close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Поэма Пелагея

код для вставкиСкачать
Исаева Софья Сергеевна
10 "А" класс
МАОУ "Лингвистическая гимназия № 23 им. А.Г.Столетова"
Конкурс "Читатель XXI века"
Номинация ""Мы писатели, мы поэты, мы драматурги..." (литературное творчество)"
Поэма "Пелагея".
Среди лесов, что мраком полны,
В оврагах, скалах и лугах,
Через реки холодной волны,
Чуть затерявшись в тополях.
Сквозь многоликие чужбины,
Играя в солнечных лучах,
Сорвав случайно ветвь рябины,
Летит, с свободой на плечах,
Прекрасный ангел бестелесный,
Посланник Бога, страж людей.
И на крылах своих прелестных
Порхает ангел средь полей.
Он защищает души храбро,
Он посылает благо им,
И Богу-Господу отрадно
Смотреть за ангелом своим.
Однажды, крылья разминая,
Порхал безмолвный над скалой,
За облаками наблюдая,
Он вдруг услышал глас чужой.
Молитву глухо бормотали
Уста усохшие вдали,
Защитника святого звали,
И крылья ангела несли
В леса густые, сквозь болота.
К землянке стылой и сырой,
Где жил отшельник, чья забота
Молиться в радости скупой.
Посланник Бога видит старца,
С седою, длинной бородой,
Христианина-ординарца,
Что крестится сухой рукой.
Лицо морщинами покрыто,
И власяница колет плоть,
Как знак, что чиста и открыта
Его душа, что зрит Господь.
И чистый ангел прослезился,
Увидев верного раба,
Который столько лет постился
И домолился до горба.
И страж крылатый просит Бога:
"О, отче, не кори меня,
Ведь я прошу совсем немного,
Ведь я прошу не для себя.
Взгляни на старика седого,
Он столько лет тебе служил,
Что стал незрячее слепого,
Отшельник ради веры жил.
Прошу, позволь, Господь, одну лишь Мечту любую старика
Исполнить, и тогда продлишь Ты его счастливые года."
И отче ангелу святому
Позволил старца наградить
За верность эту по-простому
За муки, что нельзя любить.
Хранитель в келию спустился,
Когда отшельник почивал И в тихий миг ему приснился,
Старик восторженно молчал.
Глазам незрячим он не верил,
Что видит ангела во сне,
Но тот, чьи очи будто двери
Ведут к бездонной глубине,
Заговорил, и дед взмолился
Пред ним действительно святой!
Ведь Божий глас из уст полился,
Лишь Божий и ничей иной.
И молвил ангел белоснежный:
"Отшельник, я хранитель твой
Ты, как подснежник, ты безгрешный,
С свободной, чистою душой.
Молился ты всегда и всюду
И веру не терял свою,
Покорность не доступна люду,
Но ты покорен. Подарю
Тебе я Божие веленье Исполню, что попросишь ты,
Ведь за такое поведенье
Я воплощу твои мечты."
Благодарил наисветлейших
Сей старец, чудом поражен,
Он бил челом у ног милейших,
И ликом стал преображен.
Но, лишь одну мечту лелея,
Отшельник ангелу явил,
Чтоб дочь-цыганку Пелагею
На путь наставил херувим.
Старик по молодости грешен:
Цыганку дикую любил,
Он был на ней одной помешан,
Но от волков не защитил.
И стая вклочья растерзала.
Бедняжку защитить не смог.
Ах, как душа его страдала!
Весь, полный горя и тревог,
Он бросил табор темной ночкой,
Не веря больше в чудеса,
Лишь тихо попрощался с дочкой
И жить ушел один в леса.
Прошло почти что четверть века,
Старик про чадо не забыл,
Его отцовская опека
Легла на перья белых крыл.
Теперь божественный спаситель
Обязан честию своей
Быть Пелагее как хранитель,
Следить, заботиться о ней.
И ангел, клятву дав святую,
Несется к дочке старика,
Сквозь воду Волги ледяную,
Сквозь тучи, грозы, облака.
То разводя леса крылами,
То наслаждаясь снегом гор,
Летит под яркими лучами,
И сам кричит: "Какой простор!"
Но вот, устав, спустя три ночи
Заметил табор он шумной,
Где исполняли что есть мочи
Цыганки танец озорной.
Они смеялись и плясали
Цветною, яркою толпой,
Как бабочки они порхали
И поражали красотой.
А в центре дивного букета
Роскошней всех один цветок
В сиянье внеземного света
Свой раскрывала лепесток.
Девицу звали Пелагея.
В своей красе, как божество,
Она достигла апогея.
Прекраснейшее существо.
Своими алыми устами,
Что будто спелой вишни плод
И ярко-синими очами,
Похожими на небосвод.
Она пленяла диким танцем,
Нечеловеческой красой,
И нежным, розовым румянцем,
И длинной черною косой.
Цыганка чудная кружила
В свободном танце у костра
И ангела приворожила Сия мелькнувшая искра.
Крылатый дух глаза не сводит
С невинной красоты такой
И в сердце херувима бродит
Любовь, дразня его покой.
Не верил серафим веками,
Что он способен полюбить,
Следя за душами годами,
Он разучился просто жить.
Но только взгляд и дух очнулся,
Увидев Пелагею, он,
Для сил любви опять проснулся
И был любовью поглощен.
Не понимал хранитель Божий,
Кто он и кто цыганка та,
Не понимал, что дух пригожий
И мирная ее душа
Не могут полюбить друг друга,
Они, как верные враги,
Стоят на разных концах круга,
А между них еще круги.
Но разум серафим не слушал,
Он сердцу своему внимал,
И хоть он Богу был послушен,
Но чувств своих не унимал.
Могучий ангел обернулся
Цыганом ловким, молодым.
Вокруг себя он оглянулся,
И в леса гуще видит- дым.
Пошел к костру сему хранитель
Сквозь чащу темную один
И видит скромную обитель
Цыганки милой серафим:
Повозку старую, дрянную,
Поодаль клячу и костер,
А рядом с пламенем родную.
К ней ангел руки распростер:
"Скажи, о дивная царица,
Что всех прекрасней и милей,
Почем сидишь одна, как птица?
Вдали от празднеств и людей?"
Цыганка, вздрогнув удивленно,
Что гость забрел незваный к ней,
К огню позвала отрешенно,
И ангел подчинился ей.
"Лишь в тишине я слышу реки,
Лишь в темноте я вижу свет,
Прикрой ладонью свои веки,
Почувствуй запах, звук и цвет.
Почувствуй смутное движенье,
Почувствуй прелесть жизни всей,
Влюбись в чудесное мгновенье,
Влюбись же для души своей!"
И с каждым Пелагеи словом Все лучше ангел понимал,
Что ныне он навеки скован,
Что дух любви его сковал.
И серафим цыганку быстро За ручки тонкие схватил:
"Твое сердечко чутко, чисто
И я влеченье ощутил!
Твои глаза прекрасней моря,
Синей, чем васильков букет.
В них все величие прибоя,
В них пламя, солнце и рассвет.
Уста, как алый плод черешни,
Пленяют, сладостью маня.
Ты вся чудна, как ливень вешний,
Поймала в сети ты меня.
Не в силах устоять я боле,
Прошу тебя ответ мне дать:
Доколь еще в такой неволе
Мне сердце нужно содержать?"
Цыганка вся оторопела: Не молвит слова, лишь молчит,
В ладонях кровь похолодела,
Вдруг Пелагея говорит:
"Твоя любовь правдива- знаю.
Но вместе мы не можем быть.
Чужие чувства понимаю,
Да только как с тобой мне жить?
Ведь я посватана недавно
И всей душой люблю его
И свадьба наша будет славной,
Не брошу мужа своего."
А сердце ангела застыло,
Он вмиг лишился жизни всей,
Любовь казалася постылой,
Не наслаждался больше ей.
И медленно побрел крылатый
Куда глаза его глядят,
В раздумьях, горечью объятый ,
Что убивает будто яд.
Но очутился ангел бедный
На берегу крутом реки,
Где только месяц светит бледный,
Да звезды, что так далеки.
Хранитель молча смотрит в воду,
А слезы катятся из глаз:
"Когда- то я любил свободу,
А что же я люблю сейчас?
Она была святой душою,
Но я не мог быть рядом с ней.
Она была женой чужою,
А я был лишь защитник ей.
Мы два различных диких мира:
Один бессмертный и святой,
Что души вечного эфира
Сопровождает на покой.
Другой, такой живой и шумный,
Что поражает красотой
И пляской-жаркой и безумной,
И тихой верностью одной.
Как я посмел ее коснуться?
Как я посмел ее любить?
Как я хочу назад вернуться!
И как хочу все изменить...
Но я ведь этого не сделал...
Она-лишь смертный человек
И своего лишится тела,
Как только сгинет ее век.
Мой долг-теперь моя судьбина.
Я должен ей открыть глаза,
Религиозную чужбину
Заполнит лишь моя гроза.
Я покажу ей путь и веру,
Она узнает правду всю,
Не будет верить Люциферу
И душу освятит свою."
Внезапно крик раздался, топот,
Весь табор плачет и шумит,
То здесь, то там несется ропот,
Что сын барона был убит.
Несут недвижимое тело,
Разорван стаею волков.
Кровавый шлейф лишь портит дело,
Но вдруг среди людских голов
Смертельно бледная явилась
Его невеста и жена,
На землю в страхе повалилась,
Она была обручена!
Да, муж был это Пелагеи.
Отныне бедная вдова она.
Счастливые мечты лелея Она забыла, что судьба
Благоволит не всем живущим
И девушке не повезло.
Теперь, живя одним грядущим,
Ее легко обступит зло.
Но ангел появился рядом
Он крыльями ее обнял
"Не обольщайся раем, адом ,
Лишь Бог тебя один принял.
Он защитит ,он образумит Поймет, очистит от крови Твой дух, тебя и обезумит,
Коль не приемлишь ты любви,
Любви божественной и святой,
Господней веры. Можешь ты
Спасти от смертии треклятой Супруга и свои мечты."
И Пелагея прекратила
Лить слезы горькие свои,
Чело и грудь перекрестила:
"Я верю в Бога. И мои
Намерения будут просты."
Вдруг раны жениха ее
Покрылись темною коростой, Затрепетало тело все.
Он ожил! Чудо! Это вера
Его жены спасла их всех
От смерти, зла и Люцифера,
От скорби и других помех.
Лишь ангел тихо удалился
Один, как прежде и везде
Он глухо Господу молился,
И плавно полетел к звезде.
Исполнен долг, она забыта,
Он остается вновь один
Средь вечности и среди быта
Летает белый господин.
Опять кружится над реками,
Лаская взором облака,
Он будет вспоминать веками...
Лишь Пелагея...лишь тоска...
Отзыв о работе
Поэма "Пелагея" - интересная творческая работа ученицы 10 а класса гимназии №23 Исаевой Софьи. В этом произведении меня привлекла поэтическая история любви, положенная в основу сюжета. О чем эта поэма? Быть может, о силе истинной веры, которая творит чудеса. Или о страсти к свободе, которая определяет и помыслы, и поступки персонажей. Но в данной поэме оба героя отданы во власть иной, порабощающей, даже закабаляющей страсти - страсти любовной. Какое же чувство восторжествует в их душах? Каким образом разрешится конфликт между желанием любить и быть любимым и стремлением к полной свободе и независимости? Неудивительно, что финал у произведения открытый. Однако не стоит забегать вперед. Проанализируем начало поэмы. Перед читателем - холодная осенняя ночь, по темному небу летит ангел, который слышит молитву, призывающую заступника. О помощи молил старец - отшельник. Посланник Бога просит всевышнего исполнить мечту старика. Ангел является во сне отшельнику. Далее читатель узнает о том, что у этого старца есть дочь Пелагея, которая живет в цыганском таборе. Ангел обещает старику беречь ее и проявлять о ней заботу, потому что Бог услышал молитву старого отца.
Девушка была прекрасна , как цветок, она очень понравилась ангелу, заставив его познать чувство любви. И вот уже мы видим пламя костра, любуемся красотой юной цыганки и слышим рассказ ангела о страстях и чувствах не менее ярких, чем огонь, не менее сильных, чем ветер. На мой взгляд, автор использует так называемую рамочную композицию, чтобы настроить читателя соответствующим образом. Но этим героям невозможно сделать то, что требует душа, они не могут переступить через себя, сделав что-нибудь против воли Бога.
И все-таки ангел "обернулся" молодым и ловким цыганом, забыв о своей божественной природе, встал на путь греха. Как же дальше развивается сюжет? Пелагея - невеста, но ее будущий муж погибает. Ангел вселяет в нее веру в Бога, и сила этой веры воскрешает жениха девушки. Свершается чудо. Для Пелагеи открывается возможность обрести семью, ангел же остается один, он тоскует, вспоминая свою любовь.
Сложность анализа заключается в том, что в поэме существует несколько планов восприятия и истолкования текста: космический, включающий отношения ангела к Богу и вселенной, философский, психологический, но, конечно, не бытовой. К легенде о падшем ангеле, воевавшем против Бога, обращались многие европейские поэты. Достаточно вспомнить Сатану в "Потерянном рае" Мильтона, Люцифера в "Каине" Байрона, Мефистофеля в "Фаусте" Гете, " Демона" в поэме Лермонтова. Ученица демонстрирует в своей работе стремление рассуждать о вечных проблемах: жизни и смерти, идеала и действительности, любви и ненависти, борьбы и гармонии, добра и зла, утверждения и отрицания. Ее рассуждения чем-то привлекательные, но явно несовершенные. Нельзя не заметить грамматические ошибки (" между них", " живя одним грядущим , ее легко обступит зло"), логические ошибки ( " ты вся чудна, как ливень вешний", где в слове "чудна" ударение на 2-й слог), речевые ("глухо господу молился") и другие. Но нужно также сказать о том, что это произведение написано юным автором, поэтические способности которого, безусловно, будут развиваться.
В поэме трудно выделить авторский "голос", прямую авторскую позицию, что предопределяет сложность анализа произведения, его многозначность. Не случайно ряд вопросов, поставленных в произведении, не решен окончательно. Например: видит ли автор в своем герое носителя зла или считает его носителем добра? Какой смысл имеет финал? Эти нерешенные вопросы свидетельствуют о сложности проблематики поэмы. Хотелось бы отметить, что современного читателя, на мой взгляд, может привлечь в произведении поэтическая фантазия, пафос отрицания и сомнения, высокий лиризм, простота и пластичность эпических описаний, даже некоторая загадочность.
учитель русского языка и литературы гимназии №23 Скорикова Мария Александровна.
1
Автор
З.Ю.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
89
Размер файла
60 Кб
Теги
_пелагея_, поэма
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа