close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

02-25 1

код для вставкиСкачать
28 СПЕЦРЕПОРТАЖ
На нелегальном положении
Ч
тобы понять, почему Петербург наводнен со-
тнями тысяч нелегальных мигрантов, кор-
респондент «ДП» попробовал пройти путь обычного гастарбайтера: попытался офор-
мить разрешение на работу, найти жилье и посетить курсы русского языка.
— Раджабова Нардиза, Гайдарова Деларом, Тахимова Мунзура, Шей-
нбекова Алмату, — 5 часов вече-
ра, Центр УФМС на Красных Текс-
тильщиков. Точнее, его задний двор. Имена и фамилии объявляет какой– то парень. Он залез с ногами на ска-
мейку, перелистывает бумажки и не-
громко зачитывает бесконечный фа-
мильный список.
— А вы с Украины? Это какая фир-
ма? — спрашивает меня подошедшая женщина.
— Не знаю. А что? — отвечаю я. Женщина с удивлением смотрит на меня и пропадает в толпе.
Книга
У меня в руках книжка «Полезно для мигранта». Ее выдают мигран-
там из Средней Азии в Фонде помо-
щи трудовым мигрантам. Листаю. Там первым шагом рекомендует-
ся сделать временную регистрацию. Мол, если я из СНГ и въезжаю в Рос-
сию, то у меня есть только мигра-
ционная карта, которую я заполняю на границе. Действует она 7 дней с момента получения. «За это время вам нужно оформить временную ре-
гистрацию, то есть встать на мигра-
ционный учет на 90 суток», — сове-
тует брошюра. И ссылается на закон «О правовом положении иностран-
ных граждан в РФ». Правда, в зако-
не совершенно другое — если я въе-
хал из страны в безвизовом порядке, то могу находиться на территории страны 90 суток. В Интернете на фо-
руме какого–то районного управле-
ния УФМС нахожу похожий вопрос: «Сколко времини емеит права нахо-
дитса грождонин молдовы на тере-
торий рф если у нево нет регистрат-
сыя?» И ответ — «90 суток».
В общем, непонятно: могу нахо-
диться 90 суток или 7? Уже потом случайно узнаю: в течение 7 суток нужно зарегистрироваться там, где будешь жить. Если работать не бу-
дешь, то на 90 суток, если будешь, то на год. Но в этом случае уже нуж-
но предъявить разрешение на рабо-
ту. Представить, как этот путь повто-
рит обычный мигрант, не могу.
Регистрацию нужно делать при участии собственника помеще-
ния. Правда, есть фирмы, которые это могут сделать за 5–6 тыс. руб-
лей. Второй шаг — получение разре-
шения на работу. Собственно, анкеты для них со скамейки и раздавал не-
понятный парень.
«Смотри, есть два пути получения документов. Можно идти в УФМС де-
лать документы или в фирму. Од-
на вот прямо здесь, — вводит меня в курс дела Женя, она родом из Мол-
давии, но гражданка Украины. Же-
ня показывает рукой на здание сразу за решеткой центра — оттуда парень и пришел. — Платишь им деньги, говоришь профессию, а они прино-
сят документы. Через УФМС дольше, а здесь больше денег сдирают. И тут обломаться можно — скажем, нет та-
кой профессии, и тебя уже не могут взять. Или оформлено что–то непра-
вильно».
Про самостоятельное оформление в ФМС среди мигрантов ходят страш-
ные легенды: документов нужно много, приходить в очередь к 4 ча-
са утра, а простоять в ней можно 40 дней. Таким путем идет, как прави-
ло, не больше 10 % мигрантов. При-
чем трудно понять, что пугает миг-
рантов больше — легенды или ка-
кие–то реальные сложности.
Но обычно они идут именно к по-
среднику или еще лучше — знакомо-
му. Суть бизнеса посредников про-
стая — они якобы берут мигрантов на работу, заключая с ними трудо-
вой договор. При этом, судя по рас-
сказам мигрантов, одно и то же ООО берет на работу водителей, грузчи-
ков, плотников, кондитеров–пекарей, продавцов и даже слесарей. Эта фир-
ма готовит для УФМС документы, мигранту остается только подойти c готовыми бумагами в назначен-
ное время, простоять несколько ча-
сов, и разрешение будет готово. Стои-
мость услуги — от 10 до 20 тыс. руб-
лей. Итого за полную легализа-
цию можно заплатить от 8 тыс. руб-
лей, если делать все самому, и до 30 тыс. рублей — если действовать че-
рез посредников.
Опыт получения разрешения и ре-
гистрации у всех разный. Мы стоим во дворе и общаемся с мигрантами:
— Вот смотрите, у меня сейчас пра вильное разрешение, — говорит один из них.
— Как вы это узнали?
— Фонариком посветите. Если пра-
вильное — желтое на просвет. Фаль-
шивое — любого цвета: фиолетового, красного, да какого угодно. Мне пер-
вый раз сделали нормальную регис-
трацию, а потом сам виноват, пожад-
ничал — сделал за 5 тыс. рублей. Медкнижку тоже фальшивую сде-
лали. Могу даже сейчас показать на «Ладожской», где это делают.
ГРИГОРИЙ НАБЕРЕЖНОВ
news@dp.ru
Реально работать с таким разреше-
нием, оформленным через посред-
ников, можно только нелегально. То есть по факту человек будет чис-
литься в фирме–посреднике, а реаль-
но строить — на другом конце горо-
да. Это в лучшем случае. В худшем — человека уволят на следующий же день после трудоустройства.
Байка
«Чтобы прибыть в Петербург и ле-
гализоваться здесь, надо минимум 25 дней, — считает Алиджан Хай-
даров, председатель общества сооте-
чественников Узбекистана «Умид». Сам Алиджан — гражданин Рос-
сии, отслужил более 20 лет мичма-
ном на Балтийском и Северном фло-
тах. — А теперь представьте: человек покупает билет на последние деньги, а потом приезжает и обнаружи вает, что ему еще нужны средства на ле-
гализацию — порядка $ 1000».
Официальный путь через УФМС, как он считает, почти невозможен. «Там нужно целый пакет документов собрать. Вот такую папку», — Алид-
жан показывает пальцам расстояние толщиной с пачку сигарет.
Вообще, любимая тема разговоров мигрантов — как их обманывают. А любимая байка — про то, как чело-
век приехал в Россию. Встретил объ-
явление: надо строить дом, запла-
тят $5000. В общем, отработал миг-
рант, легализовываться не стал, го-
ворит начальнику стройки: хочу до-
мой. А тот: поехали, я тебя отвезу в аэропорт, там и расплачусь, билет тебе куплю. Приехали в аэропорт. «Подожди, день ги сниму», — ска-
зал начальник. А сам подошел к ми-
лиционеру, дал $ 100: «Вот там чело-
век, у него нет регистрации, он неле-
гал», — и уехал. Эта история скорее вымышленная, но путь она рисует достаточно ясный.
— Запиши, как его зовут. Он сейчас в отделении полиции, — Алиджан Хайдаров говорит с кем–то по теле-
фону. За сегодня это уже седьмой уз-
бек без документов, которого задер-
жала полиция.
— И часто так?
— Каждый день, — Алиджан рас-
сказывает о том, что, столкнувшись со сложным оформлением, пробле-
мами с жильем и работой, люди са-
ми готовы уехать. — Мы даже дела-
ли опрос: 90 % наших соотечествен-
ников готовы уехать домой. Но знае-
те в чем загвоздка?
— В чем?
— У них денег нет. Некоторые при-
ходят в полицию и УФМС и сами сдаются: посадите меня, отправьте на родину. А там говорят: у вас ре-
гистрация еще есть, вы здесь закон-
но находитесь — в диаспору идите. А мы что сделать можем? По нашим подсчетам, в разной помощи нужда-
ются 20–30 тыс. человек. Дальше, еженедельно мы отправляем два–
три «груза 200». За каждый — 60 тыс. рублей. И вот откуда взять столько денег?
Руины
«Мигрант звонит в агентство по не-
движимости. А там спрашивают: «А вы кто? Узбек, таджик, киргиз? Нет, не надо». И вешают трубку, — рассказывает Алиджан Хайдаров. — Лет пять назад было лучше. А потом они начали заселяться — сначала один, потом двух друзей подселил, потом еще 10, потом еще 20. Вот так репутацию сами и испортили».
В итоге значительная часть миг-
рантов оказалась там, где сейчас стою я: в расселенных домах, само-
вольно занятых приезжими. Часть дома стоит с заколоченными окна-
ми, сломанной крышей и обвалив-
шимся потолком между пятым эта-
жом и чердаком. Захожу в парадное. На первом этаже открыта одна из квартир — в ней большой коридор с шестью дверями. Около каждой по 10–15 пар домашних тапочек. Где–
то на кухне капает вода. На веревках висят носки, белье и полотенца. Весь коридор освещает тусклая лампочка Ильича. Больше в квартире ни звука. На стук никто не открывает. Где хо-
зяева тапочек — неизвестно.
Найти людей удается только на улице. «Ну, сколько я плачу. Вот у ме-
ня комната, да. Там пять–шесть жи-
вет. У меня койка, плачу 2,5 тыс.», — рассказывает нам один из жильцов дома. Однако кто сдает комнаты, го-
ворить отказывается.
— Вот скажи, чего люди живут в таких разбитых домах? — мы про-
должаем ловить жителей дома на-
против Варшавского вокзала. Моло-
дой хорошо одетый парень–узбек, правда, оказывается не жителем, а гостем.
— А что, тут плохо разве? — удив-
ляется он. — Газ нормально. Свет нор мально. Тепло нормально. Метро рядом. Что еще надо?
Жилье
Два года назад в Петербурге объяви-
ли о старте программы по созданию доходных домов для мигрантов. «Во-
обще, если говорить точно, то мы на-
зываемся так: многоквартирные до-
ма фонда коммерческого использо-
вания Санкт–Петербурга», — уточ-
няет Анна Федорова, директор ГБУ СПб «Дирекция по управлению объ-
ектами государственного жилищно-
го фонда Санкт–Петербурга».
— Вот у нас тут живой уголок, а тут кухня, — проводят мне экскурсию в одном из домов на Нарвском пр. Вход в общежитие — по магнит-
ным карточкам. Карточка дает до-
ступ в здание, на свой этаж и в свою комнату. Распорядок — с 6 до 24 можно приходить– уходить. Если за-
канчиваешь работать позже — мож-
но договориться, чтобы пускали. В общежитии нельзя курить, пить алкоголь и приводить гостей. Зато есть кровать, кухня, душ с туалетом, можно поставить собственный хо-
лодильник, телевизор, постираться. Здесь чисто, сухо. В общежитии мож-
но при желании и официально заре-
«Деловой Петербург» |
www.dp.ru |
№201 09/11/2012
Автор
spbgoldpen.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
42
Размер файла
133 Кб
Теги
25_1
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа