close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Конан Дойл - Знак четырех, Долина ужаса - 6.0

код для вставкиСкачать
Знак четырех
____________________
Артур Конан Дойл
Глава I.
Суть дедуктивного метода Холмса
ерлок Холмс взял с камина пу
-
зырек и вынул из аккуратного
сафьянового несессера шприц
для подкожных инъекций. Не
-
р
вными длинными белыми пальцами он
закрепил в шприце иглу и завернул ман
-
жет левого рукава. Несколько времени,
но недолго он задумчиво смотрел на свою
мускулистую руку, испещренную бе
счис
-
ле
нными точками прошлых инъе
к
ций.
По
том вонзил острие и откинулся на спи
-
н
ку плюшевого кресла, глубоко и удовле
-
творенно вздохнул.
Ш
Три раза в день в течение многих меся
-
цев я был свидетелем одной и той же сце
-
ны, но не мог к ней привыкнуть. Наобо
-
рот, я с каждым днем чувствовал все бо
-
ль
шее раздражение и мучался, что у ме
ня
не хватает смелости протестовать. Сно
ва
и снова я давал себе клятву сказать мое
-
му другу, что я думаю о его привычке, но
его холодная, бесстрастная натура пресе
-
кала всякие поползновения наставить его
на путь истинный. Зная его выдающийся
ум, властный характер и другие исклю
-
чи
тельные качества, я робел и язык при
-
липал у меня к гортани.
Но в тот день, то ли благодаря кларету,
выпитому за завтраком, то ли в порыве
от
чаяния, овладевшего мной при виде
не
исправимого упрямства Холмса, я не
выдержал и взорвался.
-
Что сегодня,
- спросил я,
- морфий или
кокаин?
Холмс лениво отвел глаза от старой
кни
ги с готическим шрифтом.
-
Кокаин,
- ответил он.
- Семипроцент
-
ный. Хотите попробовать?
-
Благодарю покорно!
- отрезал я.
- Мой
организм еще не вполне оправился после
афганской кампании. И я не хочу подвер
-
гать его лишней нагрузке.
Холмс улыбнулся моему возмущению.
-
Возможно, вы правы, Уотсон,
- сказал
он.
- И наркотики вредят здоровью. Но
зато я открыл, что они удивительно сти
-
му
лируют умственную деятельность и
про
ясняют сознание. Так что их побоч
-
ным действием можно пренебречь.
-
Но подумайте,
- горячо воскликнул я,
-
какую цену вы за это платите! Я допус
-
каю, что мозг ваш начинает интенсивно
работать, но это губительный процесс,
ве
дущий к перерождению нервных кле
-
ток и в конце концов к слабоумию. Вы
ведь очень хорошо знаете, какая потом
на
ступает реакция. Нет, Холмс, право же,
игра не стоит свеч! Как можете вы ради
каких
-
то нескольких минут возбуждения
рисковать удивительным даром, каким
природа наделила вас? Поймите, я гово
-
рю с вами не просто как приятель, а как
врач, отвечающий за здоровье своего па
-
циента.
Шерлок Холмс не обиделся. Наоборот,
наш разговор, казалось, развлекал его.
-
Мой мозг,
- сказал он, опершись л
о
к
-
тями о ручки кресла и соединив перед со
-
бой кончики растопыренных пальцев,
-
бунтует против безделья. Дайте мне дело!
Дайте мне сложнейшую проблему, нераз
-
решимую задачу, запутаннейший случай
-
и я забуду про искусственные стимулято
-
ры. Я ненавижу унылое, однообразное
те
чение жизни. Ум мой требует напря
-
женной деятельности. Именно поэтому я
и выбрал для себя свою уникальную про
-
фе
ссию, точнее, создал ее, потому что
вто
рого Шерлока Холмса нет на свете.
-
Единственный на весь мир частный
детектив?
- спросил я, поднимая брови.
-
Единственный частный детектив
-
кон
-
сультант,
- ответил Шерлок Холмс.
- Пос
-
ледняя и высшая инстанция. Когда Грег
-
сон, Лестрейд или Этелни Джонс в тупи
-
ке, а это их нормальное состояние, они
не
медленно зовут меня. Я знакомлюсь с
подробностями дела и высказываю свое
мнение, мнение специалиста. Я не ищу
славы. Когда мне удается распутать дело,
мое имя не фигурирует в газетах. Я вижу
высшую награду в самой работе, в возмо
-
жности применить на практике мой ме
-
тод. Вы, Уотсон, хорошо его знаете. Вс
по
-
мните хотя бы дело Джефферсона Хоупа.
-
Да, помню,
- ответил я, смягчаясь.
- Ин
-
тереснейший случай. Я даже написал о
нем нечто вроде повести под интригую
-
щим названием: «Этюд в багровых тонах».
-
Я видел вашу повесть,
- без энтузиазма
покачал головой Холмс.
- И, должен при
-
знаться, не могу поздравить вас с успе
-
хом. Расследование преступления
- точ
-
ная наука, по крайней мере должно ею
быть. И описывать этот вид деятельности
надо в строгой, бесстрастной манере. А у
вас там сантименты. Это все равно что в
рассуждение о пятом постулате Эвклида
включить пикантную любовную историю.
-
Но там действительно была романти
-
ческая история!
- запротестовал я.
- Я про
-
сто строго придерживался фактов.
-
Кое о чем можно было и умолчать или
хотя бы соблюдать меру в изложении фа
-
ктов. Единственное, что заслуживает вни
-
мания в этом деле,
- цепь рассуждений от
следствия к причине. Это и привело к ус
-
пе
шному раскрытию дела.
Меня рассердили эти слова
- ведь я опи
-
сал дело Холмса чтобы сделать ему при
-
ятное. И еще меня раздражал его эгоизм,
в угоду которому надо было бы каждую
строку моей книжки посвятить его бес
-
ценному методу. Прожив с моим другом
на Бейкер
-
стрит несколько лет, я не раз
по
дмечал в нем некоторое тщеславие,
скры
вавшееся под его обычной сдержан
-
ной и наставительной манерой. Однако я
ничего не ответил ему, а сидел, покачи
-
вая больной ногой, из которой не так да
-
вно извлекли пулю, выпущенную из аф
-
га
нского ружья, и, хотя рана не мешала
хо
дить, нога к перемене погоды всякий
раз ныла.
-
С недавних пор я стал участвовать в
ра
скрытии преступлений на континен
-
те,
- сказал немного погодя Холмс, наби
-
вая свою любимую эпиковую трубку.
- На
прошлой неделе ко мне обратился за со
-
ветом Франсуа ле Виллар, который, как
вы, вероятно, знаете, выдвинулся за по
-
следнее время в число лучших сыщиков
Франции. Он обладает замечательно бы
-
строй интуицией, свойственной кельтс
-
кой расе, но для первоклассного сыщика
он недостаточно сведущ в специальных
об
ластях нашего искусства. Дело касало
-
сь одного завещания и содержало неско
-
лько интересных деталей. Я напомнил
Виллару два подобных случая
- один рас
-
следовался в 1857 году в Риге, другой
- в
1871
-
м в Сент
-
Луисе. И это дало ему ключ
к решению. Сегодня утром я получил от
него письмо, в котором он благодарит
ме
ня за помощь.
Говоря это, он протянул мне сложен
-
ный вдвое лист бумаги иностранного
производства, который, как я заметил,
пе
стрел словами magnifique, coup
-
de
-
ma
i
-
t
re и tour de force, [1]
свидетельствующими
[1]
Великолепно, мастерски, гениально (франц.)
о горячем восхищении француза.
-
Он пишет вам, как ученик учителю,
-
сказал я.
-
Он переоценивает мою помощь,
- за
-
ме
тил Холмс безразлично.
- Он сам оче
-
нь способный человек и обладает по ме
-
нь
шей мере двумя из трех качеств, необ
-
ходимых идеальному детективу он умеет
наблюдать и на основе наблюдений ст
ро
-
ить выводы. Ему пока еще не хватает зна
-
ний, но со временем и это придет. Он се
-
й
час переводит на французский мои бро
-
шюры.
-
А вы разве пишете?
-
Есть грех,
- рассмеялся Холмс.
- Я на
-
писал несколько небольших работ. Одна
из них под названием «Определение сор
-
тов табака по пеплу» описывает сто сорок
сортов сигарного, сигаретного и трубоч
-
ного табака. К ней приложены цветные
фо
тографии, показывающие разные ви
-
ды пепла. Табачный пепел
- одна из са
-
мых частых улик. Иногда очень важная.
Если, например, вы можете точно сказа
-
ть, что человек, совершивший убийство,
курит индийский табак, то круг поисков,
естественно, сужается. Для опытного гла
-
за разница между черным пеплом трихи
-
нопольского табака и белыми хлопьями
«птичьего глаза» так же велика, как меж
-
ду картошкой и капустой.
-
У вас поразительная способность заме
-
чать мелочи,
- сказал я.
-
Просто я понимаю их важность. Или
вот еще работа об отпечатках следов, в
ней говорится об использовании гипса
для сохранения отпечатка. Одно неболь
-
шое исследование посвящено влиянию
про
фессий на форму руки, в ней даны
ли
тографии рук кровельщика, моряка,
пробочника, композитора, ткача и шли
-
фо
вальщика алмазов. Это исследование
представляет собой большой практичес
-
кий интерес для детектива, относящегося
к своей профессии как к науке. Оно осо
-
бе
нно полезно, когда нужно опознать
труп или определить занятие преступни
-
ка. Но я вижу, что злоупотребляю вашим
терпением, оседлав любимого конька.
-
Нисколько!
- горячо запротестовал я.
-
Мне все это в высшей степени интересно,
особенно потому, что я своими глазами
ви
дел практическое применение ваших
знаний. Вот вы упомянули сейчас умение
наблюдать и умение делать выводы. А
мне казалось, что это
- почти одно и то
же.
-
Нет, это разные вещи,
- ответил Шер
-
лок Холмс, с наслаждением откидываясь
на мягкую спинку кресла и выпуская из
трубки толстые сизые кольца дыма.
- Вот,
например, наблюдение показало мне, что
утром вы были на почте на Уигмор
-
ст
-
рит, а умение логически мыслить позво
-
лило сделать вывод, что вы ходили туда
посылать телеграмму.
-
Поразительно!
- воскликнул я.
- Вы пра
-
вы. Но должен признаться, я не пони
-
маю, как вы догадались. Я зашел на по
-
чту случайно и не помню, чтобы ко
му-
ни
-
будь
говорил об этом.
-
Проще простого,
- улыбнулся Шерлок
Холмс моему недоумению.
- Так просто,
что и объяснять нечего. Хотя, пожалуй,
на этом примере я смог бы показать вам
разницу между умением наблюдать и
умением строить умозаключения. Наб
-
людение показало мне, что подошвы ва
-
ших ботинок испачканы красноватой
гли
ной. А у самой почты на Уигмор
-
-
стрит как раз ведутся земляные работы.
Земля вся разрыта, и войти на почту, не
испачкав ног, невозможно. Глина там
осо
бого, красноватого цвета, какой поб
-
ли
зости нигде больше нет. Вот что дало
наблюдение. Остальное я вывел логичес
-
ким путем.
-
А как вы узнали, что я посылал теле
-
грамму?
-
Тоже просто. Мне известно, что утром
вы не писали никаких писем, ведь я все
утро сидел напротив вас. А в открытом
ящике вашего бюро я заметил толстую
пачку почтовых открыток и целый лист
марок. Для чего же тогда идти на почту,
какие за тем, чтобы послать телеграмму?
Отбросьте все, что не могло иметь места,
и останется один
-
единственный факт, ко
-
торый и есть истина.
-
Действительно, все очень просто,
- ска
-
зал я, помолчав.
-
Но случай этот, как вы сами заметили,
простейший. Извините мою назойливо
-
сть, но мне хотелось бы подвергнуть ваш
метод более серьезному испытанию.
-
Я буду очень рад. Это избавит меня от
лишней дозы кокаина. Дайте мне любую
задачу по вашему усмотрению.
-
Я помню, вы говорили, что когда дол
-
го пользуются вещью, на ней обязатель
-
но остается отпечаток личности ее вла
-
дельца. И опытный глаз многое может по
ней прочесть. У меня есть часы, они по
-
па
ли ко мне недавно. Будьте так добры,
скажите, пожалуйста, каковы были при
-
вычки и характер их последнего хозя
-
ина?
Я протянул ему часы, признаться, не
без тайного удовольствия, ибо, на мой вз
-
гляд, задача была неразрешима, а мне
хо
телось немножко сбить спесь с моего
приятеля, чей нравоучительный и не до
-
пускающий возражений тон меня иногда
раздражал. Он подержал часы в руке, как
бы взвешивая их, внимательно рассмот
-
рел циферблат, потом открыл крышку и
стал разглядывать механизм, сперва про
-
сто так, а потом вооружившись сильной
двояковыпуклой лупой. Я едва удержал
-
ся от улыбки, когда Холмс, щелкнув кры
-
шкой, с разочарованным видом протянул
мне часы.
-
Почти ничего нельзя сказать,
- прогово
-
рил он.
- Часы недавно побывали у мас
-
тера. Он их тщательно почистил. Так что
я лишен возможности утверждать что
-
ни
-
будь наверняка.
-
Вы правы,
- ответил я.
- Перед тем как
попасть ко мне, они действительно побы
-
вали у часовщика.
Мысленно я упрекнул моего приятеля
за то, что он свою неудачу объяснил та
-
кой неубедительной отговоркой. Ин
-
тересно, что можно прочесть по нечи
-
щенным часам?
-
Хотя я и не могу похвастаться резу
ль
-
та
тами, но все
-
таки я в них кое
-
что уви
-
дел,
- сказал он, устремив в потолок отре
-
шенный взгляд.
- Если я ошибусь, попра
-
вь
те меня, пожалуйста, Уотсон. Так вот,
ча
сы, по
-
моему, принадлежали вашему
ста
ршему брату, а он унаследовал их от
отца.
-
Вас, конечно, навели на эту мысль бук
-
вы «Г.
У.», выгравированные на крышке?
-
Именно. Ваша фамилия ведь начина
-
ется на «У», не так ли? Часы были сдела
-
ны полстолетия назад, инициалы выгра
-
вированы почти в то же время. Из этого я
заключил, что часы принадлежали чело
-
веку старшего поколения. Семейные дра
-
гоценности, насколько мне известно, пе
-
ре
ходят от отца к старшему сыну. Вполне
вероятно, что вашего брата звали так же,
как вашего отца. А ваш отец, если мне не
изменяет память, умер много лет назад.
Стало быть, до вас ими владел ваш брат.
-
Да, пока все правильно,
- заметил я.
-
А что еще вы увидели в этих часах?
-
Ваш брат был человек очень беспоря
-
дочный, легкомысленный и неаккурат
-
ный. Он унаследовал приличное состоя
-
ние, перед ним было будущее. Но он все
промотал, жил в бедности, хотя порой
ему и улыбалась фортуна. В конце кон
-
цов он спился и умер. Вот и все, что уда
-
лось мне извлечь из часов.
Расстроенный, я вскочил со стула и,
хро
мая, зашагал по комнате.
-
Это, Холмс, в высшей степени некра
-
сиво с вашей стороны. Вы каким
-
то об
-
разом проведали о судьбе моего несчас
т
-
ного брата, а теперь делаете вид, что вам
это стало известно каким
-
то чудом толь
-
ко сейчас. Я никогда не поверю, что все
это рассказали вам какие
-
то старые часы!
Это жестоко и, уж если на то пошло, от
-
дает шарлатанством!
-
Мой дорогой Уотсон,
- сказал мягко
Хо
л
мс,
- простите меня, ради Бога. Решая
вашу задачу, я забыл, как близко она вас
касается, и не подумал, что упоминание о
вашем брате будет тяжело для вас. Но,
уверяю вас, я ничего не знал о существо
-
вании вашего брата до той минуты, пока
не увидел часы.
-
Тогда объясните мне, как вы все это
уз
нали. Ваш рассказ о моем брате соотве
-
тствует действительности до мельчайших
подробностей.
-
Счастливое совпадение. Я мог только
предполагать с той или иной степенью
ве
роятности, но оказалось, что так все и
было.
-
Но это не просто догадка?
-
Разумеется, нет. Я никогда не гадаю.
Оче
нь дурная привычка: действует гибе
-
льно на способность логически мыслить.
Вы поражены, потому что не видите хода
моих мыслей, а мелкие факты для вас не
существуют. А ведь именно на них, как
правило, строится рассуждение. Вот, на
-
пример, мой первый вывод
- что вашему
брату была несвойственна аккуратность.
Если вы внимательно рассмотрите тыль
-
ную сторону часов, то заметите, что фу
-
тляр не только в двух местах помят, ной
сильно поцарапан чем
-
то твердым, на
-
пример, ключом или монетами, которые
ваш брат носил в одном кармане с часа
-
ми. Ясно, что не надо быть семи пядей во
лбу, чтобы предположить, что человек,
обращающийся с часами, стоящими пя
-
ть
десят гиней, таким беспардонным об
-
разом, аккуратностью не отличается. Не
-
трудно также сообразить, что если чело
-
век получил по наследству такие дорогие
часы, то, значит, и само наследство было
не маленькое.
Я кивнул, чтобы показать, что слушаю
его со вниманием.
-
В английском ломбарде, когда берут в
залог часы, номер квитанции обычно на
-
носят иглой на внутреннюю сторону кры
-
шки. Это гораздо удобнее всяких ярлы
-
ков. Нет опасности, что ярлык потеряет
-
ся или что его подменят. На этих часах я
разглядел при помощи лупы не менее
четырех таких номеров. Вывод
- ваш брат
часто оказывался на мели. Второй вы
-
вод
- время от времени ему удавалось по
-
править свои дела, иначе он не смог бы
выкупить заложенные часы. Наконец, вз
-
гляните на нижнюю крышку, в которой
отверстие для ключа. Смотрите, сколько
царапин, это следы ключа, которым не
сразу попадают в отверстие. У человека
не
пьющего таких царапин на часах не
бы
вает. У пьяниц они есть всегда. Ваш
брат заводил часы поздно вечером, и вон
сколько отметин оставила его нетвердая
рука. Что же во всем этом чудесного и та
-
инственного?
-
Да, теперь и я вижу, что все очень про
-
сто. И сожалею, что был несправедлив. Я
должен был больше доверять вашим иск
-
лючительным способностям. Можно мне
задать один вопрос: есть ли у вас сейчас
на руках какое
-
нибудь интересное дело?
-
Нет. Отсюда и кокаин. Я не могу жить
без напряженной умственной работы.
Ис
чезает цель жизни. Посмотрите в ок
-
но. Как уныл, отвратителен и безнадежен
мир! Посмотрите, как желтый туман клу
-
бится по улице, обволакивая грязно
-
ко
-
ри
чневые дома. Что может быть более
про
заично и грубо материально? Какая
польза от исключительных способностей,
доктор, если нет возможности применять
их? Преступление скучно, существование
скучно, ничего не осталось на земле, кро
-
ме скуки.
Я открыл было рот, чтобы возразить на
его тираду, но в дверь громко постучали,
и в комнату вошла хозяйка, неся на мед
-
ном подносе визитную карточку.
-
Вас спрашивает молодая девушка, сэр,
-
обратилась хозяйка к моему другу.
-
Мисс Мэри Морстен,
- ответил он.
- Хм,
это имя мне незнакомо. Пригласите, по
-
жалуйста, мисс Морстен войти, миссис
Ха
дсон. Не уходите, доктор. Я хочу, что
-
бы вы остались.
Глава II.
Мы знакомимся с делом
исс Морстен вошла в комнату лег
-
ким, уверенным шагом, держась
спокойно и непринужденно. Это
была совсем молодая девушка, бло
-
ндинка, хрупкая, изящная, одетая с бе
-
зупречным вкусом и в безупречно чистых
перчатках. Но в ее одежде была заметна
та скромность, если не простота, которая
наводит на мысль о стесненных обстоя
-
тельствах. На ней было платье из тем
-
но
-
серой шерсти, без всякой отделки, и
маленькая шляпка того же серого тона,
которую слегка оживляло белое перышко
сбоку. Лицо ее было бледно, а черты не
отличались правильностью, но зато вы
-
ражение этого лица было милое и распо
-
лагающее, а большие синие глаза свети
-
лись одухотворенностью и добротой. На
своем веку я встречал женщин трех ко
н
-
тинентов, но никогда не доводилось мне
видеть лица, которое так ясно свидетель
-
ствовало бы о благородстве и отзывчиво
-
М
сти души. Когда мисс Морстен садилась
на стул, который Холмс предложил ей, я
заметил, что руки и губы ее дрожат, ви
-
димо, от сильного внутреннего волнения.
-
Я пришла именно к вам, мистер Хо
л
-
мс,
- начала наша гостья,
- потому что это
вы помогли моей хозяйке миссис Сесил
Форрестер распутать одну семейную ис
-
то
рию. Она до сих пор не может забыть
вашу доброту и ваш ум.
-
Миссис Сесил Форрестер?
- повторил
задумчиво Холмс.
- Помню, что мне дей
-
с
т
вительно удалось немного помочь ей.
Случай, однако, был весьма простой.
-
Миссис Форрестер о нем другого мне
-
ния. Но зато о деле, которое привело м
е
-
ня к вам, вы этого не скажете. Трудно во
-
образить себе ситуацию более странную
и необъяснимую, чем та, в которой я очу
-
тилась.
Холмс потер руки, и глаза у него заблес
-
тели. Он подался вперед на своем крес
ле,
его резко очерченные, ястребиные че
рты
приняли выражение самого на
п
ряже
н
но
-
го внимания.
-
Изложите ваше дело,
- сказал он су
-
хим, деловым тоном.
Я почувствовал себя неловко и, подни
-
маясь со стула, сказал:
-
С вашего позволения, я покину вас?
К моему удивлению, мисс Морстен ос
-
та
новила меня, подняв затянутую в пер
-
чатку руку.
-
Если ваш друг останется,
- сказала она,
-
он окажет мне неоценимую услугу.
Я опять сел, мисс Морстен продолжала:
-
Вкратце дело состоит в следующем.
Мой отец служил офицером в одном пол
-
ку в Индии. Когда я была совсем малень
-
кой, он отправил меня в Англию. Мать
моя умерла, родственников в Англии у
нас не было, и отец поместил меня в
один из лучших частных пансионов в
Эдинбурге. Там я воспитывалась до сем
-
надцати лет. В 1878 году мой отец, быв
-
ший в то время старшим офицером пол
-
ка, получил годичный отпуск и приехал в
Англию. Он дал мне телеграмму из Лон
-
дона, что доехал благополучно, остано
-
ви
лся в гостинице «Лэнем» и очень ждет
меня. Каждое слово в телеграмме
- я оче
-
нь хорошо помню ее
- дышало отцовской
любовью и заботой. Приехав в Лондон, я
прямо с вокзала отправилась в гостини
-
цу. Там мне сказали, что капитан Мор
-
стен действительно остановился у них, но
что накануне вечером он ушел куда
-
то и
до сих пор не возвращался. Весь день я
ждала от него известий. Вечером по сове
-
ту администратора гостиницы я обрати
-
лась в полицию. На следующий день во
всех газетах появилось объявление об ис
-
чезновении моего отца, на которое мы не
получили никакого ответа. С того самого
дня и до сих пор я ни слова не слыхала о
моем несчастном отце. Он вернулся в Ан
-
глию, мечтая увидеть дочь, отдохнуть,
пожить счастливой, спокойной жизнью,
а вместо этого…
- Мисс Морстен прижала
руку к горлу, и сдавленное рыдание обо
-
рвало на полуслове фразу.
-
Когда это случилось?
- спросил Холмс,
открывая записную книжку.
-
Мой отец исчез 3 декабря 1878 года,
почти десять лет назад.
-
А его вещи?
-
Они остались в гостинице. В них не
бы
ло ничего, что помогло бы раскрыть
та
йну его исчезновения: одежда, книги,
много редких вещиц с Андаманских ост
-
ро
вов. Отец служил офицером в части,
несшей охрану тюрьмы.
-
Были ли у него в Лондоне друзья?
-
Я знала только одного: майора Шолто.
Они служили вместе в Тридцать четвер
-
том бомбейском пехотном полку. Майор
вышел в отставку, вернулся в Англию не
-
задолго до приезда моего отца и посели
-
лся в Аппер
-
Норвуде. Мы, конечно, свя
-
зались с ним, но он, оказывается, даже не
слыхал о возвращении своего друга.
-
Очень странное дело,
- заметил Холмс.
-
Но самое интересное впереди. Шесть
лет назад, именно 4 мая 1882 года, в «Та
-
й
мсе» появилось объявление о том, что
разыскивается мисс Морстен, адрес про
-
сили в ее интересах сообщить в «Тайме».
Я тогда только что поступила на место
компаньонки к миссис Сесил Форрестер.
Она посоветовала мне послать мой адрес
в отдел объявлений. И в тот же день, как
адрес появился в газете, я получила по
почте посылку
- небольшую картонную
ко
робочку. В ней оказалась очень круп
-
ная и красивая жемчужина, но никакой
даже самой маленькой записки, объясня
-
ющей, от кого подарок, в посылке не бы
-
ло. И с тех пор каждый год в один и тот
же день я получала по почте точно такую
коробку с точно таким жемчугом без вся
-
кого указания, кто отправитель. Я пока
-
зывала жемчуг ювелиру, и он сказал, что
это редкий и дорогой сорт. Вы и сами
сейчас увидите, как он красив.
Мисс Морстен открыла плоскую коро
-
бочку: там было шесть превосходных же
-
мчужин, каких я никогда не видел.
-
Очень интересно,
- проговорил Шер
-
лок Холмс.
- А не произошло ли с вами
еще чего
-
нибудь?
-
Да, не далее, как сегодня. Поэтому
-
то
я и пришла к вам. Утром я получила вот
это письмо. Прочитайте его.
-
Спасибо,
- сказал Холмс, беря письмо.
-
И конверт, пожалуйста. На штемпеле
- Ло
-
ндон, Юго
-
Запад, 7 июля. Гм! В углу
- от
-
печаток мужского большого пальца. Ве
-
ро
ятно, почтальона. Бумага самого луч
-
ше
го качества. Конверт
- шесть пенсов за
пачку. Человек со вкусом, по крайней ме
-
ре в этом отношении. Обратного адреса
нет.
«Будьте сегодня вечером у третьей ко
-
лонны, слева у входа в театр „Ли
це
ум“.
Если вы боитесь, возьмите с со
бой двоих
друзей. С вами поступили не
справе
д
ли
-
во. Это должно быть исп
ра
влено. По
ли
-
ции не сообщайте. Если вмешается поли
-
ция, все рухнет. Ваш доброжелатель
».
Н
-
да, действительно! Отличная, превос
-
ходнейшая загадка! Что вы собираетесь
делать, мисс Морстен?
-
Это как раз я и хотела у вас спросить.
-
Тогда, конечно, сегодня вечером мы
едем куда указано в письме. Вы, я и, ко
-
нечно, доктор Уотсон. Он самый подхо
-
дя
щий для этого человек. Ваш незнако
-
мый доброжелатель пишет, чтобы вы
привели с собой двоих друзей. А мы с
Уотсоном уже не раз работали вместе,
-
А доктор Уотсон согласится пойти?
-
спросила мисс Морстен, и я услыхал в ее
голосе чуть ли не мольбу.
-
Почту за честь и особое счастье,
- ска
-
зал я горячо,
- если смогу быть вам поле
-
зен!
-
Вы оба так добры ко мне,
- ответила
мисс Морстен.
- Я живу очень уединенно,
у меня нет друзей, на чью помощь я мог
-
ла бы рассчитывать. Так я приду к вам к
шести. Это не будет поздно?
-
Только не опаздывайте,
- ответил Хо
-
лмс.
- У меня к вам еще один вопрос. Ска
-
жите, это письмо написано тем же поче
р
-
ком, что и адрес на коробках с жемчужи
-
нами?
-
Они у меня с собой,
- ответила мисс
Морстен, вынимая из сумочки несколько
листов оберточной бумаги.
-
Вы идеальный клиент. У вас хорошая
интуиция. Ну посмотрим.
Он разложил листы на столе и стал вни
-
мательно разглядывать один за другим.
-
Почерк везде, кроме письма, изме
-
нен,
- сказал он вскоре.
- Но никакого со
-
мнения: все адреса и письмо написаны
одним человеком. Смотрите, «е» везде
оди
наково, обратите также внимание,
как изогнуто конечное «s». И там и здесь
видна одна рука. Я не хотел бы заронить
в вас ложную надежду, но скажите, мисс
Морстен, нет ли сходства между этим по
-
черком и рукой вашего отца?
-
Никакого.
-
Я так и думал. Так, значит, мы ждем
вас в шесть. Позвольте мне оставить у се
-
бя все эти бумаги. Я еще подумаю о ва
-
шем деле. Время у нас есть. Сейчас толь
-
ко половина четвертого. До свидания.
-
До свидания,
- ответила наша гостья и,
спрятав коробочку с жемчужинами за ко
-
рсаж и взглянув на нас обоих добрыми,
ясными глазами, ушла.
Стоя у окна, я смотрел, как она удаля
-
лась легким, быстрым шагом, пока серая
шляпка и белое перышко не затерялись в
серой толпе.
-
Какая очаровательная девушка!
- воск
-
ли
кнул я, повернувшись к моему другу.
Холмс опять разжег свою трубку и, при
-
крыв глаза, откинулся на спинку кресла.
-
Очаровательная?
- переспросил он апа
-
тично.
- Я не заметил.
-
Нет, Холмс, вы не человек, вы ариф
-
мо
метр!
- воскликнул я.
- Вы иногда про
-
сто поражаете меня!
Холмс мягко улыбнулся.
-
Самое главное
- не допускать, чтобы
личные качества человека влияли на ва
-
ши выводы. Клиент для меня
- некоторое
данное, один из компонентов проблемы.
Эмоции враждебны чистому мышлению.
Поверьте, самая очаровательная женщи
-
на, какую я когда
-
либо видел, была пове
-
шена за убийство своих троих детей. Она
отравила их, чтобы получить деньги по
страховому полису. А самую отталкиваю
-
щую наружность среди моих знакомых
имел один филантроп, истративший по
-
чти четверть миллиона на лондонских
бедняков.
-
Но на сей раз…
-
Я никогда не делаю исключений. Иск
-
лю
чения опровергают правило. Послу
-
ша
йте, Уотсон, вам когда
-
нибудь прихо
-
дилось заниматься изучением характера
по почерку? Что вы можете сказать об
этом?
-
Почерк разборчивый и правильный,
-
ответил я,
- по
-
видимому, принадлежит
человеку деловому и с сильным характе
-
ром.
Холмс покачал головой.
-
Посмотрите на высокие буквы,
- ска
-
зал он.
- Они едва выступают над строч
-
кой: «d» можно принять за «а», а «l» за
«е». Человек с сильным характером мо
-
жет писать очень неразборчиво, но высо
-
кие буквы у него действительно высокие.
Наш корреспондент букву «к» везде пи
-
шет по
-
разному, а заглавные буквы та
-
ковы, что можно предположить в его ха
-
рактере амбицию. Ну, ладно, я ухожу.
Мне надо навести кое
-
какие справки. Ре
-
комендую почитать в мое отсутствие эту
книгу
- замечательное произведение. «Му
-
ченичество человека» Уинвуда Рида. Я
ве
рнусь через час.
Я сидел возле окна с книгой в руках, но
мысли мои были далеко от смелых рассу
-
ждений автора. Я вспоминал нашу недав
-
нюю посетительницу
- ее улыбку, краси
-
вый грудной голос. Необъяснимая тайна
омрачила ее жизнь. Ей было семнадцать
лет, когда исчез ее отец, значит, сейчас
ей двадцать семь
- прекрасный возраст,
когда робкая застенчивость юности уже
прошла и жизнь уже немного остудила
голову. Так я сидел и размышлял, пока
мои мысли не приняли столь опасное
направление, что я поспешил за письме
-
нный стол и яростно набросился на толь
-
ко что появившийся курс патологии. Как
я мог, простой армейский хирург с про
-
стреленной ногой и тощим кошельком,
как осмелился мечтать о подобных ве
-
щах? Она была неким данным, одним из
компонентов проблемы
- ничего больше.
Если будущее мое черно, то лучше ду
-
мать о нем с холодным спокойствием,
как подобает мужчине, а не расцвечивать
его пустой игрой воображения.
Глава III.
В поисках решения
олмс возвратился в половине ше
-
стого. Он был оживлен, весел и
бодр
- так обычно сменялись его
приступы черной меланхолии.
Х
-
В этом деле нет ничего загадочного,
-
сказал он, беря из моих рук чашку чаю,
которую я ему налил.
- Факты, по
-
види
-
мому, допускают только одно объясне
-
ние.
-
Вы уже нашли разгадку?!
-
Ну, это еще рано утверждать. Пока я
нашел одну чрезвычайно важную деталь.
Она позволяет предположить многое, но
многое еще предстоит и выяснить. Я то
-
ль
ко что обнаружил, просмотрев подши
-
в
ку «Таймса», что майор Шолто из Ап
-
пер
-
Норвуда, служивший в Тридцать че
-
т
в
ертом бомбейском пехотном полку,
умер 28 апреля 1882 года.
-
Вы, вероятно, Холмс, сочтете меня ту
-
пицей, но я не вижу в этом ничего осо
-
бенного.
-
Не видите? Вы поражаете меня, Уот
-
сон. Ну, ладно, посмотрим на дело с дру
-
гой стороны. Итак, капитан Морстен ис
-
чез. Единственный человек в Лондоне,
кого он мог навестить,
- майор Шолто.
Но майор Шолто сказал, что о приезде
Морстена в Англию ничего не слышал. А
через четыре года майор умирает. Прохо
-
дит неделя после его смерти, и дочка
капитана Морстена получает ценный по
-
дарок. Через год еще один, потом еще. И
так несколько лет подряд, пока не прихо
-
дит письмо, где сказано, что с ней посту
-
пили несправедливо. Это, безусловно, на
-
мек на исчезновение ее отца. Зачем бы
наследники Шолто стали посылать ей
драгоценные подарки, если бы они не
знали какой
-
то тайны и если бы не хоте
-
ли за что
-
то вознаградить мисс Морстен?
Можете ли вы как
-
нибудь по
-
другому об
ъ
-
я
снить и связать воедино все эти факты?
-
Но какое странное вознаграждение! И
в какой странной форме оно предложе
-
но! Почему он прислал свое письмо сей
-
час, а не шесть лет назад? Кроме того, в
письме говорится, что несправедливость
должна быть заглажена. Какая несправе
-
д
ливость? Ведь не может же быт», что
отец ее жив. Значит, он имеет в виду что
-
то другое.
-
Да, в этой истории есть еще темные
места,
- задумчиво проговорил Холмс.
-
Но наша сегодняшняя поездка все объяс
-
нит. А вот и мисс Морстен. Слышите, по
-
дъехал кэб. Вы готовы? Тогда идемте.
Уже седьмой час.
Я взял шляпу и свою самую толстую
тро
сть. Холмс, я заметил, достал из ящи
-
ка письменного стола револьвер и сунул
его в карман. Было ясно, что нашу ноч
-
ную поездку он считает делом серье
з
-
ным.
На мисс Морстен был темный плащ, ее
милое лицо было бледно, но спокойно.
Она не была бы представительницей сла
-
бого пола, если бы наше странное путе
-
шествие не вызвало у нее тревоги, но са
-
мообладание ее было поразительно, и
она охотно отвечала на вопросы Шерло
-
ка Холмса.
-
Майор Шолто был очень близкий друг
моего отца. В своих письмах отец неиз
-
менно упоминал о майоре. Они вместе
слу
жили офицерами в охранных войсках
на Андаманских островах и, таким обра
-
зом, много времени проводили вместе.
Между прочим, в письменном столе отца
был найден один очень странный доку
-
мент. Никто не мог понять, что это такое.
Я не знаю, имеет ли он к этой истории от
-
ношение, но на всякий случай захватила
его с собой. Может быть, вам будет ин
-
тересно взглянуть на него. Вот он.
Холмс развернул сложенный в несколь
-
ко раз лист бумаги и осторожно разгла
-
дил его у себя на коленях. Затем с помо
-
щью лупы он стал очень тщательно ра
с
-
сматривать его.
-
Бумага сделана в Индии,
- сказал он.
-
Какое
-
то время лист был приколот кноп
-
ками к доске. На нем набросан план од
-
ного крыла какого
-
то большого дома с
многочисленными комнатами, коридо
-
ра
ми и переходами. В одном месте крас
-
ными чернилами поставлен крестик, над
ним полуистершаяся надпись каранда
-
шом «3,37 слева». В левом углу странный
иероглиф, похожий на четыре написан
-
ных в ряд креста, перекладины которых
соприкасаются, за ним грубым, размаши
-
стым почерком стоит: «Знак четырех
-
Джо
натан Смолл, Мохаммед Сингх, Аб
-
дулла Хан, Дост Акбар». Не понимаю, ка
-
кое это может иметь отношение к вашей
истории? Однако, по
-
видимому, это важ
-
ный документ. Его заботливо хранили в
записной книжке, так как обе его сторо
-
ны чистые.
-
Мы и нашли его в записной книжке,
-
Не потеряйте его, мисс Морстен. Мо
-
жет быть, он еще нам пригодится. Я на
-
чинаю думать, что это дело более слож
-
ное и запутанное, чем мне показалось
сна
чала. Я должен заново все обдумать.
Холмс откинулся на спинку сиденья, по
его сдвинутым бровям и отсутствующему
взгляду я понял, что он напряженно ду
-
мает. Мы с мисс Морстен говорили впол
-
голоса о нашем путешествии и о том, чем
оно может кончиться, а наш спутник всю
дорогу хранил непроницаемое молчание.
Был сентябрьский вечер, около семи ча
-
сов. С самого утра стояла отвратительная
погода. И сейчас огромный город окуты
-
вала плотная пелена тумана, то и дело
переходящего в дождь. Мрачные, грязно
-
го цвета тучи низко нависли над грязны
-
ми улицами. Фонари на Стрэнде расплы
-
вались дымными желтыми пятнами, от
-
брасывая на мокрый тротуар поблескива
-
ющие круги. Освещенные окна магази
-
нов бросали через улицу, полную пеше
-
ходов, полосы слабого, неверного сия
-
ния, в котором, как белые облака, клу
-
бился туман. В бесконечной процессии
лиц, проплывавших сквозь узкие коридо
-
ры света,
- лиц печальных и радостных,
угрюмых и веселых,
- мне почудилось
что
-
то жуткое, будто двигалась толпа
привидений. Как весь род человеческий,
они возникали из мрака и снова погру
-
жались во мрак. Я человек не впечатли
-
тельный, но этот унылый, тягостный ве
-
чер и наше странное путешествие подей
-
ствовали мне на нервы, и мне стало не по
себе. Я видел, что и мисс Морстен испы
-
тывает то же. Один Холмс, казалось, не
замечал ничего. Он держал на коленях
открытую записную книжку и время от
времени заносил туда какие
-
то цифры и
заметки при свете карманного фонарика.
У боковых входов театра «Лицеум» тол
-
пилось уже много народу, к главному
входу нескончаемым потоком подъезжа
-
ли двуколки и кареты, из которых выхо
-
дили мужчины с белой накрахмаленной
грудью и женщины, закутанные в шали и
сверкающие бриллиантами. Едва мы до
-
стигли третьей колонны
- назначенного
места встречи, как от нее отделился ни
-
зенький, смуглый, вертлявый человек в
одежде кучера и подошел к нам.
-
Вы вместе с мисс Морстен?
- спросил
он.
-
Я мисс Морстен, а эти джентльмены
-
мои друзья.
Незнакомец посмотрел на нас очень
внимательным, пронизывающим наск
-
возь взглядом.
-
Простите меня, мисс,
- сказал он нас
-
тойчиво,
- но я прошу вас дать слово, что
никто из ваших друзей не служит в поли
-
ции.
-
Даю вам слово,
- спокойно ответила
мисс Морстен.
Человек пронзительно свистнул, и ка
-
кой
-
то уличный мальчишка подвел к нам
стоявший на той стороне кэб и отворил
дверцу. Наш собеседник вскочил на коз
-
лы, мы сели внутрь. Возница взмахнул
вожжами, и кэб с бешеной скоростью по
-
катил сквозь туман.
Ситуация была несколько необычной.
Мы ехали неизвестно куда и неизвестно
зачем. Или вся эта история была мисти
-
фикацией, чьей
-
то шуткой, чего не было
никаких оснований предполагать, или,
что было более похоже на истину, нам
предстояло узнать что
-
то очень важное.
Мисс Морстен держала себя по обыкно
-
вению спокойно и сдержанно. Я пытался
ободрить ее рассказами о своих приклю
-
чениях в Афганистане, но, сказать по
правде, меня самого так взволновала эта
поездка и так разбирало любопытство,
что мои истории были, пожалуй, неско
-
лько путанны. Мисс Морстен и по сей
день утверждает, что я рассказал ей тогда
занятный случай, как однажды глубокой
ночью ко мне в палатку заглянул мушкет
и я дуплетом уложил его из двуствольно
-
го тигренка. Сперва я еще мог уследить,
куда мы едем, но очень скоро благодаря
быстроте, с которой мы мчались, туману,
а также моему плохому знания Лондона
я перестал ориентироваться и мог ска
-
зать только, что мы едем уже очень дав
-
но. Шерлок Холмс, однако, не терял на
-
правления и то и дело шепотом называл
площади и улицы, по которым мы проно
-
сились.
-
Рочестер
-
роуд,
- говорил он.
- А вот и
Винсент
-
сквер. Выезжаем на Воксхолл
-
бридж
-
роуд. Очевидно, мы едем в Суррей.
Да, пожалуй, что туда. Проезжаем мост.
Смотрите, в проемах блестит вода.
И в самом деле, внизу блеснула темная
вода Темзы, в которой отражаются за
-
жженные фонари, но вот кэб уже на дру
-
гом берегу, мчится по запутанному лаби
-
ринту узких, извилистых улочек.
-
Уондсуэрт
-
роуд,
- говорит Холмс.
- Пра
-
йори
-
роуд, Ларк
-
холл
-
лейн, Стокуэлл
-
плейс, Роберт
-
стрит, Коулд
-
харбор
-
лейн.
А цель нашего путешествия лежит, каже
-
тся, не в фешенебельной части города.
Мы действительно проезжали через
один из самых мрачных и подозритель
-
ных районов Лондона. Слева и справа тя
-
нулись ряды унылых кирпичных домов,
однообразие которых нарушали только
ярко освещенные трактиры непрезента
-
бельного вида на углах улиц. Затем по
-
шли двухэтажные виллы с миниатюрны
-
ми садиками перед домом, затем снова
бесконечные ряды новых безвкусных ки
-
р
пичных зданий
- чудовищные щупаль
-
ца, которые протягивает во все стороны
город
-
гигант.
Наконец кэб остановился у третьего до
-
ма совсем новой улицы. Ни один из сосе
-
дних домов не был обитаем. Тот, у кото
-
рого мы остановились, был такой же тем
-
ный, как и соседние, не считая светлого
окошка в кухне. Мы постучали, нам тот
-
час открыл слуга
-
индус в желтом тюрба
-
не и белом свободном платье, подпоясан
-
ном желтым кушаком. Было странно ви
-
деть эту экзотическую фигуру в дверях
третьеразрядного лондонского загород
-
но
го дома.
-
Сагиб ждет вас,
- сказал он, и в тот же
миг из внутренних комнат послышался
тонкий, пронзительный голос:
-
Проведите их ко мне. Немедленно
проведите их ко мне!
Глава IV.
История человечка с лысиной
ы последовали за индусом по ску
-
дно освещенному и почти пусто
-
му мрачному коридору. У двери
справа он остановился и распах
-
нул ее настежь. В глаза нам ударил яркий
желтый свет. Посреди комнаты стоял ма
-
ленький человечек с вытянутой головой.
Блестящую лысину, торчащую, как голая
вершина горы в окружении сосен, обрам
-
ляли рыжие волосы. Он стоял, потирая
ру
ки, черты его лица находились в посто
-
янном движении: он то улыбался, то хму
-
рился, ни на минуту не оставаясь в покое.
Природа наделила его отвислой нижней
губой и выдающимися желтыми и неров
-
ными зубами, которые он безуспешно
пы
тался прикрыть, то и дело поглаживая
рукой нижнюю часть лица. Несмотря на
столь заметную лысину, он производил
впечатление молодого человека. Ему и
бы
ло в действительности около тридцати
лет.
М
-
К вашим услугам, мисс Морстен,
- по
-
вторял он тонким, высоким голосом.
- К
вашим услугам, господа. Прошу вас, вхо
-
дите в кабинет затворника. Как видите,
мисс, мой кабинет мал, но зато я все в
нем устроил по собственному вкусу. Оа
-
зис искусства среди мерзости запустения
Южного Лондона.
Мы были поражены видом комнаты,
куда он нас приглашал. В этом мрачном
доме она походила на бриллиант чистой
воды в медной оправе: на окнах шелко
-
вые занавеси, гобелены, картины в тяже
-
лых рамах, восточные вазы. Ковер на по
-
лу был в янтарных и черных тонах и та
-
кой толстый, пушистый и мягкий, что
ноги утопали в нем по щиколотку, как во
мху. Поверх ковра были брошены две бо
-
льшие тигровые шкуры, которые вместе с
огромным кальяном, стоящим в углу на
подстилке, создавали в комнате ощуще
-
ние восточной роскоши. На почти неви
-
димой золотой проволоке в центре ком
-
наты висела серебряная лампа в виде го
-
лубя. Она горела, наполняя комнату тон
-
ким, легким ароматом.
-
Мистер Таддеуш Шолто,
- проговорил
маленький человечек, все так же дерга
-
ясь и улыбаясь.
- Так меня зовут. Вы, ко
-
не
чно, мисс Морстен. А эти джентльме
-
ны…
-
Мистер Шерлок Холмс и доктор Уот
-
сон.
-
Доктор, а!
- воскликнул человечек, яв
-
но обрадованный.
-
А у вас есть с собой стетоскоп? Можно
ли попросить вас об одном одолжении?
Не будете ли вы столь любезны? У меня,
видите ли, существует подозрение, что
мой митральный клапан не в порядке.
Насчет аорты я не беспокоюсь, но вот ми
-
тральный клапан! Я бы хотел узнать ва
-
ше о нем мнение.
Я выслушал его сердце, но не нашел ни
-
каких отклонений от нормы, если не счи
-
тать того, что человечек был чем
-
то до
по
лусмерти напуган
- его трясло с головы
до ног.
-
Митральный клапан в порядке,
- ска
-
зал я.
- У вас нет причин тревожиться.
-
Вы должны извинить мне мою трево
-
гу, мисс Морстен,
- галантно сказал чело
-
вечек.
- Я великий страдалец. И я уже
давно подозреваю
- с моим митральным
кла
паном что
-
то неладное. И счастлив
слы
шать, что мои подозрения беспочвен
-
ны. Если бы, мисс Морстен, ваш отец ща
-
дил свое сердце, он был бы все еще жив.
Я чуть не дал ему пощечину, так разо
-
злил он меня своим грубым и бесцере
-
монным прикосновением к столь дели
-
катному предмету. Мисс Морстен села,
ли
цо ее побледнело так, что даже губы
стали белые.
-
Я сердцем чувствовала, что моего отца
нет в живых,
- проговорила она.
-
Я вам все
-
все объясню,
- сказал чело
-
вечек.
- Больше того, я исправлю причи
-
ненную вам несправедливость. Я обяза
-
тельно это сделаю, что бы ни говорил
мой брат Бартоломью. Я очень рад ви
-
деть у себя ваших друзей не только как
ваших телохранителей, но и как свидете
-
лей всего, что я сегодня собираюсь сказа
-
ть и сделать. Мы трое в состоянии ока
-
зать решительное сопротивление брату
Бартоломью. Но пусть не будет свидете
-
лей
- ни полиции, ни понятых. Мы все
хо
рошо уладим между собой, не вмеши
-
вая никого постороннего. Ничто так си
-
ль
но не может рассердить брата Бартоло
-
мью, как огласка,
- сказал человечек и
сел на низкую софу, вопросительно при
-
щурив на нас свои близорукие, водяни
-
стые голубые глаза.
-
Что касается меня,
- сказал Шерлок
Холмс,
- то готов вас заверить: все вами
сказанное дальше меня не пойдет.
Я в знак согласия кивнул.
-
Ну и прекрасно, ну и прекрасно! Поз
-
вольте предложить вам рюмку кьянти,
мисс Морстен, или, быть может, токай
с
-
кого? Других вин я не держу. Прикажете
открыть бутылку? Нет? Тогда, я надеюсь,
вы не станете возражать, если я закурю?
Вас не обеспокоит табачный дым, легкий
бальзамический аромат восточного таба
-
ка? Я немного нервничаю, а мой кальян
-
несравненное успокаивающее средство.
Он приладил к большому сосуду трубку,
и дым весело забулькал в розовой воде.
Мы сидели полукругом, вытянув головы
и уперев подбородки в ладони, а стран
-
ный дергающийся человечек с блестя
-
щей куполообразной лысиной сидел в
це
нтре и нервно курил кальян.
-
Решив послать вам это приглашение,
-
сказал он наконец,
- я мог бы, конечно,
просто написать в письме мой адрес, но я
побоялся, что вы оставите без внимания
мою просьбу и пригласите с собой не тех
людей. Поэтому я позволил себе назна
-
чи
ть вам это свидание у театра с моим
слугой Уильямом, которому полностью
доверяю. Ему были даны инструкции,
что если он что
-
нибудь заподозрит, пусть
едет домой один. Вы простите мне эту
предосторожность, но я человек, склон
-
ный к уединению и, если можно так ска
-
зать, утонченный, а ничего более прозаи
-
ческого, чем полиция, нет. У меня ин
с
ти
-
нктивное отвращение ко всяким прояв
-
лениям грубого материализма. Я редко
вс
тупаю в соприкосновение с чернью.
Как видите, я живу окруженный самой
изысканной обстановкой. Я могу назвать
себя покровителем искусств. Это моя сла
-
бость. Пейзаж на стене
- подлинный Ко
-
ро, и если знаток мог бы, пожалуй, оспа
-
ривать подлинность вот этого Сальватора
Роза, то насчет вон того Бугро не может
быть и сомнения. Я поклонник современ
-
ной французской школы.
-
Простите меня, мистер Шолто,
- сказа
-
ли мисс Морстен,
- я здесь по вашей про
-
сь
бе, вы хотели что
-
то рассказать мне.
Се
йчас уже очень поздно, и мне бы хоте
-
лось, чтобы наш разговор был как можно
короче.
-
Но он все
-
таки займет у нас какое
-
то
время,
- ответил наш хозяин.
- Ибо мы,
без всякого сомненья, должны будем по
-
ехать в Норвуд к моему брату Бартоло
-
мью. Мы поедем все вместе и попытаем
-
ся одолеть его упрямство. Он очень сер
-
дит на меня за то, что я повел дело так,
как считаю наиболее справедливым. Вче
-
ра вечером мы с ним сильно поспорили.
Вы не представляете себе, каким ужас
-
ным бывает мой брат, когда сердится.
-
Если нам предстоит ехать в Норвуд,
так не лучше ли отправиться немедлен
-
но,
- осмелился предложить я. Человечек
рассмеялся так, что у него покраснели
уши.
-
Ну нет, это вряд ли получится!
- вос
к
-
ликнул он.
- Я не знаю, как мой брат вос
-
примет ваш приезд. Поэтому я должен
сперва приготовить вас, объяснить, в ка
-
ких мы стоим отношениях друг к другу.
Прежде всего я должен заметить, что в
этой истории имеются моменты, которые
для меня самого остаются тайной. Стало
быть, я вам расскажу не все, а только то,
что известно мне самому.
Мой отец, как вы уже догадались,
- май
-
ор Джон Шолто, служивший некогда в
Индии в колониальных войсках. Одинна
-
дцать лет назад он подал в отставку, вер
-
нулся в Англию и поселился в усадьбе
Пондишери
-
Лодж в Аппер
-
Норвуде. В
Ин
дии он разбогател и вернулся домой с
богатой коллекцией восточных редкос
-
тей и целым штатом туземных слуг. Та
-
ким образом, он смог купить себе дом и
зажил, окруженный роскошью. Других
де
тей, кроме меня и моего брата
-
близне
-
ца Бартоломью, у него не было.
Я очень хорошо помню, какие чувства
вызвало у нас исчезновение капитана
Мо
рстена. О том, что он исчез, мы узнали
из газет, а так как капитан Морстен был
другом нашего отца, мы с братом обсу
-
ждали происшествие в его присутствии.
Он обычно присоединялся к нам и гадал,
что же в действительности произошло.
Мы ни на один миг ни подозревали, что
тайна исчезновения капитана похороне
-
на в его груди. Что из всех людей ему од
-
ному была известна судьба Артура Мор
-
стена.
Но мы, однако, знали, что какая
-
то тай
-
на тяготеет над нашим отцом, какая
-
то
несомненная опасность угрожает ему. Он
очень боялся выходить один и в качестве
привратников в Пондишери
-
Лодж всегда
держал бывших профессиональных бок
-
серов. Уильям, который привез вас сего
-
дня, один из них. Он был когда
-
то чем
-
пионом Англии в легком весе. Наш отец
никогда не говорил нам, чего он боится.
Но из его поведения было ясно, что он
смертельно боится людей на деревянной
ноге. Однажды он выстрелил из пистоле
-
та в человека на деревяшке, который ока
-
зался всего
-
навсего безобидным торгов
-
цем; чтобы замять дело, отцу пришлось
заплатить большие деньги. Мы с братом
склонны были считать это простой при
-
чудой отца, но последующие события за
-
ставили нас изменить мнение.
В начале 1882 года мой отец получил из
Индии письмо, которое как громом пора
-
зило его. Он чуть не лишился сознания,
когда распечатал его утром за завтраком,
и с того дня до самой смерти он так и не
оправился. Что было в том письме, мы
так никогда и не узнали, но когда он дер
-
жал его, я успел заметить, что это была
скорее коротенькая записка, кое
-
как на
-
царапанная. Наш отец уже много лет
страдал хронической нервной болезнью.
Теперь же состояние его резко ухудши
-
лось, он стал на глазах слабеть, и в конце
апреля врачи предупредили нас, что на
-
дежды на выздоровление нет. Нас позва
-
ли к отцу, он хотел сказать нам свое по
-
следнее слово.
Когда мы вошли в комнату, отец сидел
на постели в подушках и тяжело дышал.
Он попросил нас запереть дверь на замок
и подойти к его постели с обеих сторон.
Взяв нас обоих за руки, он заговорил го
-
лосом, надломленным волнением и бо
-
лью, и мы с братом услыхали поразите
-
льное признание, которое я попытаюсь
воспроизвести дословно.
«Есть только одно,
- начал он,
- что тя
-
готит мою душу в эту торжественную ми
-
нуту. Это несправедливость, которую я
допустил по отношению к бедной сиро
-
те
- дочери Морстена. Проклятая жадно
-
сть, которая была неотступным пороком
всю мою жизнь, лишила ее сокровищ, по
крайней мере той их части, которая по
справедливости принадлежит ей. Но и я
сам ни на что не употребил их, так слепа
и глупа алчность. Самое чувство владе
-
ния сокровищами так было приятно мне,
что я не мог ни с кем поделить их. Види
-
те жемчужные четки рядом с пузырьком
хины? Даже с ними я не могу расстаться,
хотя я и вынул их специально, чтобы по
-
слать ей. Вы, мои сыновья, должны буде
-
те отдать принадлежащую ей часть со
-
кровищ Агры. Но ничего не отдавайте,
да
же эти четки, пока не закроете мне гла
-
за. Ведь бывало, что человек стоит одной
ногой в могиле и все
-
таки остается жив.
Я расскажу вам, как умер Морстен,
-
продолжал он.
- Много лет он страдал бо
-
лезнью сердца, но скрывал это от всех,
кроме меня. В Индии мы с ним благода
-
ря удивительному стечению обстояте
ль
-
ств стали обладателями огромного богат
-
ства, которое я, выйдя в отставку, увез в
Англию. Скоро вернулся в Англию и Мо
-
рстен и в день возвращения явился ко
мне за своей долей. Со станции он при
-
шел в Пондишери
-
Лодж пешком, его
впу
стил мой преданный слуга старик Лал
Човдар, которого уже нет в живых. У нас
с Морстеном вышла ссора из
-
за того, как
поделить сокровища. Морстен в приступе
ярости вскочил со стула, лицо у него вд
-
руг почернело, он прижал руку к сердцу,
упал навзничь, ударившись головой об
угол ларца, в котором хранились сокро
-
ви
ща. Когда я нагнулся над ним, то, к
ужасу своему, обнаружил, что он мертв.
Долгое время я оставался в растерянно
-
сти, не зная, что делать. Первым моим
по
буждением было, конечно, позвать на
помощь, но я понимал, что имеются все
основания подозревать меня в убийстве.
Смерть в момент ссоры, глубокая рана на
голове
- все это было против меня, К тому
же официальное расследование неминуе
-
мо занялось бы сокровищами, а у меня
были веские основания никого не посвя
-
щать в их тайну. Морстен сказал мне, что
ни одна душа на свете не знает, куда он
поехал. И я стал склоняться к мысли, что
нет надобности, чтобы хоть одна душа
узнала это.
Я все еще пребывал в полной растерян
-
ности, как вдруг, подняв голову, увидел в
дверях моего слугу Лал Човдара. Он не
-
слышно скользнул в комнату и запер за
собой дверь.
-
Не бойтесь, сагиб,
- сказал он.
- Никто
не узнает, что вы убили его. Спрячем его
подальше
- и концы в воду.
-
Но я не убивал!
- запротестовал я.
-
Я все слышал,
- улыбаясь, покачал го
-
ловой Лал Човдар.
-
Я слышал, как вы ссорились, слышал
звук удара. Но на губах моих печать мол
-
чания. Все в доме спят. Давайте вместе
унесем его.
И я решился. Если мой собственный
слуга не верит мне, как можно рассчиты
-
вать, что в твою невиновность поверят
двенадцать глупых торговцев в камере
присяжных? В ту же ночь мы с Лал Чов
-
даром спрятали тело, а через несколько
дней все лондонские газеты были запол
-
нены сообщениями о таинственном ис
-
чезновении капитана Морстена. Из того,
что я рассказал вам, вы видите, что меня,
в сущности, не в чем винить. Но я скрыл
тело капитана, а сокровища, принадле
-
жа
вшие нам обоим, стал считать с того
дня своей нераздельной собственностью.
Поэтому я хотел бы, чтобы вы, мои сыно
-
вья, восстановили справедливость. На
-
кло
нитесь ко мне поближе, к самым гу
-
бам. Сокровища спрятаны…
- В этот мо
-
мент лицо его страшно исказилось, глаза
чуть не вылезли из орбит, челюсть отви
-
сла, и он закричал голосом, которого я
ни
когда не забуду: «Не пускайте его. Ра
-
ди всего святого, не пускайте!» Мы оба
взглянули в окно, куда был устремлен
его взгляд. Из темноты на нас глядело
ли
цо. Был хорошо виден побелевший
нос, прижатый к стеклу. Лицо, налитое
злобой, до бровей заросло бородой, глаза
смотрели угрюмо и жестоко. Мы с братом
бросились к окну, но лицо исчезло. Когда
мы вернулись к изголовью отца, голова
его поникла, пульс перестал биться.
В ту ночь мы обшарили весь сад, но ни
-
каких следов ночного вторжения не на
-
шли, кроме отпечатка одной ноги на цве
-
точной клумбе как раз под самым окном.
Если бы не этот единственный след, мы
могли бы подумать, что
-
то дикое, полное
злобы лицо
- плод нашего воображения.
Однако очень скоро мы обнаружили еще
и другие, значительно более осязаемые
признаки, что против нас действуют ка
-
кие
-
то таинственные силы. Однажды ут
-
ром окно в спальне моего отца оказалось
распахнутым, шкафы и сундуки переры
-
ты сверху донизу, и на его письменном
столе приколот обрывок бумаги, на кото
-
ром было нацарапано: «знак четырех».
Мы так и не узнали, кто был наш таи
н
-
ственный посетитель и что означают эта
слова. Насколько мы могли судить, ниче
-
го из вещей отца не пропало, хотя все
было перерыто вверх дном. Вполне есте
-
ственно, что это ночное посещение мы с
братом связали с теми страхами, которые
всю жизнь преследовали отца. Но кто это
был, до сих пор остается полнейшей за
-
гадкой.
Человечек замолчал, раскурил погас
-
ший кальян и несколько секунд глубоко
-
мысленно пускал дым. Мы все с неослаб
-
ным вниманием слушали его в высшей
степени удивительное повествование. Во
время короткого рассказа о смерти отца
мисс Морстен побелела, как мел, мне да
-
же на миг показалось, что она упадет в
обморок. Но, выпив воды, которую я на
-
лил из графина венецианского стекла,
стоявшего в углу на маленьком столике,
она поборола волнение. Шерлок Холмс с
отсутствующим выражением лица сидел,
откинувшись в кресле; из
-
под опущен
-
ных век было видно, как блестят его гла
-
за. Я посмотрел на него и не мог не вспо
-
мнить, что только сегодня он горько жа
-
ловался на скуку и однообразие жизни.
Теперь по крайней мере он получил про
-
блему, разрешение которой потребует
напряжения всех его удивительных спо
-
собностей. Мистер Таддеуш Шолто по
-
гля
дывал то на одного из нас, то на дру
-
гого, явно гордясь впечатлением, которое
произвел его рассказ. Попыхивая своей
непомерно длинной трубкой, он продол
-
жал:
-
Мой брат и я, как вы можете догадать
-
ся, были весьма взволнованы рассказом
отца о сокровищах. В течение нескольких
месяцев мы перерыли весь сад метр за
метром и ничего не нашли. Мысль, что
отец умер в тот самый миг, когда с уст его
были готовы сорваться слова, которые
сделали бы нас обладателями несметных
сокровищ, могла свести с ума. О разме
-
рах богатства мы судили по жемчужным
четкам. Относительно этих четок у нас с
братом возникло небольшое недоразуме
-
ние. Жемчужины были, по всей видимо
-
сти, очень дорогие, и он не желал с ними
расставаться, унаследовав, между нами
говоря, частично отцовскую слабость.
Кро
ме того, он полагал, что если еще
кто
-
нибудь узнает об этих четках, то пой
-
дут всякие сплетни, и тогда нам не мино
-
вать беды. Мне удалось только убедить
его разыскать адрес мисс Морстен и по
-
сы
лать ей через определенное время же
-
м
чужины по одной, чтобы по крайней
мере избавить ее от нужды.
-
У вас доброе сердце.
- Мисс Морстен с
признательностью посмотрела на рас
с
-
казчика.
- Это был великодушный посту
-
пок.
-
Но ведь мы были все равно как ваши
опе
куны,
- энергично замахал руками че
-
ловечек.
- Так по крайней мере считал я.
Но брат Бартоломью никак с этим не со
-
глашался. У нас было много денег. Я был
доволен тем, что мы имели. Вести себя
так низко по отношению к молодой деву
-
шке
- это дурной тон. Le mauvais gout
mene au crime. [2]
Как элегантно выража
-
ют французы подобные мысли! Наше ра
-
[2]
Дурной тон ведет к преступлению (франц.)
с
хождение зашло так далеко, что я пред
-
почел поселиться отдельно. Так я и поки
-
нул Пондишери
-
Лодж, взяв с собой ста
-
рого слугу
-
индуса и Уильяма. Но вчера я
узнал, что произошло событие огромной
важности: обнаружен тайник, где спрята
-
ны сокровища. Я немедленно дал знать
мисс Морстен, и теперь нам остается то
-
лько отправиться в Норвуд и потребовать
свою долю. Вчера вечером я сказал брату
Бартоломью, что написал мисс Морстен.
Так что незваными гостями мы не будем,
хотя и желанными тоже.
Мистер Шолто умолк, он сидел на своей
роскошной софе и подергивался. А мы,
не проронив ни слова, размышляли о
том неожиданном обороте, который по
-
лучило это таинственное дело. Первым
вскочил на ноги Шерлок Холмс.
-
Вы правильно вели себя, сэр, от нача
-
ла до конца,
- сказал он.
- Мы постараем
-
ся приоткрыть завесу над всем темным,
что есть в рассказанной вами истории, и
этим отблагодарить вас. Но, как только
что сказала мисс Морстен, уже поздно, и
нам лучше всего взяться за дело без про
-
медления.
Наш новый знакомый очень аккуратно
отвернул трубку с кальяна и достал из
-
за
занавески длинное пальто, отделанное
те
сьмой, с каракулевым воротником и
манжетами. Он застегнулся сверху дони
-
зу на все пуговицы, хотя вечер был теп
-
лый, даже душный, и нахлобучил на го
-
лову кроличий треух, так что боковые
клапаны плотно закрывали уши, оставив
острую подвижную мордочку.
-
Здоровье у меня хрупкое,
- объяснил
он нам, идя к выходу,
- я вынужден со
-
блюдать строгий режим.
Кэб ждал нас у ворот. Программа была,
по
-
видимому, составлена заранее: не ус
-
пе
ли мы расположиться внутри, как ло
-
ша
ди тронулись и помчались. Таддеуш
Шо
лто трещал без умолку, его резкий
высокий голос заглушал стук колес.
-
Бартоломью
- умная голова. Как, вы
ду
маете, он отыскал ларец с сокровища
-
ми? Он пришел к выводу, что раз ларца
нет снаружи, он должен быть где
-
то в до
-
ме. И он перемерил все комнаты, все ко
-
ридоры и чуланы, не оставив невымерен
-
ным ни дюйма. Оказалось, что высота
все
го дома семьдесят четыре фута, а если
взять отдельно высоту комнат, располо
-
женных одна над другой, и сложить, и
еще прибавить толщину перекрытий, ко
-
торые он вымерил, просверлив сквозные
отверстия, то окажется, что общая высота
равна не более семидесяти футов. Зна
-
чит, куда
-
то исчезли целых четыре фута.
Было ясно, что их надо искать наверху.
Тогда мой брат пробил дыру в потолке
комнаты верхнего этажа, и там, как и
сле
довало ожидать, оказался еще один
кро
шечный чердак, который был замуро
-
ван, и поэтому о нем никто не знал. Посе
-
редине чердака на стропилах стоял ларец
с сокровищами. Согнувшись в три поги
-
бе
ли, Бартоломью вытащил его через ды
-
ру и открыл. В нем оказалось драгоцен
-
но
стей на сумму не менее полумиллиона
фунтов стерлингов.
Услыхав такую цифру, мы все широко
раскрыли глава. Мисс Морстен, если нам
удастся отстоять ее права, из бедной ко
м
-
паньонки превращалась в одну из самых
богатых невест Англии. Без сомнения,
всякий настоящий друг должен был бы
обрадоваться, услыхав такую новость. Но
я, к своему стыду, должен сказать, что се
-
р
дце мое налила свинцовая тяжесть. Я
пробормотал, запинаясь, несколько по
-
здравительных слов и мрачно уставился
в пол, не слушая дальнейших разглаголь
-
ствований нашего нового знакомого. Он
был типичнейший ипохондрик, и я, как
сквозь сон, слушал бесконечное перечис
-
ление симптомов его болезней и нескон
-
чаемые мольбы объяснить ему состав и
действие многочисленных шарлатанских
снадобий, которые он всюду возил с со
-
бой в кожаном футляре. Я уповаю только
на то, что он не запомнил мои советы, ко
-
торые я дал ему в тот вечер. Холмс утвер
-
ждает, что он слышал, как я предупре
-
ждал его ни в коем случае не принимать
более двух капель касторового масла, по
-
скольку это очень опасно, и настоятельно
советовал в качестве успокаивающего
сре
дства в больших дозах стрихнин. Как
бы там ни было, но я почувствовал облег
-
чение, когда наш кэб рывком остановил
-
ся, кучер спрыгнул с козел и открыл две
-
рь.
-
Это, мисс Морстен, и есть Пондише
-
ри
-
Лодж,
- сказал мистер Таддеуш, пода
-
вая ей руку.
Глава V.
Трагедия в Пондишери
-
Лодж
ыло около одиннадцати часов, ко
-
гда мы достигли этого последнего
этапа нашего ночного путешествия.
Мы оставили позади сырой туман
большого города, здесь же, в деревне,
ночь была суха и тепла. С запада дул теп
-
лый ветерок, тяжелые тучи медленно
ползли по небу, в разрывы иногда выгля
-
дывал месяц. Было довольно светло, но
Таддеуш Шолто снял с кэба дорожный
фонарь и пошел с ним вперед.
Б
В глубине парка стоял дом, обнесенный
очень высокой каменной стеной, верх ко
-
торой был усыпан битым стеклом. По
-
пасть внутрь можно было только через
узкую, окованную железом дверь в стене.
Наш спутник как
-
то по
-
особенному по
-
стучал, как иногда стучат почтальоны.
-
Кто там?
- спросил из
-
за двери грубый
голос.
-
Это я, Мак
-
Мурдо. Пора бы уже на
у
чи
-
ть
ся узнавать мой стук.
Послышалось ворчание, затем звяканье
и скрежет ключей, и дверь тяжело повер
-
нулась на петлях. На пороге стоял низко
-
рослый, с могучей грудью человек, жел
-
тый огонь его фонаря освещал выдвину
-
тое вперед лицо и недоверчиво блестев
-
шие глазки.
-
Это вы, мистер Таддеуш? А это кто с
вами? Я не получал никаких распоряже
-
ний от хозяина насчет ваших гостей.
-
Никаких распоряжений. Вы меня по
-
ражаете, Мак
-
Мурдо! Я ж говорил моему
брату вчера вечером, что со мной прие
-
дут мои друзья.
-
Хозяин сегодня весь день не выходил
из своей комнаты. Вы и сами очень хоро
-
шо знаете наши строгости. Вас я могу
впу
стить, но ваши друзья
- они пусть по
-
дождут вас снаружи.
Это было неожиданное препятствие.
Таддеуш Шолто смотрел на стража расте
-
рянно и беспомощно.
-
Это очень нехорошо с вашей стороны,
Мак
-
Мурдо!
- пролепетал он.
- Я отвечаю
за них, вам этого должно быть достаточ
-
но. С нами к тому же молодая девушка.
Ей неприлично оставаться в такой час на
проезжей дороге.
-
Очень сожалею, мистер Таддеуш,
- от
-
ветил неумолимый страж.
- Гости могут
быть вашими друзьями, но недругами
мо
его хозяина. Мне хорошо платят, что
-
бы я хорошо исполнял свои обязанности.
И я хорошо их исполняю. Я не знаю этих
людей.
-
Да нет же, Мак
-
Мурдо, знаете,
- вдруг
добродушно проговорил Шерлок Хол
-
мс.
- Я не думаю, чтобы вы забыли меня.
Помните любителя
-
боксера, с которым
вы провели три раунда на ринге Алисона
в день вашего бенефиса четыре года на
-
зад?
-
Уж не мистера ли Шерлока Холмса я
вижу?!
- воскликнул боксер.
- А ведь он
самый и есть! Как это я сразу вас не
узнал? Вы не стояли бы здесь таким ти
-
хоней, а нанесли бы мне ваш знамени
-
тый встречный удар в челюсть, я бы то
-
гда сразу узнал вас. Э
-
э, да что говорить!
Вы из тех, кто зарывает таланты в землю.
А то бы далеко пошли, если бы захотели!
-
Видите, Уотсон, если моя профессия
никому не будет больше нужна, у меня
еще есть в запасе мои любительские та
-
ланты,
- сказал, смеясь, Холмс.
- Наш
друг, я уверен, не станет дольше держать
нас под открытым небом.
-
Входите, входите, сэр, вы и ваши дру
-
зья,
- отвечал привратник.
- Очень сожа
-
лею о происшедшем, мистер Таддеуш, но
порядок есть порядок. Я должен быть аб
-
солютно уверен в ваших друзьях, чтобы
впустить их в дом.
За каменной стеной через пустынный
парк шла усыпанная гравием аллея. Дом
был весь в тени, кроме одной стены, за
-
литой лунным светом, наверху в ней по
-
блескивало окно. От этого огромного
мрачного дома, погруженного в тишину,
становилось жутко. Даже привычному
Таддеушу было не по себе: фонарь дро
-
жал и поскрипывал в его руке.
-
Ничего не понимаю,
- бормотал он.
-
Здесь какая
-
то ошибка. Я же ясно объяс
-
нил Бартоломью, что сегодня вечером
мы будем у него. А в его кабинете поче
-
му
-
то нет света. Не понимаю, что бы это
могло значить.
-
Он всегда так строго охраняет свой
дом?
- спросил Шерлок Холмс.
-
Да, это заведено еще моим отцом. Ба
р
-
толомью был любимчиком, и мне иногда
казалось, что отец рассказывает ему бо
-
ль
ше, чем мне. Вон, видите освещенное
луной окно
- это кабинет Бартоломью.
Но в нем, по
-
моему, темно.
-
Да, темно,
- сказал Шерлок Холмс.
-
Но в маленьком окошке у входа как будто
горит свет.
-
А, это комната экономки. Миссис Бер
-
стон, наша старая экономка, там обычно
проводит вечера. Она
-
то все и объяснит
нам. Не согласитесь ли вы несколько ми
-
нут подождать меня здесь? Если мы вой
-
дем все сразу, то миссис Берстон испуга
-
ется, она ведь не ожидает нашего вторже
-
ния. Тс, тише! Что это?
Он поднял дрожащей рукой фонарь, и
вокруг нас запрыгало и закачалось пятно
света. Мисс Морстен схватила меня за
руку, мы все трое остановились с бьющи
-
мися сердцами, напрягая слух. От темной
мрачной громады дома доносились ск
во
-
зь ночную тишину скорбные, жалостные
звуки
- всхлипывания чем
-
то испуганной
женщины.
-
Это миссис Берстон,
- сказал Шолто.
-
В доме только одна женщина. Подожди
-
те здесь. Я сейчас же вернусь.
Он подошел к двери и постучал своим
особенным стуком. Его пустила высокая
пожилая женщина, при виде его всплес
-
нувшая от радости руками.
-
О, мистер Таддеуш, я так рада, что вы
пришли! Так рада, так рада!
- услыхали
мы ее причитания, затем дверь затвори
-
лась, и голос ее замер в глубине дома.
Таддеуш Шолто оставил нам фонарь.
Холмс медленно посветил фонарем по
сторонам, затем пристально посмотрел
на дом и на большие кучи земли, загро
-
мождавшие двор. Мы с мисс Морстен
сто
яли совсем близко, и ее рука была в
моей. Удивительная, непостижимая вещь
любовь, вот мы стоим тут двое, мы ни
-
когда не встречались до этого дня, нико
-
гда не сказали друг другу ни одного лас
-
кового слова, не смотрели ласково друг
на друга, и вот сейчас в минуту опасности
наши руки инстинктивно потянулись од
-
на к другой. Я потом часто вспоминал с
удивлением об этой минуте, но тогда мне
все казалось естественным, и она потом
часто говорила мне, что сразу же потяну
-
лась ко мне, уверенная, что найдет во
мне утешение и защиту. Так мы стояли
вдвоем, перед этим странным, мрачным
домом, держась за руки, как дети, и наши
сердца вдруг объял покой.
-
Какое странное место,
- проговорила
мисс Морстен, оглядываясь.
-
Похоже, что над этим парком труди
-
лись все кроты Англии. Мне довелось ви
-
деть нечто подобное под Балларэтом. Но
там весь холм был перекопан и изрыт зо
-
лотоискателями.
-
И здесь трудились золотоискатели,
-
заметил Холмс.
- Вернее, искатели кладо
в.
Не забывайте, хозяева этого дома шесть
лет искали сокровища. Ничего удивите
-
ль
ного, что парк похож на золотой при
-
иск.
В этот миг входная дверь распахнулась,
и с протянутыми вперед руками из дому
выбежал Таддеуш Шолто, в глазах его
стоял ужас.
-
С Бартоломью что
-
то случилось!
- вос
-
к
ликнул он.
- Я так боюсь! Нервы мои не
выдерживают.
Он действительно чуть не захлебывался
слезами, и его дергающееся, бледное ли
-
цо, выступающее из каракулевого ворот
-
ника, имело беспомощное, умоляющее
выражение до смерти перепуганного ре
-
бенка.
-
Идемте в дом,
- решительно прогово
-
рил Холмс.
-
Да, идемте,
- умоляюще пролепетал
Та
ддеуш Шолто.
- Я, правда, совсем уже
не понимаю, что теперь делать.
Мы последовали за ним в комнату эко
-
номки, которая находилась по левую ру
-
ку от входа. В ней взад и вперед металась
испуганная женщина, нервно теребя па
-
ль
цы, но появление мисс Морстен подей
-
ствовало на нее успокаивающе.
-
Господь да благословит вас,
- восклик
-
нула она, подавляя рыдания.
- Какое кро
-
т
кое и доброе у вас лицо! Я гляжу на вас,
и мне становится легче. Что я вынесла за
этот день!
Мисс Морстен, погладив худую, загру
-
бевшую от работы руку экономки, сказа
-
ла ей несколько ласковых, утешительных
слов с чисто женским участием, и блед
-
ные, бескровные щеки пожилой женщи
-
ны слегка порозовели.
-
Хозяин заперся у себя и не отвечает на
стук,
- объяснила она.
- Я целый день
жда
ла, когда он позовет меня. Но вооб
-
ще
-
то он любит оставаться один. Час на
-
зад я начала тревожиться, уж не случи
-
лось ли чего, поднялась наверх и загля
-
нула в замочную скважину. Вы должны
сами подняться туда, мистер Таддеуш, и
посмотреть. Десять лет я живу в этом д
о
-
ме, я видела мистера Бартоломью и в го
-
ре и в радости, но такого лица я не вида
-
ла у него никогда.
Шерлок Холмс взял лампу и пошел на
-
верх первый, так как у Таддеуша от стра
-
ха зуб на зуб не попадал. Колени у него
подгибались, и я взял его под руку, чтобы
он смог подняться по лестнице. Дважды,
пока мы шли наверх, Холмс вынимал из
кармана лупу и тщательно разглядывал
какие
-
то темные пятна на циновке из ко
-
косового волокна, которые показались
мне простой пылью. Он двигался очень
медленно, лампу нес низко и бросал вле
-
во и вправо цепкие взгляды. Мисс Мор
-
стен осталась внизу с перепуганной эко
-
номкой.
Третий пролет вывел нас в длинный
пря
мой коридор, на правой стене которо
-
го висел ручной работы индийский ко
-
вер. Слева выходили три двери. Холмс
ме
дленно пошел вперед, тщательно ос
-
ма
тривая все на ходу, мы шли за ним по
пятам, а за нами двигались вдоль кори
-
дора наши длинные черные тени. Нам
нужна была третья дверь. Холмс постуча
-
ли, не получив ответа, попытался повер
-
нуть ручку и нажал на нее. Дверь оказа
-
лась запертой изнутри. Холмс поднес ла
-
мпу к самому замку, и мы увидели, что
язык замка
- широкий и очень прочный.
Ключ, однако, был повернут, и в скважи
-
не оставалась щелка. Шерлок Холмс на
-
клонился к ней и тут же резко отпрянул.
-
Что
-
то в этом есть дьявольское, Уот
-
сон!
- прошептал он. Я никогда раньше
не видел его таким встревоженным.
- Что
вы об этом думаете?
Я нагнулся к скважине и содрогнулся от
ужаса. В окно лился лунный свет, напол
-
няя комнату слабым зыбким сиянием.
Прямо на меня смотрело как бы висев
-
шее в воздухе
- так как все под ним было
в тени
- лицо нашего спутника Таддеуша.
Та же высокая блестящая лысина, та же
рыжая бахрома вокруг, то же бескровное
лицо. Только черты его лица застыли в
ужасной улыбке
- напряженной и неесте
-
ственной, которая в этой спокойной, за
-
литой лунным светом комнате произво
-
дила более страшное впечатление, чем
гримаса боли или страха. Лицо было так
похоже на лицо нашего крошечного при
-
ятеля, что я оглянулся, чтобы убедиться,
что он здесь, рядом со мной. «Они ведь с
братом близнецы»,
- вспомнил я.
-
Какой ужас! Что теперь делать?
- ска
-
зал я Шерлоку Холмсу.
-
Нужно высадить дверь,
- ответил он и,
навалившись на нее всем телом, попы
-
тался взломать замок. Дверь трещала и
скрипела, но не поддавалась. Тогда мы с
силой навалились вдвоем, замок щелк
-
нул, дверь распахнулась, и мы очутились
в кабинете Бартоломью Шолто.
Кабинет был оборудован под химиче
-
скую лабораторию. На полке, висевшей
на стене, против двери, стояли два ряда
бутылей и пузырьков со стеклянными
притертыми пробками, стол был устав
-
лен бунзеновскими горелками, пробир
-
ками и колбами. По углам на полу стояли
большие бутыли в корзинах, в которых
держат кислоту. Одна из них, по
-
видимо
-
му, треснула или раскололась, так как
из
-
под нее вытекала струйка какой
-
то те
-
м
ной жидкости, и комнату наполнял тя
-
желый, сладковатый запах, похожий на
запах дегтя. В одном углу комнаты стоя
-
ла стремянка, пол у ее основания был
усы
пан штукатуркой и дранкой, а верх
упи
рался в потолок, рядом с отверстием,
достаточно большим, чтобы в него мог
про
лезть человек. На полу рядом с лест
-
ницей был брошен моток толстой верев
-
ки.
Возле стола в деревянном кресле сидел
в поникшей позе хозяин дома, наклонив
голову к левому плечу и улыбаясь этой
ужасной, непостижимой улыбкой. Он
был холодный и уже окоченел. Он был
ме
ртв, по
-
видимому, уже несколько ча
-
сов. Я обратил внимание, что не только
его лицо было искажено гримасой, но
руки и ноги были вывернуты и скручены
самым невероятным образом. На столе
ря
дом с его рукой лежало странное ору
-
дие
- коричневая тонкая трость с камен
-
ным наконечником в виде молотка, грубо
привязанным веревкой. Рядом с ней ле
-
жал вырванный из блокнота листок бу
-
маги, на котором было нацарапано не
-
сколько слов. Холмс взглянул на него и
протянул мне.
-
Видите,
- многозначительно подняв
бро
ви, сказал он.
В свете фонаря я прочитал, содрогнув
-
шись от ужаса: «знак четырех».
-
Во имя всего святого, что все это зна
-
чит?
-
Это значит, что здесь было совершено
убийство,
- сказал Холмс, наклоняясь к
окоченевшему трупу несчастного Барто
-
ломью Шолто.
- А, я так и ожидал, Смот
-
ри
те!
- И он указал на вонзившийся в
кожу над ухом тонкий длинный темный
шип.
-
Походит на шип от какого
-
то расте
-
ния,
- заметил я.
-
Это и есть шип. Можете вынуть его.
То
лько осторожно, он отравлен.
Осторожно, двумя пальцами я вынул
шип. Он поддался очень легко, не оста
-
вив на коже почти никакого следа. Место
прокола обозначалось только маленьким
пятнышком засохшей крови.
-
Для меня все это непостижимая тай
-
на,
- признался я,
- и чем дальше, тем за
-
гадочнее она становится.
-
Для меня наоборот,
- ответил Холмс,
-
дело с каждой минутой проясняется. Не
-
достает только нескольких звеньев, что
-
бы восстановить ход событий.
Мы почта забыли о присутствии нашего
спутника, попав в эту комнату. Он все
еще стоял в дверях, ломая руки и издавая
время от времени сдавленные стоны. Фи
-
гура его была олицетворением отчаяния.
Вдруг из его груди вырвался безумный,
полный отчаяния вопль.
-
Сокровища исчезли!
- вопил он.
- Они
ограбили его! Видите вон ту дыру. Мы
вытащили ларец оттуда. Я помогал ему!
Я последний, кто видел его живым! Я
ушел отсюда вчера вечером и слышал,
ко
гда спускался по лестнице, как он за
-
пирал за мной дверь.
-
В котором часу это было?
-
В десять часов. И вот он мертв! Сюда
позовут полицию. Подозрение падет на
меня. Да, я уверен, что так и будет. Но вы
не считаете меня виновным, господа?
Вы, конечно, не можете думать, что это
сделал я! Разве бы я привез вас сюда, ес
-
ли бы это я? О, Господи! О, Господи! Нет,
я сойду с ума!
Он ломал руки, топал ногами, его тря
-
сло, как в лихорадке.
-
Вам нечего бояться, мистер Шолто,
-
ска
зал Холмс, успокаивающе похлопы
-
вая его по плечу.
- Послушайтесь меня и
поезжайте в полицейский участок. Надо
сообщить о случившемся. Обещайте ока
-
зать им всевозможную помощь. А мы вас
здесь подождем.
Человечек повиновался, все еще полно
-
стью не придя в себя. И мы услышали,
как он, спотыкаясь в темноте, спускается
по лестнице.
Глава VI.
Шерлок Холмс демонстрирует свой метод
так, Уотсон,
- сказал Шерлок Хо
-
л
мс, потирая руки.
- В нашем ра
с
-
поряжении полчаса. Давайте как
можно лучше используем это
вре
мя. Как я уже вам сказал, дело мне
вполне ясно. Но все
-
таки мы можем оши
-
биться, доверившись слишком очевид
-
ным фактам. Каким бы простым понача
-
лу ни показался случай, он всегда может
обернуться гораздо более сложным.
И
-
Простым!
- в изумлении воскликнул я.
-
Конечно,
- ответил Холмс с видом про
-
фессора, демонстрирующего ученикам
интересного больного.
- Пожалуйста, ся
-
дь
те в тот угол, чтобы ваши следы не ос
-
ложнили дело. А теперь за работу. Во
-
пе
-
рвых, как эти молодцы проникли сюда и
как выбрались наружу? Дверь со вчераш
-
него вечера не отпиралась. Как насчет
окна?
- Он поднес к окну лампу, выска
-
зы
вая вслух свои соображения, но обра
-
щаясь скорее к себе, чем ко мне.
- Окно
заперто изнутри. Рамы очень прочные.
Давайте откроем его. Рядом никакой во
-
досточной трубы. Крыша недосягаема. И
все
-
таки человек проник в комнату через
окно. Прошлую ночь шел небольшой до
-
ждь. Видите, на подоконнике земля; от
-
печаток ботинка и еще один странный
кру
глый отпечаток. А вот опять этот след.
На этот раз на полу. А вот он уже на сто
-
ле. Смотрите, Уотсон, картина вполне яс
-
ная.
Я стал рассматривать круглые бляшки
земли на полу.
-
Это след не от ноги,
- сказал я.
-
Поэтому он так и важен. Это отпечаток
деревянного протеза. Видите, здесь на
по
доконнике след тяжелого, грубого ба
-
ш
мака с широкой металлической подко
-
вой. А рядом круглый след деревяшки.
-
Человек на деревянной ноге!
-
Вот именно. Он здесь был не один. У
не
го был очень способный и ловкий по
-
мо
щник. Вы могли бы, доктор, залезть по
этой стене?
Я выглянул в открытое окно. Луна все
еще ярко освещала эту часть дома. Мы
были на высоте добрых шестидесяти фу
-
тов от земли, и, насколько я мог видеть,
нигде в кирпичной кладке не было ни
тре
щины, ни выемки, куда можно было
поставить ногу.
-
Это абсолютно невозможно,
- ответил я.
-
Да, одному невозможно. Но предполо
-
жим, в комнате находится ваш сообщ
-
ник, который выбросил вам надежную
веревку, вон ту, что валяется в углу, при
-
вязав один ее конец к торчащему в стене
крюку. Ну тогда, если вы человек ловкий,
то и с деревянной ногой вы, пожалуй,
смогли бы забраться по этой стене. По
-
том вы спустились бы вниз, ваш друг вта
-
щил бы веревку наверх, отвязал от крю
-
ка, запер окно, на задвижку, а сам ушел
из этой комнаты тем же путем, каким и
вошел сюда. Деталь помельче,
- продол
-
жал Холмс, показывая на веревку,
- хотя
наш друг на деревяшке оказался отлич
-
ным верхолазом, но он по профессии не
моряк. Его руки не задубели от лазания
по канатам. Моя лупа обнаружила в не
-
скольких местах следы крови, особенно
заметные на конце веревки. Значит, он
спускался вниз так поспешно, что содрал
кожу с рук.
-
Очень хорошо,
- сказал я,
- но все дело
не стало от этого ни на йоту понятнее.
Кто этот таинственный помощник? Как
он проник в эту комнату?
-
Да, помощник,
- повторил Холмс заду
-
м
чиво.
- Этот помощник
- личность при
-
мечательная. Благодаря ему дело приоб
-
ретает совершенно исключительную ок
-
раску. Я думаю, что оно впишет новую
страницу в историю преступлений в Ан
-
глии. Подобные случаи бывали раньше,
но только в Индии и еще, если память не
изменяет мне, в Сенегамбии.
-
Но как же все
-
таки он проник в эту ко
-
мнату?
- повторил я.
- Дверь заперта, ок
-
на снаружи недоступны. Может быть, че
-
рез трубу?
-
Каминное отверстие слишком мало,
-
ответил Холмс.
- Я уже проверил эту воз
-
можность.
-
Но как же тогда?
-
Вы просто не хотите применить мой
метод,
- сказал он, качая головой.
- Ско
-
ль
ко раз я говорил вам, отбросьте все не
-
возможное, то, что останется, и будет от
-
ветом, каким бы невероятным он ни ка
-
зался. Нам известно, что он не мог по
-
пасть в комнату ни через дверь, ни через
окна, ни через дымовой ход. Мы знаем
также, что он не мог спрятаться в комна
-
те, поскольку в ней прятаться негде. Как
же тогда он проник сюда?
-
Через крышу!
- воскликнул я.
-
Без сомнения. Он мог проникнуть в
эту комнату только через крышу. Если вы
будете добры посветить мне, мы продол
-
жим наши поиски в тайнике, где был сп
-
рятан ларец с сокровищами.
Холмс поднялся по стремянке к пото
л
-
ку, ухватился обеими руками за балку и,
подтянувшись, влез в отверстие. Затем,
высунув лицо,
- он, видимо, распластался
там,
- протянул руку, взял у меня лампу и
держал ее, пока я поднимался следом.
Чердак, на котором мы очутились, был
десяти футов в длину и шести в ширину.
Полом служили потолочные балки и тон
-
кий слой дранки со штукатуркой, так что
ступать с балки на балку надо было с ос
-
то
рожностью. Крыша была двускатная,
за
канчивалась коньком. Потолком чер
-
да
ка служила, по всей вероятности, вну
-
тренняя сторона крыши. Пол покрывал
толстый слой пыли, скопившийся за мно
-
гие годы. Кроме пыли, на чердаке ничего
не было.
-
Вот, пожалуйста,
- сказал Шерлок Хо
-
л
мс, кладя руку на покатую стену.
- Это
слуховое окно ведет наружу. Откройте
его и очутитесь прямо на крыше, а кры
-
ша, к счастью, пологая. Именно этим пу
-
тем Номер Первый и проник в комнату.
Давайте посмотрим, не оставил ли он ка
-
ких
-
нибудь следов.
Холмс опустил лампу к полу, и я второй
раз за сегодняшний вечер увидел на его
лице удивленное и озадаченное выраже
-
ние. Проследив его взгляд, я почувство
-
вал, как мороз подирает меня по коже: на
полу было множество отпечатков босых
ног
- четких, хорошо заметных, но эти
следы были чуть не в половину меньше
следов взрослого человека.
-
Холмс,
- прошептал я,
- выходит, что
это страшное дело сделал ребенок!
Самообладание уже вернулось к Холмсу.
-
Я было, признаться, оказался в тупике.
Память подвела. А ведь дело
-
то простое.
Я должен был с самого начала догадать
-
ся, какие будут следы. Ну что ж, здесь
больше делать нечего. Идемте вниз.
-
Но что это за следы?
- спросил я, сго
-
рая от любопытства.
-
Дорогой Уотсон, проанализируйте фа
-
к
ты,
- сказал он с легким раздражением.
-
Вы знаете мой метод. Примените его, бу
-
дет интересно сравнить результаты.
-
Нет, я ничего не понимаю,
- отвечал я.
-
Скоро все поймете,
- рассеянно бросил
Холмс.
- Я думаю, что ничего интересно
-
го здесь больше нет. И все
-
таки я прове
-
рю еще раз.
Быстрым движением он вынул из кар
-
мана лупу и сантиметр и, приблизив свой
острый тонкий нос к самой обшивке, стал
внимательно изучать каждый милли
-
метр. Его глаза, блестящие, глубоко поса
-
женные, напоминали мне глаза хищной
птицы. Так быстры, неслышны и вкрад
-
чивы были его движения, точь
-
в
-
точь
как у ищейки, взявшей след, что я вдруг
подумал, каким бы страшным преступ
-
ником он мог бы быть, если бы направил
свой талант и свою энергию не в защиту
закона, а против него.
Осматривая чердак, он все время что
-
то
шептал себе под нос и вдруг радостно
вскрикнул.
-
Вот уж, можно сказать, повезло,
- ска
-
зал он.
- Это сэкономит нам много време
-
ни и трудов. Номер Первый имел неосто
-
рожность вступить в креозот. Видите, с
правой стороны этой вязкой, вонючей
лужи отпечатался краешек маленькой
но
ги. Бутыль с креозотом, по
-
видимому,
треснула, и жидкость потекла.
-
Ну и что?
-
А то, что теперь мы его очень быстро
поймаем. Есть собака, которая по следу,
па
хнущему креозотом, пойдет хоть на
край света. Если обычная ищейка будет
держать след до самых границ графства,
как вы думаете, куда может уйти специ
-
ально натренированная собака? Обычная
пропорциональная зависимость, неизве
-
с
тный член которой равен… Стоп! Я слы
-
шу, на место прибыли полномочные пре
-
дставители закона.
Внизу послышались тяжелые шаги и
гро
мкие голоса, сильно хлопнула вход
-
ная дверь.
-
Пока они еще не пришли,
- сказал Хо
-
лмс,
- коснитесь ладонью руки и ноги
это
го бедняги. Что вы чувствуете?
-
Мускулы затвердели, как дерево,
- от
-
ветил я.
-
Вот именно. Они сведены сильнейшей
судорогой. Это не простое трупное окоче
-
нение. На какую мысль наводит вас эта
гиппократовская, или, как любили писа
-
ть старые писатели, сардоническая улыб
-
ка и это окостенение?
-
Смерть наступила в результате дейст
-
вия какого
-
то сильного алкалоида расти
-
тельного происхождения,
- отвечал я,
-
на
подобие стрихнина, вызывающего сто
-
л
бняк.
-
Это первое, о чем я подумал, когда
уви
дел это перекошенное лицо. Войдя в
комнату, я сразу же стал искать, чем был
введен яд. И, как помните, обнаружил
шип, который едва наколол кожу. Обра
-
тите внимание, что шип поразил ту часть
головы, которая обращена к отверстию в
потолке, если сидеть прямо на этом сту
-
ле. А теперь давайте осмотрим самый
шип.
Я осторожно взял шил и поднес к фона
-
рю. Он был длинный, острый и черный, у
самого острия блестел засохший подтек
какой
-
то густой жидкости. Тупой конец
имел овальную форму и носил следы но
-
жа.
-
Это от дерева, растущего в Англии?
-
Разумеется, нет. Так вот, Уотсон, имея
в своем распоряжении столько фактов,
вы должны прийти к правильное заклю
-
чению. А вот и представители регуляр
-
ных частей; вспомогательные силы дол
-
жны уступить им место.
Шаги были слышны все громче, нако
-
нец, они зазвучали прямо за дверью, и в
комнату вошел, тяжело ступая, грузный,
большой мужчина в сером. У него было
красной, мясистое лицо, с которого хитро
поглядывали на нас из
-
под припухших,
одутловатых век маленькие блестящие
глазки. За ним вошел инспектор поли
-
ции в мундире и следом все еще не пере
-
ставший дрожать Таддеуш Шолто.
-
Ну и дельце!
- воскликнул вошедший
глухим, хриплым голосом.
- Хорошень
-
кое дельце! Кто это здесь? Почему в доме
людей, как в садке кроликов?..
-
Вы, должно быть, помните меня, ми
-
стер Этелни Джонс?
- спокойно прогово
-
рил Холмс.
-
Ясное дело, помню,
- прохрипел в от
-
вет тот.
- Вы мистер Холмс, Шерлок Хо
-
лмс, теоретик. Я никогда не забуду, как
вы поучали нас, объясняя, куда девались
бишопгейтские бриллианты. Справедли
-
вость требует заметить, что вы показали
нам верный путь, но теперь
-
то уж вы мо
-
жете признать, что в тот раз вам помог
просто счастливый случай.
-
Мне помогла в тот раз простая логика.
-
Ну будет, будет. Никогда не стыдитесь
правды. Так что же здесь произошло?
Скверное дело! Скверное! Факты, к сча
-
стью, налицо, так что всякие там теории
ни к чему. К счастью, я как раз оказался в
Норвуде, по поводу другого дела. И вдруг
эта смерть в Пондишери
-
Лодж. Как вы
думаете, отчего она наступила?
-
Теории здесь ни к чему,
- сухо заметил
Холмс.
-
Конечно, конечно. Но мы ведь не от
-
рицаем, что вы иногда удивительно по
-
па
даете в точку. Господи помилуй! Две
-
рь, как я понимаю, заперта. Хм, хм… Ис
-
чезли драгоценности стоимостью в пол
-
миллиона. А как насчет окна?
-
Тоже на запоре, но на подоконнике
есть следы.
-
Отлично, отлично, но если оно запер
-
то, то следы не имеют никакого отноше
-
ния к делу. Это подсказывает здравый
смысл. Человек может умереть от удара.
Да, но ведь исчезли драгоценности. Ага!
У меня есть версия. Иногда и на меня на
-
ходят озарения. Пожалуйста, отойдите в
сторону, сержант, и вы, мистер Шолто.
Ваш друг может остаться, где стоит. Что
вы об этом думаете, Холмс? Шолто, как
он сам признался, был вчера весь вечер
со своим братом. С братом случился удар,
после чего Шолто ушел и унес с собой все
драгоценности. Ну, что скажете?
-
После чего мертвый хозяин очень пре
-
дусмотрительно встал и заперся изнутри.
-
Гм, гм! В этом слабое место моей вер
-
сии. Призовем на помощь здравый смы
-
сл. Этот Таддеуш Шолто пришел к брату.
Завязалась ссора. Это нам известно. Брат
мертв, драгоценности исчезли
- это тоже
известно. Никто не видел брата после
ухо
да Таддеуша. Постель его не тронута.
Таддеуш явно пребывает в большом смя
-
тении. Как вы видите, я плету сеть вокруг
Таддеуша. И сеть затягивается.
-
Но вам еще неизвестны все факты,
-
заметил Холмс.
- Видите этот шип; у ме
-
ня есть все основания полагать, что он
от
равлен. Его нашли вонзенным в голову
убитого. Там остался след. На столе ле
-
жа
ла вот эта записка, прочтите ее. Рядом
было вот это странное оружие с наконеч
-
ником из камня. Как ваша версия объяс
-
няет эти факты?
-
Замечательно объясняет,
- напыщенно
ответил жирный детектив.
- Дом полон
индийских редкостей. И Таддеуш принес
эту штуку сюда. А если шип был отрав
-
лен, то ему было проще простого исполь
-
зовать его как орудие убийства. Эта запи
-
ска
- ловкий трюк для отвода глаз. Одно
только неясно
- каким путем он вышел
отсюда? Ага, в потолке отверстие! Разу
-
меется, через него.
С неожиданной для его тучности ловко
-
стью он полез вверх по лестнице и ныр
-
нул в отверстие. В ту же минуту мы услы
-
хали его торжествующий голос. Он кри
-
чал, что с чердака на крышу ведет слухо
-
вое окно.
-
Он, пожалуй, найдет там еще что
-
ни
-
будь,
- проговорил Холмс, пожав плеча
-
ми.
- Иногда в нем как будто заметны
проблески разума. Il n'y a pas des sots si
in
commodes que ceux qui ont de l'esprit. [3]
-
Вот видите!
- сказал Этелни Джонс,
спускаясь по лестнице.
- Факты надежнее
всякой теории. Моя версия подтвержда
-
ется полностью. На чердаке есть дверь на
крышу. И она даже приоткрыта.
-
Это я ее открыл.
-
В самом деле? Так, значит, вы тоже ее
видели?
[3]
«Нет более несносных глупцов, чем те, которые
не совсем лишены ума» (франц.). Ф.
Ларошфуко.
«Максимы и моральные размышления».
Джонс был явно обескуражен, услыхав
слова Холмса.
-
Неважно, кто первый ее заметил,
- ска
-
зал он примирительно,
- важно то, что
те
перь ясно, как он выбрался отсюда. Ин
-
спектор!
-
Да, сэр!
- Голос из коридора.
-
Пригласи сюда мистера Шолто. Ми
-
стер Шолто, мой долг, предупредить вас,
что все ваши слова могут быть обращены
против вас. Я арестую вас именем коро
-
левы как лицо, причастное к смерти ва
-
шего брата.
-
Ну вот! Я говорил вам!
- воскликнул
плачущим голосом маленький челове
-
чек, протягивая к нам руки.
-
Не расстраивайтесь, мистер Шолто,
-
сказал Холмс.
- Я думаю, что сумею снять
с вас это обвинение.
-
Не обещайте слишком много, мистер
Теоретик, не обещайте!
- воскликнул де
-
тектив.
- Это может оказаться не таким
простым делом.
-
Я не только сниму с мистера Шолто
обвинение, мистер Джонс, но я еще и
сделаю вам подарок: назову имя и при
-
меты одного из двоих людей, которые
были в этой комнате прошлой ночью. У
меня есть все основания утверждать, что
его имя Джонатан Смолл. Он почти не
-
грамотный, невысокого роста, подвиж
-
ный, у него нет правой ноги, он ходит на
стоптанной внутрь деревяшке. Левая его
нога обута в грубый, с квадратным носом
башмак на железной подковке. Это быв
-
ший каторжник, лет ему около сорока, он
очень загорелый. Вот несколько примет,
которые могут помочь вам, тем более,
что на этой веревке имеется кровь: он
вчера ночью ободрал здесь ладони. Дру
-
гой…
-
Ах, есть и другой,
- насмешливо прого
-
ворил Этелни Джонс, но было заметно,
что уверенность, с какой Холмс описывал
преступника, произвела на него впечат
-
ление.
-
Это довольно любопытная личность,
-
сказал Холмс, поворачиваясь на пятках.
-
Я надеюсь, что очень скоро передам эту
парочку в ваши руки. Уотсон, мне надо
сказать вам несколько слов.
Он вывел меня на площадку лестницы.
-
Неожиданный поворот событий,
- ска
-
зал он,
- заставил нас забыть о первона
-
чальной цели нашего путешествия.
-
Я тоже как раз об этом подумал,
- от
-
ветил я.
- Нельзя, чтобы мисс Морстен
до
льше находилась в этом злосчастном
доме.
-
Нельзя. Вы должны отвезти ее домой.
Она живет у миссис Сесил Форрестер в
Лоуэр
-
Камберуэлле. Это не так далеко
от
сюда. Если вы решите вернуться, я вас
здесь подожду. Но, может быть, вы очень
устали?
-
Нисколько. Я не смогу уснуть, пока эта
фантастическая история не станет для
меня более или менее ясной. Я не раз по
-
падал в чрезвычайно сложные и острые
ситуации, но, должен признаться, сего
-
дняшнее нагромождение этих поистине
невероятных происшествий вывело меня
из равновесия. Но раз уж я оказался в
самой гуще событий, я останусь с вами до
конца.
-
Ваше присутствие мне будет очень не
-
обходимо,
- сказал Холмс.
- Мы поведем
это дело самостоятельно. И пусть Джонс
тешит себя своими фантазиями. Когда
вы отвезете мисс Морстен, поезжайте,
пожалуйста, в Ламбет, улица Пинчин
-
лейн,
3. Это на самом берегу. В третьем
доме по правую руку живет чучельник по
имени Шерман, он набивает чучела
птиц. В его окне вы увидите ласку, дер
-
жащую крольчонка. Разбудите Шермана,
передайте от меня привет и скажите ему,
что мне немедленно нужен Тоби. Возь
-
мите Тоби и привезите его сюда.
-
Это собака?
-
Да, забавный такой пес, не чистокров
-
ный, но с поразительным нюхом. Я пред
-
почитаю воспользоваться помощью То
би,
чем всеми сыскными силами Лондона.
-
Я привезу его вам,
- ответил я.
- Обрат
-
но я вернусь около трех, если найду све
-
жую лошадь.
-
А я,
- сказал Холмс,
- попробую узнать
что
-
нибудь у миссис Берстон и слуги
-
ин
-
дуса, который, как сказал мистер Тадде
-
уш, спит в чулане на чердаке. Затем я
примусь за изучение методов великого
мистера Джонса и послушаю его ирони
-
ческие и малоделикатные замечания,
«Wir sind gewohnt, class die Menschen
verhonen was sie nicht verstehen». [4]
Гете,
как всегда, глубок и краток.
[4]
«Мы привыкли, что люди издеваются над тем,
чего они не понимают» (нем.)
Глава VII.
Эпизод с бочкой
олицейские приехали в двух кэ
-
бах, одним я воспользовался, что
-
бы отвезти мисс Морстен домой.
Обладавшая в высшей степени
чу
вством сострадания, мисс Морстен весь
этот ужасный вечер держала себя стойко,
пока рядом было существо, нуждавшееся
в поддержке. Когда я спустился вниз, она
ласково и невозмутимо разговаривала с
перепуганной экономкой. Когда же мы
очутились с ней вдвоем в кэбе, она вдруг
совсем обессилела, а потом безутешно
ра
зрыдалась
- так сильно подействовали
на нее события этого вечера. Впоследс
-
твии она говорила мне, что во время это
-
го путешествия в кэбе я показался ей чу
-
жим и холодным. Она и не подозревала,
какая во мне происходила борьба и ско
-
лько мне стоило усилий сдержать себя. Я
был так же полон к ней сострадания и
нежности, как там, в саду, когда мы дер
-
жались за руки. Я понимал, что за мно
-
П
гие годы безмятежной жизни я не узнал
бы лучше ее доброго и храброго сердца,
чем за один этот невероятный день. Но
два соображения мешали мне что
-
нибудь
сказать. Она была беззащитна и слаба,
не
рвы у нее сильно расстроились. Гово
-
рить ей сейчас о своей любви значило
воспользоваться ее беспомощностью. Но
еще хуже было то, что она была богата.
Если поиски Холмса увенчаются успе
-
хом, она станет наследницей найденных
сокровищ, по крайней мере половины их.
Будет ли справедливо, будет ли благоро
-
дно, если отставной хирург на половин
-
ном жалованье воспользуется минутой
бли
зости, которую подарил ему случай?
Не отнесется ли она ко мне, как к обыч
-
ному искателю богатых невест? Я не могу
допустить, чтобы она так обо мне поду
-
мала. Эти сокровища Агры легли между
нами непреодолимым барьером.
Было около двух часов, когда мы добра
-
лись до дома миссис Сесил Форрестер.
Слуги уже давно легли спать, но миссис
Форрестер еще не ложилась, а ждала воз
-
вращения мисс Морстен
- так заинтере
-
совало ее странное письмо, полученное
ее компаньонкой. Она сама открыла нам
дверь. Это была очень приятная средних
лет дама; я с радостью заметил, как лас
-
ково она обняла мисс Морстен и голос ее
звучал по
-
матерински. Было ясно, что
мисс Морстен не просто живет в услуже
-
нии, но она еще и друг. Она представила
меня миссис Форрестер, и та предложила
мне войти в дом, несмотря на поздний
час, и рассказать о наших приключениях.
Но я объяснил ей всю важность поруче
-
ния Холмса и твердо обещал в скором
времени заехать к ним и рассказать, как
подвинулось дело. Когда кэб отъехал не
-
м
ного, я оглянулся, и до сих пор передо
мной эта картинах две изящных женских
фигурки, тесно прижавшиеся друг к дру
-
гу на ступеньках крыльца, открытая вхо
-
д
ная дверь, прихожая, освещенная скво
-
зь матовое стекло внутренней двери, ба
-
рометр на стене, ярко начищенные мета
-
л
лические прутья на лестнице. Как уми
-
ро
творяюще подействовал на меня спо
-
ко
йный уют английского дома! Я даже
забыл на секунду это ужасное, загадоч
-
ное дело.
И чем больше я о нем думал, тем зага
-
дочнее и ужаснее оно мне казалось. Пока
кэб громыхал по тихим, освещенным га
-
зовыми фонарями ночным улицам, я вс
-
по
мнил всю цепь невероятных событий
прошлого дня и ночи. Начальная проб
-
лема вполне прояснилась. Смерть капи
-
тана Морстена, посылки с жемчужинами,
объявление в газете, письмо
- все это бо
-
ль
ше не было тайной, но зато нам откры
-
лась еще одна тайна, куда более загадоч
-
ная и трагическая. Индийские сокрови
-
ща, непонятный план, найденный среди
вещей капитана Морстена, странные со
-
бытия, приведшие к смерти майора Шол
-
то, открытие тайника и убийство того,
кто этот тайник нашел, исключительные
обстоятельства убийства, странные сле
-
ды, странное оружие, слова, нацарапан
-
ные на клочке бумаги, те же самые, что
были на плане Морстена,
- это был насто
-
ящий лабиринт, в котором человек, не
наделенный такими исключительными
спо
собностями, как мой друг Шерлок Хо
-
лмс, непременно бы заблудился, потеряв
всякую надежду когда
-
нибудь найти вы
-
ход.
Пинчин
-
лейн была рядом старых двух
-
этажных кирпичных домов в нижней ча
-
сти Ламбета. Я долго стучал в двери до
-
ма
№
3. Наконец за ставнем блеснул ого
-
нек свечи, и в окне второго этажа появи
-
лось лицо.
-
Убирайся отсюда сейчас же, пьяная
тва
рь!
- раздалось сверху.
- Если ты не пе
-
ре
станешь колотить, я отопру двери и
вы
пущу на тебя сорок три собаки.
-
Мне нужно только одну, я за тем и
приехал.
-
Убирайся!
- вопил тот же голос.
- У ме
-
ня здесь в корзине гадюка! Если ты не
уй
дешь, я брошу ее тебе на голову!
-
Мне нужна собака, а не змея!
- кричал
я в ответ.
-
Надоело мне с тобой пререкаться.
Счи
таю до трех. Если не уйдешь, бросаю
гадюку!
-
Мистер Шерлок Холмс…
- начал я.
Имя Шерлока Холмса возымело маги
-
ческое действие, ибо рама немедленно
опу
стилась, а не прошло и минуты, как
за
гремели ключи, и дверь отворилась.
Ми
стер Шерман оказался длинным, ху
-
дым стариком, с сутулыми плечами, жи
-
листой шеей и в синих очках.
-
Друг Шерлока Холмса всегда желан
-
ный гость в этом доме,
- сказал он.
- Вхо
-
дите, сэр. Держитесь подальше от барсу
-
ка, он кусается. Фу, как стыдно! Ты хоче
-
шь укусить этого господина?
-
Эти слова были обращены к горно
-
стаю, который просовывал свою хищную
мордочку с красными глазками между
прутьев клетки.
- Не обращайте на эту
змею внимания. Это всего
-
навсего вере
-
тенница. Она не ядовитая, и я пускаю ее
бегать по комнате. Она уничтожает жу
-
ков. Вы не сердитесь на меня за то, что я
поначалу был несколько груб. Спасения
нет от мальчишек. Любят торчать под
мо
ими окнами. Чем я могу быть полез
-
ным мистеру Шерлоку Холмсу, сэр?
-
Ему нужна ваша собака.
-
А
-
а! Ему нужен Тоби!
-
Да, именно Тоби.
-
Тоби живет здесь в номере седьмом по
левую руку.
Он медленно побрел со свечой в руках
по этому удивительному звериному горо
-
дку. В неверном, слабом свете свечи я ра
-
з
личал в каждом закоулке, в каждой ще
-
ли блестящие, мерцающие глаза, следя
-
щие за нами. Над нашими головами на
потолочных балках сидели важные пти
-
цы и лениво переступали с ноги на ногу,
когда наши голоса тревожили их сон.
Тоби оказался маленьким уродцем,
дли
нношерстным и длинноухим, помесь
спаниеля и шотландской ищейки. Он
был коричневый с белым, и у него была
смешная, неуклюжая походка вперева
-
лочку. После некоторого колебания он
взял от меня кусок сахару, данный мне
старым натуралистом, и, заключив таким
образом со мной союз, без всяких угово
-
ров последовал за мной в кэб. На дворце
Ламбетского епископа как раз пробило
три, когда я во второй раз в эту ночь очу
-
тился у ворот Пондишери
-
Лодж. Быв
-
ший профессиональный боксер Мак
-
Му
-
р
до, как я узнал, был арестован по подо
-
зрению в соучастии и вместе с мистером
Шолто отправлен в полицию. Узкую вхо
-
дную дверь караулили два полицейских,
но меня с собакой они пропустили не
-
медленно, как только я назвал имя зна
-
менитого сыщика.
Холмс стоял на пороге, засунув руки в
карманы и куря свою трубку.
-
А, вы привезли его!
- сказал он, увидев
меня.
- Хорошая собака! Этелни Джонс
ушел. Пока вас не было, мы были свиде
-
те
лями его неукротимой энергии. Он
аре
стовал не только нашего друга Тадде
-
уша Шолто, но и экономку, привратника
и слугу
-
индуса. Так что мы здесь одни, не
считая сержанта в кабинете наверху. Ос
-
тавьте собаку здесь и пойдемте со мной.
Мы привязали Тоби к столу в прихожей
и поднялись по лестнице. Комната была
в том же виде, как я ее оставил, только
те
ло посреди комнаты было укрыто про
-
стыней. В углу прикорнул усталый сер
-
жант.
-
Дайте мне, пожалуйста, ваш фонарь,
сержант,
- сказал Холмс.
- А теперь завя
-
жите сзади вот эту бечевку, чтобы фона
-
рь висел у меня на груди. Ботинки с нос
-
ка
ми я сниму. Вы захватите их с собой
вниз, Уотсон. Я хочу попробовать профе
-
с
сию верхолаза. Опустите, пожалуйста,
мой носовой платок в креозот. Так, хоро
-
шо. А теперь поднимемся ненадолго на
-
верх.
Мы опять поднялись по стремянке и
влезли через отверстие в потолке на чер
-
дак. Холмс направил свет фонаря на ст
-
ра
нные следы в пыли.
-
Это очень интересные следы,
- сказал
он.
- Вы заметили в них что
-
нибудь не
-
обыкновенное?
-
Это следы ребенка,
- ответил я,
- или
ми
ниатюрной женщины.
-
Если судить по их размеру. А еще что в
них поражает?
-
По
-
моему, они больше ничем не отли
-
чаются от всякого другого следа.
-
Отличаются, да еще как! Смотрите. В
пыли отпечаток правой ступни. Я насту
-
паю рядом своей ступней. В чем раз
ни
-
ца?
-
Ваши пальцы прижаты друг к другу.
На маленьком следе все пальцы торчат
врозь.
-
Совершенно верно. Это очень важно
за
помнить. А теперь подойдите к слухо
-
вому окну и понюхайте подоконник. Я со
своим платком останусь здесь.
Так я и сделал и почувствовал сильный
запах дегтя.
-
Вот куда он поставил ногу, когда ухо
-
дил отсюда. Если вы учуяли его след, то
Тоби и подавно учует. А теперь ступайте
вниз отвяжите собаку
- и в погоню за Но
-
мером Первым.
Когда я вышел во двор, Шерлок Холмс
был уже на коньке крыши, по которому
он медленно полз, как огромный свет
-
ляк. Он было исчез за трубами, но скоро
опять появился и снова исчез за конь
-
ком
- видимо, стал спускаться по проти
-
воположному скату крыши. Я обошел
дом и увидел, что он уже сидит на карни
-
зе, рядом с угловой водосточной трубой.
-
Уотсон, это вы?
- крикнул он сверху.
-
Я,
- ответил я.
-
В
от где он поднимался. Что там вни
зу?
-
Бочка!
-
Крышка на ней есть?
-
Есть.
-
А лестницы поблизости не видно?
-
Нет!
-
Вот дьявол! Тут и шею сломать недол
-
го. Но там, где прошел он, пройду и я. Во
-
досточная труба довольно прочная. Ну,
я
спускаюсь!
Послышалось шарканье босых ног, и
огонь фонаря медленно пополз вниз по
стене. Затем Холмс легко прыгнул на
крышку бочки и оттуда на землю.
-
Нетрудно было идти по его следу,
-
сказал он, надевая носки и ботинки.
- Че
-
репица, где он ступал, ослабла, и впопы
-
хах он обронил вот что. Это подтвержда
-
ет мой диагноз, как любите говорить вы,
медики.
Он протянул мне что
-
то вроде неболь
-
шого кошелька, сплетенного из цветной
соломки и украшенного дешевым бисе
-
ром. По виду и форме он напоминал по
р
-
тсигар. Внутри было полдюжины длин
-
ных темных колючек, острых с одной
сто
роны и закругленных с другой,
- точно
таких, какая поразила Бартоломью Шол
-
то.
-
Дьявольские иголки,
- проговорил Хо
-
лмс.
- Осторожнее, не уколитесь. Я очень
рад, что нашел их. Вряд ли у него с собой
есть еще. Теперь можно не бояться, что
такой вот шип продырявит мне или вам
кожу. Я скорее соглашусь получить пулю
из боевой винтовки. Ну что, Уотсон, вы
достаточно бодро себя чувствуете для ше
-
стимильного пробега?
-
Конечно,
- ответил я.
-
Нога выдержит?
-
Выдержит.
-
Поди сюда, Тоби. Поди сюда, хорошая
собака. Нюхай, Тоби! Нюхай!
Холмс сунул собаке под нос платок, ис
-
пачканный креозотом. Расставив сбои
ло
хматые ноги и смешно задрав вверх
одно ухо, Тоби нюхал платок с видом де
-
гу
статора, наслаждающегося букетом ста
-
рого вина. Холмс бросил платок подаль
-
ше, привязал толстый шпагат к ошейни
-
ку собаки и подвел ее к бочке. Собака не
-
медленно залилась тонким, возбужден
-
ным лаем и, уткнув нос в землю, а хвост
задрав вверх, помчалась по следу с такой
быстротой, что поводок натянулся, и мы
бросились за ней бежать изо всех сил.
Восток стал понемногу бледнеть, и мы
уже могли различать предметы вокруг
нас в холодных утренних сумерках. Боль
-
шой, похожий на коробку дом с черными
провалами окон и высокими голыми сте
-
нами высился, печальный и молчали
-
вый, позади нас. Наш путь лежал через
парк, между ям и канав, которые пересе
-
кали его по всем направлениям. Это ме
-
сто с кучами мусора и земли, с кустами и
деревьями, давно не видавшими ножниц
садовника, являло вид мрачный и забро
-
шенный, что вполне гармонировало с ра
-
зыгравшейся здесь трагедией.
Достигнув каменной ограды, Тоби побе
-
жал вдоль нее, жалобно и нетерпеливо
ску
ля, пока не остановился наконец в
углу, заслоненном от всего парка боль
-
шим молодым буком. Там, где стены схо
-
дились, несколько кирпичей сдвинулось,
образуя как бы ступеньки, которые были
стерты и закруглены у наружного края,
что говорило о том, что ими часто поль
-
зовались. Холмс поднялся по ним и, взяв
у меня из рук Тоби, бросил его на землю.
-
Здесь есть отпечаток руки человека на
деревянной ноге,
- сказал он, когда я по
-
д
нялся к нему.
- Видите, слабые пятна
кро
ви на белой краске. Какая удача, что
со вчерашнего дня не было дождя! Запах
остался на дороге, несмотря на то, что
они прошли здесь двадцать восемь часов
назад.
Признаюсь, у меня были на этот счет
не
которые сомнения, когда я подумал,
какое сильное движение бывает на Лон
-
донском шоссе. Но сомнения мои скоро
рассеялись. Тоби, ни секунды не колеб
-
ля
сь, побежал вперед, смешно перевали
-
ваясь на ходу. Резкий запах креозота по
-
бедил на дороге все остальные запахи.
-
Не думайте, пожалуйста,
- сказал Хол
-
мс,
- что только благодаря этой случай
-
но
сти преступники скоро окажутся в на
-
ших руках. Я знаю сейчас уже так много,
что вижу несколько способов поймать их,
но это, конечно, самый легкий и быст
-
рый. Было быглупо им не воспользовать
-
ся, раз уж судьба так благосклонна к нам.
Но этот счастливый случай оказал мне и
плохую услугу: решение перестало быть
чисто логическим, каким я вначале пред
-
ставлял его. Тогда бы это дело действи
-
тельно принесло мне лавры.
-
Какие лавры вам еще нужны, Холмс! Я
восхищен вашим дедуктивным методом.
Такой блестящий успех! Он затмил даже
дело Джефферсона Хоупа. Норвудское
де
ло кажется мне более сложным и зага
-
дочным. Объясните мне, например, отку
-
да вам с такой достоверностью известна
наружность человека на деревянной но
-
ге?
-
А, мой дорогой Уотсон! Ведь это так
просто! И это я говорю не из ложной с
к
-
ро
мности. Два офицера из тюремной
охраны становятся обладателями важной
тайны. Англичанин, по имени Джонатан
Смолл, нарисовал и передал им план,
ука
зывающий местонахождение клада.
Вы помните, что именно это имя было на
плане, найденном в записной книжке ка
-
питана Морстена. От имени своих това
-
рищей он подписался с некоторой прете
-
нзией «знак четырех». Пользуясь пла
-
ном, офицеры, а может быть, один из
них, завладели кладом и увезли его в Ан
-
глию, нарушив, как можно догадаться,
соглашение, в силу которого этот клад
попал им в руки. Можно спросить: поче
-
му Джонатан Смолл сам не завладел кла
-
дом? И это ясно. Если вы помните, план
помечен числом, когда Морстен постоян
-
но общался с заключенными. Отсюда
сле
дует, что Джонатан Смолл вместе со
своими приятелями был в то время в тю
-
рьме и, следовательно, сам не мог завла
-
деть сокровищами.
-
Это
- чистое предположение,
- сказал я.
-
Больше чем предположение. Это гипо
-
теза, которая объясняет все без исключе
-
ния факты. Давайте проверим. Майор
Шо
лто живет спокойно, наслаждаясь со
-
кровищами, находящимися в его безраз
-
дельном владении. Потом вдруг он полу
-
чает из Индии письмо, которое пугает его
до полусмерти. Что это письмо могло со
-
общить?
-
То, что человек, с которым поступили
несправедливо, выпущен на свободу.
-
Или бежал. Что более вероятно, так
как майор Шолто, несомненно, знал сро
-
ки заключения Джонатана Смолла и его
друзей. И если бы срок истек, его появле
-
ние не испугало бы его до такой степени.
Что же он делает? Он вооружается, ста
-
вит в воротах усадьбы надежную охрану,
боясь до умопомрачения человека на де
-
ревянной ноге, причем белого. Помните,
он, обознавшись, стрелял из револьвера в
хромого торговца? Дальше, на плане то
-
лько одно английское имя. Другие
- ин
-
дусские или магометанские. Поэтому мы
можем с уверенностью сказать, что чело
-
век на деревянной ноге и есть Джонатан
Смолл. Вам пока не кажется, что мое рас
-
суждение грешит против логики?
-
Нет, все очень ясно и убедительно.
-
Хорошо. Тогда давайте поставим себя
на место Джонатана Смолла. Посмотрим
на дело с его точки зрения. Он возвраща
-
ется в Англию с намерением вернуть себе
то, что считает по праву принадлежащим
ему, а также отомстить нарушившему со
-
глашение. Он узнает, где живет Шолто,
и, по всей вероятности, вступает в кон
-
такте кем
-
нибудь из слуг. Там есть дво
-
рецкий, которого мы еще не видели, его
имя Лал Рао. Миссис Берстон отозвалась
о нем неодобрительно. Но Смоллу не уда
-
лось, однако, найти тайник, где были
спрятаны сокровища, потому что никто,
кроме самого майора и его преданного
слуги, который уже умер, о тайнике не
знал. Неожиданно Смолл узнает, что
майор при смерти. В отчаянии, что тайна
клада умрет вместе с ним, он, каким
-
то
образом обманув бдительность приврат
-
ника, пробирается в парк и заглядывает в
окно спальни умирающего. Только при
-
сутствие у постели майора двух его сыно
-
вей помешало ему проникнуть внутрь.
Обезумев от ярости, он той же ночью
про
бирается в спальню усопшего, пере
-
рывает в ней все вверх дном в поисках
какого
-
нибудь указания, где хранится су
-
н
дук с драгоценностями, и оставляет как
свидетельство своего визита уже извест
-
ный нам «знак четырех». Без сомнения,
он заранее решил, убив майора, оставить
возле его тела такую записку в знак того,
что это не простое убийство, а месть.
При
меров подобного пристрастия к де
-
шевым аффектам можно встретить нема
-
ло в анналах преступного мира, и они
обычно являются ценным ключом для
установления личности преступника. По
-
ка все ясно?
-
Абсолютно все.
-
Хорошо. Что же Джонатану Смоллу
остается делать? Остается только устано
-
вить секретное наблюдение за домом, где
начались поиски сокровищ. Возможно,
он жил за пределами Англии и только
время от времени наезжал сюда. Затем
был обнаружен тайник, и Смолла тотчас
уведомили об этом. Здесь опять выступа
-
ет на сцену его сообщник из домочадцев.
Джонатан Смолл со своей деревянной
но
гой не смог бы забраться в кабинет Ба
-
р
толомью Шолто, расположенный так
вы
соко. Тогда он находит себе очень ст
-
ра
нного помощника, который легко вз
-
бирается на крышу по водосточной тру
-
бе, но попадает босой ногой в креозот,
вследствие чего в дело вступает Тоби и
отставной хирург с простреленным сухо
-
жилием отправляется в шестимильную
прогулку.
-
Так, значит, это не он, а его помощник
убил майора?
-
Да. И, судя по следам Смолла в комна
-
те, он был этим очень недоволен. Он не
питал ненависти к Бартоломью Шолто и
считал, что надо только связать его и за
-
ткнуть ему рот. Ему совсем не хотелось
лезть в петлю. Но сделанного, как гово
-
рится, не воротишь. В его сообщнике
проснулись дикие инстинкты, и яд сде
-
лал свое дело. Тогда Джонатан Смолл
оставил свой «знак четырех», спустил че
-
рез окно на землю ларец с сокровищами
и ушел сам. Таков в моем представлении
ход событий. Что касается его наружно
-
сти, то он, конечно, должен быть средних
лет и очень смуглым, после стольких лет
каторжных работ на Андаманских остро
-
вах. Рост его легко рассчитывается по
длине шага, а о том, что у него есть боро
-
да, мы знаем из рассказа Таддеуша Шол
-
то, которого особенно поразило обилие
растительности на лице, показавшемся в
окне в ночь смерти его отца. Ну вот, соб
-
ственно, и все.
-
А помощник?
-
Ах да, помощник, но и с ним все так
же ясно. Да вы все скоро узнаете. А как
хорошо дышится свежим утренним воз
-
духом! Видите вон то маленькое облач
-
ко? Оно плывет, как розовое перо гигант
-
ского фламинго. Красный диск солнца
еле продирается вверх сквозь лондон
с
-
кий туман. Оно светит многим добрым
людям, любящим вставать спозаранку,
но вряд ли есть среди них хоть один, кто
спешит по более странному делу, чем мы
с вами. Каким ничтожным кажется чело
-
век с его жалкой амбицией и мечтами в
присутствии этих стихий! Как поживает
ваш Жан Поль?
-
Прекрасно! Я напал на него через Кар
-
лейля.
-
Это все равно, что, идя по ручью, дой
-
ти до озера, откуда он вытекает. Он вы
-
сказал одну парадоксальную, но глубо
-
кую мысль о том, что истинное величие
начинается с понимания собственного
ни
чтожества. Она предполагает, что уме
-
ние оценивать, сравнивая, уже само по
се
бе говорит о благородстве духа. Рихтер
дает много пищи для размышлений. У
вас есть с собой пистолет?
-
Нет, только палка.
-
Возможно, нам понадобится оружие,
когда мы сунемся в их логово. Джонатана
вы возьмете на себя. Если же тот, другой,
будет сопротивляться, я просто застрелю
его.
Холмс вынул свой пистолет и, зарядив
его двумя патронами, сунул обратно в
правый карман пиджака.
Все это время след вел нас то по просел
-
ку, то по шоссе в сторону Лондона, и ско
-
ро мы очутились в бесконечном лабири
-
нте улиц предместья, полных уже завод
с
-
кими рабочими и докерами. Неряшливо
-
го вида женщины открывали ставни и
по
дметали ступеньки у входа. В кабачке
на углу одной из улиц жизнь уже кипела
вовсю, то и дело из него появлялись бо
-
родатые мужчины, вытирая рот рукавом
после утреннего возлияния. Бродячие со
-
баки провожали нас любопытным взгля
-
дом, но наш неподражаемый Тоби не
смо
трел ни вправо, ни влево, а бежал
впе
ред, почти касаясь носом земли, и
вре
мя от времени нетерпеливо повизги
-
вал, чуя горячий след.
Таким образом мы миновали Стритем,
Брикстон, Камберуэлл и очутились в рай
-
оне Кеннингтон
-
лейн, выйдя окольными
путями к восточной стороне Кеннинтго
н
-
ского стадиона. По
-
видимому, Джонатан
Смолл и его страшный помощник специ
-
ально выбрали этот сложный маршрут,
чтобы сбить со следа преследователей.
Они ни разу не шли главной улицей,
если можно было двигаться в желаемом
направлении боковыми улочками. В на
-
чале Кеннингтон
-
лейн они свернули на
-
лево и пошли по Бонд
-
стрит и Майлс
-
ст
-
рит. Там, где последняя улица вливается
в Найтс
-
плейс, Тоби остановился и забе
-
гал взад и вперед, одно ухо задрав, дру
-
гое опустив, выражая всем своим видом
полное недоумение. Затем он стал кру
-
жить на месте, время от времени погля
-
дывая на нас, точно искал у нас сочув
-
ствия.
-
Что такое творится с собакой?
- вски
-
пел Холмс.
- Ведь не взяли же они здесь
кэб и не улетели отсюда на воздушном
шаре?
-
Может, они останавливались здесь не
-
надолго?
- предположил я.
-
Да, по всей вероятности. Тоби опять
взял след,
- сказал он с облегчением.
На этот раз Тоби буквально полетел ст
-
релой. Обнюхав все кругом своим острым
носом, он вдруг опять обрел уверенность
и бросился вперед с такой прытью, какую
еще не проявлял. След, очевидно, был со
-
всем свежий, так как Тоби не только по
-
чти зарылся носом в землю, но и рвался с
поводка, который теперь мешал ему раз
-
вить настоящий бег. По блеску глаз Хол
-
мса я видел, что конец нашего путеше
-
ствия, по его мнению, близок.
Мы бежали теперь по Найн
-
Элмс, оста
-
вив позади большой дровяной склад фи
-
р
мы «Бродерик и Нельсон». У соседней
со складом таверны «Белый орел» Тоби в
сильном возбуждении нырнул в калитку,
и мы очутились во дворе склада, где пи
-
ль
щики уже начали свой дневной труд.
Тоби, не обращая на них внимания, пря
-
мо по стружкам и опилкам выбежал на
до
рогу, обогнул сарай, проскочил кори
-
дор из двух поленниц и наконец с ликую
-
щим лаем вскочил на большую бочку,
еще стоявшую на ручной тележке, на ко
-
торой ее сюда привезли. Со свесившимся
языком и блестящими глазами Тоби сто
-
ял на бочке и торжествующе поглядывал
на нас, ожидая похвалы. Вся бочка и ко
-
леса тележки были измазаны темной гу
-
стой жидкостью, кругом сильно пахло
кре
озотом.
Мы с Шерлоком Холмсом посмотрели
друг на друга и одновременно разрази
-
лись неудержимым смехом.
Глава VIII.
Нерегулярные полицейские части с
Бейкер
-
стрит
то же теперь делать?
- воскликнул
я.
- Тоби потерял след.
-
Он действовал в меру своего ра
-
зумения,
- ответил Холмс, снимая
Тоби с бочки и уводя его со склада.
-
Представьте себе, сколько Лондон потре
-
б
ляет в течение дня креозота, так что не
удивительно, что наш след оказался пе
-
ре
сеченным. Пошла мода пропитывать
им дерево. Нет, бедняга Тоби не виноват.
Ч
-
Значит, вернемся к начальному следу?
-
Да. К счастью, это недалеко. Я теперь
понимаю, почему Тоби так растерялся на
углу Найтс
-
плейс. Оттуда в разные сторо
-
ны убегало два одинаковых следа. Мы
попали на ложный. Остается вернуться и
найти правильный след.
Это было нетрудно. Мы привели Тоби
ту
да, где он ошибся. Он сделал там еще
один круг и бросился совсем в другом
направлении.
-
Как бы он не привел нас к месту, отку
-
да эта бочка прикатила,
- заметил я.
-
Не бойтесь. Видите, Тоби сейчас бежит
по тротуару, а ведь тележка ехала по мо
-
стовой. Нет, на сей раз мы на верном
пути.
- След свернул к берегу, позади ос
-
та
лись Бельмонт
-
плейс и Принсис
-
ст
рит.
В конце Брод
-
стрит след подошел прямо
к воде, к небольшому деревянному при
-
чалу. Тоби вывел нас на самый край и ос
-
тановился, возбужденно повизгивая и
гля
дя на темную быструю воду внизу.
-
Не повезло,
- проговорил Холмс.
- Зде
-
сь они взяли лодку.
К причалу было привязано несколько
яликов и плоскодонок. Мы подвели Тоби
к каждой, но как он ни внюхивался, за
-
пах креозота исчез.
Неподалеку от этого простенького при
-
чала стоял небольшой кирпичный до
-
мик. Над его вторым окном висела боль
-
шая деревянная вывеска со словами
«Мо
рдекай Смит», пониже было написа
-
но: «Прокат лодок на час или на день».
Надпись на двери возвещала, что у хозя
-
ина есть паровой катер, о чем красноре
-
чиво говорила большая куча кокса у са
-
мого берега. Шерлок Холмс огляделся по
сторонам, и лицо его помрачнело.
-
Дело плохо,
- сказал он.
- Эти молод
-
чики оказались умнее, чем я предпола
-
гал. Кажется, они сумели замести следы.
Боюсь, что отступление, было подготов
-
лено заранее.
Он подошел к домику. Дверь вдруг рас
-
па
хнулась, и на порог выбежал малень
-
кий кудрявый мальчишка лет шести, а
следом за ним полная, краснощекая жен
-
щина с губкой в руке.
-
Сейчас же иди домой мыться, Джек!
-
кричала женщина.
-
Какой ты чумазый! Если папа увидит
тебя, знаешь, как нам попадет!
-
Славный мальчуган,
- начал Холмс на
-
ступление.
- Какие у проказника румяные
щеки! Послушай, Джек, чего ты очень хо
-
чешь?
-
Шиллин,
- ответил он, подумав.
-
А может, еще что
-
нибудь?
-
Два шиллина,
- ответил юнец, пораз
-
мы
слив еще немного.
-
Тогда лови! Какой прекрасный у вас
ребенок, миссис Смит!
-
Благослови вас Бог, сэр! Такой смыш
-
леный растет, что и не приведи Господь.
Никакого сладу с ним, особенно когда от
-
ца нет дома. Как вот сейчас.
-
Нет дома?
- переспросил Холмс разо
-
ча
рованно.
- Очень жаль. Я к нему по де
лу.
-
Он уехал еще вчера утром, сэр. И я уже
начинаю беспокоиться. Но если вам нуж
-
на лодка, сэр, то я могу отвязать ее.
-
Мне бы хотелось взять напрокат катер.
-
Катер? Вот ведь какая жалость. Он как
раз на нем и ушел! Поэтому
-
то я и беспо
-
коюсь. Угля в нем только, чтобы доплыть
до Вулиджа и обратно. Если бы на яхте,
то я бы ничего не думала. Он ведь иногда
и в Грейвсенд уезжает. Даже ночует там,
если много дел. Но ведь на баркасе дале
-
ко не уедешь.
-
Уголь можно купить на любой приста
-
ни.
-
Можно
-
то можно, да только он этого
не любит. Слишком, говорит, они дерут
за уголь… И еще мне не нравится человек
на деревяшке, у него такое страшное ли
-
цо и говорит не по
-
нашему. Вечно здесь
околачивается!
-
Человек на деревяшке?
- изумленно
переспросил Холмс.
-
Ну да, сэр. Такой загорелый, похожий
на обезьяну. Это он приходил вчера но
-
чью за моим мужем. А муж мой, как вид
-
но, ждал его, потому что катер был уже
под парами. Скажу вам прямо, сэр, не
нра
вится мне все это, очень не нравится.
-
Моя дорогая миссис Смит,
- сказал Хо
-
л
мс, пожимая плечами,
- вы только на
п
-
ра
сно волнуете себя. Ну, откуда вы може
-
те знать, что ночью приходил не кто
-
то
другой, а именно человек на деревянной
ноге? Не понимаю, откуда такая уверен
-
ность.
-
А голос, сэр? Я хорошо запомнила его
голос, он такой хриплый и грубый. Он
по
стучал в окно, было около трех. «А
ну
-
ка проснись, дружище,
- прохрипел
он,
- пора на вахту». Мой старик разбу
-
дил Джима
- это наш старший,
- и оба
они, не сказав мне ни слова, ушли. Но
-
чью было хорошо слышно, как по булы
-
ж
нику стучит деревяшка.
-
А что, этот, на деревяшке, был один?
-
Не могу вам сказать, сэр. Больше я ни
-
чего не слышала.
-
Прошу простить меня за беспокойство,
миссис Смит, но мне так нужен был ка
-
тер. Мне очень рекомендовали его. Как
же это он называется?
-
«Аврора», сэр.
-
Ну да. Такая старая посудина, зеленая
с желтой полосой и очень широкая в кор
-
ме.
-
Нет, это не он. Наш катер маленький
такой, аккуратный. Его только что покра
-
сили в черный цвет с двумя красными
полосами.
-
Спасибо. Уверен, что мистер Смит ско
-
ро вернется. Я хочу прокатиться вниз по
реке и, если увижу «Аврору», крикну ва
-
шему мужу, что вы волнуетесь. С черной
трубой, вы сказали?
-
Труба черная с белой каймой, сэр.
-
Ах да, конечно. Это бока черные. До
свидания, миссис Смит. Я вижу лодочни
-
ка, Уотсон. Мы переправимся сейчас на
ту сторону.
-
Самое главное,
- начал Холмс, когда
мы расположились на снастях ялика,
-
имея дело с простыми людьми, не давать
им понять, что хочешь что
-
то узнать у
них. Стоит им это понять, сейчас же за
-
щелкнут створки, как устрицы. Если же
выслушивать их с рассеянным видом и
спрашивать невпопад, узнаешь от них
все, что угодно.
-
Теперь дальнейший план действий
ясен,
- сказал я.
- Нанять катер и искать
«Аврору».
-
Друг мой, это было бы невероятно тру
-
дной задачей. «Аврора» могла останови
-
ть
ся у любой пристани на том и другом
берегу до самого Гринвича. За мостом
по
йдут бесконечные пристани одна за
дру
гой. Целый лабиринт пристаней. Ес
-
ли мы пустимся в погоню одни, они нас
дня два
-
три поводят за нос.
-
Так позовите на помощь полицию.
-
Нет. Я позову Этелни Джонса разве
что в последний момент. Он, в сущности,
неплохой человек, и я не хотел бы пор
-
тить ему карьеру. Но теперь, когда так
мно
го сделано, я хочу сам довести дело
до конца.
-
Может, поместить объявление в газе
-
те, чтобы хозяева пристаней сообщили
нам, если увидят «Аврору»?
-
Нет, это еще хуже. Наши приятели уз
-
нают, что погоня на хвосте, и, чего добро
-
го, удерут из Англии. Я думаю, что поки
-
нуть Англию и без того входит в их пла
-
ны. Но пока опасности нет, они не будут
спешить. Расторопность Джонса нам то
-
ль
ко на пользу. Не сомневаюсь, что его
ве
рсия обошла уже все газеты и беглецы
вполне уверены, что полиция устреми
-
лась по ложному следу.
-
Что же тогда делать?
- спросил я, ко
-
гда мы причалили возле милбанкского
исправительного дома.
-
Возьмем этот кэб, поедем домой, по
-
завтракаем и часок поспим. Вполне веро
-
ятно, что и эту ночь мы будем на ногах.
Кэбмен, остановитесь возле почты. Тоби
пока оставим у себя. Он еще может при
-
годиться.
Мы вышли у почтамта на Грейт
-
Пи
-
тер
-
стрит, где Холмс послал телеграмму.
-
Как вы думаете, кому?
- спросил меня
Холмс, когда мы опять сели в кэб.
-
Не имею представления.
-
Вы помните отряд сыскной полиции с
Бейкер
-
стрит, который помог мне расс
-
ле
довать дело Джефферсона Хоупа?
-
Помню,
- засмеялся я.
-
Так вот сейчас опять требуется их по
-
мощь. Если они потерпят неудачу, у меня
есть еще помощники. Но сперва я все
-
та
-
ки испробую их. Эта телеграмма моему
чумазому помощнику Уиггинсу. И я уве
-
рен, что он со своей ватагой будет у нас
-
мы еще не кончим завтракать.
Было около половины девятого, и я по
-
чувствовал, что наступила реакция после
такой бурной и полной событий ночи.
Нога моя сильно хромала, все тело ломи
-
ло от усталости, в голове был туман. У
меня не было того профессионального
эн
тузиазма, которым горел мой друг. Не
мог я также относиться к этому из ряда
вон выходящему случаю, как к простой
логической задаче. Что касается Барто
-
ломью Шолто, убитого прошлой ночью,
то я, слыхав о нем мало хорошего, не мог
чувствовать сильной неприязни к его
убийце. С сокровищами же было дело
дру
гое. Эти сокровища, или, вернее, их
часть, по праву принадлежали мисс Мор
-
стен. И покуда была надежда разыскать
их, я был готов посвятить этому всю мою
жизнь. Правда, если я найду их, мисс
Морстен, по всей вероятности, будет на
-
всегда для меня потеряна. Но если бы я
руководился только такими мыслями,
какой же мелкой и себялюбивой была бы
моя любовь! Если Холмс не щадил себя,
чтобы поймать преступников, то причи
-
на, побуждавшая меня заняться поиска
-
ми сокровищ, была во сто крат сильнее.
Ванна на Бейкер
-
стрит и чистое белье
освежили меня как нельзя лучше. Когда
я спустился вниз, завтрак был уже на сто
-
ле, а Холмс потягивал кофе.
-
Смотрите,
- сказал он мне, смеясь и
про
тягивая газету,
- неукротимый Джонс
и вездесущий газетный репортер сделали
доброе дело. Но вы, пожалуй, по горло
сыты норвудской историей. Принимай
те
-
сь
-
ка лучше за яичницу с ветчиной.
Я взял у него газету и прочитал небо
ль
-
шую заметку под названием «Загадочное
происшествие в Аппер
-
Норвуде».
«Около двенадцати часов прошлой но
-
чью,
- писала „Стандард“,
- мистер Барто
-
ло
мью Шолто, живший в Понди
шери
-
Лодж, в Аппер
-
Норвуде, был найден мер
-
твым в своей спальне при обстоятель
ст
-
вах, заставляющих подозревать участие
чьей
-
то преступной воли. На теле мис
те
-
ра Шолто не обнаружено никаких приз
-
на
ков насилия. Но исчезло богатейшее
со
брание индийских драгоценностей,
уна
следованное покойным от его отца.
Пе
рвыми обнаружили преступление Ше
-
р
лок Холмс и доктор Уотсон, приехавшие
в Пондишери
-
Лодж вместе с братом уби
-
того. По исключительно счастливой слу
-
ча
йности, хорошо известный полицей
с
-
кий инспектор мистер Этелни Джонс
был в это время в полицейском участке
Норвуда и прибыл на место престу
пле
-
ния через полчаса после того, как по
д
-
няли тревогу. Мистер Этелни Джонс с
присущим ему профессиональным мас
-
тер
ством сейчас же взялся за дело, и ре
-
зультаты не замедлили сказаться: арес
-
то
ван брат покойного Таддеуш Шолто, а
также экономка миссис Берстон, дворе
ц
-
кий Лал Рао, по национальности индус, и
привратник по имени Мак
-
Мурдо. Нет
со
мнения, что вор или воры хорошо зна
-
комы с расположением дома, ибо, как
тве
рдо установлено мистером Джонсом,
известным своей исключительной наб
-
лю
дательностью и знанием преступного
мира, негодяи не могли проникнуть в
комнату ни в дверь, ни в окно, а только
по крыше дома, через слуховое окно и
чердак, сообщающийся с кабинетом ми
с
-
тера Шолто, где было найдено тело. Этот
факт, который был установлен со всей
тщательностью, непреложно свидетель
-
ст
вует о том, что мы имеем дело не со
случайными грабителями. Быстрые и
эф
фективные действия представителей
закона лишний раз демонстрируют, как
полезно присутствие на месте подобных
преступлений человека с энергичным,
про
ницательным умом. Мы считаем, что
этот случай подтверждает правоту тех,
кто держится мнения, что наша полиция
должна быть более децентрализована.
Тогда дела будут расследоваться более
быстро и тщательно».
-
Не правда ли, великолепно!
- улыбну
-
лся Холмс, отпивая из чашки кофе,
- Что
вы на это скажете?
-
Скажу, что мы с вами едва избежали
ареста как соучастники преступления,
-
И я так думаю. Если его обуяет еще
один приступ неукротимой деятельности,
не миновать нам участи Таддеуша Шол
-
то.
В этот миг в прихожей раздалось гром
-
кое звяканье колокольчика, вслед за ним
испуганный голос нашей хозяйки, угова
-
ривающей кого
-
то.
-
Боже мой, Холмс,
- сказал я, вставая,
-
никак это действительно они!
-
Нет, до этого еще не дошло. Это нере
-
гулярные полицейские части, моя ко
-
манда с Бейкер
-
стрит.
Пока он говорил, на лестнице послы
-
шался быстрый топот босых ног, громкие
мальчишеские голоса, и в комнату ворва
-
лась ватага грязных, оборванных улич
-
ных мальчишек. Несмотря на шумное
вторжение, было заметно все
-
таки, что
это отряд, подчиняющийся дисциплине,
так как мальчишки немедленно выстрои
-
лись в ряд и нетерпеливо воззрились на
нас. Один из них, повыше и постарше
других, выступил вперед с видом небреж
-
ного превосходства. Нельзя было без сме
-
ха смотреть на это чучело, отнюдь не вну
-
шающее доверия.
-
Получил вашу телеграмму, сэр,
- ска
-
зал он.
- И привел всех. Три шиллинга и
шесть пенсов на билеты.
-
Пожалуйста,
- сказал Холмс, протянув
несколько монет.
-
В дальнейшем, Уиггинс, они будут
докладывать тебе, а ты мне. Я не могу ча
-
сто подвергать мой дом такому вторже
-
нию. Но сейчас даже хорошо, что приш
-
ли все. Послушаете мои инструкции. Ну
-
жно установить местонахождение паро
-
вого катера «Аврора», хозяин которого
Мо
рдекай Смит. Катер черный с двумя
красными полосами. Труба тоже черная с
белой каймой. Он затерялся где
-
то на ре
-
ке. Я бы хотел, чтобы один из вас дежу
-
рил возле причала Смита
- это напротив
милбанкского исправительного дома
- на
случай, если катер вернется. Распредели
-
те между собой обязанности и обыщите
оба берега. Если что
-
нибудь узнаете, не
-
ме
дленно сообщите мне. Ясно?
-
Да, начальник,
- ответил Уиггинс.
-
Условия прежние, и нашедшему катер
-
гинея. А это за день вперед. Ну, а теперь
за работу!
- Холмс каждому вручил шил
-
линг, мальчишки застучали голыми пят
-
ками по лестнице и высыпали на улицу.
-
Эти «Аврору» из
-
под земли достанут,
-
сказал Шерлок Холмс, вставая из
-
за сто
-
ла и зажигая трубку.
- Они всюду проле
-
зут, все увидят, все услышат. Я уверен,
что уже к вечеру мы будем знать, где
«Аврора». А пока ничего не остается, как
ждать. След оборвался, и мы не возьмем
его, пока не найдем «Аврору» или хотя
бы ее хозяина.
-
Эти остатки доест Тоби. Вы ляжете от
-
дохнуть, Холмс?
-
Нет, я не устал. У меня странный орга
-
низм. Я не помню случая, чтобы работа
утомляла меня. Зато безделье меня изну
-
ряет. Я покурю и подумаю над этим нео
-
быкновенным делом, которым мы обяза
-
ны нашей белокурой клиентке. Конец
пре
дставляется мне чрезвычайно легким.
Людей с деревянной ногой не так уж мно
-
го, а Номер Первый
- просто уникальный
экземпляр.
-
Опять этот таинственный Номер Пер
-
вый!
-
Я отнюдь не хочу делать из него тай
-
ны, тем более от вас. Но помилуйте, Уот
-
сон, у вас уже должно было сложиться о
нем определенное мнение. Давайте еще
раз вспомним все его приметы. Малень
-
кая нога, пальцы которой никогда не
знали ботинок, ходит босиком, деревян
-
ная палка с каменным наконечником,
оче
нь ловок, мал ростом, отравленные
шипы. Какой вы делаете из этого вывод?
-
Дикарь!
- воскликнул я.
- Возможно,
один из тех индусов, кто был в компании
с Джонатаном Смоллом.
-
Ну, едва ли,
- возразил Холмс.
- Когда
я первый раз увидел его следы, я поду
-
мал было то же самое, но потом мое мне
-
ние о нем переменилось. Среди населе
-
ния полуострова Индостан есть низко
-
рослые племена, но таких маленьких ног
вы там не найдете. У собственно индусов
ступни ног узкие и длинные. Магометане
носят сандалии, и большой палец у них,
как правило, отстоит от других, потому
что отделен ремешком. Эти маленькие
стрелы могут быть выпущены только од
-
ним путем. Из трубки, в которую дуют.
Ну, как, по
-
вашему, откуда наш дикарь?
-
Южная Америка,
- сказал я наудачу.
Холмс протянул руку и снял с полки
толстую книгу.
-
Это первый том географического спра
-
вочника, издающегося сейчас. Можно
считать его последним словом географи
-
ческой науки. Посмотрим, что здесь есть
для нас интересного. Андаманские остро
-
ва. Расположены в Бенгальском заливе в
трехстах сорока милях к северу от Сумат
-
ры. Хм
-
хм… Ну, а что дальше? Влажный
климат, коралловые рифы, акулы, Порт
-
Блэр, каторжная тюрьма, остров Ратле
-
нд… Ага, нашел: «Аборигены Андаманских островов мо
-
гут, пожалуй, претендовать на то, что
они самое низкорослое племя на земле,
хотя некоторые антропологи отдают па
-
ль
му первенства бушменам Африки, аме
-
риканским индейцам племени „диггер“ и
аборигенам Огненной Земли. Средний
рост взрослого около четырех футов, хо
-
тя встречаются отдельные экземпляры
го
раздо ниже. Это злобные, угрюмого ви
-
да люди, почти не поддающиеся циви
ли
-
за
ции, но зато они способны на самую
пре
данную дружбу». Обратите на это особенное внимание,
Уотсон. Слушайте дальше:
«Они очень некрасивы. У них большая,
неправильной формы голова, крошеч
ные,
злые глазки и отталкивающие черты ли
-
ца. Руки и ноги у них замечательно ма
-
лы. Они так злобны и дики, что все уси
-
лия английских властей приручить их
всегда кончались неудачей. Они всегда
были грозой потерпевших кораб
ле
кру
-
шение. Захваченных в плен они обычно
уби
вают дубинками с каменным нако
не
-
чником или отравленными стрелами.
По
боище, как правило, заканчивается ка
-
ннибальским пиршеством». Какие милые, располагающие к себе
люди, не правда ли, Уотсон? Если бы этот
красавчик имел возможность действо
-
вать по собственному усмотрению, дело
могло бы принять еще более страшный
оборот. Думается мне, что Джонатан
Смолл не очень
-
то охотно прибег к его
помощи.
-
Но откуда у него этот странный парт
-
нер?
-
Не могу вам сказать. Но, поскольку,
как нам известно, Джонатан Смолл при
-
был в Англию не откуда
-
нибудь, а с Анда
-
манских островов, то особенно удивлять
-
ся тому, что среди его знакомых есть та
-
мошние жители, не приходится. Несо
-
мненно, что со временем мы будем знать
все подробно. Послушайте, Уотсон, у вас
чертовски плохой вид. Ложитесь
-
ка на
тот диван, и посмотрим, как скоро я су
-
мею усыпить вас.
Он взял из угла свою скрипку. Я рас
-
тянулся на диване, и он заиграл тихую,
медленную, навевающую дремоту мело
-
дию, без сомнения, его собственную: у
Ше
рлока Холмса был неподражаемый
та
лант импровизатора. Я смутно вспоми
-
наю его тонкую, худую руку, серьезное
лицо и взмахи смычка. Потом мне стало
казаться, что я мирно уплываю куда
-
то
по морю звуков, и вот я уже в стране снов
и надо мной склонилось милое лицо Мэ
-
ри Морстен.
Глава IX.
Разрыв в цепи
огда я проснулся, день уже кло
-
нился к вечеру. Я чувствовал себя
окрепшим и полным энергии. Сон
вернул мне силы. Шерлок Холмс
сидел все на том же месте, только скрип
-
ки у него в руках не было. Услыхав, что я
шевелюсь, он посмотрел в мою сторону,
лицо у него потемнело и выражало тре
-
вогу.
К
-
Вы так крепко спали,
- сказал он,
- а я
боялся, что мы разбудим вас своим раз
-
говором.
-
Нет, я ничего не слыхал,
- ответил я.
-
Есть какие
-
нибудь новости?
-
К сожалению, нет. И должен призна
-
ть
ся, что я удивлен и разочарован. Я рас
-
считывал к этому времени уже узнать
что
-
то определенное. Только что прибе
-
гал Уиггинс. Он сказал мне, что никаких
следов катера нигде нет. Досадное про
-
медление, когда дорога каждая минута.
-
Не могу ли я помочь чем
-
нибудь? Я
чувствую себя вполне отдохнувшим и го
-
тов еще одну ночь провести на ногах.
-
Нет, сейчас делать нечего. Ждать
- вот
все, что нам осталось. Если мы уйдем, в
наше отсутствие может прибыть долго
-
жданное известие, и опять будет задерж
-
ка. Располагайте собой как хотите, а я
останусь здесь, на посту.
-
Тогда я съезжу в Камберуэлл, навещу
миссис Сесил Форрестер. Она просила
меня вчера зайти.
-
Миссис Сесил Форрестер?
- переспро
-
сил Холмс, и в его глазах блеснула искор
-
ка смеха.
-
И мисс Морстен тоже, само собой ра
-
зумеется. Им так хотелось, чтобы я при
-
шел и рассказал, что будет дальше!
-
Я бы не стал им рассказывать всего.
Же
нщинам никогда нельзя доверять по
-
лностью, даже лучшим из них.
Я не стал оспаривать это вопиющее за
-
явление, а только заметил, что вернусь
ча
са через два.
-
Прекрасно! Счастливого пути. Да, вот
что, если уж вы отправляетесь через ре
-
ку, захватите с собой Тоби. Я думаю, он
нам теперь не понадобится.
Я сделал, как сказано, и отдал его старо
-
му натуралисту с Пинчин
-
лейн вместе с
полсовереном. Оттуда я поехал прямо в
Камберуэлл. Мисс Морстен еще не опра
-
вилась от переживаний прошлого вечера,
но была полна любопытства. И миссис
Форрестер жаждала узнать дальнейший
ход событий. Я рассказал им все, как бы
-
ло, опустив только самые ужасные под
-
ро
бности. Рассказывая о смерти мистера
Шолто, я умолчал о деталях убийства.
Но, несмотря на сокращения, мой рас
-
сказ все
-
таки сильно поразил и развол
-
новал их.
-
Как в романе!
- воскликнула миссис
Фо
ррестер.
- Принцесса
- жертва неспра
-
ве
дливости, клад с драгоценностями, че
-
р
нокожий каннибал, разбойник на дере
-
вянной ноге. Это вместо традиционного
дракона или какого
-
нибудь коварного
гра
фа.
-
И два странствующих рыцаря
-
спасите
-
ля,
- прибавила мисс Морстен и ясными
глазами посмотрела в мою сторону.
-
Послушайте, Мэри, ведь от исхода по
-
исков зависит ваша судьба. Мне кажется,
что вы не подумали об этом и поэтому
так равнодушны. Только вообразите, что
значит быть богатой и чтобы весь мир
был у твоих ног.
Сердце мое радостно забилось, когда я
увидел, что мисс Морстен не проявила
никакого восторга по поводу блестящих
возможностей, открывающихся ей. Нао
-
борот, она небрежно тряхнула своей гор
-
дой головкой, как будто эти сокровища
не имели к ней отношения.
-
Меня очень беспокоит судьба мистера
Таддеуша Шолто,
- сказала она.
- Все ос
-
та
льное неважно. Он был так добр и бла
-
городен. Наш долг сделать так, чтобы с
него сняли это ужасное, несправедливое
обвинение.
Когда я покинул дом миссис Форрестер,
уже сильно смеркалось. На Бейкер
-
стрит
я вернулся, когда было совсем темно.
Кни
га и трубка моего друга лежали в его
кресле, но его самого не было. Я поискал
записку, но не нашел.
-
Что, мистер Холмс вышел куда
-
нибу
-
дь?
- спросил я хозяйку, когда она вошла
в комнату, чтобы опустить шторы.
-
Нет, он ушел к себе. Знаете, мистер
Уот
сон,
- тут хозяйка перешла на много
-
значительный шепот,
- я боюсь, что он
не
здоров.
-
Почему вы так думаете?
-
Очень он сегодня странный. Как толь
-
ко вы ушли, он стал ходить по комнате
туда
-
сюда, туда
-
сюда, я слушать и то
устала эти бесконечные шаги. Потом он
стал разговаривать сам с собой, бормотал
что
-
то. И всякий раз, как брякал звонок,
выходил на площадку и спрашивал: «Что
там такое, миссис Хадсон?» А потом по
-
шел к себе и хлопнул дверью, но и оттуда
все время слышно, как он ходит. Хоть бы
он не заболел. Я предложила ему успока
-
ивающее лекарство, но он так посмотрел
на меня, что я не помню, как и убралась
из его комнаты.
-
Думаю, миссис Хадсон, что особенных
причин для беспокойства нет,
- сказал
я.
- Я не раз видел его в таком состоянии.
Он сейчас решает одну небольшую зада
-
чу и, конечно, волнуется.
Я говорил с нашей хозяйкой самым спо
-
койным тоном, но, признаться, и сам на
-
чал тревожиться о состоянии моего дру
-
га, когда, просыпаясь несколько раз но
-
чью, все время слышал за стеной глухой
стук его шагов. Я понимал, какой вред
может причинить его деятельному уму
это вынужденное бездействие.
За завтраком Холмм выглядел осунув
-
шимся и усталым. На щеках лихорадочно
горели два пятнышка.
-
Вы не жалеете себя, Холмс,
- заметил
я.
- Вы ведь всю ночь, я слыхал, не при
-
легли ни на часок.
-
Я не мог спать,
- ответил он.
- Это про
-
клятое дело изводит меня. Застрять на
месте из
-
за какого
-
то пустяка, когда так
много сделано, это уже слишком. Я знаю
преступников, знаю их катер, знаю все. И
ни с места. Я пустил в ход весь мой арсе
-
нал. Вся Темза, оба ее берега обшарены
вдоль и поперек, и никаких следов про
-
клятой «Авроры». Ни ее, ни ее хозяина.
Можно подумать, что они затопили ка
-
тер. Хотя есть факты, говорящие против.
-
Может быть, миссис Смит направила
нас по ложному следу?
-
Нет, это исключается. Я навел справ
-
ки. Катер с такими приметами существу
-
ет.
-
Может, он поднялся вверх по реке?
-
Я и это учел. Сейчас ведутся поиски до
самого Ричмонда. Если сегодня не будет
новостей, я завтра выеду сам. И буду ис
-
кать не катер, а людей. Но я все
-
таки уве
-
рен, абсолютно уверен, что известие при
-
дет.
Однако оно не пришло. Ни от Уиггинса,
ни из других источников. Газеты продол
-
жали печатать сообщения о норвудской
трагедии. Все они были настроены враж
-
дебно к бедному Таддеушу Шолто. Ни в
одной из газет не сообщалось ничего но
-
вого, не считая того, что дознание было
назначено на завтра.
Вечером я опять побывал в Камберуэл
-
ле и рассказал о нашем невезении. Вер
-
нувшись, я застал Холмса в самом мрач
-
ном расположении духа. Он едва отвечал
на мои вопросы и ставил весь вечер ка
-
кие
-
то сложнейшие химические опыты.
Нагревал реторты, дистиллировал воду и
развел под конец такую вонь, что я чуть
не убежал из дому. До рассвета я слышал,
как он звенит пробирками и колбами, за
-
нимаясь своими ароматными экспери
-
ментами.
Проснулся я рано утром, как будто
кто
-
то толкнул меня. Надо мной стоял
Холмс, одетый, к моему удивлению, в
грубую матросскую робу. На нем был бу
-
шлат, и вокруг шеи повязан грубый крас
-
ный шарф.
-
Я отправляюсь в поиски вниз по реке,
Уотсон,
- сказал он мне.
- Я много думал
над моим планом и считаю, что попы
-
таться стоит.
-
Я тоже поеду с вами.
-
Нет, вы мне поможете гораздо больше,
если останетесь здесь. Я ухожу неохотно.
В любую минуту может прийти долго
-
жданное известие, хотя Уиггинс, как я за
-
метил вчера вечером, совсем упал духом.
Прошу вас вскрывать все телеграммы и
письма, адресованные мне. И если про
-
чтете что
-
нибудь важное, действуйте по
собственному усмотрению. Могу я поло
-
житься на вас?
-
Вполне.
-
Боюсь, что мне нельзя будет послать
телеграмму, потому что я и сам еще не
знаю, где в какое время я буду. Но если
мне повезет, я вернусь скоро. И уж, ко
-
нечно, не с пустыми руками.
Все утро и во время завтрака от Холмса
не было никаких известий. Открыв «Ста
-
ндард», я нашел, однако, сообщение, от
-
личающееся от прежних. Газета писала:
«Что касается трагедии в Аппер
-
Нор
ву
-
де, то дело может оказаться куда более
сложным и загадочным, чем показалось
сначала. Как только что установлено, ми
-
стер Таддеуш Шолто абсолютно непри
-
ча
стен к смерти брата. Он и экономка
ми
ссис Берстон вчера вечером выпу
ще
-
ны на свободу. Как сообщают, полиция
ра
сполагает данными, позволяющими
ус
тановить личность настоящих престу
-
пников. Расследование дела находится в
надежных руках полицейского инспек
то
-
ра из Скотленд
-
Ярда мистера Этелни
Джо
нса, известного своей энергией и
проницательностью. Преступники каж
-
дую секунду могут быть арестованы».
«Ну, слава Богу,
- подумал я.
- По кра
-
йней мере наш друг Шолто на свободе.
Что же это за „данные“, интересно? Впро
-
чем, так всегда пишут, когда полиция са
-
дится в лужу».
Я бросил газету на стол, и вдруг в глаза
мне бросилось объявление в колонке
происшествий. В нем говорилось:
«Разыскиваются пропавшие: Мордекай
Смит и его сын Джон, покинувшие при
-
чал Смита около трех часов ночи во вто
-
р
ник на катере „Аврора“. Катер черный с
двумя красными полосами, труба черная
с белой каймой. Вознаграждение
- пять
фунтов тому, кто сообщит о местонах
о
ж
-
дении вышеупомянутого Смита и катера
„Аврора“ его жене миссис Смит, причал
Смита, или на Бейкер
-
стрит, 221
-
б».
Адрес говорил, что объявление помеще
-
но Холмсом. «Хитро составлено,
- поду
-
мал я.
- Беглецы увидят в нем только ес
-
тественное беспокойство жены, разыски
-
вающей мужа».
День тянулся очень долго. Всякий раз,
как стучали в дверь или снаружи разда
-
вались чьи
-
то громкие шаги, я настора
-
живался, ожидая, что это или вернулся
Холмс, или пришли с ответом на объяв
-
ление. Я пытался читать, но мысли мои
неотступно вращались вокруг этого ст
ра
-
н
ного преступления и его странных уча
-
стников, за которыми мы охотились. А
вдруг в рассуждения моего друга вкрала
-
сь роковая ошибка и он стал жертвой чу
-
довищного самообмана? Вдруг его точ
-
ный логический ум построил эту фанта
-
стическую версию на ложных посылках?
Я не знал случая, когда бы Шерлок
Холмс ошибся, но ведь даже самый силь
-
ный ум один раз может ошибиться. Его
могла ввести в заблуждение слишком уж
изощренная логика. Он предпочитал ст
-
ранные, хитроумные объяснения, отбра
-
сывая прочь более простые и естествен
-
ные, находившиеся под рукой. Но, с дру
-
гой стороны, я сам был очевидцем проис
-
шедшего, своими ушами слышал доводы
Холмса. Проследив в который раз с само
-
го начала всю длинную цепь странные
событий, многие из которых сами по себе
могли бы показаться пустяком, я должен
был признать, что если Холмс и заблуж
-
дается, то истина все равно лежит где
-
то
в области удивительного и маловероят
-
ного.
В три часа пополудни послышалось рез
-
кое звяканье колокольчика, в прихожей
раздался чей
-
то властный голос, и, к мое
-
му удивлению, в комнату вошел не кто
иной, как мистер Этелни Джонс собст
ве
-
н
ной персоной. Но как не походил он се
-
г
одня на того высокомерного и бесцере
-
монного поборника здравого смысла, ко
-
торый с таким непререкаемым апломбом
взялся расследовать норвудскую траге
-
дию! Лицо у него было понурое, весь он
как
-
то обмяк, а в его осанке появилось
даже что
-
то просительное.
-
Добрый день, сэр, добрый день,
- про
-
говорил он.
- Мистера Холмса, как я ви
-
жу, нет дома?
-
Нет. И я не знаю, когда он придет. Но,
может быть, вы подождете его? Садитесь
в это кресло. Вот вам сигары.
-
Благодарю вас. Я и правда подожду,
-
сказал он, вытирая лицо красным, в кле
-
тку носовым платком.
-
Виски с содовой хотите?
-
Э
-
э, полстакана. Слишком жаркая сто
-
ит погода для сентября. К тому же нет
конца всяким волнениям. Вы ведь знаете
мою норвудскую версию?
-
Помню, вы излагали ее.
-
Ну вот, я был вынужден ее пересмот
-
реть. Я так ловко подвел сеть под мистера
Шолто, так крепко ее затянул, и вд
-
руг
-
бац!
- в сети оказалась дырка, и он
ушел. У него неоспоримое алиби. С той
минуты, как за ним захлопнулась дверь
комнаты брата, его видели то здесь, то
там, словом, он ни на одну секунду не
оставался один. И не мог поэтому ни вле
-
зть на крышу, ни проникнуть на чердак
сквозь слуховое окно. Это очень темное
дело, и мой профессиональный престиж
поставлен на карту. Я был бы очень рад
небольшой помощи.
-
Все мы нуждаемся иногда в помощи,
-
заметил я.
-
Ваш друг мистер Шерлок Холмс
- вы
-
дающаяся личность, сэр,
- сказал он до
-
верительно осипшим голосом.
- Он чело
-
век, не знающий поражений. Мне
-
то из
-
вестно, в скольких делах участвовал этот
молодой человек, и всегда ему удавалось
докопаться до истины. Он несколько не
-
последователен в своих методах и, пожа
-
луй, чересчур торопится делать выводы,
но вообще, я думаю, он мог бы стать са
-
мым выдающимся сыщиком Скот
ленд
-
Яр
да, и готов заявить это кому угодно.
Сегодня утром я получил от него теле
-
грамму, из которой ясно, что у него есть
свежие факты по этому делу. Вот теле
-
грамма.
Он вынул ее из кармана и протянул
мне. Она была послана в двенадцать ча
-
сов из Поплара. «Немедленно идите на
Бе
йкер
-
стрит,
- писал Холмс.
- Если я не
успею вернуться, подождите меня. Сле
-
дую по пятам норвудской парочки. Если
хотите участвовать в финише, можете
присоединиться к нам».
-
Хорошие новости! Значит, Холмс опя
-
ть напал на их след,
- сказал я.
-
Ага, значит, и он допустил промах!
-
воскликнуло явным удовольствием Джо
-
нс.
- Даже лучшим из нас свойственно
ошибаться. Конечно, эта телеграмма мо
-
жет оказаться ложной тревогой, но мой
долг инспектора Скотленд
-
Ярда не упус
-
кать ни одного шанса. Я слышу шаги.
Возможно, это Холмс.
Н
а лестнице послышалось тяжелое ша
-
р
к
анье ног, сильное пыхтение и кашель,
как будто шел человек, для которого ды
-
шать было непосильным трудом. Один
или два раза он останавливался. Но вот
наконец он подошел к нашей двери и от
-
ворил ее. Его внешность вполне соответ
-
ствовала звукам, которые доносились до
нас. Это был мужчина преклонных лет в
одежде моряка
- старый бушлат был за
-
стегнут до подбородка. Спина у него бы
-
ла согнута, колени дрожали, а дыхание
было затрудненное и болезненное, как у
астматика. Он стоял, опершись на толс
-
тую дубовую палку, и его плечи тяжело
поднимались, набирая в легкие непос
лу
-
шный воздух. На шее у него был цветной
платок, лица, обрамленного длинными
седыми бакенбардами, почти не было
видно, только светились из
-
под белых
мо
хнатых бровей темные умные глаза. В
общем, он произвел на меня впечатление
почтенного старого моряка, впавшего на
склоне лет в бедность.
-
Чем можем вам служить, папаша?
-
спросил я.
Он обвел комнату медленным взглядом
старика.
-
Мистер Шерлок Холмс дома?
- спро
-
сил он.
-
Нет. Но я его заменяю. Вы можете ра
с
-
сказать мне все, что хотели рассказать
ему.
-
А я хочу видеть самого Шерлока Холм
-
са,
- упрямо повторил старик.
-
Но я же вам говорю, что я его заме
-
няю. Вы пришли по поводу катера Смита,
конечно?
-
Да, я знаю, где он. Еще я знаю, где лю
-
ди, которых он ищет. Знаю, где сокрови
-
ща. Я все знаю!
-
Расскажите мне; это все равно, что
рассказать Холмсу.
-
Нет, я должен рассказать только ему
самому,
- твердил наш гость со старико
в
-
ским упрямством и раздражительностью.
-
Тогда подождите его.
-
Не хочу ждать. Не хочу даром терять
де
нь ни ради кого. Если мистера Холмса
нет, пусть себе все узнает сам. А вам я ни
-
чего не скажу, больно мне ваши физио
-
но
мии не нравятся.
Он поковылял к двери, но Джонс обо
-
гнал его.
-
Подожди, приятель,
- сказал он.
- У те
-
бя есть важные сведения, и ты не уйдешь
отсюда. Придется тебе подождать, хоче
-
шь ты или нет, нашего друга Холмса.
Старик, рванулся к двери, но Этелни
Джо
нс заслонил ее своей широкой спи
-
ной, и старик понял, что сопротивление
бесполезно.
-
Хорошенькое обращение с гостем,
-
ска
зал он, стуча палкой.
- Я пришел сю
-
да, чтобы поговорить с мистером Холм
-
сом. А вы двое набросились на меня, хотя
я вас знать не знаю. Хорошенькое обра
-
ще
ние с человеком!
-
Вам не сделают ничего плохого,
- ска
-
зал я.
- Садитесь сюда на диван и подо
-
ждите. Холмс очень скоро вернется.
Он мрачно подошел к дивану и сел, по
-
д
перев ладонями свою большую голову.
Мы с Джонсом снова взяли наши сигары
и продолжили разговор.
Вдруг голос Холмса оборвал нас на по
-
луслове:
-
Могли бы предложить сигару и мне.
Мы так и подпрыгнули в креслах. Пря
-
мо перед нами сидел Холмс и довольно
улыбался.
-
Холмс!
- воскликнул я.
- Вы здесь? А
где же старик?
-
Вот он,
- ответил Холмс, протягивая в
руке копну белых волос.
- Вот он весь
-
бакенбарды, парик, брови. Я знал, что
мой маскарад удачен, но не предполагал,
что он выдержит такое испытание.
-
Вот это класс!
- с искренним восхище
-
нием воскликнул Джонс.
- Из вас вышел
бы отличный актер, первосортный! Вы
ка
шляете точь
-
в
-
точь как постоялец ра
-
ботного дома. А за ваши дрожащие коле
-
ни можно дать десять фунтов в неделю.
Мне, правда, показался знакомым блеск
глаз. Но уйти вы все
-
таки от нас не смог
-
ли.
-
Я работал в этом маскарадном костю
-
ме весь день,
- сказал он, зажигая сига
-
ру.
- Видите ли, преступный мир уже до
-
вольно хорошо знает меня, особенно по
-
сле того, как мой друг, сидящий здесь,
взялся за перо. Так что я теперь могу по
-
являться на передовых позициях только
в переодетом виде. Вы получили мою
телеграмму?
-
Да, поэтому
-
то я здесь.
-
Как подвигается ваша версия?
-
Лопнула. Мне пришлось отпустить
двух моих пленников, а против осталь
-
ных двух нет ни одной улики.
-
Не расстраивайтесь. Мы вам дадим па
-
рочку других взамен. Я только прошу вас
на время целиком подчиняться мне, дей
-
ствовать по выработанному мной плану.
Согласны? Конечно, вся заслуга в этом
де
ле будет официально признана за ва
-
ми.
-
Согласен, если вы поможете мне взять
этих двоих.
-
Тогда, во
-
первых, мне необходима бы
-
строходная посудина
-
полицейский мо
-
торный катер. К семи часам у Вестмин
с
-
терского причала.
-
Будет сделано. Там всегда дежурит по
-
лицейская лодка. Но, пожалуй, мне луч
-
ше пойти через дорогу и позвонить для
верности.
-
Затем два полицейских посильнее на
случай сопротивления.
-
В катере всегда есть два или три чело
-
века.
-
Когда мы их возьмем, у нас в руках
окажутся сокровища. Я думаю, мой друг
будет очень рад доставить сундучок од
-
ной молодой леди, которой по праву при
-
надлежит половина. Пусть она первая
откроет его. А, Уотсон?
-
Мне это было бы очень приятно.
-
Нарушение процедуры, но дело такое
необычное, что можно будет закрыть
гла
за. Но потом клад надо передать вла
-
стям до окончания следствия.
-
Конечно. Это будет легко сделать. Еще
один момент. Мне бы очень хотелось ус
-
лыхать о некоторых подробностях из уст
самого Джонатана Смолла. Вы знаете, я
люблю выяснять все до конца. Не будет
возражений, если я с ним неофициально
встречусь здесь, у меня, или в каком
-
ни
-
будь другом месте, конечно, под надеж
-
ной охраной?
-
Вы хозяин положения, вам и карты в
руки. Но у меня до сих пор нет никаких
доказательств существования этого само
-
го Джонатана Смолла. Однако если вы
мне представите его, я не смогу отказать
вам в вашей просьбе.
-
Значит, решено?
-
Решено. Еще что?
-
Это уже последнее: я хочу, чтобы вы
пообедали с нами. У нас есть устрицы,
па
ра куропаток и небольшой выбор бе
-
лых вин. Нет, Уотсон, вы не умеете цени
-
ть мои достоинства домашней хозяйки.
Глава X.
Конец островитянина
бед проходил очень оживленно.
Холмс, когда хотел, мог быть ис
-
ключительно интересным собесед
-
ником. А в тот вечер он был в уда
-
ре
- сказалось сильное нервное возбужде
-
ние. Я никогда прежде не видел его та
-
ким разговорчивым. Он говорил о сред
-
невековой керамике и о мистериях, о ск
-
рипках Страдивари, буддизме Цейлона и
о военных кораблях будущего. И говорил
так, будто был специалистом в каждой
об
ласти. Эта яркая вспышка была реак
-
цией живого ума после мрачного уны
-
ния, которое завладело им накануне.
Этелни Джонс в свободную от дел минуту
оказался очень общительным человеком
и за обедом доказал, что знает толк в жи
-
зненных радостях. Я тоже был в припод
-
нятом настроении, предчувствуя конец
дела и заразившись весельем Холмса.
Никто из нас за весь вечер не упомянул о
причине, которая собрала нас вместе.
О
Когда убрали со стола, Холмс посмот
-
рел на часы и разлил в бокалы портвейн.
-
Давайте выпьем,
- сказал он,
- за успех
нашей маленькой вылазки. А теперь пора
идти. У вас есть оружие, Уотсон?
-
Мой старый боевой пистолет. Он в
ящике стола.
-
Возьмите его с собой. Это необходимо.
Я вижу, что кэб уже у двери, он был зака
-
зан на половину седьмого.
У Вестминстерского причала мы были в
семь с небольшим. Катер уже ждал нас.
Холмс оглядел его критически.
-
Есть на нем что
-
нибудь, что выдавало
бы его принадлежность полиции?
- спро
-
сил он.
-
Да. Зеленый фонарь сбоку.
-
Тогда снимите его.
Все было сделано мгновенно, мы вошли
в катер и отчалили. Джонс, Холмс и я си
-
дели на корме. Один полицейский стоял
у руля, другой следил за топкой, впереди
расположились два дюжих полисмена.
-
Куда?
- спросил Джонс.
-
К Тауэру. Прикажите им остановиться
напротив Джекобсон
-
Ярда.
Наше суденышко оказалось очень быст
-
ро
ходным. Мы промчались мимо верени
-
цы груженых барж, как будто они не
плы
ли, а стояли на месте. Когда мы до
-
гнали и оставили позади речной пароход,
Холмс удовлетворенно улыбнулся.
-
Можно подумать, что наш катер
- са
-
мое быстроходное судно на реке,
- заме
-
тил он.
-
Ну, это вряд ли. Но катеров быстрее
этого, пожалуй, найдется немного.
-
Мы должны догнать «Аврору». А она
слывет быстроходным судном. Сейчас я
введу вас, Уотсон, в курс дела. Вы помни
-
те, как меня угнетала эта нелепая задер
-
жка.
-
Помню.
-
Так вот, я решил дать голове полный
отдых и занялся химическими опытами.
Один из наших великих государственных
мужей сказал как
-
то, что перемена заня
-
тия
- лучший отдых. И это правильно.
Ко
гда мне удалось наконец разложить уг
-
леводород, я вернулся к нашей загадке и
все заново обдумал. Моя команда маль
-
чишек обшарила всю реку не один раз, и
безрезультатно. «Авроры» нигде не бы
-
ло
- ни на причалах, ни дома. Вряд ли
они затопили ее, чтобы замести следы.
Хотя и эту возможность следует иметь в
виду, если поиски в конце концов не при
-
ведут ни к чему. Я знал, что этот Смолл
довольно хитер, но я думаю, что какая-
ни
будь
особенно утонченная хитрость
ему не по плечу. Ее ожидаешь, как пра
-
вило, от человека образованного. Даль
-
ше, нам известно, что он жил несколько
времени в Лондоне, вел наблюдение за
По
ндишери
-
Лодж, а это значит, что по
-
кинуть пределы Англии он сразу же не
мог; чтобы уладить дела, нужно время
-
день, а может, на наше счастье, и больше.
Такой по крайней мере напрашивается
вывод.
-
Вывод довольно слабый,
- заметил я.
-
Он мог все уладить и до нападения на
Пондишери
-
Лодж.
-
Нет, не думаю. Он очень дорожит сво
-
им убежищем, где можно отлежаться в
случае опасности, и покинет его только
тогда, когда будет в полной уверенности,
что ему совсем ничего не грозит. И вот
еще что пришло мне в голову: Джонатан
Смолл должен был понимать, что нео
бы
-
чная внешность его помощника, как бы
ни старался он замаскировать его, может
вызвать всякие толки, и, возможно, кое
-
кто догадается связать его с норвудской
трагедией. Он достаточно умен, чтобы
понимать это. Итак, они покинули свою
штаб
-
квартиру ночью, под покровом тем
-
ноты. И, конечно, лучшим вариантом
бы
ло бы вернуться до света. Но «Аврора»
отошла от причала, по словам миссис
Смит, когда был уже четвертый час. В это
время совсем светло, через час
-
другой на
улицах появится народ. На основании
этого я сделал вывод, что они не должны
уйти далеко. Они хорошо заплатили
Сми
ту, чтобы он держал язык за зубами,
наняли его катер до окончательного ис
-
чезновения и поспешили с кладом в свое
логово. Они решили выждать пару день
-
ков, чтобы узнать из газет, в каким на
-
правлении пошло следствие и нет ли за
ними слежки. И тогда уже опять под по
-
кровом темноты идти в Грейвсенд или
куда
-
нибудь в Даунс. Они, несомненно,
за
ранее позаботились заказать места на
ка
кой
-
нибудь корабль, уходящий в Аме
-
рику или колонии.
-
А как же катер? Не могли же они за
-
хватить его в свое логово?
-
Конечно, не могли. А это значит, что
«Аврора», несмотря на неуловимость, на
-
ходится где
-
то совсем рядом. Я поставил
себя на место Смолла и постарался взгля
-
нуть на дело его глазами. По всей вероят
-
ности, он решил, что отпустить «Аврору»
или поставить у ближайшего причала
опасно: вдруг полиция все
-
таки напала
на их след. Куда же деть «Аврору», чтобы
она была невидима для всех, а для него
досягаема в любую минуту? Что бы сде
-
лал я, случись мне решать такую задачу?
И я увидел одну
-
единственную возмож
-
ность. Надо поставить ее в какой
-
нибудь
док для мелкого ремонта. Там она будет
надежно укрыта от посторонних глаз и
всегда готова к отплытию.
-
Как просто!
-
В том
-
то и дело, что простое объясне
-
ние всегда приходит в голову в послед
-
нюю очередь. Когда я это сообразил, я
ре
шил немедленно действовать и, при
-
няв обличье безобидного старого матро
-
са, отправился вниз по Темзе осматри
-
вать доки. В пятнадцати доках об «Авро
-
ре» никто и не слыхал. Зато в шестнадца
-
том я был вознагражден за терпение: мне
сказали, что «Аврору» два дня назад по
-
ставил к ним человек на деревянной ноге
и попросил проверить руль. «Но руль
оказался в полном порядке,
- сказал мне
корабельный мастер.
- Вон она там стоит,
черная с красными полосами». Не успел
он это сказать, как в доке появился не кто
иной, как сам пропавший хозяин «Авро
-
ры» Мордекай Смит. Я бы, конечно, не
узнал его, но он, будучи основательно
пьян, орал во всю глотку, что он хозяин
«Авроры». Мордекай Смит требует, что
-
бы его посудина была готова сегодня к
восьми часам. «Ровно к восьми,
- повто
-
рил он,
- я обещал двум джентльменам,
которые не любят ждать». Они, по
-
види
-
мому, хорошо заплатили ему, потому что
он швырял шиллинги налево и направо.
Я несколько времени шел было за ним,
но он юркнул в первый же кабачок. Тогда
я пошел обратно в док. По дороге случай
-
но встретил одного из мальчишек и по
-
ставил его наблюдать за «Авророй». Уви
-
дев, что она отчаливает, он начнет махать
платком. Мы тем временем будем карау
-
лить их на реке. И как только они выйдут
из дока, схватим их вместе с «Авророй» и
сокровищами.
-
Те это люди, которых мы ищем, или
нет, но продумано все образцово,
- сказал
Джонс.
- И все
-
таки я лучше направил бы
в Джекобсон
-
Ярд отряд полиции и спо
-
койно схватил бы их, только бы они там
появились.
-
А они бы там не появились. Смолл хи
-
тер. Я не сомневаюсь, что он вышлет впе
-
ред разведчика, и, если тот почует опас
-
ность, Смолл заляжет в берлогу еще на
неделю.
-
Но можно выследить Смита и таким
образом найти их убежище,
- сказал я.
-
Тогда мы потеряем еще день. К тому
же я на девяносто девять процентов убе
-
жден, что Смит не знает, где они прячут
-
ся. Ему хорошо платят, виски есть, к чему
задавать ненужные, не относящиеся к де
-
лу вопросы… Распоряжения ему посыла
-
ются, он выполняет их… Нет, я обдумал
все возможные пути, этот наилучший.
Пока мы так говорили, наша лодка про
-
носилась под многочисленными моста
-
ми, перекинутыми через Темзу. Послед
-
ние лучи солнца золотили крест на купо
-
ле собора святого Павла. Тауэра мы до
-
стигли, когда уже сильно смеркалось.
-
Вот Джекобсон
-
Ярд,
- сказал Холмс,
указывая на лес мачт и снастей в стороне
Суррея.
-
Курсируйте взад и вперед под прикры
-
тием этой флотилии,
-
приказал Холмс,
поднося к глазам ночной морской бино
-
кль, и несколько времени обозревая бе
-
рег.
- Я вижу моего караульного, но плат
-
ком он еще не машет.
-
А что, если мы пройдем немного ниже
и будем ждать их там?
- предложил сго
-
равший от нетерпения Джонс.
Мы все уже сидели как на иголках. Да
-
же ничего не знавшие полицейские и ру
-
левой с кочегаром, и те заразились на
-
шим волнением.
-
Мы не имеем права рисковать,
- ска
-
зал Холмс.
- Десять шансов против одно
-
го, что они пойдут вниз по реке, а не вве
-
рх. И все
-
таки мы должны учесть и эту
возможность. Отсюда нам хорошо виден
вход в док, а нас почти незаметно. Ночь
обещает быть светлой, и огней на реке
мно
го. Мы должны оставаться там, где
мы есть. Видите, как хорошо видны отсю
-
да люди, снующие в свете газовых фона
-
рей.
-
Они возвращаются домой после рабо
-
ты в доке.
-
Какие они усталые и грязные! Но в ка
-
ж
дом горит искра бессмертного огня.
Гля
дя на них, ни за что не скажешь этого.
И тем не менее это так. Странное все-та
-
ки
существо человек.
-
Кто
-
то назвал человека животным, на
-
деленным душой.
-
Уинвуд Рид хорошо сказал об этом,
-
продолжал Холмс.
-
Он говорит, что отдельный человек
-
это неразрешимая загадка, зато в совоку
-
п
ности люди представляют собой некое
ма
тематическое единство и подчинены
определенным законам. Разве можно, на
-
пример, предсказать действия отдельно
-
го человека, но поведение целого колле
-
ктива можно, оказывается, предсказа
ть с
большей точностью. Индивидуумы ра
-
зличаются между собой, но процентное
отношение человеческих характеров в
любом коллективе остается постоянным.
Так говорит статистика. Но что это, каже
-
тся, платок? В самом деле, там кто
-
то ма
-
шет белым.
-
Это один из ваших мальчишек. Я от
-
четливо вижу его!
- воскликнул я.
-
А вот и «Аврора»!
- крикнул Холмс.
-
Отличный у нее ход. Эй, там, внизу, пол
-
ный вперед! Следуйте за тем катером с
же
лтым огнем. Я не прощу себе, если он
уйдет от нас!
«Аврора» незаметно выскользнула из
до
ка и, набирая скорость, прошла за ма
-
ленькими суденышками, так что, когда
мы увидели ее, она уже мчалась на всех
парах. Она уходила вниз по реке, держась
берега. Быстроходность ее была порази
-
тельна. Джонс посмотрел на нее с трево
-
гой.
-
Очень лихо идет,
- сказал он.
- Нам ее
не догнать.
-
Должны догнать!
- проговорил Холмс,
стиснув зубы.
- Не жалейте угля! Выжми
-
те из машины все, что можно. Пусть луч
-
ше сгорит катер, чем они уйдут от нас!
Теперь мы шли прямо на них. Огонь в
топках гудел, мощная машина стучала,
как огромное металлическое сердце. Ос
т
-
рый, отвесный нос лодки, как ножом, ра
-
с
секал спокойную воду, посылая влево и
вправо две круглые, длинные, тугие вол
-
ны. В такт машине вся лодка вибрирова
-
ла и вздрагивала, как живое существо.
Же
лтый фонарь на носу бросал вперед
длинный мерцающий столб света. Впере
-
ди нас бежало по воде темное пятно
- это
была «Аврора». Вихрь белой пены за ней
свидетельствовал о скорости, с какой она
шла. Мы проносились мимо барж, паро
-
ходов, торговых парусников, обгоняя их
слева и справа. Из темноты доносились
гро
мкие голоса, а «Аврора» все уходила
впе
ред, и мы висели у нее на хвосте.
-
Наддайте ходу!
- крикнул Холмс, заг
-
ля
нув в машинное отделение; яркое пл
а
-
мя осветило снизу его напряженное, ор
-
линое лицо.
-
Мне кажется, мы нагоняем их,
- сказал
Джонс, не спуская с «Авроры» глаз.
- Нет
никакого сомнения!
- воскликнул я.
-
Еще несколько минут
- и мы нагоним их.
И в тот же миг судьба зло посмеялась
над нами: путь наш пересек буксир с тре
-
мя баржами. Если бы не рулевой, вывер
-
нувший до отказа руль, мы врезались бы
в него. Когда наконец мы обогнули их и
снова легли на курс, оказалось, что «Ав
-
рора» ушла вперед на добрых двести яр
-
дов, но, к счастью, все еще была хорошо
видна. Наша машина давала полную мо
-
щность, хрупкая посудина вибрировала и
трещала под напором яростной энергии,
которая несла нас. Мы оставили позади
Пул, миновали Вест
-
индские доки, обо
-
гнули длинную Дептфордскую косу и Со
-
бачий остров. Смутное пятно впереди нас
стало принимать изящные очертания
«Ав
роры». Джонс включил прожектор, и
мы ясно увидели на ее борту людей.
Один сидел на корме, нагнувшись к како
-
му
-
то черному предмету у его ног. Рядом
лежала темная куча, похожая на огром
-
ного ньюфаундленда. Красное пламя т
о
-
п
ки освещало старшего Смита, он был
об
нажен до пояса и яростно, как заведен
-
ный, бросал в топку уголь, сын его дер
-
жал румпель. Беглецы не сразу поняли,
что за ними погоня, но, видя, что мы
неотступно идем за ними, повторяя все
их зигзаги и повороты, они перестали со
-
мневаться. У Гринвича нас разделяло са
-
женей сто, к Блэкуоллу расстояние со
-
кра
тилось до семидесяти пяти. За годы
моей полной приключений армейской
жизни мне не раз приходилось участво
-
вать в погоне, но никогда я не испытывал
такого жгучего волнения, как во время
этой бешеной гонки по Темзе. Мы все
ближе и ближе. В ночной тиши слышен
стук и пыхтение их машины. Человек на
ко
рме все еще стоит, нагнувшись над
чем
-
то на палубе, что
-
то делая руками,
поминутно поднимая голову, чтобы при
-
кинуть на глаз расстояние между «Авро
-
рой» и нами. Мы уже совсем близко.
Джо
нс крикнул, чтобы они остановились.
Нас разделяет всего четыре корпуса, и
обе лодки летят, как на крыльях. На этом
участке Темзы было пустынно. С одной
стороны протянулась низина Баркингле
-
вел, с другой
- печальные Пламстедские
болота. Услыхав приказ Джонса, человек
на корме вскочил на ноги и, тряся над го
-
ловой сжатыми кулаками, стал ругать нас
грубым и охрипшим голосом. Это был
сильный, рослый человек, он стоял на
па
лубе, широко расставив ноги, и я уви
-
дел, что, начиная от бедра, вместо правой
ноги у него деревянный протез. При зву
-
ках его резкого, хриплого голоса темная
куча на палубе зашевелилась и оберну
-
лась маленьким черным человечком, у
него была огромная, неправильной фор
-
мы голова с копной всклокоченных во
-
лос. Холмс вынул свой пистолет, я тоже
схватился за свой при виде этого чудови
-
ща. На нем было что
-
то темное, не то ба
-
лахон, не то одеяло, открытым оставало
-
сь только лицо, какое может привидеться
только в кошмарном сне. Никогда в жиз
-
ни ни в одном лице я не встречал столько
жестокости и кровожадности. Глаза его
блестели мрачным, угрюмым блеском, а
толстые губы, вывернутые наружу, изги
-
бались злобной усмешкой, обнажая зубы,
лязгавшие от животной ярости.
-
Если он поднимет руку, стреляйте,
-
невозмутимо проговорил Холмс.
«Аврора» была уже на расстоянии од
-
ного корпуса от нас, можно сказать, на
ра
сстоянии вытянутой руки. Я хорошо
ви
дел этих двоих
- большого белого муж
-
чину, стоящего, широко расставив ноги,
и поносящего нас отборными ругатель
-
ствами, и страшного карлика: его отвра
-
тительное лицо и оскаленные желтые зу
-
бы, поблескивающие в свете нашего фо
-
наря.
Хорошо, что мы успели подойти так
близко. Несмотря на то, что мы не спус
-
кали с него глаз, он быстрым движением
вынул из складок своего одеяния корот
-
кую деревянную трубку, похожую на ли
-
нейку школьника, и сунул ее в рот. Наши
выстрелы грянули одновременно. Кар
-
лик повернулся, раскинул руки и, издав
захлебывающийся кашель, упал боком в
воду. На один миг в пене волн я увидел
его смертоносный, ненавидящий взгляд.
В тот же миг человек на деревянной ноге
изо всех сил налег на руль, и его лодка
кру
то повернула к южному берегу. Мы
продолжали стрелять по ней, но мимо.
Пули пролетели всего в нескольких фу
-
тах от нее. Мы тоже повернули, но позд
-
но: «Аврора» уже ткнулась носом в берег.
Это было дикое, пустынное место. Луна
заливала мертвенным светом огромную
болотистую равнину, на которой блесте
-
ли окна стоячей воды и темнели остров
-
ки гниющих растений. Глухо ударившись
о берег, «Аврора» застряла прочно, нос
ее задрался в воздух, а корма погрузи
-
лась в воду. Беглец выскочил на берег, и
его деревянная нога тотчас ушла на всю
длину в вязкую почву. Напрасно он ста
-
рался высвободить ее, дергаясь всем те
-
лом. Он не мог больше сделать ни одного
шага ни вперед, ни назад. Он завыл в
бессильной злобе и яростно заколотил
другой ногой по болотистой жиже. Но
его злополучная деревяшка только еще
глубже уходила в предательскую почву.
Когда наш катер подошел к нему, он уже
так прочно встал на якорь, что мы суме
-
ли вытащить его только с помощью ве
-
ревки, которой он обвязал свое тулови
-
ще. И мы долго тянули его, как огром
-
ную, опасную рыбину. Оба Смита, отец и
сын, сидели понурившись в своем катере,
но безропотно подчинились нашему при
-
казу и перешли к нам на борт. Потом мы
вызволили «Аврору» и крепко привязали
ее к своей корме. На ее палубе стоял тя
-
желый железный сундучок ручной ин
-
дийской работы, безо всякого сомнения,
тот самый, в котором хранились прино
-
сящие несчастье сокровища семьи Шол
-
то. Ключа не было, и мы осторожно отне
-
сли его, хотя он был довольно тяжел, в
нашу маленькую кабину. Мы медленно
возвращались в Лондон и все время пути
обшаривали прожектором реку и берега,
но так и не нашли следов маленького ос
-
тровитянина. Где
-
то на илистом дне Тем
-
зы так и останутся лежать до скончания
века кости этого странного чужеземца,
на
шедшего свой конец на наших туман
-
ных берегах.
-
Смотрите,
- показал Холмс на створку
деревянной двери,
- он все
-
таки выстре
-
лил первый.
Действительно, в дереве как раз против
того места, где мы с Холмсом стояли, то
-
р
чала одна из тех черных колючек, кото
-
рые мы так хорошо знали. Должно быть,
она пролетела между нами в тот самый
миг, когда мы одновременно разрядили
свои пистолеты. Холмс улыбнулся, а ме
-
ня, признаться, пробрала дрожь, ко
гда я
представил себе, какой страшной смерти
мы чудом избежали этой ночью.
Глава XI.
Сокровища Агры
аш пленник сидел в кабине на
-
против ларца, к которому он так
стремился и ради которого столь
-
ко преодолел препятствий. Его
лицо, точно вырезанное из красного де
-
рева, с отчаянным до дерзости взглядом
и сетью крупных и мелких морщин, гово
-
рило о жизни, сопряженной с трудом на
открытом воздухе. Его подбородок, по
-
крытый густой растительностью, сильно
выдавался вперед, обличая упрямый, не
-
сговорчивый характер. Ему было, навер
-
ное, лет около пятидесяти, его черные ку
-
дрявые волосы были сильно подернуты
сединой. Черты его лица, когда оно было
спокойно, не были лишены приятности,
зато стоило ему прийти в ярость
- мы это
только что видели
- и оно становилось
же
стоким и мрачным от нависших бро
-
вей и агрессивно торчащего подбородка.
Сейчас он сидел неподвижно, положив
большие руки в наручниках на колени и
Н
опустив на грудь голову. Время от време
-
ни он бросал острый блестящий взгляд
на ларец
- причину своих преступных де
-
й
ствий. Мне показалось, что в его суро
-
вом, замкнутом лице было больше печа
-
ли, чем злобы. Однажды он взглянул
вве
рх, и мне почудилась в его взгляде ус
-
мешка.
-
Знаете, Джонатан Смолл,
- начал Ше
-
р
лок Холмс,
- мне очень жаль, что так все
обернулось.
-
И мне тоже, сэр,
- отозвался он с чувс
-
т
вом.
- Но я думаю, виселица мне на этот
раз не грозит. Я готов присягнуть на Биб
-
лии, что я не повинен в смерти мистера
Шолто. Это маленький дьявол Тонга вы
-
стрелил в него своей проклятой стрелой.
Мои руки не запятнаны кровью, сэр. Мне
было очень жаль этого Шолто, как будто
он был мой родной брат. Я хорошенько
вздул Тонгу свободным концом веревки,
но да что толку. Сделанного не воротишь.
-
Возьмите сигару,
- сказал Холмс.
- И
глотните из моей фляги: вы промокли
на
сквозь. Но, скажите, как вы могли ожи
-
дать, что такой маленький, тщедушный
человечек одолеет мистера Шолто да еще
будет держать его, пока вы лезли по ве
-
ревке?
-
Вы, я вижу, сэр, знаете все, как будто
видели собственными глазами. Я рассчи
-
тывал на то, что в этот час в кабинете ни
-
кого не будет. Я хорошо знаю распорядок
жизни в Пондишери
-
Лодж. В это время
мистер Шолто обычно спускался вниз
ужи
нать. Я не хочу ничего скрывать. Сей
-
час самая лучшая защита
- говорить пра
-
в
ду. Будь это старый майор, я бы с лег
-
ким сердцем позволил вздернуть себя на
виселицу. Ударить его ножом мне все р
а
-
вно что выкурить сигару. Но такое уж
мое невезение, что я пойду на каторгу
из
-
за молодого Шолто, с которым мы да
-
же ни разу не поссорились.
-
Вы находитесь в руках Этелни Джонса
из Скотленд
-
Ярда,
- прервал его Холмс.
-
Он обещал завезти вас ко мне, и я попро
-
шу вас чистосердечно мне все рассказать.
Тогда, возможно, я смогу вам помочь. Я
попробую доказать, что яд этот действует
так быстро, что, когда вы появились в ко
-
мнате, мистер Шолто был уже мертв.
-
Но так оно и было, сэр. Когда я влез в
окно и увидел его оскаленное, склонен
-
ное набок лицо, меня чуть удар не хва
-
тил. Я готов был задушить Тонгу, но он
вы
рвался и убежал на чердак. Тогда
-
то
он и забыл свою дубинку и потерял эти
проклятые колючки, как он потом мне
признался. Я думаю, они
-
то и были глав
-
ной уликой против нас. Но я, хоть убейте,
не понимаю, как вы смогли напасть на
наш след?! Я не питаю к вам злобы,
- он
горько улыбнулся,
- я только заметил од
-
ну странную вещь. Имея законное право
на добрых полмиллиона фунтов, я дол
-
жен был первую половину жизни строить
волнорезы на Андаманских островах, а
вторую в лучшем случае посвящу земля
-
ным работам в Дартмуре. В злосчастную
минуту встретил я купца Ахмета и услы
-
хал о сокровищах Агры, которые всем
своим владельцам приносили только не
-
счастье. Ахмет был убит из
-
за них, майор
Шолто жил всю жизнь под бременем ви
-
ны и трясся от страха. Мне они принесут
пожизненную каторгу.
В эту минуту в дверь кабины просуну
-
лось широкое лицо и могучие плечи Эте
-
л
ни Джонса.
-
Ни дать ни взять семейный пикник!
-
сказал он.
- Позвольте, Холмс, приложи
-
ть
ся к вашей фляге. Ну что ж, я думаю,
нам ничего не остается, как поздравить
друг друга. Жаль только, что второго не
удалось взять живым. Но выхода, к сожа
-
лению, не было. А знаете, Холмс, вы дол
-
жны признаться, что пошли на слишком
большой риск. А если бы мы не догнали
их?
-
Все хорошо, что хорошо кончается,
-
ска
зал Холмс.
- Но я и вправду не знал,
что «Аврора»
- такое быстроходное судно.
-
Смит говорит, на Темзе нет ни одного
катера быстрее его «Авроры» и что, если
бы у него был кочегар, мы ни за что бы
его не догнали. Между прочим, он кляне
-
т
ся, что ничего не знал о норвудском де
-
ле.
-
Абсолютно ничего,
- подтвердил наш
пленник.
- Я выбрал его катер, потому
что слыхал про его качества. Мы ничего
не сказали ему, но хорошо заплатили и
обещали заплатить еще больше на борту
«Эсмеральды», которая отплывает из
Гре
йвсенда в Бразилию.
-
Ну что ж, раз он не сделал ничего пло
-
хого, и мы ничего плохого ему не сдела
-
ем. Мы быстро ловим наших парней, но с
обвинением не спешим.
Было смешно смотреть, как тщеслав
-
ный Джонс надувается спесью
- еще бы,
поймал такую птицу! По легкой улыбке,
игравшей на лице Холмса, я понял, что и
его забавляет хвастовство полицейского
инспектора.
-
Скоро мы будем у Воксхоллского мо
-
ста,
- обратился Джонс ко мне.
- Там вы
-
садим вас вместе с сокровищами. Вряд ли
надо говорить вам, что я беру на себя бо
-
льшую ответственность. Это
- совершен
-
но недопустимое действие. Но, как гово
-
рится, уговор дороже денег. Однако по
до
лгу службы я должен послать с вами
по
лисмена, поскольку вы повезете такой
ценный груз. Вы возьмете кэб, надеюсь?
-
Да.
-
Как жаль, что нет ключа, а то мы про
-
и
звели бы осмотр уже здесь. Где ключ,
па
рень?
-
На дне,
- ответил коротко Смолл.
-
Гм! Какой смысл доставлять нам лиш
-
ние хлопоты, когда у нас их было и без
то
го немало. Я думаю, доктор, мне не на
-
до предупреждать вас быть как можно
ос
торожнее. И сразу же везите сундук на
Бейкер
-
стрит. Мы сперва поедем туда, а
уж потом в полицию.
Они высадили меня у Воксхоллского
моста с одним из полицейских, простым
и добродушным малым. А через четверть
часа мы были уже у дома миссис Сесил
Форрестер. Служанка была очень удивле
-
на такому позднему визиту. Она сказала,
что миссис Форрестер в гостях и вернется
нескоро, а мисс Морстен в гостиной. По
-
лицейский любезно согласился подожда
-
ть меня в кэбе, и я, держа ларец на руках,
направил свои стопы в гостиную.
Мисс Морстен сидела у раскрытого ок
-
на в белом воздушном платье с чем
-
то
ро
зовым у шеи и талии. Мягкий свет ла
-
м
пы под абажуром озарял ее фигурку, от
-
кинувшуюся в плетеном кресле, ее милое
серьезное лицо и золотил тусклым блес
-
ком тугие локоны ее роскошных волос.
Белая рука небрежно покоилась на ручке
кресла, и от всей ее задумчивой позы ве
-
яло тихой грустью. Услыхав мои шаги,
она встрепенулась и встала с кресла, ее
бле
дные щеки залились радостным ру
-
мя
нцем.
-
Я слышала, что подъехал кэб, но поду
-
мала, что это миссис Форрестер вернула
-
сь так рано. Я и не предполагала, что это
вы. Какие новости вы привезли нам?
-
Я привез нечто большее, чем новос
-
ти,
- сказал я, ставя ларец на стол и раз
-
го
варивая бойким, веселым тоном, хотя
сердце у меня в груди так и ныло.
- Я
при
вез вам то, что стоит дороже всех но
-
востей на свете. Я привез вам богатство.
Она посмотрела на ларец.
-
Так это и есть клад?
- спросила она до
-
вольно равнодушно.
-
Да, это сокровища Агры. Половина при
-
надлежит вам, другая половина
- мистеру
Шолто. Каждому из вас приходится око
-
ло двухсот тысяч. Это десять тысяч фу
н
-
тов годового дохода. В Англии мало най
-
дется девушек с таким приданым. Это ли
не прекрасно?
По
-
моему, я несколько переигрывал, ста
-
раясь выразить свой восторг. Она почув
-
ствовала фальшь в моем голосе, когда я
рассыпался в поздравлениях, и, чуть
-
чуть
подняв брови, с удивлением посмотрела
на меня.
-
Если я и получила их,
- сказала она,
-
так только благодаря вам.
-
Нет, нет,
- воскликнул я,
- не мне, а
мо
ему другу Шерлоку Холмсу. Я бы ни
-
когда в жизни не решил этой загадки,
даже мощный аналитический ум моего
друга и то не сразу решил ее. Мы ведь в
конце чуть не упустили их.
-
Ради Бога, садитесь, доктор Уотсон, и
расскажите мне все по порядку.
Я коротко рассказал ей, что произошло
в то время, пока мы не виделись: о пе
ре
-
одевании Холмса, о розысках «Авроры»,
о появлении Этелни Джонса на Бейкер
-
стрит, о нашей вечерней экспедиции и,
наконец, бешеной гонке по Темзе. Она
слушала рассказ о наших приключениях
с блестящими глазами и полуоткрытым
ртом. Когда я дошел до отравленной ст
-
ре
лы, пролетевшей мимо нас на расстоя
-
нии дюйма, она так побледнела, что, ка
-
залось, вот
-
вот потеряет сознание.
-
Это ничего,
- сказала она, когда я пос
-
пешил протянуть ей стакан с водой.
- Все
уже в прошлом. Просто мне стало страш
-
но: ведь это из
-
за меня мои друзья под
-
вергались смертельной опасности.
-
Все страшное позади,
- сказал я.
- Дай
опасности особой не было. Не хочу я бо
-
ль
ше рассказывать обо всяких ужасах.
Да
вайте лучше поговорим о приятном.
Видите, в этом ларце сокровища. Как это
замечательно! Холмс специально отпус
-
тил меня, чтобы я привез его вам и вы
первая открыли его.
-
Да, конечно, мне будет очень интерес
-
но посмотреть,
- сказала мисс Морстен,
не проявляя, однако, энтузиазма. Она, без
сомнения, подумала, что бестактно ос
та
-
ваться равнодушной при виде предмета,
который стоил таких трудных и опа
сных
поисков.
-
Какой хорошенький ларец!
- прибави
-
ла она, наклоняясь над ним.
- Кажется,
это настоящая индийская работа?
-
Да, производство бенаресских куста
-
рей
-
литейщиков.
-
Какой тяжелый!
- попробовала она по
-
д
нять его.
- Он один, наверное, немало
стоит. А где ключ?
-
Смолл выбросил его в Темзу,
- ответил
я.
- Придется попробовать кочергу мис
-
сис Форрестер.
У ларца был литой, массивный запор,
изображавший сидящего Будду. Под этот
запор я всунул конец кочерги и нажал ее
как рычаг. Запор громко щелкнул и рас
-
крылся. Дрожащими руками я поднял
крышку и откинул ее назад. Какое же
изу
мление изобразилось на наших ли
-
цах! Ларец был пуст.
Не мудрено, что он был очень тяжелый.
Низ, стенки и крышка были на две трети
железные. Ларец был надежный, краси
-
вый и прочный, видно, специально сде
-
лан для хранения драгоценностей, но са
-
мых драгоценностей там не было. Хотя
бы одна нить жемчуга, или крупинка зо
-
лота, или бриллиант. Ничего. Ларец был
совершенно, вопиюще пуст…
-
Сокровище пропало,
- спокойно заме
-
тила мисс Морстен.
Когда я услышал эта ее слова, когда до
меня дошло, что они значат, тень, все это
время омрачавшая мою душу, рассеяла
-
сь. Вздохнув свободно, я только сейчас
по
нял, какой тяжестью лежал у меня на
сердце этот клад. Это было низко, это бы
-
ло эгоистично, но я знал, видел, чувство
-
вал только одно
- золотого барьера, сто
-
явшего между нами, не стало.
-
Слава Богу!
- воскликнул я от всего се
-
рдца.
Она удивленно посмотрела на меня и
улыбнулась.
-
Почему вы так говорите?
- спросила
она.
-
Потому что вы опять стали досягаемы
для меня,
- ответил я, беря ее руку. Она
не отняла ее.
- Потому что я люблю вас,
Мэри, люблю, как никто никогда на свете
не любил! Потому что эти сокровища,
эти несметные богатства наложили печа
-
ть на мои уста. Но теперь их нет, и я могу
сказать вам смело, что я люблю вас. И я
еще раз повторяю: «Слава Богу».
-
Тогда и я скажу: «Слава Богу»,
- про
-
ше
птала она, и я привлек ее к себе. Мо
-
жет, кто и потерял какие
-
то там сокрови
-
ща, но я в эту ночь стал самым богатым
человеком на земле.
Глава XII.
История Джонатана Смолла
олицейский в кэбе оказался оче
-
нь терпеливым человеком, пото
-
му что, как можно догадаться, я
нескоро покинул дом миссис Фо
-
р
рестер. Но когда я показал ему пустой
ларец, он заметно приуныл.
П
-
Пропала награда!
- вздохнул он.
- Нет
со
кровищ, не будет и награды. Если бы
они нашлись, мы с Сэмом Брауном полу
-
чили бы по десяти фунтов за ночную ра
-
боту.
-
Мистер Таддеуш Шолто
- богатый че
-
ло
век,
- сказал я,
- он вознаградит вас и
без сокровищ.
Он, однако, покачал головой.
-
Плохо дело,
- уныло проговорил он.
-
Ми
стер Этелни Джонс скажет то же са
-
мое.
Его предсказание сбылось, ибо лицо у
Джонса вытянулось, когда, вернувшись на
Бейкер
-
стрит, я показал ему пустой ла
-
рец. Они тоже только что приехали, ибо
по дороге переменили планы, и вместо
того, чтобы ехать прямо домой, заехали в
Скотленд
-
Ярд, и Джойс доложил о ре
-
зультатах. Мой друг сидел в своем кре
-
сле, как всегда, с непроницаемым лицом.
Смолл
- в кресле напротив, положив де
-
ревянную ногу поверх здоровой. Когда я
стал демонстрировать пустой ларец, он
вдруг громко расхохотался.
-
Это твоих рук дело, Смолл,
- сказал
Этелни Джонс сердито.
-
Да, моих. Сокровища спрятаны там,
куда вам никогда не добраться,
- сказал
он, торжествуя.
- Это мои сокровища, и
если уж мне не суждено владеть ими, так
пусть и никто не владеет. Я позаботился
об этом. Никто в целом свете не имеет
права на них, кроме троих каторжников в
андаманской тюрьме и меня. Я знаю, что
не мог бы обладать ими сейчас, не могут
и они. Все, что я сделал, сделано и от их
имени. Наш союз четырех
- до конца
дней. Так вот, я знаю, они бы одобрили
меня. Пусть лучше сокровища лежат на
дне Темзы, чем достанутся детям Шолто
или Морстена. Не ради них мы прикон
-
чили Ахмета. Сокровища там, где ключ.
Там, где Тонга. Когда я увидел, что вы
на
стигаете нас, я спрятал добычу в на
-
дежное место. На этот раз победа не при
-
несла вам ни рупии.
-
Ты обманываешь нас, Смолл,
- нахму
-
рился Джонс.
- Если бы ты решил броси
-
ть сокровища в Темзу, ты бросил бы их
вместе с сундуком. Это удобнее.
-
Удобнее бросить
- удобнее найти,
- на
-
смешливо поглядывая на нас, ответил
Смолл.
- Человек, у которого хватило ума
выследить меня, достанет сокровища и со
дна реки. Теперь это, конечно, будет тру
-
днее
- они разбросаны в радиусе пяти ми
-
ль. Сердце мое чуть не разорвалось, когда
я расставался с ними. Я чувствовал, что
схожу с ума, увидев, что вы совсем близ
-
ко. Но что толку теперь жалеть о них! Я
столько испытал в жизни, что научился
не плакать по убежавшему молоку.
-
Это очень плохо, Смолл,
- сказал Джо
-
нс.
- Если бы вы помогли правосудию
вме
сто того, чтобы так посмеяться над
ним, у вас было бы больше шансов заслу
-
жить снисхождение.
-
Правосудие?
- воскликнул бывший ка
-
торжник.
- Хорошенькое правосудие! Это
мои сокровища! А правосудие требует
отдать их людям, не имеющим к ним ни
-
какого отношения! Вы хотите знать, как
оно стало моим? Двадцать долгих лет в
этом болоте, испаряющем лихорадку!
Днем не выпускаешь из рук лопату, но
-
чью гремишь кандалами в вонючем тю
-
ремном бараке. Москиты, лихорадка, ру
-
гань черных надсмотрщиков, они любят
поизмываться над белыми. Вот как я стал
хозяином сокровищ Агры. Вы говорите о
справедливости
- а я не хочу, чтобы дру
-
гие пользовались сокровищами, за кото
-
рые я заплатил своей жизнью. Пусть ме
-
ня вздернут на виселицу, пусть в мою
шку
ру вонзятся колючки Тонги, но я не
хочу гнить в тюремной камере, зная, что
кто
-
то другой купается в золоте, которое
по праву принадлежит мне.
Маска безразличия спала со Смолла. Он
говорил возбужденно, глаза его горели,
наручники бряцали, когда он в ярости
сжимал кулаки. Видя, какая неукротимая
ненависть снедает этого человека, я по
-
нял, что страх, обуявший Шолто при из
-
вестии о его появлении, был вполне обос
-
нованным.
-
Вы забываете, что мы ничего этого не
знали,
- сказал Холмс мягко.
- Мы и сей
-
час еще не знаем, законным ли путем по
-
пали к вам эти сокровища.
-
Вы разговариваете со мной, как с рав
-
ным, сэр. И хотя я прекрасно понимаю,
что именно вам я обязан вот этими укра
-
шениями,
- Смолл показал на наручни
-
ки,
- я не в обиде на вас. Игра была чест
-
ная. Если вы хотите послушать, я расска
-
жу вам всю мою историю от начала до
ко
нца. Видит Бог, каждое слово в ней
-
чи
стая правда. Благодарю вас, сэр, с удо
-
вольствием сделаю глоток
-
другой, если
во рту пересохнет.
-
Родом я из Вустершира, родился в ме
-
стечке под Першором. Если вы заглянете
к нам, найдете не одно семейство Смол
-
лов. Я часто подумывал съездить туда, но
я никогда не был гордостью своего се
-
мейства и сомневаюсь, чтобы они очень
мне обрадовались. Все они люди почтен
-
ные, ходят в церковь, пользуются уваже
-
нием в округе. Они фермеры, а у меня
всегда были дурные наклонности. Когда
мне было восемнадцать лет, я попал в ис
-
торию из
-
за одной девушки. Спасло меня
только то, что я завербовался и стал сол
-
датом королевы в Третьем линейном пе
-
хотном полку, который как раз отправ
-
лялся в Индию.
Но служба моя кончилась скоро, я вы
-
учился только стрелять из ружья и хо
-
дить «гусиным шагом». Понесла меня
од
нажды нелегкая купаться в Ганг, хоро
-
шо еще, что рядом со мной оказался в
воде наш сержант Джон Холдер. А он
был в нашем полку одним из лучших
пло
вцов. Выплыл я на середину, глядь
-
крокодил. Оттяпал мне ногу выше коле
-
на, как ножом отрезал. Я бы утонул от
шока и большой потери крови, да рядом
оказался Холдер, он подхватил меня и
вынес на берег. Пять месяцев я пролежал
в госпитале. Выписался я на деревяшке
полным инвалидом, неспособным к
воинской службе, да и вообще ни к какой
другой.
Мне тогда довольно солоно пришлось,
как вы можете себе представить,
- беспо
-
мощный калека; и всего только двадцать
лет. Но, как говорится, нет худа без доб
-
ра. Одному человеку, по имени Эйблуайт,
хозяину индиговых плантаций, потребо
-
вался надсмотрщик. Случилось, что он
был другом нашего полковника, прини
-
мавшего во мне участие. Он горячо реко
-
мендовал меня Эйблуайту. Надсмотрщик
большую часть времени проводит верхом
на лошади, а так как культя у меня была
довольно длинная, то держаться в седле я
мог, деревяшка мне не мешала. Я должен
был верхом объезжать плантации, смот
-
реть за тем, как работают кули, и докла
-
дывать о ленивых. Плата была хорошая,
жилье тоже, и я уж думал, что до конца
дней останусь на индиговых плантациях.
Хозяин был человек добрый, он часто за
-
ходил ко мне выкурить трубку, потому
что белые люди, живущие там, тянутся
друг к другу. Совсем не то, что здесь.
Но счастье никогда долго не сопутство
-
вало мне. В стране вдруг начался бунт.
Еще накануне мы жили мирно и безмя
-
тежно, как где
-
нибудь в Кенте или Сур
-
рее, а сегодня все полетело вверх дном.
Вы, конечно, знаете эту историю лучше
меня. О ней много написано, а я не бо
ль
-
шой охотник до чтения. Знаю только то,
что видел своими глазами. Наши планта
-
ции находились возле городка Муттры у
границы Северо
-
западных провинций.
Каждую ночь все небо озарялось огнем
го
рящих бунгало. Каждый день через на
-
шу усадьбу шли европейцы с женами и
де
тьми, спеша под защиту английских
войск, стоявших в Агре. Мистер Эйблуайт
бы
л упрямый человек. Он вбил себе в го
-
лову, что все дело выеденного яйца не
стоит и не сегодня
-
завтра кончится. Он
сидел на своей веранде, потягивал виски
и курил сигары. А вся Индия была в огне.
Мы, конечно, остались с ним. Мы
- это я
и Доусон, который вместе с женой вел и
счета и хозяйство. Но катастрофа все
-
та
-
ки разразилась. Я был весь день на даль
-
ней плантации и под вечер возвращался
верхом домой. На дне неглубокого оврага
темнела какая
-
то бесформенная куча. Я
подъехал ближе, и сердце мое сжалось от
ужаса: это была жена Доусона, разрезан
-
ная на куски и брошенная на съедение
шакалам. Немного дальше на дороге ли
-
цом вниз лежал сам Доусон, его уже око
-
ченевшая рука сжимала револьвер, а ря
-
дом друг подле друга лежали четверо си
-
паев. Я натянул поводья и остановил ло
-
шадь, не решаясь, в какую сторону ехать.
В этот миг из крыши бунгало Эйблуайта
повалил густой дым, наружу вырвалось
пламя. Я понял, что ничем не могу по
-
мочь моему хозяину, а только и сам по
-
гибну, если очертя голову брошусь на вы
-
ручку. С моего места мне хорошо были
ви
дны мятежники в красных мундирах,
их было не меньше нескольких сотен,
они громко кричали и плясали вокруг
пы
лающего дома. Меня заметили, и ми
-
мо моей головы просвистело несколько
пуль. Тогда я повернул коня и поскакал
через рисовое поле. Ночью я был в Агре.
Оказалось, что и там небезопасно. Вся
страна гудела, как растревоженный улей.
Англичане собирались в небольшие от
-
ряды. Они оставались хозяевами только
на той земле, которую удерживали силой
оружия. На всей остальной земле они
были во власти восставших. Это была
война миллионов против нескольких со
-
тен. И самое трагическое было то, что на
-
шим противником были наши же отбор
-
ные войска
- пехота, артиллерия и кава
-
лерия. Мы их обучили и вышколили, и
теперь они сражались против нас нашим
оружием и трубили в горн наши сигна
-
лы. В Агре стояли Третий бенгальский
стрелковый полк, несколько отрядов сик
-
хов, два эскадрона кавалерии и одна ба
-
тарея. Когда началось восстание, был
сформирован отряд добровольцев из гра
-
жданских чиновников и купцов. В этот
отряд, несмотря на свою ногу, записался
и я. Мы выступили из Агры, чтобы встре
-
титься с противником у Шахтанджа в на
-
чале июля, и несколько времени успешно
сдерживали их, но скоро у нас кончился
порох, и мы вернулись обратно в Агру. Со
всех сторон приходили тревожные вести,
что было не удивительно: ведь Агра нахо
-
дилась в самом центре мятежа. Лакхнау
был более чем в сотне миль на восток,
Канпур
- почти столько же на юг. Какое
направление ни возьми, всюду резня, ра
-
зорение и гибель.
Агра
- древний город. Он всегда напол
-
нен индусами
-
фанатиками и свирепыми
дикарями
-
язычниками. Горстка англи
-
чан потерялась бы среди узких извили
-
стых улочек. Поэтому наш командир
при
казал перейти реку и укрыться в ста
-
ринной Агрской крепости. Не знаю,
джентльмены, слыхал ли кто
-
нибудь из
вас об этой крепости. Это
- очень стран
-
ное сооружение. Такого я никогда не ви
-
дывал, а уж поверьте, я много странного
повидал на своем веку. Крепость очень
большая и состоит из двух фортов
- ново
-
го и старого. Наш гарнизон, женщины,
дети, припасы и все остальное размести
-
лись в новом форте. Но он размерами
был гораздо меньше старого. В старую
крепость никто не ходил, в ней жили
только скорпионы и сороконожки. Там
было много огромных пустых залов, га
-
лерей, длинных коридоров с бесконечны
-
ми переходами и поворотами, так что
было легко заблудиться. Поэтому туда
ре
дко кто отваживался ходить, хотя вре
-
мя от времени собиралась группа любо
-
пытных и отправлялась с факелами.
Передний фасад Агрской крепости омы
-
вала река, служившая ей защитой, зато
боковые и задняя стены имели множе
-
ство выходов, которые надо было охра
-
нять. Людей у нас было мало, едва хвата
-
ло только, чтобы поставить к пушкам и
бойницам. Тогда мы хорошо укрепили
центральный форт, а у каждых ворот вы
-
ставили небольшой караул
- по одному
англичанину и по два
-
три сикха. Мне вы
-
пало охранять ночью дальнюю дверь в
юго
-
западной стене. Мне дали под нача
-
ло двух сикхов и сказали, чтобы я в слу
-
чае опасности стрелял, чтобы вызвать
под
крепление из центральной охраны.
Но поскольку наш пост находился метрах
в двухстах от главных сил и добраться к
нам можно было, только преодолев бес
-
конечный лабиринт коридоров и гале
-
рей, то я очень сомневался, что в случае
нападения помощь придет вовремя.
Я очень гордился тем, что у меня был
свой маленький отряд
- ведь солдатом я
прослужил без году неделя, да еще эта
нога. Две ночи прошли безо всяких про
и
-
с
шествий. Мои пенджабцы были рослые,
свирепого вида сикхи. Одного звали Мо
-
хаммед Сингх, другого Абдулла Хан, оба
воевали против нас под Чилианвалла.
По
-
английски они говорили довольно
хо
рошо, но я с ними общался мало. Они
предпочитали держаться вдвоем и что
-
то
лопотали все время на своем странном
си
кхском языке. Я же обычно стоял сна
-
ружи возле двери и смотрел вниз на ши
-
рокую извивающуюся ленту реки и на
мерцающие огни древнего города. Дробь
барабанов и тамтамов, крики и пение мя
-
тежников, опьяненных опиумом и гаши
-
шем, напоминали нам всю ночь об опасно
-
сти, грозившей с того берега. Каждые два
часа дозор центральной охраны обходил
посты, проверяя, все ли благополучно.
Третья ночь моего дежурства была осо
-
бенно темной и мрачной, то и дело моро
-
сил дождь. Ничего нет хуже стоять час за
часом на страже в такую ночь. Я несколь
-
ко раз пытался заговорить со своими не
-
об
щительными товарищами, но все без
-
ус
пешно. В два часа ночи пришел дозор и
немного скрасил мое тоскливое бдение.
Видя, что мне не удастся втянуть сикхов в
разговор, я вынул трубку, положил ружье
и чиркнул спичкой. И в тот же миг оба
сикха набросились на меня. Один схва
-
тил мой мушкет и занес его над моей голо
-
вой, второй приставил к моему горлу дли
-
н
ный нож и поклялся сквозь зубы всади
-
ть мне его в глотку, если я пошевелюсь.
Моей первой мыслью было, что негодяи
в заговоре с мятежниками и что это
- на
-
чало штурма. Если бы восставшие захва
-
тили наш вход, то крепость бы пала и все
женщины и дети оказались бы в их ру
-
ках. Возможно, джентльмены, вы поду
-
ма
йте сейчас, что я хочу расположить вас
в свою пользу, но даю слово, что, когда я
сообразил это, то, забыв о ноже, я уже ра
-
с
крыл было рот, чтобы закричать,
- пусть
это был бы мой последний крик. Держав
-
ший меня сикх точно прочитал мои мыс
-
ли, ибо, видя мою решимость, прошептал
мне на ухо: «Не поднимай шума. Крепо
-
сть в безопасности. На нашем берегу нет
негодяев
-
мятежников». Голос его звучал
искренне, к тому же я знал, стоит мне из
-
дать звук, песенка моя спета. Это я про
-
чел в глазах шептавшего. Поэтому я ре
-
шил подождать и посмотреть, что они хо
-
тят от меня.
-
Послушай, сагиб,
- сказал один из них,
тот, у которого был более свирепый вид и
которого звали Абдулла Хан.
- Либо ты
до
лжен присоединиться к нам, либо ты
замолчишь навеки. Мы не можем ждать:
дело слишком важное. Или ты душой и
телом будешь наш и поклянешься в этом
на христианском кресте, или твое тело
этой ночью будет брошено в канаву, а мы
уйдем к повстанцам на ту сторону реки.
Выбора у тебя нет. Ну что
- жизнь или
смерть? Даем на размышление три мину
-
ты. Время идет, а надо все кончить до
возвращения дозора.
-
Как я могу решать?
- возразил я.
- Вы
ведь не сказали мне, что я должен дела
-
ть. Но знайте, если на карту поставлена
судьба крепости, убивайте меня, и пусть
ваша рука не дрогнет.
-
Крепости ничего не грозит,
- опять за
-
шептал сикх.
- Мы хотим, чтобы ты сде
-
лал только то, ради чего твои соотечест
-
венники едут в эту страну: мы хотим, что
-
бы ты разбогател. Если ты будешь в эту
но
чь с нами, то мы клянемся тебе обна
-
же
нным кинжалом и тройной клятвой
си
кхов
- эту клятву не нарушил еще ни
один сикх, что честно поделимся с тобой
захваченной добычей. Ты получишь чет
-
вертую часть всех сокровищ. Что может
быть справедливее?
-
Каких сокровищ?
- спросил я.
- Я так
же, как вы, не прочь разбогатеть. Но ска
-
жите, как это сделать?
-
Поклянись сперва,
- ответили они,
- пра
-
хом твоего отца, честью матери, святым
крестом твоей веры, что ни сейчас, ни
впредь не поднимешь на нас руки и бу
-
дешь нерушимо хранить тайну!
-
Клянусь,
- ответил я,
- если только
кре
пости не будет угрожать опасность.
-
Тогда и мы все клянемся, что честно
поделим между собой сокровища и ты
получишь свою четвертую часть.
-
Но ведь нас трое,
- сказал я.
-
Нет, четверо. Дост Акбар тоже должен
получить свое. Пока будем их ждать, я те
-
бе все расскажу. Мохаммед Сингх посто
-
ит снаружи и даст нам знать, когда они
покажутся. Ну так вот, сагиб, я расскажу
тебе все, потому что ты ференги, а я
знаю, что ференги не нарушают клятвы.
Ес
ли бы ты был лживым индусским
псом, то, сколько бы ты ни клялся всеми
своими богами из нечестивых храмов,
твоя кровь пролилась бы, а тело было
брошено в сточную канаву. Но сикхи ве
-
рят англичанам, а англичане верят сик
-
хам. Так что слушай, сагиб, что я тебе
расскажу.
В северных провинциях живет один ра
-
джа. Он очень богат, хотя земли у него
мало. Большие богатства унаследовал он
от отца и еще больше скопил сам, потому
что он любит копить и не любит тратить.
Когда заварилась каша, он был другом и
льва и тигра
- сипаев и англичан. Но вот
до него стали доходить слухи, что белых
людей повсюду гонят и убивают, и он ре
-
шил, что белым пришел конец. Будучи
человеком осторожным, он повел себя
так, чтобы в любом случае сохранить хо
-
тя бы половину сокровищ. Золото и сере
-
бро он оставил в подвалах своего дворца,
а самые дорогие камни и жемчуг сложил
в железный сундук и поручил своему ве
-
р
ному слуге под видом торговца проне
-
сти в Агрскую крепость, чтобы они оста
-
вались там, пока не наступит замирение.
Таким образом, если победят мятежни
-
ки, он будет иметь золото и серебро, если
же победят англичане, то уцелеют драго
-
ценности. Разделив таким образом свои
богатства, он присоединился к сипаям,
по
тому что их победа тогда была очевид
-
на. Значит, сагиб, обрати на это внима
-
ние, драгоценности должны были доста
-
ться тому, кто остался бы до конца верен
долгу.
Этот мнимый купец, путешествующий
под именем Ахмета, сейчас в Агре. Он
жаждет проникнуть в Агрскую крепость.
С ним мой молочный брат Дост Акбар,
знающий его тайну. Дост Акбар обещал
этой ночью привести его к западному
входу в крепость. И выбрал как раз нашу
дверь. Они вот
-
вот придут, и мы с Мо
-
хаммедом Сингхом их встретим. Место
это пустынное, об Ахмете никто ничего
не знает. И мы позаботимся, чтобы никто
никогда не узнал. А потом поделим со
-
кровища. Что ты на это скажешь, сагиб?
В Бустершире жизнь человека священ
-
на и неприкосновенна, но совсем другое
дело, когда кругом огонь и кровь и
смерть поджидает тебя на каждом шагу.
Мне было все равно, будет ли жить ка
-
кой
-
то купец Ахмет или нет. Зато рассказ
о сокровищах задел мое сердце. Я стал
думать, как хорошо вернуться в Англию с
таким богатством, вот уж мои родные вы
-
таращат глаза, увидев бездельника Джо
-
натана с карманами, полными золота. Из
этого вы можете судить, какой я сделал
выбор. Абдулла Хан, однако, решил, что
я все еще колеблюсь.
-
Послушай, сагиб,
- продолжал он меня
уговаривать,
- если этот человек попадет
в руки начальника гарнизона, его все
равно расстреляют или повесят, а драго
-
ценности раджи уйдут в казну правитель
-
ства, и никому не будет никакой радости.
Раз уж мы устроили на него засаду, дело
надо кончать. А сокровищам у нас будет
ничуть не хуже, чем в государственной
ка
зне. Мы сразу разбогатеем и станем ва
-
жными господами. Мы здесь совсем од
-
ни, и никто никогда не узнает об этом.
Все нам благоприятствует. Повтори еще
раз, сагиб, с нами ты или против нас?
-
С вами, всей душой и всем сердцем,
-
ответил я.
-
Хорошо,
- ответил он, возвращая мне
мое ружье.
- Ты видишь, мы доверяем те
-
бе, потому что ты, как и мы, не можешь
нарушить слова. А теперь будем ждать.
-
Твой брат знает, что вы затеяли?
-
Это его план. Он все и придумал. А те
-
перь пойдем к Мохаммеду Сингху, будем
ждать там.
Дождь все продолжался, потому что
уже начался сезон дождей. Тяжелые, че
-
р
ные тучи заволокли небо, и в двух шагах
ничего не было видно. Прямо перед на
-
ми обрывался неглубокий ров, он места
-
ми почти пересох, и через него было лег
-
ко перебраться. У меня было очень стра
-
н
ное ощущение, что вот я стою здесь с
дву
мя дикими пенджабцами и жду чело
-
века, спешащего навстречу своей смерти.
Вдруг глаза мои уловили во тьме по ту
сторону рва слабую вспышку от прикры
-
того полой фонаря. Свет исчез за кучами
земли, потом опять появился и стал ме
д
-
ленно к нам приближаться.
-
Идут!
- сказал я.
-
Окликните его, сагиб, как полагается в
таких случаях,
-
зашептал Абдулла.
- Пу
-
сть он ничего не подозревает. Дайте нас
ему в провожатые, а сами оставайтесь у
входа. Приготовьте фонарь, чтобы не
ошибиться, что это он.
Свет фонаря то останавливался, то опя
-
ть двигался в нашу сторону, и скоро я ра
-
з
глядел на той стороне две темные фигу
-
ры. Они подошли ко рву и начали чуть
ли не на четвереньках спускаться по от
-
ло
гой стенке рва, потом прошлепали по
вязкому дну и стали карабкаться на нашу
сторону. Тут я их и окликнул.
-
Кто там?
- спросил я негромко.
-
Друзья,
- последовал ответ.
Я открыл фонарь и осветил их. Впереди
шел огромный сикх с черной бородой,
спускавшейся чуть не до пояса. Только в
цирке я видел таких высоких людей. Дру
-
гой был маленький, толстенький и круг
-
лый, на нем был желтый тюрбан, а в ру
-
ках узел
- что
-
то завязанное в шаль. Он
весь дрожал от страха, руки его тряслись
так, точно его била лихорадка, он то и
дело озирался по сторонам маленькими
карими блестящими глазками, он похо
-
дил на мышку, боязливо выглядываю
-
щую из норки. Меня самого продрал оз
-
ноб, когда я подумал, что этот человечек
сейчас умрет. Но я вспомнил про сокро
-
вища, и сердце мое стало как каменное.
Увидев мое светлое лицо, толстяк радост
-
но закудахтал и бросился ко мне.
-
Я ищу вашей защиты, сагиб,
- задыха
-
лся он.
- Я несчастный купец Ахмет. Что
-
бы добраться до надежных стен Агрской
крепости, я прошел по всей Раджпутане.
Меня ограбили по дороге, били, издева
-
лись надо мной, потому что я друг прави
-
тельства. Благословенна ночь, которая
при
несла мне спасение. Мне и моему жа
-
лкому имуществу.
-
Что у вас в узле?
- спросил я.
-
Железный сундучок,
- ответил он.
- А в
нем две или три семейные реликвии, не
представляющие ни для кого, кроме ме
-
ня, никакой ценности. Но я не нищий, я
награжу тебя, молодой сагиб, и твоего
на
чальника, если ты позволишь мне ук
-
рыться за этими стенами.
Я почувствовал, что еще немного, и я не
выдержу. Чем больше я глядел на его
жи
рные, прыгающие от страха щеки, тем
более чудовищным казалось мне это хла
-
днокровно обдуманное убийство. Скорее
бы уж все кончалось.
-
Отведите его в центральный форт,
-
при
казал я.
Двое сикхов пошли по бокам, третий
сза
ди. Все четверо медленно удалялись
по коридору. Несчастный купец оказался
буквально бок о бок со смертью. Я со
своим фонарем остался у входа.
Я слышал, как мерные звуки их шагов
разносились под пустынными гулкими
сводами коридоров. Вдруг шаги замолк
-
ли. Раздались голоса, шум драки, удары.
А минуту спустя я, к своему ужасу, услы
-
хал дробный стук шагов и тяжелое дыха
-
ние бегущего в мою сторону человека. Я
осветил фонарем длинный прямой кори
-
дор и увидел толстяка с залитым кровью
лицом. Он мчался что было духу ко мне,
а за ним по пятам тигриными прыжками
несся огромный чернобородый сикх, и в
его руке блестел нож. Я никогда не ви
-
дел, чтобы люди так быстро бегали, как
этот маленький торговец. Ему оставалось
только пробежать мимо меня и выско
-
чить на улицу. Там он был бы спасен.
Мне опять на какую
-
то долю секунды
ста
ло жалко его, но я вспомнил о сокро
-
ви
щах и опять ожесточился. Когда он по
-
равнялся со мной, я бросил ему в ноги
ружье, и он упал, перевернувшись два ра
-
за через голову, как подстреленный заяц.
Он не успел вскочить на ноги
- сикх был
уже на нем и дважды ударил его ножом в
бок. Ахмет не дрогнул, не издал стона, а
так и остался лежать, где упал. По
-
моему,
он, когда падал, сломал шею. Как видите,
джентльмены, я держу обещание и рас
-
сказываю все как есть, не заботясь, какое
это производит на вас впечатление.
Он остановился и протянул свои ско
-
ванные наручниками руки к стакану вис
-
ки с содовой, приготовленному для него
Холмсом. Я посмотрел на него и почув
-
ствовал, что содрогаюсь от ужаса, и не
только потому, что он был участником
этого коварного убийства: меня потря
-
сло, как легко и даже цинично он об этом
рассказывал. Какое бы ни уготовано ему
наказание, мне не жаль его. Шерлок Хо
-
лмс и Джонс оба сидели молча, сложив
руки на коленях, на их лицах было напи
-
сано отвращение. Он, очевидно, заметил
это, потому что, когда он снова загово
-
рил, в его голосе послышался вызов.
-
Все это, конечно, очень плохо,
- сказал
он.
- Но я бы хотел знать, много ли най
-
де
тся людей, которые, оказавшись на мо
-
ем месте, вели бы себя по
-
другому, то
есть отказались бы от богатства, зная, что
за их доброту им перережут глотку. К
тому же когда Ахмет вступит в крепость,
дело уже пошло так
- он или я. Если бы
он убежал, все открылось бы, меня суди
-
ли бы военно
-
полевым судом и расстре
-
ляли, потому что в такие времена рассчи
-
тывать на снисходительность не прихо
-
дится.
-
Продолжайте,
- коротко приказал Хо
-
л
мс.
-
Так вот, мы втроем, Абдулла, Акбар и
я, втащили его в крепость. Хотя он был
коротышка, но руки нам оттянул. Мохам
-
мед Сингх остался караулить вход. Сикхи
еще раньше присмотрели место, где его
можно было спрятать. Галерея со многи
-
ми поворотами привела нас в большой,
пустой зал, кирпичные стены которого
по
степенно разрушались. Земляной пол
в одном месте осел и треснул, образовав
естественную могилу. Здесь мы и похоро
-
нили купца Ахмета, заложив могилу кир
-
пичами, выпавшими из стен. Покончив с
Ахметом, мы вернулись к сундучку с со
-
кровищами.
Он остался там, где Ахмет уронил его,
когда сикхи первый раз на него напали.
Это был тот самый сундук, который стоит
сейчас на столе перед вами. К резной
ручке на крышке был привязан шел
-
ковым шнуром ключ. Мы открыли его, и
в свете фонаря заблестели, заиграли дра
-
гоценные камни, о каких я читал в при
-
ключенческих книгах и мечтал мальчиш
-
кой в Першоре. От их блеска можно было
ослепнуть. Насытившись этим великоле
-
п
ным зрелищем, мы выложили драго
-
ценности и стали считать их. Там было
сто сорок три бриллианта чистой воды, и
среди них знаменитый «Великий могол»,
по
-
моему, он именно так называется. Го
-
ворят, что это второй камень в мире по
величине. Затем там было девяносто оче
-
нь красивых изумрудов, сто семьдесят ру
-
бинов, правда, много мелких. Еще там
было сорок карбункулов, двести десять
сапфиров, шестьдесят один агат и несчет
-
ное количество бериллов, ониксов, коша
-
чьего глаза, бирюзы, и еще много других
камней, чьи названия я тогда не знал. Те
-
перь я знаком с камнями гораздо лучше,
чем раньше. Еще там был жемчуг
- около
трехсот превосходных жемчужин, двена
-
дцать из них снизаны в четки.
Между прочим, эти четки исчезли из
сундука. Их там не было, когда я недавно
открывал его.
Сосчитав наши сокровища, мы уложили
их обратно в сундук и понесли показать
их Мохаммеду Сингху. Затем мы еще раз
торжественно поклялись, что никогда не
предадим друг друга и будем верно хра
-
нить нашу тайну. Мы решили поделить
со
кровища, когда в стране воцарится
мир, а пока спрятать сундук в надежное
место. Делить их сейчас не было смысла:
если у нас увидят такие драгоценности,
это вызовет подозрения. В крепости все
жи
ли тесно, так что спрятать их от посто
-
роннего глаза не было никакой возмож
-
ности. Поэтому мы отнесли сундук в тот
самый зал, где лежал Ахмет, и в одной из
стен, уцелевшей лучше других, мы заму
-
ровали наши сокровища. Мы хорошо за
-
помнили место, а на следующий день я
нарисовал четыре плана и на каждом на
-
писал внизу «знак четырех», ибо мы все
четверо были связаны нерушимой клят
-
вой. И я клянусь вам положа руку на се
р
-
дце, что никогда не изменял ей.
Мне не надо рассказывать вам, джен
т
-
льмены, чем закончилось восстание. По
-
сле того, как Уилсон взял Дели, а сэр Ко
-
лин освободил Лакхнау, дело восставших
было проиграно. Подоспели свежие анг
-
ли
йские части, и сам Нана Сагиб бежал
за границу. Летучие отряды полковника
Грейтхеда окружили Агру и выгнали из
города всех мятежников. Мир наконец
водворился в стране, и мы четверо стали
уже надеяться, что не за горами день, ко
-
гда мы сумеем незаметно вынести из кре
-
пости свои сокровища. Но нашим надеж
-
дам не суждено было сбыться
- нас аре
-
стовали как убийц Ахмета.
А произошло вот что. Когда раджа по
-
ручил драгоценности Axмету, он сделал
это потому, что доверял ему. Но люди на
востоке подозрительны, поэтому раджа
вслед за Ахметом отправил второго слугу,
которому он доверял больше, чем Ахме
-
ту. Этому второму он приказал ни на се
-
кунду не выпускать из вида Ахмета, и тот
всюду следовал за ним, как тень. В ту ро
-
ковую ночь он шел за Ахметом до самых
дверей и видел, как его впустили в кре
-
пость. Он не сомневался, что Ахмету дали
убежище, и на другой день сам отправил
-
ся туда. Но Ахмета он там не встретил.
Это насторожило его, и он заявил об ис
-
чезновении Ахмета сержанту охраны, а
тот доложил начальнику. Немедленно
ор
г
анизовали поиски, и тело Ахмета оче
-
нь скоро нашли. Мы были уверены, что
начисто замели следы, и тешили себя ра
-
дужными мечтами, как вдруг нас всех че
-
тверых арестовывают и обвиняют в убий
-
стве Ахмета. Трое из нас стояли в ту ночь
на страже у юго
-
западной двери, а чет
-
вертый, как стало известно, путешество
-
вал вместе с убитым. О драгоценностях
на суде не было сказано ни слова, потому
что раджу лишили княжеского престола
и изгнали из Индии. Обстоятельства дела
были очень быстро расследованы, и суд
предъявил нам обвинение в убийстве.
Сикхи были присуждены к пожизненной
каторге, а я к смертной казни, которая
по
зже была заменена каторгой на тот же
срок.
Мы очутились в дурацком положении.
Сидеть под замком, не имея никакой на
-
дежды выйти на свободу, и знать, что об
-
ладаешь тайной, которая могла бы так
высоко вознести тебя,
- это было невыно
-
симо. Сносить издевку и побои надзира
-
телей, есть один рис и пить воду, когда на
воле тебя ждет сказочное богатство,
-
можно было сойти с ума или наложить
на себя руки, но я всегда был упрямым
ма
лым и, скрепив сердце, я стал ждать
своего часа.
И вот, как мне показалось, он пробил.
Из Агры нас перевели в Мадрас, а оттуда
на Андаманские острова в Порт
-
Блэр. В
новой тюрьме было очень мало белых, а
так как я сразу стал примерно вести себя,
то скоро оказался на привилегированном
положении. Мне дали в Хоптауне мале
-
нькую хижину. Хоптаун
- это небольшое
селение, раскинувшееся на склонах горы
Харриет, и у меня даже появилось время,
когда я был предоставлен самому себе.
Место было отвратительное, зараженное
лихорадкой; на островах, за оградой на
-
ших каторжных поселений, жили канни
-
бальские племена. Их развлечением бы
-
ло при всяком удобном случае стрелять в
заключенных своими ядовитыми колюч
-
ками. Мы рыли землю, проводили кана
-
лизацию, работали на бататовых планта
-
циях, и было еще много других работ, так
что весь день у нас был занят, зато вечер
принадлежал нам. Я научился, помимо
всего прочего, готовить для нашего врача
лекарства и старался усвоить кое
-
что из
его науки. И все время я был начеку
- не
подвернется ли случай бежать. Но Анда
-
манские острова находятся на расстоя
-
нии сотен миль от ближайшей земли, а в
морях под теми широтами ветер очень
слабый или совсем не дует. Так что бе
-
жать оттуда
- дело невероятно трудное.
Доктор Соммертон был молодой чело
-
век, веселый и общительный. Офицеры
помоложе собирались по вечерам у него
в комнате и играли в карты. Его прием
-
ная, где я обычно готовил лекарства,
при
мыкала к гостиной, и между комната
-
ми в стене было маленькое окошко. Ча
-
сто, когда мне было особенно тоскливо и
одиноко, я гасил лампу в приемной и
сто
ял там, наблюдая через окошко игру и
слушая их разговоры. Я люблю играть в
карты, и это было почти все равно что иг
-
рать самому. Там обычно собирались ма
-
йор Шолто, капитан Морстен и лейтена
-
нт Бромли Браун, начальник тюремной
охраны из туземцев, сам доктор и двое
или трое тюремных чиновников, старых,
опытных игроков, которые вели умную и
беспроигрышную игру. Компания соби
-
ралась дружная.
Скоро я обратил внимание, что военные
всегда проигрывали, а чиновники выиг
-
ры
вали. Я не говорю, что они играли не
-
честно, нет. Но так уж получалось. Эти
тюремные крысы, попав на Андаманские
острова, никогда ничем, кроме карт, не
занимались, они хорошо знали привыч
-
ки своих партнеров и играли серьезно, а
военные садились за карты только затем,
чтобы провести время. От вечера к вече
-
ру военные все больше проигрывали, а
про
игрывая, все больше хотели отыгра
-
ть
ся. Хуже всех приходилось майору Ш
о
-
л
то. Сперва он платил проигрыш налич
-
ными
- золотом и банкнотами, потом
стал давать расписки на очень крупные
суммы. Иногда он немного выигрывал, я
думаю, это делалось нарочно, чтобы под
-
бодрить его. А затем неудачи снова начи
-
нали преследовать его с еще большим
ожесточением. Целыми днями он ходил
мрачный, как туча, и даже стал выпивать
в ущерб здоровью.
Однажды он сильно проигрался. Я си
-
дел в своей хижине, когда майор с капи
-
таном Морстеном, пошатываясь, возвра
-
щался домой. Они были большие друзья
и никогда не разлучались. Майор сокру
-
шался из
-
за своих проигрышей.
-
Все кончено, Морстен,
- сказал он.
- Я
погибший человек. Мне ничего не оста
-
ется, как подать в отставку.
-
Глупости, старина!
- воскликнул капи
-
тан, хлопая приятеля по плечу.
- Я сам в
не менее затруднительном положении,
но…
Вот все, что я услышал тогда, но слова
майора заставили меня призадуматься.
Дня через два я увидел, как майор Шол
-
то медленно брел по берегу, и решил по
-
говорить с ним.
-
Мне надо посоветоваться с вами, май
-
ор,
- сказал я.
-
Слушаю тебя, Смолл. В чем дело?
- от
-
ветил он, вынимая изо рта сигару.
-
Вы не знаете,
- начал я,
- какому офи
-
ци
альному лицу я должен сообщить о
спрятанных сокровищах? Мне известно,
где лежат полмиллиона фунтов, а поско
-
льку я сам не могу ими воспользоваться,
то я подумал; не лучше ли передать их
властям? Может, мне за это сократят срок.
-
Ты говоришь, Смолл, полмиллиона?
-
У майора даже дыхание сперло, и он при
-
стально посмотрел на меня, чтобы по
-
нять, говорю ли я серьезно.
-
Да, в драгоценных камнях и жемчуге.
Они лежат там себе и лежат. И никто о
них не знает. Их владелец
- каторжник,
вне закона. Так что фактически они при
-
надлежат первому, кто их найдет.
-
Они принадлежат правительству,
Смолл,
- проговорил майор изменивши
-
м
ся голосом,
- правительству, и никому
бо
льше.
Но он сказал это так неуверенно, запи
-
наясь, что я понял, что майор попался на
удочку.
-
Так вы мне советуете, сэр, заявить о
драгоценностях генерал
-
губернатору?
-
ска
зал я, прикидываясь простаком.
-
Не надо торопиться, Смолл, чтобы по
-
том не пришлось жалеть. Расскажи мне
об этом подробно. Чтобы дать правиль
-
ный совет, я должен знать все.
Я рассказал ему всю историю с некото
-
рыми изменениями, чтобы он не догада
-
л
ся, где это произошло. Когда я кончил,
он долго стоял, как в столбняке, и думал.
По движению его губ я понял, какая в
нем происходит борьба.
-
Это очень важное дело, Смолл,
- ска
-
зал он наконец.
- Никому о нем ни слова.
Я скоро еще приду к тебе. И тогда мы по
-
говорим.
Он пришел ко мне через два дня поз
д
-
ней ночью вместе с капитаном Морсте
-
ном.
-
Я бы хотел, Смолл, чтобы капитан Мо
-
рстен послушал эту историю из твоих
уст,
- сказал майор.
Я повторил слово в слово, что рассказы
-
вал майору.
-
Звучит правдиво, а?
- спросил он ка
-
пи
тана.
- Я бы, пожалуй, поверил.
Капитан Морстен, ничего не сказав, ки
-
внул.
-
Послушай, Смолл,
- начал майор.
- Мы
с капитаном все обсудили и пришли к
выводу, что генерал
-
губернатор здесь ни
при чем. Это твое личное дело, и ты во
-
лен поступать, как сочтешь нужным. Но
я хотел бы вот что спросить у тебя, какую
цену ты предложил бы за свои сокрови
-
ща? Мы могли бы съездить за ними или
по крайней мере позаботиться об их со
-
хранности. Если, конечно, договоримся
об условиях.
Он говорил холодным, безразличным
тоном, но глаза его блестели волнением
и алчностью.
-
Видите ли, джентльмены,
- отвечал я,
стараясь тоже говорить спокойно, но чув
-
ствуя при этом не меньшее волнение.
-
Человеку в моем положении нужно од
-
но
- свобода. Это и есть мое условие: сво
-
бода мне и моим друзьям. Тогда мы при
-
мем вас в долю и разделим сокровища на
пять равных частей. Вы двое получите
пятую часть.
-
Хм, пятую?
- проговорил майор.
- Это
немного.
-
Пятьдесят тысяч фунтов на одного,
-
сказал я.
-
Но как мы можем освободить вас? Ты
же знаешь хорошо, что требуешь невоз
-
можного.
-
Ничего подобного,
- ответил я.
- Все
продумано до мельчайших подробнос
-
тей. Побегу мешает только одно
- нет ло
-
дки, годной для дальнего перехода, и пи
-
щи, которой бы хватило на несколько
дней. В Калькутте или в Мадрасе легко
найти подходящую лодку. Вы доставите
ее сюда. Мы ночью погрузимся и, если
вы переправите нас в любое место на ин
-
дийском побережье, считайте, что вы
свою долю заработали.
-
Если бы ты был один,
- заметил май
-
ор.
-
Все четверо или никто,
- сказал я.
- Мы
поклялись стоять друг за друга и всегда
действовать вместе.
-
Видите, Морстен,
- сказал майор.
-
Смолл
- хозяин своего слова. Он не бро
-
сает друзей. Я думаю, мы можем на него
положиться.
-
Грязное это дело,
- сказал капитан.
-
Но вы правы, деньги спасут нашу офице
-
р
скую честь.
-
Хорошо, Смолл,
- сказал майор.
- Мы
постараемся сделать, что ты просишь. Но
сперва, разумеется, мы должны убедить
-
ся, что рассказанное тобой не выдумка.
Скажи мне, где спрятаны сокровища. Я
возьму месячный отпуск и на провиант
-
ском судне уеду в Индию.
-
Подождите, подождите,
- сказал я, ста
-
новясь спокойнее, чем больше он волно
-
вался.
- Я должен иметь согласие моих
друзей. Я же сказал вам: все четверо или
никто.
-
Глупости!
- воскликнул майор.
- Какое
отношение эти черноглазые имеют к на
-
шему джентльменскому соглашению.
-
Черные или зеленые,
- сказал я,
- но
они мои друзья, и мы поклялись никогда
не бросать друг друга.
Дело было окончательно улажено на
втором свидании, в присутствии Мохам
-
меда Сингха, Абдуллы Хапа и Доста Ак
-
бара. Мы еще раз все обсудили и решили
следующее: мы даем и майору Шолту и
капитану Морстену план той части Агр
-
ской крепости, где спрятаны сокровища.
Майор Шолто едет в Индию убедиться в
правильности моего рассказа. Если сун
-
дук на месте, он покупает маленькую ях
-
ту и продовольствие и плывет к острову
Ратленду, где мы его будем ждать. Затем
возвращается к своим обязанностям. Не
-
много погодя в отпуск едет капитан Мор
-
стен. Мы встречаем его в Агре и делим
сокровища. Он забирает свою часть и ча
-
сть майора и едет обратно на Андама
н
с
-
кие острова. Приняв такой план, мы по
-
клялись не нарушать его под страхом ве
-
чных мук. Я всю ночь просидел с бумагой
и чернилами, и к утру были готовы два
плана, подписанные «знаком четырех»,
то есть Абдуллой, Акбаром, Мохаммедом
и мной.
Но я, кажется, утомил вас, джентльме
-
ны, длинным рассказом, а моему другу
мистеру Джонсу, как я вижу, не терпится
упрятать меня за решетку. Постараюсь
быть краток. Майор Шолто уехал в Ин
-
дию и никогда больше не возвращался на
Андаманские острова. Капитан Морстен
вскорости показал мне его имя в списке
пассажиров пакетбота, ушедшего в Анг
-
лию. Оказалось, что у него умер дядюш
-
ка, оставив ему наследство, и он подал в
отставку. Он думал, что никогда больше
не увидит нас. Ведь он совершил такую
подлость
- предал всех нас, и в том числе
своего друга. Морстен вскоре после этого
ездил в Индию и, конечно, сундука в тай
-
нике не нашел, негодяй похитил его, не
выполнив условий, на которых мы отк
-
ры
ли ему тайну. С того самого дня я живу
только мщением. Я думал об этом и днем
и ночью. Отомстить Шолто стало для ме
-
ня единственной, всепоглощающей стра
-
стью. Я ничего не боялся
- ни суда, ни ви
-
селицы. Бежать во что бы то ни стало,
найти Шолто, перерезать ему глотку сво
-
ей рукой
- вот о чем я мечтал. Даже со
-
кровища Агры и те померкли перед сла
-
достной картиной расправы с Шолто.
Я многое замышлял в этой жизни, и
всегда мне все удавалось. Но прошло еще
много унылых, однообразных лет, преж
-
де чем судьба улыбнулась мне. Я уже го
-
ворил вам, что набрался кое
-
чего по ме
-
дицинской части. Однажды, когда доктор
Соммертон лежал в приступе малярии,
заключенные подобрали в лесу крошеч
-
ного туземца. Он был смертельно болен и
ушел умирать в лес. Я взял его на руки,
хотя он, как змееныш, источал злобу. Я
лечил его два месяца и, представьте, по
-
ставил его на ноги. Он сильно привязал
-
ся ко мне и, по
-
видимому, не стремился
возвращаться в леса, потому что день
-
де
-
нь
ской слонялся возле моей хижины. Я
выучил у него несколько слов его языка,
чем еще сильнее привязал его. Тонга, как
его звали, был отличным мореходом. У
него было большое, просторное каноэ.
Когда я увидел, как он привязан ко мне и
что готов для меня на все, я стал серьезно
помышлять о побеге. Мы придумали с
ним такой план. Он должен был ночью
пригнать свою лодку к старой, заброшен
-
ной пристани, которая не охранялась, и
там подобрать меня. Я велел ему взять с
собой несколько бутылей из тыкв с прес
-
ной водой, побольше бататов, кокосовых
орехов и сладкого картофеля.
Маленький Тонга был верный, надеж
-
ный друг. Ни у кого никогда не было и не
будет таких друзей. Ночью, как мы усло
-
вились, он пригнал лодку к пристани. Но
так случилось, что в ту ночь поставили
караульного
- одного афганца, который
ни
когда не упускал случая оскорбить или
ударить меня. Я давно поклялся отомс
ти
-
ть ему, и вот этот час настал. Судьба на
-
рочно столкнула нас в последние минуты
моей жизни на острове, чтобы я мог с
ним расквитаться. Он стоял на берегу ко
мне спиной, с карабином через плечо. Я
поискал вокруг камень, которым я мог
бы вышибить ему мозги, но не нашел.
Тогда мне в голову пришла дикая мысль,
я понял, что должно быть моим оружи
-
ем. Я сел в темноте на землю и отвязал
свою деревянную ногу. Сделав три боль
-
ших прыжка, я напал на него. Он успел
приложить карабин к плечу, но я размах
-
нулся деревяшкой и размозжил ему че
-
реп. На моей деревяшке осталась выбои
-
на в том месте, которым я нанес удар. Мы
оба упали, потому что я не мог удержать
равновесия. Я поднялся и увидел, что он
лежит без движения. Я поспешил к лод
-
ке, и через час мы были уже далеко в мо
-
ре. Тонга захватил все свои пожитки, все
оружие и всех богов. Среди прочих вещей
я нашел у него длинное бамбуковое ко
-
пье и несколько циновок, сплетенных из
листьев кокосовой пальмы, из которых и
сделал какое
-
то подобие паруса. Десять
дней мы носились по морю, на одиннад
-
цатый нас подобрало торговое судно,
идущее из Сингапура в Джидду с грузом
паломников из Малайи. Это была пест
-
рая компания, и мы с Тонгой скоро среди
них затерялись. У них было одно очень
хорошее качество
- они не задавали во
-
про
сов.
Если я стану рассказывать все приклю
-
чения, какие пришлось пережить мне и
моему маленькому приятелю, вы не по
-
благодарите меня, потому что я не кончу
до рассвета. Куда только не бросала нас
судьба! Но вот в Лондон мы никак не мо
-
гли попасть. И все время скитаний я не
забывал главной цели. Я видел Шолто по
ночам во сне. Тысячу раз ночью во сне я
убивал его. Наконец, года три или четы
-
ре назад мы очутились в Англии. Мне
было нетрудно узнать, где живет Шолто.
Затем я принялся выяснять, что сталось с
сокровищами. Я свел дружбу с одним из
его домочадцев. Не стану называть име
-
ни, не хочу, чтобы кто
-
нибудь еще гнил в
тюрьме. Я скоро узнал, что сокровища
це
лы и находятся у Шолто. Тогда я стал
думать, как напасть на него. Но Шолто
был хитер. В качестве привратников он
всегда держал двух профессиональных
боксеров, и при нем всегда были его сы
-
новья и слуга
-
индус.
И вот я узнаю, что он при смерти. Как
безумный, бросился я в Пондишери
-
Ло
-
дж: неужели он ускользнет от меня та
-
ким образом? Я пробрался в сад и загля
-
нул к нему в окно. Он лежал на своей по
-
стели, слева и справа стояли оба его сы
-
на. Я дошел до того, что чуть не бросился
на всех троих, но тут я взглянул на него
-
он увидел меня в окне, челюсть у него
отпала, и я понял, что для майора Шолто
все на этом свете кончено. В ту же ночь я
все
-
таки влез к нему в спальню и пере
-
рыл все бумаги
- я искал какого
-
нибудь
указания, куда он спрятал наши сокрови
-
ща. Но я ничего не нашел. И тут мне при
-
шла в голову мысль, что, если я когда
-
нибудь встречусь с моими друзьями
-
сик
-
хами, им будет приятно узнать, что мне
удалось оставить в комнате майора сви
-
детельство нашей ненависти. И я напи
-
сал на клочке бумаги «знак четырех»,
как было на наших картах, и приколол
бумагу на грудь покойного. Пусть он и в
могиле помнит о тех четверых, которых
он обманул и ограбил.
На жизнь мы зарабатывали тем, что хо
-
дили по ярмаркам и бедный Тонга за
деньги показывал себя. Черный канни
-
бал, он ел перед публикой сырое мясо и
плясал свои воинственные пляски. Так
что к концу дня у нас всегда набиралась
целая шапка монет. Я по
-
прежнему дер
-
жал связь с Пондишери
-
Лодж, но ника
-
ких новостей оттуда не было. Я знал то
-
ль
ко, что его сыновья продолжают поис
-
ки. Наконец пришло известие, которого
мы так долго ждали. Сокровища наш
-
лись. Они оказались на чердаке, над по
-
толком химической лаборатории Барто
-
ломью Шолто. Я немедленно прибыл на
место и все осмотрел. Я понял, что с моей
ногой мне туда не забраться. Я узнал, од
-
нако, о слуховом окне на крыше, а также
о том, что ужинает мистер Шолто внизу.
И я подумал, что с помощью Тонги все
бу
дет очень легко сделать. Я взял его с
собой и обвязал вокруг пояса веревкой,
которую мы предусмотрительно захвати
-
ли. Тонга лазал, как кошка, и очень скоро
он оказался на крыше. Но, на беду, ми
-
стер Бартоломью Шолто еще был в каби
-
нете, и это стоило ему жизни. Тонга ду
-
мал, что поступил очень хорошо, убив
его. Когда я влез по веревке в комнату, он
расхаживал гордый, как петух. И очень
удивился, когда я назвал его кровожад
-
ным дьяволом и стал бить свободным ко
-
нцом веревки. Потом я взял сундук с со
-
кровищами и спустил его вниз, затем и
сам спустился, написав на бумажке «знак
четырех» и оставив ее на столе. Я хотел
показать, что драгоценности наконец ве
-
р
нулись к тем, кому они принадлежат по
праву. Тонга вытянул веревку, запер окно
и ушел через крышу, так же, как и при
-
шел.
Не знаю, что еще прибавить к моему ра
-
ссказу. Я слыхал, как какой
-
то лодочник
хвалил за быстроходность катер Смита
«Ав
рору». И я подумал, что это именно
то, что нам нужно. Я договорился со ста
-
р
шим Смитом, нанял катер и пообещал
ему хорошо заплатить, если он доставит
нас в целости и сохранности на корабль,
уходивший в Бразилию. Он, конечно, до
-
гадывался, что дело нечисто, но в тайну
норвудского убийства посвящен не был.
Все, что я рассказал вам, джентльмены,
-
истинная правда, и сделал я это не для
того, чтобы развлечь вас: вы мне оказали
плохую услугу,
- а потому, что мое един
-
ст
венное спасение
- рассказать все в точ
-
но
сти, как было, чтобы весь мир знал,
как обманул меня майор Шолто и что я
аб
с
олютно неповинен в смерти его сына.
-
Замечательная история,
- сказал Шер
-
лок Холмс.
- Вполне достойный финал
для не менее замечательного дела. Во
второй половине вашего рассказа для ме
-
ня нет ничего нового, кроме разве то
го,
что веревку вы принесли с собой. Этого я
не знал. Между прочим, я считал, что То
-
н
га потерял все свои колючки. А он выст
-
р
е
лил в нас еще одной.
-
Той, что оставалась в трубке. Осталь
-
ные он потерял.
-
Понятно,
- сказал Холмс.
- Как это мне
не пришло в голову.
-
Есть еще какие
-
нибудь вопросы?
- лю
-
безно спросил наш пленник.
-
Нет, спасибо, больше нет,
- ответил
мой друг.
-
Послушайте, Холмс,
- сказал Этелни
Джонс
- вы человек, которого должно уб
-
лажать. Всем известно, что по части рас
-
крытия преступлений равного вам нет.
Но долг есть долг, а я уж и так сколько
допустил нарушений порядка, ублажая
вас и вашего друга. Мне будет куда спо
-
койнее, если я водворю нашего рассказ
-
чика в надежное место. Кэб еще ждет, а
внизу сидят два полисмена. Очень обязан
вам и вашему другу за помощь. Само со
-
бой разумеется, ваше присутствие на суде
необходимо. Покойной ночи.
-
Покойной ночи, джентльмены,
- ска
-
зал Смолл.
-
Ты первый, Смолл,
- проговорил пре
-
ду
смотрительно Джонс, когда они выхо
-
дили из комнаты.
- Я не хочу, чтобы ты
ог
рел меня по голове своей деревяшкой,
как ты это сделал на Андаманских остро
-
вах.
-
Вот и конец нашей маленькой драме,
-
сказал я, после того, как мы несколько
вре
мени молча курили.
- Боюсь, Холмс,
что это в последний раз я имел возмож
-
ность изучать ваш метод. Мисс Морстен
оказала мне честь, согласившись стать
моей женой.
Холмс издал вопль отчаяния.
-
Я так боялся этого!
- сказал он.
- Нет, я
не могу вас поздравить.
-
Вам не нравится мой выбор?
- спросил
я, слегка уязвленный.
-
Нравится. Должен сказать, что мисс
Мо
рстен
- очаровательная девушка и мо
-
гла бы быть настоящим помощником в
наших делах. У нее, бесспорно, есть для
этого данные. Вы обратили внимание,
что она в первый же день привезла нам
из всех бумаг отца не что иное, как план
Агрской крепости. Но любовь
- вещь эмо
-
циональная, и, будучи таковой, она про
-
тивоположна чистому и холодному разу
-
му. А разум я, как известно, ставлю пре
-
выше всего. Что касается меня, то я нико
-
гда не женюсь, чтобы не потерять ясно
-
сти рассудка.
-
Надеюсь,
- сказал я, смеясь,
- что мой
ум выдержит это испытание. Но у вас,
Холмс, опять очень утомленный вид.
-
Да, начинается реакция. Теперь я всю
неделю буду как выжатый лимон.
-
Как странно у вас чередуются периоды
того, что я, говоря о другом человеке, на
-
звал бы ленью, с периодами, полными
са
мой активной и напряженной деятель
-
ности.
-
Да,
- сказал он,
- во мне заложены ка
-
чества и великого лентяя и отъявленного
драчуна. Я часто вспоминаю слова Гете:
Schade, dass die Natur nur einen Menschen
ausr dir schuf, denn zum wurdigen Mann
war und zum Schelmen der Stoff. [5]
Между
прочим,
- возвращаясь к норвудскому де
-
лу,
- у них, как я и предполагал, в доме
де
йствительно был помощник. И это Не
кто иной, как дворецкий Лал Рао. Итак,
Джонсу все
-
таки принадлежит честь по
-
имки одной крупной рыбы.
-
Как несправедливо распределился вы
-
игрыш!
- заметил я.
-
Все в этом деле сделано вами. Но жену
получил я. А слава вся достанется Джо
н
-
су. Что же остается вам?
-
Мне?
- сказал Холмс.
- А мне
- ампула
с кокаином.
И он протянул свою узкую белую руку к
несессеру.
[5]
Как жаль, что природа сделала из тебя одного
че
ловека: материала в тебе хватило бы и на пра
-
ведника и на подлеца (нем.)
Долина ужаса
____________________
Артур Конан Дойл
Часть первая.
Трагедия в
Бирлстоуне
1.
Предупреждение
склонен
думать…
-
Думайте, думайте,
- нетерпели
-
во
бросил
Холмс.
Я убежден, что принадлежу к чи
-
слу самых терпеливых людей, но это на
-
смешливое замечание меня задело.
Я
-
Послушайте, Холмс,
- сказал я
ворчли
-
во,
- вы иногда слишком испытываете
мое терпение.
Но он был чересчур занят собственны
-
ми мыслями, чтобы мне ответить, и
це
-
ликом погрузился в
изучение прибывше
-
го по почте листка бумаги, вынутого из
конверта. Затем он взял конверт и
стал
так же внимательно рассматривать его.
-
Это рука Порлока,
- задумчиво произ
-
нес он.
- Я
не сомневаюсь: это почерк По
-
рлока, хотя до сих пор видел его только
дважды. Игрек с
особенной верхушкой
-
это очень характерно. Но если это письмо
Порлока, то оно должно содержать важ
-
ное известие, и
прочесть его надо неза
-
медлительно.
Он говорил скорее сам с
собой, нежели
обращаясь ко мне, но все мое раздраже
-
ние сразу исчезло.
-
Кто этот Порлок?
-
Порлок
- это только кличка, а
за ней,
Уотсон, стоит чрезвычайно хитрая и
лов
-
кая личность. В
предыдущем письме По
-
р
лок извещал меня, что это его имя вы
-
мышленное, и
просил не разыскивать
его. Впрочем, Порлок важен не сам по се
-
бе, а
лишь потому, что находится в
конта
-
кте с
неким значительным лицом. Пред
-
ставьте себе рыбу
-
лоцмана, сопровожда
-
ющую акулу, или шакала, бредущего за
львом,
- вообще какое
-
либо ничтожество
в
обществе действительно грозного суще
-
ства. И
не только грозного, Уотсон, но
и
в
высшей степени таинственного. Вот
почему Порлок меня интересует. Я
вам
уже не раз говорил о
профессии Мориар
-
ти?
-
Ученый и
преступник, столь великий
в
своих хитроумных замыслах, что…
-
Что я
и
теперь вспоминаю о
своих по
-
ражениях…
-
Я, собственно, хотел сказать, что он
остается совершенно неизвестным обще
-
ству с
этой стороны.
-
Это явный намек!
- воскликнул Хол
-
мс.
- В
вас, Уотсон, скрывается неожидан
-
ная жилка едкого юмора. Вас надо ос
те
ре
-
гаться! Впрочем, назвав Мориарти пре
-
ступником, вы сами совершили просту
-
пок. Как ни удивительно, с
точки зрения
закона это
- клевета. Один из величай
-
ших злоумышленников, организатор ед
-
ва ли не всех преступлений
- таков в
дей
-
ствительности этот человек. Но он на
-
столько неуязвим, настолько выше подо
-
зрений, что за эти ваши слова мог бы
привлечь вас к
суду за необоснованное
об
винение. Разве не он прославленный
ав
т
ор «Движения астероидов», книги, за
-
трагивающей такие высоты чистой мате
-
матики, что, говорят, не нашлось никого,
кто мог бы написать о
ней критический
отзыв? Можно ли безнаказанно клевета
-
ть на такого человека? Это гений, Уотсон!
Но придет и
наш черед торжествовать!
-
Как бы мне хотелось это увидеть!
- во
-
скликнул я.
- Но вы говорили о Пор
ло
-
ке…
-
Ах да… Так вот, этот так называемый
Порлок
- лишь одно из звеньев в
длин
-
ной цепи, созданной этим необыкновен
-
ным человеком. И
звено довольно второ
-
степенное. Более того: звено, давшее тре
-
щину. В
этом то и
кроется крайняя важ
-
ность для нас Порлока. Подгоняемый от
-
части пробудившейся в
нем совестью, а
главным образом чеками на десять фун
-
тов, которые я
ему посылал, он уже два
-
жды доставлял мне ценные сведения.
На
столько ценные, что удалось предот
-
вратить преступления. Если мы найдем
ключ к
шифру, то, не сомневаюсь, и
это
письмо окажется сообщением того же ро
-
да.
Холмс развернул письмо и
положил его
на стол. Я
склонился над ним и
стал рас
-
сматривать загадочное послание. На л
и
с
-
т
ке бумаги было написано следующее:
534 Г2 13 127 36 31 4 17
21 41 Дуглас 109 293 5 37
Бирлстоун 26 Бирлстоун 9 47 171
-
Что вы думаете об этом, Холмс?
-
Очевидно, намерение сообщить какие
-
то секретные сведения.
-
Но если нет ключа, какова польза ши
-
фрованного послания?
-
В
настоящую минуту
- ровно никакой.
-
Почему вы говорите «в настоящую ми
-
нуту»?
-
Потому что немало шифров я
могу
про
честь с
такой же легкостью, как акро
-
стих по первым буквам каждой строки.
Такие несложные задачки только развле
-
кают. Но тут
- иное дело. Ясно, что это
ссы
лка на слова, которые можно найти
на странице какой
-
то книги. Однако пока
я
не буду знать название книги, я
бесси
-
лен.
-
А
что могут означать слова «Дуглас»
и
«Бирлстоун»?
-
Очевидно, этих слов нет на взятой ст
-
ра
нице.
-
Почему же не указано название книги?
-
Дорогой Уотсон, ваши ум и
догадливо
-
сть, доставляющие столько радости ва
-
ше
му покорному слуге, должны бы под
с
-
ка
зать вам, что не следует посылать за
-
шифрованное письмо и
ключ к
шифру в
одном и
том же конверте. Скоро, однако,
принесут вторую почту, и
я
буду удивлен,
если не получу письма с объявлением
или, быть может, самой книги, которой
так недостает.
Действительно, спустя несколько минут
появился рассыльный Билли, принес
-
ший ожидаемое письмо.
-
Тот же почерк на конверте. И
на этот
раз письмо подписано,
- удовлетворенно
прибавил он, развернув листок. Но, про
-
смотрев его, нахмурился.
- Наши ожида
-
ния не оправдались. Видно, с
этим Пор
-
локом у
нас ничего не выйдет. Слушайте!
«Многоуважаемый мистер Холмс,
я
больше не могу ничем помочь вам с
этим делом. Оно слишком опасно. Я
вижу,
он меня подозревает. Я
только надписал
адрес на конверте, как он неожиданно
во
шел ко мне. Я
успел прикрыть конверт,
но прочел в
его глазах подозрение. Со
ж
-
гите шифрованное письмо
- оно для вас
теперь бесполезно.
Фрэд Порлок
».
Некоторое время Холмс сидел молча,
держа письмо в
руке и
сосредоточенно
гля
дя на огонь в
камине.
-
В
сущности,
- промолвил он наконец,
-
что его могло так напугать? Возможно,
всего лишь голос нечистой совести. Чув
-
ствуя себя предателем, он заподозрил об
-
винение в
глазах другого.
-
Этот другой, я
догадываюсь, профес
-
сор Мориарти?
-
Никто иной. Когда кто
-
нибудь из этой
компании говорит «он», то ясно, кого
они подразумевают. У
них только один
«он», главенствующий над всеми осталь
-
ными.
-
И
что он затевает?
-
Это сложный вопрос. Когда против вас
оказывается один из первых умов Евро
-
пы, а
за его спиной стоит целое полчище
темных сил, допустимы любые варианты.
Как бы то ни было, Порлок, видимо, рас
-
терян. Сравните письмо с
адресом на ко
-
н
верте, написанным до неприятного ви
-
зита. На конверте почерк тверд, в
письме
его можно разобрать с
трудом.
-
Зачем же он писал, а
просто не бросил
это дело?
-
Боялся, что я
буду добиваться разъяс
-
нений и
тем самым навлеку на него не
-
приятности.
-
Верно,
- сказал я
и, взяв шифрованное
письмо, стал напряженно его изучать.
-
Можно с
ума сойти от обиды, что в
таком
клочке бумаги заключена важная тайна
и
что невозможно в
нее проникнуть.
Шерлок Холмс разжег трубку, бывшую
спутницей самых глубоких его размыш
-
лений.
-
Может быть, здесь все же имеются за
-
цепки, ускользающие от вас. Давайте
рассмотрим проблему при свете чистого
разума. Этот человек ссылается на ка
-
кую
-
то книгу
- это исходный пункт.
-
Нечто весьма неопределенное, надо
при
знаться.
-
И
все же эта проблема, когда я
вдумы
-
ваюсь в
нее, не кажется мне неразреши
-
мой. Какие указания содержатся относи
-
те
льно этой книги?
-
Никаких.
-
Ну, не так уж все скверно. Шифровка
начинается крупным числом пятьсот
три
дцать четыре. Мы можем принять его
в
качестве предположения, что речь идет
о
той странице, к
которой нас отсылают
как к
ключу шифра. Значит, эта книга
толстая. Какие еще указания имеются от
-
носительно этой толстой книги? Следую
-
щий знак
- Г два. Что вы скажете о
нем?
-
«Глава вторая».
-
Едва ли так, Уотсон. Раз дана страни
-
ца, то номер главы уже несуществен.
Кро
ме того, если страница пятьсот трид
-
цать четыре относится только ко второй
главе, то размеры первой главы должны
быть чудовищны.
-
Графа!
- воскликнул я.
-
Великолепно, Уотсон! Вы прямо
-
таки
блещете сегодня умом! Наверняка это
или графа, или столбец. Итак, мы начи
-
на
ем теперь из предпосылки наличия
толстой книги, напечатанной в
два сто
л
-
б
ца значительной длины, тем более что
одно из слов обозначено номером двести
девяносто третьим. Теперь еще такое со
-
ображение. Если бы книга была из редко
встречающихся, он сразу прислал бы ее
мне. В
действительности же он собирал
-
ся, пока его планы не были нарушены,
сообщить лишь ключ к
шифру. А
это оз
-
на
чает, что книгу я без труда найду у се
-
бя. Иначе говоря, Уотсон, речь идет о
ка
-
кой
-
то очень распространенной книге.
-
Весьма похоже.
-
Итак, мы можем сильно сузить обла
-
сть наших поисков, поскольку Порлок
ссылается на толстую и
очень распрост
-
раненную книгу, отпечатанную в
два сто
-
лбца.
-
Библия!
- воскликнул я
с
торжеством.
-
Так, хорошо!.. Впрочем, эта догадка,
к
сожалению, отпадает. Ведь именно Би
-
б
лию труднее всего представить на руках
у
кого
-
либо из сподвижников Мориарти.
Кроме того, различных изданий Библии
существует такое множество, что он не
мог рассчитывать на наличие у
меня эк
-
зе
мпляра с
одинаковой нумерацией стра
-
ниц. Нет, он ссылается на нечто более оп
-
ределенное, он знает наверняка, что ука
-
занная им страница окажется тождест
-
венной моей пятьсот тридцать четвертой
странице.
-
Однако книг, отвечающих всем этим
условиям, очень немного?
-
Верно. И
именно в
этом наше спасе
-
ние. Наши поиски должны быть теперь
ограничены книгами с
постоянной нуме
-
рацией страниц, и
притом такими, кото
-
рые обычно есть у
всех.
-
Какой
-
нибудь ежемесячник.
-
Браво, Уотсон! Ежегодник! Возьмем
номер «Ежегодника Уайтэкера». Он оче
-
нь распространен. В
нем имеется нужное
количество страниц. И
отпечатан он в
два столбца.
- Холмс взял томик с
книж
-
ной полки.
- Вот страница пятьсот трид
-
цать четвертая… столбец второй… о
бюд
-
жете и
торговле Британской Индии. За
-
писывайте слова, Уотсон. Номер тринад
-
цатый
- «Махратта»: Боюсь, начало раз
-
га
дывания шарады не особенно благо
-
при
ятное. Сто двадцать седьмое слово
-
«пра
вительство». Здесь уже есть какой-
то
смысл, имеющий, правда, мало отно
-
шения к
нам и
к
профессору Мориарти.
Теперь посмотрим далее. Что же делает
правительство Махратты? Увы! Следую
-
щее слово
- «перья». Неудача, милый Уот
-
сон. Приходится поставить точку.
Холмс говорил шутливым тоном, но его
нахмуренные брови свидетельствовали о
степени его разочарования.
Я сидел тоже огорченный, глядя на ого
-
нь в
камине.
Воцарившееся молчание было наруше
-
но неожиданным возгласом Холмса, по
-
явившегося из
-
за дверцы книжного шка
-
фа с
потрепанным томиком в
руке.
-
Мы поплатились, Уотсон, за свою по
-
спешность. Сегодня седьмое января, и
мы взяли только что вышедший номер
ежегодника. Но более чем вероятно, что
Порлок использовал для своего послания
прошлогодний номер. Без сомнения, он
сообщил бы нам об этом, если бы второе
его письмо было им написано. Теперь по
-
смотрим, на что нам укажет страница пя
-
тьсот тридцать четвертая. Тринадцатое
сло
во
- «имею», сто двадцать седьмое
-
«све
дения». Это сулит многое.
- Глаза Хо
-
лмса возбужденно сверкали.
- «Опасно
с
-
ть». Отлично! Запишите, Уотсон: «имею
сведения
- опасность
- может угрожать
-
очень
- скоро
- некий». Дальше у
нас имя
«Дуглас». «Богатый
- помещик
- теперь
-
в
- Бирлстоун
- замок
- Бирлстоун
- уве
-
рять
- она
- настоятельная». Все, Уотсон!
Что вы скажете о
методе чистого разума
и
его результатах?
Я не открывал глаз от лежавшего на
столе листка бумаги, на котором записал
под диктовку Холмса текст послания.
-
Что за странный и
туманный способ
выражать свои мысли!
-
Наоборот, Порлок очень ясно их выра
-
зил,
- возразил Холмс.
- Когда вы пользу
-
етесь для выражения своих мыслей од
-
ним книжным столбцом, то едва ли на
й
-
де
те все, что вам нужно. Кое в
чем выну
-
жденно приходится рассчитывать на до
-
гадливость вашего корреспондента. Ка
-
кая
-
то серьезная опасность нависла над
неким Дугласом, богатым джентльме
-
ном, живущим, по
-
видимому, в
своем по
-
местье, на что и
указывает Порлок. Он
убежден: «уверять»
- самое близкое, что
ему удалось найти к
слову «уверен»,
- что
эта опасность очень близка. Таков ре
-
зультат нашей работы…
Шерлок Холмс испытывал удовлетворе
-
ние истинного творца, любующегося сво
-
им шедевром. Он еще продолжал насла
-
ждаться достигнутым успехом, когда Би
-
л
ли объявил о
приходе инспектора Мак
-
доналда из Скотленд
-
Ярда.
В то время Алек Макдоналд был еще да
-
лек от достигнутой им теперь широкой
известности. Этот молодой представите
-
ль сыскной полиции проявил недюжин
-
ные способности в
ряде случаев, когда
ему доверяли расследование. Его высо
-
кая костлявая фигура свидетельствовала
о
незаурядной физической силе, а
откры
-
тый высокий лоб и
блестевшие из
-
под гу
-
стых бровей глаза говорили о
проница
-
тельности и
уме. Он был человеком мол
-
чаливым, с
несколько суровым характе
-
ром. За годы его службы в
полиции Хол
-
мс уже дважды выручал его, удовлетво
-
ряясь при этом лишь радостью мыслите
-
ля, разрешившего сложную проблему.
Шо
тландец отвечал глубокой признате
-
ль
ностью и
уважением, советуясь с
Холм
-
сом в
каждом затруднительном случае.
Не слишком склонный к
дружбе, Холмс
от
носился к шотландцу с симпатией и
дружески улыбнулся при виде его.
-
Вы ранняя птичка, мистер Мак. Боюсь,
что ваш визит вызван каким
-
либо новым
необычайным происшествием.
-
Я
выбрался так рано потому, что пер
-
вые часы после преступления самые дра
-
гоценные для нас…
Молодой инспектор внезапно запнулся
и
с
величайшим изумлением стал вгля
-
ды
ваться в
клочок бумаги, лежащий на
столе.
-
«Дуглас…»
- пробормотал он.
- «Бирл
-
с
тоун»! Господа, ведь это же чертовщина!
Во имя всего святого, откуда вы взяли
эти имена?!
-
Из шифра, который доктор Уотсон
и
я
только что разгадали. А
в
чем дело?
Инспектор продолжал изумленно смот
-
реть на нас обоих:
-
Только в
том, что мистер Дуглас из Би
-
рлстоунской усадьбы зверски убит сего
-
дня ночью.
2.
Шерлок Холмс и
Макдоналд
то был один из тех драматических
моментов, которые составляли для
моего друга главный смысл жиз
-
ни. Было бы преувеличением ска
-
зать, что он выглядел потрясенным. В
его
характере не было и
тени черствости, но,
конечно, нервы его были закалены по
-
стоянно напряженной работой. Его ду
-
шевные движения в
такие минуты как бы
дремали, но зато интеллектуальная вос
-
приимчивость повышалась до предела.
В
данном случае на его лице не было за
-
метно и
следа того ужаса, который испы
-
тал я
после слов Макдоналда, скорее оно
выражало интерес, с каким химик на
-
блю
дает причудливое скопление криста
-
ллов на дне колбочки.
Э
-
Замечательно!
- промолвил он после
не
которой паузы.
- Замечательно!
-
Вы, кажется, не удивлены этим изве
-
стием?
-
Заинтересован, мистер Мак. Почему
я
должен быть удивлен? Я
получил сооб
-
щение, что одному лицу грозит опасно
-
сть. Спустя час я
узнаю, что замысел осу
-
ществлен и
что это лицо убито. Я
заинте
-
ресован, это верно, но ничуть не удивлен.
Холмс рассказал инспектору о
шифро
-
ванном письме и
найденном к
нему клю
-
че. Макдоналд сидел за столом, оперши
-
сь подбородком на обе руки, и
слушал с
напряженным вниманием.
-
Я
хотел ехать в
Бирлстоун сегодня же
утром и
зашел просить вас сопутствовать
мне. Но из вашего сообщения следует,
что мы можем более успешно действова
-
ть в
Лондоне.
-
Едва ли так, мистер Мак,
- заметил Хо
-
лмс.
-
Взвесьте все, мистер Холмс,
- возразил
инспектор.
- День или два все газеты бу
-
дут сплошь заполнены бирлстоунской та
-
й
ной. Но что за тайна, если в
Лондоне
на
ходится человек, который сумел зара
-
нее предсказать преступление? Остается
только захватить этого человека, и
все
бу
дет выяснено.
-
Несомненно, мистер Мак. Но каким
образом вы предполагаете захватить это
-
го Порлока, как он себя называет?
Макдоналд осмотрел с
обоих сторон пи
-
сьмо, полученное Холмсом.
-
Штемпель поставлен в Кембервиле.
Этот факт не может помочь нам. Имя, вы
считаете, вымышленное. Тоже, конечно,
не слишком благоприятное обстоятель
-
ство. Вы говорите, что посылали ему де
-
ньги?
-
Два раза.
-
Куда именно?
-
В
Кембервилское почтовое отделение
чеками одного из банков.
-
И
вы ни разу не поинтересовались, кто
приходил за ними?
-
Нет.
Инспектор был явно озадачен.
-
Почему же?
-
Потому что я всегда исполняю свое
слово. После первого же письма я
обе
-
щал, что не буду разыскивать его.
-
Вы думаете, что он только пешка и
что
за ним стоит какая
-
то более значитель
-
ная личность?
-
Я
не думаю, я
знаю это.
-
Этот профессор, о
котором я
слышал
от вас?
-
Именно.
-
Не скрою от вас, мистер Холмс, у
нас
в
Скотленд
-
Ярде считают, что вы зря
име
ете зуб на этого профессора. Я
собрал
кое
-
какие сведения о
нем: у
него репута
-
ция почтенного ученого и
талантливого
человека.
-
Я
рад, что вы признаете его талантли
-
вость.
-
После того как мне стало известно ва
-
ше отношение к
нему, я
счел необходи
-
мым повидать его. Со своим благород
-
ным лицом, с
седыми волосами и
ка
-
кой
-
то особенно торжественной манерой
держаться у
него вид настоящего мини
-
стра. Когда он при прощании положил
мне руку на плечо, это выглядело так,
словно отец благословляет сына, отпус
-
кая его в
жестокий свет.
Холмс усмехнулся.
-
Великолепен!
- воскликнул он.
- Поло
-
жительно великолепен! Скажите мне, до
-
рогой Макдоналд, эта приятная интим
-
ная беседа происходила в
кабинете про
-
фессора?
-
Да.
-
Красивая комната, не правда ли?
-
Очень красивая.
-
Вы сидели у
его письменного стола?
-
Совершенно верно.
-
Так что вы оказались против источни
-
ка света, а
его лицо было в
тени?
-
Это происходило вечером… Да, свет
лампы был направлен в
мою сторону.
-
Этого следовало ожидать. Обратили
вы внимание на картину за спиной про
-
фессора на стене?
-
Да, конечно, я заметил картину: на
ней изображена голова девушки, впол
-
оборота.
-
Это картина Жана Батиста Греза, зна
-
менитого французского художника, жив
-
шего во второй половине восемнадцатого
века.
Инспектор слушал совершенно безуча
с
-
тно.
-
Не лучше ли нам…
- начал он.
-
Мы именно это и
делаем,
- прервал его
Холмс.
- Все, о
чем я
говорю, имеет пря
-
мое отношение к
тому, что вы называете
бирлстоунской тайной. Это можно даже
назвать средоточием ее.
Макдоналд слегка улыбнулся.
-
Вы мыслите чересчур быстро для ме
-
ня, мистер Холмс. Вы отбрасываете одно
или два звена в
своих рассуждениях, а
потому я не могу поспеть за вами. Что
мо
жет быть общего между давно умер
-
шим художником и бирлстоунским де
-
лом?
-
Одна известная картина Греза недавно
на аукционе у
Порта
-
лиса была оценена
в
миллион двести тысяч франков.
Лицо инспектора сразу выразило жи
-
вейший интерес.
-
Я
хочу напомнить вам,
- продолжал
Хо
лмс,
- что размеры жалованья профес
-
сора Мориарти можно узнать крайне лег
-
ко: он получает семьсот фунтов в
год.
-
В
таком случае как же он мог приобре
-
сти…
-
Вот именно: как он мог?
-
Продолжайте, пожалуйста, мистер Хо
-
лмс. Меня это чрезвычайно заинтересо
-
вало. Любопытнейшая история!
-
А
как же насчет Бирлстоуна?
- спросил
Холмс, улыбаясь.
-
У
нас еще есть время,
- ответил инс
пе
-
ктор, взглянув на часы.
- У
ваших дверей
меня ждет кэб, в
двадцать минут он до
-
ставит нас на вокзал Виктории. Но отно
-
сительно этой картины… Вы, мистер Хо
-
лмс, кажется, однажды говорили мне,
что никогда не бывали у
профессора Мо
-
риарти?
-
Да, никогда.
-
Каким же образом вы знакомы с
его
квартирой и
обстановкой?
-
А
это другое дело. Я
три раза посетил
его квартиру без приглашений, два раза
под разными предлогами ожидал его и
уходил до его возвращения. А третий
раз… Ну, об этом визите я
не буду рас
про
-
страняться перед официальным пред
ста
-
вителем сыскной полиции. Скажу толь
-
ко, что в
этот раз я
позволил себе про
-
смотреть его бумаги. Результаты получи
-
лись совершенно неожиданные!
-
Вы обнаружили что
-
нибудь компроме
-
тирующее?
-
Совершенно ничего. Это
-
то и
порази
-
ло меня. Впрочем, есть одна вещь, о
кото
-
рой вы теперь знаете,
- картина. Следует
полагать, что он очень богатый человек.
Но как он приобрел свое богатство? Он
не женат. Его младший брат служит на
-
чальником железнодорожной станции
где
-
то на западе Англии. Кафедра дает
ему семьсот фунтов в
год. И
тем не менее
у
него имеется подлинный Грез.
-
Вы думаете, его богатство создается
незаконными путями?
-
Конечно. Но я
имею и
другие основа
-
ния для подобного вывода: десятки тон
-
чайших нитей извилистыми путями ве
-
дут к
центру паутины, где скрывается это
с
виду бездеятельное, но ядовитое суще
-
ство. Я
упомянул о
Грезе только потому,
что вы видели его сами.
-
Признаюсь, все рассказанное вами
кра
йне интересно. Но укажите на что
-
ни
-
будь поопределеннее. В
чем его следует
обвинять: в
подлогах, в
изготовлении фа
-
льшивых денег, в
убийствах? Откуда у
него берутся деньги?
-
Читали вы когда
-
либо о Джонатане
Уайлде?
-
Имя как будто знакомое. Из како
-
го
-
нибудь романа, не правда ли? Я, при
-
знаться, недолюбливаю сыщиков из ро
-
манов: герои совершают подвиги, но ни
-
когда не рассказывается, как именно они
их совершают. Чистый вымысел, мало
похожий на действительность.
-
Джонатан Уайлд
- это не сыщик и
не
герой романа. Это выдающийся преступ
-
ник, живший в
прошлом столетии.
-
В
таком случае мне до него нет дела.
Меня интересует только современная
жизнь, я
человек практичный.
-
Мистер Мак, в
жизни решительно все
повторяется, даже профессор Мориарти.
Джонатан Уайлд был как бы невидимой
пружиной, тайной силой лондонских
пре
ступников, которым он ссужал за пят
-
надцать комиссионных процентов с
до
-
бычи свой ум и
организаторский талант.
Старое колесо поворачивается, и
спицы
возвращаются на прежние места. Все, что
мы видим, когда
-
то уже было и
снова бу
-
дет. Я
расскажу вам кое
-
что еще о
Мори
-
арти.
-
Пожалуйста.
-
У
меня был случай узнать, кто служит
первым звеном в
созданной им цепи, на
одном конце которой находится человек
с
направленным в
дурную сторону умом,
а
на другом
- сотня жалких мелких жули
-
ков и
шулеров. Что касается средней ча
-
сти этой цепи, то ее вы можете запол
-
нить, без боязни ошибиться, едва ли не
всеми видами уголовных преступлений.
Начальник его штаба, стоящий также по
-
одаль, вне всяких подозрений, столь же
недоступен карающей руке закона. Это
полковник Себастьян Моран. Как вы ду
-
маете, сколько он ему платит?
-
Затрудняюсь что
-
либо сказать.
-
Шесть тысяч фунтов в
год. Это оценка
ума, сделанная, как видите, в
духе амери
-
канских дельцов. Сумма эта превышает
оклад премьер
-
министра. Такая подроб
-
ность дает вам представление о
доходах
Мориарти и
масштабах, которыми он
опе
рирует. Теперь другой момент. Я
счел
важным поинтересоваться несколькими
последними чеками Мориарти. Самыми
обыкновенными и
невинными чеками,
которыми он оплачивает свои счета по
хозяйству. Они оказались выданными на
шесть различных банков. Что вы скажете
об этом?
-
Странно, конечно. А
какой вывод де
-
лаете вы?
-
Тот вывод, что он стремится избежать
лишних разговоров о
своем богатстве. Ни
один человек не должен знать, сколько
в
действительности у
него денег. Навер
-
няка у
него не менее двадцати счетов в
различных банках. Большая часть из них
размещена, надо полагать, за границей,
скорее всего в
Германском или Лионском
банках.
Макдоналд слушал очень внимательно,
но шотландская практичность заставила
его прервать моего друга.
-
Согласитесь, мистер Холмс, вы неско
-
лько отвлеклись. Пока нам известно то
-
ль
ко, что имеется какая
-
то связь между
про
фессором и преступлением в Бирлс
-
то
уне. Такой вывод вы делаете из преду
-
преждения, полученного вами от некоего
Порлока. Какие еще предположения мо
-
жем мы сделать?
-
Мы можем высказать несколько дога
-
док о
мотивах преступления. Вам следует
знать, что Мориарти держит своих подо
-
печных прямо
-
таки в
железных тисках.
Введенная им дисциплина ужасна. Един
-
ственное наказание в
его кодексе
- смер
-
ть! Это дает основание прежде всего пре
-
дположить, что убитый Дуглас изменил
своему начальнику и
понес наказание. К
о
-
гда о
нем станет известно остальным, то
страх смерти еще сильнее укрепит дисци
-
плину. Ожидающая Дугласа судьба была
известна заранее одному из второстепен
-
ных членов шайки, и
он сообщил об этом
мне.
-
Это одно предположение…
-
Другое
- что это одна из обычных ма
-
хинаций Мориарти. Был там грабеж?
-
Я
не слыхал об этом.
-
Если был, то это говорит против пер
-
вой гипотезы и
в
пользу второй. Мориар
-
ти мог быть привлечен к
делу обещанием
доли в
добыче или руководить им за пла
-
ту наличными. И
то и
другое одинаково
возможно. Но как бы там ни было, отве
-
ты на все вопросы мы должны искать
в
Бирлстоуне.
-
В
таком случае
- едем в
Бирлстоун!
-
согласился Макдоналд и
встал со стула.
-
Черт возьми! Уже поздно, господа, поэто
-
му на сборы у
вас всего несколько минут.
Холмс и
я
встали и
начали одеваться.
-
Мистер Мак, в
дороге вы расскажете
нам обо всех известных вам деталях…
Сведения оказались довольно скудны
-
ми, но все же выяснилось, что ожидав
-
шее нас дело было исключительным. Вы
-
слушивая сухие и
с
виду незначительные
подробности, Холмс оживился и
время от
времени потирал руки, похрустывая тон
-
кими пальцами. Месяцы бездеятельно
-
сти остались позади, и
теперь наконец
его замечательным способностям наш
ло
-
сь достойное применение. Холмс совер
-
шенно преобразился: глаза его блестели,
и
все тонкое, нервное лицо как бы озари
-
лось внутренним светом. С
напряженным
вниманием слушал он краткий рассказ
Макдоналда о
том, что нас ожидало. Пи
-
сь
менное сообщение о
происшедшем бы
-
ло получено инспектором с
первым утре
-
н
ним поездом. Местный полицейский
офицер Уайт Мейсон
- его личный друг;
этим объясняется, что Макдоналд полу
-
чил извещение скорее, чем это обычно
происходит, когда кого
-
либо из Скот
-
ленд
-
Ярда вызывают в
провинцию.
«Дорогой инспектор Макдоналд,
- гла
си
-
ло письмо Мейсона,
- официальное при
-
глашение Вы получите в
отдельном ко
н
-
верте. Я
пишу Вам частным образом. Те
-
ле
графируйте мне, с
каким поездом Вы
можете приехать в
Бирлстоун, и
я
вст
ре
-
чу Вас сам или, если буду занят, поручу
кому
-
нибудь. Случай очень странный.
При
езжайте, пожалуйста, не теряя ни
ми
нуты. Постарайтесь, если удастся, при
-
везти мистера Холмса, он найдет здесь
немало интересного. Можно подумать,
что вся картина рассчитана на теат
ра
ль
-
ный эффект, если бы в
центре ее не ле
-
жал убитый человек. Даю Вам слово: чре
-
звычайно странный случай».
-
Ваш приятель, кажется, не глуп,
- за
-
ме
тил Холмс.
-
Да, сэр, насколько я
могу судить, Уайт
Мейсон очень деловой человек.
-
Хорошо, что еще можете вы сказать?
-
Ничего. Подробности он расскажет
нам при встрече.
-
Как же вы узнали имя Дугласа и
то,
что он убит зверским образом?
-
Об этом говорилось в
официальном
сообщении. В
нем не упоминается слово
«зверский». Это
- неофициальный тер
-
мин. Там названо имя Джона Дугласа.
Указано, что причина смерти
- ранение
в
голову и
что орудие убийства
- охотни
-
чье двуствольное ружье. Сообщается так
-
же и
время преступления: вскоре после
полуночи. Далее добавлено, что пока ни
-
кто не арестован. В
заключение сказано,
что случай незаурядный и
что вся обста
-
новка дает возможность делать самые ра
-
з
личные предположения. Это решитель
-
но все, мистер Холмс, что у
нас пока есть.
-
В
таком случае, мистер Мак, с
вашего
позволения, мы на этом остановимся.
Мне хочется подумать.
3.
Бирлстоунская драма
аконец у
меня появилась возмож
-
ность описать события, разыграв
-
шиеся в
Бирлстоуне, находящем
-
ся к
северу от Лондона. Целые ве
-
ка пребывал этот городок в
запущенном
состоянии, но за последние годы его жи
-
вописное месторасположение привлекло
зажиточных горожан, виллы которых
сто
ят теперь посреди окрестных лесов.
В
самом Бирлстоуне появилась масса ла
-
вок, обслуживающих возросшее населе
-
ние.
Н
В полумиле от центра Бирлстоуна, в
старом парке, украшенном огромными
буквами, находится старинная усадьба.
Часть этой почтенной постройки отно
-
сится ко времени первых крестовых по
-
ходов. Здание сильно пострадало от огня
в
1543 году, но кое
-
что из постройки уце
-
лело, и
вскоре на месте руин феодально
-
го замка поднялась кирпичная усадьба:
С
черепицей на крыше и
узкими оконца
-
ми, она выглядит и
сейчас такой же, ка
-
кой создали ее в
начале семнадцатого ве
-
ка. Из двух рвов, когда
-
то ограждавших
владения воинственных феодалов, один
наполнен водой. Поэтому единственный
доступ к
дому открывает подъемный мо
-
ст, который поднимается каждую ночь
и
опускается каждое утро. Таким обра
-
зом, усадьба еженощно превращается в
своеобразный остров. Этот факт имел
прямое отношение к
тайне, привлекшей
вскоре внимание всей Англии.
Проживавшая в
доме семья состояла из
двух лиц: Джона Дугласа и
его жены. Ду
-
глас, судя по рассказам, был человеком
около пятидесяти, статным, с
мужествен
-
ным лицом, крупной челюстью, прони
-
зывающими серыми глазами и
седыми
усами. Он был со всеми приветлив, но
что
-
то в
его манерах оставляло впечатле
-
ние, словно в
прошлом ему приходилось
вращаться в
гораздо более низких кругах.
У
него было достаточно золота; говори
-
ли, что он добыл его на калифорнийских
приисках. Хорошее отношение к
нему ук
-
репилось и
благодаря репутации храбре
-
ца. Так, во время пожара Дуглас удивил
всех бесстрашием, с
каким он бросился
в
горящий дом спасать имущество вика
-
рия
- уже после того, как пожарная ко
-
манда сочла это дело невозможным.
Жена его тоже была популярна среди
жи
телей Бирлстоуна, хотя англичане,
осо
бенно провинциалы, неохотно сбли
-
жаются с
чужеземцами. Миссис Дуглас
вела довольно замкнутый образ жизни.
Было известно, что она познакомилась
с
Дугласом в
Лондоне, когда он овдовел.
Это была красивая женщина, стройная,
смуглая, лет на двадцать моложе своего
супруга
- разница, которая, казалось, ни
-
как не отражалась на их семейном сча
-
стье. Лишь самые близкие знакомые за
-
мечали, что между супругами не суще
-
ствовало взаимного доверия, по
-
видимо
-
му, после того, как жене стало что
-
то из
-
ве
стно о
прошлом мужа. Кроме того, ми
-
с
сис Дуглас явно нервничала, когда ее су
-
пруг поздно возвращался домой.
Было еще одно лицо, пребывание под
кровлей Дугласов которого совпало с
происшедшей трагедией. Это
- Сесил Бэ
-
р
кер из Гемстэда. Его плотную фигуру
часто можно было видеть в
Бирлстоуне,
так как он был желанным гостем в
уса
-
дьбе. Считалось, что он один знал та
-
инственное прошлое мистера Дугласа. Из
слов Бэркера узнали, что впервые он по
-
знакомился с
Дугласом в
Америке и
пе
-
ре
жил вместе с
ним трудные времена. Бэ
-
ркер казался человеком весьма обеспе
-
ченным. Он был моложе Дугласа, лет со
-
рока пяти, широкогрудыйй, с
гладко вы
-
бритым лицом, с
густыми черными бро
-
вями. Чаще всего он проводил время в
прогулках или же в
поездках по окре
ст
-
ностям с
Дугласом или его женой. «Доб
-
рый, щедрый джентльмен,
- отзывался
о
нем дворецкий Эмс,
- но я
не хотел бы
оказаться на месте человека, вздумавше
-
го ему перечить». Бэркер был в
очень
бли
зких отношениях с
Дугласом и
весьма
дружен с
его женой, что, как было замет
-
но, причиняло огорчение самому Дугла
-
су. Это примерно все, что можно сказать
о
Бэркере, оказавшемся в
семье Дугласов
в
день катастрофы. Из прислуги следует
упомянуть о
почтенном Эмсе и
миссис
Эллен, веселой и
приветливой особе, раз
-
делявшей с
миссис Дуглас заботы по хо
-
зяйству.
Было около двенадцати в
ночь на шес
-
тое января, когда первое известие о
происшествии получил местный поли
-
цейский пост, находящийся под началом
сержанта Уилсона. Страшно взволнован
-
ный Бэркер сообщил об убийстве мисте
-
ра Дугласа и
сразу помчался обратно в
усадьбу. Вскоре за ним явился полицей
-
ский сержант. Он прибыл на место пре
-
ступления несколько позже двенадцати
часов, успев предупредить обо всем мест
-
ные власти. Сержант увидел подъемный
мост опущенным, а
окна ярко освещен
-
ными. В
дверях стоял перепуганный дво
-
рецкий. Сесил Бэркер предложил сержа
-
нту следовать за ним.
Почти сразу пришел постоянный жите
-
ль Бирлстоуна доктор Вуд. Трое мужчин
вошли в роковую комнату. Мертвый Ду
г
-
лас лежал распростертый на спине. До
-
ктор встал на колени, но одного взгляда
было достаточно, чтобы убедиться в
бес
-
цельности его визита.
Убитый был до крайности обезображен.
На груди лежало странное оружие: охот
-
ничье ружье со стволами, спиленными на
фут от курков. Было ясно, что выстрел
произведен с
очень близкого расстояния
и
поэтому заряд разнес голову почти на
куски. Курки были связаны проволокой,
по
-
видимому, для того, чтобы сделать од
-
новременно выстрел из обоих стволов.
Полицейский был растерян от сознания
ответственности, которая легла на его
плечи.
-
Мы ничего не будем трогать до прибы
-
тия начальства,
- еле слышно произнес
он, не спуская глаз с
трупа.
-
Ничего и
не было тронуто,
- сказал Се
-
сил Бэркер.
- Все осталось в
том виде, в
каком застал я.
-
Когда вы это обнаружили?
- спросил
сержант, вытащив записную книжку.
-
Часы пробили половину двенадцатого.
Я
еще не раздевался и
сидел у
камина
в
своей спальне, как вдруг услышал выст
-
рел. Он был не громким, а
как бы чем
-
то
приглушенным. Я
тут же бросился вниз.
Прошло наверняка не более тридцати се
-
кунд, как я
был уже в
комнате Дугласа.
-
Дверь была открыта?
-
Да, открыта. Бедняга Дуглас лежал так
же, как вы его сейчас видите. На столе го
-
рел ночник.
-
Вы никого не видели?
-
Нет. Я
услышал, что миссис Дуглас
спу
скается по лестнице вслед за мной,
и
поспешил преградить ей дорогу. Эко
-
номка Эллен тоже пришла, она и
увела
ее. Затем появился Эмс, и
я
вернулся с
ним опять сюда.
-
Но мне казалось, что мост в
усадьбе
поднимается на всю ночь?
-
Он и
в
эту ночь был поднят, пока я
его
не опустил.
-
Тогда каким же образом убийца мог
скрыться? Мистер Дуглас, вероятно, сам
покончил с
собой.
-
Я
тоже сначала так думал. Но посмот
-
рите,
- Бэркер отдернул занавеску: окно
оказалось раскрытым настежь.
- А
вот
еще!
- Он показал на подоконнике крова
-
вое пятно, похожее на след сапога.
-
Кто
-
то становился сюда, когда вылезал.
-
Вы думаете, что он пробрался через
ров?
-
Иначе никак нельзя.
-
Таким образом, если вы очутились в
комнате через полминуты после убийст
-
ва, то он должен был в
это время находи
-
ться в
воде.
-
Я
убежден в
этом. К
сожалению, я
не
до
гадался сразу подбежать к
окну. Его
прикрывала занавеска, и
мне не пришло
в
голову поднять ее. Потом я
услышал
шаги миссис Дуглас; я
не мог допустить,
чтобы она вошла сюда и
увидела весь
этот ужас.
-
Но допустим даже,
- заметил сержа
-
нт,
- что молодчик удрал через ров. Как
он мог попасть в
дом, раз мост был под
-
нят?
-
На этот вопрос,
- сказал Бэркер,
- у ме
-
ня нет ответа.
-
В
котором часу мост был поднят?
-
Около шести часов,
- сказал дворец
-
кий.
-
А
я
слышал,
- заметил полицейский,
-
что его обыкновенно поднимают сразу
после захода солнца. В
это время года,
однако, оно заходит ближе к
половине
пятого, чем к
шести.
-
У
мистера Дугласа были гости к
чаю,
-
объяснил Эмс.
- И
я
не мог поднять мост
раньше, чем они ушли.
-
Значит, убийца пришел извне и
дол
-
жен был перейти мост до шести часов
и
сидеть в
засаде до тех пор, пока мистер
Дуглас после одиннадцати вошел в
свою
комнату. Потом, убегая через окно, убий
-
ца оставил ружье. Я
так понимаю… Ко
-
нечно, следствие все выяснит.
- Неожи
-
данно сержант поднял карточку, лежа
-
щую около убитого на полу. На ней были
нацарапаны инициалы «Д. В.», а под
ними
- число: триста сорок один.
- Это
что еще такое?
Бэркер с
любопытством взглянул на ка
-
рточку.
-
Я
этого раньше не заметил,
- сказал
он.
- Вероятно, убийца обронил ее.
-
«Д. В. Триста сорок один». Ничего не
понимаю.
- Сержант вертел карточку в
ру
ках.
-
Что значит «Д. В.»? Чьи
-
нибудь ини
-
циалы? Что вы там еще нашли, доктор?
Находкой оказался увесистый молоток,
лежавший на ковре перед камином. Бэр
-
кер указал рукой на ящичек гвоздей, сто
-
ящий на мраморной доске камина.
-
Мистер Дуглас вчера перевешивал ка
-
ртины,
- сказал он.
-
Я
видел, как он стоял вот на этом ауле,
стараясь укрепить большую картину.
-
Вы лучше положите его обратно на ко
-
вер, откуда взяли,
-
приказал сержант до
-
к
тору, почесывая в
раздумье голову.
-
Ого!
- взволнованно вскрикнул он, отдер
-
гивая занавеску с
другой стороны.
- В
ко
-
тором часу были спущены занавеси?
-
Когда зажгли свет,
- ответил дворец
-
кий,
- сразу после четырех часов.
-
Здесь кто
-
то выжидал,
- сержант пока
-
зал в
углу следы от грязных сапог.
- Если
исходить из вашей теории, мистер Бэр
-
кер, то выходит, что убийца вошел в
дом
после четырех, когда занавеси были спу
-
щены, но до шести, пока мост не был по
-
днят. В
комнате не нашлось места, куда
можно было бы спрятаться, и
он забился
под гардины. Это совершенно очевидно.
-
Не теряем ли мы драгоценного време
-
ни?
- спросил Бэркер.
- Не лучше ли нам
обыскать местность, пока убийца не ск
-
рылся?
Сержант раздумывал с
минуту.
-
Отсюда нет поездов раньше шести ут
-
ра, так что поездом он уехать не может.
Если же он пойдет по дороге, то всякий
обратит внимание на его грязные сапоги
и
приметит его. Впрочем, в
любом случае
я
не могу уйти отсюда, пока меня не сме
-
нят.
Доктор внимательно осматривал мерт
-
вое тело.
-
Что это за знак?
- спросил он.
- Не
имеет ли он какую
-
либо связь с
преступ
-
лением?
- Правая рука убитого была вы
-
свобождена из халата и
обнажена до ло
к
-
тя. Выше запястья виднелся странный
коричневый знак: треугольник в
круж
-
ке.
- Это не татуировка,
- продолжал док
-
тор, глядя поверх очков,
- это давно выж
-
женный знак, вроде тех, которым клей
-
мят скот. Что вы думаете на этот счет?
-
Знак этот я
видел у
Дугласа в
течение
последних десяти лет,
- ответил Сесил
Бэ
ркер.
-
И
я
тоже,
- заявил дворецкий.
- Всякий
раз, когда хозяину приходилось засучи
-
ва
ть рукава, я
видел эту странную метку.
Я
часто удивлялся, что бы она могла зна
-
чить.
-
Значит, знак не имеет ничего общего
с
убийством,
- сказал сержант Уилсон.
-
Но все же это очень странно… Ну, что
еще?
Дворецкий изумленно указывал на руку
убитого.
-
Он снял его обручальное кольцо!
-
Что?
-
Да! Мистер Дуглас всегда носил свое
обручальное кольцо на мизинце левой
ру
к
и. Это вот кольцо, сделанное из золо
-
того самородка, было надето всегда выше
того, а
кольцо змейкой
- на третьем паль
-
це. Вот кольцо из самородка, вот змейка,
а
обручальное кольцо исчезло.
-
Дворецкий прав,
- подтвердил Бэркер.
-
Если мистер Дуглас носил обручаль
-
ное кольцо под самородком, то убийце
пришлось снять сначала его, потом
- об
-
ручальное кольцо, а
затем надеть кольцо
из самородка обратно?
-
Да, так.
Уилсон сокрушенно покачал головой:
-
Чем скорее передадим мы это дело в
Лондон, тем для нас будет лучше. Уайт
Мейсон
- ловкий человек, однако, думаю,
все равно придется обратиться в
Лондон.
Это сложнейшее дело не по нашим си
-
лам.
4.
Потемки
о срочному вызову сержанта Уил
-
сона в
три часа ночи прибыл в
легком кэбе начальник сыскной
полиции графства. С
первым же
утренним поездом он послал сообщение
в
Скотленд
-
Ярд и
в
двенадцать привет
-
ствовал нас на Бирлстоунской станции.
Мистер Уайт Мейсон, спокойный и
по
ви
ду рассудительный человек, с
загоре
-
лым лицом, мужественной фигурой и
слегка кривыми ногами в
гетрах, похо
-
дил в
своем широком сюртуке на мелкого
фермера или жокея, но только не на кри
-
миналиста.
П
-
Ну, мистер Макдоналд,
- обратился он
к
нему,
- здесь каверзный случаи. Сюда
газетчики слетятся, как мухи, стоит им
только прослышать о
происшедшем. Но,
надеюсь, мы его закончим раньше, чем
они успеют сунуть свои носы. Тут найдет
-
ся много заманчивого и
для вас, мистер
Холмс. Как и
для вас, доктор Уотсон, по
-
скольку медику тоже найдется работа.
Всем вам отведены номера в
гостинице
Уэствилл.
Через десять минут мы уже расположи
-
лись в
отеле и
почти сразу собрались в
гостиной, чтобы совместно составить ка
-
ртину в
полном объеме. Макдоналд де
-
лал заметки в
записной книжке. Холмс
же молча слушал, и
на лице его читалось
то изумление, то нескрываемое восхище
-
ние.
-
Замечательно!
- воскликнул он, когда
ход событий был нам изложен.
- В
выс
-
шей степени замечательно! Уверяю вас,
я
не могу припомнить ни одного дела из
своей многолетней практики с
более ин
-
тригующими обстоятельствами.
-
Я
был уверен, что вы это скажете, ми
-
стер Холмс,
- заметил Мейсон.
- Уилсон
толково собрал факты. Я
проверил их и
дополнил своими выводами.
-
Какими же?
- с
живостью осведомился
Холмс.
-
Во
-
первых, я
осмотрел молоток и
не
нашел на нем никаких следов. Если бы
мистер Дуглас защищался молотком, то
он должен был нанести убийце удар,
и
тогда хоть пятнышко крови на нем
осталось бы.
-
Это совсем не обязательно,
- возразил
инспектор Макдоналд.
- Встречаются
уби
йства с
помощью молотков, и
на них
не находят никаких следов.
-
Допустим. Затем я
осмотрел ружье.
Оно было заряжено крупной дробью, и,
как показал сержант Уилсон, курки были
связаны вместе, так что если потянуть за
спуск, то оба ствола разрядятся сразу.
На
до думать, это было рассчитано на слу
-
чай промаха. Спиленное ружье имеет
длину не более двух футов, так что его
можно было пронести под одеждой. На
нем нет полного имени фабриканта, то
-
лько печатные буквы «Пен» на планке
ме
жду стволами. Остальное оказалось
спи
ленным.
-
Большое «П» с
украшением под ним,
а
«е» и
«н» поменьше?
-
спросил Холмс.
-
Точно так.
-
«Пенсильванская оружейная компа
-
ния», очень известная американская фи
-
рма,
- сказал Холмс.
Мейсон воззрился на моего друга, как
деревенский лекарь на специалиста с
Га
-
рлей
-
стрит.
-
Несомненно, вы правы, мистер Холмс.
Удивительно, неужели вы можете удер
-
жать в
памяти названия всех оружейных
заводов?
Холмс никак не отреагировал на эту ре
-
плику.
-
Без сомнения, это американское охот
-
ничье ружье,
- продолжал Мейсон.
- Я
где
-
т
о читал, что спиленными охотни
-
чьими ружьями пользуются в
некоторых
штатах Америки. Эта наводящая на след
мысль пришла мне в
голову даже до на
-
хождения букв между стволами. Значит,
очевидно, что человек, прокравшийся
в
дом и
убивший его хозяина, был амери
-
канцем.
Макдоналд покачал головой.
-
Это совсем не очевидно,
- сказал он.
-
Я
до сих пор не уверен, что в
доме был
кто
-
либо чужой.
-
А
как же окно, кровь на подоконнике,
странная карточка, следы сапог в
углу,
ружье?
-
Все могло быть подстроено. Дуглас
был американцем или долго жил в
Аме
-
рике. Также и
Бэркер. Вам совершенно
не нужно вводить в
дом американца, что
-
бы приписать ему все эти штуки.
-
Эмс, дворецкий…
-
На него можно положиться?
-
Он десять лет служил у
сэра Чарльза
Чэндоса и
надежен, как скала. Он жил
у
Дугласа еще до того, как тот снял уса
-
дьбу. Так вот, Эмс никогда не видел в
доме подобного ружья.
-
Ружье старались скрыть, потому и
спи
-
лили стволы. Его легко можно было уло
-
жить в
любой чемодан. Как Эмс может
быть уверен, что такого ружья не было в
доме?
-
Все же вряд ли он в
таком случае хоть
раз бы его не увидел.
Макдоналд снова покачал головой.
-
И
все
-
таки я
не убежден, что никакого
ружья никогда не было в
этом доме.
-
Поделитесь тогда с
нами своими сооб
-
ражениями, мистер Мак,
- сказал Холмс
тоном третейского судьи.
-
Человек этот
- не вор. История с
коль
-
цом и
карточка указывают на предумыш
-
ленное убийство из личных побуждений.
Человек прокрадывался в
дом с
обдуман
-
ным намерением совершить убийство.
Он знает, что, удирая, столкнется с
труд
-
ностями, ибо дом окружен рвом с
водой.
Какое же оружие выбрать? Конечно, са
-
мое бесшумное. Тогда он мог бы надеять
-
ся, совершив убийство, ускользнуть в
ок
-
но и
перейти ров. Надеюсь, с
таким рас
-
суждением все согласятся. И
согласятся
с
тем, что абсурдно было бы принести с
со
бой самое шумное оружие, какое толь
-
ко существует. Прекрасно зная при этом,
что каждый человек в
доме прибежит на
выстрел со всех ног и
обнаружит его
прежде, чем он переберется через ров.
-
Да, вы основательно продумали свою
аргументацию,
- задумчиво произнес мой
друг.
- Необходимы особенно веские до
-
казательства обратного. Скажите, Мей
-
сон, когда вы исследовали внешнюю сто
-
рону рва, вы не обнаружили следов, ос
-
тавленных человеком после прогулки по
воде?
-
Никаких следов, мистер Холмс. Одна
-
ко по краю рва тянется каменная обли
-
цовка, которую надо бы еще раз хороше
-
нь
ко осмотреть.
-
Мистер Мейсон, вы не против того,
что
бы мы немедленно отправились на
место?
-
Я
только что хотел предложить это,
мистер Холмс, поскольку уже предвари
-
тельно познакомил вас со всеми факта
-
ми.
Мы отправились по живописной сель
-
ской дороге, обрамленной с
обеих сторон
сначала рядами подстриженных вязов,
затем
- старых дубов. В
общем, один из
характерных пейзажей сельской Англии.
После крутого поворота перед нами воз
-
ник большой низкий дом из темно
-
ко
-
ричневого кирпича со старинным садом
из тисовых деревьев. Когда мы подошли
поближе, то увидели и
деревянный подъ
-
емный мост, и
широкий ров с
водой, бле
-
стевшей, словно ртуть на холодном зим
-
нем солнце. Три столетия пронеслись над
этим домом
- годы рождения и
смерти,
сельских праздников и
псовых охот. Ст
-
ра
нно, и
теперь это мрачное здание как
бы отбрасывало свою тень на веселые до
-
лины.
Холмс подошел к
краю рва и
заглянул
в
него. Потом он исследовал каменную
об
лицовку и
траву.
-
У
меня хорошее зрение, мистер Хо
-
лмс,
- заметил Мейсон.
-
Тут нет никаких следов того, что кто
-
нибудь здесь вскарабкивался. Впрочем,
разве преступник обязательно должен
был оставить след?
-
Иначе быть не могло… Вода всегда
мутная?
-
Почти всегда. Поток несет тину.
-
Какая глубина?
-
Около двух футов по бокам и
три по
-
средине.
-
Так что убийца не мог утонуть, пересе
-
кая ров?
-
Даже ребенок в
нем не утонул бы.
Мы миновали подъемный мост и
были
встречены длинным, высохшим, с
неко
-
торыми следами былой чопорности чело
-
веком. Это и
оказался дворецкий Эмс.
Бедный старик был бледен и
все еще дро
-
жал от нервного потрясения. Бирлстоун
-
ский полицейский
- рослый меланхолич
-
ный человек с солдатской выправкой
-
сто
ял на страже у
роковой комнаты. До
-
ктор уже ушел.
-
Ничего нового, Уилсон?
- спросил Ме
-
й
сон.
-
Ничего, сэр.
-
Теперь вы можете возвратиться к
себе.
Мы пошлем за вами, если будет нужно.
Скажите дворецкому, чтобы он предупре
-
дил мистера Бэркера, миссис Дуглас
и
экономку, что нам понадобится погово
-
рить с
ними. Теперь, господа,
- обратился
к
нам Мейсон,
- вы, может быть, разре
-
шите мне поделиться здесь, на месте, не
-
которыми дополнительными рассужде
-
ниями?
Мне определенно нравился этот про
-
винциальный сыщик. Он обладал здра
-
вым смыслом, который, несомненно, по
-
может ему сделать карьеру. Даже Холмс
слушал его внимательно, без нетерпения,
так часто проявляемого специалистами
по отношению к
своим младшим колле
-
гам.
-
Произошло ли тут самоубийство или
убийство
- это первый вопрос, господа, на
который нам надо ответить. Если это са
-
моубийство, то мы вынуждены допусти
-
ть, что самоубийца снял свое обручаль
-
ное кольцо и
спрятал его; что потом он
пришел сюда в
халате, в
сырой обуви, на
-
топтал в
углу за гардиной, чтобы пока
-
зать, что кто
-
то его подстерегал, потом
от
крыл окно, затем кровью…
-
Весь этот вариант мы можем отбро
-
сить,
- перебил Макдоналд.
-
Я
тоже так думаю. Самоубийство отпа
-
дает. Остается убийство. Тогда следует
определить, совершено ли оно забравши
-
мся сюда неизвестным или кем
-
то, про
-
живающим в
доме.
-
Хорошо. Приведите ваши соображе
-
ния.
-
И в том и
в
другом случае мы сталки
-
ваемся со значительными затруднения
-
ми. Но так или иначе, преступление со
-
вершено. Предположим, что виновен
кто
-
то из живущих в
доме. Он прикончил
Ду
г
ласа из наиболее шумного оружия,
что должно было вызвать во всем доме
переполох.
-
Несомненно.
-
Известно, что после выстрела прошла
всего минута, прежде чем не только ми
-
стер Бэркер, но и
Эмс оказались на месте
убийства. Каким же образом за это время
преступник успел натоптать в
углу, отк
-
рыть окно, вымазать косяк кровью, ста
-
щить обручальное кольцо с
пальца уби
-
того и
все прочее? Это невозможно.
-
Вы очень точно все разъяснили,
- ска
-
зал Холмс.
- Я
с
вами полностью согласен
в
этом вопросе.
-
Теперь обратимся к
версии, что убий
-
ца пришел со стороны. Мы неизбежно
ста
лкиваемся в
этом случае с
большими
трудностями, хотя сама версия не может
считаться невероятной. Убийца попал в
дом между половиной пятого, то есть уже
в
сумерки, но до того, как подняли мост.
В
доме гости, дверь открыта, так что ему
ничто не мешало. Он мог просто явиться
сюда по личному делу к
мистеру Дугласу.
Так как Дуглас провел большую часть
жизни в
Америке и
ружье оказалось аме
-
риканским, то вполне вероятно, что уби
-
й
ство совершено из мести. Преступник
пришел в
эту комнату и
притаился за га
-
р
диной. Здесь он пробыл до одиннадцати
часов ночи. Когда мистер Дуглас вошел
в
комнату, между ними произошел крат
-
кий разговор. Если вообще он произо
-
шел, так как миссис Дуглас утверждает,
что после ухода мужа прошло не более
пяти минут, когда она услышала выст
-
рел…
-
Свеча
-
ночник это подтверждает,
- ска
-
зал Холмс.
-
Верно. Взята была новая свеча, и
она
успела сгореть не больше чем на полдю
й
-
ма. Он поставил ее на стол, прежде чем
произошло нападение, иначе она до
лжна
была бы упасть вместе с
ним. Это доказы
-
вает, что на него напали не сразу после
того, как он вошел в
комнату. Когда яви
-
л
ся мистер Бэркер, свет был зажжен,
а
свеча потушена. Из этих предположе
-
ний я
постараюсь воспроизвести сцену
убийства. Мистер Дуглас входит в
комна
-
ту, ставит свечу. Показывается человек
из
-
за гардины. Он вооружен ружьем.
Тре
бует обручальное кольцо
- Бог знает,
зачем, но это, наверное, было так. Ми
-
стер Дуглас отдает его. Тогда
- или хлад
-
нокровно, или борясь
- Дуглас хватает
молоток, найденный на ковре. Человек
стреляет в
него, потом бросает ружье, а
также и
эту странную карточку «Д. В.
341» и
убегает через окно, спускается в
ров как раз в
тот момент, когда Бэркер
об
наружил преступление. Как вы считае
-
те, мистер Холмс?
-
Интересно, только не совсем правиль
-
но.
-
Это было бы чрезвычайно интерес
-
ным, если бы не было гораздо более не
-
лепым,
- вмешался Макдоналд.
- Престу
-
п
ник, стоявший за портьерой, кто бы он
там ни был, наверняка мог бы сказать
вам, что убийство он совершил бы дру
-
гим образом. В
самом деле, на что он рас
-
считывал, отрезая сам себе путь к
отступ
-
лению? На что он рассчитывал, стреляя
из охотничьего ружья, когда тишина бы
-
ла для него единственным спасительным
шансом? Пожалуйста, мистер Холмс, мо
-
жет быть, вы нам это объясните, если на
-
ходите теорию мистера Мейсона убеди
-
тельной?
В течение всего разговора Холмс проси
-
дел почти молча, не пропустив ни одного
сказанного слова и
лишь изредка внима
-
тельно поглядывая по сторонам.
-
Надо собрать больше фактов, чтобы
сделать окончательные выводы, мистер
Мак,
- сказал он, опускаясь на колени пе
-
ред трупом.
- Можно вызвать дворецкого
на минутку?.. Так… Эмс, наверное, вы ча
-
сто видели этот странный знак на руке
мистера Дугласа: выжженный треуголь
-
ник посередине круга?
-
Конечно, сэр.
-
Вы никогда не слышали каких
-
либо
объяснений по этому поводу?
-
Никогда.
-
Это, несомненно, клеймо. Так… Эмс,
а
вот маленький кусочек пластыря в
углу
рта мистера Дугласа. Заметили вы его?
-
Да, сэр. Бреясь вчера утром, он по
-
резался.
-
А
случалось ему прежде порезаться
при бритье?
-
Не так давно, сэр…
-
Так, так! Это может быть случайным
совпадением, но и
проявлением некото
-
рой нервности, свидетельствующей, что
он имел основания бояться чего
-
то. Вы
не заметили вчера чего
-
нибудь необыч
-
ного в
его поведении, Эмс?
-
Мне показалось, сэр, что он был не
м
-
ного рассеян и
обеспокоен.
-
Значит, нападение было не совсем не
-
ожиданным. Понемногу мы продвигаем
-
ся вперед. Но, быть может, вы хотите
про
должить расследование, мистер Мак?
-
Нет, мистер Холмс, оно сейчас в
луч
-
ших руках.
-
Хорошо, тогда перейдем к
карточке
«Д. В. 341»… Она с
неровным обрезом.
У
вас в
доме нет бумаги такого сорта?
-
Никак нет, сэр.
Холмс подошел к
письменному столу
и
накапал чернил из каждой чернильни
-
цы на пресс
-
папье.
-
Надпись сделана не здесь, тут чернила
черные, а
на карточке
- красные. Да и
на
-
писано толстым пером, а
тут все перья
тонкие. Нет, это было написано в
другом
месте. Вам что
-
нибудь говорит эта над
-
пись, Эмс?
-
Нет, сэр.
-
А
что вы думаете, мистер Мак?
-
Мне пришла мысль о
каком
-
то тайном
обществе. Справедливость ее подтверж
-
да
ет знак на руке.
-
Я
тоже так считаю,
- сказал Мейсон.
-
Только возьмем за основу эту гипотезу
и
посмотрим, насколько прояснится на
-
ше положение. Член подобного общества
пробирается в
Дом, дожидается мистера
Дугласа, почти полностью разносит ему
голову из ружья и
скрывается через ров,
оставив возле убитого карточку. Для че
-
го? Да для того, чтобы она была впослед
-
ствии упомянута в
газетах и
другие чле
-
ны общества узнали, что мщение совер
-
шено. Вот только почему из всех видов
оружия выбрано именно ружье?
-
Действительно, странно.
-
И
куда исчезло обручальное кольцо?
-
Тоже непонятно.
-
И
почему до сих пор никто не аресто
-
ван? Сейчас уже больше двух часов. На
-
деюсь, необходимые распоряжения были
даны и
с
самого утра каждый констебль
на расстоянии сорок миль разыскивает
подозрительных субъектов в
промокшем
платье?
-
Конечно, мистер Холмс.
-
Он мог исчезнуть, только забившись
в
какую
-
нибудь нору или сменив одежду.
Холмс подошел к
столу и
стал изучать
с
помощью лупы кровавый след на под
-
оконнике.
-
Нет сомнений, след сапога. Но какой
огромный! Судя по следам в
углу, можно
предположить, что у
него более изящные
ноги… А
что это под столом?
-
Гимнастические гири мистера Дугла
-
са,
- сказал Эмс.
-
Гимнастическая гиря тут одна. Где же
вторая?
-
Не знаю, мистер Холмс. Может быть и
была всего одна. Я не обращал на это
вни
мания.
-
Одна гимнастическая гиря…
- повто
-
рил Холмс задумчиво.
Но тут раздался сильный стук в
дверь.
В
комнату вошел высокий и
загорелый
джентльмен. Было нетрудно догадаться,
что это
- Сесил Бэркер. Его глаза смотре
-
ли вопрошающе, когда он переводил их
с
одного лица на другое.
-
Извините, что помешал,
- сказал он,
-
но мне надо сообщить вам новость. Толь
-
ко что нашли велосипед. Кто
-
то бросил
его. Это в
ста шагах от входной двери.
Мы пошли за Бэркером и
увидели не
-
скольких зевак около велосипеда, выта
-
щенного из кустов, где он был спрятан.
Велосипед распространенной марки был
весь забрызган грязью, точно после дол
-
гого путешествия. В
седельной сумке ле
-
жали гаечный ключ да масленка, и
ниче
-
го, что помогло бы опознать владельца.
-
Для полиции может пригодиться,
- за
-
метил инспектор,
- эти вещи занесут в
список. Если мы не узнали пока, куда ск
-
рылся преступник, то по крайней мере
постараемся выяснить, откуда он явился.
Но почему молодчик бросил велосипед
здесь? И
как он без него доберется туда,
куда ему нужно? Мистер Холмс, мы, ка
-
жется, никогда не доберемся до просвета
в
этих потемках.
5.
Свидетели трагедии
мотрели ли вы в
комнате все, что
вас интересовало?
- спросил Уайт
Мейсон, когда мы возвратились
обратно.
-
Пока все,
- ответил инспектор.
О
Холмс ограничился утвердительным
ки
вком головы.
-
Тогда, может быть, хотите выслушать
показания жителей дома? Перейдем для
этого в
столовую. Пожалуйста, Эмс, вы пе
-
рвый расскажете нам все, что вы знаете.
Рассказ дворецкого был прост и
произ
-
вел впечатление полной искренности.
Пять лет назад он поступил на службу
к
мистеру Дугласу. От него Эмс получил
распоряжение поднимать мост каждый
вечер, как в
старину; хозяин любил ста
-
ринные обычаи. Он выезжал в
Лондон,
да и
вообще из дому, крайне редко, но за
день до убийства побывал в
Тенбридже
за покупками. В
тот день Эмс заметил
в
мистере Дугласе какое
-
то беспокойство.
Он был нетерпелив и
раздражителен, что
на него совсем не походило. В
роковую
ночь дворецкий находился в
кладовой
и
убирал столовое серебро после гостей.
Вдруг он услышал резкий звонок. Вы
-
стрела не слыхал, что вполне объяснимо,
поскольку кладовая и
кухня находятся
в
самом конце дома и
отделены от парад
-
ных комнат множеством плотно затво
-
ренных дверей и
длинным коридором.
Экономка тоже выбежала из своей ком
-
наты, встревоженная звонком. Они вме
-
сте направились в
переднюю половину
до
ма. Когда они дошли до подножия ле
-
стницы, то Эмс увидел спускающуюся
вниз миссис Дуглас Она не выглядела ис
-
пуганной или взволнованной. Как только
она дошла до конца лестницы, к
ней под
-
бежал мистер Бэркер. Он остановил мис
-
сис Дуглас и
стал убеждать ее возвратить
-
ся: «Ради Бога, вернитесь в
свою комна
-
ту! Бедный Джон мертв! Вы ничем не мо
-
жете ему помочь. Идите к
себе!» Миссис
Дуглас покорно пошла обратно. Эконом
-
ка Эллен помогла ей взойти по лестнице
и
прошла с
хозяйкой в
ее спальню. Эмс
и
мистер Бэркер направились в
комнату
убитого, где нашли все так, как обнару
-
жила полиция. Они выглянули в
окно,
однако ночь была темная и
ничего не
было видно. После этого Эмс бросился
опускать мост, чтобы мистер Бэркер смог
отправиться за полицией.
Рассказ экономки Эллен в
общем под
-
твердил слова Эмса и
ничего к
ним не
прибавил.
Затем в
качестве свидетеля был допро
-
шен мистер Бэркер. Он убежден, что уби
-
йца скрылся через окно, о
чем свидетель
-
ствовал кровавый след. Мистер Бэркер
выдвинул свою версию причины убийст
-
ва. Дуглас отличался скрытностью, и в
кни
ге его жизни были страницы, о
кото
-
рых он никогда никому не рассказывал.
Впервые Бэркер встретился с
ним в
Ка
-
лифорнии, где они стали компаньонами
по разработке богатой рудничной жилы
в
местечке Бенитоканьон. Они было там
окончательно обосновались, но Дуглас
вд
руг ликвидировал свои дела и
неожи
-
данно уехал в
Англию. Спустя некоторое
время Бэркер продал свою долю и
посе
-
лился в
Лондоне. Там они возобновили
свою дружбу. Дуглас производил впечат
-
ление человека, над головой которого по
-
стоянно висела какая
-
то опасность. Это
Бэркер заключил и из его внезапного
отъезда из Калифорнии, и
из того, что он
снял дом в
одном из самых тихих уголков
Англии. Бэркер считал, что какая
-
то тай
-
ная организация следила за Дугласом.
Таинственная карточка наверняка имела
отношение к
ней.
-
Как долго вы жили с
Дугласом в
Кали
-
форнии?
- спросил Макдоналд.
-
Все пять лет.
-
Он был холост?
-
Вдовец.
-
Вы не слышали, откуда родом его пер
-
вая жена?
-
Он говорил, что она была шведкой и
умерла от тифа за год до нашего знаком
-
ства.
-
Вы не можете связать его прошлое с
какой
-
нибудь конкретной местностью в
Америке?
-
Иногда он рассказывал мне о
Чикаго,
который знал хорошо. Он много путеше
-
ствовал в
свое время.
-
Он не занимался политикой?
-
Нет, политикой он не интересовался
совершенно.
-
У
вас нет оснований думать, что он
был преступником?
-
Я
не встречал человека честнее его.
-
Не замечали вы в
нем чего
-
нибудь ст
-
ранного, когда жили вместе в
Калифор
-
нии?
-
Он избегал людных мест. Вот почему
я
еще тогда подумал, что он кого
-
то опа
-
сается. После его внезапного отъезда в
Европу я
утвердился в
этой мысли. На
-
верное, он получил тогда какое
-
то предо
-
стережение. Через неделю после его отъ
-
езда о
нем справлялись шестеро парней.
-
Как они выглядели?
-
Грубые на вид.
-
Были эти люди калифорнийцами?
-
Не думаю, но, несомненно, они были
американцами. На шахтеров не походи
-
ли. Словом, не знаю, кто они были.
-
Это произошло шесть лет назад?
-
Да.
-
А
до этого вы с Дугласом прожили в
Калифорнии пять лет. Так что неизвест
-
ная нам история произошла не менее
одиннадцати лет назад?
-
Видимо, так.
-
Это, должно быть, исключительно си
-
льная вражда, раз она длилась до сих пор
и
завершилась таким печальным фина
-
лом.
-
Я
думаю, это было какое
-
то мрачное
де
ло и
оно бросало тень на всю его жи
-
знь. Воспоминание о
нем никогда не вы
-
ходило из его головы.
-
Но если человек знает, что над его го
-
ловой висит смертельная опасность, то
почему он не обратился за защитой к
по
-
лиции?
-
Вероятно, от этой опасности никто не
мог его защитить. Не случайно он всюду
ходил вооруженным. Но в
эту ночь он
был уже в
халате. Раз мост был поднят,
он считал себя в
безопасности.
-
Я
хотел бы поточнее разобраться в
сро
ках,
- сказал Макдоналд.
- Шесть лет
назад Дуглас оставил Калифорнию. Вы
последовали за ним в
следующем году?
-
Да, в
следующем же году.
-
Если он был женат пять лет, то, зна
-
чит, вы возвратились в
Англию к
самой
свадьбе?
-
За месяц перед венчанием. Я
был его
шафером.
-
Знали ли вы миссис Дуглас до сва
-
дьбы?
-
Нет, ведь меня не было в
Англии.
-
Но после этого вы часто ее видели?
-
Я
часто видел Дугласа после этого,
-
ответил Бэркер, холодно взглянув на сы
-
щика.
- Если же встречался с
ней, то то
-
лько потому, что невозможно посещать
друга и
не быть даже знакомым с
его же
-
ной. Если вы предполагаете, что…
-
Я
ничего не предполагаю, мистер Бэр
-
кер. Я
задаю те вопросы, какие нужны
для разъяснения дела. Мистер Дуглас
одобрял вашу дружбу с
его женой?
Бэркер слегка побледнел.
-
Вы не должны задавать подобные во
-
просы!
- крикнул он.
-
Какое отношение имеет это к
делу, ко
-
торое вы расследуете?
-
Я
должен повторить свой вопрос.
-
Тогда я
отказываюсь отвечать.
-
Вы вправе отказаться, но ваш отказ
уже является ответом.
Бэркер помолчал минуту. В
его черных
глазах читалось сильное напряжение
мы
сли. Неожиданно он улыбнулся.
-
В
конце концов, джентльмены, вы де
-
йствительно только исполняете свою
обя
занность, и
я
не могу препятствовать
вам. Прошу только не мучить миссис
Дуглас всеми этими расспросами. Ей им
-
так пришлось много пережить. Я
должен
признать, что бедный Дуглас имел еди
-
нственный недостаток, а
именно
- рев
но
-
сть. Он любил меня и
обожал свою жену.
Он хотел, чтобы я
приходил сюда, и
даже
часто посылал за мной. Но, когда видел,
что его жена дружески болтала со мной,
он нередко терял самообладание и
мог
наговорить оскорбительные вещи. И
тем
не менее никто в
мире не имел более лю
-
бящей, верной жены и
более преданного
друга, чем я.
-
Вам ведь известно, что обручальное
ко
льцо убитого снято с
его пальца?
-
Вроде бы да.
-
Что вы хотите сказать этим «вроде
бы»? Это же несомненный факт.
Бэркер впервые выглядел растерянным
и
смущенным.
-
Когда я
сказал «вроде бы», то хотел
подчеркнуть как раз его недостоверность.
Ведь не исключено, что Дуглас сам снял
кольцо.
-
Тем не менее исчезновение кольца
ука
зывает на то, что между браком Дуг
-
ла
са и
преступлением имеется опреде
-
ленная связь.
Бэркер пожал плечами.
-
Не вижу никакой связи,
- ответил он.
-
Но если вы намекаете, что это бросает те
-
нь на репутацию миссис Дуглас, то…
-
Гла
за его гневно блеснули, но он усилием
воли сдержал себя.
- То вы на ложном пу
-
ти.
-
У
меня больше нет вопросов,
- холодно
сказал Макдоналд.
-
А
у
меня один есть,
- заметил Шерлок
Хо
лмс.
- Когда вы вошли в
комнату, там
горела только свеча на столе, верно?
-
Да.
-
И
при ее свете вы увидели все, что
про
изошло в
комнате?
-
В
основном да.
-
Вы тотчас же позвонили?
-
Да.
-
И
Эмс пришел очень скоро?
-
Через минуту или около того.
-
И
когда он прибежал, то увидел, что
свеча потушена и
зажжен свет. Это очень
удивительно.
Бэркер опять проявил признаки смуще
-
ния.
-
Я
не вижу в
этом ничего удивительно
-
го, мистер Холмс,
- ответил он после не
-
которого молчания.
- Свеча ведь дает не
-
достаточно света.
Холмс больше вопросов не задавал, им
-
Бэркер, недоверчиво взглянув на каждо
-
го из нас, повернулся и
ушел.
Инспектор Макдоналд послал с
Эмсом
записку миссис Дуглас, в
которой сооб
-
щил, что готов подняться в
ее комнату.
Она ответила, что спустится к
нам сама.
Вскоре в
столовую вошла стройная и
кра
-
сивая женщина лет тридцати, сдержан
-
ная и
хорошо владеющая собой. Ее во
-
прошающий взгляд переходил с
одного
из нас на другого.
-
Вы что
-
нибудь открыли?
- спросила
она.
В ее голосе звучал скорее страх, чем на
-
дежда.
-
Мы делаем все от нас зависящее, мис
-
сис Дуглас,
- ответил инспектор.
-
Не стесняйтесь в
расходах,
- заявила
она холодно.
-
Мы слышали от Сесила Бэркера, что
вы не были в
той комнате, где соверши
-
лось преступление?
-
Нет, он удержал меня на лестнице и
попросил вернуться к
себе.
-
Вы услышали выстрел и
спустились
вниз?
-
Я
накинула капот и
пошла вниз.
-
Через какое время после выстрела вы
встретили на лестнице мистера Бэркера?
-
Очень скоро. Трудно считать время в
такой момент. Он умолял меня не вхо
-
дить туда и
уверял, что я
ничем не могу
помочь мужу. Тогда миссис Эллен, наша
экономка, проводила меня обратно на
-
верх.
-
Не можете ли вы уточнить, сколько
времени ваш супруг уже находился вни
-
зу, когда вы услышали выстрел?
-
Нет, не могу. Я
не слышала его шагов.
У
него была привычка каждую ночь об
-
ходить дом.
-
Из
-
за этой его привычки я
и
побеспо
-
коил вас, миссис Дуглас. Вы впервые по
-
знакомились с
вашим супругом в
Анг
-
лии?
-
Да.
-
Мистер Дуглас никогда не рассказы
-
вал вам о
событии, которое произошло
в
Америке и
навлекло на него опасность?
Миссис Дуглас серьезно задумалась,
пре
жде чем ответить.
-
Нет, не рассказывал,
- ответила она
наконец.
- Но я
всегда чувствовала, что
над ним висит какая
-
то опасность. Он не
желал разговаривать на эту тему, причем
не из
-
за отсутствия доверия ко мне, а
из
-
за стремления оградить меня от огор
-
чений.
-
Как вы тогда догадались о
грозящей
ему опасности?
На лице миссис Дуглас появилась улыб
-
ка.
-
Разве может муж скрывать что
-
нибудь
всю жизнь, чтобы любящая его женщина
ничего не заподозрила? Я
догадывалась
об этом по многим признакам, но самое
главное
- по его манере общения с
незна
-
комыми людьми. Я
поняла, что у
него ес
-
ть сильные враги и
что он считает, будто
они напали на его след. Он всегда держа
-
лся настороже, и
я
нервничала, если он
возвращался домой позже обычного.
-
Какие слова мужа особенно удивили
вас и
остались в
вашей памяти?
- спросил
Холмс.
-
Долина ужаса. Таково было выраже
-
ние, которое он употребил, отвечая как-
то
на мои расспросы о
его прошлом. «Я
был в
Долине ужаса. Я
еще и
теперь не
совсем из нее вышел».
-
Вы спросили его, что он подразумевал
под Долиной ужаса?
-
Да, но он только мрачно покачал голо
-
вой. «Достаточно скверно уже то, что
я
побывал там. Дай Бог, чтобы ее ужас
никогда не коснулся тебя». Это наверня
-
ка была какая
-
то действительно сущест
-
вующая долина, в
которой ему пришлось
жить и в которой с ним произошло что-
то
страшное. В
этом я
уверена. Больше
ничего не могу добавить.
-
И
он не называл никаких имен?
-
Нет. Но однажды после несчастного
случая на охоте, года три назад, у
него
начался лихорадочный бред. Тогда он бе
-
спрестанно повторял с
гневом имя некое
-
го мастера Макгинти, «властителя души
и
тела». Когда он выздоровел, я
спросила
его, кто такой мастер Макгинти и
чьих
душ и
тел он властитель. «Слава Богу, не
моих!»
- ответил он смеясь. Я
думаю, что
существует связь между Макгинти и
До
-
линой ужаса.
-
Еще один вопрос,
- сказал инспектор
Макдоналд.
- Вы встретились с
мистером
Дугласом в
Лондоне, и
там он сделал вам
предложение. Не предшествовал ли это
-
му какой
-
нибудь роман? Было ли что
-
ни
-
будь таинственное в
вашем обручении?
-
Роман был. У
всех всегда бывают рома
-
ны. Но не помню ничего таинственного.
-
У
него не было соперника?
-
Нет, я
была свободной.
-
Вы знаете, что его обручальное кольцо
оказалось снятым. Не удивляет ли вас
это? Возможно, какой
-
нибудь старинный
враг действительно выследил вашего му
-
жа, но ради чего он снял свое обручаль
-
ное кольцо?
Я готов был поклясться, что легкая
улыбка промелькнула на ее губах.
-
Не могу сказать.
-
Хорошо. Больше мы вас не задержива
-
ем. Примите наши извинения за беспо
-
койство,
- поклонился ей, вставая, инспе
-
к
тор.
- Осталось еще немало невыяснен
-
ных моментов, но мы обратимся к
ним
позже.
Она поднялась со стула, и
я
опять заме
-
тил быстрый вопрошающий взгляд, ко
-
торым она нас окинула. Женщина словно
спрашивала: «Какое впечатление произ
-
вели на вас мои показания?» Потом она
удалилась.
-
Красивая женщина,
- задумчиво про
и
-
з
нес Макдоналд, когда дверь за ней зак
-
рылась.
- Бэркер, я
думаю, принимал де
-
ятельное участие в
происшедшем здесь.
Он признал, что покойный был ревнив,
и
наверняка он более любого другого
знал причины его ревности. А
история
с
обручальным кольцом? Ее нельзя недо
-
оценивать. Человек, стаскивающий с
ме
-
рт
веца обручальное кольцо… Что вы ска
-
жете, мистер Холмс?
Мой друг сидел, опустив голову на руки,
погруженный в
раздумье. Потом он встал
и
позвонил.
-
Эмс,
- сказал он, когда вошел дворец
-
кий,
- где теперь находится мистер Бэр
-
кер?
-
Пойду поищу его, сэр.
Через минуту он вернулся и
сказал, что
мистер Бэркер в
саду.
-
Вы не припомните, Эмс, что было на
ногах у
мистера Бэркера в
последнюю но
-
чью?
-
Он был в
ночных туфлях. Я
принес
ему сапоги, когда он пошел в
полицию.
-
Хорошо, Эмс. Для нас важно знать, ка
-
кие следы оставлены мистером Бэрке
-
ром, а
какие
- преступником.
-
Должен заметить, что его туфли испа
-
ч
каны кровью. Так же, как и
мои собст
ве
-
нные, конечно.
-
Это вполне естественно, кровь в
ком
-
на
те была всюду. Все же, Эмс, принесите,
пожалуйста, сюда туфли.
Эмс отправился за ними и
вскоре воз
-
вратился с
туфлями в
руках. Подошвы их
были черны от запекшейся крови.
-
Странно!
- пробормотал Холмс, стоя у
окна и
рассматривая туфли.
- Очень стра
-
н
но!
Потом быстрым резким движением он
поставил одну из туфель на кровавый
след, оставшийся на подоконнике. След
вполне соответствовал туфле. Он молча
улыбнулся своим коллегам.
Инспектор изменился в
лице. В
его ре
-
чи отчетливо зазвучал шотландский ак
-
цент, как всегда в
минуты волнения.
-
Господа,
- вскричал он,
- тут не прихо
-
дится сомневаться! Бэркер сам указал на
окно. Пятно намного больше следа сапо
-
га. Но что все это значит, мистер Холмс,
что это значит?
-
Да, любопытно…
- пробормотал мой
друг.
Уайт Мейсон хихикнул.
-
Я
же говорил, тут необыкновенный
слу
чай!
- воскликнул он.
- Замечательный
случай!
6.
Проблески света
ри детектива остались в
усадьбе,
чтобы подробнее разобраться в
результатах следствия, а
я
отпра
-
вился один в
нашу скромную го
-
стиницу. Но прежде мне вздумалось по
-
гулять в
старинном саду, окружающем
уса
дьбу, между рядами старых подстри
-
женных тисов. В
глубине сада находился
небольшой красивый луг с
солнечными
часами посередине. Все это создавало
ми
рную и
успокаивающую атмосферу,
столь желанную для моих натянутых не
-
рвов. В этой спокойной обстановке как-
то
забывалась мрачная комната с
окро
-
вавленным телом на полу, а
если и
вспо
-
миналась, то как фантастический кош
-
мар. Но когда я
бродил по саду, стараясь
здесь отдохнуть душой, произошел инци
-
дент, сразу вернувший мои мысли к
пре
-
ступлению.
Т
Я уже сказал, что дом окружали ряды
тисовых деревьев. В
самом дальнем от
дома ряду они сильно сгущались. Позади
них стояла скрытая от взглядов человека,
идущего от дома, каменная скамейка.
Приблизившись, я
услышал голоса: ка
-
кую
-
то фразу, произнесенную мужским
голосом, и
тихий смех женщины как бы
в
ответ на нее. Спустя минуту я
увидел
миссис Дуглас и
Бэркера, причем увидел
раньше, чем они заметили мое присут
-
ствие. Выражение ее лица меня порази
-
ло. На следствии она казалась серьезной
и
грустной, теперь же все следы горя на
ее лице исчезли, глаза даже светились
радостью. Через мгновение, увидев ме
ня
-
они опоздали лишь на мгновение,
- оба
надели торжественно
-
сумрачные ма
с
ки.
Произнеся быстро и
тихо два
-
три сло
ва,
Бэркер встал и
пошел мне навстречу.
-
Извините, сэр,
- сказал он,
- я
имею
честь обращаться к
доктору Уотсону?
Я поклонился с
холодностью.
-
Мы так и
думали, что это должны бы
-
ть вы. Ваша дружба с
мистером Шерло
-
ком Холмсом всем известна. Не подойде
-
те ли вы на минуту, чтобы поговорить
с
миссис Дуглас?
Я последовал за ним с
угрюмым лицом.
Я
отчетливо представил себе размозжен
-
ную голову покойного. А
тут, в
его саду,
спустя несколько часов после преступле
-
ния жена и
лучший друг весело смеются
над чем
-
то. Я
сдержанно поклонился ми
-
с
сис Дуглас. Я
переживал с
нею ее горе
на следствии. Теперь ее вопрошающий
вз
гляд не вызывал во мне никакого от
-
клика.
-
Я
боюсь, что вы сочли меня бессердеч
-
ной,
- сказала она мне.
-
Меня это не касается,
- ответил я, по
-
жав плечами.
-
После, быть может, вы воздадите мне
должное. Если бы вы только выпол
ни
-
ли…
-
Совершенно не нужно, чтобы доктор
Уо
тсон что
-
то выполнял,
- поспешно пе
-
ребил ее Бэркер.
- Как он сам сказал, это
его не касается.
-
Совершенно верно, и
я
прошу разре
-
ше
ния продолжить мою прогулку.
-
Одну минутку, доктор Уотсон!
- во
с
к
-
ликнула миссис Дуглас умоляющим го
-
лосом.
- Я
вам задам всего один вопрос,
на который вы можете ответить с
бо
ль
-
шей точностью, чем кто бы то ни было
еще. То, что я
хочу спросить вас, для ме
-
ня очень важно. Вы знаете мистера Хол
-
мса и
его взаимоотношения с
полицией
лучше других. Предположим, что разгад
-
ка дела будет ему конфиденциально со
-
общена. Должен ли он непременно поде
-
литься ею с
официальными властями?
-
Да, именно так,
- резким тоном произ
-
нес Бэркер.
- Самостоятелен ли он в
сво
-
их поступках или работает с
ними и
на
них?
-
Я, право, не знаю, могу ли я
обсуждать
такой деликатный вопрос…
-
Я
умоляю вас об этом, доктор Уотсон.
Уверяю вас, что вы очень поможете… оче
-
нь мне поможете, если разъясните этот
вопрос.
В голосе ее звучала такая искренность,
что на мгновение я
позабыл про все ее
поведение.
-
Мистер Холмс не зависит ни от кого.
Он полностью самостоятелен и
будет де
-
йствовать, как ему подсказывает его со
-
весть. Конечно, он лоялен в
отношении
своих официальных помощников, и, ду
-
маю, это может помешать ему скрыть от
них важные сведения. Вообще советую
вам обратиться непосредственно к
само
-
му мистеру Холмсу, если хотите получить
более точные сведения.
Сказав это, я
приподнял шляпу и
пошел
своей дорогой. Лишь однажды я
огляну
-
лся и
увидел их сидящими на том же ме
-
сте и
горячо спорившими.
-
Мне не нужна их откровенность,
- ска
-
зал Холмс, когда я
сообщил ему о
разго
-
воре с
Бэркером и
миссис Дуглас. Холмс
провел много времени в
усадьбе, вернул
-
ся в
гостиницу около пяти часов и
с
аппе
-
титом принялся за обед, который я
велел
для него приготовить.
- Без откровенно
-
стей, Уотсон, ибо они будут неуместны,
если дело дойдет до ареста их за сообщ
-
ничество в
убийстве.
-
Вы думаете, дело идет к
этому?
Он был в
добродушном и
приподнятом
настроении.
-
Милый Уотсон, когда я покончу с
едой, то буду в
состоянии ознакомить вас
с
положением вещей. Я
не скажу, что мы
во всем уже разобрались, но когда напа
-
дем на след пропавшей гимнастической
гири…
-
Гимнастической гири?
-
Бог мой, Уотсон, да неужели вы еще не
поняли, что все упирается в
пропавшую
гирю? Впрочем, думаю, что ни инспектор
Мак, ни этот местный сыщик не придали
никакого значения ее поразительному
ис
чезновению. Одна гиря, Уотсон! Пред
-
ставьте себе гимнаста с
одной гирей! Ве
-
дь это грозило бы искривлением позво
-
ночника.
Холмс сидел, усердно поглощая обед,
а
глаза его лукаво поблескивали, следя за
моим смущением. Его превосходный ап
-
петит служил гарантией успеха
- в
моей
памяти сохранились воспоминания о
мно
гих днях и
ночах, проведенных Холм
-
сом без пищи, когда его смущенный ум
разбирался в
загадках и
занят был на
п
-
ря
женной работой. Наконец он закурил
трубку и
начал не спеша говорить, как бы
размышляя вслух.
-
Ложь, Уотсон, наглая, преступная ло
-
жь
- вот что пришлось взять за исходный
пункт. Вся история, рассказанная Бэрке
-
ром,
- ложь. Поскольку же рассказ Бэрке
-
ра подтвердила миссис Дуглас, то, зна
-
чит, она лгала тоже. Оба лгали, предва
-
ри
тельно сговорившись. Поэтому возни
-
кла задача выяснить: почему они лгут?
Постараемся, Уотсон, восстановить исти
-
ну. Согласно их показаниям, убийца ме
-
нее чем через минуту после совершенно
-
го убийства снял с
пальца жертвы коль
-
цо, находившееся под другим кольцом,
надел последнее на прежнее место
- что
он наверняка никогда не сделал бы,
- и
положил рядом с
трупом ту странную ка
-
рточку. Все это совершенно невероятно.
Не выдерживает критики и
версия, будто
кольцо могли снять, прежде чем Дуглас
был убит. Тот факт, что ночник сгорел
очень мало, доказывает, что встреча про
-
исходила недолго. Неужели Дуглас, о
б
е
-
с
страшном характере которого мы столь
-
ко слышали, отдал свое обручальное ко
-
льцо добровольно? Чепуха! Нет, Уотсон,
убийца был с
Дугласом некоторое время
наедине с
зажженным светом. В
этом я
со
вершенно не сомневаюсь. Причиной
смерти был, по
-
видимому, ружейный вы
-
стрел. Значит, он должен был произойти
немного раньше, чем нам рассказали. Со
-
мнений в
этом быть не может. Так что
на
лицо обдуманный заговор со стороны
двух людей, слышавших выстрел,
- Бэр
-
кера и
миссис Дуглас. Когда же я
убедил
-
ся, что кровавое пятно на подоконнике
было намеренно сделано Бэркером, что
-
бы навести полицию на ложный след, то
пришлось признать наличие против него
веских улик.
Холмс немного помолчал.
-
Теперь спросим себя, в
котором часу
произошло убийство. До половины один
-
надцатого слуги еще не расходились, так
что до того оно произойти не могло. Без
четверти одиннадцать они разошлись по
своим комнатам; впрочем, Эмс сначала
пошел в
кладовую. После того как вы от
нас ушли сегодня днем, я
произвел не
-
сколько экспериментов и
убедился, что
никакой шум, произведенный Макдонал
-
дом в
комнате, не может проникнуть в
кладовую, когда все двери закрыты. А
вот
со спальней экономки Эллен дело обсто
-
ит иначе. Она находится недалеко по ко
-
ридору, и
из нее я
слышал неопределен
-
ный звук голоса, если его сильно повы
-
сить. Шум ружья заглушается, если стре
-
ляют в
упор, как это и
было в
данном
случае. Выстрел был негромким, но в
ночной тишине звук его свободно мог до
-
нестись до миссис Эллен. Она, как мы
знаем, немного глуховата, но тем не ме
-
нее слышала что
-
то, похожее на шум за
-
хлопывающейся двери, за полчаса до то
-
го, как подняли тревогу. Полчаса до тре
-
воги
- это как раз и
выходит без четверти
одиннадцать. Не сомневаюсь: то, что она
слышала, и
было ружейным выстрелом;
именно в
тот момент произошло убий
-
ство. Если это так, то мы должны теперь
установить, что делали мистер Бэркер
и
миссис Дуглас (предположив, что не
они являются активными убийцами) от
без четверти одиннадцать, когда шум от
выстрела заставил их сойти вниз, до чет
-
верти двенадцатого, когда они позвони
-
ли и
собрали слуг. Что они делали и
по
-
чему не подняли тревогу немедленно?
Вот вопрос, который возник перед нами,
и, ответив да него, мы найдем путь к
раз
-
решению задачи.
-
Я
убежден,
- сказал я,
- что эти двое
людей о
чем
-
то сговорились. Бессердеч
-
ное она существо, если может смеяться
с
кем бы то ни было спустя несколько ча
-
сов после ужасной гибели мужа.
-
Совершенно верно. Даже ее собствен
-
ный рассказ о
происшедшем произвел
невыгодное впечатление. Я
не восторже
-
нный поклонник женского пола, как вы
знаете, но мне еще не приходилось встре
-
чать женщин, которые позволили бы уве
-
сти себя от трупа мужа по первому слову
постороннего мужчины. Самый поверх
-
но
стный наблюдатель удивился бы, об
-
наружив такое полное бессердечие. Не
будь тут даже других улик, один этот ин
-
цидент способен вызвать подозрение в
сообщничестве.
-
Итак, вы пришли к
выводу, что Бэркер
и
миссис Дуглас виновны в
убийстве?
-
Какая прямолинейность, Уотсон! Если
вы предположите, что миссис Дуглас и
Бэркер знают истину об убийстве и
скры
-
вают ее, тогда я
смогу дать вам положи
-
тельный ответ. Но ваше более суровое су
-
ждение не столь обосновано. Давайте ра
-
зберемся в
затруднениях, стоящих на на
-
шем пути. Предположим, что эта пара
свя
зана узами преступной любви. Это то
-
лько предположение, ибо негласный оп
-
рос слуг и
других лиц не подтверждает
эт
о
го. Наоборот, многие показали, что
Ду
гласы были очень привязаны друг
к
другу.
-
Ну, это еще как сказать,
- возразил я,
вспомнив встречу в
саду и
улыбающееся
лицо молодой женщины.
-
Во всяком случае, они производили
та
кое впечатление. Как бы то ни было,
миссис Дуглас и
Бэркер
- весьма хитрая
парочка, сумевшая обмануть всех и
за
-
мыслившая убить Дугласа, человека, над
головой которого нависла опасность.
-
Об этом мы знаем только с
их слов.
Холмс задумчиво посмотрел на меня.
-
Вижу, Уотсон, вы придумали версию,
из которой следует, что все, что они ска
-
зали,
- ложь с
начала до конца. А
это зна
-
чит, что не существует ни угроз, ни тай
-
ного общества, ни Долины ужаса, ни ма
-
стера Мак… забыл, как дальше. Это ши
-
рокое обобщение. Посмотрим, к
чему оно
нас приведет. Они изобрели Долину ужа
-
са. Потом поставили велосипед в
парке
как доказательство присутствия кого
-
то
из
вне. Пятно на подоконнике подтвер
-
ждает эту мысль так же, как и
карточка
у
трупа, заготовленная кем
-
то в
доме. Все
это работает на вашу гипотезу, Уотсон.
Но обратимся к
тем странным фактам,
ко
торые никак не находят себе места в
ваших построениях. Почему из всех воз
-
мо
жных видов огнестрельного оружия
была выбрана спиленная двустволка,
вдо
бавок американская? Как могли они
быть уверены, что шум ее выстрела нико
-
го не привлечет? Ведь слепое счастье, что
миссис Эллен не поинтересовалась при
-
чиной захлопнувшейся двери. Почему
преступная парочка поступила именно
таким образом, Уотсон?
-
Признаюсь, не могу объяснить это.
-
Пойдем дальше. Если женщина и
ее
любовник сговорились совершить пре
-
ступление, зачем им было его афиширо
-
вать, сняв обручальное кольцо с
убитого?
Кажется ли вам все это вероятным, Уот
-
сон?
-
Нет, не кажется.
-
И
опять
-
таки, если мысль оставить ве
-
лосипед, спрятанный снаружи, пришла
бы вам в
голову, то вы тотчас же, вероят
-
но, отказались бы от такой уловки, по
-
скольку велосипед
- самая нужная в
дан
-
ном случае вещь для человека, прину
-
жденного спасаться бегством.
-
У
меня нет никаких объяснений.
-
Вы не правы. Не может существовать
такой комбинации случайных и
неслуча
-
йных событий, для которых человечес
-
кий ум не мог бы найти объяснения.
Я
постараюсь указать другой возможный
ход умозаключений, не утверждая, одна
-
ко, их абсолютную справедливость. Пре
-
дположим, что в
жизни Дугласа была ка
-
кая
-
то позорная тайна. Тайна вызывает
появление, предположим, мстителя, ко
-
го
-
то постороннего, не из домашних. Мс
-
ти
тель по какой
-
то причине снимает с
пальца убитого его обручальное кольцо.
Мщение может относиться ко времени
первого брака Дугласа, и
кольцо было
снято по одной из причин, относящихся
к
тому браку. Прежде чем убийца ушел,
в
кабинет вбежали Бэркер и
миссис Ду
-
глас. Убийца убедил их, что попытка аре
-
стовать его повлечет за собой огласку ка
-
кого
-
то позорного происшествия. Они со
-
гласились его отпустить. Преступник по
какой
-
то причине рассудил, что ему без
-
опаснее скрыться пешком, чем на вело
-
си
педе. Поэтому он оставил его там, где
его вряд ли могли найти, пока он не ск
-
ро
ется. Пока мы еще не выходим из гра
-
ниц возможного. Как вы считаете, Уот
-
сон?
-
Согласен в
этом пункте с
вами,
- отве
-
тил я
сдержанно.
-
Тогда продолжим наш построенный
на предположениях рассказ. После ухода
убийцы Бэркер и
миссис Дуглас сообра
-
жают, что поставили себя в
положение,
в
котором будет трудно доказать, что они
не только не совершили убийства, но и
не
причастны к
нему. Они быстро, хотя и
не
удачно обдумывают положение. Пятно
на коннике было сделано окровавленной
туфлей Бэркера, чтобы показать, каким
образом преступник скрылся. Ясно, что
они оба должны были слышать выстрел,
поэтому
-
то и
подняли тревогу, но на до
-
брых полчаса позже, чем уверяли нас.
-
А
как вы намерены все это доказать?
-
Ну, если бы действительно был кто
-
то
со стороны, то его можно бы выследить
и
схватить. Это было бы наиболее убеди
-
тельным из всех доказательств. Но раз
его нет… Впрочем, ресурсы моих способ
-
ностей еще далеко не исчерпаны. Я
ду
-
маю, что вечер, проверенный в
той ком
-
нате, очень мне поможет.
-
Вечер… там… одному?
-
Я
намерен сегодня же туда отправить
-
ся. Я
сговорился уже с
Эмсом, который,
как мне кажется, отнюдь не поклонник
Бэркера. Я
посижу в
комнате и
посмот
-
рю, не вдохновит ли меня ее атмосфера.
Я
верю во вдохновение. Вы улыбаетесь,
Уотсон. Хорошо, поживем
- увидим. Ме
-
ж
ду прочим, вы привезли с
собой ваш
большой зонтик?
-
Да, привез.
-
Я
одолжил бы его у
вас, если можно.
-
Конечно… Но что за странное оружие
вы выбираете? А
если там встретится опа
-
сность?
-
Никакой серьезной опасности, дорогой
Уотсон, иначе я
попросил бы вас меня со
-
провождать. Итак, я
беру зонтик. Но все
же дождусь возвращения наших коллег
из Тенбриджа, где они, вероятно, заняты
розысками владельца велосипеда.
Спустилась ночь, прежде чем инспектор
Макдоналд и
Уайт Мейсон вернулись из
своей экспедиции. И
вернулись явно тор
-
жествующие.
-
Господа, признаюсь, я
сомневался, был
ли тут вообще кто
-
либо из посторонних,
-
сказал Макдоналд.
- Но это подтвержда
-
ется. Мы узнали, кто владелец велосипе
-
да. Более того, есть его описание.
-
Поздравляю вас обоих от всего серд
-
ца,
- сказал Холмс.
-
Я
исходил в
своих поисках из того фа
-
кта, что мистер Дуглас показался всем
встревоженным после того, как побывал
в
Тенбридже. Следовательно, человека с
ве
лосипедом можно было ожидать имен
-
но из Тенбриджа. Мы захватили велоси
-
пед с
собой и
показывали его в
гостини
-
цах. Управляющий «Коммерческой го
-
стиницы» признал этот велосипед при
-
надлежащим человеку по имени Харг
-
рейв, который занимал у
них комнату два
дня тому назад. Весь его багаж заключал
-
ся в
этом велосипеде и
чемодане. Он за
-
писался приезжим из Лондона, но адреса
не оставил. Чемодан был лондонского
про
изводства, но сам приезжий был, не
-
сомненно, американцем.
-
Отлично,
- весело сказал Холмс.
- Вы
там основательно поработали, пока я
си
-
дел здесь с
моим другом и
развивал тео
-
рии. Урок практики, мистер Мак.
-
Да, в
самом деле так, мистер Холмс,
-
самодовольно сказал инспектор.
-
Но эти факты могут подойти и
к
на
-
шим теориям,
- заметил я.
-
Может, да, а
может, и
нет. Продолжа
й
-
те дальше, мистер Мак. Вы не обнаружи
-
ли ничего, по чему можно было бы уз
-
нать этого человека?
-
Этот человек всячески старался быть
незаметным. И
при нем не было ни бу
-
маг, ни писем, даже на одежде отсутство
-
вали отметки фирмы. Лишь на столе в
его номере лежала карта шоссейных до
-
рог графства. Вчера утром после завтрака
он уехал из отеля на велосипеде.
-
Одно меня смущает, мистер Холмс,
-
сказал Уайт Мейсон.
-
Если молодчик не желал вызывать по
-
дозрений, то он вернулся бы и
остался
в
отеле как обыкновенный турист. Он до
-
лжен был сообразить, что управляющий
отелем при необходимости скажет о
нем
полиции, а
если он исчезнет, это поста
-
вят в
связь с
убийством.
-
Да, думается, так. Но не будем судить
о
его сообразительности, пока его не пой
-
мали. А
как он выглядит?
Макдоналд заглянул в
свою записную
книжку.
-
Мы записали все, что нам рассказали
о
его внешности. Показания швейцара,
портье и
горничной в
общем согласуют
-
ся. Это был человек ростом около пяти
футов и
девяти дюймов, лет пятидесяти
или около того, волосы на голове с
просе
-
дью, усы тоже. Крючковатый нос, лицо,
как говорят все, жестокое и
даже оттал
-
кивающее.
-
Ну, если не считать выражения лица,
описание подходит и
к
самому Дугласу,
-
сказал Холмс.
- Ему как раз за пятьдесят,
у
него седеющие усы и
волосы, он при
-
близительно такого же роста. Что вы еще
узнали?
-
Он был в
сером пиджаке, клетчатом
жилете, желтом пальто и
мягкой кепке.
-
А
что насчет двустволки?
-
Она могла свободно уместиться в
его
чемодане. Ее легко было пронести и
под
пальто.
-
Вы считаете, что он имеет прямое от
-
ношение к
нашему делу?
-
Когда мы поймем этого человека, то
-
гда нам будет легче судить обо всем. Но
пока у
нас уйма работы. Мы знаем, что
американец, называющий себя Харгре
й
-
вом, приехал в
Тенбридж два дня назад
с
велосипедом и
чемоданом. В
последнем
находилась спиленная двустволка, следо
-
вательно, он приехал ради убийства. Вче
-
ра утром он отправился на место убий
-
ства на велосипеде с
ружьем, спрятан
-
ным под пальто. Насколько нам извест
-
но, никто не видел его приезда, ему не
надо было проезжать через Бирлстоун,
чтобы достичь ворот парка, к
тому же на
шоссе встречается много велосипедистов.
Вероятно, он сразу спрятал свой велоси
-
пед между лавровыми кустами, а
возмо
-
жно, и
сам притаился там же, следя за
до
мом и
ожидая, когда выйдет Дуглас.
Двустволка
- странное оружие для стре
-
льбы внутри дома, но ведь он намеревал
-
ся использовать ее вне дома, и, кроме то
-
го, она имеет очевидные преимущества:
стреляя из нее, трудно промахнуться, а
звук выстрелов настолько обычен в
Ан
-
глии среди соседей
-
спортсменов, что не
привлек бы ничьего внимания.
-
Все звучит убедительно!
- одобрил Хо
-
лмс.
-
Но мистер Дуглас не появлялся. Что
ему было делать? Он оставил велосипед
и
в
сумерках приблизился к
дому. Мост
оказался опущен, вокруг
- никого. Убий
-
ца попытал счастья, приготовив какое-
ни
будь
объяснение на случай, если встре
-
тится не с
Дугласом. Но он никого не вс
-
третил. Проскользнув в
комнату, он при
-
таился за гардиной. Оттуда он мог виде
-
ть, как поднимали мост, и
понял, что
еди
нственный путь, который ему остает
-
ся,
- перейти ров. Он ждал до четверти
две
надцатого, когда мистер Дуглас во
-
шел в
комнату. Он застрелил его и
убе
-
жал. Решив, что велосипед опознают слу
-
жащие отеля и
он послужит уликой, уби
-
йца бросил его и
отправился пешком
-
в
Лондон или в
какое
-
нибудь иное без
-
опасное место. Как вы находите это объ
-
яснение, мистер Холмс?
-
Хорошо, мистер Мак, очень хорошо
и
весьма логично. Правда, моя гипотеза
несколько иная. Я
уверен, что преступле
-
ние было совершено на полчаса раньше,
чем рассказывали; что миссис Дуглас
и
мистер Бэркер находятся в
сообществе
и
что
-
то скрывают; что они помогли бег
-
ству преступника и
что они сфабрикова
-
ли доказательства его бегства через окно,
ибо сами дали ему уйти, опустив мост.
Таково мое толкование начала драмати
-
ческих событий.
-
Ну, мистер Холмс, если это так, то мы
просто переходим от одной тайны к
дру
-
гой,
- воскликнул инспектор.
-
И
некоторым образом к
более темной,
-
прибавил Уайт Мейсон.
- Миссис Дуглас
никогда в
жизни не была в
Америке. Что
же общего могла она иметь с
американ
-
ским убийцей?
-
Я
охотно признаю правомерность всех
сомнений,
- сказал Холмс.
- И
предпола
-
гаю произвести маленькое исследование
нынешней ночью, которое, вероятно, по
-
может выяснить кое
-
какие обстоятельст
-
ва.
-
Мы должны вам помочь, мистер Хо
л
-
мс?
-
Нет! Мои требования скромны. Темно
-
та и
зонтик доктора Уотсона. Да и
Эмс,
без сомнения, обо мне позаботится. Все
мои размышления неизменно возвраща
-
ют меня к
основному вопросу: как мог че
-
ловек атлетического сложения развивать
свои мышцы с
помощью одной гири?
Была поздняя ночь, когда Холмс воз
-
вратился из своей экспедиции. Мы спали
в
комнате с
двумя кроватями, лучшей,
ка
кую только можно получить в
малень
-
кой гостинице. Я
было уже задремал, ко
-
гда сквозь одолевавший меня сон услы
-
шал шаги Холмса.
-
Ну,
- пробормотал я,
- обнаружили что
-
нибудь?
-
Уотсон,
- прошептал он,
- вы не побоя
-
лись бы спать в
одной комнате с
лунати
-
ком, с
человеком, которого оставил рас
-
судок?
-
Нет,
- ответил я
в
изумлении.
-
Тогда все хорошо,
- сказал он и
не про
-
изнес более ни слова в
эту ночь.
7.
Разгадка
а следующее утро после завтрака
мы нашли инспектора Макдонал
-
да и
мистера Уайта Мейсона в
ма
-
ленькой приемной местного по
-
лицейского поста. На столе перед ними
лежало множество писем и
телеграмм,
которые они уже отсортировали; три из
них были отложены в
сторону.
Н
-
Все еще выслеживаете скрывающегося
велосипедиста?
- весело спросил Холмс.
-
Какие последние новости о
злодее?
Макдоналд с
грустью указал на груду
корреспонденции.
-
Как вы знаете, мы разослали теле
-
граммы с
его приметами в
самые различ
-
ные полицейские адреса. И, как видите,
собрали богатый урожай. О
преступнике
сообщают из Лейчестера, Ноттингэма,
Со
утгэмптона, Дерби, Ист
-
Гейма, Ричмо
-
нда и
из четырнадцати других мест. В
трех из них
- Ист
-
Гейме, Лейчестере и
Ливерпуле
- он уже выслежен и
аресто
-
ван. Вся страна, кажется, наводнена бег
-
лецами в
желтых пальто.
-
Ну и
дела!
- сочувственно откликнулся
Холмс.
- Теперь послушайте меня, мис
-
тер Мак и
мистер Мейсон, я
хочу дать
вам совет. Приехав с
вами сюда, я
усло
-
вился
- вы, конечно, помните,
- что не
буду представлять вам недостоверных
теорий, а
продолжу работу по своей си
-
стеме до тех пор, пока окончательно не
уверюсь в
результатах. Поэтому я
до на
-
стоящего момента и
не делился с
вами
моими догадками и
выводами. Однако я
люблю честную игру и
не считаю, что бу
-
дет красиво позволять вам тратить время
и
энергию бесполезно. Короче, я
пришел
сюда, чтобы дать вам совет, который со
-
стоит из трех слов: бросьте это дело.
Макдональд и
Уайт Мейсон в
изумле
-
нии воззрились на своего знаменитого
коллегу.
-
Вы считаете его безнадежным?
- вос
к
-
ликнул инспектор.
-
Я
считаю безнадежными лишь ваши
поиски.
-
Но этот велосипедист… Он
-
то не плод
фантазии! У
нас есть его описание, его
че
модан, его велосипед. Ведь где
-
то он
должен скрываться. А
значит, его можно
и
схватить.
-
Да, без сомнения, но не стоит этим за
-
ниматься в
Ист
-
Гейме или в
Ливерпуле.
Я
уверен, можно найти путь к
разгадке на
месте.
-
Вы что
-
то скрываете от нас. Это нехо
-
рошо с
вашей стороны, мистер Холмс.
-
Инспектор был явно раздосадован.
-
Вы знакомы с
моими методами, ми
-
стер Мак. Впрочем, я
буду скрытен еще
очень недолго. Надо только проверить
одну деталь. Вместе с
вами. А
затем я
рас
-
прощаюсь и
вернусь в
Лондон, оставив
все полученные факты в
вашем полном
распоряжении. Я
слишком вам обязан,
чтобы поступить иначе: во всей моей
пра
ктике я
не могу припомнить более
странного и
интересного дела.
-
Все сказанное вами выше моего пони
-
мания, мистер Холмс. Мы виделись вче
-
ра после нашего возвращения из Тенбри
-
джа, и
в
общем, вы были согласны с
на
-
шими выводами. Что же произошло с
тех
пор?
-
Ну, если вам невтерпеж… Этой ночью
я
провел несколько часов весьма полез
-
но…
-
А
именно?
-
К
сожалению, тока я
могу вам дать то
-
лько общий ответ. Между прочим, я
изу
-
чил краткое, но поучительное описание
старинного здания усадьбы, купленное за
один пенс в
табачной лавочке.
- Холмс
вынул из жилетного кармана маленькую
книжку, украшенную неуклюжим изоб
-
ражением здания.
- Дорогой мистер Мак,
когда в
деталях знакомишься с
окружаю
-
щей исторической атмосферой, это при
-
дает особую прелесть следствию. Не про
-
являйте нетерпения. Поверьте, читая да
-
же столь краткое описание, невольно
при
общаешься к
образам старины. Поз
-
вольте и
вас заинтересовать ими. Вот,
к
примеру, несколько строк: «Построен
-
ная в
пятый год правления короля Якова
I и
стоящая на частично уцелевшем фун
-
даменте еще более старого замка, Бирл
-
стоунская усадьба является одним из
пре
красных образцов жилища времен
Яко
ва I, окруженного рвами…»
-
Вы смеетесь над нами, мистер Холмс!
-
прервал чтение инспектор.
-
Терпение, мистер Мак! Вы опять про
-
являете свой шотландский темперамент.
Хорошо, я
не буду читать, если это на вас
так раздражающе действует. Только до
-
бавлю, что здесь можно найти историю
взятия замка парламентскими войсками
в
1644 году, описание того, как усадьба
служила временным убежищем для Кар
-
ла во время гражданской войны, и
даже
историю посещения ее Георгом II. Вы не
можете не признать, что в
книжечке все
же имеется немало разнообразных и
лю
-
бопытных мелочей…
-
Я
в
этом не сомневаюсь, мистер Хол
-
мс, но они нас не касаются.
-
Вы в
этом уверены? Широта кругозо
-
ра, мой милый мистер Мак, необходима
для нашей профессии. Своевременная ре
-
ализация на практике накопленных зна
-
ний часто играет решающую роль. Вы уж
не обессудьте: подобного рода поучения
со стороны хоть и
скромного любителя
криминалистики, но все
-
таки старшего
по возрасту и, быть может, немного более
опытного, чем вы, наверное, проститель
-
ны.
-
Ну о
чем вы говорите!
- запальчиво
произнес инспектор.
-
И, конечно, вы идете к
своей цели, но
избрали для этого окольный путь…
-
Ладно, оставим в
покое историю и
воз
-
вратимся к
сегодняшнему дню. Вернее,
к
нынешней ночи, когда я
нанес визит
в
усадьбу. Я
не встретил ни мистера Бэр
-
кера, ни миссис Дуглас. Я
не стал беспо
-
коить их, но зато убедился, что вдова,
по
-
видимому, не тосковала и
принимала
участие в
превосходном ужине. Вместо
этого я
обменялся с
Эмсом любезностя
-
ми, которые позволили мне просидеть
од
ному некоторое время в
комнате по
-
койного, не ставя о
том в
известность ни
-
кого другого в
доме. Должен признаться,
я
провел там весьма полезные четверть
часа.
-
Что же вы там делали?
-
Чтобы не секретничать из
-
за такого
пустяка, я
скажу, что отыскивал пропав
-
шую гирю. Я
придавал ей с
самого нача
-
ла важное значение. Кончилось тем, что
я
все
-
таки ее нашел.
-
Где?
-
Ну вот, стоило протянуть вам палец,
как вы уже хотите схватить всю руку. По
-
звольте мне самому подойти к
финишу
чуточку поближе, и
я
обещаю поделиться
с
вами всем, что знаю.
-
Хорошо, мы вынуждены принять ва
-
ши условия,
- сказал инспектор.
- Но вы
же советуете нам оставить это дело…
Объ
ясните, ради Бога, почему мы долж
-
ны его оставить?
-
По той причине, дорогой мистер Мак,
что вы не знаете даже, что вы расследуе
-
те.
-
Как это так! Мы расследуем убийство
мистера Джона Дугласа в
Бирлстоунской
усадьбе.
-
Да, да, вы правы. Но не надо разыски
-
вать таинственного джентльмена на ве
-
лосипеде. Уверяю вас, это ни к
чему не
приведет.
-
Тогда посоветуйте: что нам делать?
-
Хорошо, но последуете ли вы моему
совету?
-
Признаюсь, я
всегда находил, что за
ва
шими окольными речами что
-
нибудь
да скрывается. Я
сделаю все, что вы пре
-
дложите.
-
А
вы, мистер Мейсон?
Провинциальный сыщик беспомощно
по
смотрел сначала на одного, потом на
другого
- приемы Холмса были для него
новы.
-
Ну, если это приемлемо для инспекто
-
ра, то, значит, и
для меня,
- наконец от
-
ветил он.
-
Тогда я
предложу вам обоим соверши
-
ть маленькую прогулку по окрестностям.
Мне говорили, что вид с
Бирлстоунской
возвышенности великолепен. Позавтра
-
кать вы можете в
гостинице… Вечером
ус
талые, но довольные…
-
Ваши шутки переходят все границы!
-
воскликнул Макдоналд.
-
Ну ладно, проведите день как хотите,
-
успокоил его Холмс, ласково похлопав по
плечу.
- Делайте что хотите и
идите куда
хотите, но ждите меня здесь к
вечеру не
-
пременно, мистер Мак.
-
Это звучит более здраво.
-
Я
дам вам превосходный совет, но не
буду на нем настаивать. Только явитесь
сюда обязательно. Возможно, вы будете
мне нужны. А
теперь я
попрошу вас на
-
писать записку мистеру Бэркеру.
-
Какую?
-
Я
продиктую, если позволите. Готовы?
«Дорогой сэр, я
считаю целесообраз
-
ным осушить ров вокруг усадьбы в
наде
-
ж
де, что мы можем найти там…»
-
Напрасный труд,
- заметил инспек
-
тор,
- я
исследовал его.
-
Я
это знаю. И
тем не менее продолжа
-
йте, пожалуйста, писать.
-
Хорошо.
-
«… в
надежде, что мы можем найти
там что
-
нибудь важное для нашего рас
с
-
ле
дования. Я
распорядился, чтобы рабо
-
чие явились на работу завтра рано ут
-
ром…»
-
Не может быть!
-
«… о
чем и
счел своим долгом сооб
-
щить вам заранее».
Теперь подпишите и
пошлите своего че
-
ловека вручить это послание ему лично
около четырех часов. В
четыре мы снова
соберемся здесь, а
до того времени каж
-
дый может делать все, что ему угодно.
Мы собрались, когда уже надвигался ве
-
чер. Холмс был серьезен, меня пожирало
любопытство, сыщики, очевидно, чувст
-
вовали себя уязвленными и
были склон
-
ны отнестись критически ко всем выво
-
дам моего друга.
-
Теперь, джентльмены,
- сказал он,
- я
попрошу вас одеться потеплее. На улице
холодно, а
я
не знаю, сколько времени
займет наша экспедиция. Нам надо ока
-
заться на месте, прежде чем совсем стем
-
неет.
Закутавшись по совету Холмса во что
могли, мы пошли вдоль наружной сторо
-
ны ограды парка. Через первый же про
-
лом в
ней пробрались под сень вековых
деревьев, окружавших старинный дом,
и
под защитой сгущавшихся сумерек ста
-
ли бесшумно красться вслед за моим зна
-
менитым другом. Так мы достигли гус
-
тых кустов, которые росли напротив по
-
дъемного моста. Мост был опущен. Хо
л
-
мс засел за стеной из веток, мы, естест
ве
-
нно, тоже.
-
Что будет теперь?
- спросил Макдо
-
налд.
-
Вооружимся терпением и
не будем го
-
ворить громко,
- ответил Холмс.
-
Зачем вообще мы пришли сюда? Пра
-
во, я
нахожу, вы могли бы быть с
нами
откровеннее.
Шерлок Холмс усмехнулся.
-
Уотсон уверяет, что я
в
своем роде ху
-
дожник. Во мне живут инстинкты, кото
-
рые требуют добротной режиссерской по
-
становки сцен. Уверяю вас, мистер Мак,
наша профессия стала бы совсем скуч
-
ной, если бы иногда мы не обогащали ее
драматическими действиями, которые
придавали бы блеск добытым с
трудом
результатам. В
данную минуту положе
-
ние вещей заставляет вас волноваться, ис
-
пытывать напряжение спрятавшегося в
засаде охотника. Ничего этого не было
бы, заговори я
с
определенностью распи
-
сания поездов… Так что немного терпе
-
ния, мистер Мак, и
все станет для вас
ясно.
Призыв к
терпению был оправданным,
ибо ожидание оказалось продолжитель
-
ным. На фасаде старого дома медленно
густели тени. Холодный сырой туман,
поднимавшийся со стороны рва, прони
-
зывал нас до костей. В
роковой комнате
старого дома горел свет. Весь остальной
дом был погружен в
темноту.
-
Долго ли еще ждать?
- спросил нако
-
нец инспектор.
- И
чего мы ждем?
-
Я
сам не знаю, сколько времени нам
придется караулить,
- строгим тоном от
-
ветил Холмс.
- Конечно, было бы удоб
-
нее, если бы преступники всегда действо
-
вали по нашему желанию. Что же касает
-
ся… Но смотрите! Вот тот, кого мы жда
-
ли!
Скрывавшие нас кусты находились на
-
против освещенного окна и
отстояли от
него всего футов на сто. Петли скрипну
-
ли, огромная рама открылась. Мы раз
-
личили неясный контур головы и
плеч
человека, который, как видно, присталь
-
но всматривался в
темноту. Наконец он
нагнулся, и
среди глубокой тишины мы
услыхали легкий плеск. Казалось, что че
-
ловек в
окне что
-
то спустил в
воду, напо
-
лняющую ров, и
вдруг вытащил какой
-
то
предмет из глубины, как рыбак рыбу.
Этот предмет скрылся в
пролете окна.
-
Пора!
- крикнул Холмс.
- К
действию,
друзья!
Мы мгновенно вскочили и
бросились за
ним, хотя и
с
трудом из
-
за окоченевших
ног. А
Холмс, охваченный одним из тех
внезапных приливов энергии, которые
превращали его в
самого деятельного че
-
ловека в
мире, быстро перебежал мост и
резко позвонил у
входа в
старый дом.
Заскрипели засовы, на пороге открыв
-
шейся двери появился изумленный Эмс.
Не обращая на него внимания, Холмс
бро
сился к
той комнате, в
окне которой
мы видели человеческий силуэт. Мы вбе
-
жали следом за ним.
Перед нами стоял оторопевший Сесил
Бэркер.
-
Что все это значит, черт возьми?
-
гневно спросил он.
-
Что вам нужно?
Холмс быстро оглянулся и
тотчас же
кинулся к
скрученному веревкой и
бро
-
шенному под стол мокрому свертку.
-
Мы пришли за ним, мистер Бэркер.
Нам нужен сверток, затопленный с
помо
-
щью гимнастической гири и
вытащен
-
ный вами из рва.
Бэркер с
изумлением посмотрел на Ше
-
рлока.
- Откуда вам о
нем известно?
-
Немудрено, я
сам его там утопил.
-
Вы?!
-
Точнее следовало сказать «снова уто
-
пил»,
- поправился Холмс.
- Я
думаю, вы
помните, Макдоналд, до чего меня удив
-
ляло отсутствие одной гири. Я
обращал
на это ваше внимание, но вам было неко
-
гда заниматься всякими пустяками, как
вы считали. В
противном случае вы, ко
-
нечно, сделали бы некоторые ценные вы
-
воды. Когда вблизи есть вода и
недостает
одной из парных тяжелых гирь, то не
-
трудно догадаться, как ею воспользова
-
лись. Во всяком случае, стоило проверить
эту догадку. Итак, благодаря Эмсу, кото
-
рый впустил меня в
комнату, и
рукоятке
зонта доктора Уотсона я
в
прошедшую
ночь выудил этот сверток и
осмотрел его.
Оставалось узнать, кто бросил его в
воду.
Этого мы достигли, сообщив вам, что ров
будет осушен. Мы, четверо свидетелей,
видели, кто воспользовался темнотой, а
потому, мистер Бэркер, мне кажется, на
-
стала ваша очередь говорить.
Холмс положил мокрый сверток на
стол, развязал опутывавшую его веревку,
достал изнутри гимнастическую гирю,
а
следом
- пару ботинок. Указав на них
и
пробормотав: «Как видите, американ
с
-
кие»,
- он опустил их на пол. Затем выло
-
жил на стол нож в
ножнах, набор белья,
пару носков, серый твидовый костюм и
короткое коричневое пальто.
-
Обратите особое внимание на пальто,
-
заметил Холмс.
-
Как видите, у
него есть внутренний
карман, который уходит под подкладку:
в
нем вполне может поместиться спилен
-
ное ружье. На воротнике ярлык портно
-
го: «Полл, пошив верхнего платья. Вер
-
мисса, США».
Я провел небесполезные часы в
мест
-
ной библиотеке и
пополнил свое образо
-
вание, узнав, что Вермисса
- процветаю
-
щий городок в
Соединенных Штатах, в
долине, известной угольными и
железо
-
рудными копями. Помнится, мистер Бэр
-
кер, вы говорили, что первая жена Дугла
-
са
- уроженка одной из угольных обла
-
стей? Нетрудно предположить также, что
буквы «Д. В.» на карточке, долина, посы
-
лающая убийц, может статься, и
есть До
-
лина ужаса, о
которой нередко упомина
-
лось. Все теперь нам ясно, и
очередь ми
-
стера Бэркера дать необходимые объяс
-
нения.
Гнев, изумление, страх, нерешительно
-
сть поочередно сменялись на лице Бэрке
-
ра. Наконец он попытался укрыться за
едкой иронией.
-
Вы уже знаете столько, мистер Хо
л
-
мс,
- с
усмешкой бросил он,
- что, может
быть, вам лучше самому сделать это.
-
Без сомнения, я
мог бы еще кое
-
что
прибавить, мистер Бэркер, но нам инте
-
реснее послушать вас.
-
Вы так думаете? Но я
вправе сказать
лишь одно: если здесь и
кроется тайна, то
она не мне принадлежит и
не в
моих при
-
вычках выдавать чужие секреты.
В этот момент в
комнату вошла миссис
Дуглас, стоявшая, оказывается, около по
-
луоткрытой двери.
-
Довольно, Сесил,
- сказала она,
- вы
сде
лали для нас достаточно.
-
Более чем достаточно,
- уважительно
заметил Холмс.
- Я
глубоко сочувствую
вам, миссис Дуглас, и
прошу положиться
на наш здравый смысл и
нашу порядоч
-
ность. Весьма возможно, что я
поступил
ошибочно, не исполнив вашего желания,
которое передал мне доктор Уотсон. Од
-
нако в
то время у
меня еще были причи
-
ны предполагать, что вы замешаны в
преступлении. Теперь я
убежден в
обрат
-
ном. Тем не менее еще осталось много
невыясненного, и
я
посоветовал бы вам
упросить непреклонного мистера Бэрке
-
ра поведать всю историю.
Тут миссис Дуглас вскрикнула, а
все мы
были поражены, увидев человека, кото
-
рый как бы выступил из стены и
теперь
шел к
нам из темного угла. Миссис Ду
-
глас повернулась и
обняла его; Бэркер
сжал его протянутую руку.
-
Так лучше, Джон,
- сказала миссис Ду
-
глас,
- я
уверена, так лучше.
-
Да, мистер Дуглас,
- подтвердил Хол
-
мс,
- гораздо лучше.
Человек стоял, изучая нас. Он щурился,
видимо, от света. Лицо у
него было при
-
мечательное: смелые серые глаза, густые
подстриженные седеющие усы, выступа
-
ющий вперед волевой подбородок, резко
очерченный рот. Дуглас обвел всех нас
взглядом и, к
моему вящему удивлению,
подошел ко мне, протягивая связку бу
-
маг.
-
Я
слыхал о
вас,
- сказал он. Произно
-
шение у
него было не вполне английское,
но и
не чисто американское, в
общем мя
-
гкое и
приятное.
- Вы писатель,
- продол
-
жал он.
- Но ручаюсь, доктор Уотсон, что
еще никогда через ваши руки не прохо
-
дило таких историй. Изложите их, как
хо
тите. Я
только вручаю вам факты. Два
дня я
провел взаперти и, пользуясь сла
-
бым дневным светом, который проникал
в
убежище, набрасывал свои воспомина
-
ния. Это история Долины ужаса.
-
Долина ужаса
- это прошлое, мистер
Дуглас,
- спокойно сказал Шерлок,
- а
нам теперь хочется услышать о
настоя
-
щем.
-
Услышите, сэр,
- ответил Дуглас.
- Вы
позволите мне закурить?
Холмс протянул сигару.
-
Благодарю вас, мистер Холмс. Наско
-
лько мне известно, вы сами курильщик
и
поймете, что значило для меня не ку
-
рить два дня, имея под рукой все необхо
-
димое, но опасаясь, как бы запах дыма не
выдал тайник.
- Он прислонился к
ками
-
ну и втянул в себя аромат сигары.
- Я
мно
го слышал о
вас, мистер Холмс, не
подозревая, что мне придется встретить
-
ся с
вами. Обещаю, раньше, чем вы озна
-
комитесь вот с
этим,
- он кивнул головой
в
сторону бумаг,
- вы скажете, что я
сооб
-
щил вам кое
-
что новое.
Макдоналд хмуро смотрел на пришель
-
ца.
-
Я
в
недоумении,
- произнес он нако
-
нец.
- Если вы мистер Дуглас из Бирлсто
-
унской усадьбы, то причины чьей же
смерти разыскивали мы эти два дня?
И
откуда вы теперь выскочили, точно
чертик из табакерки?
-
Ах, мистер Мак,
- заметил с
укоризной
Холмс.
- Вы не захотели перечитать опи
-
сание приюта короля Карла! В
те дни
люди нередко прятались в
отличные тай
-
ники, а
они, послужив однажды, могут
пригодиться и
в
другой раз. Я
был убе
-
жден, что мы разыщем мистера Дугласа
под этой крышей.
-
Сколько же времени вы морочили нам
голову таким образом, мистер Холмс?
-
сердито спросил инспектор.
- Долго ли
вы предоставляли нам возможность тра
-
тить силы и
время на совершенно неле
-
пые, как вам было известно, розыски?
-
Ни одного лишнего часа, дорогой ми
-
стер Мак. Только в
прошлую ночь у
меня
возникли новые соображения, и, так как
их можно было доказать лишь сегодня
вечером, я
предложил вам и
вашему кол
-
леге днем отдохнуть. Скажите, пожалуй
-
ста, что мог я
сделать еще? Увидав пла
-
тье, вынутое изо рва, я
сразу понял, что
убитый
- не мистер Дуглас и
мы, вероят
-
нее всего, нашли тело велосипедиста из
Тенбриджа. Другого заключения вывести
было нельзя. Поэтому мне следовало вы
-
яснить, где мог скрываться мистер Ду
г
-
лас, и
я
нашел, что, вероятнее всего, он
при содействии жены и
друга спрятался
в
доме, представлявшем такие удобства,
а
позднее собирался бежать.
-
Вы оказались правы,
- с
одобрением
ска
зал Дуглас.
- Мне хотелось ускольз
-
нуть от вашего британского правосудия,
поскольку я
не знал, какое наказание оно
наложит на меня. Вместе с
тем мне каза
-
лось, что таким образом и
заставлю пре
-
следующих меня злобных псов потерять
след. Знайте, я
не сделал ничего, что за
-
ставило бы меня стыдиться, ничего, что
я
не готов был бы повторить снова. Впро
-
чем, вы сами убедитесь в
этом, когда я
за
-
кончу мой рассказ.
Я начну не с
самого начала. Оно изло
-
жено здесь,
- Дуглас указал на тетрадь,
-
и
вы найдете его очень странным. В
об
-
щих чертах дело сводится к
следующему.
На земле живут люди, имеющие основа
-
тельные причины меня ненавидеть. Они
отдали бы свой последний доллар за то,
чтобы я
оказался в
их руках. Пока жив
я
и
живы они, на этом свете для меня нет
безопасного угла. Они вытеснили меня
из Чикаго в
Калифорнию. Потом факти
-
чески изгнали из Америки. Лишь когда
я
после свадьбы поселился в
английском
тихом графстве, мне стало казаться, что
последние годы моей жизни протекут
спо
койно. Я
не объяснял моей жене по
-
ло
жения вещей. Зачем было вмешивать
ее во все это? Ведь она не имела бы ни
минуты покоя! Тем не менее она, кажет
-
ся, кое
-
что подозревала. Вероятно, я
вре
-
мя от времени проговаривался, но до
вчерашнего дня ей не были известны об
-
стоятельства дела. Она узнала их после
то
го, как вы, джентльмены, говорили с
нею. Она сказала вам все, что знала, и
Бэркер тоже. Ведь в
ночь памятных собы
-
тий у
нас оставалось мало времени для
объяснений. Теперь жена знает мою ис
-
торию, и, право же, я
поступил бы умнее,
раньше сказав ей об опасности. Мне, до
-
рогая,
- он взял ее за руку,
- было тяжело
коснуться прошлого, я
хотел сделать как
лучше.
Господа, накануне роковых событий я
был в
Тенбридже и
случайно увидел на
улице одного человека. Только мельком,
но не мог не узнать моего смертельного
врага, который преследовал меня, словно
голодный волк дикую козу. Мне стало
ясно, что беда близка.
Я вернулся домой и
приготовился вст
-
ретить ее, зная, что мне придется защи
-
щаться собственными силами. В
былое
вре
мя о
моих удачах ходила слава по
всем Соединенным Штатам, и
я
был уве
-
рен, что счастье по
-
прежнему улыбнется
мне.
Целый день я
был настороже, не выхо
-
дил в
парк и
поступал правильно: он пу
-
стил бы в
меня заряд картечи раньше,
чем я
успел бы заметить его. Когда мост
подняли, я
прогнал мысль о
беде, не до
-
пуская, что он мог пробраться в
дом и
сп
-
ря
таться, выжидая меня. Но когда я
де
-
лал обычный вечерний обход дома, как
всегда в
халате, то, войдя в
свою комнату,
почувствовал опасность. Наверное, чело
-
век, многократно подвергавший угрозам
свою жизнь, обретает нечто вроде шесто
-
го чувства, которое и
подает ему сигналы.
Почему я
остро осознавал приближение
несчастья, точно не могу сказать. Но в
следующее мгновение я
заметил под
оконной драпировкой носки ботинок.
Увидев источник своих инстинктивных
опасений, я
кинулся за молотком, припа
-
сенным мной ранее на камине. В
ту же
минуту враг прыгнул на меня. Блеснул
нож, но я
ударил по лезвию молотком.
Оружие выпало из рук противника. Тогда
нападающий вытащил из
-
под пальто, ру
-
жье. Щелкнул курок, но я
успел схватить
ствол руками и
поднять его кверху. Мы
отчаянно боролись. Мой противник ни
на секунду не ослаблял усилий, однако
в
какое
-
то мгновение приклад оказался
ближе ко мне. Не знаю, может быть, я
дернул курок, может быть, мы оба по
-
тянули за собачку. Так или иначе два за
-
ряда попали ему в
лицо, и, взглянув
вниз, я
увидел то, что осталось от Теда
Болдуина. Я
узнал этого человека в
горо
-
де, узнал его также, когда он накинулся
на меня, но, увидев столь обезображен
-
ный труп, даже его собственная мать не
сказала бы, кто перед ней. Я
привык к
страшным зрелищам, но и
мне стало не
по себе.
Прибежал Бэркер. Я
услышал шаги же
-
ны, но вовремя остановил ее. Тут было
зрелище не для женщин. Обещав ей ско
-
ро прийти в
ее комнату, я
начал давать
Бэркеру объяснения, но он сам все понял
с
первого взгляда. Нам оставалось только
ждать прислугу. Никто не явился, и
мы
сообразили, что никто не услышал вы
-
стрела, что все случившееся известно то
-
лько нам.
Тогда
-
то у
меня зародилась идея, кото
-
рая показалась нам обоим блестящей. Ру
-
кав Теда приподнялся, обнаружив знак
ложи. Смотрите!
Дуглас завернул свой собственный ру
-
кав и
показал коричневый треугольник
в
круге, то есть в
точности такой же знак,
какой мы видели на руке убитого.
-
Именно клеймо навело меня на мысль
выдать убитого за себя. Мы были приб
-
лизительно одного роста и
сложения, его
волосы походили на мои, а
от лица ниче
-
го не осталось. Мы с
Бэркером сняли с
Теда вот этот костюм, накинули на него
мой халат и
положили труп в
той позе,
в
которой вы его нашли. Связав вещи Бо
-
лдуина в
узел, я
уложил туда же единст
-
венную тяжесть, которая оказалась под
рукой. Все было выброшено из окна. Ка
-
рточку, которую он намеревался поло
-
жить на мой труп, я
оставил возле него.
Мы надели мои кольца на его пальцы, но
когда дело дошло до обручального…
Он вытянул свою мускулистую руку.
-
Вы сами видите, что я
ничего не мог
сделать. Со дня свадьбы это кольцо не
покидало своего места, и
снять его было
невозможно. Мне и
не хотелось расстава
-
ться с
ним. Мы решили предоставить эту
подробность судьбе. Зато я
принес кусо
-
чек пластыря и
наклеил его на уцелев
-
шую часть лица убитого, в
том самом ме
-
сте, где, как вы видите, он наклеен у
ме
-
ня. Только в
этом случае, мистер Холмс,
вы допустили оплошность: сняв плас
ты
-
рь, вы не увидали бы пореза.
Вот каково было положение вещей. Ес
-
ли бы я
притаился на некоторое время,
а
затем уехал в
какое
-
нибудь место, где
позднее ко мне присоединилась бы жена,
остаток дней наших, вероятно, протек бы
спокойно. Увидев в
газетах, что Болдуин
убил меня, эти дьяволы прекратили бы
преследование. Я
спрятался, Бэркер сде
-
лал все остальное.
Вы сами можете догадаться, о
чем име
-
н
но он позаботился в
первую очередь.
Мой друг открыл окно и
сделал крова
-
вый отпечаток на подоконнике с
целью
показать, каким путем убежал убийца.
Это была смелая мысль. Потом Сесил по
-
звонил. Дальнейшее вы знаете. Теперь,
джентльмены, делайте, что вам угодно,
од
нако верьте, что я
сказал всю правду.
Позвольте только задать вам один воп
-
рос: как поступит со мной английское
правосудие?
Наступило молчание. Его прервал Шер
-
лок Холмс.
-
В
основе своей английские законы сп
-
раведливы, и
наказание будет не тяжелее
вашего проступка. Но, скажите, откуда
Бо
лдуин узнал, что вы живете здесь, а
та
-
кже как пробраться в
дом и
где удобнее
спрятаться?
-
Мне самому это непонятно.
Лицо Холмса было серьезно и
бледно.
-
Боюсь, что дело еще далеко не оконче
-
но,
- заявил он.
-
На вашем пути могут встретиться опа
-
с
ности похуже английского закона или
даже ваших американских врагов. Я
пре
-
дугадываю для вас несчастья, мистер Ду
-
глас, и
советую вам остерегаться.
Часть вторая.
Чистильщики
1.
Главное действующее лицо
теперь я
должен попросить чита
-
теля на время покинуть Сассекс
и
перенестись лет на двадцать на
-
зад и
на несколько тысяч миль к
западу. Перед ним развернется настоль
-
ко необыкновенная история, что, быть
может, трудно будет даже поверить в
ее
достоверность. Причем это не начало ка
-
кого
-
нибудь нового повествования. По
-
сле описания происшедших в
то время
и
в
тех местах событии, разрешив тайну
прошлого, мы снова встретимся в
квар
-
тире на Бейкер
-
стрит, где завершатся
эти, как и
многие другие знаменательные
события.
А
Дело происходило 4 февраля 1875 года.
Стояла суровая зима, густой снег покры
-
вал ущелья гор Джилмертон. Вечерний
поезд медленно полз по железнодорож
-
ному пути, соединяющему множество
ша
хтерских и
заводских поселков. Он по
-
днимался по крутому откосу, который ве
-
дет от Стегвилля, расположенного на ни
-
зменности, к
городу Вермисса, стоящему
в
верхнем конце долины. Дорога была
одноколейной, на каждой запасной ветке
стояли вереницы платформ с
углем и
же
-
лезной рудой. Стояли, словно немые до
-
казательства скрытого под землей не
-
сметного богатства долины, привлекшего
в
нее множество людей разной национа
-
льности и
сильно оживившего этот уны
-
лый край Соединенных Штатов. Вряд ли
первопроходцы, пересекшие его, пред
-
ставляли себе, что самые прекрасные
пре
рии и
роскошные пастбища ничего не
стоят по сравнению с
этой мрачной обла
-
стью, покрытой черными утесами и
ча
-
щей леса. Над почти непроходимым бо
-
ром, покрывавшим склоны гор, подни
-
мались покрытые вечными снегами вер
-
шины.
По долине, извивавшейся между зубча
-
тых скал, полз маленький поезд. В
ваго
-
нах, вмещавших всего по двадцать или
тридцать человек, только что зажгли ла
-
мпы. Они горели тускло и
слабо освеща
-
ли пассажиров, в
основном рабочих, воз
-
вращавшихся домой после трудового
дня. Судя по их закоптелым лицам, это
были большей частью шахтеры. Почти
все они курили и
иногда переговарива
-
лись.
В одном из вагонов сидели двое в
поли
-
цейских мундирах, привлекавших к
себе
настороженное внимание не только рудо
-
копов, но и
едущих женщин
-
работниц
и
двоих
-
троих стариков, в
которых не
-
трудно было узнать местных мелких ла
-
вочников. В
углу, поодаль от всех, распо
-
ложился молодой человек. На вид ему не
менее тридцати лет, он среднего роста,
у
него свежий цвет лица. Проницатель
-
ные серые глаза поблескивали сквозь оч
-
ки и
доброжелательно посматривали на
соседей. Эти взгляды позволяли сделать
вывод об общительном характере; пове
р
-
хностный наблюдатель предположил бы
даже, что это недалекий простак. Однако
более пристальное внимание позволяло
угадать в
очертании его подбородка и
су
-
ровой складке губ, что под наружным до
-
бродушием темноволосого молодого му
-
жчины крылась незаурядная сила. Раза
два он пробовал заговорить с
ближай
-
шим соседом
-
шахтером, но, получив кра
-
ткие неприветливые ответы, замолк ис
-
стал хмуро смотреть в
окно на открывав
-
шийся пейзаж. Груды шлака громозди
-
лись по обеим сторонам железнодорож
-
ной линии; за ними поднимались вышки
угольных шахт. Группы жалких деревян
-
ных домишек с
плохо освещенными ок
-
нами жались друг к
другу. На частых по
-
лустанках толпились закоптелые жите
-
ли: долина Вермиссы не привлекала к се
-
бе праздных людей, здесь велась жесто
-
кая борьба за существование. На лице
мо
лодого пассажира, который смотрел из
окна вагона на безрадостную местность,
выражалось смешанное чувство брезгли
-
вости и
любопытства. Не раз, достав дли
-
нное письмо, он снова и
снова пробегал
его глазами и
что
-
то писал сбоку. В
конце
концов он вытащил из сумки револьвер
и
переложил его в
потайной карман. Как
ни быстро это было сделано, человек, си
-
девший на соседней скамье, успел все за
-
метить.
-
Вот как, приятель, вы, видно, готовы
ко всему?
Молодой незнакомец улыбнулся с
неко
-
торым замешательством.
-
Да, там, откуда я
еду, иногда оружие
необходимо.
-
А
откуда вы едете?
-
Из Чикаго.
-
Здесь вы впервые?
-
Да.
-
Оружие наверняка вам и
здесь приго
-
дится.
-
Почему вы в
этом так уверены?
- живо
спросил молодой человек, явно заинте
-
ре
сованный.
-
Разве вы не слышали о
том, что у
нас
тут происходит?
-
Нет, ничего.
-
А
я
был уверен, что о
нас говорят по
-
всюду. Не огорчайтесь, скоро услышите.
Но что заставило вас сюда приехать?
-
Я
слышал, что здесь можно легко на
-
йти работу.
-
Вы член Рабочего союза?
-
Естественно.
-
Тогда, пожалуй, работу получите. У
вас есть тут друзья?
-
Нет, но я
их приобрету.
-
Каким образом?
-
Я
принадлежу к
ордену масонов. Поч
-
ти в
каждом городе есть ложа, а
где есть
ложа, там у
меня окажутся друзья.
Слова собеседника сразу произвели си
-
ль
ное впечатление на рабочего. Он с
по
-
дозрением оглянулся на сидящих вблизи
пассажиров. После этого он поднялся,
сел рядом и
протянул руку. Они обменя
-
лись рукопожатием.
-
Я
верю, но никогда нелишне удостове
-
риться.
Правой рукой он дотронулся до своей
правой брови. Незнакомец тотчас же по
-
днес левую руку к
левой брови.
-
Темные ночи неприятны,
- произнес
сосед.
-
Да, для странствующих иностранцев,
-
ответил молодой человек.
-
Этого достаточно. Я
брат Сканлейн,
три
ста сорок первая ложа, долина Вер
-
миссы. Я
рад видеть вас у
нас.
-
Спасибо. Я
брат Джон Макмэрдо, два
-
дцать девятая, Чикаго. И
я
рад встрече с
братом.
-
В
округе наших много. Нигде в
стране
орден так не процветает, как в
долине Ве
-
рмиссы. Но молодцы вроде вас нам очень
нужны. Одного не понимаю: почему здо
-
ровый человек из Рабочего союза не на
-
шел себе места в
Чикаго?
-
У
меня было много случаев хорошо за
-
работать,
- ответил Макмэрдо.
-
Тогда почему уехали из Чикаго?
Макмэрдо указал в
сторону полицейс
-
ких и
слегка улыбнулся.
-
Эти двое джентльменов, вероятно, с
удо
вольствием приняли бы эстафету в
от
ношении меня от своих чикагских кол
-
лег.
Сканлейн сочувственно кивнул, искоса
взглянув на полицейских.
-
У
вас были большие неприятности?
-
Да.
-
Тюрьма?
-
Еще не время толковать о
таких ве
-
щах,
- ответил Макмэрдо, как бы сожа
-
лея, что уже сказал больше, чем хотел.
-
Имелись веские причины для моего отъ
-
езда из Чикаго, удовольствуйтесь этим.
Кроме того, кто вы такой, чтобы задавать
вопросы?
Серые глаза Макмэрдо блеснули раз
-
драженно за стеклами очков.
-
Не сердитесь, я
не собирался вас оби
-
деть. И
уверен
- наши ребята отнесутся
к
вам хорошо, что бы вы там ни сделали.
Куда вы сейчас направляетесь?
-
В
Вермиссу.
-
Это третья остановка отсюда. Где на
-
мереваетесь поселиться?
Макмэрдо вынул письмо и
прочел ад
-
рес.
-
Джейкоб Шефтер, улица Шеридана…
Мне рекомендовал его знакомый в
Чика
-
го.
-
Я
сам живу в
Хобсоне, так что этого
адреса не знаю. Кстати, мы подъезжаем
к
Хобсону, и
на прощание я
хочу дать вам
один совет. Если вы столкнетесь с
труд
-
ностями в
Вермиссе, идите прямо в
Дом
профсоюза и
спросите Макгинти. Он ма
-
стер вермисской ложи, и
в
Вермиссе все
делается, как того хочет Черный Джек
Макгинти. Может, мы встретимся в
ложе.
Прощайте.
Сканлейн направился к
выходу, и
Мак
-
мэрдо снова остался наедине со своими
мыслями. Уже стемнело, и
красные от
-
светы горнов мелькали во мраке.
-
По
-
моему, ад должен выглядеть имен
-
но так,
- произнес чей
-
то голос.
Макмэрдо оглянулся и
увидел, что один
из полицейских встал и
всматривается
в
окно.
-
Наверняка,
- поддакнул второй конс
-
тебль.
- И
вряд ли в
преисподней обита
-
ют дьяволы хуже местных… Полагаю, вы
новоприезжий, молодой человек?
-
Что вам
-
то до этого?
- мрачно ответил
Макмэрдо.
-
Да ничего. Просто я
посоветовал бы
вам осторожнее выбирать себе здесь дру
-
зей. И
уж никак я
не поспешил бы подру
-
житься со Сканлейном или с
кем
-
нибудь
из этой шайки, ничего не зная о
них.
-
Что вам за дело, кто мои друзья?
- про
-
гремел Джон так громко, что все пасса
-
жиры повернулись к
нему.
- Разве я
спра
-
шивал у
вас совета?
Нагрубив, он широко осклабился, точно
оскалившая зубы собака. Добродушных
полицейских ошеломила подобная враж
-
дебность.
-
Не обижайтесь на нас,
- примиритель
-
но произнес один из них.
- Мы хотим вам
добра, поскольку вы новичок в
долине
Вермиссы.
-
Да, этой долины я
не знаю, но мне хо
-
рошо знакомы вы и
вам подобные,
- с
хо
-
лодным бешенством выпалил Макмэрдо.
Полицейский улыбнулся.
-
Может статься, что и
лично с
нами вам
придется познакомиться поближе. Вы
кажетесь отменной сорвиголовой.
-
Я
вас не боюсь. Меня зовут Джон Мак
-
мэрдо. А
если я
вам понадоблюсь, то
ищи
те меня в
Вермиссе, на улице Шери
-
дана у
Шефтера. Видите, я
не собираюсь
скрываться от вас.
Такое бесстрашное заявление вызвало
явное сочувствие у
пассажиров. Полице
-
й
ские, пожав плечами, вступили в
разго
-
вор между собой. Через несколько минут
поезд подошел к
скверно освещенному
вокзалу, и
пассажиры поспешили поки
-
нуть вагоны. Вермисса была главной ста
-
нцией на всей линии.
Макмэрдо поднял свою сумку и
уже
дви
нулся в
темноту, когда один из шахте
-
ров подошел к
нему.
-
Браво, товарищ, вы умеете разговари
-
вать с
этими типами,
- с
уважением ска
-
зал он.
- Было приятно вас слушать. Да
й
-
те вашу сумку и
пойдем вместе. Мне как
раз идти мимо дома Шефтера.
Они вместе спустились с
платформы.
-
Спокойной ночи, друг,
- раздались по
-
желания из толпы шахтеров.
Буйный Макмэрдо завоевал здесь сим
-
патии, даже не ступив еще на землю Вер
-
миссы.
Какое бы безрадостное впечатление ни
производили окрестности города, сама
Ве
рмисса оказалась еще более удручаю
-
щей. Долина обладала хотя бы каким
-
то
мрачным величием: по соседству с
гора
-
ми, этими могучими созданиями приро
-
ды, находились результаты гигантской
деятельности человека
- глубокие шахты
на фоне огромных горнов и
клубов дыма.
Город же воплощал в
себе отвратитель
-
ную нищету. Снег на улице, который не
-
престанно месили башмаками и
колеса
-
ми повозок, превратился в
грязную полу
-
жидкую кашу. Газовые фонари едва осве
-
щали невзрачные ряды деревянных ст
ро
-
ений с
полуразрушенными верандами.
Ли
шь в
центре города эта картина слегка
скрашивалась ярко освещенными витри
-
нами магазинов и
пивных, окнами игор
-
ных домов и
притонов.
-
Вот этот дом вам придется часто посе
-
щать,
- сказал проводник Джона, указы
-
вая на один из баров, по внешнему виду
напоминающий отель.
- Здесь хозяин
Джек Макгинти.
-
Что это за человек?
- спросил Макмэр
-
до.
-
Неужели вы о
нем не слыхали?
-
Я
же никогда не бывал в
вашем горо
-
де.
-
Ну, я
думал, что его имя известно всю
-
ду. Оно часто появляется и
в
газетах.
-
В
связи с
чем?
-
В
связи с
разными громкими делами,
-
неопределенно ответил шахтер, понизив
голос.
-
Какими именно?
-
Ну и
чудак вы, мистер! Ведь только об
одних определенного рода делах и
мож
-
но услышать у
нас
- о
делах Чистильщи
-
ков.
-
Помнится, я
что
-
то читал о
них. Это
шайка убийц, не так ли?
-
Тише, если вам дорога жизнь,
- испу
-
ганно прошептал шахтер, оглянувшись
вокруг. Затем он остановился и
с
удивле
-
нием воззрился на своего спутника.
- Ес
-
ли вы будете на улице открыто высказы
-
ваться в
таком духе, то вам недолго оста
-
н
е
тся жить. Иные отправлялись на тот
свет из
-
за меньшего…
-
Я
только повторяю то, что читал о
них
в
газетах.
-
Но могу заверить вас, что вы читали
не
правду. Убийств здесь происходит не
-
мало. Только никогда не произносите
имени Макгинти в
связи с
преступления
-
ми
- расплата будет скорой и
жестокой…
А
вот и
дом, который вам нужен. Его хо
-
зяин, старый Джейкоб Шефтер, у
нас са
-
мый честный и
уважаемый человек.
-
Спасибо,
- сказал Макмэрдо на проща
-
ние.
Он подошел к
дому и
сильно постучал
в
дверь. Когда она открылась, то перед
ним оказалась молодая и
очень красивая
девушка, по виду шведка: белокурая, с
ог
ромными темными глазами, резко
контрастировавшими с
цветом ее волос.
Она посмотрела на незнакомца с
удивле
-
нием и
любопытством. Макмэрдо поду
-
мал, что никогда не видел девушки пре
-
краснее. Она казалась особенно порази
-
тельной в
окружавшей ее печальной и
бе
зобразной действительности, словно
прелестный цветок, выросший на черных
грудах шлака. Он молча стоял и
только
смотрел на нее. Молчание прервала де
-
вушка.
-
Я
решила, что это пришел отец,
- про
-
изнесла она с
приятным легким акцен
-
том.
- Вы хотите его видеть? Он в
городе
и
должен вернуться с
минуты на минуту.
Макмэрдо продолжал зачарованно смо
-
треть на нее, не скрывая своего восхище
-
ния. Под его взглядом она опустила веки.
-
Ничего, мисс,
- наконец сказал Джон.
-
Я
никуда не спешу. Мне рекомендовали
ваш дом, и
теперь я
уверен, что он мне
подойдет.
-
Вы быстро приходите к
заключени
-
ям,
- с
улыбкой сказала она.
-
Ну, только слепой ответил бы иначе.
Девушка засмеялась.
-
Входите, мистер,
- пригласила она.
-
Меня зовут Этти, я
дочь мистера Шеф
-
тера. Моей матери нет в
живых, и
хозяй
-
ством занимаюсь я. Погрейтесь у
печки
и
подождите отца… Да вот и
он сам.
По дорожке приближался коренастый
старик. После знакомства Макмэрдо кра
-
тко рассказал о
своем деле. Имя знакомо
-
го Джона, давшего ему адрес Шефтера,
было тому известно. Старый швед тут же
согласился принять нового жильца. Мак
-
мэрдо не торговался и
охотно принял все
условия. За двенадцать долларов в
неде
-
лю хозяин предоставлял ему комнату
и
полное содержание.
Таким образом Макмэрдо, бежавший
из Чикаго, поселился под крышей Шеф
-
теров. Это стало первым шагом в
длин
-
ной череде темных событий, происшед
-
ших в
далеком крае.
2.
Глава ложи Вермиссы
ерез неделю Макмэрдо уже сде
-
лался приметным лицом в
доме
Шефтеров. В
меблированных ко
-
м
натах у
них жили еще десять
жильцов
- пожилые работники с
шахт и
приказчики из лавок. Когда все собира
-
лись по вечерам, Джон первым отпускал
удачную шутку. Он оказался также пре
-
восходным рассказчиком, отлично пел
и
вообще, казалось, был прямо создан
для общества
- от него как бы веяло ма
-
ги
ческой силой, способной вызывать
ожи
вление и
даже веселость окружаю
-
щих. Но иногда он впадал, как и
тогда
в
железнодорожном вагоне, в
неудержи
-
мый гнев, что заставляло всех в
доме от
-
носиться к
нему еще более уважительно
и
даже с
опаской. Он не скрывал своего
презрения к
закону и
к
его служителям.
Ч
Макмэрдо открыто восхищался преле
с
-
т
ной мисс Этти и
говорил, что она поко
-
ри
ла его сердце с
первого взгляда. Чуть
ли не на второй день Джон признался ей
в
любви и
потом постоянно твердил о
своем чувстве, не обращая внимания на
ее ответы, которыми она старалась ли
-
шить его надежды.
-
У
вас уже кто
-
то есть?
- говорил он.
-
Что ж, тем хуже для него. Пусть остерега
-
ется, я
не собираюсь из
-
за кого бы то ни
было упускать свое счастье. Говорите
«нет» сколько угодно, Этти, но наступит
день, когда вы скажете «да». Я
достаточ
-
но молод, чтобы подождать.
Для Этти он был воистину опасным че
-
ловеком. Рассказы его увлекали, а
уме
-
ние подойти к
людям очаровывало. Он
был окружен ореолом таинственности,
что обычно сначала возбуждает у
жен
-
щины любопытство, а
затем любовь. Осо
-
бенно захватывающими были описания
Мичигана, далекого красивого острова
с
его низкими холмами и
зелеными луга
-
ми. Отсюда, из этой мрачной, занесенной
снегом долины, он казался особенно пре
-
красным. Рассказывал Макмэрдо и о
про
ливе и
мичиганских лесных лагерях;
о
Буффало и
Чикаго, где он работал на
заводе. При этом слышался намек на не
-
что романтическое, на события столь
странные, что и
говорить о
них открыто
было нельзя. С
сожалением Джон упомя
-
нул, что ему пришлось отказаться от
прежних знакомств, покинуть все при
-
вычное и
закончить свои скитания в
этой
безрадостной долине. Этти неизменно
слушала его, затаив дыхание, и
в
ее ог
ро
-
мных глазах читались сострадание и
со
-
чувствие.
Будучи человеком образованным, Мак
-
мэрдо быстро получил временное место
в
одной конторе, где ему поручили веде
-
ние записей. В
конторе он был занят бо
-
льшую часть дня и
потому не нашел слу
-
чая представиться главе местной масон
с
-
кой ложи. Но ему вскоре напомнили об
этом упущении. Как
-
то вечером в
комна
-
те Джона появился его железнодорож
-
ный знакомый Мик Сканлейн. Казалось,
он был рад встретиться с
Макмэрдо. Вы
-
пив виски, Мик объяснил цель своего по
-
сещения.
-
Я
запомнил ваш адрес, Макмэрдо,
-
с
ка
зал он,
- и
решился навестить вас. Зн
а
-
ете, меня удивляет, что вы до сих пор не
представились мастеру. Что помешало
вам зайти к
нему?
-
Я
искал работу и
был крайне занят.
-
Все равно надо было отыскать время,
чтобы нанести ему визит. Бог мой, да вы
поступили прямо безумно, не побывав
в
Доме союза в
первое же утро после при
-
езда! Если вы обидите его…
Макмэрдо удивился.
-
Я
уже более двух лет принадлежу к
ор
-
дену, Сканлейн, но никогда не слышал
о
подобных строгостях.
-
В
Чикаго, может быть, их нет.
-
Да ведь здесь то же самое общество?
-
Вы полагаете?
- Сканлейн долгим при
-
стальным взглядом посмотрел на Джона.
-
Разве я
ошибаюсь?
-
Через месяц вы мне сами об этом ска
-
жете. Кстати, я
слышал, что после того,
как я
вышел из вагона, вы побеседовали
с
полицейскими?
-
Господи, да как вы об этом узнали?
-
У
нас все быстро становится известно,
как плохое, так и
хорошее.
-
Да, я
выложил этим собакам, что о
них
думаю.
-
Я
уверен, приятель, вы придетесь по
сердцу нашему Макгинти.
-
А
что, он тоже не жалует полицию?
Сканлейн захохотал.
-
Обожает! Но берегитесь, как бы заод
-
но с
полицией он не возненавидел и
вас,
если вы не удостоите его посещением.
Так что немедленно отправляйтесь к
не
-
му в
бар,
- сказал он на прощание и
ушел.
Возможно, Макмэрдо и
не придал бы
особого значения этому совету, но другая
встреча в
тот же вечер вынудила его все
же отправиться к
Макгинти.
Заметил ли старый Шефтер с
самого
начала то внимание, которое оказывал
Эт
ти его новый жилец, или ухаживание
Джона стало в
последние дни слишком
настойчивым, но, как бы то ни было, вс
-
ко
ре после ухода Сканлейна он позвал
мо
лодого человека в
свою комнату.
-
Мне кажется,
- сказал он без преди
-
словий,
- что вам приглянулась моя Этти.
Это верно, или я
ошибаюсь?
-
Не ошибаетесь,
- ответил Джон.
-
Ну так я
должен сказать вам, что вы
опоздали.
-
Она мне говорила.
-
А
фамилия другого вам известна?
-
Я
спрашивал, но она отказалась ее на
-
звать.
-
Потому что не хотела вас напугать.
-
Напугать?
- Макмэрдо так весь и
вски
-
пел.
-
Да, дружище. И
вовсе не зазорно бо
-
яться Теда Болдуина.
-
Да кто он такой, черт возьми?
-
Он начальник Чистильщиков.
-
Опять Чистильщики! О
них только и
говорят здесь, причем всегда шепотом.
Чего вы все боитесь? Кто эти Чистильщи
-
ки?
Шефтер понизил голос, как и
все здесь,
кто вынужденно затрагивал эту тему:
-
Чистильщики
- старинный масонский
орден.
-
Но ведь я
и
сам масон!
-
Вы? Зная это, я
ни за что не пустил бы
вас к
себе в
дом.
-
Почему вы недолюбливаете орден? Он
ставит перед собой цели милосердия и
добра.
-
Возможно, где
-
нибудь и
так, но не у
нас.
-
А
здесь?
-
Это общество убийц.
Макмэрдо недоверчиво засмеялся.
-
Где доказательства?
-
Доказательства? А
разве вам мало пя
-
тидесяти убийств? Судя по всему, вы да
-
же не слышали о
Милмэне, Ван
-
Шорсте,
о
семье Пиклсон, о
старом мистере Эйме,
о
маленьком Билли Джеймсе и
множест
-
ве других. Доказательства! В
долине не
на
йдется никого, будь то мужчина или
же
нщина, кто не имел бы доказательств!
-
Это простые сплетни,
- возразил Мак
-
мэрдо.
-
Прожив в
нашем городе подольше, вы
измените свое мнение. Впрочем, я
забыл,
что вы тоже один из них. Поэтому прошу
вас подыскать себе другое помещение,
мистер. С
нас хватит ухажера Этти, кото
-
рого мы не смеем выгнать. А
уж среди
своих жильцов я
их терпеть не желаю.
Следующую ночь вы должны провести
уже под другой крышей.
Макмэрдо не только лишали комнаты,
но и
отдаляли от девушки, которую он
искренне полюбил. Выйдя от старика, он
застал Этти в
гостиной и
рассказал ей обо
всем.
-
Я
не так уж огорчился бы, будь дело
только в
комнате,
-
сказал он,
- но, право,
Этти, хотя я
и
знаю вас всего неделю, но
жить без вас не могу!
-
Замолчите, мистер Макмэрдо,
- прер
-
ва
ла его Этти.
- Ведь я
говорила вам, что
вы опоздали. У
вас на дороге стоит дру
-
гой; правда, я
не обещала ему выйти за
него, но и
сделаться невестой кого
-
либо
еще я
теперь уже не могу.
-
А
если бы я
оказался здесь раньше?
Мог бы тогда надеяться?
Этти закрыла лицо руками.
-
Бог видит, что я
хотела бы этого…
-
прошептала она, заливаясь слезами.
Макмэрдо опустился перед ней на коле
-
ни.
- Неужели из
-
за полуобещания вы
погубите свое и
мое счастье? Слушайтесь
своего сердца: оно правдивее слов, сказа
-
нных в
минуту, когда вы сами не знали,
что говорите. Скажите, что вы согласны
стать моей женой, и
мы вместе пойдем
навстречу судьбе.
-
Но мы уедем отсюда?
-
Нет, мы здесь останемся, дорогая,
- и
его руки на миг обняли ее.
-
Но, Джон, тут оставаться нам нельзя.
Увезите меня, пожалуйста.
На мгновение лицо Макмзрдо вырази
-
ло колебание, но почти сразу оно стало
жестким, словно гранит.
-
Нет, я
не трус и
стану бороться за вас
против всех на свете.
-
Но почему бы нам не уехать?
-
Я
не могу сделать этого, Этти.
-
Почему же?
-
Я
никогда не смогу смотреть людям
в
глаза, если буду знать, что меня выгна
-
ли откуда бы то ни было. Кроме того,
чего нам бояться? Разве мы не свободные
люди в
свободной стране? Если мы лю
-
бим друг друга, кто осмелится стать меж
-
ду нами?
-
Вы не знаете, Джон… Вы пробыли
здесь слишком короткое время, вы не
знаете этого Болдуина, этого Макгинти
и
Чистильщиков вообще.
-
Не знаю и
не боюсь их,
- ответил Мак
-
мэрдо.
- Мне приходилось встречаться с
самыми разными людьми, и
я
никогда
никого не боялся, напротив, кончалось
тем, что окружающие начинали опасать
-
ся меня. Но скажите, Этти, если Чистиль
-
щики, как говорит ваш отец, совершали
в
долине Вермиссы одно убийство за дру
-
гим и
если все знают их имена, то почему
не предали преступников суду?
-
Никто не решится выступить против
них свидетелями. Любой из них не про
-
жил бы и
месяца. Кроме того, всегда на
й
-
дется кто
-
нибудь из шайки, кто под при
-
сягой покажет, будто во время соверше
-
ния преступления обвиняемый был в
про
тивоположной части долины.
-
Я, правда, слышал кое
-
что и
раньше
о
Чистильщиках, но считал все это выду
-
мками. Может быть, Этти, у
них есть оп
-
равдательные причины так поступать. Их
что, преследуют и
они не могут защи
-
титься другим путем?
-
О
Джон, замолчите! Именно такие
сло
ва я
слышу от другого…
-
От Болдуина?
-
Да, и
потому я
презираю его. Джон, те
-
перь я
могу сказать вам правду: я
всем
сердцем ненавижу его и
в
то же время
смертельно боюсь. Боюсь за себя и
осо
-
бенно за отца. Если бы я
сказала Болдуи
-
ну правду, на нас неминуемо обрушилась
бы страшная беда. Поэтому мне пришло
-
сь отделаться от него хотя бы полуобеща
-
нием. Иного выхода не было. Если бы вы
только согласились бежать со мной,
Джон! Мы взяли бы с
собой отца и
где
-
нибудь вдали зажили бы спокойно.
Лицо Макмэрдо снова отразило вну
-
треннюю борьбу, и
снова оно окаменело.
-
Ничего дурного не случится ни с
Ва
-
ми, Этти, ни с
вашим отцом. Что же до
этих страшных людей… Наступит время,
и
вы поймете, что я
не лучше самого дур
-
ного из них.
-
Нет, Джон, я
не верю в
это и
всегда
буду доверять вам.
Макмэрдо с
горечью рассмеялся.
-
Как же мало вы обо мне знаете! Вы,
с
вашей невинной душой, не подозревае
-
те, что во мне происходит…
В эту минуту дверь резко распахнулась,
и
в
комнату развязно, с
видом хозяина,
во
шел красивый молодой человек, при
-
близительно одних лет с
Макмэрдо, схо
-
жий с
ним ростом и
фигурой. Из
-
под ши
-
рокополой шляпы, которую он не потру
-
дился снять, виднелось лицо со свирепы
-
ми, властными глазами и
орлиным но
-
сом. Смущенная и
испуганная Этти тут
же поднялась со стула.
-
Я
рада видеть вас, мистер Болдуин,
-
сказала она.
- Пожалуйста, садитесь.
Упершись руками в
бока, Болдуин оста
-
лся стоять, неотрывно глядя на Джона.
-
Кто это?
- коротко бросил он.
-
Мой друг, наш новый жилец. Мистер
Макмэрдо, разрешите представить вам
ми
стера Болдуина.
Молодые люди мрачно поклонились
друг другу.
-
Полагаю, мисс Этти сообщила вам о
наших планах?
- спросил Болдуин.
-
Насколько я
понял, вас с
нею ничто не
связывает.
-
Да? Ну, теперь вы можете узнать дру
-
гое. Я
говорю вам, что эта девушка яв
-
ляется моей невестой. Так что вам следу
-
ет сейчас отправиться прогуляться и
не
путаться здесь под ногами… Тем более
что вечер хорош,
- добавил Болдуин с
на
-
смешкой в
голосе.
-
Благодарю, но я
не расположен гу
-
лять.
-
Нет?
- Глаза Болдуина загорелись гне
-
вом.
- Может, вам хочется подраться, ми
-
стер жилец?
-
Очень,
- откликнулся Макмэрдо, под
-
нимаясь.
- Вы не могли сказать мне ниче
-
го более приятного.
-
Ради Бога, Джон, ради Бога,
- задыха
-
ясь, произнесла растерявшаяся Этти.
-
О
Джон, он сделает что
-
нибудь ужасное!
-
Ага, так он для вас уже «Джон»?
- за
-
рычал Болдуин.
- Дело дошло до имен?
-
Ах, Тед, будьте благоразумны! Если вы
когда
-
нибудь меня любили, будьте вели
-
кодушны!
-
Мне кажется, Этти, если вы оставите
нас вдвоем, мы быстро со всем покон
-
чим,
- спокойно произнес Макмэрдо.
-
Или, может, вам, мистер Болдуин, угодно
прогуляться со мной по улице? Отличная
погода, и
за первым поворотом есть удоб
-
ный пустырь.
-
Я
расправлюсь с
вами, не пачкая рук,
-
бросил Джону его враг.
- В
скором време
-
ни вы пожалеете, что вошли в
этот дом.
-
По
-
моему, сейчас самое подходящее
вре
мя,
- сказал Макмэрдо.
-
Я
сам выберу время. Смотрите,
- он за
-
сучил рукав и
показал на руке странный
знак: выжженный круг с
треугольником
внутри.
- Вы знаете, что это значит?
-
Не знаю и
знать не хочу.
-
Так обещаю вам, что вы узнаете, не
успев постареть. Может быть, мисс Этти
скажет вам что
-
нибудь об этом клейме.
А
вы, Этти, вернетесь ко мне на коленях.
Слышите? На коленях! И
тогда я
скажу
вам, в
чем будет заключаться ваша кара.
Вы посеяли, и
я
позабочусь, чтобы вы
сняли урожай.
Он с
ненавистью посмотрел на них обо
-
их, внезапно повернулся на каблуках,
и
в
следующую секунду наружная дверь
с
шумом за ним захлопнулась.
Несколько мгновений Джон и
Этти сто
-
яли молча, потом она обняла его.
-
О
Джон, как вы были смелы! Но все
равно, вам надо бежать отсюда. И
сего
-
дня же! Вы ничего не можете поделать
против людей, за которыми стоит Мак
-
гинти и
все могущество ложи.
Джон высвободился из объятий Этти,
поцеловав ее, и
усадил на стул.
-
Полно, не беспокойтесь так обо мне.
Я
ведь тоже масон. Наверное, я
не лучше
остальных, а
потому не принимайте меня
за святого. Быть может, узнав правду, вы
возненавидите меня тоже.
-
Возненавидеть вас, Джон! Что вы! По
-
чему я
должна думать о
вас плохо только
из
-
за того, что вы принадлежите к
ложе?
Но если вы масон, Джон, почему вы не
постарались заслужить расположение
этого Макгинти? Поторопитесь сделать
это! Поговорите с
ним прежде Болдуина.
-
Я
сам подумал о
том же,
- сказал Мак
-
мэрдо,
- и
отправлюсь сейчас же. Скажи
-
те вашему отцу, что сегодня мне еще при
-
дется переночевать у
вас в
доме, но что
завтра я
найду себе новое жилье.
Бар Макгинти, как всегда, был перепол
-
нен. Хозяин пользовался популярностью,
и
прежде всего потому, что неизменно
носил маску весельчака. Кроме того,
мно
гих приводил сюда страх
- никто не
рискнул бы пренебречь его расположе
-
нием. Причем не только в
городе, но и
во
всей долине.
Помимо тайной силы, которой обладал
Макгинти как глава ложи, он имел
и
власть официальную в
качестве муни
-
ципального советника и
инспектора до
-
рог. Всем было ясно, какими путями он
получил эти должности. Общественные
работы в
городе были запущены, зато на
-
логи взимались самым тщательным об
-
разом. Благодаря же частым неточно
-
стям в
отчетах, на которые все опасались
обращать внимание, бриллианты в
бу
-
лавках хозяина бара год от года станови
-
лись крупнее, а
золотые цепочки на жи
-
лете
- более тяжелыми.
Макмэрдо вошел в
зал и
оказался в
гу
-
стой толпе, насыщавшей воздух табач
-
ным дымом и спиртными ароматами.
По
мещение освещалось множеством
ламп, отражавшихся в
расставленных
вдоль стен огромных зеркалах в
тяжелых
золоченых рамах. За прилавками усилен
-
но трудились официанты в
жилетах и
без
галстуков. В
глубине, опершись на стой
-
ку, стоял высокий и
полный человек, во
рту которого торчала неизменная сигара.
Голову исполина украшала густая грива
волос, спускавшаяся до воротника, а
ли
-
цо до скул заросло бородой. Оно было
смуглое, словно у
южанина. Однако са
-
мым примечательным его отличием яв
-
лялись странные немигающие черные
гла
за; отсутствие в
них естественного
бле
ска придавало всему лицу затаен
-
но
-
зловещее выражение. Между тем все
остальное у
этого человека вполне соот
-
ветствовало маске веселого задушевного
малого. В
первый момент каждый сказал
бы, что Макгинти удачливый, честный
делец с
открытым сердцем. Только когда
его темные безжизненные глаза впива
-
лись в
человека, тот внутренне содрогал
-
ся, почувствовав, что за ними скрыта це
-
лая бездна зла, соединенного с силой и
хитростью.
Джон издали разглядел хозяина бара,
а
затем со свойственной ему смелостью
принялся локтями пробивать себе дорогу
к
нему. Протолкавшись сквозь группу
льс
тецов, теснившихся около стойки, он
остановился перед ним, не опустив глаза
под пристальным взглядом.
-
Черт меня побери, если я
встречал вас
прежде,
- недружелюбно произнес глава
ложи Вермиссы.
-
Я
здесь недавно, мистер Макгинти.
-
Не настолько недавно, чтобы не знать,
как следует меня именовать.
-
Это советник Макгинти,
- сказал кто-
то
из окружения.
-
Извините, советник. Я
незнаком с
мес
-
тными обычаями, но мне посоветовали
повидать вас.
-
Ну что ж, вы видите меня. И
что вы
думаете обо мне?
-
Трудно так сразу ответить. Скажу ли
-
шь, что если ваше сердце так же велико
и
прекрасно, как лицо, то ничего другого
и
желать нельзя.
-
У
вас хорошо подвешен язык! Значит,
вы одобряете мою наружность?
-
Конечно, сэр,
- сказал Макмэрдо.
-
И
вам посоветовали прийти ко мне?
-
Да.
-
Кто же это сделал?
-
Брат Сканлейн… А
теперь я
хочу вы
-
пить за ваше здоровье, советник, и
за на
-
ше дальнейшее знакомство.
- Джон под
-
нес к
губам поданный ему стакан и, осу
-
шая его, подчеркнуто отставил мизинец.
Следивший за ним Макгинти припод
-
нял густые черные брови.
-
Ах, вот как?
- сказал он.
- Видно, мне
придется поближе познакомиться с
вами,
мистер…
-
Макмэрдо.
-
Мы здесь не доверяем словам, мистер
Макмэрдо. Извольте следовать за мной.
Они прошли в
маленькую комнатку.
Ма
кгинти запер за собою дверь, уселся
на одну из бочек, заполнявших комнату,
молча поглядывая на Джона.
Макмэрдо, не смущаясь, вынес осмотр.
Одну руку он опустил в
карман пиджака,
другой покручивал свой каштановый ус.
Неожиданно Макгинти вытащил из
-
за
пояса револьвер.
-
Вот что я
должен вам сказать. Если
я
увижу, что вы затеваете с
нами какую
-
нибудь игру, то вам недолго придется ее
вести.
-
Странный прием вы мне оказываете,
-
ответил Макмэрдо с
вызовом.
- Особенно
для мастера ложи по отношению к
ново
-
приезжему брату.
-
Вот как раз этот факт и
нужно дока
-
зать,
- ответил Макгинти.
- А
если не до
-
кажете, то вам не поможет сам сатана.
Где вы были посвящены?
-
В
двадцать девятой ложе в
Чикаго.
-
Когда?
-
Двадцать четвертого июня тысяча во
-
семьсот семьдесят второго года.
-
Кто был мастер?
-
Джеймс Скотт.
-
Кто управляет вашей областью?
-
Бартоломью Уилсон.
-
Гм, вы отвечаете довольно уверенно.
Что вы здесь делаете?
-
Работаю, как вы, но пока поменьше
вас.
-
Вы так же скоры на руку, как на отве
-
ты?
-
Знавшие меня люди утверждали име
-
нно так.
-
Ну что ж, может, мы испытаем вас ско
-
рее, чем вы думаете. Вы слыхали что
-
ни
-
будь о
нашей ложе?
-
Я
слышал, что в
ваше братство может
вступить только мужественный человек.
-
Правильно, мистер Макмэрдо. Почему
вы уехали из Чикаго?
-
Повесьте меня раньше, чем я
вам это
скажу.
Глаза Макгинти широко открылись. Он
не привык к
таким ответам, и
слова Джо
-
на несказанно удивили его.
-
Почему вы не хотите довериться мне?
-
Потому что брат не может лгать брату.
-
Значит, правда такого рода, что о
ней
даже не стоит говорить?
-
Вот именно.
-
Тогда не ждите, чтобы я
как мастер
ввел в
ложу человека, за прошлое кото
-
рого не могу отвечать.
На лице Макмэрдо отразилось разду
-
мье. Потом он вынул из кармана измя
-
тую газетную вырезку.
-
Вы правы, советник,
- мягко заметил
Макмэрдо.
- Я
знаю, что без опасения мо
-
гу отдать себя в
ваши руки. Прочтите эту
заметку в
газете.
То было сообщение об убийстве в
ресто
-
ране «Озеро» на рыночной улице Чикаго
в
первый день нового 1874 года. Там был
застрелен какой
-
то Джонас Пинт. Мак
-
гинти быстро пробежал вырезку глазами.
-
Ваша работа?
- спросил он, возвращая
ее Макмэрдо.
Тот кивнул головой.
-
Почему вы застрелили его?
-
Я, видите ли, помогал дяде Сэму де
-
лать доллары. Может, мои монетки и
не
были такой чистой пробы, как его, но
вполне походили на них и
обходились
дешевле. Этот Пинт катал их…
-
Что он делал?
-
Пускал в
обращение, но как
-
то он ре
-
шил меня шантажировать и
стал грозить
доносом. Я
не поддался на угрозы, убил
его и
отправился сюда.
-
Почему сюда?
-
В
газетах писали, что люди здесь не
особенно разборчивы.
Макгинти засмеялся.
-
Сначала вы были фальшивомонетчи
-
ком, затем убийцей и
решили, что здесь
вас охотно примут?
-
Приблизительно так.
-
Наверное, вы далеко пойдете. Скажи
-
те, а
вы еще не разучились выделывать
доллары?
Макмэрдо вынул из кармана несколько
монет.
-
Они вышли не из государственного
монетного двора,
- бросил он небрежно.
-
Неужели?
- огромной волосатой рукой
Макгинти поднес фальшивые доллары
к
свету.
- Не вижу никакой разницы. Ду
-
мается, вы сможете стать полезным бра
-
том. Смелости у
вас, кажется, хватает
- вы
даже не сморгнули, когда я
навел на вас
дуло револьвера.
-
Да ведь не я
был в
опасности.
-
А
кто же?
-
Вы, советник.
- Из кармана своего пи
-
джака Макмэрдо вытащил револьвер с
вз
веденным курком.
- Я
все время целил
-
ся в
вас, и, думаю, мой выстрел предупре
-
дил бы ваш.
Краска гнева залила лицо главы ложи,
но затем он разразился хохотом:
-
Давно мне не приходилось встречать
такого молодца! Уверен, ложа будет гор
-
диться вами. Черт возьми!
- внезапно за
-
кричал он в
ответ на стук в
дверь.
- Что
вам нужно? Неужели я
не могу погово
-
рить наедине с
джентльменом, чтобы
кто
-
нибудь не помешал?
Вошедший приказчик смущенно про
-
бормотал:
-
Извините, советник, но мистер Тед Бо
-
лдуин хочет немедленно поговорить с
вами.
Извинение его было напрасным
- лицо
Болдуина выглядывало из
-
за его плеча.
Он вытолкал приказчика за порог, вошел
в
комнатку и
запер за собою дверь.
-
Итак,
- произнес Болдуин, бросая сви
-
репый взгляд на Макмэрдо,
- вы пришли
сюда раньше меня. Советник, мне надо
сказать вам пару слов об этом человеке.
-
Что ж, вы можете сказать их при мне,
-
сказал Макмэрдо.
-
Скажу, когда и
как захочу!
-
Потише,
- остановил его Макгинти,
по
днимаясь с
бочки.
-
Это никуда не годится, Болдуин, мы не
должны так недружелюбно встречать но
-
вого брата. Протяните ему руку
- и
конец
всему.
-
Никогда!
- злобно закричал Болдуин.
-
Рассудите нас, советник,
- произнес
Макмэрдо.
-
В
чем причина ссоры?
- с
недоволь
-
ством спросил Макгинти.
-
Молодая девушка.
-
Она имеет право выбора.
-
Неужели?
- закричал Болдуин.
-
Между двумя братьями ложи
- да,
-
сказал Макгинти.
-
Это ваше решение?
-
Да, Тед Болдуин,
- сказал Макгишм
и
посмотрел на него недобрым взглядом.
-
Вы собираетесь его оспаривать?
-
Конечно. Вы отталкиваете человека,
который помогал вам целых пять лет, ра
-
ди парня, который только что появился
у
нас. Так не пойдет. Джек Макгинти, вы
не пожизненный мастер, и
на будущих
выборах…
Советник прыгнул на него, словно тигр.
Сильные руки сжали шею Болдуина и
по
-
валили его на одну из бочек. Дело кончи
-
лось бы плохо, не вмешайся Макмэрдо.
-
Осторожней, советник, пожалуйста, ос
-
торожней,
- сказал он, оттаскивая хозяи
-
на бара от его жертвы.
Пальцы мастера разжались. Укрощен
-
ный Болдуин, хватая ртом воздух, сел на
бочку.
-
Вы давно напрашивались на это, Тед
Болдуин. Вам, должно быть, снится, как
меня забаллотируют и
вы займете мое
место? Но пока что я
стою во главе ложи,
ясно? И
никому не позволю распоряжа
-
ться вместо меня и
перечить мне!
-
Я
против вас ничего не имею,
- пробо
-
рмотал Болдуин, растирая шею.
-
В
таком случае,
- сказал Макгинти,
ста
раясь казаться добродушным и
весе
-
лым,
- мы все друзья, и
дело с
концом.
Он взял с
полки бутылку шампанского
и
откупорил ее.
-
Выпьем примирительный тост ложи.
После него, как вы знаете, не может ос
та
-
ться затаенной вражды. Ну, теперь левую
руку на мою правую. Спрашиваю вас, Тед
Болдуин: в
чем обида, сэр?
-
Тучи тяжелые нависли,
- ответил тот.
-
Но они рассеются навеки.
-
Клянусь!
Они выпили вино, та же церемония по
-
вторилась с
Джоном.
-
Ну вот, со всем покончено,
- произнес
Макгинти, потирая руки.
- Если вражда
не утихнет, ложа расстанется с
вами. Бра
-
ту Болдуину это известно, и
вы, Макмэр
-
до, тоже узнаете, что я
слов на ветер не
бро
саю. Так что не вздумайте мутить зде
-
сь воду.
-
Клянусь, я
не ищу ссоры,
- ответил Ма
-
кмэрдо, протягивая руку Болдуину.
Болдуину пришлось пожать протянутую
руку: взгляд главы ложи был устремлен
на него. Однако его мрачное лицо свиде
-
тельствовало, что слова Джона не произ
-
вели на него никакого впечатления. Мак
-
гинти ударил обоих по плечу.
-
Уж мне эти девушки!
- сказал он.
- То
-
лько подумать, что одна и
та же красотка
замешалась между двумя моими молод
-
цами. Это штучки дьявола. Ну, пусть кра
-
савица сама решит вопрос. Такие вещи,
слава Богу, не входят в
круг обязанностей
мастера. У
нас и
без женщин достаточно
хлопот. Брат Макмэрдо, вы будете введе
-
ны в
ложу. Здесь у
нас свои обычаи, не
-
по
хожие на чикагские. Собрание братст
-
ва состоится вечером в
субботу.
3.
Ложа 341
а следующий день Макмэрдо пе
-
реселился из дома старого Джей
-
коба Шефтера в
меблированные
комнаты вдовы Макнамара, нахо
-
дившиеся на краю города. Его знакомый
Сканлейн вскоре переехал в
Вермиссу и
поместился там же. У
старухи не было
других жильцов. Она предоставляла дво
-
их друзей самим себе, и
они могли распо
-
ряжаться в
доме как им было угодно.
Шефтер немного смягчился и
позволил
Джону приходить к
нему обедать, так что
свидания с
Этти не прекратились. Со вре
-
менем они все больше сближались.
Н
На новой квартире Макмэрдо чувство
-
вал себя в
полной безопасности. Он выта
-
щил свои инструменты для выделывания
фальшивых монет и, взяв слово не раз
-
глашать тайну, даже показывал их неко
-
торым братьям из ложи. При этом каж
-
дый Чистильщик уносил с
собою по не
с
-
ко
льку монет его чеканки. Они были сде
-
ланы так искусно, что пускать их в
об
-
ращение можно было безо всякого опасе
-
ния. Товарищи Джона удивлялись, чего
ради он снисходил до какой
-
либо рабо
-
ты, но Макмэрдо объяснял всем, что,
живя не трудясь, он снова привлек бы
к
себе внимание полиции.
Вскоре у
него и
в
самом деле вышло
сто
лкновение с
одним полицейским, но
оно принесло ему больше добра, чем зла.
После первого знакомства с
главой ложи
Макмэрдо почти каждый вечер заходил
в
Дом союза. Смелые речи и
здесь завое
-
вали ему общие симпатии. Происшед
-
ший случай еще больше укрепил их.
Как
-
то вечером, в
час, когда в
баре обы
-
чно особенно много народу, в
открывшу
-
юся дверь вошел человек в
синем поли
-
цейском мундире. Все замолчали, и
на
вошедшего устремилось множество лю
-
бопытных взглядов. Только Макгинти со
-
хранял полное спокойствие и
не выразил
никакого удивления, когда инспектор по
-
дошел к
его прилавку.
-
Дайте чистого виски. Холодная ночь,
-
сказал полицейский.
- Кажется, мы еще
не знакомы с
вами, советник?
-
Вы новый инспектор?
- вопросом отве
-
тил ему Макгинти.
-
Да. Мы надеемся, что вы, советник, и
другие выдающиеся граждане помогут
нам поддерживать закон и
порядок в
го
-
роде. Я
капитан Мервин.
-
Нам и
без вас было неплохо, капитан,
-
холодно заметил Макгинти.
- У
нас впол
-
не хватало и
своих полицейских.
-
Ну, не будем ссориться,
- добродушно
заметил инспектор.
- Все мы исполняем
свои обязанности, как их понимаем… То
-
лько у
нас различные взгляды.
- Он до
-
пил виски, повернулся, чтобы уйти, и
в
эту минуту увидел хмурое лицо Макмэр
-
до, который стоял невдалеке.
- Ого!
- про
-
изнес Мервин, оглядывая того с
ног до
го
ловы.
- Старый знакомый!
Макмэрдо выразил заметное недоволь
-
ство.
-
Вот уж никогда не дружил ни с
кем из
фараонов!
-
Знакомый
- не всегда друг,
- с
широ
-
кой улыбкой ответил полицейский.
- Вы
Джон Макмэрдо из Чикаго, не так ли?
Отрицать этого вы не станете?
Джон пожал плечами.
-
И
не подумаю. Уж не полагаете ли вы,
что я
стыжусь своего имени?
-
Могли бы постыдиться.
-
Черт возьми, что вы хотите сказать?
-
повысил голос Макмэрдо, сжав кулаки.
-
Только то, что до приезда в
эту уголь
-
ную яму я
служил в
Чикаго. Тамошних
молодчиков знаю всех наперечет.
-
Неужели вы тот самый Мервин из чи
-
кагского центрального управления?
-
Тот самый, и
мы там не забыли застре
-
ленного Джонса Пинто.
-
Я
его не убивал!..
-
Вот как! Во всяком случае, его смерть
оказалась вам необыкновенно на руку, не
то вам плохо пришлось бы за кругляшки.
А
теперь прямых свидетелей против вас
не существует. Так можете возвращаться
в
Чикаго.
-
Мне и
здесь хорошо.
-
Все же, молодой человек, я
бы на ва
-
шем месте поблагодарил за такое сооб
-
щение.
-
Спасибо,
- буркнул Макмэрдо.
-
Смотрите, только не вздумайте опять
приняться за старое. Предупреждаю вас.
А
теперь желаю всем спокойной ночи.
Он ушел из бара, сотворив нового героя.
О
подвигах Макмэрдо в
Чикаго давно
уже шептались, но при расспросах он от
-
делывался лишь неопределенной улыб
-
кой. Теперь слухи получили официаль
-
ное подтверждение. Посетители бара ок
-
ружили Джона и
горячо жали ему руку,
наперебой угощая виски. Джон мог не
пьянея выпить очень много, но в
этот ве
-
чер, не будь с
ним Сканлейна, он вряд ли
благополучно добрался бы до постели.
В субботу вечером Макмэрдо был вве
-
ден в
ложу. Ему казалось, что он, уже по
-
священный в
члены братства, войдет в
ло
жу Вермиссы без дополнительных це
-
ремоний, но в
долине существовали свои
собственные обряды.
В самой Вермиссе насчитывалось около
шестидесяти членов братства, однако это
была лишь часть организации: в
других
городках долины существовало еще нес
-
колько лож. В
случае необходимости они
обращались друг к
другу за помощью.
Ложа собралась в
большой комнате до
-
ма Макгинти, отведенной специально
для таких заседаний. В
комнате стояло
два продолговатых стола. Чистильщики
собрались около одного из них, другой
был заставлен бутылками и
стаканами,
и
многие на него вожделенно поглядыва
-
ли. На председательском месте восседал
Макгинти, плоская черная бархатная ша
-
почка прикрывала ему спутанную чер
-
ную гриву, на груди висел кусок малино
-
вой материи. Справа и
слева от него по
-
ме
щались украшенные шарфами или пе
-
ревязями братья высших степеней. Меж
-
ду ними находился и
Тед Болдуин. На его
красивом, но жестоком лице читалось со
-
средоточенное внимание. Остальные бы
-
ли почти все людьми зрелого возраста.
К
рядовым же членам ложи принадлежа
-
ли большей частью парни лет восемна
-
дцати
- двадцати. Смотря на них, трудно
было поверить, что это члены опасной
шайки убийц, искренне гордящиеся сво
-
ими кровавыми репутациями.
Жертвами Чистильщиков один за дру
-
гим падали люди, неугодные ложе или
опа
сные для нее. В
это число попадали
все, кто отказывался делать «доброволь
-
ные» взносы в
кассу ложи, или те, кто
пы
тался разоблачить ее деятельность.
Чистильщики начинали с шантажа, а ес
-
ли он не приносил успеха, то без малей
-
ших колебаний кончали поджогами и
убийствами. Некогда они действовали
ос
торожно, стараясь соблюдать тайну, но,
очевидно, бессилие полиции вскоре раз
-
вязало им руки. К
тому же они быстро
запугали всю долину. Никто не решался
давать против них показания, а
если дело
все же доходило до суда, у
них всегда ока
-
зывалось достаточно свидетелей защиты.
Полная касса позволяла в
этих случаях
не стесняться в
расходах. Десять лет про
-
должалась деятельность ложи, и
за эти
десять лет ни один член ее не был осу
-
жден. Единственная опасность для Чис
-
ти
льщиков могла исходить только от са
-
мой жертвы. Как бы скрыто они ни гото
-
вились к
«операции» и
как бы неожидан
-
но ни нападали, защищающийся мог в
от
чаянии нанести им урон, хотя бы ко
го
-
нибудь ранить. Что порой и
происходило.
Придя в
ложу, Макмэрдо уже знал, что
ему предстоит какое
-
то испытание, но
ни
кто не сообщил ему, в
чем оно состоит.
Двое братьев торжественно отвели Джо
-
на в
соседнюю комнату. Из
-
за дощатой
перегородки до него доносился гул голо
-
сов. Он несколько раз слышал свое имя
и
понял, что обсуждается его кандидату
-
ра. Наконец дверь отворилась, и
к
Макм
-
эрдо подошел незнакомец с
зеленым, за
-
тканным золотом шарфом через плечо.
-
Мастер приказал засучить вам рукав,
завязать глаза и
ввести в
залу собрания,
-
сказал он и
вместе с
другими двумя бра
-
тьями снял с
Макмэрдо пиджак, завер
-
нул до локтя правый рукав рубашки, по
-
выше локтей стянул веревкой руки и
на
-
конец надел на голову черный капюшон.
Затем его повели.
Джону казалось, что он двигается в
пол
-
ной темноте, ему было душно, и
голос за
-
говорившего с
ним Макгинти прозвучал
глухо.
-
Джон Макмэрдо,
- произнес этот го
-
лос,
- вы уже принадлежите к
старинно
-
му ордену масонов?
В знак утверждения Макмэрдо покло
-
нился.
-
Ваша ложа в
Чикаго номер двадцать
девять?
Новый поклон.
-
Темные ночи неприятны.
-
Да, для странствующих иностранцев.
-
Тучи тяжелы.
-
Да, подходит буря.
-
Довольны ли вы, братья?
- спросил ма
-
стер.
Ему ответил утвердительно гул голосов.
-
По вашим ответам, брат, мы видим,
что вы действительно принадлежите к
бра
тству. Однако в
нашей ложе принят
особый ритуал. Готовы ли вы подверг
-
нуться испытанию?
-
Готов.
-
Твердое ли у
вас сердце?
-
Твердое.
-
В
доказательство сделайте шаг вперед.
В то же мгновение Макмэрдо ощутил
давление на глаза и
понял, что их каса
-
ются два острия. Казалось, ступи он впе
-
ред
- и
с
глазами распростится. Однако
он заставил себя двинуться
- и
мгновенно
перестал ощущать давление. Снова по
-
слышался гул одобрения.
-
У
него твердое сердце,
- произнес го
-
лос.
- Способны ли вы переносить боль?
-
Не хуже других.
-
Испытайте его.
Макмэрдо едва удержался от крика:
жгу
чая, мучительная боль пронзила его
руку. Он чуть не потерял сознание, но
кре
пко сжал кулаки и
закусил губу, что
-
бы сдержать даже самый легкий стон.
-
Я
мог бы стерпеть и
большее,
- сказал
он.
Послышались восхищенные голоса, чьи-
то
руки похлопывали его по спине. По
-
том с
него сняли капюшон. Некоторое
время Джон стоял без движения, щурясь
на свет и
стараясь улыбаться.
-
Последнее слово, Макмэрдо,
- сказал
Макгинти.
- Вы уже принесли клятву хра
-
нить тайну и
не нарушать верности. Зна
-
ете ли вы также, что кара за нарушение
клятвы
- немедленная смерть?
-
Да.
-
И
вы подчинитесь власти мастера при
всяких обстоятельствах?
-
Подчинюсь.
-
Итак, от имени триста сорок первой
ложи Вермиссы я
даю вам все права и
привилегии братства. Поставьте вино на
стол, брат Сканлейн, и
мы выпьем за здо
-
ровье нашего достойного брата.
Макмэрдо принесли его пиджак, но,
прежде чем надеть его, он посмотрел на
свою правую руку. На предплечье крас
-
нело глубокое, выжженное железом кле
-
ймо: круг и
в
нем треугольник. Двое
-
трое
его соседей показали ему такие же знаки.
-
Нас всех клеймили,
- сказал один,
- но
не все мы так храбро вынесли это, как
вы.
-
О, пустяки,
- ответил Макмэрдо. Он
пре
небрежительно улыбнулся, хотя рука
его горела.
Когда выпили за нового члена ложи,
началось обсуждение очередных дел. Ма
-
кмэрдо слушал во все уши.
-
Первым пунктом в моей записной
кни
жке,
- сказал Макгинти,
- значится
чтение письма мастера Уиндла из Джил
-
мертонской ложи номер двести сорок де
-
вять. Вот что он пишет:
«Дорогой сэр, необходимо закончить од
-
но дело с
Эндрю Рэ из фирмы „Рэ и Сте
-
рмиш“, которой принадлежат угольные
копи неподалеку. Ваша ложа обязана нам
помочь: вы пользовались услугами дво
-
их наших братьев прошлой осенью, во
вре
мя дела с
полицейским. Если вы при
-
шлете двух способных людей, они по
сту
-
пят в
ведение казначея Хиггинса, адрес
которого вам известен. Он им сообщит,
где и
когда действовать.
Ваш Д. В. Уиндл
».
Уиндл никогда не отказывался нам
при
слать одного
-
двух молодцов,
- доба
-
вил Макгинти,
- и
мы тоже не можем от
-
казать ему.
- Он обвел комнату своими
тусклыми глазами.
- Кто вызовется до
-
бровольно на дело?
Многие молодые люди подняли руки.
Мастер посмотрел на них и
одобрительно
улыбнулся.
-
Вы годитесь, Тигр Кормак. Если вы бу
-
дете действовать так же хорошо, как
в
прошлый раз, вы окажетесь нелишним.
Вы тоже, Уилсон?
-
Только у
меня нет револьвера,
- сказал
Уилсон, совсем еще юноша.
-
Ваше первое дело, не так ли? Что ж,
надо вам когда
-
нибудь получить креще
-
ние кровью. Отличное начало для вас.
А
револьвер, конечно, вы получите, когда
придете сюда в
понедельник.
-
А
награду мы получим?
- спросил Кор
-
мак, коренастый смуглый молодой чело
-
век с
грубым лицом. Тигр
- это была, оче
-
видно, его кличка, свидетельствовавшая
об особой кровожадности.
-
Не беспокойтесь об этом. В
шкатулке
наверняка найдется для вас несколько
долларов.
-
А
что сделал этот человек?
- спросил
Уилсон.
-
Вам не следует задавать подобные во
-
просы. Его осудили там, на месте. За что
-
это не наше дело, мы должны только по
-
мочь им, как они помогли бы нам. На бу
-
дущей неделе к
нам приедут два брата из
Джилмертонской ложи, чтобы порабо
-
тать в
наших местах.
-
Кто именно?
-
Лучше не задавать таких вопросов.
Ничего не зная, вы ничего не сможете
показать, если дойдет до допроса в
поли
-
цейском участке. Следовательно, не при
-
чините вреда ни другим, ни себе. Я
знаю
одно: эти братья чисто выполняют зада
-
ния.
-
Давно пора заняться делом,
- произнес
Тед Болдуин.
- А
то здесь люди совсем
осмелели. Дошло до того, что на прош
-
лой неделе десятник Блейкер даже вы
-
гнал из своего дома троих наших ребят.
Его пора учить, и
он сполна получит за
-
служенное.
-
Что он получит?
- шепотом спросил
Макмэрдо своего соседа.
-
Заряд свинца,
- со смехом ответил тот.
-
Что вы скажете о
наших порядках, брат?
-
Они мне по душе,
- ответил Макмэр
-
до.
- Тут у
вас самое место для смельчака.
Несколько Чистильщиков, сидевших ря
-
дом, услышали его слова и
зааплодиро
-
вали.
-
Что происходит?
- крикнул мастер с
противоположного конца стола.
-
Новый брат, сэр, находит наши обы
-
чаи по своему вкусу. Макмэрдо поднялся
с
места.
-
Почтенный мастер, я
хотел бы сказать,
что, когда вам понадобится человек, я
почту за честь помочь ложе.
Ему снова зааплодировали. Некоторые
из старших сочли, что новая звезда под
-
нимается на горизонте слишком уж бы
-
стро.
-
Я
хотел бы заметить,
- сказал сидев
-
ший рядом с
председателем секретарь
Гарвей, седой человек с
лицом коршу
-
на,
-
что брату Макмэрдо следовало бы
подождать, пока сам мастер найдет нуж
-
ным послать его на работу.
-
Не беспокойтесь, ваша очередь насту
-
пит, брат, и
очень скоро,
- сказал предсе
-
датель.
- Во всяком случае, мы отметили
вашу готовность. Если хотите, можете
принять участие в
маленьком деле даже
сегодня ночью.
-
Я
с
радостью.
-
Тогда можете сегодня поработать.
Макгинти снова заглянул в
список.
-
Теперь переходим к
следующему пун
-
кту. Выслушаем отчет казначея. Что у
нас
в
кассе? Необходимо оказать помощь
вдо
ве Джима Карнавэ. Он погиб, работая
для ложи, и
мы обязаны позаботиться
о
его семье.
-
Джима застрелили в
прошлом месяце,
когда братья собирались убить Честера
Уилкса,
- сообщил Макмэрдо его сосед.
-
С
кассой все обстоит хорошо,
- сказал
казначей, держа перед собой отчетную
книгу.
- Последнее время все фирмы не
скупились. «Макминдер и
К°» заплатили
пятьсот; братья Уокер прислали сотен
-
ную бумажку, но я
самолично вернул ее
и
потребовал пятисотенную. Если я
не
получу денег к
среде, их мельничный
при
вод непременно испортится. Нам
при
шлось сжечь их плотину в
прошлом
году, чтобы заставить их образумиться.
Затем Западная угольная компания при
-
слала свой ежегодный взнос. В
кассе до
-
статочно денег, и
мы можем выполнить
все наши обязанности.
-
А
как обстоит дело с
Арчи Свинд
о
-
ном?
- спросил кто
-
то.
-
Он продал все и
уехал. Старый дьявол
оставил нам записку, в
которой говорит,
что охотнее станет подметать улицы в
Нью
-
Йорке, чем останется крупным вла
-
дельцем копей под властью шантажис
-
тов. Он умно сделал, что улизнул раньше,
чем записка попала к
нам в
руки. Я
ду
-
маю, он в
долине больше не покажется.
Старый человек с бритым лицом и бо
-
льшим чистым лбом поднялся с
противо
-
положного председательскому месту кон
-
ца стола.
-
Казначей,
- начал он,
- позвольте спро
-
сить, кто купил собственность человека,
которого мы вытеснили из этой области?
-
Брат Моррис, ее, разумеется, купила
Джилмертонская железнодорожная ком
-
па
ния.
-
А
кто купил копи «Тодмэна и
Ли», ко
-
торые продавались в
прошлом году?
-
Та же компания, брат Моррис.
-
Кто купил прокатный завод Манса
и
Шумана, а
также компанию «Ван Дегер
и
Этвуд»?
-
Все они приобретены Джилмертон
-
ской фирмой.
-
Я
не думаю, брат Моррис,
- сказал Ма
-
к
гинти,
- чтобы нам было важно знать,
кто купил эти участки и
заводы, раз но
-
вые владельцы не могут увезти их из
округа.
-
Достопочтенный мастер, боюсь, что
это имеет для нас немалое значение. Вот
уже десять лет мы вытесняем отсюда ме
-
лких предпринимателей. А
на их месте
появляются крупные компании. Дирек
-
тора их живут в
Нью
-
Йорке или в
Фила
-
дельфии и
нисколько не боятся наших
угроз. Мы можем, конечно, тянуть день
-
ги с
их местных представителей и
даже
изгонять неподатливых. Но на места по
-
следних не преминут приехать новые.
При этом будет вызвано недовольство хо
-
зяев крупных компаний. Боюсь, они не
пожелают делиться с
нами своими при
-
былями и
решат объединиться против
нас. Тут уж они не пожалеют издержек,
лишь бы отправить неугодных им людей
на виселицу.
Моррис сел. Собрание затихло. Поднял
-
ся Макгинти.
-
Вы вечно каркаете, брат Моррис. Пока
участники ложи сплочены, им не стра
-
шен никто в
Штатах. Разве мы не дока
-
зывали этого в
судах? А
что до крупных
компаний, мне кажется, они должны бы
-
ть нам благодарны. Полагаю, что они на
-
йдут более удобным платить нам, нежели
с
нами бороться. Однако, братья,
- Мак
-
ги
нти снял с
себя бархатную шапочку
и
лоскут,
- ложа закончила рассмотрение
очередных дел. Правда, у
нас остается
еще одно маленькое дело: теперь насту
-
пило время для братской закуски и
пе
-
ния.
Удивительна человеческая природа!
Зал наполняли люди, привыкшие к
уби
-
й
ству, не испытывавшие сострадания ни
к
рыдающей вдове, ни к
беспомощным
детям. Но мелодии зазвучавших знако
-
мых песен заставили некоторых даже
прослезиться. У
Макмэрдо был прекрас
-
ный тенор, и
он принял участие в
импро
-
визированном концерте, исполнив «Я си
-
жу на изгороди, Мэри» и
«На мелях ал
-
ландских вод». В
первый же вечер новый
брат сделался одним из самых популяр
-
ных Чистильщиков. Бутылки с
виски не
-
сколько раз обходили вокруг стола, лица
собравшихся раскраснелись. В
это время
глава ложи снова обратился к
ним:
-
Ребята, в
городе живет человек, кото
-
рого пора укротить. Я
имею в
виду Дже
й
-
мса Стейнджера, редактора «Гералда».
Читали вы, что он снова написал о
нас?
-
Макгинти вьшул из кармана газету.
-
Ста
тья называется «Закон и
порядок».
Слушайте: «В долине царствует крова
-
вый террор. Со времени первых убийств
прошло двенадцать лет, и
с
тех пор пре
-
ступления не прекращаются. То, до чего
мы теперь дошли, вызывает ужас во всем
цивилизованном мире. Разве ради этого
наша родина принимает к
себе имми
-
грантов? Террор и
беззаконие свили себе
гнездо в
тени священного звездного фла
-
га свободы. Имена преступников извест
-
ны, их организация действует открыто.
Долго ли мы будем еще терпеть? Неуже
-
ли нам вечно предстоит жить…» Ну,
я
прочитал достаточно этой дряни,
- за
-
вершил Макгинти, отшвырнув газету.
-
Я
спрашиваю вас, как мы должны посту
-
пить с
этим мерзавцем?
-
Уничтожить его!
- воскликнуло нес
ко
-
ль
ко голосов.
-
Я
против,
- поднялся со стула Мор
-
рис.
- Повторяю, братья, наша рука сли
-
шком сильно давит долину, и
наступит
вре
мя, когда люди против нас объеди
-
нятся. Джеймс Стейнджер
- старик. Его
уважают в
городе и
во всей округе. Если
он будет убит, вся долина взволнуется,
и
нас самих могут уничтожить.
-
А
скажите, пожалуйста, как это они
смогут сделать?
- возразил Макгинти.
-
Руками полиции? Так одна половина по
-
лицейских
- у
нас на жалованье, а
дру
-
гая
- нас боится. Или, может, с
помощью
судов и
судей? А?
-
Существует и
закон Линча…
- произ
-
нес Моррис.
В зале зашумели.
-
Стоит мне захотеть,
- сказал Макгин
-
ти,
- и
я
соберу двести человек, которые
очистят весь город.
- И
вдруг, усилив го
-
лос и
грозно сдвинув черные густые бро
-
ви, он произнес:
- Смотрите, брат Мор
-
рис, я
слежу за вами уже не первый день.
В
вас нет смелости, и
вы стараетесь ли
-
шить мужества других. Плохо придется
вам, когда ваше собственное имя появит
-
ся в
моих списках.
Моррис побледнел и
опустился на стул.
Дрожащей рукой он поднял стакан, но
прежде чем заговорить, сделал несколько
глотков.
-
Прошу извинения у
вас, достопочтен
-
ный мастер, и
у
всех братьев, если я
ска
-
зал что
-
нибудь не так. Вы все знаете, что
я
боюсь только, как бы с
ложей не случи
-
лось чего плохого. Именно этот страх за
-
ставил меня произнести неосторожные
слова. Но ведь я
больше доверяю вашим
суждениям, достопочтенный мастер, не
-
жели своим собственным! И
обещаю…
обе
щаю больше никогда…
- Он смешал
-
ся.
Услышав эти смиренные слова, Мак
-
гинти, видимо, удовлетворился, во вся
-
ком случае перестал хмуриться.
-
Отлично, брат Моррис. Мне самому
было бы грустно, если бы нам пришлось
преподать вам урок. Но пока я
занимаю
свое место, мы должны хранить единство
как в
словах, так и
в
делах. А
теперь, ре
-
бята,
- продолжал он,
- вот что я
скажу
вам; если мы накажем Стейнджера по
всей строгости, то, возможно, и
в
самом
деле навлечем на себя неприятности. Га
-
зетчики держатся друг за друга, и
все га
-
зеты в
штате подняли бы крик, взывая
к
полиции и
к
войскам. Но проучить его
как следует необходимо. Возьмете это на
себя, брат Болдуин?
-
С
радостью,
- ответил тот.
-
Скольких братьев вы возьмете с
собой?
-
Шестерых. Двое останутся сторожить
у
дверей. Пойдете вы, Гойер, вы, Менсел,
вы, Сканлейн, оба брата Уилбей…
-
Я
обещал новому брату, что он тоже
пойдет,
- заметил председатель.
Тед Болдуин посмотрел на Макмэрдо,
и
его взгляд показывал, что он ничего не
забыл и
не простил.
-
Пусть идет, если хочет,
- мрачно отве
-
тил Болдуин.
- И
чем скорее мы займем
-
ся делом, тем лучше.
Ложа стала расходиться
- с
шумом, с
по
-
лупьяными выкриками. В
баре было еще
много посетителей, и
некоторые братья
к
ним присоединились. Маленький от
-
ряд, получивший задание, разделился и
двинулся самыми глухими улицами, что
-
бы не привлечь к
себе внимания. Стоял
сильный мороз, в
ясном небе висела мо
-
лодая луна. Чистильщики собрались у
яр
ко освещенного здания с
золотой вы
-
веской над парадным подъездом: «Ге
-
ралд Вермиссы». Из здания слышался
шум работающей печатной машины.
-
Эй, вы,
- сказал Болдуин Макмэрдо,
-
стойте внизу у
дверей и
следите, чтобы
путь для отступления был свободен. С
ва
-
ми может остаться Артур Уилбэй. Осталь
-
ные
- за мной. Не бойтесь никого: дюжи
-
на свидетелей подтвердит, что в
эту ми
-
нуту мы находились в
Доме союза.
Приближалась полночь, прошли после
-
дние редкие прохожие. Открыв дверь ре
-
дакции, Болдуин и
его спутники взбежа
-
ли по лестнице. Макмэрдо и
Уилбэй ос
-
та
лись внизу. Полминуты спустя сверху
послышались крики, призыв на помощь,
топот, стук падающей мебели. Затем на
площадку лестницы выбежал седой чело
-
век. Но его догнали, очки несчастного
полетели и
со звоном разбились у
ног
Джона. Старик упал, и
тут же шесть па
-
лок застучали по его спине. Он корчился,
стонал, его длинные худые ноги и
руки
вздрагивали под ударами. Наконец он за
-
тих. Все, кроме Болдуина, отошли, но тот,
с
лицом, искаженным злобой, все продо
-
лжал бить старика по голове. Макмэрдо
взбежал по лестнице и
схватил Болдуина
за руку.
-
Вы убьете его,
- сказал он.
- Хватит!
Болдуин с
бешенством взглянул на него
и
выдернул руку.
-
Кто вы такой, чтобы вмешиваться?
Прочь!
- Он опять поднял палку, но Мак
-
мэрдо выхватил револьвер.
-
А
ну поосторожней,
- сказал он.
- Не
советую поднимать на меня руку, не то
дело кончится плохо. А
что до него, то
ра
зве мастер не запретил убивать этого
человека?
-
Он дело говорит,
- сказал один из ша
-
йки.
-
Бегите!
- закричал снизу Уилбэй.
В первом этаже, в
типографии, услыша
-
ли крики. Несколько наборщиков и
мет
-
ранпаж выскочили на нижнюю площад
-
ку. Чистильщики оставили неподвижно
-
го старика и
бросились вниз. Кое
-
кто по
-
бежал обратно в
бар, остальные, в
том
чи
с
ле и
Макмэрдо, снова рассыпались по
темным улицам и
кружными путями от
-
правились домой.
4.
Долина ужаса
а следующее утро Макмэрдо пре
-
жде всего вспомнил о
своем всту
-
п
лении в
ложу. И
неудивительно:
рука у
него распухла и
воспалила
-
сь, сильно болела голова. Поздно позав
-
тракав, он сел за письмо одному прияте
-
лю. Принесли свежий «Гералд». Внизу
бы
ла напечатана заметка под названием
«Преступление в
редакции „Гералда“».
Она вкратце сообщала о
вечернем напа
-
дении и
кончалась словами:
Н
«Дело передано полиции, однако
вряд ли можно надеяться, что рас
с
ле
-
дование приведет к
каким
-
либо резу
-
ль
татам. Многочисленным друзьям
Стейнджера мы сообщаем, что, хотя
он был жестоко избит и
получил нес
-
ко
лько повреждений головы, жизнь
его вне опасности».
Макмэрдо положил газету, его рука
слегка дрожала, наверное, потому, что
слишком много выпил вчера. Он стал за
-
куривать трубку, когда в
дверь комнаты
постучалась и
вошла хозяйка. Она пере
-
дала ему записку, только что принесен
-
ную мальчиком
-
рассыльным. Макмэрдо
сразу взглянул на подпись, но ее не было.
Текст гласил:
«Мне нужно поговорить с
вами, но не у
вас в
доме. Мы можем встретиться у фла
г
-
штока на Мельничном холме. Если вы
придете туда сейчас, я
сообщу кое
-
что
ва
ж
ное и
для вас и
для меня».
Макмэрдо дважды перечитал эти стро
-
ки, но они ничего не сказали ему о
воз
-
можном их авторе. Поразмыслив, он все
же решил пойти на встречу.
Мельничным холмом назывался небо
-
льшой запущенный парк в
центре горо
-
да. Летом его наполняли гуляющие, зи
-
мой же он был пуст и
представлял собою
унылое место. С
вершины холма, на кото
-
ром был разбит парк, открывался вид не
только на город, но и
на уходящую вниз
извилистую долину, покрытую черным
от копоти и
угольной пыли снегом, и
на
лесистые горы. Макмэрдо пошел вверх
по дорожке, обсаженной с
обеих сторон
елками, и
наконец добрался до закрыто
-
го ресторана в
середине парка. Рядом
с
рестораном виднелся пустой флагшток,
а
под ним стоял человек в
пальто с
под
-
нятым воротником и
в
низко опущенной
шляпе. Он повернулся на звук шагов, и
Макмэрдо с
удивлением узнал Морриса.
В
виде приветствия они обменялись сиг
-
налами ложи.
-
Мне хотелось поговорить с
вами, ми
-
стер Макмэрдо,
- сказал Моррис с
неуве
-
ренностью.
- Спасибо, что вы приняли
мое приглашение.
-
Почему вы не подписались?
-
Необходима осторожность; в
наше вре
-
мя не знаешь, кому можно доверять, а
кому нет.
-
Братьям по ложе следует доверять.
-
Ну, не всегда,
- с
горячностью возра
-
зил Моррис.
- Все, что мы говорим, и
даже все, что думаем, передают мистеру
Макгинти.
-
Послушайте,
- с
недовольством сказал
Макмэрдо,
- вам известно, что я
только
вчера клялся в
верности мастеру. Вы хо
-
тите, чтобы я
нарушил свою клятву?
-
Плохи же у
нас дела, если свободные
граждане не смеют высказывать свои
мы
сли, разговаривая с
глазу на глаз.
Макмэрдо, пристально наблюдавший за
собеседником, казалось, смягчился.
-
Как вам известно, я
здесь недавно и
плохо знаю ваши обычаи. Не мне начи
-
нать говорить, мистер Моррис… Если вам
нужно что
-
нибудь сказать, я
вас слушаю.
-
Чтобы передать все мистеру Макгин
-
ти?
-
Успокойтесь. Лично я
останусь верен
ложе, говорю вам это прямо. Но я
не вы
-
даю то, что мне сказали по секрету. Но
учтите, ни в
чем, что противоречит ин
-
тересам ложи, не ждите от меня помощи.
-
Быть может, я
отдам в
ваши руки свою
жизнь, говоря откровенно. Но вы все же
новичок. Значит, совесть у
вас еще не так
заскорузла, как у
других. Вот почему мне
хотелось поговорить с
вами.
-
Что же вы хотите сообщить мне?
-
Если вы меня выдадите, пусть ляжет
на вас мое проклятие.
-
Я
сказал, что не выдам!
-
Тогда ответьте: когда вы сделались
членом ложи в
Чикаго и
произнесли обе
-
ты верности и
милосердия, приходила
вам на ум мысль, что это поведет вас
к
преступлениям?
-
Смотря что называть преступлением.
-
Смотря что!
- воскликнул Моррис гне
-
вно.
- Мало вы видели наших дел, если
можете назвать их как
-
нибудь иначе. Ну
а
прошлой ночью, когда старого челове
-
ка, который мог быть вашим отцом, из
-
били до полусмерти,
- что это было, по
-
ва
-
шему?
-
Некоторые сказали бы, что это война,
-
спокойно ответил Макмэрдо,
- а
на вой
-
не
- как на войне: все сводят счеты как
могут.
-
Вы все
-
таки ответьте на мой вопрос:
думали вы о
чем
-
либо подобном, когда
вступали в
чикагскую ложу?
-
Должен признаться, нет.
-
Так было и
со мной, когда я
вступил в
орден в Филадельфии. К
сожалению, де
-
ла мои там расстроились, и в один
проклятый Богом час я
услышал о
Вер
-
миссе. Я
приехал сюда для поправки
своих дел. Боже, подумать только… Со
мной приехали жена и
трое детей. На ры
-
ночной площади я
открыл магазин, и де
-
ла пошли отлично. Потом я
вступил в
местную ложу
- так же, как вы вчера.
Я
сразу очутился во власти злодея и
запу
-
тался в
сети преступлений. Что мне оста
-
валось делать? Я
не могу отсюда уехать,
так как все состояние мое вложено в
ма
-
газин. Если я
откажусь от братства, то
буду тут же убит, и
один Бог ведает, как
поступят с
моей женой и
детьми. О, это
ужасно!
- Моррис закрыл лицо руками.
Макмэрдо пожал плечами.
-
Вы слишком сердобольны для всех
этих дел.
-
Во мне не умерла совесть, но они пре
-
вратили меня в
преступника. Особенно
запомнился один случай. Однажды мне
дали поручение. Если бы я
отказался, ме
-
ня постигла бы смерть… Воспоминание
о
случившемся будет вечно преследовать
меня. Милях в
двадцати от города стоял
уединенный дом, вон там, у
гор… Мне
приказали караулить двери, поручить
мне самое дело они не решились. Осталь
-
ные вошли в
комнату, и, когда снова по
-
явились из дверей, их руки были в
кр
о
-
ви… Мы собирались уйти, когда позади
нас в
доме закричал ребенок. Я
чуть не
потерял сознание от ужаса, но мне надо
было улыбаться, иначе в
следующий раз
они вышли бы с
окровавленными руками
из моего дома и
мой маленький Фрэд
кричал бы так же… По приказу я
сделал
-
ся палачом… Я
верующий католик, но па
-
тер не захотел и
говорить со мной, узнав,
что я
Чистильщик… Меня отлучили от
церкви… Мне ясно, что вы идете по той
же дороге, и
я
спрашиваю вас: готовы ли
вы сделаться хладнокровным убийцей?..
Или мы все же можем каким
-
нибудь спо
-
собом остановить все это?
-
Что вы хотите делать?
- резко спросил
Макмэрдо.
- Ведь не донести же?
-
Боже сохрани,
- ответил Моррис.
- Од
-
на мысль об этом стоила бы мне жизни.
-
Ну что ж,
- сказал Макмэрдо,
- лично
мне вы кажетесь просто слабохарактер
-
ным человеком. К
тому же вы придаете
всему этому слишком много значения.
-
Слишком много! Поживите здесь до
-
ль
ше, тогда узнаете! Посмотрите в
доли
-
ну, какую тень бросают на нее клубы
дыма? Поверьте, тень преступлений куда
мрачнее. Мы живем в
Долине ужаса.
С
заката до утренней зари сердца мирных
жителей трепещут от страха. Скоро, мо
-
лодой человек, вы сами убедитесь в
этом.
-
Поживем
- увидим,
- беспечно сказал
Макмэрдо.
- Придет время, и
я
скажу вам,
что думаю по этому поводу. А
теперь мне
ясно только одно: вы не годитесь для
жизни в
долине и
чем скорее продадите
свою лавочку за любую цену и
уедете от
-
сюда, тем лучше. Я
не забуду, что вы ска
-
зали. Надеюсь, вы говорили с
добрыми
намерениями. Прощайте.
-
Погодите,
- остановил его Моррис.
-
Нас могли заметить вместе, и
кто знает,
не пожелают ли они узнать, о
чем мы
разговаривали.
-
С
вашей стороны предусмотрительно
подумать об этом.
-
Скажем, я
предлагал вам место у
меня
в
магазине.
-
А
я
отказался. Ну что ж, договорились.
Прощайте, брат Моррис, и
желаю, чтобы
в
будущем вам жилось легче.
В тот же вечер Макмэрдо в
задумчиво
-
сти сидел у
себя в
гостиной возле печки
и
курил. Неожиданно дверь распахнулась
и
в
комнату ввалился мастер ложи. Он
сел против молодого человека и
несколь
-
ко секунд молча смотрел на него. Макм
-
эрдо выдержал этот взгляд совершенно
спокойно. Наконец Макгинти сказал:
-
Я
редко хожу в
гости, брат Макмэрдо,
так как посетители отнимают у
меня
слишком много времени. Тем не менее
я
решил навестить вас.
-
Горжусь этим,
- ответил Макмэрдо и
поднялся с
места, чтобы достать из буфе
-
та бутылку виски.
- Не ожидал такой че
-
сти.
-
Ну как рука?
Макмэрдо скривился.
-
Дает о
себе знать, но ничего: стоит по
-
мучиться.
-
Да,
- ответил Макгинти,
- стоит для
людей, преданных ложе и
готовых рабо
-
тать на нее. О
чем вы толковали с
братом
Моррисом на Мельничном холме?
Вопрос прозвучал неожиданно, но у
Макмэрдо был наготове ответ.
-
Моррис добрый парень. Ему показа
-
лось, что я
нуждаюсь, и, желая мне по
-
мочь, он предложил мне место в
своем
магазине.
-
И
вы отказались?
-
Ну, конечно. Я
могу, не выходя из ко
-
м
наты, заиметь за четыре часа больше,
чем он дал бы мне за месяц.
-
Верно. Но на вашем месте я
не стал бы
часто встречаться с
Моррисом.
-
Почему?
-
Потому что я
советую вам это. Для
всех оказалось бы вполне достаточно мо
-
его слова.
-
Может быть, но не для меня,
- смело
возразил Макмэрдо.
Глаза смуглого исполина гневно вспых
-
нули, однако в
следующую секунду выра
-
жение его лица изменилось, и
он громко
засмеялся неискренним смехом.
-
Я
всегда говорил, что вы странная кар
-
та в
игре. Ну, если вам нужны объясне
-
ния, извольте, я
их вам дам. Разве Мор
-
рис не отзывался плохо о
ложе?
-
Нет.
-
А
обо мне?
-
Тоже нет.
-
Значит, он просто не доверяет вам.
В
душе же он неверный брат. Мы это зна
-
ем и
ждем только случая наказать его.
В
нашем загоне нет места для паршивой
овцы. А
если вы будете вести знакомство
с
неверным человеком, подозрение в
не
-
верности падет и
на вас. Понятно?
-
Я
не могу подружиться с
ним, потому
что этот человек мне не нравится,
- отве
-
тил Макмэрдо.
- Что же до моей неверно
-
сти, так заговори о
ней не вы, а
кто
-
ни
-
будь другой, ему бы не пришлось произ
-
нести следующую фразу.
-
Хорошо, сказано достаточно,
- заме
-
тил Макгинти.
- Я
пришел, чтобы вовре
-
мя предупредить вас, что и
сделал.
-
Но как вы узнали о
моем свидании
с
Моррисом?
Макгинти засмеялся.
-
Я
должен знать все, что происходит в
городе,
- сказал он,
- и
советую помнить,
что я
все знаю. Ну, мне пора, я
только до
-
бавлю, что…
Но он не успел закончить прощальную
фразу: дверь распахнулась, и
настороже
-
нные лица трех полицейских заглянули
внутрь. Макмэрдо вскочил и
вытащил
бы
ло револьвер, однако тут же снова сп
-
рятал его в
карман, увидев наведенные
на себя дула винтовок. Четвертый чело
-
век, тоже в
мундире, вошел в
комнату,
и
Макмэрдо узнал в
нем капитана Мер
-
вина из Чикаго. Капитан подошел к
нему
и
покачал головой.
-
Я
так и
думал, что нам еще предстоит
встретиться. Одевайтесь и
пошли.
-
Вам придется за это ответить,
- про
-
гремел Макгинти.
- Как вы смеете врыва
-
ться в
частный дом и
оскорблять честных
людей?
-
Это вас не касается, советник,
- отве
-
тил Мервин.
- Мы пришли не за вами,
а
вот за этим молодчиком, и
вы обязаны
помогать полиции исполнять ее долг.
-
Он мой друг, и
я
отвечаю за него.
-
Смотрите, мистер Макгинти, как бы
вам не пришлось отвечать за собствен
-
ные дела. Ну а
этот Макмэрдо был него
-
дяем еще до приезда в
Вермиссу, негодя
-
ем он остался и
теперь… А
ну
-
ка давайте
сюда револьвер, молодчик.
-
Вот он,
- хладнокровно сказал Макмэ
-
р
до.
- Будь мы с
вами с
глазу на глаз, ка
-
питан Мервин, вы бы разговаривали ина
-
че.
-
Где приказ об аресте?
- спросил Мак
-
гинти.
- Ей
-
богу, пока в
полиции служат
такие господа, как вы, в
Вермиссе будет
все хуже. Вы нас оскорбили и
ответите за
это.
-
Исполняйте ваш долг, как вы его по
-
нимаете, советник,
- сказал Мервин,
-
а
мы будем исполнять свой.
-
В
чем меня обвиняют?
- спросил Мак
-
мэрдо.
-
В
том, что вы участвовали в
нападении
на редактора Стейнджера в
помещении
«Гералда». Можете радоваться, что вас
не обвиняют в
убийстве.
Макгинти грубо рассмеялся.
-
Если дело в
этом, то советую вам бро
-
сить его: Макмэрдо был в
Доме союза
и
до полуночи играл в
покер. Человек
две
надцать свидетелей подтвердят мои
слова.
-
Все выяснится на суде. А
пока пошли,
Макмэрдо. Отойдите, мистер Макгинти,
в
сторону: во время исполнения своих
служебных обязанностей я
сопротивле
-
ния не допущу.
В голосе капитана прозвучала такая ре
-
шительность, что Макмэрдо и
Макгинти
осталось только подчиниться. На проща
-
ние мастер успел шепнуть несколько
слов арестованному.
-
А
как же?..
- он указал большим паль
-
цем через плечо, и
Макмэрдо понял, что
он имеет в
виду фальшивые доллары.
-
Все в
порядке,
- шепотом ответил Мак
-
мэрдо: у
него был тайник под полом в
спальне.
-
До свидания,
- громко сказал Макгин
-
ти, пожимая ему руку.
- Я
поговорю с
ад
-
вокатом Релаем и
все издержки возьму
на себя. Можете быть уверены: вас скоро
освободят.
Капитан подозрительно посмотрел на
них.
-
Вы двое,
- обратился он к
полицейс
-
ким,
- сторожите арестованного и
стреля
-
йте, если он надумает бежать. А
я
обыщу
дом.
Но обыск ничего не дал, и
Макмэрдо
повели в
полицию. Стемнело, дул резкий
ветер, поэтому людей на улицах было
мало. Но встречавшиеся прохожие, обо
-
дренные темнотой и
присутствием поли
-
ции, осыпали арестованного оскорблени
-
ями.
-
Судите проклятого Чистильщика!
- кри
-
к
нул кто
-
то.
- Линчуйте его!
После короткого допроса Макмэрдо по
-
местили в
общую камеру. Там он увидел
Болдуина и
других участников нападе
-
ния.
Но длинная рука ложи дотянулась и
сюда. Ночью какой
-
то полицейский во
-
шел в
камеру с
охапкой соломы и
вынул
из нее две бутылки виски, еду и
колоду
карт. Арестованные провели ночь не ску
-
чно.
Утром стало ясно, что им действительно
нечего опасаться. С
одной стороны, сви
-
детели нападения
- метранпаж и
набор
-
щики
- признали, что освещение было
сла
бое, а
они волновались и
потому не
могут теперь клятвенно удостоверить ли
-
ч
ности нападавших; к
тому же ловкий
адвокат, приглашенный Макгинти, со
-
всем их запутал. Пострадавший, который
дал показания в
больнице, помнил лишь,
что первый ударивший его человек был
с
усами. Стейнджер, правда, добавил, что
убежден в
причастности к
нападению
Чи
стильщиков, потому что из всех ок
ре
с
-
т
ных
жителей только они одни его нена
-
видят и
он уже не раз получал от них
угрожающие письма. Но, с
другой сторо
-
ны, шестеро граждан, в
том числе и
му
-
ниципальный советник Макгинти, заяви
-
ли, что все обвиняемые в
момент нападе
-
ния играли в
карты в
Доме союза и
ушли
очень поздно. В
результате обвиняемых
отпустили, сказав им несколько слов, по
-
хожих на извинение, а
капитану Мервину
и
всей полиции сделали замечание за
неуместное усердие.
Когда огласили решение, в
зале разда
-
лись крики одобрения. Макмэрдо глянул
и
увидел много знакомых лиц. Братья ло
-
жи улыбались и
махали шляпами. Ос
та
-
льные присутствующие, сжав губы и
сд
-
ви
нув брови, молча смотрели на оправ
-
данных, когда те выходили из суда. Толь
-
ко один рабочий с
черной бородой крик
-
нул им вслед:
-
Проклятые убийцы!.. Мы все же заса
-
дим вас!
5.
Самый темный час
сли что
-
либо и
могло еще больше
увеличить популярность Макмэр
-
до среди братьев Чистильщиков,
то лишь этот происшедший арест
и
последовавшее оправдание. Он уже за
-
служил репутацию веселого гуляки, че
-
ловека гордого и
вспыльчивого, неспо
со
-
б
ного снести оскорбление ни от кого,
даже от самого мастера ложи. Лишь не
-
которых старших братьев, в
том числе
и
Болдуина, явно раздражало столь бы
-
строе возвышение новичка. Но они дер
-
жались осторожно, потому что Макмэрдо
так же легко вступал в
драку, как смеялся
и
шутил.
Е
Зато старик Шефтер теперь вообще не
желал иметь с
ним никакого дела и
кате
-
горически запретил появляться у
него в
доме. Однако любящая Этти не могла
отказаться от Джона, хотя здравый смы
-
сл и
ей подсказывал, к
чему повело бы
за
мужество с
таким человеком. Как
-
то
утром, проведя бессонную ночь, девушка
решила повидаться с
Джоном и
уговори
-
ть его отказаться от всяких темных дел.
Она отправилась к
нему и
незаметно про
-
скользнула в
комнату, где, как она знала,
жил Макмэрдо. Тот сидел за столом и
что
-
то писал. Шагов Этти он не услышал.
Внезапно ее охватил порыв шаловливо
-
сти. Она на цыпочках подкралась к
Джо
-
ну и
неожиданно положила руку ему на
плечо.
Намерение Этти испугать его более чем
удалось. Джон мгновенно вскочил, точно
подброшенный пружиной, и
резко пове
-
р
нулся. Левая рука его одновременно
смяла лежавшую на столе бумагу, а
пра
-
вой он едва не схватил девушку за горло.
Секунду он смотрел на нее бешеным не
-
понимающим взглядом, потом на лице
изобразились облегчение, удивление и,
наконец, радость.
-
А, это вы, Этти,
- сказал Джон, выти
-
рая мгновенно вспотевший лоб.
- Поду
-
мать только, что вы пришли ко мне, а я
вас так встречаю! Ох, Этти, позвольте
мне загладить мой поступок!
- И
он про
-
тянул к
ней руки.
Но она еще находилась под сильным
впечатлением от увиденного выражения
смертельного страха, которое в
первый
миг отразило его лицо.
-
Почему вы так сильно испугались ме
-
ня? О
Джон, если бы ваша совесть была
чиста, вы не посмотрели бы на меня та
-
ким взглядом!
-
Я
думал о
другом, и
когда вы бесшум
-
но подкрались…
-
Нет, Джон.
- В
ней вдруг вспыхнуло
по
дозрение.
- Дайте мне письмо, которое
вы писали!
-
Этти, я
не могу исполнить вашей про
-
сьбы.
-
Вы писали другой женщине! Иначе вы
не стали бы скрывать от меня письмо.
Мо
жет быть, вы писали своей жене? Я
даже не знаю наверняка, что вы холосты.
Ведь вас здесь никто не знает!
-
Я
не женат, Этти. Клянусь, вы для ме
-
ня единственная женщина в
мире!
-
Тогда почему вы не хотите показать
мне письмо?
Он посмотрел на нее с
нежностью.
-
Дорогая, я
дал клятву не показывать
его и, как не нарушил бы слова, данного
вам, так сдержу и
обещание, взятое у ме
-
ня другими. Дело касается ложи, и
это
тайна даже от вас. Если я
испугался при
-
косновения вашей руки, неужели вы не
понимаете, почему? Ведь это могла быть
и
рука врага.
Он привлек ее к
себе, и
поцелуи оконча
-
тельно разогнали ее сомнения и
страхи.
-
Скажите, теперь вы снова спокойны?
Да?
-
О
каком спокойствии вы говорите,
Джон, когда в
любой день я
могу услы
-
шать, что вас судят за убийство? Макмэр
-
до
- Чистильщик! Эти слова каждый раз
болью пронзают мое сердце.
-
Мы стараемся своими средствами от
-
стоять принадлежащие нам права.
Этти прижалась к
нему.
-
Оставьте их, Джон! Ради меня! Я
при
-
шла просить вас об этом. О
Джон, видите,
я
умоляю вас на коленях!
Он поднял девушку и, прижав ее к
гру
-
ди, постарался успокоить.
-
Право, Эгги, вы сами не знаете, чего
просите. Могу ли я
бросить начатое дело?
Это было бы нарушением клятвы, изме
-
ной! Знай вы обстоятельства, в
которых
я
нахожусь, вы не просили бы об этом. А
потом
- разве ложа так просто отпустит
человека, посвященного в
ее тайны?
-
Я
уже все обдумала, Джон. У
отца есть
кое
-
какие сбережения, и
ему тоже надоел
этот проклятый город. Мы вместе сбе
-
жим в
Филадельфию или в
Нью
-
Йорк и
спрячемся там.
Джон горько рассмеялся:
-
У
ложи длинная рука! Она легко про
-
тянется отсюда и в Филадельфию и в
Нью
-
Йорк.
-
Ну так уедем в
Англию или в
Швецию,
на родину моего отца. Уедем куда хотите,
только бы очутиться подальше от этой
Долины ужаса!
Макмэрдо вспомнил о
Моррисе.
-
Вот уже второй раз при мне так ее на
-
зывают. Действительно, многие из вас
подавлены страхом.
-
О
Джон, все минуты нашей жизни ом
-
рачены. Может, вы думаете, что Болдуин
простил? Он только боится вас, иначе
-
что было бы уже с
нами! Если бы видели,
какими глазами он смотрит на меня…
-
Поймите, милая, я
не могу сейчас уе
-
ха
ть. Зато, если вы мне доверитесь, я на
-
йду сам хороший, честный выход из по
-
ложения.
-
Из такого положения не может быть
честного выхода.
-
Да, с
вашей точки зрения. Но дайте
мне шесть месяцев, и
я, не стыдясь ни
-
чьих взглядов, смогу уйти из долины.
Девушка недоверчиво взглянула на не
-
го.
-
Шесть месяцев? Вы обещаете?
-
Ну, может быть, семь или восемь… Во
всяком случае, раньше чем через год мы
отсюда выберемся.
Больше Этти ничего не добилась. Но и
это было уже кое
-
что. Отдаленный свет
несколько рассеял мрак безнадежного
будущего. Когда Этти вернулась домой,
на душе у
нее было легче, чем когда
-
либо
за все время, что она знала Джона.
Поскольку Макмэрдо сделался полно
-
правным членом ложи и
стал получать
более подробные сведения, он вскоре вы
-
яснил, что деятельность Чистильщиков
отнюдь не ограничивалась одной доли
-
ной, а
была гораздо обширнее и
сложнее.
Даже Макгинти, видимо, не был осведо
-
млен о
ней полностью. Брат высшей сту
-
пени, именовавшийся областным делега
-
том и
живший в
Хобсоне, ведал многими
отдельными ложами и
самовластно рас
-
поряжался ими. Макмэрдо только раз
видел его
- маленького седого человека,
похожего на крысу, который не ходил,
а
скользил, исподтишка бросая взгляды
направо и
налево. Его звали Иване Потт.
Сам мастер триста сорок первой ложи
явно испытывал по отношению к
этому
че
ловеку что
-
то вроде уважительного
тре
пета.
Однажды Сканлейн, живший в
одном
доме с
Макмэрдо, получил от Макгинти
письмо, к
которому была приложена за
-
писка Иванса Потга. Тот сообщал главе
ложи Вермиссы, что присылает к
нему
двух хороших ребят, Лоулера и
Эндрюса,
которым предстоит поработать в
окре
ст
-
ностях города. Не потрудится ли мастер
хорошенько спрятать их до того времени,
когда им пора будет действовать? И
Мак
-
гинти просил Сканлейна и
Макмэрдо
при
ютить у
себя приезжих.
В тот же вечер явились Лоулер и
Эн
-
дрюс, каждый со своим дорожным меш
-
ком. Лоулер, человек пожилой и
замкну
-
тый, в
черном сюртуке и
мягкой шляпе,
с
седой растрепанной бородой, походил
на священника. Второй же, Эндрюс, по
-
чти еще мальчик, с
открытым лицом и
развязными манерами, наоборот, казал
-
ся школьником, который беззаботно на
-
слаждается каникулами. Оба они не пили
ничего спиртного и, в
общем, вели себя
крайне примерно. Впрочем, они более
или менее охотно рассказывали о
своих
прошлых поручениях. На счету Лоулера
их было четырнадцать, Эндрюса
- три.
Лишь о
том, что им предстояло сделать,
они помалкивали.
-
Нас выбрали потому, что ни я, ни этот
мальчик не пьем,
-
только и
сказал Лоу
-
лер.
- Значит, ничего лишнего не сболт
-
нем.
-
Всем нам одинаково близко дело,
- от
-
ветил ему Сканлейн.
Все четверо усаживались за ужин.
-
Верно, и
мы охотно потолкуем о
том,
как был убит Чарли Уильямс, или Симон
Берд, или еще кто
-
нибудь.
-
Здесь у
нас живет с
полдюжины лю
-
дей, с
которыми я
с
удовольствием свел
бы счеты,
- запальчиво произнес Макм
-
эрдо.
-
Не собираетесь ли вы побывать у
Дже
-
ка Нокса из Ирландии? Я
с
радостью ус
-
лышал бы, что он получил должное.
-
Нет, нас занимает не он.
-
Может, Герман Штраус?
-
И
не он.
-
Ну, мы не настаиваем. Тайна есть тай
-
на. Просто мы хотели бы помочь вам.
Лоулер с
улыбкой покачал головой. От
него ничего нельзя было выведать.
Однако Сканлейн и
Макмэрдо все же
твердо решили присутствовать при «по
-
техе», как они выражались. Когда Макм
-
эрдо услыхал на лестнице тихие шаги, он
разбудил Сканлейна, и
оба быстро оде
-
лись. Наружная дверь была открыта. Еще
не рассвело, но при неверном свете улич
-
ных фонарей Макмэрдо и
его спутник
разглядели две быстро удалявшиеся фи
-
гуры и
осторожно двинулись за ними.
Их дом стоял на самом краю города.
Очень скоро Макмэрдо и
Сканлейн очу
-
тились в
поле, неподалеку от перекрестка
двух проселочных дорог. На перекрестке
Лоулера и
Эндрюса ждали еще трое при
-
езжих братьев. Очевидно, предстояло ва
-
жное дело. Братья направились к
Воро
-
ньей горе, где находились шахты круп
-
ной компании. Ими ведал энергичный
и
бесстрашный директор, уроженец Но
-
вой Англии, который даже в
долгие годы
террора сумел поддерживать необходи
-
мую дисциплину и
порядок среди своих
подчиненных.
Светало, по черной тропинке двигались
шахтеры поодиночке и
группами.
Макмэрдо и
Сканлейн смешались с
ни
-
ми, не теряя из виду приезжих братьев.
Над землей висел густой туман. Вдруг
прозвучал резкий свисток: это был сиг
-
нал, который означал, что минут через
пять
- десять начнется спуск в
шахту.
Когда Сканлейн и
Макмэрдо дошли до
открытой площадки около шахты, там
сто
лпилось около сотни шахтеров. Ожи
-
дая спуска, чтобы как
-
то согреться, они
топали ногами и
дули себе на руки. При
-
езжие братья стояли в
стороне. Сканлейн
и
Макмэрдо взобрались на груду шлака
поодаль. Из машинного отделения вы
-
шел бородатый управляющий Мензис
и
снова засвистел в
свисток: начинался
спуск в
шахту. В
это мгновение откуда
-
то
со стороны подошел директор, высокий
худощавый человек. Сделав несколько
ша
гов, он заметил группу молчаливых и
неподвижных незнакомцев. Они были в
рабочей одежде и
все в
надвинутых на
глаза шляпах.
-
Кто вы такие? И
зачем здесь находи
-
тесь?
- спросил директор, подходя к
ним.
Вместо ответа молодой Эндрюс шагнул
вперед и
выстрелил ему в
живот. Сотня
ожидающих шахтеров замерла, словно
парализованная. Директор обеими рука
-
ми зажал рану, поднялся с
земли и
шата
-
ясь побрел прочь, но тут выстрелил вто
-
рой убийца. Директор упал на бок, по
-
дергивая ногами и
хватая руками облом
-
ки руды. При виде этого из груди Мензи
-
са вырвался вопль ярости, и
он с
бо
ль
-
шим болтом в
руках кинулся на убийц.
По нему тоже выстрелили несколько раз,
и
он мертвый упал к
ногам убийц. Не
с
-
колько шахтеров двинулось было вперед,
послышались голоса сострадания и
гне
-
ва. Но двое из приезжих выпустили не
-
сколько зарядов, пули просвистели над
головами рабочих, и
те быстро отступи
-
ли. Убийцы сразу растворились в
утрен
-
нем тумане. Все произошло очень быст
-
ро. Свидетели этой сцены едва успели оп
о
-
м
ниться, как все было кончено, и
вряд ли
кто
-
нибудь из них мог бы описать наруж
-
ность людей, только что на глазах целой
толпы совершивших двойное убийство.
Сканлейн и
Макмэрдо отправились до
-
мой. Сканлейн притих, он в
первый раз
видел «настоящее дело», и
оно показало
-
сь ему менее забавным, чем ему описыва
-
ли. Макмэрдо тоже шел молча, погру
-
женный в
свои мысли.
В эту ночь в
Доме союза братья ложи
праздновали новый успех. Мрачная тень
над долиной сгустилась еще больше,
ужас еще сильнее охватил жителей.
И как умелый полководец закрепляет
плоды своей победы, не давая врагу со
-
браться с
духом и
оправиться после не
-
давнего поражения, так и
Макгинти в
ту
же ночь задумал новую операцию. Когда
пьяные Чистильщики расходились, он
дотронулся до плеча Макмэрдо и
повел
его за собой в
ту самую комнатку, где со
-
стоялся их первый разговор.
-
Вот что, милейший,
- сказал он,
- на
-
конец
-
то у
меня есть достойное вас дело.
Поручаю его вам.
-
Я
горжусь этим,
- ответил Макмэрдо.
-
Можете взять с
собой Мандерса и
Ре
-
лая. Они уже предупреждены. Пока мы
не разделаемся с
Честером Уилкоксом,
у
нас не будет покоя, а
если вам удастся
покончить с
ним, вы заслужите благодар
-
ность всех лож долины.
-
Приложу все усилия. Кто он и
где его
искать?
Макгинти вынул изо рта наполовину
изжеванную сигару и, объясняя, стал од
-
новременно рисовать грубый план на ли
-
стке из записной книжки.
-
Он твердый орешек. Полицейский се
-
р
жант, из цветных. Стреляный воробей,
и
старых рубцов на нем не счесть. Мы
дважды пробовали с
ним покончить, но
неудачно. В
последний раз мы потеряли
Джима Карнавэ. Теперь попытайтесь вы.
Вот дом, видите, он стоит одиноко у
до
-
роги в
Дайк. Так что шума никто не услы
-
шит, разве что случайные прохожие.
Днем не стоит и
пробовать. Уилкокс все
-
гда при оружии, и
стреляет он метко. Так
что главное
- это застать его ночью, врас
-
плох. В
доме, кроме него, живут трое де
-
тей, жена и
служанка. Если вы будете
слишком деликатничать, дело провалит
-
ся. Я
думаю, лучше всего подложить вз
-
ры
вчатку под входную дверь и
взорвать…
-
А
что сделал этот человек?
-
Разве я
не сказал вам, что он застре
-
лил Джима Карнавэ?
-
А
почему застрелил?
-
Вам
-
то что за дело? Карнавэ бродил
во
круг его дома, и
он застрелил его. Это
-
го достаточно для меня и
для вас.
-
Там две женщины и
дети. Их тоже на
-
до уничтожить?
-
Необходимо, иначе вы не доберетесь
до него.
-
Но они никого не застрелили.
-
Что за разговоры? Вы что, отказывае
-
тесь от поручения?
-
Нет, советник! Разве я
когда
-
нибудь
да
вал повод думать, что склонен к
непо
-
виновению? Разумно поручение или нет,
это вам решать.
-
Значит, вы готовы все исполнить?
-
Ну, конечно.
-
Когда?
-
Ну, ночи две мне нужны, чтобы разве
-
дать местность, осмотреть дом и
состави
-
ть план. Так что на третью ночь…
-
Отлично,
- сказал Макгинти, пожимая
Джону руку.
- Действуйте. Это будет хо
-
роший день для нас, когда вы сообщите,
что дело сделано. После такого удара они
все станут на колени.
Дом Честера Уилкокса стоял уединенно
милях в
пяти от Вермиссы. На следую
-
щую ночь Макмэрдо отправился на раз
-
ведку и
вернулся, когда уже рассвело.
Днем он обсудил план с
двумя своими
подчиненными, Мандерсом и
Релаем.
Это были совсем еще молодые парни, ко
-
торые говорили о
предстоящем убийстве,
точно речь шла об охоте на оленя. Макм
-
эрдо еще раз сходил на разведку. На тре
-
тью ночь все трое встретились за горо
-
дом. Кроме оружия, у
них была с
собой
взрывчатка, которую достали на камено
-
ломнях. Часов около двух ночи Чистиль
-
щики добрались до места. Дул резкий ве
-
тер, и
рваные облака быстро неслись по
небу. Макмэрдо и
его сообщники подкра
-
лись к
дому бесшумно. Внутри дома, как
и
вокруг, царила полная тишина, нару
-
шаемая лишь свистом ветра в
деревьях.
Макмэрдо осторожно подложил мешок
со взрывчаткой под порог дома, прикре
-
пил фитиль и
поджег его. Чистильщики
отбежали на безопасное расстояние и
сп
-
рятались в
канаве. Маленький огонек по
-
бежал по шнуру, добрался до взрывчат
-
ки
- и
оглушающий взрыв поднял в
воз
-
дух обреченное строение. Задача была
вы
полнена.
Однако утром выяснилось, что опера
-
ция Макмэрдо, так хорошо продуманная
и
выполненная, провалилась. Уилкокс
оказался слишком предусмотрительным.
То ли судьба многих других жертв, то ли
предчувствие заставили его как раз нака
-
нуне перебраться с
семьей в
другое, более
безопасное жилище… Взрыв разрушил
пустой дом.
-
Все равно,
- сказал Макмэрдо,
- он моя
жертва, и
я
доберусь до него, хотя бы мне
пришлось ждать целый год.
Собрание ложи выразило Макмэрдо до
-
верие. А
несколько недель спустя газеты
сообщили, что Уилкокс убит выстрелом
из засады.
Таковы были «подвиги» Чистильщи
-
ков, превратившие долину Вермиссы в
Долину ужаса. В
старых газетах можно
прочесть и
о
том, как двое полицейских,
Иване и
Хент, были застрелены, когда
пытались арестовать двоих Чистильщи
-
ков; как застрелили миссис Лерби, сидев
-
шую у
постели своего мужа, до полусмер
-
ти избитого по приказанию Макгинти;
как сперва убили старшего Дженкинса,
а
потом его брата; как изуродовали Дже
-
мса Мердока; как взорвали дом Стенхау
-
за, уничтожив целую семью; как предали
жестокой смерти Стендалса
- и
все это
в
течение одной зимы.
Эта страшная зима кончилась, но весна,
снимающая оковы с
природы, не прине
-
сла избавления жителям Долины ужаса.
6.
Опасность
весне Макмэрдо уже получил зва
-
ние дьякона братства и
стал одной
из самых видных фигур в
совете
ложи. Его мнения спрашивали, его
помощи просили едва ли не в
каждом но
-
вом деле. Но чем популярнее становился
он среди Чистильщиков, тем более мрач
-
ные взгляды горожан провожали его,
когда он проходил по улицам Вермиссы.
Чаша терпения их, казалось, пе
-
реполнилась, и
ужас постепенно сменял
-
ся отчаянием. До ложи доходили слухи
о
тайных собраниях в
редакции «Герал
-
да», о
том, что жители решили создать
отряд самообороны и
запасаются оружи
-
ем. Однако Макгинти и
его подручные
всего этого не опасались. В
их рядах на
-
считывалось достаточное число людей,
связанных круговой порукой, чтобы бить
тревогу из
-
за запуганных до смерти горо
-
жан. Все сведется, как и
до сих пор, к
пу
-
стым разговорам и, может быть, к
нес
ко
-
К
льким безрезультатным арестам.
Но однажды в
мае, когда Макмэрдо со
-
бирался идти на обычное субботнее засе
-
дание ложи, к
нему зашел Моррис, сла
-
бый и
трусливый человек.
-
Можно мне откровенно поговорить
с
вами, мистер Макмэрдо?
- спросил он.
-
Конечно,
- ответил Макмэрдо.
-
Я
не забыл, что как
-
то излил перед ва
-
ми свои сомнения, и
вы не выдали ме
ня.
-
Есть о
чем говорить! Я
ведь сказал вам
тогда, что я
не доносчик. Но это не зна
-
чит, что я
с
вами заодно.
-
Я
это знаю, и
все
-
таки лишь вам поче
-
му
-
то могу открыть душу и
знать, что вы
меня не выдадите.
- Он помолчал неско
-
ль
ко секунд.
- Здесь,
- продолжал он,
при
жав руку к
груди,
- хранится тайна,
и
она жжет меня. Мне необходимо ею по
-
делиться… Если я
смолчу, возможно, по
-
гибнем мы все.
Макмэрдо пристально посмотрел на
дрожавшего Морриса и
налил ему виски.
-
Выпейте,
- сказал он.
- Это поможет
вам взять себя в
руки.
Моррис выпил, и
щеки его слегка поро
-
зовели.
-
Я
могу объяснить все одной фразой:
на наш след напал сыщик.
Макмэрдо посмотрел на него с
удивле
-
нием.
-
Вот новость! Разве вся округа не ки
-
шит полицейскими и
сыщиками? А
ка
-
кой от них толк?
-
Нет, это не местный сыщик. Здешних
мы действительно знаем, и
бояться их
не
чего. Но тут другое дело. Слышали вы
об агентстве Ната Пинкертона?
-
Что
-
то такое читал.
-
Поверьте, если люди Пинкертона на
-
па
дают на чей
-
нибудь след, то их песенка
спета. От них не спастись. Это вам не ме
-
стная полиция и
даже не федеральная.
Им слишком хорошо платят, и
вопроса
«поймаю или не поймаю» для них не су
-
ществует. У
них бульдожья хватка. Так
что если один из этих пинкертонов за
нами следит, то мы пропали.
-
Не поднимайте паники! Его можно
уничтожить.
-
Вот ваша первая мысль! То же скажут
и
в
ложе. Опять дело кончится убийст
-
вом!
-
Убийство
- подумаешь! Здесь это са
-
мая привычная вещь.
-
Конечно, но не мне бы наводить убийц
на след… Да после этого я
не буду знать
ни минуты покоя! А
между тем речь идет
о
наших жизнях. Ради Бога, скажите, что
мне делать?
- И, охваченный муками не
-
решительности, он стал покачиваться на
табурете из стороны в
сторону.
Схватив Морриса за плечо, Макмэрдо
си
льно встряхнул его.
-
Послушайте, вы не поправите дела, за
-
вывая, как баба на похоронах. Перечис
-
лите факты. Кто он? Где он? Как вы о
нем
узнали?
Моррис поднял голову.
-
Помните, я
говорил, что до приезда
сюда у
меня на востоке был магазин? Там
остались друзья, один из них служит на
телеграфе. Вчера я
получил от него пись
-
мо. Читайте вот в
этом месте.
Макмэрдо прочел следующее:
«Как поживают у
вас Чистильщики?
Мы часто слышим о
них из газет. Между
нами, я
надеюсь скоро узнать о
важных
событиях. Несколько крупных компании,
в
том числе и
железнодорожная, серье
з
-
но взялись за дело. Можете быть увере
-
ны, что они доберутся до этих парней:
де
ло поручено Пинкертону, и
занялся им
лучший сыщик агентства Барди Эдва
р
-
дс…»
-
Теперь прочтите на обороте, постск
ри
-
птум.
«Обо всем этим я
узнал у
себя на те
ле
г
-
ра
фе, так что сообщения моего не расп
-
ро
страняйте. Согласитесь, дружище, бы
-
ло бы глупо, если бы через руки человека
ежедневно проходили шифрованные де
-
пеши и
он не научился их расшиф
ровы
-
вать. Это мое лучшее развлечение и
моя
тайна».
Некоторое время Макмэрдо сидел мол
-
ча.
-
Кто
-
нибудь еще знает о
письме?
- сп
-
ро
сил он наконец.
-
Что вы! Конечно, никто.
-
А
как вы думаете, ваш друг сообщил
об этом еще кому
-
нибудь?
-
Кажется, у
него есть двое
-
трое близких
приятелей.
-
М
-
да… Жаль, что он не описал внеш
-
ность Барди Эдвардса. Тогда нам было
бы легко напасть на его след.
-
Помилуйте, Макмэрдо, ведь он узнал
о
сыщике из шифрованных депеш!
Глаза Макмэрдо блеснули.
-
Я
придумал! Как глупо, что не сообра
-
зил сразу! Мы поймаем его, прежде чем
он успеет повредить нам. Вот что, Мор
-
рис, согласны вы отдать дело в
мои руки?
-
О
Господи, конечно, только избавьте
меня от него.
-
Ну и
отлично! Вы будете совершенно
в
стороне. Не придется даже упомянуть
вашего имени. Я
все беру на себя, как
если бы письмо прислали мне.
-
Но что вы задумали?
-
Чем меньше будете знать, друг Мор
-
рис, тем вам будет спокойнее. Ничего не
спрашивайте и предоставьте событиям
идти своим чередом.
Моррис сокрушенно покачал головой.
-
Я
чувствую на себе его кровь,
- сказал
он почти со стоном.
-
Самооборона
- не убийство,
- сказал
Ма
кмэрдо, мрачно улыбаясь.
- На войне
как на войне! Или ему погибать, или
нам! Ему нельзя позволить долго оста
-
ваться в
долине, не то он и
впрямь нам
здорово навредит! О
брат Моррис, боюсь,
нам скоро придется избрать вас масте
-
ром, потому что вы, конечно, спасли ло
-
жу.
Макмэрдо расхохотался.
Но когда Моррис ушел, он, прежде чем
отправиться на заседание ложи, разобрал
какие
-
то бумаги и
часть из них сжег. По
дороге он задержался у
дома Шефтера.
Вызвал Этти, постучав в
окошко. Лицо
Макмэрдо было, против обыкновения,
крайне серьезно и
напряженно.
-
Что случилось, Джон?
- спросила Эт
-
ти.
- О
милый, вам грозит беда?
-
Право, пока ничего особенного, доро
-
гая. Но, может быть, лучше исчезнуть от
-
сюда раньше, чем дело дойдет до крайно
-
стей.
-
Исчезнуть?
-
Ведь я
однажды обещал вам, что на
-
ступит день, когда я
уеду. Теперь этот де
-
нь, наверное, близок. Сегодня я
получил
известие, и
не очень хорошее. Надвигает
-
ся опасность.
-
Полиция?
-
Хуже. Помните, вы сказали, что, если
я
уеду, поедете со мной?
-
Конечно, помню.
-
Тогда выслушайте меня и
сделайте
все, что я
вам скажу,
-
в
этом единствен
-
ное спасение для нас с
вами. В
этой доли
-
не произойдет немало событий. Многие
из нас вынуждены будут о
себе позабо
-
титься. Я
- в
любом случае. Если мне при
-
дется отсюда бежать, днем ли то будет
или ночью, вы должны уехать со мной.
-
Я
поеду вслед за вами, Джон.
-
Нет, нет! Не вслед за мной, а
со мной.
Долина Вермиссы навсегда закроется для
меня, и
я
никогда не смогу сюда вернуть
-
ся. Как же я
оставлю вас здесь, хотя бы
и
ненадолго? Едете вы со мной?
-
Да, Джон.
-
Благослови вас Бог за ваше доверие.
Когда я
дам вам знать, Этти, вы должны
тотчас все бросить и
спешить на вокзал.
Я
явлюсь туда за вами.
-
Днем или ночью я
приду по первому
вашему слову, Джон.
Члены ложи собрались уже у
Макгинти.
Гул приветствий встретил Макмэрдо, ко
-
гда он показался в
зале. Сквозь табачный
дым Макмэрдо разглядел черную гриву
мастера, жестокое недружелюбное лицо
Болдуина, похожего на коршуна секрета
-
ря и
других вожаков ложи.
-
Мы рады видеть вас, брат,
- сказал
председатель.
- Нам предстоит решить
спорный вопрос.
-
Он говорит о
споре Лендела с
Геном,
-
негромко объяснил сосед Макмэрдо.
-
Оба они требуют главной награды за уби
-
йство старика Креббе в
Стайлстоуне, а
как узнать теперь, чья именно пуля его
прикончила?
Макмэрдо встал и
поднял руку. Насту
-
пило молчание.
-
Достопочтенный мастер,
- сказал он
торжественно,
- прошу слова для сообще
-
ния особой важности.
-
По правилам ложи в
таких случаях от
-
кладывается все остальное,
- произнес
председатель.
- Мы слушаем вас, брат
Ма
кмэрдо.
Тот вынул из кармана письмо.
-
Достопочтенный мастер и
братья,
-
ска
зал он,
- сегодня я
принес дурные ве
-
сти. Нам нужно немедленно обсудить их
и
принять меры, не то мы дождемся не
-
ожиданного удара, который истребит нас
всех. Меня известили, что несколько кру
-
пнейших компаний объединились с
це
-
лью нас уничтожить, Сейчас в
долине де
-
й
ствует сыщик Пинкертона Барди Эд
-
вардс. Он собирает улики, которые, воз
-
мо
жно, накинут петли на шеи многих из
нас.
-
Какие у
вас есть доказательства, брат
Макмэрдо?
- спросил Макгинти, нахму
-
рясь.
-
Так написано в
письме, попавшем в
мои руки. Чье это письмо, неважно. Но
за
веряю вас своей честью, что оно досто
-
йно доверия.
-
Я
слышал имя Эдвардса, председате
-
ль,
- сказал один из старших братьев.
-
Го
ворят, это лучший сыщик Пинкертона.
-
Знает ли его кто
-
нибудь в
лицо?
-
спросил Макгинти.
-
Да,
- сказал Макмэрдо.
- Я
знаю его в
лицо.
По залу пробежал гул удивления.
-
И
мне кажется, он у
нас в
руках,
- с
ли
-
кующей улыбкой продолжал Макмэрдо.
-
Действуя быстро и
решительно, мы мо
-
жем предупредить опасность. Если вы
доверите это дело мне…
-
А
в
чем заключается опасность?
- сп
-
росил Макгинти.
- Что он может знать
о
нас?
-
Не все братья обладают вашей твердо
-
стью, советник. Среди них могут найтись
и
слабые люди. Что, если Эдвардсу удаст
-
ся кого
-
нибудь подкупить? Может быть,
это ему даже и
удалось! Существует толь
-
ко одно верное средство…
-
Не дать ему покинуть долину,
- под
-
сказал Болдуин.
- Между нами существо
-
вали недоразумения, но сейчас я
с
вами
полностью согласен.
-
Как же мы его разыщем?
- спросил
Макгинти.
-
Достопочтенный мастер, о
наших пла
-
нах не следует говорить при всех. Я
не
подозреваю никого из присутствующих,
но если Эдвардс что
-
нибудь пронюхает,
нам до него будет не добраться. Надо из
-
брать специальный комитет. Предлагаю
ввести в
него вас, мистер председатель,
брата Болдуина и
еще пятерых.
Предложение Макмэрдо приняли, и
ко
-
митет был тут же избран. В
него вошли
Макгинти, Болдуин, похожий на коршу
-
на секретарь ложи Гарвей, профессио
-
нальный убийца Тигр Кармак, казначей
и
двое братьев Уилбэй.
Собрание ложи на этот раз не затяну
-
лось, ужин прошел без обычного шум
-
ного возлияния, и
вскоре Чистильщики
разошлись.
-
Говорите, Макмэрдо,
- сказал мастер,
когда в
зале остались только члены ново
-
го комитета. Макгинти был мрачен, как
туча.
-
Я
сказал, что знаю Барди Эдвардса,
-
ответил Макмэрдо.
-
Но здесь он, конечно, живет под дру
-
гой фамилией. Он выдает себя за Стива
Уилсона.
-
Откуда вы знаете?
-
Я
видел его и
даже говорил с
ним.
Правда, тогда я
еще не сообразил, в
чем
дело, и, не будь письма, даже не вспо
-
мнил бы об этой встрече. Но теперь я уве
-
рен, что Стив Уилсон и
есть Эдвардс.
Я
наткнулся на него в
вагоне, когда в сре
-
ду ездил по линии. Он назвал себя жур
-
налистом и
старательно выведывал все
о
Чистильщиках. Он сказал, что пишет
для «Нью
-
Йорк пресс». Я, понятно, ни
-
чего не рассказал ему, кроме нескольких
небылиц. Он их записал и
сказал. «Поду
-
майте, мистер, я
заплачу хорошо, если
то
лько мне дадут материал, который
при
годится для газеты».
-
А
что вы ему рассказали?
-
Я
же говорю
- разные небылицы.
-
Не очень
-
то он большой ловкач, если
им поверил.
-
А
кто вам сказал, что он поверил? Он
мог просто сделать вид, что записывает.
И
потом
- одни рассказывают небылицы,
другие могут рассказать правду. Во вся
-
ком случае, это хороший подход к
лю
-
дям.
-
Почему вы уверены, что он сыщик?
-
Сейчас объясню. Он вышел в
Хобсоне,
я
тоже. Потом я
зашел на телеграф. Он
как раз выходил оттуда. Телеграфист там
-
мой знакомый. «Ей
-
богу,
- говорит он
мне,
- надо брать двойную плату за такие
телеграммы». И
показывает телеграфный
бланк, заполненный какой
-
то абракада
-
брой, вроде головоломки. Я
говорю: «Это
шифр».
- «Но мне
-
то от этого не легче
-
ведь он каждый день отправляет по тако
-
му листку».
- «Он журналист,
- сказал я,
-
и
боится, как бы другие не перехватили
его факты». По правде говоря, я
и
сам не
очень в
это верил, но ничего подозри
-
тельного мне тогда в
голову не пришло…
-
Вы, пожалуй, правы: это он и
есть,
-
сказал Макгинти.
-
Но что делать?
-
Почему бы попросту не отправиться
к
нему и
не прикончить эту ищейку?
-
сказал один из Чистильщиков.
-
Да,
- подхватил другой,
- и
чем скорее,
тем лучше.
-
Во
-
первых, мы не знаем точно, где его
искать,
- сказал Макмэрдо.
- Хоть он и
в
Хобсоне, но там не один дом. Во
-
вторых,
мы не знаем, что именно он успел сооб
-
щить своим хозяевам. Не исключено, что
он уже кое
-
что разнюхал, но что? Это
нам не мешало бы узнать. Так что у
меня
другой план.
-
Какой?
- спросил Макгинти.
-
Завтра утром я
отправлюсь в
Хобсон
и
попробую его найти. Надеюсь, это мне
удастся. Не исключено даже, что телегра
-
фист знает, где он живет. Когда я
найду
Эдвардса, я
ему выскажу, что и
сам Чи
-
стильщик, и
за известную цену предложу
открыть тайны ложи. Можете быть уве
-
рены, он попадется на эту удочку. Ну
а
затем я
скажу, что у
меня есть даже до
-
кументы и
все они спрятаны дома, но,
дескать, если бы я
привел его к
себе днем
и
кто
-
нибудь нас увидел, это стоило бы
жизни нам обоим. Поэтому я
предложу
ему прийти часам к
десяти вечера.
-
А
дальше?
-
Что дальше, по
-
моему, ясно и
так.
Дом, где я
снимаю комнату, стоит уеди
-
ненно. Кроме меня и
Сканлейна, в
доме
нет ни души. Если я
выманю у
него со
-
гласие, вы все семеро соберетесь у
меня
к
девяти. Мы его впустим, и
тогда, кля
-
нусь чертом, ему живым от нас не уйти.
-
Ну что ж, будем надеяться, что в
агент
-
стве действительно появится вакантное
место,
- сказал Макгинти с
усмешкой.
-
На том и
порешим, Макмэрдо. Завтра в
девять мы соберемся у
вас. Пусть только
дверь за ним захлопнется, остальное пре
-
доставьте нам.
7.
Барди Эдвардс в
западне
а следующее утро Макмэрдо пое
-
хал в
Хобсон. По странному сов
-
па
дению именно в
этот день по
-
лиция проявила к
нему интерес.
Капитан Мервин, тот самый, что знал его
со времен Чикаго и
уже арестовывал од
-
нажды в
Вермиссе, подошел к
нему на
ста
нции. Макмэрдо отвернулся и
отказа
-
лся разговаривать с
ним.
Н
Возвратившись из поездки, Макмэрдо
зашел в
бар и
шепнул Макгинти:
-
Он приедет.
-
Отлично,
- сказал Макгинти. Он был в
жилете, украшенном золотыми цепочка
-
ми, а
сквозь его косматую бороду проры
-
вались сверкающие лучи бриллианта. Но
лицо его было мрачно.
- Как вы думаете,
много он знает?
- тревожно спросил Мак
-
гинти.
Макмэрдо пожал плечами.
-
Он прожил здесь довольно долго, по
крайней мере, недель шесть. Деньгами
его наверняка снабдили вдоволь, а
с
их
помощью, сами понимаете, можно доби
-
ться многого.
-
В
ложе нет предателей,
- с
жаром ска
-
зал Макгинти.
- Все ее члены надежны,
как сталь. Хотя, впрочем, есть этот него
-
дяй Моррис… Если уж кто выдаст нас,
так это он. Я
не прочь сегодня же послать
к
нему парочку молодцов, они бы выко
-
лотили из него чистосердечное призна
-
ние.
-
Может, это и
разумно,
- ответил Макм
-
эрдо.
- Но, признаюсь, я
симпатизирую
Моррису, и
мне будет жаль, если с
ним
что
-
нибудь случится. Он пару раз гово
-
рил со мной о
делах ложи. Может быть,
они и
представляются ему иными, чем
нам с
вами, но я
все же уверен, что он не
доносчик.
-
Я
все
-
таки займусь этим негодяем,
-
сказал Макгинти.
-
Я
следил за ним целый год…
-
Поступайте как знаете,
- ответил Мак
-
мэрдо.
- Только это придется отложить
до завтра: сегодня у
нас есть дело поваж
-
нее. К
тому же, пока мы не покончим с
этим Эдвардсом, надо избегать всякого
шума.
-
Верно,
- согласился Макгинти.
- Мы от
самого Барди Эдвардса узнаем, кто давал
ему сведения, хотя бы для этого нам при
-
шлось вырезать ему сердце. Слушайте,
Джон, а
он не почуял западни?
Макмэрдо засмеялся.
-
Ну нет! Я
здорово раздразнил эту
ищейку! Думаю, он был бы готов прийти
даже на собрание ложи, лишь бы полу
-
чить нужный материал. И
к
тому же,
- тут
Макмэрдо с
усмешкой вынул из кармана
связку кредитных бумажек,
- я
получил
деньги вперед… Правда, он обещал мне
еще столько, когда получит документы.
Но и
это немало. Он придет, советник. Не
пропадать же денежкам!
-
Да, кстати, какие это документы?
-
Да никаких. Но я
наговорил ему ра
з
-
ных разностей о
постановлениях, книгах,
правилах и
формах братства. Он надеется
узнать решительно все, прежде чем поки
-
нет мой дом.
-
Он недалек от истины,
- мрачно сказал
Макгинти.
- А
не спросил он вас, почему
вы не принесли документы с
собой?
-
Конечно, спросил. Но не могу же я
тас
-
кать их с
собой, когда меня и
так подо
-
зревают
- и
та и
другая сторона, и
еще се
-
годня капитан Мервин подходил ко мне
на станции…
-
Да, я
слышал,
- заметил Макгинти.
-
Бо
юсь, вся тяжесть этого дела ляжет на
вас, Макмэрдо. Конечно, мы можем по
-
том бросить тело в
старую шахту, но ведь
нельзя будет отрицать, что Эдвардс жил
в
Хобсоне и
что вы сегодня туда ездили.
Макмэрдо пожал плечами.
-
Если мы будем действовать умно, уби
-
йства не докажут. За моим домом не сле
-
дят, и
ни одна живая душа не будет зна
-
ть, что он приходил туда. Главное, совет
-
ник, объясните ребятам подробности
пла
на. Вы все придете вовремя. Он явит
-
ся в
десять и
трижды постучит в
дверь.
Я
впущу его и
запру дверь. Тогда он наш.
-
Легко и
просто.
-
Да, но следующий шаг требует осмот
-
рительности. Барди Эдвардс не из слабых
и
хорошо вооружен. Правда, я
одурачил
его, но он будет, конечно, настороже. По
-
думайте, я
введу его в
комнату, которая
должна быть пуста
- а
в
ней семь человек!
Стрельбы не избежать.
-
Конечно.
-
Как бы шум не привлек к
нам всю ок
-
ругу.
-
Вы правы, Макмэрдо. Что вы предла
-
гаете?
-
Я
вот что предлагаю сделать. Вы все
соберетесь в
большой комнате. Я
открою
ему дверь, введу в
маленькую комнату,
а
сам отправлюсь якобы за документами.
Это даст мне возможность вас предупре
-
дить. Потом я
возвращаюсь с
какими
-
ни
-
будь фальшивыми бумажками, он берет
их в
руки, я
бросаюсь на него и
выбиваю
револьвер. Как только вы услышите мой
голос, кидайтесь со всех ног. Чем скорее
вы придете, тем лучше. Он не слабей ме
-
ня, и, возможно, мне с
ним не справить
-
ся. Конечно, пока вы не прибежите, я
его
из своих рук не выпущу.
-
Хороший план. Ложа будет у
вас в
до
-
лгу.
-
Ну, советник, я
еще недалеко ушел от
новичка,
- сказал Макмэрдо, но по лицу
было видно, что комплимент ему по
ль
с
-
тил.
Возвратясь домой, Макмэрдо вычистил,
смазал и
зарядил свой револьвер. Потом
внимательно осмотрел комнату, которой
предстояло стать ловушкой. Это было
вытянутое в
длину помещение с
громозд
-
кой печкой в
углу. В
центре стоял небо
-
льшой стол. Три стены были с
окнами
без ставен. Макмэрдо внимательно ос
мо
-
трел рамы. Впрочем, дом так далеко от
-
стоял от дороги, что целостность рам су
-
щественного значения не имела.
Когда пришел Сканлейн, Макмэрдо ра
-
5с
сказал
ему о
предстоящем дне. Хотя
Мик Сканлейн уже давно состоял членом
ложи, но трусость мешала ему принять
деятельное участие в
кровавых делах Чи
-
стильщиков или восстать против них.
-
На вашем месте, Сканлейн,
- сказал
Ма
кмэрдо,
- я
бы ушел отсюда нынче ве
-
чером.
-
Да,
- ответил Сканлейн,
- я
последую
вашему совету. Надеюсь, ложа не осудит
меня за это.
Все семеро членов комитета пришли
почти одновременно. На первый взгляд,
они мало отличались от почтенных, бла
-
гонамеренных граждан, но среди них не
было человека, на совести которого на
-
считывалось бы меньше дюжины уби
йс
т
в.
Макмэрдо поставил на стол бутылку
скверного виски, и
все они поспешили
выпить. Кармак дотронулся рукой до пе
-
чи
- она была накалена, так как ночи сто
-
яли холодные.
-
Вот это хорошо,
- заметил он, злобно
усмехнувшись.
-
Да,
- согласился Болдуин.
- Если мы
прижмем к
ней молодчика, будет нетруд
-
но выведать от него все, что требуется.
-
Не сомневайтесь, мы все узнаем,
- ска
-
зал Макмэрдо.
Он держался хладнокровнее всех, хотя
ему предстояло сыграть самую трудную
роль.
-
Вы молодчина, Макмэрдо,
- сказал
Макгинти.
- Мы все выскочим, как толь
-
ко вы крикнете. Жаль только, что окна
здесь без ставен.
Макмэрдо старательно задернул плот
-
ные занавески.
-
Ничего, никому не придет в
голову сю
-
да заглядывать. Однако готовьтесь. Вре
-
мя приближается.
-
А
вдруг он не придет? Вдруг он почуял
опасность?
- сказал секретарь.
-
Не волнуйтесь, придет,
- ответил Мак
-
мэрдо.
- Он так же жаждет прийти, как
вы
- его увидеть. Тсс! Слушайте.
Все застыли, как восковые фигуры. У
не
которых в
руках остались поднятые
ста
каны. Послышалось три громких уда
-
ра в
дверь.
-
Ни звука!
- шепнул Макмэрдо и
вы
-
шел из комнаты.
Убийцы ждали, напряженно вслушива
-
ясь и
считая шаги своего сообщника. Вот
он отпер наружную дверь; прозвучали
несколько слов, вероятно, приветствен
-
ных. Послышались чужие шаги и
невнят
-
ный звук незнакомого голоса. Потом
стукнула дверь и
ключ, лязгнув, повер
-
нулся в
замке. Жертва попала в
ловушку.
Тигр Кармак издал какой
-
то звук, похо
-
жий на удовлетворенный смех, но Мак
-
гинти зажал ему рот рукой. Из соседней
комнаты доносились звуки разговора.
На
конец дверь отворилась и
появился
Макмэрдо, прижимавший палец к
губам.
Он подошел к
столу, остановился и
ка
-
ким
-
то странным взглядом обвел всех
присутствующих. В
нем произошла зам
е
-
т
ная перемена. Глаза за очками горели
волнением, лицо было напряжено и
ка
-
за
лось высеченным из гранита.
-
Ну,
- тихо спросил Макгинти, не утер
-
пев.
- Здесь он? Здесь Барди Эдвардс?
-
Да,
- медленно произнес Макмэрдо.
-
Ба
рди Эдвардс здесь. Барди Эдвардс
- это
я.
На мгновение наступила мертвая тиши
-
на. Семеро убийц от неожиданности даже
не сразу осознали то, что сказал Макмэр
-
до. Внезапно громко зазвенели разбитые
стекла, и
все окна сразу ощетинились ру
-
жейными стволами. Макгинти взревел,
словно раненый медведь, и
кинулся к
по
-
луоткрытой двери. Но там его встретило
дуло револьвера. За дверью стоял капи
-
тан Мервин. Макгинти отступил.
-
В
комнате безопаснее, советник,
- ска
-
зал человек, которого они знали как
Макмэрдо.
- Если вы, Болдуин, не броси
-
те револьвер… Так, хорошо. Слушайте
ме
ня. Дом окружен. Тут сорок солдат. Су
-
дите сами, есть ли смысл сопротивляться.
Превосходно… Забирайте оружие, Мер
-
вин.
Обезоруженные Чистильщики в
мрач
-
ном оцепенении стояли около стола.
-
Выслушайте меня на прощание,
- про
-
должал Эдвардс.
- Ибо, вероятно, мы не
встретимся до суда. Я
хочу дать вам пищу
для размышлений
- у
вас будет время
подумать. Я
Барди Эдвардс из агентства
Пинкертона. Мне поручили разоблачить
вашу шайку. Это была опасная игра. Те
-
перь все кончено: я
выиграл.
Чистильщики вышли из оцепенения,
глаза их были обращены к
Эдвардсу, в
них горели ненависть и
угроза.
-
Кому
-
то кажется, что игра еще не кон
-
чена? Может быть. Но, во всяком случае,
многим из вас участвовать в
ней больше
не придется. Кроме вас, арестовано еще
шестьдесят человек. Сознаюсь: когда мне
предложили это дело, я
сперва не пове
-
рил в
его реальность и
думал, что это га
-
зетная болтовня. Узнав, что Чистильщи
-
ки связаны с
масонами, я
поехал в
Чика
-
го и
вступил в
братство. Все же, только
прибыв в
Вермиссу, я
понял, что правда
пострашнее любых газетных статей. Ме
-
жду прочим, я
никого не убивал в
Чика
-
го, а
доллары, которые вы от меня полу
-
чали,
- настоящие. Вы до этого не доду
-
мались так же, как не разгадали моих по
-
ступков, совершенных у
вас на глазах.
Я
начал с
того, что спас старика Стейн
-
джера, которого едва не прикончил Бол
-
дуин; я
предупредил Честера Уилкокса,
и, когда взорвал его дом, он и
его семья
уже были в
безопасности. Многих прес
ту
-
плений мне не удалось остановить. Но
вс
помните, как часто намеченные вами
жертвы возвращались домой неожидан
-
ной дорогой или не оказывались на ме
-
сте, когда вы отправлялись к
ним домой,
или сидели взаперти, когда вы ждали их
на улице! Сознаюсь, это дело моих рук.
А
что до преступлений, которые я
сам
пре
длагал ложе, так это всегда были
только такие, какие я
сам мог вовремя
предотвратить.
-
Проклятый предатель,
- прошипел
Макгинти.
-
Называйте меня, как вам нравится,
Джек Макгинти. Вы бы лучше подумали,
как люди называют вас самого. Поду
-
майте
- это полезно перед смертью… Ну,
Мервин, все, не буду больше вас задер
-
живать…
В тот же вечер Этти Шефтер получила
запечатанную записку, а
на рассвете она
вместе со своим другом вошла в
вагон
поезда. Этти и
ее жених навсегда покину
-
ли Долину ужаса. Десять дней спустя они
обвенчались в
Чикаго, и
старый Джейкоб
Шефтер присутствовал при брачной це
-
ремонии.
Чистильщиков судили в
столице штата.
У
них оказалось немало покровителей,
но усилия их ни к
чему не привели. Не
помогли и
деньги, выжатые некогда ло
-
жей из жителей Вермиссы. Ясным и
ис
-
черпывающим показаниям человека, ко
-
торый знал все подробности жизни «бра
-
тьев», все тайны их организации и
их
преступлений, не могли противостоять
никакие доводы или уловки защитников.
Макгинги перед казнью хныкал и
просил
о
пощаде. Восемь главных сподвижников
мастера были казнены вместе с
ним, око
-
ло пятидесяти человек оказались в
тюрь
-
ме.
Однако, как и
предвидел Эдвардс, игра
еще не окончилась. Тед Болдуин, братья
Уилбэй и
еще несколько членов шайки
избежали виселицы. На десять лет они
были упрятаны за решетку, но когда срок
их заключения истек, наступил конец
ми
рной жизни Эдвардса. Бывшие Чи
-
стильщики поклялись отомстить ему.
По
сле двух неудачных покушений Эд
-
вардс вынужденно покинул Чикаго: тру
-
дно было сомневаться в
том, что третье
-
удастся. Сменив фамилию, он перебрался
в
Калифорнию. В
это время умерла его
жена. Под именем Дугласа он работал
в
затерянном каньоне и
там вместе со
сво
им компаньоном, англичанином Бэр
-
кером, приобрел состояние. Наконец, уз
-
нав, что убийцы вновь напали на его
след, он бежал в
Англию…
Эпилог
остоялось полицейское расследова
-
ние, и
дело Джона Дугласа было пе
-
редано в высшую инстанцию. Он
был оправдан как человек, действо
-
вавший в
целях самозащиты.
С
«Во что бы то ни стало увезите его из
Англии,
- написал Холмс жене Дугласа.
-
Здесь задействованы силы более опас
-
ные, чем те, от которых он ускользнул
в
Америке».
Прошло два месяца. Мы уже начали за
-
бывать о
бирлстоунской истории, заня
-
тые другими делами, но однажды утром
в
нашем почтовом ящике оказалась зага
-
дочная записка. «Боже мой, мистер Хо
-
лмс! Боже мой!»
- гласило странное по
-
слание. Мы не нашли ни адреса, ни под
-
писи. Странное письмо меня рассмеши
-
ло, Холмс же отнесся к
непонятному слу
-
чаю с
необычайной серьезностью.
-
Дьявольские штучки, Уотсон,
- заме
-
тил он и
долго сидел с
омрачившимся
ли
цом.
Поздно вечером наша квартирная хо
-
зяйка, миссис Хадсон, постучала к
нам и
сказала, что какой
-
то джентльмен хочет
немедленно видеть мистера Холмса по
важному делу. Тотчас вслед за нею вошел
Сесил Бэркер, осунувшийся и
бледный.
-
Я
получил дурные вести, ужасные ве
-
сти, мистер Холмс,
- сказал он.
-
Я
этого боялся,
- ответил Холмс.
-
Бедный Дуглас! Говорят, его фамилия
Эдвардс, но для меня он навсегда остане
-
тся Дугласом из каньона «Бенито». Три
недели назад он и
его жена отправились
в
Южную Африку на пароходе «Палми
-
ра». Вчера вечером пароход прибыл в
Капштадт, а
сегодня утром я
получил эту
телеграмму.
«Джон упал через борт и
погиб во вре
-
мя шторма близ острова Святой Елены.
Никого из очевидцев происшедшего не
было.
Иви Дуглас
».
-
Ага! Вот как это произошло,
- задум
-
чиво протянул Холмс.
- Ну, конечно, сце
-
ну хорошо обставили.
-
Я
тоже так думаю. Эти адские Чисти
-
льщики, проклятое гнездо мстительных
негодяев…
-
Нет, дорогой сэр,
- заметил Холмс.
-
В
данном случае действовала более ис
-
кусная рука. Теперь вы не услышите о
спиленных ружьях или неуклюжих рево
-
льверах. Художника узнают по манере.
Это работа Мориарти. Истоки преступле
-
ния ведут в
Лондон, а
не в
Америку.
-
Но во имя чего?
-
Мориарти не признает поражений. Он
не мог вынести мысли, что его мощная
машина не сработала.
-
Господи, но какое отношение имеет он
к
той американской истории?
-
Могу только сказать, что первое изве
-
стие пришло к
нам от одного из его по
-
мощников. Американцам, видимо, посо
-
ветовали обратиться к
нему за помощью.
Сначала он удовольствовался тем, что на
-
шел их жертву и
разработал план убий
-
ства. Но, узнав о
неудаче, занялся делом
сам. Помните, я
предупреждал Дугласа в
Бирлстоуне, что будущая опасность стра
-
шнее минувшей? Был ли я
прав?
В порыве бессильной ярости Бэркер
ударил себя кулаком по голове.
-
И
вы хотите сказать, что мы должны
спокойно сидеть? Что никто не может сп
-
равиться с
этим сатаной?
-
О
нет,
- ответил Холмс, и
его глаза как
бы заглянули куда
-
то вдаль.
- Я
не гово
-
рю, что его нельзя победить. Но дайте
мне время, дайте мне время!..
Мы замолчали, а
глаза знаменитого сы
-
щика, казалось, все еще пытались про
-
никнуть взглядом через густую завесу бу
-
дущего.
Автор
gori4
gori428   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
357
Размер файла
2 519 Кб
Теги
дойл, ужас, конан, долина, четыре, знаки
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа