удалось избежать «хрестоматийного глянuа», сказать свое слово о Ленине. Историко-революuионные полотна худож­
ника написаны с эпическим размахом и стали заметным явлением в современной советской живописи. И все-таки портрет гдавенствует в работе художника. Широков: Портрет- это постижение человека художе­
ственными средствами. Я художник-реалист и исповедую реалистические принuипы. Возможности реалистического искусства неисчерпаемы. Мы даже порой их недооuени­
ваем. Что может быть благодатнее для художника, чем глубинное постижение человеческой сущности! .. Художник чаще всего пишет людей, которых, как он призна.1Ся, «знает и Jiюбит за каждодневный подвиг С•1У­
жения искусству». Это прежде всего актеры, писатели, художники. Люди, вбирающие в себя сокровенные мысли и чувства нашего современника. «душа и дело»- вот пароль, на который откликается его чуткая кисть. Писатель Виктор Астафьев (его портрет работы Ши­
рокова находится в коллекпни Третьяковекой галереи) дружески напутствовал Illирокова в автографе на своей книге: «Пусть твою кисть никогда не покинет мужество». Это качество особенно ценит художник у своих героев, бывших фронтовиков: у самого Астафьева, у поэтессы Юлии Друниной, у художника Евгения Гудина, у арти­
стов uирка Юрия Никулина и Михаила Шуйдина, у акте­
ра Иннокентия Смоктуновского. И сам художник заря­
жается их способностью к преодолению на нелегком пути познания человека. Художник стремится не повторять даже удачно най­
денные решения. Он ищет новые. После uелой серии разнохарактерных портретов акте­
ров Широков «Вдруг» написал портрет Евгения Лебедева в роли Холстомера в спектакле «История лошади», постав­
J'-енном по повести Л. Толстого в Ленинградском Большом драматическом театре режиссером Георгием Товстоного­
вым. Конечно, не вдJ;!уг. К этому времени были уже напи­
саны портреты замечательных артистов театра, который покорил художника еще в студенческие годы. Портреты Ефима Копеляна, Георгия Товстоногова, Кирилла Лавро­
ва. Но все-таки это было неожиданно. Евгений Лебедев в одном из интервью nризнался, что работа над спектаклем была трудной, мучительной. Так же трудно пришлось, наверное, и художнику. Об этом свидетельствует хотя бы то, что он написал не один, а три варианта портрета. Широков: Впервые в моей творческой ирактике я создал образ актера в конкретной роли. Увидев спектакль, почувствовал, что не могу не попробовать написать в роли Холстомера этого большого актера. Спектакль, и прежде всего спектакль, родил замысел портрета. Не прикоснуть­
ся к этому чуду- было бы творчески спасовать. Работа была чрезвычайно интересной. Она меня захватила ... Конечно, художнику пришлось заново перечитать по­
весть. Наверное, особенное внимание он обратил на опи­
сание смерти Холстомсра. Именно этот момент «схвачен» в портрете: «Он вздохнул во все бока. И ему стало легче гораздо. ОблегЧИJiась вся тяжесть его жизни... Все так ново стало. Он удивился, рванулся вперед, вверх. Но вместо этого ноги, сдвинувшись с места, заплелись, он стал валиться па бок ... » Пожалуй, Широков впервые использовал такой глу­
бокий «подтекст», нащупал малоизведанные возможности портрета. Но не остановился, а пошел дальше. Близится к завершению работа над портретом Иннокентия Смокту­
новского. 60-летний актер облачен в костюм Гамлета. Снова- непредвиденный, парадоксальный «ХОд», ведь эту роль актер сыграл более двадцати лет назад. Широков: Мне не единожды задавали вопрос: почему долго не писал автопортреты? Это непросто. Ведь авто­
портрет- это попытка увидеть себя со стороны. Отрешен­
Jюсть какая-то необходима. И потом- должно прийти время для создания автопортрета, У каждого худоЖника свой срок ... Можно сказать, что многие портреты художника , «автопортретны>>, являются своеобразной исповедью не только данного, конкретного человека, но и самого худож­
ника. Одним из таких «исповедальных>> портретов (он приобретен Третьяковекой галереей) стал и недавно напи­
санный, второй по счету, портрет Людмилы Чурсиной. Как они несхожи, два портрета известной актрисы! Кажется даже, что написаны разными художниками. Нет, конечно. Просто Широков, мне кажется, часто идет по J1ИНии сопротивления устоявшимен вкусам и пристрастиям. I-lo вместе с тем стремится, чтобы зрители понимали его. Широков: Почти всегда заканчиваю работу с чувст­
вом неудовлетворенности. Это, видимо, естественное чув­
ство. Потому что замысел всегда значительнее результата. Работа не кончается после подписи художника. После этого жизнь холста только начинается. Продоюкается 1ia выставке. Художник встречается со зрителями, беседует с ними, приоткрывает свою творческую «кухню>>. И в сле­
дующий раз зрители более внимательно, с большей про­
никновенностью, уважением отнесутся к труду худож­
ника. Недавно в Перми была внеочередная, переанальная выставка Евгения Николаевича Широкова. Первая -
в ранге народного художника СССР. Как и предыдущие его выставки, она вызвала большой интерес. Ибо все его полотна -о высоком предназначении человека, о величии и торжестве человеческого духа. ЕВГЕНИЙ ЛЕБЕДЕВ В РОЛИ ХОЛСТОМЕРА. Е. Широков. АРТИСТЫ ЦИРКА ЮРИЯ НИКУЛИН И МИХАИЛ ШУЯДИН. Е. Шнроков. 33/ Уральский следоnыт . 2 • 87 Повесть «День свершений» -
первая крупная публикация Виктора Жилина и, по всей видимости, пос.ТJедняя. Следующую свою повесть он закончить не успел. Торо­
пился, зная, что его ожидает, работал жад­
но, много -
и не успел. Всегда горько, если из жизни уходит молодой, полный оптимизма, душевных сил сорокалетний человек. Много горше, если это человек талантливый. Виктор Жилин был талантлив. Он был талантлив по вос­
ходящей, он последовательно набирал и уже набрал силу. Он был на взлете. Он преданно любил фантастику, знал обо всем и все в этом прекрасном и увлека­
тельном мире будущего, прошлого, настоя­
щего. Он не был гостем, заглянувшим на минуточку в этот мир. Он был своим. Его любили, к нему тянулись. Qн умел так искренне радоваться успехам других. Его любили друзья, его тqбили все, с кем довелось ему общаться по службе, и те коллеги-фантасты, .с которыми он сошелся на Всесоюзном семинаре в Малеевке, а по­
том вел оживленную, увлеченную перепис­
ку- Москва, Волгоград, Душанбе, Ростов, Саратов ... Его любили коллеги-фантасты по ленинградскому семинару, старостой кото­
рого он был. Его любили. До последнего дня многие его друзья не знали, что это его последние дни. До последнего дня он работал, работал, рабо­
тал, работал. Он ушел молодым. Он оставил после себя любящих и помнящих, и фантастику, которой отдал лучшее в себе, и эту повесть, которая оказалась'последней. Борис СТРУГАЦКИй 3 <Уральский с.педоnыт» N• 2 Виктор ЖИЛИН Рисуюш Яны Ашмариной ТРОИЦА Повесть Эти ребята вынырнули со стороны пустыря и двигали точнехонько к проему. Резво двига­
ли. Если бы не Джуро, мой напарник, я бы их наверняка проморгал ну и схлопотал бы от Ял­
мара. Не впервой, конечно, но радости, сами понимаете, мало- рука у гада тяжелая. В об­
щем, спасибо Джуро, он хоть и дрыхнул все утро, пригревшись тут же, на кровле, но вдруг его будто укололо. Глаза продрал, морда в ржавчине, башкой туда-сюда: «А это что за типы? .. » Крыша старого цеха- самое высокое место в округе, тут завсегда дозорный пост. Весь Ком­
бинат как на ладоt-1и: развалина на развалине, глядеть тошно. От зданий одни скелеты; круrом кирпич битый, бетон, скрученная арматура, му­
сор, дрянь всякая- попробуй там что отрой! А вот старьевщики как-то ухитряются. Сразу за оградой- бетонные чаши отстой­
ников, залитые какой-то окаменевшей гадостью, за ними до самых гор--. сизая гниль золоотвала, вся в мелких трещинах, будто сеть черная свер­
ху наброшена. Негде здесь укрыться, хоть ты лопни. Как я их проморгал-ума не nриложу! Ну словно из-под земли, как демоны! Сгоряча я даже на мнимонов погрешил, может, думаю, ранние пташки? Глянул вверх- оранжевый час идет, какие, к чертям, мнимоны?! Потом-то я допер. Не иначе как по каналу они nробрались, что к отстойникам подходит, больше неоткуда. А это, я вам скажу, суметь надо- там в два счета костыли обломаешь и поминай, как звали! В общем, шустрые ребята. Но какого дьявола они сюда поперлись? На старьевщиков вроде не похожи- ни повозки, ни тачки, да и одежонка не та, чистая больно. Зрение у меня- что нБдо, но сколько ни пялился, оружия не разглядел. Может, у них что и есть, только не то здесь ме­
сто, чтобы пушки свои прятать. Чуть зазевалея-
34/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 и амба! Это вам не столи'ца! Тут как родился, сразу палец t-:a спусковой крючок и гляди в оба. Одно слово- Зенит! Катакомбы, шахты, горо­
дишек бращенных -
пропасть. Оnять же, горы в двух шагах. Ну, а население известно какое: вся рвань nод Семью сферами сюда стеl<ается. Раньше, говорят, в нащи края кругачи наве­
дывались, порядок, значит, 1-lёiВОдить. Вроде счи­
тается, что все Призенитье заnретно для посе­
лений- фон, мол, какой-то. Смех и грех. Чуть что, весь сброд- в катакомбы,, как крысы, и нv.н:аt<ими силами их оттуда не выковыряешь: там целый подземный город. Теперь не суются. Я тут nолгода, 1-1и одного кругача в гЛаза не ви­
дел -
не до нас им теперь. Правда, Пузь1рь бо., жился, что вчера их конный nатруль встретил, но Пузырь есть Пузырь, ему и не такое мере­
щится, который месяц не nросыхает~ .. А эти трое шnарят себе открыто, средь бела дня, словно по nросnекту, и nрямиком к нам. Это, значит, к Ялмару в лапы, ну а кто он та­
кой- всем известно. И чем это nахнет- тоже. -
Психи, что ли?- ворчит тут Джуро и би­
нокль достает. Единственныf;1 на рсю ватагу, его только дозорным и доверяют. Долго крутил, настраивался, биноклик-то дрянненький. Вдруг, смотрю, замер, в окуляры вдавился. -
Постой, nостой,- сипит.-
А ведь там­
девка! Чтоб м~1е сдохнуть- дезка! Ну-ка, Стэн, глянь... / И бинокль бесценный мне сует. Я, конечно, не поверил. Джуро у нас малость того, чокн)'­
тый он на этой почве, всюду ему бабы мерещат­
ся. Откуда им здесь взяться? Старухи древние, всякие там колдуньи, зна::арю~, гадаЛI{И- эти да, встречаются. А женщин молодых сроду не бывало, если какая и заводится, то сnаси и по­
милуй, не было и 1-1с надо! Навел я фокус. Эти трое вот-вот к пролому подойдут. Гуськом топают, тороп>~тся. Первь1й­
здоровенный дядя, аж ftвадратный весь, в би­
нокль не влезс=:ет, честное слово. Грудь коле­
сом, за nлечами рюкзачок- нас с Джуро запи­
хать можно, еще место останется. Одет чудно, не по-здешнему. Куртка широченная, под стать мешку, шаровары, высокие ботинки- то ли ар­
мейские, то ли нет- не поймешь; на башl<е какая-то дикая шаnчонка, вроде петушиного гребня- красная. Где только выкопал? .. Следом белобрысый паренеtс топает вразва­
лочку, башкой все крутит- любопытный, зна­
чит. Тоже с рюкз~ком, но поменьше. Раз в пять. Молодой, может, чуть постарще меня, чистень­
кий такой, упитанный~ явно не из наших. Двинул я бинокль левее- чуть не выронил, даже окуляры вспотели. Святая сфера, Джуре-
то не привиделось! Третьей действительно шла девица-
и какая!.. Даже в мутные стекла ви­
дать: эта из настоящих! Что надо девица, ничего подобного здесь не было и быть 1-1е может. Сразу видно: или из столицы, или с горных ферм, что за Седловиной, там, по слухам, еще сохранились семейнь1е кл<:~ны ... Высокая, прямая, русые волосы до плеч. На голове ничего нет, так и идет простоволосая. И-
хотите верьте, хотите нет- в штанах! Натурально в мужских штанах, я потому и не разглядел сразу. Да еще куртка балахоном до пояса, поди различи! Тут Джуро у меня бинокль выхватывает и по шее- это чтоб не зевал больше. -
Дуй к Ялмару,- рычит.- Чтоб одна нога здесь, другая там! А у самого морда, как у пса голодного, вот­
вот слюни пустит. Так бы и врезал, право слово! Шагнул я к люку, деваться-то некуда. По правде говоря, меня это не касалось. Если тем остолопам жить надоело, черт с ними, туда и дорога. Но девицу-то зачем с собой таскать, заговоренная она у них, что ли?! -
Стой!- шипит Джуро в спину.- Тут ос­
танешься. Глаз с них не спускай! И смотри у меня, сучья кость! .• Сверкнул глазищами бешеными и вниз. Ружь­
ишко и бинокль, конечно, с собой прихватил­
не доверяет, гнида. Все старики в ватаге мне не доверяют: чувствуют, конечно. Как волка ни корми ... Ну, вернулся я на пост у трубы- что оста:.. валось делать?! Эти чокнутые уже пролом ми­
новали, по территории двигают. Ну, чего, спра­
шивается, они тут потеряли? Ведь каждому идио­
ту известно, l{омбинат с окрестностями- за ва­
тагой Ялмара: три десятка вольных один друго­
го краше, и по каждому давным-давно Перекла­
дина плачет. Тут внизу, на площадке, заu.1евелились. Смот­
рю, сам Ялмар, Джуро, Шакал с братанами, Пузырь со своей псиной рыжей- видать, уже хватанул где-то ... И все рванули к водокачке­
только Пыль столбом. Ясное дело, там и пере­
хватят. Еще группа- челове:< семь- по'-lесала в обход к: дыре, перекрыть выход. Короче, все, кто оставался на Комбинате. Вот это да-а! .. А троица эта как ни в чем не бывало между куч мусора пробирается, и никак им водокачки­
то не миновать, потому что дорога через разва­
лины-
одна, а там, значит, друзья добрые их ждут не дождутся. Посмотрел я вокруг. За оградой- пусто до самого болота; на тропе, что к Станции ведет, ни души. Наши сегодня на фермах промышля­
ют, раньше утра никак не появятся. Тут меня и 35/ Ур.:шьский СЛЕДОПЬIТ ∙ 2 ∙ 87 k н *МWil осенило- вот он, мой шанс долгожданный! Ведь ~сей этой братии сейчас не до меня будет, а когда вспомнят- меня и след просты л! Как только я это сообразил, сразу и ходу­
некогда раздумывать. Г.ла11ное- время! Не пер­
вый раз драnаю, знаю. Ялмар, эмеюга плеuт­
вая, все окрестные ватаги насчет меня преду­
предил. Успею катакомбь1 миновать, считай--' р.ело сделано: там горы, ищи-свищи ... Перед цехом, понятное дело, никого. Ну я и сиганул напрямик, не разбирая дороги: через завалы, по грудам кирпича, через стены... Как шею не свернул, сам не знаю. Ободрался весь, как чушка грязный стал-- зато успел. Теnерь с водо1сачки меня уже не засеl<ут. Только я с кирnичной кучи съехал- послед­
ние штаны к чертям собачьим! -эта тройка как раз внизу появилась, шагах в трехст'ах. Идут, как на прогулке, рты разинув. Увидел я это дело, и что-то на меня накатило. Эх, думаю, будь что будет, подпорчу этому подон1<у nраздничек в последний раз! Встал во весь рост, замахаJl ру­
ками, а когда те трое ко мне повернулись, сло­
жил руки крестом над головой-- знак оnасности, известный каждому дураку. И ведь ПОJ-!Имал, что глупость делаю, себе во вред- а nоделать с собой ничего не мог.· Однако, nохоже, зря я старался. Увидеть-то увидели, но даже не затормозили, прутся даль­
ше, словно бараны. То ли не nоняли, то ли на­
чхать им ... Меня аж затрясло: остолоnы блажен­
ные, ну и nодыхайте на здоровье! Не здесь, так в другом месте, все равно nрикончат. Плюнул я и рванул дальше: своих забот хва­
тает. Мне ведь nоnадаться ю1как нельзя- не простят! Первый раз чуть не угробили, неделю nластом лежал, еле оклемался, теперь- при­
бьют, как пить дать прибьют! Только я усnел к ограде выскочить, сзади выстрел, вроде у водокачки. Криi<И, вопт1 ... Значит, не вышло у Ялмара втихую, шлепнули кого-то. Наверное, долбака этого, с nетушин~:>tм гребнем. Да лучше бы уж- всех сразу, для них же лучше! Сунулся я с ходу в коллектор, чтобы не лезть через стену, а там- Аско Кривой! .• ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ В общем, невезучий я! Нарвился, будь оно все трижды nроi<ЛЯТ()! Кто ж знал, что они nере­
кроют не только проем, но и запасную 1-юру, о которой только свои знали. Аско, конечно, слы­
шал шум-
я тоnал, как слон- ну и nригото­
вился. Дуло двустволки смотрело мне точно в 3* 36/ Уральосий СЛЕДОПЬIТ ∙ 2 ∙ 87 iiiМ лоб, а стрелял он без промаха, даром что одно­
глазый. В ватаге .было два-три человека, которых я мог о чем-то попросить, но только не Криво­
го. В общем- хана! Ну, выбрались мы на свет, Ас ко стволом по­
казывает: пошел! По nравде говоря, он мог за­
nросто шлепнуть меня тут же, на месте: второй побег и все такое. Но он погнал меня назад, к старому цеху- выслуживался, жлоб! Ноги у меня как студень сделались, еле переставляю. И такая обида жуткая- хоть волком вой! Ведь все, допрыгался, крышка теперь! Аско- длинный, как жердь, сутулый- ша­
гах в десяти, пушка наизготовку- не достать! Ухмыляется: «А ну, сучи ногами, щенок! .. » По­
том на тропу свернули, тут до меня дошло, почему Кривой не спустил курок сраз~ Повод ему был нужен, чтоб с поста смыться- к водо­
качне торопился, хмырь! Дорога еще та, а последние метры пришлось бежать, так я молил всех богов, чтоб он себе t.ueю свернуn или хотя бы оступился. Но Аско­
стреляный воробей, его не подловишь! Тут и водокачка показалась, от нее и оста­
лось-то: кусок стены да несколько пролетав дестницы. Я все на Аско косился -
и не сразу заметил, что там кто-то лежит, свесив руки. Вгляделся: что такое?! Пузырь! Тут у меня еще мелькнуло, что больно уж тихо вокруг- ушли, ЧТО Л11?! Выскакиваю на пятачок, что перед водокач­
t<ой,- аж дыхание сперло. Великие боги, вот это да! На бетоне, на кучах битого кирпича- вся ялмаровская гвардия вповалку! Все, кто в заса­
де быn. И можете мне поверить -мертв ее мертвых, уж я-то знаю. В общем, чистая бойня, отродясь такого не видел! Аско приотстал и увидал не сразу, а как узрел, тут у него челюсть и отвалилась, даже ружьишко опустил. Не ожидал, конечно. Ну, а мне, сами понимаете, терять нечего: пан или пропал! Я ведь специально чуть тормознул, чтоб поближе к нему оказаться. Прыгнул я, чуть хре­
бет не сломал, но достал-таки его ногой. Пуля в небо, ружье в сторону, но Аско, стервец, yc-
TOЯII. Мне бы, дураку, сразу отрываться и деру, а я-
сцепился зачем-то. Кривой хоть и тощий, как червь, но жили­
стый, и хватка у него бульдожья. Короче, nод­
мял он меня- и за ножом, а я рукой-ногой ше­
вельнуть не могу. Как вывернулся, не помню, успел нож перехв~тить. Но чувствую- не удер­
жать, сильней он, сверху навис и гнет, гнет ... И тут рывок, Кривой вдруг вверх взмывает: морда перекошена, ногами дрыгает. Тень какая­
то мелькнула- никак nодмог кто?! Откатился я, вснакиваю. Грохот какой-то. Смотрю, Аско уже на кирпичах лежит плашмя, глаз свой последний закатил. Ну, дела! А пере­
до мной стоит этот здоровенный дядя, тот, что с nетушиным гребнем, ухмыляется и кулачище свой потирает: знай, мол, наших! Ну и долбак, скажу я вам, не иначе, как из храмовников, туда только таl\их и подбирают. Выше меня головьr на две, и что вдоль, что по­
перек- чистый шкаф. Я перед ним- шавка кар­
манная, щелчком перешибет. А рожа-а... Наш Ялмар рядом с ним- ну чИстый херувим, nра­
во слово! Весь в шрамах, t-toc nеребит, об лоб разве что кирпичи ломать. В общем, видал виды, это уж точно. Гляд~1т на меня, набычившись, и молчит. Не знаю, что и делать: драпать вроде не­
удобно, как-никак выручил он меня. Но и оста­
ваться нельзя: вот-вот остальные ватажники при­
nрутся, кто выходы перекрывал,- выстрел-то они тоже слышали. Покосился я осторожно. Да-а, Аско было от чего обалдеть! Вот тебе и nсихи безоружные, полватаги запросто уложили вме­
сте с главарем! Как же это они, голыми руками, что ли? Только подумал, куча щебня сбоку зашеве­
лилась, остальные nоявляются- парень и деви­
ца- и к нам съезжают в туче пыли. С виду целехонькие, ни одной цараnины на них, и опять же- оружия не видно. Стою, не дышу. Парнишка первым подкатился, "' сразу рот до ушей. -
Спасибо,- говорит громко,- ведь это ты нас предуnредил?! Странно так говорит: вроде и чисто, а будто не по-нашему. Лицо круглое, в веснушках, как бы сонное слегка. Я nлечами пожал, сам как струна натянутая. Все в толк не возьму, кто такие? Может, из жрецов? Молодые больно! .. Тут и девица с пар­
нишкой рядом встала и тоже улыбается. Мне улыбается. Да-а, что там ни говори -
щенок я еще, жиз­
ни совсем не видел. Кроме гор своих да При­
зенитья и не был-то нигде. Может, и есть где­
нибудь такИе девушки- не знаю! Не встречал. Дед, правда, рассказывал, что мать моя редкой красоты была женщина, только я ее не помню­
с пяти лет сирота. А портретов с моих родителей, сами понимаете, никто не писал. Да и не в кра­
соте тут дело: может, и поярче бывают; то, что у этой в лице было, никакими сповами не выра­
зить- это видеть надо. И сравнить-то не с кем, разве что со всеми Семью богинями, если взять от каждой самое прекрасное и в один лик запе­
чатлеть. И уж яснее ясного: непростая это штуч-
31/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 ;щщ м ка, из благородных, и как она здесь очутилась, да еще в такой компании- вот вам вопрос?! Правда, я быстренько сообразил, что не мо­
его ума это дело и чем скорее мы разойдемся, тем лучше. Пока я раздумывал, как бы слинять nовежливее, пуля над головой- вз-з-ык! -и в стег:у, крошка в лицо. Очухались, значит, те, у nролома. Ну, тут уж не до разговоров. Прыгнул я к Ялмару- он в сторонке лежал, за кучей кирпича, рядом винтовка его знаменитая. Ее-то я и прихватил-не пропадать же добру! -и ходу, по насыпи, где раньше узкоколейка была, к бь13UJИМ складам. Там есть где схорониться. Гляну,, через плечо: тройка за мной рысью чешет. Ладно, думаю, пусть, в пакгаузах я от них в Д!Н:I счета отвяжусь- ну их к дьяволам! Пальнули нам вдогонку раз-другой, затих­
ли- наверное, к водокачка выш.rн1. Ну пусть по­
размыслят, теперь сломя голову не попрутся. Когда пошли склады, я скатился с насыпи­
и в первую же щель. Места знакомые; троица мигом отстала. Но с ватагой шутки плохи, Ком­
бинат как свои пять знают. С полчаса я петлял, как заяц, взмок весь, потом дал еще хорошего ирюка и вышел к болотам со стороны сфера­
запада. Местность дикая, глухая, ~<ругом заросли непролазнь1е, топь- лучше и не придумаешь. Присел на кочку, дыхалку восстановил­
вроде пронесло. Винтовочку ялмаровскую ос­
мотрел, ох и вещь, ребята, всей ватаге на за­
висть! Ведь у большинства какое оружие? .. Дро­
бовики, берданы, самопалы, в общем, бухалки допотоnные, с этим делом у нас туго. А у Ял­
мара настоящий армейский семизарядный кара­
бин, к<ежими кругачи вооружены. Красота! И ма­
газ~1Н полный, не усnел он, значит, никого угро­
бить перед смертью, да у меня с десяточек патронов заначено, так что жить можно. Поднялся я, глянул последний раз на Ком­
бинат- будь он семь раз проклят!- и двинул через заросли прямиi<Ом на сфероюг. Пусть себе думают, что я в горы nолез- сейчас важ­
но сбить ватагу с толку, оторваться, а там по­
смотрим! Собственно, я уж давно sce решил, еще ко­
гда дед умер: к столице двигать надо. В горах невмоготу стало: холода, голодуха, банды. По­
селки вымерли, народ в долины подался, по­
ближе к городам. Там все же полегче, да и шкура целей будет. Круrачи последнее время нашего брата не трогают, своих дел по горло. Черт-те что творите~: древневеры совсем от рук отбились, бунтуют, говорят-
с хилиастами сню­
хались; сект всяких нозых- пропасть, я уж сов­
сем заnутался- кто, что, за кого, кому молят­
ся~! Плюс ко всему- отверrи, эти вообще ре-
рам;• --∙-∙ @!ММ pt-WibliМIWW бята крутые, на всех богов чихают. Народ шеп­
чется: как бы новый Крестовь1й не прошел! Впрочем, наше дело- сторона. Мы народ покладистый, богов nочитаем, жертвы прино­
сим, никуда не суемся, в кого скажут, в того и верим- чего нас трогать! .. Дед перед кончиной слово с меня взял, что учиться буду- мол, сnособный я, в отца-покой­
ника, на лету схватываю. Да я и не против­
чего в горах-то киснуть?! Но вот не nовезло: к Ялмару угодил, чтоб ему в аду на колу сидеть! Крепко он меня зажал, подлюга! Один раз со­
всем было удрал- в предгорье взяли, чудом жив остался. Ну да ладно, с Ялмаром- кончено. И со всей его сволочной ватагой. Теперь уж дудки, теперь мы ученые, теnерь нас голыми руками не возьмешь! В Призенитье больше- ни ногой, хватит с меня! Окопаюсь в городе, присмот­
рюсь, там что-нибудь придумаю- не дурней других! Иду я таким образом, размышляю, через ко­
лючки продираюсь, планы, значит, всякие строю. В общем, развесил уши, ну и напоролся. Откуда ни возьмись- змееголов, и на меня, как пружина спущенная. Здоровенный, с брев­
но, наверное, и пасть- как ворота. Шарахнулся я в заросли, пальнул оттуда с пepenyry, вроде даже мимо. И уже спустив курок, соображаю: мнимон это, будь он неладен, зря нашумел! Ни к черту у меня нервишки стали, пугаюсь, как баба. Да тоже и не сразу поймеuJь, что к чему, ведь соаершенно непрозрачный, сволочь, как живой! Здесь, вблизи Зенита, мнимсны на кого хочешь страх наведут. Иной раз такое выско­
чит- хоть стой, хоть падай! И даже знаешь, что обман это, призрак бестелесный, а все равно жутко. Глянул вверх- та:< и есть, небо уже желтое, в пузырях, ложносолнце на сфере черной кляк­
сой набухло. Полдень, самая пора всякой при­
зрачной нечисти. Народ-то здесь дремучий, страсть как мнимонов боятся, говорят- ведь­
мины выродки. Имечко у них еще, язык сло­
маешь: Интер Ференция! Чеnуха, конечно. Де­
дуля у меня· был образованный, все объяснил. Миражи это,· сфера их плодит! Хотя кто его знает, может, и не обошлось здесь без чертоs­
щины!! Ведь чего только в Зените не бывает! Вчера, среди ночи, вообще черт-те что нача­
лось! Гул- на всю округу, будто лавина, и зем­
ля ходуном: еле успели наружу выскочить. На Комбинате последние строекия порушились­
настоящее землетрясение! А потом. Ось вдруг всnыхнула и как пошла огненными пузырями сыпать- жуть одна. Хорошо, их в горы отнесло, 38/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 ... ,. шы; на ледники, а то сгорели бы тут все за здорово живешь. Никогда такого не бь1ло, старожилы поговаривают: мол, знамение это, так и должно быть накануне Второго свершения. Вот такие здесь дела- в Зените. А уж мни­
монов разных- не счесть! Каких только не встретишь: и под гадов, и под nтиц, и под насе­
комых всяких... Даже под людей. Порой смот­
ришь: человек человеком, и морда-то знако­
мая, гнусная, так и чешутся руки шарахнуть из ствола, а ткнешь- nустой изнутри. Призрак, стало быть. А настоящий в это время, может, за сотню сферамиль отсюда- и знать не знает, где его оболочка объявится ... Вот, пожалуйста, как на заказ! .. Я как раз на полянtсу продрался, там посере­
дине стоит дуб засохший. Травка бордовая под ним каким-то чудом сохранилась. И на этой травке- троица знакомая\ Ну как живые! А мордатый, в петушиной шапчонке, мне этак ручкой: мол, давай, парень, не стесняйся. Вгляделся я получше-
и чуть не сел. Мать всех богов, какие, к лешему, мнимоны! Это ж самая что ни на есть натура! .. ПРОВОДНИК Вот уж действительно: не везет, так не ве­
зет! Покачалу меня даже пот холодный про­
шиб-
как же 'это они, по воздуху, что ли? .. Потом вроде сообразил- обвели! Обвели, как придурка последнего! Пока я по складам, как nсих, петлял и следы заметал, они в открытую пересекли Комбинат, вышли через Могильный nролом и nресnон:ойно поджидали меня здесь, на поляне. Ее при всем желаниИ не миновать: справа тоnь, мигом за­
вязнешь, слева- холм лысый, ни кустика, ни травинки, просматривается насквозь, только ду­
рак через него nоnрется. Вот и выходит- уш­
лые ребята, таких не оченЬ-то проведешь! .. Тут этот квадратный- он у них, видно, за старшего- nасть свою разевает: -
Эй, парень, двигай ближе! Разговор есть ... Голос- nод стать остальному: труба иери­
хонская. И выговор какой-то не наш. Может, в столице так говорят? .. Парень с девицей на рюкзачках пристрои­
лись, на меня пялятся. Подхожу. -
Садись!- говорит старшой и рюкзак свой пододвигает. Это дело я, конечно, проигнориро­
вал, сел на корточки, спиной к стволу дерева­
вся nолянка nередо мной. Винтовку между ко­
лен держу- nалец на крючке. -
Да ты не бойся!- усмехается вдруг мор-
L .. даТf>IЙ.- Эти там остались! .. -
И рукой в сторону Комбината.- Не придут! .. -
А чего мне бояться?! -говорю сразу.­
Не я же их ухлоnал! Твердо так сказал, чтоб сразу все ясно ста­
ло: мое дело сторона! Вижу, молодые переrля­
нулись- вроде недоуменно. Старшой ничего не сказал, полез в карман куртки. Хорошая куртка, вроде даже кожаная, потерта малость, но еще крепкая. За такую можно на Станции неплохое ружьишко вь1менять, да еще nopoxa nодсыплют. Полез он, значит, в нагрудный кар­
ман и достает ... -
что бы вы думали?- трубку курительную и натурально ее раскуривает! От спички! У меня глаза на лоб полезли- табак уж лет сто как извели, про спички и не говорю! Чер­
ная сфера, вот, значит, какие дела, все у них в городах припрятано-
для себя! Да-а, те еще фрукты! Затянулся он пару раз, трубку изо рта вынул. -
Ка.< тебя зовут, парень?- сnрашивает. Не с этого надо бы начинать, ну да 11адно. Стэн,_;_ отвечаю.-
А что? -
Ничего,- усмехается.- Понрав~о:Jлся ты мне. Шутит, значит. А я как на иголl(ах, предчув-
ствия у меня nаршивые. -
Вот что,- говорю есть- выкладывайте! А то Старшой и глазом не вается, мундштуком тычет: решительно.- Дело ДОСИДИМСЯ тут! .. моргнул. Оборач1-1-
-
Познакомься: Лота и Ян! .. Ты им тоже по­
нравился. Парнишка сразу вскакивает, аж весь сияет и ручку мне тянет- не может без церемоний. Ну, поздоровались. Ничего ладонь, креnкая, не та­
кой уж он рохля, как кажется. Девуu..1ка мне с места кивнула, уль1бнулась. А я чуть по струнке не встал, насилу удержался. Странная она, все­
таки. -
А меня зовут Бруно,- продолжал морда­
тый.- Мы тебя в деле видели, хотим кое-что предложить. Так, это уже разговор, я тотчас насторожил­
ся. Старшой выколотил трубку о каблук, накло­
нился ко мне. -
Проводник нам tiужен, парень,- говорит негромко.- Пойдешь? Вот, значит, как. Я быстренько прикинул: куда ж это они собрались? .. Если в катакомбы, так ~1х у первой же шахты пристукнут-уж боль"' но заметные. Да и зачем им туда? В горы- так там и нет НИ!<ого, кроме горсп<и стариi<Ов-древ­
неверов ... Но в главном я только укрепился: что бы там 39/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 ни было, нам не по nути! Это я буквально нут­
ром чуял. -
Нет, ребята,- трясу головой,- ничего не выйдет. Я в столицу- дела у' меня там ... -
В столицу?- вск1-1нулся мордатый.- Ту­
да? .. -
И nальцем в сферу тычет. Я машинально киваю: псих, что ли?! -
Вот и хорошо,- говорит невозмутимо.­
Туда и nроводиШь! Остальные на меня уставились: кивают, улы­
баются. Нет, что хотите со мной делайте- что­
то здесь не чисто! Или это у них шутки такие? .. -
Ты не думай, парень,- оnять говорит старшой,- мы заnлатим! Называй цену, не стес­
няйся! Тут у меня в башке вроде забрезжиJю: какие там шутки?! Влип я, похоже, в историю- хуже некуда! Вот и не верь Предчувствиям nосле этого! -
Зачем я вам?- говорю через силу.­
Я здешний, сам вnервые туда иду ... -
Видишь ли, Стэн,- осторожно говорит мордатый,-
мы дорогу nлохо знаем. Издалека идем, понимаешь? .. Порядков ваших не знаем­
вот, наnоропись сегодня, ты же видел?! Так что- выручай! Я только головой кручу: ничего себе, доро­
ги не знают! Темнят, ох, темнят, ребята! -
А что,- говорю,- дороги?.. Все дороги туда ведут, тут не заблудишься! .• А вы сами-то откуда будете? Спросил и замер. Понимаю nрекрасно: к стенке их припер. Трудно тут соврать, потому что по физиономиям ихним ·видно- столичные штучки! Переглянулись они, старшой и говорит твердо: -
Ты, парень, нас не nытай-
для тебя же лучше! Проводи в столицу- 1-1е пожалеешь. Это я тебе твердо обещаю. В общем- все ясно! Неспроста эти типы здесь очутились, вот что! Подосланные они, за­
дание имеют! Скорей всего- разведка храмов­
НИI(ОВ, ведь мордатый наверняка из них-- там только таi<ИХ амбалов и держат. И коли я им пенадобился-убей бог, не пойму, зачем!- то уж не отвяжутся. Как ни крути, дело дрянь. Упрусь- шлепнут за милую душу, ребята кру­
тые; соглашусь- все одно живым не выпустят, эти свидетелей не оставляют. Как я все зто сообразил, меня даже в жар бросило. Нет, дум<н-G, шалишь, мне еще мил свет не надоел, еще попрыгать охота! Взял себя в руки и говорю, вроде как безразлично: -
Да я что... Если надо- пожалуйста. В столицу так в столицу! -
Отлично, Стэн!- рявкнул мордатый.- Лll.ы в тебе не ошиблись. И ручищей меня по плечу- чуть с ног не сшиб, бугай чертов. Молодые тоже просияли: уломали, дескать. Ладно, думаю, порадуйтесь, с меня не убудет, а там мы еще посмотрим, ~<то кого. Теперь-то я умней буду. Поглядел во!<руг. Мнимоны вовсю разыгра­
лись, корчатся в кустах один страшнее другого; небо уже позеленело, в зените Черное солнце пульсирует, красочными пузырями исходит- в глазах рябит. Самый пик! Идти, nравда, тяже­
ловато, можно напороться на какую-нибудь дрянь- в болоте их полно! -зато и выследить нас труднее. -
Ну, ладно,- подаю голос.- Чего зря си­
деть? Пошли, что ли?! СТАНЦИЯ Первым делом следовало от Комбината смо­
таться. Я своих знал-Ялмара не простят. А я нынче вроде ка~< в сообщниках у этих- вместе улепетывали, да еще винтовочку nрихватил, а на нее многие зарились. Позтому прямо с поляны двинул я не на тропу, что к тракту вела, а в болото, к Станции. Грязновато, конечно, да и по кочкам прыгать­
радости мало, зато самый коротl<ий путь. За Станцией уже зона катакомб начиналась: шах­
ты, бункера, подземные хранилища. Вряд ли нас в этом гнезде змеином искать будут. А заодно пусть-ка мои знакомць1 новьiе в болоте побарах­
таются, глядишь, прыти-то поубавится. Так и потопали: я первЫМ; потом девица с парнем, а мордатый Бруно; или как там его, замыкающим. Ничего шли, ходко, не отставали. Правда, молодые первое время от каждого мнимона шарахались, будто в жизни не видали. Ну, ясно- городские, там какие мнимоны­
одно название! «Кто в Зените не бывал, тот мнимонов не видал!» Пришлось остановиться, объяснить, что к чему. Здесь всякой мелкой живности- море, а сфера в полдень- как зер­
кало увеличительное: из любой пичужки такую образину сотворит- в страшном сне не уви­
дишь! Тут главное- научиться их отличать, по­
тому что в наших болотах не только мнимоны водятся, здесь и настоящих гадов пруд пруди. После Свершения они объявились. Дед втолко­
вывал, что они из-за фона- мол, в Зените фон какой-то повышенный, вот они и расплодились. Он их даже как-то называл, тоже на букву «М», только я забыл. Бог с ним, с названием, важно, цто любой мнимон всегда бесшумный- при-
40/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 зрак, он и есть пр~1зрак! -а настоящий гад без шума не может, так что здесь не столько глаза нужны, сколько уши. Выслушали меня спутники мои и рты рас­
крыли -даром, что образованные. Этот, моло­
дой, и говорит: -
А ведь верно! Молодец, Стэн! Мне, ftонечно, его пахвалы ни к чему, но все ж приятно: не такие уж мь1 тут дикари, кое~ что куме:<аем! ПоuJаrали дальше-некогда разговоры раз­
водить. Троица освоилась, попривыкла, даже болтать между собой начали. Но недолго, до первого змееголова- настоящего, не призрач­
ного, два патрона на него, гада, nотратил. Тут они вмиг nопритихли, к старшому стали жаться. Этот, чувствуется, видал виды, нервишки что надо. Пока шли, я хорошенько раскинул мозгами и решил, что до темноты рь1паться не стоит. Оnас­
но. Парнишка-то и девица, конечно, не в счет, а вот мордап"IЙ- другое дело: шутки с ним ПJ10ХИ. Территория Станции издавна считалась ней­
тральной. Ко г да-то :здесь был целый городок, обслуживал шахть1 и рабочие пасет-си. Раньше здесь водился уголь, а когда все выбрали, на­
род-то и разбежался. Железная дорога еще раньше накрылась, только насыпь и сохрани­
лась, да бетоннь1е шпалы кое-где. Рельсы давно уж по кузницам растащили- или ржа съела: давно это было, еще до деда. Сейчас через Станцию проходил еди~1стве:-тый приличный тра:-п в Сферополис, поэтому там вечно всякий люд околачивался: бродяги, ватажники, беrлые рабы, хизмачи, нищие. Там же было торжище, барахло шло со всей округи -
вместе с ново­
стями. Может, удастся что и про моих знаком­
Ц0В разнюхать? Прошли мы болото, на сухое место вьiбра­
лись. У дач но прошли, хоть и нашумел я малость. Вnереди, за рощицей, показалась вокзальная крыша- вся в дырах. Собственно, от Станции только и остатjось, что обгоревший вокзал да nлатформа. На ней обычно и вь~етавляли ос­
новной товар: оружие, боеприпасы, снаряжение. Всем nрочим торговали вдоль насыпи и внутри вокзала. Там же можно было перекусить на скорую руку и разжиться nродуктами. После болотной жижи моя троица слеп-са по­
блекла. Парнишка этот, каrс ero, Ян, что ли, ра­
зочек хорошо искупался, чуть не с головой­
еле вытащили. Но "ходоки они что надо, это я от чистого сердца говорю! Не похоже, чтоб изм.о­
тались, топают себе по травf~е лепtо, rуляючи, неплохо их натаскали. Подходим к вокзалу- тихо, никого' не ви­
дать. Мне это сразу не понравилось: ведь самая пора! Должно все кишеть ... Вообще-то на Станции довольно безопасно, крупные ватаги здесь не промышляли и даже счеты друг с другом сводили обычно в стороне. Неnисаный закон, толкучка ведь всем нужна. Обошли воJ<зальчик сnрава, вот и платфор­
ма-
с одного края разбитые ступеньки, дру­
гой- в заросли упирается. Гляжу: что-то не то- товар есть, а людей нет, будто сгинули. А барахла t(pyroм- пропасть! Одежка, посуда, инструменты, тряпки- чего только нет! Все бро­
шено впопыхах, втоптано в грязь. И nовсюду лошадиные следы- и вроде свежие. Ясно, как божий день: пошуровал кто-то недавно! Вот тебе и нейтралитет! Тут меня Бруно тихонько подзывает- он первым делом в здание вокзала заглянул. Под­
хожу ... Святая сфера, вот где они все! Вповал­
ку на полу, уже холодные, наверное! Крови­
ЩI-t-море ... Выскочил я оттуда, как ошпаренный! Ну и ну, что ж это nолучается? Кто-то их всех пору­
бал ни за что ни про что и запрятал в,здание. Может, каl<ая лесная ватага сюда сунулась? На­
род там дикий, никаких законов не признает. Но почему тогда барахло не тронуто? Любая вата­
га шмотки первым делом приберет! Да и зачем им такую бойню устраивать? Разогнали бы всех, ну шлепнули сгоряча одного-двух, а тут? .. На­
род, конечно, все больше пустой, никчемный, никто по ним плаl<ать не станет, но ведь люди же! Молодые тем временем тоже в здание су­
нулись- выходят, лица на них нет. Да-а, это вам не столица! А Бруно, смотрю, хоть бы хны: трубка в зубах, попыхивает себе в небо, небось, и не такое видал! Стою у платформы, соображаю: куда ж те­
перь? По насыпи, к тракту? Опасно, каждая собака тебя издалека видит. К шахтам с моими приятелями нечего и соваться ... Черт его знает, хоть назад возвращайся ... -
Топот!- вдруг заявляет мордатый.- Кто-
то Сl<ачет ... ∙ • Не слышал я никаl<ого топота, но рассуждать не стал. -
А ну давай сюда! -командую.- Быстро! Сиганули мы в щель под nлатформу, затаи­
лись среди всяческой рухляди. Грязь, вою1ща­
хоть святых выноси. Я прило:жился ухом к зем­
ле: действительно, скачут! Похоже- много. Хороший у мордатого слух, позавидуешь! А через пару минут влетает на Станцию здо­
ровенный конный отряд- сотня, не меньше. 41/ Ураль~кий СЛЕДОПЫТ· 2 ∙ 87 Я как форму их увидел- синие мундиры с бе­
лыми кругами на рукавах,- похолодел весь. Черное небо, кругачи! Этого толыю не хватало! Вот, значит, кто здесь орудовал, выходит, и Пузырю-покойничку не померещилось вчера с перепою: сфероносцы в Призенитье! Но какого дьявола? Сто лет духом ихним не пахло, и на тебе! Большая часть отряда с ходу рванула вдоль насыпи, к тракту- слава богам, мь1 туда не сунулись! Остальные быстро сnеu.Jились и давай вокруг шнырять. В общем, дрянь дело- проче­
сывают Станцию! Пихнул я Бруно в бо1<- и ужом к тому краю платформы, где заросли. А над головой уже сапожищи бухают, труха сыплется, пь1ль. Ну и денек сегодня! Не знаю, за кем они охотятся, может, и не за мной, но от этого не легче: най­
дут- и как тех ... Ползу, не оглядываюсь, платформа длинная, низкая- не встать. Сзади вроде мордатый пых­
тит, не отстает. До края уже рукой подать, тут кто-то из солдатни в щель сунулся: «Стой, стой! .. » И сразу выстрел- как из пушки, в ушах за­
ложило. Прыгнул я тигром, затыпок о плиту рассадил, вывалился на свет- и в кусть1, всле­
пую, только глаза от колючек прикрыл. Крики, пальба, ветки вокруг от пуль секутся ... Счастье мое, что заросли здесь сплошной стеной, а то б,ы все, ка1:0к! Ох, и бежал я, мама родная, все свои ренор­
ды nобил! Весь выложился, без остатка. Как ноги подносились, nлюхнулся брюхом вниз- в глазах темно, сердце где-то у глотки, вот-вот выскочит. Одна только, мысль в башке: ушел, забери меня черти- ушел! Минут десять в себя приходил, потом огля­
делся. Лежу в густой траве, на светлом пригор­
ке; где-то сбоку ручеЙ журчит; вокруг, устуnа­
ми, лес-
хороший лес, плотный; а между здо­
ровенных, сосновых стволов- скалы. Все в по­
рядке- вnереди горь1! Ну, тут я совсем повеселел: не подвело чутье, правильный курс выбрал. Кавалерия кру­
гачей в горы не попрется- кишка тонка, а при­
ятели мои новые бродят сейчас где-нибудь в зарослях, а может, и лежат уже на вокзале. М-да, здесь уж как повезет!.. Одним словом, хорошо удрал, черта с два меня найдут: так след запутал, ни одна собака не возьмет! Повернулся я на.сnину, лицом к сфере. О;.1а еще голубая, яркая, rла:::а режет, но уже к сине­
му часу дело идет. Ложносолнце давно скисло, от него лишь серая клякса осталась. Люблю я это время сферодня, самый приятный для гла-
за свет. Утром уж слишком много красноты во­
круг, все бордовое, будто пожар вселенский. И рожи у всех мерзкие, как у Пузыря при за­
пое. В желтый полдень начинается вся эта че­
харда с Черным солнцем- и в глазах рябит, и нечисть всякая безобразит. А сейчас самое то, как и должно быть в натуре: трава- синяя, горы- зеленые в сизой дымке. Красота! От сферы- мягкое тепло; пригревает, тихо, спо­
tсойно ... Отдохну, думаю, малость- и в горы. Места, слава богам, знакомые, можно сказать, родные. Осмотрюсь, разведаю, что и как, и дальше- к столице ... Одним словом- размечтался, сучья кость, раскис. Тут они и выскочили из кустов- как призраки! Все трое- целые, невредимые, даже пеклажу сохранили. Я как к земле прирос-не шевельнуться, рот разинул. Ведь хоть бь1 ветка где хрустнула! .. Тормозят рядом, и этот молодой, белобрьl­
сый мне этак ручкой: мол, вот и мы! Рюкзак скинул, присел рядом, рукавом пот с лица вы­
тирает, а сам почтr.t сухой, ну, может, слегка запыхался. Вот дьявольщина, как же это? .. Лота головой тряхнула, уль1бнулась- мне!­
и к ручью, грязь смывать. А мордатый даже не присел, сразу за трубку. И, разрази меня гром, такой у них вид, будто и не бежали они только что сломя голову, а так, размялись слегка. Ну и ну! .. Сел я, братцы, и морда у меня, наверное, до колен вытянулась- Ян даже заржал. Святая сфера, что же это получается? А Бруно трубку раскурил и спрашивает, словно ничего не слу­
чилось: -
Ну, Стзн, куда теперь? А я сижу столб столбом, язык проглотил. Скажу без хвастовства: мало кто со мной в беге сравнится, сnросите любого. И вот я валяюсь, как конь загнанный, а этим хоть бы что, чуть вспотели. И главное: как они на меня вышли, ищейка у них припрятана, что ли? .. Ох, хотелось бы мне знать, где их так натаскали?! Одним словом, недооценил я их, вот что, матерые это рsбята. Сопляк я перед ними, и вот это отныне надо зарубить себе на носу! Ну, ладно, пришел я в себя, рот захлопнул. Гляжу, Лота поднимается, лицо е брызгах, во­
лосы мокрые поправляет. Казалось бы, что особенного- а глаз не оторвать, прямо заво­
раживает! Наваждение какое-то. Потом руку на сфероюг вскинула. -
Там что,- спрашивает,- горы? -
Угу,- говорю,- они самые ... -
Подумал и добавляю осторожно:- Вот туда и пойдем! Смотрю, все на меня уставились. Лота гла-
42/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 за прищурила, меня будто ледяной водой ока­
тило. -
А как же столица?- спрашивает тихо. -
Да ты никак струсил, парень?- подает го-
лос Бруно. Ладно, проглотил я молча, понимаю: завести хотят. Но это они зря, это у них не выйдет. Не на того напали- мне с ними надо жить дружно. Пока. Встал я-
ноги, как бревна дубовые, и го­
ворю: -
Вы, конечно, как знаете, а мне через Станцию путь заr<азан. В Сфераполис можно и через горы -один черт! Вежливо сказал, спокойно. Бруно головам качает: , Далековато через горы-то... Время поте-
ряем. Ну и оставались бы на Станции,- не вы­
держал я.-
Кругачи бы вас в два счета куда надо доставили! Старшой и глазом не моргнул, стоит, поку­
ривает. Молодые переглянулись. -
А что,- говорит Ян,- это мь1сль! Поглядел я на его физиономию конопа­
тую- не поймешь, всерьез или придуряется. А Лота головой качает. -
Нет уж,- говорит,- лучше со Стэном! Больше увидим. Черт знает, чего несут?! И этот, мордатый ... Далековато, видите ли ... Будто не все равно, в какую сторону идти- Зенит же! Другое дело, что в горах трактов нет, там попотеть придется. Но тут уж надо выбирать! Ну ладно, присел я к воде, стал свои ссади­
ны исследовать. В основном, чепуха, царапины. А вот к затылку не притронуться, шишка там с кулак, кровь вокруг запеклась. Это я о плат"' форму, когда нас там застукали. Тут Лота подходит, дай, говорит, посмотрю. Буркнул я что-то, мол, пустЯI<И, заживет- не слушает. Запустила пальцы в шевелюру, нащу­
пала рану- легонько-легонько. Застыл я, как пень. Дед мой мастак был всякие старинные байки рассказывать, про королей там, рыцарей, прин­
цесс ... Сt<азк~, одним словом. Так вот, Лота буд­
то оттуда и явилась-в жизни такой красоты не видел, такого совершенства, даже холодок про­
бирает: да возможно ли? .. Нет, словами не пе­
редать- смотреть только да богов слазить, что такое чудо сотвор.или. Забыл я про все: и про боль, и про кругачей, и что дело t.лое дрянь. Вот ведь как ... Я даже не сразу сообразил, что Бруно меня давно за плечо трясет: «Очнись, парень! .. » Что такое?- включаюсь. Уходить надо,- говорит спокойно.- Идут сюда. Тут до меня, наконец, дошло, вскочил, как ужаленный. -
Как идут? .. Кто? .. -
Не знаю,- пожимает плечами Бруно.-
Наверное- со Станции. Близко уже... У меня слух, парень, как у филина ... ОБИТЕЛЬ Откуда у него такой слух взялся, я додумы­
вал уже на ходу, как, вnрочем, и все остальное. Дунули мы в горы-
и вовремя! Только через первый гребень nеревалили­
от леса ярдов триста,- как вываливается отту­
да видимо-невидимо кругачей, с роту, если не больше. У меня в глазах зарябило- откуда их столько? Пешие, с короткими карабинами, за Плечами ранцы. Короче, совсем другая часть, не со Станции. Не знаю, засекли они нас или нет, только сразу без передыху полезли вверх. И так рез­
во- будто в горах родились. На nлечах круг­
лые погончики серебром поблескивают. Ох, и не понравилось мне все это! Вчера патрули, сегодня кавалерия, теnерь еЩе эти. Неужто все-таки война? Но с кем они в горах воевать собрались, там же и не осталось ни­
кого! Переглянулся я с троицей, головой покачал. -
Плохо,- говорю.- Отсюда один nуть­
на Седловину. Свернуть некуда. Ян вниз глянул, потом на меня. -
Ерунда,- говорит презрительно.- Обго­
ним! Я ничего не сказал, подъем скомандовал. И хоть устал, каfс собака, и живот nодвело-
с утра ни крошки во рту!- а рванул в полную силу, без дураков. Вспомнил я, что за погончики у них на r.лечах: «серебристые духи» это, вот кто, самые отборные части сфероносцев, личная гвардия экзарха. По счастью, я эти места как свои пять знаю­
вырос здесь. Дорога f< Седловине действитель­
но одна, но не всем известно, где срезать мож­
но. Есть тут дикая тропочка, по самой кромке провала. Очень хорошая тропочка, не наждый идти по ней решится, а с поклажей- и вовсе не пройти. Слева стенка отвесная, гладкая-пре­
гладкая, не зацеnиться; справа ущелье без дна, только сизый туман клубится да рокот слабый­
где-то там речка в камнях бьется. А тропка сама- в ширину стуnни. 43/ Уральский СЛЕДОПЫТ • 2 • 87 Вот по ней я и двинул. Дело для меня при­
вычное-к скале животом прижался и пошел семенить бочком. Тем более, налегке я, одна винтовна. И то озноб по коже! Вспомнил я про рюкзачки у троицы- весело стало. Я чело­
век не вредный, но тут не до церемоний: кто кого?! Перебрался я через самый пакостный вы­
ступ, жду, сердце стучит. Очень мне интересно, что мои друзья-товари-щи сейчас делать будут: назад повернут или мешки свои к чертям со­
бачьим побросают?! Минуты не прошло- nолзут все трое, как приклееt·!НЬiе. И у каждого рюкзак, а у морда­
того в зубах трубочка дымится- ну, дает! Я дышать перестал: все, сейчас гробанутся! Поздно уже рюкзаки сбрасывать, здесь и ше­
вельнуться-то негде. Был как-то случай, мы с дедом от хизмачей удирали. Тогда их двое тут сорвалось. Мы потом специально ввиз лазали за оружием. Какой там- даже костей не на-
шли! . В общем, если бы я это своими глазами не видел, ни за что не поверил бы. Прошли ре­
бята, уж не знаю, каким чудом- прошли! Даже не задержались, проскочили играючи, дого­
няют- и мне: «Давай, давай, парень, не задер-
v' живаи.,.» Двинул я, как во сне, и до самой Обители в себя r1рийти не мог. Что ни говори, а не было у нас в горах человека, который бы с поклансей здесь nрошел. Не слышал о таком и сам ни­
когда бы не решился .. Даже зауважал их, чест­
ное слово ... Вот так и добрались до монахов, быстро, еще засветло. Я прикинул, и получалось, что три-четыре сферачаса мы у серебристых вы­
играли. Не бог весть что, но хоть передохнуrь можно. Обитель древнеееров -
единственный живой уголок по эту сторону перевала. Тропа на Сед­
ловину как раз здесь проходит. Вокруг скалы ' отвесные, голо, дико. Вершин не видно -
все в сизой дь1мке; внизу -
черным зеркалом­
озеро, Мертвая голова называется. По форме -
череп, даже глазницы есть- два круглых ка­
менных островка. Сам монастырь прилеnился на уступе: башня из неотесанных глыб с остро­
конечной крышей; во дворе- 11ристройки, тоже из камня. Все старое-престарое, еще до Пер­
вого свершения возвели, крыша рыжим мхом обросла, даже череn.ицы не видно. Раньше там древневерекий крест красовался, пока его кру­
гачи не сбили, теnерь натурально- сфера бронзовая, хотя монахи ее не больно жалуют. L _ _:::=~~!!!~-...;;;;::=::"::::__....;=::· ~-:......~!:'!~~ Все, кто через Седловину идет, обычно здесь 44/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 отдыхают. У монахов обет такой:. путников при­
нимать и кормить ... Подходим, Ян меня нагоняет. Веселый, как всегда, зубы скалит. -
Это что,- спрашивает,- приют а.1'1ьпини­
стов1 Черт их знает, городских, может, действи­
тельно что новое объявилось? -
Не слыхал о таких,- отвечаю.- Секта, что ли, новая? Гляжу, челюсть у него отвалилась, промям­
лил что-то, отстал. И со своими: бу-бу-бу ... Ти­
хонько, чтоб я не слышал. В общем, что хочешь, то и думай. То ли оди­
чал я напрочь, то ли эти ребята с луны свали­
лись! Это раньше так говорили, еще до Свер­
шения: с луны, мол, свалился! И сейчас говорят, хотя что это такое- поди, никто и не помнит. Мне дед рассказывал: раньше по ночам в сфе­
ре такая хреновина круглая висела, вроде фо­
наря. Светила немножко. Полезная штука, сей­
час-то ночью хоть глаз выколи! В воротах сам отец Тибор встречает, все та­
кой же тощий, маленький, головастый. Поседел, nравда, и бороденка совсем козлиной стала, но ницего, крепенький еще. Он мен'я помt-!ИЛ, мь1 здесь с дедом не раз бывали. Кланяюсь, говорю, что положено. Вижу, отец Тибор глазенки свои вытаращил- ну, ясно, Ло­
ту увидел. Здесь, наверное, с Первого сверше­
ния женщин не бывало. Остальные монахи тоже повылазили, бородами трясут, пялятся, хрычи старые. Дернул я старика- мол, торопr;~мся, отче, не откажи бедным путникам ... и так далее. Обы­
чаи-то, спасибо деду, знаю. Повели в траnезную. Здесь ничего не изме­
нилось: каменные закопченные стены, очаг, длинный выскобленный стол; по углам гермы с ликами древневерских богов, верне.е, свя­
тых- бог у них, у древневеров, один. А вот с едой у монахов совсем худо стало. Вынесли нам по миске ячменной каши да по кружке кипятка. И все. А каши-то всего на до­
нышке. Видать, обнищали монахи, раньше-то их местные подкармливали -
и на гостей хватало. В один миг очистил я свою миску, за кипя­
ток принялся; что ел, что не ел ... С такой жрат­
вой нас серебристые в два счета сцапают. А друзья мои, смотрю, в мисках лениво поко­
вырялись, отодвигают- не нравится, значит. Лота какой-то ме.щочек раскрывает, там разно­
цветные горошинr<и -много, и мне протягивает парочl<у. -
Съеu1ь,- говорит,- это вкусно!-
И сама грызет, как леденец. Ну, разжевал я, съел. Сладкие, вроде сахара, да что толку? Лучше бы хлеба предложили, вон у мордатого рюкзачище rнжой, неужто жратвой не запаслисьi! Отец Тибор напротив присел, руки к груди вnалой прижал, глазки так и бегают. Видать, чешется у него язы1с, но молчит, крепится. Это у них строго: ни о чем гостей не спрашивать. Допил я кипяток, и такое у меня ощущение, что сыт. Вот хоть режь- сыт! Будто до отвала' наелся и не какой-нибудь там пресной каши, а мяса сочного, со сковороды. Даже привкус во рту- как, бывало, в праздники, когда раз­
давали жертвенное мясо. Минуту назад живот к кишкам прирос, бьн<а бьt съел, ей-богу,- и на тебе, сыт! Неужто s тех горошинах дело? Лота, смотрю, улыбается, s глазах- лукавые искорю-t. Ну, чудеса! Совсеf.л мы тут в горах одичали, в столице вон какие шту1tовины в ходу, а мы и слыхом не слыхивали. И вот что инте­
ресно: усталости словно не бывало! Это после всего, что сегодня было! М-да ... Короче, самое время ноги уносить. Тут отец Тибор t;e выдержал, рот свой без­
зубый раскрыл, глазенки круглые, любопытные. -
У дивляюсь я на ваш,- шамкает.- Одеты вы больно легко. Нынче на тропе шнега по пояс, уш не жнаю, пройдете ли? Насчет одежды -это он точно, жидt<овато мы одеты, не для гор. -
Круглый год шнега не тают,- продол­
жает старик,- раньше такого не было. Прогне-
валея господь, ай, проrневался! ∙ -
А скажите, папаша,- вдруг встревает Ян,- когда у вас это началось? .. Ну, похолода­
ние? .. Вьt не могли бы точно припомнить? Отец Тибор аж поперхнулся, глаза вытара­
щил. Еще бы: кто ж к монахам так обраща­
ется? Ну дает конопатый, где его только воспи­
тывали! И на кой ему это знать? .. -
Отчего ж не припомнить,- продолжает старец смиренно.-
У нас хроники, почитай, со Дня швершения. Все там заnисано... Ешли юно­
ша интерешуется ... В общем, не успел я и слова вымолвить, как монахи -
рады стараться -тащат на стол свои хроники: стопу здоровенных книжищ, обшитых кожей. А самые старые еще в пластиковых переплетах, я таких и не видел никогда. Только этого нам не хватало! Смываться дав­
но пора, кругачи на хвосте, а эти друзья, кан волки голодные, на книги набросились. Листают, глазами впиш1сь, ничего кругом не видят. Ну чисто дети, будто книжек в жизни не читали! Старикашка что-то бубнит, тычет пальцем в страницы, глазки горят. Чувствуется- доволь-
4S/ Уральский СЛЕДОПЫТ 2 ∙ 87 ный! Может, первые дурни за двести лет сыска­
лись, которые в ихние хроники заглянули. Я уж Бруно знаки делаю: мол, время! -
не реагирует. Листает, как бешеный, страницы та1< и мелькают. Тот еще читатель, картинки, что ли, ищет? Заглянул я тоже- в ту, что Лота в руках держала. Ох, и древность! Бумага желтая, вет­
хая, и буквы печатные. Дед рассказывал, что раньше специальные машинки для письма бы­
ли -
сами книги строчили. Это уж потом руко­
писные пошли, после Свершения. Читать, слава богам, я умел- спасибо деду, но до Лоты мне, nрямо скажем, далеко. Я только успевал заго­
ловки разобрать, а она уже переворачивает. Вnрочем, ничего особо интересного там не было. Все давно известно: День свершения, семь сфер, ложносолнце, nузыри, мнимоны... Это тогда все было в диковинку, многие, говорят, свихнулись на этой nочве. Теnерь-то что об этом читать? Как истинная вера возникла, как боро­
nись за нее -
опять же, каждый ребенок знает! Монахам в горах делать нечего, вот и пишут, грамотеи! Плюнул я мысленно, вышел во двор -
неспо­
койно у меня на душе. Кругачам, конечно, еще топать и топать -здорово мы срезали! -
но лучше бы нам еще дальше от них. Темнеть уже начало, сфера фиолетом подернулась, через час-другой совсем погаснет. Но если наддать как следует, до пещеры можно успеть. Пере­
ждать там ночь -
солдаты по темноте не по­
прутся, а утром -
через Седловину. Я уж, грешным делом, подумал -
не мах­
нуть ли одному, пока они там развлекаются кни­
жечками, но сдержался. Нет, с ними этот но­
мер не пройдет- шутя догонят. Тут хитро надо ... Вдруг- топот, кто-то на крыльцо выбежал. Так и есть: мордатый! -
Стэн,- орет,- ты где? Подхожу. Бруно в небо пялится, глаза по­
блескивают как-то странно, будто у него там стеклышки вставлены. -
Слышишь?- спрашивает.- Гудит! -
Где гудит?- говорю.- Лавина, что ли? Сnокойно сnрашиваю, знаю: не время еще лавинам. Он башкой качает: --
Нет, парень, не лавина ... Туда смотри!­
И nальцем в сферу тычет. Пригляделся я, вижу: в nросвете между дву­
мя вершинами блеснула темная точка- словно металлическая. И вроде- к нам летит, будто птица. Тут и гул с неба донесся, вернее- стре­
кот. А штука эта летающая все ближе, бук­
вально на глазах растет. Что за наваждение, ду-
маю, сроду таких птиц не видал! Лота с Яном уже рядом, тоже в небо уставились. А стрекот все громче, как бь1 накрывает сверху. Монахи услыхали-
и во двор, ру1tами машут, галдят. Оnешил я, по правде говоря, растерялся. l{акая там птица! .. Чешет к нам прямо по воз­
духу невиданная машина величиной с сарай, на­
верное! Рыло тупое, стеклом сверкает -
чем-то на стрекозу смахивает. А сверху круг прозрач­
ный, словно нимб. И прет точно на монастырь, со снижением. Тут меня будто ожгло. -
А ну- в дом! -
ору.- Быстро! И только мы успели в помещение заскочить, как замолотит с неба: ду-ду-ду-ду! .. Я на пол брякнулся, вижу- по двору очередь nрошла, искры сноnами. Потом по крыше словно моло­
том- весь монастырь затрясся... Понял я, что за штуковина к налл пожаловала. Геликоптер это, боевая летательная машина/ Раньше, говорят, они часто летали. Подnолз я к окошку- по счастью, они здесь }'зкие, как бойницы!- выглядываю. Висит, га­
дина, совсем рядом, как привязанная, на боку­
белый круг, знак сферы. В брюхе черная дыр­
ка- люк, оттуда пулемет и шnарит. А монахи мечутся по двору, как бараны, хоть бы за кам­
ни спрятались, дурни: в упор их косит! Эх, ду­
маю, была не была ... Просунул винтовку ялмаровскую, поймал в прицел того типа в люке, пальнул. Попал, не попал- не знаю, но пулемет сразу заглох, а ма­
шина вверх шарахнулась, чуть скалу винтом не зацепила! Ага, не нравится. Выстрелил я еще разок вдогонку- это. уж точно мимо-
и во двор. Геликоптер уже высоко усвистал, никакой пулей не достанешь. У крыльца отец Тибор ле­
жит, скрючившись,- nереломало очередью бед­
нягу. Еще трое или четверо- у ограды, кто-то стонет. Троица моя уже над ними хлопочет. А у меня ноги дрожат, в ушах звон колокольный ... Ведь это что выходит1.. На Станции- рей­
тарьl, в горах- гвардейцы экзарха, теперь еще и геликоптер! В общем, и снизу и сверху обло­
жили, как волков. Не случайно же это, не бы­
вает таких слуЧайностей! Даже идиоту ясно: это за нами. Вернее- за ними! Сотни солдат, от­
борнейшие части, гоняются по всему Призе­
нитью за какими-то тремя типами, из которых од~1н -
щенок желторотый, вторая -девица, а третий ... третий вообще черт-те что, ни в какие ворота f-je лезет. Это что ж такое натворить надо, чтобы такая кутерьма поднялась -
nред­
ставить страшно?! И еще я понял, что кругачи им давно на хвост· сели, еще до Комбината. То-то они так 46/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 W' "'* вперед рвались, даже не свернули, когда я им знак подавал! Станция -
тоже из-за них, сфе­
роносцы, видать, всю округу прочесали ... Вели­
н:ие боги, что же делать?! Нельзя же против целого света- вчетвером! Повернулся я, обратно в дом поn.1елся. Ране­
ных уже сюда nеретащили. Бруrю с Лотой что­
то с отцом Тибором делают, хотя там, по-моему, делай не делай, ничем не поможешь! Мир, ка« говорится, 11раху его, добрь1й был старикан ... Входит Я/"1- насупленный, бледный, глаза, как две колючки. И что-то шепчет с,квозь зубt.1- ругается, что ли? Увидел меня, подходит. -
Что они, совсем озверели? В безоруж­
ных! .. -
выкрикивает. А у самого губы трясутся, кулаки стиснуты. Что тут скажешь?.. Пожал я плечами, вздохнул. -
Ладно,- говорю , мрачно.- Идти надо ... Монахи без нас своих отпоют .. . Смотрит он на меня глаза ... ~и круглыми, буд-
то не слышит. Потом вроде что-то в них блес~ нуло- дошло. -
Послушай,- вдруг говорит тихо,- отсюда есть другой выход? Я головой покачал, у самого душа в пятки: что еще? -
Понимаешь, какое дело,- продолжает, морщась,- геликоптер-то на перевале сел ... Я проследил. Хорошо бы нам другой путь поис­
кать. Все у меня внутри обмякло, сел, где стоял, винтовку коленями стиснул. Ну вот и добеrа­
лись! На Седловине один человек с пулеметом арми10 удержит, не то что нас! Понял я, что хана нам -
и вроде полегчало. Конец так конец, от воли богов, как говорится, не уйдешь ... СЕДЛОВИНА Ночь была на исходе, оставался час темноты, может, чуть больше. Стэн хорошо чувствовал время -
никаких часов не надо. Перед рассве­
том в горах всегда так: тьма будто сrущалась, давила на грудь....,... даже дышать трудно ... Впро­
чем, здесь -
на перевале -
все г да не хватало воздуха. Стэн нацепил очки и невольно зажмурился. Мир вспыхнул призрачным сиреневым светом, будто в горах, на. всех вершинах одновременно, зажглись миллионы гигантских факелов. И опять он затаил дыхание: чудо есть чудо! Он лежал прямо в nушистом снегу, зарыв­
wись в сугроб чуть не по самые брови. Воt<руг было светло, как днем. Просматривалась каж­
дая трещина в скалах, каждый камешек. Четко, ясно, словно глаза стали еще зорче- лучше, чем днем! Слева, за близиим rн~ревалом, nлавной умо­
помрачительной дугой нависал заснеженнь1й массив Армагеддона. Вершина, обычно скрытиn ту,манной дымкой сферЬ!, б.nистала лиловым девственным снегом. Оттуда, пронзая Зенит, бил тонкий, с волосок, световой луч- Священ-· ная ось мира. Правее вздыбилась четкая, словно нарисованная цеnочка дальних вершин; за ними лежала Проклятая долина -страшное место, откуда никто не еозвращался. А вnереди, всего лишь в сотне шагов, в неглубекой заснеженной ложбине горбился темный силуэт геликоптера­
провисшие винты почти касались снега. Даже пулемет виден в nриоткрытом люке- дулом на тропу ... Да, они все-таки пошли наверх. Арифметика проста: сзади сотня гвардейцев при полном вооружении -
верная смерть; ВГ!ереди -
эк~t­
паж воздушной машины, человек пять-шесть. Правда, у них пулемет и отличная позиция­
тоже верная смерть. Но все Же: сто или пять?! Конечно, днем бы они не прошли, тропа из ущелья просматривалась вдоль и поперек, их перестреляли бы еще на дальних подступах. А вот ночью -совсем другое дело. Ночью в горах никто не ходит, и, стало быть, их здесь не ждут. Стэн осторожно nотрогал очки -
надежно ли с~1дят?- не дай боr потерять! Бруно выудил из своего рюкзака эти штуковины на тропе, когда их тьма накрыла. Стэну тог да даже не по себе стало. С виду- очки как очки, легкие, в метал­
лической оnраве, неказистые. А нацепишь -
всесильные боги!- ночи как не бывало! .. Очки ночного видения, вот как они назывались. Ко­
нечно, здесь, в Призенитье, никто· о таких и не сль1шал. Простой бинокль- и тот редкость! И одежонка подходящая у них нашлась -
вроде чехлов с капюшонами. Материя на ощупь совсем тонкая, на рыбьем меху, а влезешь туда, молнию -
взь1к, капюшон на голову- и lсак в nечке! Красота ... Комб называется. Стэн погладил рукав, вздохнул. Странный материал, сн:ользю1й, будто жиром сN,азан, а не пачкает. Лежишь в снегу- и хоть бы что, слов­
но на травке летом. Да-а, экипировочка у них что надо, любой позавидует. Вот бы такую -
насовсем! Чуть скрипнув снегом, подполз Бруно, залег рядом. Ну? -
негромко спросил Стэн. -
Спят,- сказал Бруно.- В палатке, вон за 471 Уральским CЛi:ДOI1bii ∙ 2 ∙ 87 тем Вь'lстуnом ... Четверо. п~тый- в машине. За­
цешт ты его тогда ... Стэн непроизвольно погладил винтовку: ага, зацепил! .. -
Так чего ждем?- возбуждеt-1но восклиl<­
нул Ян, всматриваясь вдапь.- Вперед! Они с Лотой запеrли по левую руку от Стэна и все время о чем-то шептаn11сь. Стэн досад­
Л!-!ВО отмахнупся, повернулся к Бруно. -
Не знаешь, где у него горючка?- спро­
сил, кивая на машину. Внутри, в баках,- ответил Бруно.- Зачем тебе? А затем,- назидателы·IО сказал Сцн,­
что прор~:~аться, может, и nрорвемся, но утррм они нас в минуту догонят и сверху- как бара­
нов. Ясно? Сжечь ее надо к чертям собачьим! -
Зачем сж11гать?! -
вскинущя Ян.- Не надо сжигать! Хорошая машина, летает ... Самим пригодится! Глянул на Стэна весело, подмигнул. Дурак зелень1й, Вl:>lругался Стэн про себя, нашел время шуп<и шутить! -
Так, может, сам и повед~шь?- бросил с усмешкой. Ян nожал плечами. А что, могу и я! -
Нет уж! -
вдруг подала голос Лота.­
Пусть лучше Бруно, с ним надежней! А с тобой я налеталась -хватит! -
Тоже вспомнила! -рассмеялся Ян.-
Это ж когда было!! У Стэна сnерло дыхание: ЧОI(нулись они, что ли?! -
Вы что, ребята, серооезно? Тройка переглянулась, Ян подещся ближе, за­
глянул Стэну в лицо. -
Ты, главное, не дрейфь! -
заrоворил убежденно . ..:... t>Лы с Бруно эти машинь1 наиз}'сть знаем. Чего нам по с;негу топатьl Полетим, как люди! .. Стэн nочувствовал, что у него ум за разум заходит. Черная сфера, они же Нё! полном серь­
езе! Дойствитель~ю собрались по воздуху ... Ведь гробанемся же! Это ж сколь1<0 ;.•читься надо, чтоб такие машv.нь1 водить?! Темво, скал~:>r кругом, пропасти-:~опей не соберешь! Обал­
дели, совсем обалдели! -
Значит, так,- решительно произнес Бру­
но.-
Я беру на себя машину, а вь1- палатку! Подержите их TqM, пока не запущу двигатель. Понятно? .. Вперед! И не дав Стэну оnомниться, скользнул вниз, в ложбину- тихо, как ящерица. -
И-эх! -
удапо воскликнул Я1-1, вскакивая.­
Г де наша не пропадала?! Айда! Кубарем покатился вниз по склону, увлекая за собой рыхлый снег- будто на игр-ищах. Сле­
дом заскользила Лота, обернулась, призывно махнула рукой. ((Мать всех богов,- прошеnтал Стэн, вставая,- сnаси и ·nомилуй! .. )> Брезентовые бока nалатки обле11ил иней; было тихо, пилоты, похоже, дрыхнули без зад­
них ног. На утоптанном снегу- пустые консерв­
ные банки, окурки. Ничего живут • nилоты, не­
вольно отметил Стэн, позавидуешь! .. Бруно уже скрылся 1! люке, оттуда не доносилось ни звука. Стэн замер наnротив палаточной щели, у рас­
т~жен:. С другой стороны застыла невь1сокая ПJ1отная фигура Яна. Он помахал рукой -мол, в(:е в порядке, nриготовься. Бешено колотилось сердце. Лота, постояв рядом, тихо шагнула к машине. Вдруг там что-то звякнуло, донесся сдавленный воnль -
короткий, задушенный. Стэн напрягся, nокрепче nерехватил приклад. В па­
латке завозились, кто-то закашлял. В машине опять звякнуло -
на всю Седло­
вину, потом зажужжало- резко, визгливо. -
Эй, эй! .. -
сразу заорали в несколько гло­
тоi<. Палатка заходила ходуном. Стэн рванул передние растяжки, завалил верх. Ян вдруг дико гикнул и прыгнул плашмя на матерчатую кры­
шу. Внутри взвы,'1и дурнь1ми голосами. В щель высунулась голова в l<руrлом шлеме, Стэн с раз­
маху хватанул по ней nри:<ладом. -
Не двигаться!- заорал что есть мочи.-,. !{то вылезет- пуля в лоб! Оглушитепьно кашлянув, застучал промерз­
ший мотор. Дрогнули винты, пошли вкруговую, разгоняя снег,- все быстрее, быстрее. Рядом возник Ян, д:о?рнул: «В машину! .. » Наподдав саnогом по чьей-то выпуклости в nалатке, Стэн бросился к люку. Из nалатки паль­
нули- наугад, сквозь брезент. Винт вовсю мо­
лотил воздух, в лицо полоснул снежный вихрь, оттолкнул. Соп-Jувшись, Стэн с трудом ввалился внутрь. На дребезжащем железном полу, скорчив­
шись, лежал офицер с обморочным лицом. Ян с Лотой за руки тащили его к ЛЮI<у. Стэн по­
сторонился, офицер мягко нырнул в снег, дер­
нулсЯ и вдруr бь1стро-быстро, ужом, пополз прочь. Ян захлопнул дверцу. Бешено взревел двигатель, машина задергалась, как в трясучке. «Сейчас развашпся! -ужаснулся Стэн и глянул в маленькое круглое окошечi<О. Земля стреми­
тельно падала вниз.- Святая сфера, летим!!!» Он изо всех сил вцеnился в какую-то скобу, ноги предательски обмякли,. желудок рванулся н: горлу. Геликоптер вдруг круто завалился на­
бок, обходя близкий склон. Внизу на снегу мелькнула расnластанная скатертью палатка, 48/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 несколько суетящихся темных фигур- совсем игрушечных. Миг -
и под машиной пропасть с отвесными . стенами, дно в сизом тумане. Стэн зажмурился: летим, летим! .• Кто-то резко встряхнул за плечо: Ян! Сме­
ется, зубы блестят. -
Айда в кабину! -
прокричал в ухо. Держась за его плечо, Стэн ввалился в ка­
кую-то дверь, ухватился за спинку сиденья. Кру­
гом белый пластик, стекло, какие-то приборы, рычаги, . кнопки- сам дьявол не разберется! В переднем кресле истуканом застыл Бруно, руки на штурвале. Лота -
в таком же кресле, чуть сзади -
прижалась лицом к окошку. Под машиной стремительно проносилась черно-бе­
лая горная гряда, похожая отсюда на полузасы­
панный снегом хребет дракона. Еще что-то про­
кричал Ян- ничего не слышно, грохот- будто внутри барабана. Ян подтолкнул Стэна к креслу, усадил рядом с Лотой. Подмигнул: «Не робей, nарень!» Стэн сжал зубы, унимая дрожь: вот, черт их дери! .. Машина забиралась все выше; сбоку про­
плывал гребень Армагеддона- плоский, словно срезанный ножом. В центре- ровная черная вnадина, как чаша. Оттуда и бил луч Оси. Вот она, Обюель богов, пахалодел Стэн. Луч вонзался в черное небо, быстро увязая в темноте. Там, куда он указывал, за черниль­
ным r~.trантским сводом угадывалось слабое све­
тящееся пятнышко. Сферополис, догадался Стэн. Внизу толстой извилистой змеей проплывало Ущелье семи ведьм. «Куда это они?»- вдруг оnомнился Стэн, подалея к Бруно. -
Куда nравишь?- заорал в ухо.- В доли­
ну давай, там дорога! .. Бруно дернул nлечом, даже не обернулся. Привстала Лота, притянула Стэна за шею. ∙ -
Не мешай ему! -крикнула.- В столицу летим! Все будет хорошо ... У Стэна опять, в который раз за сегодня, сперло дыхание. Во дают- в столицу! Он-то ду­
мал: перемахнут Седловину и все, сядут. Если, конечно, не гробанутся. Но в город? .. Это ж на другом конце света! Да и г де они там призем­
лятся? На площади, перед храмом? .. В небе, точно над головой, зажглась белая звездочка- и nошла набухать: nервый свет! Стэн снял очки, бережно спрятал в нагрудный карман комба. Мелькнула шальная мысль: авось, забудут?! Быстро светалр. Стремительно, словно взры-' ваясь, расширялась дыра в Зените, наливалась багровым, жадно поглощала тьму. Заnылали горные хребты, всnыхнул воздух -утро! Оран­
жевый час. Машина, казалось, зависла в розовой nусто­
те. Со всех сторон дыбилась земля, грозно на­
висала исполинской чашей без краев; . здесь, с высоты нескольких миль, вся сфера была как на ладони. Над головой сквозь розовую фосфо­
ресцирующую дымку смутно пробивались тем­
ные зеркальные пятна- Озерный край. Горы уже ползли назад и вверх-
и теперь прицели­
вались горящими остроl<онечными пиками в хвост геликоптеру. Точно по курсу мохнатым оранже­
вым ковром вставал лес. У Стэна невольно закружилась голова-
ди­
кое зрелище! Весь мир под Семью сферами -
перед ним! Неба нет- одна пестрая вздыбив­
шаяся земля, вот-вот готовая рухнуть вместе с горами, озерами, реками- и спрятаться негде! Он от1синулся на мягкую сnинку кресла, nере­
вел дух. Даже ему, горцу, не по себе, каково же должно быть этим! Ровно стучал мотор. Ян и Лота nрилипли к стеклам кабины- не оторвать. Возбужденные, друг друга локтями толкают, щеки горят, nаль­
цами куда-то тычут. Довольные- страшно! .. Впереди -
широкая спина Бруно, мощный загри­
вок откинут назад. Этот головой не крутит, мор­
датому все эти чудеса не в диковинку: и не та­
кое видал! Прямой, невозмутимый, уверенный ... Стэн прикрыл глаза. А ведь, nожалуй, доле­
тим, мелькнула мысль. Ребята не промах, куда хочешь пролезут. Настырные, и свое де-ло знают твердо: этого не отнимешь! Вот только ему, Стэну, от этого не легче. Ну, сядут они где-ни­
будь на укромной nолянке близ города- зачем им там nроводник? Зачем он им вообще nена­
дебился-тоже вопрос?! Если пешком топать­
еще куда ни шло, может, какая польза от него и была бы. А с геликоптером этим он и во­
обще- балласт ненужный. Вот то-то и оно! Стэн незаметно nотрогал винтовку, подтянул ближе- не прозевать бы! .. Он очнулся от сильного рывка. Тряхнул голо­
вой, плохо соображая: «Заснул, что лиi'!» Машину швыряло. Захлебываясь, ревел мо­
тор. Бруно, как бешеный, крутил штурвал, ста­
раясь выровнять геликоптер. Что-то, надсажи­
ваясь, кричал Ян, указывая вниз. Стэн прижался к стеклу. Черное небо, они падали! Под самым днищем с бешеной скоростью nроносились ка­
кие-то полуразрушенные постройки, столбы, де­
ревья. Винт вздымал вихри пылИ, за машиной тянулся широкий дымный шлейф. Боги, куда их занесло? Сколько же он спал? Рядом вжалась в кресло Лота, nоблескивала оттуда неподвижнь1ми nобелевшими глазами. Ян 49/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 4 «Уральский СJlедопыт» N, 2 50/ Уральский СЛЕДОПЫТ • 2 • 87 вдруг подскочил, рывком натянул на нее капю- пиджаки, куртки, мундиры ... Непонятная братия, шон комба. Обернул бледное лицо к Стэну, зна- разношерстная. А вооружень1 неплохо, дробови­
ками потребовал: делай то же! Но Стэн мертво ∙ ков да самопалов вообще не видно- винтовоч-
вцепился в подлокотники, чувствуя, как покры­
вается испариной: падаем, падаем! .. Ян подалея к нему, заставил надеть каnюшон. Что-то про­
барабанило по корпусу- будто крупный град. В борту, сбоку, вдруг появились маленькие круг­
лые дырочки. Это же от пуль, похолодел Стэн, инстинктивно втягивая голову в плечи. И сейчас же что-то сильно ударило в бок- туnо и боль­
но. Все, обмер Стэн, схватился за бок ладонью. Пальцы обожгло- пуля! Крупная, пулеметная. Застряла в чехле в этом, почему-то не пробила. На излете, что ли? Он не успел удивиться. Геликоптер круто за­
валило набок, и его чуть не выбросило из крес­
ла. Обо что-то бешено замолотил винт, машину затрясло. Взвизгнул' раздираемый металл, блес­
нуло пламя. Кабина мгновенно наполнилась удуш­
ливым дымом. Захлебнулся двигатель- машина ухнула вниз. Тотчас тело вдруг сдавило со всех сторон­
не шевельнуться. Стэн рванулся, задыхаясь. С ужасом увидел, как быстро и страшно начали расnухать Ян с Лотой. Что-то бесформенное за­
полнило кабину. И взорвалосьl ОТВЕРГИ В общем, как чувствовал- гробанулись мы, прямо в эти самые развалины! Само собой, это я потом сообразил, ко г да в глазах прояснилось ... Сижу на куче nеска, за сr1иной стенка- присло­
н или, значит. В голове- как ветром все выду­
ло: что, где; как? .. Перед глазами туман, в гор­
ле саднит, куда ни тронь- больно. Какие-то люди кругом мельтешат- морды вроде незна­
комые. Впереди то ли пустырь, то ли nлощадь, вся в дыму. А в центре, задрав хвост к небу, догорает наш геликоnтер -дым черный, жир­
ными клубами. Вот тут я мигом все всnомнил. Всесильные боги, значит- выкинуло меня или вытащил кто! А троице- капут! Сгорели ребята, почем зря ... Что-то с ними такое случилось, там, в кабине, в последний момент- страшное ... Вцепился я в стенку, поднимаюсь кое-как: ни­
чего, стою, и вроде все цело. Сразу несколько тиnов ко мне обернулись, тычут дула в живот .. Так, думаю, все яс;но, можно не рыnаться, тут обо мне позаботятся. Оглядываюсь тихонько. Винтовочки моей не видать- или в машине оста­
лась, или прибрал кто. Жаль! Хотя чего уж тут жалеть?!. Публика вокруг- та еще! Кто в чем: ки, автоматы, у одного на плече даже круnно­
калиберный пулемет. Видать, этой хреновиной они нас и срубили. Тут мне наподдали nониже спины -двигай! Толr:.ко за угол заворотили, смотрю -'Тройка моя стоит полным составом, сnинами к стенке. С виду целы, в комбах этих своих, морды черные, в саже, только белки светятся- чистые араnы! Ян мне зубы скалит, nодмигивает: не дрейфь, мол! В'от чертово семя! И хотите верьте, хотите нет, а на душе у меня полегчало- словно груз свалился. Слава богам, живы! Хорошо ли, nлохо ли-
живы! Только что же такое с ними nроизошло там, в кабине, nеред тем, как грохнулись мы? Ведь точно nомню: раз­
дуло их, как мехи кожаные, будто надул кто?! Хотел сnросить nотихоньку, куда там! Пово­
ротили нас-
и марш-марш вперед, через пло­
щадь аллюром. Шибко nогнали, будто гнался за ними кто- не до расспросов! А я н,икак не со­
ображу- с кем это нас судьба свела? Для ва­
тажников уж больно вооружены справно. Да и какая ватага решится в геликоптер сфероносцев пулять?! Главным у них был один бледный хиляк в кургузом nиджачке. Маленький, а крикливым -
жуть! Пистолетом все размахивал- нервный, видать. Орет что-то, надрывается, а я не слышу: уши у меня заложило ... Долго нас гнали, все по каким-то улочкам захламленным, через nустые дворы, nотом nод­
валами. Похоже на брошенный городок, в рай­
оне Больших руин их много. Если так, то -отсюда до столицы- рукой nодать. Выходит, хорошо я в машине дрыханул, язви его в душу! В конце концов загнали нас куда-то nод зем­
лю: nодвал не nодвал, окон нет, а светло. Под низким бетонным потолком странные светиль­
ники, вроде стеклянных колб, на шнурах висят. Свет от них желтый, яркий, глаза режет. Поме­
щение большое и народу- не продохнуть. Раз­
ный народ, одет чисто, даже женщины есть; кругом стол-ы, стулья, шкафы железные, пира­
миды с оружием. Вдоль стен -
здоровенные стеллажи с книгами. Много книг, я и не видел столько, а ведь дед мой, покойник, всю жизнь книжки собирал. И тут я прозрел. Никакие это не ватажники, куда там! Отверги это, самые опасные типы под Семью сферами- как говорится, черт им не брат! Да-а, вот уж действительно, из огня да в полымя! Хиляк наш сразу куда-то в угол юркнул, там 5t/ УральскиМ следоnыт. 2-87 за столом сидел очкарик один, весь книгами об­
ложен, только лысина сверкает. Главарь, что ли? Ну, все физиономии, натурально, на нас- гла­
зеют, как на nривндения. И то верно: вид у нас, прямо скажем, диковатый. Морды черные, в ко­
nоти, да еще чехлы :;.ти блестящне. Они от огня, видно, усохли, обтs:гивают, словно nерчатки, и сразу видно, кто есть кто: у Лоты фигура -дай божеJ Покосился я на своих: nонимают хоть, куда мы влиnли? Ни черта они, nо-моему, не nоняли, озираются с интересом, будто в гостях. А ведь яснее ясного: поnали мы в штаб-квартиру отвер­
гав, и черта с два мы отсюда живыми выйдем! Народ отчаянный, ни в кого не верят, никого не лризнают, никого не боятся. А вы с голыми ру­
ками: вся поклажа тройки в геликоптере распро­
клятом сгорела, и винтовка моя тоже- тю-тю! .. Гляжу, вылезает из-за стола очкарик этот лы­
сый, к нам шлепает брюхом вперед- толстый, как боров. Плешь так и сверкает, словно воском натертая. Остановился возле, руки на животе сцеnил, оглядывает. Молча. Глазки маленькие, жиром оплыли, но цепкие. Долго глядел, все на троицу, меня, видать, сразу раскусил, зато ос­
тальные- не по зубам! Даже очки на лоб ло­
лезлн. -
Кто такие?- восклицает наконец.- От­
куда? Голос тонкий, бабий. Открыл я было рот, да тут же и захлопнул.: ну, что тут скажешь?! Моя личность вряд· ли кого заинтересует, а троица nусть сама выкручивается. Тут особо не потем­
нишь, отвергинарод дотошный! -
А вы кто?- нахально рычит Бруно в от­
вет.- Какого дьявола вы в нас палили? .. Мы вас не трогали! У лысого очки чуть не свалились, глазки вы­
пучил, глядит, как завороженный. -
Вы что,- говорит изумленно,- не по1о~яли, кто мы?! Вижу, Ян на меня зыркнул: мол, выручай. Ладно! -
Нет, отчего ж,-
говорю.- Отверги вы! .. То есть эти,- сnохватываюсь,- атеисты! Отвергами их в народе прозвали, nоскольку они всех богов отвергают- и старых, и новых. А себя они атеистами кличут. Все одно- без­
божники! Переглянулись мои ребята- дошло, наконец! Лота вперед выступает, каnюшон с головы до­
лой, волосы по nлечам. -
Мы бы хотели nоговорить с вами наедине! Тихо вокруг стало, народ рты пораскрывал. Я ведь это сразу nочувствовал: было в ней что-то таt<ое, отчего руки сами собой по швам вытяги­
ваются. То ли власть какая, то ли сила внутрен-
4* няя- не поймешь! Трудно было бы ей отка­
зать -железным надо быть. Глянул на нее толстяк снизу вверх, очки nо­
правил. -
Идите,- говорит,- за мной! .. Прошли через весь nодвал, в стене- желез­
ная дверка. Открывает ее лысый, тройку лроnу­
стил, и только я следом... «Стоn,- говорит,­
ларень! Ты nока здесь nобудь- вызову! .. » И хи­
ляку этому кивает: «Присмотри!» И nолучилось: они там, а я-
у двери. Хиляк со своим воинством рядом стои·т, ло­
глядывает на меня хмуро. И по морде видно, что, будь его воля, шлеnнул бы меня тут же без разговоров. Ватажника во мне признал, не бу­
дешь же тут объяснять?! А с ватажниками от­
верги не церемонятся. Известно: где отверги, там ватаг нет. С безбожниками вообще никто не связывается- крутой народ. Дисциnлина у них, как в армии, и оружие что надо. С круга­
чами- война кровная: nервые враги экзарха и Святого храма, кругачи за ними по всему Семи­
сферью охотятся, как за псами бешеными. Рань­
ше их на крестах вдоль трактов выставляли -
дед еще застал, рассказывал; ну, а теперь, если кого заловят, наnравляют в Храм, на спаситель­
ные люстрации. Очищают, значит, от ереси и скверны... Встречал я кой-кого после этих самых дел. Самые лютые фанатики, за богов сферы­
в огонь и в воду! А глянешь им в глаза- жуть берет! Пусто там, будто все у них nод череnом выскоблено до блеска. Кукла куклой! Короче, с какого края ни глянь- плохо наше дело. Нельзя нас отсюда выnуска·rь: а ну как кругачей nри ведем?.. В общем- безнадега. Тут как раз дверь приоткрывается, лысый меня требует. Захожу. Тесная намарка с голыми бе­
тонными стенами без окон, с потолка светиль­
ник этот чудной свешивается- как раз над лы­
синой толстяl<а. Он за маленьким столиком при­
мостился, а напротив, на скамье, рядком- трои­
ца. У стены койка, в полу железный квадратный люк, его я nервым делом приметил-на всякий nожарный. Не знаю, что эта компания наплела лысому, но физионG>ми~ у него nрямо дыней вытянулась, честное слово! Толы-со я вошел, он как гаркнет: -Имя? .. Я ответил- чего скрывать-то?.. И-
пошnо, nоехало! Как начал он меня nотрошить, я даже взмок весь! И сколько лет, и где родился, и где жил, и кто родители, и как их звали ... Всю nод­
ноготную вызнал, в жизни мною никто так не ин­
тересовался. Форменный доnрос- видать. тол­
стяк на этом соба1<у съел. Выжал он меня кего, как лимон, губами толстыми nожевал. 52/ Уральский СЛЕДОПЬIТ ∙ 2 ∙ 87 -
Что ж,-
говорит,-
с этим ясно ... А теперь, парень, расскажи-ка мне, как ты в геликоптере оказался?- Прищурился и добавляет строго: -
Только не врать, понял? Это в твоих интересах! Ну, что тут будешь делать? Ясно, для него главное- не моя биография, а о троице все разузнать. Небось, они ему тут такого насочи­
няли-
чертям тошно! Ну, а мне-то что прика­
жете делать? Ведь если скажу все, отверги их как пить дать шлеnнут- со шпионами храмовни­
ков тут разговор короткий! А темнить начну, ми­
гом расколют, и тогда уж точно- ногами впе­
ред! Гляжу, Ян мне nодмигивает ободряюще: да­
вай, не бойся! Ну, ладно, думаю, была не была, авось пронесет! И выдал все, как было: про Комбинат, Станцию, рейтаров и серебрис:ых, про Обитель монахов и что там случилось, и как мы в темноте на Сед.11овину топали, и как захватили машину ∙ кругачей. Словом, всю правду расска­
зал- куда деваться?- вот только подозрения свои пока nри себе оставил, это, извините, ни­
кого не касается, пусть толстяк сам выводы де­
лает. Выдал-
и чувствую: если он нам поверит, последний дурак будет, я бы ни в жизнь не nо­
верил, и никто, по-моему, такому не поверит, кроме самых расnоследних идиотов! Долго лысый молчал, два раза очки снимал и все тер, тер- до дыр, наверное, протер. По­
том и говорит: -
Ну что ж, давайте знакомиться ... Меня зо­
вут Раден! Вот и пойми после этого, что у него на уме, у дьявола лысого! Ох, и хитрый мужик, скажу я вам ... Смотрю, ребятки мои враз повеселели. Бру­
но nервым вскочил, руку ему пожал, представил всех по именам, даже меня не забьiЛ. «Наш,­
говорит ,-
проводник и товарищ- Стэн! .. » М-да ... Молодые просияли, улыбаются- наверное, ду­
мают, толстяк сейчас извинится, что ихний гели­
коnтер срубили, напоит-накормит и отпустит с миром! Как бы не так, держи карман шире! .. Уж я-то чувствую: задумал он что-то, неспроста вдруг таким вежливым стал ... Уселся он поудобнее, руки на животе сцеnил, зенки в потолок -
и ни с того ни с сего nовел речь о том, как трудно им, бедным отвергам, живется, никто их не понимает, никто не любит, а ведь они жизни свои за нас, идиотов, кладут ... и о том, как кру~ачи о них всяческие мерзости распускают, а народ уши развесил- верит, при­
вык вер~пь, приучен к этому сызмальства, а чтоб собственными мозгами раскинуть- это ни-ни, не может, не умеет, да и не хочет, верить-то про-
ще ... а ведь им, отвергам, на самом деле ничего для себя не нужно, нет у них никаких особенных сокровищ, сами с хлеба на воду nеребиваются, единственное, чем действительно владеют- зна­
ниями!- вот это да, что есть, то есть, именно за это их кругачи и ненавидят, и, между прочим, боятся, потому что известно отвергам кое-что такое, что кругачи уже два столетия от народа скрывают- тайна Свершения! Ведь они, отверги, народ образованный и верят только в одно бо-
∙ жество: Ее Величество Науку, а она говорит точ­
но, что вовсе не боги всех 11юдей под сферу за­
прятали, как твердят жрецы, а люди-
сами себя, своими собственными руками, вот ведь какие дела ... Снял лысый очки, опять тереть начал- глаз­
ки красные, блестят, на меня смотрит. Само со..: бой, я уж давно догадался, что расnииалея он вовсе не для меня. Эту свою ересь он моим приятелям предназначал- прощупы вал, значит: чем дышат, как отнесутся?! Ибо есть это самая жуткая крамола под Семью сферами, и пахнет это, скажу я вам, люстрациями! Было б куда­
сбежал бы, ей-богу! А блаженные мои, гляжу, с восхищением на него взирают, не nонимают, психи, что мы теnерь с отвергами одной веревоч­
кой повязаны-
ересь, она и есть ересь! Тут Раден этот достает какую-то бумажку и нам под нос сует. -
Вот в этих,- говорит,- уравнениях- весь секрет нашей сферы! Это и есть главная тайна, которую скрывает от нас вся эта сволочная бан­
да во главе с экзархом! .. Вижу, разволновался старикан малость, очки прыгают. Я, конечно, никакого секрета там не узрел: дьявол их разберет, я в этой математи­
ке- ни бельмеса! А вот компания моя в этот самый листочек nрямо впилась-неужто сооб­
ражают чего? Ян вдруг поднимается, руку тянет: «Разрешите~ .. » Взял он эту бумажку у Радена, достал из кар­
мана карандашик и что-то там приnисал, значки какие-то. -
Вот,- говорит,- так nонятно будет?­
И протягивает обратно Радену. Толстяк· только глазами хлоnает, вроде- не доходит... Долго глядел. Потом вижу- губы затряслись, физиономия пятнами пошла. -
Так это же, это же ... -
сиnит и за ворот хватается. Ян кивает, улыбается- довольный; на меня глянул- подмигнул. Ну дает, конопатый! Не знаю, чем бы дело кончилось, только дверь вдруг распахивается и в комнату пулей влетает хиляк тот нервный- морда, как мел, глаза бешеные. 53/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 -
Кругачи!!! -орет с порога.- В туннель nрорвались! Уходить надо ... Ну, думаю, началось! Раден nодскочил- стул в сторону- и за сердце. -
Как в туннеле?!- хриnит.- А где же твои люди были, гад?! -
Да они как с неба свалились!- кричит хиляк.- Целый полк! Взорвали завал и по кана­
лизации- сюда! .. Переглянулся я со своими- без слов все ясно! Если с неба- значит, за нами. ЯН Когда они выбрались на nоверхность, день уже клонился к вечеру. Черное солнце выбро­
сило длинные волнистые отростки -
гигантский сnрут на светлой зелени сферы- и теnерь мед­
ленно, словно нехотя, пульсировало, исnуская nрозрачные радужные сфероиды. Труба, по которой они nолзли, выходила в русло давно высохшего канала. Дно и крутые склоны буйно заросли чертовым кустом; сверху нависали разлаnистые кроны елей. В тени де­
ревьев набухали и беззвучно лолались бледно­
розовые nоганки; кое-где коnошились nрозрач­
ные, чуть видимые мнимоны. Стэн сидел на корточках, жадно вдыхая теп­
лый nахучий воздух- не мог надышаться. Грудь расnирало, до сих пор чувствовалось удушье. Рядом на валунах сидела тройка. Бруно курил, вперив неnодвижный взгляд куда-то в сферу; Ян с Лотой негромко nереговаривались. _ Време­
нами Стэну казалось, что они сnорят, даже ру­
гаются -у обоих были возбужденные недобрые лица. Раден nластом лежал на склоне, nо-рыбьи хватая воздух широко открь,тым ртом. Стэн взглянул на него с жалостью. Да-а, nожалуй, старику досталось больше всех. И ведь если бы не он- все бы там легли! .. Разгром был nолный. Сфероносцы обложили развалины со всех сторон, перебили охрану­
ничего нельзя было сделать. Видимо, они обна­
ружили остатки геликоnтера и быстро сообра­
зили, чьих рук это дело. Уходили крьlсиным лазом: узкая, как кишка, труба с гнилым воздухом, nроложеиная через весь городок. Отряд хиляка остался nрикрывать, это дало возможность остальным рассеяться по старой канализациqнной сети города. Может быть, кто-то и уцелел, но сюда, на nоверхность, вышли только они и Раден. Старик отлично ориен­
тировался под землей -это их и спасло. С тех пор, как Ян написал что-то на той бу-
мажке с формулами, Раден не отходил от него ни на шаг. Стэн чувствовал: толстяк о чем-то догадывается! Что-то он такое понял, о чем ни­
как не может догадаться сам Стэн. Ведь теперь ясно: никакие они не шnионы храмовников, с теми бы Раден говорил иначе. Тут что-то другое, ведь старик на этого молокососа белобрысого как древневер на икону- чу<ь не молится! Вот и nойми их после этого?! -На дне канала было тихо; слабо шелестели ели над головой, мирно звенели мухи, привле­
ченные заnахом nота. Рядом журчал ручеек с мутной водой- все, что осталось от nолновод­
ного когда-то канала. Тяжело кряхтя, nриnоднялся Раден, оnерся сзади на руки. Обвел всех мутными глазами. -
Пора! .. -
сказал задушенно.-
Я отведу вас в леса, к хилиастам ... Они нас nримут ... Пере­
дохнем-
и в Большие руины! Там наши ... Бруно вынул трубку, хмуро nокачал головой. -
Нет! -сказал твердо.- Нам в столицу надо! Молодые сразу обернулись, выжидающе уста­
вились на Радена. Какая столица, ужаснулся Стэн. Ведь кругачи не идиоты- ясно, куда трой-
∙ ка метит! Туда сейчас и муха не проскочит! Раден долго глядел на них красными воспа­
ленными глазами- у него тряслась голова. -
Хорошо,- вдруг сказал хриnло,- я nойду с вами! Одним вам не пройти .•. Стэн чуть не вскрикнул: да он в своем уме?! Сам, добровольно, в этот змеюшник! .. Бруно с сомнением покачал головой, но ни­
чего не сказал. Вскочил Ян, помог старику под­
няться. -
Будет трудно, Раден,- ска~ал негромко.­
Но ... мь1 тебя nонимаем! .. Сnасибо! .. Они пошли nрямо по руслу канала, продира­
ясь сквозь заросли. Стэн тащился nоследним, автоматически nереставляя ноги и прикрывая лицо от колючих веток. Г де-то в груди застыл холодок обреченности: куда, зачем, неужели им всем жить надоело? Что ж они такое задумали, в конце концов, ради чего такой сумасшедший риск? .. Старик, конечно, догадывается, и он с ними! Это надо как следует обдумать- nочему тройка так быстро енюхалась с отвергами. Что у них общего? .. Ну, в богов не верят, ну, обра­
зованные- что еще?! Оnределенно что-то есть еще, главное- но что? .. Стэн nотряс головой -тупо ломило в висках, мысли расползались. Проклятая труба, выругал­
ся он про себя. Ведь чуть не задохлись! .. ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ 54/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 АНТЕРАТУРНЬ/Е ФАМНАНН Валентин ВАСИЛЬЕВ Встретив невзначай Екатери­
ну Сумарокову, Михаил Василь­
евич Ломоносов ласково улыбался и говаривал: -
Вот умница барышня! В ко­
го такая уродилась?! Конечно, он звал «в кого», он состоял в давней вражде с А. П. Сумароковъш. А дочь своего ли­
тературного соперника глубоко уважал за ее литературное даро­
вание. Гордился дочерью-nоэтессой и Александр Петрович Сумароков. Ее спiхи и песни печатались в журналах. На Еню·ерине Сумароковой женился известuый ·драматург ЯRов Борисович Княжнин. Драматургом стал их сын Александр Княжнин. На сцене ставились ero пьесы «Ап­
дромаха и Персей», <<Жених трех невест>> и другие. Жена Алексан­
дра Яковлевича Княжнина Варва­
ра Александровна печатала стихи в журнале «Ипщ,рена». Литературных династий и се­
мей можно назвать немшю. Вот, снажем, династия Майко­
вых. Михаил Александрович Май­
ков, директор Демидовекого учили­
ща высших наук, издал <<Собрание басен и стихотворений». Стихо­
творцем был его брат Аполлон Алеi<сандрович Майков, дирентор императорских театров. Его сын Николай стал живописцем, жену Николая Евгению Петровну совре­
менники знали как автора стихо­
творений, повести «Женщина>>, рас­
сказов. Их сын Аполлон Николае­
вич Майков -
известный русский nоэт. Два его брата, Владимир и Леонид, тоже были ~итераторами. Известно, что стишками бало­
вались отец великого поэта С. Л. Пушкин, а также младший брат Л. С. ПуШRин и сестра поэта О. С. Павл:ищева. Привержендем «легкой поэзии», членом литературной груп­
пы <<Арзамас>> был дядя великого поэта -
Василий Львович Пушкин, чья сатира «Опасный сосеД>> полЪ­
зовалась популярностью. Отъяв­
ленным водьтерьянцем слыл да;rь­
ний родственник великого поэта -
Алеrtсей Михайлович Пушкин ( 1769-1825), писавший стихи и переводивший на русский яаык произведения Мольера. Хорошо известна писательская семья Ансаковых. Отец, Сергей Тимофеевич, автор «Семейной хро­
никИ>>, сыновья Иван и Конран­
тин -
публицисты, поэты, общест­
веиные деятели. Довольно многочисленна дина­
стин Толстых. Широко известно имя Алексея Константиновича Тол­
стого, автора романа «Князь ·Се­
ребряный», романса <<Средь шумно­
го бала>>, стихотворений. Он был дальним родствепником Льва Ни­
колаевича. Писателями стали Идья ∙ Jlьвович (псевдоним Илья Дубров­
сний, писал повести, рассказы, сти­
хи), Лев Львович (псевдоним Львов, писал рассказы и пьесы), Сергей Львович (псевдоним С. Бро­
димсний, писад рассказы, воспоми­
нания об отце, семье Толстых). В родстве с веJrиким писателем зем­
ли русской состоял и Алексей Ни­
колаевич Толстой. Литературный дар <шо наслед­
ству получиш> Валерий Яковлевич Брюсов: его дед А.чександр Яковле­
вич Бакулин (1813-1894) был ав­
тором множества басен, лирических стихов, а также романов и пове­
стей. Любопытны литературные тра­
диции семьи великого руссrшго поэта А. А. Блока. Поэтессой и пе­
реводчицей была бабушка поэта Елизавета Грпгорьевна Бекетава (Нарелипа). Писала повести и сказ­
ки в стихах тетка поэта Екатерина Андреевна Бекетова. Другая его тетка- Мария Андреевна сочиня­
ла стихи, написала биографию А. А. Блока. Еще об отцах и детях. Сочипю1 и публиковал стихи сын Карамзи­
на Адександр. Дочь великого рус­
ского писателя Любовь Федоровна Достоевская ( 1869-1926) писала повести и рассказы, издала книгу воспоминаний об отце. Бодьшой известностью подьзовались Д. И. Минаев и его сын Д. Д. Минаев, особенно последний -талантливый поэт-сатирик, сотрудник журиада <<Искры». :Известным поэтом стал Алек­
сандр Николаевич Плещеев. Его сын Александр Адександрович пи­
сал пьесы, рассказы, путевые очер­
ки. Приобретшая в начале нашего века довольно скандальную извест­
ность своим романом «Гнев Дио­
ниса>> (с проповедъю <<свободной любви») Евдокия Нагродекая была дочерью писательницы Авдотьи Яковдевны Панаевой. У Леонида Николаевича Андре­
ева все три сына стаJIИ литерато­
рами. Вадим -
автор к.ниг «Детст­
ВО>>, «Дикое поле>>, Даниил писал стихи, посмертно издан его поэти­
ческий сборник «Ранью заревою>>, Валентин писал рассказы. Отец выдающеrося советского писателя Л. М. Jiеонова ·Максим Леонов известен нак талантливый стихотворец, один из организаторов суриковекого кружка <<nоэтов из народю>. Были поэтами отец и сын -
Эдуард и Всеволод Багрицкие. Со­
ветские читатели знают роман <<Бал­
тийское небо>> и другие произведе­
ния прозаика Николая Ifуковско­
го, сына К И. Чуrшвского. Было множество писательских супружеских пар. Кроме широко известных назовем супругов Ни­
колая и Александру Анненских, Петра и Софью Боборыкиных, Ни­
колая МинСiюго и Юлию Якошrе­
ву (под псевдониыом Юлия Без­
родная печатаJrа рассказы). Суп­
ругами быди поэты Дмитрий Ме­
режковсюrй и Зинаида Гиппиус, Федор и Ав';отья Гдинки, Алек­
сандр и Александра Ржевские, Александр и Елена Вельтман. А теперь обратимся к братьям и сестрам -литераторам. Мы хо­
рошо знаем Д. И. Фонвизина, ав­
тора <<Недорослю>. Его брат Павел, сенатор и дипломат, печатал стихи в журнаJiах <<Полезное увесе.rтение>> и «Доброе намерение>>, переводил произведения французских и ис­
панских писателей. В прошлом веке популярными были роман «Бедные дворяне>>, драмы «Мишура» и <<Отрезанный ломоты> Алексея Потехина. Одно-
. временно шли на сцепе ;црама и комедия <<3Jioбa дня» и <<Богатырь венш> Николая Потехина, который был драматургом, актером и ре­
жиссером, за связи с Герценом ero сажади в крепость. Широко известны произведения В. Г. Короленко. Но мало кто зна­
ет, что своим учителем он пазы­
вад брата ЮJiиана Галактионовича, чедовека действительно талантли­
вого, журналиста и поэта. Стихи Юлиана Короленко печатались в «Русской мысли» и других журна-' лах. Были братьями писатели Фе­
дор и Михаил Достоевские, Васи­
лий :ii НикоJiай Курочкины, Васи­
лий и Владимир Немировичи-Дан-
55/ Ураnьский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 чепко. Были сестрами писатеJrьпи­
цы Надежда и Софья Хвощинские. Первая из них писала повести и романы под фамилией В. Крестов­
ский. Софья тоже писала романы, но известность получида как ав­
тор статьи о Радищеве, запрещен­
ной цензурой и появившейся ано­
нимно в 1861 году. МJ/ТЕЖННК Вnадимир САЗАНОВИЧ Адольф Янушкевич родился в семье сдужащего самого богатого в Литве и Белоруссии княжеского рода Радэивиллов. В Центральном государственном архиве СССР в Ленинграде сохранилась запись в метрической книге неевижекого приходекого костела о том, что в 1803 году <шаия 29 крещен младе­
нец Адольф-Михайло-Вадериан-Юли­
ан Янушкевич». Дома старшие ча­
сто вспоминали, что они еражались за свободу и независимость Поль­
ши в войсках Тадеуша Костюшко, что Костюшко был близким родст~ веннином матери Адольфа -
Текли. Юношей Янушневич принимает антивное участие в движении сво­
бодолюбивых студентов, становится членом кружка <<голубых» филоре­
тов, ноторыми руноводил Ян Че­
чет, ближайший друг Адама Миц­
кевича. Янупшевич оканчивает Видел­
екий университет и посе;шется в Каменец-Подольском. l{азаJюсь, все предсказывало ему хорошее буду­
щее: и доверие жителей, которые выбрали его депутатом сейма, и любовь удивительной девуш1ш _Сте­
фании, и уважение родных. Немного беспокоило здоровье. Ему чуть переваJшло за 25 лет, а врачи уже советовали лечиться па водах. Весной 1829 года Янушкевич отправляется в Карловы Вары. А потом бьшо удивительное путеше­
ствие по Европе: Австрия, Италия, Швейцария, Германия, Франция. В Риме он ветрепшея со своим земляком Адамом Мицкевичем, ко­
торый позже в третьей части сво­
ей поэмы «Деды>> вывел его под именем Адольфа. По Европе шел революцион­
ный 1830 год. Янушкевич возвра­
щается домой. Встречи в Варшаве с руководителем революционного движения Иоахимом Лелевелем и Юдиушем Словацним, у которого он ;шш на квартире, определили дальпей)I!ую судьбу юноши: он ста­
новится революционером, борцом за освобождение родины. Но пер­
вое же выступление Янушкевича е оружием в руках кончается тра­
гически. Как записано в архивном документе со слов самого Янушке­
вича, «В начале апреля 1831 года во время патрулирования под Ма­
цейовицами захвачен казаками». Захвачен он был в бессознательном состоянии, Tai{ кан получид семь ран, упал с лошади. Товариши, ви­
девшие это, посчитали, что он убит, о чем есть запись в рапорте. Но в плену Янушкевич опра­
вился от ран. Вместе с другими военнопленными его везут в глубь России. В сопроводительных бума­
гах он значился как <<Чнушевич>>. Толыю в Вятке власти обнаружили, кого они захватили. Из столицы следует приказ: <<Его императорское величество по­
велеть изволил: военнопленного подпоручика польской мятежной армии... Янушкевича... отправить под арестом в Киев к господину генерад-фельдмаршалу графу Са­
кену для предания суду. Бенкен­
дорф>>. Почему сам император принял такое «участие» в судьбе Янушке­
вича? Оказывается, граф Черны­
шев из главного штаба сообщил Бенкендорфу: <<По соображении всех обстоя­
тельств, до сего Янушкевича отно­
сящиеся, открывается, что он тот самый, который писал еще из Вар­
шавы в Вильно родному брату своему Евстахию, сообшая ему свои дерэкие суждения о пашей армии и превознося похвалами мятежни­
ков, склоняя его н возмутительным действиям, после чего Евстахий Янушкевич оставил Вильно, бьш одним из гдавпых эачинщтшов возмущения я г. Ашмянах и уча­
ствовал в ыятеа\е до самого пре­
иращения оного ... » В кшше 1831 года Адодьф Янушкевич бьш Заключен в Киево­
Печерскую крепость. Во время след­
ствия его уговаривали признаться в том, что он совершил бессмыс­
ленный поступок. В ответ услыша~ ли: <<Что сделал- то сдеJrал созна­
тельно, по доброй воле, что каж­
дый настонший сын отечества дол­
жен ПОСВЯТИТЬ еЙ ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ>>. В архиве сохранился рапорт Сакена царю от 2 марта 1832 года, где перечисляются все <<Преетуп­
лению> подпоручика Янушкевича, и в заключении сказано: «согласно с приговором суда: казнить его, Янушкевича, смертью, повесить ... >; И тут же данной ему властью Са-
кен копфирмирует приговор и ре­
шает: Януш:кевича, <шишив носи­
мого им звания и дворянского до­
стоинства, сосJrать в Сибирь на поселение, а имение его и денеж­
ный капитал, действительно ему принаддежащий, взять в казну ... ~ В Тободьске Адольф Янушке­
вич подучю-.r от невесты кольцо -
свидетельство верности, желания выйти эа него замуж. Но годы ухо­
дили, надежды рушишrсь, и он не мог смириться с тем, что из-за не­
го похоронит себн в глуши юная любимая. uн должен страдать один. Он внушает Стефании мысль, что надо расстаться и... отсы.rrает не­
весте ко.ч:ьца. В Ишиме А. Янушкевич зна­
комится с русским поэтом-декаб­
ристом Апександром Одоевским, у которОГ() быда сходная с ним судь­
ба. А. Одоевский посвятил своеиу ишимс1юму другу стихотворение <<В странах, где сочны .ТIО3Ы вино­
градные ... >> С 1841 года Янушкевuч в Ом­
ске работает в Пограничном управ­
лении сибирскими киргизами. Мужсетвенный человек, он ни разу не сr,лонил свою гордую го­
лову ни перед царе~t, ни перед его грозными слугами -
ни разу не писад прошения о помиловании. У Янушкевича осталась только ра­
бота, в ней он находил забвение. Частые выезды в степь, участие в большой э:кспедиции, которую воз­
rлавJIЯд генерал Вишневс:кий, пзу­
qение казахскшо языка... Впечат­
ления от путешествий Янушкевич подробно описывает в письмах друзьям п родным, ведет дневнико­
вые зnписи. Л годы IIIJIИ, все трудней было <<ходить в канце.ч:ярию>>, одолевают i'iоленни. И вдруг поворот в судьбе. Брат Евстахий, эмигрант, познако­
мплrя: в l(арловых Варах с Анато­
Шiе~J Демидовым, владе.ч:ьцем ниж­
нетагильсних заводов, попросил веесшrьпого магната заступиться за страдальца. Деыидову удалось до­
биться разрешения на переезд Адольфа Янушкевича в Нижний Тагпл. куда он и прибыл в февра­
;Jе 1853 года. Высокообразованный, трудолю­
бивый, душевный и добрый, Адольф Янушневпч совершенно завоевD.т сердце приехавшего в Нижний Та­
гил в середине 1853 года Андрея f\арамзина, который женился на вдове Демидова. Карамзин реши­
тельно обещает Янушкевичу до­
биться его освобождения. В архиве III отделения хранится собственно­
ручный рапорт жандармского пол­
Iювника А. Карамзина, который ру­
чался за подьского революцио::::о;:эа 56( Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 Янушкевича и просил освободить ero иа ссылки. Но Андрей l{арамзин погиб на Балканах. Дело, начатое мужем, продолжала вдова Карамзина -
Аврора. Ее письма и протенил на француасном языке пестрят в деле Ннушкевича. Аврора добилась, правда, уже при новом царе, что, Янушкевичу разрешили ве~нуться. В июле 1856 года Адольф Януш­
кевич, пробыв в сибирской ссылке 25 лет; переступил порог родного дома. Но он уже был неизлечимо болен туберкулеаом. Менее чем через год он умер. После' смерти А. Янушкевича его друг, поэт и революционер Гу­
став Зе.Тlенский собрал все его письма. дневники и отвез их в Па­
риж братьям Рамуальду и Евста­
хию. Семья решила увековечить память о старшем брате и, отобрав часть дневников и писем, издала ва свои средства книгу. Она вы­
шла в Париже на польском языке в 1861 году под названием «Жизнь Адольфа Янушкевича>>. В 1875 го­
ду в Берлине вышло второе изда­
ние книги. Сейчас книга А. Янушкевича б.ерлпнского издания в одном эк­
земпляре хранится в Государст­
венной публичной библиотеке име­
ни Салтыкова-Шедрина в Ленин­
граде. Она перевецена на русский язык и в 1966 году была издана в Алма-Ате. нз СТАРНННОГО РОДА ... Вnадимир АРИНИН [{онстантин Паустовский в од­
ной из своих книг, рассказывая о семье Булгаковых, из которой вы­
шел знаменитый писатель, заме­
тил: <<Такие семьи с многолетними культурными и трудовыми тради­
циями были украшением провинци­
альной жизни, своего рода очага­
ми передовой мысли. Не знаю, по­
чему до сих пор Н8 нашлось ис­
следователя (может быть, потому, ЧТО ЭТО СЛИШКОМ трудно), КQТОрЫЙ пррследил бы жизнь таких семей и раскрыл бы их значение для од­
ного какого-нибудь города -
ска-
жем:, Саратова, Киева или Волог­
ДЫ>>. В этом: материале речь ноИдет о старинном: роде Алябьевых. Алябьевы были связаны с жизнью многих русских городов_. В 1779 году советником Воло­
годекой казенной палаты был на­
значен пошювник в отставке Алек­
сандр Васильевич АJшбьев. В его ведении было управление всеми таможнями на Севере. Он зани­
мался также организацией погра­
ничной сети та~10жеп в Архангель­
ской губернии. Несмотря на СIЮИ довольно высокие официальные должности, особенно в последующие годы, ужв посде отъезда из Вологды, Адябь­
ев, видимо, придерживался доволь­
но прогрессивных взглядов. Его жена, Анна Андреевна, была бдиа­
кой родственницей известного про­
светитедя Н. И. Новикова. В семье Алябьевых увлекались литерату­
рой, музыкой и другими искусст­
вами. В Перм:и, где А. В. Алябьев служил вице-губернатором, он про­
являл заботу о жизни горнорабо­
чих, стремИJrся облегчить их тяже­
лый труд и их участь. В Тоболь­
ске, где после Перми он занимал высокий пост губернатора, Алябь­
ев покровительствовал ссыльному, «государственному престуннику» Александру Радищеву, содейство­
вал развитию искусства и культу­
ры в Сибири. В Тобольске в многодетной семье Алябьевых в 1787 году ро­
дился сын Александр, будущий из­
вестный композитор, автор всемир­
но известной песни <<Соловей» (на слова Дельвига) и множества дру­
гих сочинений. Казалось, Александр Алябьев -
баловень судьбы: богат, преi\расно образован, талантлив, с молодых лет его музыкальные сочинения имели успех. Во время наполео­
новского нашествия, движимый патриотическим: долгом:, он вступил в армию, участвовал во многих боях. Он дружил с Денисом: Да­
выдовым, участвовал в «битве на­
родою> под Лейпцигом:, вступил в рядах победопоепой русской армии в побежденный Париж. В феврале 1825 года произо­
шел резкий перелом в судьбе А. Алябьева. Быда крупная нар­
точная игра, нроигравший, некто Времев, отказался платить, произо­
шла ссора, дело дошло до руко­
прикладства. Через двое суток Времев скоропостижно умер. Про­
шел слух: умер ет побоев. Алябь-
ев и его приятель Шатилов были обвинены в убийстве и зюшюч€­
ны в тюрьму. Вина Алябьева не только не была доказана, но и оп­
ровергнута. Но тем не менее ком­
позитор бьш лишен чипов и на­
град, сослан в Сибирь, в Тобольск, затем находился долгое время в Оренбурге и на Кавказе. Лишь после десятилетней ссылки ему было разрешено вернуться в Мо­
скву. Знаменитый «СоловеЙ>> был соз­
дан во врем:л следствия -
в тю­
ремной камере. «СоловеЙ>> зазву­
чал по всей России. Но большая часть творческого наследия ком­
позитора (он умер в 1851 году) ос­
тавалась пепризнанпой и неизве­
стной до советсrиго времени. Алябьева, как ни странно, счита­
ли любителем:, дилетантом:. В Вологодеком обдастном: ар­
хиве хранятся документы о других представителях рода Алябьевых. Наиболее известным из них был уездный предводитель дворянства Василий Федорович Ал:ябьев. В его семье в 1812 году родилась дочь Сашепьна, которая впоследствии прославилась на всю Россию как. .. красавица. Александра Алябьева не совер­
шила в своей жизни ничего выдаю­
щегося. Она была только красави­
цей, и это само но себе редкий, как и талант, дар, а XIX век умел ценить женскую красоту. К тому же ее имя связано с именами вы­
дающихся людей того времени, за­
мечательные русские поэты писали о ней. Поэт Петр Вяземский в письме Пушкину 26 апреля 1830 года называет ирасоту Алябьево!r «классической» в сравнении е «ро­
мантичесiИЙ» красотой Натали Гончаровой. В стихотворении Пуш­
кина «К ведьм:оже» говорится о «блеске Адябьевой» и «прелести Гончаровой>>. Несколько иначе от­
несся к Алябьевбй Лермонтов. Он тоже ценил ее красоту, но его эпи­
грамма носит сатирический хараи­
тер: Вам красота, чтобы блеснуть дана; В глазах душа, чтоб обмануть, видна; Но звал ли вас хоть кто-нибудь: она? В 1832 году Алябьева вышла замуж за гусарекого офицера Ки­
реева. Пушкин был знаком с ним. 571 Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 29. Старинное, I{расного кирпича, здание с ба­
шенками вырастает перед нами сразу, едва иы выходим из-за угла на улицу Пушкина. -
Лариса Михайловна, может, позвоним в ин­
формационный центр? -
предлагает Павел, кивая в сторону вывески, сообщающей, что в этом зда­
нии размещается военный комиссариат. 3а стеклянной перегородкой прапорщик с по­
вязкой дежурного на рукаве. Павел приклады­
вает к стеклу служебное удостоверение и просит разрешения воспользоваться телефоном. ∙ -
Девушка, это Черный из городского управ­
ления внутренних дел,- набрав номер, говорит он.- Мне бы справо'lку ... Пароль? ... Хризантема ... Репкип Иван, между сорока и шестьюдесятью ... Окончание. Начало см. в N2 11-12 за. 1986 г. и в N2 1 этого года. Повесть .Александр ЛЕОНИДОВ Рисунки Николая Павлова На другом конце провода, видимо, сомневают­
ся в успехе -
слишком скудны данные. Паша Черный, косясь на 1-iеня, виновато объясняет, что, к сожалению, ничем другим не располагает. '1-I-\дет ответа с прижатой к уху трубкой, а я, сидя у батареи, гляжу на его непривычно задум­
чивое лицо. -
Нет такого?- хмурится Павел.- Может, созвучная фамилия? .. Приехать?- Что-то вспом­
нив, он добавляет:- Девушка, а Надя далеко? .. Вышла-а ... Поблагодарив прапорщ1ша, выходим на уJrицу ... Надя из информационного центра -
брюнетка с тонкой, как у меня, талией и остреньким носи­
ком. Она восторженно встречает Черного. -
Паша! Ты что-то к нам редко заходишь?! Только по телефону твой голос и слышу. -
Сегодня утром забегал,- улыбается Павел. -
Как же я тебя не видела?! -
горестно удин-
ляется та и, заметив, что оперупо.лномоченный не 58/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 один, коротким, но женским цепким взглядом окидывает меня. Затем, уже не столь эмоциональ­
но, интересуется: -
Кого искать будем? Что-нибудь похожее на Репкина. -
На Репкипа так на Репки:на,- говорит брю­
нетка и кокетливой походкой удаляется за высо­
кие стеллажи с множеством деревянных ящичков. -
«Разысr\Й:вается за совершение хищения в особо крупных размерах,- на ходу читает карточ­
I\у Надежда.- Последний раз освободился из мест лишения свободы условно-досрочно в шестьдесят первом году. Судим также под фамилиями Rозип, Тимченко, Столяров. После освобождения установ­
лена родовая фамилия- Репиr<ав». Она идет так медленно, что у меня возшшает дурацкое желание подбежать, выхватить картоqку и взглянуть на фото. Черный вынимает малень­
кую записную книжку и раскрывает ее. .Наконец получаю возможность взглянуть на Решшов а. Рассматриваю снятого в фас и профиль муж­
чину со стриженным наголо черепом и плотно сжатыми губами так долго, что даже Паша Чер­
ный не выдерживает. -Он? -
Он,- радуясь, словно отыскала не опасно-
го преступника, а давно потерянного любююrо, отвечаю я. Черный забирает из моих рук карточку, под­
робно фиксирует на чистом листочке своей кни­
жечки все данные о Репюшве, отдельным столби­
ком -
его судимости, каким райотделом разыски­
вается в настоящее время. Я же успеваю достать из сумочки бланк запроса и, заnолнив его, подаю брюнетке. -
Если можно, ответ направьте по почте по­
быстрее. ∙ -
Я могу сделать это прямо сейчас. -
Ой, я бы вас очень попросила! -
Это пре­
красно -
вернуться домой уже с очень нужной справкой. 30. Павел провожает меня до гостиницы <<Ок­
тябрь», в которой его начальник заказал для меня номер. Расстаемся в холле, но едва я успеваю привес­
ти себя в божеский вид, слышу осторожный стук. Открываю. Передо мной снова Паша Черный. -
Лариса Михайловна, вы не желаете поужи­
нать? -
предлагает он. Уд'ивляюсь, но тем не менее ненавязчиво инте­
ресуюсь: -
Вы приrлашаете меня в ресторан? -
Давно мечтал поужинать в каком-нибудь приличном заведении с приятной девушкой,- от­
вечает он. Делаю большие глаза. -
А супруга?! Вы начинаете меня пугать. Черный смеется. -
Лариса Михайловна, вы же давно, вероят­
но, догадались, что у меня ее никогда не быЛо ... У подъезда гостиницы нас ждет голубой «Жи­
rулевою>. У страиваюсь на переднем сиденье и замечаю на себе любопытный взгляд водителя. -
Здравствуйте,- улыбается он.- Меня зо­
вут Андрей. Мы с Пашей Черным вместе ловим преступвиков. Вот недавно в одной из пере­
стрелок ... -
Андрей, кончай,- обрывает Павел. Водитель улыбается еще шире. -
Вы, девушка, не обращайте внимания . Паша всегда такой скромный. Совершенно искренне соглашаюсь: -
Давно заметила. -
Андрей, кончай. Лариса Михайловна -
наш коллега из Новосибирска. Да ты что?! Опер?!- восклицает Андрей. -
Следователь прокуратуры,- поясняю я. -
Нехорошо ты поступаешь, Павел, тем-
нишь,- выговаривает Андрей.- Нет, чтобы сра­
зу сказать, что по делу. А то, заедем, девушку заберем ... Черный называет какую-то улицу, и машива мчится по городу. Останавливаемся у светящейся вывески <<Rафе Дубрава>>. -
За вами заехать? -
спрашивает Андрей.­
Все равно дежурю. -
Если не будешь занят, заскочи часов ... -
Павел смотрит на меня. Подсказываю: -
В десять. Когда он распахивает передо мной дверь :кафе, ловлю себя на мысли, что меня начинает беспо­
коить его повышенное внимание. Стараюсь про· анализировать свое поведение и убеждаюсь, что моей вины в этом нет. Но все равно надо быть по· серьезнее. -
Только музыки здесь нет,- словно изви­
няясь, говорит Павел, передавая мою шубу за­
спанной гардеробщице. А кормить будут? Обязательно. Это меня утешит. За столиком сижу спокойно, но иевольно вы­
сматриваю официантку и заглядываю в тарелки на­
ших соседей-
их лангеты и румяный картофель «фрю> остаются нетронутыми. Девушка лет восем­
надцати и ее спутник такого же возраста иеотрыв-
59/ Уральский СЛЕДОПЬIТ ∙ 2 ∙ 87 но смотрят друг на друга, будто соревнуясь, кто кого переглядит. Где-то мой Толик? Рыскает, должно быть, по московским музеям и галереям, как caupac без узды. Пусть отдохнет. Rаню<улы скоро кончатся. -
Слушаю вас,- устало говорит официантка, ПОДХОДЯ К столику. -
А что у вас есть?- спрашивает Павел. -
Сейчас принесу меню. Решительно останавливаю ее. -
Не надо. Два лангета,- перевожу взгляд на Пашу Черного и по тому, как он кивает, пони­
маю: ему все равно, чем питаться -
овсяной ка­
шей на воде или шашльшом по-карски.- Два кофе, мороженое. Салаты у вас какие? -
Мороженого нет, салат <<Оливье»,- моно­
тонно говорит официантка, подняв к потолку длин­
ные «махровые» ресницы. -
Тогда «Оливье» и бутылочку минеральной воды,- соглашаюсь я. -
Все? -
Вс-е,- говорит Павел. Официантка захлопывает блокнот, уходит на кухню. Проследив ее путь взглядом, оперуполно­
моченный поворачивается ко мне. -
Наша официантка -
единственный человек, который знал Репикова. Остальные уволились. Уже убедившись, что при всей серьезности Па­
вел иногда склонен к розыгрышам, недоверчиво улыбаюсь. -
В самом деле? Он кивает. Репикав работал в этом кафе. -
Правда?! -
Rонечно!- Павел доволен произведенным эффектом. -
Rorдa вы успели? Паша Черный скромно пожимает плечами. Тог-
да я спрашиваю: -
Rак бы ее допросить?! -
Она работает до десяти. -
Значит, сначала лангет, потом допрос,-
охотно соглашаюсь я. Администратор уже успела, видимо, по цепочке передать, что в зале находится умирающий от го­
лода оперуполномоченный уголовного розыска. На нашем столике со сказочной быстротой появляют­
ся салат, дымящийся лангет и прочее. Допивая кофе, Павел улавливает момент, вста­
ет из-за стола, подходит к официантке. О чем они говорят -
мне не слышно, но через несколько ми­
нут Павел подзывает меня. -
Значит, Татьяна Ильинична, к тому време­
ни, как вы устроились в кафе, Репяков уже здесь работал?- продолжает он начатый разговор. -
Да, лет семь-восемь. -
Ну и что он был за человет-:? -
спраши­
ваю я. -
Чересчур правильный,- сквояь зубы отве­
чает официантка.- Ворчал на всех: та его об­
вешать хотела, эта с клиентом выпила, другая на работу опоздала ... -
Вы испытывали к нему неприязнь? -
ин-
тересуюсь я. . Татьяна Ильинична неожиданно вспыхивает. -
А кто его любил?! Он только с виду такой правильный был. -
Почему ·«С виду>>? -
Потому, что предлагал мне сбывать левый товар! -
зло произносит она. С настойчивостью рыбака, ожидающего, по рыба вот-вот клюнет, спрашиваю: Rакой товар? ..:-
Папиросы с нашей фабрики; -
Вы согласились? Татьяна Ильинична чуть отстраняется. -
Что я-
дура, что ли?! -
Rому-нибудь еще он делал такое пред;ю-
жение? -
Светке Лысовой. Она официанткой у нас работала. Согласилась. До сих пор локти кусает. -
Что так? -
Прихватили ее с этими папиросами ... По-
садить не посадили, мать-одиночка она, лали ус­
ловно, зато на п:ять лет запретили в торговле и общепите работать. Представляете, каково ей? Сочувственно киваю. -
Да-а ... А Репиr-юв чем отделался? -
А что Репиков? .. Она про него не сназал а. На суде заявила, будто купила коробку папирос у незнакомого мужика. -
Пожалела? -
Rакое там <<Пожалела»! Запугал ее Репююв. Тан.их страстей наговорил ... Что ребенка припу­
шит, а ее бритвой искромсает. Даже нарочно во двор к ней приходиJI... Светка, как увидела, что он с ее Димкой играет, чуть с ума не сошла. -
Почему же вы не сообщили об этом куда следует? -
жестко спрашиваю я. Официантка поджимает губы. -
Светка. мне потом все рассказала, пос.1е суда ... Да и вообще, жизнь :мне пока не налоела ... Очень хочется высказат;ься, но в этот момент за спиной раздается голос Андрея: -
Rарета подана. -
Подожди, мы сейчас,- говорит Павел, по-
ворачивается к официантке.- Вам известно, по­
чему Репикав перестал работать в кафе? Женщина пожимает плечами. -
Слышала, что они с шофером вывезли ма­
шину тушенки с мясокомбината. Вот и сбежал ... Rажется, до сих пор ищут. 60/ Ураяьскнй СЛЕДОПЫТ· 2 ∙ 87 Больше расспрашивать нет смысла, поэтому мы, не задерживаясь, выходим на улицу. Андрей дожидается нас в машине. -
Rак провели вечер? -
интересуется он, включая <<дворникИ>>, чтобы сбросить снежинRи, успевшие запорошить лобовое стеRло. -
С лангетом и Rофе,- отзываюсь я. -
Это хорошо ... А мне еще до утра дежурить. Разворачиваю к себе зеркало заднего вида, чтобы заправить выбившисся из-под шапки воло­
сы, и замечаю слегка потемневшие глаза Павла. ВозниRает ощущение, будто невальна заглянула в чужую душу. Быстро отвожу взгляд. 31. Будит звонок телефона. Злая от того, что не дали заснуть Rак следует, подсRаRиваю. В труб-
1\е -
голос Черного. ВозниRает желание СRазать RаRую-нибудь гадость. -
Jlapиca Михайловна, я установил соучаст­
ниRов РепиRова. -
Уже?- продолжая тихо злиться, спраши­
ваю я, замечаю отсутствие соседRи по номеру, бросаю взгляд на часы и ойкаю.- Павел, извини­
те, я думала, еще ночь. -
Я же сRазал «доброе утро»,- смеется опе­
ративник. -
А я не поняла. -
Jlapиca Михайловна, где вы собираетось завтракать? -'-
Не знаю. -
Я жду вас в пирожковой, она за углом, в этом же здании. Стены пирожRовой облицованы зерRалами, и, находясь за стойRой, тянущейся вдоль зерRальной: стены, вижу весь зал и толпящуюся у противоrю­
ложной стойюr очередь, состоящую в основном из студентов, на лицах Rоторых нет и тени озабочен­
ности по поводу зимней сессии. Самое любопыт­
ное, что и мое лицо не отягощено ниRаRими ду­
мами. Вполне беспечная физиономия. ТольRо гла­
за не таRие большие, I<aR обычно, наверное, слишRом долго спала. Признаться, завтракать с собственным двойниrюм не очень приятно. Ты жуешь, и она жует. Ты шмыгаешь носом, и она ... Бр-р ... Смотреть на себя надоедает, и я отвора­
чиваюсь. -
Па~л, а вы что так скромно? -
спраши­
ваю, видя, что одна борюсь с едой, а он тольRо пьет жидRий Rофе и~ граненого стю\ана. -
Дома позавтраRал. Округляю глаза на оставшиеся пирожrш. Вы переоценили мои возможности. -
. Лучше переоценить ... В раздумье· продолжаю жевать, потом согла­
шаюсь: -
Пожалуй, вы правы... Но если вы так же будете Rормить свою будущую жену, она станет тодстой,-
я шарю в зеркале взгдядом, :нахожу подходящую фигуру в дубленRе со сRладRами на боках и пояснице и указываю Павлу,- вот Rак та дама ... Мой Тодиl\ меня так не обкарм.ливает. -Муж? , Паша Черный улыбается, но восьмым бабьим чувством понимаю -
делает он это, прилагая определенные усилия. УголRи губ, RaR всегда при улыбке, чуть поднялись вверх, но глаза вместо того, чтобы заисириться, темнеют. Совсем неза­
метно, но темнеют. В считанные доли секунды все это проRручивается в моем мозгу. Продолжая жевать пирожоR, беззаботно Rиваю. -
Ну да. -
Он у вас эRономный? -
снова улыбается Павел, но на этот раз более естественно. -
Ужасно!- говорю я, вынимаю из сумочни полиэтиленовый мешочеR и уiшадываю туда ос­
тавшиеся пирожRи, которые слишRом хороши, чтоб оставлять их для откорма зажравшихся хрю­
шек- А я в него! -
Понятно,- смеется Черный, помогая впих­
нуть в сумочку раздувшийся пакет. 32. Исправительно-трудовая колония, куда мы до­
бираемсл после часа езды на автобусе, щетинится высоким дощатым забором и сторожевыми выш­
Rами, чем-то напоминая неприступные нрепости оседлых народов прошлого. Сержант внимательно сверяет наши удостове­
рения с физиономиями. У меня даже появляется желание ддя большего сходства с фотографией на доi,ументе снять шапRу и изобразить обиду на весь мир. Именно таR я выгляжу на удостоверении. Но сержант прикладывает pyRy к висRу: -
Пожалуйста. Забранная толстыми стальными прутьями дверь с металлическим дязганьем открывает свой замоR, и мы входим на территорию. Вдоль <<бетон­
юл>, выметенпой так, что забывается, 1\ai\Oe сей­
час время года, тянется высокая железная ограда лоRальной зоны с дашшо загнутыми внутрь 1\ОН­
цами. Пока идем мимо, на нас с неподдельным любопытством смотрят свободные от работ осуж­
денные. Они редко видят новые лица ... BcRope в н:абинет, предоставленный в наше распоряжение начальником оперчасти, загдяды­
вает высоi\ИЙ мододой мужчина в черной телогрей­
ке и суRонной шапRе того же цвета. 61/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 -
Осужденный: Илюхин,- снимая шапку, представляется он.- Вызывали? -
Проходите,- говорит Павел, уr{азывая на стул возле стола, за ноторым уже расположи­
лась я. Илюхин, громно ступая сапогами, подходит l{ столу. Разглядываю его широкоснулое лицо с едва заметно иснривленным носом, торчащие нрасные уши и неожиданно доверчивые голубые глаза. -
Садитесь. Он опуснается, иладет шапну на нолени. -
Станислав Евстратович, мы разысниваем Репинова, поэтому хотелось уточнить неноторые детали совершенного вами преступления,- при­
двигая к себе бланн протонала допроса, говорю я. -
Вот жун!-
с непонятным восхищением воснлицает Илю хин.- Не нашли еще! Смотрю в его чистые глаза. -
Вы этому рады? -
Почему рад?- обижается он.- Мне тоже одному за все отдуваться неохота. Просто удив­
ляюсь. Забавно нан-то получается. -
Забавно, что проступнии на свободе? Илюхин по-бычьи поводит головой:. Да я не то хотел сназать. -
А что? -
Неиорядок это... Тут люди за меньшее си-
дят, а он ... Против подобного суждения ни мне, ни Чер­
ному возразить нечего. Но молчание длится не очень долго. -
Спрашивайте,- говорит Илюхин.- Что знаю, расснажу. Rаной: мне проr< его унрывать, все равно в групповом признали виновным, хоть его и не поймали. --:-
А вы кан хотели?- вмешивается Павел.­
Воровать вдвоем, а ответственность нести, будто и не было нинанога сговора? Илюхин огорченно машет большой рукой:, нак человен разуверивший:ся в том, что его r<агда­
нибудь поймут до нонца. -
Rююй там сговор?! -
Самый· обьшновенный:,- возражает Па-
вел.- Я читал приговор. -
Станислав Евстратович, нан вы познаноми­
лись с Репиков~rм? -
спрашиваю я, пресекая нин­
чемный спор. Илюхин охотно отвечает: -
Я в автоноловне работал, шофером. Мы об­
служивали тресты, торги, большие магазины. Про­
дунты по точнам ра:fвозили. Иногда посылали и в <<Дубраву>>, где Репинов экспедитором был. Там с ним и познаномились. Сдружились? -
Не очень. Здоровались, разговаривали. Rак обычно ... Вместе же ездили за иродунтами для нафе. -
Ну и нак же это у вас получилось с ту­
шенной:? -
По дурости ... Приехали с дядей: Веней:, то есть с Репиновым, на мясономбинат. Надо было нескольно ящиков нолбасы получить. Я под за­
грузну встал, а он пошел документы оформлять. Смотрю, грузчини уже набрались, пьяные, значит. А мне наное дело? Прилег на сиденье и дремлю. Я по утрам спать сильно хочу,- Илюхин стыдли­
во опуснает глаза, будто невольно выдал сонро­
венное.- Здесь тоже не высыпаюсь ... Проснулся оттого, что Репинов меня в бон толнает. Поехали, говорит, быстреньно. Эти пьяные дураки вместо rюлбасы пелую машину тушенки нанидали ... Я спросонья ничего не соображаю, а тут он еще погоняет ... -
Тан ничего и не сообразили? Илюхин теребит в рунах шапну. -
Rан вам сназать? .. -
Rак было, так и сrшжите,- говорю я.-
На-
казание вы уже отбываете, приговор, хотя вы и жаловались, оставлен без изменения. Сейчас-то зачем темнить? -
Ну, догадался,-
с трудом выговаривает Илю хин. -
Почему же не остановили Репинова? -
сухо вставляет Павел. -
Пытался... За ворота выехали, я было взад пятки, прОI\умекал маленько, что к чему. Да куда там! Он как накинулся, нак давай меня честить. Дурак, нричит, жизни не нюхал. Подумай, дес­
нать, своей башкой:. Ведь это все равно, что «Волгу» в <<Спринт>> выиграть! А нам даже билет вытяги­
вать не пришлось! .. Я его стал просить: давай назад отвезем. Спрашивает: за ворота вывез? Ну, говорю, вывез. Иди, говорит, теперь доказывай:, все одно посадят, а то и вышка. С расхитителями сейчас строго, даже директора Елисеевекого мага­
зина в Москве расстреляли, а тебя-то и подавно ... Пока он мне все это талдычил, мы уже километ­
ров пять от комбината отъехали. Одним словом, согласился я ... Приехали на базу какого-то ОРСа, название сей:ч~с и не помню. Вышел к нам Сур­
нов этот, на суде мы с ним рядышком сидели. Пошушукались они. Втроем сгрузили мы тушен­
ку, я с территории выехал. Потом пришел Репи­
ков и дал мне две тысячи. -
А получилось хищение в особо крупных размерах, то есть на сумму свыше десяти тысяч рублей,- хмыкает Черный. -
А Репикав не обсчитал вас при дележе?­
догадавшись, к чему клонит Паша Черный:, спра­
шиваю я. -
Точно!- выдыхает Илюхин.- Наверняка, 62/ Ураяьский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 обсчитал! Я думал, что это Сурков врет суду, при­
бедняется, будто· Репикав с него много взял- во­
семь тысяч. -
Что было дальше? -
Доработали до Iюнца дня, загнал машину в гараж, пошли в вокзальный; ресторан. -
ПрИ таких деньгах- очень скромный вы­
бор,- роняю я. Ил:юхин невесело усмехается. -
:Это точно... Меня туда дядя Веня затянул. С башлями, говорит, светиться не стоит. А на вок­
зале все проезжие, в глаза бросаться не будем. За столином вы одни были? -
Нет, с каким-то деревененим мужиком пили, он все на жизнь свою жаловался, вроде брат его объегорил с наследством, а у самого две­
надцать тысяч ОI{азалось в кармане,- говорит Илюхин и с горечью добавляет: -
Я здесь за две сижу ... -
Во-первых, не за две, а во-вторых, те две­
надцать были законные, а у вас- ворованные,­
ставит его на место Черный.- Нстати, откуда вам известно, скольно у него было денег? -
Напился он нан дуран и давай хвастать. -
Кан на это Репикав реагировал?- спра-
шиваю я. -
Да я толком и не знаю ... Тоже пьяный был, страх прогоняд.- Он опусi<ает глаза и отворачи­
вается к окну, за ноторым виднеется крыша nрй­
земистого здания. Прододжая задавать вопросы,· мы с Павлом выясняем, ню' Идюхин с Репиковым и Даниловым попали и деду Кондрату, как пьянствовали там, кан разошлись. Когда ИЛюхин говорит, что <<Дядя Веня:>> провожал его домой, я спрашиваю: -
Где вы с ним расстадись? -
На углу моего дома ... Я поднялся к себе на пятый этаж. Звоню, а вместо жены дверь два мил1щионера отнрывают. Спьяну даже зашумел на них, забыл про эту чертову тушенку. Подхва­
тили они меня и -
вниз. Из nодъезда вышли, гляжу, а дядя Веня еще не ушел, стоит в пали­
садничке по.д деревом. Как нас увидед, сразу на землю упал ... Вот тан и расстались. -
Значит, Реников видел, :как вас задержа­
ли,- задумчиво nроизношу я.-
Случайно ли он там стоял? .. На мой риторический вопрос ровным голосом отвечает Черный: -
С тапой биографией случайно ничего не делают. Наверняка именно в этот момент у него и возникла мысль IJ очередной раз сменить доRу· менты и фамилию. . -
1:\ан знать, может, и раньше, ведь он знал о двенадцати тысячах еще в ресторане,- все так же задумчиво возражаю я. Илюхин, оставленный без нашего внимания, ничего толком не понимает, хлопает своими nо­
детски голубыми глазами и смотрит то на меня, то на оперуполномоченного. 33. Справ:!\а Информационного центра УВД о су­
димостях Репикова, нопия приговора в отноше­
нии Илюхина и Сур1юва, протоналы допросов Ти­
мофея Данилова, деда Кондрата, документы, вьшисюr, 1юпии, справни ... Хорошо, что в отцовский «дипломат>> все входит. Где же билет на поезд? Перврываю сумочку вверх дном, нахожу билет на столе и успоr,аиваюсь. Стюро должен появиться Паша Черный. И за­
чем толыю ll согласилась, чтобы он меня прово­
жал? Надо было отназаться. Лучше уезжать, не прощаясъ. Ведь понимаю же, что нравлюсь ему ... Но что из всего этого может получиться? .. 1:\ание только rдупости ne дезут в голову, :когда ждешь и ничего не делаешь! Ничего не быдо, быть не могло и не будет. Меня ждет Толин. Я его люб­
лю. Давно, окоnчатедьно и бесповоротно. :Это .впод­
не объективная реальность, которая не зависит от нашей, то бишь от моей воли. Поставив точRу, заставдлю себя улыбнуться, энергично, с шумом щелннуть замками, переста­
вить <<ДИпломат» ближе к двери, придирчиво ос­
мотреть себя в зернало, поправить челRу и под­
мигнуть своему грустному отражению. Павел точен. -
Я всегда считала, что с цветами встреча­
ют,- говорю и с негодованием слышу, что мой го­
лос излишне приветлив. -
И провожают тоже,- удыбается он, нротя­
t!Iвая три алых, нак закат, гвоздини. Выходим из гостиницы и садимся в ожидаю­
щее нас танси. Едем молча. Лишъ совсем недадено от вокзала Черный негромко, так, чтобы не слышал води­
тель, произносит: -
Лариса Михайловн!J., а ведь вы меня об-
манули... . -
Неужели я на это способна? -
Вы сназали, что замужем. Обычно замуж-
ние женщины стараются подчеркнуть свою сво­
боду, а вы ... -
1:\огда речь заходит о женщинах,- усме­
хаюсь я,-
про слово <<обычно>> дучше не вспоми­
нать, оно теряет свой смысл ... Интересно, чем же я себя выдала? . -
Мы заходиди в магазины, но вы не сделали ни одной поиупни, которая бы свидетельствовала о наличии у вас семьи. 6'1./ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 -
А мужская сороч:ка? -
МаJю ди ... -
пожимает плечами Павел, хо-
чет еще что-то сказать, но такси резко оста­
навливается. -
Приехали,- не оборачиваясь, бросает во­
дитель. На перроле холодный воздух беспощадно сжи­
мает голоВI{И гвоздик. Они постепенно вянут, те­
ряя :краски, становятся похожими на тряпичные цветы, Iюторые забыли под:крахмалить. Протягиваю руку. -
Прощайте ... Павел молча снимает перчаТiш, медлит, едва :касается пальцами моей ладони. Быстро поднимаюсь на подножку и, не огля­
дываясь, прохожу в вагон. Окно моего :купе вы­
ходит на противоположную от перрона сторону. Прямо перед глазами грязно-белая цистерна с угрожающей надписью <<Огнеопасно!>> Легкий ры­
вок-
и цистерна начинает уходить в сторону, словно растягивается. Проводница, заспанная девушка со слиnши­
мися прядями рыжих волос, прячет мой билет в одив из многочисленных :кармаш:ков брезентовой сумки. -
В . Новосибирске разбудите, пожалуйста, я очень крепко сплю,- прошу я. -
Обязательно,- хмуро бур:кает она. 3асьшаю. Во сне вижу Толи:ка. Он в толпе своих учеников встречает мевя ва платформе. П росылаюсь оттого, что I>ro-тo отчаявно рвет дверь купе. -
В чем дело?!- возмущаюсь я. -
Чемоданы поставить нужно!-:командуют с той стороны. Открыв дверь, уже более спокойно спрашиваю: Какая станция? -
Новосибирск -
Что?! Должно быть, на моем лице все написано. Не­
состоявшиеся соседи отшатываются в сторону, лю­
безно предоставляя мне возможность напялить задом наперед свитер, воткнуться головой в шап­
ку и одновременно ру:ками -
в рукава шубы, вы­
дернуть из-под матраца <<дипломат», сорвать с крючка сумочку и выс:кочить в коридор. Пробегая мимо третьего купе, слышу сонный голос про­
водницы. -
Эй, вы, там, наверху! -
цитирует она сл.о­
ва из песни, исполняемой популярной певицей.­
Новосибирск! -
Билет?! -
нак·идываюсь на нее, понимая, что говорить ей, о чем я сейчас думаю, нет вре­
мени.- Билет· где?! Мне отчитываться ... -
В моем купе, на столе,- с ~онной интона­
цией отвечает проводница.- Постель сдали? Меряю ее уничтожающим взглядом. -
Ладно, сама соберу,- вяло соглашается она. Схватив билет, выпрыгиваю из вагона. Иду мимо состава, а он все стоит и стоит. Как всегда в таких случаях, не но:кидает ощущение, что за­
была что-то важное. Останавливаюсь. Гвоздики! Они так и остышсь лежать на столе. И тут же замечаю движущуюся навстречу длинную сутуловатую фигуру в :коротком пальто с поднятым ворот~и:ком, в кроличьей шапке с опу­
щенными ушами. Толик, вытянув шею, всматри­
вается в светящиеся окна вагонов, протирает очки. Увидев меня, он радостно вос:клицает: -
Лариса! .. Я вчера из Мос:квы, а тебя нет. Позвонил вашим, потом -
в Омс:к, и любезный молодой челове:к по фамилии Черный сообщил мне номер поезда ... Ка:к все-та:ки это здорово -
вернуться домой! 34. Понимаю, что вос:кресенье. Но мевя та:к и под­
мывает позвонить шефу. Даже Толик, :которому я вадоела со своими сомнениями <<звонить- не звонить?>>, в конце :концов не выдержал и прочи­
тал мне небольшую нотацию, смысл :которой сво­
дился к тому, что Павел Петрович работает слиш­
ком напряженrю для его возраста, и в выхоДnой день беспокоить его просто свинство. Поэтому в понеде.льник nоднимаюсь раньше обычного и уже в начале девятого подъезжаю к прокуратуре .. Странное дело: окно кабинета Пав­
ла Петровича не освещено, а прокурорс:кая <<Вол­
га>> у крыльца. Ставлю <<Ниву>> рядом. Дверца <<Волги» приот:крывается, и из нее высовы~ается удивленный Виктор. -
Вы что, Лариса Михайловна, уже вер­
нулись? Нет еще,- улыбаюсь я.- Ты куда шефа дел? На электрокардиограмму отвез. Его что-то вчера прихвати.ло. Сегодня :кое-:как с женой его уломали. Хорохорится: мол, отпустит, и ве так раньше приж:цмало.,. Поднимаюсь на :крыльцо и сльrшу, что меня о:кли:кают. Оборачиваюсь. Ко мне спешит невысо­
Rая женщина в приталенном зеленом пальто с лисьим воротником. Цвет ткани я еще различаю в сумеречном свете уличного фонаря, а лица ра­
зобрать не могу. -
Лариса Михайловна,- снова с волневием в голосе о:кшшает женщина.- Здравствуйте, это я, Хохлова. Что случилось, Вера Ни:ко.паевна? -
Я видела того человека,- торошншо гово-
iA/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 рит она.- Того самого, в:оторый забрал телогрей­
в:у Алев:сея. -
Где?! -
Возле в:иосв:а по приему стев:лотары, неда-
леr-ю от нашего дома. Я на работу бежала, виЖу- он в очереди стоит. Вот и попробуй спланировать свой рабочий день! Специально приехала пораньше, чтобы на­
печатать постановление об аресте Решшова и R приходу шефа положить на стол. Но сообщение Хохловой игнорировать нельзя. Неизвестный мо­
:иет исчезнуть. -
Садитесь,- возращаясь в: <<Ниве>>, прошу я. Резче, чем обычно, срываю машину с места. После минутного молчания Хохлова спохваты-
вается: -
Лариса Михайловна, телогрейRу-то я дру­
гую отдала. От неожиданности притормаживаю. -
В тав:ом состоянии была ... Ошиблась. Вмес­
то той, в в:оторой погиб Алексей, отдала нашу. Он в ней на рыбалку ездил, в колхоз. Стала в кладов­
ке прибирать, а та, что со стройки, висит. -
Пуговицы все на месте-? Вера Нююлаевна удивленно смотрит на меня. -
Пуговицы? .. Нет, верхняя оборвана. Чужие ошибв:и иногда приносят пользу. Те-
перь у меня полныii в:омплев:т для эв:спертов -
и пуговица, и телогрейrш. Похоже, Вера Нив:олаевна намеревается оiшн­
чательно ошарашить меня новостями: -
Вы знаете, I{ нам приехал знав:ом:ый: Алев:­
сея, я вам про него рассв:азывала, из Шадриюш ... Данилов? -
Ну да, Михаил Дементьевич... Алев:сей ле­
том у него жил. Да вы же его знаете, вы же были у них ... Она, видимо, ждет, что я объясню цель сво­
ей поездв:и в Шадринв:у, но мне не до этого. Ко­
ротв:о отвечаю: -
,Ца, мы знаномы. -
Очень хороший человек,- словно споря со мной, произносит Вера Нив:олаевна.-
Мы же для него никто, а он приехал в такую даль, целый чемодан гостинцев привез: мясо Iюпченое, мед горный, орехи ... -
Где он ceiiчac? -
Встал пораньше, по магазинам пошел. Кол-
басы ему заказали и RУI'урузных палочек ... Почти не снижая св:орости, подъезжаю R раз­
номастной очереди у приемнога пункта. Спраши­
ваю у Хохловой: -
ЗДесь? -
Вторым стоит. Расслабленно отв:идываюсь в в:ресле. -
Подождем ... Вторым в очереди стоит худой, ниже среднего роста мужчина. Рядом с его подшитыми вален­
ками с загнутыми голенищами лежит на саннах огромный рюi,зан. Мужчина ловким рывБом за­
кидывает рюкзак па прилавок и спорыми движе­
ниями выставляет бутышпi. Получив деньги, задирает вверх острый подбородои, очевидно, еrщэ раз приющывая, сходятся ли его подсчеты с рас­
четом приемщицы, скручивает рюRЗаi{, берется за сании. Жду, иогда он отойдет от киосиа шагов на тридцать, и осторожно трогаюсь за ним. Порав­
нявшись, отi,рываю дверцу. -
Гражданин, можно вас на минуточну? -
Пожалуйста,- останавливается он. Изучив мое удостовереыие, мужчипа оторопеJю оглядывается по сторонам, затем I\ривится: -
Что, бутылки нельзя сдавать? .. Все дума­
ют, если бутылки сдает, значит, алноголик. Ни­
когда не пил, а теперь и вовсе не могу. Здоровье не позволяет. Если хотите знать, третий год на инвалидности сижу! А бутЫJши вот- соби­
раю ... -
Вам эта женщина знав:ома? -указываю на сидящую в иабине Веру Николаевну. Мужчина подается к стеилу. -
Знакома. Я у нее спецодежду забирал,­
он понитает голос,- муж у нее на стройв:е по­
гиб. -
Отi\уда вам это известно? -
Тю{ тот мужив: сказал, иоторый попросил сходить. Я у лары\а стоял, подходит он но мне -
невысокого роста, пожилой, но коренастый· та­
иой,- худой мужчина смущенно сиребет плохо выбритую щеку.- Меня почему-то часто за алко­
голиRа принимают ... Вот и он, видать, принял. Сходи, говорит, по таиому-то адресу, возьми у хозяйки спецодежду, а то мне неудобно, това­
рищ погиб, а одеаща па мне числится. Если его жена меня увидит, разные охи начнутся, а тебя она не знает. А я, говорит, не обижу, на буты.л­
иу дам. Черт с тобой, думаю, если у тебя пятер­
ки лишние ... -
Опознать того гражданина сможете?- пе­
ребиваю я. -
Смогу,· на зрительную память не жалуюсь. -
Вы не против, если сейчас же проедем в проБура туру? -
Пожалуйста,- мнется он,- только у ме­
ня ... сапочни ... -
А мы их в багажнrш. Хохлова перебирается на заднее сиденье, а свидетель, вежливо поздоровавшись с ней, зани­
мает место рядом со мной. Хлопаю дверцей, и вдруг меня осеняет. Обо­
рачиваюсь R Вере Нив:олаевне: 65/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 -
Данилов не спрашивал, где находится стройi<а? -
Спрашивал. Я ему объяснила, I<ак туда добраться ... Не надо было? Приходится нарушать правила дорожного дви­
жения. Машина влетает на территорию строительного участна и, проехав юзом неснолыш метров, зами­
рает у вагончпна. Мои пассажиры, испуганные гошшй и совсем не понимающие, чем она вызва­
на, облегченно вздыхают. По мне не до них. Вы­
сночив из <<Нивы>>, слышу глухие удары о стенку вагончина. Бросаюсь к двери. 1-\ажется, успела вовремя. Гость из Ш адрин­
юi, схватив своими ручищами Репинава за отво­
роты телогрейi<и таi<, что ноги того беспрмощно брьшаются в воздухе, а испуганпо-злые rлаза вот­
вот выеначат из орбит, размеренно бьет его о стену и спрашивает: -
Где Тимоха?! РепИI,ов не отвечает. Его губы I<репно, до си­
невы, сжаты, и сейчас он совсем не похож на добродушного плотниkа Дементьич<:t, который с таним сожалением расеназывал мне о « несчаст­
ном>> случае с Хох.ловым. -
Михаил! -
нричу я, повиснув на pyr\e шад­
ринсного гостя.- Пренратите! Б сУралl.ский с.чедоnыn М 2 Он замечает меня, и его хватна слабеет. Это я понимаю, видя, к ан ноги Репинава медлен по опуснаются на пол. На лице Михаила Данилова столько горя и отчаяния, что хочется тут же об­
радовать его известием о брате, но сделать этого поi<а не могу. Мешает присутствие Решшова, ко­
торому рано знать о том, что тот, под чьим и~Iе­
нем он прожил несколько лет, жив. Немного придя в себя, Репиков сердито сбра­
сывает руки Михаила Дементьевича. -
Товарищ следователь, может, вы объясни­
те, в чем дело? Его удивление столь неподдельно, что на меня холопной волной накатывает неизвестно откv:tа взявшееся сомнение. Отгоняю все вздорные м~rс­
ли, говорю: -
Объясню... Тольi<о для этого вам придется проехать со мной. -
Н же на работе,- поправляя съехавшую набок касr>у, пытается улыбнуться Репиков. l{онечпо, не всегда целесообразно сообщать подозреваемы~ о том, зачем их приглашают в прокуратуру. Могут возюшнуть не нужные ОСJIОШ­
нения. Но меня начинает раздражать невинная физиономия Репикова, да и присутсттше транто­
риста Данилова вселяет уверенность, 'lTO ослож­
нений не предвидится. 66/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 -
С этого часа,-
я подношу к лицу Ре пико­
в а циферблат с прыгающей по нему секундной стрелкой,- можете считать себя задержанным. Проходите в машину. Репиков дергает плечом и под тяжелым взгля­
дом Данилова поворачивается к двери, в которую в этот момент входит кудрявый Бабарыкин. -
Здрасьте,- широко улыбается он. Оглядываю его крепкую фигуру и думаю, что появился он как нельзя кстати. Владимир, не могли бы вы мне помочь? -А чё? -
Нужно доставить преступника в милицию. Бабарыкии непонимающе косится на гостя из Шадринки. Поясняю: -
Доставить гражданина, известного вам как плотник Дементьич. Бабарыкии озадаченно выпячивает нижнюю губу, смотрит на Репикова. Тот пренебрежитель­
но хмыкает. На лице Бабарыкина появляется по­
нимание, он хмуро выдыхает: -·У, хитромудрила старая! .. Прерывая затянувшуюся паузу, негромко бро­
саю: -
Рун:и. И Репиков, сам того не сознавая, привычным движением закладывает их за спину. Это лишний раз убеждает, что я имею дело с человеком, зна­
I{омым с местами лишения свободы не понас­
лышке. Собиратель стеклотары, завидев подошедшего к машине Репикова, осторожно кивает: -
Доброе утро. Опознание в том виде, как оно предусмотрено уголовпо-процессуальпым законом- в присутст­
вии понятых, когда опознаваемый находится сре­
ди двух-трех людей того же возраста, пола, роста и по возможности схожих с ним внешностью, сорвалось. Однако не очень досадую. Лично у меня теперь нет сомнений, что телогрейкой Хох­
лова пытался завладеть Репиков. Хотел уничто­
жить одно из вещественных доказательств. Вспомнив леоднократные нросьбы мамы быть осторожной в борьбе с преступниками, которые, как она считает, всегда носят в карманах писто­
леты и финские ножи и только и думают, как бы половчее расправиться со следователем Привало­
вой, прошу Михаила Дементьевича посмотреть, нет ли чего колюще-режущего у Репикова. Баба­
рыкии крепко держит Репикова за плечо, а Да­
нилов неумело, зато очень обстоятельно, под взглядами притихtпих в кабине Веры Николаев­
ны и собирателя стеклотары, обследует одежду задержанного. -
Нет ничего такого,- говорит оп, распрям­
ляя спину. Записываю адрес, фамилию, имЯ и отчество собирателя бутылок и прощаюсь, извинившись, с ним и с Хохловой. Репиков уже сидит на задпем сиденье, стис­
нутый с двух сторон моими добровольными по­
мощниками. 35. Приветствую капитана- дежурного по райот­
делу. У ельплав мою просьбу принять задержан­
ного, он хмурится, вероятно, представляя все формальности, но ничего не поделаешь- согла­
шается: -
Куда денешься... Толыю вы с санкцией поторопитесь. Вошедшие в роль Бабарыкии и Михаил Да­
нилов довольно бесцеремонно выталкивают Ре­
шшова из машины, крепко, так, что у того кри­
вятел губы, берут под руки и вводят в дежурную часть. Только когда за Репиковым захлопывается двGрь, облегченно вздыхаю. Постановление о за­
держании -
не проблема. Благодарю кудрявого Бабарыкина за помощь, и мы с Даниловым идем к машине. Михаил Де­
-ментьевич, глядя в землю, угрюмо спрашивает: -
Так это он Тимоху? .. Теперь можно roвopizrть отнровенно, и я рас­
сrшзываю Данилову все, что мне известно о его старшем брате. -
Да вы что?!- вскидывается Данилов.- В Омске живет?.. К нам летом собирается... Здо­
рово! .. Еду к нему, у меня еще три отгула! Предлагаю Михаилу Дементьевичу подвезти его, но он отiшзывается и широкими шагами на­
правляется в сторону виднеющегося неподалеку железнодорожного вонзала. За билетом до Омска ... К счастью, кардиограмма у шефа нормальная. Об этом он сердито сообщает в ответ на мой во­
прос о здоровье. Еще несколы\о минут он сетует на мнительность своей супруги и вероломство вступившего с ней в сговор водителя служебной машины, потом, оборвав· себя на полуслове, бур­
чит: -
Докладывай, что привезла? Послушно докладываю, а в конце прошу санк­
ционировать два постановления- об аресте Ре­
пинова и об обыске в принадлежащем ему доме. Павел Петрович молча ставит росчерки в правом верхнем углу постановлений и, звучно подышав на печать, прикладывает ее к документам. -
Да-а, вряд ли мы добьемся от него чисто­
сердечного признания,- роняет он. -
Доказательств предостаточно. 67/ Уральский СЛЕДОПЫТ· 2 • 87 Шеф морщится. -
Не будь такой самоуверенной. Киваю и выскальзываю из кабинета. Селиванов, услышав мою просьбу -
помочь с обыском, тускнеет и показывает на два пухлых тома. -
У меня же сроки, Лариса Михайловна! -
Евгений Борисович, ты сам говорил, что обыск- дело коллективное,- укоряю я, хотя npe~ красно знаю: возражает он лишь ради самого возражения. Через тридцать минут мы с пим выпрыгива­
ем из <<Нивы>> у кирпичного особняка с голубыми ставнями, окруженного высоiшм забором из плотно пригнанных досон. Окинув дом грустным взглядом и, очевидно, прибросив объем предстоя~ щей работы, Селиванов вздыхает: -
Не меньше трех .комнат... Наверняка и погреб имеется... Беги за понятыми, я здесь по­
дожду ... Когда мы с понятыми входим и я, объяснив хозяй«е дома цель визита, прошу выдать паспорт на имя Тимофея Дементьевича Данилова, ценно­
сти и другие предметы, могущие представлятъ интерес для следствия, она прижимает к груди руки с опухшими в суставах пальцами и расте­
рянно лепечет: -
А что же я ему с1шжу? 5* -
Поторопитесь, пожалуйста, rражданRа,­
сухо произносит Селиванов. -
Где же я это возьму?- затравленно уста­
вившись на вас и медленно отступая в глубь Rомнаты, говорит она.- Он же потом с меня спро­
сит ... Ваш муж арестован,- сообщаiО я. А как вернется? .. Он же мне не простит. Не вернется,- отрезает Селиванов, устало опускаясь на табурет. -
Ну, если так ... -
Да-да, нинак иначе,- нивает Евгений Бо-
рисович. ХозяЙI\а долго глядит на плохо выбритый под~ бородо« моего ко.ллеги, на тяжелые мешки под глазами, на резковато очерченный его рот и, слов­
но набравшись уверенности, тихо произносит: -
Он мне не показывал, но я знаю... В по­
гребе, под папустной бочкой. Селиванов и хозяйка спускаются в погреб, а я с понятым:и остаюсь в комнате. Мой коллега, с трудом сдвинув в сторону бочку, приnоднимает находящуюся: под пей крышRу люка. -
Там выключатель справа должен бытъ,­
подс:казывает хозяйка. Квадрат в полу погреба заливает яркий свет, но я, RaR ни стараюсь заглянуть, ничего не вижу, нроме сгорбленной спины Селиванова. 68/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 -
Нахапал,-
слышится его приглушенный голос. Из погреба начинают появляться ковры, хру­
стальная посуда, мужские и женские шапки, импортная радиоаппаратура, а в довершение -
потрепанный чемоданчик. С таЕими сейчас ходят машинисты. А раньше, должно быть, ходили ба­
лерины, потому что пазывались они <<балетками». На глазах изумленных политых извлекаю из <<балетRИ>> несколько пачеR сторублевых Rупюр и целый RлубоR золотых цепочек, Rулонов, серег, колец. ПоRа разглядываю эти ценности, Селива­
нов, очевидно, исследовав до Rонца репиковсюrй тайник, вылезает оттуда. -
Все?- строго спрашивает он хозя:Йr\у. -
Да,-
едва слышно отвечает та. Отрываюсь от очень утомительного занятия -
пересчета добытых престуnным путем денег, на­
поминаю: -
Паспорт? -
Сейчас принесу,- отзывается хозяйка и ееменит R буфету. Каждую из вещей необходимо описать, вне­
сти в протокол обыска, и этим нудным делом мы Занимаемся вместе с Селивановым. Через несколько часов Селиванов отющывает­
ся на спинRу стула, разминает затеRшие от дол­
гой писанины пальцы, спрашивает у хозяйки: -
Чемоданы у вас есть? Та, молча кивнув, лезет под кровать и вы­
тасRивает похожие на сплющенные сундуюr че­
моданы. -
Пойдут,- удовлетворенно говс.рит Евгений Борисович, оборачивается R политым: -
Помоги­
те упаRовать, пожалуйста. -
Вам придется проехать с нами,- говорю я женщине. Она боязливо отступает. -
Вещи брать? -
Не надо. С помощью тех же поnятых загружаем ма­
шину. Селиванов, не выпуская из рук <<балетr\у», втискивается на заваленное изъятыми вещами заднее <ш:денье и кивком головы Rомандует суп­
руге Репикона устраиваться на переднем. 36. Уборщица Мария Васильевна уже несколыю раз заглядывала в мой Rабинет и теперь сердито гремит ведром в RоJшдоре. Но я, не отрываясь от протоRола, продолжаю слушать сжавшуюся в се­
рый RoмoR Степаниду Ивановну. Три года назад она овдовела. Репикав увидел вывешенное . ею :е:а столбе у трамвайной останов-
ки объявление о сдающейся Rомнате и вскоре поселился у Степаниды Ивановны. А через неЕо­
торое время предложил зарегистрировать брю'\. Она долго колебалась -
ведь он был моложе на несrшлько лет, но потом уступила, боясь в старости остаться одной- детей у нее нет. После регистрации Репикав вел себя, RaR поря­
дочный человек. Правда, Степанида Ивановна стала замечать, что R нему приходят Rакие-то подозрительные .личности, но значения не прида­
вала, пока не обнаружила в сарае несRолько ков­
ров и шапок. Догадавшись, что вещи краденые, она высказала все Репикову. Тот промолчал, но ночные посещения не преr\ратились. Тогда Сте­
панида Ивановна решила припугнуть его участ­
ковым. Репиков, ни слова не говоря, избил ее и закрыл в погребе. Наутро, вытащив едва живую от страха и холода, не повышая голоса, сRазал: «Еще пикнешь, живьем в огороде заRопаю. А не успею, Rореша на части разорвут!>> После этого она слегла, а Rогда поднялась на ноги, Репиков, не давая опомниться, велел ехать на вещевой рынок -
сбывать краденое. Степанида Ивановна категорически отказалась, и снова была избита. Так продолжалось несколько раз. Однажды, поRа он был на работе, она тайком пошла в опорный пункт милиции, но РепиRов словно поджидал. Встретил и угрозами заставил идти домой, где снова жестоко избил. Степанида Ивановна сми­
рилась. -
Вы знали что-нибудь о прошлом своего мужа?- спрашиваю я. -
Он говорил, что с Алтая, родни никого ве осталось... Потом-то я догадалась, отRуда он -у нас в городе появился. Сидел он, видно. Н еще больше бояться стала... Измывался он надо мной ... Записываю эту горькую исповедь и прошу Степаниду Ивановну расписаться в протоRоле. Она уходит, а я тупо гляжу в пространство. На осмысленный взгляд просто не хватает сил. Это понимает и кузнец из артели <<Ударнию>, изображенный на металлячееной табличке сейфа. Его молот замирает в воздухе ... Звонок телефона. -
Лариса Михайловна,-
слышу взволнован­
ный голос в трубке.- Извините, что поздно, я целый день не мог вас застать. Извиняю, но кто это? Зайцев,- обижаются на другом конце про-
вода. Каrюй Зайцев? Подсобник бабарьшипсний. Из вычисли­
тельного центра ... Вспомнили? -
Здравствуйте, Григорий Юрьевич. У вас что-нибудь случилось?-
спрашиваю я, понимая, 69/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 что без причины Зайцев не стал бы меня разыс­
кивать. -
Вообще-то, ничего, просто я человюш в <широлше>> встретил. Оказывается, он у нас в институте работает. -
Вы можете попросить его зайти ко мне в прокуратуру? Завтра, часам к десяти. -
Могу. Канин:улы кончились,- смеется Зай­
цев.- Приступил к своим обязанностям. Обяза­
тельно завтра скажу. Да, его фамилия Самарюш. Мы в восемь пятнадцать начинаем, так что к десяти часам он у вас будет. Благодарю Зайцева, кладу трубку и задумы­
ваюсь. Странно. Звонок пробудил во мне угас­
шие было желания двигаться и заниматься по­
лезной деятельностью. Интересно, кто из экспер­
тов может быть в лаборатории вечером в начале девятого? Разве что Эдвард? Он старый, одино­
кий и не любит смотреть телевизор. Набираю номер. -
Эдвард Сергеевич? Думала, вы уже дома, кино по телевизору смотрите,- шучу я.-
Это Привалова ... Передо мной лежит паспорт, и я точно знаю, что фотография переклеена, но как ни присматриваюсь, следов подделки узреть не могу ... А вы хорошо присматриваетесь? -
Очень. -
М-да ... Если это на самом деле так, у вас в руках довольно редкая вещь. -
Кто бы ее мог изготовить? -
Сразу и не сообразишь,- сопит в трубку эксперт.- У нас в городе таких <<умельцев>> не осталось ... Как говорится, иных уж нет, а те да­
лече ... -
Уловив мое настроение, эксперт успо­
каивает: -
Вы не печальтесь, Лариса... Погово­
рите с Мотей... С Матвеем Иосифовичем Шпа­
ком... Правда, он и мне в отцы годится и дав­
ненько ни в чем таком не замечался, но чем черт не шутит ... А гравер он высшей квалификации. Это работники НКВД еще в тридцатые годы за­
метили. -
Сидел?- догадываюсь я. -
Неоднократно,- подтверждает эксперт и спохватывается: -
Вы сильно-то не обнадежи­
вайтесь, мqжет, Моти и в живых нет. Я не падаю духом, а звоню в адресное бюро. Шпак жив, и я, не раздумывая, спешу к нему на свидание ... Двери квартиры за свою долгую службу пе­
ревидели столько замков, что если кому-нибудь взбредет в голову вста!!ить еще один, у него про­
сто не будут держаться шурупы. Нажимаю на КНОПКУ ОДНОГО ИЗ четырех ЗВОНКОВ, НО, ВИДИМО, не IЩ ту. Открывает мне низкорослая, похожая на колобок, запенсионного возраста женщина. Вам кого? Матвея Иосифовича. Ему и надо звонить... Вторая дверь па­
право. Сообщив это, она равнодушно поворачивается и, даже не поинтересовавшись, закрыла ли я за. собой дверь, скрывается в глубине заставленного столетпим хламом коридора. Стучу во вторую направо. -
Войдите,- раздается надтреснутый старче­
ский голос. В н:омнате с высоким потолком и потемневшей известкой на стенах лежит на диване укрытый по самый подбородоi\ суконным одеялом старец с заросшим седой щетиной лицом. -
Добрый вечер,- приподнимает оп в улыб­
ке уголок рта,- зы из райсобеса или райздрава? -
Они тоже приходят в столь поздппй час? -
вежливо интересуюсь я. Выпуклые глаза Матвея Иосифовича не по­
стариковски остро впиваются в меня. -
Начинаю догадь~ваться, из какой вы орга­
низации,- помаргивал, будто в глаз попала со­
ринка, говорит он. -
Вот и прекрасно ... Я из пjJокуратуры. -
И зачем же попадобился прокуратуре дряхлый, больной Мотя Шпак? Он уже давно ничего не может... Но Заметьте, я всегда проби­
вал себе путь к свободе примерным трудом. Это понимали, ценили и освобождали досрочно. -
А КЮ\ же столь примерный Человек сно.Ва попадал за решетну? -
Губила доброта!- Матвей Иосифович вы­
ползает из-под одеЯла и, пристроив ·поудобнее подушку, конфузливо застегивает на груди клет­
чатую рубашку.- Мои руки, которые товарищи из НКВД справедливо считали золотыми, были нужны всем... А я не умел отказывать. <<Мотя, сделай ксиву>>.- «Пожалуйста». <<Мотя, нужна печать артелИ>>.- <<Пожалуйста>>. <<Мотя, сделай клише, совсем пообносились, не идти же на гос· трудсберкассу». И я делал, характер мягний ... -
Преступно мягкий,- уточняю я. Старик вздыхает: -
И не говорите... Вот однажды, это было еще в Одессе, .приходит ко мне Бенцион Крик ... -
Матвей Иосифович,- укоряю я.-
Про Бе­
ню Крика расскажите своим соседям. Мне пове­
дайте об этом документе ... Вынув из сумочки паспорт . Данилова с фо­
тографией Репикова, кладу на одеяло. Jllпaн осторожно приоткрывает его, тут же захлопывает. -
Что такое, Матвей Иосифович? Он поджимает губы. -
Это мурло вызывает у меня аллергию.:. 70/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 Даже на зоне я е такими не дружил. у них на­
nрочь отсутствует чувство меры. -
Не nодекажете ли фамилию этого аллер­
гента? -
Там,- Шnак делает многозначительную nаузу,-
я встречалел е ним дважды. В сорок девятом знал его как Козина. В nятьдесят пя­
том вдруг узнаю, что он Столяров. Теперь,­
Шпак боязливо касается ногтем корочки nаспор­
та,- как видите, его фамилия Данилов ... Или уже нет? -
Уже нет. Настоящая фамилия вашего ста­
рого знакомого -
Репиков... Так, вы узнали свою работу? -
Я nонимаю, у вас есть профеееиональные тайны, но еделайте одолжение старому челове­
ку ... Где сейчас этот тиn?- робко интересуется Матвей Иосифович. Понимаю причину его беспокойства. -
Репяков арестован. Шпак приободряется. -
Надеюсь, когда он выйдет, меня уже не будет в этом мире ... Итак, несколько лет назад, в августе, заявляется ко мне этот тип. Сует эту нсиву и свое мурло шесть на пять на глянцевой фотобумаге. Сделай, просит. Я, расстроившись, отв.ечаю, что первый раз вижу паспорт в таком исполнении, новый то есть. Говорю: болен я, руки дрожат ... Но если бы вы тогда заглянули в глаза этого типа, у вас бы не возникло вопроса, почему Мотя lllпaк согласился... Умереть я не против, но хочу своею смертью... Учтите, денег я у этого бандита не брал! Последние слова Шпат\ произносит е пафо-
сом. Учту ... А после этого вы встречали Репи-
кова? Боже упаси!- вскидывает руки Матвей Иосифович. 37. Смазка в замках гаражных ворот подмерзла, и ключ nроворачиваетсл с трудом. Сделав второй оборот, чувствую, как на меня снова наваливает­
ся усталость. Голова становится пустой. Кажет­
ся, щол:кни по ней, и она отзовется гулким зво­
ном. В таком состоянии бреду к подъезду. Су­
мочка, висящая на плече, покачивается в такт шагам, а ее тень в тусклом свете фонарей потеш­
но бегает взад-вперед. -
Ларочка!- заставляет меня вздрогнуть го­
лос Маринки. С недоумением поднимаю голову. Маринка бежит навстречу. У подъезда, даже не глядя в мою сторону, вышагивает Толик. Несмотря на огромные унты и высокую худую фигуру, он в эту минуту напоминает Пьера Безухова, ожидаю­
щего начала дуэли. -
Что случилось?- испуганно спрашиваю я. Толик, немного склонив голову набок, смот­
рит поверх очков: -
У нас ничего ... В голосе холодное спокойствие, всегда охва­
тывающее моего любимого, когда он со свойст­
венной ему интеллигентностью сдерживает раз­
дражение. -
У меня тоже,- все еще ничего оо пони­
мая, обескураженно тяну я. Толик резн:о вдавливает очки в переносицу затянутым в н:оричневую вязаную перчатку паль­
цем. -
Вот видиШь,- оборачивается он к Марин­
ке.- Ничего с ней не случилось! А мы тут ... Перевожу взгляд на подругу. В ее больших влажных глазах столько беспокойства, что я не выдерживаю: -
В конце концов скажите, в чем дело?! Маринка разом выпаливает, кан: она несколь­
ко раз звонила мне на работу и безрезультатно, как, не отрывая палец от дисн:а, названивала до­
мой, кан: перетрусила за меня и всnолошила То­
лика, Люську и ее мужа Василия, как заставила Толика побеспон:оить моего шефа. -
Ты представляешь, сколько я пережила за эти часы?! -заканчивает она свой монолог. Заставляю себя досчитать·· до двадцати семи. Испытанный способ. Когда нужно успокоиться, считаю свои годы на этот момент жизни. -
Анатолий, ты собрался простоять з.десь всю ночь? -
мило улыбаясь, указываю на безраз~ мерные унты, которые мой любимый, вероятно, позаимствовал у своего отца, два месяца назад вернувшегосл <<С полю> и приступившего н: ка­
меральным работам. -
Лара,-
укоризненно говорит он,- ведь мы на самом деле замерзли, чаю горячего хотим. Вот тан: всегда. Разве станешь ссориться, ко­
гда твою агрессивность пресекают просьбой. -
Тогд~ идемте скорее! Гурьбой поднявшись по лестнице, шумно раз­
денаемся в прихожей. -
Маринн:а! Ты же закоченела! Сейчас же в ванную и под горячую воду! Полотенце и халат принесу. Для приличин Маринка сенуиду сопротивля­
ется, но идет в ванную комнату. Чмокаю Толика в щеi\у. С упреком бросаю: -
Ты-то- разумный человек!.. Не мог, что ли, иресечь женские завихрения?! У шефа сердце хандрит, а вы ... 71/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 -
Да я говорил, что с тобой ничего страшно­
го случиться не может. Прищуриваюсь. -
Значит, тебя совсем не волнует, где про-
падает твоя любимая? Толик косится поверх очков. -
Волнует. ∙ -
То-то! -
смеюсь я.-
Чай ставь. А я буду обзванивать взбудораженных вами граждан. Первым набираю номер Павла Петровича. -
Отыскалась пропажа,- удовлетворенно хмы­
кает в трубку шеф.- А то мне уже звонил твой ... -
Павел Петрович замолкает, подбирая определение. -
Любимый,- подсказываю я. -
Анатолий,- находит нужное слово шеф.-
Спрашивал, где ты, но, к своему стыду, я не смог ответить, чем занимается мой следователь в не­
урочное время ... -
Исключительно служебными делами ... Выслушав, что я успела сделать за этот ве­
чер, Павел Петрович говорит: -
Ну-ну ... Считаю, все идет нормально ... -
потом его голос грустнеет.- Тут такая история получается ... В больницу .меня кладут, говорят, на недельку, но кто их знает, этих перестрахов­
щиков, могут и дольше продержать... Так что, слушай. Материалы в отношении il\ижина и Дер-. беко выдели в отдельное производство и передай Селиванову, я ему позвоню. Сама вплотную за­
нимайся Репиковым. Не забудь привлечь за не­
донесение этого омского деда, а Шпака --
за под­
делку паспорта. шеф. Что делать с Бабарыкиным и Тропиным? Это кто такие?- пытается припомнить Им Дербеко по одному разу завысил на­
ряды, а они забыли незаработанные деньги вер­
нуть государству. -
Пусть внесут переполученные суммы в кас­
су стройуправления, а ты собери на них харак­
теризующие данные ... -
Нормальные у них данные, узнавала,­
перебцваю я. -
Собери, подшей в дело,- сердится шеф,­
и если данные будут положительные ... -
Передам материалы в товарищеский суд по месту работы,- снова не сдержцваю,сь я. Павел Петрович многозначительно молчит, потом произносит: -
Лариса ... Не предвосхищай решений про­
курора ... Значит, передашь по этим двум в то­
варищеский суд, а насчет Мизерона и Омелина я сам поставлю вопрос. -
Павел Петрович,- прошу я,-
главного ин­
женера не стоило бы трогать, оп же ни па r<ого свою вину не свалИвал, наоборот ... Заслуженный человек, да и на иенсию скоро ... -
Л тоже заслуженный, и мне тоже скоро на пепсию. Что с того?!- отрезает шеф, по тут же его голос смягчается.- Хорошо, постараюсь учесть твои соображения ... После разговора с Павлом Петровичем долго звоню Нефедьевым, по телефон у них все время занят. Наконец прорываюсь и слышу встревожен­
ный голос Люськи: -
Лара?! Слава богу! .. С тобой ничего не слу-
чилось?! ∙ Пока нет. -
А мы тут с Василием все больницы обзво­
нили, ты ведь на машине, а сейчас так скользко ... Выслушиваю Люськипы охи и ахи, извиняюсь, что так получилось, прощаюсь и, положив трубку, обращаю внимание на осторожный стук, допося­
щийся из ванной комнаты. ~
7
лыбнувшись, снова кручу диск. Сообщаю Маринкиной бабушке, что ее внучка остается у меня ночевать, и только пос­
ле этого, прихватив обещанные полотенце и халат, спешу к подруге, которая уже тарабанит в дверь. Потом мы до часу ночи, забыв о волнениях дня, болтаем, прихлебывая бесподобно заварен­
ный моим любимым чай М 36. Когда Толик на­
чинает клевать носом, расстилаю ему на диване в большой комнате. Посидев с Маринкой еще не­
много, тоже идем спать. 38. У следователя обычно не хватает времени схо­
дить в суд и послушать, RaR рассматривается уго­
ловное дело, Rоторое он расследовал. Я -
не ис­
ключение. Но сегодня иамепяю своему правилу. :Меня волнует, Rак воеприпял суд собранные мною доказательства. Н считаю их убедительными и ни минуты не колебалась, когда подписывала обви­
нительное заключение. А как суд? :Конец апреля, а солнце слепит совсем по-лет­
нему, и белые ступени, ведущие в сумеречный холл областного суда, кажутел сделанными иа светлого мрамора. За полупроарачной аелепой занавеской, uри­
крывающей стекла двухстворчатой двери зала су­
дебных заседаний, угадывается силуэт конвойно­
го. Осторожно, стараясь не скриппуть и не поме­
шать, приоткрываю ее, предъявляю предусмотри­
тельно извлеченное из сумочRи удостоверение. Сержант кивает. Не глядя по сторонам, па цыпоч­
Rах пробираюсь в задние ряды. Председательствующий, крупный мужчина с большой головой и резRими, словно вырублепными в спешке, чертами лица, опустив глаза, рас-
72/ Уральский СЛЕДОПЬIТ ∙ 2 ∙ 87 сматривает какие-то бумаги, лежащие перед ним па длинном, светлого дерева, nолированном столе. Пожилая женщина в темно-синем nлатье, чуть nо­
давшись к нему, шеnчет что-то па ухо. Второй па­
род~ый заседатель, парень лет двадцати шести в железнодорожной форме, задумчиво смотрит в сторону барьера, за которым сидит подсудимый Реnиков, преданно уставившийся на председатель­
ствующего. Поодаль, уже не в окружении конвоиров, на скамье расположились двое других nодсудимых. И хотя видны только их узкие, nо-стариковски скрюченные спины и затылки, сразу узнаю омско­
го деда Кондрата и местного <<гравера высшей квалификацию> Матвея Шпака. В зале человек сорок, но слышно только сдер­
живаемое дыхание. Наконец nредседательствующий поднимает ГOJJ:OBy: ∙ -
У участников процесса есть еще вопросы в дополнениях? Представитель мало знакомая мне ратуры, привстает: -
Вопросов нет. государственного обвинения, женщина из областной проку-
Адвокаты, приподнимаясь один за другим, от­
вечают то же самое. Председа тельствующий. удовлетворенно о пуска­
ет ладонь на стол, отыскивает глазами сидящего во втором ряду мужчину. -
Свидетель Самаркин. -
Да,- подскю<ивает <широжою> из проект-
ного института. У суда к вам просьба,- неторопливо произ­
носiiт председательствующий.- Напомните, что делал подсудимый Репиков, когда вы хотели вый­
ти из квартиры на лестничную площадку. Самаркин с готовностью кивает. -
Я уже говорил, в этом доме мне трехком­
натную выделили. Вот и зашел посмотреть. Осмот­
рел, понравилось. Только собрался выходить, слы­
шу громкий разговор ... Председательствующий вздыхает: -
Об этом вы уже рассказывали... Ответьте на вопрос конкретно. -
Подсудимый держал Хохлова за грудки. Я- сразу обратно и через лоджию вышел в дру­
гой подъезд ... Я же не подумал, что такое случит­
ся, да и Хохлова не знал, в институте не ветре-
•шлись. -
Вы слышали крик? -
Слышал, но • мало ли что... Да и на работу мне было пора. Вот я сразу и ушел. -
И у вас не возникло никаких подозрений? -
Честно говоря, возникли, но ведь на сле-
дующий день стало официально известно, что произошел несчастный случай,- разводит руками: Самарки:н. Председательствующий, о.тн.и:иувшись на высо­
кую спинку кресла, долго, не мигая, смотрит на не знающего куда девать глаза Самаркина, потом медленно произносит: -
Садитесь ... свидетель ... Он так выговаривает слово «свидетелЬ>>, что тот, мгновенно упав на сиденье, старается стать невидимым ... Слушая речь государственного обвинителя, председательствующий время от времени делает пометки на лежащем перед ним листе бумаги. Пожилая женщина, сухим голосом изложив фабулу обвинения и перечислив судимости Ре­
пикова за бандитизм на железнодорожном транс­
порте, хищения государственного и обществен­
ного имущества, за несднократные побеги из мест лишения свободы, переходит к анализу до­
бытых судом доказательств. Голос становится тверже, и Репяков постепенно втягивает голову в плечи. -
Жизнь каждого преступника -
это траек­
тория его падения,- задумчиво произносит го­
сударственный обвинитель.- И вот, когда Репи­
ков понимает, что Хохлов не успокоится и в кон­
це концов обратится в милицию, он решается на убийство ... Председательствующий с тем же вниманием выслушивает речи защитников и предоставляет последнее слово Лобачу. Дед Кондрат резво поднимается и, вытянув руки ио швам, бойко произносит: -
Находясь под следствием, я осознал свою вину и добровольно прошел курс лечения от ал­
коголизма! -
На большее у него не хватает ни запала, ни складных слов. Всхлипнув, гундосо ноет: -
Не пью я теперь... старый я... пощади­
те ... помру в тюръме. Матвей Иосифович, когда подходит его черед, говорит, вкладывая в последнее слово всю душу: -
Судимостъ у меня давно погашена... Мне восемьдесят три ... Да, я подделал паспорт, но сделал это невольно, под давлением подсудимого, который, rщк вы убедились, способен на все ... 1\онечно, на первый взгляд, нет большой раsни­
цы, где помирать. Но в словах гражданина Ло­
бача кроется истина, попятная наждому преета­
релому человеку ... Я . тоже хотел бы, чтоб мои останки покоились на нашем городском кладби­
ще, за аэропортом ... Председательствующий переводит в;згляд на Репикова. ∙ -
Вам предоставляется последнее слово. Тот поднимается и, неловко переминаясь с ноги на ногу, разводит руками, становясь похо-
73/ Ура.iи.скнй СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 жим на тихого плотнииа Дементьича. Не хва­
тает тольио завязанной под подбородi<ам шапки и Roco сидящей желтой строительной каски. У него. такая невинная физиономия, что хочется крюшуть: «Не верьте ему! Это страшный чело­
век!» -
Уж и не знаю, что сказать,- смущенно улыбается Репиков.- Раньше сидел, скрывать не буду ... С тушенкой всю правду гражданн:а про­
курор сн:азала, виноват... Но Данилова я не трогал, просто паспорт взял у пьяного ... -
Я, что ль, его по башн:е тюкнул и деньги забрал?!- по-петушиному выкрин:ивает дед Кон­
драт. -
Подсудимый Лобач,-
укоризненно обры­
вает его судья, потом кивает Репююву:- Про­
должайте ... Тот пожимает плечами, словно . извиняясь за невыдержанность деда Кондрата. -
Да больше и говорить-то нечего ... С Хох-
ловым я, можно сн:азать, в дружбе был ... Зачем мне его сталн:ивать? Не сталиивал я его... Сам он упал ... Уж разберитесь по справедливости ... -
Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора,- поднимаясь, сообща­
ет председательствующий. Приговор он читает р0Вным будничным голо­
сом, почти не отрывая глаз от текста. Народные заседатели, опустив головы и опираясь кончика­
ми пальцев в столешницу, стоят рядом. У меня тоже устали ноги. Репиков, вцепившись побелевшими в суста­
вах пальцами в .барьер, не спускает с заседате­
лей взгляда, в котором еще теплится надежда. « ... Лобача ... условно ... Шпака ... условно>>. Когда звучат слова: << ••• Репикова ... к исклю­
чительной мере наказания ... », его лоб мгновенно покрывается потом. Лицо становится похожим на гипсовую маску. В тишине зала отчетливо слышится щелчок наручников. Строки из писем-
Однажды мне повезло. Я. записался в городскую биб~ лиотеку. Полгода я ее посещал аккуратно, ·сдавал вовремя книги. Библиотекари меня заметили. Однажды я набрался с.иелости и попросил фантастику. Мне сначала дали А. Гри­
на, потом Г. Уэллса, а потом открыли шкаф. Я думал, что это надолго, но после трех книг мне сказали: «_Одну фан­
тастику читать вредно». И шкаф закрыли. С тех пор я туда не хожу. Я не понимаю ... Почему очень многие взрос­
лые убеждены, что фантастику детям читать вредно? Игорь Маркин, 14 лет, г. Чехов Московской обл. Куда подевалея раздел «Вести из КЛФ»? Публикации резко прекратились, не иначе как по причине одновремен­
ного вымирания клубов? То ли пик повсеместного увлече­
ния фантастикой уже позади, и мы переживаем сейчас все­
общий спад и охлаждение, то ли неяi::ные слухи о та·инст­
венной директиве, обязывающей брать клубы под колпак, имеют под собой реальные факты? Никакой информации­
нигде ничего... Нужна статья, объективно оценивающая небольшую пока еще историю существования и деятельно­
сти КЛФ. А. К:ашников, 26 лет. токарь. г. Свердловск. По-видимому, все же вы рассчитываете больше на де­
тей, хотя сказки В. Крапивина очень хорошие и, когда их читаешь, становится на душе хорошо. Но не надо забывать и о других, дети ведь быстро растут, и через 5-6 лет у них уже будет меньше наивности, да и в жизни встретят что-нибудь такое, что страшилища из сказок покажутся смешными. Я сам отслужил в Афганистане и многое уви­
дел, воспринял по-другому. Думаю, что мног.ие читатели фантастики вскоре уже разочаруются в ней, особенно чИ­
тая те произведения, которые сейчас печатают. Чтобы в книге была какая-то правда, ее надо пережить, а это не зшкетно. В. С. 22 года, г. К:уйбышев. Фантастику публикуют сейчас многие издания, но, к великому сожалению, не многие ее любят и понимают; По­
этому зачастую публикуются такие «произведения», ката­
ры~ лишь дискредитируют этот жанр... Ваш журнал дет­
ский и поэтому ответственность за качество публикаций фантастики значительно выше, нежели у других, ведь вы формируете правильное понимание жанра, вкус читателя и пр. Очень хотелось бы и в дальнейшем видеть на стра­
ницах вашего журнала хорошие, умные и добрые произве­
дения, реальные и динамичные, с живыми и близкими всем героями. В. Чифранов, 37 лет, военрук средней школы, г. Белебей Башкирской АССР. В журнале нам нравятся все рубрики публикаций, кро­
ме фантастики, за пять лет журнал не опубликовал ни.че­
го запоминающегося в этом разделе. И если бы мы были редактором, рубрику «Мой друг- фантастика» заменили бы на рубрику «Приключения и путешествия» или «Стран­
ствия и приключения». , Семья Цигнкало: отец (38 лет, огнеупорщик), М!!ТЬ (37 лет, инженер), дочь (14 лет), сы11 (10 ,11et), г. Фролово Волгоградской .обл· 14/ Уральский СЛЕДОПЫТ , 2 • 87 Ваnерий МИРОНОВ Рисунок Ольги Горячевой ФЕВ:Р.А..i6 В древнеегипетском календаре, созданном примерно в IV тьiсячеле­
тии до нашей эры, второй месяu года назывался «фаофи>. В первом лунном календаре февралю пример­
но соответствует месяu «шабатх». Календарь древних римлян де­
лился на десять месяnев и состоял из 304 дней. я·нваря и февраля в нем не было. Они были введены поз­
же. Первоначально в феврале было 28 дней. Это был единственный ме­
сяu года с четным числом суток, так как, по верованиям древних, только нечетнее число nриносит счастье. В 46 году до нашей эры при римском императоре Юлии Цеза­
ре быд введен четырехгодовой uикл исчисления времени с високосным годом. В нем февраль получает до­
полнительный день. По одной из версий, свое имя февраль ведет от латинского слова «очищать». С приближением весны вся природа как бы очишается и принимает новый облик. Поэтому у древних римлян февраль посвящал­
ся покаянию в грехах. Название это тесно связано с луперкалиями -
празднествами, проводившиl'<шся в Древнем Риме ежегодно 15 февраля в честь Луперка (одно из имен ми­
фического бога Фавна, покровителя стад). По другой легенде имя февраля происходит от названия поминаль­
ной недели, которая приходилась на этот месяu. По ее истечении древние римляне совершали очистительный обряд для «примирооия богов с на­
родом». Согласно еще одной легенде, последний месяu зимы назван в честь мифического бога подземного uар­
ства Фебруариуса (Фебрууса). «Фебруаром» называют этот ме­
сяц венгры, немuы, датчане, евреи, норвежцы, а созвучно этому многие народы мира: «фебруарис»- латы­
ши, «феебруар> -
эстонuы, «фебру­
арие» -
молдаване и румыны, «фев­
руари»- болгары, «фебруари» -ан­
гличане, голландцы, индонезийцы, шведы, на суахиди, «фибраер» -
ара­
бы, «февроуариос» -
греки, «фар ва­
ри»- индийцы (на урду), сфебре­
ра» -
испанuы, «фебрайо» -
итальян­
цы, «феверейро» португадьцы, «феврие» -
французы, «фебруаро» -
на эсперанто. Однако в союзных республиках СССР и в некоторых странах фев­
раль называют по-своему: в Гру­
зии-
«тэбэркали», в Литве- «васа­
рис», в Серба-Хорватии- «вельача», в Чехии- «унор», в Китае- «вто­
рая луна», в Турции -
«субат», в Финляндии- «хельмикуу», в Япо­
нии- «нигацу». В современном му­
сульманском календаре второй ме­
сяц года носит имя «сафар» (жел­
тый). В Японии наряду с порядковы­
ми номерами каждый месяц имеет специальное смысдовое название. Второй месяu называется «кисараги» (месяu смены одежды). . В период династии Цинь в Ки­
тае начал применяться сезонный сельскохозяйственный календарь, в котором год был разделен на 24 се­
зона, в зависимости от подожения солнuа: По этому календарю начало весны -
«личунь» -
соответствует 4-5 февраля, а начало следую. щего сезона -
«юйшуй» (дождевая вода)- соответствует 19-20 фев­
раля. В 1793 году во Франции во вре­
мя Великрй франuуаской реаолюuии большая часть февраля именовалась «плювиозом» (дожддивым), а по­
едедняя его декада приходидась на «вентоз» (ветреный месяц). Такие же названия были установлены там и в дни Парижекой коммуны в 1871 году. В Древней Руси феврадь дод­
гое время был последним месяцем в году, поэтому его называли «меж­
нем» (календарной межой между годами, между зимой и весной). Величали февраль на Руси так­
же «лютым», «Сечнем», «Ветродуем», «вьюговеем», «бокогреем» ..• В нашей стране после победы Великой Октябрьской социадистиче­
ской революции был введен григо­
рианский кадендарь. Он начад дей­
ствовать в 1918 году с первого дня февраля, сказавшегася сразу 14-м числом по новому стилю. Созвездия зодиака служат в астрономии своеобразным «Небесным календарем», согласно которому до 16 февраля Солнuе будет находить­
ся в созвездии Козерога, а потом­
в созвездии Водолея. По так называемым календарям «счастливых» камней и цветов фев­
ралю посвящаются аметист и фиад­
ка. В старинном русском лечебнике сказано, что аметист «пьянство от­
гоняет, мысли дихие удаляет, доб­
рым разум делает и во всех делах помогает». Самый знаменитый обряд на стыке зимы и весны -
маслениuа. Она отмечалась у всех славянских народов. Масленица была расписана по дням: понедельник -
встреча, вторник- заигрыш, среда- лаком­
ка, четверг- разгуд, пятница -те­
щины вечерки, суббота- зодовкины посиделки, воскресенье- пр оводы, прошеный день: ' Пропсхождение масленицы зате­
рялось в r луб о кой древности. Празд­
ник связан с культом нарождаюше­
гося светила. Отсюда и традицион­
ные блины. Круглые, горячие, золо­
тистые- они являют собой как бы миниатюрные изображения солнuа. К тому же настоящие русские блины имеют красный uвет. Со временем масленица превра­
тилась в массовые народные гулянья, посвященные проводам зимы, с тра­
диционными карнавалами ряженых и ездой на тройках с бубенuами, сжиганием чучела зимы н катанием на санках с гор, взятием . снежных крепостей и другими затеями. В Японии ежегодно проводится традиuионный фестивадь снега. В го­
родских парках выставляются сотни снежных конструкuий и статуй- от ледяных пальм до громоздких, много­
этажных кафедральных соборов со многими деталями архитектуры. 75/ Уральский СЛЕдоnыт· 2 • 87 ПРИМЕТЫ, ПОГОВОРКИ, ПРИСЛОВЬЯ Февраль- пора слепящего снега. Февраль и теплом приластит, и 1.wрозом отдубасит. Февраль переменчив: то январем потянет, то мартом проглянет. Февраль строит .1юсты, а март их ломает. Февраль щедр на снег. Февральская ростепель ничего не стоит. У февраля два друга- метель и вьюга. Бокогреюшко-февраль: он теп­
лом обычно враль. Сильные морозы в феврале бы­
вают только ночью. Чем сильней морозы, тем менее возможны снегопады и вьюги. Утренняя зорька быстро гас­
нет -
на холод. Если утренняя заря от ли чается особенно красным цветом, это может служитiУ предвестником осадков. Солнце всходит красное- на метель. Столбы возле солнца- на мороз. Хорошая погода сохранится, если наблюдается правилы-tый суточ­
ный ход температуры воздуха; ми­
ни.иум утро.и, перед восходом солн­
ца, максимум- в 13-14 часов. Если ночью тихо, а утром под­
нимается ветер, усиливающийся до полудня и вновь стихающий к вече­
ру, то это верный признак продол­
жительной ясной и сухой погоды. Заря горит, красны, как золото, облака, когда солнышко садится,­
к ветру. Яркие звезды- к морозу, туск­
лые -
к оттепели. Если вокруг луны образовался тусклый l):руг- завтра будет силь­
ный мороЗ. При новой луне и при ее исходе всегда сменяется погода: сырая -
сухой, теплая- морозной, пасмур­
ная- ясной. Ветер к вечеру усиливается­
погода ухудшается. В ненастье выпадает снег без ветра- ненастье сохранится. Дует ветер, а инея нет- быть бурану. Снежный буран предвещает .мо­
роз на ночь. Ненастная погода окончится, если ветер усиливается и меняет свое направление на северное или севе ро-западное. Если по небу несутся отдельные небольшие кучевые облака в том же направлении, в каком '[}ует ветер внизу, то это означает улучшение погоды. Ветер задует, так чего надует: зимой -
снега, летом -
дождя. Если безоблачно при сильном морозе- сохранится ясная погода. Белые облака- к морозу. , Г лубоко промерзает зе.иля, а из проруби на реке вода польется, лед на переборах (перекатах) реки вста­
нет гораi•Ш, грудами, застынет шеро­
ховато, длинные и толстые сосуль­
ки с крыш- будет плодородным. лето. Все ·рыбки в аквариуме плава­
ют под самой поверхностью воды­
жди ненастья. Снег прилипает к деревьям­
тепло будет. Вверх поднимаются по стеклу побеги «снежных растений»- моро­
зу продолжаться, наклонились -
к от­
тепели. Куры рано на насест садятся­
на мороз, и чем выше- тем больше мороз будет. В оттепель рябчик собирает-
ся ночевать на еловой ветке- к мо­
розу. Воробьи прячутся в солому­
мороз крепчает. Ворона каркает утром. на вер­
хушке дерева- к вьюге. Комнатные птицы молчат- хо­
лод еще долго простоит. Копыта у лошадей потеют­
к теплу. Свиньи визжат- к ненастью. Собака ложится на снег- ско­
ро потеплеет, валяется по снегу -
завтра будет вьюга. Если кошка встает на задние лапы и начинает скрести когтями стены- будет вьюга. 1 февраля- судили-рядили о весне. Начало февраля погожее-
и весну жди раннюю, ясную, приго­
жую. Если погода ясная- быть ран­
ней весне. Коли капель- в весну раннюю верь. Какова погода первого числа, таков и весь февраль. 2 февраля. В полдень солнце­
к ранней весне, а если пасмурно или иетель в середине дня разыграется­
долго будет погода .метельная. ∙ Завизжит метелица- всю неде­
лю пролtетелится. Если небо беловатое, хрть ту-· .чана и нет, а вечернее и предзакат­
ное солнце красное или багряное­
жди неустойчивой погоды без силь­
ных иорозов, но со снегопадами. Второй день февраля весну по­
казывает: солнечно- к красной вес­
не, пасмурно- жди поздних мете­
лей. 3 февраля. Коли погода ясная­
к ранней весне. Если ясен лунный лик- урожай не велик. 76/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 Ясная заря- к морозу. Если месяц заскользил, в тучу белый рог вонзил- будет доброе жито да мука в сито. Зимой солнце сквозь слезы улы· бается. 4 февраля. Если метель -вся неделя метельная, сол1ще -
на ран-
нюю весну. 1 Вьюги да ,иетели мд февраль налетели. Много снега -
много хлеба, мно­
го воды- много травы. Чем больше выпадает снега, тем выше урожа,й зерновых. Если в ульях сильный гуд, это зна•шт -
пчелы .мрут. 6 февраля- полу замка, весна­
указатель. Облака плывут высоко в возду­
хе- будет вёдро. Если вёдро- весна красная. Теплая зима -
не зима, а лето в зимнем платье. 8 февраля-' перело.и зимы. Озимое зерно пролежало в зем­
ле половину срока до всходов. Полухлебница красна- такова и весна. Каков день. такова и весна. 10 февраля -
прибаутник, запеч­
ник, сверчкавый заступник. Ветрадуй принес ветер- к сы­
рому и холодному году. Ветер спутает погоду- быть сырому году. Северный ветер к ночи стихает. 12 февраля. Ветер понесся­
к сырому zоду. Снежные хлопья стали крупны­
ми- будет оттепель. Снег земле-кор;>~илице, что теп­
лый кожух. Красноватая луна -
на большой ветер. 14 февраля. Небо ночью звезди­
сто- к поздней весне. Если к концу дня небо покры­
вается туманным слоем проврачнога белого облака- будет хорошая по­
года. 15 февраля. Зи.иа с весной и ле­
том повстречалась- Сретенье. Зима весну встречает, заморозить красную хочет, а сама лиходейка от своего хотенья только потеет. Зи!ttние слезы -
не бисер, а за­
нозы. Коли холода завернут- весна холодная, поздняя. Если проглянет солнышко, то .. первая встреча зимы с весной со­
сtоялась, а не проглянет -
ожидай морозов. У'о дня больше • света, у ночи меньше стужи. Какова погода на Сретенье, та­
кова и весна будет. Утром снег- урожай ранних хлебов, снег в полдень -средних, а коли снег к вечеру- то будет уро­
жай поздних хлебов. Снег через дорогу несет- к не­
урожаю, весна поздняя и холодная будет, а если снег по дороге несет­
значит, и в квашне поведет: хлеб уродится. Коль на Сретенье снежок, то на всю весну дожжок. Ес;ш тепло- весна ранняя и теплая. Если в этот день оттепель, зна­
чит, весна будет теплой. Тепло льды пятнает, старик шубу снимает. К вечеру не проглянет солныш­
ко- ожидай строгих морозов 24 фев­
раля. Если небо белозвездно, то зима заплачет поздно. В середине февраля семь крутых утренников. 16 февраля- починки, по сохе поминки. В починки дед встает чуть свет- чинит сбрую летнюю да боро­
ну столетнюю. 17 февраля- волчий сват, мака· вый закат. Редкий год на Руси в этот день не было морозов. Студеный день -
шубу снова на­
девай. Время звериных свадеб. 18 февраля- коровятницы, скот-
ницы, голендуха (голодуха). Влезла на поветь коровья смерть. 19 февраля- телятницы. Телятся жукалы (коровы)-
появляется приплод. На Урале и в других краях оте­
лившуюся корову, оягнившуюся овцу в хлевах окуривали чабрецом (бого­
родской травой), чтоб молоко не было поганым, а моЛодняк рос здо­
ровым. Коли земля не про.нерзла, то лето,н соку не даст. Морозы обещают бурNую весNу, сухое и жаркое лето. Ч e;.t холоднее последняя неделя февраля, тем теплее в марте. 22 февраля- зима убегает те.м­
ными Nочами. 23 февраля- поворот к теплу. Сильный мороз бывает чаще все­
го ночью. Хоть февраль злится, но весну чует. 24 февраля- морозный день, коровий праздник. Прольет мороз маслица на доро­
ги- зиме пора убирать ноги. Мороз запел- санный след оле­
денел. Крутой утренник. А всего в кон­
це февраля их семь, из Nих три до 24 февраля. 28 февраля -
овttарницы, зи!ttа становится безрогой. Большая прибавка воды предве­
щает хороший сенокос. 29 февраля- день корыстника, скупого завистника, на что он ни взглянет -
все вянет. Худ приплод в високосный год. Длинные сосульки в конце фев­
раля- к долгой весне. Февраль -месяц ветров. Февраль силен !ttетелью, а !ttapт капелью. Февраль холодный и сухой_. август жаркий. Февраль зи.му выдувает, а март- ломает. Февраль теплый- его все меся­
цы прок.линать будут. Как в феврале аукнется, так осен.ью откликнется. Частое повторение восточных ветров в конце февраля и начале марта -
предпосылки к пыльной буре. Если первые два месяца года (или только февраль) были холод­
Nыми, то и март будет холодны~оt, с недобором осадков. Теплый февраль приносит холод­
ную весну. По зиме ложится лето. Ч е .м крепч,е зима, тем скорее весна. Снежный год хлеб принесет. Большой иней, бугры снега, глу­
боко промерзшая земля- к хлеба­
родию. Стекла в оконных рамах запо­
тели- будет потепление. Облака движутся против ветра -
примета предстоящей непогоды. Луна ночью будто покраснела­
жди завтра ветра, тепла и снега. Хорошая погода сохранится, если замечено приглушение звуков в днев­
ное время, ухудшенная слыu.щ­
мость. Пасмурная погода сохранится, если те,\tnература в течение суток почти не л1еняется. Дым из трубы стелется по зем­
ле- будет снегопад. МNого инея на деревьях- будет много меда. Если снег гнет своей тяжестью ветки- урожай будет хорошим. Пушистый иней- к хорошей по-
годе. ∙ Частые куржаки на деревьях, узоры на окнах, похожие на ржаные колосья, вниз завитками, а не торч­
мя -
к урожаям. Ворона ходит по дороге-
к теплу. Перед приближение.м вьюги и пурги куры хвосз·ами вертят, а ло­
шадь храпит. Гусь хлопает крыльями, купает­
ся в снегу- к оттепели. Комнатные каллы выделяют во­
ду- скоро наступит оттепель. 17/ Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 • 87 МИР НА ЛАДОНИ Серьезное с курьезным Музейные nекала Оружие -одна из главных до­
стопримечательностей музея произ­
ведетвенного объединения «Ижмаш». А недавно появился здесь экспонат, который по праву можно назвать самым дорогим. Двадцать два лекала лежат под стеклом витрины. Хранились они не один десяток пет в одном из ижев­
ских домов. По ним в 1918 году была изготовлена миниатюрная действую­
щая винтовочка в подарок Владимиру Ильичу Ленину. Прокопий Алексеев, Иван Лы­
сков, Петр Кожевин, Максим Харь­
ков- имена тех мастеровых, кто де­
лали ту сувенирную винтовку. Внук Максима Харькова Валерий Александрович Харьков и преподнес калибры в подарок родному заводу. В 1897 году в Ижевске бьта сделана полумиллионная трехлиней­
ная винтовка Мосина. В память об этом юбилее и решили изготовить неско.1ько действующих винтовочек, величиной в четыре раза меньше обычных. Максим Харьков калибры выто­
чил -не одну сотню. По ним и де­
лали винтовки. На каждой цифру ставили: «500 000». Разослали часть «ижевок» по начальству. На память. А потом в Париже пок.азывали. Пригодились эти лекала и в во­
семнадцатом году, когда для Лени­
на делали подарок. А почти через столетие nекала стали музейной редкостью. А. АРТАМОНОВ Ашина нли тюрк! Раскрыть историю названий го­
родов, сел, местностей, племен- ин­
тересная, но кропотливая работа. Ею заняты ученые различных спе­
циальностей: историки, географы, этнографы, языковеды, археологи. Но до сих пор немало топонимов и этнонимов так и не выяснены, а мно­
гие имеют несколько • толкований, некоторые вызывают споры. Тюрками назыВ'ают 100 миллио­
нов человек во всем мире. В том числе казахов, узбеков, киргизов, азербайджанцев, турков и ряд дру-
гих народов, говорящих на тюрк­
ских языках. Но откуда взялся этот термин? Что он означал в древно­
сти? Кто являлся тогда носите­
лем его? Как полагают специалисты, су­
ществовало племя ашина (ашна), относившееся к гуннам. После раз­
грома их жуань-жуанями в 460 году племя ашина перекочевало к южнь1м отрогам Алтая и стало платить дань победителю железом из алтайских рудников. Вожди ашина, асянь-шад, туу и бумын почти за столетие поц­
чинили близкородственные племена. Здесь, на Алтае, племя ашина при­
няло новое название <<Тюрю> ( «силь­
ный», «крепкий»), а старое наимено­
вание осталось за правящим родом. Тюркские племена Алтая, за­
воевав и объединив ряд племен, живших к юге-востоку, образовали тюркское государство. Во главе его стали два брата- Тумынь и Истеми. После победы в 552 году над жуань­
жуанями, Тумынь nринял царский титул побежденного властелина и стал называться «каганом» (ханом), а тюркское государство, возглавляе­
мое им, каганатом. А. ПЕЧЕРСtоiН В стеnи nод Варной Кажется, она без начала, без конца, без края -степь под горя­
чим солнцем. На самом краю гори­
зонта видны контуры большой юрты кочевника, а рядом с нею цветные квадратики. «Юрта» оказалась па­
мятником седой старины -башней Кесене, а цветные квадратики­
студенческим nалаточным городком отряда «Реставратор» ... Башня эта стоит на челябинской земле более пяти веков, молва ок­
ружила ее легендами и сказаниями, и будто бы построили башню по приказу грозного Тимура- Тамер­
лана. Влюбилась, рассказывают, краса­
вица Кесене в русского и помогла ему бежать из nлена. Много дней уходили влюбленные от погони гроз-
. ного nолководца. День клонился к вечеру. Уста­
ли кони, устали беглецы.. Впереди блеснуло озеро. Здесь и нагнали воины Кесене и русского. Не желая поnасть в руки преследователям, юноша и девушка, взявшись за руки, вошли в воды озера и погибли. Три дня и три ночи прощался Тамерлан с любимой дочерью, а потом приказал nостроить эту баш­
ню- башню Кесене ... В 1954 году экспедиция археоло­
гов обследовала и раскопала захо­
ронение. В нише фундамента обна­
ружили скелет женщины лет 25-26 восточного происхождения. Архи­
тектор из Коnейска М. Семенов, изучив исторические документы, гра­
фически воссоздал nервоначальный вид башни. Стиль мастеров, nостро­
ивших мавзолей-мазар, можно уви­
деть в Самарканде- в архитектур­
ном комnлексе Гур-Эмир. И вот решено реставрировать этот nамятник старины. Начиная с 1981 года, идут восстановительные работы. Их ведут ремонтно-рестав­
рационный участок Челябинского об­
ластного управления культуры и сту­
денческие отряды трех высших учебных заведений Челябинска. Сту­
денты расчистили все завалы, что­
бы убедиться, что фундамент цел. К тому времени в городе Mvtac-
ce начали изготовлять кирnич клино­
видной формы-
160 тысяч штук. Под руководством опытного камен­
щика Николая Васильевича Михай­
лова студенты-политехники освоили Так будет выглядеть башня Кесене. 18/ Уральский СЛЕДОПЫТ • 2 • 87 фигур~1ую кладку квадратной части мавзолея. Придет время- и в степи под Варной предстанет перед нами баш­
ня Кесене в своем первоначалъном облике. Варна, что в Челя5инской обла­
сти,- одно из старых поселений на землях, пожалованных уральским казакам за отвагу в Отечественной войне 1812 года. Казаки называsш свои станицы по именам евроnей­
ских городов, где nрогремела слава русского оружия. Поэтому-то на кар­
те области есть и Берлин, и Париж, и Чесма, и Фершампенуаз, и Бреды, и Варна ... Н а р и с у н к е: так будет вы­
глядеть башня Кесене. Тысячеnетия ... nод ногами Ю. БЕЛОВ Владимир Семенович Бобрышев, лесничий Корсаковекого лесхоза, никогда не думал, что станет зани­
·маться археологией. Вот как· это произошло. Бобрышев копалея на огороде. Лопата легко и мягко входила в землю, дело шло споро. Вдруг раз­
дался скрежет- металл наткнулся на какое-то препятствие. Отвалив пласт земли, Владими'р Семенович увидел nродолговатый камень­
форма его отдаленно напоминала топор. Он не придал особого значе­
ния находке. Каково же было его удивление, когда через несколько минут он откоnал точно та-кой же камень!.. Не будучи сnециалистом, Бобрышее не мог, конечно, знать, что его огород расnоложен на ме­
сте древней стоянки былых обита­
телей острова Сахалин- айнов. Но он nонял, что «камни», найденные им, могут представить интерес для ученых-а.рхеологов. Так оно и случилось. Возраст каменных тоnоров, которые сейчас стали эксnонатами Южно-Сахалин­
ского областного краеведческого музея, составляет свыше nяти тысяч лет. К. ЛАУВА Вечные деревья «Деревом вечности» издавна ве­
л-ичали лиственницу наши nредки. Лиственница растет века, еще доль­
ше ее вторая жизнtо. Уж-э 400-
500 лет бессменно служит она в ка­
честве внутренних деревянных дета­
лей соборов Московского кремля и храма Василия ·Блаженного. Из нее изготовлена знаменитая Приморская лестн~-tца в Одессе, nаркет, двери и оконные рамы Зимнего дворца в ЛенJоtнграде. Петр 1 заnретил рубить л~-tственницу на частные нужды- дли Зимнего сделали исключение. Итальянский город Венеция сто­
ит на лиственничных сваях. Четыре­
ста тысяч свай, забитых еще в nятом веке, и сегодня nрочны, как камень. Прочнее лиственницы дереза нет. На nодшиnники для осей ста­
ринных nарсходных колес исnоль­
зовали только лиственкицу- металл недолго выживал в этой роли, съедаемый песчинками, вэвешанными в речной воде. Сегодня многие ответственные деревянные детали красноярского комбайна делают из лиственницы. Велотрек в Крылатском построен из лиственницы ... Есть, кроме_ лисПiенницы, де­
ревья со елавон долгожителей на корню и в изделиях. Пускай дуб ус­
тупает в чем-то лиственнице, но и он заслуживает внимания. В наши дн·и самым старым дубом в Евроnе считается Стелмужсt<ий дуб, расту­
щий в Литве. Ему уже две тысячи лет. Целых три девятисотлетних дуба сохранилось nод Познанью в Поль­
ше. У знаменитого заnорожского дуба- nамятника природы Xlll века в селе Верхняя Хортица близ За­
порожья- Богдам Хмельницкий на­
путствовал казаков nеред боем ... Древесина у дуба обладает вы­
сокой nрочностью, твердостью, д?л­
говечностью. Исnользуется в кораб­
лестроеt'iИИ, на nодводных сооруже­
ниях, так как не nоддается гниению, применяется в вагоностроеtiИИ, ме­
бельном, столярном, боt-tдарном nро­
изводствах. Древесина дуба, нахо­
дившегоси долгое время в воде, nроnитывается железом и приобре­
тает темно-серый или черный цвет, она известна nод названием море­
ного дуба. Правда, можжевельник на кор­
ню не такой уж долгожитель -две­
сти лет растет. Древесина его, хотя и не смолистая, мягкая, легкая, да не nоддается тлену. Его древесину nрименяли для nодземных сооруже­
ний как материал, устойчивый nро­
тив гниения. К разряду вечных деревьев от­
носится и... осина. Ее не назовешь долгожителем- до ста лет дотя­
нуть не может. Считают ее сорной лесной породой: древесина мягкая, никудышная, в редком стволе- не гнилое нутро, дрова из нее волглые, .нетопкие- осина не горит без ке­
росина. Одним словом, только сnич­
ки из нее делать -
добротные по­
лучаются. Под Ленинградом обнаружен срубленный из осины домик столет• н~ давности. Сохранился на диво. От сухих, словно окаменеАЬtх бре­
вен со звоном отскакивает тоnор -
видаn., время им на пользу. В стар,ину из осиновой древеси­
ны делали челны, чаще те, что nе­
ретаскивали волоком, бочки, лыжи, а nозже- тормозные колодки и многое р,ругое. Отличный строи­
тельный материал из осины: не ко­
робится, а ао устойчивости к исти· ранию равен дубу. Преображенская церковь Киж­
ского nогоста крыта ос~-tновой дран­
кой. По России таких церt<вушек раз­
бросано немало. За три-четыре века до нас OH+t рублены. На крыwу ма­
стера накидывали осиновые nла­
сты -
дранку. На морозах, на дож­
дях, под солн-цем плас·тины nропе­
кались, затвердевали. Теnерь ottи ни листвемнице, ни дубу не усту-
11ЯТ- nростоят тысячу лет. Вот так МJtгкая осинка! Ю. АНДРЕЕВ И заrореnись камешки ••• На Советском nросnекте в горо­
де Караганде стоит nамятник Annaкy Байжанову. Полтора века назад этот nастушок нашел около сурочьей. норы кучку невиданных им раньше черных блестящих камешков, выброшенных наружу зверьками. Мальчик разло­
жил костер, чтобы nодогреть обед. Когда nламя стало лизать камни, они загорелись, давая сильный жар ... Так был открыт Карагандинский угольный бассейн. Сейчас он ежегод­
но дает стране около 50 миллиоков тонн тоnлива. &. СОСЕДОВ На дистанцни -
кабань1 Какова скорость бега диких каба­
нов? Это nоказали старты, устроен~ ные для зверей под Мюнхеном. Их выпускали на огражденную проволо­
кой трассу- чтобы в лес не удрали. 120-140-килограммовые «сnортсме­
ны» преодолевали 100 метров за 11-
12 секунд. Зрелище собрало более десяти тысяч любителей острых ощу­
щений. Крысам по вкусу В Багио (Филиnпины) nолиция за­
хватила контрабандную nартию нарко­
тиков. Пока суд да дело, nакеты с марихуаной сдали на хранение.' Но вскоре их не оказалось. Как выясtiи­
лось, наркотик nришелся по вкусу­
крысам. 7~/ Уральский СЛЕДОАЬIJ ∙ 2 • 87 Н а с н' и м к е: орнаментальное шитье XVII веха. Фото В. Савинава Ризы, выiuнвкн, nелены.;.. Средн коллекций Соликамского краеведческого музея достойное ме­
сто занимает коллекция культовой одежды и тканей -ризы, покрыва­
ла, пелены ... Пелена из тонкой белой ткани, по углам и центру- орнаменталь­
ный рисунок с цветочными шта~ба­
ми, разнообразнымн по форме ли­
стьями. Шить.е двухстороннее, швы «елочка», «косой ряд», Гладь пря­
деным _золотом, серебром. По углам пелены- кайма иЗ пряденого золо ­
та н розовых нитей. Время наложи­
ло отпечаток на пеле,ну, она уже ве т хая, из~енился ее nервоначаль­
ный внд. Д а тнруется эта пелена XVII веком. Также к XVII веку относится вы­
шнвка размером 123 на · 90 санти­
метров. На синем ·· холсте-подкладке расположен тонкий зеленого цвета шелк. По нему пряденым золотом н серебром выполt~ен узор -
цветоч­
ные штамбы в центре в виде тюль­
пана, обрамленного трехлепестковым цв е тком и Шl t рокими листьями. Искусс т во шитья- один из древ­
нейших видов художественного твор­
чества. Bl этом сл Ь жном и -
много­
трудном Деле проявили свое даро­
вание русские женщины, искусные вышивальщицы. Их называли .золото­
швеями или белицами. Чьими рука­
ми изготовлены эти прекрасные вы­
шивкн, которым уже 300 лет, нам немзвестно. Может, они были вы­
полнены в мастерских именитых людей Строгановых или в женском Преображенском 'монастыре Соли­
камска? Теперь уже .у них nотерян блеск золота и серебра, угасли краски былого шелка, но мы зна'ем одно­
вышивки дают нам представление о характере русс ~ ого средневеко­
вого орнаментального шитья. Д. СОКОЛКОВА Поклон «<железному коню» Моnодые механизаторы оnытно­
nроизводственного хозяйства «Мин• ∙ct<Oe» нашли остов допоtопного ко­
лесника и кое-какие детали к нему. Попытались ребята собрать весь этот утиль в одно целое, но задача ока­
залась нелегкой: никто из механиза­
торов и в rлаза-то не видел настоя• щий «ХТЗ.». Вспомнили,, что кладовщица ма­
шинной мастерской Зинаида Михай­
ловна Соловьева всю войну работала трактористкой на подобном агрегате. Обратились ребята к ней за по­
мощью, и пожилая женщина стала их консультантом. И вот в селе Минское. Костром­
ской области на высоком постаменте стоит nервенец отечественного трак­
торостроения. Поч'етный ветеран трак­
торного парка страны стал nамятни­
ком. В. ПАШИН Коньяк для поросят -
Милиция! -
надрывалея в те­
лефонной трубке взволнованный жен­
ский голос.-
У меня на складе конь­
як испарился. Открыла дверь -
об­
мерла. Был коньяк и-
нету. Я там ни к чему не прикасалась ... Следователь Краев выехал по вы­
зову. У склада поджидала заведую­
щая. -
Так, говорите, коньяк у вас ис­
парился? -
Ну да, ну да!- затараторила кладовщица.- Прямо диво какое - то! Испарился ... вместе с бутылками. -
Ящики тоже улетучились? -
Нет,- осеJ<лась заведуJРщая.-
Они в складе. А сорока бутылок как не бывало! Здание было одноэтажное, вет­
хое. Под самый потолок-
ящики с водкой, с вином. Два ящика с конья­
ком, по словам заведующей, еще в субботу стояли на самом верху. Те­
перь они валялись на полу пустые. Внимание следователя привлек кусок тонкой фанеры, прибитый к потолку. Когда он взобрался на стремянку.и потянул его, то один конец легко отогнулся, открыв сквозную щель. -
Доска, знаете, прогнила и вы­
валилась,- сказала заведующая- Вот я и попросила деда Федора, сторожа нашего, чтоб забил. Да там узко, раз­
ве что кошка пролезет. 1 -
Кошки меня не интересуют, а вот бутылка тут свободно проходит,­
возразил ей следователь. Затем он полез на чердак. Там увидел следы детских сандалий и донышки буты­
лок. Тут же вал я л с я рыболовный крю-
чок с леской и клочок выцветшего сатина. Краев выглянуп из ч ердачмо­
го окна. К склttду примык а л сарай, к крыше его была прислоне н а лест.­
ница. «Вот кое - что м прояснилось»,­
подумал следователь и пригласил по­
нятых ознакомиться с обстановкой _ м следами на чердаке. -
А внуки - У вашего деда Федо­
ра есть? .:.._ поинтересовался Краев, за­
кончив составление протокола осмо­
тра места происшествия. Сережка ... -
Это который любит рыба ч ить? -
А вы его откуда знаете? Дверь открыл Сережка. Увидев милиционера, он побледнел.- Де­
душки нету дома ... -
А нам нужен ты.-
И следова• тель приставил к дырке на груди его выгоревшей сатиновой рубашки лос­
куток. Края совпали. -
Ну, как вы вчера п орыбачил и? -
Мы вчера не р ыбачили,- по-
тупился мальчуган. -
Это 'на пруду. А на чердаке? .. -
Откуда вы все узнали? Миш-
ка, небось, выболтал? Нет, не Мишк~ ... И куда ylioв дели? Бутылки сдали. Как это с да л и?. Полные бутыл-
ки не принимают. ' Вылили в с е из них._ -А-куда? -
В ведра и в ы несли в бак для пищевых отходов. А бутылки в ларек сдали ... -
А на выручку ,- о купили? -
Ничего. В тире у ч ились с т ре-
лять. Краев выяснил, куда отвеэл · и пи­
щевые отходы из того бака, и _ узнал: поросята после утренней корм'ежки вдруг принялись с громким хрюкань­
ем . носиться по клеткам, дрались и вообще вели себя необычно. ∙ -
Ну прямо как пьяные! -
недо­
умевал бригадир. Он не подозревал, что онн отве­
дали выдержанного армянского конь­
яка. Е. ИЩЕНК~ ∙ Приз за таракана Техасские хвастуны (в этом аме• риканском .штате все -«самое-са­
мое») поймали, как они утв е ржда­
ют, крупн е йшего в Ам е рике кухон­
но г о т ар а ка на. Э т о случилось в сто­
лице штата - городе Даллесе. Там проводился специальный конкурс на поимку тараканов-гигантов. И трем служащим-телефонистам удалось пленить тарокана длиной 510 мил- · лиметров. Они получили ' впорне серьезный приз -1000 долларов.-
80! Уральский СЛЕДОПЫТ ∙ 2 ∙ 87 Прошлое в настоящем Если бы довелось внимательно рассмотреть традициоННi!IЙ нацио­
нальный костюм какого-нибудь, ска­
жем, неведомоr:о народа -
о чем можно догадаться, глядя на него? Об образе жизни, наnример: nлатье кочевника отличается от nлатья осед­
лого жителя ... о роде занятий: вряд ли охотнику и рыбаку будет удобно в том, во. что одевались земl)ооаw­
цы или · • скотоводы. О климате ... Об эстетических представлениях народа. По отделкам .и украшениям, вероят­
но, можно судить о развитии реме­
сел. Человек наблюдател~ныiii мо­
жет nойти и дальше ... Современная цивилизация во многом нивелировала национальные особенности. Одежда становится все более функциональной, ориентиро­
ванной скорее на интернациональ­
ную моду, нежели на .традиции. Этот утес образовался в минувшую зиму на берегу таежной ре1tи Нясь­
ма, что на Северном Урале. В чем же его загадка? И все-таки у всех народов со­
храняется nриверженнесть своему костюму. На этом месте реку Ня<:ьма пересекают шесть магистральных газо­
nроводов, которые · nротянулись из Заnадной Сибири в евроnейский центр нашей страны. Раньше !'la крутом берегу стеной стояли могучие сосны. Для nрокладки труб трассовики nробурили широкий коридор. И вот недавно nроложили еще одну магистраль, очередной раз расШирив для нее про­
секу. и · роза ветров, видимо," изменилась, снежные nотоки двинулись сюда, к берегу реки. От многотонной тяжести снег каменно сnрессовался. Башкирские модельеры решили · соединить современные тенденции в развитии моды с национальными традициями. На выставке, котора • я проходила в зале Башкирского от­
деления Союза художников СССР., были представлены современные мо• дели и старинные костюмы. Покрай, элементы отделок,· украшеl;iИЯ - · все это близко национальному .духу н, оказывается, npettpacнo уживаете'!! с современнымн фасонами,. тка­
нями ... Вот как nрироДа реагирует на вторжение · человека! Н а с н. и м к е: снежный утес на берегу северной реки. Текст н фото М. РАФИКОВА К ABTOPAll\ И ЧИТАТЕЛЯ:ll\ ЖУРНАЛА Редакция настоятельно просит nрисыпать рукописи перепечатанными на пи· myщei\ .iашинке четким шрифтом через два интервала. По вопросам, связанным со случаями типографского брака, следует обра­
щаться неnосредственно в типографию, адрес которой указывается в выходных данных журнала. Каждый народ стремится с~хра~ нить свою самобытность,- в srит.е. ратуре, музыке, в обычаях и. трад/!1-
циях, ремеслах, фольклоре.. Qдеж-
В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ: начало остросюжетнон nовести Л. Юзефовича ссКон­
трибуцня", основанной на событиях времен rраждан­
скон сонны ка Урале; очерк И. Непеина ссЖизнь rражданина Очера11, nосвященный удивительной судьбе юноr.о русско.rо rра­
фа Павла Строrанова, уча­
стника wтурма &астилии, члена Якобинскоrо кnуба; nутевой дневник ссДоро­
rа во ть · ме" М. Малахова, врача nолярной эксnедиции, соверwивwей почти 700-ки­
лометровый переход по льдам Северноrо ЛеАовито­
rо океана от станции СП-J6 до станции СП-17; беседа с клоуном Мак­
сом «.мВсе это и есть цирк11, Главный редактор С. Ф. МЕШАВIШН Ре д к о л л е r и я: Е. Г. АНАНЬЕВ, В. П. АСТАФЬЕВ, М. Г АЛИ, В. П. :КРАПИВИН, Ю. М. КУРОЧКИН, Д. Я. ЛИВШИЦ ( з аместитель rл. редактора), Н. Г. НИ:КОНО~, А. П. ПОЛЯКОВ (зав. отделом краеве д ения), О. А. ПОСI{РЕБЫШЕВ, Л. Г. РУМЯН­
ЦЕВ (зав. отделом прозы и поэзии), А. К. СЕМЕРУН, К Ц. СКВОРЦОВ, В. А. СТА-
РИКОВ (отв. с е кретарь), А. Н. СТРУГАЦКИй Редакция: В. И. Бугров (отдел фантастики), Л. С. Будрина (технический редан­
тор · ), в: В. Буранrулова (норректор), Л. Г. Гончарова (секретарь-машинистка}, А. Д. Новонова (отд е л писем), IO. Б. Липатников (отдел науки и тех~;~ика}, Е. И. Пинаев (художественный редактор) _, Ю .. В. Шинкаренко, Н. А. Широкова (отдел публицистики и следопытекой жи з щi) А др е с р е д а к ц и и: 620219, r. Свердловск, - ГСП-353, ул. 8 Марта, 22-в Т е л е фон ы о т д е л о в: 51-55-56 (писем, публицистики); 51-22-40 (секретариат~, 51-09-71 (фантастики, прозы и. поэ з ии), 5~-53-20 (н · ауки и техники, следопытекой , жи з ни), 51-09-69. (краеведения') Сда;ю в набор 05.11.86. Подписано к п е чати 19.12.86. НС 11215. - Формат бум.аги 84 Х 108
1
/". · ВЫсоК'ая печать, Уел. nеч. л. 8,82. Уел. кр.-отт. 11,76. Уч.-изд. л. 10,7. Тираж406 000 .экз. (1 - й .. завод < 1-250 000). Заказ 465. Цена 40 коп. Тиnография издательства с Уральский рабочий », Свер д ловск, пр. Ленина, 49. да -
это тоже звено, которое может связать прошлое с настоящим, мо­
жет передать традиционную эста­
фету поколеннй н сохранить то, что характерно для того нлн нного на­
рода. И. ГОРЯЧЕВ Н а с н н м к ах: платья н костю­
мы -старые н новые. Элементы ук­
рашений. ОСТАНОВИСЬ, МГНОВЕНЬЕ! Вы сможете запечатпеть навсеrда красоты окружающе­
rо мира, событнsr жизни н времени, нспопьзуsr усовершен­
ствованные фотоаппараты. Вам предпаrает их Свердповскаsr база Pocnocыnтopra. Аnпарат «Фотоснайпер" -
поnуавтоматнческаsr маnо­
форматнаsr зеркаnьнаsr камера. Кроме обычных снимков, с ее помощью можно поnучать крупноплановые фотоrра­
фнн удаnенных объектов. Цена «Фотоснайпера"-
380 руб. АППАРАТ «ЗЕНИТ-ЕТ"- маnоформатный, с зеркаль­
ным объективом «Геnнос-44·2>~, имеет невращающуюСII rоnовку выдержек, nннзу Фpensr, обеспечивающую равно ­
мерную srркость нзображеннsr в вндонскатеnе; мнкропнра ­
миды в центре nonsr дают .... сокую точность наводки изображениsr на резкость (100 руб). Подробнее об этих и друrих фотоаппаратах, предnа­
rаемых покупатеnsrм, читайте в катаnоrах Роспосыnторrа,­
они имеютс11 во всех почтовых отдеnениsrх. ТОВАРЬI­
ПОЧТОЙ! СВЕРДЛОВСКАЯ 6АЗА РОСПОСЫЛТОРГА ПРИНИМАЕТ ТАКЖЕ ЗАКАЗЫ НА фотообъектив «ИНДУСТАР-50 у" (4 руб.), бннокnь 6ГФ четырехкратноrо увеnичениsr (40 руб.), бинокnь 6ТН двух­
кратноrо увеnичениsr (10 руб.) н на маnоrабаритный туристический примус «ШМЕЛЬ» (быстрое приrотовnение пищи в попевых ycnoвиsrx; всеrо 0,5 nитра rорючеrо хватает на nsrть часов непрерывной работы: цена от 10 до 15 руб.). Товары ВЫСЫПаЮТСII В адрес закаЗЧИКОВ ПОЧТОВОЙ ПО· сыnкой с оматой в момент ее nonyчeниsr. Письма-заказы направляйте по адресу: 610068, r. Свердловск, у л. Учителей, 38 СВЕРДЛОВСКАЯ &АЗА РОСПОСЫЛТОРГ А 
Автор
val20101
Документ
Категория
Уральский следопыт
Просмотров
438
Размер файла
45 580 Кб
Теги
uralstalker_1987_02
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа