close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

04-30 (1)

код для вставки
Всеволожские вести
6
2
9 августа 2012 года
Звёздная гостиная
КОРР. Леонид Павлович, я читала, что вы не
сразу поступили «учиться на актера», что «судь-
ба всячески противилась этому», и вы дважды
поступали во ВГИК в Москве, и только с третье-
го захода, как говорится, поступили в ЛГИТ-
МиК, правда, вас взял легендарный Борис Зон.
Л. Мозговой.Не совсем так. В ЛГИТМиК на
курс к Зону я поступил как раз с первого раза, и курс
этот был его последний, и звездный. Моими одно-
курсниками были Лев Додин, Наталья Тенякова,
Виктор Костецкий, Володя Тыкке. А во ВГИК – да,
дважды поступал, и дважды не приняли, так что я в
перерывах между поступлениями еще и слесарем
на заводе поработал…
КОРР. Более того, я прочла, что вы еще
успели поучиться и в летном училище, и были
отчислены из него «в связи с нежеланием
учиться». Это так?
Л. Мозговой.Точно! Эта справка у меня до сих
пор хранится в архиве.
КОРР. Не пойму, а зачем тогда поступали
учиться на летчика, Леонид Павлович?
Л. Мозговой.А испугался, испугался посту
-
пать на актера, хотя хотел, очень хотел! С детства в
самодеятельности выступал, – и пел, и читал со
сцены, и у меня до сих пор хранится моя первая дет-
ская награда за победу в конкурсе – ВЭФовский
приемничек, причем он работает до сих пор. Это я в
десятом классе получил, а поступать сразу – да,
побоялся. В летное проще, казалось мне, посту-
пить, но я и там сразу пошел в самодеятельность:
пел, читал стихи, только что не танцевал. И мне
попался очень мудрый инструктор, который мне
сказал: «Как ты любишь сцену, надо так же любить
самолет», и помог мне в 18 лет уйти из летного учи
-
лища, за что я ему по сию пору благодарен.
КОРР. Мне ваша судьба напоминает судьбу
Ивана Ивановича Краско, он вообще закончил
морское училище, и тоже ему встретился чело-
век, его начальник, который сказал: «Иди ты,
Ваня, на сцену, там твое место!» И был абсо
-
лютно прав. Порой человек сам себе не может
признаться в очевидном и сделать решитель-
ный шаг…
Л. Мозговой.Совершенно верно! Вот Бориса
Штоколова, к примеру, вообще маршал Жуков
отправил учиться «на певца». Очень важно, чтобы в
жизни любого человека встретился такой человек,
который видит немного больше, чем ты сам…
КОРР. Леонид Павлович, вас прежде всего
знают по фильмам Александра Сокурова, кото-
рый тоже сумел в скромном, никому не извест-
ном актере, если так можно сказать, выступаю-
щем в жанре чтеца, разглядеть больше, чем
видели другие. И вы сыграли все заглавные
роли практически во всех его фильмах, за
исключением «Фауста». А так – Ленин в «Тель-
це», до того – Гитлер в «Молохе» и Чехов в заме-
чательном черно-белом фильме «Камень». В
«Ковчеге» вы тоже сыграли роль Шпика, если не
ошибаюсь. В связи с этим вас часто называют
«актером одного режиссера». Не обижает вас
это?
Л. Мозговой.Нет,что вы! Быть актером такого
режиссера!.. Я точно знаю, что об этом мечтают
очень многие актеры, гораздо более известные,
чем я. Но вы знаете, я в перерывах между «Моло
-
хом» и «Тельцом» сыграл в «Дебюте» режиссера
Екатерины Харламовой, я там три роли сразу
сыграл. Потом еще у трех режиссеров, в том числе
у Константина Лопушанского в фильме «Гадкие
лебеди» по роману Стругацких. Игорь Федорович
Масленников снял «Волки и овцы» по Островскому,
и я там сыграл одну из главных ролей. Там просто
звездный состав, там играют Алла Демидова, Зоя
Буряк, Лыняев, Гальцев, даже Нина Ивановна
Ургант сыграла в этом фильме. И мы снимались в
имении самого Островского, в Костромской обла-
сти, и это было просто потрясающе, вся эта работа.
В Петербурге мы снимались в интерьерах Дома
ветеранов сцены, построенного еще великой
актрисой Савиной. Так что меня трудно уже назвать
«актером одного режиссера». И был еще один
фильм, который мне очень нравится. Все мы любим
сказки, часто показывают прекрасный детский
фильм «Буратино», а режиссер Леонид Нечаев снял
«Дюймовочку» по Андерсену, где только три взро-
слые роли: Мышь играет Лия Ахеджакова, Жабу –
Светлана Крючкова, я играю Крота, а остальные все
роли играют дети. Замечательный музыкальный
фильм! Кстати, там впервые сыграл и мой внук, я
так много рассказывал режиссеру о нем, что он
говорит: «А давай его снимем»! И он сыграл Кроти-
ка, то есть меня в детстве. То есть наплывают на
меня, взрослого Крота, трогательные воспомина-
ния детства, и я вижу себя вновь маленьким… И вот
мой внук это играет…
КОРР. Леонид Павлович, я из всего выше
перечисленного, не считая всех ваших работ у
Сокурова, видела фильм «Гадкие лебеди»
режиссера Лопушанского. Вы там играете уче
-
ного Айзека Голембу, который все понимает, но
сделать ничего не может… Это очередная
попытка осмыслить и снять по Стругацким.
Можно сказать, что «режиссеры тянутся к Стру-
гацким»! Андрей Тарковский снял в свое время
«Сталкера», но это совершенно самостоятель-
ное художественное произведение, Федор
Бондарчук – «Обитаемый остров». Не самая
удачная работа, на моя взгляд. Вообще Струга
-
цких очень и очень трудно экранизировать,
если так можно сказать…
Л. Мозговой.Но мне кажется, Константину
Сергеевичу Лопушанскому это удалось. Он, кстати,
был ассистентом у Тарковского на том же «Сталке-
ре». Он знал, что он хотел показать и сказать нам
этим фильмом» – «Гадкие лебеди». Это же очень
современный материал! Хотя и прошло сорок с
лишним лет, как написано это произведение, кото-
рое, кстати, было запрещено, и впервые его разре-
шил опубликовать Михаил Горбачев, и он же дал
дорогу фильму Лопушанского «Записки мертвого
человека», и фонд Горбачева был одним из спонсо-
ров фильма «Гадкие лебеди». Вообще так называе
-
мое интеллектуальное кино снимать очень трудно,
денег на него просто не выделяется.
КОРР.Фильм очень актуальный, потому что
сейчас, на наших глазах рождается какое-то
новое поколение, я не знаю – лучше или хуже,
но появляются какие-то новые силы, нам не
понятные, обладающие иным мировоззрени-
ем, иными физическими и интеллектуальными
возможностями… А с другой стороны – может
быть, это вариация вечного спора – отцы и
дети, непонимание между людьми старшего и
юного поколения.
Л. Мозговой. Ну конечно! Там очень современ-
ная еще мысль, что во все века и времена цивилиза-
ция всю свою мощь направляет против «Инакомы-
слия», против тех, кто не похож на всех. Они –
чужие, подозрительные и опасные, они «не как все».
Там ведь эти мокрецы у Стругацких, это даже не
люди, это такие мыслящие существа, обладающие
сверхспособностями, и по своему интеллектуаль-
ному уровню они давно обогнали человечество, и
дети это чувствуют. Дети пошли за ними, и они на-
учились многому, что не умеем мы: они решают
какие-то немыслимые алгебраические и математи-
ческие задачи, они вызывают дождь и умеют оста
-
навливать его, они делают такие вещи, которые не в
силах понять их родители…
КОРР. Но это не просто такие «вундеркин-
ды» в нашем современном понятии, это дети,
которые чувствуют и умеют жить сразу в не-
скольких измерениях…
Л. Мозговой.Да, а военные их просто полива-
ют химией. Они готовы уничтожить этих детей,
потому что они НЕСУТ ДРУГИЕ ЦЕННОСТИ. И мой
герой, ученый Големба, это чувствует и понимает,
но изменить ничего не может.
КОРР. Вы знаете, Леонид Павлович, я вот
думаю: вам так везет, что вам предлагают
такие роли, или вы все-таки сами их выбира-
ете, отказываясь от заведомо вам не интерес-
ных ролей в кино?
Л. Мозговой. Мне много и не предлагают,
честно говоря. Но во многом я и не снялся бы, по
принципиальным соображениям. Но вот я снялся в
сериале у Дмитрия Астрахана, потому что мне по-
нравилась роль: я играл однокурсника Александра
Абдулова, царствие ему небесное, а он играл там
главную роль. Я сыграл там актера, который плохо
играет, но хорошо учится, знает, как надо делать
все по системе Станиславского: так, так и так, но не
получается! Не получается, потому что помимо зна-
ний нужен еще и талант. Ну не талантлив человек! И
вот зная как, он не может сделать это так, как знает
надо делать. И вот это несоответствие знаний и
возможностей делает его глубоко несчастным
человеком. Я его играю так…
КОРР. Это сложная задача – с точки зрения
актерской игры. Такая… двуединая задача.
Сыграть человека, который знает как, но не
получается… Таланту не хватает. Кстати, я где-
то читала, что Сокуров систему Станиславского
недолюбливает, если так можно сказать, но
работает по ней. Как так?
Л. Мозговой.Все так. И очень просто все
объясняется: в книге Станиславского «Моя жизнь в
искусстве» есть такие слова – «Это открытие давно
открытых истин». Станиславский изобрел арифме-
тику, или, если хотите, алфавит для всех актеров – и
актеров кино, и театральных. Как обучить актера,
как раскрыть его внутреннее «я», его суть. То есть
грамоте. А дальше, если он выучил буквы, он на-
учится складывать их в слова, а из слов можно все:
можно написать роман, а можно – небольшое эссе.У кого насколько хватает таланта. У кого что лучше
получается, но разбудить актера, его внутреннее
«я», – это самое главное!
КОРР. А как разбудить? Л. Мозговой.Упражнениями! Упражнениями
по системе Станиславского. Звучит, может быть, и
скучно, но ничего лучшего человечество не изобре-
ло и не придумало, и весь Голливуд, весь мир рабо
-
тает и учится по системе Станиславского. И вот был
такой прекрасный актер БДТ – Николай Игнатьевич
Трофимов, он и в кино много прекрасных ролей
сыграл, так он до конца жизни играл этюд первого
курса, – как он воображаемо бреется! Вот это и есть
с
истема – когда ты в «пустышке» играешь так, что
сам в это веришь, и в это верит зритель. Все актер-
ское ремесло построено на воображении. И если ты
не научился включать свое воображение, работать
на нем – актера из тебя настоящего не получится.
Вот тут и звучит по Станиславскому: «НЕ ВЕРЮ!»
Яникогда не был и не буду Гитлером, Лениным,
Чеховым, но я воображаю, я пытаюсь представить,
что это был за человек, как он мог чувствовать,п
ереживать, что он испытывал в той или иной ситуа-
ции. А это огромная работа. Но из этих «азбучных
и
стин» все и складывается.
КОРР. Я знаю, что, когда вы играли Чехова,
вы перечитали не только самого Антона Павло-
вича, но и о нем, что написала Ольга Чехова-
Книпер, вы смотрели фотографии, документы,
вы два месяца прожили в Ялте, вы попросили
закрыть вас на ночь в пустом доме Чехова, ис
лушали, как живет ночью этот дом… Вы как-то
рассказывали мне об этом. Когда вы работали
н
ад ролью Гитлера и Ленина – вы пересмотре-
ли всю кинохронику… Л. Мозговой.Я выучил немецкий! Потому что
по условиям Сокурова я должен был играть роль на
родном языке фюрера. Я зубрил, как ненормаль-
ный, и когда Сокуров приехал из Германии, где
озвучивали «Молох», он мне передал слова немцев,
что меня «можно было бы не озвучивать, я справил-
ся с немецким». А грим?! Пять часов грима, что на
«Молохе», что на «Тельце»! А прежде его, этот грим,
еще надо было найти, да… Я ведь в жизни совер-
шенно не похож ни на Гитлера, ни на Ленина… Меня
на улицах не узнают.
А когда я играл Чехова, я похудел на 13 кило-
граммов, потому что Чехов был тяжело болен, прак-
тически уже прозрачный от чахотки человек…
КОРР. А Владимир Ильич?.. Полупарализо-
ванный, тоже тяжело больной человек, самое
страшное – осознающий, что с ним происхо-
дит. И вы даже походку его играете так досто-
верно, что мороз по коже… Не слишком ли…
большое вхождение в роль? Это же, как говорят
психоаналитики, «можно и не выйти»?
Л. Мозговой.Опять же – гений Станиславско-
го! Вот «если бы»! Если бы Гитлер, а если бы тот,
другой, то есть играть надо не текст, а то, что чув-
ствуешь, и я вижу, как режиссер это чувствует, как
он это ставит. Это технология, это для ума скорее, а
вот для чувства… Вы знаете, я, например, смотрел
«Братья и сестры» два вечера подряд, два вечера
сидел с комком в горле, и я не мог сдержать слез. Я,
актер, который знает, как это делается! Я просто
плакал… («Братья и сестры» – театральная поста-
новка Льва Додина. – Т.Т.)
Так вот, надо уметь разжечь этот огонь творче-
ства, и тогда все пойдет. Это далеко не всем под
силу, этому научиться. Но… в каждой профессии
99% труда, работы и только 1 процент того, за что
ты эту профессию любишь.
КОРР. А вот вы – за что вы любите эту про
-
фессию?
Л. Мозговой.Не знаю в точности. Но вот это
ощущение, что ты своей работой даешь людям
какие-то очень глубокие чувства… Это, наверное.
Вот я вам рассказывал, по-моему: я играю монос-
пектакль по Достоевскому более 10-ти лет – «Сон
смешного человека». На мансарде, где всего 20
человек помещается. Более 10-ти лет, почти тысяча
спектаклей, при одной свече! И они час сидят, не
шелохнувшись, завороженные, и выходят, порой
даже мне не хлопая. Выходят молча. Это происхо-
дит в самой настоящей мансарде, где и по сей день
люди живут, и вдруг они оказываются в 19 веке, а
оказывается – люди так же чувствовали и страдали,
илюбили!.. И все взаправду, и все по-настоящему…
КОРР. Да, удивительно… Вы, наверное
один из самых думающих и читающих актеров
современной сцены. В самом прямом смысле –
смысле чтения книг. И жанр, в котором вы рабо-
таете, – моноспектакли, он предполагает рабо
-
ту со словом.
Л. Мозговой.Вы знаете, что меня больше
всего расстраивает в современной жизни? Дети
отучены от Слова, от книги. Я ведь много лет прора-
ботал в областной филармонии, и объехал всю
область, все деревеньки и поселочки. Бывали кон
-
церты на фермах, где несколько человек, в переры-
вах обеденных механизаторам даешь спектакль.
КОРР
.Неужели смотрели?!
Л. Мозговой. Конечно! Нас вызывал Дом куль-
туры, клуб сельский, и люди приходили в празднич-
ных одеждах, для них это и был праздник! А какие
были лектории замечательные! А сейчас, я ведь про-
должаю выступать в школах, – они отучены от Слова!
Леонид Мозговой: «Я – баловень судьбы!»
27 августа мы отмечали Международный день кино. Это не только профес-
сиональный праздник тех, кто трудится над созданием новых кинолент. И это
н
е только актеры и режиссеры. Есть еще костюмеры, художники по костюмам
и гримеры, осветители и водители, без которых процесс создания любой кар-
тины не состоится. Есть еще и операторы и операторы-постановщики, от кото-
рых зависит так много! А есть еще и мы, зрители, для которых и крутится все
это колесо кино. Недаром В.И. Ленин сказал: «Из всех искусств важнейшим
д
ля нас является кино!» Правда, в оригинале цитата звучит так: «Кино и цирк».
Но о цирке как-нибудь в другой раз. А сегодня – все-таки о кино. И все-таки о
людях той профессии, которые и являются лицом фильма – об актерах.
Леонид Мозговой человек удивительной актерской судьбы. Сыграл глав-
ные роли практически во всех фильмах Александра Сокурова. Сыграл на экра-
не двух выдающихся диктаторов: Ленина и Гитлера, одного великого писателя
– Чехова. Начал сниматься только в 50 лет, опять же благодаря Сокурову, и
никогда не помышлял о кино, о славе, десятилетия отслужив в областной
ф
илармонии, в Петербургконцерте, играя моноспектакли. Нынче Леонид Моз-
говой – лауреат и дипломант всех престижных кинопремий: премия Театраль-
ной академии и академии кинокритики «Ника» за роли Адольфа Гитлера и
Ленина. А далее – «Золотой овен», «Петрополь», «Медный всадник» и многие
другие. Мы встретились с Леонидом Мозговым накануне Международного
дня кино, чтобы поздравить актера и поговорить о времени, о жизни, о судьбе.
Всеволожские вести
7
2
9 августа 2012 года
О
т чтения, от театра, от живого актера! Телевизор и
компьютер – вот весь круг общения. Страшно на
с
амом деле. Потому что сейчас, я считаю, у нас не
свобода, а вольница – все можно, все дозволено,
над всем можно смеяться и ничего нет святого. Но
есть вещи, над которыми нельзя смеяться, нельзя
их показывать по телевизору. Не устану повторять –
нельзя показывать больного Караченцова, пусть
выздоровеет, нельзя было показывать умирающую
Н
аталью Гундареву или парализованного Семена
Фараду. Нельзя! Это безнравственно…
КОРР. А как же – умирающий полупарали-
зованный Ленин? Его жалко, его безумно
жалко…
Л. Мозговой.Ключевое слово здесь – жалко.
Это то, чего и добивался Сокуров. Ну и я. Жалко
этого обреченного человека, эту обреченную стра-
ну. Ты видишь, ты ощущаешь это увядание… Соку-р
ов глубоко нравственный человек, и ему ведома
та грань, за которую нельзя переступать. А боль-
ш
инство – не знает. Так что есть вечные вещи, и
они будут всегда. Всегда будут бороться добро и
зло. Это тоже неизбежно, но вот на чьей стороне
будет победа – это и от нас зависит. Много лет
назад я смотрел ночную передачу с Тахи Кавсадзе
– «Ночной полет», и он сказал потрясающую вещь.
Он сказал: «Человек по природе своей злобен,ж
есток, желчен, но чем выше его интеллект, тем он
добрее…». Все так. П
онимаете, вот меня бесит, я с ума схожу,
когда люди открыто матерятся. Вот ведь мы в туа-
лет дверь закрываем, не выплескиваем свою
физиологию на окружающих, верно? Ведь невоз-
можно пройти мимо от этого мата – стыдно! А
некоторые еще и кичатся этим. Не потому, что я
такой ханжа, есть десятки синонимов, все можно
объяснить и рассказать другими словами, челове-
ческими…
КОРР. Боюсь, что многие этих слов – чело-
веческих, увы, уже не знают. Да и не знали
никогда. Вас возмущает уличный мат, а меня
еще более – когда это несется с экрана, из
современных сериалов. И актеры, которые
там играют, складывается впечатление, ниче-
го не знают не только о системе Станиславско
-
го, но не читали даже «Муму»… Ведь это чув-
ствуешь – тот самый интеллектуальный уро-
вень человека, даже если он на экране… Что с
этим-то делать, дорогой Леонид Павлович?..
Л. Мозговой.(Глубого вздыхает) Ну, а что с
этим поделаешь?.. Переждать, переболеть. Но вот
что я вам скажу – во все времена только 1% насе-
ления глубоко культурного города Ленинграда-
Санкт-Петербурга посещали Большой и Малый зал
филармонии, ходили в Капеллу и читали, к приме-
ру, Кафку, но общий уровень культуры, требования
к кино, к театру были выше. Я не говорю сейчас о
цензуре – это отдельная строка, в том числе и в
моей жизни, я говорю о подходе к культуре. Это
ведь с детства надо прививать, эту прививку куль-
турой делать. Всегда было кино «не для всех» не
для широкого зрителя. Вот и я актер, как я сам
шучу, «Широко известный в узких кругах»…
КОРР. Вас это не огорчает? Чего вы хотели
бы для себя лично, по большому счету? Славы,
денег…
Л. Мозговой.О славе очень хорошо Окуджава
сказал: «только слава – настоящая, но она не жена,
а вдова»… Я к славе отношусь спокойно, впрочем,
как и к деньгам. Меня на улицах не узнают, потому
что я играю на экране людей, с которыми у меня
внешне нет ничего общего. Но было однажды, я
ехал в метро, а я спокойно езжу в метро, и вдруг
женщина: «Ой, а вы – Мозговой!» Пришлось приз-
наться. Она говорит: «А я художник, я еду с выстав
-
ки, и можно я вам подарю свою работу – лоскутное
одеяло!» Пришлось согласиться, потому что она
была очень настойчива, и это необыкновенной кра
-
соты одеяло висит у меня на стене, греет меня, и
это мой самый дорогой гонорар. Что еще надо?!
Чтобы снимали, чтобы была работа. Но я вообще-
то счастливый человек, потому что я всегда зани-
мался тем, что мне самому нравилось. Это редко с
кем случается. Я – баловень судьбы.
КОРР. Леонид Павлович, пожелайте чита-
телям нашей газеты что-нибудь… хорошее.
Л. Мозговой.А вот всего хорошего и поже-
лаю. Пожелаю, чтобы вы всегда занимались только
тем, что вам самим доставляет удовольствие, ну а
если приходится заниматься не очень любимым
делом, то тоже стараться делать его так, как сде-
лал бы для себя. Читайте книги и ходите в театр,
смотрите хорошее кино и не смотрите телевизор,
во всяком случае заведомо плохие передачи. И
постарайтесь быть счастливыми. На самом деле
это не трудно. Просто не надо никому завидовать,
не хотеть невозможного, но ждать чуда. Оно при-
дет. Ведь в моей жизни, например, случилось чудо
– меня нашел Сокуров. И вас кто-нибудь найдет.
Добра вам. Доброму человеку легче жить на свете.
Ваш Леонид Мозговой.
Беседу вела Татьяна ТРУБАЧЕВА
Понятие "легкие наркотики" включает в
себя целый ряд веществ, якобы не вызываю-
щих физической зависимости (марихуана,
Л
СД, экстази, курительные смеси). Ни для
кого не является секретом опыт Нидерлан-
дов, Бельгии, Люксембурга: в этих государ-
ствах употребление марихуаны легализова-
но, и, более того, в них существуют так назы-
ваемые «кофешопы» – заведения, в которых
различные производные конопли продаются
свободно. Известны исторически сложив-
шиеся в Северной Америке «культурные тра-
д
иции» употребления конопли, а также
растафарианство – специфическая ямайская
религия, в которой раскуривание данного
вида легкого наркотика считается неким «очи-
щением сознания». Но мало кто знает, что все
эти сегменты иностранного опыта на «ура»
перенимаются русской молодёжью. 228 статья закона РФ не пугает «смоукеров»
(от англ. «smoke» – курить), ведь употребление
гашиша – это их образ жизни. Современность
беспощадна, и никого уже не удивляет тот факт,
что по статистике в России около 60% молодых
людей в возрасте от 15 до 28 лет хотя бы раз в
жизни пробовали наркотические вещества. Но
сказать себе «стоп» умеет далеко не каждый.
Систематически «накуриваясь» или «ускоряясь»,
человек, по факту, не превращается в «растение»
и не испытывает физической зависимости от
вещества, его не кладут в клинику и даже нарко-
маном его можно назвать с натяжкой, но личность
такого индивида претерпевает ряд необратимых
изменений. Это есть тяжелая психологическая
зависимость, основой которой стало употребле
-
ние веществ не «потому что», не «из-за того что»,
а «как правило». Таких общество презрительно
окрестило «торчками». Встречаясь среди нас с
вызывающей опасение частотой, они уже образо-
вали свой, отдельный социальный слой. Вы можете сказать что-то вроде: «Да какое
мне до них дело? Это меня не касается, я нор-
мальный и к наркотикам никакого отношения не
имею». Однако «торчок» – это уже не просто имя
нарицательное, это социальное явление и диаг-
ноз, незаметный, позволяющий его носителю
ассимилироваться в обществе и тем самым
«подъедать» его гнильцой на корню. Если вдуматься, само по себе сочетание «лег-
кие наркотики» абсурдно и парадоксально. Если
есть «легкие наркотики», то почему же тогда
отсутствует понятие «легкая наркомания»? Пото-
му что всё, что связано с психотропными веще
-
ствами, – априори тяжело и страшно. Что толкает
молодых людей на опрометчивый шаг – «попро-
бовать разок»? Зачастую это круг общения, празд-
ноелюбопытство, а также желание «уйти от реаль-
ности». Именно стремление к уходу от реальности
является основополагающим фактором образо
-
вания нового индивида – психологически зависи-
мого от «дозы радости». В привычном ритме
жизни внезапно и прочно закрепляется обычай
«затянуться косячком». С социальной точки зре-
ния человек употребляющий почти ничем не отли-
чается от обычного: он так же может занимать
определенную нишу в системе, иметь постоянную
работу, место учебы и свой круг интересов. Одна
-
ко в данном случае существует важный нюанс:
есть пласт людей, выбирающих марихуану как
средство расслабиться, и наравне с ними суще-
ствует другой пласт – люди, выбирающие «легкие
наркотики» как «легкий способ» уходить от реаль-
ности. Для первых эта вредная привычка сродни
привычке курить сигареты – со знаком минус, но
не мешает жить, не берет на себя много. Послед-
ние попадают в зону особого риска, ведь если у
таких людей есть потребность уйти от действи-
тельности, значит, эта действительность их не
устраивает, и возможности ее поменять либо нет,
либо они просто не хотят этого делать и избирают
более простой путь. Люди этой прослойки вступа-
ют в постоянное противоречие с самими собой и
обществом, личность перестает быть целостной. Заядлые курильщики пребывают в непре-
рывной дисгармонии с окружающим миром: для
них существует своя, отдельная реальность, в
которой им комфортно; однако одновременно
они живут и в обыденной реальности. Что это?
Особый тип маргиналов? Люди, которые суще
-
ствуют в социуме, выпадая из него. Здесь
имеет место быть явление двойной жизни: для
одних – ты хороший сын\добросовестный
сотрудник\прилежный студент, для других –
человек «под кайфом», вечно молодой и вечно
пьяный. Вероятно, у многих людей есть «лице-
вые» и «изнаночные» стороны, но в данном слу-
чае это приобретает гиперболизированные
формы. Синтезированная реальность замещает мно-
гие радости настоящего, отказаться от нее слож-
но, потому как конкретных целей в жизни у этих
людей нет. Это поистине поколение без мечты,
нашедшее смысл в сомнительных удовольствиях.
Пряча пакеты с «планом» от родных и близких, они
кажутся типичными представителями современ-
ной молодежи, но сознание их безвозвратно
изменено. Внутри одного человека живут еще
двое: социально адаптированный и всячески
стремящийся обособиться от быта. В ряде случа-
ев два полярных мира трудно совмещать друг с
другом, именно поэтому подавляющее большин-
ство курильщиков травы, а тем более любителей
ЛСД, испытывает психологический дискомфорт и
мучения от невозможности найти себя и понять –
где именно он, настоящий. Веселый, беззаботный, довольный жизнью,
популярный и общительный на первый взгляд,
«торчок» – на самом деле – человек, закрытый на
сотни замков. Он не привык ни с кем делиться
своими проблемами и за внешней жизнерадост-
ностью скрывает терзающие его противоречия.
Не для всех, но для очень многих зависимых это
обусловливает трудности в личной жизни. Проще
быть одному, не посвящая никого в свои пробле
-
мы, никого не допуская к своему поврежденному
внутреннему миру. Есть лишь круг друзей, для
которых ты всегда «здоров, свеж, светел», улыб-
чив и радостен. «Постоянный пользователь» не в силах вклю-
чить в свое расписание и привычный быт что-то
новое, на что нужно выделять время, и главное –
ради чего нужно менять себя. Вторая половина,
если она появляется, рано или поздно оказывает
-
ся за бортом, и почти всегда причина типична –
зависимый от пагубного удовольствия разрыва-
ется между двумя половинами самого же себя;
быть примерным и правильным дольше, чем это
положено, – мучительно и противоестественно;
побеждает эгоизм. Человек не может быть с кем-
то вместе, пока не может быть в гармонии с
собой. «Торчок» намеренно не принимает ничьей
помощи в поиске этой гармонии, со спокойной
обреченностью и безразличием принимает дис-
гармонию в своей жизни, для него именно это –
норма. А муки совести заглушит сладкий дурман и
чувство умиротворения, приносимое им.
По сути, эпитет «вечно пьяный» – уже далеко
не эпитет, а вполне конкретное описание лично-
сти молодого человека, так как употребление им
веществ, влияющих на его состояние, имеет
систематический характер. Возможно, в это труд-
но поверить, но марихуана входит в ежедневный
рацион «торчка»: на завтрак, обед, ужин, а еще
можно и пополдничать, и даже перед сном, дабы
крепче спалось. И веселье без «ускорителей» или
«замедлителей» – уже не веселье. Здесь нет
физической зависимости, а ломка или передози-
ровка – исключены. Это прямая психологическая
зависимость, привычка, ставшая образом и сти
-
лем жизни. Важно помнить, что люди, страдающие такой
зависимостью, – не изгои общества и не разлага
-
ются морально. Среди них – львиная доля совер-
шенно адекватных личностей, разумных, с широ-
ким кругозором и здравыми суждениями. Каждый
из них по тем или иным причинам на определен-
ном этапе своей жизни совершил поворот, встав
на этот путь, видимо, не найдя ничего интересно-
го или привлекательного на общей, главной доро-
ге. Индивид осознанно делает свой выбор, и мно-
гие считают это осознанно взятым курсом на
саморазрушение. Это замкнутый круг, выйти из
которого возможно только путем приобретения
нового смысла, цели. Если этого не происходит,
зачастую индивид от «легкого» переходит к «тяже-
лому». По большому счету, легкие наркотики при
постоянном употреблении служат подготовкой к
тяжелым, таким, как героин. Добрая половина тех 60% смельчаков,
«попробовавших разок», – до сих пор продолжает
периодически курить гашиш. Статистика рисует
печальную картину: выходит, страна полна потен-
циальными наркоманами. Мы не знаем, как
обстоят дела в государствах, где употребление
легальных наркотиков предусмотрено законом,
неужели феномен «торчка» актуален и для них? Но
факт остается фактом: в России помимо пробле-
мы тяжелой наркозависимости существует про-
блема, стоящая как бы особняком от основной, –
ее ответвление. Это проблема, существующая
скорее не на правовом или государственном
уровне, а на социальном и морально-нравствен-
ном. «Торчок» в настоящее время рассматривает-
ся как неофициальная, подпольная субкультура со
своей идеологией и психологией. Что это: пубер-
татная блажь, бич поколения пепси-колы или
новый диагноз? Общество обращает внимание на
героинщиков, анорексиков, ВИЧ-инфицирован-
ных, душевнобольных – словом, людей с серьез-
ными проблемами и диагнозами. Феномен психо-
логической зависимости от легких наркотиков и
обусловленного ими специфического образа
жизни, корнями врастающий в мир молодежи, – в
стороне. Многие не ведают о его существовании,
и, наверняка, далеко не каждый родитель распоз
-
нает в своем чаде «торчка». Нам остается лишь
быть бдительными, беречь себя, друзей, родных и
близких.
Ксения КИФАРИШИНА
Дебют
«Лёгкая наркомания»
– диагноз или блажь?
Советует специалист
На днях крупнейший в России сетевик
объявил, что забраковывает более трети
а
рбузов, поставляемых в магазины. Зача-
стую ситуация осложняется тем, что «предо-
ставляемые некоторыми поставщиками про-
токолы испытаний не соответствуют реаль-
ному качеству», – сообщила компания на
своём официальном сайте. «Лучше покупать
арбузы в магазине, там товар хотя бы мини-
мально проверяют, – советует Владимир
М
урашёв, зав. лабораторией биологии
развития растений биологического факуль-
тета МГУ.
– Опасайтесь придорожных торговцев:
их товар, и без того сомнительного проис-
хождения, впитывает ещё и выхлопы машин.
Н
е надо брать очень крупные плоды: они
всегда напичканы нитратами, ведь на юге
з
асуха, и арбузы не могут сами по себе
достигнуть гигантских размеров. Все
нитратные плоды имеют неоднородную
структуру, желтоватые прожилки - их лучше
даже не пробовать. Также насторожить дол-
жно неестественно большое пятно на месте,
где арбуз касался земли. У хорошего арбуза
я
ркий контрастный окрас, суховатая плодо-
ножка и характерный «звон». А вообще
лучше купить нитратомер с металлическим
щупом, чем рисковать здоровьем. А ещё не
ешьте арбуз до корки: большинство нитра-
тов – там».
Какой арбуз – ядовитый?
Г
оворят, что в российские города массово завезли ядовитые арбузы. Как себя
обезопасить?
Автор
spbgoldpen.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
20
Размер файла
2 042 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа