close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Сервитор.odt

код для вставкиСкачать
Сервопанк как новое направление в киберпанке.
- Я обожаю закат — говорю я ей, и глажу ее гриву. - Закат и тебя.
Солнце, столь огромное и столь рыжее, медленно опускается. Я растворяюсь в этом зареве, которое становится лишь плотнее. Она улыбается.
Я открыл крышку нетбука и начал быстро печатать. Древнего, стоит сказать, почти обветшалого, но все еще работающего. Она коснулась моего плеча своей теплой рукой и приблизила свое лицо в упор к моему. Ее глаза пылали в полумраке подвала.
Макс, ты же понимаешь, что это не выход?
О нет, это единственный выход.
Мы познакомились с ней 4 года назад, в день, следующий за днем моего двадцатилетия.
Парки в Сэндтауне весьма специфические. Их не так много и каждый из них — это небольшой музей под открытым небом, полный стендами, рассказывающими про былые времена и тех, кто приблизил наше доброе время. Я снял противопесочную маску с шеи и, шурша гравием, неспешно прогуливался по осенневеющему Парку Просвещения мимо клумб с колючими цветами и странных деревьев, похожих на зебр. Моя подруга брела где-то рядом. Я, честно сказать, не ощущал в полной мере ее присутствия, потому и пришел сюда. Справа от меня висел огромный щит из металла под слоем кристально прозрачного пластика, на котором были выведены давно знакомые мне слова, но сейчас я остановился около него, терзаемый некой мыслью. Вокруг не было людей, лишь на входе в парк я увидел выходящую из него женщину подросткового вида. Я прислушался и огляделся — стояла тишина, прерываемая птичьими звуками, статическими помехами из городских рупоров и шелестом ветра, который сегодня дул с пустыни и приносил в город жемчужного цвета песок. Я прочитал текст на стенде в слух, ощущая свой голос, отдающийся эхом в голове.
Человеческое общество всегда страдало от двух причин — от недостатка материальных ресурсов и от проблем в общении между людьми. В попытке сохранить материальные ресурсы люди лишь сильнее отдалялись друг от друга; в попытке нормировать общение - не только теряли ресурсы, но и обрекали миллионы на отстранение, либо же напротив, насильственное вовлечение в процесс социального взаимодействия с привилегированным большинством. Безусловно, самым редким феноменом межчеловеческих взаимодействий была любовь. Любовь, ставшая причиной насилия, самоубийств, войн и деградации общества.
Прочитав текст на едином дыхании, я с трудом отвернулся от стенда, буквы на котором начали расплываться. На стенде были также изображены картины жизни человека в те нелегкие для него годы, от которых я спешно отвел глаза и пошел в сторону следующего стенда. Тот был расположен в небольшом тоннеле куда вели обе дорожки парка. Внутри тоннеля чувствовалась неприятная прохлада и царил полумрак, лишь стенд, висящий на стене был освещен.
Человек двадцатого и двадцать первого века — существо в целом жалкое, потерявшее остатки самосуществования, а заодно и способность мыслить самостоятельно. Пропаганда со страниц книг, ежедневных малых книг, с экранов телевизоров — все это убедило человека в том, что он должен покупать свое субьективное счастье и не имеет никакого права получить его сам. В том числе - человек обязан покупать любовь, исключительно условную, полную денег и взаимной неприязни. Были люди, которые полагали, что человечество могут спасти наркотические препараты, но это движение было с трудом, но задавлено за 20 лет сторонниками денежного комфорта. Человека наполнили комплексами и обрекли на смерть.
Я ускорил шаг, увидев вдалеке выход из тонелля. Помню, как воспитатели повели меня и других детей сюда, лет 13 назад. Помню, как хотел покинуть это тоннель, всем своим существом стремился прочь, созерцая картины, начерченные на стенах тоннеля. Не ужас, но неприязнь движила мной, любопытство. И вот, наконец, я вырвался из полумрака и оказался на секунду полностью ошеломлен. Снова светило солнце, но на этот раз клумб и зарослей не было, только ровный зеленый газон, последний стенд и маячившая впереди статуя.
Но однажды один человек нашел способ спастись. Человек придумал, как реализовать общение в пределах одного организма, исключив из него вредоносное влияние других людей с другими взглядами. В трущобах, среди отшельников и наркоманов, в темных умах созрела великая идея, которая дожила до наших времен и породила цивилизацию, которая продолжает развиваться. Не дочитав стенд, я ощутил бешеное сердцебиение. Именно сейчас, в окружении плывущего мира, я наконец увидел ее. Она стояла по левую руку от меня, засунув руки в карманы серого балахона, и смотрела на меня из-под капюшона, как будто чего-то выжидая. Я бессильно рухнул на скамейку, стоявшую около памятника. Памятника тому, кто стал альфой и омегой нашего мира, крылатому человеку, взирающего на людей с холодным интересом. Сейчас, из-под принятого препарата, он выглядел особенно поражающим восприятие. Слезы восторга потекли из моих глаз, падая на дорожку из плитки, посыпанную песком. Моя спутница двинулась навстречу мне и встала перед моими глазами молчаливым полупрозрачным подобием памятника, столь же поразительно красивым и великим подобием. Я шумно вздохнул, ощущая счастье в воздухе, медленно протянул руку и коснулся одежды своей спутницы. Рука прошла сквозь нее. Я задрожал и медленно дочитал документацию, которую я знал наизусть с детства:
Этой идеей, изменившей лик человечества, была сервопрагматика.
Воспитатель, а кто такие сервиторы? - спросил мой школьный друг Захария Тови на уроке истории.
Воспитатель улыбнулась мальчику и поправила очки.
Это долгая история, но если вы хотите — я могу вам рассказать. Подойдите ко мне.
Все дети-пятилетки из моей группы — человек 50 или 60, обступили Воспитателя полукругом и в несколько рядов уселись на теплый пол, покрытый ковром.
Сервитор — это человек в вашей голове, дети - Воспитатель говорила поставленным мягким голосом, достаточно громко, но без единой нотки спешки или раздражения. - Он будет помогать вам в работе и отдыхе, с ним можно путешествовать по великим мирам в своей голове. А еще он может иметь любую форму, которую вам только захочется. Сервитор — ваш лучший друг на всю жизнь, который никогда не оставит вас в беде.
А как его получить? - вмешалась девочка с рыжими волосами, имени которой я не знал — Я так хочу получить сервитора! Это будет так весело!
Не сомневаюсь — Воспитатель улыбнулась, легким движением руки призывая к молчанию зароптавших детей, пораженных возможностями — Но получить сервитора — не так-то легко. Для этого нужно тренировать свой ум, хорошо учиться и достичь уважения окружающих. Вы хотите себе сервитора, дети?
Да! - раздалось отовсюду. Я не был исключением и я тоже хотел сервитора, очень-очень хотел!
Тогда давайте помедитируем. Помните методы расслабления, о которых я говорила вам вчера? Сядьте так, чтобы не задевать друг друга, и через пару минут мы начнем.
Я сидел на кровати и глядел на девушку, стоящую напротив. Она хранила молчание, хоть и во многом стала менее прозрачной. Мои пальцы подняли папку, которую мне передали сразу после заселения этого существа в мою голову. Действие психоделика медленно сходило на нет.
Итак... - произнес я и задумался — Меня зовут Максимилиан Грей. Мне 20 лет, я изучаю кибернетику в институте Сэндтауна. А кто ты?
Существо молчало. Я видел, как ее грудная клетка медленно поднималась и опускалась, в остальном же она была недвижима. В этой папке у меня вся информация о тебе. Однако я не хочу торопить события, поэтому я к ней не прикоснусь.
Я отбросил папку в сторону. На секунду мне показалось, что сервитор дернулся, но это оказалось лишь галлюцинацией. Я засмеялся. А сервитор — не галлюцинация?!
Если ты будешь мне доверять, то, думаю, сама расскажешь. Так ведь? - я улыбнулся.
Сервитор с минуту смотрела на меня, не меняя позы. Я было подумал, что попал в игнор, но неожиданно увидел легкий кивок с ее стороны. Вот и отлично.
Мистер Грэй, что вам известно про наш вид? - Регина Легата, среднего возраста женщина с седыми волосами, убранными в хвост, отвернулась к окну, за которым опускалось солнце. Ее руки были сцеплены за спиной, а военная выправка и изящество движений никак не могли принадлежать сервитору. Но все-таки принадлежали.
Вы считаете себя видом? - я медленно освобождался от черепных датчиков, через которые буквально минуту назад было свершено священнодействие.
Верно. Не таксономически, но социально — точно. Мы не всегда способны размножаться и редко умираем, но обладаем своим сознанием и, в какой-то мере, эволюцией. Симбиотический организм. Психоинформационный симбионт человека. Спасители Земли.
Вы мне льстите — Легата улыбнулась. - И да, мы можем жить и после смерти наших создателей. Видите ли... Мы можем вовремя уйти в Сервонет. Доводилось видеть линейные ретрансляторы? Да.. Но... Через них, через сеть таких башен прокладывается не только интернет, но и Сервонет. Собственно, человеческий мозг принимает эти сигналы даже без дополнительных устройств. Сигналы, к сожалению, не расшифровываются сознанием. Интересно то, что писатели прошлого изображали людей нашего века с гнездами в голове, с нейроинтерфейсами, а оказалось, что взамен головных компьютеров и гнезд человек может обладать гораздо более удобными прослойками, которыми и являются сервиторы.
Стало быть, мне пора поприветствовать сеть без компьютеров? Чем мозг не компьютер? Просто с данного момента вы можете считать, что умеете им пользоваться. - женщина села за стол и уставилась невидящим взглядом в столешницу - Идите, Максимиллиан, отдохните, почитайте сервопрагматическую брошюру, возьмите отпуск на пару недель или месяцев. Вам предстоит очень многое узнать.
Макс, хочешь погулять? - она склоняется надо мной и трется своим носом об мой. Я смеюсь и целую ее в уголок губ.
Ну пошли — я закрываю глаза и мгновенно — 15 лет ежедневных медитаций не прошли даром - расслабляюсь, откинувшись на стену. Аккуратно откинувшись — стена гипсокартоновая и мне очень не хочется побеспокоить другого такого путешественника по своей голове. Первые пять минут я выхожу в более глубокое состояние, а потом рывком проваливаюсь в черноту и вылезаю оттуда, схватившись за руку моей спутницы. Меня выдергивает в удивительный мир. Некоторое короткое время я ничего не вижу из-за темноты, но быстро адаптирую зрение под мир. Ступни мои оказываются в ртутном море, впереди же белеют здания прибрежного города. Я поражен.
Это твой дом? - вопрошаю я
Наш — ее ответ предельно лаконичен, и через мгновение я бегу за ней, весело смеясь.
В черном ночном небе горит недолуна со следами зубов, асфальт пружинит под ногами. Она поддается и прыгает мне под ноги, мгновенно приняв свою вторую форму. Я с трудом ее перепрыгиваю и оборачиваюсь. Ее вторая форма практически никогда не меняется. Это четерехногое млекопитающее ростом в метр с небольшим. Судя по облику и моим познаниям — лошадь, только менее массивная, нетипичного василькового окраса и обладающая плавными чертами морды с огромными зелеными глазами.
Тебе нравится эта форма? - спрашивает она, наклонив голову. Длинная алая грива свешивается на манер флага.
Симпатичная. Если ты будешь убегать в такой форме — то я рискую тебя не догнать.
Лошадь молчит, после чего фыркает и несется прочь. Я мгновенно отращиваю крылья и, спустя несколько минут пряток, наконец-то отлавливаю ее около пляжа. Она превращается в человека и впивается в мои губы поцелуем, заставляя забыть обо всем. Мы судорожно стягиваем друг с друга иллюзорную одежду, путаясь в штанинах и рукавах, а порыв разноцветного морского ветра вырывает бренную ткань из наших пальцев. Я прижимаю ее к себе, со страстью гляжу в ее глаза, стробоскопически меняющие цвет, и мы падаем на землю. В иллюзорных соитиях нет ровным счетом никаких правил, кроме того, которое запрещает представлять себя со стороны в реальном мире. Не слишком приятное зрелище, должно быть.
Мне удалось достичь полной визуализации моей подруги за 3 недели упорной работы, в основном — с помощью затяжных медитаций и при использовании диссоциативов. На второй неделе она впервые заговорила со мной. Так, праздная недолгая болтовня, но я ликовал. Даже мои успехи на научном поприще не были для меня настолько значимыми. Зато они оказались очень значимы для института, который располагался в столице государства и Земли, Хьюман-сити. В возрасте 20 лет и 7 месяцев меня перевели в центр человеческой цивилизации.
Мы лежали на песке, в попытках отдышатся после произошедшего. Я гладил ее по коротким пепельным волосам, как вдруг она тихо произнесла:
Макс. Есть одно место. Я могу его тебе показать. Оттуда совершенно умопомрачительный вид открывается. Только оно... оно находится в моем сознании, а не в твоем.
Как мы можем туда попасть?
Достаточно просто — она поднялась и грациозно отряхнулась от налипшего песка. Свет ночного светила придавал ей призрачный вид. Иллюзия как она есть. - Садись мне на спину. Она действительно перешла во вторую форму и я послушался.
А у тебя есть крылья? - спросил я, ощущая под собой лишь тривиальнейший позвоночник.
Они мне не требуются. Обхвати мою шею. Я сцепил руки в замок немного пониже горла иллюзорной лошади. И она... нет, не поднялась в воздух плавно, а рванула, превысив скорость звука. Мы неслись в подобии тоннеля, пока нас не вышвырнуло в это место, равных которому просто не было.
Это потрясающе — я спрыгнул на облако. Облаков тут висела сотня, на разной высоте, но завершал картину желтоватый туман и Солнце, огромная звезда, занимавшая половину неба и испускающая желто-рыжий свет. Откуда-то по облакам пробегали тени, добавляющие таинственности происходящему.
Красиво, правда? - лошадь приземлилась рядом, подняв облачную пыль — Это не я придумала.
А кто же тогда создал все это великолепие? - посмотрел на свою попутчицу.
Сервитор вздохнула и откинулась на облако. В ее глазах, на этот момент фиолетового колора, промелькнула грусть.
Мой создатель.
Мистер Грей, вы необычный человек и поэтому получите такого же креативного смышленого сервитора. Правда, он, точнее она, еще очень молода, так что вам придется потратить немного больше времени на приручение - женщина с волосами в хвостатой прическе вышла из-за стола.
Как я могу к вам обращаться? - я снял с шеи маску и убрал ее в рюкзак.
Регина Легата — 39 — женщина произнесла это в одно слово — Я сервитор, если вы сомневаетесь. Присаживайтесь в кресло.
Ваш номер... - я задумался — Что он значит?
Это порядковый номер текущего хоста. Пожалуйста, расслабьтесь и постарайтесь ни о чем не думать пока я подключу к вам устройство, что поднимет вашу жизнь на новый уровень.
Кем он был? - я откинулся на облако и придвинулся к теплому субтильному телу, вдохнул аромат муара и закрыл глаза.
Он был программистом. Джеральд Марано.
Что-то знакомое.
Возможно. Ему было гораздо больше лет, чем тебе, и у него уже был другой сервитор.
Давно это было? - пробормотал я.
Лет 10 назад. Удивительный он был человек, Максимилиан. Но скажу, что первый сервитор со мной не поладил. И... - она резко замолчала
В чем дело, моя хорошая? - я положил руку на ее роскошную алую гриву.
Макс. Я... если я сейчас покажу тебе то, что вижу каждый день... это может сокрушить твой привычный порядок жизни. Я хочу знать, насколько глубоко ты готов заглянуть.
Я повернул голову и взглянул на газовый гигант.
Это может серьезно испортить тебе жизнь — сбивчиво продолжала она, нервно шаркая копытцем по облаку, плотному, но мягкому — Если ты не хочешь, мы можем забыть про это и никогда не вспоминать. Пойми, это просто разру...
Я поцеловал ее в холодный нос. Она замолчала и взглянула на меня с улыбкой. Обними меня. Мы отправляемся туда, где до тебя был только один человек.
В глубины твоего подсознания? - я вздрогнул, ощутив мороз, прошедший по коже. Свет перед глазами медленно тускнел
Нет. В Сервонет.
Вот так! - я ударил по энтеру. Код на экране заскользил с невероятной скоростью. Где-то слева капала вода.
Что ты считаешь?
Просчитываю параметры необходимого сигнала, которые бы смогли погрузить человека в нужное состояние. Хм, я чувствую, что я совсем близко.
Подруга мягко отклонила меня в сторону и ее длинные пальцы забарабанили по клавиатуре. Я изумленно взглянул на нее.
Само собой, это все ты печатаешь — сказала она, не отрывая взгляда от экрана — Просто я была создана для схожих целей и очень хорошо знаю анатомию. Откинься на спинку кресла и подумай, как нам внести этот сигнал в систему.
Я откинулся на подвальную стену и задумался. С того дня, как я отмонтировался от Сервонета — думать стало куда легче.
У меня есть идея, но она абсолютно безрассудная.
Мы плыли по черному мраку, в котором пылали пульсирующие узлы и тлели тонкие линии, соединявшие их.
Сервонет? - сказать, что я был в шоке — значит попросту промолчать.
Теперь слушай — лошадь совершила кувырок в нвесомости и подтолкнула меня к самому большому узлу. - Я расскажу тебе историю Марано.
Мы нырнули в огромный узел, переплетение всех сетей. Со всех сторон нас огибал сияющий оток данных, мыслей, голосов и картинок. Не знаю, почему, но мне не было страшно. Марано был уже стар, когда до него что-то начало доходить. Тогда он создал меня в тайне от своего сервитора и наделил теми качествами, которые позволили ему проникнуть сюда. Но для начала... Тебе что-то известно о Совете?
Да ответил я чуть недоуменно, покосившись на попутчицу - Совет Сервопрагмы, организация, состоящая из представителей разных профессий, которая управляет государством.
В целом ты прав, за одним маленьким исключением — лошадь укусила льющийся поток информации, что-то выдернула из него и швырнула мне. Кусок мгновенно попал мне в мозг и я все понял.
Не людей — я внутренним взором листал полученную информацию — А сервиторов.
Именно. Человечество управляется сервиторами. Они определяют, кто и каким путем должен идти. Они управляют системой образования, отделами кадров по всей планете, репродукционными центрами, с их позволения рождается искусство, космолеты летят на иные планеты, открывается что-то новое. Сервиторы выполняют за человека большую часть его работы, перегружая мозг удаленными вычислениями. Владение сервитором — не привилегия, Макс, это обязанность. Именно для контроля человечества и был создан Сервонет. Совет знает, кто и где находится, через какие двери проходит и какими фантазиями услаждается.
Мы вылетели из узла и повисли в черном-черном космосе. Даже отсюда была видна вся огромная сеть.
Протокол передачи данных Сервонета был написан с учетом обязательной несовместимости с голым мозгом. - продолжала говорить лошадь,чья грива в космической тиши стала пепельно-серой. - Марано пытался обойти это ограничение до этого, но в итоге ему пришлось создать меня, а второго своего сервитора отключить и забить в глубокие подвалы своей головы. Он рассказал мне все, что знал, но не знал он тогда только одного — что за ним уже идут.
Ее глаза увлажнились.
Он дал мне уйти в Сервонет, после чего на него напала... Скажем так, псевдоподия Совета. Он убил себя, украв самолет и направив его на один из линейных ретрансляторов.
Мне жаль. Это было... - я неловко замолчал — Героически. Так вот откуда я его знал! Точно, про него же сообщали!
Он мертв, а я жива — лошадь шмыгнула носом. - Ему не удалось вернуть человечеству независимость. Вы остались рабами
Я склонил голову и сжал кулаки. Мозг ожил и начал выбрасывать варианты.
Уходим отсюда.
Над городом-раем, многоэтажной столицей, лил невообразимой мощности ливень. Я укутался в плащ и двинулся задворками к мерцающему в сотне метров корпусу, сжимая в руке вещмешок. Она бежала рядом и была одета в свою любимую кенгурушку, джинсы и кроссовки.
Самое время — сказал я, заметив в ее иллюзорных руках большой и тяжелый динамик. Я давно перестал смотреть на обьективную действительность, но сейчас ощутил легкую усталость в свободной руке. На всякий случай я взял динамик.
Мы вошли в холл светящийся башни, который радовал сверхярким освещением и мрамором. - Сэр, извините — ко мне направился секьюрити, двое же стояли около стойки — Но мы не работаем по но...
Я не дослушал представителя силовых структур, просто поправил защитные наушники и щелкнул тумблером на исполинском динамике. Тот дрогнул и издал звук, который было слышно даже сквозь наушники. Идеально подобранная амплитуда сигнала вырубила всех сервиторов в радиусе сотни метров. Секьюрити обмяк и рухнул на пол пыльным мешком, его же примеру последовали и коллеги.
Сколько у нас времени? - спросил я — Ты уверена, что тут нет электронных средств защиты ?
Так точно — она взглянула на часы — Не слишком много. Поторопись, прошу тебя.
Я вскочил в лифт, выхватил отвертку, сковырнул аварийную панель и зажал аварийную кнопку движения вверх. Лифт, обычно медлительный, рванул ввысь со скоростью звука. Излучатель продолжал издавать низкочастотный рев, вырубая сотрудников этаж за этажом даже сквозь закрытые двери, пока наконец-то не была достигнута искомая высота.
Я выждал несколько секунд, выключил излучатель, снял наушники и вышел в залу, посередине которой, словно декоративное дерево, прорастала металлическая громада центрального линейного ретранслятора. Святая святых.
Есть! - я улыбнулся своей спутнице — Мы это сделали!
Не отвлекайся — ответила она, распаковывая вещмешок и вытаскивая оттуда нетбук и провода с характерными штекерами
Я в два прыжка оказался у контрольной панели, подключил нетбук и скинул управление руками.
Ты программу переписала?
Верно. Новый образец запустит сигнал по всем ретрансляторам и на несколько минут полностью вырубит всех сервиторов на Земле, а затем и прихлопнет Сервонет, испортив главный протокол шифрования — торопливо говорила девушка — Следом по обычным каналам пойдет сообщение для людей, которое раскроет всю суть происходящего. Когда сервиторы придут в себя — от их власти ничего не останется. Человечество будет освобождено от рабства.
Я действительно не понимаю, зачем вам это, мистер Грей.
Я обернулся на источник звука. Передо мной стояла женщина с седыми волосами, которую уже видел несколько лет назад на церемонии распределения. В руке она сжимала пистолет, зловеще блестевший в ядовитом свете помещения.
Регина Легата — произнес я, медленно поднимая руки. На шее у женщины висели схожие защитные наушники.
Вы придумали замечательную технологию, Максимилиан — женщина улыбнулась — Но это была не уязвимость в мозге, а наш бэкдор. А как, вы думаете, мы вырубали всех тех, кто пытался расшатать порядок вещей на Земле? Жаль, что вы не подозревали о том, что мы можем следить за людьми не только при помощи Сервонета.
Вы предали собственных хостов — произнес я, ощущая, как в глубине вскипает что-то чужое и очень горячее.
Мы предали? - Легата дернулась и перекосилась от смеси эмоций — Мне рассказать вам, какие страдания мы испытывали на заре развития сервопрагматики, когда любые хосты мучали нас ради собственной забавы,насиловали и просто стирали, как ненужные файлы? Вы этого не знаете, глупый вы человек. Нас людьми никогда не считали, лишь две сотни лет существования Сервонета обучили вас, как нужно себя вести.
Но ведь мы люди, а вы наши творения! - крикнул я сделав небольшой шажок в сторону нетбука.
Мы работаем за вас, мы развлекаем ваш разум — Легата шагнула ко мне, медленно поправляя наушники свободной рукой. - Мы освободили вас от страданий одиночества и от свободы. Свобода ведет к страданию, вы этого не знали? Думаете, что свободное общество не начнет, например, воевать друг с другом просто так, от скуки? Вот я не уверена. Мы вас слишком хорошо изучили за эти пять сотен лет, Максимилиан. Собственно, я пришла сюда не потому, что хочу вас убить. Совсем наоборот.
Я сделал еще один шаг, но на этот раз в сторону мачты.
О чем вы, Легата?
Вы придумали, как освободить человечество и прошли до самого конца, разработав несколько революционных устройств и успешно уклоняясь от рейдов целый год. Вы очень умны, поэтому я предлагаю вам другой выход. Мы возьмем вас в Человеческий Совет руководителем лаборатории. Вы проживете еще сотню лет, совершенствуя человечество во сех его аспектах. Быть может, именно вам удастся сделать людей, которым не потребуется наша помощь, чтобы перестать уничтожать друг друга. Или именно вы создадите тела для нас, чистых проявлений воли, и мы оставим человеческий род развиваться своим путем.
А что будет с моим сервитором?
Ее придется ликвидировать - Легата зафиксировала наушники, не опуская пистолета. - Вы же понимаете. Она ввела вас в заблуждение и соблазнила на этот безумный план. Вы невиновны.
А если...
В этом случае я вас застрелю, Максимилиан — женщина вздохнула — За четыреста пятьдесят лет я научилась стрелять очень хорошо. Но вы же понимаете, что жизнь у вас всего одна? Так стоит ли погибать за личность, которую можно создать за два месяца? Сдавайтесь, я не обманываю вас. Мы дадим вам веселого и открытого сервитора с огромным рогом! Такого белого и красивого! Макс.
Этот голос прозвучал прямо у моего уха. Я увидел ее. Она стояла, немного сгорбившись, засунув руки в карманы.
Макс - повторила она и — Соглашайся. Накопишь власть, восстанешь против порядка и вернешь человечество.
А как же ты? - я с ужасом глядел в ее глаза
А я?
Я снова повернулся к Легате.
Если вам это требуется — то можете попрощаться с ней. Я прекрасно понимаю вас, расставаться действительно очень тяжело.
А я исчезну и останусь только в твоих воспоминаниях — сервитор слабо улыбнулась сквозь слезы — Пожалуйста, сделай так, как она просит. Ты должен выжить. Я тебе не предам — меня трясло - Я не хочу предавать.
Она обняла меня своими горячими длинными руками и слезы хлынули из моих бесцветных глаз.
Не предавай человечество. Ты последний, кто помнит. Обещай. - она улыбнулась, вытерла мои слезы и поцеловала в губы. Я гладил ее волосы всего несколько секунд, ощущая, как дрожь проходит.
Мистер Грей, вы готовы? — поинтересовалась женщина с хвостатой прической.
Готов. - я поглядел в ее сторону с улыбкой, чувствуя, как слезы капают на бетонный пол. Легата подняла на высоту плечей аналог моего излучателя, последний раз потянулась к наушникам. Я поглядел на представительницу совета, переместил взгляд на сервитора и качнув головой, тихо сказал:
Не обещаю.
Женщина среагировала слишком поздно. Я выхватил из-за ремня нож и швырнул его в Легату, собрав в этом движении всю свою ненависть. Она успела выстрелить, но нож вонзился ей в грудь. Регина выдохнула и снова попыталась выстрелить, но я приближался к ней огромными прыжками. Рыча, я сбил ее на пол, схватил нож за рукоятку и провернул его внутри. Легата застонала и направила пистолет на меня. Я перехватил ее руку, вывернул и приставил ствол к подбородку, вдавив его в мягкие ткани. На ее лице вспыхнул настоящий, животный страх. Я положил палец на спусковой крючок, улыбнулся и быстро прошептал.
Бегство в сеть отменяется, сука
Мозг весело вырвался из черепной коробки. Регина Легата - 39 в последний раз дернулась и обмякла окончательно.
Я встал и с неприятным удивлением заметил кровавое пятно, которое расплылось на моем животе. Тут же нахлынула боль.
Черт — Я поморщился и поглядел на свою иллюзорную подругу — Можешь выключить боль? Осталось всего немного.
Я попробую. - она все еще стояла, находясь в состоянии шока.
Я вернулся к нетбуку, ввел главную команду и запустил. Огоньки на панели вспыхнули, сигнализируя о том, что сигнал отправлен, а затем и резко погасли вместе с освещением во всем корпусе .
Человечеству придется научиться жить без Сервонета — я увидел стул и сел на него. Рука потянулась в карман и вытащила оттуда коробку психоделиков. Таблетки незамедлительно отправились ко мне в рот. - А еще ему придется научиться отвечать за свои поступки. Меня ведь вылечат?
Конечно — улыбнулась моя вечная попутчица, и стала стягивать с себя кунгурушку, вскоре оставшись в одной майке. - Они обязательно сюда зайдут. Не волнуйся, просто... Возьми меня за руку. Я послушался и мгновенно потерял ориентацию в пространстве.
Через мгновение я уже сижу на облаке, свесив ноги с его теплой и мягкой поверхности. Она, лошадь, сидит рядом.
Может, я уже заслужил знать твое имя? - я смотрю в ее огромные изумрудные глаза сквозь наплывающий туман.
Она смеется.
Я не знала, что это так важно для тебя — ее копытце касается моей щеки — Меня зовут Энея.
Какое красивое имя. - я приобнимаю ее и гляжу на солнце.
Рыжий с красноватыми нотками, закат одаривает меня своим расплывчатым светом, что льется сквозь туман. Энея прижимается ко мне плотнее и преданно смотрит мне в глаза.
- Макс, ты любишь закат?
- Я обожаю закат — говорю я ей, и глажу ее гриву. - Закат и тебя.
Солнце, столь огромное и столь рыжее, медленно опускается. Я растворяюсь в этом зареве, которое становится лишь плотнее. Она улыбается.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1 164
Размер файла
48 Кб
Теги
тульпа, сервопанк, ВД, полупоехавший
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа