close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

02-25 2

код для вставкиСкачать
СПЕЦРЕПОРТАЖ 29
гистрироваться. Стоимость прожи-
вания — 6 тыс. рублей. Плюс комму-
налка.
«На самом деле 6 тыс. — это стои-
мость в тех домах, где мигранты се-
лятся от одного до четырех человек в комнате (кровати одноярусные). Однако если селиться ввосьмером, то они будут платить уже около 3 тыс., — говорит Анна и показыва-
ет одну из восьмиместных комнат. Внутри все прямо как в хостеле. По ее словам, сейчас в восьми домах живет порядка 1000 человек, а засе-
ленность домов — порядка 60 %.
При этом заселиться в доходный дом мигрант самостоятельно не мо-
жет — пока доходные дома работа-
ют только с юридическими лицами. «Но, думаю, будет механизм, позво-
ляющий заселяться человеку само-
стоятельно: заключив трудовой до-
говор с работодателем, он приходит к нам, предъявляет паспорт, разре-
шение на работу, договор, медсправ-
ку. В этот же день документы про-
веряются и подаются в жилищный комитет. Там их рассматривают, и спустя пару дней человек может за-
селиться», — рассказывает Анна. В итоге количество доходных домов должно увеличиться до 40 штук.
Язык
— Дэвушка, как вас зовут? — хором говорят узбеки, таджики, киргизы и азербайджанцы.
— Не «дэ», а «де», «дье», «дьевуш-
ка», — поправляет преподаватель на курсах русского языка для миг-
рантов Екатерина Якимович.
— Дьевушка, дьевушка, — повто-
ряют за ней.
Мы сидим в большой учебной ау-
дитории, за окном — Фонтанка. На доске — правила фонетики. В за-
ле человек пятнадцать учеников, все сплошь молодежь.
Ученики здесь добросовестные. Преподаватель спрашивает одного, но на задней парте тоже шепчут — выговаривают.
— Где ваши деньги? — спрашива-
ет Екатерина.
— На карте, — отвечают ей.
— Правильно. А где ваши день-
ги? — обращается она к другому.
— На кармане, — говорят ученики и сами же смеются — они слышат ошибку, но не понимают почему.
Сами курсы стартовали с 2011 года, но по новой программе — это только первый набор. «За основу мы взяли программы подготовки по русскому языку как иностранному, — говорит Екатерина, — но отличие заключает-
ся в том, что многие мигранты, при-
ходящие на курсы, знают русский, изучали его в школе. Под этот соци-
альный запрос в 2012 году мы созда-
ли программу «Русский — для жиз-
ни».
Сами курсы короткие — всего 87 ча-
сов. Конечно, за такое время научить языку с нуля невозможно, препода-
ватели русского как иностранного тратят на это по 1–2 года. «На курсы обычно приходят люди с уже сфор-
мированной мотивацией. Они обыч-
но говорят: мне это надо для рабо-
ты. Они понимают, что это необходи-
мо для успешной адаптации в Рос-
сии», — объясняет Екатерина.
— Я 3 года уже в России. Работаю. Мне нужно хорошо общаться. Вот ты слышишь — у меня есть акцент? — спрашивает меня Искандер, один из учеников с курсов.
— Да.
— Я хочу, чтобы у меня нет ак-
цент.
Терминал
«У нас не камеры, а комнаты», — уточняют в Центре содержания ино -
странных граждан, который нахо-
дится на самой окраине города — в Красном Селе.
В центре содержатся иностранные граждане, которые подлежат депор-
тации за пределы России. В соот-
ветствии с законодательством здесь можно находиться от 10 суток до 2 лет. В это время приставы и УФМС уточняют гражданство, лич-
ность, готовят документы, покупают билеты. «Наш центр — это терминал в аэропорту, но особый», — шутит на-
чальник центра полковник полиции Сергей Копылов.
Большинство из содержащихся в центре — граждане Узбекистана (61 %). В 2 раза меньше — Таджикис-
тана (31 %), 6 % — Киргизии, осталь-
ные — граждане Вьетнама, Нигерии, Ганы.
Мы идем по терминалу «особого содержания» и убеждаемся: назвать центр тюрьмой действительно не-
льзя. Живут люди в комнатах, а не в камерах. Выходить из комнат мож-
но. Ходить по этажу — тоже. Зво-
нить родственникам — без проблем. На стене при входе — списки телефо-
нов судебных приставов, консульств, общественных организаций по пра-
вам человека. По словам начальника, требований к содержащимся здесь мигрантам не много: соблюдение личной гигиены, элементарной дисциплины и внут-
реннего распорядка. Он простой: в 6:30 — подъем, в 22:00 — отбой, между ними — обед, ужин и свобод-
ное время. Можно читать книги, га-
зеты, играть в шашки, нарды, смот-
реть телевизор, заниматься спортом и даже организовывать праздники. «В День Победы мы даже парад ус-
траивали — они сами по собствен-
ному желанию предложили промар-
шировать с песней», — говорит Сер-
гей Копылов. Есть утюг, стиральная машина, туалет, душ. В центр регулярно приходят пред-
ставители дипломатических миссий, правозащитные организации, судеб-
ные приставы — рассказывают со-
держащимся в центре о том, как рас-
сматривается их вопрос.
— Ну почему они все строятся при нашем заходе? — спрашиваю я.
— Мы же предупредили, что при-
едет комиссия. Не будешь же тут валяться на кровати, когда знаешь об этом. Это неуважительно, — от-
вечает Тахир. Он старший по этажу. Тахир гордо стоит посередине коридора, сложив начальственно руки за спиной: ему действительно приятно, что на эта-
же полный порядок.
— Как содержание? — интересу-
юсь у Домброта из Таджикистана.
— Да без проблем. Я здесь уже 2 недели. Немного не успел с офор-
млением документов и попал сюда. Сейчас депортируют, съезжу домой, отдохну, а потом назад — работать.
1Мы даже делали опрос — 90% наших сооте-
чественников готовы уехать домой. Но у них нет денег.
ФОТО: ВАЛЕНТИНА СВИСТУНОВА
№201 09/11/2012 |
www.dp.ru |
«Деловой Петербург»
Автор
spbgoldpen.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
23
Размер файла
161 Кб
Теги
25_2
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа