close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Мгарский колокол № 122, март 2013

код для вставки
Сайт журнала: http://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php
Журнал видається на пожертвування.
Точка зору авторів статей не завжди співпадає з позицією редакції. Матеріали можуть друкуватися у порядку обговорення.
Прохання не використовувати журнал у господарських потребах.
Церква Небесна
«Симеон Новый Богослов»
Світло Православ'я
«Ставроанастасима». Крестовоскресные слова (Прп. Симеон Новый Богослов)
Календар
«О посте, скрипке и отбойном молотке» (В. Духанин)
Життя церковне
«Монашество и современность» (Митр. Антоний (Блум)
Новини єпархії
Обитель над Сулою
«Воспитанник Мгарского монастыря Деркульский старец Феофан»
Основи Православ'я
«В чём согрешили Адам и Ева?» (Протодиак. Андрей Кураев)
Від серця до серця
«Руки» (С. Коппел-Ковтун)
З духовної скарбниці
«Игумения Арсения Себрякова» Молитва
«О молитвенном поминовении самоубийц»
Новини
Місія
«Зажечь другого» (Прот. Андрей Ткачёв)
Молитва
«Богословие молитвы»
Сторінки історії
«Две революции» (Митр. Вениамин (Федченков)
Сімейна сторінка
«Воспитывать своих детей в страхе Божием и добронра-
вии» (Свт. Тихон Задонский)
Дитяча сторінка
«Тайна семи таинств» (И. Сапега)
Пастирські відповіді
4
5
8
10
15
16
19
25
26
30
31
32
34
38
43
44
46
Просимо святих молитов за здравіє
Митрополита Филипа, ігуменів Никанора, Авеніра, Макарія, прот. Бориса, ієромонахів Арсенія, Вікентія, Даміана, Германа, ієродияконів Харалампія, Тавріона, Діодора, Вікторіна, Даниїла, монахів Платона, Іони, Зінона, Дамаскіна, Вадима, іноків Варлаама, Анемподиста, Кроніда, Іларіона, Кирила, Никодима, Софронія, Лонгіна, посл. Євгенія, інокінь Нонни, Агнії, посл. Раїси, Тамари, р.Б. Олександри, Андрія, Світлани, Іоанни, Марії, Тамари, Надії, Ольги, Валентини, Валентини та всіх прихожан святої обителі цієї.
БЕРЕЗЕНЬ
2013
ВИДАЄТЬСЯ з жовтня 2002 р.
ВСЕУКРАЇНСЬКИЙ МІСІОНЕРСЬКО-ПРОСВІТНИЦЬКИЙ ЖУРНАЛ
Видається Мгарським Спасо-Преображенським монастирем
Над номером працювали: Світлана Коппел-Ковтун та Андрій Ковтун. Коректор — Марія Фещенко
реподобный Симеон Новый Богослов родился в 946 году в городе Галате (Пафлагония) и по-
лучил в Константинополе основательное свет-
ское образование. Отец готовил его к придвор-
ной карьере, и некоторое время юноша зани-
мал высокое положение при императорском дворе. Но достигнув 25 лет, он почувствовал влечение к иноческой жизни, бежал из дома и удалился в Студийский монастырь, где про-
ходил послушание под руководством знамени-
того в то время старца Симеона Благоговейно-
го. Основным подвигом Преподобного стала непре-
станная Иисусова молитва в её кратком виде: «Госпо-
ди, помилуй!» Для большей молитвенной сосредоточен-
ности он постоянно искал уединения, даже на литур-
гии стоял отдельно от бра-
тии, часто оставался один на ночь в церкви; чтобы навыкнуть в памятований о смерти, проводил ночи на кладбище. Со временем он достиг постоянной высо-
кой духовной просветлён-
ности, что особенно обна-
руживалось, когда он слу-
жил Литургию.
Примерно в 980 году пре-
подобный Симеон был по-
ставлен игуменом монасты-
ря святого Маманта и про-
был в этом сане 25 лет. Он привёл в порядок запущен-
ное хозяйство обители и бла-
гоустроил в ней храм.
Доброта сочеталась у преподобного Симео-
на со строгостью и неуклонным соблюдением Евангельских заповедей. Так, например, когда его любимый ученик Арсений перебил ворон, которые поклевали размоченный хлеб, игу-
мен заставил его нанизать мёртвых птиц на ве-
рёвку, надеть это «ожерелье» на шею и стоять во дворе. В монастыре святого Маманта зама-
ливал грех некий епископ из Рима, нечаянно убивший юного племянника, и преподобный Симеон неизменно выказывал к нему добро-
ту и внимание.
Строгая монашеская дисциплина, которую всё время насаждал Преподобный, привела к сильно-
му недовольству среди монастырской братии. Од-
нажды после литургии особенно раздражённые из братьев набросились на него и едва не убили. Когда же Константинопольский Патриарх изгнал их из монастыря и хотел предать городским вла-
стям, Преподобный вымолил для них прощение и помогал им в жизни в миру.
Около 1005 года преподобный Симеон передал игуменство Арсению, а сам поселился при мона-
стыре на покое. Там он соз-
дал свои Богословские тру-
ды, отрывки из которых вошли в 5-й том «Доброто-
любия». Главная тема его творения — сокровенное де лание во Христе. Препо-
добный Симеон учит вну-
тренней брани, способам духовного совершенствова-
ния, борьбе против страс-
тей и греховных помыслов. Кроме того, преподобный Симеон был выдающим-
ся церковным поэтом. Ему принадлежат «Гимны Бо-
жественной любви» — око-
ло 70 поэм, полных глубо-
ких молитвенных размыш-
лений.
Учение преподобно го Си-
меона о новом человеке, об «обожении плоти», кото-
рым он хотел заменить уче-
ние об «умерщвлении пло-
ти» (за что его и назвали Новым Богословом), при-
нималось современниками с трудом. Многие его поучения звучали для них непонятно и чуждо. Это привело к конфликту с высшим константинополь-
ским духовенством, и преподобный Симеон под-
вергся изгнанию. Он удалился на берег Босфора и основал там обитель святой Марины.
Святой мирно преставился к Богу в 1021 го-
ду. Ещё при жизни получил он дар чудотворе ния. Многочисленные чудеса были явлены и после его смерти; одно из них — чудесное обретение его об-
раза. Житие его написано келейником и учени-
ком, преподобным Никитой Стифатом.
ы
й Богослов родился
Строгая монашеская дисциплина, которую всё
реподобного Симео
-
с
д
д
в
л
т
д
д
т
д
н
т
К
С
с
п
ж
л
к
л
м
«
р
н
т
Н
нималось современника
Преподобный Симеон Новый Богослов
Отрывки из различных слов преподобного Симеона Нового Богослова, которые объединяет тема страданий Христа и воскресения.
ог заушается от никчемного раба, а ты не хочешь потер-
петь этого от такого же страст-
ного человека, как сам? Сты-
дишься стать подражателем Бога — как же тогда будешь соцарствовать с Ним и сопро-
славляться в Небесном Цар-
стве, если не терпишь своего брата?
О КРЕСТЕ
Христос, Иисус,
Спаситель и Царь всего —
свет;
хлеб Его пречистой Плоти — свет;
чаша Его честной Крови — свет;
Его воскресение — свет;
Его лицо — свет;
Его руки, пальцы, уста — свет;
Его глаза — свет.
(3-е Богословское слово)
В рае от мужа произошла же-
на — мать всех родившихся от земли.
В Церкви верных от жены ро-
дился муж — Христос Бог наш — начало и жизнь всех возрождаю-
щихся духовно верой в Него.
Там — дерево познания добра и зла, ставшее причиной смерти первородителей, когда они вку-
сили от его плода. Здесь — дере-
во креста, где Христос — второй Адам и Бог — был пригвождён в руки за руки Адама, которые прикоснулись к плоду, и в ноги за ноги, которые спешили на-
встречу преслушанию.
И если Адам, попро-
бовав плод того дере-
ва, стал причиной смерти и про-
клятия для всех, кто от него про-
изошёл, то Христос и Бог, вку-
сив желчи и испив уксуса, изба-
вил их от проклятья, освободил от смертного тления и всем ве-
рующим в Него даровал вечную жизнь, дав им возможность уже в этом мире жить равноангель-
ным сообществом.
(2-е Нравственное слово, 7)
Когда кто-нибудь вложит в свой ум, какие страдания претер-
пел за него бесстрастный по при-
роде Сын Божий: предательство ученика, оковы, претерпленные Им от хулителей, то, как Его во-
лочили, подобно злодею, пре-
дали, как преступника, Пила-
ту, как Он был заушаем от ра-
ба и молча принимал осуждение на смерть. Пилат говорит Ему: (Ин. 19:10) Затем бичевание, осмеяние, оскорбления, багряни-
цу, трость, которой богораспина-
тели били Его по пречистой гла-
ве, терновый венец и крест, ко-
торый нёс на Себе содержащий О
т
р
ывки из р
азличных слов п
р
еподобного Симеона Нового Богослова, которые о
б
ъединяет тема страданий Христа и воскресения.
ва стал причиной смерти и про
-
ученика оковы претерпленные
Своим словом миры, — когда за думается над тем, как Он был выведен за город на Лобное ме-
сто, когда Его окружили палачи и воины вместе с толпой, следо-
вавшей за Ним с тем, чтобы по-
смотреть на зрелище, как Ан-
гелы ужасались с неба, а Бог и Отец видел единосущного, еди-
нопрестольного и единочестного Сына, понёсшего все это от не-
честивых иудеев, вспомнит, что Он был повешен на кресте обна-
жённым, пригвождённым в ру-
ки и ноги, прободенным копьём в ребро, напоенным желчью и уксусом, и все это Он не только терпеливо претерпел, но и мо-
лился за своих распинателей, — как не возлюбить Его всем своим сердцем?
(1-е Нравственное слово, 11)
Христос называется тельцом потому, что, как рога, высоко под нимает крест, на котором вра-
ги распяли и умертвили Его и ко-
торым Он наносит врагу смер-
тельную рану.
(1-е Нравственное слово)
Подражай своему Христу и Бо-
гу. Пострадай и ты за свое спасе-
ние, как Он пострадал за тебя.
Услышь, как связанного Гос-
пода волочат, подобно убий-
це и злодею, как унижают Его перед Пилатом, как Он при-
нимает пощёчину от раба, как Его заключают в темницу, как выводят из тем ницы, как Он влачится воинами и как Пи-
лат предаёт Его народу, гово-
ря: (Ин. 19:6).
Рассуди, что терпит, предав-
шись в их руки, Тот, Кто нахо-
дится превыше всех небес и со-
держит все в Своей руке: Его толкают в разные стороны, бьют кулаками, заушают, осмеи ва-
ют, бичуют, а затем ведут в пре-
торию, раздевают — Того, Кто не постижим для всей твари и даже Серафимов, — привязыва-
ют к столбу и дают сорок уда-
ров, что означает осуждение на смерть.
Что дальше? Его, изде-
ваясь, облачают в крас-
ную хламиду, дают пощёчину и спрашивают:
Его увенчивают тернием, по-
клоняются Ему, издеваются, плю ют на Него и с насмешкой говорят:
— затем опять одевают Его в Его одежду, обвязывают шею верёвкой и вла-
чат на смерть. Его заставляют нести крест, и, дойдя до места мучения, Он видит, как воздви-
гают этот крест. В это время Его оставляют друзья и ученики. За-
тем Его вновь раздевают и при-
бивают ко кресту; солдаты при-
гвождают руки и ноги, поднима-
ют крест, поят Его желчью, про-
бодают ребро, разбойник хулит Его, а толпа смеётся над Ним, говоря:
(Мф. 27:40).
(Мф. 27:42).
И после всех этих страданий Он благодарит и молится за Сво-
их распинателей, пока, нако-
нец, не предаёт души в руки Сво-
его Отца.
(6-е Огласительное слово)
Господь и Бог наш Иисус, ни в чём не провинившись, был зау-
шаем для того, чтобы грешники, которые будут подражать Ему, не только получали оставление своих грехов, но и становились через послушание сопричастни-
ками Его Божества.
Он был Богом и стал ради нас человеком. Был заушаем, пору-
гаем и распинаем. И всем тем, чем пострадал бесстрастный по Божеству, Он как бы учит и го-
ворит каждому из нас:
«Если хочешь, человек, стать богом, удостоиться вечной жиз-
ни и жить вместе со Мной — то есть, всего того, чего не достиг твой праотец (Адам), ибо стре-
мился к этому злым путём, — смирись, как и Я смирился за те-
бя, избегай самонадеянности и демонской гордости, прими зау-
шения, пощёчины; претерпи их до смерти и не стыдись.
Если ты постыдишься претер-
петь за Мои заповеди что-либо из этого, как Я, Бог, претерпел за тебя, то и Я посчитаю для Се-
бя за стыд, чтобы ты был рядом со Мной во время славного Мое-
го пришествия, и скажу Своим Ангелам:
«Этот постыдился исповедать Меня из-за Моего уничижения и не соизволил оставить мир, что-
бы стать подобным Мне. Сейчас же он обнажился тленной сла-
вы, тогда как Я прославился в бессмертной славе Отца Моего, и Мне стыдно даже видеть его. Итак, бросьте его снаружи:
(Ис. 26:10).»
Трепещите, люди, убойтесь и терпите с радостью оскорбления, которые Бог претерпел за наше спасение. Бог заушается от ник-
чемного раба, а ты не хочешь потерпеть этого от такого же страстного человека, как сам? Стыдишься стать подражателем Бога — как же тогда будешь со-
царствовать с Ним и сопрослав-
ляться в Небесном Царстве, ес-
ли не терпишь своего брата? Ес-
ли бы и Он не захотел стать чело-
веком для тебя и оставил бы те-
бя до сего дня лежать в падении, то не был бы ли ты сейчас на дне ада, несчастный, с неверными и злочестивыми?
Но что скажем тем, кто оста-
вил все и стал нищим ради Цар-
ства Небесного?
Брат, ты обнищал и уподобил-
ся Господу Христу и Богу сво-
ему. Ты видишь, как Тот, Кто находится превыше всех не-
бес, живёт и соизменяется вме-
сте с тобой. То есть, на всем ду-
ховном пути человека Господь всегда пребывает рядом с ним, как бы восходя вместе с ним «от славы в славу». Вот, вы идё-
те вдвоём, кто-то встречает вас на пути жизни, даёт пощёчи-
ну твоему Владыке, даёт и те-
бе. Владыка не прекословит, а ты отвечаешь тем же? — «Да, — говорит, — потому что Он ска-
зал заушавшему Его: (Ин. 18:23)» — Однако Он ска-
зал это не противореча, как тебе кажется, но так, как Сам не со-
творил греха, Он сказал эти слова для то-
го, чтобы не показалось, будто раб справедливо ударил Его, говоря:
(Ин. 18:22), — буд-
то Он действительно согрешил, но чтобы доказать Свою неви-
новность. Мы же, виновные во множестве грехов, не подобны Ему.
Далее, несмотря на то, что Он претерпел намного боль-
ше этого, не проронил и слова, но молился за Своих распина-
телей.
Он, хотя Его и осмеивали, не раздражался, а ты ропщешь?
Он терпит оплевания, пощё-
чины и бичевания, а ты не мо-
жешь потерпеть и одного жёст-
кого слова?
Он принимает крест, боль от гвоздей и бесчестную смерть, а ты не можешь совершить сми-
ренное служение?
Так как же тебе стать сооб-
щником в Его славе, если ты не можешь быть сообщником в Его бесчестной смерти? Воис-
тину напрасно оставил ты свое богатство, если не несёшь сво-
его креста, то есть, не терпишь нападения всех искушений. Из-
за этого ты остаёшься на дороге жизни один, и, к сожалению, от-
деляешься от сладчайшего свое-
го Владыки и Бога!
(26-е Огласительное слово)
О КРЕСТЕ И ВОСКРЕСЕНИИ
Как от ребра, то есть, от жен-
щины, на все тело, то есть, на весь человеческий род, пере-
далось проклятие, так опять через ребро, то есть, через Го-
сподне тело, всему человече-
ству передалось благослове-
ние. Поэтому Он сошёл во Ад, чтобы Его присутствие и спасение достигло также тех Святых, которые жили до Его пришествия на землю, чтобы соединить всех от века усоп-
ших Святых с теми Святыми, которые будут до скончания ве-
ка; именно поэтому Он распо-
ложился во гробе, чтобы смер-
тью Своего собственного тела сделать соучастниками в жиз-
ни и вечном воскресении ранее усопшие тела.
(2-е Нравственное слово, 2)
Поэтому я говорю и не пере-
стану повторять, что тот, кто не стал подражателем в стра-
стях Христовых через пока-
яние и послушание и не соде-
лался соучастником Его смер-
ти, не будет также соучастни-
ком в духовном воскресении и не получит Святого Духа. Потому что воскресение про-
исходит через Святого Духа. И я не имею в виду воскресе-
ния тел, которое произойдёт в конце мира (когда востру-
бит Ангел и воскреснут мёрт-
вые тела), но духовное воз-
рождение и воскресение, ко-
торое каждый день соверша-
ется в духовно мёртвых ду-
шах. Именно его дарует через Святого Духа Тот, Кто едино-
жды умер и воскрес. Он Сам воскресает посредством всех и во всех тех, кто живёт достой-
но, и совоскрешает души, ко-
торые свободно и с верой умер-
ли вместе с Ним, уже здесь да-
руя им Царство Небесное.
(6-е Огласительное слово)
Бог всяческих пришёл в теле на землю для того, чтобы пре-
образить и обновить человека и благословить всю тварь, ко-
торая была проклята из-за че-
ловека.
Прежде всего Он оживотво-
рил душу, которую принял, и, обессмертив её, обожил. Его же пречистое и Божественное тело, хотя и было обожено, остава-
лось тленным и вещественным, потому что несомненно тлен-
ным и вещественным является тело, которое ест и пьёт, устаёт и потеет, связывается и изби-
вается, поднимается на крест и пригвождается. Все это суть свойства тленного тела. Поэто-
му оно умерло и было положе-
но во гроб мёртвым. Однако по-
сле Его воскресения воскрес-
ло и тело: нетленное, духовное, все божественное и все как бы нетелесное. Именно поэтому Он не тронул печатей гроба при выходе, но беспрепятственно входил и выходил через закры-
тые двери.
Однако почему вместе с ду-
шой Он не соделал нетленным и тело, которое принял? — По-
тому, что и Адам, вкушая за-
претный плод, сразу же после падения умер душой, тогда как телом — через много лет. По-
этому и Христос сначала вос-
кресил, оживотворил и обо-
жил душу, которая была нака-
зана епитимьей смерти, а по-
том позаботился и о теле, кото-
рое, согласно древнему опреде-
лению, через смерть возвраща-
лось в землю, дав ему нетление через воскресение. И не только это, но также спустился во ад, освобождая из темницы души заключённых там святых и пе-
реводя их в место упокоения и невечернего света. Тел же их Он не воскресил, но оста-
вил в гробах до общего воскре-
сения.
Итак, то таинство, которое совершилось для всего мира согласно домостроительству во-
площения Христова, оно же са-
мое происходило в каждом свя-
том и происходит в каждом верном доныне. Потому что, принимая дух Владыки и Бо-
га нашего, мы делаемся сопри-
частниками Его Божества; вку-
шая же Его непорочную плоть, то есть, пречистые Таинства, мы все воистину во всем стано-
вимся Христовыми и Его род-
ственниками. Таким образом, теперь мы по благодати подоб-
ны человеколюбцу Богу и Вла-
дыке нашему, обновлённые и изменённые в душе, нетлен-
ные и воскресшие из мёртвых, какими были раньше.
Перевод Сергея Говоруна
pravoslavie. ru
Валерий Духанин
П
редставьте, что с одной сто-
роны от вас играет музыкант на скрипке, а с другой — трудит-
ся рабочий с отбойным молот-
ком. Разберёте ли вы мелодию скрипки? Или увидите только движение смычка по струнам?
Мелодия скрипки — это то вдохновение, которое рождает-
ся в душе при мыслях о Боге, это те звуки духовного мира, ко-
торые пробуждают душу к чи-
стой и целомудренной жизни, это те отблески райской красо-
ты, наблюдаемые в природе, ко-
торые свидетельствуют о Небес-
ном Отце. Отбойный молоток — шум внешнего мира и скрежет наших страстей, которые своим нестерпимым воем оглушают ду шу, на время лишают нас ду-
ховного слуха. Вся внешняя су-
ета, спешка, впечатления, мир-
ские удовольствия и собствен-
ная греховность не дают услы-
шать в своей душе звуки духов-
ной жизни, почувствовать рай-
скую гармонию, вернуться к Не-
бесному Отцу.
Чтобы остановить отбойный мо лоток страстей и освободить-
ся от шума ежедневной суеты, Церковь предлагает христиани-
ну пост — особое время, когда мы имеем возможность отвлечь-
ся от внешнего шума, попытать-
ся преодолеть свои страсти и в общении с Богом обрести гармо-
нию личной жизни.
Иногда от людей, ещё не вос-
принявших церковную жизнь, можно услышать, что они не постятся потому, что если они будут поститься, то этак «совсем дойдут» — упадёт уро-
вень гемоглобина в крови, голо-
ва будет кружиться, в теле поя-
вится слабость. То есть, сам пост они рассматривают с точки зре-
ния его физиологической поль-
зы. Понятно, что при таком под-
ходе легко отыскиваются оправ-
дания для отмены поста. Есть, конечно, и другие примеры, ко-
торые приводят батюшки. Это вполне реальные случаи, когда, допустим, человек страдал болез-
нью, исключающей пост, но все равно брал благословение, пос-
тился и в итоге становился абсо-
лютно здоровым (подобный под-
виг, конечно же, не для всех). Однако мы хотим сказать о дру-
гом. Пост — не диета и не времен-
ное уподобление вегетарианству. Пост — это, прежде всего, духов-
ное делание, которому мы стара-
емся подчинить нашу душу и на-
шу плоть. Именно пост учит нас управлять своим естеством, гос-
подствовать над возникающими пожеланиями и через это дости-
гать самой трудной победы — по-
беды над самим собой.
Вспомним пример казаков из «Тараса Бульбы» Гоголя. Сечь, хотя и молилась в церкви и гото-
ва была защищать её до послед-
ней капли крови, однако не хо-
тела и слышать о посте и воз-
держании. В итоге, их внутрен-
ний дух оказался ослаблен, что выразилось в примере преда-
тельства и в конечном пораже-
нии казаков. А вот что говорил святитель Игнатий Брянчани-
нов: «Гордый человек! ты меч-
таешь так много и так высоко о уме твоём, а он — в совершен-
ной и непрерывной зависимо-
сти от желудка». Действитель-
но, о чём будет думать человек, привыкший ублажать свое чре-
во, в минуту голода или скудно-
го пропитания? Не научившись господствовать над своим телом, мы оказываемся в жалкой, раб-
ской зависимости от него. Это относится не только к желудку, но и к половой сфере человека, в которой могут проявляться са-
мые беспорядочные желания, и к нашему слуху и зрению, когда уже трудно отвлечься от беско-
нечных прослушиваний популяр-
ной музыки, просмот ров сериа-
лов и участия в компь ютерных играх. Ведь пресыщение может быть не только едой, но и виде-
опродукцией, играми, бестол-
ковым общением с приятелями, ч
то с одно
й
сто-
играет музыкант
«
совсем до
йд
ут» — упадёт уро-
вень гемоглобина в крови,голо-
Великий пост в 2013 году начинается 18 марта
самым отдыхом. Может ли такая душа в самой себе обрести гармо-
нию?
Пост — это время, когда мы получаем возможность достичь победы над своим естест вом, упо рядочить свою внутреннюю жизнь. Пост — это особый, более трезвенный, покаянный настрой души, воздержание от учас тия в мирских увеселениях, внима-
тельное приготовление к испо-
веди, увеличение своего молит-
венного правила. Как весеннее солнце, согревая землю, раста-
пливает снег, так и пост согрева-
ет душу духовным теплом, уби-
рая с неё лёд грехов и пороков. Известны случаи, когда именно в пост некоторые люди смогли преодолеть свои дурные привыч-
ки, такие, как курение, сквер-
нословие, злоупотребление алко-
голем. В богослужениях, молит-
вах, личных усилиях христиа-
нина погашается привязанность к чувственным удовольствиям, а сам он восходит к приобщению духовным истинам. Поэтому по-
сле терпеливо пройденного по-
прища поста, после регулярного присутствия на продолжитель-
ных богослужениях, после чи-
стосердечной исповеди и частого участия в Таинствах душа испы-
тывает облегчение, освобожде-
ние и утешение.
Постясь, христианин ограни-
чивает себя в употреблении пи-
щи животного происхождения, а также хранит меру в самом ко-
личестве еды. Зачем это нужно? Душа каждого из нас находится в тесной связи с телом, поэтому состояние тела напрямую вли-
яет на состояние души. И если в Раю у человека душа господ-
ствовала над плотью, то теперь у нас плоть господствует над ду-
шой. Значит, надо научиться по-
корять плоть душе. «Когда царь собирается взять неприятельс-
кий город, — пояснял преподоб-
ный Иоанн Колов, — он прежде всего пресекает подвоз в не-
го съестных припасов. Тогда граждане, будучи утеснены голодом, покоряют-
ся царю. То же бывает и с плотс -
кими вожделениями: если чело-
век будет проводить жизнь в по-
сте и голоде, то беспорядочные желания изнемогут». С древно-
сти известно, что каждый вид пития и пищи имеет свое воздей-
ствие на организм. Пища спо-
собна не только поддерживать нашу деятельность, но и препят-
ствовать ей. Все мы знаем блю-
да и напитки, которые услаж-
дают и разгорячают, расслабля-
ют и утяжеляют организм. Ког-
да желудок пресыщен, ум ста-
новится ленив, сердце грубеет, разве способен в таком состоя-
нии человек чисто и искренне молиться Богу?
Пресыщение влечёт за собой в душу ожесточение, напыщен-
ность, разные страстные поже-
лания. А пост смиряет душу. Ведь доставляемое постом чув-
ство голода избавляет челове-
ка от самодовольства и самомне-
ния, открывает человеку его не-
мощь, заставляет чаще вспоми-
нать про Бога. Молитва постя-
щегося делается особенно силь-
ной, произносится не поверх-
ностно, а из самой души, из глу-
бины сердца, направляет, возно-
сит его к Богу. Продукты расти-
тельные оказывают более лёгкое действие на организм и не про-
воцируют в естестве движение низких, грубых страстей. Если выразиться образно, лёгкое суд-
но скоро переплывёт море, а об-
ременённое лишним грузом за-
тонет в морской пучине.
Вместе с тем, пост — не толь-
ко телесное воздержание. Свя-
титель Иоанн Златоуст призы-
вал: «Пусть постятся не одни уста, но и зрение, и слух, и ноги, и руки, и все члены нашего те-
ла. Пусть постятся руки, пребы-
вая чистыми от хищения и лю-
бостяжания. Пусть постятся но-
ги, перестав ходить на противо-
законные дела. Пусть постятся глаза — зрение есть пища очей. Всего нелепее было бы воздер-
живаться от пищи, а глазами пожирать то, что запрещено. Ты не ешь мяса? Не пожирай же глазами своими сладострастия. Пусть постится слух; а пост слу-
ха в том, чтобы не внимать злос-
ловию и клевете. Пусть и язык постится от сквернословия и ру-
гательства, ибо что пользы, если мы от птиц и рыб воздержива-
емся, а братьев наших угрызаем и съедаем. Злословящий пожи-
рает тело брата, угрызает плоть ближнего». И если говорить наи-
более точно, пост есть воздер-
жание от всего, что мешает нам быть с Богом и приземляет наши духовно-нравственные стремле-
ния. Именно такой пост возво-
дит естество человека к райской гармонии, при которой все чув-
ства и желания тела находятся в полном повиновении душе.
Тело человека можно срав-
нить с музыкальным инструмен-
том, а душу с музыкантом, ко-
торый должен умело обращать-
ся со своим инструментом. Ес-
ли музыкальный инструмент по-
вреждён или его струны расстро-
ены, музыкант не сможет до-
стичь гармоничной мелодии. Но и если сам музыкант не достаточ-
но обучен, успеха у него тем бо-
лее не будет. Христианский пост есть воспитание души, обуче-
ние её духовным навыкам, а так-
же — врачевание тела от грехов-
ных страстей, дабы естество че-
ловека могло служить Богу гар-
моничной духовной жизнью.
Для того нам и дан пост, что-
бы уподобить свою душу див ной скрипке, издающей прекрас-
ную мелодию духовной жизни, а не превращаться в отбойный молоток, всё время тупо грохо-
чущий, вгрызаясь в пропитан-
ный выхлопными газами ас-
фальт. Дай Бог всем нам упо-
требить время поста на преодо-
ление в себе тех немощей, гре-
хов и слабостей, которые бо-
лее всего препятствуют нашей духовной жизни, и обрести ту райскую гармонию, при кото-
рой все чувства и желания тела находятся в полном повинове-
нии душе.
pravoslavie. ru
ду
ша в
н
ию
?
По
с
п
о
л
у
ч
побед
ы
уп
о
р
я
жизн
ь
т
резв
е
д
у
ши
,
в ми
рс
т
ельн
о
в
е
ди, е о
Е
сли говорить о монашестве как о таком состоянии, ког-
да человек отрёкся от себя до пре-
дела, подвижнически, с готовно-
стью умереть, если нужно, и фи-
зически, то есть, свою жизнь от-
дать для того, чтобы служить Бо-
гу, при любых обстоятельствах быть посланником Божиим, то можно предположить, что мона-
шество может менять свой облик. Есть письмо у святителя Феофа-
на Затворника, где он говорит (ещё тогда, до революции), что приходит время, когда рассеяны будут монастыри, и монахи, жи-
вущие среди людей, будут не за-
мечены, не узнаны, но во всех от-
ношениях будут нести на себе пе-
чать монашества, монашеский подвиг отречения и нераздель-
ной любви к Богу.
Я вспоминаю рассказ старца Силуана о монашеской молит-
ве, которая начинается с земли, уходит в Бога и возвращается Бо-
гом же на землю. Так он молил-
ся за своих работников, думая о каждом из них, принося Богу каждую деталь их жизни и мо-
ля Бога их сохранить, их благо-
словить… И он говорит, что по-
степенно нарастало чувство при-
сутствия Божия в такой мере, что в какой-то момент он забы-
вал и землю, и небо, и тех, о ко-
торых молился: его, как на по-
токе, уносило в глубины Божии, и в этих глубинах он находил тех, о ком молился. Из этих глу-
бин Бог возвращал его на зем-
лю, чтобы любить их Его любо-
вью и молиться, но совершенно по-иному.
Поэтому неверным будет ут-
верждение, что только лишь один образ жизни представлял собой подлинное монаше-
ство. Речь идёт о том, что сущ-
ность монашества при внешне разных образах жизни была бы осуществляема в душе и в жиз-
ни человека. Конечно, очень лег-
ко обмануться и считать себя ан-
гелом на земле, когда ты не про-
шёл настоящей школы, шко-
лы послушания, школы целому-
дрия, школы нестяжательства, школы устойчивости, о которой идёт речь. Но это не даётся сразу. Говоря об устойчивости, можно обратиться опять к письму Фе-
офана Затворника, где он рас-
сказывает о том, как постепен-
но должно научиться этой устой-
чивости. Мы знаем, насколько он был углублён в молитву, со-
единён с Богом и был подлинно подвижником, преподавателем, а затем епископом. От всего этого он отказался, ушёл в монастырь. И, оказавшись там, вдруг почув-
ствовал себя как будто в тюрьме: стены монастырские закрывают ему ту Россию, к которой он при-
вык. Он привык видеть русские просторы: владимирские, там-
бовские; неограниченные дали. Тогда он решил постепенно при-
учить себя к тому, чтобы огра-
ничить свой кругозор. Он решил никогда не выходить за пределы монастыря. Но вначале он подни-
мался на стены монастыря и гля-
дел вдаль, потому что без этого он ещё не мог жить. Потом при-
вык к более тесной жизни не по-
тому, что он привык быть плен-
ником, а потому, что он ушёл в себя глубже. И он приучил се-
бя к тому, чтобы ходить только в церковь, только в библиотеку монастырскую, только на послу-
шание. Постепенно он ещё глуб-
же ушёл в себя. Кончилось тем, что он ушёл в затвор и двадцать девять лет прожил в одной един-
ственной комнате. И вот, вой-
дя в себя и живя в своем серд-
це, он сказал замечательные сло-
ва о том, что эта комната для не-
го стала слишком просторна, ему не нужно было столько квадрат-
ных метров вокруг себя, потому что он весь был внутри себя, как он говорит, внутрьпребывание бы ло им достигнуто.
Но не надо воображать, что это можно сделать, просто запе-
рев дверь и закрыв себя от ми-
ра. Человек, который заключён в тюрьму, не является затворни-
ком, потому что он рвётся нару-
жу, все его мысли, всё его серд-
це вне этих стен. Это совершенно другой путь.
Разнообразные пути в мона-
шестве мы видим с самого нача-
ла монашества. И в пустыне бы-
ли отдельные пустынники и бы-
ли общежительные монастыри, были маленькие группы монаше-
Митрополит Сурожский Антоний (Блум)
сли говорить о мо
н
к
ак о таком состоя
н
да человек от
р
ёкся от се
б
М
и
и
т
т
р
р
р
о
о
п
п
о
о
л
л
ит Су
рожский Антоний (Бл
у
м
)
готовно
-
н
о
,
и ф
и
-
осуществляема в душе и в жиз-
ни человека. Конечно
,
очень лег-
н
ашестве
н
ии
,
ког
-
б
я до п
р
е
-
с
тво. Речь идёт о том, что сущ
-
ность монашества при внешне р
азных о
бр
азах жизни б
ыла б
ы ствующих вокруг того или ино-
го наставника, были такие, кото-
рые уходили от всех, и такие, ко-
торые принимали всех. Препо-
добному Моисею задают вопрос о том, почему он свою келию по-
ставил на пути паломников, раз-
ве они ему не мешают. Он гово-
рит: «Нет, когда паломник при-
ходит, я в нем вижу Христа, ко-
торый стучится мне в дверь. Я его упокоеваю, кормлю, даю ему от-
дых, для того чтобы он шёл даль-
ше». И подобный же вопрос зада-
ли Арсению Великому: почему он ушёл в пустыню так далеко, что никто до него не мог дойти. Вы знаете, что он был наставни-
ком детей римских императоров. Как-то пришла к нему в пусты-
ню одна из вельможных женщин, которую он знал в Риме, и проси-
ла наставления. Он ей сказал:
— А ты обещаешь исполнить любое послушание, которое я те-
бе дам?
— Да, отче, обещаю.
— Вот тебе моё послушание: если ты услышишь, что Арсений в таком-то месте, ты уходи в дру-
гое.
И когда его спросили, поче-
му он уходит от людей, он отве-
тил, что на Небе у тысячи анге-
лов и архангелов единая воля, а на земле у десятков людей мно-
го волеизъявлений, и он не смо-
жет оставаться цельным в своей воле, своей устремлённости, ес-
ли его будут раздирать воли раз-
ных людей.
Были в древности и в более поз дние времена подвижники, которые молились в одиноч-
ку, в совершенном одиночестве стоя перед Богом, в совершен-
ной оторванности физической, вещественной от окружающе-
го мира. Это совершенно не зна-
чит, что у них вовсе не было об-
щения. К примеру, Серафим Са-
ровский, с одной стороны, был в затворе, а, с другой стороны, молился за весь мир и за отдель-
ных людей, нужду которых Бог ему открывал. Это не было оди-
ночеством в нашем смысле сло-
ва, когда запираешься и ни-
кого больше не знаешь и ни о ком больше не слы-
шишь.
Церковь — это организм люб-
ви. Церковная община, когда она собирается воедино, — это общи-
на людей, которые друг на дру-
га смотрят и видят друг во друге живую икону Христа, к которой они относятся с благоговением, с трепетом и молитвенно. Поэто-
му общая молитва является мо-
литвой Тела Христова, то есть, Христово присутствие среди этих людей, которые в себе носят какую-то печать самого Спасите-
ля Христа. Но одно не отрицает другого. Были такие подвижни-
ки, которые молились в одиноч-
ку. Были и такие, которые соз-
давали общины, где все моли-
лись вместе. Было скитское жи-
тие, например, Нила Сорского, когда вокруг него было двенад-
цать других монахов. Каждый из них жил в своей келье и мо-
лился в одиночку, но они собира-
лись раз в неделю на совершение литургии, где они были едины как Тело Христово. Они совер-
шали службу, которую, в сущ-
ности, совершал Сам Христос и в которую они вливались.
Перечитывая службу постри-
га, я с мучительной ясностью вижу, что после пятидесяти лет я ещё не приступил к тому, что я обещал когда-то, принимая монашество. Поэтому я буду го-
ворить, что представляет собой монашество, помня, что чело-
век «от слов своих оправдает-
ся и от слов своих осудится», но не только от слов, но и от жиз-
ни, и что знание вещей только прибавляет нам ответственнос-
ти и вновь и вновь требует ис-
правления, покаяния, вступле-
ния в ту жизнь, которую человек когда-то увидел перед собой и ко-
торую он большей частью осуще-
ствить не сумел.
Говорить о монашестве в от-
рыве от размышления о бра-
ке невозможно. Это очень важ-
но помнить, потому что некото-
рым монашество в Церкви пред-
ставляется как путь особенный и каким-то образом оторванный от самой сущности Церкви, кото-
рый представляет собой не один из аспектов церковности, а ис-
ключение. И это легко себе пред-
ставить, если задуматься над на-
чалом монашества, над тем, как оно зародилось, с чего оно нача-
лось. Пока Церковь бывала гони-
мой, монашества в Церкви не бы-
ло. Все стояли перед угрозой пы-
ток, смерти, мученичества. Если мы вспомним, что слово, кото-
рое мы переводим как мучениче-
ство, на греческом языке озна-
чает свидетельство: свидетель-
ство, которое может проявлять-
ся и в слове, и в красоте жизни, но и в готовности эту жизнь от-
дать во свидетельство Христу, то легко понять, что, когда прекра-
тились гонения, перед Церковью стал вопрос, как в новых услови-
ях идти героическим, царским путём. Это стало особенно труд-
но, когда Церковь не только пе-
рестала быть гонимой, но бы-
ла принята Византийской им-
перией, стала верой императо-
ра и, значит, всего круга людей, которые следовали его приме-
ру, не всегда следуя его обраще-
нию. В то время в Церковь вли-
лись толпы людей, которые слег-
ка или с какой-то даже глубиной уверовали во Христа, но кото-
рые во время гонений в Церковь не вступали, которые были гото-
вы войти в Церковь, когда она перестала быть путём на Голго-
фу. Это исторически верно.
Я помню, как отец Георгий Флоровский мне говорил, что, когда кончилось мученичество, началось монашество; что лю-
ди героического духа, люди, ко-
торые не могли примириться с полумерами, с разжиженным, ослабленным христианством, стали уходить не от мира, не от гонителей, не от язычников, а именно от христианской общи-
ны, которая одебелела и переста-
ла быть Телом Христовым, рас-
пятым ради спасения мира. Они ушли в пустыню для того, чтобы бороться со злом, которое они ви-
дели в себе. Они шли на противо-
борство с бесовской силой, с че-
ловеческой немощью. Они шли в пустыню для того, чтобы остать-
ся лицом к лицу с собой и вме-
сте с этим в себе побеждать зло не только ради себя самих, но по-
беждать ради всего мира, потому что зло, побеждённое в одном че-
ловеке, уже уменьшено во всей ст
а
ве ри
х
о
т
о
р
уп
д
ы
ш
е
ли
о
н
чт
вселенной. Если человек зажжёт хоть малую свечу во тьме вселен-
ной, эта вселенная перестанет быть такой же тёмной, хотя, мо-
жет быть, никто этого не замеча-
ет, но лучи света пронизывают её до предела. И вот, монахи уходи-
ли в пустыню, стояли перед Бо-
гом, углублялись в видение себя самих; и одновременно через мо-
литву, через внутренний подвиг, через постоянное стояние перед живым Богом они познавали всё глубже и глубже своего Творца, своего Бога, своего Спасителя; и, познавая Его, видя в Нем беспре-
дельную красоту, совершенную, истинную правду, свет немерца-
ющий, они по контрасту виде-
ли себя и смирялись. Смирялись оттого, что, стоя перед лицом Божиим, созерцая Его красоту, они познавали свое недостоин-
ство, и, поклоняясь Богу, одно-
временно научались предельно-
му смирению.
Но это только один из аспектов проблемы, исторический аспект. Монашество так бы и оставалось личным, частным, исключитель-
ным делом, если бы не оказалось выражением сущности церков-
ной. Читая Евангелие и посла-
ния апостольские, мы видим, что Церковь — это общество челове-
ческое, которое верой, надеж-
дой, любовью соединено со Хри-
стом. Это общество описано в це-
лом ряде мест в образе брачно-
го пира, то есть, соединения Бо-
га со своей тварью в ликовании любви Божией и в ликовании че-
ловеческой благодарности пре-
клонения пред таким Богом.
Есть и другой образ Церкви, который выражен очень корот-
кими словами: Церковь — это Невеста Христова, готовая идти за Женихом, куда бы Он ни по-
шёл; которая возлюбила Жениха всем своим существом; для кото-
рой не существует никого нарав-
не с Возлюбленным. Святой Ме-
фодий Патарский говорит, что, пока человек не возлюбил де-
вушку, он окружён мужчинами и женщинами, когда он кого-
то полюбил, у него есть неве-
ста, а вокруг него только лю-
ди. Это относится, конеч-
но, не только к отно-
шениям жениха и невесты. Этот путь и есть путь монашеский. Он заключается в том, что неко-
торые души так возлюбили Бо-
га, что ничего не осталось в мире настолько дорогого, чтобы ото-
рвать их сердце, их мысль, са-
мую жизнь их от Бога, Который их возлюбил всей жизнью и всей смертью Христа. Это люди, кото-
рые готовы идти за Господом, ку-
да бы Он ни шёл.
Мы знаем путь Христов. Мы знаем, что этот путь — на Голго-
фу, это путь — на распятие ради спасения мира.
Это очень важно помнить. Рас-
пятие монашеское, как и распя-
тие Христово, — не личный под-
виг о спасении своей собствен-
ной, обособленной души, а это подвиг всецерковный, соучастие во спасении мира.
На Валааме лет шестьдесят или семьдесят тому назад жил послушник Николай. Мой ду-
ховный, поступивший в те го-
ды в монастырь, его как-то по-
сетил. Он был стариком, боль-
ше пятидесяти лет проживший в Валаамском монастыре и так и не ставший монахом, не приняв-
ший пострига. И отец Афанасий ему задал вопрос о том, почему же, живя монашеской жизнью, не имея ничего, кроме этой жиз-
ни, он не принял пострига. Ни-
колай со слезами ему ответил: «Я ещё не могу принять постри-
га, я не научился сострадатель-
ному плачу о всей вселенной». Это очень важное слово, потому что слишком легко нам думает-
ся, будто монах — это человек, который уходит от всего ради спасения собственной души. Раз-
умеется, и такие бывают монахи. Разумеется, и участие в спасении мира не может пройти мимо спа-
сения собственной души. Какая польза человеку, если он весь мир приобрящет, а душу свою сделает напрасной, жизнь свою сделает напрасной? Но оба пути сливаются в одно.
Если, действительно, монаше-
ство и тайна брачного пира пред-
ставляют собой два неотделимых друг от друга аспекта Церкви, то надо задуматься над тем, что между ними общего и что их раз-
деляет. Когда человек принима-
ет монашеский постриг, первый вопрос, который ему ставится, — это вопрос о его готовности, всту-
пив в монастырь, никогда из не-
го не выступать. Речь, конечно, может идти о физическом уходе за пределы монастыря, но здесь имеется в виду что-то гораздо бо-
лее глубокое. Речь идёт о том, что человек не может прини-
мать монашество, не может во-
йти в ту духовную и душевную устойчивость, которая нужна для монашества, если он не по-
нял, что, не найдя Бога здесь, не-
чего Его искать где бы то ни бы-
ло. Он Его всё равно не найдёт, потому что Бог не находится тут или там. Бога находят в глуби-
нах собственной души, когда че-
рез молитву, через подвиг, через голод о Боге доходят до самой встречи с Живым Богом. И пер-
вое условие, которое ставится монаху, — это устойчивость: «пой ми, знай, что искать тебе Бо-
га где бы то ни было незачем, ес-
ли Его здесь для тебя нет, Его ни-
где нет для тебя. Это значит, что, если твоё сердце и твой ум для него закрыты здесь, то ты только закрытое сердце и закрытый ум унесёшь в любое место, куда пой-
дёшь в поисках Бога».
Чисто практически это, конеч-
но, относилось к вступлению в ту или другую общину с обязатель-
ством оставаться в братском об-
щении и под руководством ду-
ховника общины. Но ранние об-
щины не были ограничены сте-
нами монастырей. Это были группы людей, которые собра-
лись вокруг наставника и кото-
рые не искали иного. Но для того, чтобы осуществить такое состоя-
ние, такую внутреннюю устой-
чивость, они обязывались к то-
му, что мы называем монаше-
скими обетами, которые в сущ-
ности производны. Они — усло-
вия, которые позволяют челове-
ку непоколебимо стоять перед Богом, не ища Его нигде, кроме как в глубинах своей души, ко-
торых касается сам Господь. Это обеты: послушание, нестяжание и целомудрие. Эти слова русские, и они нам понятны, обычны, поэ-
тому мы не всегда задумываемся над тем, что за ними на самом де-
ле кроется.
Послушание мы видим в опи-
саниях жизни святых. Послуш-
ник, ученик того или другого старца, наставника, выполнял безропотно, не ставя под вопрос то, что старец ему приказывал. Даже вещи, которые кажутся нам совершенно бессодержатель-
ными, абсурдными, он выполнял не задумываясь, зная в глубинах своей души, что за тем, что ему приказано и что ему повелено, кроется цель, и он может выра-
сти за пределы самого себя, если только отдастся на волю старца. Послушание заключается в том, чтоб исполнять чужие веления безропотно: без внешнего ропо-
та, а затем без внутреннего ропо-
та. Это не сразу даётся. Есть рас-
сказ о том, как старец дал при-
казание окружающим его дру-
гим монахам издеваться над но-
вопришедшим, которого он це-
нил и которого хотел воспитать до предела его возможностей. Когда он пришёл в церковь, над ним стали надругиваться и выго-
нять: «Как ты смеешь такой, ка-
кой ты есть, вступать в храм Бо-
жий?» Он ушёл. Старец его спро-
сил, что он почувствовал. Он ска-
зал, что почувствовал гнев, кото-
рый он выразил грозными руга-
тельствами и словами. Через не-
делю повторилось то же самое. Но послушник всю эту неделю задумывался о том, что над ним совершалось и что в нем проис-
ходило. И когда снова случилось то же самое, он вышел из хра-
ма. Когда старец его спросил, что в нём происходило, когда его гнали, он ответил, что он разгне-
вался, но смолчал. И когда в тре-
тий раз это случилось, он стар-
цу ответил, что он смолчал, но и не разгневался. Это пример того, как человек постепенно может прислушиваться к таинственно-
му ходу действий своего старца и перерасти себя самого.
Но послушание не заключа-
ется только в том, чтоб слушать или услышать то или иное ве-
ление и его исполнить, испол-
нить его сначала с натугой, затем с доброй волей, а затем с радостью. По-
слушание заключается в том, чтобы научиться всем своим су-
ществом и умом, и сердцем, и да-
же телом своим слушать того, кто говорит. И цель послушания конкретному живому человеку в конечном итоге заключается в том, чтобы научить этого чело-
века слушать голос собственной совести и слушать голос Божий, звучащий в Евангелии и звуча-
щий в глубинах его души в мол-
чании, в молитве, в тишине, что-
бы человек был готов всем своим существом вслушиваться в сло-
ва, вглядываться в действия из-
бранного им, принятого им на-
ставника, к которому он вну-
тренне может так приобщить-
ся, чтобы перерасти самого себя, вырасти в меру своего наставни-
ка, а порой и выше этой меры. Это мы видим из жизни святых, которые воспитывались в мона-
стырях людьми, которые были добрыми наставниками, но са-
ми не выросли в ту меру духов-
ной святости, которую достигали их послушники. Послушание мо-
нашеское является сначала шко-
лой, а потом такой открытостью, таким внутренним безмолвием, которое позволяет слышать Бога и перерасти себя и влиться в тай-
ну общения с живым Богом. Дру-
гими словами, можно сказать, что через послушание постепен-
но направляется человек к то-
му, о чём апостол Пётр говорит так дерзновенно: «Мы призваны стать причастниками Боже-
ственной природы», мы призва-
ны сначала приобщиться к бла-
годати, то есть, пронизаться Бо-
жественным присутствием Его и затем стать Богоподобными, живыми членами Тела Христо-
ва, местом вселения Святого Ду-
ха, сделаться сосудом, который пронизан святостью.
Нестяжание не зависит от бед-
ноты или достатка. Можно ни-
чем не обладать и всем своим су-
ществом мечтать о богатстве, о том, чтоб что-нибудь мне при-
надлежало. Нестяжание зак-
лю чается в том, чтобы ни к че-
му не быть привязанными и ни от чего не зависеть. Апостол Па-
вел говорит в одном из своих по-
сланий, что он научился жить и в бедноте, и в богатстве; он нау-
чился тому, чтоб ничто им не об-
ладало. Всё, чем мы обладаем, нас как будто порабощает и де-
лает рабами. Вспомним притчу Христову о призванных и об из-
бранных, о том, как царь учре-
дил пир по случаю брака свое-
го сына и призвал своих друзей. Первый сказал, что он не может идти к нему, потому что купил участок земли и ему необходимо его исследовать. Этот человек ду-
мал, что участок земли ему при-
надлежит. На самом деле, это он принадлежал этому участ-
ку. Он не мог от него оторваться, он как бы пустил корни, он уже не был свободным уйти, ему на-
до было остаться и осмотреть этот участок. Другой сказал, что он купил пять пар волов и ему на-
до их испытать. Он тоже думал, что он обладает этими волами. На самом деле, эти волы им обла-
дали. Если мы подумаем о том, что в нашей жизни может пред-
ставлять такое обладание, то, ве-
роятно, что каждый из нас счи-
тает, что у него есть задача жиз-
ни, задача такая важная, что всё должно этому уступить, что мы не можем оторваться от той ра-
боты, призвание которой нам ка-
жется целью, содержанием всей нашей жизни. Иногда даже слу-
чается так: мы не можем подой-
ти ближе к Богу, потому что, как нам кажется, мы заняты Божьим делом. Как это страшно! Третий сказал, что он не может прийти на брак, потому что он сам же-
нился и его сердце преисполнено своей радостью. В нем нет места, чтобы разделить чужую радость. Вот это образ того, как можно быть порабощённым, думая, что сам чем-то обладаешь.
В конечном итоге, вопрос о не-
стяжании сводится к первой за-
поведи блаженства: «Блаженны нищие духом, ибо тех есть Цар-
ство Небесное». Кто такие эти «нищие духом»? Это те, которые всем своим нутром поняли, что они всецело зависят от любви Бо-
жией. Они были сотворены без спроса, сотворены действием Бо-
жиим, призвавшим их к бытию для того, чтобы Себя Самого от-
дать им всецело как жизнь, как радость, как вечность. Это те, ко-
торые поняли, что сама жизнь, которая в них действует, — это Божественное дыхание, которое им было дано: что у них нет соб-
ственной жизни, которая при-
надлежала бы им, что это — дар; что это не они нашли Бога, а Бог их обрёл и Бог им открылся и призвал их, Бог их возлюбил всей жизнью и всей смертью Еди-
нородного Сына Божия, ставше-
го Сыном Человеческим; что всё в жизни — это дар Божий, и ни-
чего у нас нет драгоценнее того, что не было бы даром: дружба — дар, любовь родителей — дар, любовь жениха и невесты — дар. Если что-нибудь из этого принад-
лежало бы нам, то было бы вы-
рвано из тайны любви. Всё, что я мог бы назвать своим, не бы-
ло бы даром ни человеческой, ни Божественной любви. Поэто-
му только те, которые поисти-
не, до самых глубин стали нищи-
ми духом, живут в Царствии Бо-
жием, в Царстве, где Бог являет-
ся Царём, ими избранным, ими принятым, ими возлюбленным, от которого всё, что у них есть, всё, что они собой представляют. Это поистине область Божествен-
ной любви. Поэтому нестяжа-
ние заключается не только в том, чтобы того или другого не иметь, а в том, чтобы постепенно вырас-
тать в это состояние «нищих ду-
хом», для которых всё является любовью, даже самые простые, незатейливые вещи…
И, наконец, целомудрие. Це-
ломудрие — слово сложное. Це-
ломудрие очень глубоко связа-
но со смирением. Целомудрие — это состояние того, кто достиг та-
кой духовной цельности, такой внутренней мудрости, которая не даёт ему отклониться от Бо-
га, отклониться от чистоты, от-
клониться от своего человече-
ского величия, то есть, от слу-
жения Образу Божию в себе са-
мом. И связано это со смирением в том отношении, что оба поня-
тия очень близки. Смирение — это состояние человека, кото-
рый в мире с Богом, со своей совестью, со своим ближним, со своей судьбой и даже с теми вещами, которые его окру-
жают, как святой Исаак Сирин говорит об этом: «Никто не мо-
жет молиться чистой молит-
вой, кто не примирился с Богом, с совестью, с ближним и с теми вещами, к которым он прикаса-
ется и какими орудует, потому что они — Божие творение, и по-
этому к ним тоже надо отно-
ситься благоговейно». Если по-
думать о латинских корнях сло-
ва «смирение», то humlitos, ко-
торое именно переводится как смирение, происходит от латин-
ского слова humos. A humos — это «плодородная земля». Свя-
той Феофан Затворник говорит об этом в одном письме: «Поду-
май о земле. Она безмолвно ле-
жит перед лицом неба. Она от-
крыта и небу, и сиянию солнца, и дождю. Больше того, по ней ходят, её топчут. Хуже того, на неё повергают помои, грязь. И она безмолвно перед лицом не-
ба лежит, всё принимая и из все-
го принося плод, обогащённый тем, что ему даётся и небом, и землёй». И в этом отношении целомудрие и смирение идут ру-
ка об руку.
Монашеские обеты, которые так ясно, ярко выражены в служ бе пострига, являются так-
же путеводными звёздами и в брачной жизни. Монах обязу-
ется к совершенной, непоколе-
бимой устойчивости. В брачной жизни это называется супруже-
ской верностью. Монах обязует-
ся научиться слушать всем сво-
им существом голос наставни-
ка. В браке оба супруга призва-
ны так друг другу внимать, так быть друг ко другу обращённы-
ми, так совершенно забывать себя самих, вслушиваться друг во друга, слышать и несказан-
ное слово, воспринимать самую рябь, которая проходит от души другого человека. Это послуша-
ние самое истинное, потому что в нем — тот отказ от себя само-
го, о котором говорит Спаситель Христос, говорит о том, что, ес-
ли вы хотите следовать за Мной, быть Моими учениками, отре-
китесь от себя, то есть, отверни-
тесь от себя, оторвите от себя са-
мих взор, внимание и обратите внимание на Меня, Живого Бо-
га, и на ближнего своего, кото-
рый — икона, живая икона, ко-
торая обращается к вам с моль-
бой о внимании, о любви, о за-
боте, о сострадании, о жалости, о радости. Если говорить о це-
ломудрии, то оно в данном слу-
чае является ярким, чётким вы-
ражением верности. Это цель-
ность души, это цельность ума, это цельность самого человека. Прелюбодеяние начинается не в момент, когда совершается те-
лесный грех. Оно совершается тогда, когда душа отворачива-
ется от любимого и обращает-
ся на что бы то ни было, что на-
ходится вокруг. И, наконец, не-
стяжание в браке заключает-
ся не в том, чтобы вовсе ничего не иметь, в браке человек обя-
зан заботиться о своем супру-
ге, о своих детях, о своих роди-
телях. Но нестяжание заключа-
ется в том, чтобы ничем не обла-
дать для самого себя, чтобы всё, что у нас есть, скользило через наши руки, как дар тем, кото-
рые нас окружают. И вот тут на-
до помнить, что в браке присут-
ствует трагическое подвижни-
ческое измерение, когда чело-
век должен себя побороть, прео-
долеть зло, преодолеть свою узость, раскрыться, победить силой и благодатью Христа.
В монашестве есть и обратная сторона: ликование о том, что мы любимы Богом и что нам дано при нашем недостоинстве, при нашей хрупкости, при нашей греховности любить Бога той лю-
бовью, на которую мы способны, и Ему быть благодарными лику-
ющей благодарностью за то, что Он умеет нас любить такими, ка-
кие мы есть, не ожидая того, что-
бы мы стали святыми, а любя нас в немощи нашей, любя нас, как садовник, который заботит-
ся о хрупком ростке, защищая его от всего, что может его погу-
бить, для того, чтобы этот росток окреп и стал бы всем, чем он мо-
жет стать.
И в монашестве, и в браке есть место и суровому подвигу, и ли-
кованию.
В ПАМ’ЯТЬ ВІЧНУ БУДЕ ПРАВЕДНИК
З 1887 до 1904 рр. Полтавську єпархію очолював бла-
жен ної пам’яті Преосвященний єпископ Іларіон (Юше-
нов). За час його керування Полтавська єпархія покри ла-
ся цілою мережею церковних шкіл — чоловічих і жіночих, число яких досягало 1200. Ним засновано було Свято-
Макаріївське братство (1900 р.), яке мало на меті поширен-
ня християнської освіти, відкрито відділення Місіонерсь ко-
го товариства (1888 р.), був відкритий єпархіальний свічковий завод, відкри-
та емеритальна каса для поліпшення та полегшення заштатного духовенс тва, відкрито притулок для вдів священ но- і церковнослужителів, училище і при-
тулок для сліпих, оновлений кафед-
ральний собор, влаштований його тур-
ботами пам’ятник воїнам, полеглим у Полтавській битві (на Шведській моги-
лі) — це лише неповний перелік архи-
пастирських праць і турбот Преосвя-
щенного.
30 січня 2013, напередодні чергової річниці з дня смерті Преосвященно-
го єпископа Полтавського і Переяслав-
ського Іларіона (Юшенова), в Полтавсь-
кому Хрестовоздвиженському монастирі був здійс-
не ний парастас, а 31 січня в день блаженної кончи ни Преосвященного єпископа Іларіона була здійснена заупокійна Божественна Літургія та панахида по пріс-
нопам’ятному святителю. Після завершення бого-
служіння заупокійна літія була здійснена в ігу менсь-
кому корпусі біля гробниці з останками святителя.
З благословення Високопреосвященнішого мит-
рополита Полтавського і Миргородського Филипа, заупокійні богослужіння звершили ключар храмів Хресто-
воздвиженського монастиря ієромонах Меркурій (Скрип-
кін), клірик храму преподобного Серафима Саровського Полтави ієромонах Афанасій (Бідний) та клірик Успенсь ко-
го собору Гадяча ієромонах Пімен (Шевченко).
ПОЛТАВСЬКА «МОЛОДІЖКА» ТЕПЕР НОСИТЬ ІМ’Я ПРЕОСВЯЩЕННОГО ЄПИСКОПА ІЛАРІОНА (ЮШЕНОВА)
У 1903 році єпископом Полтавським і Переяславським Іларіоном (Юшеновим) при Макаріївській церкві м. Пол-
тави було створено Макаріївське молодіжне братство, ос-
новним завданням якого були просвітницька та соціальна діяльність.
У 2004 році при Макаріївському соборі була відроджена діяльність вищезгаданого братства в якості Православ но-
го молодіжного клубу.
Враховуючи виняткову роль пріснопам’ятного єписко па Іларіона (Юшенова) у справі роботи з молоддю та у зв’язку з 110-річним ювілеєм Макаріївського молодіжного братства, з благословення Високопреосвященнішого митрополита Полтавського і Миргородського Филипа, Православному молодіжному клубу м. Полтави присвоєно ім’я Преосвящен-
ного єпископа Іларіона (Юшенова).
Про ставлення Владики Іларіона до молоді і дітей ось як писав у своїх «Спогадах» полтавський журналіст Д. О. Іваненко: «Мені не раз доводилося зустрічати єпископа Іларіо-
на в будинку поміщиці Єльяшевич, у селі Малих Бу ди щах, поблизу Шведської могили — парафіянки мого бать-
ка. На званий обід пані Єльяшевич, між іншим, запрошувала і генералів, хоча і відставних, все ж поваж-
них, наприклад колишнього директора кадетського корпу-
су Кругликова, ген. Чудкова та інших — і садила їх за сто-
лом поруч з архієреєм. Подалі розташовувалася молодь, разом з сімейством пані Єльяшевич — дочками, синами-
офіцерами — дуже милими й симпатичними. І бувало єпископ Іларіон, за весь обід, ледь перекинеть-
ся словом із найближчими сусідами — генералами, і в той же час, через стіл у продовження всього обіду, веде жваву бесіду з молодими людьми. Риса ця в єпископа Іларіона всім надзвичай-
но подобалася — і молодь завжди горнулася до нього і оточувала тісним кільцем, де тільки зустрічала. І пожартувати милостивий архіпастир був далеко не проти. Не пам’ятаю, з якої нагоди, в Хрестовій церкві архієрейського будинку було урочисте архієрей-
ське служіння, після якого призначено було зібран-
ня в єпископських покоях. Густий натовп зібрався на усьому майданчику від дверей церкви до самої зали. Єпископ Іларіон, супроводжуваний прото-
дияконом Гайдамакіним і сонмом духовенства, в блакитній мантії і з палицею, повільно посувався з церкви, після літургії, — благословляючи народ. На майданчику, перед входом у храм, у натовпі, притулив-
шись до грат, стояв сим-
патичний юнак — чинов-
ник особливих доручень при губернаторові, Хани-
ков, відомий ледь не всій Полтаві, і поряд з ним пре-
гарненька Н-на, дівиця, з ро жевими щічками — обид-
ва хороші знайомі єпископа Іларіона. Владика, дійшовши до Ханикова і Н-ної, немов замилувався юною прекрасною па-
рочкою, що стояла перед ним зі складеними на хрест доло-
нями, в очікуванні благословення. — Може разом благословити? — запропонував він.
І Хаников, і Н-на густо почервоніли, — а Владика, осі-
нивши їх одним хрестом, поклав свою руку так, що вона за-
хопила руки і Ханикова, і Н-ної, і прикладаючись до неї, во-
ни неминуче повинні були торкнутися один одного щоками або стикнутися головами.
Єпископ Іларіон пішов потім далі, благословляючи народ і благодушно посміхаючись. Я не кажу про учнів у духовно-навчальних закладах і на-
родних школах і взагалі про дітей, яких так любив Влади-
ка і які платили йому тією ж монетою. Серед дітей єпископ відчував себе немов помолоділим, а діти позитивно забува-
ли, що перед ними архієрей, і бачили в ньому тільки добро-
го, нескінченно поблажливого і люблячого батька...».
Помер Преосвященний Іларіон 18 січня (31 січня за н. ст.) 1904 р., залишивши рідній пастві заповіт такого змісту: «Прости, Богом дарованная Полтавская паства! Прости те все, кого оскорбил словом и делом, ведением и неведени-
ем. Се уже не молюсь я с вами в сем храме, сего ради прошу и молю вас, возлюбленные братие мои, сестры и чада, паче же иереи Божии, не забывайте мя, егда молитеся ко Госпо-
ду, но поминайте мя и молите Бога, да презрит, яко благ, со-
грешения моя, яже, яко человек смертный, в жизни содела, и да молитвами вашими обрящу в день судный милость на судищи оном страшном. Дети дорогие, помяните любивше-
го вас до конца жизни!».
Прес-служба Полтавської єпархії УПЦ
ст
о-
з
б
м
у
ш
п
н
п
к
П
г
р
ва хороші знайомі єпископа Іларіо
б
н
д
з
б
а
с
н
н
з
д
б
После закрытия и разрушения Мгарского монастыря в советские годы архивы обители были утра-
чены, монастырское кладбище уничтожено, древние постройки разрушены. После того, как в 1993 году Мгарский Спасо-Преображенский монастырь был возвращён Православной Церкви, обитель стала возрождаться, начала увеличиваться братия. Обустраивая обитель, братия собирает по крупицам и сведения об истории монастыря, стремится её восстановить. И вот стало известно ещё об одном подвижнике благочестия, бывшем насельнике Мгарского монастыря — архимандрите Феофане.
(Окончание. Начало в № 121,
февраль 2013 г.)
П
оехал он в Ворошиловград (так тогда назывался Луганск). Но-
чевать пришлось на вокзале. По-
нял, что даже одежда, в которой возвратился из лагеря, отлича-
ла его от остальных людей: ловил на себе их настороженные взгля-
ды. В той жизни, какой они жили, ему не находилось места. Впослед-
ствии, вспоминая об этом перио-
де своей жизни, говорил: «Был го-
ним, голоден, обсели вши, никак не мог определиться».
Уповал только на Бога, к Кото-
рому, как никогда, обратился всем умом и сердцем, просил помощи, вразумления. Надеялся, что Пре-
святая Богородица не оставит в бе-
де, укажет путь к спасению.
После долгих мытарств отец Фё-
дор решился обратиться в епар-
хиальное управление. «На всё во-
ля Божия, мир не без добрых лю-
дей», — думал он, переступая по-
рог духовного учреждения. Он по-
пал на приём к секретарю епархи-
ального управления отцу Нико-
лаю (Гаврилову). Пришлось рас-
сказать всё. Внимательно выслу-
шал секретарь долгий батюшкин рассказ, больно тронувший серд-
це. Видя безысходность измучен-
ного жизнью человека, стоящего на краю гибели, решил оказать по-
мощь. Дал денег, чтобы отец Фё-
дор смог купить еды, подкрепить-
ся, предоставил место для ночлега, сам взялся уладить дела.
Отец Николай оказался напо-
ристым человеком. Он добился, чтобы толстокожие чинов-
ники оформили все доку-
менты, позволяющие поставить от-
ца Фёдора на епархиальный учёт.
К происшедшему батюшка от-
нёсся как к чуду. Направили его в станицу Луганскую, где служил тогда протоиерей Павел Коломий-
цев, благочинный округа. Тот дол-
жен был определить его на служе-
ние в один из приходов своего бла-
гочиния.
Отец Павел сразу же проник-
ся к отцу Фёдору чувством сос т-
радания. Когда отец Фёдор, об-
мывшись, надел предложенную ба тюш кой старенькую, но чистую его одежду, отец Павел сказал ему: «Ешь, отсыпайся, ничего не де-
лай. Тебе нужно восстановить си-
лы, а там видно будет».
В станице отец Фёдор прожил несколько дней, стал приходить в себя. Постепенно возвраща-
лись силы. Отец Павел решил на-
править его в Красный Деркул, где в то время не было священни-
ка. Распрощавшись с отцом Пав-
лом, к которому успел прикипеть сердцем, надев подаренные им по-
ношенный подрясник и старень-
кую скуфью, с котомкой за плеча-
ми отец Фёдор отправился в путь. Пошёл пешком, а ведь предстоя-
ла долгая, почти в 50 километров дорога. Дул холодный пронизы-
вающий ветер, после обеда начал накрапывать дождь. Места были незнакомые. Переходя из хутора в хутор, у встречных людей уточ-
нял дальнейшую дорогу. К вечеру пришёл в Красный Деркул.
Хуторяне направили его к мест-
ному псаломщику — Ивану Дани-
ловичу Вергунову. Отец Фёдор бы-
стро отыскал небольшой домик, переступил порог, снял скуфью, перекрестился, произнёс: «Пусти-
те странника». Назвался так, по-
тому что действительно считал се-
бя странником, которому негде бы-
ло приклонить голову. На судь-
бу не роптал, покорно шёл туда, куда вёл Промысел Божий. А Го-
сподь, по молитвам Пречистой Сво-
ей Матери, Пресвятой Богороди-
цы, как раз и привёл его к послед-
нему пристанищу, уготовил место, где надлежало ему спасаться само-
му и спасать других.
Утром следующего дня пошёл в храм, где уже собрались верую-
щие, так как весть о приезде но-
вого батюшки облетела почти весь хутор. Первый раз переступил отец Фёдор порог храма, в котором ему предстояло служить до конца жиз-
ни. Сама Пресвятая Богородица привела его сюда долгим путём, ис-
полненным лишений, страданий, различных испытаний. Наконец избранник вступил под его кров.
Батюшка узнал, что в хуторе большинство были верующими, приход был дружным. Сразу при-
ступил к своим прямым обязан-
ностям. Служил с большим воо-
душевлением. Видя искренность и простоту о. Фёдора, который все свои силы отдавал служению Бо-
гу, потянулись к нему прихожане, полюбили его. Вскоре о. Фёдор был назначен настоятелем храма.
Трудами и молитвами батюш-
ки крепчал приход, стал дружной семьёй. Здесь он обрёл ту духовную пустынь, где надлежало ему до кон-
ца дней нести молитвенный под-
виг, спасать своих духовных чад, которые видели в нем истинного пастыря, учились у него, как нуж-
но жить настоящему христианину. В это время у батюшки (ему тогда исполнилось 54 года) созрело ре-
шение принять монашество. С дет-
ства Господь призвал его, вёл тер-
нистым крестным путём. Как ни трудно было ему, слабому физиче-
ски, рано оставшемуся круглым си ротой, одинокому, познавше-
му скорбь и лишения, прошедше-
му монастырскую школу послуша-
ния, испытания и невыносимый труд лагерей, унижения и презре-
ние окружающих, как безжалост-
но ни обходились с ним, как ни из-
мывались, терзая душу и тело, он всегда терпел. Не роптал, не воз-
мущался. Всё принимал как во-
лю Божию, всегда молился за сво-
их обидчиков, с достоинством про-
шёл все испытания. Не стал преда-
телем, когда принуждали к отрече-
нию в лагере. Не возроптал, когда, выйдя из заключения, оказался са-
мым бесправным человеком. Те-
перь, когда все невзгоды были по-
зади, следующей ступенью его ду-
ховного восхождения стало мона-
шество.
Намерение отца Фёдора бы-
ло одобрено владыкой Никоном. 30 ноября 1950 года о. Фёдор при-
нял постриг в монашество с име-
нем Феофан. Приняв монашество, отец Феофан в своем храме стал служить так, как принято в мона-
стыре, по полному Уставу, не со-
кращая чин богослужения. Вечер-
ню начинал, как обычно, в три ча-
са дня, затем следовало повечерие. После читались каноны и произво-
дилась исповедь. В праздничные и воскресные дни службу начи-
нал в четыре часа утра. Прочитав утренние молитвы, служил полу-
ношницу, затем утреню. Вычиты-
вались часы и совершалась Боже-
ственная Литургия. Этот порядок сохраняется и сейчас. Особенно труд но было зимой: церковь не от-
апливалась. Даже в сильные моро-
зы службы не сокращались. Прав-
да, вечерню и утреню приходилось служить в караулке (так местные жители называют церковную сто-
рожку), но Литургию отец Фёдор совершал в храме.
Шестидесятые годы были для Церкви очень тяжёлыми. Воз-
главляемое Н. С. Хруще-
вым пра вительство взя-
ло курс на построение в кратчайшие сроки коммунис-
тического общества, свободного от религиозных «предрассудков». Открывшиеся после войны храмы снова стали закрывать. Деятель-
ность священников опять была по-
ставлена под строгий контроль. Ограничивало её и новое законода-
тельство, согласно которому пол-
ноправным хозяином прихода яв-
лялся церковный совет, нанимав-
ший священника для отправления церковных служб и исполнения треб по просьбам верующих. Та-
ким образом искоренялся дух па-
стырства. Священников превраща-
ли в простых требоисполнителей, проще сказать, наёмников. Жизнь деркульского прихода раздража-
ла местные власти. Многие хра-
мы в округе закрыли, что вызва-
ло большой приток прихожан к от-
цу Феофану. Особенно много веру-
ющих приезжали из Миллеровско-
го района Ростовской области, где к тому времени уже не осталось ни одной церкви. Но отцу Феофану удалось, невзирая ни на что, сохра-
нить приход.
В 1963 году архиепископом Бо-
рисом отец Феофан был возведён в сан игумена.
В это время приход напоминал небольшой монастырь. У батюшки уже было много духовных чад, ко-
торые часто приезжали не только на службу, но и за мудрым советом, благословением на то или иное де-
ло. Много было и добровольных по-
мощников, живших при церкви и по несколько дней нёсших различ-
ные послушания. Занимались они уборкой храма и его двора, выпол-
няли разные работы по хозяйству.
За неустанные молитвенные тру ды и подвиги батюшка был удо-
стоен от Господа благодатных ду-
ховных даров. Прежде всего, был он опытным духовным руководи-
телем обращающегося к нему на-
рода. Со всеми он беседовал, да-
вал мудрые советы и наставления, в которых проявлялась прозорли-
вость.
Далеко распространилась мол-
ва о старце. Потоком шёл народ в Красный Деркул со своими бе-
дами, невзгодами, неразрешённы-
ми вопросами. В надежде на исце-
ление приезжало к нему и много больных.
Обращались к батюшке не толь-
ко рядовые люди. По вечерам к его домику на служебных машинах приезжали, часто с родственника-
ми, облечённые властью чиновни-
ки. Приводило их горе: семейные раздоры, служебные неудачи, не-
излечимые болезни. Всех прини-
мал отец Феофан, для всех находил слова утешения, всем старался помочь. Многим встреча со стар-
цем переворачивала всю жизнь, пробуждала веру в Бога, Которого они совсем не знали, были далеки от Него.
За усердное служение на ни-
ве Господней отец Феофан в 1975 году митрополитом Серги-
ем (Петровым) был возведён в сан архимандрита и награждён митрой.
В 1963 году архиепископом Бо-
слов
ва
утешения
,
всем
старался
ва утешения всем старался
О. Феофан с духовными чадами
О. Феофан с духовными чадами
Своими пламенными молитва-
ми и богоугодными делами старец не давал покоя врагу рода челове-
ческого. Тот, уязвлённый, старался всеми способами отомстить ему, вёл с ним непримиримую невидимую брань. Возбуждал против батюшки сердца нечестивых людей, насылал разбойников на деркульскую цер-
ковь. Несколько раз они, движимые страстью наживы, совершали гра-
бительские нападения.
Последнее, особо дерзкое, прои-
зошло в сентябре 1976 года, на сле-
дующий день после праздника Рождества Пресвятой Богороди-
цы — престольного торжества дер-
кульского храма. 22 сентября Пра-
вославная Церковь отмечает па-
мять преподобного Феофана ис-
поведника, Небесного покровите-
ля батюшки. В этот день вечером и было совершено нападение. Сам отец Феофан в письме своим духов-
ным чадам так писал об этом проис-
шествии: «Праздник прослужили благополучно — духовно и торже-
ственно, а День Ангела встречали со слезами и большими скорбями. В 6 часов вечера 9 сентября ст. ст. ворвались вооружённые бандиты. Постучали, один сказал: „Открой, я участковый милиционер, — на-
звал имя и отчество. — Открой, я по служебному делу“. Открыли, они набросились на старосту, изби-
ли, избранили, связали. Тогда свя-
зали и меня. Кричат: „Давай день-
ги!“. Угрожая ножом, наганом, до-
бились, чего хотели. Забрали все деньги, часы, два креста с украше-
ниями, ключи от дома. Ушли, оста-
вили нас еле живыми.
Я и сейчас в тяжёлом состоянии. Страх Божий. Но, слава Богу, что оставили живыми…»
После этого случая батюшка со-
всем ослабел, с трудом справлялся со своими обязанностями. О своем состоянии говорил так: «Пока слу-
жится, но всё на исходе, я сам очень плохой. Моё здоровье тает, как воск на огне — идёт моя жизнь к концу! Но да будет на всё святая Божия во-
ля!». Серьёзно стал он задумывать-
ся о своей кончине, загодя загото-
вил гроб, ограду, которые стояли в притворе храма.
Силы о. Феофана стали осла-
бевать, состояние его здоро-
вья постоянно ухудша-
лось, но не оставлял старец своих духовных чад, всех принимал.
Оставаясь в сознании до конца, в окружении своих духовных чад 5 ноября (н. ст.) 1982 года о. Фео фан мирно отошёл ко Господу. Честные останки старца были преданы зем-
ле в церковной ограде возле алтаря у южной стены храма.
Не зарастает тропинка, ведущая к могиле отца Феофана. Приходит к ней много народа. Особенно много верующих приезжает 21 сентября, на престольный день — праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Радостно в этот день звонят коло-
кола. А у могилы старца звучит по-
минальная молитва — живая связь нас, живых, с тем, кто молитвенно предстоит у Престола Божия и мо-
лится о нас, грешных.
Берегут память о батюшке его духовные чада, которые сохранили свидетельства о старце тех, кто хо-
рошо его знал, общался с ним, был свидетелем его молитвенных тру-
дов и подвигов, преисполненных великой благодатной силы, даров прозорливости и исцеления.
* * *
«Был вечер, — вспоминает о. Ан-
дрей. — Батюшка Феофан нахо-
дился в доме, а я что-то делал на ве-
ранде. Он говорит мне: «Быстрей иди открой, там приехали, кричат!» Выхожу во двор и вижу — привез-
ли одержимого мужчину, он силь-
но кричал. Быстро пошли в цер-
ковь, батюшка отслужил молебен; больному стало легче, он перестал кричать, после его увезли домой».
* * *
Приехали к батюшке два мо-
лодых парня, Григорий и Нико-
лай. Николай спросил, можно ли ему жениться. Григорий тоже об-
ратился с таким вопросом. Посмо-
трел на них батюшка и говорит Ни-
колаю: «Тебе жениться можно». А Григорию сказал: «А тебе, Гри-
ша, нельзя. Только мать слушай-
ся». Так и сбылось по его словам. Николай женился, а Григорий тя-
жело заболел, до самой его смерти ухаживала за ним мама.
* * *
Вспоминает Евдокия Данилов-
на, жительница Луганска. «В цер-
ковь раньше я не ходила. Бога при-
знавала, но жила семейными забо-
тами, по молодости многого не по-
нимала. К отцу Феофану привела беда. Ирина, моя дочь, росла здо-
ровой, крепкой девочкой. Но од-
нажды с ней случился приступ бо-
лезни, которую в народе называ-
ют младенческой. Я сильно испу-
галась. Завернула девочку в оде-
яло и побежала с ней в больницу. Врач сразу поняла причину болез-
ни, сделала всё, чтобы ребёнку ста-
ло легче, и отдала мне её домой. Здоровье стало улучшаться. Вско-
ре исчезли признаки болезни, о ко-
торой стали забывать. Но ровно че-
рез год приступ повторился. Каж-
дый год, в одно и то же время, при-
ступы стали повторяться. Я посто-
янно думала о её болезни, волнова-
лась. Мне подсказали, что в Крас-
ном Деркуле есть батюшка, и по-
советовали к нему съездить. При-
ехали. Пришла к домику, а там во дворе очередь стоит до самой ка-
литки, я стала последней. Вышла послушница, сказала, что батюш-
ка слаб, примет немногих, так что очередь занимать не стоит. Я силь-
но расстроилась, первый раз в Дер-
куле, идти было некуда, вот и оста-
лась стоять на месте. Выходит по-
слушница и говорит: „Батюшка просит зайти ту женщину, которая стоит последней“. На душе у меня отлегло. Вошла в комнату, батюш-
ка лежал на коечке. Всё ему рас-
сказала. Он внимательно выслу-
шал меня и сказал, что помолится, и всё будет хорошо. С тех пор у до-
чери прошла болезнь, она родила благополучно здорового ребёнка и стала верующей. Мы с ней посто-
янно помним батюшку, ведь по его молитвам произошло исцеление».
И множество других чудесных случаев, свидетельствующих о бо-
гоугодной жизни отца Феофана, сохранили батюшкины духовные чада.
Подготовил иеродиакон Даниил (Корчевой)
Мгарский монастырь
Литературные источники:
1. Подвижники благочестия и свя-
тые места Луганской земли. — Лу-
ганск, 2005. Составитель А. Фирсов.
2. Деркульский старец архиман-
дрит Феофан. — Станица Луганская 1998 г. Составитель А. М. Кудаев.
3. Архивные материалы Мгарского Спасо-Преображенского монастыря.
Протодиакон Андрей Кураев
Лекция в Гродненском государственном университете имени Янки Купалы
(Окончание. Начало в № 121,
февраль 2013 г.)
И
так, появляется жена. И после этого время вспомнить о чет-
вёртой заповеди, хотя она звучит раньше. Когда Бог вводит Адама в Эдемский сад, Он говорит: от вся-
кого древа, которое в раю, вкушай, но только от плодов древа познания добра и зла вкушать запрещено. Вот теперь стоит подумать над тем, в чем смысл этой самой главной из запо-
ведей, полученных Адамом.
Первый вопрос. Было ли в дре-
ве познания добра и зла зло? Ответ отрицательный. Не могло быть. Бог смерти не сотворил, Бог зла не тво-
рит, и в Эдемском саду никакого зла быть не могло. Оно так называется в позднейшей памяти людей по то-
му событию, которое там произо-
шло. В Библии это неоднократно бы-
вает. И пришёл Иаков к колодцу Иа-
ковлю, к камню Иаковлю. Так этот камень так будет назван потом, по-
тому что там с Иаковом нечто прои-
зошло. А для рассказчика уже и так всё понятно.
Второй вопрос. Заповедь эта, была дана навсегда или на время? Тут Гри-
горий Богослов в IV веке однозначно своим авторитетом утверж дает: за-
поведь дана на время. Что это за за-
поведь? Это заповедь поста.
Понимаете, это не запрет, это именно заповедь поста. Слово «пост» православные люди в этой связи могут встретить в Синакса-
ре в Неделю Сырную. Уставное про-
поведническое чтение из Пост-
ной Триоди накануне Великого По-
ста. Значит, заповедь поста получил Адам. А дело в том, что нам запре-
щён грех, а постимся мы от добра. Это разные вещи.
Пост — это временное воздер-
жание от чего-то доброго. Мы не можем поститься от убийства, а можем поститься от мо-
лока. То есть, то, что са-
мо по себе хорошо, но считается неумест ным в определённой ситу-
ации, в такое-то время, а само по себе замечательно. Вот так же этот пост и древо познания добра и зла. Человек должен был вкусить этот плод, но для этого он сначала дол-
жен был нечто сделать. Что сде-
лать, чуть позже разберём.
Третий вопрос. Было ли у челове-
ка знание о добре и зле до греха? Тут опять же сошлюсь на авторитет Ио-
анна Златоуста, который справедли-
во сказал, если Адам до грехопаде-
ния не знал, что такое добро и зло, значит, тогда грех стал для нас учи-
телем мудрости. Да не будет этого!
У человека были знания о добре и зле. Просто в библейском языке слово «знание» многозначно. Есть знание, как информированность, и есть знание, как соучастие. Вот когда мы читаем, Адам познал же-
ну свою Еву, мы же не предполага-
ем, что он прочитал книжку по гине-
кологии. Это именно реальное сое-
динение. Так вот, у первого челове-
ка было теоретическое знание о до-
бре и зле.
О добре. Откуда мы это видим? Дело в том, что когда Господь создал весь мир, Он сказал: «Вот, всё, что Я создал, хорошо весьма». Доброт-
ность — это не категория из учебни-
ка этики. Добротность — это свой-
ство бытия. Бог благ, мир добр, чело-
век добротен, и особенно когда в нем нет греха, человек ощущает эту свою радостную добротность. Так что у че-
ловека было это ощущение, было знание, что есть добро.
И было знание, что такое зло. Если перед тем, как создать человеку же-
ну, Господь сказал: «Нехорошо чело-
веку быть одному». Нехорошо — зна-
чит плохо. Вот достаточно ёмкая де-
финиция зла. Отъединённость, про-
тивопоставленность, вот это от не-
кого зла. Но у человека не было ещё реального опыта соучастия в добре и уж, тем паче, реального опыта в дела-
нии зла. Вот этого ещё не было. А тео-
ретическое представление было.
И, наконец, самый сложный во-
прос, на который я даже не надеюсь сегодня на ваше понимание, но, тем не менее, скажу.
Вопрос: А была ли у Адама свобо-
да? До грехопадения? Свобода вы-
бора была у него или нет? Ответ пра-
вославной догматики очень слож-
ный. Он звучит так: У Адама не бы-
ло свободы выбора, но у него была свобода воли, жить по-своему. А вот где я свой? Вот тут возникает вопрос о свободе выбора. Скажите, когда у человека двоится в глазах начина-
ет? Свобода выбора предполагает, что или это сделать, или это; и это хо-
рошо, и это неплохо. И я думаю, как Буриданов осёл, куда пойти. Скажи-
те, когда у человека начинает двоить-
ся в глазах? — Когда ему хорошо да-
ли по мозгам.
Так вот и у нас с вами, и у Адама, и у нас начинает двоиться в глазах, что воля, что неволя, всё равно. Значит, нам кто-то налил в глазные яблоки, и ясность картины снизилась, что-
то мерещиться стало, путаться. Так вот, у Адама до грехопадения не бы-
ло свободы выбора, то есть, не было призраков добра: кажется, и это не-
плохо, а вот это тоже, кажется, хоро-
шо и так далее, и непонятно, что вы-
брать. Вот этих виражей в его мире не было, а свобода воли была. Сво-
бода быть самим собой.
А дальше возникает всегдашний вопрос: а где я? Что свобода, зна-
чит, быть самим собой. А где я? Я на-
столько сложен в нынешнем состо-
янии. Простите, но каждый из вас — это просто парламент какой-то, поль ский сейм, я бы сказал. Русско-
го парламента это не касается.
Вот представляете, заседает сейм, на повестке дня один вопрос: де-
ло было вечером, делать было нече-
го. И спикер ставит на повестку дня: «Товарищи, чем займёмся. Повестку дня. Шановни дипутати, ваши пред-
ложения».
И вот тут фракция головы предла-
гает: а пойдём в библиотеку, почи-
таем книжки. Фракция сердца робко возражает: какая библиотека? Ты че-
го? У тебя книжки везде дома, в туале-
те книжный шкаф стоит. Может, пой-
дём в храм помолимся, в кои-то веки. Вечерок в храме проведём. Но объ-
ёмистая центристская фракция еди-
ного желудка говорит: вы чего, ребя-
та. Достали вы меня своей духовно-
стью. Ты полистай записную книж-
ку, выясни, у кого сегодня день рож-
дения, к кому на хвост упасть, пойти поужинать на халяву. Есть ещё фрак-
ция радикальных демократов, чего она, на ночь глядя, советует, я вооб-
ще молчу. Все фракции в парламен-
те на законном основании, все избра-
ны избирателями. А вот грех рожда-
ется, когда потребность и предложе-
ние более низкой фракции реализу-
ются за счёт более высокого предло-
жения. Вот тогда рождается глупость или грех.
Так вот, для человека любого воз-
раста, любого человека очень важ-
но осознать, где я? Я — это мой со-
циальный имидж, я — это похоть, я — это мой ум, моё сердце? Что по-
настоящему меня радует? С чем я по-
настоящему сопрягаю свои радости и надежды? Вот поэтому для хрис-
тианина свобода — это верность, возможность быть верным самому высокому в себе. Поэтому, «познай-
те истину, и истина сделает вас сво-
бодными».
Так вот, свобода у Адама была. Но пока ему ничего не мерещилось, поэ-
тому и свободы выбора не было. Это издалека кажется, это плохая фило-
софия Воланда о том, что если не бу-
дет тени, то тогда ничего увидеть бу-
дет нельзя, свет всё будет испепе-
лять. — Чушь это. Потому что добро самодостаточно. Добро не нуждает-
ся в зле. Понимаете, мать, когда под-
ходит к своему малышу, она же не ре-
шает каждый раз мучительный выбор в духе Достоевского, приласкать сы-
ночка или головой об стенку его бах-
нуть (Если и позитив, самодостато-
чен позитив-то любви?).
Ну, а теперь, что же произошло в Эдеме. Для того чтобы в этом ра-
зобраться, надо представлять се-
бе топографию, сакральную топо-
графию. Есть земля, есть Эдем-
ский сад, омываемый че-
тырьмя реками: Тигр, Ев-
фрат, а две другие реки мы не знаем. Реки мифологические. И само со-
бытие происходит на границе мифа и истории. Мифа в высоком смысле. Культурология и философия двадца-
того века перестали считать слово «миф» ругательством. Почитайте Ло-
севскую «Диалектику мифа», и будет понятно, почему я это слово считаю возможным употребить. Но на вос-
токе от Эдема там помещаются два древа: древо жизни и древо позна-
ния добра и зла.
Дальше я буду излагать то толко-
вание этих событий, которое принад-
лежит уму и перу преподобного Еф-
рема Сирина. И надо объясниться в причине моей такой привязанности к этому святому автору. Дело в том, что, как писал архиепископ Филарет (Гумилевский) в девятнадцатом ве-
ке, первый русский учёный — иссле-
дователь святых отцов в первом рус-
ском учебнике Патрологии, у него там есть очень важная фраза: Святые от-
цы прежде, чем стать святыми отца-
ми, были людьми, ищущими истину.
Вот отсюда вопрос, когда мы чи-
таем тексты святых отцов, а где эта минута преображения? Где святой отец нечто сказал от своей головы, от духа своей культуры, школы, ци-
вилизации, а где от Бога? С Библи-
ей проще: всё Священное Писание боговдохновенно, аминь. А святые отцы, они же могут что-то сказать от себя. Это никакая не тайна. Пра-
вославие никогда не ставит знак ра-
венства между святостью и непо-
грешимостью. Апостолы между со-
бой ругались: Пётр и Павел в Ан-
тиохии; святые ругались между со-
бой, — всяко бывало. И отсюда и по-
требность в религиозном взвешен-
ном академическом богословии, чтобы понять, где у святых отцов не-
что действительно святое, а где то, что можно попробовать понять, об-
лобызать, но отложить в сторонку.
Вот в случае с Ефремом Сириным такая граница преображения его ума, она очень хорошо заметна в его раз-
мышлениях над книгой Бытия.
Преподобный Ефрем, он необыч-
ный человек. Из его прозвища «Си-
рин», вы уже поняли, что он сириец. Это уже очень важно для нашего бо-
гословия. Большинство святых от-
цов — греки, римляне, а тут — си-
риец, человек совершенно другого воспитания, культуры, языка и, глав-
ное, ближе к Библии. Потому что яс-
но, что сирийская культура, древне-
сирийская, она очень по укладу жиз-
ни своему, поэтике своего мышления очень близка к библейской. Вот, ска-
жем, преподобный Ефрем размыш-
ляет, когда Господь создал мир. Да-
ту, пожалуйста. В какой день неде-
ли? Казалось бы, странная постанов-
ка вопроса.
Преподобный Ефрем поясняет так.
Смотрите, когда Господь создал человека на шестой день творения, то ввёл его в Эдемский сад и сказал: «Вкушай». Значит, что было в раю? Значит, яблочки должны быть вкусны-
ми уже. Значит, после Преображения, да? Значит, сентябрь. Так, понятно, новый год в сентябре. Ну, действи-
тельно, в древнем церковном кален-
даре Новолетие в сентябре. Вопрос: какого сентября создан мир?
Смотрим внимательно. В четвёр-
тый день творения Господь создал светило большое и светило малое, то есть, солнце и луну, а луна бывает полной, а бывает ущербной.
Преподобный Ефрем спрашива-
ет, скажите, разве Бог может создать что-то ущербным? Нет, конечно.
Значит, дата творения мира хоро-
шо известна: за три дня до сентябрь-
ского полнолуния. Потому что луна на четвёртый день создаётся. Значит, сентябрьское полнолуние — четвёр-
тый день творения.
Удивительный буквализм, подку-
пающий своей прямотой и наивно-
стью. Такой удивительный антропо-
центризм, которого так не хватает современной культуре, запутавшей-
ся в своих экзистенциалистских реф-
лексиях. Вот это радостное ощуще-
ние естественности, что всё нас ра-
ди человек и нашего ради спасения. Вот это ощущение было у преподоб-
ного Ефрема. Вот заметьте, потряса-
ющий буквализм его понимания би-
блейского текста.
И вдруг совершенно иное мышле-
ние на страницах того же автора, по-
свящённых рассказу о грехопадении. Но прежде чем изложить его толкова-
ние этого сюжета, надо попробовать понять самого Ефрема Сирина. Надо попробовать понять, как он молился. Не в смысле, какие он молитвы читал у себя в келье, а просто представить себе богослужение этой поры.
Сегодня православные христиане в храме стоят на месте, у католиков и того хуже: все сидят. А в древнем богослужении христианском христи-
ане ходили по храму. Была простран-
ственная динамика в нашем богослу-
жении.
Начиналась служба с того, что хри-
стиане собираются в притворе хра-
ма. Притвор — это символ Ветхого Завета. И вот поэтому Литургия на-
чиналась в притворе. Притворы бы-
ли большие, не такие, как сегодня — узкий тамбур. И в этом притворе пе-
лось начало Литургии.
До сих пор у нас Литургия начина-
ется с псалмов, песнопений Ветхого Завета: «Благослови, душе моя, Го-
спода; Хвали, душе моя, Господа». Потом, здесь же лежало на аналое Евангелие, новозаветная книга. Свя-
щенник и дьякон берут Евангелие по-
сле чтения псалмов и под пение За-
поведей Блаженств, новозаветная проповедь, входят в центральную часть храма.
Центральная часть храма, трапе-
за — это символ Нового Завета, а ал-
тарь — символ вечного будущего Царствия Божия. Значит, отсюда, так называемый, Малый вход. Термин у нас остался в литургике, а смысл по-
терялся. Мы называем: пора нам ма-
лый вход совершить. На самом де-
ле — это выход. Батюшка и дьякон выходят из алтаря, делают круг и воз-
вращаются к престолу.
А во времена Ефрема Сирина всё это буквально так и происходило. Это был малый вход из притвора в цен-
тральную часть. В центре храма стоял жертвенник. Сегодня это столик, ко-
торый стоит слева от престола в алта-
ре, а раньше он стоял в центре, боль-
шой стол, похожий на канунник. Вот сегодня люди, приходя в храм, на ка-
нун, за помин столик стоит там, и при-
носят печенюшки, хлебушек там, са-
хар или ещё что-то.
Кстати, а в ваших краях что кладут на канун? То же самое? Ничего бо-
лее вкусного и оригинального? Жаль. Ну, ладно.
И вот люди приносят в храм нечто и кладут на жертвенник. Но на жерт-
венник надо класть то, что нужно в богослужении. А Литургии нужен хлеб и вино. Сегодня люди покупа-
ют эти продукты где-то в магазинах, а в Сирии и в Греции в древние вре-
мена христиане сами всё это дела-
ли. У каждого свое домашнее вино, как в Грузии сегодня, у каждого свой хлебушек.
Вот приносят эти дары люди в храм, опять, как у нас всё изменилось.
Слово «просфора» знают пра-
вославные люди? Слово «просфо-
ра» означает приношение. То есть, просфоры люди приноси-
ли в храм из дома рань-
ше, а сегодня мы, напротив, просфо-
ры из храма забираем. Так вот, люди приносят свой хлебушек и свое вино.
Дальше всем понятное правило: для жертвы Богу нужно отобрать луч-
шее. Лучший хлебушек заметен бо-
лее или менее издалека, самый пыш-
ный белый без дырочек и так далее. Взяли лучший хлебушек, с ним будем служить.
А с вином? Как лучшее вино опо-
знать? Тут, я полагаю, наступала зо-
лотая пора в богослужении дьякона. Надо было попробовать и авторитет-
но батюшке посоветовать, на чём се-
годня служить: на вине Кузьминичны или Ильиничны.
Ну, а теперь самое интересное. Когда люди приносили эти свои дары к жертвеннику в древности, при этом они просили помянуть себя и сво-
их близких, за которых приносят эту жертву. То есть, кладёт бабушка, ска-
жем, сама подходит к жертвенни-
ку, кладёт хлебушек, кувшинчик с ви-
ном ставит и говорит: «Батюшка, это за мою дочку Марью, внука Илью...», и так далее.
Отсюда в нашей литургии до сих пор после чтения Евангелия огром-
ное количество ектений, прошений о здравии, о упокоении, такое нагро-
мождение целое, много, много, чте-
ние записок и так далее.
Значит, вошли под Заповеди Бла-
женств, прочитали Евангелие, и при-
хожане собираются верные, дают свои записки, дары и так далее.
Я вот помню, сейчас чтение запи-
сок у нас — это очень скучное вре-
мя в богослужении, а вот в Румын-
ской Православной Церкви сохра-
нился более древний обычай, бо-
лее живой. Там вся деревня прихо-
дит в храм именно к этой минуте, ког-
да читают записки заздравные на Ли-
тургии, всё остальное их не интересу-
ет, а вот это — самое главное. Потому что записки пишутся сложносочинен-
но, не так, как у нас: о здравии рабы Божьей Дарьи, Феклы, Марьи и так далее. Нет, у румын иначе: «Раба Бо-
жия Марья просит Христа о том, что-
бы Он наказал вора, который на про-
шлой неделе украл у неё кошелёк». «Раба Божия Татиана молится о том, чтобы её дочка, наконец-то, вышла замуж». — То есть, все новости де-
ревни можно узнать в эту минуту: та-
кое местное радио.
Так вот люди приносят свои запи-
сочки, дары. Отбирается самое луч-
шее и после этого совершается Ве-
ликий вход. То есть, дьякон и священ-
ник отбирают лучшее вино, в чашу на-
ливают, каравай берут и идут в свя-
тая святых, в алтарь, с этими лучши-
ми дарами.
Символика эта до сих пор у нас есть, когда священник даже когда просфора богослужебная специаль-
но испечена, но всё равно священник вырезает из неё Агнца. Это символи-
ка того, что это самое лучшее и глав-
ное, святое берётся, избранное, для совершения таинства. И вот это вот избранное вносится в алтарь.
А алтарь — это уже не наше, это уже Царство вечное будущего века, и затем износится хлеб, освящённый вечностью, износится назад к людям, возвращается к ним.
Вот это то, что видел и пережи-
вал преподобный Ефрем Сирин. Та-
кая была динамически развивающа-
яся Литургия. Отсюда будет понятно и его переживание библейского рас-
сказа.
По его пониманию: весь мир — это храм. Мир вокруг Эдема — это при-
дел. Сам райский сад — это трапеза. «Весь сад был подобен трапезе», — пишет Ефрем Сирин. Трапезе в цер-
ковном смысле, главный неф, глав-
ное пространство храма, где стоят верные, мирское священство, вы — народ священников. А дальше древо познания и древо жизни — это цар-
ские врата, за которым алтарь, свя-
тая святых. Адам и Ева — это свя-
щенники.
И вот первый человек как священ-
ник должен был принести жертву, в алтарь принести её, принести жерт-
ву Богу. И при этом он должен был пройти через два древа: древо позна-
ния и древо жизни.
О том, что эти два древа неразрыв-
но сплетены своими кронами, уже го-
ворится в Послании Диогнета, это на-
чало второго века, христианский па-
мятник. Там утверждается, что как невозможно познание добра без до-
брой жизни и невозможна жизнь без познания истины, вот поэтому эти два древа едины.
Итак, Адам — священник, который должен был принести жертву. А про-
изошло вместо жертвоприношения похищение. Вот это и есть суть греха Адама: вместо жертвы похищение.
Во-вторых. Ефрем Сирин идёт дальше. Его мысль становится совер-
шенно поразительной, уже никакой историей необъяснимой. Он говорит так. Вот если сад подобен трапезе, и в Эдемском саду каждый цветок да-
ровал бессмертие. То есть это мир, в котором Бог всюду, как в церкви. Ведь в церкви ни один предмет не ра-
вен себе самому. Вода в храме боль-
ше, чем вода. Хлеб на литии больше, чем хлеб. Икона больше, чем доска. Ладан больше, чем смола, и так да-
лее. Всё пронизано божественным Духом. Вот так же и в Эдемском саду. Всё, к чему ни прикасался Адам, это были таинства. Всё давало ему ра-
дость Богопричастия.
Но в церкви православной есть святыньки, а есть святыни. Это не од-
но и то же. Какая-нибудь там про-
сфорка дома — это святынька, а хлеб причастия в алтаре — это святыня.
Так вот, точно так же и в Эдем-
ском саду, по мысли Ефрема Сирина. И вот главный вопрос он ставит: «О, если бы задумалась Ева, кто перед нею, — когда она стояла перед дре-
вом познания, — тварь или Творец».
То есть, по мысли Ефрема Сирина, древо познания и древо жизни — это Сам Господь. Как вот мы причаща-
емся Христу под двумя видами: Те-
ла и Крови, хлеба и вина, точно так же и первый человек должен был войти, принять плоды древа познания и дре-
ва жизни и стать богом. Это путь обо-
жения, к Богу человек должен был так приобщиться. Ну, а теперь будет по-
нятно, что же произошло и почему столь страшными оказались послед-
ствия произошедшего?
То, что совершает Адам — это грех богохульной кражи, попытка стать бо-
гом мимо Бога, попытка украсть Свя-
тые Дары, выкрасть их.
То есть, вместо жертвы — священ-
ник — он жрец, он приносит жертву, вместо жертвы — кража, вместо от-
дачи, опять же, — хватовство.
Ну, а теперь посмотрим, как это развивается. То есть, этот грех, я бы сказал, такого технологического от-
ношения к миру в духе индустриаль-
ного империализма западноевро-
пейской цивилизации фаустовского духа — дух магии.
Как известно, в религиоведении различие магии и религии проходит именно по этому критерию: религи-
озный человек молится, колдун при-
казывает. Колдун убежден в своих полномочиях и во власти своих за-
клинаний. Вот и Адаму казалось, что можно совершить некое действие: «я право имею», которому Бог должен будет подчиниться.
Теперь смотрим, как этот сю-
жет разворачивается на библей-
ских страницах. Жена сто-
ит перед древом позна-
ния. Естественно, тут возникает во-
прос: где Адам? Я не встречал у свя-
тых отцов ответа на этот вопрос. По-
чему в решающую минуту жена бы-
ла одна?
В апокрифах ответ следующий. Адам был на экскурсии. То есть, в это время Господь показывал Адаму дру-
гие уголки Эдемского сада, а жена осталась на хозяйстве, ну, этим и вос-
пользовался заезжий кавказец.
Второй вариант, интерпретацию, я читал в иудейской раввинистиче-
ской литературе. Раввинистическое толкование полагает, что Адам спал в это время, потому что, как только появилась жена, Адам и Ева тут же приступили к исполнению первой за-
поведи, то есть, плодитесь и размно-
жайтесь. А поскольку в такого рода общении мужчина выступает доно-
ром, женщина реципиентом, то поэ-
тому мужчина, исполнив свой супру-
жеский долг, отваливается и засы-
пает. А женщина, напротив, ощутила в себе прилив новой силы, ощутила себя необычной: зачатие новой жиз-
ни, и поэтому пошла в самое священ-
ное место Эдемского сада, чтобы там попробовать понять себя, что же с ней происходит.
Но как бы то ни было, оба эти тол-
кования не святоотеческие, поэтому церковными их считать нельзя. Ну, а в Библии просто Ева одна. И вот тут появляется змий, кото-
рый говорит ей: «Правда ли, сказал вам Бог, что от всякого древа, кото-
рое в раю, вкушать вам нельзя?» Ева отвечает: «Нет, это неправда. Нам от всякого древа, которое в раю, вку-
шать можно, а к древу познания до-
бра и зла прикасаться нельзя».
Кстати, вот это и есть первый грех в истории человечества. Именно этот ответ Евы. Грех двойной. Пер-
вый её грех в том, что она вообще от-
ветила. В таких случаях кричать на-
до, а не отвечать. Человек — сложное существо, и в нас есть сила любви, и есть сила ненависти. Эрос и тона-
дос, если говорить языком Фрейда.
Когда человек чувствует в себе го-
лос (Воланда?), он должен прогне-
ваться, отогнать. Ненависть — это Бо-
жий дар человеку. Ненависть в нашей душе исполняет функцию, подобную антителам в нашей крови. Распознал инфекцию, набросился и пожрал её, выбросил её вон. Надо уметь гневать-
ся на злые мысли, богохульные мыс-
ли: это не я, не хочу, не соизволяю.
Святой Феофан Затворник в девят-
надцатом веке так отвечает христи-
анской девушке на вопрос, та спра-
шивает: «Батюшка, как мне бороться с блудными мыслями, нехорошими и т. д.?» Святитель Феофан отвечает: «Ну, представь себе, ты идёшь по го-
роду тёмным вечером, на тебя напал громила какой-то, бандюга, и схватил тебя. Что тебе делать? У тебя сил нет ему сопротивляться. Но ты все твои силы собери в кулачок и дай ему, что есть духу». — Вот тут, конечно, удив-
ляешься духу девятнадцатого века: он советует девушке дать ему в грудь, этому громиле, наши современники посоветовали бы в другое место на-
нести удар. Но джентльменский де-
вятнадцатый век таких вещей не по-
зволял. И дальше Феофан Затвор-
ник говорит, что когда ты дашь этому громиле в грудь, он чуть-чуть осла-
бит свою хватку, а ты кричи: караул, грабят.
Вот точно так же, когда напали на тебя хульные помыслы, плохие нечи-
стые, ты их хоть на секунду отстра-
ни от себя и тут же кричи: «Господи, караул, грабят, пошли мне ангела-
хранителя, защити меня от этого по-
мысла».
Так вот, Ева не прогневалась. Ведь змей явно соврал, соврал. Что Бог, дескать, запретил вам всё есть, и так далее. Вместо того, чтобы отогнать эту клеветническую мысль, Ева на-
чинает открывать научный симпози-
ум: так сказал Бог, не так сказал Бог. То есть, это уже была некоторая сла-
бость волевого начала.
Второй грех Евы был в том, что она переврала Божью заповедь. Ну, Бо-
жья заповедь-то была: не вкушай пло-
да от древа познания. Что Ева гово-
рит? — «Не прикасайся к древу по-
знания». Это первые слова женщи-
ны на земле согласно Библии, и тем более знаменательно, какие они оказались.
Есть удивительный феномен жен-
ской религиозности. Женская рели-
гиозность очень часто оказывает-
ся более жестока, нежели религиоз-
ность мужская. Женщины очень лю-
бят выдумывать сами для себя и для окружающих новые заповеди, прави-
ла: нельзя свечку через левое плечо передавать, тут перед иконой нельзя проходить, там на коврик нельзя на-
ступать и пошло-поехало. Ни в одном Законе Божием этого не прочитаете, это только бабушкина академия. Ну, опять же вспомните, девушки, из хра-
ма, не из Эдемского сада, но из хра-
ма вас выгоняли, наверняка, из пра-
вославного? Кто этим занимается? Монахи за вами бегают, что ли? Нет, свои же товарищи по полу.
Так вот, и первый религиозный по-
ступок женщины на земле — само-
вольное ужесточение Божьей запо-
веди. А это очень опасно. Потому что, ужесточив Божью заповедь, жена де-
лает себя беззащитной перед пропа-
гандой сатаны.
Представьте эту сценку по-детски, это полезно некоторые страницы Би-
блии уметь и по-детски себе пред-
ставить.
Вот дерево, предположим, что это яблоня. Древо познания никакого от-
ношения к яблоне не имеет. Это сред-
невековая латинская игра слов: ма-
лем и малум. Малем — яблоко, ма-
лум — зло. Но в Библии, в еврей-
ском языке ничего такого нет. Ну, хо-
рошо, предположим, что это яблоня. Вот змей её обвил, головку свешива-
ет, и леди ему говорит: «Сказано, что если прикоснёмся, то в тот же день умрём». А змей говорит: «Дура, по-
смотри на меня, я не то, что прикос-
нулся, живу я тут — и ничего».
То есть, именно ужесточение запо-
веди делает эту заповедь легко ата-
куемой и опровергаемой. Такое часто происходит в нашей церковной педа-
гогике, когда мы на детишек страх Бо-
жий наводим, все эти страшные рас-
сказы, да? Один мальчик без спро-
су у бабушки ел вишнёвое варенье и после этого выпал с девятого эта-
жа, что-нибудь такое, да? Сколько та-
ких страшных рассказов приходилось нам в детстве слушать. А затем ре-
бёнок убеждается, что можно съесть вишнёвое варенье, и ангелы тебя не испепеляют в Содом и Гоморру, понимаете? И с девятого этажа не па-
даешь, и в погребе ногу не ломаешь. Ага, бабушка, наврала. И всё-то ваша Библия врёт.
Вот подобное и с Евой произошло.
Змей отвечает: «Нет, неправду ска-
зал Бог, потому что знает Он, что если вы вкусите от древа познания добра и зла, то станете, как боги, знающие добро и зло».
То есть, уже прямая атака, и Ева уже не может сопротивляться. Хотя здесь есть подсказка: станете, как бо-
ги, знающие добро и зло. Вот это вот «как», частица, она же такая двусмыс-
ленная. Если мы говорим, что Иван совсем как Павел, ну, значит, он точно не Павел. Если обезьяна совсем как человек, значит, за этим стоит по-
нимание того, что обезьяна точно не человек.
Но, кроме того, в этой фразе есть замечательный больше-
вистский акцент: станете знающи-
ми добро и зло. То есть, это означает, что сейчас вы этого не знаете, а толь-
ко в будущем, когда прорвёмся, тог-
да будете знать правду. А сейчас ни-
чего не знаете. То есть, это аксеоло-
гический нигилизм: то, что вы знаете сейчас, ничего не стоит, всё забудем, сотрём, выбросим, а потом с нуля «мы наш, мы новый мир построим».
Ева не сопротивляется. Следую-
щая фраза Библии удивительна.
«И открылись у Евы глаза, и уви-
дела она, что древо приятно на вид, и плоды его приятны на вкус, и оно вожделенно, ибо даёт знание».
Что за глаза открылись у Евы? Это не были глаза котёнка, то есть, вот слепой котёнок был, а потом откры-
лись, нет. У неё открылось совершен-
но другое зрение. Не третий глаз, нет. Гораздо хуже. Она стала смотреть на мир глазами потребителя, рыноч-
ной торговки. Перед ней самая са-
кральная вещь мироздания, а что она там видит? Ага, упаковочка ничего се-
бе, вкусненькая, кажется, конфетка, ах, да, в-третьих, вожделенно, пото-
му что даёт знание.
Вот представьте себе, что вы под-
ходите к чаше с причастием, я вновь напоминаю, что древо познания — это и есть чаша с причастием, вку-
шаете причастие и говорите: «О, ба-
тюшка, кагорчик у вас сегодня ниче-
го, не молдавский, небось, да? Кста-
ти, облаченьице у вас тоже, батюшка, не софринское, да? из Греции при-
везли? Ах да, верую, Господи, яко сие есть Тело Твое и Кровь Твоя, да, да, конечно, конечно».
Вот понимаете, такой вот вульгар-
ный эстетизм, это уже следствие бо-
лезни. И вот таким глазом Евы смо-
трят на православие, на наши святы-
ни очень многие люди.
Потому что политики, которые не верят в Христа, но верят в правосла-
вие, в православизм, верят в то, что Православная Церковь всегда це-
ментировала наш народ и что-нибудь в таком духе.
Таким же глазом смотрят искусс-
т воведы, которых в иконе интересует только колорит.
Вновь повторяю: древо позна ния — это причастие. В чаше с причастием нет зла, но вспомните, какие молит-
вы православный христианин читает перед причастием: «Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Даров». То есть, оказы-
вается, причастие может быть в поги-
бель, причастие во осуждение. Апо-
стол Павел вообще полагал, что хри-
стиане умирают по той причине, что недостойно, без рассуждения прича-
щаются Тела и Крови Христа, не пони-
мая, где профанное, а где священное. Вот именно это и произошло с Евой.
После этого Ева идёт к мужу и пред-
лагает ему соучастие в своей трапе-
зе. Почему она это делает? Я встре-
чал два толкования этого сюжета.
Первое — мысль Ефрема Сири-
на. Простите, нет, сначала раввина скажу.
В раввинистической литературе мысль следующая. Ева почувствова-
ла, что она умирает, и тут её созна-
ние обожгла страшная мысль: я умру, а Адам останется жив, и Бог даст ему новую жену, и он будет с нею счаст-
лив. Да не будет этого, кушай, ми-
ленький.
Чтобы понять всю правдивость и глубину этой раввинистической мысли, надо просто вспомнить, что, согласно Талмуду, Ева — вторая же-
на Адама, а не первая. Первая бы-
ла мифологический персонаж Лилит. В Библии её нет, но в Талмуде она по-
является. В Лилит влюбился архан-
гел Михаил, она его уговорила от-
крыть ей тетраграматон, священное имя Бога, Иегова, и когда она это имя узнала, Господь этого не потерпел. Он не мог, чтобы на земле был чело-
век, который знал бы его имя, и у не-
го была бы власть над ним. И поэто-
му он превратил Лилит в звезду Исци-
арь — Венеру.
То есть, это иудейское предание было, а отсюда понятно и продолже-
ние, что Ева — вторая жена, боится, что появится и третья ещё. Глубокое знание женской психологии демон-
стрируют раввины.
Что же касается святоотеческого предания, то здесь у Ефрема Сирина как раз есть совершенно противопо-
ложное толкование этого места.
Преподобный Ефрем полагает, что когда жена отошла от древа позна-
ния, она ощутила в себе прилив эй-
фории. Такое бывает, когда человек совершает серьёзный грех, ощущает полет: я смог, я преодолел, я не тварь дрожащая, я право имею. И вот она пошла к мужу похвастаться: «Смотри, я начинала свой трудовой путь тво-
им рёбрышком, а сейчас я — богиня, а ты — ещё не пойми, что такое». То есть, в Еве, согласно Ефрему Сирину, рождается похоть власти.
Вот та самая формула матриархата изначальная ломается здесь. Вместо союза любви, пусть даже и матриар-
хального, рождается гордыня и пре-
вознесённость, чувство превознесён-
ности одного человека над другим, и поэтому в конце рассказа о гре-
хопадении мы видим уже противо-
положную патриархальную форму-
лу, то есть, опять первые стали по-
следними.
И в конце рассказа о грехопаде-
нии мы читаем к жене слова Господа обращённые: «Отныне к мужу будет влечение твое, и он будет владыче-
ствовать над тобой».
Вот, а пока Ева радостная идёт к Адаму, предлагает ему соучастие в трапезе, он соглашается. После этого опять: «И открылись у них глаза (второй раз). Открылись у них глаза, и они увидели, что они наги и устыди-
лись».
Что за глаза у них открылись? Что за нагота?
Они просто утратили ум Христов, в Новом Завете так называется дар прозорливости, дар благодатного ви-
дения субстенция этернитатис, под знаком вечности.
Они увидели наготу друг друга. У них до этой поры, до греха, была одежда из света в том смысле, что че-
ловек и Бог не были разделены, и по-
этому одежда благодати их окутыва-
ла. Теперь они отреклись от Бога, от-
казались, и остались просто людьми.
Нормальный человек — это чело-
век плюс Бог. Но теперь этот плюс убирается, человек остаётся просто человеком. Только человеком.
И вот они видят друг друга в этой своей слишком человеческой наготе и устыдились.
Очень важное свидетельство в Би-
блии. Заметьте, Бог ещё никого не на-
казал, никого не проклял, никому сло-
ва плохого не сказал, а людям уже пло-
хо: они устыдились друг друга.
По замечательному слову Иоанна Лествичника, святого шестого сто-
летия, любовь не знает стыда. Дей-
ствительно, близкие люди не стыдят-
ся своей наготы. И, напротив, там, где появляется потребность в одеждах, в препоясаниях, это уже некая отчуж-
дённость людей друг от друга прояв-
ляет себя.
Уже с этой страницы Библии на-
чинается путь в тот тупик, где Сартр скажет: ад — это другой. Другой, который всегда рядом со мной и смотрит на меня. После этого они делают себе препоясания из этих ли-
стьев каких-то.
Затем уже следующий этап: Адам слышит голос Бога, ходящего в раю. Тоже очень важная деталь. Бог теперь уже перестаёт звучать внутри сердца Адама, Бог становится чем-то чужим и далёким, звучащим там, в садах.
Плюс ещё там есть в Библии за-
мечательное выражение: «В прохла-
де полдня, оказывается, Бог ходит». Для нас с вами это ничего особен-
ного не значит, но только вспомните, что библейский автор живёт на юге. Что там за прохлада в полдень такая образовалась? На Ближнем Востоке? В Израиле или Месопотамии? У ита-
льянцев и то есть поговорка, что в си-
есту, то есть, в полдень, на улицах можно встретить только собак и ан-
гличан. Ну, а Адам теперь в прохладе полдня видит ещё и Бога.
То есть, уже некая странность в его восприятии, но ещё большая стран-
ность потом: Адам прячется под ку-
сты, заслышав голос Бога.
Вот это уже, несомненно, улыбка библейского автора.
Видите ли, я всегда вспоминаю слова своего преподавателя Ветхо-
го Завета в Семинарии Московской. Он нам говорил так, что оригинал и пе-
ревод похожи на ковёр с лицевой сто-
роны и с изнанки: рисунок тот же — краски другие. А особенно, когда речь идёт о церковно-славянском пере-
воде Библии. Церковно-славянский язык по сути своей высокоторжес-
твенен. И поэтому человек, который слышит Библию только по церковно-
славянски, не чувствует многообра-
зия стилей библейских рассказов. Там есть всё. Там есть торжественные страницы, есть прозаические, есть фельетонные, есть памфлетные, есть богоборческие и так далее — всё есть в Библии. И вот здесь есть место для улыбки.
Первая улыбка в Библии — это слова: «увидели, что они наги». Дело в том, что в еврейском языке это от-
кровенная игра слов: арум — мудрый и эрум — голый. А, учитывая, что ев-
рейский язык консонансный, пишут-
ся только согласные буквы, а гласные не пишутся, то по написанию это пол-
ные омонимы. Соответственно, лю-
ди хотели стать аруми — мудрецами, стали эруми — голышами.
Для еврейского читателя здесь по-
вод улыбнуться.
Вторая улыбка вот здесь. Адам прячется от Бога под кустом. Да, Адам, великую мудрость нашептал тебе змей! Только великие посвящён-
ные, в тридцать третьей степени по-
священия, могут такое знать: от Бога под кустами прячутся — там тебя точ-
но не найдут. Великая мудрость, ко-
нечно.
То есть, понимаете, в Адаме начи-
нается раскол. Ириней Лионский го-
ворил, что смерть есть раскол. И вот раскол начинается сразу.
Раскол между людьми: они чув-
ствуют друг друга чужими. Это очень интересно. Дело в том, что часто ка-
жется, что совместно совершенный грех объединяет. — На самом деле — разделяет. В старой монашеской кни-
ге, в Патерике, есть такая история. Монах раз в неделю приходил из сво-
его скита.
А кстати, слово «скит» знаете, что означает? Можете догадаться или нет? Нет, скит — это не скитание. Дам подсказку: это вообще не славянское слово, оно египетское: шехит, не ша-
хид, хотя может быть, здесь есть связь. Шехит — взвешивание серд-
ца это означает. То есть, место, где взвешивается сердце. Это название местности в Египте.
Так вот, из своего скита этот еги-
петский монах раз в месяц прихо-
дил в деревню; и там менял свои кор-
зины, которые плёл, на хлеб. Прихо-
дит он однажды, а хозяйка дома од-
на, муж уехал. И тут у него начинает-
ся борение, и он начинает приставать к этой хозяйке: ну, давай быстренько, там, пока мужа нет. Женщина оказы-
вается более твёрдой в вере и в за-
поведях, чем этот монах, и она от-
некивается, но силёнок-то у неё ма-
ло, а монах-то крепкий, и она пробу-
ет уклониться, а он всё пристаёт. И тут в решающую минуту действительно появляется муж. Из окна видно да-
леко, ну, конечно, весь пыл у мона-
ха проходит, всё нормально. И тут эта женщина говорит монаху: «Ну, вот ви-
дишь, как хорошо, что я тебе не под-
далась, а ведь иначе мы бы уже со-
вершили грех и сидели бы порознь».
Вот этот вот последний кусочек фразы, он особенно драгоценен. Это очень точно, что совершенный грех, действительно, не соединяет, а ско-
рее разделяет людей, и на примере Адама и Евы это как раз очень хоро-
шо было видно.
Хотя вновь говорю, грех их сов-
сем не был в том, что они вступили в какие-то интимные отношения. Не в этом грех, никак.
Затем второй раскол: в отношениях с Богом, Бог кажется чем-то чужим.
И третий раскол: в отношениях с самим собой. Разум и чувства разо-
шлись настолько, что, повинуясь сво-
им чувствам, Адам становится спо-
собен на очень странные поступки — вот от Бога под стул прячется.
Вот Господь обращается: «Адам, где ты?» И затем говорит Адаму: «По-
чему ты там под кустами?» — «Я пря-
чусь, потому что я наг». Бог спраши-
вает: «А кто тебе сказал, что ты наг?» Вот тут вот и выясняется, что прои-
зошло.
Заметьте, Бог не обвиняет Адама, Он даёт ему шанс рассказать, пока-
яться. Адам отказывается от этого шанса.
Его ответ следующий: «Жена, ко-
торую Ты мне дал, она мне дала, и я ел». Вот первый стукач в истории. При этом поражает сама психология Адама. То есть, такое ощущение, что он не имеет права сказать «нет»: раз сделали предложение, обязательно надо согласиться.
Бог обращается к Еве, та свали-
вает на змея: «Змей мне дал, я ела». Со змеем Бог не разговаривает.
Обратите внимание. Бог начина-
ет свой разговор с тем, кто совершил грех после всех, и значит, менее все-
го виноват, а значит, ему легче пока-
яться и дать другим пример покая-
ния. Но этого не происходит.
Со змеем Бог не разговаривает, их отношения уже задолго до этой истории выяснены, там покаяния быть не может.
Вот после этого уже и следует при-
говор.
Обращаясь к мужу, Господь гово-
рит, что «в поте лица твоего будешь возделывать землю». Вот теперь по-
является этот труд. Грех был в том, что человек от труда отказался, а те-
перь придётся работать.
К жене — сугубое наказание: «в муках будешь рожать своих детей», и, тем не менее: «к мужу будет влече-
ние твоё, а он будет господствовать над тобой».
И, наконец, завершается этот рас-
сказ эпизодом, который в богосло-
вии называется Протоевангелием, первым Евангелием. Будет сказано Адаму, жене, о змее будет сказано, что семя жены будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пя-
ту. Это сказано змею о семени жены.
У жены нет семени, поэтому это вос-
принимается как пророчество о дев-
ственном рождении Христа без зем-
ного отца. Соответственно, отноше-
ния семени жены и змия именно таки-
ми и оказываются. Христос сокруша-
ет державу сатаны, но не без потерь со своей стороны, то есть, всё равно и Самому Христу пришлось искупи-
тельно пройти для этого через смерть.
Но, тем не менее, библейский рас-
сказ о грехопадении кончается та-
кой нотой пророчества, нотой радо-
сти, надежды и обещания. Это озна-
чает одно: Бог не отвернулся от чело-
века, Бог умеет терпеть наши неуда-
чи, и поэтому у человека есть надеж-
да на то, что Бог есть Любовь.
Один из смыслов, который мы вы-
водим в целом из этого рассказа, состоит в том, что на человеке ле-
жит ответственность за свою судьбу, за судьбу всего мироздания. «Про-
клята земля за тебя». Это фраза эко-
логической ответственности челове-
ка. «Она будет возращать тебе волч-
цы и тернии». У человека уже нет пра-
ва, в отличие от язычника, списать катастрофу на войну богов между со-
бою, на какие-то дочеловеческие ка-
тастрофы в истории мироздания. Человек — ключевая точка миро-
вой истории. И поэтому позднее уже в новозаветных посланиях будет ска-
зано, что «вся тварь доныне мучит-
ся и стенает, ожидая откровения сы-
нов человеческих, ибо тварь не сво-
ею волею покорилась суете, но во-
лею покорившего её».
То есть, перед нами идёт откро-
венная космодицея. Да, в мире жить трудно, но не мир в этом виноват. И поэтому не мир надо хулить, уни-
чтожать, а надо преобразить самого человека, научиться быть хозяином своего сердца и своих чувств. Вот это и есть главный урок, который вы-
носит Церковь из библейского рас-
сказа о грехопадении человека.
azbyka. ru
Ч
еловека видно по рукам. На них остаётся след от всего, что де-
лает человек. Пишет ли он аноним-
ки, кляузы или оды прекрасному — всё знают руки. Они — как ветви де-
рева, стремятся к солнцу человека. А солнце — у каждого своё.
Один всего себя отдал искусству (неважно, какому), и его руки вер-
но служат высоким устремлениям своего господина. Другой — всеце-
ло отдан интригам, задача его рук всегда — грести под себя. Чем бы он ни занимался, руки его умеют только одно — ловить выгоды. Да-
же рукопожатие такого человека полно корысти.
Руки любящие — нежны, они — продолжение любящего сердца. Ру-
ки недоброго человека — равно-
душны и жестки. Руки злого — по-
рой злее его самого, и он развивает-
ся во зле, следуя за своими руками. Но и руки доброго человека ведут его вперёд, развивая в добре.
Руки творческого человека жаж-
дут творить, нетворческие — вытво-
рять. Всякие гнусности — творче-
ство рук нетворческих людей.
Руки творческие — изобрета-
тельны в созидании, нетворче-
ские — лишь в разрушении. До-
брые руки беспомощны во зле, злые — в добре.
Глупые руки — во зле актив-
нее, дойти до добра им сложнее: зло соблазняет. Умные руки за-
няты прекрасным. Но, соблазнив-
шись злом, умные руки превра-
щаются в хит рые.
Напрасно лицемер напялил на своё лицо улыбчивую маску: тот, кто будет смотреть на его руки, сра-
зу поймёт обман. К чему тянутся ру-
ки человека — таков и он, потому что руки всегда растут из сердца.
Светлана Коппел-Ковтун
Из писем к В. И. И. (1885–1889 гг.)
(Окончание. Начало в № 115–116,
август-сентябрь 2012 г.)
1
Не стремитесь так усиленно узна-
вать волю Божию в вашем деле, чтоб не принять за волю Божию го-
рячность собственного сердца. На-
до знать и глубоко познать, что серд-
це наше так испорчено, так помраче-
но грехом, жизнь наша так спутана нашими пороками, испорчена сво-
евольными умышлениями нашего грехолюбивого сердца, что не толь-
ко творить волю Божию или познать её мы не можем, но даже действо-
вать в нас и в нашей жизни мы не до-
пускаем всесвятой воле Божией. Пророк говорит: (Пс. 15:3). Видите ли? Что в святых душах и только в них Господь исполняет Свою волю — в них нет препятствий для соверше-
ния в них воли Божией. Грешник же, живущий в своих страстях, живёт по-
стоянно в противлении воле Божией. И хорошо, если он принимает то, что попускает ему выносить Господь, ес-
ли он смиряется под это попущение Божие. Такое смиренное подклоне-
ние под попущение Божие есть при-
знак грешника кающегося. Живя гре-
ховною жизнию, мы накопили много неправды около себя, запутали дру-
гих своими грехами и их погубили.
Кающийся грешник видит, и ви-
дит то, что с прошедшим ему нелегко сделать счёты, что ему нужно иску-
пить его трудом и подвигом великим. Не только себя, но и всё, и всех окру-
жающих его ему надо спасать и вы-
водить на пути истины и добра. Этот подвиг трудный и многолетний, но он великий и истинный. А если он ис-
тинный, то он и возможен при помо-
щи благодати Божией. Да, этот путь действительно есть единый — ис-
тинный. Нужно приносить плоды, до-
стойные покаяния, нужно трудить-
ся там, где грешил, вставать там, где падал, поправлять то, что сгубил, спасать то, что утратил собствен-
ным небрежением, собственны-
ми страстями. Спасение возмож-
но на всяком месте и во вся-
ком деле, его не нуж-
но искать вне нас, всё в своей ду-
ше можно найти — и рай, и ад. Если в ней мы находим ад, то в ней же, по благодати Божией, по труде над со-
бою, мы можем найти рай. Есть одно условие, по которому позволитель-
но бегство и решительная перемена жизни. Это условие то, когда немощь собственная дошла до крайних пре-
делов. Когда не только подвизаться, но даже терпеть не имеет сил душа, когда и физическая немощь ей соот-
ветствует. Тогда не погрешим, если убежим от нестерпимого положения.
2
Вы решили всё бросить и идти вслед Христа. Это хорошо. Но где его найти? Вы думали узнать этот путь в богословских науках в семинарии, но там его не укажут. Там учение бо-
гословское, объясняющее только букву закона, а не его дух. Вы жела-
ли священства, монашества. Это хо-
рошо. Но я боюсь, что в первых шагах Вы увидите, что только место и пла-
тье переменили, а жизнь внутри и да-
же совне осталась та же. Надо отре-
чение от себя, последование сло-
ву Божию под руководством и на-
правлением духовного человека. Во-
прос, где его найти? Найти можно, если поискать. Я поэтому советова-
ла Вам не спешить решением, чтоб не сделать решительного шага и по-
том не раскаяться, когда душа Ваша не удовлетворится тем положени-
ем, какое Вы себе устроите. Я бы ду-
мала прежде вам взять отпуск и пое-
хать посетить некоторые русские мо-
настыри, где есть духовные старцы, с которыми Вы могли бы побеседо-
вать и получить от них направление своей жизни.
3
Как добродетели, так и пороки со-
ставляют из себя неразрывную цепь. Одна с другой тесно связаны, и где начало, где конец — трудно опреде-
лить, даже невозможно. Если позна-
ние своей немощи и греховности есть начало веры, значит, и начало своего спасения; если без веры невозмож-
но творить волю Божию и исполнять Его заповеди, то и познать свою не-
мощь не может душа, если не будет трудиться над испол-
нением свя-
тых Христо-
вых запове-
дей. Только подклонив свою волю под волю Бо-
жию, принявши в свое сердце произ-
воление идти путём заповедей Его, только при деятельности по это-
му направлению может познать ду-
ша свою немощь, свои страсти и всю глубину своей греховности.
Вместо заповеданной нам люб-
ви к ближнему, она найдёт в своем сердце только любовь к себе. Вме-
сто познания воли Божией, она най-
дёт в своем уме только самомнение или неразумие. И при этом столь-
ко душевной немощи, полное бесси-
лие воли. Тогда только душа поищет помощи свыше, познает на деле, что без помощи Божией она вполне бес-
сильна, тогда она живою верою пои-
щет Живого и Действующего в мире. А при содействии благодати Божией она уже в состоянии будет исполнять Его животворные заповеди, а от них получать просвещение и освящение души. Вот круг, вот венец, которого достигали святые. Но это дело всей земной жизни. Скоро ничего взять нельзя, да и никогда нельзя взять без помощи благодати Божией того, что выше сил человеческих. Наше дело только трудиться со смирением и ве-
рою. Иногда при своем труде душа будет увлекаться разными чувства-
ми, приятными или неприятными, будет огорчаться или радоваться, будет рассеиваться умом, но всё это не должно смущать нашего ду-
ха. Только неуклонно должна она хранить произволение, чтоб волю свою подклонить под волю Божию и разум свой отдать вере. Поэтому я и сказала Вам, что нужно больше обращать внимание на действие воли, чем на чувства сердца; боль-
ше на уклонение разума, чем на по-
мыслы.
4
Первый том епископа Игнатия мо-
жет оставаться у Вас, а потом я мо-
гу дать Вам и другой. Мне хотелось сделать Вам одно замечание об этом чтении. Книга, которую Вы читае-
те, называется «Аскетические опы-
ты», её написал монах-аскет, в ней, да и вообще во всех сочинениях епи-
скопа Игнатия, советы даются аске-
там, людям, отрешившимся от мира. Хотя и все христиане должны идти путем Христовых заповедей, путём отречения от своих греховных стра-
стей, но есть различие в духовных подвигах, в приёмах жизненных, ес-
ли можно так выразиться. Достигать отречения своей воли может затвор-
ник, и послушник, и мирской человек. Но достигать этой цели они все трое должны различными путями. Первый из них видит волю Божию, пред ко-
торой он отвергает свою собствен-
ную волю, во свете слова Божия; вто-
рой — в воли своего духовного руко-
водителя; а третий — в обстоятель-
ствах жизни. Для всех трех доступна чистота сердца, но первый стремит-
ся к ней постоянной молитвой, вто-
рой — трудом послушания и испо-
ведания помыслов, третий — чест-
ным исполнением служебных обя-
занностей и семейного долга. Все достигают одной цели, но разными путями. Так и во всех вопросах жиз-
ни. Я указала главные черты, указала слегка, но я хочу сказать Вам только одно, что я боюсь, чтоб Вы не укло-
нились слишком в аскетизм. Мона-
шество не больше, как форма внеш-
ней жизни и, как оно ни хорошо, всё же оно не должно быть крайней целию искания. , — говорит Апостол. В заповедях Христовых сокрыто всё духовное сокровище. Любить Бога больше всего, и ближнего — как се-
бя. Сколько нужно отречения от сво-
их страстей, чтобы полюбить Бога выше и больше всего земного, боль-
ше себя! Сколько нужно борьбы над собой, чтобы полюбить ближнего, как себя! И вот в этих двух заповедях вся чистота, вся святость души.
Вспомните слова матушки-схим-
ни цы Ардалионы. Она говорила, что нужно поучиться ещё, как себя лю-
бить. Да, и очень надо над этим по-
трудиться. Например, человек не-
справедлив бывает к себе и требует иногда от себя того, чего дать не мо-
жет. Требует от себя победы над сво-
ими страстями и скорбит, волнуется, негодует на себя, когда видит, что его берут во власть те самые стра-
сти, от которых он решил отстать. Но справедливо ли такое него-
дование на себя? Нет. Че-
ловек своею силой никогда не может победить в себе страсти: их побеж-
дает в нас сила Божия. Эта сила при-
суща Его заповедям. Когда с помо-
щию Божиею человек усвоит их, ког-
да они будут жить в его сердце, тогда грех и страсти ослабевают и совсем прекращают свое действие в сердце. Нужно постоянно оживлять в своем сердце намерение жить по запове-
дям Христовым, нужно просить в мо-
литве Его помощи, нужно смирять-
ся в своих уклонениях, нужно подкло-
няться под свою немощь и не него-
довать на себя за неё. Ведь не силен её победить в себе, зачем же требо-
вать от себя того, что может дать Один Господь, зачем же скорбеть на себя, что не стал выше себя. В таком тре-
бовании от себя духовного преуспе-
яния сказывается наша гордость. Бу-
дем всего ожидать от Единого Госпо-
да и глубоко смиряться в своих немо-
щах и греховности.
Страсти иногда упорно держатся в нашем сердце и действуют в нем властительски, помимо нашей воли, даже как будто против нашей воли. Господь попускает им так мучить нас, чтоб мы вполне узнали наше бесси-
лие, чтоб мы смирились духом, чтоб мы поискали силы в Едином Сильном и Едином Святом Боге нашем. Эти слова я пишу в ответ на Вашу жало-
бу, что вы иногда сердитесь. Не скор-
бите, но всякий раз смиритесь ду-
хом и полагайте намерение терпеть, и в терпении исполнять волю Божию и Его святые заповеди. А познавая свою немощь, приходите к познанию и немощи ближнего.
Если Вы не можете победить в се-
бе свои страсти, когда по милости Божией и видите их, и желаете вый-
ти из них, когда трудитесь над собою, то как требовать от ближнего что-
нибудь сверх его меры. Познайте эту общую всем нам немощь и старай-
тесь простить ближнего, примирить-
ся с ним, понести его недостатки.
5
В письме своем от 19 мая Вы вы-
сказали опасение, чтоб я не прекра-
тила письменную беседу с Вами. Нет, я не думаю прекращать, пока Вы будете нуждаться моим словом, пока оно будет приносить Вам поль-
зу и утешение, и пока Господь потер-
пит моим грехам, будет давать мне понятия для уразумения Его свято-
го слова. Но беседа духовная и руко-
водство — две вещи разные. Я вооб-
ще уклоняюсь от руководства, кро-
ме сестёр мне вверенных. Руково-
дит Вами само слово Божие. Не до-
статочно ли будет, если я помогу Вам иногда разъяснить слово Божие? Пусть до времени это дело оста-
ётся в таком виде, в каком оно бы-
ло до сих пор. Если Вы найдёте се-
бе руководителя более сильного, то это будет хорошо, если нет, то будем помогать друг другу хотя ощупью ис-
кать путь Божий. Лишь бы не поте-
рять усердия и желания стремить-
ся к цели, трудиться для её дости-
жения, веровать, что Господь при-
ведёт к ней, и всего ожидать от Не-
го Единого. Вы спросите, какая же цель и какой путь к её достижению? Цель жизни человеческой — обще-
ние с Богом, в чём и состоит спасе-
ние наших душ, их вечное блажен-
ство. Путь исполнения Его запове-
дей — подчинение Его воле, сказы-
вающейся в обстоятельствах жизни. Труд — очищение сердца от стра-
стей. Смирение — приводящее к ве-
ре, к принятию Его благодати, без которой ничто не может совершать-
ся в нас благое и святое. Выше буквы закона способны стать высокие лич-
ности, и те не всегда находят нужным и полезным отступать от закона. Бук-
ва убила много хорошего, много свя-
того в нас и нашем обществе христи-
анском. Нужно стараться, чтобы бук-
ва ожила, чтобы она не убила нас, а, напротив, давала бы нам жизнь духа или хоть указывала бы путь к жизни.
6
Скажу несколько слов нужных о заповедях Евангельских. Сам Го-
сподь указал на две главные запо-
веди, в которых заключается всё: любовь к Богу и любовь к ближне-
му. Но есть заповеди, указанные Им в Блаженствах, когда Он гово-
рил: блаженни нищие духом и про-
чее. В этих словах Христовых указа-
ны те качества души и сердца, кото-
рые нужно приобресть, и тогда толь-
ко исполнимы и те высшие запове-
ди, о которых сказано, что в них всё заключается. Начните с первой: ни-
щета духа в том и состоит, чтобы уни-
чтожить свою самость, чтобы уви-
дать всё бессилие своей души, всю её немощь, греховность. Если бу-
дет себя видеть, знать, чувствовать так душа, то она непременно придёт к вере, к тому убеждению, что в Бо-
ге и в Нем Одном её сила, её очище-
ние, её спасение, а эта вера души есть уже дверь в Царство Небесное, не только в то Небесное Царство, ко-
торое будет в вечности наследием святых душ, но то царство, которое в нас. Эта нищета духа действитель-
но блаженна, потому что душа, уви-
девшая свое бессилие, свою нечи-
стоту и всю недостаточность ни к че-
му хорошему, теряет веру в себя, пе-
рестаёт надеяться на себя, а в этом и состоит начало веры и упования на Бога. Она находит Его там, где себя потеряет. И трудно ей, горько остаться в этой нищете, в этом без-
надёжии, и кажется ей, что она поги-
бает, что нет ей спасения, нет помо-
щи ниоткуда. Но это состояние без-
надёжия необходимо нужно пройти, чтобы прийти к вере. Нужно не только умом познать, но всем своим суще-
ством почувствовать свою немощь, пожить в ней, тогда только приходит душа к живой вере в Бога. Она Его увидит во всём действующим, когда перестанет сама, своею самостью действовать во всём. Она Его уви-
дит царствующим, когда перестанет полагаться во всём на свой разум. Вы спрашиваете, знали ли друг дру-
га схимница Ардалиона и епископ Игнатий? Нет, не знали, и даже ни-
когда не слышали о существовании друг друга. Я тоже не знала Владыку. И в мои руки попало его сочинение только в 1867 году. Оно было издано в 1865 году. А матушка скончалась в 1864 году. Когда я прочла первый том, то была поражена сходством нашего духовного пути. Тогда у ме-
ня уже сложились духовные понятия, и у меня уже были духовные учени-
цы. Они тоже, читая епископа Игна-
тия, удивлялись сходству наших по-
нятий духовных. Это признали и уче-
ники епископа Игнатия, когда я при-
ехала к ним в 1867 году. У меня тогда был только первый том… Но я Вам должна сказать, что от одного чтения нельзя усвоить духовных понятий, а нужно жить по слову. Мне хочется вам дать одно послушание. Чтобы вы выучили 24 молитвы наизусть Ио-
анна Златоустого: «Господи, в покая-
нии приими мя», «Господи, не оста-
ви мене» и прочие. Это хорошо, что у Вас есть страсти. Святые отцы го-
ворят, что если бы не было страстей, не было бы и венцов побеждающим. А как хороши эти венцы! Но толь-
ко не нужно действовать по стра-
стям, не нужно их считать целью, к которой бы стремился, кото-
рой бы достигал.
7
Вы хотите всё постигнуть умом и тогда уж работать правильно над своим сердцем. Это не может быть дано человеку. Увидеть правильно свое состояние он не может до очи-
щения греховности. Самый ум наш помрачён. А Вы начинайте позна-
ние греховности с этой самой ми-
нуты, когда Вы видите, что не пони-
маете себя. Это грех затмил око ду-
шевное, в этой духовной слепоте по-
знавайте свою греховность, немощь своего естества. Так и во всём. Сей-
час приходите к покаянию, к позна-
нию греховности, не ждите, чтобы она открылась вашему уму, а позна-
вайте её в недостаточности того са-
мого ума, в бессилии воли, в измен-
чивости сердечных чувств.
8
Вы в нескольких письмах спраши-
ваете меня, какие заповеди Еван-
гельские? Вопрос этот показывает, что Вы решаетесь отдать себя под водительство этих заповедей, что Вы решаетесь взять на подвиг испол-
нение их. Да поможет Вам Господь! Но зачем Вы меня об этом спраши-
ваете: раскройте Евангелие, читайте его, вникните в то, чему учил Господь Своих учеников, и Вы узнаете, какие заповеди Он дал Своим последова-
телям. Он учил их отречению от все-
го, от себя главным образом, даже от отвержения души своея. Это отре-
чение необходимо нужно, потому что в душе нашей так много нечистоты, страстей, противных духу Христову, что без отречения от них невозможно общение со Христом. Это отречение от себя возможно только тогда, ког-
да есть цель, для которой мы можем отрекаться от себя, отвергать свои страсти. Цель эта — любовь к ближ-
нему. Чтобы исполнить долг любви к ближнему, необходимо оставить себя, отречься от души своей. Лю-
бовь эту Господь указал и словом, и примером, как проходить. Он учил прощать врагам, иметь милосердие к немощным, не осуждать грешных, жертвовать собою для пользы ближ-
них. Эту заповедь о любви к ближним невозможно исполнить без отрече-
ния от пристрастий к земным благам. Можно отречься от себя, можно всё уступить ближнему только тогда, ког-
да будем искать вечной жизни, когда будем стремиться возлюбить Единое вечное, неизменное Благо, Единое полное совершенство — Бога. И вот главная и первая заповедь Христова: возлюбить Бога всем сердцем, всем помышлением и всею крепостию. В двух словах Господь указал на со-
вершенство духовного пути, но всей жизни человеческой мало для того, чтобы усвоить, чтобы исполнить это слово Христово. Отречься от себя. Но что такое «я»? Себя познать, как следует, увидать всю нечистоту сво-
ей души, всю её страстность, всю не-
мощь — вот в чём заключается за-
дача всей жизни для тех, кто искал спасения. Спасения, — сказала я, — но от чего мы спасаемся? Мы спа-
саемся из той погибели, в какой на-
ходимся. Значит, узнать, какая поги-
бель нас окружает — вот самый на-
сущный вопрос. Эта погибель наша общая, погибель, устроенная нами самими из наших страстей и грехов, погибель, которую мы в себе не ви-
дим, даже не подозреваем. А между тем то, что живёт в нас, то и мешает нам идти вслед за Христом, мешает, несмотря на нашу решимость, на на-
ше желание. Вот и нужно, во-первых, очистить внутренние стекляницы, очистить тот сосуд, из которого, по словам Господа, исходят блуд, убий-
ство, татьбы и всякие страсти и гре-
хи. Вот поэтому-то, говоря с Вами, я постоянно указываю на страсти ду-
шевные. Мне хочется, чтобы Вы по-
знали всю испорченность челове-
ческого сердца, всю немощь свою, и этим бы пришли к вере. Так как без веры нельзя получить Божию благо-
дать, а без благодати нет возможно-
сти исполнять волю Божию.
9
Вы писали о скорбях жизни, спра-
шивая, необходимы ли они для че-
ловека? Этот вопрос поставлен не-
правильно, хотя в нем жизненный смысл. Господь создал человека для блаженства, и был он действи-
тельно блажен, пока своим грехом не извратил в себе всё то добро, которое Господь вложил в его ду-
шу. Сделавши из себя самого бога, к которому направил все цели жиз-
ни и всё стремление, он всё извра-
тил в себе самом и во всём, что его окружает. Каждый человек для себя бог, и потому такая неурядица меж-
ду людьми, такая вражда, такая не-
нависть друг к другу. Чтобы возро-
диться, чтобы прийти опять в свое естественное состояние, нужно от-
речься от себя, нужно отказаться от своего я, от самости, как гово-
рила матушка-схимница Ардалио-
на, нужно стать на свое место, а свое место уступить Тому, Кому Единому подобает честь и покло-
нение. Но нелегко человеку отка-
заться от себя. Ему нужно умереть для страстей, а смерть всегда тяже-
ла и горька. Тем более ему тяжела и горька, что окружающие его дру-
гие люди, все живут в том же состо-
янии падения, в котором находится и он. Они друг друга толкают в поги-
бель, и тот, кто хочет выйти из поги-
бели, чувствует на себе эти толчки прямо в лицо. Но если Господь по-
может, и по отречении от страстей вместо гордости даст душе вкусить смирение, вместо себялюбия — лю-
бовь к ближнему, вместо жестоко-
сти — умиление, вместо злобы — кротость, вместо страха — веру, вместо отчаяния — надежду, вместо самолюбия во всех его видах — лю-
бовь к Богу, тогда для души состав-
ляют отраду жизни скорби; она вы-
ше их, она их не чувствует, а только сознает и видит, и чувствует вели-
кую помощь Божию, укрепляющую дух в скорбях и искушениях жизни; великую премудрость Его путей, ве-
дущую человека к свободе через скорби, и в самых скорбях очищаю-
щую его, выводящую из неправиль-
ного положения и ставящую всегда на правый путь. Тогда душа чувству-
ет и силу, и радость, и благодарит Бога за скорби, и кажутся они ей ни-
чтожными в сравнении с теми бла-
гами, которые Он даровал ей через скорби.
10
В письме Вашем есть выраже-
ние, в котором заключается вся суть письма: «Требования души и тела объясняются законом при-
роды и совершаются по этим зако-
нам, без отношения к тому, грехов-
ны ли они или святы». Да, это так, и это показывает, что природа че-
ловеческая тленна. Наш дух связан с плотию так тесно, что составляет одно нераздельное существо. Если мы будем развивать в себе все жи-
вотные силы, то мы будем скотопо-
добны. Животными силами я назы-
ваю не только физические, но и все силы души, данные для земной жиз-
ни. Если же мы будем, при помо-
щи Божией, стремиться разви-
вать в себе силы бессмертного духа, то это будет непре-
менно в ущерб сил животных, даже противоречить будет всем законам и требованиям животной природы нашей. Стать выше этой природы может только душа, укреплённая благодатию Божией. Вы справед-
ливо сказали, что закон природы влечёт нас к действиям, ему свой-
ственным, не разбирая, святы они или греховны, даже не спрашивая нашего согласия. Это влечение за-
кона животной нашей природы на-
зывается естественным в падшем естестве человеческом. Он для ду-
ха нашего противоестествен, по-
тому что он его угнетает, подавля-
ет, убивает. Живя по законам на-
шего падшего естества, мы всё же иногда чувствуем безотчётную то-
ску, неудовлетворение, стремле-
ние к чему-то высшему, к свобо-
де из всего, что составляет нашу земную жизнь. В этой тоске, в этом стремлении сказывается потреб-
ность нашего духа. Если мы будем заглушать в себе этот голос, то со-
всем он замолкнет или обратит-
ся в чувство отчаяния. Но отчего он так слаб? Оттого, что по падении мы не можем никакого добра взять своею силою, и только благодать Божия может его в нас оплодотво-
рить, когда мы дадим место благо-
дати в себе своим смирением и ве-
рою. Оттого и называется духовная жизнь выше-естественной. Надо трудиться над собою, надо искать того, что выше земных интересов, и надо веровать, что всё святое по-
лучается только благодатию Божи-
ею, — и оттого и надо смиряться.
11
Не оправдывая уклонения в чув-
ственность, я всё же скажу Вам, что Вы, живя среди мира в семейной жизни, не можете предаться все-
цело духовным целям. Вы пишете, что деятельность Ваша вращается около наслаждения телесного, сла-
волюбия и материального обеспе-
чения. Так отрешиться от этой де-
ятельности Вы даже не можете, но Вы могли бы и в этой деятельности не уклоняться от пути спасения. Ес-
ли по требованию своего падшего естества Вы делаете дело из видов славолюбия и при этом встретите успех дела, не забудьте благодарить Господа за милость Его, Ему одному приписать успех дела, от Него при-
нять утешение, посланное в жиз-
ни, Его восхвалить за милость неза-
служенную. Если же встретится не-
успех, огорчение, и вместо удовлет-
ворения чувства славолюбия и че-
столюбия придётся потерпеть бес-
честие, то постарайтесь принять это от Господа как заслуженное, смири-
тесь перед Ним и пожелайте ещё боW льшего бесчестия для очище-
ния своей гордости и самолюбия. Потрудитесь над своим сердцем, чтобы оно простило врагов, чтоб не мстило даже мыслию, чтоб воз-
дало за зло добром. Так поступайте и в других случаях, при другой дея-
тельности. Если по страсти делает-
ся дело, то чтобы каждая его часть делалась по слову Божию. Тогда-то увидите Вы, с чем бороться и сколь-
ко немощи в душе, бессилия. Тогда и вера возродится в сердце. А ког-
да будете видеть помощь Божию, то ещё больше утвердитесь в ве-
ре и уповании на Его силу. Не умом, а сердцем надо ощутить и свою не-
мощь, и Его силу.
12
Господь Иисус Христос взял на себя человеческое естество, чтобы очистить его от первородного греха, умер поносною смертью на кресте, чтобы умертвить грех. Воскресени-
ем и вознесением нашего естества на небо, Он дал нам область (власть) чадами Божиими быть. В крещении мы получаем залог к этому сынопо-
ложению, мы можем, если захотим, получить все дары Его благодати; мы вошли крещением в дверь, от-
верстую нам Самим Господом. Ес-
ли будем идти путем Его заповедей, последовать Его слову и образу Его жизни, если будем приобщаться Его добру и правде, то первородный грех не будет в нас действовать, а будет действовать благодать Хри-
стова. Нужно приобрести веру в Ис-
купителя, веровать тому, что только Его правдой мы можем быть спасе-
ны от своей неправды. Его святыней мы освящаемся, Его чистотой очи-
щается наша скверна. Без Госпо-
да Иисуса Христа всё человечество гибло во грехе, без Господа каждая душа гибнет в своем грехе. Оттого, что мы последуем греху и воле пло-
ти нашей, он укоренился в нас, вла-
ствует над душою, над умом и серд-
цем нашим, стоит, как стена, между душою и Господом. Вот и надо при-
зывать Его в молитве, чтобы Он при-
шёл к душе и разрушил это средо-
стение.
МОЛИТВА
Владыко, Господи, Милости-
вый и Человеколюбивый, к Те-
бе взываем: согрешихом и без-
законновахом пред Тобою, пре-
ступихом спасительныя Твоя заповеди и любве евангель-
ския отчаявшемуся брату на-
шему (отчаявшейся сестре на-
шей) не явихом. Но не яростию Твоею обличи ны, ниже гневом Твоим накажи ны, Человеко-
любче Владыко, ослаби, исце-
ли сердечную скорбь нашу, да победит множество щедрот Тво-
их грехов наших бездну, и Тво-
ея безчисленныя благости пу-
чина да покрыет горькое слез наших море.
Ей, Иисусе Сладчайший, еще молимтися, подаждь рабом Тво-
им, сродником живот свой само-
вольне скончавшаго, в скорби их утешение и на милость Твою твердое упование.
Яко Милостив и Человеколю-
бец Бог еси, и Тебе славу возсы-
лаем со Безначальным Твоим От-
цем и Пресвятым и Благим и Жи-
вотворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Премудрость.
Пресвятая Богородице,
спаси нас.
Честнейшую Херувим:
Именем Господним благослови, отче.
Обычный (малый) отпуст.
МОЛИТВА ПРП. ЛЬВА ОПТИНСКОГО ДЛЯ КЕЛЕЙНОГО ЧТЕНИЯ
Взыщи, Господи, погибшую душу раба Твоего (имярек): аще возможно есть, помилуй. Неизследимы судьбы Твои. Не постави мне в грех молитвы сей моей, но да будет святая воля Твоя.
ДЛ
Я
КЕЛЕЙНОГО
ЧТЕНИЯ
В
зыщи, Господи, погибшую
душу раба Твоего (
имя
р
е
к
)
:
аще возможно есть, помил
уй
.
Н
еизследимы судьбы Твои. Не
постави мне в грех молитвы
с
ей моей, но да бу
дет святая
в
о
ля
Тв
о
я.
У
казанное правило св. Тимо-
фея Александрийского бы-
ло направлено против отпадших членов Церкви. Однако в настоя-
щее время большая часть покон-
чивших с собой — это люди кре-
щёные, но не получившие ни цер-
ковного воспитания, ни церков-
ного окормления. Они прерыва-
ют свою жизнь не вследствие со-
знательного противостояния Богу и Церкви, а будучи «вне ума», хо-
тя это не зафиксировано медицин-
скими свидетельствами. Священ-
нику, который не знал умершего в его жизни, невозможно решить, как относиться к такой смерти, а родственники и близкие самоу-
бийцы, встречая отказ священни-
ка совершить отпевание, ещё да-
лее отходят от Церкви, не получая утешения.
В связи с этим Священный Си-
нод РПЦ благословляет, в це-
лях духовного окормления па-
ствы и единообразия пастыр-
ской практики предлагает, не со-
вершая отпевания самоубийц и «приношения» о них, то есть, по-
миновения в храме, преподавать близким и родственникам таких умерших следующие утешитель-
ные молитвы.
Кроме совершения предложен-
ного чина, родственники и близ-
кие могут взять на себя, с благо-
словения священника, келейное чтение молитвы прп. Льва Оптин-
ского. Более же всего таким умер-
шим помогает раздача милосты-
ни за них и благочестивая жизнь их родных и близких.
27 июля 2011 года Священ-
ный Синод РПЦ на заседании в Киево-Печерской лавре, заслу-
шав рапорт председателя Сино-
дальной богослужебной комис-
сии архиепископа Костромско-
го и Галичского Алексия, одо-
брил «Чин молитвенного уте-
шения сродников живот свой самовольно скончавшаго» (журнал № 87).
Священный Синод постановил:
1. Имея в виду правило патри-
арха Тимофея Александрийско-
го 14-е, напомнить архипасты-
рям и пастырям, что в отношении лиц, окончивших жизнь самоубий-
ством в состоянии психического расстройства, может быть соверше-
но заочное отпевание, в том случае, если это расстройство будет под-
тверждено соответствующими ме-
дицинскими свидетельствами.
2. Одобрить «Чин молитвенно-
го утешения сродников живот свой самовольно скончавшаго» и разо-
слать его в епархии для употребле-
ния на приходах Русской Право-
славной Церкви, указав, что этот чин может быть совершаем много-
кратно, как многократно соверша-
ются панихиды, — всякий раз, ког-
да родственники лица, окончивше-
го жизнь самоубийством, будут об-
ращаться к священнику за утеше-
нием в постигшем их горе.
3. Определить, что в случае обра-
щения к священнику родственни-
ков лица, окончившего жизнь само-
убийством, с просьбой о поминове-
нии, священник может совершать таковое в своей келейной молитве словами прп. Льва Оптинского.
4. Опубликовать «Чин молит-
венного утешения сродников жи-
вот свой самовольно скончавшаго» с представленным Синодальной богослужебной комиссией преди-
словием в официальных средствах массовой информации РПЦ.
Св
ящ
ен
ны
й
Си
но
д
по
ст
ан
ов
ил
:
Церковные каноны запрещают «приношение и молитву» за самоубийц (Тим. 14), как сознательно отторгших себя от общения с Богом. Справедливость этого правила подтверждается духовным опытом подвижников, которые, дерзая молиться за само-
убийц, испытывали непреодолимую тяжесть и бесовские искушения.
У ЄПАРХІЯХ СТВОРЯТЬ КОМІСІЇ З ПІКЛУВАННЯ ПРО НУЖДЕННИХ СВЯЩЕНИКІВ
Одним з важливих документів, при й-
нятих Освяченим Архієрейським Со бо -
ром, стало «Положення про ма те ріальну і соціальну підтримку свя щено служите-
лів, церковно служи телів і праців ників ре-
лігійних організацій РПЦ, а також членів їх сімей».
Згідно з документом, у структурі кож ної єпархії буде створена (без прав юридич ної особи) єпархіальна комісія з піклування про нужденних священослужителів, цер-
ков но служителів та працівників релігій-
них організацій РПЦ, а також членів їх ніх сімей. Допомога, яка надається єпар-
хіальною піклувальною комісією, може бути як одноразовою, так і цільовою ре-
гулярною виплатою.
У документі уточнюється, що до нуж-
денних священослужителів, церковно-
служителів та працівників релігійних ор га нізацій РПЦ відносяться особи, які є членами сімей, доходи яких на одного члена сім’ї нижче встановленого в регі-
оні прожиткового мінімуму.
Членами сім’ї нужденного є осо-
би, що знаходяться на його утриман ні: непрацездатні батьки; чоловік (дружи-
на); неповнолітні діти, які проживають з ними.
Єпархіальна опікунська комісія зо-
бов’язана реагувати на звернення, пов’я зані з невиплатою або недостат нім обсягом утримання священослужите-
лів і церковнослужителів, а також за-
ро бітної плати працівникам релігій них організацій, доповідаючи про такі звер нення єпархіальному архієрею. Конфліктні ситуації, що виника-
ють при труднощах з випла-
тою змісту, вирі шуються єпархіальним архієреєм з урахуван-
ням доповіді єпархіальної піклувальної комісії.
«Благочинним, а в межах кожно-
го приходу — настоятелям слід дба-
ти про те, щоб ні на одному приході не було нужденних священо- і цер ковно-
служителів, а також слід своєчасно по давати відомості про таких єпар хі-
альному архієрею», — йдеться у тексті Положення.
З метою надання допомоги свяще-
но- і церковнослужителям, які знахо-
дяться у важкій життєвій ситу ації, єпар хіям рекомендується засно вувати бла годійні фонди (каси взаємо допо-
мо ги), а для допомоги престарілим (що досягли віку 75 років) священо- і церковнослужителям — соціальні центри.
Члени Архієрейського Собору також рекомендували надавати мате ріальну допомогу нужденним членам сімей по-
мерлих священо- і цер ковнослужителів. Тривалість такої допомоги визначається єпархіальною піклувальною комісією, виходячи з реального матеріального становища опікуваних.
Документ наказує єпархіальним ар хі єреям, благочинним, настояте-
лям парафій, намісникам, ігуменам та ігуменам монастирів, а також керів-
никам загальноцерковних і єпар-
хіальних структур, духовних освітніх установ забезпечити неухильне дотри-
мання чинного законодавства в галузі забезпечення соціальних гарантій, пе-
редбачених для священослужителів, цер ковнослужителів і працівників релі-
гійних організацій.
Мова йдеться, зокрема, про своє-
часну виплату допомог при тимчасовій непра цездатності, вагіт ності та поло-
гах, при народженні дитини та по до-
гляду за нею, про щорічне надання всім священо- і церковнослужителям, за винятком насельників монастирів, а також церковним працівникам від-
пустки.
Норми документа поширюються на біле духовенство, яке несе своє слу-
жіння в монастирях, архієрейських і мо-
настирських подвір’ях, а також на членів сімей таких кліриків. У самоврядній Церкві дане Положення діє з урахуван-
ням їх статутів.
СОБОР ПАРИЗЬКОЇ БОГОМАТЕРІ ПОДАЄ В СУД НА FEMEN Собор Паризької Богоматері вирі-
шив подати до суду на активісток ру-
ху «FEMEN» — одну українку та сімох француженок, які днями влаштували акцію в храмі. Найбільше обурення у керівництва Нотр-Дам де Парі викликало насиль-
ство щодо працівників служби безпе-
ки, які зазнали побоїв: в одного з них зламано плече, повідомляє «Le Figaro» з посиланням на архієпископію Па-
рижа. «Ця потворна витівка була нечува-
ною за своєю жорстокістю, — сказав настоятель собору отець Патрік Жа-
кен. — Діти, що знаходилися у той час в соборі, були вкрай налякані». Керівник служби безпеки храму по-
дав дві заяви в поліцію зі скаргою на «побої та поранення» та «осквернен-
ня культового простору і сакральних об'єктів».
ЧИН МОЛИТВЕННАГО УТЕШЕНИЯ СРОДНИКОВ ЖИВОТ СВОЙ САМОВОЛЬНЕ СКОНЧАВШАГО
Благословен Бог наш:
Трисвятое по Отче наш:
Аллилуия, глас 6. Стих 1: Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, / ниже гневом Твоим нака-
жеши мене. Стих 2: Помилуй мя, Господи, / яко не-
мощен есмь.
Тропари: Помилуй нас, Господи, помилуй нас:
Слава: Господи, помилуй нас:
И ныне: Милосердия двери:
Псалом 50-й.
И абие антифон, глас 3:
Стих: Помилуй нас, Господи, помилуй нас, / яко помногу исполнихомся уничижения (Пс. 122:3).
Отче Небесный, / Любвеобильне, Человеко-
любче, / Милостив, милостив, милостив буди нам, / о, вся Объемлющий / и всех Приемлющий! (Кондак прп. Романа Сладкопевца в Вел. Четв.).
Стих: Рече безумен в сердце своем: несть Бог (Пс. 52:1).
Отче Небесный, / Любвеобильне, Человеколюб-
че, / Милостив, милостив, милостив буди нам, / о, вся Объемлющий / и всех Приемлющий!
Слава:
Егда, Судие, сядеши яко Благоутробен, и пока-
жеши страшную Славу Твою, Спасе: о, каковый страх тогда, пещи горящей, всем боящимся не-
стерпимаго судища Твоего! (Вел. Пок. Канон. Чт., п. 8, тр. 4).
И ныне:
Не имамы иныя помощи, / не имамы иныя на-
дежды, / разве Тебе, Владычице, / Ты нам помози, / на Тебе надеемся / и Тобою хвалимся, / Твои бо ес-
мы раби, да не постыдимся.
Господу помолимся.
Господи, помилуй.
Д
ерево таким образом жи-
вёт, что стоит полить корни, и распустятся ветви. Человечес-
кое тело таково, что стоит пальцу опухнуть, и весь человек ходить не сможет. Совершенно по тем же законам живёт и человеческое об-
щество. Один влияет на всех, и все влияют на одного. Сложноподчи-
нённые связи пронизывают чело-
вечество. Никогда заранее не уга-
даешь, как и в каком месте прора-
стёт посев, сколько ещё огней за-
жжётся от малого огня, зажжён-
ного тобой.
Вот она и радость. Вот и уте-
шение. Телесное око очень огра-
ничено в способностях. Чтоб ви-
деть дальше и глубже, нужны ми-
кроскопы и телескопы. И житейс-
кий взгляд выхватывает только то, что «здесь и сейчас». А како-
ва дальнейшая судьба примеров, слов, идей, дерзаний и усилий, по-
ка не видно.
Вот как грамотно, со знанием де-
ла, сердечно излагает православ-
ную веру епископ Каллист (Уэр). Но кто мог предвидеть это, когда он, ещё юным студентом, вошёл «случайно» в православную цер-
ковь и стоял за литургией, кото-
рую служил архиепископ Иоанн (Максимович)? А ведь тогда-то всё и началось.
Вот как много трудов взял на свои плечи иеромонах Сера-
фим (Роуз), пробуждая спящих от сна, защищая веру отцов, об-
личая козни врага. А ведь тоже всё началось в православном хра-
ме, куда он зашёл «случайно» и почувствовал, что двери за спи-
ной закрылись, а сердце сказало: «Ты дома».
Христианское просвещение Эфиопии началось с того, что ев-
нух, хранитель царской казны, читал в колеснице книгу Исаии. Читал и не понимал, что читает. И апостолу Филиппу было велено ангелом пристать к колес-
нице и начать разговор. И потом был недолгий совместный путь, и проповедь о Иисусе, и крещение в первом встречном источнике во-
ды. И дальше ангел унёс Филиппа, а новокрещённый евнух в радости продолжил путь домой. Там, до-
ма, его уже ждали люди, которых он должен был научить и приве-
сти к вере (См.: Деян. 8:26–40).
Один начинает дело и не видит ещё, даже не предчувствует бу-
дущих плодов. Но начинает с ве-
рой в будущую пользу и с надеж-
дой на сильного Бога. А дальше, вопреки закону энтропии, начатое движение не погасает, не сходит на нет, но, словно вечный двига-
тель, набирает обороты и движет иные души.
По всем земным расчётам хри-
стианство могло закончиться вме-
сте с земной жизнью тех, кто лич-
но видел и слышал Иисуса. Это — по земным расчётам. А оно не за-
кончилось, набрало силу и за-
канчиваться не собирается. Вот и Наполеон в ссылке размыш-
лял о Христе и удивлялся: как это за Него жизнь отдавали, Самого в глаза не видя, но только веруя? За Наполеона ведь тоже на штыки и под пули шли, но для этого на-
до было обожествляемого импера-
тора лично видеть в клубах дыма, на холме, командующим сраже-
нием. А тут — только по зову серд-
ца, только по вере, и — на смерть. Да не одиночки, а миллионы. Да не в древности только, а всюду, и даже до сего дня. Как тут усо-
мниться в истинности Евангелия и во всесильной помощи Святого Духа? Никак невозможно усом-
ниться, если только задуматься.
Вот и мы, поддаваясь мирскому духу, разрешаем себе думать, что христианство выветрилось и поте-
ряло силу. И, уверовав в эту лож-
ную мысль, перестаём сами гореть и зажигать других. А ведь стоят на наших службах — непременно стоят — Алеши Карамазовы, жад-
но ловят каждое слово и смотрят не по сторонам, а внутрь, туда, где колеблется и горит огонёк веры. В нашем деле ведь всего-то и на-
до порою, что, зажигая чужие све-
тильники, зажечь и тот один, ко-
торый ярче всех разгорится.
Нельзя не видеть, что человече-
ство исчерпывается, устаёт и про-
должает безумствовать. Но нель-
зя также не видеть и того, что че-
ловеческий ресурс всё ещё очень велик, что не все слова ещё ска-
заны и не все дела сделаны. Свя-
титель Николай Японский, нахо-
дясь почти в одиночестве в далё-
кой стране, слыша о первых рас-
катах революционного грома в лю-
бимом и далёком Отечестве, писал р
ево та
к
т
, что стоит полить ко
р
ни,
у
стятся ветви. Ч
еловечес-
л
о таково, что стоит пальцу
у,д
у
ть
,
и весь человек хо
д
ить
И
саии. Ч
итал и не понимал
,
что ч
итает. И апостолу Филиппу было велено ангелом пристать к колес
-
ц р р
н и
ц
е и начать р
азгово
р
. И потом к
им о
бр
азом жи-
каз
ны, чит
а
л в ко
л
ес
ниц
е
к
ниг
у
Протоиерей Андрей Ткачёв
всё же, что человечество ещё — ре-
бёнок. А наша страна — тем паче. И у мира, и у нас, как части этого мира, по мысли равноапостольно-
го святителя, ещё великое и ответ-
ственное будущее. Сомневаться в этом святитель Николай считал равнозначным хуле на Промысл Божий.
А из нас многих хлебом не кор-
ми, дай только голову в песок спрятать и оттуда, из-под земли, гугнить о том, что всё пропало, что всему конец и дела безотрад-
ны. Да с таким подходом к жизни и без беды беду наживёшь! Но пре-
жде чем затравленно метаться в страхе перед приближающим-
ся антихристом, надо спросить се-
бя: сделал ли я хоть что-то для то-
го, чтоб этому приходу воспрепят-
ствовать? Не в смысле: разбил ли камнем компьютер, разрезал ли ножницами кредитную карточ-
ку? Ведь не технические же нов-
шества этого зверя, выходяще-
го из бездны, приведут к власти и воцарят, а тотальное безбожие, мелкая жизнь и разврат. И толь-
ко борьба с безбожием, развратом и мелочностью этому отвратитель-
ному царствованию мешают стать реальностью. Вот вам и поле для вспашки, вот вам и точка для при-
ложения усилий. Если ты — ду-
ша творческая, закатывай рукава. Но если ты — нытик перепуган-
ный и способен только на то, что-
бы своей растревоженной душой без толку тревожить чужие души, я тебя прошу: купи пачку «Орби-
та». Ведь иногда действительно лучше жевать, чем говорить.
А уж если говорить, то нуж-
но говорить о Христе, о том, что Он силен, как прежде и, как прежде, от рабов Своих неотлу-
чен. Конца времён ждать не на-
до, поскольку, имея Христа, мы в Нём имеем и начало, и ко-
нец. (Откр. 1:8). Он и родился на Земле, (Гал. 4:4). Другой пол-
ноты ждать не надо. Другой пол-
ноты нет, но есть скудость и пу-
стота, рождаемая грехами и без-
действием либо грехами и непра-
вильным действием. В эту пусто-
ту и ввалится антихрист, как вор — в разбитое окно. В пустоту ввалится, а не в полноту.
Я несомненно уверен в том, что в мире живёт великое множество людей, которые лучше нас. Они сильны, просты, отзывчивы, сооб-
разительны. Они терпеливы и по-
следовательны. У них есть всё, что нужно христианину, но нет пока главного — веры. Ради них нужно жить и трудиться. Ведь когда они уверуют, они не опозорят Еванге-
лие в глазах врагов личным при-
мером, как мы, а оправдают Его делами и прославят имя Господа Иисуса. Они живут в разных стра-
нах, и у них кожа разных цветов. Некоторые из них уже в возрас-
те, а некоторые ещё не родились. Жизнь мира продолжается ради того, чтобы в каждом поколении Христос был узнан людьми и по-
люблен ими.
Ради этого стоит жить. Мне эта мысль даёт силы. Так раненый знаменосец без печали закрывает глаза, видя, что знамя не упало, но подхвачено сильной рукой.
И, между прочим, всё это не «когда-нибудь» совершится, а уже сейчас совершается. Даже в эти са-
мые минуты.
pravoslavie. ru
С
реди подвижников веры и духовных писателей XIX ве-
ка, чьи труды способствова-
ли возрождению святоотеческо-
го учения об Иисусовой молитве и умном делании, видное место за-
нимают святитель Игнатий Брян-
чанинов (1807–1867) и святитель Феофан Затворник (1815–1894). Эти два святителя не создали ни догматической, ни нравоу-
чительной системы. Они хотели только очертить образ христи-
анской жизни, показать направ-
ление духовного пути, и в этом их несравненное историческое значение.
Изучая, сравнивая и анали-
зируя наследие двух святите-
лей, необходимо определить как их преемство по отношению к предыдущему святоотеческо-
му наследию, так и их характер-
ный личностный подход к орга-
низации духовной жизни, мыс-
ли, прозрения и общее умона-
строение.
Оба святителя известны как большие знатоки святоотече-
ского наследия, ревностные под-
вижники, опытные делатели вы-
сочайшего: Иисусовой молитвы и затворничества.
Они учили о величайшей важ-
ности Священного Писания, осо-
бенно Евангелия, для спасения. Святитель Игнатий по этому по-
воду пишет: «Читай Евангелие с крайним благоговением и вни-
манием. В нём не сочти ничего маловажным, малодостойным рас смотрения. Каждая йота его испускает луч жизни. Пренебре-
жение жизни — смерть»
1
. Свя-
титель Феофан: «Но слово Бо-
жие не только восполняет все показанные способы, но и заме-
няет их. Оно возбуждает полнее и внятнее. По сродству его с ду-
хом нашим, так же исходящим от Бога, оно проходит внутрь, до разделения души и духа, оживляет последний и осеменя-
ет его к плодоношению дел жиз-
ни духовной (отчего слово и на-
зывается семенем)»
2
.
Также эти святители отлича-
лись от своих предшественников глубокой преданностью святоо-
теческой традиции и являлись её великими знатоками. Святи-
тель Игнатий: «Усвой себе мыс-
ли и дух святых отцов чтени-
ем их писаний. Святые отцы до-
стигли цели: спасения. И ты до-
стигнешь этой цели по естествен-
ному ходу вещей. Как единомыс-
ленный и единодушный святым Отцам, ты спасёшься»
3
.
Святитель Феофан пишет: «Пло доносно Слово Божие, а затем — отеческие писания и жи-
тия святых»
4
. «Путешественни-
ки пишут путевые заметки обо всём, что встречают достойным внимания на своём пути. Писа-
ли свои заметки и избранники Божии, в разных направлениях проследившие все тропы духов-
ной жизни, о всём, что встреча-
ли и испытывали в многотруд-
ном шествии своем»
5
.
Общим и центральным момен-
том в учениях святителя Феофа-
Вадим Попов
му
наследию,
так
и
их
характер
н
ый личностный подход к о
р
га
-
му наследию,так и их характер-
Доклад на XIX Международных Рождественских Образовательных чтениях
н
л
с
б
с
в
с
и
н
б
С
С
в
м
н
м
реди подвижников веры и
воду
пи
с
край
н
м
ание
м
малова
в
с
м
Свт. Феофан Затворник
Свт. Феофан Затворник
и дух святых отцов чтени
-
Свт. Игнатий (Брянчанинов)
Свт. Игнатий (Брянчанинов)
1 Полное собрание творений святителя Игнатия (Брянчанинова). Том 1. — М.: Паломник, 2006. С. 100.
2 Феофан Затворник. Путь ко спасению. — М.: Благовест, 2001. С. 100.
3 Полное собрание творений святителя Игнатия (Брянчанинова). Том 1. — М.: Паломник, 2006. С. 103.
4 Цит. по: Архимандрит Георгий (Тертышников). Святитель Феофан Затворник и его учение о спасении. — М.: Правило Ве-
ры, 1999. С. 483.
5 Архимандрит Георгий (Тертышников). Святитель Феофан Затворник и его учение о спасении. — М.: Правило Веры, 1999. С. 484.
на и святителя Игнатия являет-
ся, прежде всего, учение о молит-
ве. Особенно большое внимание они уделяют Иисусовой молитве. Святитель Игнатий пишет: «Бог есть единый источник всех ис-
тинных благ. Молитва есть мать и глава всех добродетелей, как средство и состояние общения с Богом»
6
. Феофан Затворник: «Как верно Ваше заключение: «так выходит всё дело в молит-
ве!» — Да, в молитве»
7
. Оба свя-
тителя были близки в своем по-
нимании практических аспек-
тов молитвенного делания. Оба настаивали на том, что в молит-
ве важно не количество, а каче-
ство, оба считали молитву Ии-
сусову важнейшим деланием не только монашествующих, но и всех христиан, также они осто-
рожно или даже негативно отно-
сились к «механическим» спосо-
бам сведения ума в сердце.
Опасна не молитва Иисусова, а «то художество, какое приду-
мали и приладили к сей молит-
ве». Оно «иного ввергает в пре-
лесть мечтательную, а иного, дивно сказать, — в постоянное похотное состояние». Поэтому свт. Феофан считал необходи-
мым этот художественный ме-
тод «отсоветовать и запрещать», располагая всех к тому, чтобы «сладчайшее имя Господа в про-
стоте сердца призывать»
8
.
Так же большое внимание оба святителя уделяли, что для мо-
литвы Иисусовой необходимо найти опытного наставника — «отца духовного, или собеседни-
ка — брата единомысленного»: сверять свое делание с его сове-
тами необходимо для того, что-
бы не впасть в прелесть
9
.
Но несмотря на всё их сход-
ство, стоит прочитать хотя бы по странице из произведений то-
го и другого, и очевидным стано-
вится, что их произведения — рассматриваемые темы, стиль, метод изложения — отличают-
ся друг от друга. Святитель Фео-
фан Затворник и Игнатий (Брян-
чанинов) иногда в богословских деталях и даже по общему умо-
настроению отличались друг от друга.
Причины этого различия сле-
дующие:
1. Для святителя Игнатия (Брян чанинова) был характерен пессимизм во взгляде на совре-
менную ему церковную действи-
тельность. Он постоянно уделял внимание вопросам об упадке истинной монашеской жизни, об отсутствии истинных стар-
цев. И всё это несмотря на то, что сам святитель лично был зна-
ком с Оптинскими старцами. В его сочинениях часто встречают-
ся предостережения против пре-
лести, заблуждений, вредных влияний. У Феофана Затвор-
ника, наоборот, в своем взгля-
де на жизнь характерен опти-
мизм. Он акцент делает на поло-
жительных сторонах духовной жизни, и в его писаниях больше творческой свободы.
2. Отношение к святоотече-
ской литературе тоже различ-
ное. Святитель Игнатий стре-
мился как можно максимально точно воспроизвести древнех-
ристианские источники. Свя-
титель Феофан Затворник, на-
оборот, подходит к ним с боль-
шой долей свободы, заимствуя необходимое и опуская то, что ему кажется ненужным или не-
полезным. Большинство пере-
водов святителя Феофана пред-
ставляют собой скорее пересказ, адаптацию текста к нуждам со-
временников, чем собственно перевод.
Переводя на русский язык «Добротолюбие», святитель Фе-
офан не случайно сокращал, из-
менял или вовсе опускал те ме-
ста, где говорилось о психосома-
тическом методе. Он счёл необ-
ходимым «пропустить те статьи, в которых об этом говорится, и окончить сборник Симеоном [Новым] Богословом»
10
. В изда-
нии творений преподобного Си-
меона Нового Богослова святи-
тель Феофан тоже опустил те ме-
ста «Метода священного внима-
ния и молитвы», где описывает-
ся психосоматическая техника сведения ума в сердце. Пропуск в тексте он снабдил следующим примечанием: при этом святой Симеон указывает некие внеш-
ние приёмы, кои иных соблаз-
няют и отбивают от дела, а у дру-
гих покривляют самое делание. Так как сии приёмы по недостат-
ку руководителей могут сопро-
вождаться недобрыми послед-
ствиями, а между тем суть не что иное, как внешнее приспособле-
ние к внутреннему деланию, ни-
чего существенного не дающее, то мы их пропускаем
11
.
3. В отличие от святителя Иг-
натия Брянчанинова, старавше-
гося придерживаться в точности святоотеческих советов, прак-
тические рекомендации Феофа-
на Затворника основаны больше на собственном духовном опыте, чем на мыслях, заимствованных от святых отцов.
4. Произведения святителей Игнатия и Феофана изначаль-
но обращены к различной ау-
дитории — христианам различ-
ной степени духовного развития и жительства. Святитель Игна-
тий адресует свои произведения вполне конкретно, в предисло-
вии к «Аскетическим опытам» он пишет: «Читатель, знакомый 6 Полное собрание творений святителя Игнатия (Брянчанинова). Том 1. — М.: Паломник, 2006. С. 128.
7 Епископ Феофан. Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться. О духовном восхождении и спасении –Л.: «Собор-
ный разум», Ленинградское отд. об-ва «Знание», 1991. С. 165.
8 Иларион (Алфеев), епископ. Священная тайна Церкви. Введение в историю и проблематику имяславских споров. Т 1. Спб.: Алетейя, 2002. С. 257.
9 Там же. С. 253.
10 См. Иларион (Алфеев), епископ. Священная тайна Церкви. Введение в историю и проблематику имяславских споров. Т 1. Спб.: Алетейя, 2002. Цитируется с сокращениями. С. 259.
11 Там же.
с преданием Православной Вос-
точной Церкви, легко усмотрит, что в предлагаемых его внима-
нию опытах изложено учение святых отцов о науке из наук, о монашестве, — учение, приме-
нённое к требованиям современ-
ности… Объяснение этого направ-
ления и необходимости в нём со-
ставляет основную мысль опы-
тов на всём их пространстве»
12
. Правда в составе «Опытов» есть глава «Чин внимания себе для живущих посреди мира». Но по содержанию и объёму она со-
ставляет буквально каплю в мо-
ре (2 страницы из двух книг, об-
щим объёмом в 800 страниц). Прочие труды святителя адресо-
ваны современному ему монаше-
ству. Можно считать, что они об-
ращены и к мирянам, но вполне определённой категории — как пишет сам святитель, это «чи-
татель, знакомый с Преданием Православной Восточной Церк-
ви». А если добавить к этому, что сам Игнатий (Брянчанинов) определяет свои труды как «уче-
ние о монашестве», то не оши-
бёмся, если скажем, что его ау-
дитория — это люди, твёрдо сто-
ящие в православии и ведущие активную духовную жизнь, т. е. близкие по духу к монашеству.
Творения Феофана Затворни-
ка имеют совсем другой настрой, можно сказать, миссионерский, катехизический и апологетиче-
ский характер. Сам святитель говорит о своём труде как о руко-
водстве, которое «должно взять человека вне Бога, обратить к Нему и потом привести пред Ли-
це Его», которое «берёт человека на распутиях греха, проводит ог-
ненным путём очищения и воз-
водит до возможной для него сте-
пени совершенства»
13
. Их адре-
сат — человек, в противополож-
ность читателю святителя Игна-
тия, как раз совсем не «знако-
мый с преданием Православной Восточной Церкви» или же зна-
комый, но очень мало. Творения Феофана Затворника обращены непосредственно к светскому об-
разованному обществу его вре-
мени — мирянам. Об этом гово-
рит и его подробное осмысление, и описание темы воспитания ре-
бёнка от рождения до молодо-
сти, добавление к «Пути ко спа-
сению» в качестве приложе-
ния «Святого отца нашего Иоан-
на Златоустого уроки о воспита-
нии», многократное и подробное рассмотрение семейных и слу-
жебных обязанностей и т. д.
5. Различие аудитории не-
обходимо ведёт и к различию в рассматриваемых вопросах. Святитель Игнатий, ещё раз на-
помним, пишет: «…в предлагае-
мых… вниманию Опытах изло-
жено учение святых отцов о нау-
ке из наук, о монашестве, — уче-
ние, применённое к требовани-
ям современности». Он рассма-
тривает устройство иноческой жизни, соответствующее пове-
дение, подвиги, меры совершен-
ства («Приношение современно-
му монашеству»), пишет о вы-
соком подвижничестве, приво-
дит опыт отцов-аскетов («Отеч-
ник»), осмысливает и адаптиру-
ет его, делится личными наблю-
дениями, мыслями, размышле-
ниями, созерцаниями, рассма-
тривает некоторые богословские вопросы, но опять-таки связан-
ные и непосредственно оказы-
вающие влияние на возвышен-
ное аскетическое делание («Сло-
во о чувственном и духовном ви-
дении духов», «Слово о чудесах и знамениях», «Слово о смер-
ти», «Слово о человеке»).
Святитель Феофан обращает-
ся к современному ему светско-
му обществу — надо заметить, весьма секулярному — и стре-
мится в своих трудах скорее склонить, привлечь его к хри-
стианству и дать некоторый ми-
нимальный достаточный запас знаний и практических советов для начала духовной жизни, пы-
тается дать почувствовать пра-
вославное мироощущение, ми-
ровосприятие, представить его как стройное, гармоничное, ло-
гичное и, главное, — истинное мировоззрение, в противовес за-
хлестнувшей XIX век западной и отечественной секулярной фи-
лософии. Феофан Затворник го-
ворит о своём труде как о руко-
водстве, которое «должно про-
следить жизнь христианскую в её явлениях, на деле, от начала до конца… или — что то же — написать историю деятельной жизни каждого христианина с показанием того, как в каждом случае должен он действовать, чтобы устоять в своём чине»
14
. С этим связано и его аскетиче-
ское учение. Если святитель Иг-
натий пишет конкретно об Ии-
сусовой молитве и прелести, то святитель Феофан о том, что та-
кое молитва вообще, как мо-
литься правильно, какое молит-
венное правило подходит свет-
ским людям. Если святитель Иг-
натий приспосабливает аскети-
ческий опыт древних отцов для современного ему монашества, то святитель Феофан адаптирует христианство для современного ему образованного общества, да-
ёт советы по организации духов-
ной жизни в миру.
6. Различие в методе изложе-
ния. Святитель Игнатий никог-
да не прибегает к логической ар-
гументации, не обращается к ло-
гическим схемам. Он говорит, как Иисус Христос у Иоанна Бо-
гослова в беседе с Никодимом, ставя читателей перед теми или иными фактами богооткровен-
ной истины или учения Церкви, перед которыми разум должен смиренно замолчать и к которым можно приступать лишь верой. Характерно, что основная форма его произведений — небольшие по объёму очерки, каждый из ко-
торых посвящён конкретному 12 См. Иларион (Алфеев), епископ. Священная тайна Церкви. Введение в историю и проблематику имяславских споров. Т 1. Спб.: Алетейя, 2002. С. 75.
13 Святитель Феофан Затворник. Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики. — М.: Благовест, 2001. С. 5–6.
14 Там же.
вопросу («Аскетические опы-
ты»), или размышления, созер-
цания, думы — этот метод изло-
жения он сам объясняет тем, что жизнь требовала от него ответы на те или иные вопросы
15
. Он из-
бирает метод изложения не от се-
бя, а доносит до читателей исти-
ну, содержащуюся в Евангелии и творениях отцов. С этим, веро-
ятно, связано и очень обильное цитирование этих источников, и точные ссылки при каждой ци-
тате. У святителя Феофана дру-
гой метод изложения. Харак-
терно происхождение его «Пу-
ти ко спасению», в основу кото-
рого положены лекции по нрав-
ственному богословию в Санкт-
Петербургской духовной акаде-
мии
16
. Метод: систематическое изложение материала, подраз-
умевающее его логический ана-
лиз, систематизацию и обработ-
ку. В основе всех его основных произведений («Путь ко спасе-
нию», «Начертание христиан-
ского нравоучения», «Что есть духовная жизнь и как на неё на-
строиться», «Наставления о ду-
ховной жизни» и др.) находят-
ся определённые богословско-
философские системы. Об этом свидетельствует и замысел, и план произведений как всецелой системы духовной христианской жизни от самого начала до само-
го конца, с очень разветвлённой разбивкой на отделы, подотде-
лы, пункты, подпункты и т. д., с их анализом и взаимосвязью. Святитель Феофан — система-
тизатор. Его система мировоз-
зрения является плодом анализа и синтеза святоотеческих творе-
ний и философии. Этой системе присуще стремление всё логиче-
ски связать и обосновать.
Для творений Феофана За-
творника характерно стремле-
ние описать состояние сознания и самосознания человека в раз-
личных духовных степенях, для этого святитель часто прибегает к цитации предполагаемого вну-
треннего диалога человека, его помыслов.
7. Очень сильно различает-
ся стиль повествования и язы-
ковой набор двух святителей. Стиль произведений Игнатия (Брянчанинова) очень своеобра-
зен: он возвышен, сразу отры-
вает читателей от земли, от обы-
денного и обращает к небесному. Преимущественно это спокой-
ные, размеренные, рассудитель-
ные наставления мастера, опыт-
ного товарища новичку о деле, ремесле, за которое он взялся. Наставления конкретны, пред-
метны, деловиты. Они изоби-
луют цитатами из Священно-
го Писания, ссылками на отцов, их высказываниями. Местами они сменяются очень характер-
ными повторами конструкций, которые по ритмичности и раз-
мерности вполне можно отне-
сти к поэтическим, иногда они очень эмоциональны. Те произ-
ведения, которые сам святитель относит к созерцаниям, думам, размышлениям по своей высо-
чайшей художественной красо-
те должны быть отнесены к ше-
деврам русской словесности. Язык всех произведений Игна-
тия (Брянчанинова) красивый, сочный, изобилует славянизма-
ми. Наверное, можно сказать, что это стиль и язык Библии. Другой стиль и язык у святителя Феофана. Происхождение «Пу-
ти ко спасению» как академиче-
ских лекций накладывает на эту книгу вполне определённый от-
печаток. Её стиль и язык науч-
ный, академический. В некото-
рых произведениях и письмах Феофана Затворника чувствует-
ся учительский тон, иногда пря-
мо переходящий в поучения (на-
пример, в сборнике писем «Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться»). Если святитель Игнатий констатирует истину, то святитель Феофан даёт советы и наставления, что, в частности, отразилось и в названии книг: «Мудрые советы святителя Фе-
офана из Вышинского затвора» (священник из Гаврилова Поса-
да Алексий Бобров, 1897), «На-
ставления о духовной жизни». Язык, как и полагается академи-
ческим лекциям, сухой, офици-
альный, научный, славянизмы отсутствуют, цитирование Свя-
щенного Писания и отцов. Часто встречаются слова и обороты, ха-
рактерные скорее для XVIII ве-
ка. Так говорили М. В. Ломоно-
сов и Г. Р. Державин. В письмах встречаются и очень тёплые ду-
шевные места, разговорные на-
родные элементы.
В заключение следует сказать, что предлагаемая святителя-
ми Игнатием (Брянчаниновым) и Феофаном Затворником прак-
тика духовной жизни и учение о молитве, несмотря на выявлен-
ные различия, не имеет прин-
ципиальных разногласий. Ещё при своей жизни оба подвижни-
ка пользовались у верующих не-
пререкаемым авторитетом. Пе-
ред их творениями преклоня-
лись многие и настойчиво ре-
комендовали читать их другим подвижникам XIX–XX столе-
тий. Их труды включают духов-
ный святоотеческий опыт, став-
ший неоценимым руководством в молитвенном делании для со-
временного христианства.
В наш век рационализма и эгоцентризма, когда люди зача-
стую пытаются решить пости-
гающие их духовные проблемы без Бога, без помощи Таинств Церкви, особенно актуально бу-
дет обратиться к наставлениям святителя Феофана и святите-
ля Игнатия, касающимся мо-
литвенного делания, которое есть «вместилище или поприще всей духовной жизни, или са-
ма духовная жизнь в движении и действии»
17
.
bogoslov. ru
15 Полное собрание творений святителя Игнатия (Брянчанинова). Том I. — М.: Паломник, 2006. С. 75.
16 Архимандрит Георгий (Тертышников). Святитель Феофан Затворник и его учение о спасении. — М.: Правило Веры, 1999. С. 99.
17 Феофан Затворник, святитель. Начертание христианского нравоучения. М., 1891. С. 393.
Митрополит Вениамин (Федченков)
Две революции
(Окончание. Начало в № 118, 119, 121
ноябрь, декабрь 2012 г., февраль 2013 г.)
Н
а другой день слухи дошли и до нас: началась революция! Сразу образовался какой-то коми-
тет общественной безопасности, преимущественно из членов кадет-
ской партии и из земцев. Из этого комитета запомнился мне адвокат Червен-Водали и тот самый милый автор доклада о пчёлах, Н. Ф. Пла-
тонов, — на его обязанность возло-
жено было попечение о церковно-
государственных делах в губернии.
Этот комитет взял власть в свои руки и предложил губернатору Н. Г. фон Бюнтингу сдать им дела, а самому куда-нибудь с семьёй за-
благовременно скрыться от смерт-
ной опасности. Всё это потом рас-
сказывал наш правитель дел кан-
целярии губернатора Казанский, бывший семинарист, на его ответ-
ственность и возлагается досто-
верность сообщений…
Губернатор действительно от-
правил своих детей и жену (урож-
дённую баронессу Мандген, я по-
сле видел её во Франции) куда-то за город, а сам остался, отказал-
ся признать комитет, но уж ничего не в силах был сделать против него и послал царю телеграмму; он ис-
полнил свой долг до конца, лишь бы жила Россия и благоденствовал царь! Но эта телеграмма не до-
шла куда нужно, так как его самого не впустили уже в Петроград, а за-
держали на какой-то не известной никому псковской станции Дно… Какое странное совпадение исто-
рических событий и имён: приду-
мать нельзя! Всю ночь, расска-
зывал спокойно правитель дел, губернатор не спал, а приводил в порядок какие-то дела.
Вспоминаю карикатуру в амери-
канской печати: генерал сдаёт офи-
церу или солдату пачку бумаг и го-
ворит важно: «Приведите всё в ал-
фавитный порядок и… сожгите!»
Во всём должна быть дисципли-
на! Вероятно, Казанский не так яс-
но передал нам?… Но дальше…
А потом, отрываясь от дел, гу-
бернатор (хотя его фамилия бы-
ла явно немецкая, но он был хоро-
шим православным) часто подхо-
дил к иконе Божией Матери, сто-
явшей в его кабинете, и на коленях молился. Несомненно, он ожидал смерти, готовился исполнить свой долг присяги царю до конца… Что и говорить, это достойно уважения и симпатии во все времена и при всяких образах правления!
Вице-губернатор Г. уехал забла-
говременно на фронт и поступил в действующую армию.
Вечером того же дня, вероят-
но, первого марта, во всяком слу-
чае, накануне взрыва в Твери, при-
бежал ко мне отец диакон. Его сын, чудный юноша Миша Покровский, первый ученик четвёртого клас-
са, ушёл добровольцем на войну и в это время был уже офицером ре-
зервных войск, стоявших за Тве-
рью. Упав мне в ноги, этот смирен-
ный раб Божий в слезах обратил-
ся ко мне, очевидно, по поручению сына, с мольбою:
— Завтра будет здесь револю-
ция! Что же делать Мише?
Очевидно, совесть и отца, и сы-
на мучилась над этим вопросом… Я ему ответил:
— Ничего уже невозможно сде-
лать! Революция неизбежна. Ми-
ше не остановить её. Лишь сам по-
гибнет. Пусть предоставит всё хо-
ду событий.
Отец ушёл. Что было с Мишей, не знаю. Вероятно, принял мой совет…
Неспокойно спал и я. Что-то бу-
дет завтра? И я решил встать ра-
но и пойти в кафедральный собор к ранней обедне в шесть часов утра помолиться. Уже было светло. Зи-
ма ещё стояла, и по земле вилась мелкая вьюга, неся сухой и злой снежок… Было пусто… Город точно вымер или ещё не началась днев-
ная жизнь? Или же люди прятались от грозных событий?
В соборе, кажется, никого не бы-
ло, кроме священника и рядового диакона да сторожа. Звонко отда-
вались в высоком пятиглавом хра-
ме молитвы… Было жутко и тут… Отстояв службу, я решил пойти к своему духовнику, хорошему ие-
ромонаху архиерейского дома. «На всякий случай нужно исповедать-
ся, — думал я, — мало ли что мо-
жет случиться ныне и со мною?!» Духовник принял меня ласково, по-
сле исповеди угощал чаем с варе-
ньем. Мы озабоченно разговарива-
ли о событиях дня.
А в эти часы вот что происходи-
ло в городе и за городом. Запас-
ные войска, их было, как говорят, до 20 тысяч, пошли в город беспо-
рядочной массой. К ним приста-
ли рабочие с загородной фабри-
ки «Морозовской мануфактуры». И эти тысячи направились, конеч-
но, к центру власти — губернатор-
скому дому. А некоторые из солдат, заночевавшие в городе, успели уже учинить убийство… Пишу по цирку-
лировавшим тогда слухам… Один из них не отдал чести встретивше-
муся молодому офицеру. Тот сде-
лал ему выговор… Этого было до-
вольно… Офицера оскорбили как-
то ещё. А он тоже не сдержался, и толпа хотела учинить над ним на-
силие. Он побежал, толпа за ним. Он спрятался на чердаке церков-
ного дома. Но его там нашли и вы-
бросили через слуховое окно с тре-
тьего этажа на землю… Очень дур-
ное предзнаменование.
А губернатору полиция по теле-
фону сообщила обо всём. Видя не-
избежный конец, он захотел то-
же исповедаться перед смертью, но было уже поздно. Его личный ду-
ховник, прекрасный старец прото-
иерей Лесоклинский не мог быть осведомлен: времени осталось ма ло. Тогда губернатор звонит ви-
карному епископу Арсению и про-
сит его исповедать по телефону… Это был, вероятно, единственный в истории случай такой исповеди и разрешения грехов… Епархиаль-
ный архиерей Серафим был тогда в Петрограде.
В это время толпа ворвалась уже в губернаторский дворец (кажет-
ся, он был построен ещё во вре-
мена Александра I для его сестры княжны, бывшей тогда замужем за губернатором). Учинила, конеч-
но, разгром. Губернатора схвати-
ли, но не убили. По чьему-то сове-
ту, не знаю, повели его в тот самый комитет, который уговаривал его уехать из города.
Вот я, грешный, с духовником был свидетелем следующей кар-
тины.
Я её опишу подробней, ведь так начиналась «бескровная» револю-
ция… Сначала по улице шли мимо архиерейского дома ещё редкие солдаты, рабочие и женщины. По-
том толпа всё сгущалась. Наконец, видим, идёт губернатор в чёрной форменной шинели с красными от-
воротами и подкладкой. Высокий, плотный, прямой, уже с проседью в волосах и небольшой бороде. Впереди него было ещё свобод-
ное пространство, но сзади и с бо-
ков была многотысячная сплошная масса взбунтовавшегося народа. Он шёл, точно жертва, не смотря ни на кого. А на него — как сейчас помню — заглядывали с боков сол-
даты и рабочие с недобрыми взо-
рами. Один солдат нёс в правой руке (а не на плече) винтовку и то-
же враждебно смотрел на губерна-
тора… Комитет находился в город-
ской Думе, квартала за два-три от собора и дворца.
Я предложил духовни-
ку подняться на второй этаж, где жила часть соборного ду-
ховенства: старый, умный, обра-
зованный кафедральный протоие-
рей о. Соколов и другие. Что может статься и с духовенством теперь? Лучше уж встретить смерть всем вместе… И мы были свидетелями дальнейших событий. Толпа, веро-
ятно, требовала от комитета убий-
ства губернатора, но он не согла-
шался и предложил посадить его под арест на гауптвахту. Это одноэ-
тажное небольшое помещение бы-
ло между собором и дворцом. Ря-
дом с ней стояла традиционная ча-
совая будка, расписанная чёрными полосами. Толпа повела губернато-
ра по той же улице обратно. Но коль-
цо её уже зловеще замкнулось во-
круг него. Сверху мы молча смо-
трели на всё это. Толпа повернула направо за угол реального учили-
ща к гауптвахте. Губернатор скрыл-
ся из нашего наблюдения. Расска-
зывали, что масса не позволяла его арестовать, а требовала убить тут же. Напрасны были уговоры. Вы-
шел на угол — это уже в нашем по-
ле зрения — Червен-Водали, влез на какой-то столбик и начал гово-
рить речь, очевидно, против наси-
лия. Но один солдат прикладом ру-
жья разбил ему в кровь лицо, и то-
го повели в комитет. На его место встал полковник Полковников, уже революционно избранный началь-
ник, и тоже говорил. Но прикладом ружья и он был сбит на землю.
А мы, духовные?… Я думал: вот теперь пойти и тоже сказать: не убивайте! Может быть, бесполез-
но? А может быть, и нет? Но если и мне пришлось бы получить при-
клад, всё же я исполнил бы свой нравственный долг… Увы, ни я, ни кто другой не сделали этого… И с той поры я всегда чувствовал, что мы, духовенство, оказались не на высоте своей… Несущественно было, к какой политической груп-
пировке относился человек. Спа-
ситель похвалил и самарянина, ми-
лосердно перевязавшего изранен-
ного разбойниками иудея, врага по вере… Думаю, в этот момент мы, представители благостного Еван-
гелия, экзамена не выдержали, ни старый протоиерей, ни моло-
дые монахи… И потому должны бы-
ли потом отстрадывать.
Толпа требовала смерти. Губер-
натор, говорили, спросил:
— Я что сделал вам дурного?
— А что ты нам сделал хороше-
го? — передразнила его женщина.
Рассказывали ещё и о некоторых жестокостях над ним, но, кажется, это неверно. И тут кто-то, будто бы желая даже прекратить эти муче-
ния, выстрелил из револьвера гу-
бернатору в голову. Однако тол-
па — как всегда бывает в револю-
ции — не удовлетворилась этим. Кровь — заразная вещь. Его труп извлекли на главную улицу, к па-
мятнику прежде убитому губерна-
тору Слепцову. Это мы опять виде-
ли. Шинель сняли с него и броси-
ли на круглую верхушку небольшо-
го деревца около дороги красной подкладкой вверх. А бывшего гу-
бернатора толпа стала топтать но-
гами… Мы смотрели сверху и опять молчали… Наконец (это было уже, верно, к полудню или позже) всё опустело. Лишь на середине ули-
цы лежало растерзанное тело. Ни-
кто не смел подойти к нему. Оста-
вив соборный дом, я прошёл ми-
мо него в свою семинарию, удру-
ченный всем виденным… Не пой-
ди я на раннюю службу и исповедь, ничего бы того не видел. В чём тут Промысл Божий?…
Тёмным вечером тайно прибыл викарий епископ Арсений, испове-
довавший убитого утром, вместе с духовником о. Лесоклинским взя-
ли на возок тело и где-то тайно по-
хоронили…
Червен-Бодали после был ми-
нистром при адмирале Колча-
ке в Сибири и был тоже убит. Пол-
ковник же Полковников был (ес-
ли не ошибаюсь) потом комендан-
том или начальником революци-
онного гарнизона в Петрограде. Где Платонов — не знаю. Епископ Арсений при советской власти был в Ростове-на-Дону.
Так открылся первый день рево-
люции в нашей Твери… Семинари-
стов мы распустили лишь за два-
три дня перед этим за недостатком средств на содержание.
Дальше припоминаю два собра-
ния педагогов и духовенства.
Не помню, дня через три или че-
тыре после полного переворота в зале мужской гимназии собра-
лись педагоги всех учебных заве-
дений, включая низшие, чего пре-
жде никогда не бывало. Было около двухсот-трехсот человек. Какой-то фон
из
б
ж
е
н
о б
хо
в
и
е
р
осв
м
а л
к
а
р
с
и
т
Э
т
о
в
и
комитет, неизвестно кем избран-
ный, предложил резолюцию: при-
ветствовать новое революционное правительство, возглавлявшееся тогда князем Львовым. Заранее бы-
ла заготовлена и резолюция. Про-
читали её нам. Должно быть, упо-
требили и слово «бескровный»… А у нас только убили и истоптали гу-
бернатора… Но если в Твери это слово и опустили, то повторяли его по всей России, суть одна. Предсе-
дательствовавший преподаватель гимназии Андреев, тоже из семьи духовенства, спрашивает:
— Все ли согласны?
Несколько человек отвечают, что согласны.
— Несогласных нет?
— Я не согласен, — говорю с ме-
ста. Молчание и замешательство. Рядом со мной сидел директор коммерческого училища, он же со-
борный староста, из давнего ро-
да тверских купцов Коняевых. Из-
ящный, тонкий, благовоспитанный, деликатный, он, встав, нежно и по-
чтительно обратился ко мне с во-
просом:
— Ваше высокопреподобие о. ар-
химандрит! В такой исключитель-
ный час вы разошлись с большин-
ством. Не соблаговолите ли поде-
литься с нами мотивами, какие по-
будили вас к такому решению?
— Я не только ректор семина-
рии, но ещё и представитель Церк-
ви. Вы теперь торжествуете. Но не известно ещё, что будет дальше. Церковь же в такие моменты долж-
на быть особенно осторожна.
Я сел. Никто, конечно, ко мне не присоединился. Через несколь-
ко дней я был в Петрограде: нуж-
но мне было посоветоваться с ми-
трополитом теперешним Сергием. В здании Синода меня встречает бывший мой слушатель Духовной академии прот. О-кий и, улыбаясь дружественно, спрашивает меня:
— Вы отказались послать с пе-
дагогами приветствие Временно-
му правительству?
— Да, а вы почему знаете?
— Известно уже Синоду. В те-
леграмме педагогов так и сказа-
но: «Все, кроме ректора семина-
рии архимандрита Вениамина», и прочее...
Очевидно, правительство пос лало тверскую телеграм-
му на распоряжение Си-
нода. Но богомудрые отцы Синода сдали её, вероятно, в архив. Мне же не сделали и замечания. История после показала, что я был прав. А интеллигенты впоследствии ста-
ли на путь саботажа и пострадали. Церковь же устояла.
Другое собрание сделано бы-
ло духовенством Твери, потому что рабочие будто подозрительно смо-
трели на молчание Церкви.
Отцы собрались в женском епар-
хиальном училище. Председатель-
ствовал викарий епископ Арсений. Один из протоиереев, член Госу-
дарственной думы Т., произнёс го-
рячую речь, что вот-де теперь они стали свободны, что не нужно ли-
цемерить, называя царя благоче-
стивейшим и проч., и проч.
Попросил слова и я. В противо-
вес о. Т. я сказал, что лучше нам молчать. «Если мы лицемерили до сих пор (но я, говорю, нелице-
мерно признавал царя и молился за него), то кто нам поверит, что мы не лицемерим теперь, приветствуя правительство?» И т. д. В заклю-
чение я предложил воздержать-
ся от приветствий — это будет до-
стойней. К моей радости, собрание согласилось со мной, а не с о. Т.
В тот же день я уехал в Москву повидаться с друзьями. Через два дня возвращаюсь обратно. И ещё на вокзале встречают меня друзья тверские и говорят, что духовен-
ство вторично собралось там же для нового обсуждения телеграм-
мы. Я с вокзала прямо в женское училище. Увы, опоздал! Уже приня-
ли решение о посылке приветствия и теперь начинали вырабатывать текст его. Я встречаю епископа Ар-
сения с недоумением. Он отводит меня в сторону и просительно го-
ворит: «Отец ректор, оставьте их! Мы с вами монахи, а у них же жены, дети. Поймите их!»
Но я, неразумный, всё же упро-
сил включить и меня в комиссию по выработке телеграммы и постарал-
ся смягчить её настолько, что на-
ше тверское духовенство (как при-
поминаю) не получило даже благо-
дарственного ответа.
Так реагировал на вторую рево-
люцию народ, общество и духо-
венство в городе, а что было в се-
ле, я узнал на Пасху уже в после-
дующий год, когда мужики собра-
лись делить господские и купече-
ские земли. Пригласили и наших родителей, чего раньше не дела-
ли с нами, как людьми из другой деревни. На этот раз им было ин-
тересно залучить отца с матерью, у которых дети «учёные». Хотелось робким людям, ещё не привыкшим к революции (и «кабы ещё чего там не случилось далее»), заручиться и косвенным согласием «учёных». Я на сходку не пошёл. Воротились мать с отцом. Вижу — в недоуме-
нии. Спрашиваю:
— Что?
— Да делили землю, луга.
Молчу. Обращаются ко мне, но нерешительно:
— А что? Не взять ли и нам деся-
тинку? А?
— Нет, мама, не нужно.
И не взяли. А после у них ото-
брали и последнее: её лисью шубу, данную ей в приданое сорок лет на-
зад, мебель из домика нашего, че-
тыре меры запасённого пшена и т. д. Тяжело было, но вытерпели.
Известно, как разбирали поме-
стья крестьяне, но я сам не видел этого, жил в городах, и потому опи-
сать не могу.
Когда воротился из Петрограда Тверской архиепископ Серафим, человек ярких правых убеждений, епархиальный съезд проголосовал об удалении его и избрал викарно-
го архиерея Арсения. Архиепископ Серафим долго боролся против та-
кого неканонического самочин-
ства, однако вынужден был всё же уйти. Впоследствии он был митро-
политом в Петрограде. Советская власть не тронула его. Я выразил открытое сочувствие архиеписко-
пу Серафиму.
Как я сказал, после Февраль-
ской революции я уехал в Москву. На вокзале нет извозчика. Пошёл до Кремля пешком. Иду между со-
борами: пусто, безлюдно. Лишь встречается случайная монашен-
ка и, лукаво-насмешливо смо-
тря на меня в клобуке, язвитель-
но спрашивает: «Что?! Присягну-
ли, товарищ, правительству-то но-
вому?»
Я ничего не ответил, А нужно ска-
зать, я действительно никому по-
сле революции не присягал, как-то прошло мимо.
Среди знакомых я посетил Л. А. Тихомирова. Он был хмур. Между прочим я спрашивал его:
— Как вы думаете, долго ли про-
держится эта бескровная револю-
ция? Некоторые (один, например, бывший министр К., говорил, что две недели) думают, скоро всё при-
дёт в порядок!
— Ещё никогда в мире не было ни одной бескровной революции. А о двух неделях… Хм? — он сар-
кастически улыбнулся. — Дай Бог, если б через десять лет кончилась она!
Посетил нескольких духовных лиц. Митрополит Московский быв-
ший архиерей Тобольский Мака-
рий, старец благочестивейшей жиз ни и миссионер Сибири, дол-
жен был уйти со своего поста как человек, которому ставили в вину сопротивление Распутину. На его место потом избрали Тихона, впо-
следствии патриарха.
В Петрограде был немедлен-
но удалён (и кажется, его везли по Невскому на троне, с позором) ми-
трополит Питирим. При избрании на его место было три кандида-
та: теперешний митрополит Сер-
гий, тогда Финляндский, Андрей, епископ бывший Уфимский, из ро-
да князей Ухтомских (считавшийся либеральным) и викарный епископ Вениамин. К удивлению, собор ос-
тановился на последнем. Встретив своего товарища по академии Во-
лодю Красницкого, я спросил:
— Почему так получилось?
— Да, видишь, времена трудные, политика сложная. Мы и решили, чтобы не впутывать нашу епархию в тёмные дела, лучше выберем мо-
литвенника Вениамина.
Это был истинный святитель Бо-
жий. О нём после упомяну ещё.
Бывший обер-прокурор после Победоносцева Саблер, переме-
нивший свою фамилию на Деся-
товский, жил беспрепятственно в Твери. С ним встречалась старуш-
ка княгиня Гейден. Когда ослабел от старости, она водила его под руки в собор на службы. А когда её выпустили за границу, она вы-
везла его дневник в Париж. Я чи-
тал его и даже докладывал в Бо-
гословском институте студентам: Саблер смиренно принял новую советскую власть и подкреплял это ссылками на Писание и сво-
ими размышлениями.
Потом я заболел кровохарка-
нием и на Страстной не-
деле уехал для лечения в Крым. Возвращался после подавления июльского восстания большеви-
ков. Чувствовалось, что надвигает-
ся буря: второй революции грозит опасность, но уже не справа, а сле-
ва, от социал-демократов, боль-
шевиков. Эту революцию я считал третьей по счёту (1905 год, 1917-й, февраль, 1917-й, октябрь). И две первые отнесу к общему опреде-
лению: как революции буржуазно-
либеральные, интеллигентские, не народные ещё — потому и поме-
стил их в одну главу как сродные. А о третьей буду говорить особо.
В заключение же этой части вспомню, как отразилась эта рево-
люция на мне и на одном мужике.
Когда получили известие об от-
речении царя от власти, о пере-
даче власти Михаилу Александро-
вичу, я обязан был сказать по это-
му случаю соответствующее поуче-
ние. Но у меня тогда не было ника-
ких сил торжествовать.
— Это не восшествие на прес тол, а поминки, — высказал свое впе-
чатление о моем слове личный се-
кретарь архиерея, хороший и чест-
ный человек, Преображенский.
Верно! Скажу больше. С удале-
нием царя и у меня получилось та-
кое впечатление, будто бы из-под ног моих вынули пол и мне не на что было опереться. Ещё я ясно узрел, что дальше грозят ужасные по-
следствия. И наконец, я почувство-
вал, что теперь поражение нашей армии неизбежно. И не стоит даже напрасно молиться о победе… Да и о ком, о чём молиться, если уже нет царя?… Теперь всё погибло…
Но постепенно эти острые пере-
живания сгладились.
А в Москве я услышал иной го-
лос народа. Ещё в пути из Тве-
ри, в вагоне второго класса, я но-
чью слышу, как надо мною на пол-
ке для вещей ворочается солдат с фронта, зевает и, по-видимому, рот крестя, шепчет: «О-о! Господи, помилуй!»
Проходя мимо храма Христа Спасителя, я увидел толпу наро-
да. Статуя Александра III была уже разбита на части, которые валя-
лись тут же. Впереди толпы стол с председателем. Митинг. Я в кло-
буке вмешался в толпу солдат и ра-
бочего люда. Слушаю.
Взбирается какой-то студент в прекрасной шинели темно-зеленого сукна. Темой его речи была мысль, что революция совершилась, но её нужно углублять и углублять. А опасностей много. Одной из них является возвращение с фронта солдат по домам. А там семьи, же-
ны — и пропадёт революция.
Слушаю я и думаю: не знаешь ты народа, если так говоришь. Да ведь это и неверно, и обидно рус-
скому мужику, чтобы он подчинял-
ся своей бабе. Думаю, провалил-
ся оратор. И в самом деле, в от-
вет на его речь раздалось два-три хлопка… Огорчились мужики…
Поднимается какой-то крестья-
нин без шапки. На голове копна тёмных волос, борода — лопата. Начинает раскланиваться на три стороны… Ему кричат:
— Довольно, говори!
— Нет, ты таперича погоди! — и снова кланяется.
— Ну, в чём дело?
Он медленно, с трудом ворочая слова, как камни, начинает гово-
рить:
— Кто я такой?
— Да почём тебя знать?! Говори!
— Нет, а кто я такой?!
У людей теряется терпение.
— Ну, кто? Говори, кто?
— Я второй кучер у купцов… (Фа-
милию я позабыл.)
— Ну, так что, что ты кучер? К че-
му ведёшь?
— Так как же? Глядикась: вот я ку-
чер, а таперича говорю! Вот оно что значит — свобода-то!
Народ понял и одобрил этого «оратора», впервые дерзнувшего заговорить, дружными хлопками.
А мне припоминается случай из истории французской револю-
ции 1789 года. В дом какой-то гра-
фини пришёл знакомый маляр оклеивать комнату. Между делом завёл разговор: «А что, графиня, пожалуй, теперь из моего сынишки Пьера может и генерал выйти?»
Графиня промолчала, а потом со смешком рассказала знакомой подруге о такой наивности маляра «Напрасно ты смеёшься, — ответи-
ла та. — Вот из-за того, что из Пье-
ра может выйти генерал, они дове-
дут революцию до конца!»
К концу речи кучера я спраши-
ваю соседа:
— А мне можно сказать?
— Отчего же нет? Теперь всем можно. Спросись у председателя.
Я подошёл и получил разреше-
ние. Взбираюсь на стул, в рясе, в клобуке, и начинаю приблизи-
тельно так:
— Углублять-то теперь уж буде-
те несомненно. За это не прихо-
дится опасаться. Только вот и Бога не забывайте: без Бога ни до по-
рога!
И так далее. Вспомнил и солда-
та ночного, крестившего рот с мо-
литвой, и прошлую историю зем-
ли русской, и народный дух право-
славный… Вижу, внимательно слу-
шают.
А когда я кончил, мне разда-
лись оглушительные аплодисмен-
ты и возгласы:
— Правильно, отец!. Верно, то-
варищ.
Я ушёл с митинга довольный: не погибнет вера в народе! Он ре-
волюцию хочет делать, но и от ве-
ры не желает отрекаться… И стало мне легче.
Вспоминаются мне ещё два, по-
видимому, смешных, но на самом деле загадочных случая. Над обо-
ими я тогда задумался, и сейчас они стоят передо мною неразга-
данными.
Один из них касался вопроса о социализме и собственности, а другой — о сочетании революции и религии.
Сначала расскажу о втором слу-
чае, он был раньше.
Когда я проезжал Харьков и за-
держался там, то был очевидцем следующей сцены. На централь-
ной городской площади, где по-
мещались и кафедральный собор, и против него присутственные ме-
ста, а справа — университет, со-
бралась огромная толпа народа, которая стояла к собору спиной, а к губернскому управлению лицом, и смотрела вверх, на крышу этого здания. Я обратился туда же. Вижу, что по железной крыше карабкает-
ся солдат в шинели. Куда он?… По-
том взбирается осторожно на са-
мую вершину треугольного карни-
за, лицом к собору. Смотрю: у него в руках дубина. Под карнизом же был вылеплен огромный двугла-
вый орел с коронами и четырёхса-
женными распростёртыми кры-
льями. Это — символ собствен-
но России, смотрящей на два континента — Европу и Азию, где её владения. Но обыч-
но его считали символом царя и его самодержавной власти. Раз-
умеется, революционному серд-
цу данного горячего момента бы-
ло непереносимо видеть «остат-
ки царизма». И решено их было уничтожить, насколько возможно. Кто же будет препятствовать?… Теперь — свобода и угар. Но де-
ло было опасное: вояке легко бы-
ло слететь с трёхэтажного здания и разбиться насмерть. Однако де-
ло серьёзное, государственное — революция, есть за что рисковать и жизнью…
Приловчившись, солдатик вста-
ёт во весь рост и на виду у все-
го честного народа, не спеша, снимает военную фуражку, исто-
во кладёт на себя три креста, по-
крывает голову, берет обеими ру-
ками дубину и двумя-тремя лов-
кими ударами сбивает и коро-
ну, и головы орла. Внизу же, над входными дверями, был плоский стеклянный навес, куски разби-
того гипса упали на него и со зво-
ном вдребезги разбили стекло… Были ли аплодисменты и «ура», не помню… Как не быть?! Солдат с торжеством исполненной боль-
шой задачи сполз в слуховое окно крыши и дальше.
А я смотрел и думал: что же за за-
гадка — этот русский-украинский человек? И царя свергает, и Бо-
гу молится… Не по-старому это. А у него как-то мирится. Видно, он революцию инстинктивно счи-
тает тоже хорошим и нужным де-
лом. Или и здесь было лишь угар-
ное озорство революционного мо-
мента или простая традиция? Что ответить? И казалось мне, как и в Москве на митинге у храма Хри-
ста Спасителя, русский народ как-
то объединит и то, и другое… От-
чаиваться нам, верующим, ещё не нужно за него.
При этом размышлении вспо-
минаются мне подобные же слова главы Церкви, митрополита Сер-
гия, сказанные им много лет спу-
стя американским корреспонден-
там, задавшим ему вопрос о про-
паганде безбожия и атеизме на-
рода: «Мы ещё не теряем надеж-
ды на возвращение нашего народа к отеческой вере».
И я, делая эти записи, всё ещё жду, что будет с теми многими мил-
лионами, которые за эти двадцать пять лет растеряли или разбили ве-
ру отцов? И как это будет? Воля Бо-
жия. Не я же управляю миром!
А другой разговор был в вагоне, после Харькова.
В поезде были украинцы. На-
род они себе на уме! Не сразу поймёшь, что думают эти «хох-
люки». Молчаливая публика… По-
сасывают себе трубочки с тютю-
ном, и всё думают, думают… Око-
ло одной группы вертится юный солдат, хорошо одетый… Как пом-
ню, великоросс по языку. Едет с фронта или на фронт куда-то «по делам». Оказывается, воен-
ный фельдшер, стало быть, вро-
де уж как учёный. И вот он на мо-
их глазах горячо и долго разъяс-
няет дядькам-украинцам, что та-
кое социализм. Как теперь всё бу-
дет замечательно! Работать при-
дётся совсем мало, а всего будет вдоволь. А главное, всё и всем да-
ром: денег никаких не платить, да и вообще деньги не нужны будут при социализме…
Слушают мужики и не спорят… Только что вот как-то загадочно молчат, будто бы глупые. Но ора-
тор, довольный собой и своим умом, не замечает этого…
И неожиданно один из слушате-
лей, выколачивая пепел из трубки своей, сказал медленно (он гово-
рил по-украински, конечно), смо-
тря вниз на трубку: «Да, оно… ко-
нечно, без денег-то лучше… Зачем тогда деньги?… Вот разве малень-
ко на табачишко?!»
В самом ли деле он думал, что уж табака, как вещи несерьёзной и не необходимой, серьёзное началь-
ство давать не будет? Или он этой шутливой иронией выразил свое сомнение, что при социализме бу-
дет всё даровое? Не знаю. Только, по-видимому, этот украинец хотел сказать, что даже при коммуниз-
ме должна остаться какая-то сто-
рона жизни, пусть и второстепен-
ная, на индивидуальную свободу. А где граница этого? В табачиш-
ке ли только?
Не поверили лишь они одному, что мало придётся работать. Это вековечному труженику и непонят-
но, и даже неприятно…
Из книги «Россия между верой и безверием»
Как воспитать ребёнка доб рым?
Детям накрепко возбранять водиться, общаться и дру-
жить со злыми. Так как злоба изменит и добрый разум.
Как воспитать ребёнка целомудренным?
Опасно детей из дому выпускать, ибо увидят многие соблазны и причины ко греху. Поэтому не позволяй им выходить из дома и бродить, где хотят. Нет для них ничего полезнее, как дома держаться.
За что нужно наказывать?
Грех, оставленный без наказания, бывает причиной другого греха, а также причиной греховного обычая, что очень страшно. Поэтому за всякий проступок наказывай своих детей по мере проступка, чтобы помнили, за что на-
казываются, и так бы впредь боялись оступаться.
Многие родители, имея слепую любовь к своим детям, жалеют их наказывать за проступок, но после, когда вы-
растут и неисправными будут, сами узнают свою погреш-
ность в том, что детей своих не наказывали, пока те ма-
лыми были.
Что вырастет из капризов?
Видим, что Сам Бог любит чад Своих, но от любви их наказывает: Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьёт же всякого сына, которого принимает (Евр. 12:6). Так и плотские родители должны последовать Богу и детей своих от любви наказывать. Ибо та любовь отече-
ская слепа, которая оставляет детей неисправных без на-
казания; истинная же и мудрая та любовь, которая свое-
вольство их смиряет наказанием.
Где золотая середина между строгостью и мяг-
костью в воспитании детей?
Некоторые родители так нежно и слабо детей сво-
их воспитывают и содержат, что не хотят их за престу-
пления наказывать и так бесстрашно и своевольно им попускают жить; другие безмерную строгость употре-
бляют и более гнев и ярость свою над ними соверша-
ют, нежели наказывают их. Оба — и те, и другие — по-
грешают. Везде ибо излишество порочно; строгость и милость безрассудная во всяком чине порицается. Сия в расслабление, своевольство, развращение и яв-
ную погибель приводит юных, от природы ко злу вся-
кому склонных; другая огорчение, раздражение и уны-
ние в них соделывает. Везде ибо умеренность и сред-
ний путь похваляется.
Христианин, люби детей своих по-христиански и нака-
зывай их, чтобы были исправными и добрыми. Хотя они ныне, пока молоды, и испытывают боль телесную (при на-
казании), но зато потом тебе не придётся испытывать о них боль сердечную… Однако умеренность во всем похвальна.
Как сделать воспитание действенным?
Когда хочешь, чтобы твои де-
ти исправными и добрыми были, будь сам исправным и добрым и всяким образом берегись подать им соблазн. Иначе ничего не достигнешь, ибо они бо-
лее внимают твоим словам, делам и поступкам, нежели твое-
му приказанию и наставлению.
Юность, да и всякий возраст, лучше наставляется к до-
бродетели житием добрым, нежели словом; особенно же юные дети за правило себе имеют житие родителей сво-
их; так, что в них примечают, то и сами делают, доброе ли то будет или худое, что видят. Ради чего родителям долж-
но как от соблазнов беречься, так и пример добродетель-
ного жития подавать детям своим, когда хотят их к добро-
детели наставить. Иначе ничего не могут успеть. Ибо бо-
лее смотрят на житие родителей своих и то воображают в юных своих душах, нежели слова их слушают.
Юные бо люди более научаются от дел, нежели от слов и наказания… Потому сугубое горе отцам, ко-
торые не токмо не научают детей добра, но соблазна-
ми своими подают повод ко всякому злу! Таковые отцы не телеса, но души христианские убивают.
Как учить дитя вере в Бога?
Так как, по Писанию, начало мудрости — страх Господень (Пс. 110:10), вначале в юные сердца должно всадить страх Божий; ибо юность, от природы ко злу склонная, ничем бо-
лее, как сим страхом, от того отвращается, как и всякий че-
ловек. А чтобы страх Божий всадить в сердца их, нужно им часто напоминать, что Бог везде есть, и со всяким челове-
ком присутствует, и, что человек ни делает или мыслит, ви-
дит, и, что ни говорит, слышит, и за всякое слово, дело и по-
мышление худое гневается и будет судить, и грешников вечному мучению предаст, как и праведным и добрым лю-
дям воздаст мзду за добрые их дела, и согрешающего или зло творящего может в самом деле показнить.
В каком возрасте лучше всего начинать рели-
гиозное воспитание?
…Наставление в благочестии и страхе Божием должно быть с младенчества, как только дети начинают хотя ма-
ло что разуметь, поскольку этот возраст, как незлобивый, весьма восприимчив к добру или злу.
В чём задача воспитания?
Самонужнейшее дело — родителям воспитывать сво-
их детей в страхе Божием и добронравии. Без того всякое учение и воспитание ничто.
Если дети огорчают...
Дети родителям своим, за их нерадение и небрежение в воспитании, воздают равное ослушанием, презрением, злословием, а иногда и биением.
portal-slovo. ru
с
як
им
о
бр
аз
ом
б
ер
ег
ис
ь
Святитель Тихон Задонский
Каквоспитать ребёнкадобрым?
Как
воспитать
ре
бёнка
доб
ры
м?
Де
тя
м
на
кр
еп
ко
в
оз
бр
ан
ят
ь
во
ди
ть
ся
об
ща
ть
ся
и
д
ру
-
ЗФр яїикФеВ поягнеФлни
ЗФр
яїикФеВ
поягнеФлни
їисяепиллаНЮ
М
ой друг, вот тебе и исполни-
лось семь лет. Ты больше не младенец, а отрок, способный во многом сам отвечать за свои по-
ступки, мысли и желания. И зна-
чит, настало время открыть тебе тайну семи таинств.
Мы с тобой христиане. А все хри-
стиане — воины. Воины Госпо-
да нашего Иисуса Христа. И папа, и мама, и даже старшая сестра и ба-
бушка — все мы воины Христовы.
Тот, кто верит в Бога и старает-
ся жить по заповедям, — тот при-
надлежит к Его дружному войску. И ты тоже.
Как воины, мы призваны защи-
щать свое Небесное Отечество и во-
евать с врагом рода человеческого, с дьяволом, который всячески пы-
тается повергнуть нас, ранить или взять в плен.
Наша война длится не день, не два и даже не год, а всю жизнь: нам надо постоянно выбирать меж-
ду добром и злом, охранять наши мысли, чувства и желания от все-
го дурного и не совершать плохих поступков. А чтобы мы не уныва-
ли, имели силы на сражения в этой войне и надеялись с Божией помо-
щью одержать над врагом победу, у нас есть особые дары, которые да-
ёт нам Господь.
Эти дары мы получаем из цер-
ковных Таинств.
Таинство — это священнодейс-
твие, через которое Сам Бог явля-
ет нам Свою благодать. Через Та-
инства Господь укрепляет, лечит и вдохновляет человека. Чаще все-
го Бог делает это невидимо для нас, таинственным образом. Но даже ес-
ли порой глаз ничего не замечает, через таинство душа всегда получа-
ет помощь и силу.
Святые говорят, что все, что про-
исходит в храме, — таинство, пото-
му что храм — это дом Божий. Од-
нако церковь выделила семь основ-
ных таинств, как самых важных для человека в его жизни. Это крещение, миропомазание, по-
каяние, причащение, еле-
освящение, брак и ру-
коположение.
Таинства совершает Сам Господь через Своих соработников — свя-
щенников и епископов Православ-
ной Церкви.
ТАИНСТВО ПЕРВОЕ: ПОСВЯЩЕНИЕ В ВОИНЫ
Знаешь ли ты, мой друг, как ры-
царь становится рыцарем? Он про-
ходит особое посвящение.
Посвящаемый преклоняет коле-
ни перед своим сеньором, тот кла-
дёт ему на голову меч, и будущий рыцарь даёт присягу верности. За-
тем сеньор облачает рыцаря в до-
спехи, вручает ему воинский меч и щит и нарекает его своим рыца-
рем.
Так и мы в таинстве Креще-
ния сначала смиренно преклоня-
емся перед Господом, отрекаем-
ся от всего дурного и даём обеща-
ние служить только Богу. Затем в крещенских водах мы смываем с себя все грехи и получаем новую одежду — белые одеяния христиа-
нина, то есть, чистую незапятнан-
ную душу.
Священник крестообразно сре-
зает наши волосы в знак того, что отныне мы принадлежим Богу, мы Его воины. Затем батюшка да-
ёт нам поцеловать наш духовный щит — крест и надевает его нам на грудь. Батюшка вручает нам меч — молитву, чтобы мы ею сра-
жались во время боя. И нарека-
ет нас именем одного из святых, то есть, воинов, с победой вышед-
ших из войны. Так мы становимся частью войска Христова.
Святое Крещение — самое пер-
вое таинство в жизни любого хри-
стианина. Только крещёный чело-
век может участвовать в других та-
инствах.
ТАИНСТВО ВТОРОЕ: ПЕЧАТЬ ДУХА СВЯТОГО
Сразу после Крещения обыч-
но совершается второе таинство — миропомазание. Священник то-
ненькой кисточкой ставит специ-
альным ароматным маслом — ми-
ром — кресты на лбу, глазах, ушах, носе, рте, груди, руках и ногах че-
ловека. И каждый раз произно-
сит: «Печать Духа Святого…». Так он нас, только покрещённых, чи-
стых и безгрешных запечатыва-
ет. Это наши латы, броня против ударов врага. Если мы сохраним свои органы чувств, сердце и разум от всего дурного — никто не смо-
жет повредить нашей душе.
Крещение и миропомазание со-
вершаются только один раз в жиз-
ни. Поэтому эти таинства особенно важны. О них необходимо помнить и постоянно проверять — не запач-
кал ли я свою одежду крещения нехорошими мыслями, не повре-
дил ли латы миропомазания дур-
ными делами? Остался ли я вер-
ным воином Своему Господу?
ТАИНСТВО ТРЕТЬЕ: ЛЕЧЕНИЕ ДУШИ
Если ты вдруг увидишь, что твоя броня повредилась неосто-
рожным словом или поступком, ес-
ли почувствуешь, что заболела ду-
ша от какой-нибудь обиды, тебе нужно срочно залатать свои латы и излечить душу покаянием, чтобы враг не сумел ранить тебя сильнее.
Покаяние — это лечение души.
Когда у нас царапина на руке — её сразу видно. Царапину на душе Инна Сапега
ой д
ру
г, вот тебе и исполни-
лос
ь се
мь ле
т
.
Ты бол
ьш
е
не младенец, а отрок, спосо
б
ный
во многом сам отвечать за свои по-
с
т
у
пки, мысли и желания. И зна-
н
а г
ру
дь. Батюшка в
ру
чает нам
м
еч — молитв
у
, чтобы мы ею с
р
а-
ж
ались во время б
оя. И нарека
-
е
т нас именем одного из святых,
т
о есть
,
воинов
,
с победой вышед-
ко о оже е
ш
ч
в
с
в
и
н
н
а
р
н
м
ж
е
т
omiliya.org
разглядеть труднее. Но если её во-
время не залечить — она может стать большой раной.
На исповедь мы приходим как на приём к врачу. Перед крестом и Евангелием мы рассказываем Са-
мому Богу о своих ранах, царапи-
нах и синяках. И Он через священ-
ника врачует нашу душу, отпуская наши грехи.
Однако необходимо помнить, что покаяние только тогда действенно, когда мы полно и искренне довери-
лись Богу. А если мы что-то утаили от Него, то это лекарство нам не по-
может, увы! Ведь если у тебя разду-
ло щеку от зубной боли, а ты вра-
чу говоришь, что тебя укусила оса, он пропишет тебе примочки, тог-
да как помочь тебе может только новая пломба. Поэтому на испо-
веди надо быть честным и ничего не скрывать от священника.
Мы начинаем исповедоваться с семилетнего возраста. В отличие от двух первых таинств к таинству покаяния можно прибегать так ча-
сто, как это нужно.
ТАИНСТВО ЧЕТВЁРТОЕ: СОЕДИНЕНИЕ С БОГОМ
Духовная война — очень серьёз-
ное поприще. И каждый воин дол-
жен знать, что один он ничего сде-
лать не сможет. Для того чтобы сра-
жаться и побеждать, ему нужна по-
мощь Бога.
«Сим победиши!» — импера-
тор Константин услышал эти слова и увидел крест во сне перед сраже-
нием. Он нанёс изображение креста на все щиты в своих войсках, и вой-
на была выиграна.
Одолеть врага возможно только с Богом. Потому так важно для нас таинство Причащения.
В этом Таинстве под видом хлеба и вина мы причащаемся Тела и Кро-
ви Самого Бога, тем самым таин-
ственно соединяясь с Ним и со всем Его войском — с Церковью.
Причащение — это таинство та-
инств. Сам Господь установил Ев-
харистию на Тайной Вечери, пред-
лагая Своим ученикам вкусить Его Тела и Крови и разделить с Ним его долю.
Через таинство Причащения Господь дарует нам силы бороться со злом и совершать добро.
Святые отшельники всю неде-
лю ждали с нетерпением воскрес-
ного дня, чтобы приобщиться Свя-
тых Таин. И нам надо так же ждать и готовиться к принятию Христо-
вых Даров. Чтобы причаститься не в осуждение, а во здравие души и тела.
ТАИНСТВО ПЯТОЕ: ЕДИНСТВО ДУШ
Не хорошо человеку быть одно-
му — сказал Господь в раю. Одно-
му воину очень трудно сражать-
ся — ему нужна и человеческая поддержка, и забота. Сейчас у те-
бя есть мама и папа, сестра, бабуш-
ка — они тебе помогают. А когда ты вырастешь постарше, тебе ну-
жен будет и близкий друг, и по-
мощник.
Господь создал мужчину и жен-
щину, чтобы они помогали друг другу. Так, твоя мама — помощ-
ница папе, вместе им намного лег-
че и радостнее идти к Богу — у них семья.
Семья — это малая церковь. Во главе любой семьи стоит Господь.
В таинстве брака — Господь бла-
гословляет новую семью. Венчаясь, молодые становятся единым це-
лым. Отныне они всю жизнь будут вместе и в счастливое время, и в го-
ре. Они будут помогать друг другу.
Однако не все выходят замуж или женятся. Есть такие люди, ко-
торые выбирают особый путь — путь монашества. Это воины спе-
циального подразделения: спецназ нашей Церкви. У них нет своей се-
мьи, и всю свою жизнь они посвя-
щают Одному Богу.
ТАИНСТВО ШЕСТОЕ: СОРАБОТНИКИ ХРИСТА
Помимо монахов — духовного спецназа, есть и другие люди, ко-
торые постоянно служат Богу и Его Церкви. Это духовенство, соработ-
ники Христа.
К духовенству относятся все свя-
щеннослужители — диаконы, свя-
щенники и епископы. Они выпол-
няют роли командующих в воин-
ском полку. Диакон — лейтенант, священник — капитан, а епис-
коп — генерал.
Священнослужители своей до-
брой жизнью должны показывать пример всем остальным. Поэтому на этот пост Господь ставит самых лучших и смелых воинов.
В таинстве рукоположения епи-
скоп возлагает руки на голову чело-
века, и Божия благодать поставля-
ет его либо в диаконы, либо во свя-
щенники или во епископы. А весь народ в церкви поет «Аксиос!» то есть, подтверждает — этот человек достоин данного сана.
В этом таинстве девочки и жен-
щины участвовать не могут, ведь священнослужителями становятся только мужчины. Потому что ду-
ховенство (священник и епископ) во время богослужения являет со-
бой образ Самого Христа.
ТАИНСТВО СЕДЬМОЕ: ВРАЧЕВАНИЕ ТЕЛА
У каждого воина помимо духов-
ных ран случаются телесные болез-
ни.
Господь посылает нам болезнь по разным причинам. Чтобы мы и от-
дохнули от поля боя, и смирили свой пыл, а может, и чтобы уберечь нас от какой-либо большей беды.
Бывает, что болезни приходят от великого возраста.
Таинство елеосвящения даётся человеку для врачевания его тела и души. Это таинство ещё называ-
ют соборованием, потому как обыч-
но его совершает собор священни-
ков или епископов в количестве се-
ми человек.
Во время таинства семь раз чита-
ются различные места Евангелия, где говорится о врачевании, и семь раз елеем — то есть, освящённым маслом, смешанным с вином, — по-
мазываются лоб, глаза, рот, уши, руки и ноги больного.
Елеосвящение часто в храме про-
водят Великим Постом. Считается, что благодать Божия через это та-
инство покрывает забытые неиспо-
веданые грехи, таким образом, вра-
чуя не только тело, но и душу боль-
ного.
Вот такие семь таинств существу-
ют в нашей церкви, мой друг. Часто мы не можем объяснить на словах, но чувствуем душой в таинствах присутствие Божие. И это чувство близости с Господом — пускай бу-
дет нашей общей тайной, мой доро-
гой маленький воин.
Тайной семи Таинств.
врем
с
та
т
Н
на п
и Е
в
мо
м
нах ни
к
на
ш
О
пок
Щ
о таке соборування?
Скіль ки разів на рік со
б
о-
руватися?
Як ви
бр
ати со
б
і молитовне
п
равило
?
Читаю 94 Псалом, там гово-
риться, що Господь Бог ве-
ликий і Цар над всіма бога-
ми. Як це зрозуміти? Чому ще присутні деякі «боги», нехай і з маленької літери? Якщо вважа-
ти, що ці «боги» — біси, то чому їх все ж називають — «богами»?
У дні посту мені, як матері і дружині, доводиться готува-
ти скоромну їжу для своїх чо-
ловіків, які не постяться, і го-
товлячи, пробувати її на смак. Солити на око я не вмію, вихо-
дить, що я порушую піст?
Господь в Євангелії вказує ба-
гатому юнакові на те, що для Спасіння потрібно від дати маєток, роздати майно. Що мається на увазі під цим «ба-
гатством»: що потрібно позбу-
ватися від багатства і майна, чи те, що відмовлятися пот рібно від того, до чого ти прив'я-
заний, до чого тебе тягне?
Н
і, ви не порушуєте посту та-
ким чином — це ж ваш по-
слух. Ви дружина, мати, і повинні служити своїм ближнім. Піст — це не просто зовнішнє формаль-
не стримування, він стосується, перш за все, вашого духовного ста-
ну, а не того, що потрапило до рота під час послуху. Намагайтеся все робити з любов'ю і молитвою.
П
о-перше, всякий Євангель сь-
кий текст потрібно сприй ма-
ти в контексті сказаного Христом. Він аж ніяк не був революціонером-
соціаліс том. Серед людей, що спілкувалися з Ним, було чима-
ло багатих людей (той же Йосип з Ариматеї), але чомусь нічого подібного іншим Господь не гово-
рив, на відміну, наприклад, від те-
ми «фарисейства», яка наскріз-
ною йде через усі Євангелія. Ці слова про багатство сказані кон-
кретному юнакові, який підійшов до Христа з конкретним запитан-
ням: «Що потрібно зробити добро-
го, щоб мати життя вічне»? При цьому юнак був переконаний у своїй абсолютній праведності. Він дійсно дотримувався безлічі фари-
сейських приписань, одним сло-
вом, жив у вигаданому ним світі. І ось, щоб вивести його з небезпеч-
ного стану, Христос пропонує йо-
му, як би кажучи: зламай стіни того штучного маленького світу, який ти звів навколо себе, і ти по-
бачиш, як багато навколо страж-
дання і болю! Роздай маєток, допо-
можи жебракам — і ти відшукаєш Бога і вічне життя! Але юнак, як ми пам'ятаємо, злякав-
ся і відійшов у великому збентеженні: занадто сильний був у ньому дух фарисей-
ства. А ось від тих, хто мали пра-
вильний погляд на світ, Христос не вимагав таких жертв. Згадай-
мо, Йосип з Ариматеї був одним з небагатьох, хто в найстрашніші години наважився підійти до Пи-
лата і просити у нього Тіло Іісуса. Він купив плащаницю, поклав Христа в свою труну, на велику су-
му придбав пахощів. Потім його за це відлучили від синедріону і з ганьбою вигнали з Єрусалиму ра-
зом з Никодимом. Багатство не за-
вадило йому, як ми бачимо, зроби-
ти правильний вибір.
У хвилини натхнення люди-
на може молитися всю ніч. Але таке натхнення не буває постійним; є будні, коли людині доводиться себе примушува-
ти, змушувати, робити зусилля. То му необхідно розрахувати свої сили і зібрати у правило таку кількість молитов, яку можна виконати навіть у найскладніші, найтяжчі моменти свого духов-
ного розвитку. У той же час, звичайно, дуже важливо, щоб ми, читаючи пра-
вило, не тільки зовні пробігали за словами молитов, а щоб молитви надихали нас, давали поживу для розуму і серця. Дуже важливо розуміти те, що ми читаємо. І, звичайно ж, тут нам необхідні старанність і подвиг, ко-
ли ми боремося з стомленою плот-
тю, боремося з тим станом, який абсолютно немолитвений. У цій боротьбі формується християнин, росте воїн Христовий. Якщо є можливість, то можна порадитися з більш досвідченими духовними людьми. Але потрібно враховувати свої особливості, то-
му що для людини є щось особливо близьке в словах і думках певних молитов. Серце відгукується на ці слова й думки. Молитовне пра-
вило формується від нашого жит-
тя, воно тримає людину на плаву, як рятівний круг, тому що, коли в людині діє благодать Святого Ду-
ха, коли в людині діє Господь, тоді все життя стає молитвою. Але це не завжди буває, і в якісь хвили-
ни, якісь дні необхідно примушу-
вати себе читати це правило, цей молитовний кістяк. В ці важкі дні воно дає поживу нашому серцю, нашому розуму. Ця їжа не завжди буває смачною, швидше за все, во-
на в цей час буває твердою.
Н
е забувайте, що Ізраїль жив в оточенні язичницьких наро-
дів, які сповідували багатобож жя. І це багатобожжя частенько прося-
кало і в надра самого ізраїльського народу. Так що, з одного боку, дійсно, ці «боги», про які йдеть-
ся мова, біси. А з іншого — для легкорозумілості вони називають-
ся «боги». І сатана уявив себе бо-
гом. І поплічники його. І перших людей спокушав цим же: «Будете, як боги». І псалмоспівець Давид нам просто нагадує, що над усіма ангельськими й іншими чинами —Господь. І немає нічого в цьому світі, що не підвладне Йому.
Ц
е велике Таїнство Церк-
ви Христової, в якому собор священиків молиться, читає Свя-
те Письмо, помазує людей свя-
тим маслом, просить духовного і фізичного здоров'я для кожного. І Господь приходить під час молит-
ви, бо люди потребують допомо-
ги Божої. Це тривалі молитви. Це стояння перед Богом. Це молит-
ва загальноцерковна, коли Церк-
ва співає: «Помилуй мя, Боже. Исцели мя, Боже». Соборування можна вважати покаянням. Це допомога. Це підтримка. Але мета — поєднання з Богом. Це духов-
не свято. Завжди, коли під час по-
сту відбувається соборування, лю-
ди вириваються з суєтного світу і благодать торкається кожно-
го — і люди змінюються. Скільки разів на рік соборуватися? Треба визначати по собі. Взагалі, у нас є Причастя, яке є повнотою всіх Таїнств.
Автор
omiliya
Документ
Категория
Религия
Просмотров
140
Размер файла
7 601 Кб
Теги
журнал, православие, мгарский колокол, православный журнал
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа