close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

10-12 1

код для вставкиСкачать
56
№ 44/58/2012 АДРЕСА мЕСто События
миЛЛиоННАя уЛицА, Дом № 12
Это здание находится в центре города. В отличие от многих других на нём нет мемориальной доски. И мало кто помнит, что здесь, в квартире князей Путятиных, 3 марта 1917 года закончилась более чем 300-летняя история императорской России. В советских учебниках об этом событии, круто изменившем жизнь страны, сказано две-три строч-
ки: мол, посовещавшись с членами Временного пра-
вительства, великий князь Михаил Александрович подписал Манифест об отречении от престола. Как же это произошло? На совещании, кроме великого князя, присутство-
вали семь министров Временного правительства и пять депутатов Государственной Думы во главе с М. Род зянко. Некоторые из них оставили воспоми-
нания, благодаря которым мы можем реконструиро-
вать давние события. Но прежде — несколько слов о том, кому суждено было в эти часы взять на себя ответственность за страну. Принято считать, что последний русский импе-
ратор — Николай Второй. Но после его отречения был ещё один — Михаил Романов. Только царство-
вал он неполные сутки со 2 на 3 марта 1917 года. Отрекшись от престола в пользу младшего брата, бывший самодержец отправил ему телеграмму: «Его Императорскому Величеству Михаилу Второму. События последних дней вынудили меня решиться бесповоротно на этот крайний шаг. Прости меня, если огорчил тебя и что не успел предупредить… Горячо молю Бога помочь тебе и нашей Родине. Ники» (впервые этот текст был опубликован спу-
стя 65 лет в книге 149 «Нового журнала»). Так сбы-
лось пророчество: династия Романовых началась с Михаила Первого, а закончилась Михаилом Вторым. Великий князь — младший сын императора Алек-
сандра Третьего и императрицы Марии Фёдоровны, слова Наталии ЧерНышовой-МельНик
57
№ 44/58/2012 АДРЕСА родился 22 ноября / 5 декабря 1878 года в Санкт-
Петербурге. Всю жизнь находился в тени старше-
го брата. Был очень скромным, но это не помеша-
ло ему стать блестящим офицером, а в годы Первой мировой войны боевым генералом. Недаром всад-
ники, служившие под началом Михаила в Кавказской туземной конной дивизии (Дикая дивизия), называ-
ли его: «джигит Миша», «храбрейший из храбрых». Незадолго до крушения монархии лидеры «Прогрессивного блока» пригласили великого князя на одно из заседаний и задали вопрос: готов ли Михаил Александрович наследовать престол? Он ответил: — Да минует меня чаша сия… [1, c. 256–257] И вот на плечи этого человека, помимо его воли, легло бремя верховной власти. Ранним утром 3 марта после получения теле-
граммы об отречении Николая Второго состоя-
лось заседание членов Временного правительс-
тва и Временного комитета Государственной думы. П. Милюков, А. Гучков и В. Шульгин выступали за монархию, доказывали, что Михаил не имеет права отказаться от престола. Иначе считали М. Родзянко и А. Керенский. Но Михаил уже стал императором, и весть об этом отправлена во все концы страны. Вот-вот ему должна присягнуть армия. Заседавшие в Таврическом дворце понимали: необходимо сроч-
но встретиться с Михаилом Александровичем. Узнав, что на Миллионную, 12 вскоре прибудут члены Совета министров, великий князь не удивил-
ся. Только Михаил Александрович считал, что ему предложат стать регентом при малолетнем пле-
мяннике. Но события стремительно сменяли друг друга… В помещении всё подготовлено для заседания. Депутаты, в большинстве настроенные за отре-
чение Михаила Александровича от престола, вол-
нуются: что будет, если он откажется? Премьер-
министр князь Г. Львов и ещё семь министров подадут в отставку. Не у дел может оказаться и М. Родзянко. А с императором останется министр иностранных дел и, возможно, военный министр А. Гучков. Без четверти десять в зал вошёл высокий моло-
жавый человек, подошёл к каждому, чтобы пожать руку. На лицах присутствовавших читался страх, умело подогреваемый А. Керенским. Несколько раз он говорил, что в любой момент сюда могут ворвать-
ся вооружённые люди и всех убить. Вторили ему М. Родзянко и князь Г. Львов. П. Милюков же при-
звал великого князя не отказываться от престола:
— Если Вы откажетесь… будет гибель! Потому что Россия потеряет свою ось… Монарх — это ось… Масса, русская масса… Вокруг чего она соберёт-
ся?.. Если Вы откажетесь, будет ужас! Полная неиз-
вестность, потому что не будет присяги!.. Не будет государства! России! Ничего не будет…
Наталия Чернышова-Мельник — журналист, редактор, литературный переводчик, член Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, автор книг «Баловень судьбы: История жизни Константина Романова», «Отрекшийся от престола: Жизнь и любовь Михаила Романова», «Дягилев: Опередивший время».
58
№ 44/58/2012 АДРЕСА Его прервал А. Керенский:
— …Приняв Престол, Вы не спасете Россию! На оборот… Я знаю настроение массы… Сейчас резкое недовольство направлено именно против монархии… Перед лицом внешнего врага начнётся гражданская, внутренняя борьба!.. Умоляю во имя России принести эту жертву!.. В гостиной наступила тишина. И тогда послед-
нее усилие сделал А. Гучков. Как пишет француз-
ский дипломат Морис Палеолог, «обращаясь лично к Великому Князю… он стал ему доказывать необхо-
димость немедленно явить русскому народу живой образ народного вождя:
— Если Вы боитесь, Ваше Высочество, немедлен-
но возложить на себя бремя Императорской коро-
ны, примите… верховную власть в качестве “Регента Империи на время, пока не занят Трон”, или… титул в качестве “Прожектора народа”… В то же время Вы могли бы дать народу торжественное обязательство сдать власть Учредительному Собранию, как только кончится война. Эта прекрасная мысль… вызвала у Керенского припадок бешенства, град ругательств и угроз». Ни к какому результату так и не пришли. Михаил Александрович сказал, что хочет обсудить ситуацию наедине с двумя из присутствующих, а после этого примет решение. Его выбор пал на князя Г. Львова и М. Родзянко. Первый — премьер-министр, вто-
рой — Председатель Государственной Думы. От них он хотел получить подтверждение, что Временное правительство сможет сохранить существующий строй и гарантировать условия, необходимые для выборов в Учредительное собрание. М. Родзянко не раз утверждал: передача полно-
мочий Учредительному собранию не исключает воз-
можности возвращения власти династии. Это же он сказал и великому князю: отречение от престола не будет иметь фатальных последствий для короны. Для Михаила эти слова стали убедительным аргу-
ментом и, всё взвесив, он сказал: — При создавшихся условиях я не могу принять престол. Все были подавлены. А. Гучков же, словно стре-
мясь облегчить совесть, выкрикнул: — Господа, вы ведёте Россию к гибели; я не после-
дую за вами…
На Миллионную, 12 вызвали двух известных юристов — барона Б. Э. Нольде и В. Д. Набокова. Они понима-
ли: по закону Николай Второй не имел права отречь-
ся от престола за сына. Но он сделал это, и необходи-
мо выполнить его волю. Обсудив ситуацию, решили: нужен политический Манифест. Так появился доку-
мент, названный Манифестом об отречении. Но что любопытно — в тексте слова «отречение» нет: «Тяжкое бремя возложено на меня волею брата моего, передавшего мне Императорский Всероссийский Престол в годину беспримерной войны и волнений народных.
Одушевлённый единою со всем народом мыслью, что выше всего благо Родины нашей, принял я твер-
дое решение в том лишь случае восприять верхов-
ную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосова-
нием, чрез представителей своих в Учредительном собрании, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского.
Посему, призывая благословение Божие, про-
шу всех граждан Державы Российской подчинить-
ся Временному правительству, по почину Государ-
ст вен ной Думы возникшему и обеспеченному всею полнотою власти, впредь до того, как созван-
ное в возможно кратчайший срок, на основе все-
общего прямого равного и тайного голосования, Учредительное собрание своим решением об обра-
зе правления выразит волю народа.
Михаил». 59
№ 44/58/2012 АДРЕСА Михаил Александрович соглашался принять вер-
ховную власть лишь в случае соответствующего решения Учредительного собрания. И в то же время он наделял властью Временное правительство. С политической точки зрения Манифест состав-
лен блестяще: власть Временного правительс-
тва признал новый император. Хотя он говорит, что ещё не стал им, но ведь может стать. Михаил услов-
но принял корону, и временно отказался от неё. Россия стала республикой, оставаясь в то же время монархией. С точки же зрения закона Манифест не выдержи-
вал критики. Великий князь Михаил не мог пере-
дать верховную власть, потому что сам не обладал ею. В соответствии с отречением Николая Второго он должен править «в единении с Государственным советом и Государственной Думой». «Отречение» же отменяло все три источника власти. Манифесты двух царственных братьев отвезли в типографию, и вскоре по всему городу висели пла-
каты: «Николай отрёкся в пользу Михаила. Михаил отрёкся в пользу народа». Цель подписанного Михаилом — выиграть время. Члены Временного правительства надеялись, как и он, что в стране будут восстановлены законность и поря-
док, и созданы условия для созыва Учредительного собрания. Если бы так произошло, то Манифест стал не капитуляцией монаршей власти перед восставшей толпой, а фактором, поддерживающим монархию до созыва Учредительного собрания. Кроме того, идея о «выбранном» народом царе не нова. Михаил Первый, с которого началась династия Романовых, был выбран Земским собором в 1613 году. Сразу после публикации Манифеста в Петрограде стихли выстрелы. По сути, Михаил Второй остано-
вил Февральскую революцию и дал стране, изнемо-
гавшей от борьбы с внешним врагом, передышку от внутренних распрей, задержал начало Гражданской войны. Когда же Россию охватил «красный террор», сам он стал просто гражданином Романовым — без титула, воинского звания, должностей и финансо-
вого обеспечения. По общепринятой версии, М. А. Романов и его секретарь были расстреляны в ночь с 12 на 13 июня 1918 года в лесу близ Перми местными чекистами. Но строится она лишь на воспоминаниях потенци-
альных убийц. Их можно подвергнуть сомнению. Пункт 1 статьи 61 ГПК РФ гласит: обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Однако факт смерти М. А. Романова и Н. Н. Джонсона судом никогда не был установлен. Более того, существует документ, многие годы хранившийся в Государственном архиве Пермской области под «грифом секретно» . Это воспоминания чекиста М. Ф. Потапова: «И мне Борчанинов говорит: Сюда привезли Михаила Романова, его нужно будет принять и охранять. Для этой цели… выделили боль-
шую комнату, и сюда посадили Михаила Романова, его секретаря Джонсона… Они сидели три меся-
ца, и я их охранял… Впоследствии получилось… на Михаила Романова пришло распоряжение отпустить его на волю, …под наблюдение чека, и поместили его в бывшие Королевские номера… После этого… я попросил приехать на родину, в отпуск… меня отпу-
стили. А когда я приехал сюда, Михаила Романова здесь не оказалось, он сбежал [выделено автором]». Другой документ, дающий надежду, что Михаил Александрович не погиб в 1918 году, — это приказ барона Унгерн фон Штернберга, командира Ази-
атской дивизии, № 15 (Мая 21 дня н. ст. 1921 г. г. Урга). В нём есть строки: «Пришли большевики… в наро-
де мы видим разочарование… Ему нужны имена… всем известные, дорогие и чтимые. Такое имя лишь одно — законный хозяин Земли Русской ИМПЕРАТОР ВСЕРОССИЙСКИЙ МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ, видевший шатанье народное и словами своего ВЫСОЧАЙШЕГО Манифеста мудро воздержавшийся от осуществления своих державных прав до времени опамятования и выздоровления народа русского…».
20 августа 1921 года барона Унгерна плени-
ли «красные» и 15 сентября судили. Ему предъя-
вили три обвинения, в том числе следующее: он вёл во оруженную борьбу против советской власти с целью реставрации монархии и возведения на пре-
стол Михаила Романова. Ни одно из обвинений барон Унгерн не опроверг. В тот же день его расстреляли. Напрашивается вопрос: значит он, как и пермский чекист М. Ф. Потапов, знал, что великий князь Михаил Александрович спасся в 1918 году? Доподлинно известно: в ночь с 12 на 13 июня 1918 года пермские чекисты похитили М. А. Романова и его секретаря Н. Н. Джонсона. Больше их никто не видел: ни живыми, ни мёртвыми. Хочется верить, что когда-нибудь мы узнаем правду.
В 1981-ом великий князь Михаил Александрович был канонизирован в числе Новомучеников Рос-
сийских Русской Православной Церковью за гра-
ницей. 8 июня 2009 года Генпрокуратура РФ реабилитировала нескольких членов импера-
торской фамилии, в том числе великого князя Михаила Александровича, а также его секрета-
ря Н. Н. Джонсона, которые считались «врагами на рода». литература:
1. Государственный архив Пермской области, ф.р.-1595, оп.1, д. 26, л. 69. Копия.
2. Чернышова-Мельник Н. Отрекшийся от пре-
стола: Жизнь и любовь Михаила Романова. М., 2009.
Автор
spbgoldpen.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
39
Размер файла
901 Кб
Теги
12_1
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа