close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

107.Образ татар-мусульман Казанской губернии в трудах современников XIX - начала XX вв. автореф. дис. ... канд. ист

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На правах рукописи
Мифтахов Руслан Габидович
ОБРАЗ ТАТАР-МУСУЛЬМАН КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ
В ТРУДАХ СОВРЕМЕННИКОВ XIХ – НАЧАЛА ХХ вв.
Специальность 07.00.02 – Отечественная история
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Казань – 2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Работа выполнена в отделе средневековой истории
ГБУ «Институт истории им. Ш.Марджани
Академии наук Республики Татарстан»
Научный руководитель:
кандидат исторических наук, профессор
Мифтахов Зуфар Зайниевич
Научный консультант:
доктор исторических наук, доцент
Загидуллин Ильдус Котдусович
Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, профессор
Ислаев Файзулхак Габдулхакович
доктор исторических наук, профессор
Матвеева Любовь Дмитриевна
Ведущая организация:
ГУ «Институт Татарской энциклопедии
Академии наук Республики Татарстан»
Защита диссертации состоится «23» декабря 2011 г. в 10 часов на заседании
Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций Д 022.002.01 при
Институте истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан по
адресу: 420014, г. Казань, Кремль, подъезд 5.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории им.
Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, подъезд 5.
Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Института истории АН РТ http://www.tataroved.ru.
Автореферат разослан «____»__________ 2011 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат исторических наук
Р.Р. Хайрутдинов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. События последних лет в мире показывают, что плюрализм культур и толерантные взаимоотношения между народами нашей страны являются одними из главных достояний современной России. Они прошли испытание историческими эпохами. Межэтническое согласие
и взаимодействие народов в таком многоконфессиональном крае, как Среднее
Поволжье оказывают влияние на соседние регионы и в то же время являются
примером для применения их позитивного опыта в других местностях.
Одной из актуальных задач укрепления гражданского мира и взаимопонимания между народами и учета ошибок в этой сложной сфере взаимоотношений является изучение исторического опыта восприятия этноконфессиональных меньшинств представителями интеллектуальной элиты титульного народа, которые посредством своих публикаций способствовали формированию
образа татар-мусульман для христианского большинства населения страны.
Степень разработанности проблемы. Историография вопроса ограничивается советским и современным периодами.
В 20–50-е гг. ХХ вв. выделяются две основные группы работ. Представляют интерес работы, посвященные пятидесятилетию Общества археологии, и стории и этнографии 1, в которых показана роль данного общества в сборе этнографического материала по татарам.
Следует выделить также группу работ, авторам которых характерно достаточно критическое отношение к высказываниям исследователей изучаемого
периода (А. Аршаруни, Н.И. Воробьев, Х. Габидуллин, В.М. Горохов, М.С. и
К.С. Губайдуллины, Л. Климович).
В работе Н.И. Воробьева «К.Фукс – первый исследователь быта казанских
татар» констатируется наличие компиляторства в трудах авторов XIX в. Отмечается, что многие авторы часто использовали работу К. Фукса без ссылки на
него, и более того, искажали некоторые факты: «не всегда оговаривали заимствование, даже нередко путали факты конца XIX в. с фактами К. Фукса, так
что получались довольно большие неувязки» 2. Н.И. Воробьев рассматривает
различные стороны формируемого К. Фуксом образа татар, а также факторы,
влияющие на отношение русского правительства к татарам.
М.С. и К.С. Губайдуллины в своей статье «Пища казанских татар» называют К. Фукса, А.А. Сухарева, А.Ф. Риттиха, А. Спасского, М. Лаптева людьми,
не знающими народного быта и страдающими религиозными предрассудка1
Пионтковский, С.А. К 50-летию Казанского Общества археологии, истории и этнографии /
С.А. Пионтковский // Историк-марксист. – 1929. – № 11. – С.275–276; Бороздин, И.Н. Научный
праздник Поволжья / И.Н. Бороздин // Молодая гвардия. – 1929. – №3. – С.88–89 и др.
2
Воробьев, Н.И. К.Ф. Фукс – первый исследователь быта казанских татар / Н.И. Воробьев. –
Казань, 1927. – С.15–16.
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ми3. По мнению А. Аршаруни, Х. Габидуллина, во всех случаях, когда в Российской империи приходилось иметь дело с движением тюрко-татарских
народов, существовала стандартная форма характеристики его панислами змом4. Л. Климович в своей монографии описывает действия представителей
власти, направленные на формирование негативного образа татар 5. В.М. Горохов в рамках освещения школьной политики самодержавия подробно останавливается на описаниях татар миссионером Н.И. Ильминским, показывает его
влияние на Н.А. Бобровникова и М.А. Машанова 6.
В период 1960–1980-х гг. также выделяются несколько групп работ. Необходимо прежде всего, отметить труды, в которых осуществляется анализ высказываний авторов изучаемого периода о татарах (Я.Г. Абдуллин, Н.И. Воробьев, А. Каримуллин, И.А. Мазитова, Р.И. Нафигов, К.Ф. Фасеев). И.А. Мазитова указывает на важную роль Казанского университета в изучении истории и
культуры татарского народа, формирования его образа в трудах представителей российской науки, обусловливая данное явление нуждами внутренней и
внешней политики Российского государства 7. В работе Н.И. Воробьева «Казанские татары» труды XIX в. делятся на три группы в зависимости от отношения к татарам. В первую группу выделены сводные работы, написанные исключительно на основании литературных произведений о татарах вообще, без
учета времени и их социальных групп. Ко второй группе отнесены экономикостатистические и медико-топографические сочинения с попытками описания
быта татар отдельных районов. Третью группу составляют работы, написанные миссионерами и лицами, к ним примыкающими, которые имели определенную тенденцию доказывать преимущество христианской религии над м усульманской8. Я.Г.Абдуллин уделяет внимание отношению представителей
правительства и православного духовенства к татарам-мусульманам, подчеркивая целенаправленное формирование негативного образа9. В его совместной
с К.Ф. Фасеевым работе наряду с вопросом влияния русской революционной
мысли на татарскую общественную мысль раскрываются некоторые аспекты
процесса формирования образа татарского народа. В частности, в этом ключе
3
Губайдуллины, М.С. и К.С. Пища казанских татар / М.С. и К.С. Губайдуллины // Вестник
научного общества татароведения. – 1927. – №6. – С.17.
4
Аршаруни, А. Очерки панисламизма и пантюркизма в России / А. Аршаруни, Х. Габидуллин.
– Казань: Иман, 2002. – С.5.
5
Климович, Л. Ислам в царской России / Л. Климович. – Казань: Иман, 2003. – С.35.
6
Горохов, В.М. Реакционная школьная политика царизма в отношении татар Поволжья /
В.М. Горохов. – Казань: Татгосиздат, учебно-педагогический сектор, 1941. – 260 с.
7
Мазитова, И.А. Изучение Ближнего и Среднего Востока в Казанском университете / И.А. Мазитова – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1972. – С.139.
8
Воробьев, Н.И. Казанские татары (этнографическое исследование материальной культуры
дооктябрьского периода) / Н.И. Воробьев. – Казань: Татгосиздат, 1953. – С.37–39.
9
Абдуллин, Я.Г. Татарская просветительская мысль / Я.Г. Абдуллин. – Казань: Татар. кн. издво, 1976. – С. 226–227.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рассматривается работа Пашино «Волжские татары»10, отмечается, что в ней
предоставлены довольно яркие психологические картины быта деревенских
татар. Р.И. Нафигов характеризует некоторые аспекты отражения татарского
образа в русскоязычных работах. По его мнению, имперская официальная
наука отказывала восточным народам в способности самостоятельного мышления и у некоторых авторов проявлялась явная тенденциозность в подборе
материала11. А. Каримуллин дает краткую, но довольно эмоциональную характеристику образа татарского народа в российской общественно-политической
мысли XIX – начала ХХ вв. Автор акцентирует внимание на целенаправленности формирования негативного образа народа. В то же время он отмечает
наличие самых разнообразных мнений о татарах12.
Следует отметить группу работ, в которых освещается процесс формирования образа татар через призму произведений национальной литературы
(3.А. Ишмухаметов, Х.Х. Хасанов). З.А. Ишмухаметов рассматривает, как татарские писатели, поэты рассматриваемого периода через свои произведения
продвигали идею необходимости освобождения от религиозного фанатизма 13.
Х.Х. Хасанов отмечает некоторые стороны мировоззрения и черты характера
татарского народа, в том числе их проявления в различных жанрах искусства 14.
Необходимо обратить внимание на работы этнографов, в которых наряду с
наличием анализа высказываний современников более выпукло освещена повседневная культура и образ татар рассматриваемого периода. В 1967 году появился коллективный труд этнографов о татарах Среднего Поволжья и Приуралья, где представлен систематизированный материал о различных сторонах
жизни татарского населения15. В 1981 году увидел свет труд Н.А. Халикова,
посвященный земледелию татар Среднего Поволжья, в нем освещается оценка
современниками земледельческой культуры татарских хлебопашцев. В другой
его монографии отмечается эмоциональность высказываний современников о
татарах16. К этой же группе относится коллективная работа Е.П. Бусыгина,
10
Абдуллин, Я.Г. Н.Г. Чернышевский и татарская общественная мысль / Я.Г. Абдуллин,
К.Ф. Фасеев. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1978. – С.38.
11
Нафигов, Р.И. Общественно-политическая мысль в Поволжье в XIX – начале ХХ вв. / Р.И.
Нафигов. – Казань: изд-во Казанского университета, 1977 – С.25.
12
Каримуллин, А. Татары: этнос и этноним / А. Каримуллин. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1989.
– С.114–117.
13
Ишмухаметов, З.А. Социальная роль и эволюция ислама в Татарии (Исторические очерки) /
З.А. Ишмухаметов. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1979. – С.79–121, 138.
14
Хасанов, Х.Х. Формирование татарской буржуазной нации / Х.Х. Хасанов. – Казань: Татар.
кн. изд-во, 1977. – С.191.
15
Татары Среднего Поволжья и Приуралья / отв. ред. Н.И. Воробьев, Г.М. Хисамутдинова. –
М.: Наука, 1967. – 538 с.
16
Халиков, Н.А. Земледелие татар Среднего Поволжья и Приуралья XIX – начала ХХ вв. (историко-этнографическое исследование) / Н.А. Халиков. – М.: Наука, 1981. – 123 с.; Он же. Хозяйство татар Поволжья и Урала (середина XIX – начало ХХ вв.) / Н.А. Халиков. – Казань, 1995. – 235
с.; Он же. Промыслы и ремесла татар Поволжья и Урала / Н.А. Халиков. – Казань: Мастер-Лайн,
1998. – 100 с.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н.В. Зорина, З.З. Мухина17, в которой рассматривается положение татарской
женщины в обществе, уделяется внимание её описанию авторами XIX в..
В постсоветский период произошел отказ от многих стереотипов советской
эпохи. В частности, пересмотрен классовый подход в оценке общественных и
социальных отношений, изменилось отношение к роли религии и духовной
жизни народов и т.д. Так, следует выделить монографию Ф.М. Султанова, который рассматривает ислам (с разных ракурсов) и формирование джадидизма,
его воздействие на процесс складывания отношения современников к татарскому народу в сфере образования 18. В сборнике «Исламо-христианское пограничье: итоги и перспективы изучения» в ряде статей 19 рассматривается деятельность миссионеров, показывается их стремление формировать негативный
образ татар-мусульман и «внести раскол внутри народа на религиозной почве,
посеять ненависть к татарам»20.
В работах Е.П. Бусыгина, О.Н. Коршуновой, С.М. Михайловой, А.А. Хабибуллина раскрываются особенности процесса формирования образа татарского народа в русскоязычных изданиях рассматриваемого периода. В своем
совместном труде О.Н. Коршунова, С.М. Михайлова рассмотрели высказывания как русских авторов, так и иностранных. Они отдельно выделили группу
немецких профессоров21.
Е.П. Бусыгин поставил целью рассмотреть процесс изучения этнографии
татарского народа в Казанском университете и раскрыл многие аспекты, которые были присущи процессу формирования образа татарского народа в российской общественно-политической мысли. Например, автор указывает на
увлечение современников описанием «пережиточных явлений», с помощью
которых «можно делать суждения о прошлых этапах жизни народа»22. Е.П. Бусыгин затронул мировоззренческую позицию самих авторов первой половины
XIX в., которые в основном отражали романтические направления, что выра17
Бусыгин, Е.П. Сельская женщина в семейной и общественной жизни / Е.П. Бусыгин,
Н.В. Зорин, З.З.Мухин. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1986. – 143 с.
18
Султанов, Ф.М. Ислам и татарское национальное движение в российском и мировом мусульманском контексте: история и современность. – Казань: РИЦ «Школа», 1999 – 236 с.
19
Брайн-Бенигсен, Ф. Миссионерские организации в Поволжье во второй половине XIX в. /
Ф. Брайн-Бенигсен // Исламо-христианское пограничье: итоги и перспективы изучения: сб. ст.,
отв. ред. Я.Г. Абдуллин. – Казань, 1994. – С.116–124; Нафигов, Р.И. Н.И. Ильминский – кто он на
самом деле? / Р.И. Нафигов // Исламо-христианское пограничье: итоги и перспективы изучения:
сб. ст., отв. ред. Я.Г. Абдуллин. – Казань, 1994. – С.124–131; Загидуллин, И.К. К вопросу отношения православия к исламу в Среднем Поволжье во второй половине XIX в. / И.К. Загидуллин //
Исламо-христианское пограничье: итоги и перспективы изучения: сб. ст., отв. ред. Я.Г. Абдуллин.
– Казань, 1994. – С.131–136.
20
Нафигов, Р.И. Н.И. Ильминский – кто он на самом деле? / Р.И. Нафигов // Исламо-христианское пограничье: итоги и перспективы изучения: сб. ст., отв. ред. Я.Г. Абдуллин.– Казань,
1994. – С.124.
21
Михайлова, С.М. Поволжье и Приуралье: культура многонациональной провинц ии /
С.М. Михайлова, О.Н. Коршунова. – Казань: Фэн АН РТ, 2001. – С.24.
22
См.: Бусыгин, Е.П. Этнография в Казанском университете / Е.П. Бусыгин, Н.В. Зорин. – Казань: Изд-во Казан. унта, 2002. – С.35–36.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жалось в идеализации крестьянского быта, любовании стариной, старинными
народными праздниками, обрядами. 23
Работа А.А. Хабибуллина посвящена деятельности Общества археологии,
истории и этнографии при Казанском университете. Автор считает, что в первой половине XIX в. характеристики татар современниками напрямую зависели от запроса государства. Он указывает, что ядром Общества были представители официально-монархического направления общественно-политической
мысли, для которых была характерна положительная оценка правительственной политики в крае и её влияния на «инородческое» население, что, конечно
же, накладывало отпечаток на содержание работ, в которых изучался татарский народ. Кроме официально-монархического, А.А. Хабибуллин выделяет
буржуазно-либеральное направление, которое отличалось, по его мнению,
снисходительно-терпимым отношением к татарам, а также демократическопросветительское направление, состоящее главным образом из представителей
интеллектуальной татарской элиты24.
Важна также работа Д.Р. Шарафутдинова, которая посвящена комплексному изучению традиционной культуры татарского народа, таких её проявлений,
как Сабантуй, Джиен, Нардуган, а также их оценке в работах современников25.
Своеобразным итогом многолетних изысканий этнографов о татарах воспринимается коллективный труд «Татары» 26.
Следует выделить группу работ, в которых подробно рассматривается отдельная национальная черта татарского народа изучаемого периода. Р.Ф. Мухаметдинов утверждает о характерности татарам культуртрегерство, чем отрицает факт воинственного отношения татар к своим соседям 27. Р.У. Амирханов
отвергает тезис о замкнутости татар в начале ХХ в.28. Г.Г. Идиятуллина ведет
речь о заимствовании татарами опыта иных культур 29. В. Якупов в своей работе «Татарское «богоискательство» и пророческий ислам» наделяет татар такими чертами, как высокая степень приверженности логике, широта и глубина
абстрагирования, достаточно высокая скорость мыслительной деятельности.
23
Бусыгин, Е.П. Этнография в Казанском университете / Е.П. Бусыгин, Н.В. Зорин. – Казань:
изд-во Казанского университета, 2002. – С.13.
24
Хабибуллин, А.А. Изучение истории народов Среднего Поволжья и Приуралья в Обществе
археологии, истории и этнографии при Казанском университете (1878–1929 гг.) / А.А. Хабибуллин. – Казань: ООО «Издательский дом «Медок», 2006. – С. 83–85, 94,100.
25
Шарафутдинов, Д.Р. Исторические корни и развитие традиционной культуры татарского
народа XIX – начала XXI вв. / Д.Р. Шарафутдинова. – Казань: Гасыр, 2004. – 640 с.
26
Татары / под ред. Р.К. Уразманова, С.В. Чешко. – М.: Наука, 2001. – 583 с.
27
Мухаметдинов, Р.Ф. Нации и революция: Трансформация национальных идей в татарском
обществе 1-ой трети ХХ в. / Р.Ф. Мухаметдинов. – Казань: Иман, 2000. – 150 с.
28
Амирханов, Р.У. Татарская дореволюционная пресса в контексте «Восток – Запад» (на примере развития русской культуры)./ Р.У. Амирханов. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2002. – 240 с.
29
Идиятуллина, Г.Г. Абу Наср Курсави и среднеазиатские истоки татарской общественной
мысли конца XVIII – начала XIX вв. (по материалам трактата «ал-Иршад ли-л’ибад»): Дис. ...
к.и.н. / Г.Г. Идиятуллина. – Казань, 2001. – 189 с.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Автор подводит к мысли о характерности татарам так называемой «гибкости»,
которая позволяет подстраиваться под исторические условия 30.
Необходимо отметить, что в данный период большое внимание вопросу
«национального характера» татарского народа уделяется в периодической п ечати31. В данных статьях затрагиваются лишь некоторые отдельные черты
национального характера татарского народа.
Историографический обзор показывает, что авторы проявляли определенный интерес к изучению суждений современников о татарах, однако по сей
день отсутствует специальная работа по данной теме.
Терминологический аппарат. В исследовании под понятием «труды современников» подразумеваются публикации современников – краеведов, чиновников, офицеров, земских деятелей, миссионеров, представителей интеллектуальной элиты русско-христианского большинства страны – научно-публицистического характера. Их публикации формировали российскую общественно-политическую мысль и оказывали влияние на её развитие.
Целью работы является изучение процесса эволюции образа татарского
народа в трудах современников XIХ – начала ХХ вв.
Реализация поставленной цели требует решения ряда исследовательских
задач:
рассмотрение концепции и особенностей исследования образа народа;
выявление общественно-исторических и социокультурных факторов
формирования имиджа татар-мусульман;
выявление в трудах современников особенностей антропологической характеристики татар;
30
Якупов, В. Татарское богоискательство и пророческий ислам / В. Якупов. – Казань: Иман,
2003. – С. 19–23.
31
Əмирхан, Р. Иманлы галимнəр, мəгърифəтле руханилар кирəк: Идел-Урал төбəндəге ислам:
тарихи узечəлеклəре həм килəчəге / Р. Əмихан // Идел. – 1995. – №9. – 61–62 б.; Мухаметшин, Р.
Исламский фактор в общественном сознании татар (XIV – XX вв.) / Р. Мухаметшин // Татарстан. –
1994. – №3–4. – С.120–126; Шарифуллина, Г. Поругание веры / Г. Шарифуллина // Идель. – 1993. –
№5. – С.43–47; Əхмəтҗəнов, М. Җиде бабаңны белəсеңме?: нəсел шəҗəрəлəре турында / М. Əхмəтҗанов // Ялкын. – 1994. – №1. – 3–4 б.; Бикчурова, Н. Молчание – золото… (кое-что о забытых
семейных традициях» / Н. Бикчурова // Идель. – 1993. – №6. – С.74–75; Асанавичюс, А. Наши корни в глубине веков ..: [о татарах] / А. Асанавичюс // Идель. – 1990. – №3. – С.37–39; Минц, Л. Сорок татар и не только это / Л. Минц // Вокруг света. – 1991. – №8. – С.14–19; Малышева, О. Религиозные основы семейно-брачных отношений татарского народа / О. Малышева // Татарстан. –
1995. – №9–10. – С.76–78; Бушков, Р. «Хлебосольство в высшей степени» / Р. Бушков // Татарстан.
– 1994. – №9–10. – С.55–65; Мухаметдинов, Р.Ф. Вобрав в себя и булгар, и татар / Р.Ф. Мухаметдинов // Идель. – 1999. – №8. – С.64–67; Хəбибуллин, М. Чакырылмаган кунак татардан да яхшырак мы?: тарих битлəреннəн / М. Хəбибуллин // Мəд. җомга. – 2001. – 15 июня (№24); Хайруллина, Л.И. И вы, пожалуйста, будьте добры… / Л.И. Хайруллина // Татарстан. – 1998. – №11/12. –
С.79–83; Исхаков, Д. Наш народ оказался наивным / Д. Исхаков // Восточный экспресс. – 2001. –
14–20 дек. (№49). – С.8; Литвин, А. Империя и насилие: подавление национального самосознания /
А. Литвин, П. Вейнсенсел // Эхо веков. – 1996. – №1–2. – С.58; Червонная, С.М. Идея национального согласия в сочинениях Исмаила Гаспринского / С.М. Червонная // Отечественная история. –
1992. – №2. – С.34 и др.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
изучение описания авторами элементов традиционной культуры татармусульман;
определение особенностей освещения социокультурной жизни татар в
русскоязычных публикациях;
определение отношения современников к мировоззрению, верованию и
нравственным устоям татар-мусульман.
Объектом исследования является формирование образа татар-мусульман
Казанской губернии в русскоязычных изданиях XIХ – начала ХХ вв.
Предметом исследования являются тексты публикаций на русском языке
XIХ – начала ХХ вв., имеющие отношение к татарам-мусульманам.
Хронологические рамки исследования охватывают период с начала XIX в.
до падения самодержавия в 1917 г.
Территориальные рамки диссертации локализованы границами Казанской губернии, где издавна проживали татары-мусульмане, составлявшие в
рассматриваемый период одну из самых крупных групп татар в России.
Методологической основой данного исследования явились такие принципы, как объективность и историзм. Они позволили создать органическую связь
между историческими явлениями и условиями, которые их породили, показать
взаимную обусловленность исторических событий.
В качестве методов исследования в работе были использованы проблемно-хронологический, сравнительно-сопоставительный, историко-системный
методы.
Благодаря использованию проблемно-хронологического метода автору
удалось выявить тенденцию изменения отношения авторов к татарскому народу и факторы, обусловливающие эти изменения.
Сравнительно-сопоставительный метод позволил выявить степень достоверности и компиляторства в описаниях изучаемых авторов.
Использование историко-системного метода позволило создать целостный
образ татарского народа, сформированный в российской общественнополитической мысли XIX – начала ХХ вв.
Источниковую базу данного исследования составили следующие группы источников: источники личного происхождения и исторические нарративы.
Работа М. Невзорова «Путешествие в Казань, Вятку и Оренбург в
1800 г.»32, которая вышла в 1803 г., представляет собой сборник писем, включающих в себя впечатления от путешествия автора по Волге. Большую информативную ценность представляют письма Н.И. Ильминского к обер-прокурору святейшего Синода К.П. Победоносцеву33, в которых дается в целом
негативная характеристика мусульманам региона, а также дневник миссионера
32
Невзоров, М. Путешествие в Казань, Вятку и Оренбург в 1800 г. / М. Невзоров. – М., 1803. –
269 с.
33
Ильминский, П.Н. Письма Николая Ивановича Ильминского [к обер-прокурору святейшего
синода К.П. Победоносцеву] / П.Н. Ильминский. – Казань, ред. Православного собеседника, 1895.
– 414 с.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.А. Малова34 с описанием увиденного им во время миссионерского объезда
мусульман и крещеных татар Казанской губернии.
Основная часть источников представлена историческими нарративами историков-краеведов, этнографов, миссионеров XIX – начала ХХ вв.
Одним из первых исследователей татар в Казани можно назвать Карла
Фукса. Он писал о татарах не на основе поверхностных и мимолетных наблюдений, а опираясь на длительное и постоянное общение с ними. Основной работой Фукса по этнографии казанских татар является работа, вышедшая в 1844
году под названием «Казанские татары в статистическом и этнографическом
отношениях». Достоинством работы является подробное описание повседневной жизни татарского населения.
Эдуард Турнерелли в книге «Казань и ее обитатели» уделял внимание казанскому обществу в целом, показав негативные стороны его жизни, самих татар затрагивает вскользь, подробно останавливаясь на такой их черте, как гостеприимство.
Из казанских краеведов, участвовавших в кружке К.Ф. Фукса, необходимо
отметить М. Рыбушкина, В.А. Сбоева. М.Рыбушкин в работе «Краткая история города Казани»35 дает поверхностную характеристику татар. В.А. Сбоев в
своих работах36 сравнивает быт татар с русским, описывает национальные качества татар, такие как леность и чистоплотность, неспособность к земледелию, предприимчивость, тяга к знаниям и др.
В пореформенный период проявился большой интерес к населению Среднего Поволжья, в частности к татарам. Работы, появившиеся на свет в период с
середины XIX в., в большинстве своем отличаются шаблонностью в описании
татарского народа, его национальных черт. Идентичные описания встречаются
в работах разных авторов, которые часто не ссылаются на первоисточник.
В 1861 г. выходит книга «Материалы для географии и статистики России,
собранные офицерами генерального штаба. Казанская губерния», составленная
М.Лаптевым37. По мнению Н.И. Воробьева38, при написании своей работы
М.Лаптев использовал исследование К.Фукса «Казанские татары в этнографическом и статистическом отношениях». Вышедшие позже путеводители по
34
Малов, Е.А. Миссионерство среди мухаммедан и крещеных татар / Е.А. Малов. – Казань:
Типо-лит. Имп. ун-та, 1892. – 462 с.
35
Рыбушкин, М. Краткая история города Казани / М. Рыбушкин. – Казань: Тип. Л.Шевиц,
1849. – 164 с.
36
Сбоев, В.А. Исследования об инородцах Казанской губернии / В.А. Сбоев. – Казань, 1856. –
188 с.; Он же. О быте крестьян в Казанской губернии / В.А. Сбоев. – Казань, 1856. – 36 с.
37
Лаптев, М. Материалы для географии и статистики России собранные офицерами генерального штаба. Казанская губерния / М. Лаптев. – СПб., 1861. – 615 с.
38
Воробьев, Н.И. К.Ф. Фукс – первый исследователь быта казанских татар / Н.И. Воробьев. –
Казань, 1927. – С.5.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Поволжью, составленные Д.К. Зелениным 39 и С. Монастырским 40, включают в
себя такую же характеристику татар, которую дал М. Лаптев.
Интересна работа А.Ф. Риттиха «Материалы для этнографии России. Казанская губерния»41, написанная по поручению правительства. Необходимо
сказать, что наряду с тем, что автор в основе своей выделяет такие же черты
татар, как и предшествующие авторы, он среди первых выделяет стремление
татар распространять свое влияние (в данном случае идет речь о возвращении
крещеных в лоно мусульманской религии).
Земский деятель К. Лаврский в своем труде «Татарская беднота (статистико-экономический очерк двух татарских деревень Казанской губернии)» 42 повествует об экономическом положении разорившихся крестьянских хозяйств.
А.А. Сухарев не только пытался опираться на свои наблюдения, но и обращался к другим источникам. Так, большое внимание он уделил правовому положению татарской женщины43, выделил ряд национальных черт местного
населения.
С середины XIX в. наряду с работой отдельных лиц, изучающих край, возникают целые научные организации, в работе которых активное участие принимали не только русские, но и представители местных народов (Русское географическое общество, Общество археологии, истории и этнографии при Казанском университете). Некоторые современники печатали свои наблюдения о
жизни, быте и религиозном укладе татар-мусульман в периодических изданиях, таких как «Живая старина» 44, «Известия Императорского русского географического общества»45, «Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете» 46, а также в «Известиях и научных записках
Императорского Казанского университета»47 и др.
39
Зеленин, Д. Кама и Вятка. Путеводитель и этнографическое описание прикамского края /
Д. Зеленин. – Юрьев: Тип. Бергмана, 1904. – 184 с.
40
Монастырский, С. Иллюстрированный спутник по Волге. В 3-х частях. Историко-статистический очерк и справочный указатель / С. Монастырский. – Казань: тип-лит. Ключникова,
1884. – 500 с.
41
Риттих, А.Ф. Материалы для этнографии России. Казанская губерния. В 2-х частях /
А.Ф. Риттих. – Казань, 1870, ч.1. – 110 с., 1870, ч.2. – 224 с.
42
Лаврский, К. Татарская беднота (Статистико-экономический очерк двух татарских деревень
Казанской губернии) / К. Лаврский. – Казань: Тип. Губ.. правл., 1884. – 43 с.
43
Сухарев, А.А. Казанские татары. Опыт этнографического и медико-антропологического исследования / А.А. Сухарев. – СПб.: Тип. П.П. Сойкина, Стремянина, 12, 1904. – 195 с.
44
Отчет православного миссионерского общества за 1906 г. // Живая старина. – 1908. –
Вып. III. – С.393; Аристов, Н.А. Заметка об этническом составе тюркских племен и народностей и
сведения об численности / Н.А.Аристов // Живая старина – 1896. – Вып. III–IV. – С.407–408; Он
же. О народных песнях Татар, Башкир и Тептяр // Живая старина. – 1894. – Вып. III–IV. – С.334 и
др.
45
Чичерина, С.В. Положение просвещения у приволжских инородцев / С.В. Чичерина // Известия Императорского русского географического общества. – 1906. – Т. 42. – Вып. II–III. – С.610–
641.
46
Выдержки из архива Елабужского духовного правления г. председателя общества П.Д. Шестакова // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. –
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Необходимо отдельно выделить работы миссионеров и студентов Казанской духовной академии. По долгу своей деятельности, целью которой являлась христианизация нерусского населения края, миссионеры должны были
быть хорошо знакомы с жизнью этого населения, с тем чтобы найти удобнейшие формы влияния на него. В связи с этим, в их работах находится достаточно большой объем материала, дающий описание быта татарского народа. Н.И.
Ильминский48, Е.А. Малов49, П. Знаменский 50 принимали активное участие в
развитии краеведения и мусульманской тематики. К ним примыкали также
1879. – Т. II. – С.155–157; О мишарях Чистопольского уезда Казанской губернии // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – 1885. – Т. IV. – С.1–11;
Ахмаров, Г. О языке и народности мишарей / Г.Ахмаров // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – 1903. – Т. 19. – Вып. 1–6. – С.120–121; Магницкий, В. К вопросу о Тамбовских и Казанских татарах / В. Магницкий // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – 1894. – Т. 12. – С.466–468; Он же.
Несколько данных о мишарях и селениях их в Казанской и Симбирской губерниях / В.К. Магницкий // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – Т. 13.
– С.245–257; Катанов, Н.Ф. Исторические песни казанских татар / Н.Ф. Катанов // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете .– 1899. – Т.15. – Вып. 3. –
С.288–302; Малов, Е.А. Книга о последнем времени (или о кончине мира) перевод с татарского /
Е.А. Малов // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете.
– 1898. – Т. 14. – Вып. 1. – С.36–39; Катанов, Н.Ф. Образцы народной литературы / Н.Ф. Катанов,
К. Насыри // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете.
– 1896. – Т.13. – Вып. 6. – С.376–378; К вопросу о взаимодействии русского и инородческого населения в Восточной России // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – 1892. – Т. 10. – Вып. 3. – С.338–339 и др.
47
Несколько преданий чувашей и татар Чебоксарского уезда Казанской губернии // Известия и
научные записки Императорского Казанского Университета. – 1882. – № 3–4. – С.337–344; Холмогоров, Н.И. Об основных постановлениях ислама / Н.И. Холмогров // Известия и научные записки
Императорского Казанского Университета. – 1848. – С.103–143 и др.
48
Ильминский, Н.И. Опыты переложения христианских вероучительных книг на татарский и
другие инородческие языки в начале текущего столетия: материал для истории православ. рус. ми ссионерства / Н.И. Ильминский. – Казань: Тип. ун-та, 1883 (обл. 1885). – 356 с.; Он же. Система
народного и в частности инородческого образования в Казанском крае: [с прил., сост. В.В. Катаринским] / Н. Ильминский. – СПб.: Синод. тип., 1886. – 55 с.; Он же. Письма Николая Ивановича Ильминского [к обер-прокурору святейшего синода К.П. Победоносцеву] / П.Н. Ильминский. – Казань,
ред. Православного собеседника, 1895. – 414 с.; Рождествин, А.С. Николай Иванович Ильминский и
его система инородческого образования в Казанском каре/ А.С. Рождествин. – Казань: Типо-лит.
Имп. ун-та, 1900.– 85 с.
49
Малов, Е.А. Сведения о мишарях. Этнографический очерк / Е.А. Малов. – Казань: Тип. Имп.
ун-та, 1885. – 79 с.; Он же. Очерк религиозного состояния крещеных татар, подвергшихся влиянию магометанства / Е.А. Малов. – Казань, 1872. – 154 с.; Он же. О новокрещенских школах в
XVIII в.: публичная лекция, читанная в Казани 7 апреля 1868 года / Е.А. Малов // Православное
обозрение. – 1868. – С.93–123.; Он же. О Новокрещенской конторе / Е.А. Малов. – Казань: Тип.
имп. ун-та, 1878. – 208 с.; Он же. Миссионерство среди мухаммедан и крещеных татар / Е.А. Малов. – Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1892. – 462 с.
50
Знаменский, П. Казанские татары / П.Знаменский. – Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1910. –
67 с.; Он же. Казанская семинария в первые годы ее существования / П.В. Знаменский. – Казан: Тип.
Имп. ун-та, 1868. – 47 с.; Он же. История Казанской духовной академии за первый (дореформенный)
период её существования (1842–1870) / П.В. Знаменский. – Вып. 1–3. – Казань: Тип. Имп. ун-та,
1891–1892. – Вып. 1, 1891 – 380 с., вып.2, 1892. – 592 с., вып.3, 1892. – 466 с.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. Сперанский51, А.Ф. Можаровский52, Я.Д. Коблов53. Большую ценность
представляют публикации в «Известиях по Казанской епархии», издаваемых
при Казанской духовной академии54.
Основной темой, которую миссионеры затрагивали в своих работах, является религия, в связи с чем, они устремляют свои взоры на те национальные качества татар, которые связаны с религией, которые либо благоприятствовали, либо, что было чаще, препятствовали успешной пропаганде христианской веры.
Огромный вклад в изучение социокультурной жизни татар края внес противомусульманский миссионер Казанской епархии (затем инспектор Казанского
учебного округа) Я.Д. Коблов. В своих работах он опирался не только на свои
личные наблюдения. Его работы отличаются привлечением источников, критическим подходом к имеющейся литературе по рассматриваемому вопросу.
А.Ф. Можаровский, как и все миссионеры, уделяет большое внимание религиозному укладу и менталитету татар, утверждая, что у них чувство религиозности доходит до фанатизма. В его работе «Изложение хода миссионерского
дела по просвещению казанских инородцев с 1552 по 1867 г.» (М., 1880) богатый фактический материал сочетается с миссионерской пропагандой. Позиция
Можаровского близка позиции «яркого реакционера-монархиста»55.
51
Сперанский, А. Казанские татары (историко-этнографический очерк) / А. Сперанский. – Казань: Центр. тип., 1914. – 30 с.
52
Можаровский, А.Ф. Изложение хода миссионерского дела по просвещению казанских инородцев с 1552 по 1867 г. / А.Ф. Можаровский. – М.: Унив. тип. (М. Катков) на Страстном бульваре, 1880. – 262 с.
53
Коблов, Я.Д. О необходимости инородческих миссионеров в деле просвещения инородцев /
Я.Д. Коблов. – Казань, 1905. – 23 с.; Он же. Мифология казанских татар / Я.Д. Коблов. – Казань:
Типо-лит. Имп. ун-та, 1910. – 49 с.; Он же. О татаризации инородцев Приволжского края / Я.Д.
Коблов. – Казань: Центр. тип., 1910. – 27 с.; Он же. Граф Толстой и мусульмане (по поводу переписки Л.Н. Толстого казанскими татарами) / Я.Д. Коблов. – Казань: Тип-лит. Имп. ун-та, 1904. –
42 с.; Он же. Конфессиональные школы казанских татар / Я.Д. Коблов. – Казань, 1916. – 119 с.; Он
же. Мечты татар магометан о национальной общеобразовательной школе / Я.Д. Коблов. – Казань,
1908. – 20 с. (без титульного листа и обложки); Он же. Религия, обряды и обычаи татар-магометан
/ Я.Д. Коблов // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – 1908. – Т. XXIV, вып. 6. – С.521–564 и др.
54
Краткие сведения о религиозном состоянии инородцев Казанской епархии // Известия по
Казанской епархии, издаваемые при Казанской духовной академии. – Казань, 1910. – С.824–833,
864–892; Мифология Казанских татар // Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской духовной академии. – Казань, 1910. – С.1173–1175; Багин, С. Из дневника миссионера (беседа с магометанами) / С. Багин // Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской духовной академии.– Казань, 1908. – С.358–376; Григорьев, Д. Из истории отпадения крещеных инородцев в мухамеданство / Д. Григорьев // Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской духовной академии. – 1907. – С.66–73; О православных приволжских инородцах / Епископ
Андрей // Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской духовной академии.– 1907.
– С.1345–1347; Григорьев, Д. По миссионерству среди татар (Многоженство) / Д. Григорьев // Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской духовной академии.– 1906. – С.1001–
1009 и др.
55
Алишев, С.Х. Все об истории Казани / С.Х. Алишев. – Казань: Раннур, 2005. – С.468.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Работы Н.Ф. Катанова56, М.Н. Пинегина57, Н.А. Спасского также богаты
ценным фактическим материалом. Н.Ф. Катанов уделял огромное внимание
сбору различных преданий, образцов народного творчества. М.Н. Пинегин
указывает на большое влияние мулл среди татар. Работа же Н.А. Спасского 58
представляет собой компиляцию трудов различных авторов.
В целом в XIX – начале ХХ вв. историей и этнографией татарского народа
ученые занимались сравнительно мало. Литературы на русском языке по истории и этнографии чувашского или башкирского народов, например, было
больше, чем по истории татарского народа. Литература о татарах в подавляющем большинстве затрагивала вопросы взятия Казани и миссионерского «просвещения» (христианизации) татар 59.
Научные результаты, выносимые на защиту:
1. Доказано, что под воздействием этнопсихологического, территориального, демографического, социокультурного, внутри- и внешнеполитических факторов образ татарского народа в российской общественно-политической мысли XIX – начала ХХ вв. формировался в рамках «ориентализма».
2. Определено, что формирование в российской общественно-политической
мысли либерально-буржуазного направления в противовес официально-монархическому не привело к нивелированию сегмента «ориентализма» в образе татарского народа, а явилось проявлением положительной валоризации Другого.
3. Выявлено, что для официально-монархического направления было характерно негативное отношение к татарскому миру (он описывался как з амкнутый, фанатичный, невежественный, с враждебной идеологией, внимание
акцентировалось лишь на качествах, связанных с религией и отношением к
Российскому государству), а для буржуазно-либерального направления было
характерно позитивное отношение, стремление к раскрытию всего спектра характерных народу национальных качеств.
56
Катанов, Н.Ф. О наказании ленивых богомольцев у татар Китайского Туркестана / Н.Ф. К атанов // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. –
1895. – Т. XII. – С.578–593; Он же. Адабус-салихын – кодекс приличий на мусульманском востоке.
Сборник Мухаммед-Садыка Кашкарскаго. Перевод с тюркского / Н.Ф. Катанов // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – 1896. – Т. XIII. – С.229–
230; Он же. Исторические песни казанских татар / Н.Ф. Катанов // Известия Общества археологии,
истории и этнографии при Казанском университете. – 1899. – Т. 15, вып. 1–2. – С.273–306; вып.3. –
С.288–302; Он же. Сказания иностранцев о Казани / Н.Ф. Катанов // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете – 1903. – Т. 19, вып. 5–6. – С.277–285; Катанов, Н.Ф. Образцы народной литературы / Н.Ф. Катанов, К. Насыри // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. – 1896. – Т. 13, вып. 6. – С.376–382.
57
Пинегин, М.Н. Казань в её прошлом и настоящем. Очерки по истории, достопримечательн остям и современному положению города, с приложением кратких адресных сведений / М.Н. Пин егин. – Казань: «DOMO «Глобус», 2005. – 784 с.; Он же. Свадебные обычаи казанских татар / М.Н.
Пинегин. – Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1891. – 20 с.
58
Спасский, А. Казанские татары / А. Спасский. – Казань, 1916. – 112 с.
59
Алишев, С.Х. Все об истории Казани / С.Х. Алишев. – Казань, 2005. – С. 469.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Определено, что с середины XIX в. с осложнением в Российской империи «национального вопроса», в котором «татарско-мусульманский вопрос»
стал играть заметную роль, формированием национального самосознания т атар, усилением влияния татар на соседние народы негативная составляющая в
образе татарского народа стала преобладающей.
5. Определено, что в связи с отсутствием у многих авторов возможности
непосредственного наблюдения за жизнью татар-мусульман Казанской губернии (в связи с их замкнутостью), их труды преимущественно представляли собой компилятивные работы. Большинство авторов использовали в качестве
первоисточника работу К.Ф. Фукса, обстоятельно описавшего жизнь татар-мусульман, проживающих в Казани. Использование данной работы в большинстве случаев происходило без ссылки на неё.
6. Выявлено, что в процессе формирования образа татарского народа основное внимание авторов было уделено его этнографическим, социокультурным, мировоззренческим и нравственным особенностям.
7. Установлено, что проблема этнографических особенностей татар находит
свое полное отражение лишь в работах этнографов и представителей земства.
В работах остальных групп авторов (чиновники, иностранцы, миссионеры) э тнографической стороне жизни народа уделялось незначительное внимание или
не уделялось вообще. Основное место в этнографических характеристиках занимали описания особенностей одежды, обуви, черт лица и конституции тела,
которые служили маркерами их «восточного облика». При этом фрагментарными являются сведения о татарских женщинах, что в значительной степени
объясняется их замкнутым образом жизни
8. Доказано, что этнографические особенности татар нашли некоторое отражение в работах миссионеров, но в своеобразном религиозном ракурсе. Если
миссионеры и описывали элементы этнографии, то только через призму их религиозного или духовного значения.
9. Определено, что социокультурной жизни татарского народа наибольшее
внимание уделяли представители официального направления (миссионеры,
чиновники). Религиозная замкнутость, консерватизм, фанатизм, стремление
распространять свое влияние, опасливое отношение к Российскому государству – вот те гетеростереотипы, которые находят широкое освещение в работах миссионеров и чиновников в данном сегменте татарского образа.
10. Выявлено, что мировоззренческая составляющая татарского сознания в
равной степени затрагивалась в работах краеведов-этнографов и миссионеров,
которые выделяли эмоциональное, чувственное восприятие татарами окружающего мира через призму мусульманской религии.
11. Установлено, что нравственная сторона жизни изучаемого народа
нашла отражение в работах многих авторов вне зависимости от их принадлежности к определенному направлению общественно-политической мысли. Особенность заключалась в том, что каждый из авторов описывал проявление черты нравственного облика татарина именно в той сфере, которая ему близка.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Представители официального направления акцентировали свое внимание на
сферу взаимоотношения татар с русским народом и государством (презрение,
высокомерие по отношению к русским, хитрость). Этнографы, а также ин остранцы искали проявление нравственных черт преимущественно в повседневной жизни (гостеприимство, доброжелательность, индивидуализм).
Новизна научных результатов:
– проанализированы степень изученности проблемы и источники по теме
исследования;
– определена «ориенталистическая» направленность образа татарского народа в российской общественно-политической мысли XIX – начала ХХ вв.;
– выявлены основные факторы, повлиявшие на процесс формирования образа татарского народа;
– установлено, что для многих работ данного периода, изучающих жизнь
татарского народа характерна компилятивность;
– определены основные гетеростереотипы о татарах в российской общественно-политической мысли, а также тенденции их изменения;
– определены основные составляющие образа татарского народа, на которые обращали внимание современники.
Научно-практическая значимость исследования определяется возможностью использования полученных выводов при изучении формирования
«народного образа», а также при раскрытии этнопсихологических особенностей носителей этих гетеростереотипов. Работа может быть использована в
курсах вузов по краеведению, этнологии, этнографии.
Соответствие диссертации Паспорту научной специальности
Квалификационная работа выполнена в рамках специальности 07.00.02. –
Отечественная история. Область исследования: п. 4 – История взаимоотношений власти и общества, государственных органов и общественных институтов
России и ее регионов, п.18 – Исторические изменения ментальностей народов
и социальных групп российского общества.
Апробация результатов и отдельных положений диссертации
Концептуальные положения диссертации отражены в нескольких статьях в
республиканских, региональных научных изданиях, а также в докладах и с ообщениях на научных конференциях различного уровня, включая Международную научно-практическую конференцию «Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития» (Санкт-Петербург, 2009 ),
Всероссийскую научно-практическую конференцию «Исторические судьбы
народов Среднего Поволжья в XV–XIX вв.» (г.Казань, 2009), Всероссийскую
конференцию «Исторический опыт этноконфессионального взаимодействия в
Среднем Поволжье и Приуралье (XVI – начало ХХ вв.)» (Казань, 2011).
Основные положения диссертации нашли свое отражение в 7 публикациях в
научных изданиях общим объемом 3,75 п.л., в том числе в журналах «Известия
Российского государственного педагогического университета им. А.И .Герцена» (0,75 п.л.), «Вестник Костромского государственного университета им.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н.А. Некрасова» (0,7 п.л.), включенных в перечень ВАК Министерства образования и науки РФ.
Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из 189 страниц, включает в себя введение, три главы, заключение, список литературы и источников (90 наименований источников и 185
наименований литературы), 20 таблиц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении раскрыта актуальность темы исследования, определены объект и предмет, хронологические и территориальные рамки, сформулированы
цель и задачи, выявлена степень научной разработанности темы исследования,
охарактеризованы методологические основы и методика изучения темы, источниковая база, показана научная новизна, обозначены положения, выносимые на защиту, раскрыты научная новизна и практическая значимость исследования.
Первая глава «Особенности изучения образа народа в историческом
познании» состоит из двух параграфов.
В первом параграфе «Концепции и особенности формирования образа
народа» определена суть «образа народа», выявлены основные пути его формирования.
Важное место в теории менталитета занимает понятие «образ», которое
включает в себя как объективные, так и субъективные основы. Субъекти вность проявляется в том, что образ народа является феноменом идеальным и
формируется в сознании. Тем самым он подвержен влиянию особенностей
этого сознания, будь оно индивидуальным или общественным. Объективность
определяется тем, что для любого народа на определенном временном отрезке
характерен определенный объективный набор качеств, которые влияют на
процесс формирования его «образа». Преобладание в процессе формирования
образа одной из этих основ определяет наличие двух разных путей протекания
данного процесса. При преобладании субъективной основы образ формируется
целенаправленно, на основе политического, экономического заказа. («Ориентализм» Э.Саида). При преобладании объективной основы формирование образа протекает естественно, при наименьшем воздействии извне (концепция
«национальные образы мира» Д.Д.Гачева).
Во втором параграфе «Общественно-исторический и социокультурный
факторы и их влияние на формирование образа народа» рассмотрено взаимодействие различных факторов, обусловившее «ориенталистическую» направленность «образа» татарского народа.
Изучая процесс формирования образа народа, необходимо учитывать разнообразные факторы, непосредственно или косвенно влияющие на различные
грани данного образа. В нашем исследовании мы выделили этнопсихологический, территориальный, внутри- и внешнеполитический, социальный, демо17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
графический факторы, а также различные течения российской общественнополитической мысли. Под воздействием указанных факторов образ татарского
народа формировался в русле ориентального знания. В качестве подтверждения данной теории обозначим основные постулаты «ориентализма»:
1) формирование культурной дистанции (как негативной, так и положительной направленности);
2) ориентальное «знание» одновременно является «властью» в том простом
и понятном смысле, что оно, знание, направляет колониальную власть и ею же
порождается;
3) ориентальное «знание» формирует общее представление «западного» человека о колониальных подданных как одинаковых носителях определенных
свойств, а не уникальных индивидуальностей.
Влияние этнопсихологического фактора проявлялось в том, что уже изначально взаимоотношения между русским и татарским народами вели к формированию культурной дистанции, они выступали как представители двух разных миров. Ярким проявлением формирования данной дистанции было использование особого обращения к представителям национальных меньшинств,
в том числе и к татарам – «иноземцы», «иноверцы», «инородцы». Использование этих терминов предполагало также присваивание одинаковых характерных черт для всех, кто был объединен под этим термином, что является подтверждением третьего постулата, указанного выше.
В конце XIX в. в Казанской губернии татары представляли 31,1% населения (675410 чел.), русские – 41,3%, чуваши – 23,1%, марийцы – 5,7%, мордва –
1%, удмурты – 0,4%. Среди татар мусульмане составляли 93,7%, небольшая
часть была представлена крещеными татарами.
94,9% татар проживали в сельской местности, 92,3% были заняты сельскохозяйственным производством (в губернии – 86,1%), 2,0% – в промышленном производстве (в губернии – 4,6%). К торговле имели отношение 1,7% татар, которые составляли более одной четверти лиц этой профессии в губернии.
Участие татар в налаживании торговых отношений с Востоком проявилось в росте численности мусульман в Казани в конце XVIII в. до 5 тыс. В
1782–1855 гг. в Казани существовало автономное городское самоуправление –
Татарская ратуша. В конце XIX в. среди татарских общин российских городов
казанская община была самой многочисленной (28520 чел. – 21,9 % горожан) и
одной из самых экономически сильных, здесь действовали 14 приходов, крупные медресе. В Старо- и Ново-Татарских слободах имелись практически все
объекты городской инфраструктуры. Другая сильная и многочисленная татарская община располагалась в уездном городе Чистополь (в 1897 г. – 4,9 тыс.
чел.). В других городах татар было мало.
Территориальный и демографический факторы также предопределили
особое отношение государства к татарскому народу. Россия являлась страной, в
которой большая часть территории требовала вторичной колонизации, в том
числе и Среднее Поволжье. Сравнительная многочисленность татар, на которую
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
указывают авторы, служила, по их мнению, препятствием для успешного проведения данной колонизации.
Во внутренней политике правительство ставило цели ассимиляции и христианизации представителей национальных меньшинств, что предопределило
присутствие «духа подозрительности» в официальной мысли, который ко второй половине XIX в. значительно активизируется. Данная ситуация сказалась
на общей картине гетеростереотипов. Если в начале XIX в. были характерны
преимущественно положительные или нейтральные гетеростереотипы, то уже
с середины XIX в. начинают постепенно преобладать отрицательные и спектр
их становится намного шире.
Именно нужды внутренней политики предопределили развитие ориенталистики в Казанской губернии. Нужны были русские, знающие восточные языки,
«как для сношений пограничных и заграничных, так и для администраци и в
местностях, населенных инородцами». В 1854 г. в Казанской духовной академии открылось единственное в Российской империи миссионерское противомусульманское отделение. Главной целью миссионеров являлось распространение
православия, поэтому для них важно было доскональное знание жизни населения Среднего Поволжья. Вследствие этого их труды заключали в себе огромный материал, раскрывающий особенности жизни, быта «инородцев».
Внешняя политика также предопределяла возрастающий интерес к татарам,
так как в них видели «пятую колонну». Особенно этот вопрос актуализировался в период войн с мусульманскими странами, когда в русской периодической печати появлялись публикации об опасности ислама, как за пределами страны, так и внутри, раздавались призывы к его искоренению.
Таким образом, нужды внутренней и внешней политики порождали необходимость знания о татарах, и знания эти использовались для проведения п олитики не в их интересах, а в интересах российского государства, т .е. мы видим подтверждение второго постулата.
В то же время необходимо отметить, что с середины XIX в. начинает формироваться объективное изучение народов Среднего Поволжья, что, казалось
бы, должно было привести к нивелированию «ориенталистической» направленности знаний о татарах. Однако здесь стоит привести еще один постулат
«ориентализма» – отношение к описываемому народу может быть как негативным, так и позитивным, главное состоит в значении чуждости, стабильности и непреодолимости различий. Работы же авторов, которые стрем ились к
более объективному изучению татарского народа, не были свободны от некоторого взгляда «сверху вниз», в них присутствовала культурная дистанция, хотя и положительная. Наличие положительной и негативной валоризации Другого ярко проявляется в сформировавшихся двух течениях российской общественно-политической мысли. Для официально-монархического направления
было характерно негативное отношение, татарский мир описывался как замкнутый, фанатичный, невежественный мир с враждебной идеологией, внимание акцентировалось лишь на качествах, связанных с религией и отношением
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
к Российскому государству. Для буржуазно-либерального направления были
характерны позитивное отношение, стремление к раскрытию всего спектра характерных народу национальных качеств.
В результате мы отмечаем, что факторы, оказавшие воздействие на процесс
формирования образа татарского народа в российской общественно-политической жизни, обусловили его формирование в ориенталистическом русле.
Вторая глава «Особенности татар в этнографических описаниях современников» включает в себя два параграфа.
В первом параграфе «Антропологическая характеристика татар в
трудах исследователей» внимание уделено описаниям внешности татар (облик, конституция тела, одежда) и их языка.
При описании татарского народа, его национальных черт, работы, появившиеся в период с середины XIX в., в большинстве своем отличаются шаблонностью. Сложность состоит в том, что большинство авторов не ссылаются на
первоисточник. В качестве последнего, как правило, выступает труд К.Ф. Фукса «Казанские татары в этнографическом и статистическом отношениях»
(1844). Компилятивность характерна, прежде всего, авторам, которые составляли обобщающие труды о Казанской губернии и его полиэтническом населении, которые изначально ориентировались на имеющиеся тексты. Отсутствие
изменений в описаниях авторов является опосредованной констатацией нек оторой консервативности татарского народа. Но в то же время компиляторство
свидетельствует о слабых знаниях современников этнографии татар и является
подтверждением наличия конформности: большинству авторов были характерны те гетеростереотипы, которые нашли широкое распространение в российском обществе.
В зеркале российской общественно-политической мысли этнографические
особенности татарского народа отражались преимущественно в их религиозном аспекте. Уделялось внимание и социально-экономическим факторам, но
незначительно. По мнению большинства исследователей, весь уклад повседневной жизни, который был построен на началах мусульманской религии,
способствовал распространению религиозности и фанатизма среди татар. В
процессе данного распространения, по мнению авторов, большую роль сыграл
татарский язык, который определяется как инструмент межэтнического общения. Язык татар современниками признается средством к всемерному распространению их влияния на соседей.
Процесс восприятия представителя другого народа начинается непосредственно с внешности. Именно отличительные признаки внешнего облика позволяют первоначально проводить грань между «своими» и «чужими». Описания внешности в основном объективны и не зависят от чьих-либо предпочтений. Однако от наделения татар некоторыми национальными чертами на осн ове антропологических особенностей некоторые авторы все же не свободны.
Здесь и хитрость – «традиционное» качество восточного человека (из-за узких
глаз), здесь и умеренность как причина хорошего здоровья. Описания совре20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
менниками одежды татар параллельно указывают на неизменность, устойчивость данного элемента национальной культуры и в целом позволяют проследить тенденцию исламизации в моде в первой половине XIX в. и деисламизацию в начале ХХ в.
В рассматриваемый период были специально изучены лишь антропологические особенности татар (А.А. Сухарев). Другие аспекты этнографии татармусульман не подвергались комплексному изучению по отдельной программе
путем выезда на экспедиции. В этой связи ключевое место в формировании
стереотипа о татарах сыграли записи К.Ф. Фукса. Каждым новым поколением
исследователей они повторялись или в определенной степени дополнялись.
Во втором параграфе «Традиционная культура татарского народа в характеристиках современников» рассмотрены характеристики особенностей
хозяйственной деятельности, внешнего вида поселений, жилищ, обычаев татар
в трудах исследователей.
Изучая материальную культуру татарского народа, современники уделяют
основное внимание сельскому населению и, конечно же, его умению обрабатывать землю. Авторы в основном были свидетелями низкого уровня развития
земледельческого хозяйства татар. В поисках причин этого некоторые выдвигали природно-территориальные факторы, некоторые же обращали внимание
на развитие традиционных, привычных видов деятельности (например, отходничество) в ущерб сельскому хозяйству, третьи рассматривали психологическую сторону вопроса, выдвигая тезис о «татарском трудолюбии в крайностях». Утверждения и тех, и других не противоречат друг другу, а являются
разными гранями явления. Ни один из авторов не анализирует причины разорения татарских крестьян, не выдвигает политику Российского государства как
одну из таковых. Однако политику можно включить в ряд факторов, благоприятствовавших развитию торгового характера татар.
Наряду с исследованием внешнего облика самих татар, для современников
представлял интерес и внешний вид их жилища, на основе изучения которого
они также наделяли татар некоторыми чертами. Так, высокие заборы, унылый
вид, некая замкнутость жизни татарских деревень авторы связывали с некот орыми мусульманскими канонами и влиянием муллы, который являлся проводником данных канонов. Наличие в повседневном обиходе предметов роскоши,
мягких перин, тюфяков, подушек «позволяло» авторам характеризовать татар
как хвастливых, а любящих пощеголять людей.
Важной стороной татарской этнографии, которой заинтересовались авторы,
были также обычаи и обряды. В данном аспекте для современников было важно влияние ислама на обычаи, имеющие более древние «языческие» корни.
Как указывают исследователи, исламские и национальные праздники существовали раздельно, они не вплелись, как у славянского народа, друг в друга,
так как календарь мусульманских праздников был «плавающим» и не совпадал
с этническими праздниками, основой которых были сельскохозяйственные работы и которые имели сравнительно фиксированные даты.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Огромное внимание также уделялось семейной ячейке татарского общества, а именно – положению женщины в семье. Многие авторы указывали на
её приниженное положение, а также на сформировавшееся в татарской семье
разделение труда, которое можно связать с традициями затворнической жизни
татарской женщины.
Третья глава «Социальное развитие и духовная жизнь татар в трудах
современников» состоит из двух параграфов.
Первый параграф «Социокультурная жизнь татар» посвящен изучению
оценки исследователями воспроизведения жизни, соотношения изменчивого и
устойчивого в татарском обществе, общих и специфических черт социокультурной жизни татарского народа, способов организации и регуляции социокультурной жизни.
Социокультурная сфера общества показывает, насколько переплетено социальное и культурное, насколько они взаимосвязаны, каков уровень устойчивости данного общества. В работах представителей отечественной общественно-политической мысли XIX в. не ставились задачи социокультурного исследования жизни татарского общества. Но их характеристики вполне дают возможность составить соответствующую картину.
Татары в оценках авторов рассматриваемого периода выступают как народ
устойчивый в своих традициях. Культурная устойчивость, по их мнению, проявлялась во всех сферах общества и позволяла не только сохранять свое национальное, но и распространять свое влияние на соседей, что, в свою очередь,
выдвигало татар на передний план и выделяло среди других «инородцев».
Данный факт очень тревожил современников, которые искали объяснения таких возможностей данного народа. Кто-то видел причину его «силы» в численном преобладании над другими «инородцами», другие – в их сплоченности, большей чем у русского народа. Но большинство соглашается с тем, что
эту «силу» татарам дарует мусульманская религия, формирующая образовательное и социокультурное пространство, в котором действует закон «один за
всех и все за одного». Такой точке зрения благоприятствовала и уверенность
авторов в характерных для татар религиозной замкнутости и религиозном фанатизме. Это сближало их, по мнению авторов, с ортодоксальным, догматическим мусульманским Востоком. Формированию и существованию у татар
сильнейшего религиозного чувства способствовало наличие двух общественных институтов. Это муллы и мусульманская образовательная система, кот орые находились в теснейшем взаимодействии, обусловливая взаимные изменения. Однако, несмотря на абсолютное влияние ислама на все сферы жизни,
одна часть сохранялась без изменения – этническая составляющая татарской
культуры, что проявлялось в переплетении национального и религиозного.
Данный синтез, по мнению авторов, выделял татар из мусульманского сообщества.
Указания большинства авторов на сильное религиозное чувство, проявляющееся нередко в фанатизме, обусловили и то, что они наделяли татар «пан22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исламизмом» и «пантюркизмом», в связи с чем в границах российского государства татарский элемент оценивался большинством исследователей как п олитически неустойчивый (в смысле сохранения и усиления единой и неделимой России), стремящийся к отделению и скрывающий свои истинные н амерения под «маской лояльности».
Во втором параграфе «Мировоззрение и нравственные устои татар»
рассматриваются описания авторов ступени познания окружающей действительности, присущей татарскому мировоззрению, его типа, а также качеств,
характеризующих нравственную сторону татарского народа.
Мировоззрение и нравственные устои татар в оценках представителей российской общественно-политической мысли принимают преимущественно религиозную и, нередко, даже антирусскую окраску.
Затрагивая татарское мировоззрение в оценках российских исследователей,
необходимо выделить следующие аспекты:
Быт и жизнь народов, входящих в состав Российской империи, изучались
в основном в практических целях. Полученные знания должны были помочь в
поиске наилучшего метода воздействия. Многие стороны жизни татар, в том
числе и мировоззрение, изучались именно через призму их взаимодействия с
интересами российского государства. По мнению авторов XIX – начала ХХ вв.,
эмоциональное, чувственное восприятие татарами окружающего мира через
призму мусульманской религии предполагало необходимость не научного
обоснования принятия христианства, а именно эмоционального воздействия на
их жизнь, которое заставило бы их почувствовать все то положительное, что
могло «дать» им христианство. А это, в свою очередь, было возможно лишь при
иллюстрации на жизненных примерах превосходства православия над исламом.
Такое эмоциональное воздействие, по мнению тех же авторов, было
сложно в связи с отрицательными сторонами жизни православных священн иков, которые проявляли в «инородческой среде» не лучшие свои качества. Это
признавали представители различных направлений общественно-политической мысли. Официально-монархическое направление хотя и признавало косвенно такой факт, но всемерно выступало против того, чтобы показывать его.
По их мнению, такие отрицательные явления, как безнравственное поведение
священников необходимо было завуалировать.
Говоря об оценках нравственной стороны самого татарского народа,
необходимо показать тенденцию развития отрицательных гетеростереотипов.
Более положительные оценки нравственности мы можем встретить преимущественно в первой половине XIX в., когда в глазах ученых татары представали
как мирный народ, любящий покой и всеми силами стремящийся к нему.
Начиная со второй половины XIX в., наблюдается распространение более
негативных гетеростереотипов о нравственности народа (хитрость, высокомерие, тщеславие, индивидуализм, воровство и др.). С осложнением «национального вопроса» в Российской империи, ростом социальной активности этно23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
конфессиональных меньшинств отрицательные описания нравственности татар усиливались.
В Заключении сделаны обобщающие выводы, подведены основные итоги
диссертационного исследования.
Проведенное исследование показало, что в Российской империи изучение
татар-мусульман сформировалось в ориенталистическом русле, что было обусловлено западноевропейской традицией, этнопсихологическим, территориальным, внешне- и внутриполитическим, демографическим факторами, особенностями развития российской общественно-политической мысли.
Исторический опыт этноконфессионального взаимодействия привел к формированию широкого спектра гетеростереотипов о татарах-мусульманах. Во
второй половине XIX в. отрицательные гетеростереотипы значительно расширились и стали намного жестче. В лице татар-мусульман Казанской губернии
большинство современников видели образ «Другого» – «загадочного, недоброжелательного и опасного «культурного соперника». Этот образ возникал
всякий раз, когда приходилось решать внутриполитические задачи, касающиеся национального вопроса, или внешнеполитические задачи, которые возникали в процессе взаимоотношений с мусульманским Востоком. Активизация
этого образа подстегивалась относительной многочисленностью татар в Казанской губернии, а также относительно высоким по сравнению с соседними
местными народами, уровнем социокультурного развития.
Стремление к объективному изучению народов Среднего Поволжья с середины XIX в. не привело к нивелированию ориенталистической направленности,
так как культурная дистанция может проявляться как в негативном отношении,
так и в положительной валоризации. Эти две направленности «ориенталистического знания» в полной мере проявились в официально-монархическом и либеральном течениях российской общественно-политической мысли.
Для официально-монархического направления была характерна связь гетеростереотипов с религиозной стороной жизни татарского общества. Для представителей либерального направления было характерно стремление охватить весь
спектр национальных качеств и оценить татар более объективно. Однако и они
не были свободны от субъективизма и относились к татарам с некоторым снисхождением.
Формирование образа шло в рамках описания этнографических особенностей и черт социокультурной жизни. В работах авторов рассматриваемого п ериода нередко встречаются абсолютно идентичные описания, что является
свидетельством, с одной стороны, наличия конформизма среди авторов, с другой – слабой изменчивости, культурной устойчивости татарского народа. По
мнению современников, эта устойчивость у татар проявлялась не только в сохранении «своего» национального, но и в его распространении. Татарский
язык оценивался как средство распространения влияния мусульман на коренные народы региона. Важной предпосылкой развития устойчивости современники называли мусульманскую религию, которая консолидировала татар в
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рамках религиозной уммы и формировала «единую массу», которая не только
могла противостоять внешнему воздействию, но и распространять «свое» на
соседние народы. Данный факт обусловил желание современников выделить
татар из общей «инородческой массы».
В этнографических описаниях внимание уделялось «восточной внешности»
татар, языку, хозяйственной деятельности, обрядам. В основном рассматривались те элементы, которые определяли религиозную принадлежность (тюбетейка
и чалма, посох, зилян, закрытость поселений, восточное убранство дома и др.). В
конце XIX в.. в описании проявлялась тенденция деисламизации их внешности.
Также описывались элементы, которые шли вразрез с русско-православными
традициями (как проявление формирования культурной дистанции).
В описаниях внешнего облика татарских поселений авторы выделяли их
восточность (наличие мусульманских культовых зданий; отсутствие в селениях деревьев и садов; наличие множества собак на улицах; отсутствие план ировки; устройство усадьбы – внутри двора, а не на красной линии, что было
подчинено максимальному сокрытию от чужих глаз происходящего во дворе и
в доме; безлюдность улиц, отсутствие признаков празднества, звуков гармони,
пения, характерных для русских селений; отсутствие учреждений власти (волостных правлений); восточная покраска мечети и домов богатых). В домашнем быту, следуя описаниям авторов, городским татарам чистоплотность была
присуща в большей степени, чем сельским.
Обрядовая сторона жизни татарского общества также являлась предметом
пристального изучения современников. Затрагивались такие стороны, как процесс принятия пищи, семейный уклад, положение женщины в обществе,
праздники. В вопросе пищи отмечается отсутствие изменений в течение длительного периода, а также воспитание сдержанности в процессе трапезы. В хозяйственной деятельности современники наделяли татар такими чертами, как
отсутствие способности к земледелию, их торговый характер, крайности проявления трудолюбия. Причинами развития таких качеств авторы называют
природно-климатические и исторические факторы, в то же время уделяют незначительное внимание политике Российского государства, которая, несомненно, оказала немалое воздействие на жизнь татарского народа. В хозяйственном укладе отмечается разделение труда, которое даже в структуре домашнего хозяйства проявляется отчетливо, а также «особенное» положение
женщины в обществе.
В рамках изучения описаний авторами социокультурной жизни татар в качестве одного из «отличительных» признаков духовной жизни татар-мусульман
современники выделяли «народный» ислам, который характеризовался сплетением этнического и религиозного, что выделяло татар в особую мусульманскую
группу. Огромное значение в деле поддержания такого положения имели два
общественных института – мусульманские школы и духовные лица. Между ними была сформирована теснейшая связь, благодаря которой изменения в одном
из них, несомненно, обусловливали изменения в другом.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Важен также вопрос о взаимоотношениях татар с Российским государством. Проявление недоверия, страха, по мнению современников, выражалось
в недовольстве существующим государственным строем, а также в нежелании
изучать русский язык и знакомиться с русской культурой, характерном для основной массы татарского населения.
При описании мировоззрения татар современниками внимание акцентировалось на его эмоциональной стороне. Восприятие татарами-мусульманами
окружающего мира происходило образно. Данное утверждение побуждало авторов говорить о необходимости поиска путей влияния на татарский народ,
предполагающих использование не разумных доводов в пользу того или иного
факта православного мира, а методов эмоционального воздействия.
Изученные в данном исследовании некоторые стороны сформированного в
XIX – начале ХХ вв. татарского образа являют собой лишь небольшую часть
граней, которые его составляют. Однако они позволяют раскрыть общий вектор движения процесса формирования данного образа.
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ
В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:
Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных
ВАК Министерства образования и науки РФ:
1. Мифтахов, Р.Г. Принцип «устойчивого равновесия» применительно к
менталитету татар дореволюционного периода / Р.Г. Мифтахов // Известия
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – СПб., 2007. – №16. – С.195–202 (0,75 п.л.).
2. Мифтахов, Р.Г. Особенности отношения татар к России, как в государственном, так и территориальном аспектах, на рубеже XIX–ХХ вв. / Р.Г. Мифтахов // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. – 2007. – №2. – С.262–267 (0,7 п.л.).
Статьи в научных изданиях:
3. Мифтахов, Р.Г. Менталитет татарской интеллигенции начала ХХ в.: постановка проблемы / Р.Г. Мифтахов // Историческая мозаика: факты, версии…:
сборник научно-исследовательских статей. Вып. 3. – Казань: Мастер-Лайн,
2004. – С.15–18 (0,3 п.л.).
4. Мифтахов, Р.Г. Казанские татары в описаниях авторов XIX в. / Р.Г. Мифтахов // Историческая мозаика: факты, версии…: сборник научно-исследовательских статей. Вып. 4. – Казань: Мастер-Лайн, 2005. – С.46–55 (0,6 п.л.).
5. Мифтахов, Р.Г. Национальный фактор в развитии туризма / Р.Г. Мифтахов // Разработка и внедрение инновационных педагогических технологий в
спорте и системе физического образования: материалы Всероссийской научно26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
практической конференции / Часть II. – Набережные Челны: КамГИФК, 2007.
– С.62–68 (0,5 п.л.).
6. Мифтахов, Р.Г. Некоторые этнографические особенности татар в зеркале
российской общественно-политической мысли XIX в. / Р.Г. Мифтахов // Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития :
материалы 4 Международной научно-практической конференции (10–11 апреля 2009 г.) – Санкт-Петербург,2009 – С.165–167 (0,3 п.л.).
7. Мифтахов, Р.Г. Особенности оценки современниками социокультурной
жизни татар Среднего Поволжья в XIX – начале XX вв. / Р.Г. Мифтахов // Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья : сб. статей. Вып. 1. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Исторические судьбы народов Среднего Поволжья в XV–XIX вв.», посвященной 80-летнему
юбилею доктора исторических наук С.Х. Алишева (г.Казань, 24 марта 2009 г.).
– Казань: Ин-т истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2010. – С.176–185 (0,6 п.л.).
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подписано в печать 17.11.2011 г. Формат 60×84 1/16
Тираж 120 экз. Усл. печ. л. 1,75
Отпечатано в множительном центре
Института истории АН РТ
г. Казань, Кремль, подъезд 5
Тел. (843) 292–95–68, 292–18–09
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
15
Размер файла
339 Кб
Теги
казанского, татары, мусульман, канда, губернии, труда, современники, 107, автореф, образ, начало, xix, дис, ист
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа