close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

03-19 5

код для вставкиСкачать
4 Спецрепортаж
Спецрепортаж 5
Все сказанное относится исклю
­
чительно к мундиру, потому что мужчина в самом расцвете сидит напротив и отнюдь не в мундире. На улице ветрено, мы пьем травя
­
ной чай с медом, вокруг метровые стены, башни с часами, разводной мост на цепях — все то, что приня­
то называть замком или крепос
­
тью. К фасаду здания прикреплен двуглавый орел с мальтийским крестом, на флагштоке — флаг морских крепостей, а рядом с по
­
лосатыми воротами начертано «Валъ сей остатокъ укрьплениiя сдъланнаго шведскимъ генерало
­
мъ Кронiортомь вь 1702 году, ког
­
да онъ будучи разбитъ окольни
­
чимъ Апраксинымъ, ретировал
­
ся черезъ сей постъ къ Дудоро
­
вой горъ». Эту крепость построил Павел I в 1997–м, а уничтожили то ли немецкие, то ли русские бом
­
бы в 1944–м.
Теперь я пытаюсь понять, зачем Сергей Гутцайт спустя 70 лет вос
­
становил Бастион императора Пав ла, он же БИП.
Реставратор
Гутцайт, что называется, предпри
­
ниматель с именем, но по большо
­
му счету о нем известны две вещи: у него есть ресторан «Подворье», и этот ресторан любит Путин. Кто–
то еще слышал про Мандроги — удивительную туристическую
слободу в 300 км от Петербурга.
Но, кроме этого, Гутцайт скоро уже два десятка лет занимается реставрацией Павловска. «История такова. В начале 1990–х мне позво­
нил директор Павловского запо
­
ведника Юра Мудров и говорит: гибнет памятник окончательно, во зьми под крыло, иначе крыш
­
ка. Это был музыкальный са лон, на французский манер — «Салон дю мюзик», в простонаро дье — «со
­
леный мужик», потому что челядь не могла выговорить французское название. Камерон построил его вблизи первой императорской же
­
лезной дороги для привлечения публики к железнодорожным пу
­
тешествиям. Известно, что Нико­
лай I вложил деньги в железную дорогу, а она публику вначале от
­
пугивала, и приходилось при
­
думывать разные ухищрения. Но в начале 1990–х решетку вокруг павильона сломали, окна–двери выломали и прямо на полу жгли костры. У нас же рядом с Павловс
­
ким парком был дом. Как–то гуля­
ли там с собакой, жена ужаснулась: «Вандализм!» А Мудров позвонил на следующий день».
Предприниматель протянул в павильон кабель, устроил сто
­
рожку, поставил батарею и на
­
нял охрану. Так продолжалось не
­
сколько лет. «Потом я начал гово
­
рить турфирмам: вы проинвести
­
руете, я отреставрирую. В общем, никого не уговорил, кроме себя са
­
мого. Потихонечку, без лицензии начали делать. Когда наполовину закончили, появился инспектор КГИОП: «Как так? Кто дал разреше­
ние?» Я сказал, что снимаю охрану и рабочих. «Нет, продолжайте! — ответили мне. — Мы будем давать вам советы».
С тех пор Гутцайт платит аренду, а по выходным в павильоне про
­
ходят бесплатные концерты: здесь стоит рояль, купленный бизнесме
­
ном у отца Ирины Понаровской.
Так же случайно появилась и школа Горчакова: «Тогда еще был Греф, он предложил мне от
­
реставрировать дачу Брюллова: «Перекры тия рушатся, потолки па
­
дают, выручай! Быстро оформим тебе аренду». Я сначала отказался, а потом согласился. Понял, что ес
­
ли не возьму этот памятник, то, когда понадобится помещение для школы, его мне просто не да
­
дут».
Распускать команду реставра­
торов предпринимателю было жалко, и с тех пор он обустраива­
ет 40 га в окрестностях Павловско
­
го парка и очень доволен, что по­
сле революции здесь не появилось ни одного неисторического здания. «К счастью, кризис при
­
остановил строительную актив
­
ность в Павловске, эту вакхана
­
лию! Правда, все равно как следует поднагадили. Пирамида — гига
­
нтская глупость, но люди жадные и глупые. А здесь меня порази
­
ло, что такая большая террито
­
рия — и не испорчена». В одном из отреставрированных домов — доме Ротаста, коменданта Павлов
­
ска, — он теперь живет сам. В конце концов Гутцайт решил: «Ладно, возьмусь за крепость». Сер
­
гей утверждает, что поначалу вов
­
се не собирался делать здесь отель и даже не подсчиты вал, во сколько обошелся проект: слишком сильно за время реставрации изменилась стоимость денег. Впрочем, когда–то он говорил, что сделает БИП если не за мил
­
лион долларов, то за полтора, но в это верится слабо. Гутцайту вообще можно верить или не ве
­
рить, когда он рассказывает: «Я, ко
­
нечно, не против, если деньги вер
­
нутся, но это не первоочередная задача», — но в данном случае это Дмитрий Грозный
dmirty.grozny@dp.ru
Спасатель из Одессы
С портрета над гигантским камином хитро улыбается мужчина в самом расцвете сил в мундире с красными лацканами и золо
­
тыми эполетами. Наверно, это лейб–гвар
­
дии Преображенский полк, скорее всего, начало XIX века.
даже не важно. Главное — что много десятков лет на этом месте были обго
­
релые стены, а теперь сто
­
ит замок.
Предприниматель с пеленок
Творческий бизнес–путь Гутцайта знал много пово
­
ротов. Выпускник Одесско
­
го института инженеров морского флота (этот же вуз закончил Михаил Жва
­
нецкий) приехал в Ленин­
град во время расцвета за
­
стоя — не нынешнего, а 1970–х годов — и стал ис
­
кать бизнес–идею. Сначала Сергей решил специализи
­
роваться на выращивании укропа и петрушки, потом переключился на мясо, за
­
нялся откормом свиней, а затем все–таки вернулся к зеленому бизнесу — лу
­
ку. В 1980 годах его артель шила из фланелевых пеле
­
нок блейзеры. Сам Гутцайт считает, что никаких метаний не было: «Абсолютно прямой путь. Так все начинают, кто в дет­
стве хотел зарабатывать. Посмотрите как Фридман начинал, как Прохоров — один к одному. А Герман Хан коврами торговал и по
­
могал нам торговать коф
­
точками, пошитыми из пе
­
ленок».
Но Сергей все равно опять переключается на съедоб
­
ную тему: «У меня был зна
­
комый, который привел ру
­
ководителя турфирмы. Тот возил в Ленинград иност
­
ранцев, это были первые–
первые иностранные груп
­
пы, их очень интересова
­
ла Россия. Их привозили ко мне на домашние обе
­
ды. Сам готовил, сам пода­
вал — наемных работников не было. У меня в то время был дом на Славян ке, боль
­
шой, красивый. Там быва
­
ли Собчак, Путин и многие известные люди. И в этом доме я давал для иност
­
ранцев домашние обеды. Это оказалось настолько популярно, что однажды ко мне захотели привезти 60 человек. Я ответил: мак
­
симум могу 35. И тут това
­
рищ предложил: «Ладно, 35 к тебе на ужин, осталь
­
ные пойдут в Мариинский театр, на следующий день поменяемся. Я понял, что конкурирую с Мариинс
­
ким театром, и начал стро
­
ить «Подворье».
Именно «Подворье» до сих пор один из главных источников доходов Гут
­
цайта, его дойная корова. Проблем хватает: в про
­
шлом году заведение со
­
жгли (восстановление дли
­
лось 8 месяцев), многочис
­
ленные реставрационные и благотворительные про
­
екты требуют много денег: только на школу им. Гор
­
чакова уходит $ 1,3 млн — по $ 30 тыс. на одного уче
­
ника. Для развития школы он создал специальный фонд и ради его наполнения го
­
тов расстаться с частью ак
­
тивов: «Мандроги — это дочка на выданье, а шко
­
ла — дите, которое неиз
­
вестно, встанет ли на но
­
ги. Проект на начальной стадии и будет еще лет пятьдесят на этой стадии, и, когда я помру, он будет на этой стадии. Когда–то я хотел продать Мандроги, но единственный, кто хо
­
тел их купить, был Чичвар­
кин. Но когда дочка стано
­
вится старше, ты все вре
­
мя снижаешь требования, чтоб не засиделась.
Теперь я не хочу прода
­
вать Мандроги. Есть такие объявления: отдам щен
­
ка в хорошие руки. Я бы подарил Мандроги, но не абы кому. Подарил бы то
­
му, сделает небольшой взнос в школу. Вот моя по­
следняя идея».
Экскурсовод
Мы ходим по пустому зам­
ку вместе с Сергеем и уп
­
равляющим БИПом Алек
­
сандром Статьиным. В не
­
большом круглом зале с го
­
ловокружительно высоким потолком Сергей, не кривя душой, признает ся: «Мы считаем, что если спальня Павла в замке во обще бы
­
ла, то именно здесь. Смот
­
рите: большие окна, хоро
­
ший вид, балкон — балко­
нов в замке всего два, и один из них маленький, яв ­
но не императорский. К то­
му же Павел прятался, а здесь была потайная лест­
ница, которая шла и вверх, на шестой этаж, и до под
­
вала вниз. Гатчинский дво
­
рец, кстати, строил тот же архитектор (Винченцо Бренна, один из архитекто­
ров Большого Гатчинско
­
го дворца. — Ред.). Видели в Гатчине подземный ход? Здесь он тоже был, говорят, что выходил в колодец, но мы не нашли».
И маленькая дверца, и ви
­
тая лестница действитель
­
но на месте, только до под
­
вала она теперь не доходит. «Говорят, под апартамен
­
тами Павла всегда были комнаты для его фавори
­
ток, — добавляет интри
­
ги Александр Статьин. — А про подземный ход до
­
подлинно известно, что он пролегал между замком и Павловским дворцом. По–
видимому, его засыпало во время бомбежек».
Камин, на фронтоне ко
­
торого нарисован идилли
­
ческий пейзаж, метровые в буквальном смысле дро
­
ва («они даже как–то мел
­
коваты. Я сам пользуюсь камином и знаю, что дрова должны быть большие. За
­
катишь три–четыре брев
­
на — и 3 часа не надо су
­
етиться»), медная ванна, кресла с со спинками, на
­
поминающими капсулу космического аппарата, — БИП не напоминает ни му
­
зей, ни отель, это дейст­
вительно замок, притом вполне жилой.
Впрочем, замок еще не при нял окончательной формы. «Привезем орган, это будет событие мирово
­
го значения. Ведем перего
­
воры с австрийской фир
­
мой, нам его не очень до
­
рого делают. По воскресе
­
ньям будем устраивать ор
­
ганные концерты».
Друг
При ответе почти на лю
­
бой вопрос Сергей Гутцайт сворачивает к любимой те
­
ме.
Как вам результат рес
-
таврации?
— Тут чуть–чуть недоде
­
лано. Это как женщина: вы глядит красиво, но дай
­
те ей полчаса на космети
­
ку — и вы ее не узнаете.
Не вы ищете проекты, а проекты ищут вас?
— Не совсем так. Просто из всех проектов, которые либо я нашел, либо они меня нашли, реализуются единицы. Встречаешь сот­
ни девушек, а женишься на одной или на двух.
Чем вам на самом деле нравится заниматься?
— Все еще тем, чем и дол
­
жен заниматься мужчина. Интересны новые проекты, как и новая женщина. Ста
­
рые проекты, как и женщи
­
ны, меньше волнуют.
Сейчас наша команда реставраторов работает в Пушкине. Это водонапор­
ная башня, таких было в Царском Селе построено четыре для первого водо
­
провода. Башня, а внизу залы для паровых машин. Взяли в аренду на 49 лет на очень неблагоприятных условиях.
Почему же тогда взяли?
— Так руины. Все как обычно: идешь, смот
­
ришь — памятник гибнет, сердце кровью обливается.
Конечно, когда я смот
­
рю на разрушающиеся па­
мятники, то прикидываю, какие из них я могу спас
­
ти. Прикидываю по своим ре сурсам. И так, мне ка
­
жется, я слишком замах
­
нулся. У нас же амбиции не соответствуют возмож
­
ностям.
А Путин помогает? Есть ведь такое магическое словосочетание — «друг Путина»…
— А кому такой слух меша
­
ет? Мы познакомились еще до президентст ва. И я иc
­
пользовал эту репутацию в хвост и в гриву. Но я всег
­
да говорю: никакой я ему не друг. У него вообще нет друзей, а таких, как я, мно
­
го.
1
Интересны новые проек
-
ты, как и но-
вая женщина. Старые про
-
екты, как и женщи
-
ны, волнуют меньше.
ф
ото: дмитрий грозный, гутцайт груп
«Деловой Петербург» |
www.dp.ru |
№058 06/04/2012
№058 06/04/2012 |
www.dp.ru |
«Деловой Петербург»
||
Автор
spbgoldpen.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
1 464 Кб
Теги
19_5
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа