close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

08-18 (2)

код для вставкиСкачать
14 НЕДВИЖИМОСТЬ И СТРОИТЕЛЬСТВО
Биография
Андре Дуани
⇢ Родился в 1949 г. в Нью–Йорке, но рос на Кубе до 1960 г.
⇢ В 1980 г. с женой и партнером Элизабет Плейтер–Зиберк основал студию Duany Plater Zyberk (DPZ). Завершено или находится в процессе строительства 200 проектов студии в духе нового урбанизма (концепция, подразумевающая возрождение небольшого компактного пешеходного города или района).
⇢ После выхода на пенсию планирует преподавать в собственной школе и зани-
маться благотворительными проектами.
⇢
Горо-
док Сент–
Чарлз с рукот-
ворными каналами и озерами построен по проек-
ту Дуани в чистом поле в 2002 г.
ФОТО: DPZ
⇢
В 1979 г. Дуани раз-
работал план горо-
да Сисайд во Флори-
де, где поз-
же сня-
ли фильм «Шоу Тру-
мена».
ФОТО: DPZ
БЛАГОДАРИМ ЗА ПОМОЩЬ В ОРГАНИЗАЦИИ ИНТЕРВЬЮ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКУЮ КОМПАНИЮ ГОРОД 22
ФОТО: ЕВГЕНИЙ ЛУЧИНСКИЙ
«Деловой Петербург» |
www.dp.ru |
№116–117 02/07/2012
Будущее за деревнями
АНДРЕ ДУАНИ
А
мериканский архитектор и урбанист, основатель студии DPZ Андре Дуани рассказал, как принципы нового урбанизма сде-
лают спальные районы Петербурга настолько комфортными, что из них не захочется уезжать в центр, каким образом вывес-
ти на рынок города сотни новых девелоперов и почему через 50 лет де-
ревни заменят небоскребы.
Вы первый раз в Петербурге. Посмотрев све-
жим взглядом, какие проблемы заметили?
— Проблема Петербурга — то, как застраивают-
ся районы на окраинах. Многие здания там — абсолютно ужасные многоэтажные жилые дома. Это меня очень беспокоит. Когда эти здания со-
старятся, их судьба будет очень незавидной. Они представляют собой социально–экономические монокультуры, и очень немногие страны, кото-
рые попробовали такую застройку, не отказались от нее. За последние 15 лет в США снесли 300 тыс. жилищных единиц такого типа. Во Франции и Англии тоже сносят такие дома, только Россия и Китай строят их. Люди из этих районов вынуждены постоянно ездить в центр, потому что там нет нормальной культуры, работы, магазинов. Это вторая блока-
да Ленинграда, но сейчас город атакуют пригоро-
ды не артиллерией, а машинами, которые унич-
тожат старый город.
Что можно сделать с такими районами пря-
мо сейчас?
— Нужно сделать так, чтобы новые районы бы-
ли хорошими, чтобы не надо было по любому по-
воду ехать в центр. Пока эти дома новые, жить там неплохо, все отлично: лифты работают, ко-
ридоры чистые, балконы не все еще застеклены (когда все застекляют балконы кто во что горазд, это становится похоже на вертикальные трущо-
бы). Высотки — это жилье только для очень бо-
гатых людей, которые могут их нормально содер-
жать, но среднему классу нужны более мелкие здания. Это проблема не только России, но и всего ми-
ра: так происходит и в Швеции, Южной Африке, Латинской Америке. Крупные компании, кото-
рые строят эти высотки, злоупотребляют довери-
ем людей, а расплачиваться будут их дети.
Что делать, чтобы изменить эту ситуацию?
— Нужно изменить законы, разработать новые правила на основании успешных проверенных моделей. В Петербурге есть три модели, которые мож-
но взять на вооружение. Это модель очень высо-
кой плотности, как в старом Петербурге (я подоз-
реваю, что плотность там не меньше, чем в райо-
нах с высотками), средняя плотность, как в Крон-
штадте, и низкая плотность, как в Пушкине. Плюс такой вариант, как в Лисьем Носу, но это уже деревенская застройка. Все эти модели хоро-
ши, можно использовать любую из них, но есть и плохая модель — то, как у вас строят сейчас.
В России нет недостатка земли, а власти, навер-
ное, думают, что высокие дома более эффектив-
ны, но можно быть эффективными и по–другому. Когда вы строите город с высотной застройкой, то только очень крупные девелоперы могут учас-
твовать в этом. Если вы понижаете высотность, например до четырех – пяти этажей, то на рынок может войти гораздо большее количество мелких девелоперов. Высотки являются прямой причи-
ной того, что девелоперов мало и они очень круп-
ные. Многие из них иностранные, которые у себя на родине часто не могут стоить высокие дома.
Когда будут четкие и понятные правила для ма-
леньких зданий, сотни людей смогут их строить. Это будет по–настоящему эффективно. Даже ес-
ли качество домов будет отличаться, это все рав-
но уже не будут монокультуры, будет разнообра-
зие, а настоящий урбанизм — это работа многих.
Собираетесь ли вы работать в России?
— Мы начинали проект под Петербургом, но до реализации не дошло. Сейчас мы, мо-
жет быть, возьмемся за проект в Лисьем Носу. Там предполагается работа не просто над отде-
льным проектом, а над целым поселком. Из объ-
ектов там нужен хороший деревенский центр, но важно разработать не только дизайн–проек-
ты, но и процедуры принятия решений, чтобы то, что касается физического проектирования, было спущено на муниципальный уровень. Я уверен, это возможно, если люди организуются.
Если такой эксперимент удастся, может ли это перекинуться на другие пригороды?
— Не только на существующие пригороды. Та-
кая процедура государственного подхода должна применяться и к проектированию новых райо-
нов, новых городов. Петербург должен прекра-
тить строить пригороды, которые зависят от цен-
тра города, и начать строить новые города. Суть в том, что вы не просто прибавляете новые при-
городы, а вы останавливаете город и рядом стро-
ите новый. Он должен быть сбалансированным, там должно быть жилье различного класса, рабо-
чие места, школы, магазины. Это единственный логичный способ развития. Думаю, для России это несложно: у вас огромный советский опыт качественного проектирования городов.
Работаете ли вы с центрами городов?
— Мы работали с центрами столиц штатов, но это было не так видно, ведь здания там уже существовали. Мы просто вернули туда жизнь.
Что бы вы изменили в центре Петербурга?
— Первое, что бы я сделал, — задал бы такой вопрос людям. Процесс заключается в том, что-
бы собрать много людей: чиновников, жителей, молодых и старых, владельцев магазинов, поли-
цейских, политиков — и просто задавать им мно-
го вопросов. По рекомендациям этих людей нуж-
но сделать предложение, скорректировать его, снова предложить. Ничего зрелищного, просто корректировка. Может быть, где–то все что нуж-
но для оздоровления среды — это хорошая шко-
ла, рынок или парковка. Необходимы мелкие кор-
ректировки, это все совершенно не гламурно. Ра-
бота с существующими городами — это просто менеджмент. У вас в центре справляются непло-
хо, пока удается избегать многих плохих идей.
Какой вы видите архитектуру через 50 лет?
— Этот век будет сложным экономически. И я ду-
маю, что будущее за деревнями. Сейчас никто не хочет жить в деревне. Но это будут современ-
ные деревни, в них будут и поля для выращива-
ния урожая, и хорошая интернет–связь. Сейчас мы строим в США такие деревни, чтобы они мог-
ли пережить XXI век. Вот у чего нет будущего, так это у высотных зданий, потому что достаточ-
но отрубить электричество на 2 часа и там насту-
пает полный коллапс: вода не закачивается, кон-
диционеры стоят. В деревне же вы просто откро-
ете окошко и пойдете гулять.
НАДЕЖДА ФЁДОРОВА
nadezda.fedorova@dp.ru
НЕДВИЖИМОСТЬ И СТРОИТЕЛЬСТВО 15
Биография
Марко Пива
⇢ Родился в Милане в 1952 году.
⇢ В 1977 году основал Studiodada Associates. В 1990 году стал работать под соб-
ственным брендом Studio Marco Piva. Занимается мастер–планированием, архи-
тектурными проектами, разрабатывает дизайн интерьеров и предметы про-
мышленного дизайна.
⇢ Головной офис студии находится в Милане, филиалы расположены в Дубае, Петербурге, Москве, Мумбае, Пекине, Дохе и других городах.
⇢
По мне-
нию Мар-
ко, истори-
ческие зда-
ния соче-
таются с современ-
ными, как в этом проек-
те оте-
ля в Мила-
не.
ФОТО: SMP
⇢
В 2007 году Мар-
ко Пива выиграл конкурс на проек-
тирование нового реч-
ного вокза-
ла в Ново-
сибирс-
ке.
ФОТО: STUDIO MARCO PIVA
ФОТО: АРХИВ ДП
№116–117 02/07/2012 |
www.dp.ru |
«Деловой Петербург»
Вертикальная архитектура
МАРКО ПИВА
И
тальянский архитектор и дизайнер Марко Пива, основатель бюро Studio Marco Piva, которого пригласили быть экспертом в программе по сохранению исторического центра Петербурга, поделился своим мнением о том, как заинтересовать инвесто-
ров в реконструкции, почему некоторые здания не нужно восстанавли-
вать и почему нужно строить высотные объекты.
В Петербурге сейчас готовится программа сохранения исторического центра. Вас при-
гласили быть экспертом в группе?
— Действительно, мы получили приглашение в группу экспертов. Это для меня очень почет-
но. Вся Европа сталкивается с теми же пробле-
мами, что и Петербург, и я буду очень рад поде-
литься моими идеями и моим мнением с экспер-
тами. Я планирую и сам узнать что–то полезное для свой работы, но и 3000–летний опыт Италии, думаю, пригодится здесь.
Какие болевые точки вы бы отметили?
— Это те же проблемы, что и у всех старых горо-
дов Европы: как совместить старое и новое. Не-
обходимо сохранить историческую часть горо-
да и соединить ее с потребностями современной жизни, а это всегда вызов. Чтобы сохранить та-
кой большой исторический центр, как в Петер-
бурге, нужно очень аккуратно составить мастер–
план и потратить на это немалые деньги.
Нужно решить проблему дворов. В Милане та же проблема: у исторического здания есть пер-
вый двор, второй, третий… Вы проходите их один за другим, и, когда вы в середине, уже не по-
нятно, где вы находитесь. Основная историчес-
кая ценность здесь — это фасады первой линии, внутри уже нет такой архитектурной ценности. Можно преобразовать эти пространства, создав условия для их лучшего использования. В цент-
ре есть прекрасные здания–памятники, но есть и здания без архитектурной ценности, которые к тому же разрушаются. На их месте надо созда-
вать новые согласно каким–то параметрам.
У нас при сносе любого исторического зда-
ния нужно восстановить его фасад.
— Сохранить фасад — не проблема, но если ар-
хитектурная постройка изначально не была цен-
ной, то бесполезно восстанавливать его, созда-
вать фальшивую архитектуру. Лучше создать но-
вое здание с качественной архитектурой. Не важ-
но — из стекла или из мрамора, качественная ар-
хитектура может вписаться везде.
Если этого не делать, вы упустите возмож-
ность создать новое лицо и реновировать свое тело. Город, как тело, здания — ячейки этого те-
ла, если они умирают, то надо создавать новые, чтобы город отвечал современным потребнос-
тям, обновлялся. Задача в том, чтобы создать ус-
ловия для жизни, работы и развлечений. Нуж-
но стремиться к тому, чтобы использовать город как публичное пространство.
Что нужно решить в первую очередь?
— В Петербурге есть одна проблема, которая не напрямую касается архитектуры, но она очень серьезна. Это пробки. Автомобильное движение абсолютно убивает красоту города.
Также есть очень большая проблема историчес-
кого города. Город должен обновляться, это озна-
чает, с одной стороны, реставрацию, с другой — реконструкцию. Петербург должен разработать новую стратегию, новое видение города и приду-
мать, как привлечь инвесторов. Для этого нужно разрешить менять содержимое и функции неко-
торых зданий. Невозможно же никого заставить вкладывать миллионы долларов или евро и ни-
чего не получать взамен. Администрация долж-
на создать условия, которые дадут возможность говорить о финансовой выгоде.
В Италии такие условия созданы?
— Мы постепенно приходим к тому, чтобы со-
вмещать интересы города и инвестора. В Италии есть множество проблем. У нас только чуть коп-
нешь — сразу найдешь кусочек с романских вре-
мен, и вся стройка останавливается. Но это понят-
но: мы не можем убивать собственную культуру.
При этом есть пути, чтобы работать в исто-
рических зонах. Например, в Милане разрабо-
тан план территории, который позволяет играть с объемами. Если есть здание, которое нужно реставрировать или восстановить, но нельзя уве-
личивать его объемы, тогда власти дают возмож-
ность возместить эти объемы в новых районах. Или инвестор получает снижение налогов.
В каких проектах участвуете в Петербурге?
— Недавно мы начали работу по трем проек-
там. Пока рано о них говорить, могу только ска-
зать, что они касаются как центра Петербурга, так и окраин. Один включает в себя реставрацию, новое использование пространств, другой каса-
ется мастер–планирования новых территорий для жилого комплекса, третий затрагивает внут-
ренний дизайн существующих зданий.
Как вам работается в России?
— Чтобы понять мое отношение к России, нуж-
но начать издалека. Когда я был ребенком, мне очень нравилась география, я всегда смотрел на карту, и больше всего меня привлекали реки. Я был заворожен ими. Я видел несколько длин-
ных рек в Сибири, и больше всего мне нравилась Обь. И, несмотря на то что были совершенно дру-
гие политические условия, я думал, как было бы здорово оказаться в Сибири. И вот я через года нашел себя на реке Обь проектирующим здание в Новосибирске. Так что Россия всегда меня при-
влекала, и я правда влюбился в нее.
Бывали ли вы на окраинах нашего города?
— Да, и некоторые окраины Петербурга выгля-
дят просто катастрофично. Там построены очень массивные жилые комплексы, в которых люди не чувствуют свою идентичность. Человеку хо-
чется любить свой дом. В архитектуре нет смыс-
ла, если не говорить о людях.
В Европе периферийные районы тоже находят-
ся в катастрофическом состоянии. При этом в Рос-
сии нет проблем с землей. А вот в Италии за по-
следние 10 лет площадь застроенной территории выросла на 10 %. Италия маленькая, если мы бу-
дем продолжать теми же темпами, мы застроим всю землю.
Получается, нужно строить высотки?
— Да, я считаю, что лучше развивать вертикаль-
ную архитектуру. Но нужно оптимизировать про-
странства, соединять функции, оживлять места.
Безумие говорить, что от такой архитектуры надо отказаться. Конечно, нельзя строить такие здания в историческом центре, но можно выде-
лить специальные зоны.
Вертикальная архитектура означает эффектив-
ность, меньшее использование земли, остает-
ся больше воздуха и больше пространств. Верти-
кальной архитектурой должны заниматься са-
мые квалифицированные профессионалы. И она должна быть красивой.
НАДЕЖДА ФЁДОРОВА
nadezda.fedorova@dp.ru
Автор
spbgoldpen.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
20
Размер файла
176 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа