close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

челпанов мозг и душа чб

код для вставкиСкачать
МОЗГЪ и ДУША. ? ? ? ? КРИТИК А МАТЕР?АЛИЗМ А и ОЧЕРК Ъ СОВРЕМЕННЫХ Ъ УЧЕН? Й О ДУШЪ. Проф. Г. ЧЕЛПАНОВА. 5- е и з д а н ? е, Ц?на 1 руб. SO коп. Гипо-литограф? я Т-ва И. Н. КУШНЕРЕВЪ и К?. Пименовская ул., с. д. МОСКВА?1912. ОГЛАВЛЕН?Е. Стр. П р е д и с л о в ? е 7 Лекц?я первая. Что тако е матер?ализмъ? Современное полсжен?е философ?и.?Причины распространен?я ма-
тер?алшма.'?Попят?е основного принципа.?Классификация фплософ-
скихъ учен?й: матер?ализмъ, спиритуализмъ, психофпзическ?й мо-
низмъ.?Отношен?е матер?ализма къ спиритуализму.?Отношен?е ма-
тср?ализма къ позитивизму.?Матер?ализмъ?метафизическое учен?е.? Матер?ализмъ философск?й и матер?ализмъ экоиомическ?й.?Опред?-
лен?е матер?ализма 11 Лекц?я вторая. Истор? я матер?ализма. Матер?алпзмъ древнихъ. (Демокрптъ, Эпикуръ, Лукрец?й).?Фран?
цузский матер?алпзмъ XVIII в. (Ламеттри, Гольбахъ, Кабани). ? Основные типы матер?алистическпхъ учен??? .. . 30 Лекц?я третья. Современны й матер?ализмъ. Причины возникновения материализма въ XIX стол?т?п.?Учен?е Молешотта, Фогта, Бюхнера и др 46 Лекц?я четвертая. Матер?ализмъ?метафизическо е учен?е. Метафизическое и эмпирическое познаи?е.?Связь между явлен?ями психическими и физическими.?Доказательства, заимствованныя изъ анатом?п, физ?олог?и, антрополог?и, фпз?ологической хим?и и пспхо-
метр?и.?Истолкован?е этихъ фактовъ съ точки зр?н?я материализма, вмппричеокаго параллелизма, психофизичеекаго монизма и спирп-
уализма ..>.,.. 64 4 Лекц?я пятая. Психическ? я явлен? я могутъ быть познаваем ы только путемъ самонаблюден?я, или внутренняг о опыта. Стр. О методахъ психолог?п.?Физ?ологическая п экспериментальная психолог?я.? Объективный мстодъ психолог?и.? Понят?е самонаблю-
ден?я.?Источники психолог?и.? Объ эксперимент? въ психолог?п. ? Отношен?е между субъективнымъ и объективпымъ наблюден?емъ . . 79 Лекц?я шестая. Существуете, коренно е различ? е между физическ и мъ и психическимъ. Понят?е протяженности.? Къ психическому но приложимы кате-
гор?п пространственной протяженности.?Взгляды выдающихся писа?
телей по этому вопросу.?Поият?е доказательства и непосредственной очевидности 9 9 Лекц?я седьмая. Мысль не есть свойств о матер?и. Разборъ положен?я: ?Мысль есть функц? я мозга". Различ?е между физическимъ и психическимъ.?Явлен?я созна-
н?я не выводимы и не объяснимы пзъ двпжен?я матер?альныхъ ча-
стпцъ.?Объяснен?е поият?й: свойство, сила, способность.?Различный смыслъ, придаваемый положен?ю: ?мысль есть фуккц?я мозга" ... 117 Л?кц?я восьмая. Несостоятельност ь материализм а съ точки зр?н? я закона сохранен? я энерг?и. Понят?е причинности въ естествознан?и.?Связь этого понят?я съ закономъ прсвращеп?я энерг?и. ? Понят?е превращен?я и сохране-
н?я энерг?и.?Физическое не можетъ превратиться въ психическое.? Явлен?я психическ?я и фпзическ?я совершаются параллельно. ? По-
нят?е эмппрпческаго параллелизма. ? Несостоятельность аргумента, заимствоваинаго пзъ б?олог?и 131 Лекц?я девятая. О несостоятельност и наивнаг о реализма. Задачи теор?и познан?я. ? Понят?е наивнаго реализма. ? Звукъ съ точки зр?н?я психологической, физической и физ?ологической.? Отиошен?е между ощу?цен?емъ звука и порождающими его физиче?
скими услов?ями. ? О субъективности ощущен?я звука 147 Лекц?я десятая. О несостоятельност и наивнаг о реализма. Цв?тъ съ точки зр?н?я психологической, физической и физ?о-
логпческой. ? Теор?п цв??то-ощущен?я Гельмгольца и Геринга. ? О субъективности ощущен?й цв?та 158 5 Лекц?я одиннадцатая. О субъективност и пространства. Стр. Воспр?ят?е пространства.? Теор?я Декарта и Беркли.?Роль ося-
зательно-мускулы?аго опыта въ воспр?ят?и пространства.?Неогео-
метр?я и доказательство мыслимости пространства въ 4 и больше взм?рен?й.?Критика этого воззр?п?я.?Субъективность пространства. 171 Лекц?я дв?надцатая. О природ ? времени. О реальности времени.?Время вгь нашемъ сознан ? и опред?-
ляется колпчествомъ образовъ. ? О продолжительности ?настоя-
щаго".?Обьсмъ сознан?я.?Экспериментальный пзсл?довап?я вос-
пр?ят?я времени.?О субъективности времени.? Время существуетъ только въ нашемъ сознан?и 186 Лекц?я тринадцатая. Несостоятельност ь матер?ализм а съ точк и зр?н? я теор? и познан?я. Атомизмъ у Демокрита, Дальтона и друг. ? О субъективности свонствъ матор?п.?Атомизмъ есть гипотеза.?Кантъ и Шопенгауеръ о несостоятельности матер?алпзма.? Генезисъ понят?я о субъокт? и объект?.?Существование сознан?я такъ же достов?рно, какъ и суще-
ствовап?е матср?и 199 Лекц?я четырнадцатая. Об ъ изм?рен? и психических ъ явлен?й. Изм?рен? е интенсив ?
ност и ощущен?й. Объ единиц? для изм?рен?я ощущен?й.?О порог? ощущен?й,? Объотношен?и междуощущен?емъи раздражен?емъ.?ЗаконъВебера.? Законъ Фехнера 21 3 Лекц?я пятнадцатая. Об ъ изм?рен? и скоросте й умственных ъ процессовъ. Истор?я вопроса. ? Попят?е реакц?п, ? Оппсан?о хроноскопа Гиппа.?Изм?рен?е времепп простой реакц?и. Время различен?я, вы?
бора, ассоп?ац?и и пр.?Выводы 226 Лекц?я шестнадцатая. Учен? е о локализац? и умственных ъ способностей. Отношен?о вопроса о локализац?и умственныхъ способностей къ матер?ализму.?Истор?я учен?я о локализац?и: Платонъ, Аристо?
тель, среднев?ковые писатели, Декартъ.?Психолог?я ?способностей". Френологическое учен?е Галля, ? Экспериментальныя изсл?дован?я Флуранса 23 6 6 Лекц?я семнадцатая. Учен? е о локализац? и умственных ъ способностей. Стр. Различные методы изсл?дован?я функц?й головного мозга: элек?
трическое раздражсн?е, экстирпац?я, патологнческ?я данный, эмбр?о-
логическ?й методъ. ? Изсл?дован?о Гольца.? Локализац?я ?предста?
влений".?Истинный смыслъ термина ?локализац?я умствепныхъ спо?
собностей".?Особый характеръ пспхологическихъ изсл?довап?й . . 252 Л?кц?я восемнадцатая. О психофизическом ъ монизм?. Истор?я учен?я. ? Отиошен?е между психическимъ и физпче-
скимъ по этому учеп?ю.?Параллелизмъ и учен?е о тождеств?.?Про-
исхожден?е нсихическихъ состоян?й по этому учен?ю.? О тождеств? пспхическихъ и фпзическпхъ явлен?й съ точки зр?н?я теор?и позна-
н?я,?Причины усп?ха пспхофизическаго монизма 272 Лекц?я девятнадцатая. Критик а психофизическаг о монизма. Ра.члич?е между эмпнрическимъ параллслизмомъ п пспхофпзи-
ческимъ монпамомъ.?Законь сохранен?я энерг?и не противор?читъ учен?ю о взаимод?йств?и между физическими и психическими явле-
н?ями.?Апалпзъ лонят?я причинности и учен?е о взаимод?йств?и.? Учен?е о взаимод?йств?и на основан?и гипотезы эволюц?и 290 Лекц?я двадцатая. Понят? е души въ современно й философ?и. Анимистическое пою?т?е души. ? О единств? сознап?я и тожде-
ств? личности.?Соображен?я, приводимый противъ спиритуализма.? О субстанциальности и актуальности души. ? Учен?е Паульсена и Вундта.?Взглядъ Милля и Спенсера надушу.?Попят?е субстаиц?и.? Отношен?е между современными учен?ями о субстанц?альностп и актуальности 30 1 Приложен?е. Гэккель и его взгляды на отношеп?е между душой п т?ломъ . 317 Предислов? е к ъ 1-м у издан?ю. Ц?ль этой книги достаточно выяснена въ первой лекц?и, но я считаю нужнымъ къ сказанному тамъ прибавить, что, предлагая вниман?ю публики книгу, посвященную, главнымъ образомъ, ?критик? матер?ализма?, я исхожу изъ предполо?
жения, что разъяснен?е этого вопроса является вполн? свое-
временнымъ. Я ув?ренъ, что н?которые читатели найдутъ, что въ своей книг? я разбираю вопросы, которые уже сняты съ очереди, которые уже отжили свое время. На это въ свое оправдан?е я зам?чу сл?дующее. Если въ настоящее время философск?й матер?ализмъ и не пользуется въ публик? ?оффиц?альнымъ признан?емъ?, то тен-
денц?я къ материалистическому пониман?ю душевныхъ явле-
н?й все еще пользуется болышшъ распространен!емъ. Я со-
гласенъ съ т?мъ, /что въ настоящее время матер?ализмъ не признается открыто. Теперь, в?роягно, не много найдется такихъ лицъ, которыя позволили бы себ? произнести фразу : ?мысль есть выд?лен?е мозга?, или ?мысль есть движен?е?. Но не вс ? воздерживаются отъ этихъ фразъ потому, что лож?
ность ихъ ясно ими сознается: они не станутъ ихъ произно?
сить только потому, что они привыкли слышать, что этого теперь даже и физ?ологи не признаютъ. Но разв? только въ произношен?и фразъ подобнаго рода выражается матер?а-
лизмъ? Разв?, если кто-нибудь говорить, что психолог?и, какъ особой науки, н?тъ, и что она собственно всец?ло исчер?
пывается физ?олог?ей мозга, то это не значить понимать пси-
хическ?я явлен?я матер?ально? Если кто-нибудь говорить, что психолог?я только тогда будетъ представлять собою за?
конченную науку, когда вс? психическ?я явлен?я будутъ сведены на мозговые процессы, и что это есть единственное научно-психологическое объяснен?е, то разв? не ясно, что утверждающ?й это понимаетъ психическ?е процессы мате-
8 р?ально? Если кто-нибудь т? немног?я физ?ологическ?я па?
раллели, которыя современная физ?олог?я могла указать для н?которыхъ психич?скихъ процсссовъ, считаетъ истинно пси?
хологическими фактами, то разв? это не равносильно ото-
ждествлен?ю психическихъ процессовъ съ физическими? Не очевидно ли, что вс? эти общераспространенные взгляды *) могутъ им?ть м?сто только при признан?и, что психическ?я явлсн?я имгъютъ матер?альную природу? Тенденц?я къ тавимъ взглядамъ можетъ быть устранена только при ясномъ различении между физическими и психи?
ческими явлен?ями, на что обращено особенное вниман?е въ настоящей книг?. Такимъ образомъ, хотя я въ своей книг? пресл?дую по преимуществу философскую задачу, но думаю, что разъяснен?е вопроса о несостоятельности матер?ализма мо-
жетъ им?ть и научное 2) значен?е. Истинное положен?с пси-
холог?и среди другихъ наукъ можетъ быть опред?лено толь?
ко въ томъ случа?, если будетъ достаточно выяснено отно-
шен?е между психическими и физическими явлен?ями. Лто матер?ализмъ и теперь еще насчитываешь значитель?
ное количество посл?дователей, показываетъ, какъ мн? ка?
жется, и то обстоятельство, что такъ наз. экономическ?й мате-
р?ализмъ пользуется у насъ болыпимъ усп?хомъ. Помимо дру?
гихъ причинъ, усп?хъ этого вида матер?ализма обусловли?
вается и т?мъ, что многимъ кажется, что экономическ?й ма-
тер?ализмъ служитъ подтвержден?емъ матер?алистическаго м?ровоззр?н?я. Вотъ почему я думаю, что разборъ вопроса, которому я посвящаю свою книгу, представляется вполн? своевремен-
нымъ, въ особенности если принять во вниман?е, что критика матер?ализма способствуетъ разъяснен?ю и такихъ вопросовъ дня, какъ вопросы о б?ологическомъ и экономическомъ мате-
р?ализм?. По отношен?ю къ матер?ализму весьма часто происходить то, что мног?е, утверждающ?е, что собственно теперь матер?а-
лизмъ ник?мъ не признается, въ то же время такъ или ина?
че обнаруживаютъ свою принадлежность къ самому ненауч?
ному направлен?ю матер?алистической философ?и. Такое явлен?е объясняется т?мъ, что они относятся къ категор?и людей, которые вполн? удовлетворяются готовыми *) Это справедливо не только относительно нашего отечества. Даже въ н?мецкой лптератур? заы?чается подобнаго рода явлен?е. См. Фольквльтъ, ?Современные вопросы эстетики?. Спб. 1900 г., стр. 192 и 233. 2) Если дозволительно отд?лять фплософ?ю отъ наукъ. 9 формулами, въ род?: ?теперь никто не признаетъ матер?а-
лизма?, ?матер?ализмъ отвергнуть наукой? и т. п., каковыя они и принимаютъ безъ всякой пров?рки, фактически будучи совершенно не въ состоян?и отр?шиться отъ матер?ализма. Я долженъ сказать, что книгу свою предназначаю не для та?
кого рода читателей. Когда я писалъ ее, то им?лъ въ виду такихъ читателей, которые хотя и знаютъ, что матер?ализмъ не признается наукой, но которые захот?ли бы самостоя?
тельно разобраться въ э'томъ вопрос?, которые захот?ли бы сами, путемъ самостоятельной -работы мысли, понять несо?
стоятельность материализма. Своей книгой я хот?лъ придти на помощь именно такимъ читателямъ. Въ доказательство того, что вопросы, затронутые въ моей .книг?, не относятся къ числу запоздалыхъ, я позволю себ? привести еще одно соображен?е. Содержан?е моей книги и вопросы, въ ней разсмотр?нные, всец?ло опред?ляются ея истор?ей. Въ курс? ?Введен?я въ философ?ю?, который я читаю сту-
дентамъ, я, разум?ется, не могъ обойти молчан?емъ вопроса . о несостоятельности материализма. Въ первые годы своей пре?
подавательской д?ятельности я, исходя изъ предположен?я, что этотъ вопросъ общ?изв?стенъ, посвящалъ ему только одну-дв? лекц?и, но это обыкновенно настолько не удовлетво?
ряло моихъ слушателей, что въ посл?дующ?е годы мн? при* Сходилось расширять изложен?е и даже уд?лять этому вопро?
су значительную часть курса. Но такъ какъ изложен?е въ форм? лекц?й, принятое у насъ въ университетахъ, оставля?
ло множество пунктовъ неясными, непонятными, то я вопросъ о несостоятельности матер?ализма сталъ д?лать предметомъ практичеспихъ занят?й, гд? онъ подвергся обстоятельному, всестороннему обсужден?ю. Изъ этихъ занят?й для меня сд?-
лалось яснымъ, что съ матер?ализмомъ у русской молодежи связываются опред?ленные вопросы, которые обыкновенно въ сочинен?яхъ по философ?и совс?мъ не затрогиваются. На нихъ я долженъ былъ дать отв?ты. Этимъ объясняется свое?
образное, можетъ быть, содержан?е книги. Она сложилась изъ отв?товъ на вопросы, которые поставлялись участни?
ками практическихъ занят?й. Я бы подумалъ, что вопросы, которые ими поставлялись, есть вопросы случайные, но впо-
сд?дств?и оказалось, что и въ пресс? въ защиту матер?а-
лизма х) были приведены т? же аргументы, которые раньше приводились студентами въ аудитор?и. L) По поводу моей статьи ?Мозгъ и мысль? (критика матер?алггзма) въ 10 Одна публичная лекц?я на тему о несостоятельности мате-
р?ализма показала мн?, что и во ви?-университетской нубли-
к? им?ется интересъ къ вопросамъ подобнаго рода. Это и было причиной прочтен?я На указанную тему ц?лаго курса публичныхъ лекц?й, изложен?о котораго и составляетъ содер-
жан?е настоящей книги. Эта книга, можно сказать, выросла въ аудитор?и и им?ла ц?лыо отв?тить на вопросы, которые поставлялись универси?
тетской молодежью и публикой. Для нихъ она и предназна?
чается. Удовлетворен?е ихъ запросовъ въ этой области я и им?лъ въ виду. Если читатель, прочтя мою книгу, почувствуетъ себя нс-
удовлетвореннымъ, если ему покажется, что онъ не получилъ отв?та на вс? т? вопросы, которые у него связываются съ идеей юб ъ отношен?и между душой и т?ломъ, то онъ долженъ помнить, нто отъ книги, подобной настоящей, им?ющей толь?
ко значен?е введен?я въ философ?ю, этого и требовать нельзя: закопченное р?шен?е можно дать только въ систем? фило-
соф?и. Если же читатель, прочтя мою книгу, почувствуетъ по?
требность ознакомиться съ какой-либо системой философ?и, то я съ чувствомъ полнаго удовлетворешя сочту, что ц?ль моей книги достигнута. Е?свь, 19-го тля 1900 г. Предислови е к ъ 5-м у издан?ю. Настоящее издан?е никакихъ существенныхъ изм?нен?й въ сравнен?и съ предыдущими не содержитъ. Авторъ. ЛЕКЩЯ ПЕРВАЯ. Что такое матер?ализмъ? Современное положен?е философ?и.?Причина распространена матер?а-
лизма.?Попят?е основного иринципа.?Классификация фнлософскихъ уче-
???г?: матер?ализмъ, спиритуализмъ, психофизическ?й монизмъ.?Отношен?е матор?ализма къ спиритуализму.?Отношен?е матер?ализма къ позитивизму.? Матзр?ализмъ?метафизическое учен?е.?Матер?алнзмъ философск?й и ма-
тер?ализмъ экономичоск?й.?Опред?лен?е матер?ализма. ?Ни для кого не тайна, что философ?я потеряла всякое зна-
чен?е въ Еврои?. Н?когда она составляла славу и гордость ве-
личайшихъ умовъ, а въ настоящее время она, хотя и соста-
вляетъ еще одинъ изъ важныхъ элементовъ общей культуры, но находится въ упадк?, вакъ объ этомъ одинаково свид?тельствуютъ с?товаи?я ея убывающихъ поклонниковъ и многочисленные ряды ся противнивовъ. Теперь съ трудомъ можно встр?тить людей, которые бы д?йствительно в?рили въ ея широков?щательныя об?-
щан?я, и еще р?же такихъ, которые предавались бы изучен?ю ея съ той страстпой настойчивостью, съ которою ц?лыя тысячи посвящаютъ себя наук?. Съ каждымъ днемъ все бол?е и бол?е кр?пнетъ уб?жден?е въ томъ, что философ?я по самому существу своему осуждена в?чно блуждать въ запутанномъ лабиринт?, въ которомъ слоняются ея утомленные поклонники по одн?мъ и т?мъ же дорожкамъ, протоптаннымъ ихъ предшественниками, не нашедшими, какъ это имъ хорошо изв?стно, никакого выхода?. Такъ начинаетъ свою истор?ю философ?и изв?стный англ?й-
ск?й философъ Джоржъ Льюисъ. Но если это зам?чан?е Лыоиса было справедливо л?тъ десять, двадцать тому назадъ, то оно да?
леко не можетъ считаться справедливымъ относительно совре-
меннаго состоян?я философ?и въ Западной Европ?, гд? интересъ къ ней вновь оживился. Что же касается состоян?я философ?и въ нашемъ отечеств?, то, подражая Лыоису, можно было бы сказать: ?ни для кого не тайна, что у насъ въ Росс?и философ?я бол?е, ч?мъ гд?-нибудь, не пользуется никакимъ дов?р?емъ, что интересъ къ философ?и совс?мъ не соотв?тствуетъ интересу къ другимъ наукамъ?, и это 12 происходить главныыъ образомъ оттого, что у насъ очень немно-
г?е знаютъ, что такое фнлософ?л, какое м?сто она зашшаетъ на ряду съ другими науками, наука ли она, каковы ея задачи, ка?
ше методы р?шен?я этихъ задачъ и т. п. И до сихъ поръ, несмотря на значителы?ыя изм?неи?я въ характер? философскихъ учен?й въ сравнен?и съ предыдущими х), у насъ царптъ взглядъ, что ф??лософ?я есть такая же отживд?ал псевдонаука, какъ, налрим?ръ, алхим?я, астролог?я и т. п. II даже н?тъ недостатка въ представителяхъ прессы, которые часто готовы были бы доказывать, что философ?и н?тъ м?ста среди дру-
гихъ отраслей челов?ческаго знан?я. Существуетъ взглядъ, что будто бы философ?я и точныя на?
уки, и именпо естествознан?е, представляютъ собою не только н?что противоположное одно другому, но даже прямо, можно сказать, враждебное. Этотъ взглядъ является отголоскомъ ста-
*) У насъ до сихъ поръ склонны подъ философ?ей разум?ть спекулятив?
ный построен?я времени Фихте, Шеллинга и Гегеля, между т?мъ какъ сами философы это отрицатотъ. Ср., напр., Паульсспъ. ?Введете въ фило-
соф?го?. М. 1899, стр. 26?29. Вундтъ въ ?System d. Philosophies (въ преди-
слов?и) о метафизик? говорить сл?дующее: ?Я не считаю метафизику ни продуктомъ фантаз?и (Begriffsdichtung), ни умозрительной системой, выводимой посредствомъ спсцнфическихъ методовъ изъ апр?ориьгхъ предположен?н, но для меня основой ея представляется опытъ, единственно возможнынъ методомъ ея?это, прим?няемое везд? уже въ отд?льныхъ наукахъ, связыван?о фактовъ по принципу осиован?я и сл?дств?я?. Жзъ этого можно вид?ть, что Вундтъ, одинъ изъ самыхъ вид-
ныхъ представителей современной философской мысли, не считаетъ фи-
лософ?ю какимъ-либо умозрительнымъ построен?емъ; для него философ?я, какъ и вс? друг?я науки, им?етъ свопмъ основан?емъ опытъ, но съ тою только разницею, что философ?я не ограничивается какой-либо частного областью, какъ это д?лаютъ отд?льныя науки, но им?етъ своимъ предме-
томъ всю область опыта, и потому является совокупностью вс?хъ чело-
в?ческихъ знан?й; она для своихъ построен?й пользуется уже готовыми обобщен?ямц отд?льныхъ наукъ. Философ?я, по Вундту, не стремится къ абсолютной достов?рности своихъ положен?й, какъ это она д?лала въ былое время; она довольствуется только лишь построен?емъ гдпотезъ. Но этого нельзя поставить ей въ упрекъ, такъ какъ это д?лаютъ и вс? друг?я науки. Если философ?я и но своему методу, и по другпмъ нр?емамъ не отличается отъ другихъ наукъ, то отчего же ей не быть наукой, подобно вс?мъ дру-
гимъ наукамъ? Эту науку Вундтъ называетъ метафизикой и думаетъ, что кто-нибудь, пожалуй, будетъ протестовать противъ такого назван?я. ?Можетъ быть, кто-нибудь подвергнетъ сомн?н?ю, ц?лесообразно ли употреблять старое па-
зван?е метафизики для подобнаГо рода изсл?дован?я. Но я думаю, что, если общая цгъль какой-либо науки остается тою же самою, то пзм?нен?е то-
чекъ зр?н?я и методовъ не ыожетъ служить препятств?емъ для насъ со?
хранить и ея назван?е?. 13 риняой вралсды между наукой и метафизикой. Между т?мъ, при тщательномъ разсмотр?п?и, можно было бы вид?ть, что между ними тавъ же мало осиованш для вражды, какъ между полити?
ческой эконом?ей и математикой; он? поставляютъ совершенно различныя задачи, обладаютъ различными степенями достов?р-
ности; ни одинъ философъ посл?дняго времени не претендовалъ на то, чтобы точность его построены въ какой-нибудь м?р? со-
отв?тствовала точности построен?й естествознан?я. Мног?е часто говорятъ: ?какъ бы ни были заманчивы т? за?
дачи, которыя поставляетъ себ? философ?я, я отъ изсл?дован?я ихъ отказываюсь, потому что познан?е такихъ вещей, какъ ?ду?
ша?, ?Богъ?, ?начало м?ра?, находится вн? пред?ловъ челов?че-
с?шхъ способностей. Познан?е всего этого относится въ область метафизики. Пусть ею занимаются т?, у кого есть къ тому охо?
та, я предпочитаю оставаться въ пред?лахъ точной науки, въ пред?лахъ того, что доступно строгому доказательству; я не же?
лаю заниматься метафизикой?. Едва ли что-нибудь можно возра?
зить противъ похвальнаго желан?я кого-либо оставаться въ нре-
д?лахъ точной науки, но вопроеъ въ томъ, знаетъ ли онъ, гд? кончается наука, и гд? начинается метафизика? Это именно во?
проеъ, на который отв?тить чрезвычайно трудно. Отсюда проис?
ходить то, что лица, которыя не желаютъ им?ть никакого д?ла съ метафизикой, въ своихъ разсужден?яхъ сами оказываются ?ме?
тафизиками?, но уже въ дуриомъ смысл? слова. Я приведу н?-
сколько прим?ровъ того, въ как?я странныя противор?ч?я впа-
даютъ отрицатели философ?и, недостаточно хорошо съ нею зна?
комые. ?Философы, говорятъ они, твердятъ часто о какой-то ду?
ховной субстанц?и, когда хотятъ объяснить духовные процессы. Что меня касается, то я никакихъ субстанц?й не признаю; по моему мн?н?ю, духовные процессы суть не что иное, какъ функц?я мозга. Утверждая это, я изб'?гаю всего того мистическаго, во что впадаютъ философы признан?емъ духовной субстанц?и; да, наконецъ, я нахожусь въ полномъ соглас?и съ т?ми результа?
тами, которые добыты есгествознан?емъ и которые прямо приво?
дить къ признан?ю, что мыслигъ собственно мозгъ, а что души у челов?ка совс?мъ н?тъ?. На это мы можемъ ему зам?тигь сл?-
дующее: вы употребляете так?я выражен?я, какъ ?духовная суб-
станц?я?, ?душа? п т. п., вовсе не справляясь съ т?мъ, что зна?
чить слово духовная субстанц?я и т. п., а в?дь, согласитесь, безъ точнаго и яснаго поииман?я этихъ терминовъ невозможно соб?
ственно никакое разсужден?е о душ? или духовной субстанц?и. Тотъ, кто старается оперировать съ ними, не справляясь съ ихъ философскимъ употреблен?емъ, обыкновенно оперпруетъ съ по-
14 пулярнымъ ихъ значен?емъ и поэтому можетъ легко впасть ?ВЪ метафизику, къ которой онъ относится съ такимъ презр?н?емъ. Вы думаете, что ваше утверждеы?е дута есть функц?я мозга есть утвержден?е строго научное, а между т?мъ въ д?йстш-
тельности это есть утвержден?е именно метафизическое, опять-
таки въ дурномъ смысл? слова, потому что, какъ вы увидите дальше, доказать происхожден?е духа изъ вещества никакъ не?
льзя, если мы пожел&емъ остаться в?рными основнымъ -положен?ямъ современнаго естествознан?я?. Мног?е натуралисты вообще склонны отрицать всякое зпаче-
н?е за философ?ей, они склонны мечтать о полномъ упразднен?и ея, или, въ лучшемъ случа?, склонны думать, что философ?я все-
ц?ло покрывается оовременнымъ естествознан?емъ. Часто гово-
рятъ, что, напр., естествов?д?н?е можетъ внолн? хорошо р?шить вс? т? вопросы, которые поставляются филоеоф?ей, и, кром? того, оно совершенно устраняешь ц?которые вопросы, поставляе?
мые философ?ей, такъ какъ считаетъ ихъ совершенно неразр?ши-
мыми: напр., вопросы о безсмерт?и души, о конечиыхъ ц?ляхъ м?рового процесса и т. п. Мног?е даже думаютъ, что, если фило?
софы обо вс?хъ этихъ вещахъ говорятъ, то это потому, что они собственно слишкомъ мало св?дущи въ естествов?д?н?и, что, если бы они были въ этой области также св?дущи, какъ, напр., натуралисты, то они, конечно, тотчасъ поняли бы всю тщету своихъ попытокъ, они поняли бы, что теперь, въ виду развит?я естествознания, так?е вопросы, какъ вопросы о природ? души, должны быть совершенно устранены, что теперь гораздо ц?лесо-
образн?е заниматься другими вопросами, несомн?нно доступными нашему разр?шен?ю. Противъ этой несовместимости естествознан?я съ филоеоф?ей, несовм?стимости, въ которую мног?е такъ искренно в?рятъ, го?
ворить сама истор?я. Я назову вамъ три зам?чательныхъ имени въ современной философ?и: Лотце, Фехнеръ и Вундтъ. Вс? трое были метафизиками: но, зам?тьте, Лотце былъ медикъ по обра?
зованно, первоначально читалъ левц?и по медищш?, Фехнеръ былъ профессоромъ физики всю жизнь, Вундтъ былъ профессоромъ фи?
зики и физ?олог?и. Эти факты, по моему мн?н?ю, весьма знамена?
тельны. Они вполн? ясно показываютъ, что естествознание и фи?
лософия могутъ вполн? хорошо уживаться другъ съ другомъ, что вопросы о душ? м?ра, о безсмерт?и души и т. п. могутъ привлекать умы, привыкш?е къ точному изсл?дован?ю, и что раз-
р?шен?е ихъ не становится въ противор?ч?е съ основными поло?
жениями естествознан?я. Нужно только помнить, что вопросы, ко?
торые естествознаи?е для себя отд?ляетъ, вовсе не т? же самые. и 15 которые относятся въ область философ?и. Вс? далныя науки бо-
1f1e или меп?е подлежать пров?рк?; вс? он? относятся такъ или иначе въ область чувствеппаго опыта; вс? положен?я мета?
физики относятся въ область гипотезъ, конечно, въ свою очередь подл?жащихъ пров?рк?. Наука съ философ?ей могутъ жить въ мир?, если только мы не будемъ см?шивать этихъ двухъ совер?
шенно различныхъ областей. Задача моихъ лекц?й состоитъ въ томъ, чтобы уб?дить своихъ слушателей обратиться къ философ?и и привести ихъ къ этому обращен?ю путемъ отрицательнымъ, именно путемъ критики ма?
териализма. Д?ло въ томъ, что матер?ализмъ строить свое м?ропониман?е чрезвычайно просто. По этому учен?ю, въ м?р? существуетъ только матер?я и больше ничего. Так?я понят?я, какъ духовное, душа и т. п. должны быть просто упразднены изъ челов?ческой науки. Челов?ческое познан?е им?етъ своимъ конечнымъ идеаломъ све?
дете вс?хъ м?ровыхъ процессовъ на механику матер?альныхъ ато-
мовъ. Въ нашей интеллигенц?и широкимъ распространен?емъ поль?
зуется взглядъ, что будто бы матер?ализмъ и есть именно то сло?
во, которое выражаетъ собою сущность современнаго научио-фи-
лософскаго м?ропониман?я, и что философ?я, которая поставляетъ и стремится р?шить, между прочимъ, вопросы о духовности, о душ?, есть не больше, какъ праздпая наука. Задача моихъ лекц?й заключается въ томъ, чтобы показать, что современное научно-философское м?ровоззргън?е отнюдь не можетъ выражаться словомъ ?.матер?ализмъ?. Кто со мною согласится и откажется отъ ходячаго матер?ализма, тотъ получить побуждеи?е искать для себя м?ро?юниман?я на другихъ дутяхъ. Другими словами, отказъ отъ матер?ализма будетъ для него побу-
жден?емъ приступить къ серьезному изучен?ю философ?и. Я уб?ждеиъ, что мое нам?рен?е критиковать матер?ализмъ вы-
эоветъ у моихъ слушателей различное отношен?е. Одни изъ нихъ нав?рное скажутъ: ?да стоить ли критиковать матер?ализмъ,? учен?е, которое давньшъ-давно опровергнуто философ?ей; едва ли въ наше время найдется кто-нибудь, кто сталь бы серьезно поддерживать это учен?е; уже давно минули т? времена, когда, можно было увлекаться учен?ямн Фохта, Молешотта и Бюхнера!? Н° Друг?е слушатели, и гораздо большая часть ихъ, отнесутся совс?мъ иначе: ?Какъ, воскликнуть они, разв? матер?ализмъ не есть посл?днее слово науки, разв? можно считать несправедли-
вымъ учен?е, которое въ своихъ объяснен?яхъ пользуется лишь т?мъ, что естественныя науки доказали неопровержимо; материа?
лизму, в?дь, принадлежнтъ честь освобожлеп?я нас/ь отъ вазныхь 16 тумаиныхъ, метафизическихъ учен?й, которыя учатъ чему-то та?
кому, что мало понятно, да прптомъ находится въ полномъ про-
тивор?ч?и съ т?мъ, что иамъ изв?стно изъ наувъ естествеиныхъ,. Мы должны торжествовать, что матер?ализмъ поб?дилъ метафи?
зику и вьгеелъ насъ на чисто научный путь толкован?я дущевныхъ явлен?й!? Я думаю, что пи т?, ни друг?е изъ моихъ слушателей ле правы. Не правы т?, которые утверждаютъ, что матер?алистиче-
екое учен?е не им?етъ больше никакихъ посл?дователей; матер?а-
лизмъ, всл?дств?е своей простоты и удобопонятности, всегда бу-
детъ пользоваться признашемъ т?хъ, которые вм?сто научно-фи-
лософскихъ даппыхъ будутъ руководствоваться обычными пред-
ставлен?ямн, онъ всегда будетъ оставаться философ?ей не-филосо-
фовъ. Что касается второй груга?ы слушателей, то имъ я долженъ заявить, что матер?ализмъ вовсе не есть посл?днее слово науки, а обладаетъ такою же древностью, какъ и сама философ?я, и что матер?алистическое учен?е о душ? вовсе не относится въ об?
ласть науки, а въ область метафизики, какъ и вс? друг?я учен?я о природ? души. Я думаю, что совс?мъ не правы т?, которые утверждаютъ, что матер?ализмъ не пользуется никакимъ признан?емъ, что мы уже перешли на бол?е высокую стад?ю философскаго развит?я, именно, черезъ позитивизмъ перешли къ критицизму, и что скоро уже ведалекъ переходъ и къ метафизик? *?). Я уб?жденъ, что въ нашей интеллигенц?и широкимъ распространеи?емъ пользуется взглядъ, что матер?ализмъ есть то слово, которое выражаетъ собою сущность современнаго научно-философскаго м?ропониман?я 2). Конечно, въ настоящее время, когда вс? выдающееся предста?
вители философской мысли такъ единодушно отвергли матер?а-
лизмъ, распространен?е его среди нашей интеллигенции кажется необыкновенно страниымъ анахронизмомъ. Но мн? кажется, что легко опред?лить причины, благодаря которымъ до сихъ поръ еще очень мног?е изъ нашей интеллигеи-
ц?и остаются на материалистической стад?и философскаго разви?
тая 3 ). Главной причиной, какъ я только что указалъ, является необыкновенная простота и удобопонятность этого учен?я. х) Какъ это утверждалъ В. С. Соловьевъ въ ?Вопросахъ философ?и и цсиходогш?, 1895, ? 5, стр. 122?3. 2) Даже въ литератур? пм?ются защитники матер?ализма. s) Впрочемъ, это справедливо не только относительно нашей интеллп-
генц?и. Н?ыецк?й фпдософъ Еюльпе (?Einleitung in die Philosophies 2-е изд. 1898, стр. 132) говорить: ?Если въ настоящее время матер?ализмъ въ фило-
софскпхъ кругахъ потерялъ всяк?й ?теяитъ. то г.г?р?га А?та?п?тг-пнт. м и?.?. 17 Всяк?й, кто хот?лъ бы быть, напр., епиритуалистомъ, дол-
женъ изучить очень трудные отд?лы философ?и, а для того, чтобы быть матер?алистомъ, можно ничего не изучать, а достаточно знать, что въ м?р? существуютъ только движен?я матер?альныхъ частицъ, н что вся психическая жизнь сводится именно къ этимъ движен?ямъ. Такая простота учен?я, при которой понят?я, въ род?: души, оознан?я, мысли, совершенно упраздняются, и есть первая причина, почему матер?ализмъ пользуется популярностью. Второй прич?шой распространенности матер?ализма сл?дуетъ считать ту особенность философ?н, въ силу которой очень мног?е никакъ понять не могутъ, что философ?я есть такая же наука, какъ и всякая другая наука въ томъ смысл?, что она должна быть изучаема, что нельзя разсуждать о философскихъ вопросахъ, если мы ихъ не изучали. Едва ли кто-нибудь р?шится высказать свой взглядъ на вопросы астрономическ?е, если онъ не изучалъ астроном?и; никто не р?шится спорить нротивъ научныхъ поло-
жен?й ботаники и б?олог?и, если онъ не занимался изучен?емъ этихъ посл?днихъ наукъ. Совс?мъ не то въ философ?и. Едва ли не 99°/0 изъ современной интеллигенц?и считаютъ себя компетентными въ такихъ философскихъ вопросахъ, какъ ?свобода воли?, ?душа?, ?матер?ализмъ?, хотя бы даже они никогда не им?ли случая зани?
маться изучен?емъ философ?и. Причиной такого отношен?я къ философ?и является, съ одной стороны, особенность самой философ?и, а съ другой стороны, по всей в?роятности, и то обстоятельство, что въ философ?и употре?
бляются т? же самыя слова-, что и въ обыденной жизни, а это за?
ставляешь думать т?хъ, которые не отличаютъ ?словъ? отъ ?поня-
т?й?, что о философскихъ вопросахъ можетъ разсуждать всяк?й, на основан?и одного только здраваго смысл?. Особенность философ?и заключается въ томъ, что философск?е вопросы составляютъ неотъемлемую часть м?ровоззр?н?я каждаго мало-мальски мыслящаго челов?ка. Каждый долженъ дать себ? отчетъ въ томъ, что такое душа, что такое Богъ, каково начало м?ра, им?етъ ли онъ какую-либо ц?ль и т. п., и каждый неирем?н-
но составляешь себ? опред?ленное представлен?е объ этихъ ве-
щахъ, сообразно степени своей образованности, и пользуется эти?
ми представлен?ямн для своего, такъ сказать, обихода. Въ этомъ смысл? филоеоф?я есть достоян?е каждаго челов?ка, но если бы х?атровъ все еще зам?тна наклонность къ этому м?ровоззр?н?ю; и въ боль?
шой публик?, и среди такъ называемыхъ образованныхъ классовъ это слово часто употребляется въ смысл? точной естественнонаучной теоо?и?. То 18 каждый при этомъ сознавалъ, что при такихъ услов?яхъ возмож?
на философ?я двоякаго рода: обиходная, такъ сказать, и научная, подобно тому, какъ, напр., существуютъ обиходныя представле-
н?я о физической природ? и научный, тогда не существовало бы такого ненормальнаго отношеи?я къ философ?и, какое мы зам?-
чаемъ въ настоящее время. Всл?дств?е того, что этого мног?е не сознаютъ, происходить явлен?е, на которое указывалъ, кажется, Гегель. ?Каждый челов?къ, по его словамъ, считаетъ себя фило-
софомъ только потому, что у него есть умъ, посредствомъ кото-
раго онъ можетъ размышлять. Но в?дь ради соблюдения посл?дова-
тельности онъ долженъ былъ бы признать себя также сапожником!., потому что у него есть руки, посредствомъ которыхъ онъ' мог?. бы изготовлять сапоги?. Нельзя философствовать безъ изучен?я азбуки философ?и! Эта необыкновенно простая мысль оказывается недоступной для очень многихъ. Что философ?я есть просто д?алектика?взглядъ очень рас?
пространенный, и объясняется, какъ я только что сказалъ, т?мъ обстоятельствомъ, что термины философ?и и обыденной жизни одни и т? же. Напр., философъ говорить о ?душ??, и въ обыденной жизни говорить о ?душ??. Кажется, что д?ло идетъ объ одномъ и томъ же, объ однихъ и т?хъ же понят?яхъ, но на самомъ д?л? въ данномъ случа? слова одни и т? же, а мысли совс?мъ дру-
г?я. Можно представить себ? такой разговоръ между сторонникомъ матер?ализма и фнлософомъ-спщштуалистомъ. Сторонникъ мате?
риализма можетъ сказать: ?вы признаете душу, какъ особую суб?
станцию, но в?дь то же самое признаютъ и первобытные народы; они говорятъ, что сл?дуегь открывать окно для свободнаго прохо-
жден?я души, которая покидаетъ т?ло умершаго челов?ка; сл?-
довательно, душа, по вашему нониман?ю, и душа, по пош?ман?ю людей, стоящихъ на самой низкой ступени развит?я, одна и та же?. Спиритуалистъ на это, конечно, отв?титъ: ?правда, я признаю душу и духовную субстанц?ю, но она не им?етъ ничего общаго съ той душой, которая признается первобытнымъ челов?комъ: по его понятно, она матер?альна, по моему же, она не матер?альна; у насъ только общее слово?. Вотъ это употреблен?е однихъ и т?хъ же термнновъ является источникомъ всевозможныхъ недо-
разум?н?й. Напр., часто говорятъ, что ?мысль есть функц?я моз?
га?. Кажется, что зд?сь все понятно, а на самомъ д?л? эта фра?
за или можетъ считаться совершенно безспорной, или она можетъ быть лишена всякаго смысла. То обстоятельство, что большинство людей считаетъ философ?ю д?алектикой, т.-е. просто разсужде-
19 напр., въ томъ, что мног?е приступаютъ къ изучен?ю ?Критики чистаго разума? Канта, не усвоивъ себ? даже элемептовъ фило-
соф?и. Никто не приступнлъ бы къ чтен?ю спец?альнаго сочинен?я но ботаник? или астроном?и, не изучивъ основан?я этихъ наукъ, МСЖД? т?мъ какъ по отношен?ю къ философ?н это считается возможнымъ. Такой взглядъ на философ?ю является причиной распространен?я доктрины, которая въ наук? давнымъ-давно покинута. Такимъ отношен?емъ къ философ?н объясняется и та в?ра въ легенду матер?ализма, которая живетъ въ сердпахъ русской моло?
дежи. Я называю матер?ализмъ ?легендой? потому, что в?дь никто не мцжеть указать ни на одного серьезнаго представителя научно-
философской мысли, который защищалъ бы матер?ализмъ въ его ходячей форм?. Можно сказать, большинство изъ русскихъ чита?
телей, приверженцевъ матер?ализма, не читало никакихъ такихъ книгъ, въ которыхъ доказывается матер?ализмъ; о матер?ализм? русск?й читатель знаетъ въ большинств? случаевъ только по на-
слышк?, но въ то же время онъ глубоко в?ритъ, что так?я книги гд?-то существуютъ и что так?я книги написаны зам?чательными учеными, натуралистами-философами, н на этомъ основан?и онъ выводить, что матер?ализмъ есть единственно правильное м?ропо-
ниман?е. Совершенно то же самое бываетъ и съ в?рой во всякую легенду: тысячи людей в?рятъ во что-то такое, чего никто изъ нихъ не вид?лъ, чего никто не испыталъ, но о чемъ они знаютъ по наслышк?. Можетъ быть, бол?е важной причиной признан?я матер?ализма является склонность изб?гать въ своемъ м?ровоззр?н?и всего ми-
стическаго, такъ какъ, по представлен?ю многихъ, так?я понят?я, какъ душа, сознан?е, мысль, представляютъ собою именно элементъ мистическ?й. Этотъ взглядъ я считаю крайне ошибочнымъ, пото?
му что так?я понят?я, какъ мысль, сознан?е, психическое, не мо-
гутъ считаться бол?е таинственными или бол?е мистическими, ч?мъ, напр., матер?я, матер?альный и т. п. Но самою главною причиною распространен?я матер?ализма, по моему мн?н?ю, является то обстоятельство, что очень мног?е совс?мъ не знаютъ, что такое собственно матер?ализмъ. Мн? напр., весьма часто приходилось слышать упреки, что я напрасно пишу статьи съ ц?лью критиковать матер?ализмъ, такъ какъ въ настоящее время уже никакихъ матер?алистовъ н?тъ, что соб?
ственно теперь уже никто не в?ритъ въ догму матер?ализма. Но когда мн? приходилось съ лицами, утверждающими это, говорить о непротяженности мысли, то обыкновенно они на это отв?чаютъ, 20 что ?непротяженность мысли еове?мъ не доказана?. А в?дь та?
кое утвержден?е собственно н есть настоящ?й матер?ализмъ. Но мн?н?ю многихъ, матер?ализмъ есть то учен?е, по которому яв.чснгя психичеек?я т,?ьснпйшпмъ образомъ связаны еъ физическими, но это совс?мъ нев?рно, потому что, признавая связь явлен?й психическихъ н физическихъ, можно придти какъ къ матер?ализму, такъ и къ спиритуализму или къ какому-либо иному философскому учен?ю о душ?. Если бы кто-нибудь сталъ утверждать, что от, дарвинистъ, а потомъ оказалось бы, что онъ собственно не знаетъ, что значить быть дарвинистомъ, то это было бы очень удиви?
тельно, а между т?мъ, такая удивительная вещь постоянно слу?
чается со сторонниками матер?ализма. Само собою разум?ется, что, если кто-нибудь не знаетъ, чтб такое матер?ализмъ, то онъ будетъ защищать многое такое, что совс?мъ не есть матер?ализмъ, и вообще впадать въ различ-
наго рода протнвор?ч?я. Вотъ почему намъ прежде всего ел?ду-
отъ опред?лить, что такое матер?ализмъ. Чтобы дать точное и полное опред?лен?е матер?ализма, сл?-
дуетъ поступить такъ, какъ поступаетъ натуралистъ, когда онъ желаетъ, напр., опред?лнть функц?ю какого-нибудь органа. Онъ изучаетъ этотъ орг'анъ на. самомъ элементарномъ организм?, строен?с котораго отличается чрезвычайной простотой, н, изсл?-
дуя его, им?етъ возможность д?лать заключения о функц?и того же органа у сложныхъ организмовъ. II мы постушшъ точно такъ же. Чтобы понять, что такое матер?ализмъ, мы должны взять такое матер?алистическое учен?е, которое отличалось бы крайней простотой. Этого мы можомъ достигнуть, если обратимся къ фн-
лософскпмъ системамъ древнихъ грековъ, а нзъ нихъ мы прежде всего остановимся на философ?а Демокрита х), о которомъ можно сказать, что онъ первый въ систематической форм? изложилъ матер?алнстическое учен?е. Древн?е гречесв?е философы, въ томъ числ? и Демокрнть, не могли, конечно, не зам?тить. что окружающая ихъ природа обнаружнваетъ всюду постоянное изм?нен?е, превращение, что ничто воспринимаемое не остается въ не?вм?нномъ состоян?н. Напр., вода превращается въ паръ, парь вновь превращается въ воду; вода превращается въ ледъ, который, въ свою очередь, превращается въ воду. Роскошная растительность превращается въ пепелъ, въ прахъ; животныя умираютъ, разлагаются и точно такъ же превращаются въ прахъ. Съ другой стороны, на голой земл? появляется роскошная растительность, и изъ праха ро-
21 ждаются живые организмы. Словомъ сказать, все въ м?р? видонз-
м?няется, все подвержено постоянному иревращен?ю. Но спраши?
вается, если все подвергается превращен?ю, то не существует!, ли чего-нибудь такого, что остается неизм?ннымъ? Другими сло?
вами, лежитъ ли что-нибудь позади вс?хъ изм?нен?й? На этотъ вопрос?. греческ?е философы отв?чали такимъ образомъ: не все въ м?р? изм?няется, превращается, въ м?р? есть н?что такое, что не принадлежнтъ никакому изм?нен?ю, и это нензм?шюе, в?чное они называли основными принципомъ, основнымь нача-
ломъ, сущностью вещей. Выяснен?е этого вопроса и составляетъ основную задачу философ?и древнихъ. Итакъ, что лежитъ въ основ? вещей? Демокритъ думалъ, что р?шить этотъ вопросъ при помощи воспр?ят?я органовъ чувствъ нельзя, такъ какъ наши чувства могутъ насъ обманывать; чув?
ственное познан?е вообще обманчиво, мы должны дов?рять исклю?
чительно познан?ю при помощи нашего разума. Разумъ же намъ говорить, что изм?нен?е, превращен?е есть только видимость; напр., так?я качества, какъ сладость, холодъ, теплота им?ютъ только кажущееся существован?е; они представляютъ собою н?что только субъективное, объективно же вещамъ присуще н?что со-
вс?мъ другое, существован?е чего открывается именно разумомъ. Демокритъ думалъ, что все существующее состоитъ изъ мельчай-
шнхъ частицъ матер?и, которыя д?лимы быть не могутъ; эти ча?
стицы онъ называлъ атомами (т.-е. неделимыми), и предпола-
галъ, что он? в?чны, неизмпнны. Дал?е онъ думалъ, что атомы отличаются между собою величиной и формой, одни изъ нихъ больше, друг?е меньше, одни шарообразны, друг?е им?ютъ куби?
ческую форму и проч. Эти атомы обладаютъ только способностью двигаться, благодаря которой они могутъ соединяться другъ съ другомъ. Малые атомы своимъ соедииен?емъ даютъ одн? вещи, больш?е атомы?друг?я. Атомы, ?ш?ющ?е кубическую форму, сво?
имъ соединен?емъ даютъ одн? вещи, а атомы, им?ющ?е шаро?
образную форму, друг?я. Напр., огонь созидается изъ малыхъ, гладких'ь и круглыхъ атомовъ, потому что только так?е атомы отличаются подвижностью, которая присуща огню. Теперь понятно, какъ Демокритъ долженъ быль отв?тить на вопросъ, что такое челов?ческая душа. По его мн?н?ю, душа мате-
р?алы?а и состоитъ изъ атомовъ. Но изъ какнхъ атомовъ, по Де?
мокриту, состоитъ душа? Какъ изв?стно, душа оживляетъ т?ло и приводить его въ движен?е, сл?д., и атомы, изъ которыхъ соста?
вляется душа, должны обладать большою подвижностью, и потому душа должна состоять изъ мелкнхъ гладкихъ и круглыхъ атомовъ, такъ какъ так?е именно атомы отличаются подвижностью. Сл?д., 22 для души Демокритъ признавалъ т? же атомы, что и для огня. Демокритъ предполагалъ, что эта атомы разс?яны по всему т?лу, что они проникаютъ во вс? его поры, а потому напгъ организмъ оживленъ во вс?хъ своихъ частяхъ. При такихъ услов?яхъ мо-
жетъ совершаться и мышлен?е, которое есть движен?е, и именно движен?е матер?альныхъ атомовъ. Итакъ, Демокритъ считаетъ душу состоящею изъ матер?и, но иатер?й совс?мъ особаго рода. Вотъ какъ первый философъ-матер?алистъ объясняль все су?
ществующее. Онъ признавалъ одинъ принципъ?матер?альный, а именно атомы, которые недоступны нашимъ чувствамъ. Атомы, по мн?н?ю Демокрита, и есть сущность вещей, изъ нихъ и состоитъ вся д?йствителыюсть. Существован?е этого основного начала от?
крывается лишь при помощи разума; она и есть истинная реаль?
ность, а остальное, что открывается при помощи нашихъ чувствъ, есть кажущаяся реальность. Изъ этого ясно, въ чемъ состоитъ сущность матер?алистиче-
ской доктрины. Тотъ, кто утверждаетъ, что только матер?аль-
ные атомы представляютъ изъ себя ?истинную реальность, что изъ атомовъ созидается вся действительность, все суще?
ствующее, что душа, сознанье, мысль, есть не что иное, какъ движен?е матер?альныхъ атомовъ, тотъ матер?алистъ. Для него основной принципъ вещей есть матер?альные атомы, матер?я г). Но, если бы кто-нибудь сказалъ, что основной принципъ ве?
щей не есть матер?альные атомы, а н?что не матер?альное, духов?
ное, то картина м?ропониман?я получилась бы совершенно иная; тогда оказалось бы, что все въ м?р? существующее состоитъ изъ духовныхъ алементовъ, что истинная реальность принадлежитъ только духовному. Эта доктрина, д?аметрально противоположная доктрин? матер?ализма, называется спирптуализмомъ или идеа-
лизмомъ. Но ?в ол?дуетъ думать, чтобы вс? фнлософск?я учен?я ис-
*) ?Матегладизмъ, говорить Фалькенбергъ (?Истор?я новой философ?и?, 1894, стр. 561), есть учен?о, по которому все существующее т?лесно, всяк?й ироцессъ есть лишь двпжен?е матер?альныхъ частицъ, что духъ нпч?мъ существенным?* не отличается отъ иатор?и. Самый духъ матер?ал??сты раз-
сматриваютъ плп какъ т?ло (обыкновенно, какъ мозгъ), или какъ отд?ль-
ный видъ т?лесныхъ лроцессовъ, пли какъ ихъ результатъ, какъ свойство или д?йств?е организованной матер?п. Сознан?е, ощущен?е, мышлен?е?все это нервные процессы, движен?е мозга?. См. также опред?лен?я матер?ализма: Паульееиг. ?Введен?е въ философ?ю?. М. 1899, стр. 8. Спенсеръ. ?Основан?я психолог?и? т. II, ?? 2fi9, 270. 271. Бяпг.. ?Душа п т?ло?. К?евъ, 1884, стр. 158 н д. 23 черпывались только этими двумя учен?ями. Достаточно сказать, что въ носл?днее время широкимъ распространен?емъ пользуется уч?н?е, которое какъ бы соединяетъ въ себ? противоположности я матер?алистическаго, и спиритуалистическаго. Это учен?е обы?
кновенно называютъ ?спинозизмомъ?, но я, вм?сто термина спи-
нозизмъ, буду употреблять термгшъ, который въ настоящее вре?
мя чаще употребляется, это именно психофкзическ?й монизмъ *). Согласно этому учен?ю, матер?я не есть единственная субстаиц?я. j которой принадлежите истинная реальность, но существуетъ осо-
рбая субстанц?я, по отношен?ю къ которой духовное и матер?аль-
аое есть только проявлен?е. Такимъ образомъ, психофизические рмоиизмъ является учен?емъ какъ бы среднимъ между учен?емъ. . матер?ал??стовъ и спиритуалистовъ 2). Вотт, три осиовныхъ учен?я о природ? души. Само собою разум?отся, и этими тремя группами учен?й не 'исчерпываются всевозможный философск?я учен?я. Эти три учен?я признаютъ одну субстанц?ю и потому называются монисти-
.ческими (отъ греческаго слова ?моносъ?, что значить одинъ). Можно себ? представить и такое философское учен?е, которое признаетъ не одну какую-либо субстанцию, матер?альную, ИЛИ [духовную, а и ту, и другую вм?ст?; тогда мы будемъ им?ть Ьло съ дуалистическимъ учен?емъ. Но философскихъ учен?й [такое множество, что я не въ состоян?и привести ихъ вс?: до-
? статочно сказать, что даже въ теор?яхъ психофизического монизма есть такая масса градац?й, что одй? изъ нихъ приближаются больше кгь спиритуализму, друг?я къ матер?алнзму 3). Изъ этого видно, какъ ошибочно было бы предполагать, что возможны только дв? основныя философск?я доктрины: матер?а-
лизмъ или спиритуализмъ, и говорить, что, если кто матер?а-
лизмъ отвергаетъ, тотъ спиритуализмъ признаетъ. Очень мног?е (изъ современныхъ писателей, отвергающихъ матер?ализмъ, отвер-
[гаюгь также и спиритуализмъ и являются сторонниками нсихо-
[физическаго монизма 4). Такую ошибочную классификац?ю нред-
?лагаетъ г. Бельтовъ. Въ начал? своей книги ?Монистическ?й |взглядъ на истор?ю? онъ, классифицируя философск?я системы, 1) Вундтъ иазываетъ это учен?е также трансцтдентнъшъ моншмомь. 2) Точное опред?лен?е см. въ лекц?п 18-й. 3) О классиф?гкац? и учен?й о душ? см. ?Wundl's .System d. Fhilosophie?, 1-е изд. 1897, стр. 204?7. 4) Напр., Паульеенъ. ?Введен?е въ философ?ю? ЗОо?370; 132?136. Вундтъ. Физ?ологическая психолог?я?. 1004. Вундтъ. ?System d. Philosophies, стр. Ij302?311. Рнль. ?Теор?я науки и метафизика?. М. 1889, стр. 222. Тефдингг. ?'?Психолог?н?. М. 1896. Отд. II, 8. ел. Спенсерт*. ?Психолог?я?. Т. II, стр. 364 |;(Ср. ?Основныя начала?. 189Н, стр. 4в7). 24 говорить, что матср?ализмъ есть прямая противоположность спиритуализма или, какъ о?гъ его называетъ, идеализма. ?Иде-
ализмъ стремится объяснить вс? явлен?я природы, вс? свойства матер?и т?ми или иными свойствами духа. Матер?алистъ носту-
паетъ какъ разъ наоборотъ? ] ). Трактуя вопросъ такимъ об-
разомъ, г. Бельтовъ даетъ повод'ь думать, какъ будто въ д?й-
ствителыюсти есть только дв? эти группы философскихъ учен?й. Такой взглядъ и неправиленъ, ибо онъ гр?шитъ нротивъ исто-
р?и, и практически крайне неудобенъ. Возьмемъ, напр., систему Герберта Спенсера. Кто онъ: матер?адистъ или спиритуалистъ? С?тенсеръ въ своей ?Психолог?н? говоритъ: ?Въ заключитель?
ных!, нараграфахъ ?Основныхъ началъ? я уже сказалъ, что ис?
тина въ этомъ случа? не можетъ быть выражена ни матер?а-
лизмомъ, тс спиртпуализмомъ?. Такииъ образомъ, если при?
нять классификац?ю г. Бельтова, то мы не будетъ знать, къ какой групп? фи.тософовъ сл?дуетъ отнести Герберта Спенсера. Гово?
рить въ наше время, что существуютъ только дв? системы?ма-
тер?алистическая и спиритуалистическая, совершенно неправильно, и поэтому мы должны при классификации системъ всегда помнить, что существуетъ третья группа учен?й,?это именно психофизи?
чески* монпзмъ. Итакъ мы виднмъ, что, по учен?ю матер?алистовъ, въ м?р? существуютъ лишь матер?альные атомы, которые занимаютъ из-
в?стную часть пространства и обладаютъ способностью движен?я; изъ движен?я и соединен?я нхъ образуется все, какъ физическое, такъ и психическое. Мысль, созпан?е, душа есть не что иное, какъ движен?я матер?альныхъ частицъ. Но для того, чтобы яси?е понять сущность матер?ализма, нужно разсмотр?ть и т? неправильный иредставлен?я, который обыкновенно связываются съ нимъ; нужно разсмотр?ть то, что не есть матер?ализмъ. Мног?е говорятъ, что, напр., знаменитый натуралистъ Дарвннъ былъ матер?алистомъ. Но это совершенно ]) ?Монистическ??? взглядъ на истор?ю?. Спи. 1895, стр. 1?2. Подобное же опред?лен?е было дано Энгельсомъ въ его книжк?: Ludwig Feuerbach и. d. Ausgang d. klassischen dentschen Philosophic 1895, стр. 13?14. ?Во?
просъ въ томь, что первоначально: д?/хъ или природа? Этотъ вопросъ въ отношенш къ церкви принялъ сл?д. форму: созданъ ли м?ръ Богомъ, или м?ръ существуетъ изъ в?чности? Смотря по том?, какой отв?тъ давали на атотъ вопросъ, философы разд?лились на два лагеря. Т?, которые утвер?
ждали первоначальность духа по отношен?ю къ природ?, или въ посл?дней инстаиц?и принимали созпдан?е м?ра какого-либо рода, образовали лагерь идеализма. Т?, которые природу считали первоначальной, принадлежали къ раяличнымъ школахъ материализма?. '25 ложное ын?н?е. Дарвинъ въ своихъ сочинен?яхъ не разбираетъ вопроса объ отношен?и души къ г?лу и нигд? не высказываетъ ничего такого, изъ чего можно было бы заключить, что и но его мн?н?ю мысль есть н?что матер?алыюе, или что въ м?р? суще-
ствуетъ только матер?я. Говорить, что Дарвинъ?матер?алистъ, значить, за отеутств?емъ лучшихъ доказательствъ, приб?гать къ защит? авторитетовъ. Очень мног?е отождествляютъ латер?алнзмъ съ иозшниваз-
момъ. Позитивистами называются т? философы, которые не счи?
тают!, возможнымъ познан?е сверхчувственныхъ вещей. По ихъ мн?н?ю, познаваемое ограничивается пред?лами опыта, а что не подлежитъ чувственному опыту, то относится къ области непо-
знаваемаго, и съ этими вопросами какъ наука, такъ и философ?я ничего общаго не им?югъ. Это учен?е въ текущемъ стол?т?и за-
щищалъ съ особенною силою французск?й философъ Огюстъ Конть. Представителей позитивизма всего больше въ Англ?и; къ нимъ можно отнести Джона Стюарта Милля, Льюиса, Спен?
сера, Бэна; въ Герман?и?Риля, Авенаргуса и др. Защитники матер?ализма ссылаются на то, что лучш?е представители пози?
тивизма, въ род? только что названныхъ, являются сторонниками матер?ализма, а потому матер?алистическая доктрина единствен?
но научная. Но это неправильно. Считаю возможнымъ въ дан-
номъ случа? сослаться на Льюиса, который больше всего сд?-
лалъ для распространен?я позитивизма. Въ своей книг? ?Вопросы о жизни и дух?? онъ не соглашается съ доктриной материа?
лизма ?). Англ?йск?й философъ Бэнъ, также представитель пози?
тивизма, въ своей книг? ?Душа и т?ло? '-), опровергаете мате-
р?ализмъ. Гербертъ Спенсеръ 3). какъ это вы вид?ли изъ отрыв?
ка, пронитированнаго мною выше, точно такъ же не признавалъ матер?ализма. Авенар?усъ, философъ, который въ недавнее время сд?лался изв?стнымъ, какъ увидимъ посл?, является противнн-
комъ популяриаго матер?ализма. И'такъ, правы ли т?, которые утверждаютъ, что матер?а-
лизмъ есть доктрина, которая необходимо должна признаваться позитивистами, и что она поэтому есть единственно научная док?
трина? Матер?алнзмъ ничего общаго съ наукой не им?етъ. Онъ ставить себ? так?я задачи, которыя относятся къ метафизик?. Что учен?е матергалжтовъ не есть научное, а метафизиче-
J) ?Вопросы о жизни и дух??, т. II, гл. ?Движен?е, какъ видъ чув-
ствован?я?. 2) Стр. 215. 3) ?Основан? я психолог?и?, т. II, г.т. X. Рн.гь. ?Теор?и науки п метафи-
внка?. Отд. II, гл. 2-я. 26 ское, доказывается очень просто. Отчего сниритуалнзмъ мы назн-
ваемъ метафизикой? Оттого, что онъ признаетъ существован?е принципа, который педоступенъ нашему непосредственному вос-
пр?ят?ю. Спиритуалистъ говоритъ: ?мы воспринимаемъ непосред?
ственно так?я явлт?я, какъ мысль, сознан?е, но чтобы понять, какимъ образомъ эти явлен?я могутъ осуществиться, мы должны признать существование особой духовной субстанц?и, которую мы однако непосредственно воспринимать не можемъ. Это есть то предположен?е, безъ котораго мы не могли бы понять душевной д?ятедь?ности; эта субстанц?я находится какъ бы позади психи?
ческих!, явлен?й?. Такъ говоритъ спиритуалистъ. Посмотримъ теперь, что говоритъ матер?алпстъ. По его мн?н?ю, ?непосред?
ственно воспринимаемое нами есть не что иное, какъ матер?аль-
ныя явлен?я, но для того, чтобы понять в?чную см?ну явлен?й, нужно допустить существован?е неизм??шыхъ матер?альныхъ ато-
мовъ, которыхъ вид?ть и непосредственно изсл?довать мы не можемъ, но существование которыхъ мы должны предположить для того, чтобы понять все въ м?р? существующее?. Очевидно, что матер?алистъ д?лаетъ то же самое, что и спиритуалистъ: онъ признаетъ существован?е атомовъ позади или вн?ь матер?альныхъ явлен?й. Часто говорятъ, что матер?ализмъ основанъ на результа-
тахъ, добытыхъ въ недавнее время естественными науками. Если бы это было такъ, то, спрашивается, откуда же матер?ализмъ взялся у Демокрита. Какъ изв?стно, въ его время не было ни химическихъ лаборатор?й, ни физическихъ кабинетовъ, естество-
знан?е находилось на самой элементарной стад?и развит?я; въ такомъ случа?, какимъ образомъ, откуда явилась у Демокрита мысль, что матер?алыше атомы представляютъ сущность вещей? Какимъ образомъ Демовритъ моп. бы придти къ этой доктрин?, если бы она была естественно-научная, а не спекулятивная? Н?тъ, зд?сь мы им?емъ д?ло съ чисто спекулятивной, умозри?
тельной теор?ей. Часто см?шиваютъ матер?ализмъ жопомичсск?й или, какъ его еще теперь нааываютъ, историческ?й съ филоеофскимъ. Ооыкновсино говорятъ: ?Какъ вы утверждаете, что будто мате-
р?алнзмъ сошелъ со сцены науки? в?дь въ посл?днее время до?
казано, что на нроцессахъ исторических!, вполн? оправдывается справедливость матер?ализма?. Т?, которые это утверждаютъ, находятся въ заблужден?и. Въ д?йствительностн тотъ, кто такъ говоритъ, см?шиваетъ два различныхъ понят?я. Правда, Жарлъ Марксь, творецъ экономическаго матер?ализ.ма, находился подъ вл?ян?емъ матер?алистическаго учен?я Фейербаха., но это обстоя-
27 тельство указываетъ только на связь генетическую, необходимой же логической связи между философскимъ и экономическимъ ма-
тер?ализмомъ н?тъ. Сущность экономическаго матер?ализма сво?
дится къ признан?ю полной законом?рности историческихъ явле-
\ н?й; случайность или произволъ совершенно исключаются изъ асторическаго процесса. Это учен?е не соединимо съ дуалистиче-
скимъ спиритуализмомъ, который признаетъ вм?шательство души въ течен?е событ?й и свободу воли; оно соединимо только съ такимъ философскимъ учен?емъ. которое признаетъ необходимую обусловленность и законом?рность событ?й, а такимъ учен?емъ можетъ быть не только философск?й матер?ализмъ, но и такъ называемый спинозизмъ. Сл?довательно, экономический матер?а-
"лизмъ соединимъ не только съ матер?ализмомъ, но съ другими философскими учен?ями, лишь бы только они им?ли монисти-
ческ?й характер!.. Впрочемъ, сл?дуетъ сказать, что сами защит?
ники экономическаго материализма очень неясно опред?ляютъ свое отношен?е къ философскому материализму *). *) Такъ, напр., у г. Вольтова никакъ нельзя разобрать, какъ онъ отно?
сится къ философскому матер?адизму (см. его ?Монистическ?й взглядъ на истор?ю?). Од?шъ разъ кажется, что онъ симпатизируетъ философскому ма-
тер?ализму, по крайней м?р? въ начал? книги, гд? онъ н?сколько ирони?
чески отзывается о г. Мпхай.товскомъ по поводу его зам?чая?я о томъ, что есть въ настоящее время люди, которые см?ишваютъ экономически! ма-
тер?ализмъ съ матер?ализмомъ въ обще-фнлософскомъ смысл?. Въ другомъ м?ст? онъ проснтъ отличать философск?й матер?ализмъ отъ экономическаго, который онъ называетъ также д?алектическимъ. Наконецъ, изъ многихъ м?стъ кажется, что онъ подъ матер?ализмомъ разум?етъ спинозистичеек?й монизмъ. То же самое нужно сказать относительно автора ?Beitrage zur Gesehiclilo des Materialismus?. 1896. Нигд? онред?ленно онъ не высказывается отно?
сительно того, что онъ понимаетъ подъ философскимъ матер?ализмомъ. Одинъ разъ онъ относится скептически къ Молешотту п Бюхнеру, съ име?
нами которыхъ мы привыкли соединять предетавлен?е о фплософскомъ ма-
тер?ализм?: онъ называетъ ихъ матер?ализмъ ?матер?алнзмомъ a la Моле-
шоттъ? н т. п. Въ другой разъ онъ беретъ подъ свою защиту такое ноло-
асен?е матер?адиетическое, какъ то, что ?матер?я мыслить? (стр. 5, прим.), и зат?мъ приводить свое толкован?е истор?п въ связь съ выражен?емъ Гексли, которое им?етъ совершенно матер?алпстпческ?й характеръ. ?Если мы ста-
немъ, говорить онъ, на монистическую точку зр?н?я п предоставимъ опыту р?шпть вопросъ, которая изъ двухъ теор?й: ндеалнзмъ или матер?а.шзмъ лучше объясняетъ явден?я, съ которыми мы им?емъ д?ло при изучен?и при?
роды и челов?ческаго общества, то легко уб?диться, что даже въ области психолог?п, занимающейся фактами, которые по преимуществу могутъ быть названы феноменами духа, мы можемъ работать съ бодышшъ усп?хомъ, если мы природу прнмеиъ за первоначальное, а на операц?и духа будемъ смотр?ть, какъ на необходимое пос.г?ъдетв?е движен?я мапщг?и? (стр. 177). ?Что касается воззр?н?й собственно Маркса и Энгельса, говорить Маеа-
28 Часто см?шиваютъ теоретическ?й матер?ализмъ съ ?цшкши-
ческимъ или этическимъ. Такъ, напр., стремлен?е къ материаль?
ной нажив? иазываютъ иногда матер?ализмомъ и счнтаютъ его необходимымъ иосл?дств?емъ теоретического матер?ализма. Но это едва ли такъ. Мног?е изъ выдающихся представителей мате-
р?ализма отличались очень благороднымъ образомъ мыслей х). Позвольте теперь резюмировать содержан?е сегодняшней лекц?и. Матер?алистическое учен?е заключается въ признан?и, что въ м?р? истинная реальность принадлежитъ только матер?н или матер?альнымъ атомамъ, что эти атомы занимаютъ изв?стную частт. пространства и обладаютъ способностью двигаться; изъ этихъ атомовъ созидается вся действительность со включен?емъ челов?ка съ его душевной жизнью. Посл?довательный матер?а-
листъ, пародируя Архимеда, долженъ былъ бы сказать: ?дайте мн? матер?ю или матер?альные атомы, т? самые атомы, съ ко?
торыми оперируетъ физикъ и химикъ 2), и я покажу вамъ, что рикъ (?Die wissenschaftliche und philosophische Krise innerhaib des gegen-
wartigen Marxismus?. 1898, стр. 21), то ихъ м?рово8зр?н?е можно назвать, конечно, матер?алистическимъ, но съ изв?стнымъ ограничен?емъ. Энгельсъ осуждаетъ фогтовск?й и бюхнеровск?й матер?ализмъ; фактически матер?а-
лизмъ Маркса и Энгельса представляетъ не особенно удачный синтезъ ге-
гедевскаго пантеизма, вульгарнаго матер?ализма, позитивизма и, наконецъ, эволюц?онизма?. Одинъ пзъ стороннпковъ экономическаго матир?алпзма, Штернъ въ стать? ?Экономически* ц фнлософск?й матер?ализмъ? пишетъ, что отношен?е ме?
жду натурфилософскимъ п экономнческимъ матер?ализмомъ совс?мъ не вы?
яснено. По его словамъ, обыкновенно молча предполагается, что между ними находятся связь такого рода, что экономическ?й матер?ализмъ держится и падаетъ вм?ст? съ философскимъ. По мн?н?ю Штерна, безспорно, что историческая связь между об?ими теор?ями существуетъ, но логической связи между ними и?тъ. Онъ находитъ, что экономическ?й матер?ализмъ могъ бы быть прнведенъ въ связь съ сшшознзмомъ или психофизическими монизмомъ (см. ?Neue Zeit?. 1896?1897, ? 36). См. по этому вопросу также Masaryk. Die pliilosophischen und sociologischen Urundlagen des M,arxismus. 1899. Русск. переводъ подъ загдав?емъ: ?Фплософск?я и со-
ц?ологическ?я основы марксизма?. М. 1900. г) Какъ говоритъ Гёфд?шгь (?Geschichte d. neuren 1'hilosopuie? В. II. 1896, стр. 559): ?Матер?ализмь очень хорошо можетъ признавать значен?с высшихъ и благородн???ишхь идей и чувствъ, хотя онъ думаетъ, что они. какъ и вс? духовный явден?я, суть продукты или формы матер?альныхъ процессовъ?. 2) Я обращаю особенное вниман?е на то обстоятельство, что ?шсл?до-
вательный матер?алпетъ долженъ въ своихъ объяснен?яхъ брать атомы, которые обладаютъ только лишь способностью движек?я и протяженностью, потому что н?которые писатели лришшаютъ атомы, одаренные сознан?емъ, и мног?е считаютъ ихъ матер?алистами, но вто нев?рио. Для нихъ суще?
ствуетъ особое назван?е, именно, гилозоисты. Матер?алистъ, см?шивашщ??? 29 изъ ихъ движет я и соединен] я созидаются не только камни, вода, воздухъ, растен?я, животные организмы, но я также покажу, что сознан?е, мысль, дуща созидаются изъ движен?я и соединен?я т?хъ же атомовъ?. Но матер?алистъ, какъ мы увндимъ впосл?д-
ств?и, глубоко въ этомъ заблуждается. свою точку зр?н?я съ гплозоизмомъ, не можетъ считаться посл?дователь-
нымъ. ?Въ д?пствптельности матер?алиамъ, говорить А. Лапге, если РГО не сливать съ самаго начала съ гплозоизмомъ и пантеизиомъ, лишь тамъ законченъ, гд? матер?я понимается также чисто матер?ально, т.е. гд? ея составныя части суть не мыслящее само ?о себп вещество, но т?ла, которыя движутся по чисто т?леснымъ принципамъ, и будучи сами по себ? без-
чувственны, посредствомъ изв?стныхъ формъ взаимод?йств?я производятъ о?цущен?е и мышлен?е. Поэтому прове'денный до конца матер?ализмъ, по-
видимому, неиаб?жно представляетъ изъ себя всегда атош?змъ?. Ланге. ?Исто-
с ЛЕКЦ?Я ВТОРАЯ. Истор?я матер?ализма. Матер?ализмъ древнихъ (Демокритъ, Эпикуръ, Лукрец?й). ? Французск?й мат?р?ализмъ XY11I в. (Ламеттри, Гольбахъ, Кабан и). ?Основные типы матер?алистическихъ учен?й. Въ прошлой лекц?и я пытался въ общихъ чертахъ познако?
мить васъ съ содержан?емъ матер?алистической доктрины. Я пы?
тался дать представлен?е о томъ, что въ филоооф?и понимается подъ именемъ ?сущности вещей?, ?принципа? или ?основного принципа?. Я указалъ на то, что въ философ?и признается или матер?альный принципъ, или духовный, или такой, по отношен?ю къ которому матер?альное и духовное есть только проявление. Сообразно съ такимъ взглядомъ на основной принципъ, и фи-
лософск?я системы д?лятся на три группы: на матер?алистиче-
ск?я, спиритуалистическ?я и системы, которыя я назвалъ бы об-
щимъ именемъ психофизическаго монизма. Я увазывалъ на то, что обычное д?лен?е фплософскихъ системъ на дв? группы должно признать нев?рнымъ. Если бы такое д?лен?е было правильно, то мы не знали бы, куда отнести такихъ выдающихся современныхъ философовъ, какъ Гербертъ Спенсеръ, Паульсенъ, Вундтъ и др., и цотому въ интересахъ историческихъ и практическихъ мы должны признать д?лен?е фплософскихъ системъ на три основныхъ группы единственно правильными Дал?е. я пытался дать опред?лен?е матер?ализма. Я указы-
валъ на то, что, по этому учен?ю, реальное существован?е при?
знается только за матер?альными атомами, изъ соединен?я кото?
рых!, созидается все въ м?р? существующее. По этому поводу я долженъ зам?тить, что для критики матер?ализма довольствоваться только опред?лен?емъ нельзя. Опред?лен?емъ вообще можетъ поль?
зоваться лишь тотъ, кто съ опред?ляемымъ предметомъ знакомъ вполн? хорошо; оно служитъ только лишь для того, чтобы мы не см?шивали одной вещи съ другою. Поэтому тотъ, кто съ ма-
31 ничиться знакомствомъ съ нимъ изъ одного опред?леи?я. Онъ долженъ ознакомиться съ матер?ализмомъ въ его конкретной форм?. Для ознакомления же съ матер?алистическими учен?ями въ ихъ конкретной форм? необходимо обратиться къ истор?и мате-
р?ализма, начиная съ древнихъ временъ. Мн? по этому поводу могутъ сд?лать сл?дующее возраасен?е: ?Было бы гораздо ц?ле-
? сообразн?е подвергнуть критик? только современный матер?ализмъ; н?тъ никакого интереса знакомиться съ философскими учен?ями, которыя были въ древности или хотя бы даже въ прошломъ стол?т?и?. Но это зам?чан?е неправильно, и вотъ почему. Въ ну-
блик? существуетъ взглядъ, по которому матер?ализмъ будто бы есть философское учен?е, являющееся результатомъ усп?ховъ - естествознания въ XIX в?к?. Въ краткой истор?и материализма я укажу, что этотъ взглядъ совершенно нев?ренъ. Матер?алн-
стическое учен?е сове?мъ не новость въ современной философ ?к и высказывалось очень давно; матер?алистическая философ?я су?
ществовала еще тогда, когда естествознан?е находилось въ при-
митивномъ состоян?и, и когда о современныхъ естественно-на-
учныхъ понят?яхъ и р?чи быть не могло. Вотъ причины, по которымъ всякому, желающему ознако?
миться съ матер?ализмомъ, необходимо познакомиться съ его исто-
р?ей. Кто разсмотритъ истор?ю матер?ализма, тотъ познакомится съ различными отт?нкамн и типами этого учен?я. Я, съ своей стороны, къ сож&л?н?ю, не могу коснуться связи этой доктрины съ т?мъ или инымъ культурнымъ состоян?емъ различныхъ эпохъ; не могу также указать и на генетическую связь между отд?ль-
ными матер?алистическими учен?ями, что также могло бы пред?
ставлять огромный интересъ. Моя задача въ данный моментъ за?
ключается только въ томъ, чтобы показать, как?е существуют!. типы матер?алистическихъ учен?й (разум?ется, я буду говорить о матер?ализм? только въ области психолог?и). Начну съ фило-
соф?и древнихъ. Родоначальникомъ мат?р?ализма въ древней философ?и является Демокритъ. Онъ, какъ я уже говорилъ въ прошлой лекц?и, долженъ былъ признать истинную реальность только лишь за матер?ей. Позади изм?няющагося м?ра существуетъ н?что неиз-
м?нное, в?чное, и этому посл?днему принадлежитъ истинная ре?
альность, недоступная воспр?ят?ю нашихъ органовъ чувствъ и открываемая нашимъ разумомъ. Истинная реальность, по Демо?
криту,?это атомы, носл?дн?я нед?лимыя частицы матер?и. Все въ м?р? состоитъ изъ атомовъ и изъ пустого пространства х). 1) НУЖН О было признать ц ?пустое пространство? на ряду съ атомами, 32 Вс? вещи, которыя мы воспринимаемъ при помощи органовь чувствъ: и жнвотныя, и растен?я, и минералы, еловомъ, весь вос?
принимаемый нами м?ръ въ конц? концовъ состоитъ изъ атомовъ. Что же такое атомы? Это мельчайш?я нед?лимыя частицы мате-
pin, которыя недоступны для нашего воспр?ят?я. Атомы отлича?
ются другъ отъ друга прежде всего формой: одни изъ нихъ шарообразны, друг?е им?ютъ кубическую форму и т. д.; кром? того, они отличаются другъ отъ друга величиной: один малень?
кие, друг?е болын?е. Атомъ обладаетъ только лишь одной спо?
собностью, именно способностью двигаться, производить толчки, или ударяться о друг?е атомы; никакихъ внутренннхъ свойствъ (напр., способности ощущев?я) а?омъ не нм?етъ. .Атомы могут/, двигаться, сталкиваться другъ съ другомъ, при чемъ одни изъ нихъ обладаютъ большею подвижностью, друг?е меньшею. Атомы могутъ соединяться и, смотря но различнымъ комбинац?ямъ, со?
зидать ту или другую вещь. Огонь, напр., обладающ?й большою подвижностью, долженъ состоять изъ атомовъ, обладающихъ свой-
ствомъ подвижности, т.-е. онъ долженъ состоять изъ атомовъ мелкихъ, гладкихъ, шарообразныхъ; так?е атомы именно и отли?
чаются наибольшею подвижностью. Демокритъ представляетъ д?ло такъ, что разъ огонь обладаетъ какими-нибудь свойствами, то и атомы его должны обладать т?ми же свойствами, а потому его атомы и должны быть маленькими, гладкими, шарообраз?
ными, потому что именно этими свойствами .атомовъ обезпечн-
вается огню та подвижность, которою онъ обладаетъ. Душа, им?ющая своей задачей приводить наше т?ло въ двинсен?е, должна обладать тою же подвижностью, какою обладаетъ и огонь, иначе она не могла бы двигать т?ло, а потому душа состоитъ изъ т?хъ же атомовъ, что и огонь. Атомы огня и души, но Демо?
криту, одни и т? же. Но это учен?е на первый взглядъ, кажется, не свободно отъ сл?дующаго упрека: если атомы души облада?
ютъ большою подвижностью, то они могутъ разлет?ться и оста?
вить т?ло. Это возражен?е Демокритъ предвид?лъ. Онъ нахо-
дитъ, что противъ такой опасности насъ предохраняетъ постоян?
ный процессъ дыхан?я; вм?ст? съ воздухомъ мы вдыхаемъ и ча?
стицы огня, которыя зам?няютъ атомы души, вышедш?е изъ т?.?а. Процессъ дыхан?я въ челов?ческшъ организм? производить так?
же и то, что стремлен?е атомовъ выходить изъ т?ла парализуется движен?емъ другихъ атомовъ, стремящихся войти въ т?ло. Эти посл?дн?е образуютъ сильный токъ, м?шающ?й выходить атомамъ души, находящимся въ нашемъ т?л?. Итакъ, по мн?н?ю Демокрита, только благодаря процессу ды-
33 шемъ организм?; но если случается, что процессъ дыхан?я оста?
навливается, то атомы души уб?гаютъ изъ нашего т?ла, и т?ло становится мертвымъ. Легко вид?ть, что Демокритъ считалъ душу состоящею изъ матер?и, ио матер?и совс?мъ особаго рода. Душа у него мате?
риальна, но матер?я души есть н?что бол?е совершенное, ч?мъ матер?я т?ла. Демокритъ отличаетъ душу отъ т?ла; душа для него въ челов?к? самое существенное, т?ло же есть только со-
еудъ души, и на этомъ основан?и онъ уб?ждаетъ больше забо?
титься о душ?, ч?мъ о т?л? х). Изъ того соображен?я, что Демокритъ и его школа ото?
ждествляли душу и огонь, мн? кажется, нетрудно отв?тить на вопросъ: къ какой философской школ? сл?дуетъ отнести Де?
мокрита? Онъ былъ, конечно, матер?алистъ, но, что еще важ-
н?е, онъ былъ и монистъ, т.-е. онъ г?ризнавалъ одинъ основ?
ной принципъ. Въ данномъ случа? важно зам?тить, что, хотя Демокритъ и отличалъ атомы души отъ атомовъ т?ла (в?дь, по его мн?н?ю, душа состоитъ изъ бол?е тонкихъ частицъ, а т?ло .изъ бол?е грубыхъ), но, т?мъ не мен?е, въ оенов? и т?ла S души лежатъ одни и т? же матергальные атомы, одинъ и "уотъ же принципъ матер?альный, а потому Демокритъ долженъ 'ыть признанъ монистомъ. Вотъ въ основныхъ чертахъ учен?е Демокрита о томъ, что Такое душа. Его учен?е, которое появилось въ V в. до Р. X., въ греческой философ?и им?ло громадное вл?ян?е; вс? т? философы, которые не удовлетворялись идеалистическими системами, нахо?
дили для себя уб?жище въ школ? Демокрита. Въ III в. до Р. X. учен?е Демокрита возродилось въ школ? Эпикура. Зд?сь мы встр?чаемъ въ основныхъ чертахъ повторе-
Hie воззр?н?й Демокрита, только съ небольшими изм?нен?ями. Эпикуръ, подобно Демокриту, думалъ, что душа состоитъ изъ матер?альныхъ атомовъ, которые отличаются чрезвычайной тон?
костью, легкостью и подвижностью. Это у него доказывается т?мъ, что мышлен?е происходитъ въ высшей степени быстро, и что душа мгновенно покидаетъ т?ло, когда это посл?днее уми-
аетъ. Въ пользу того, что атомы души чрезвычайно легки, го?
рите то обстоятельство, что т?ло челов?ка, лишенное души, ??етъ тотъ же в?съ, что и при жизни, а не становится легче2). Посл? Эпикура самымъ выдающимся представителемъ мате-
!) См. Zeller. ?Philosophie d. Griechen?. Th. I. Lpz. 1876, стр. 760 и д., 809. 2) Zeller. ?Philos. d. Griechen?. Th. 3, Abth. I, стр. 417?8. 3 34 р?ализма въ древнемъ м?р? является римск?й поэтъ Лукрец?й (94?54 до Р. X.), который написалъ поэму ?О природ? вещей?. Эта поэма содержитъ въ себ? то, что мы называемъ системой философ?и. Тамъ разбираются вопросы о начал? м?ра, о сущно?
сти вещей и т. п., и въ этомъ отношен?п поэма Лукрец?я является однимъ изъ лучшихъ документовъ эпикурейской философ?и. Лу-
крец?й, подобно Демокриту и Эпикуру, разбираетъ вопросъ о природ? души. Зд?сь онъ между нрочимъ поднимает?, въ высо?
кой м?р? интересный для матер?ализма вопросъ о способности ощущен?я самихъ атомовъ. Въ самомъ д?л?, мы вид?ли, что, по учеи?ю Демокрита, атомы не им?ютъ никакихъ внутреннпхъ со-
стоян?й; атомы души обладаютъ только механическими свойства?
ми; они обладаютъ протяженностью. Какимъ образомъ изъ этихъ овойствъ можетъ возникнуть ощущен?е? Какъ изъ соединен?я и движен?й неощущающ??хъ. безжизиенныхъ атомовъ могутъ воз?
никнуть живущ?я н ощущающ?я существа? Какимъ образомъ н?-
что, им?ющее жизнь, можетъ возникнуть изъ чего-то безжизнен-
наго, изъ того, что не есть жизнь? Лукрец?й на этотъ вопросъ отв?чаетъ въ томъ смысл?, что живое возникаетъ изъ безжи-
зиеннаго. подобно тому, какъ, напр., червь возникаетъ изъ грязи. Казалось бы всего проще?это допустить, что атомы обла?
даютъ жизнью; что атомы, кром? чисто-механическихъ способ?
ностей движен?я, обладаютъ еще способностями ощущен?я, мыш?
ления. Тогда д?ло чрезвычайно упростилось бы. Если бы каждый атомъ обладалъ способностью жизни, способностью мышлен?я, "былъ бы одухотворенъ, то тогда легко можно было бы понять, почему т?ло челов?ка, взятое въ ц?ломъ, одухотворено. Лукре-
ц?ю д?ло представлялось совс?мъ иначе. По его мн?н?ю, допу?
стить, что атомы обладаютъ жизнью, значить допустить вели?
чайшую нел?пость. Если бы мы предположили, что атомъ не что иное, какъ отд?льный организмъ, способный и см?яться, и плакать, и переживать горести, и радоваться, и въ своемъ ма-
ленькомъ ?я? задавать себ? вопросъ: изъ какихъ элементовъ я состою??то посл?дн?й элементъ этого элемента д?лалъ бы то же самое, и т. д. до безконечности, а это предположен?е абсурдно. Поэтому нужно быть ув?реннымъ, что мы происходимъ изъ без?
жизненныхъ атомовъ !). У Лукрец?я мы находимъ рядъ вопросовъ, которыхъ н?тъ у Демокрита. Такъ, наприм?ръ, Лукрец?й говоритъ, что душа приводить въ движен?е т?ло, а такъ какъ приводить въ движе?
те возможно только лишь при помощи прикосновенья, и такъ l) Lucretius. ?De rerum natura?. Кн. II. 973?990. 35 какъ ирикосновен?е не можетъ быть производимо ч?мъ-либо не-
матер?альнымъ, то очевидно, что душа есть н?что мате-
р?альное х). Во времена Лукрец?я существовала гипотеза, по которой душа есть только лишь гармон?я или результатъ изв?стнаго соотно-
хнен?я между отд?льными элементами т?ла. Эта гипотеза, по су?
ществу матер?алистическая, защищалась главнымъ образомъ пи-
еагоре?щами 2). По этому по?шман?ю, въ челов?к? н?тъ души, а-къ отд?льнаго принципа, душа есть не что иное, какъ резуль-
атъ опред?леиныхъ соединеп?й отд?льныхъ частей организма, ?то можно пояснить сл?дующимъ сравнен?емъ: напр., лира со-
стоитъ изъ дерева и изъ струнъ. Если дерево и струны соеди?
нены онред?леннымъ образомъ, то лира издаетъ звуки; но если разбить лиру, то хотя части ея останутся т? же самыя, оста?
нется то же дерево и т? же струны, но звучать лира переста-
етъ. И т?ло, подобно лир?, состоитъ изъ отд?льныхъ частей, ?соединенныхъ изв?стнымъ гармоническимъ образомъ, и въ ре?
зультат этого гармоническаго соединен?я является жизнь. Когда Нарушается эта гармон?я, то вм?ст? съ этимъ исчезаетъ жизнь f душа. По этому взгляду въ челов?к? отд?льной души н?тъ: она есть только изв?стное гармоническое отиошен?е между от?
ельными частями. Лукрец?й съ нодобнымъ взглядомъ не согла?
шался. Онъ считалъ, что душа въ нашемъ организм? есть часть Ш?ъла, такая же часть, какъ рука, нога, и это доказать, но его -мн?н?ю, очень легко. Т?ло, напр., бол?етъ въ то время, когда душа находится въ счастливомъ состоян?и, душа можетъ быть -.опечалена въ то время, когда т?ло здорово; а этого не могло 'ы быть, если бы было справедливо мн?н?е, что душа есть только ишь изв?стная гармон?я. По его мн?н?ю, душа есть отд?ль-
ая часть нашего организма и потому можетъ страдать или ра?
доваться независимо отъ т?ла, подобно тому, какъ нога можетъ радать независимо отъ головы 3). Такимъ образомъ, мы видимъ въ учен?яхъ Демокрита, Эпи-
ура и Лукрец?я самое полное, самое ясное и самое посл?дова-
. льное выражен?е того взгляда, что душа есть н?что мате-
?альное. Весьма характернымъ для ихъ матер?ализма является уче-
'е о воспр?ят?и чувственныхъ качествъ вещей. Учен?е ихъ по ому вопросу по своей простот? и посл?довательности прямо дивительно. ?) lb. Ill, 136?176. s) А также ученикомъ Аристотеля, Лрпстоксеномъ. 8) ?Ь. Ш. Кн. 94?135. 36 Положимъ, передо мною есть дерево, которое н созерцая. Результатомъ такого созерцаи?я является представленге дерева, или дерево, какъ мысль. Дерево, какъ вещь, и дерево, какъ мысль, не одно и то же: между т?мъ н друпшъ огромная раз?
ница. Вопросъ о томъ, какимъ образомъ изъ дерева, какъ вещи, получается дерево, какъ мысль, н современные философы не ум?ютъ р?шить настолько удовлетворительно, чтобы вс? распри по этому предмету были прекращены. Демокритъ и его школа р?шал?? этотъ вопросъ сл?дующимъ образомъ. Они говорили, что вещи въ процесс? воснр?ят?я могутъ д?йствовать на насъ только при помощи припосновен?я; ?если этого прикосновен?я н?тъ, то и воспр?ят?я быть не можетъ. Положимъ, дерево нахо?
дится на нзв?стномъ разстоян?и отъ насъ. Как?гаъ образомъ де?
рево можетъ д???ствовать на насъ, разъ оно находится отъ насъ на изв?стномъ разстоян?и и не соприкасается съ нами? На этотъ вопросъ можно отв?тить только въ томъ случа?, если предпо?
ложить, что дерево отд?ляетъ отъ себя мелк?я частицы матер?и, и эти частицы черезъ все пространство, черезъ воздухъ, кото?
рый отд?ляетъ насъ отъ дерева, попадаютъ въ нашъ организмъ, въ нашъ органъ зр?н?я, проникаютъ въ душу, приводить час?
тицы ея въ движеи?е и порождаютъ такимъ образомъ ощущенге, или представлен?е, мысль о дерев?. Эта мысль, иредставлен?е есть, такимъ образомъ, не что иное, какъ движете матер?аль-
ныхъ частицъ воспринимающаго органа, которое происходить всл?дств?е того, что образы вещей (такъ они называли сово?
купность частицъ, отд?ляющихся отъ вещей) проникаютъ въ т?ло 1). Вотъ въ высшей степени простое р?шен?е вопроса, какимъ образомъ вещи даютъ начало представлен?ямъ. Зд?сь у древнихъ матер?алистовъ мы иаходимъ первую фор?
мулу матер?ализма, а именно, что мысль есть движен?е мате-
ргальныхъ частицъ. Посл? Демокрита, Эпикура и Лукрец?я материалистическая доктрина осуждена была много в?ковъ оставаться безъ движе-
н?я 2), и причины этого вполн? понятны. Въ средн?е в?ка гос?
подствовало схоластическое направлен?е въ философ?и, находив?
шееся въ т?сной связи съ теолог?ей, а при такихъ услов?яхъ r) Zeller, ук. соч., стр. 421. г) Впрочемъ, былъ моментъ въ истор?и философ?и, когда даже отцы церкви (Тертулл?анъ, Арноб?й и др.) думали, что для признан?я безсмерт?я души необходимо признать ея матер?альноеть. См. объ зтомъ, напр., Ueberweg-Heinze, Grundriss d. Geschichte d. Philos. 2-er Th. 1886, стр. 62 и др. Но этотъ пер?одъ былъ непродолжителенъ. 37 для матер?алистическаго пониман?я м?ра не могло быть м?ста, а потому средн?е в?ка представляютъ собой, такъ сказать, про-
б?лъ въ истор?и матер?ализма, и только въ XVI в?к? во Фран-
ц?и и въ Англ?и появляются почти одновременно два выдаю?
щихся представителя матер?ализма?Гассенди и Гоббесъ. Гассен-
ди, французск?й философъ, возобновилъ систему Эпикура и глав-
нымъ образомъ его атомизмъ. То же самое можно сказать и о Гоббес?. Впрочемъ, учен?й этихъ философовъ, являющихся, такъ сказать, историческими посредниками между философ?ей древнихъ и французской философ?ей XVIII в?ка, я рассматривать не буду, такъ какъ это могло бы отвлечь насъ въ сторону. Намъ нужно познакомиться только съ различными типами матер?ализма, а это можно лучше всего сд?лать посредствомъ изучен?я французскаго матер?ализма XVIII в?ка. Французск?й матер?ализмъ получаетъ свое начало, какъ это ни странно для т?хъ, кто знакомъ съ истор?ей философ?и, отъ Декарта, французскаго философа (1596?-1650), который одна?
ко самъ былъ очень далекъ отъ матер?ализма. Съ Декарта на?
чинается такъ называемая нов?йшал философ?я. Онъ первый ясно выразилъ различ?е между физическимъ и психическимъ, и, какъ это ни удивительно, существуетъ несомн?нная генетическая связь между матер?ализмомъ XVIII в?ка и философ?ей Декарта. Декартъ принадлежалъ къ числу т?хъ философовъ, кото?
рые называются дуалистами, т.-е. т?хъ, которые признаютъ су-
ществоваше двухъ основныхъ принциповъ: принципа 'матер?аль-
наго и принципа духовнаго, двухъ субстанц?й: матер?альной и духовной. Онъ говорилъ, что матер?альныя субстанц?и характери-
уются однимъ свойствомъ?протяженностью, а духовная субстан-
;'я?способностью мышлен?я или разумнаго мышлен?я. Между этими субстанц?ями есть коренное различ?е: духовная субстанц?я протяженностью обладать не можетъ, а матер?альная мыслить никогда не въ состоян?и. Духовная непротяженна; матер?альная протяженна; первая чужда движен?ю, вторая чужда мысли; он? исключаютъ другъ друга. Такимъ образомъ, въ Декарт? мы ви-
димъ типичн?йшаго представителя дуализма. Онъ признаетъ два другъ отъ друга кореннымъ образомъ отличающихся принципа. По мн?н?ю Декарта, духовная субстанц?я обладаетъ только спо?
собностью мышлон?я, а матер?альная только протяженностью и а,вижен?емъ. Какъ только Декартъ выставилъ на видь это ио-
ложен?е, явились непреодолимыя трудности въ разр?шен?и во?
проса, какимъ образомъ душа мож,етъ д?йствовать на т?ло, а т?ло на душу. Этого вопроса онъ не былъ въ состоян?и р?шить. Разъ онъ предположилъ, что между духовнымъ и матер?альнымъ 38 принципами есть непроходимое различ?е, то какъ же объяснить, что матер?альное, т.-е. н?что протяженное, можетъ д?йствовать на непротяженное, напр., на душу, и наоборотъ. Такимъ обра-
зомъ, вопросъ о взаимод?ойств?и между душою и т?ломъ у Де?
карта оставался нер?шеннымъ. Факты же взаимод?йств?я всегда были и есть. Напр., у меня явилось желан?е двинуть рукой, и это желан?е (н?что психическое) д?йетвуетъ на мой физическ?й органъ, рука повинуется ему и начинаетъ двигаться. Источникъ св?та, находящейся вн? меня (н?что физическое), возбуждаетъ мой физическ?й органъ, глазъ; д?ъйств?е физическаго возбужден?я на душу производить ощущен?е (и?что психическое). Эти факты Декартъ не былъ въ состоян?и объяснить, исходя изъ осповныхъ принциповъ своей философ?и. Исходя изъ своего учен?я, Декартъ долженъ былъ признать, что нашъ т?лесный организмъ есть простая машина, подобная той, которую д?лаетъ мастеръ. Правда, челов?къ состоитъ не изъ одного т?ла, а изъ т?ла, соединеннаго съ душой, но д?ло въ томъ, что душа, какъ мы только что вид?ли. не можетъ ока?
зывать никакого возд?йств?я на т?ло. потому что она предна?
значена только къ тому, чтобы им?ть разумное мышлен?е. От?
сюда Декартъ приходитъ къ признан?ю, что животных не им?-
ютъ души, потому что они не обладаютъ способностью разум-
наго мышлен?я, такъ какъ душа и разумное мышлен?е неразлучны. Жпвотныя, правда, им?ютъ мышлен?е, но неразумное; челов?къ же обладаетъ этой посл?дней способностью, у челов?ка, сл?до-
вательно, есть душа, а у животныхъ ея н?тъ: это простыл ма?
шины, автоматы х). Они способны двигаться, изб?гать опасности, нить, ?сть; но они не сознаютъ того, что они д?лаютъ, когда движутся, пьютъ, ?дятъ и т. д. Взглядъ Декарта, что жпвотныя суть машины, необходимымъ образомъ привелъ къ сл?дующимъ выводамъ. Если признать, что животное есть машина, д?йств?я которой могутъ быть объяснены чисто .механически, безъ всякаго вм?-
шательства чего-либо нематер?альнаго, духовнаго, въ род? души и т. под., то спрашивается: какая же разница между челов?комъ и животнымъ? Если жпвотныя?машины, то, можетъ быть, мы х) На то, что челов?къ пм?етъ разумное мыш.?ен?е, указываетъ его способность р?чи. Животное же, даже самое умное, лишено способности говорить, т.-е. пм?ть мышлен?е, которое выражалось бы при помощи зна-
ковъ, словъ; оно лишено способности разумнаго мышлен?я, между т?мъ какъ даже душевно-больные люди, стоящ?е на самой нпзкой ступени культуры, обладаютъ способностью р?чп. Птакъ, разница между животнымъ и че-
лов?комъ несомн?нна. 39 им?емъ право сказать, что и челов?къ есть машина? Отчего его д?йств?я не могутъ быть объяснены чисто механически, исклю?
чительно матер?альными причинами? В?дь н?тъ никакого сомн?-
н?я въ томъ, что вм?шательствомъ духовной субстанц?и, которую признавали спиритуалисты, ничего объяснить нельзя, а потому есть вс? основан?я думать, что челов?къ есть машина, что н?тъ никакой надобности признавать особой духовной субстан?
ции что все въ челов?к? можетъ быть объяснено чисто мате-
' р?альными причинами. Однимъ изъ первыхъ защнтниковъ этого воззр?н?я быль Ламеттри, авторъ знаменитой книги ?Челов?къ-машина?. Ламеттри родился въ 1709 году. Въ ранней молодости онъ обнаруживалъ наклонность къ изящной литератур? и думалъ посвятить себя ей, но отецъ его находилъ. что священнику лучше живется, ч?мъ поэту, и предназначалъ ого на службу церкви. Ламеттри согласился съ отцомъ, принялся за нзучен?е теолог?и. но это продолжалось недолго. Во время случайнаго пребыван?я его въ родномъ город?, тамошн?й врачъ вселилъ въ него охоту къ изучен?ю медицины, и Ламеттри, въ свою очередь, уб?дивъ отца, что ?хорош?й рецентъ приносить больше дохода, ч?мъ от-
пущен?е гр?ховъ?, сд?лался врачемъ. Впосл?дств?и, въ качеств? военнаго врача, онъ принималъ участ?е въ поход? въ Герман?ю. Во время одного изъ этихъ походовъ онъ сильно забол?лъ го?
рячкой и воспользовался этимъ случаемъ. чтобы сд?лать надъ самимъ собой набдюден?е относительно вл?ян?я волнен?й крови на душевные процессы. Посл? бол?зни онъ написалъ книгу, въ ко?
торой доказывалъ, что въ челов?к? собственно духовнаго прин?
ципа н?тъ. что все психическое объясняется исключительно фи?
зическими причинами. Эта книга называлась ?Естественная исто-
р?я души? и появилась въ 1746 г. Полковой священникъ нод-
нялъ шумъ по поводу еретическихъ воззр?н?й, содержащихся въ этой книг?. Посл? этого Ламеттри не могъ бол?е оставаться во Франц?и и долженъ былъ б?жать въ Голланд?ю, гд? и прожилъ ; два года. Зд?сь онъ написалъ новую книгу ?Челов?къ-машина?, которая была въ томъ же дух?; посл? чего дальн?йшее его нребыван?е и въ Голланд?и сд?лалось невозможнымъ. Онъ б?жа.гь оттуда и нашелъ пр?ютъ въ Прусс?и, при двор? прусскаго ко?
роля Фридриха Великаго. который, какъ нзв?стно, окружалъ . себя философами и учеными. Зд?сь онъ сд?лался чтецомъ ко?
роля, а также, по остроумному сравнен?ю Вольтера, ?придвор-
нымъ атеистомъ? а). х) Си. Ланге. ?Истор?я матер.?, т. J, стр. 297 и д. 40 Ламеттри начинаетъ свое сочинен?е ?Челов?къ-машина? J) сл?дующимъ утвержден?емъ: есть только дв? философскихъ си?
стемы?матер?алистическая и спиритуалистическая. Спиритуали?
стическое учен?е онъ совершенно отвергает-!,, какъ неоснова?
тельное. По его мн?н?ю, Декартъ напрасно призиавалъ духовную субстанц?ю. Онъ даже думаетъ, что Декартъ поступалъ пеис-
кренно, признавая духовную субстанц?ю; это онъ д?лалъ. по его мн?н?ю, только для того, чтобы усыпить аргусовъ Сорбонны, т.-е. онъ, по мн?н?ю Ламеттри, боялся ожесточить противъ себя цензоровъ, а потому и выдумалъ непротяженную и безсмертную Душу. Можно привести громадное количество фактовъ, указываю-
щихъ на зависимость явлен?й психичеспихъ отъ физичеспихъ. Каждый врачъ можетъ привести многочисленные прим?ры въ доказательство этой зависимости: и это, по его мн?н?ю, доказы-
ваетъ матер?альность души. ?Не находятся ли въ зависимости различные темпераменты и характеры отъ т?хъ или иныхъ соковъ нашего организма и ихъ комбинаций???спрашиваетъ онъ. Въ бол?зняхъ душа то за?
темняется и не да?еть ,о себ? никакого знака, то отъ сильнаго возбужден?я, напр., въ состоян?и ярости, о ней можно сказать, что она д?лается двойной. Вс?мъ изв?стны случаи, когда, всл?д-
ств?е бол?зни, у челов?ка наступаешь слабоум?е, но оно прохо?
дить, какъ скоро проходить и бол?знь. Бол?зни изъ челов?ка разумнаго созидають челов?ка безумнаго, и тогда прощай вс? т? прекрасныя познан?я, которыя были пр?обр?тены съ такими за?
тратами и съ такимъ трудомъ. Вотъ паралитикъ, который спра?
шиваетъ, на постели ли юго нога, а вотъ солдатъ, который ду?
маетъ, что у него есть еще рука, которую у него отр?зали. Въ такая заблужден?я челов?къ можетъ быть поставленъ въ зависи?
мости отъ т?хъ или иныхъ состоян?й его организма. Что нужно б?ыло бы Юл?ю Цезарю, Сенек?, Петрон?ю для того, чтобы изъ людей неустрашимыхъ превратиться въ трусливыхъ и малодуш-
ныхъ? Для этого нужно было только засорен?е въ селезенк?, печени ,юш воротной веи?. Почему? Потому что наши психиче-
ск?я .способности засоряются вм?ст? съ засорен?емъ этихъ орга-
новъ. Отсюда же рождаются вс? своеобразныя явлен?я истери-
чеекнхъ, ?шохондрическихъ состоян?й. А что сказать о т?хъ, которые думаютъ, что они превращены въ вурдалаковъ, п?ту-
ховъ, вампировъ, и которые воображаютъ, что мертвецы ихъ со-
*) Цитирую пи издан?ю ?Oeiivres philosophiques De M. de la Mettrie?. Amsterdam. 3 т. 1774. 41 суть? Все это представлен?я, проистекающ?я отъ бол?зненнаго состоян?я организма. Англ?йская нац?я, больше вс?хъ другихъ нац?й употребляющая въ пищу красное кровяное мясо, кажется, больше вс?хъ причастна и той дикости, которая происходить отъ употреблен?я этой пищи х). Вотъ прим?ры зависимости ду-
ховныхъ состоян?й челов?ка отъ состоян?я организма. ?Такъ какъ вс? способности души завжятъ такимъ обра-
зомъ отъ организации мозга и всего т?ла, то, очевидно, что он? суть не что иное, какъ сама эта организац?я? 2). Душа есть только пустой терминъ, о которомъ мы не им?емъ никакого представлен?я и которымъ мы пользуемся только для того, чтобы обозначить ту часть, которая въ насъ мыслить, а мыслитъ въ насъ .именно мозгъ; и допускать, кром? мозга, еще душу н?тъ никакой надобности 3). Челов?къ есть только сложная машина, состоящая изъ отд?лышхъ частей, пружинь, изъ которыхъ одна приводить въ движен?е другую, душа же есть не что иное, какъ принципъ дви-
жен?я или изв?стная материальная часть мозга, которую можно считать главной пружиной всей машины, и которая приводить все т?ло въ движен?е, и когда эта пружина перестаетъ д?йство-
вать, то вм?ст? съ нею перестаетъ д?йствовать и все т?ло 4). Душа есть н?что матер?альное и ничего больше, а отсюда Ламеттрн д?лаетъ сл?дующ?й выводъ: душа есть н?что мате-
р?альное, сл?довательно, челов?къ есть существо всец?ло мате-
р?альное. Но такъ какъ челов?къ (существо всец?ло матер?аль-
ное) мыслитъ, то ясно, что это происходить оттого, что мате-
р?я, изъ которой состоитъ челов?къ, мыслитъ 5). Итакъ, мы должны допустить, что матер?я обладаетъ спо-
^собностью мышлен?я; мыгилен?е есть свойство матер?и?это вторая формула матер?ализма, кореннымъ образомъ отличающая ? французск?й матер?ализмъ отъ матер?ализма древнихъ. По мн?н?ю [древнихъ, матер?я обладаетъ только протяженностью и способ?
ностью двигаться; протяяйенность и движен?е?вотъ единственныя свойства, которыя мы можемъ приписать матер?и. Въ копц? XVII в?ка Ньютонь открылъ законъ всеобщаго притяж;ен?я. Благодаря этому открыт?ю, точка зр?н?я на свойства матер?и вообще должна была сильно изм?ниться. Какъ изв?стно, по теор?и Ньютона, дв? частицы матер?и, ') ?L'homme-machine?, 5?13. -) lb., стр. 58. s) lb., 59. *) l b, 70. 5) ?Traite de l'ame?, стр. 86. 42 который находятся на изв?стномъ разстоян?и другъ отъ друга, притягиваются другъ къ другу и именно потому, что каждой частиц? матер?и присуще свойство притяжен?я: частица А при-
тягиваетъ частицу В, точно такъ же, какъ частица В притяги-
ваегъ къ себ? частицу А, въ силу свойства притяжен?я. Это свойство матер?и не есть ни движен?е. ни протяженность, а н?что скрытое, какое-то внутреннее свойство, постичь которое мы не им?емъ никакой возможности. Мы говоримъ, что эта способность есть н?что первоначальное, неразложимое, необъяснимое. Гд? это свойство находится, изъ чего оно составляется, мы не зна-
емъ. Но мы видимъ, что это свойство присуще частицамъ ма?
терш. Такимъ образомъ. не выходя изъ пред?ловъ научности, мы можемъ утверждать, что матер?и присущи свойства, которыхъ мы не можемъ вид?ть, непосредственно воспринимать, но суще-
ствован?е которыхъ мы т?мъ не мен?е должны признать. Изъ этого Ламеттри .могъ вывести, что, если частицамъ матерш при?
суще такое свойство, какъ свойство ?притяжен?я?, то отчего же нельзя сказать, что частиц? матер?и (атому) присуще и свойство ?мыслить?? Правда, мы никакъ не въ состоян?и понять, какимъ образомъ матер?я можетъ мыслить, но в?дь и другихъ свойствъ матер?и въ такомъ же смысл? мы не можемъ понять. Итакъ, мы можемъ утверждать, что матер?я мыслить, подобно тому, какъ она обладаетъ свойствомъ притягивать г). Вотъ ч?мъ отличается матер?ализмъ XVIII в?ка отъ мате-
р?ализма древнихъ, которые говорили, что атолъ можетъ только двигаться, соединяться съ другими атомами и т. п. Во француз-
скомъ матер?ализм? мы находимъ новую черту, а именно при-
знан?е, что атому присуще внутреннее свойство, способность мы?
слить. Это шагъ впередъ сравнительно съ матер?ализмомъ древ?
нихъ. Но въ этомъ случа? Ламеттри д?лаеть одно характерное зам?чан?е: онъ уб?жденъ, что матер?я мыслить, но не знаетъ, можно ли сказать, что каждый матер?альный атомъ, взятый въ отд?льности, можетъ мыслить, или же. можетъ быть, атомы долж?
ны соединяться, быть въ изв?стныхъ соединенгяхъ для того, чтобы они могли мыслить, потому что относительно атомовъ, ко?
торые находятся вн? челов?ческаго и вообще животнаго орга-
J) Взгдядъ, что матер?я можетъ мыслить, быль выеказанъ Локкомъ въ 1688 г. Онъ, высказывая этотъ взглядъ, ссылался именно на открытый Нью-
тономъ законъ притяжен?я. Въ ?Traite de 1'ame?, стр. 85, Ламеттри, но поводу того, что было непонятно, какимъ образомъ матер?и могло бы быть присуще свойство мышлен?я, говорить: ?Coinprend on mieux comment Tetendue decoule de son essense Снзъ сущности матер?и ?). Comment elle peut-etre mue par une force primitive donl Taction s'exerce sans contact? в т. д. 43 ннзма, онъ не можетъ утверждать, чтобы они мыслили; онъ мо?
жетъ это утверждать только относительно атомовъ животнаго т?ла J). Это сомн?н?е онъ оставилъ безъ разр?шен?я. Вопросъ о томъ, мыслитъ ли всякая матер?я или только матер?я, находя?
щаяся въ изв?стныхъ соединен?яхъ. вновь подвергается обсужде-
н?ю у посл?дующаго защитника матер?ализма, Гольбаха. Тольбахъ, богатый н?мецк?й баронъ, родился въ 1723 г., въ Пфальц?. Въ ранней молодости онъ поселился въ Париж?, въ самомъ культурномъ центр? того времени. Въ Париж? онъ оста?
вался всю жизнь, и въ его гоетепр?имномъ дом? собирались са?
мые выдающееся писатели и мыслители того времени. Время они проводили въ обсужден?и научныхъ и философскихъ вопросовъ. Нужно думать, что вс?. составлявш?е кружокъ барона Гольбаха, были солидарны въ пониман?и основныхъ вопросовъ философ?и, потому что, когда въ Лондон? въ 1770 г. появилась книга подъ заглав?емъ ?Система природы?, подписанная Мирабо, то вс? ду?
мали, что эта книга есть продуктъ коллективная труда ц?лаго кружка, но впосл?дств?и выяснилось, что книга эта написана са-
мимъ Гольбахомъ. Она въ скоромь времени сд?лалась катихизи-
сомъ матер?ализма, такъ какъ содержала въ себ? обсужден?е вс?хъ основныхъ философскихъ вопросовъ, которые р?шались въ дух? матер?алистичеекюй философ?и. Гольбахъ утверждаетъ, что въ м?р?, кром? матер?и и двп-
жен?я матер?альныхъ частицъ, ничего н?тъ 2). Подобно Ламеттри, онъ разбираетъ вопросъ о душ? и говорить, что р?шен?е этого вопроса спиритуалистами его совс?мъ не удовлетворяете Спири?
туалисты утверждаютъ, что душа непротяженна и нед?лима, не?
видима и невоспринимаема посредствомъ органовъ чувствъ, а если такъ, то какъ можно понять, что душа можетъ д?йствовать на наше т?ло ? Фактически мы знаемъ. что душа д?йствуетъ на наше т?ло, которое нм?етъ части; а разъ она д?йствуетъ на т?ло про?
тяженное, занимающее пространство и им?ющее части, значитъ, она сама есть н?что, им?ющее части и занимающее простран?
ство, а сл?довательно. н?что матергальное, и напраспо говорятъ спиритуалисты, что душа есть н?что. отличное отъ нашего т?ла. Т?ло и душа соетавляютъ одно и то же, душа и есть само наш? ?тьло 3). Гольбахъ относительно способности матер?и мыслить раз-
еуждалъ такъ же, какъ и Ламеттри. но только онъ старается *) ?Traite dc l'ame?, стр. 86. 2) Я цптирую по ?Systeme de la nature on des lois dii inonde physique et du monde moral?. Londres 1771. Часть 1-я. 3) Стр. 96, 97, 99, 108. -44 ближе опред?лить, какая именно матер?я можетъ мыслить. По его мн?н?ю, матер?я, когда она находится вн? челов?ческаго ор?
ганизма, напр., въ камн?, въ вод? и вообще во вс?хъ неодуше-
вленныхъ предметахъ, мертва, безжизненна, но входя въ нашъ организмъ, она пр?обр?таетъ новое свойство. Напр., молоко, вино, вода, входя въ организмъ челов?ка, превращаются въ животное вещество или, какъ онъ выражается, анимализируются, пр?об-
р?таютъ новыя свойства; между прочимъ они пр?обр?таютъ спо?
собность ощущен?я или способность мышлен?я г). Сл?довательно, по ми?н?ю Гольбаха, матер?я обладаеть способностью мышлен?я, ощущен?я только въ томъ случа?, когда она организована, когда она составляетъ часть организма. Этогъ новый типъ матер?алистическаго учен?я сводится къ при-
знан?ю, что мышлен?е есть свойство матер?и организованной 2). Такимъ образомъ, я изложилъ три типа матер?алистическаго учен?я, но есть еще и четвертый и, я сказалъ бы, наибол?е лю?
бопытный. Этотъ четвертый типъ мы находимъ у французскаго врача-философа Еабанй (1758?1808) 3). Онъ сводится къ утверждению, что мысль есть выдгълен?с мозга. Кабани разсуждалъ о томъ, въ какомъ отношен?и мысль находится къ мозгу, и находилъ, что совершенно въ такомъ же, въ какомъ желчь находится по отношен?ю къ печени; подобно тому, какъ печень выдгьляеть желчь, такъ и мозгъ выд?ляетъ мысль. Онъ говоритъ, что мысль, которая производится въ мозгу, не могла бы существовать, если бы этотъ органъ отсутствовалъ. Мысль изм?няется въ зависимости отъ того, какъ устроенъ мозгъ. На нашъ мозгъ нужно смотр?ть, какъ на органъ, который спе-
ц?ально предназначенъ для того, чтобы созидать (produire) мысль, подобно тому, какъ желудокъ и внутренности предназначены для того, чтобы варить пищу, какъ печень предназначена для того, чтобы выд?лять желчь, а подъязычная железа?слюну. Впечатл?-
н?я, приходя къ мозгу, приводятъ его въ д?ятельное состоян?е, подобно тому, какъ пища, попадая въ желудокъ, возбуждаетъ въ немъ бол?е обильное выд?лен?е желудочнаго сока. Можетъ быть, кто-нибудь скажетъ, что органическ?я движен?я, посред-
ствомъ которыхъ совершаются функц?и мозга, намъ неизв?стны. А разв? намъ изв?стны д?йств?я, посредствомъ которыхъ желу?
дочные нервы опред?ляютъ разные процессы, которые соста-
?) Стр. 114. а) Относительно Гольбаха, впрочемъ, сл?дуе?ъ зам?тить, что онъ до-
пускалъ ВОЗМОЯ?НОСТ Ь также и того, что всякая матер?я обладаетъ способ?
ностью ощущен?я. 3) Его сочинен?е ?Rapports du phisique et du moral de 1'homme?. 1802. 45 вляютъ пищеварен?е ? Мы видимъ, что пища попадаетъ въ желу-
докъ со свойствами, кото?рыя ей присущи; мы видимъ, что она оттуда выходить съ новыми свойствами. Точно такимъ же обра-
зомь впечатл?н?е -входить въ мозгъ и выходить оттуда превра-
щепнымъ. Изъ этого мы можемъ заключить, что ?мозгъ перева?
риваешь въ изв?стномъ смысл? впечатл?н?я, что онъ органически производить выд?лен?е мысли?. (?Le cerveau digere en quelque sorte les impressions, il fait organiquement la secretion de la pensee?). Итакъ, формулируя вкратц? матер?ализмъ древнихъ и мате-
р?ализмъ XVIII в?ка, можно сказать, что онъ даль 4 формулы, другъ оть друга отличающ?яся: 1) мысль есть движен?е матер?альныхъ частицъ; 2) мысль есть свойство матер?и; 3) мысль есть свойство организованной матер?и и 4) мысль есть выд?лен?е мозга. На этомъ пункт? матер?ализмъ остановился. Онъ высказалъ все, что могъ сказать. Можно прямо утверждать, что въ исход? XVIII в?ка матер?ализмъ сказалъ свое носл?днее слово. XIX в?къ и его громадные усп?хи въ естествознан?и ничего не прибавили къ материализму XVIII в?ка. Современный матер?ализмъ является лишь повторен?емъ матер?ализма XVIII в?ка, въ чемъ присут-
ствующ?е, я ??ад?юсь, уб?дятся изъ сл?дующей лекц?и. ЛЕКД?Я ТРЕТЬЯ. Современный матер?ализмъ. Причины возникновен?я матер?ализма въ XIX стол?т?и.?Учен?? Молешотта, Фогта, Бюхнера и др. Въ прошлой лекц?н мы разсмотр?лн истор?ю матер?ализма, начиная съ древннхъ временъ до XIX в?ка, и вид?лн, что мате-
р?алистнческая доктрина сводится къ четыремъ основнымъ ти-
памъ. Одни изъ матер?алистовъ признавали, что мысль есть дви?
жете матер?альныхъ частицъ; друг?е, что мысль есть свойство Уатер?и; третьи, что мысль есть свойство организованной мате-
р?и; четвертые, наконецъ, что мысль есть выд?лен?е мозга. Я разсмотр?лъ истор?ю матер?ализма съ тою ц?лью, чтобы, съ од?
ной стороны показать, как?е существуютъ основные типы его, съ другой?чтобы показать, что обычный взглядъ, по которому матер?алпзмъ является продуктомъ развнт?я естествознан?я XIX в?ка, нев?ренъ. Когда мы разсмотримъ матер?ализмъ XIX в?ка, то мы увидимъ, что вс? основные пункты его являются лить повторен?емъ основныхъ нунктовъ матер?ализма XVIII в?ка. Мног?е думаютъ, что появлен?е матер?ализма во второй по-
ловин? XIX в?ка было возможно только благодаря усп?хамъ естествознан?я, т.-е. что развит?е естествознан?я доставило дан?
ный, благодаря которымъ сд?лалось возможнымъ построен?е ма-
тер?алистической системы. Но это нев?рно. Главная причина воз-
рожден?я матер?ализма во второй половин? XIX в?ка лежитъ не въ развит?и естествознания, а въ недостаткахъ самой философ?н первой половины XIX в?ка. Изв?стно, что въ начал? нын?шняго стол?т?я во всей Евро-
п? вообще и въ Г?рман?и въ частности господствовала идеали?
стическая система философ?и; метафизика Фихте, Шеллинга и Гегеля им?ла громадный усп?хъ. Изв?стно также, что методъ, которымъ пользовалась эта философия, былъ методъ спекулятив?
ный, умозрительный; это значитъ, что въ своихъ построен?яхъ философы этого направлен?я пренебрегали эмпирическими дан-
47 ??ЫМ??. Фнлософ?я, пользовавшаяся таким?. методомъ, и была глав?
ной причиной появлен?я матер?ализма. Философы создали философ?ю о природ? или, какъ ее на-
зываютъ, натурфилософ?ю, которая находилась въ полномъ про-
тивор?ч?и съ естественными науками. Гегель, напр., им?вп??й огромное вл?ян?е на европейскую мысль, создалъ натурфилософ?ю, противор?ч?е которой съ данными науки было поразительно. ?Я приведу н?сколько прим?ровъ, которые ясно показываютъ, до ка?
кой степени философ?я Гегеля не отв?чала научпымъ построен?-
ямъ его времени. Вотъ, напр., его взглядъ на то, что такое непо?
движный зв?зды. Онъ говорнлъ, что это пе есть небесныя т?ла, а только ?абстрактныя св?товыя точки?, св?товая сыпь, такъ же мало заслуживающая удивлеи?я, какъ шолудн у челов?ка?. Въ то время, когда ш?салъ свою натурфплософ?ю Гегель, была уже из?
вестна, канто-лаиласовская гипотеза, по которой наша планета., какъ и друг?я планеты солнечной системы, отд?лилась отъ солн?
ца; но Гегель, не взирая на эту теор?ю, утверждалъ, что, наобо-
ротъ, планеты выбросили изъ себя солнце; и это онъ д?лалъ на основаи?и д?алектическихъ соображен?й. Дал?е онъ говорнлъ, что земля есть совершенн?йшая изъ вс?хъ планетъ, потому что у нея есть спутникъ, между т?мъ какъ Юпитеръ им?етъ ихъ ц?-
.?ыхъ четыре х). Вотъ къ чему приводило Гегеля его пренебрежете эмпирическими данными. Когда Гегелю указывали па то, что его ?юстроен?я противор?чатъ фактамъ, онъ говорнлъ: ?т?мъ хуже для фактовъ?. Онъ не считалъ нужнымъ обращать вниман?е на факты, которые противор?чили его теор?ямъ. У Шеллинга мы встр?чаемся съ тажимъ же пренебрежен?емъ къ эмпирическимъ дапнымъ. Люди науки и въ особенности представители еетествознан?я должны были относиться съ глубокнмъ презр?н?емъ къ тому мето?
ду, которымъ пользовались философы того времени. Бюхнеръ, напр., съ негодован?емъ говоритъ о натурфилософахъ и выража-
етъ надежду, что уже ?минули времена учеяаго хвастовства, фи-
лософскаго шарлатанства или умственнаго фокусничества? 2). Не?
доступность философскихъ построен?й также вызывала сильн?й-
шее неудовольств?е. По этому поводу тотъ же Бюхнеръ говорнлъ: ?Въ самой природ? философ?и лежитъ то, что она есть общее ду?
ховное достоян?е. Философск?я разсужден?я, которыя не могутъ быть поняты каждымъ образованнымъ челов?комъ, не стоятъ т?хъ типографскихъ чернилъ, которыя употреблены на нихъ. Что х) Друг?е прим?ры въ этомъ же род? см. въ книг? Риля ?Теор?я на?
уки и метафизика?. М. 1887, стр. 142?9. г) Писано въ 1855 году въ предислов?и къ 1 изд. Kraft und Stoff. 48 ясно мыслится, то можете быть и выражено ясно?. Въ недоступ?
ности философ?и кроется вторая причина, почему публика должна была отвернуться отъ спекулятивной философ?и. Какъ разъ къ этому времени естествознан?е доходить до того развит?я, которое очень выгодно отличаете его отъ ,философ?и. Естествознание пользуется такими методами, которые приводить его къ бол?е или мен?е достов?рнымъ даннымъ. Оно обогаща?
ется массою новыхь фактовъ. II вотъ въ 50-хъ годахъ начина?
ется сильное движен?е противъ построен?й, добытыхъ при помощи спеку лятивнаго метода; о философ?и начинаютъ говорить, что она отжила свой в?къ, и что будетъ всего лучше, если она уступить свое м?сто естествознан?ю. Только пользуясь методами и данными, добытыми естественными науками, можно построить философское м?ровоззр?н?е. Физика, хим?я, физ?олог?я?вотъ науки, на основа-
н?и которыхъ нужно строить свое м?ровоззр?н?е. Эти гюстроен?я приводятъ къ матер?ализму, который мы вид?ли въ древней фило-
соф?и и въ французской философ?и ХУШ в?ка. Въ 1852 г. появилась книга Молешотта ?Круговорота жизни?, которая содержите рядъ писемъ къ знаменитому химику Либиху и въ которой говорится также о главныхъ предметахъ филоеоф?и : о душ?, безсмерт?и, свобод?. Зат?мъ возникаетъ знаменитый спорь между физ?ологами Рудольфомъ Вагнеромъ и Карломъ Фогтомъ. Фогтъ отъ лица своей науки, физ?олог?и, говорить: ?Физ?олог?я высказывается совершенно опред?ленно и категорически, что инди?
видуальна? безсмерт?я не существуете, что никакой души н?те, что психическ?е процессы суть только функц?я мозга, какъ мате-
р?альнаго субстрата?. Рудольфъ Вагнеръ на съ?зд? естествоиспы?
тателей въ Геттинген? въ 1854 г. заявилъ, что, по его мн?н?ю, Фогтъ глубоко ошибается, говоря, что естествознан?е отвергаете безсмерт?е души; но его мн?н?ю, естествознан?е поступило бы лучше, если бы не вм?шивалось въ р?шен?е тавихъ вопросовъ, какъ ?безсмерт?е? души, ?природа? души и т. п., что оно для этого недостаточно зр?ло. Онъ предлагаетъ зам?нить проб?лу челов?ческаго знан?я впрой въ индивидуальную духовную суб-
станц?ю, чтобы не разрушать нравственныхъ основъ обществен -
наго порядка. ?Въ д?л? религ?и, говорить онъ, я люблю больше всего простую и наивную в?ру угольщика; въ д?л? же науки я поставляю себя въ ряды т?хъ, которые любятъ сомн?ваться во всемъ возможномъ?. Противъ этого мн?н?я выступаете Карлъ Фогтъ въ своей книг? подъ назван?емъ ?Сл?пая в?ра и наука?, въ которой онъ р?зко осм?иваетъ Вагнера. Общественное мн?н?е стало на сторону Фогта, а Вагнера признало неправымъ; это было въ 1854 г., а въ 1855 г. появилась книга Бюхнера ?Сила 49 и матер?я?, п этимъ собственно завершается развит?е матер?ализма въ XIX в?к?. ) Теперь разсмотримъ вкратц? содержание книги Молешотта ?Круговоротъ жизни? 1). Первая и основная мысль въ его книг? сводится къ тому, что нготъ силы безъ матер?и, и нгътъ мате-
р?и безъ силы. Эта мысль на первый взглядъ кажется непонят?
ной. Могутъ спросить, для чего онъ выдвигаетъ подобное положе-
н?е? Это сд?лается понятнымъ, если мы примемъ въ соображен?е, что въ прошломъ и въ начал? нын?шняго в?ка были натурфило?
софы, которые думали, что могутъ существовать силы втъ мате-
р?и; они предполагали существован?е особой жизненной силы, независимой отъ матер?и. Эта сила, входя въ матер?ю, можетъ придавать е?? оеобенныя свойства. Чтобы разсужден?я витали-
"!'товъ или т?хъ, которые признаютъ жизненную силу, были по?
нятны, нужно разсмотр?ть т? соображен?я, на воторыхъ они осно-
вываютъ свое положен?е. Какъ изв?стно, всякое вещество, которое въ м?р? существу?
ете, можетъ быть разложено на такъ называемые простые химиче-
ск?е элементы; именно, эти простые элементы, соединяясь другъ съ другомъ, созидаютъ вс? вещи; въ физическомъ м?р?, кром? этихъ простыхъ элементовъ, ничего не существуете. Но между ве?
ществами нужно отличать два класса, кореннымъ образомъ раз?
нящихся другъ отъ друга; къ одному классу принадлежать веще?
ства неорганическ?я, къ другому?органическ?я. Чтобы вид?ть различ?е между ними, возьмемъ для прим?ра криеталлъ квасцовъ и крахмальное зерно. Криеталлъ квасцовъ?вещество неорганиче?
ское. Онъ можетъ быть разложенъ на составные элементы: на с?ру, кислородъ, кал???, аллюмнн?й. Зерно крахмала?вещество органическое. Его мы тоже можемъ разложить и показать, изъ какихъ элементовъ оно складывается, и въ немъ мы не найдемъ другихъ элементовъ, кром? т?хъ, которые намъ изв?стны. Но какая же разница между кристалломъ квасцовъ и крахмальнымъ зерномъ? Разница заключается въ томъ, что, если мы возьмемъ т? простые элементы, изъ которыхъ состоитъ криеталлъ квасцовъ, т.-е. с?ру, кислородъ, кал?й и т. д., мы можемъ изъ нихъ соста?
вить криеталлъ квасцовъ, и вообще изъ простыхъ элементовъ можно составить всякое пеорганическое вещество; если же взять элементы крахмальнаго зерна и пожелать изъ нихъ составить искусственнымъ путемъ, въ лаборатор?и, крахмальное зерно, то !) ?Kreislauf des Lebens?. Посл?днее пятое, дополненное издан?е вышло въ 1877?1887 г. Книга эта вышла въ н?сколькпхъ издан?яхъ и на рус-
скомъ язык?, но съ очень большими пропусками. Напр., ?Вращен?е жизни въ прнрод??. Спб. 1867. 4 50 намъ этого не удастся сд?лать; точно такъ же намъ не удастся составить въ лаборатор?и и муравьиную кислоту, и щавелевую, и друг?я органичеек?я вещества. Для того, чтобы изъ простыхъ эле-
ментовъ создать крахмалъ, необходимо, чтобы эти элементы попа?
ли въ организмъ: вообще, для того, чтобы изъ простыхъ элемен-
товъ могло создаться органическое вещество, нужно, чтобы |на нихъ возд?йствовалъ живой организмъ. Вотъ какая разница, по мн?н?ю прежнихъ химиковъ, между органическими и неоргани?
ческими веществами: первыя могутъ создаваться искусственно, вторыя?только при помощи организма. Н?которые изъ химиковъ утверждали, что для того, чтобы изъ простыхъ элементовъ созда?
лось органическое вещество, нужно, чтобы къ нимъ присоедини?
лась особенная сила, или, какъ они выражались, жизненная сила. Такъ разсуждали натурфилософы-виталисты, которые поль? зовались этимъ аргументомъ, чтобы доказать существован?е особой жизненной силы. Но въ то время, когда Молешоттъ писалъ свою книгу (т.-е. въ 50-хъ годахъ), въ лаборатор?яхъ искусственнымъ путемъ уда?
лось составить щавелевую кислоту, кислоту муравьиную и мног?я друг?я органическ?я вещества. Это обстоятельство дало право ска?
зать Молешотту, что т?, которые признавали необходимость какой-
то жизненной силы для созидан?я органическихъ веществъ, были неправы, и что, вообще, никакой силы вн? матер?и нгьтъ г). Вс? простые элементы, какъ кислородъ, водородъ и др., в?ч-
но им?ютъ одни и т? же неизм?няющ?яся свойства и повыхъ евойствъ они не пр?обр?таютъ, будутъ ли они входить въ 'составъ органическаго или неорганического вещества. Для того, чтобы эти элементы могли составить соединен?е, дающее жизнь, н?тъ надобности въ жпзнепной сил?. Атомы каждаго элемента обла-
даютъ своими особыми свойствами, которыя в?чны, но они могутъ образовать так?я соединен?я, которыя будутъ обладать свойствами, не принадлежащими элементамъ, входящимъ въ ихъ составъ. По-
ложимъ, мы им?емъ атомы водорода и кислорода; и т?, и друг?е атомы им?ютъ свои особенныя постоянныя свойства, но, соеди?
няясь вм?ст?, они образуютъ воду, которая им?етъ свойства новыя, отличныя отъ евойствъ атомовъ водорода и кислорода. *) По мн?н?ю Молешотта, ?сила не есть какой-либо движущш богъ, пе есть какая-либо сущность вещей, отд?ленная отъ материальной основы, она есть неотд?лимое отъ вещества, отъ в?чпостн ему присущее свойство?. Съ другой стороны, матер?я совершенно немыслима безъ какихъ-либо силъ, которыя собственно сводятся къ свойствамъ вещества. '*? ?' ? ? ?Сущность вещей, говорить онъ, есть сумма ихъ евойствъ, а сущность вс?хъ евойствъ есть сила? (ук. соч. т. II, стр. 584). 51 Если мы это разеужден?е прим?нимъ къ другимъ случаямъ, то мы должны будемъ признать, что ч?мъ сложн?е соединен?е, т?мъ больше и больше новыхъ свойствъ будетъ пр?обр?тать вещество, т?мъ эти свойства будутъ выше. Вещества могутъ соединяться до т?хъ поръ, пока на изв?стной ступени соединен?я они не пр?-
обр?тутъ и такихъ свойствъ, какъ свойство ?жить?, свойство ?мыс?
лить?, им?ть ?сознан?е? и пр. Сл?довательно, жизнь, сознаи?е созидается изъ матер?и, благодаря тому, что ея частицы входятъ въ бол?е и бол?е сложныя соединен?я *). Итакъ, по мн?н?ю Молешотта, сила безъ матер?и существо?
вать не можетъ, точно такъ же, какъ и матер?я безъ силъ. Т?, которые думаютъ, что могутъ существовать силы независимо отъ матер?и, глубоко ошибаются. ?Жизнь, по мн?н?ю Молешотта, не есть продуктъ какой-нибудь особенной силы, она скор?е есть форма движен?я вещества?. Эта формула??н?тъ силы безъ матер?и п н?тъ матер?и безъ силы??им?етъ громадное значеи?е для всего м?ровоззр?н?я Мо?
лешотта. Если н?тъ силы независимо отъ матер?и, то и?тъ и душп независимо отъ нашего т?ла. То, что мы называемъ душой, сво?
дится лишь къ д?ятельности матер?альныхъ частицъ; эти части?
цы соединяются между собою, даютъ то, что мы называемъ мыслью, сознан?емъ. Мысль есть не что иное, какъ движен?е латвр?альныхъ частицъ, такъ какъ, кром? матер?альныхъ ча-
тицъ, обладающихъ способностью движен?я, въ м?р? ничего н?тъ. Молешоттъ предвидитъ возражен?е. Именно его могутъ спро-
ить: можетъ ли онъ объяснить, катшъ образомъ изъ движен?я " атер?альныхъ частицъ рождается мысль; если опъ этого не мо-
кеть сд?лать, то как?я у него им?ются основан?я утверждать, о мысль есть движен?е матер?альныхъ частицъ? Молешоттъ от-
чаетъ на это сл?дующимъ прим?ромъ. Возьмемъ кусочевъ же-
за и потремъ его о магнить. Что мы увидимъ? мы увидимъ, о этотъ кусочевъ жел?за пр?обр?таетъ новыя свойства; онъ ?обр?таетъ способность притягивать друг?е кусочки жел?за. Те-
рь спросимъ физика, почему жел?зо пр?обр?ло это новое свой-
1) ?Кто говорить о жпвненной сил?, тотъ поставленъ въ необходимость Пускать силу безъ вещества. Но сила безъ матер?альнаго носителя есть лершенно беземысленное представлек?е. Единственное основное разлнч?е "жду органической и неорганической натер?ей состоитъ въ томъ, что орга-
ческое вещество обладаетъ бол?е сдожнымъ строен?емъ. Какъ только Щество достигает* определенной степени сложности, тотчас? съ орга-
оеанной формой начинается жизнь? (т. I,'стр. 75?-77). 52 ство притягивать. Онъ на.мъ, конечно, скажетъ, что жел?зо пр?-
обр?ло это новое свойство не потому, что къ кусочку жел?за присоединилась какая-то невидимая сила, а по всей в?роятности, потому, что частицы жел?за перераспред?лились, заняли новыя м?ста или стали двигаться инымъ обра-зомъ. Какъ это произошло, мы не знаемъ; мы знаемъ только, что, всл?дств?е этого перем?-
щен?я, частицы пр?обр?ли новое свойство, способность притяги?
вать. А знаетъ т физикъ д?йствительно, что произошло внутри куска жел?за? Н?тъ, онъ этого не знаетъ. Онъ знаетъ только, что въ куск? жел?за произошли как?е-то процессы, но как?е? онъ не знаетъ. Быть можетъ, наук? и удастся впосл?дств?и вы?
яснить сущность этихъ процессовъ; быть можетъ, она придегъ къ тому заключен?ю, что жел?зо пр?обр?таетъ свойство притя-
гиван?я всл?дств?е того, что частицы его перем?щаются т?мъ или инымъ образомъ; въ настоящее время наука въ состоян?и конста?
тировать только результаты этихъ процессовъ и ничего боль?
ше. То же самое мы можемъ сказать и относительно мозговой д?ятельности, результатомъ которой является мысль. Мы можемъ съ полнымъ правомъ сказать, что въ нашемъ мозгу совершаются * как?е-то процессы, результатомъ которыхъ является мысль, но ка?
ше это процессы, намъ неизв?стно. Можно даже сказать, что фи-
з?ологъ, пожалуй, находится въ бол?е выгодномъ положен?и срав?
нительно съ физикомъ. Онъ хоть до н?которой степени знаетъ, что происходить въ мозгу во время процесса мышлен?я. Онъ зна?
етъ, напр., что мозгъ во время процесса мышлен?я переполня?
ется кровью, что температура мозга повышается, что мозговая ткань претерп?ваетъ изв?стныя химическ?я изм?нен?я, при кото?
рыхъ выд?ляется большое количество фосфора. Вообще сл?дуетъ зам?тить, что мозгъ челов?ка отличается отъ мозга животныхъ содержан?емъ большого количества фосфора. ?Везъ фосфора н?тъ мысли? *). Эта фраза сд?лалась впосл?дств?и лозунгомъ матер?а-
лизма: безъ фосфора н?тъ мысли, отъ его выд?лен?я происходить мышлен?е. Такимъ образомъ, мы можемъ, хоть до н?которой сте?
пени, охарактеризовать т? процессы, которые происходятъ въ г) Противъ того положен?я, что ?безъ фосфора н?тъ мысли??Ohne Phosphor kein Geclanke?, возражали, что въ такомъ же смысл? можно было бы сказать: ?безъ б?дка н?тъ мысли?, ?безъ кали, безъ крови, безъ воды н?тъ мысли?. (См. Liebmaim. ?Analysis der Wirklichkeit?. 1880, стр. 629.) Тогда Молешоттъ этому положен?ю придалъ другую^ форму, именно, что ?безъ фосфора, безъ жира, безъ воды н?тъ мысли?. Но эта формула такъ же неудовлетворительна, какъ Е прежняя, потому что не только фосфоръ, жиръ и вода обусдовливаютъ возможность мысли, но еще и тысячи другихъ вещей, которыя вс? нужно было бы въ такомъ случа? перечислить. 53 мозгу во время процесса мышлен?я; мы знаемъ, что мозгъ обиль?
но орошается кровью, что температура его повышается, что въ мозгу происходятъ химическая изм?нен?я, выд?лен?е фосфора и проч., а можетъ ли физикъ съ такою же опред?денностыо ска?
зать, что происходить въ кусочк? жел?за при намагничиван?и ? Н?тъ, онъ съ такою опред?ленностыо сказать этого не можетъ. Мы, сл?довательно, съ большимъ правомъ можемъ утверждать, что мысль есть продуктъ движен?я матер?альныхъ частичскъ въ нашемъ мозгу, ч?мъ физикъ можетъ утверждать, что жел?зо пр?обр?таетъ способность притягивать, всл?дств?е изм?нен?я въ расположен?и его частицъ *). Есть еще рядъ фактовъ, доказывающихъ то же положен?е. Это именно факты изм?рен?я скорости мыслительныхъ процес-
совъ. Для изм?рен?я скорости ихъ существуютъ особые приборы, которые называютъ хроноскопами и которые опред?ляютъ скорость съ точностью до ??ооо сеЕ- Изъ изм?рен?я при помощи эгихъ приборовъ оказывается, что, если мысль очень проста, то она совершается быстро; если же мысль сложн?е, то она совершается медленнее, и вообще, ч?мъ сложн?е мысль, т?мъ процессъ мыш-
лен?я совершается медлегш?е. Это обстоятельство для Молешот-
та им?ло громадное значен?е. Мысль им?етъ скорость, одииъ разъ меньшую, другой разъ большую. Почему мысль вообще им?-
етъ скорость? Что такое скорость? Скоростью обладаютъ только т?ла, находящ?яся въ движен?и. Съ изв?стной скоростью летитъ ядро, съ изв?стной скоростью движется паровозъ, съ изв?стной скоростью движется пароходъ. Для того, чтобы вообще гово?
рить о скорости, мы должны непрем?нно представить себ? ка?
кое-либо матер?альное т?ло, находящееся въ движеи?и. Скорость и движен?е матер?альнаго т?ла?два поият?я иеразрывныя. О ско?
рости нельзя говорить безъ того, чтобы не мыслить матер?альное т?ло, движущееся въ пространств?. Но изъ указанныхъ изсл?-
дован?й оказывается, что и мысль им?етъ изв?стную скорость; сл?довательно, мы должны думать, что мысль есть н?что мате-
1 р?альное, движущееся въ пространств?. Въ самомъ д?л?, по мн?-
н?ю Молешотта, мысль есть процессъ физическ?й, она есть не что иное, какъ движен?е матер?альныхъ частичекъ мозга. ?Мыш-
лен?е есть протяженный процессъ, и именно т?мъ бол?е про-
г) ?Мысль есть движен?е, перелгъщен?е мозгового вещества; мозговая деятельность есть такое жо иробходцмое и нсотд?лимое свойство мозга, какъ и во вс?хъ другихъ случаяхъ сила присуща матер?и, какъ внутренн?й неотд?лимый призракъ. Такъ же невозможно, чтобы неповрежденный мозгъ не мыслплъ, какъ невозможно, чтобы мысль принадлежала другому ??веществу, а не. мозгу?. (603). 54 тяженны?, ч?мъ бод?е оно сложно? х). Я обращаю особенное вниман?е на эту аргументац?ю: съ нею мы неоднократно будемъ им?ть д?ло. На томъ основан?и, что можно изм?рять скорость мыслительныхъ дроцессовъ, Молешоттъ заключаетъ, что мысль есть лроцессъ протяженный. Итакъ, по мн?н?ю Молешотта, мысль есть не что иное, какъ движен?е матер?альныхъ частинъ нашего мозга. Въ при-
род? есть д?лый рядъ другихъ явлеи?й, связанныхъ съ движе-
н?емъ. Напр., что такое теплота? Теплота есть тоже родъ дви-
жен?я. Теперь уже нельзя считать справедливымъ старый взглядъ, но которому теплота есть что-то въ род? жидкости, способной истекать изъ т?лъ. Какъ изв?стно, всякое т?ло состоитъ изъ мельчайшихъ частинъ, способныхъ приходить въ движен?е, и вотъ съ этимъ-то движен?емъ и связывается теплота; теплота есть родъ движен?я, это же можно утверждать и относительно такихъ явлен?и, какъ электричество, магнитизмъ, св?тъ и т. н. По учен?ю физиковъ, вс? эти явлен?я суть не что иное, какъ изв?стный родъ движен?я матер?альныхъ частичекъ. Если вс? явлен?я природы могутъ быть сведены къ движен?ю матер?аль-
ныхъ частичекъ, то спрашивается, стоитъ ли ?мысль? особня-
комъ въ этомъ ряду явлен?й, или же она представляется тожде?
ственной со вс?ми прочими явлен?ями природы. Молешоттъ могь отв?тить на этотъ вопросъ только въ одномъ смысл?, а именно въ томъ, что мысль есть движен?е матер?альныхъ частинъ, дви?
жете, подобное тому, которое порождаетъ теплоту, св?тъ, электричество; въ этомъ отношен?и мысль не представляетъ чего-
либо исключительнаго, мысль есть только лишь особый видь движен?я 2). J) Вс? процессы въ нервной систем?: возбужден?е, распространен?е его возд?йств?я, воспр?ят?е, сужден?е, волевое возбужден?е им?ютъ опред?яен-
ную скорость, т?мъ меньшую, ч?мъ сложн?е процессъ. Мышлен?е есть протяженный процессъ, и именно т?мъ бол?е протяженный, ч?мъ бол?е онъ сложенъ. Но то, что для своего совершен?я требуетъ времени, связано съ временемъ, можетъ существовать только лишь черезъ посредство перс-
движен?я, и именно мельчайшихъ частинъ. Во времени движутся мель-
чайш?я частицы, сл?довательно, оно (мышлен?е) совершается черезъ по?
средство движен?я. Оно не можетъ быть извлечено изъ окружающей мате-
р?альной массы безъ того, чтобы яе утратить движен?я и времени (Zeitgrenze), чтобы не прекратить своего существован?я. Оно поэтому- само матер?ально, но движется такимъ своеобразнымъ способомъ, что за нимь сл?дуютъ т? явлен?я, которыя обыкновенно называются духовными; они не возникаютъ безъ матер?и, не существуютъ безъ матер?и, не могутъ быть восприняты безъ матер?и (603?-604). 2) ?Въ научномъ смысл? величайшее пр?обр?тен?е нашего стол?т?я?это открыт?с, что теплота есть форма движен?я. То учен?е, что теплота есть 55 Другимъ виднымъ представителемъ матер?ализма XIX в?ка нужно считать изв?стнаго физ?олога Карла Фогта. Сочинен?е его носить назван?е ?Физ?ологическ?я письма? х). Свое основное воззр?н?е объ отношен?и мысли къ мозгу онъ формулируетъ въ сл?дующихъ выражеи?яхъ: ?Я полагаю, что каждый естество?
испытатель при сколько-нибудь посл?довательномъ размышлен?и придетъ къ тому уб?жден?ю, что вс? способности, изв?стныя подъ назван?емъ душевныхъ д?ятельностей, суть только функц?н мозга (sind Functionen des Gehirns) или, выражаясь н?сколько груб?е, что мысль находится почти вь такомъ же отношен?и къ головному мозгу, какъ желчь къ печени. Принимать особую душу, для которой головной мозгь служить инструментомъ, которымъ она работаетъ по произволу?затруднительно?. Ф?Огтъ этимъ хочетъ сказать, что каждый органъ въ на-
шемъ организм? им?етъ совершенно особенное устройство и осо?
бенное назначен?е. Въ этомъ отношен?и такой органъ, какъ мозгь, не представляетъ никакого исключен?я изъ вс?хъ дру-
гихъ органовъ. Подобно тому, какъ назначен?е мускула сокра?
щаться, назначен?е слюнной железы?выд?лять слюну, печени? выд?лять желчь, совершенно такимъ же образомъ назначен?е мозга?производить мысль, или (какъ мног?е, на основан?и этихъ словъ Фогта, склонны были думать) назначен?е мозга?выдгълять мысль. Этотъ взглядъ намъ уже знакомь. За 50 л?тъ до Карла Фогга его высказывадъ французск?й физ?ологъ Кабани, который говорилъ, что мысль есть не что иное, какъ выдгълен?е мозга. Правда, Фогтъ не употребляетъ этого посл?дняго выражен?я, т?мъ не мен?е онъ былъ понять въ томъ смысл?, что мысль есть н?что, подобное желчи; подобно тому, какъ печень выд?-
ляетъ желчь, такъ и мозгь выд?ляетъ мысль. Поэтому Моле-
шоттъ, а впос??дств?и Бюхнеръ должны были внести поправку въ его опред?лен?е. Они говорили: правда, мысль есть функц?я мозга, но не сл?дуетъ думать, что мысль представляетъ изъ себя н?что въ род? жидкости (подобно желчи и др.): какъ те?
плота и звукъ не есть жидкость, такъ и мысль не есть жид?
кость 2). Во веякомъ случа?, выражен?е Фогта было понятно въ томъ смысле, что мысль есть выд?лен?е мозга, подобное выд?-
лен?ю желчи. м?ра движен?я, основывается на той же самой почв? объединяющего есте-
ственно-научнаго воззр?н?я, которое признаетъ, что и ?мышлен?е есть форма движен?я?. Т. II, стр. 259. !) ?Ф??з?ологическ?я письма?. Спб. 1863, стр. 355. 2) Молешоттъ (ук. соч., т. II). 56 Посл? Карла Фогта наибол?е популярнымъ представите-
лемъ матер?ализма является Бюхнеръ. Онъ написалъ книгу подъ заглав?емъ ?Сила и матер?я?, первое издан?е которой появилось въ 1855 г. Эта книга пользовалась у насъ большою изв?стно-
стью въ 60-хъ годахъ. Такъ, въ роман? Тургенева ?Отцы и д?ти? герой романа Базаровы рекомендуетъ читать эту книгу вм?сто сочинен?й Пушкина. Можно прямо сказать, что книга эта пред-
ставляетъ въ настоящее' время катихизисъ матер?ализма. Она переведена на вс? литературные языки. На н?мецкомъ она вы?
держала около 20 издан?й. Существуетъ даже дешевое издан?е этой книги для народа. Это обстоятельство показываетъ, что ее читаютъ не только высш?е интеллигентные классы, но и на-
родъ, и рабоч?е классы. По словамъ н?мецкаго историка фило?
софии Фалькенберга, ?эта книга еще и теперь въ рукахъ вся-
каго гимназиста служить средствомъ для удовлетворен?я его по?
требностей къ свободомысл?ю? ^. Ч?мъ же объясняется подобный усп?хъ книги? Нужно ду?
мать, что такой усп?хъ объясняется прежде всего презритель-
нымъ отношен?емъ большинства къ высшей философской мысли; во-вторыхъ, онъ объясняется и достоинствами самой книги; она написана простымъ, доступнымъ для вс?хъ языкомъ и въ выс?
шей степени интересна. Матер?алъ, который приводить Бюхнеръ, заимсгвованъ имъ у научныхъ авторитетовъ, у изв?стныхъ на-
туралистовъ; онъ, такъ сказать, становится подъ знамя науки, къ тому же, онъ задается ц?лыо р?шить основные вопросы, какъ-то; о природ? души, о безсмерт?и, о свобод? воли и др. и трактуетъ ихъ очень доступно. Эта общедоступность фило?
софии Бюхнера могла и должна была сд?лать то, что книга его сд?лалась самой популярной во всей матер?алистической ли-
тератур?. Къ ,чему же сводится содержан?е этой книги? Въ данный моментъ насъ интересуютъ только т? главы, которыя относятся къ психолог?и. Бюхнеръ, подобно Молешотту, говорилъ, что за?
дача современной науки или, такъ сказать, идеалъ, къ которому она должна стремиться,?это свести вс? явлен?я природы къ движен?ю матер?альныхъ частицъ, объяснить все съ точки зр?-
н?я движен?я; для того, чтобы все понять, нужно все свести къ движен?ю матер?альныхъ частицъ. Само собою разум?ется, что психическ?я явлен?я въ этомъ отношеп?и не представляютъ ни?
какого исключен?я. Въ м?р?, кром? матер?и, обладающей способностью движе-
*) По-русски вышла въ 1907 г. иоцъ заглав?емъ: ?Сила и вещество?. 57 н?я, ничего больше не существуешь. Душа есть мозгъ, находя?
щейся въ д?ятельности. Душа и нервныя кл?тки?одно и то же *). Мозгъ есть органъ мысли, что 'доказывается многочисленными фактами изъ физ?олог?и и т. п. Многочисленные факты, взятые изъ жизни, показываютъ, что н?тъ ни одного душевнаго про?
цесса, который не былъ бы связанъ съ физическимъ процессомъ въ мозгу, они показываютъ, что между духовными и физическими процессами есть самая т?сная и неразрывная связь, а отсюда Бюхнеръ д?лаетъ выводъ, что мысль есть не что иное, какъ продуктъ движен?я матер?альныхъ частицъ нашего мозга 2). По мн?н?ю Бюхпера, не сл?дуетъ думать, какъ это д?лаютъ н?которые изъ читателей Карла Фогта, что мысль есть выд?ле-
н?е мозга: ?даже при самомъ безпристрастномъ разсмотр?н?и, го-
воритъ Бюхнеръ, мы не въ состоян?и найти аналог?и иди д?йстви-
тельнаго сродства между выд?лен?емъ желчи и т?мъ процессемъ, посредствомъ котораго мысль созидается въ мозгу. Желчь есть вещество осязаемое, в?сомое, видимое; сверхъ того, это отбросъ, который т?ло выд?ляетъ изъ себя; мысль же или мы-
шлен?е совс?мъ не есть выд?лен?е или отбросъ, оно есть д?ятель-
ность или движен?е веществъ, или соединен?е веществъ, опре-
д?леннымъ способомъ располагающихся въ мозгу. Мышлен?е, по?
этому, должно быть рассматриваемо, какъ особая форма общаго движен?я природы?. Какъ изв?стно, вс? физическ?е процессы сводятся только къ движение Ни одно движен?е въ природ? не пропадаетъ, оно можетъ только превращаться въ другую форму движен?я. Такъ, теплота можетъ превратиться въ св?тъ, въ электричество и т. д. *) ?Слово душа есть не что иное, какъ собирательное понят?е или общее выражен?е для всей совокупности д?ятеяы?ости мозга и его отд?льныхъ частей или органовъ, совершенно такъ, какъ слово ?дыхан?е? есть кол?
лективное понят?е для д?ятельности органовъ дыхан?я или слово ?пище-
варен?е? для д?ятельности пищеварительныхъ органовъ? (305). 2) ?Мысль не есть матер?я, но она матер?альна въ томъ смысл?, что является обнаружен?емъ матер?альнаго субстрата, отъ котораго она такъ же мало отд?лима, какъ сила отъ матер?и, или, другими словами, своеобраз?
ное обнаружен?е своеобразнаго матер?альнаго субстрата совершенно такъ, какъ теплота, св?тъ, электричество неотд?димы отъ ихъ субстратовъ? (308). ?Психическая д?ятельиость есть не что иное и не можетъ быть нич?мъ инымъ, какъ распространен?емъ движрн?я, происходящаго отъ вн?шнихъ внечатл?н???, между кл?тками мозговой коркп. Слова: ?духъ?, ?душа?, ощу-
щен?е, воля, жизнь не обозначаютъ никакихъ сущностей, нпкакихъ д???-
ствительныхъ вещей, но только лишь свойство, способности, деятельности живой субстанц?и или результаты (д?ятелыгости) субстанц?й, которыя об?
основаны на матер?алъныхъ формахъ существован?я? (310). Цитирую по 17-му изд. 1892 г. 58 Для Бюхнера, какъ и для Молешотта, важно было р?шнть, су-
ществуетъ ли какая-нибудь разница между т?мъ видомъ движе-
н?я, которое мы называемъ электричествомъ, теплотою и св?томъ, и т?мъ видомъ движен?я, которое мы называемъ мыслью или психическими процессами. И Бюхнеръ и Молешоттъ отв?чали, что психическ?я явлен?я не представляютъ чего-либо исключи-
тельнаго, они точно такъ же входятъ въ общ?й составъ природы. Психическую силу Бюхнеръ отождесгвллетъ съ физическими силами, существующими въ природ?. Если только вспомнить за-
конъ сохранен?я силы, то нельзя сомн?ваться, что мысль, или психическая деятельность вообще, есть только форма или спо-
собъ проявлен?я того великаго общаго движен?я природы, кото?
рое поддерживаетъ в?чное круговращен?е силъ. Обм?нъ матер?и, совершающейся въ нашемъ организм? и поддерживаемый пр?емами пищи, доставляетъ силу дровос?ку, которую онъ расходуете при помощи своихъ мускуловъ, но тотъ же самый обм?нъ матер?и можетъ доставить силу ученому, мыслителю, поэту, и эта сила создаетъ въ ихъ мозгахъ мысль. Разум?ется, сила въ томъ и въ другомъ случа? будетъ тождественна, только формы проявлен?я ея будутъ различны. Такимъ образомъ, легко понять, что всяк?й исихическ?й процессъ мы можемъ вывести изъ общихъ источнт?-
ковъ силъ природы, и что они подчиняются великому закону сохранен?я энерг?и. Нервная ткань всл?дств?е питан?я можетъ на?
коплять изв?стное количество напряженной энерг?и, которая можетъ быть переведена въ движен?е. Нервъ всл?дств?е химиче-
скихъ процессовъ, происходящихъ внутри его, освобождаетъ электричество; это освобожденное электричество превращается въ нервную деятельность, которая, въ свою очередь, превра?
щается въ мысль, въ хот?н?е, въ волевое р?шен?е и т. п. По?
добно тому, какъ силы природы могутъ превращаться одна въ другую, подобно тому, какъ теплота можетъ превращаться въ св?тъ, въ электричество, такъ и он? могутъ превращаться въ мысль, и, наоборотъ, мысль можетъ превращаться въ друг?я фи-
зическ?я силы: мысль есть лишь одно звено въ общей ц?пи силъ природы !). *) ?Раз-ь доказано, что мысль неразрывно связана съ опред?ленными ла-
тер?альными движеньями, то уже достаточно простого указан?я на вели-
к?й и не допускающ?й исключен?я законъ сохраненья или безсмерт?я силы, чтобы не еомнгъваться въ томъ, что мысль или психическая дпятельность вообще есть только форма или способъ проявления того великаго общаго движен?я природы, которое поддерживаетъ в?чное круговращен?е силъ и которое обнаруживается то въ вид? механической, то въ вид? электриче?
ской или ДУХОВНО Й силы. Б?детъ ли обм?нъ матер?и, безпрестаныо совер-
V 59 Итакъ, мы впдимъ, что Бюхперъ не признаетъ особой ду?
ховной субстанц?и; по его ми?н?ю, н?тъ особой силы, которая созидаетъ мысль, такъ какъ мысль созидается движен?емъ ве?
щества. Бюхнеръ разсуждаетъ дал?е подобно Гольбаху. Гольбахъ говорилъ, что въ челов?к? н?тъ особой духовной субстанц?н, а есть только матер?я, обладающая способностью мыслить, а отсюда выводъ: матер?я обладаетъ способностью мышлен?я. Бюхнеръ тоже признаетъ, что матер?я можетъ мыслить, но, утверждая это, онъ предупреждаете, что нельзя каждому отд?льному атому при?
писать способность мышлен?я; каждый атомъ, взятый въ отд?ль-
ности, способностью мышлея?я не обладаетъ, а обладаетъ ею только въ случа? соединен?я съ другими атомами; только ком-
плексъ атомовъ обладаетъ этою способностью, только изъ слож-
ныхъ соединен?й атомовъ созидается мысль. Это зам?чан?е важно потому, что оно показываете, что,' по мн?н?ю Бюхнера, мысль порождается соединеннымъ д?йств?емъ множества атомовъ. Атому, какъ таковому, мышлен?е вовсе не присуще х), а такъ какъ вза-
имод?йств?е между атомами возможно только при услов?и ихъ движенгя, то мы приходимъ тавимъ образомъ къ основному ма-
тер?алистическому положен?ю, что мысль есть продуктъ дви?
женгя матер?альныхъ чаетицъ. Я обращаю ваше вниман?е на то, какъ различно формулируетъ свой взглядъ Бюхнеръ. Одинъ разъ онъ говорить', что мысль' есть движен?е вещества, въ дру?
гой разъ, что мысль есть продуктъ движенгя вещества, какъ будто об? эти формулы тождественны. На самомъ д?л? зд?сь кроется глубокое различ?е; это два совершенно различныхъ взгляда. Изъ другихъ писателей, защищавшихъ матер?ализмъ, заслу-
живаютъ упоминан?я Ибервегъ и Гартсенъ. Матер?ализмъ Ибер-
вега принимаете совершенно особенную форму. По его мн?н?ю, шающ?йся въ нашемъ т?л? и поддерживаемый употребляемыми нами пи?
щевыми средствами, доставлять силу дровос?ку, которую онъ расходуетъ при помощи своихъ мускуловъ, или ученому, мыслителю, поэту?силу, ко?
торая въ его мозгу созидаетъ мысли,?на самомъ д?л? оказывается вподн? тождественным*, только форма или д?йетв?е различно, смотря по различ?ю органовъ? (стр. 312). х) ?Ни въ какомъ случа?,?говорить онъ,?мы пе можемъ атому, какъ таковому, приписать ощущен?е, но только лишь комплексами атомовъ при опред?ленныхъ состоян?яхъ или услов?яхъ?. ?Какъ и какимъ образомъ эти комплексы, нервныя кл?тки или, выражаясь совс?мъ обще, матер?я начи?
наете созидать или производить ощущен?е или сознан?е, для нашей ц?лп это совершенно безразлично, для насъ вполть достаточно знать, что ото Ш самомъ д?л? такъ?. (Стр. 326). 60 вещи вн?шняго м?ра, которыя мы воспринимаем!?, суть только лишь наши иредставлен?я, но такъ какъ вн?шн?я вещи протя?
женны, то, ел?дователыю, протяженны и наши представлен?я. Но такъ какъ, дал?е, эти протяженныя представлен?я находятся у насъ въ душ?, то и душа протяженна и въ то же самое время матер?альна, такъ какъ именно матер?я и есть протяженное г). Гартсенъ инт?р?сенъ г?иъ, что у него м&тер?яи?тмъ является почти въ той же форм?, въ какой онъ являлся у древнихъ. ?Мы считаемъ, говоритъ онъ, нев?роятнымъ непротяженность души, во-первыхъ, потому, что считаемъ вообще нел?пымъ что-
нибудь непротяженное, во-вторыхъ, потому, что мы въ душ? вос-
принимаемъ отношен?е м?стъ, разстоян?я, протяженные образы?. ?Душа и т?ло суть вм?ст? соединенныя вещи; но гд? въ орга-
низм? граница между душой и т?ломъ? Гд? начинается часть, способная къ оознан?ю? Никто не могъ до сихъ поръ опред?-
лить, гд? кончается т?ло и начинается душа. Кажется, что р?з-
кой границы между обоими не существуетъ, что они переходятъ другъ въ друга посредствомъ незам?тныхъ промежуточныхъ сту?
пеней; субстанц?я души не можетъ быть отличной отъ субстаи-
щи т?ла. Говорятъ, что субстанц?я духа нев?сома, что она не им?етъ никакой тяжести, но гд? же доказательства того, что она нев?сома?? ?Говорятъ, что сознан?е совершенно отлично отъ дви-
жен?я и, сл?довательно, не можетъ быть движен?емъ; но это опро-
вержен?е есть petitio principii, такъ какъ именно вопросъ за?
ключается въ томъ, есть ли коренное различ?е между сознан?емъ и движен?емъ?. ?Физики предполагаютъ, что каждый атомъ ма-
тер?и окруженъ атомами эфира; можетъ быть, и психологъ дол-
женъ допустить, что каждый эфирный атомъ окруженъ еще бо-
л?е тонкой субстанц?ей (атомами души)? 2). !) См. Brasch. ?Die Welt-und Lebensanschauung Fr. Ueberwegs?. Lpz. 1899. ?Zur Thcoric- tier Richtung des Sehens?, стр. 317. Но сл?дуетъ зам?тпть, что матер?алпзмъ Ибервега не тождественъ съ матер?ализмомъ Молешотта, и Вюхнера. Онъ признавалъ м?ровую душу и телеолог?ю. 2) Цит. у (Rehmie. ?Lehrbuch der allg. Psychologies. 1894, стр. 17. Съ этимъ интересно сравнить взглядъ физ?олога Болля, который гово?
рить: ?Эфирныя волны, которыя возбуждаютъ глазъ, продолжаются въ ко-
лебан?яхъ нервовъ не для того, чтобы создать лредставлсн?е, но для того, чтобы быть йррдетавлрн?омъ?. Зд?сь мысль лрямо отождествляется съ Ьей-
жен?смъ вещества. (Medic. Centralblatt. 1877. ? 39, стр. 697). Говоря о современномъ матер?ализм?, я додженъ былъ бы упомянуть также и о Дюрингп, который вообще считается матер?алистомъ, но о номъ пришлось бы говорить очень немного, такъ какъ въ вопрос? объ отношепш души къ т?лу онъ не выеказалъ ничего такого, что заслуживало бы вни?
мания. Кром? того, о немъ сл?дуетъ зам?тить, что онъ вообще былъ далекъ 61 Сл?дуетъ упомянуть также о взглядахъ т?хъ отечественпыхъ ученыхъ, главнымъ образомъ представителей естествознан?я, ко?
торые собственно не могутъ быть названы матер?алистами въ стро-
гомъ смысл? слова, потому что они не занимались специально раз-
р?шен?емъ философской проблемы объ отиошен?и души къ т?лу, а иногда даже прямо отказывались отъ принадлежности къ этой школ? фш?ософовъ, да, т?мъ не мен?е, они должны быть признаны матер?алистами, потому что, будучи поставлены въ необходимость пзсл?довать явлен?я физ?ологическ?я, находящ?яся въ т?сной связи съ явлен?ями психическими, они утверждали, что явленгя психическ?я суть по существу явлен?я матер?альныя, или, что они являются результатомъ д?ятельности матер?альныхъ ча-
стичекъ нашего мозга. Таковы въ болыпинств? случаевъ взгля?
ды физ?ологовъ па сущность душевныхъ явлен?й. Я укажу только на наибол?е типичныя проявлен?я этого взгляда въ нашей лите-
ратур?, вовсе не им?я нам?рен?я исчерпать ее всю. ?В?э стать? ?Движен?е, какъ основное начало психическихъ явлен?й? х) н?к?й Б. Л., очевидно, патуралистъ, разбираетъ два зам?чательиыя сочинен?я по психолог?и, Горвича: ?Анализъ ду?
шевныхъ явлен?й на психологической почв?? и Вундта: ?Физ?о-
лоп?ческая психолог?я?. Оба эти писателя одинаково отвергаютъ матер?алистическую точку зр?н?я. Авторъ же указанной статьи находить, что это противор?читъ духу естествознан?я. ?Поэтому, говоритъ онъ, въ настоящей стать? мы нам?рены, отбросивъ у избранныхъ нами писателей несвойственные ихъ школ? прин?
ципы, установить на основаи?и выработа?шыхъ ими глави?йшихъ элемеитовъ то краеугольное начало, которое должно лечь въ осно?
ву психолог?и будущаго?. ?По нашему мн?н?ю, говоритъ авторъ указанной статьи, существуютъ факты, которые бросаютъ н?ко-
торый св?тъ на такъ называемый химизмъ мысли. Какъ изв?стно, давно уже въ умахъ физ?ологовъ и реальныхъ философовъ бро?
дила смутная идел о томъ, что психическая жизнь, разсматривае-
мая съ самой общей точки зр?н?я, есть продуктъ химическихъ реакц?й. Существуютъ признаки, указывающее на то, что психи-
ческ?е процессы им?ютъ т?сное родство съ силой молекуляр-
наго движеи?я. Это доказывается, во-первыхъ, т?мъ, что въ мозгъ ничего не могло войти, кром? нервнаго возбужден?я пли живой молекулярной силы, развитой химическими процессами, и, сл?-
отъ ходятаго матер?аднзма. Такъ, въ свою систему онъ вводить телеоло-
гическ?ш элементъ. Говоря о развпт?и, по его мн?н?ю, нельзя обойтись беаъ понят?я цпли. Ц?дью космическаго устройства можетъ быть только ощуще-
н?е, жизнь (см. его ?Gesammtcursus d. Philosophic?. В. П.). 2) Журналъ ?Знан?е?, 1876, декабрь. довательно, все, что происходить въ головномъ мозгу, можетъ происходить лишь на счетъ этой молекулярной силы. Во-вторыхъ, силы?ымъ доводомъ сродства химическихъ процессовъ съ движе-
п?емъ служитъ то обстоятельство, что въ конц? вс?хъ этихъ психическихъ процессовъ видимо получается та живая молеку?
лярная сила, которая выражается сокращен?емъ мышцъ. Въ-
третьихъ, психическ?е процессы совершаются во времени и съ этой стороны могутъ быть изм?рены. Такимъ образомъ, прини?
мая во вниман?е, что психическая д?ятельность происходитъ лишь на счетъ молекулярнаго движен?я, освобождаемаго химическими процессами, и что эта д?ятельность изм?рима во времени, мы приходимъ къ заключен?ю, что психическая или душевная жизнь человпка есть особый родъ движен?я, ибо н?тъ ничего, что, протекая во времени и им?я своимъ источнишмъ движение, ?н?е было бы само движен?емъ?. ТСовалевскш, лрофессоръ физ?олог?и Казанскаго универси?
тета, въ своей стать? ?Какъ смотритъ физ?олог?я на жизнь во?
обще и на психическую въ частности? х), полемизируя противъ какой-то психической силы, которую въ настоящее время едва ли кто-либо изъ психологовъ станетъ принимать, высказываетъ воз-
зр?н?е, им?ющее несомн?нно матер?алистическ?й характеръ. ?Изъ приведеннаго краткаго очерка отношен?й нервной машины къ пред?
полагаемой психической сил?, по его мн?н?ю, нельзя не зам?-
тить, что д?ло смотритъ иначе, ч?мъ думаютъ психологи. Вы видите, что изъ основного свойства нервной системы, а именно изъ ея матер?альной памяти, физ?олог?я въ состояши вывести уже довольно сложные пснхическ?е процессы. Большая часть свойствъ, пр?шисываемыхъ психологами психической сил?, суть свойства матер?и. Физ?олог?я можетъ сказать, что сознан?е не есть сила, но лишь свойство нервныхъ процессовъ, появляющееся при изв?стныхъ опред?ленныхъ услов?яхъ. Физ?олог?я же потому въ состоян?и р?шать вопросы объ образован?и и ход? психиче?
скихъ процессовъ, что они, какъ матер?альное, совершаются въ пространств? и во времени, а для подобныхъ изсл?дова-
н?й она влад?етъ методами и средствами, который растутъ съ каждымъ днемъ?. Профессоръ С?ченовъ 2) сл?дующимъ образомъ доказывает!,, какъ онъ выражается, сродство психическихъ явлен?й съ т?-
лесными. ?Физ?олог?я, говорить онъ, представляетъ ц?лый рядъ данныхъ, которыми устанавливается родство психическихъ явле-
>) Каз. 1876. 2) ?Пеихологическ?е этюды?. Спб. 1873. 63 п??? съ такъ называемыми нервными процессами" въ т?л?, актами чисто соматическими. Вотъ главн?йш?я изъ этихъ данныхъ: 1) самые прост?йш?е изъ психическихъ актовъ требуютъ для своего прохожден?я опред?леннаго времени, и т?мъ болынаго, ч?мъ сложн?е актъ; 2) психическая д?ятельность требуетъ для своего прохожден?я анатомо-физ?ологической ц?лости головного мозга; 3) зачатки или, по крайней м?р?, зачатки психической д?ятельности, съ которыми родится челов?къ, развиваются, оче?
видно, изъ чисто матер?альныхъ субстратовъ яйца и с?мепи; 4) черезъ посредство этихъ же матер?альныхъ субстратовъ пере?
даются по насл?дству очень мног?е изъ индивидуальныхъ психи?
ческихъ .особенностей ,и иногда так?я, которыя относятся къ разряду очень высокихъ проявлен?й, напр. насл?дств?ннос?ъ та-
лантовъ; 5) ясной границы между зав?домо соматическими, т.-е. ттълесными, нервными актами и явленгями, которыя вс?ъми уже признаются психическими, не существуешь ни въ одномъ мыслимомъ отношен?и?. Это отождествлен?е явлен?й психическихъ съ физическими, очевидно, носить чисто матер?али-
стическ?й характеръ х). *) Говоря о еовремеяиомъ матер?алпзм?, я долженъ былъ бы разсыотр?ть также взгляды д. Теккеля, такъ какъ его обыкновенно ечитаютъ мате-
р?алистоаъ, но въ виду особеннаго характера его учен?я будетъ ц?лееообраз-
Ье разсмотр?ть его взгляды особо. См. прилож. въ конц? книги. ЛЕКЦ?Я ЧЕТВЕРТАЯ. Матер?ализмъ?метафизическое учен?е. Метафизическое и эмпирическое познан?е.?Связь между явпен?ями пси?
хическими и физическими.?Доказательства, заимствованныя изъ анато-
м?и, физ?олог?и, антрополог?и, физ?ологической хим?и и психометр?и.? ??столкован?е этихъ фактовъ съ точки зр?н?я матер?адизма, эмпирическаго параллелизма, психо-физическаго монизма и спиритуализма. Въ прошлыхъ лекц?яхъ мы разсмотр?ди содержан?е материали?
стической доктрины и вид?ли, что въ существенныхъ чертахъ она сводится къ признан?ю того, что въ м?р? истинною реально?
стью обладаетъ только матер?я, матер?альные атомы, изъ дви?
жения и соединен?я которыхъ созидается все, въ м?р? существую?
щее, вплоть до психическихъ явлен?й и души челов?ка. Въ на?
стоящей лекц?и мы должны были бы перейти къ пересмотру основ-
ныхъ аргумептовъ, которые матер?алистичесвая доктрина выста-
вляетъ въ защиту своихъ положен?й, но пока мы займемся одшшъ утвержден?емъ матер?алистовъ, по которому матер?алистичесвое учен?е будто бы есть догма чисто научная, что же касается дру-
гихъ учен?й, напр. спиритуализма, психо-физическаго монизма, то эти учен?я будто бы чисто метафизическ?я. Само собою ра-
зум?ется, что терминъ метафизика въ данномъ случа? матер?а-
листами употребляется въ смысл? презрительномъ, какъ построение спекулятивное, умозрительное, ненаучное, необоснованное, а по?
тому такое построен?е, которое собственно ник?мъ признано быть не должно. По этому поводу я долженъ зам?тить сл?дующее: если при?
знать, что спнритуализмъ или психофизическ?й монизмъ есть уче-
н?е метафизическое, то сл?дуетъ признать, что и матер?ализмъ есть учен?е метафизическое, но при этомъ я сп?шу заявить, что употребляю слово ?метафизика? не въ обычномъ презрительномъ смысл?, а въ смысл? противоположен?я эмпирическому изсл?-
дован?ю. Я не думаю, что метафизическое построен?е не есть науч?
ное, что оно не им?етъ никакого права на существован?е. Раз-
лич?е между эмпирическимъ и метафизическимъ изсл?дован?емъ 65 заключается въ томъ, что въ эмпирическомъ изсл?дован?и мы им?емъ д?ло съ т?мъ, что намъ дано непосредственно, что под?
лежать непосредственной пров?рк?, напр., наши чувства, мысли, желан?я и т. п., съ одной стороны, и матер?альныя явлен?я?съ другой. Метафизическое построен?е не им?етъ д?ла съ непосред?
ственно данными; метафизическ?я гипотезы не подлежать непо?
средственной пров?рк?. Но какъ эмпирическое, такъ и метафизи?
ческое построен?е должны быть признаны одинаково научными, съ тою только разницею, что построен?я эмпирическ?я обладаютъ большею степенью достов?рности, ч?мъ метафизическ?я. Если всевозможный паучныя построен?я разсматривать съ этихъ двухъ точекъ зр?н?я, то окажется, что матер?ализмъ не есть эмпирическое построен?е, а, иаоборотъ, подобно построен?ямъ спи?
ритуалистов!, и сторонниковъ психофизическаго монизма, мате-
р?ализмъ является построен?емъ чисто метафизическимъ. На чемъ же основываютъ матер?алисты свое утвержден?е, будто ихъ учен?е им?етъ научный характеръ въ противополож?
ность метафизическому характеру другихъ учен?й? Если послу-
шаемъ отв?тъ, который даютъ матер?алисты, то мы увидимъ, что они по существу д?ла гораздо меньше заботятся объ обоснован?и своихъ взглядовъ, ч?мъ объ опровержен?и взглядовъ своихъ про-
тивниковъ. По словамъ матер?алистовъ, ?спиритуалисты призна-
ютъ духовную субстанц?ю, какую-то особую душу, которая ви-
таетъ гд?-то надъ матер?ей и, соединяясь съ нею, производить то или другое д?йств?е?. Такъ будто, бы разсуждаютъ спиритуали?
сты, но, по мн?и?ю матер?алистовъ, разсуждаютъ неправильно, такъ какъ мы не можемъ указать ни одного случая, гд? психи-
ческ?е процессы были бы независимы отъ физическихъ; сл?дова-
тельно, духовное втъ физическаго существовать не можетъ. Но матер?алистъ прш?исываетъ спиритуализму то, съ ч?мъ этотъ по-
сл?дн?й никакъ согласиться не можетъ. По словамъ матер?алиста, спиритуалистъ признаетъ такую душу, которая какъ бы витаетъ въ пространств? надъ матер?ей, но матер?алистъ не зам?чаетъ, что такая ?душа? должна быть матер?альной, и учен?е это было бы матер?алистическимъ, а не спиритуалистическимъ. Им?я въ виду такой мнимый взглядъ спиритуалистовъ, мате-
р?алисты стараются показать, что въ м?р? н?тъ ни одного.пси?
хического явленья, которое не было бы связано съ физиче?
скими явлен?ями, и факты, относящееся сюда, по ихъ мн?н?ю, доказываюсь, что психическ?е процессы суть не что иное, какъ результатъ д?ятельности матер?альныхъ атомовъ. По ихъ мн?н?ю, между физическимъ и психичеекнмъ мы на,-
ходимъ такое же отношен?е, какъ между причиной и сл?дств?емъ. 5 66 Возьмемъ въ прим?ръ такое причинное отношен?е, какое суще?
ству етъ между огнемъ и теплотой. Есть огонь, есть и теплота; увеличивается огонь, увеличивается и теплота; уменьшается огонь, уменьшается и теплота; н?тъ огня, н?тъ и теплоты. Если таково вообще отношен?е между причиной и сл?дств?емъ, то таково же отношен?е между фнзическимъ и психическимъ, и все психиче?
ское, сл?довательно, есть только продуктъ д?ятельности матер?и и ничего больше. Связь психическихъ явлен?й съ физическими доказывается мно?
гочисленными фактами, заимствованными изъ анатом?и, физ?оло-
г?и, патолог?и, изъ физ?ологич?ской хим?и, изъ психометр?и, кото?
рая занимается изм?рен?емъ скоростей психическихъ процеесовъ. Я считаю нужнымъ, во-первыхъ, хотя бы въ общихъ чер-
тахъ, разсмотр?ть то утв,ержден?е матер?алистовъ, по которому матер?адиетическая догма есть научная догма. Я хочу показать, что матер?ализмъ не есть учен?е эмпирическое, а, подобно дру-
гимъ учен?ямъ о душ?,?чисто метафизическое; во-вторыхъ, я хочу показать, что на т?хъ фактахъ, на которыхъ матер?ализмъ строитъ свои положен?я, могутъ обосновывать свои положен?я и друг?я учен?я. . Я раземотрю прежде всего т? многочисленные факты, кото?
рые указываюсь на связь между явлен?ями физическими и психи?
ческими, -и д?лаю это по сл?дующимъ соображен?ямъ. Когда бы мн? ни приходилось критиковать матер?алистическую доктрину, я всегда слышалъ одно и то же возражен?е: ?вы забыли, что су-
ществуютъ многочисленные факты, указывающее на неразрывную связь между явлен?ями физическими и психическими?. Я хочу, во-первыхъ, показать, что признавать эти факты вовсе не зна?
чил, приходить непрем?нно къ признан?ю матер?алистическаго уче-
н?я. Во-вторыхъ, намъ сл?дуетъ разсмотр?ть эти фа'кты и по той причин?, что матер?ализмъ часто опред?ляютъ, какъ такое уче?
те, которое доказываетъ, что все психическое находится въ ТЕС?
НО Й связи съ физическимъ; а это опред?лен?е, какъ мы увидимъ ниже, совс?мъ несправедливо. Изсл?дован?е мозга показало существован?е зависимости или связи между интеллектуальными способностями и строен?емъ его. Такъ, прежде всего кажется, что такая связь существуетъ между интеллектуальными способностями и величиною или в?сомъ мозга. Анатомы давно интересовались этимъ вопросомъ, и для разр?ше-
н?я его они взв?шивали мозги выдающихся ученыхъ, писателей и обыкновенныхъ людей посл? ихъ смерти. Оказалось, что мозгъ у различныхъ людей им?етъ различный в?съ. Такъ, мозгъ знаме-
нитаго французскаго натуралиста Кювье в?силъ 64 унц?и, мозгъ 67 янаменитаго н?мецкаго математика Гаусса в?силъ 51 унц?ю. Что касается до средняго в?са мозга средняго челов?ка, то онъ рав?
няется 49 унц?ямъ у мужчины и 44 у женщины, у ид?отовъ в?съ доходить до 27 и даже 8 унц?й. Отсюда легко вид?ть, что въ зависимости отъ в?са мозга находятся интеллектуальный способ?
ности; ч?мъ выше умственныя способности, г?мъ мозгъ обладаетъ болынимъ в?сомъ и, разум?ется, разм?ромъ 1). Вм?стимость че-
реповъ оказывается у высшихъ расъ больше, ч?мъ у низшихъ. Есть и еще н?что въ строении мозга, въ зависимости отъ чего находится та или иная степень умственныхъ способностей, это именно отношенге величины большихъ полушар?й пъ осталь-
нымъ частямъ мозга. Степень интеллектуальнаго развит?я нахо?
дится въ связи именно съ этимъ отношен?емъ. Если разсмотр?ть мозгъ животныхъ, отъ самыхъ низшихъ представителей до са-
мыхъ высшихъ, напр., челов?ка, то мы увидимъ, что ч?мъ выше умственныя способности, т?мъ отношен?е величины полушар?я къ остальнымъ частямъ мозга будетъ все больше и больше. Напр., у земноводныхъ больше, ч?мъ у рыбъ; у птицъ больше, ч?мъ у земноводныхъ; у млевопитающихъ больше, ч?мъ у птицъ, и, наконецъ, у челов?ка больше, ч?мъ у млекопитающихъ. У карпа больш?я полушар?я уступаюсь въ величин? даже зрительнымъ буграмъ, а у лягушки они превоеходять посл?дн?е своими раз-
м?рами. ?У голубя полушар?я простираются уже сзади до моз?
жечка. Параллельно оъ этимъ возрастаеть и степень интеллек?
туальнаго развит?я у названныхъ животныхъ. Въ мозгу собаки полушар?я покрываютъ уже совершенно четверохолм?я, но моз-
жечекъ лежитъ еще позади нихъ. И только у челов?ка больш?я полушар?я вполн? прикрываютъ собою и мозжечекъ? 2). Третье обстоятельство, въ связи съ которымъ находится сте?
пень интеллектуальнаго развит?я, это обил?е бороздъ въ мозгу. Именно, изсл?дован?я показали, что количество бороздъ нахо?
дится въ какой-то связи съ умственными способностями. Такъ, У рыбы, у лягушки, у птицы полушар?я не им?ютъ бороздъ, у кролика он? есть, хотя ихъ и немного; у собаки полушар?я пред?
ставляются покрытыми уже множествомъ извилинъ, у слона, весь?
ма интеллигентнаго животнаго, особенно бросается въ глаза изоби?
лие извилинъ и бороздъ. У челов?ка мы зам?чаемъ то же са?
мое явлен?е: ч?мъ выше его интеллектуальный способности, т?мъ количество бороздъ больше; у людей, высоко одаренныхъ, ко-
*) Это положение, впротемъ, нуждается въ ограничея?яхъ: по они для наиъ въ данную минуту не представляютъ интереса. 2) Ланд?/а. ?Учебникъ физ?олог?и?, русск. лереводъ. ? 370. 68 личество бороздъ значительно больше, ч?мъ у людей, мало ода-
ренныхъ. Вс? эти обстоятельства указываютъ на то, что интел-
лектуальныя способности и количество бороздъ въ мозгу нахо?
дятся въ какой-то связи другъ съ другомъ а). Обратимся къ другой групп? фактовъ, доказывающихъ связь между физическими и психическими явлен?ями. При первомъ взгля-
д? на мозгъ челов?ка, т?, которые не занимались анатом?ей, поражаются количествомъ бороздъ и извилинъ; съ перваго взгля?
да кажется, что между ними н?тъ никакой связи; но анатомамъ и физ?ологамъ удалось разобраться въ нихъ; они придумали на?
звана для каждой бороздки и извилины и, благодаря этому, уда?
лось опред?лить функц?ю или назначен?е каждой отд?льной части мозга. Физ?ологъ, удаляя изв?стную часть мозга у животнаго, наблюдаетъ, как?я психическ?я способности вм?ст? съ этимъ исче-
заютъ, и можетъ, сл?довательно, сказать, каково назначен?е этой удаленной части мозга. Если, напр., мы возьмемъ собаку и выр?-
жемъ у нея часть такъ называемой ?затылочной доли?, то ока?
зывается, что собака утрачиваетъ способность вид?ть предметы; сл?довательно, утрачиваетъ способность зрительныхъ воспр?ят?й; если мы выр?жемъ опред?ленную часть височной доли, то со?
бака лишается способности воспринимать т? или друг?е звуки. Можно сд?лать больше. Можно выр?зать оба полушар?я мозга. Оказывается, что собака и при такихъ услов?яхъ можетъ жить ц?лые м?сяцы, но она, лишенная большихъ полушар?й, лишается вм?ст? съ т?мъ сознательности и воли. Такъ, сильно голодная, она не станетъ д?лать движен?й, даже если пища находится пе-
редъ нею; она не станетъ хватать пищи, но, если приблизить пищу ко рту, то она ее съ?стъ. Изъ этого сл?дуетъ, что рефлек-
тивныя движен?я у нея есть, а волевыхъ, сознательныхъ?н?тъ. Изъ этого ясно также, что назначен?е полушар?й головного мозга состоитъ въ томъ, чтобы быть оруд?емъ сознан?я и воли. Батологическ?е случаи, т.-е. нервныя бол?зни, доказывают!, точно такимъ же образомъ, что, если определенная часть мозга подвергается забол?ван?ю, то это равносильно потер? челов?-
комъ какой-нибудь умственной способности. Если, напр., подвер?
гается забол?ван?ю 'третья лобная извилина, то челов?къ утрачи?
ваетъ способность р?чи, хотя его гортань, языкъ, весь голо?
совой аппаратъ находится въ вполн? здоровомъ состоян?и. ?Пороки образован?я головного мозга: микроцефал?я и водянка мозга обусловливаютъ уничтожение или понижен?е умственныхъ способностей до полнаго ид?отизма и самаго глубокаго слабоум?я; ') Т.?дл же. 69 обширныя воспален?я, перерожден?я, давлен?я, малокров?е мозго-
выхъ сосудовъ, наконецъ, одуряющ?я средства совершенно уни?
чтожают* умственныя способности? г). Такихъ прим?ровъ можно было бы привести огромное мно?
жество. Вс? они какъ бы указываютъ на то, что между мозго?
вою д?ятельностью и психическими явлен?ями существуетъ такая зк? связь, какая существуетъ между причиной и сл?дств?емъ: есть изв?стная часть мозга, есть и соотв?тствующая психиче?
ская ;функп,?я; н?тъ этой части, н?тъ и соотв?тствующей функ-
ц?п; ослабляется д?ятельность изв?стной части мозга, ослабляется и функц?я. Совершенно такъ, какъ въ указанномъ выше прим?р? причинной связи между огнемъ и теплотой: ?ееть огонь, есть и теплота; увеличивается огонь, увеличивается и теплота; умень?
шается огонь, уменьшается и теплота; н?тъ огня, н?тъ и теп?
лоты. Однимъ словомъ, кажется, что между мозговою деятель?
ностью и психическою есть отноп?ен?е причины и сл?дств?я. Есть еще группа фактовъ, доказывающихъ то же самое. Это именно факты, показывающее, что изм?нен?е въ физическомъ орган? вызывается изм?нен?ями въ психической д?ятельности. Когда нервныя ткани вообще находятся въ д?ятельномъ состоя-
н?и, то он? тратятъ изв?стныя вещества р возобновляютъ ихъ. Эта трата и возобновлен?е вещества сопровождаются изв?стными физическими процессами, связанными съ выд?лен?емъ теплоты. То же самое происходить и съ мозгомъ, когда онъ ?мыслить? или переживаетъ то или иное психическое еостоян?е: мозговыя ткани выд?ляють изв?стныя вещества, посл? чего нуждаются въ приток? новыхъ веществъ. Физ?ологи, пользуясь самыми точ?
ными пр?емами изсл?дован?я, нашли, что во время мышлеи?я мозгъ выд?ляетъ фосфоръ 2). Этимъ фактомъ воспользовался Моле-
шоттъ для утвержден?я, что ?безъ фосфора и?тъ мысли?. Осо?
бенно ретивые изъ его посл?дователей утверждали, напр., что рыбаки умн?е землед?льцевъ, потому что рыбаки употребляютъ въ пищу рыбу, которая богата фосфоромъ, и что рыба содер-
1) Ландуа. Тамъ же. 2) Изъ этого сл?дуетъ, что самый хнмнчсск? й составь мозга им?етъ гро?
мадное ппачен?с, ua каковое обстоятельство особенно часто указывали за?
щитники матер?алпзма. По словамъ Бюхнера (?Stoff unci Kraft?, стр. 274), ?еодержан?ш фосфора въ мозгу принадлежишь особенное значлн?е, и заста?
вляет!, насъ предполагать, что между шщъ и духовной работо?? существуетъ опред?ленное отношен?е?. ?Они показываютъ, говорить Бюхнеръ, что тоть литературный шумъ, который въ свое время быль поднять по поводу из-
В?стнаго мо.тешоттовскаго выражения ?безъ фосфора н?шъ мыслю, дока-
Зываетъ только Н?В??КССТ? Ю обвинителей?. 70 жить его гораздо больше, ч?мъ хл?бъ, воторымъ питается зем-
лед?лецъ. Несомненно то, что химическ?я изм?нен?я действительно проиоходятъ въ то время, когда мозгъ находится въ д?ятель-
номъ состоян?и, при чемъ эти химическ?я изм?нен?я сопровожда?
ются повышен?емъ температуры. Для того, чтобы доказать спра?
ведливость этого, французск?й ученый Брока приб?гъ къ до?
вольно простому опыту. Онъ прикладывалъ съ особенными пре?
досторожностями термометръ къ голов? лицъ, надъ которыми производились опыты, и заставлялъ ихъ р?шать въ ум? сложныя вычислен?я, читать на мало знакомомъ язык?. Оказалось, что по?
сле 10 минуть чтен?я или р?шен?я задачъ температура мозга поднималась съ 33,82 до 34,23. Этотъ ?опытъ доказалъ, что во время процесса мышлен?я температура мозга поднимается до?
вольно значительно. Есть еще одинъ опытъ, принадлежащей н?мецкому физ?ологу Шиффу и доказывающей то же самое. Именно онъ бралъ собаку, наркотизировалъ ее, и, когда она находилась въ такомъ состоя-
н?и, пробуравливалъ ей черепъ; зат?мъ прикладывалъ къ мозгу иглы одного аппарата, который показываетъ самымъ точнымъ образомъ тончайш?я изм?нен?я въ температуре. Посл? этого онъ заставлялъ собаку испытывать различныя возбужден?я чувствъ, и каждый разъ аппаратъ показывалъ повышеи?е температуры; особенное же сильное повышение температуры аппаратъ показы?
валъ въ то время, когда Шиффъ подносилъ кусочекъ сала къ носу животныхъ. Шиффъ добивался повышен?я температуры въ томъ случа?, когда онъ возд?йствовалъ на 'душевную деятель?
ность собакъ, заставляя ихъ слушать, напр., лай другихъ собакъ, мяуканье кошекъ *). Есть экспериментальное доказательство того, что во время мозговой деятельности кровь приливаетъ къ мозгу. Этотъ опытъ, принадлежащей итальянскому физ?ологу Моссо, заключается въ след. Представимъ себе стеклянный сосудъ, наполненный водою до краевъ; въ немъ устанавливается вертикально тонкая стеклян?
ная трубочка. Въ этотъ сосудъ съ водою субъектъ, надъ кото-
рымъ производится опытъ, погружаетъ руку, сжатую въ вулакъ, и после этого сосудъ завязываютъ плотно каучуковой перепон?
кой. Вода поднимается и останавливается на известномъ уровне вертикальной трубочки (рука во время опыта должна быть со?
вершенно неподвижна). После совершен?я вышесказаннаго мы начинаемъ задавать лицу испытуемому различные сложные вопро-
*) Терценъ. La psychophysiologie generate. 71 сы, напр., просимъ его умножить одно число на другое или го?
ворить на мало изв?стномъ иностранномъ язык?, вообще, совер?
шать какую-нибудь сложную умственную работу. При этомъ про?
исходить зам?чательное явлен?е. Какъ только субъектъ начина-
етъ усиленно мыслить, вода въ трубочк? начинаетъ понижаться. Это объясняется т?мъ, что во время процесса мышлен?я кровь приливаетъ къ мозгу, отливая отъ вс?хъ частей организма, ме?
жду прочимъ и отъ руки, а потому объемъ руки уменьшается, и вода въ сосуд? понижается. Но какъ только субъектъ пер?-
стаетъ усиленно мыслить, вода въ сосуд? поднимается. Это слу?
жить знакомь того, что объемъ руки сд?лался больше, что кровь отлила отъ мозга и прилила къ рук?. Отсюда ясно, что при процессахъ мышлен?я въ мозгу крови больше, ч?мъ въ со-
стоян?и покоя. Въ этомъ эксперименте мы им?емъ лишнее дока?
зательство того, что психическ?е процессы стоять въ опред?лен-
ной зависимости отъ физ?ологическихъ. Есть еще группа фактовъ, доказывающая то же самое; это именно изм?рен?е скорости психическихъ процессовъ, которое показываетъ, до какой степени мыслительные процессы нахо?
дятся въ зависимости отъ т?хъ или иныхъ состоян?й мозга. Въ прошлой лекц?и я уже указывалъ, что скорость психическихъ процессовъ изм?ряется при помощи особыхъ, очень точныхъ ин-
струментовъ, которые показываютъ время въ тысячныхъ доляхъ секунды. Изъ этихъ изм?рен?й оказывается, что утромъ чело-
в?къ мысдитъ скор?е, ч?мъ вечеромъ, скор?? тогда, когда онъ бодръ, ч?мъ когда утомленъ; при помощи этихъ изм?рен?й до?
казывается, что люди пожилые мыслятъ медленн?е, ч?мъ молодые, женщины медленн?? мужчинъ и т. д. Если субъектъ принялъ как?я-нибудь л?карственныя вещества или просто выпилъ чай й кофе, то скорость мысли опять будетъ иная, ч?мъ до пр?ема, сл?довательно, и умственные процессы иные. Связь эта д?лается еще бол?е несомн?нной, когда мы обратимся къ опытамъ съ алко-
големь; опыты, относящ?еся сюда, особенно интересны. Скорость мысли тотчасъ посл? пр?ема алкоголя сильно повышается; зато потомъ она сильно падаетъ, и мыслительные процессы соверша?
ются въ высшей степени медленно. Эти факты доказываютъ, что разъ дзм?няется питан?е мозга, изм?няется и качество психиче?
ской д?ятельности *). '?? Наша память находится тоже въ связи съ нервно-мозговой Деятельностью: утромъ, когда челов?къ бодръ, и память у него ?лучше, ч?мъ вечеромъ, когда онъ утомленъ; у д?тей эта способ-
*) Объ ивм?рен?и скоростей умственныхъ процессов* см. лекщю 17-ю. 72 ность проявляется совс?мъ ?шаче, ч?мъ у людей престар?лыхъ. Это объясняется т?мъ, что память находится въ связи съ изм?-
нен?ями нервно-мозговыхъ тканей. Напр., болып?е пр?емы брома, который обладаете способностью парализовать нервную д?ятель-
ность, вызывали у одного пастора то, что онъ забывалъ свои про-
пов?ди и не былъ въ состоян?и произносить ихъ, но эта способ?
ность возвратилась къ нему, когда онъ переставалъ принимать бромъ въ. болыцихъ дозахъ. Обратное д?йств?е производятъ ве?
щества, возбуждающ?я нервную д?ятельность, напр., гашишъ. У н?которыхъ экспериментаторовъ, принимавшихъ гашишъ, возобно?
влялись так?я далек?я воспоминан?я д?тства, которыя, казалось, навсегда были утеряны изъ памяти. Чтобы дополнить картину этихъ фактовъ, къ которымъ ?иы не разъ будемъ возвращаться, сл?дуетъ присоединить еще одинъ рядъ явлен?й. Я разум?ю зависимость прост?йшихъ чувство отъ чисто физ?ологическихъ состоян?й. Существуетъ взглядъ, по ко?
торому наши чувства, напр. страха, печали, негодован?я, предста-
вляютъ собою н?что независимое отъ какихъ бы то ни было фи-
з?ологическихъ процесоовъ. Но въ посл?днее время н?которые психологи старались показать, что причину ихъ нужно искать въ какихъ-то физ?ологическихъ соетоян?яхъ нашего организма, такъ какъ чувства не только не могутъ существовать независимо отъ физическихъ состоян?й, но что только этими посл?дними они и вызываются. Обыкновенно принято выражаться такъ: ?я потерялъ свое состоян?е, я огорченъ, я плачу?; ?я увид?лъ медв?дя, я испу?
гался п бросился б?жать?; ?я оскорбленъ врагомъ, приведенъ въ ярость и наношу ему ударъ?. Т.-е., по этому способу выра-
жен?я, у меня всл?дъ за какимъ-либо познавательнымъ процес-
сомъ (я узналъ о потер? своего состоян?я) является изв?стное чувство (печали), и посл? этого уже является вырастете этого чувства (у меня текутъ слезы). Первоначально чувства суще-
ствуютъ какъ бы отд?льно отъ чего-либо физическаго, и они какъ бы вызываютъ изв?стное физическое выражен?е. По мн?н?ю аме?
риканская психолога Джэмса, такъ выражаться нельзя. Нельзя говорить: ?я потерялъ состоян?е, я опечаленъ, я плачу?, или ?я увид?лъ медв?дя, испугался и пустился въ б?гство?, а нужно говорить: ?я потерялъ свое состоян?е, я лью слезы, я опечаленъ?; ?я встр?тилъ медв?дя, я пустился въ б?гетво, я испугался? и т. д. Джэмсъ хочетъ этимъ сказать, что за представлен?емъ чего-либо (потери состоян?я) возникаетъ не чувство (печали), а выражен?е этого чувства (мы льемъ слезы), а всл?дъ за пролит?емъ слезъ у ? "" п-*<г ?г?пгтпп печали въ ?анномъ 73 случа? является результатомъ изв?стнаго физическаго процесса. То же самое справедливо по отношен?ю ко вс?мъ чувствамъ: вс? они являются результатомъ ц?лаго ряда физ?ологическихъ процес-
совъ, которые у насъ совершаются въ юрганизм?. Это, между прочимъ, доказывается также фактами, заимствованными изъ пато-
лог?и. Существуетъ, напр., чувство страха въ то время, когда предмета, вызывающаго страхъ, н?тъ. Это бываетъ въ томъ слу?
чае, когда индивидуумъ лишенъ способности глубоко дышать, онъ испытываетъ б?ен?е сердца и стремится принять распростер?
тое положение; но если этотъ субъектъ выпрямится и начнетъ глубоко дышать, то чувство безпредметнаго страха устранится. Отсюда Джэмсъ заключаетъ, что чувство страха вообще есть ре?
зультата изв?стныхъ физ?ологическихъ изм?нен?й *). Вотъ рядъ фактовъ, которые доказываюсь несомн?иную связь между явленьями психическими и физическими. Я не знаю, станетъ ли кто-нибудь опровергать так?е факты, заимствованные у лучшихъ представителей науки. Опровергать эти факты нельзя, они доказаны тщательными изсл?дован?ями, но объяснять ихъ можно различно. Я сп?шу заявить, что я лично ни одинъ изъ приведенныхъ фактовъ не подвергаю сомн?н?ю, но хочу только показать, что истолковывать ихъ можно различно. Представимъ себ?, что мы собрали представителей различныхъ учен?й: зд?сь есть и матер?алистъ, и физ?ологъ, сторонникъ эмпи?
рического параллелизма, и спиритуалистъ. Устроивъ изъ нихъ родъ судища, мы предложимъ на ихъ усмотр?н?е вышеприведен?
ные факты съ т?мъ, чтобы они истолковывали ихъ. Мы увидимъ, что каждый изъ нихъ будетъ различно объяснять значен?е этихъ фактовъ. Прежде всего предоставимъ слово матер?алисту. Онъ бу?
детъ разсуждать сл?дующимъ образомъ: ?вотъ рядъ фактовъ, доказывающихъ, что явлен?я психическ?я безъ физическихъ су?
ществовать не могутъ; поэтому сл?дуетъ признать, что между ними существуетъ причинная связь такого рода, что физическ?я явлен?я порождаютъ психическ?я, что физическое является глав-
нымъ, а психическое производнымъ. Физическ?я явлен?я безъ пси-
хическихъ могутъ существовать, напр., процессъ пищеварен?я, Дыхан?я и проч?е физ?ологическ?е процессы. Эти процессы только физ?ологнческ?е, они не связаны ни съ какими психическими явле-
х) Джэмсъ. ?Пснхолог?я?. С'иб. 1898. Гл. 24. Но, излагая эту теор?ю, Да?илсъ считастъ нужнымъ прибавить: ?Мол точка зр?н?я не можетъ бить названа матер?алнстическо???. 74 н?ями, а психическое явлен?? безъ физическаго существовать не можетъ: ц?лый рядъ фактовъ доказываете справедливость этого. Между физическимъ и психическимъ существуетъ такая связь, какъ между причиной и д?йств?емъ, а такъ какъ причина яв?
ляется главнымъ, д?йств?е же производнымъ, то, сл?довательно, причина, т.-е. физическое, и имгъетъ истинную реальность, психическое же является продуктомъ д?ятельности физическаго, а отсюда выводъ: существуетъ только матер?я; что же касается психическаго, то оно самостоятельнаго быт?я не им?етъ. Психи?
ческое есть только результатъ д?ятельности матер?и. Въ м?р? истинною реальностью обладаете одна только матер?я, а все остальное является продуктомъ ея деятельности. Вотъ един?
ственная теор?я, которая даетъ ясный и опред?ленный отв?тъ относительно значен?я вс?хъ вышеприведенныхъ фактовъ?. На этомъ философъ-матер?алистъ кончаете. Теперь слово принадлежите физгологу. Физ?ологе говорить: ?я совс?мъ не разд?ляю вашего мн?н?я относительно того, что психическое есть продуктъ физическаго, результатъ д?ятель-
ности матер?альныхъ частей мозга; вы употребляете так?е тер?
мины, какъ ?причина?, ?результатъ? и т. п., крайне произвольно. Вы говорите, что между физическимъ и психическимъ суще?
ствуетъ причинная связь, психическое есть результатъ, продуктъ деятельности матер?альныхъ частей мозга; вы говорите, что между физическимъ и психическимъ отношен?е такое же, какъ между причиной и д?йств?емъ, какъ между огнемъ и теплотой, но для того, чтобы вы им?ли право такъ истолковывать вышеуказан?
ный явлен?я, нужно, чтобы вы им?ли возможность наблюдать су-
ществован?е промежутка времени между окончан?емъ физическихъ нроцессовъ и началомъ психическихъ; а между т?мъ утверждать этого мы не им?емъ яикакихъ основан?й. Во всявомъ случа?, на?
блюдать этого мы не можемъ. Если бы д?йствительно былъ про?
межуток времени между физическими и психическими явлен?ями. вы были бы поставлены въ безвыходное положен?е при объяснен?п н?которыхъ фактовъ. Тогда оказалось бы, что психическ?я явле?
нья съ своей стороны также оказываютъ дпйств?е на физи?
ческую природу челов?ъка. Эти факты въ большомъ количеств? собраны въ книг? Хэкъ-Тюка г) (?Духъ и т?ло?). Вс? они дока?
зывают^ что психическ?е процессы д?йствуютъ на физ?ологиче-
ск?е. Изъ многочисленныхе фактовъ, сюда относящихся, я при?
веду только одинъ. Въ 1868 г. въ Бельг?и была д?вица Луиза Лато, у которой появлялись такъ называемые стигматы; это? *) ?Духъ и т?ло. Д?йств?е психики и воображения на физическую при-
75 пятна, изъ которыхъ по временамъ выступала кровь. Само собою разум?ется, на это явлен?е было обращено вниман?е, врачи под?
вергли ее изсл?дован?ю. Оказалось, что Луиза Лато въ состоян?н религ?ознаго экстаза постоянно думала о страдан?яхъ ?исуса Хри?
ста и о его ранахъ. Всл?дств?е этого у Луизы Лато появля?
лись кровавыя пятна на т?хъ же самыхъ м?стахъ, на которыхъ и у ?исуса Христа. Сл?довательно, простое представлен?е, н?что психическое, въ даниомъ случа? было причиной физическихъ явлен?й. Если матер?алистъ будетъ признавать промежутокъ ме?
жду физическими и психическими явлен?ями, то въ данномъ случа? онъ долженъ признать, что физическое явлен?е есть результатъ психическаго. Къ этому факту можно было бы присоединить так?
же и возд?йств?е сознан?я на физическ?е процессы въ гишютиче-
скихъ явлен?яхъ. Мы внушаемъ субъекту, находящемуся въ со-
стоян?и Гипноза, какую-нибудь мысль или представлен?е, напр., совершить уб?йство, кражу, и эта мысль превращается въ (физи?
ческое) д?йств?е; сл?довательно, н?что психическое превращается въ физическое. Если признать промежутокъ времени между т?мъ и другимъ, какъ это признаютъ матер?алисты, то этихъ фактовъ, которыхъ очень много, они никакъ не были бы въ состоян?и объяс?
нить. Сколько бы мы ни наблюдали, мы все-таки не им?ли бы воз?
можности доказать, что между психическими процессами и физ?о-
логическими существуете причинное отношен?е. Отношение между т?ми и другими процессами я понимаю сл?дующимъ образомъ. Когда им?етъ м?сто процессъ психическ?й, то им?етъ м?сто и процессъ физическ?й; когда им?етъ м?сто процессъ физическ?й, им?етъ м?сто и процессъ психическ?й. Всякому опред?ленному психическому процессу соотв?тствуетъ опред?ленный процессъ физическ?й. Дальше констатирован?я этой связи я идти не желаю. Я не хочу р?шать вопросовъ о томъ, существуетъ ли въ м?р? только одна матер?альная субстанц?я или есть еще и духовная суб-
станц?я, и какъ эти субстанц?и возд?йствуютъ другъ на друга. Я не хочу заниматься этими вопросами, такъ какъ для этого я Долженъ былъ бы перейти за пред?лы эмпирическаго изсл?дова-
п?я. Оставаясь на этой почв?, я могу сказать только, что, когда является психическое, то является и соотв?тствующее ему физиче?
ское, и наоборотъ. Это учен?е называется параллелизмомъ. Про?
цессы 'физическ?е и психическ?е параллельны другъ другу. Больше °бъ ихъ связи я утверждать ничего не могу. Я желаю оставаться на точк? зр?н?я строго-эмпирическаго параллелизма?. Вотъ вамъ Разница во взглядахъ между матер?алистомъ и физ?ологомъ-эмпи-
Рикомь, который ум?етъ отличить, гд? кончается эмпирическое изсл?дован?е и начинается метафизическое. 76 Теперь слово принадлежите третьему члену судилища, сторон?
нику психофизическаго монизма, который говорить: ?я нахожу, что совершенно правильно разсуждалъ физ?ологъ, признавая су-
ществован?е какъ физическаго, такъ и психическаго. Я, разу-
м?ется, не только не отрицаю фактовъ связи между психическими и физическими явлен?ями, но, наоборотъ, моя собственная тео-
р?я держится и падаетъ вм?ст? съ признан?емъ этой связи. По моему мн?н?ю, психическое непротяженно и не находится въ про-
странств?, тогда какъ физическое протяженно и находится въ про?
странств. Хотя я и очень одобряю ум?ренность физ?олога, въ силу которой онъ не желаетъ выходить за пред?лы эмпирическаго изсл?дован?я, т?мъ не мен?е челов?ческ?й умъ не можетъ удовле?
твориться однимъ только этимъ признаи?емъ; н?тъ, пытливость челов?ческаго ума не позволяете останавливаться на простомъ констатирован?и связи между физическими и психическими явле-
п?ями, и онъ стремится получить отв?тъ на вопросъ, почему суще?
ствуешь такая связь между физическимъ и психическимъ. Само со?
бою разум?ется, что, поставляя вопросъ такого рода, я долженъ буду перейти за пред?лы эмпирическаго изсл?дован?я въ область метафизики. Въ этомъ смысл? матер?алисты правы, когда ставили себ? вопросы, выходящ?е за пред?лы эмпирическаго изсл?дова-
н?я, но они неправы въ томъ, что допускаютъ существован?е толь?
ко одной с,убстанц?и, матер?альной. Одной матер?альной субстан-
щей объяснить всего нельзя. Но я думаю, неправы и т?, кото?
рые признаютъ ихъ дв?, какъ, напр., Декартъ, который призна-
валъ и матер?альную и духовную субстанц?ю. Если допустить существован?е двухъ субстанц?й, то какъ объяснить, что мате-
р?альная протяженная и духовная непротяженная субстанц?и д?й-
ствуютъ другъ на друга? Какимъ образомъ одна субстанц?я про?
тяженная можетъ д?йствовать на другую субстанц?ю непротяжен?
ную и, наоборотъ, какимъ образомъ н?что духовное, пространства не занимающее, можетъ д?йствовать на матер?ю. Объяснить это взаимод?йств?е не въ состоян?и ни матер?алистъ, признающ?й одну матер?альную субстанц?ю, ни т?, которые признаютъ дв? субстан?
ции?и матер?альную и духовную, какъ, напр., Декартъ. Мате-
р?алистъ правъ, признавая одну субстанц?ю, но эта субстанц?я не должна быть ни матер?альной, ни духовной. Эта субстанц?я?н?-
что скрытое отъ нашего непосредствениаго познан?я. Мы можемъ познавать только отд?льныя стороны ея: одна сторона этой суб?
станции есть н?что физическое, другая сторона?н?что психиче?
ское ; мы ее знаемъ только съ двухъ сторонъ: съ одной стороны она матер?альна, съ другой?духовна. Сл?дователыю, истинная реальность нрш?адлежить одной субстанц?и съ двумя различными 77 сторонами. Вы скажете, какъ это одна сторона психическая, дру?
гая физическая, одна протяженная, другая непротяженная могутъ вм?ст? соединяться? Это я могу объяснить при помощи сл?дую-
щаго сравнеп?я. Представимъ себ? кругъ; я разсматриваю кругъ цзвн?, а кто-нибудь другой разсматриваетъ его изнутри. Мы ви?
димъ одинъ и тотъ же кругъ, но мы видимъ его съ двухъ сторонъ, одному онъ представляется вогнутымъ, другому выпуклымъ. Вотъ прим?ръ, какъ одна вещь, разсматриваемая съ двухъ сторонъ, представляется различной. То же можно сказать и относительно моей субстанц?и. Ее нельзя воспринять при помощи органовъ чувствъ, но существован?е ея необходимо признать для возможно?
сти объяснить вс? м?ровыя явлен?я. Вотъ какова моя точка зр?-
н?я, которая называется психофизическимъ монизмомъ. Я долженъ сознаться, что я метафизикъ, потому что я признаю существова-
н?е субстанц?и, недоступной непосредственному изсл?дован?ю, но сл?шу зам?тить, что матер?алистъ тоже метафизикъ, потому что онъ тоже въ основу м?ровой жизни кладетъ матер?альные атомы, недоступные для непосредственнаго воспр?ят?я?. Зд?сь оканчиваетъ свои разсужден?я сторонникъ психофизиче?
ского монизма, и на сцену выступаетъ спириту алистъ. ?Я тоже, говоритъ онъ, не отрицаю факта постоянной связи между психи?
ческими и физическими явлен?ями, но это не м?шаетъ тому, чтобы я признавалъ полную самостоятельность психическаго начала. Такое самостоятельное психическое начало есть именно то, что называютъ духовною субстанц?ей. Эта духовная субстанц?я, по моему мн?н?ю, можетъ оказывать возд?йств?е на т?ло, а для этого она, разум?ется, должна находиться въ связи съ нимъ. Суще-
ствован?е же духовной субстанц?и, мн? кажется, сл?дуетъ при?
знать вотъ на какихъ основан?яхъ. Матер?алисты говорить: все ъъ м?р? изм?няется, превращается, но позади этого изм?няющагося м?ра есть что-то не изм?няющееся, в?чно существующее, это именно матер?альный атомъ, признан?е котораго д?лаетъ понят-
нымъ вс? изм?нен?я въ м?р? матер?альномъ. А не то же ли самое мы должны сказать относительно духовной субстанц?и? Мы видимъ въ м?р? психическомъ постоянный изм?нен?я; одно духовное со-
[ стоян?е см?няется другимъ, но какъ они могутъ связываться, со?
единяться въ одно ц?лое, если не признать духовнаго атома, на-
значен?е котораго заключается въ томъ, чтобы быть носителемъ Духовныхъ состоян?й? Поэтому я считаю необходимымъ признать духовную субстанц?ю. Я признаю духовную субстанц?ю, которая при помощи нашихъ органовъ чувствъ воспринята быть не можетъ. Наши чувства, наши желан?я и др. психическ?я состоя-
н?я мы можемъ воспринять непосредственно, духовная же суб-
78 станц?я, которая находится позади этихъ состоян?й, недоступна для нашего непосредственнаго восир?ят?я. Въ этомъ смысл? я ме-
тафизикъ такъ же, какъ матер?алистъ и сторонникъ психофизи-
ческаго монизма: мы признаемъ существован?е отд?льной субстан-
ц?и, д?лающей понятнымъ изм?нен?я, происходящая въ м?р??. Наступаете очередь подвести итогъ тому, что они сказали. Вс? они не отвергаютъ фактовъ, указывающихъ на связь между явлениями физическими и психическими. По мн?н?ю матер?алиста, связь эта такая же, какъ между причиной и д?йств?емъ; изъ этого онъ д?лаетъ выводъ, что существуютъ только физическ?я явлен?я, а психпческ?я являются побочными, производными отъ нихъ и не существующими независимо. Физ?ологъ-эмпирикъ на?
ходить, что между психическимъ и физическимъ есть соотноше-
н?е, но онъ отказался отъ разсмотр?н?я того, что лежитъ въ осно-
ван?и т?хъ или другихъ явлен?й; это?задача метафизики, онъ же за пред?лы эмпирическаго изсл?дован?я не желаетъ переступать. Сторонникъ психофизическаго монизма, не отрицая фактовъ, гово?
рить, что физическое и психическое есть проявлен?е одной суб-
станц?и; что ни психическое не является причиной физическаго, ни физическое въ свою очередь не является причиной психическаго, что они совершаются параллельно другь съ другомъ. Спиритуа-
лнстъ признаетъ существован?е духовной субстанцш, д?лающей понятными вс? изм?нен?я психическаго м?ра. Теперь вы видите, что вс? т? факты, которые иоказываютъ связь между физическимъ и психическимъ, могутъ получить че?
тыре различныхъ толковашя. Которое изъ этихъ учен?й истинно? Въ данный моментъ мы не можемъ входить въ обсужден?е этого вопроса. Изъ четырехъ?эмпирически параллелизмъ можетъ быть признанъ наибол?е достов?рньшъ; психическ?й монизмъ и спи-
ритуализмъ можно признать учен?ями спорными, а матер?ализмъ безусловно ложнымъ. Въ сл?дующей лекц?и перейдемъ къ разсмо-
тр?н?ю того положен?я матер?ализма, по которому ?мысль есть движен?е вещества?. ЛЕКЦ?Я ПЯТАЯ. Психическ?я явлен?я могутъ быть познаваемы только путемъ самонаблюден?я, или внутренняго опыта. О методахъ психолог?и.?Физ?ологическая и экспериментальная нсихоло-
г?я.?Объективный методъ психолог?и.?Понят?е самонабдюден?н.?Источ?
ники психолог?и.? Объ эксперимент? въ психолог?и.?Отношен?? между субъективнымъ и объективнымъ наблюден?емъ. Въ сегодняшней лекц?и я долженъ былъ бы перейти къ кри-
тик? перваго основного ?голожен?я матер?ализма, по которому мысль есть движете вещества. Но мн? пришлось уб?диться въ томъ, что неправильность этого основного доложен?я становится понятной только въ томъ случа?, если различ?е между ?физиче-
ческимъ? и ?психическимъ? представляется вполн? ясно; между т?мъ вести бес?ду о различ?и между физическимъ и психическимъ на почв? критики матер?ализма оказывается весьма труднымъ, а потому въ настоящей лекц?и я р?шаюсь взять другую, совер?
шенно индифферентную тему, на почв? которой я и разсмотрю вопросъ о различ?и между психическимъ и физическимъ. Только при такихъ услов?яхъ м?ръ исихическ?й и м?ръ физическ?й бу-
Дутъ представляться, какъ два совершенно различныхъ м?ра, до такой степени различныхъ, что сказать, что ?мысль?, н?что пси?
хическое, есть движен?е ?вещества?, чего-то матер?альнаго, бу-
Детъ все равно, что сказать ?квадратъ круглъ? или ?деревянное жел?зо?, однимъ словомъ, все равно, что связать два такихъ по-
нят?я, которыя никоимъ образомъ связаны быть не могутъ. Та индифферентная тема, о которой я нам?ренъ говорить, есть во?
просъ о предметгъ психолог?и. На первый взглядъ вопросъ о предмет? психолог?и кажется чрезвычайно яснымъ и простымъ. Разум?ется, всяк?й скажетъ, что предметъ психолог?и составляютъ т? состоян?я, которыя мы Иазываемъ психическими: наши ?чувства?, ?мысли?, ?желан?я?, ?сомн?н?я?, ?волевыя р?шен?я?, и т. п. Между т?мъ, именно, по поводу этого вопроса возникаютъ различныя сомн?н?я. Если бы Mf>i взяли, напр., дв? отрасли естествознаи?я: ботанику и минера-
SO лог?ю, н спросили о предмет!; этихъ иаугсъ, то едва лп по этому поводу могли бы возникнуть как?я-нибудь соми?н?я. Никто, напр., не скажетъ, что растительный м?ръ есть предметъ минералог?и, а что минералы составляютъ предметъ изсл?дован?я ботаники. Между т?мъ, н?что подобное по отношен?ю къ предмету психоло-
г?и и, напр., физ?олог?и постоянно им?етъ м?сто. Обыкновенно говорятъ, что психолог?я, какъ отд?льная наука, не существуетъ, что она есть только часть той науки, которая называется физ?оло-
г?ей; она есть отрасль физ?олог?и, науки о физическомъ существ? челов?ка, а потому и предметъ ея тотъ же, что и предметъ физ?олог?и. Весьма часто можно слышать мн?н?е, что въ прежн?я вре?
мена, когда психолог?я разрабатывалась исключительно филосо?
фами, она не была собственно наукой; что тогда психолог?ю раз?
рабатывали исключительно философы-метафизики и только аб?
страктно-умозрительными, не научными методами; что только въ посл?днее время, когда къ разработк? психолог?и приступилъ фи-
з?ологъ, она сд?лалась истинной наукой; что она сд?лалась на?
укой только тогда, когда она стала отраслью физ?олог?и. Между прежней и новой психолог?ей н?тъ ничего общаго. Только со?
временная психолог?я собственно и есть психолог?я, и именно потому, что она физгологическая, что она пользуется услугами физ?олог?и. Да и въ самомъ д?л?, какую науку могла представлять собой психолог?я, которая, по собственному же признанно психо-
логовъ, пользовалась методомъ, называющимся методомъ ?само-
наблюден?я?, методомъ, ни въ одной наук? не прим?няемымъ ? Физ?олог?я же, занимаясь изсл?дован?емъ психическихъ явлен?й, пользуется т?мъ самымъ методомъ, которымъ она пользуется и при изучен?и физ?ологическихъ явлен?й и который ничего общаго не им?етъ съ методомъ самонаблюден?я. Въ д?йствительности н?тъ взгляда бол?е ложнаго, ч?мъ этотъ. Можно прямо сказать, что собственно психолог?я всегда была фн-
з?ологической, что со времени Аристотеля, основателя эмпири?
ческой психолог?и, эта посл?дняя всегда была физиологической 1), такъ что положен?е, что современная психолог?я свои построе???я основываетъ на физ?ологическихъ данныхъ, нужно понимать только въ томъ смысл?, что современная психолог?я въ большихъ разм?-
рахъ пользуется физ?олог?ей, ч?мъ это ей было возможно д?лать прежде, но что принцип?ально она и прежде пользовалась фи-
з?олог?ей. *) Разумеется, въ ойъяснонш ггспхическпхъ явлен?й, а не ?п. вогтрог? о природп души. 81 Пснхолог?я греческаго философа Аристотеля представляетъ собою физиологическую психолог?ю и именно потому, что Ари?
стотель всегда разсматривалъ всяк?й психическ?й процессъ въ т?с-
но?? связи съ явлен?ями физ?ологическими. Если бы я прочелъ вамъ нисколько м?стъ изъ той книги, которую держу въ настоящее время въ рукахъ, и спросилъ васъ, какому автору она принадлежитъ, то я ув?ренъ, что вы ошиб?
лись бы, вы нав?рно приписали бы эти взгляды какому-нибудь изъ современныхъ психологовъ, между т?мъ какъ эта книга на?
писана Аристотелемъ за 22 стол?т?я до нашего времени. Напр., разсматривая, что такое память, онъ говорить, что въ орган? души происходите опред?ленное движен?е частицъ вещества, ко?
торое оставляетъ изв?стные сл?ды, способные возобновляться, и вм?ст? съ этимъ возобновляются и соотв?тствующ?я имъ пред-
ставлен?я. Съ такой же точки зр?н?я Аристотель разсматривалъ и друг?е психическ?е процессы: ощущен?е, воображен?е, предста-
влен?е, иллюз?и, галлюцинац?и, и вообще для вс?хъ возможныхъ психическихъ процессовъ онъ искалъ соотв?тствующ?е имъ фи-
з?ологическ?е процессы х). ?) ?Ощущен?е, по Аристотелю, есть изм?нен?е, происходящее въ ощу?
щающем, орган? отъ какого-либо вн?шняго объекта (Aristotelis Opera omnia. 416, b. 33), есть движеп?е души черезъ посредство т?ла (454 а 9). Необхо-
димымъ услов?емъ ощущен?я является опред?ленное отношен?е между эле?
ментами органа. Если возд?йств?е вн?шняго объекта будетъ таково, что оно будетъ нарушать это отношен?е, то ощущен?е не будетъ им?ть м?ста (424 а 6). Возд?йетв?е вн?шняго объекта на органъ чувствъ напоми-
наетъ собою отпечатокъ, сл?ъдъ, оставляемый печатью? (424 а). Движен?е, которое производить вн?шнее впечатл?н?е въ органахъ чувствъ, им?етъ свонмъ непосредственнымъ сл?дств?емъ не только ощущен?е, но это движете сохраняется въ орган? (429 а 5, 469 b 6, 462 а 9). Это есть н?что въ род? сл?да, который оставляется печатью. Сл?дъ этотъ можетъ отли?
чаться большей или меньшей устойчивостью, смотря по тому, как?я органы-
честя услов?я существуют! для его сохранен?я. Движен?е, сохраняющееся въ органахъ, при н?которыхъ обстоятедь-
ствахъ распространяется отъ органовъ чувствъ къ центральному органу, и зд?сь пропсходптъ возобновлен?е образа въ отсутств?и самого предмета. Сновид?и?я, напр., суть не что иное, какъ сл?ды движен?й, возникающпхъ при чувственномъ воспр?ят?и (461 b 21). Такимъ образомъ, представлен?е даже и по удален?и предмета воспр?ят?я Можетъ продолжать свое существован?е въ вид? движен?й (453 b 2). Спо?
собность удерживать впечатл?н?я называется памятью. Память онъ объясняетъ также чпсто физ?ологпчески. Посл? возд?п-
ств?я вн?шняго возбужден?я у насъ задерживается изв?стное впечатд?н?е. Задержку впечатл?н?я онъ сравниваетъ съ инерц?ей, которая им?етъ м?сто в ъ движущихся т?лахъ, потому что т?ло продолжаетъ двигаться, если бы Даже то, что привело его въ движен?е, уже больше не прикасалось къ 82 Изв?стно, какимъ вл?ян?емъ пользовалась философия Аристо?
теля въ средн?е в?ка вплоть до самого Декарта; а изъ этого легко понять, что и его физ?ологическая психолог?я непрерывно существовала вплоть до начала нов?йшей философ?и, что въ сред-
Hie в?ка психолог?я писалась по тому образцу, который зав?щалъ Аристотель. Чтобы уб?дить васъ въ томъ, что физ?ологическую психоло-
г?ю знали уже очень давно, мн? стоитъ указать на рядъ оочинен?и конца ХТ? и начала XVII в. Напр., психологъ Еассманъ *) былъ одинаково знатокомъ филоооф?и и медицины; онъ опред?лялъ пси-
холог?ю, какъ часть антрополог?и, и излагалъ психолог?ю на чи?
сто физ?ологической почв?. Фаб?анъ Гипп?усъ s) писалъ физиче?
скую психолог?ю. Его психолог?я содержитъ физ?олог?ю и изложе-
н?е строен?я челов?ческаго т?ла. И такихъ писателей этой эпохи можно было бы назвать чрезвычайно много. Возьмемъ Декарта, о которомъ, можетъ быть, мног?е ду-
маютъ, что онъ былъ только философъ, и что его система по?
строена на такихъ основахъ, которыя никакого значен?я не им?-
ютъ. Правда, онъ получилъ образован?е въ ?езуитской школ?, гд?, по собственному признан?ю, онъ немногому научился, но за?
то, когда онъ занимался философскими построениями, онъ очень усердно изучалъ анатом?ю и {физ?олог?ю. О немъ существуете раз-
сказъ, что, когда одинъ изъ его пос?тителей обратился къ нему нему. Совершенно такимъ же образомъ и въ органахъ чувствъ остаются движен?я посд? того, какъ объектъ, д?йствовавш?й на нихъ, пересталъ д?йствовать. Запоминан?е есть движен?е, идущее отъ центра и органовъ чувствъ къ душ?, чтобы тамъ оставить изв?стное впечатл?н?е;. восгюмпнан?е, напро-
тивъ, есть движен?е въ обратномъ порядк?, идущее отъ души къ органамъ чувствъ (408 Ь). Удовольств?е и страдан?е Аристотель также объяенядъ чисто флз?оло-
гически, и ему, между прочимъ, принадлежать та теор?я, въ настоящее время многими принятая, что удовольствие связано съ повышен?емъ жизнен-
ныхъ функц?й, а страдан?я связаны съ понижен?емъ ихъ. х) Его сочинен?я, напр., ?Psychologiae anthropologicae sive animae humanae doctrina? Hannov. 1594. Въ то же время онъ занимался и фив?олог?ей; его второе сочинен?е называется ?Anthropologiae pars secunda h. e. de fabricu humani corporis metodice descripta?. Hannov. 1596. 2) Сочинен?е его называется ?Fabiani Hippii Psychologia physica? 1600 г. Кром? того, онъ написалъ ?Dissertatio de corporis humani ex semine orhi?. Илн, напр., въ 1612 году вышло сочпнен?е Gregor'a Horsti De natura homana libri duo, quorum prior de corporis structura, posterior de anima Iractat? (?О чедов?ческой природ? дв? книги, пзъ коихъ первая трактуетъ о чедов?ческомъ т?д?, а вторая о душ??.) О другихъ сочпнен?яхъ въ этомъ же род? см. у Carus'a. ?Geschichte d. Psychologies. Lpz. 1808, стр. 453 и д. 83 еъ вопросомъ: ?а гд? же ваша библ?отека??, то Декартъ по-
велъ его въ ту комнату, гд? находились анатомическ?е препараты и сказалъ: ?вотъ моя библ?отека?, желая этимъ сказать, что истинный методъ изсл?дован?я лежитъ не въ изучен?и сочинен?й старыхъ схоластиковъ, а въ непосредственномъ изучен?и природы. Декартъ при изучены психическихъ явлен?й постоянно старался дать имъ физ?ологическое толкован?е. Англ?йск?й натуралистъ Гексли написалъ даже отд?льную статью, чтобы показать, до какой степени сходны взгляды Декарта со взглядами современ-
ныхъ фнз?ологовъ. Онъ, какъ и современные физ?олэги, объяснялъ мног?е психическ?е процессы при помощи движен?я нервныхъ частицъ. / ] ? Чтобы показать, какимъ образомъ Декартъ пользовался фи-
з?олог?еи для психологическихъ ц?лей, я позволю себ? приве?
сти только одинъ прим?ръ изъ его сочинен?й. Въ своихъ ?Prin-
cipes de la philosophie? (? 189) оиъ говоритъ: ?мы должны за-
м?тить, что, хотя душа соединена со вс?мъ т?ломъ, но свои главныя функц?и она совершаетъ въ мозгу, и зд?сь она не только понимаетъ, воображаетъ, но и ощущаетъ, и это происходить черезъ посредство нервовъ, которые распространяются въ вид? тонкихъ нитей отъ мозга ко вс?мъ частямъ другихъ органовъ, съ которыми они такъ связаны, что къ органамъ нельзя при?
коснуться безъ того, чтобы не привести въ движен?е оконеч?
ности какого-либо нерва, и это движен?е черезъ посредство нер?
вовъ доходитъ до мозга, съ которымъ душа связана т?сн?йшимъ образомъ, и всл?дств?е своего различнаго характера движеп?я заставляютъ ее им?ть различный мысли. Это суть т? различныя мысли, которыя исходятъ непосредственно отъ движен?й, возбу-
жденныхъ черезъ посредство нервовъ въ мозгу, и которыя мы иазываемъ нашими ощущен?ями?. Если физ?ологическая" психолог?я была изв?стна Аристотелю и Декарту, то о XVIII в?к? и говорить нечего. Итакъ, тотъ взглядъ, будто психолог?я только въ недавнее время сд?лалась физ?ологической, можетъ поддерживаться только т?ми, кто совс?мъ не знакомъ съ истор?ей этой науки. Нужно помнить, что современная психолог?я отличается отъ прежней не т?мъ, что будто бы прежняя призывала разсматривать все только умозрительно, а что въ настоящее время психолог?я потому и ^j сд?лалась наукой, что стала разсматривать психическ?я явлен?я въ связи съ физ?ологическими. Въ д?йствительности современная психолог?я отличается отъ прежней вовсе пе э?имъ, а т?мъ, что °на сд?лалась экспериментальной, каковой прежняя психоло-
г'я не могла быть всл?дств?е недостаточнаго развит?я именно экспе-
84 риментальныхъ методовъ. Физ?ологическая психолог?я и экспе?
риментальная психолог?я?два поият?я, отличный другъ отъ дру?
га. Можно сказать, что экспериментальный методъ изсл?дован?я въ прежней психолог?и не прим?нялся, между т?мъ кавъ физиологиче?
ское изсл?дован?е психическихъ процессовъ далеко не новость. Взглядъ, по которому методъ самонаблюден?я является не-
пригоднымъ въ психолог?и, въ нов?йшее время былъ высказанъ основателемъ позитивной системы философ?и Огюетомъ Нонтомъ. Онъ по своему образованно былъ математикъ и иатуралистъ. Когда онъ познакомился съ психолог?ей, гд? употребляется ме?
тодъ самонаблюден?я, то очень удивился тому, что методъ само?
наблюдения можно вообще считать научнымъ методомъ. Онъ не могъ признать внутренняго опыта, который употреблялся, какъ онъ думалъ, по преимуществу метафизиками; отождествляя психо-
лог?ю съ метафизикой, онъ совершенно отвергалъ внутренн?й опытъ. По его мн?н?ю, самонаблюден?е просто невозможно. Онъ не могъ понять, какъ сознан?е можетъ наблюдать самого себя въ процессе собственной д?ятельности; онъ никакъ не могъ понять, что такое ?сознан?е сознан?я?. Съ перваго взгляда такой про-
цессъ напоминаетъ собою невозможную механическую задачу? поднять самого себя на стул?, на которомъ сидишь. Самонаблю-
ден?е есть вещь немыслимая *). По мн?н?ю Огюста Конта, умъ х) Я позволяю себ? (привести это м?сто изъ сочинен?я Огюста Конта, которое им?ло такое важное значен?е. ?Метафизики,?говорить онъ,?при?
думали въ посл?днее время отличать два рода наблюден?й одинаковой важ?
ности: одно внпшнее, другое внутреннее, изъ которыхъ посл?днее предна?
значено исключительно для изучешя интеллектуальныхъ явлен?й. Но я хочу,?говорить Контъ,?показать, что это мнимое, непосредственное созер-
цан?е духа есть чистая пллюз?я. Очевидно, что челов?ческ??? духъ можетъ наблюдать вс? явлен?я, за исключен?емъ своихъ собственныхъ, ибо ч?мъ можетъ производиться такое наблюден?е? Легко понять по отношен?ю къ чувствамъ, что челов?къ могъ бы наблюдать, напр., страсти, которыя его возбуждаютъ, по той анатомической причин?, что органы, которые являются ихъ м?стопребыван?емъ, отличны отъ т?хъ органовъ, которые предназна?
чаются для наблюдательныхъ функц?й. Но если бы даже кто-нибудь им?лъ случай наблюдать ихъ надъ самнмъ собою, то онъ, конечно, не допустилъ бы, что они им?ютъ важное научное значен?е. Нужно согласиться, что самое лучшее средство познавать даже страсти состоитъ въ наблюден?и во вн?, потому что всякая р?зко выра?
вненная страсть, т.-е., именно то, что всего важн?е изсл?довать, по необ?
ходимости не совм?стпмо съ состоян?емъ наблюден?я. Что же касается иаблюден?я интеллектуальныхъ явлен?й въ то время, когда они совершаются, то это очевидная невозможность. Индивидуумъ мыслящ?й не можетъ раз-
д?литься на двое, изъ которыхъ одинъ разсуждалъ бы въ то время, какъ другой наблюдалъ бы разсужден?я перваго. Такъ какъ органъ наблюдаемый 85 не можетъ наблюдать умственныхъ актовъ въ то время, когда онъ мыслитъ; для этого ему нужно прекратить свою д?ятель-
иость, а тогда нечего наблюдать. Чтобы процессъ самонаблюде-
н?я могъ осуществляться, нужно, чтобы умъ разд?лился на дв? части, изъ которыхъ одна часть будетъ мыслить, а другая бу?
детъ наблюдать то, какъ эта первая часть будетъ мыслить; а такъ какъ такое разд?лен?е ума на дв? части невозможно, то, сл?довательно, и самонаблюден?е невозможно. Построить психо-
лог?ю на основ? самонаблюден?я?несбыточная мечта. Для построе-
н?я психолог?и нужно обратиться къ физ?олог?и мозга; а такъ какъ строен?е мозга во времена Огюста Конта было плохо изв?стно, то онъ думалъ, что можно построить психолог?ю посредствомъ изучен?я строен?я черепа, по прпм?ру Галля, основателя френо-
лог?и, который доказывалъ, что существуютъ способы опред?ле-
и?я умственныхъ способностей по очертан?ямъ черепа х). Надо зам?тить, что взглядъ Огюста Конта былъ отвергнуть англ?йскими его посд?дователями, именно Д. С. Милл'емъ и Льюи-
сомъ. Но въ Англ?и же оказался писатель, который нашелъ воз-
можнымъ защищать теор?ю О. Конта во всей ея ц?лости. Это именно псих?атръ Маудсли, по мн?н?ю котораго ?люди, думаю?
щее осв?тить весь строй умственной д?ятелыюсти св?томъ соб-
ственнаго созиан?я, похожи на людей, которые захот?ли бы осв?-
тить вселенную ночникомъ?. До такой степени методъ самонаблю-
ден?я казался ему безсмысленнымъ 2). Для насъ, русскихъ, этоть вопросъ представляетъ интересъ потому, что онъ въ одно время былъ предметомъ журнальной полемики между Кавелинымъ и С?ченовымъ. Кавелинъ, предста-
\ витель гуманита.рныхъ наукъ, С?ченовъ, изв?стный физ?ологъ, I спорили о задачахъ психолог?и и между многими другими вопро?
сами затронули также и вопросъ (о метод? лсихолог?и. Каве?
линъ 3) говорилъ, что основной пр?емъ, при помощи котораго можно строить психолог?ю, есть ?внутреннее зр?н?е?, ?психическое зр?-
н?е?. С?ченовъ, физ?ологъ, утверждалъ, что такого ?внутренняго, въ данномъ случа? тоясдественъ съ наблюден?емъ, то какимъ образомъ могло бы осуществиться наблюдете? Этотъ мнимый психологическ?й методъ по своему существу есть ничто?. ?Philosophi c positive? изд. 1830 г., т. I, стр. 34 и др. (Ср. съ этимъ то, что онъ говорить въ 3-мъ том? стр. 540. Изд. 1869 г.). й) О Галл? см. ниже. 2) См. его ?Физ?олог? я и патолог? я души?, Спб. 1871 г., гл. 1-я ?О спо-
соб? изучен? я души? (существуютъ бод?е новыя издан?я на англ?йскомъ язык?). 3) См. Еавелгшъ ?Задачи психолог?и?. Спб. 1872 г., и С?ченовъ ?Психоло-
гическ?е этюды?, Спб. 1873 г. 86 психическаго зр?н?я? вовсе н?тъ и быть не можетъ *). Обще?
ственное мн?н?е стало на сторону С?ченова, и въ настоящее вре?
мя у насъ господствуетъ взглядъ, по которому методъ самонаблю-
ден?я долженъ быть признапъ методомъ ненаучнымъ. Но если бы этотъ споръ предложить на р?шен?е современной науки, то представители ея высказались бы за Кавелина, а не за С?ченова. Очень мног?е, желая понять, что такое самонаблюден?е, обра?
щаются къ слову ?самонаблюд?н?е? и изъ слова хотятъ разга?
дать смыслъ самого понят?я. Они думаютъ, что самонаблюден?е? это значитъ ?наблюдете самого себя?. Въ англ?йскомъ язык? термину ?самонаблюдение? соотв?тствуетъ терминъ ?интроспекц?я?, что означаетъ ?гляд?н?е внутрь самого себя?. По этому поводу обыкновенно говорятъ: ?я понимаю, что значитъ гляд?ть вн? себя: это значитъ, рассматривать предметъ, лежащ?й вн? меня, но что значитъ ?гляд?ть внутрь самого себя?, я не понимаю?. Основываясь на этомъ, мног?е тотчасъ же отвергаютъ и самый пр?емъ, какъ ненаучный. На это я долженъ зам?тнть, что ни?
когда не сл?дуеть обращаться къ слову, когда мы желаемъ узнать смыслъ какого-нибудь понят?я; для этого всегда сл?дуетъ обра?
щаться къ самой философ?и. И въ данномъ случа? мы должны обратиться къ философ&мъ и спросить, какъ они понимаютъ этотъ своеобразный терминъ ?самонаблюден?е?', и мы увидимъ, что смыслъ его въ высшей степени простой. Положимъ, что я смотрю на какой-нибудь предметъ, нахо?
дящейся передо мною, напр., на дерево, им?ющее опред?ленную величину, форму, цв?тъ; предметъ моего наблюден?я находится вн? меня, на изв?стномъ разстоян?и отъ меня, и воспринимаю я его при помощи зрительнаго органа. Положимъ, дал?е, я слышу звукъ пушки; я воспринимаю этотъ звукъ при помощи другого органа чувствъ?уха. Я прикасаюсь къ столу и нахожу, что его поверхность шероховата или гладка, холодна или тепла; все это 1) Въ ?Психодогнчеекихъ этюдахъ? отрицается существование особаго ?внутренняго? зр?н?я. Такъ, напр., на стр. 122: ?Итакъ, особаго психическаго зр?н?я, какъ спец?альнаго оруд?я для изсл?дован?я психическихъ нроцессовъ, въ противоположность мате-
р?адьнымъ, н?тъ?. Стр. 134: ?Рекомендуемое Кавединымъ сцец?альное оруд?е для психиче?
скаго изсл?дован?я оказывается фикц?с???... Стр. 145: ?Всяк?й, кто признаетъ пспхолог?ю неустановившейся наукой, долженъ непзб?жно признать вм?ст? съ этимъ, что у челов?ка н?тъ никакихъ спец?альныхъ умственныхъ оруд?й для познаван?я психическихъ фактовъ, въ род? внутренняго чувства ИЛ И психическаго зр?н?я, которое, сливаясь съ познаваемым?- познавало бы продукты познан?я непосредственно, по _87 _ я узнаю, благодаря тому, что у меня есть органъ осязан?я. Вотъ что мы можемъ узнать при помощи нашихъ органовъ чувствъ: нашего глаза, уха, органа осязан?я и проч. Если мы возьмемъ вс? эти явлен?я, который составляютъ предметъ естествознан?я, какъ св?тъ, теплота, движен?е и т. п., то мы увидимъ, что вс? они воспринимаются нами при помощи нашихъ органовъ чувствъ. Но можемъ ли мы сказать, что воспр?ят?емъ при помощи на?
шихъ органовъ чувствъ исчерпывается все наше познан?е? Н?тъ, мы должны отв?тить на этотъ вопросъ отрицательно. Существу?
етъ еще многое такое, что при помощи нашихъ органовъ чувствъ воспринято быть не можетъ, но что т?мъ не мен?е им?етъ ре?
альное существован?е и познается нами. Напр., чувства, мысли, желан?я, р?шен?я и т. п. В?дь все это мы можемъ познать, но спрашивается, какъ мы ихъ познаемъ? Разум?ется, всяк?й ска-
жетъ, что ни при помощи глаза, уха, органа осязан?я и. т. п., а как?гмъ-то иньшъ способомъ. Вотъ этотъ-то епособъ у филосо-
фовъ принято называть искусственнымъ терминомъ ?самонаблюде-
н?я?, ?внутренияго зр?н?я?, ?психическаго зр?н?я?, ?внутренняго чувства?, ?внутренняго опыта? и т. п. Само собою разум?ется, что вы такой процессъ познан?я можете назвать какимъ угодно терминомъ, только вы должны согласиться съ т?мъ, что это по-
знан?? дается намъ не при помощи органовъ чувствъ. Для обо-
значен?я того, что есть ц?лый м?ръ явлен?й?наши чувства, мысли, желан?я, волевыя р?шен?я, которыхъ воспринять мы не можемъ при помощи глаза, уха и проч., у пспхолога существуетъ особый терминъ. Это??м?ръ внутренн?й?, ?м?ръ психическ?й?. Для позна-
н?я его необходимо: ?самонаблюден?е?, ?внутреннее зр?н?е? и т. п. Вотъ единственный и простой смыслъ слова ?самонаблюден?е?. Изсл?дован?е того, что воспринимается при помощи органовъ чувствъ, есть предметъ естествознания въ широкомъ смысл? этого слова, а изсл?дован?е того, что мы не можемъ воспринимать при помощи вн?шнихъ органовъ чувствъ, и т?мъ не мен?е, однако, воспринимаем^ есть предметъ психолог?и. Такимъ образомъ, для нашего познан?я существуетъ два м?ра: м?ръ психическ?й и м?ръ физическш. Для познан?я м?ра психическаго существуетъ методъ самонаблюден?я, или такъ наз. внутренн?й опытъ, для позна-
н?я м?ра фнзическаго существуетъ методъ вн?шняго наблюден?я, или такъ наз. внкшн?й опытъ. Методъ самонаблюден?я иначе называется методомъ субъептивнымъ, методъ наблюден?я надъ физическимъ м?ромъ называется методомъ объективнымъ. Я говорю, что существуетъ самонаблюден?е для познан?я того, что воспринимается нами не при помощи вн?шнихъ органовъ чувствъ. Кром? м?ра физическихъ явлен?й, м?ра вн?шняго, кото-
88 рый мы познаемъ при помощи вн?шнихъ органовъ чувствъ, есть еще м?ръ внутренн?й, который познается особымъ способомъ, для обо-
значен?я котораго принять условный терминъ: ?внутр?нн?й опытъ?, ?внутреннее зр?н?е?, ?психическое зр?н?е? или ?самонаблюден?е?. Но ни одинъ психологъ не думалъ, что существуютъ особые органы для воспр?ят?я этого м?ра явлен?й, что существуютъ, напр., осо?
бые органы для воспр?ят?я чувствъ печали, радости, гн?ва и т. п. Они утверждаютъ, что кром? вн?шняго м?ра есть еще внутренн?й м?ръ, но, разум?ется, они не думали утверждать, что м?ръ вну?
тренний находится гд?-иибудь въ мозгу или внутри нашего черепа, вообще нашего организма. Они, употребляя этотъ терминъ, им?-
ютъ въ виду сказать, что есть два различиыхъ м?ра, которые и воспринимаютъ различнымъ образомъ, различными способами. Если это понятно, то можно пойти дальше и спросить, по?
чему мы указанный нами пр?емъ изсл?дован?я психическихъ явле-
н?й называемъ самонаблюден?емъ, субъективнымъ методомъ из-
сл?дован?я и утверждаемъ, что онъ кореннымъ образомъ отли?
чается отъ объективнаго наблюден?я? Для того, чтобы это сд?ла-
лось понятиымъ, я позволю себ? привести два, три прим?ра изъ области объективнаго и субъективнаго наблюден?я, изъ познан?я вн?шняго и внутренняго м?ра. Вотъ, напр., зеленый пв?тъ; я его вижу, и вс? друг?е видятъ то же самое, что и я; если бы неподалеку, положимъ, раздался звукъ пушки, то я бы его услы-
шалъ, и еще тысяча людей услышала бы его такъ же, какъ и я; они восприняли бы звукъ тавъ же непосредственно, какъ и я. Если бы появилась какая-нибудь новая комета, то нав?рное милл?оны людей увид?ли бы ее съ такою же непосредственностью, какъ и я. Вотъ характерная особенность вн?шняго, объективнаго, наблюден?я. Каждый индивидуумъ наблюдаетъ то или другое явле-
н?е съ такою, же непосредственностью, какъ и вс? друг?е. Эта особенность создаетъ громадное преимущество объективному на?
блюдение передъ субъективнымъ. Совс?мъ не то при воспр?ят?и психическихъ явлен?й. Воспр?я-
т?е психическихъ явлен?й доступно только для того индиви?
дуума, который переживаешь ихъ. Положимъ, что въ данный моментъ, когда я нахожусь передъ вами, я испытываю какое-ни?
будь чувство, напр., чувство боли. Никто изъ присутствующихъ этого чувства ни познать, ни вид?ть не можетъ. Положимъ, да-
л?е, что у меня есть какое-нибудь желан?е; и о немъ никто изъ присутствующихъ не можетъ догадаться; оно доступно только для меня одного. Вс? психическ?я состояи?я всегда абсолютно до?
ступны только для того, кто ихъ переживаетъ. Другой не можетъ вид?ть ни моихъ желан?й, ни моихъ чувствъ, ни волевыхъ р?ше-
89 н?й, онъ не можетъ воспринять ихъ съ той же непосредственностью, съ какою онъ могь бы это ед?лать, если бы пожелалъ воспри?
нять как?я-нибудь физическ?я явлен?я. Въ т?хъ сдучаяхъ, когда мы знаемъ о чувствахъ и мысляхъ другихъ индивидуумовъ, мы знаемъ о нихъ только потому, что мы о нихъ умозаключаемъ; ихъ мы можемъ познать только при помощи процесса умозаключен?я. Не думайте, что я строю как?е-
пибудь соф'измы; та мысль, которую я высказываю, очень проста и неоспорима. Положимъ, передъ нами стоить челов?къ и плачетъ потому, что онъ испытываетъ чувство печали. Мн? могутъ ска?
зать : ?какъ же вы говорите, что будто нельзя вид?ть чувствъ. Видимъ же мы чувство печали у этого челов?ка; мы можемъ это чувство наблюдать?. На это я могъ бы отв?тить: ?Вы ошибае?
тесь, чувствъ вы не видите, страдаи?я вы не видите, вы восприни?
маете только рядъ физическихъ явлен?й, изъ которыхъ вы умоза?
ключаете, что челов?къ страдаетъ?. Въ самомъ д?л?, чтб вы вос?
принимаете, когда видите передъ собою плачущаго челов?ка? Вы посредствомъ органа слуха воспринимаете рядъ звуковъ, кото- ? рые называются плачемъ; посредствомъ органа зр?н?я вы вос?
принимаете, какъ изъ его глазъ текутъ капли прозрачной жидко?
сти, которыя называются слезами; вы видите изм?нивш?яся черты лица, опустивш?еся углы рта, и изъ всего этого вы умозаклю?
чаете, что челов?къ страдаетъ. Этотъ процессъ и есть процессъ умозаключенгя, а не непосредственнаго наблюден?я. Такого рода умозаключен?я я могу д?лать потому, что я знаю, что, когда я страдаю, я издаю тоже прерывистые звуки, изъ глазъ моихъ тоже течетъ прозрачная жидкость и т. д. и т. д.; и потому, когда я воспринимаю эти явлен?я у другого челов?ка, я заключаю, что онъ страдаетъ совершенно такъ же, какъ и я. Сл?довательно, необходимо мн? самому пережить хоть разъ то, что переживаетъ другой челов?къ, для того, чтобы судить о его душевномъ состоян?и. Въ этомъ отношен?и положен?е психолога не такъ благо-
лр?ятно, какъ положен?е натуралиста. Н?сколько натуралистовъ могутъ разсматривать одновременно одинъ и тотъ же предметъ или одно и то же явлен?е и легко могутъ приходить къ единоглас?
ному мн?н?ю, между т?мъ какъ психологъ всегда долженъ толь?
ко умозаключать о томъ или лномъ психическомъ явлен?и; его Умозаключеи?я не всегда будутъ тождественны съ умозаключе-
н?емъ другого. Если, положимъ, существо, которое наблюдаетъ психологъ, стоить близко къ нему по своей организац?и, то его Умозаключен?я относительно психическихъ состоян?й этого суще?
ства будутъ бол?е безошибочны, ч?мъ въ томъ сл?ча?. когггл. пит, 90 умозаключаетъ о психическихъ состояп?яхъ еущеетвъ, значитель?
но отличающихся отъ него по своей оргапизац?и. Если, напр., мы будемъ наблюдать психическая состоян?я краенокожихъ, негровъ и, основываясь на своихъ оостоян?яхъ, будемъ говорить, что ихъ чувства таковы же, какъ и наши, что они страдаютъ такъ же, какъ и !мы, то еще вопросъ, не сд?лаемъ ли мы ошибки въ своихъ умозаключен?яхъ. Напр., хирурги говорятъ, что хирургическ?я операц?и низшими расами переносятся значительно легче, ч?мъ европейцами. Если мы спустимся еще ниже и будемъ наблюдать психическую жизнь, напр., лошади, то наше положен?? будетъ еще бол?е затруднительно. Страдаетъ ли лошадь отъ удара такъ же, какъ страдаю я? Я, конечно, могу сказать, что животное спо?
собно страдать отъ удара такъ же, какъ и я; но будутъ ли стра-
дан?я животнаго равняться по сил? моимъ страдан?ямъ, этого я сказать не могу. И если бы какой-нибудь скептикъ выразилъ со-
мн?н?е относительно того, что животныя страдаютъ отъ удара въ такой же м?р?, какъ я, то я опровергнуть его сомн?н?й не былъ въ состоян?и, такъ какъ о страдан?яхъ животнаго я могу только умозаключать на осиован?и своего опыта, а вид?ть эти страдан?я такъ же непосредственно, какъ можетъ непосредственно вид?ть физическ?я явлен?я натуралистъ, я не въ состоян?и. Если мы спу?
стимся еще ниже и возьмемъ м?ръ инфузор?й и по нашимъ чув-
ствамъ будемъ умозаключать о ихъ чувствахъ, то ошибаться бу?
демъ весьма часто. Станемъ, напр., наблюдать инфузор?и подъ микроскопомъ. Вотъ мы видимъ, какъ къ одной инфузор?и прибли?
жается другая, большая, которая направляется къ меньшей; и мы видимъ, какъ эта посл?дняя стремится прочь отъ нея. Мы заклю-
чаемъ, что у низшихъ организмовъ д?ло обстоитъ совершенно такъ, какъ у высшихъ, яапр., у челов?ка, который при вид? не-
пр?ятеля бол?е сильнаго, обращается въ б?гство. Но мы не мо-
жемъ съ ув?ренностью сказать, что наши умозаключен?я будутъ вполн? достов?рны, потому что мы по своей организац?и до тако?? степени отличаемся отъ этихъ низшихъ организмовъ, что предпо?
лагать въ нихъ так?я же чувства, так?я же побуждения, какъ у насъ, мы им?емъ только очень немного основан?й. Изъ этихъ прим?ровъ мы видимъ, что непосредственно вос?
принимать психическ?е процессы у другихъ мы не можемъ, мы можемъ о нихъ только умозаключать, непосредственно же мы вос-
пришгааемъ ихъ только въ самихъ себ?. Вотъ почему этотъ спо-
собъ познан?я психическихъ процессовъ и называется ?самонаблю-
ден?емъ?. О вс?хъ психическихъ процессахъ другихъ .индивиду -
умовъ мы знаемъ только на основан?и того, что мы сами пережи-
т, ^-?х.?,г?^?Ао а?пон?р ffOTonoe мы желаемъ изучить 91 на другихъ существахъ, мы переводимъ на языкъ своихъ собствеп-
ныхъ душевныхъ переживан?й; только въ такихъ случаяхъ воз?
можно понять психическ?я ?состоян?я другихъ. Поэтому-то психо?
логи утверждаютъ, что единственный источникъ познан?я пси?
хическихъ процессовъ есть самонаблюден?е; безъ самонаблю?
дения о психической жизни другихъ индивиду у мовъ, другихъ организмовъ мы не могли бы знать. Но выражаясь такимъ образомъ, что самонаблюден?е есть единственный источникъ познан?я психическихъ явлен?й, я могу, пожалуй, кого-нибудь ввести въ заблужден?е. Пожалуй, могутъ подумать, что психологъ, желающ?й построить систему психоло-
г?и, долженъ запереться въ свой кабинетъ и начать наблюдать самого себя и изъ того, что онъ получить, создавать законы психолог?и. Но я долженъ на это зам?тить, что утверждать что-
либо подобное можетъ только лишь тотъ, кому неясенъ истин- / ный смыслъ термина ?самонаблюден?е?. Философы, которые при-
знаютъ за самонаблюден?емъ единственный источникъ познан?я психическихъ явлен?й, никогда не думали, что только изъ на?
блюдений надо самимъ собою можно строить законы психической жизни; напротивъ, они признаютъ, что психолог?я ? одна изъ самыхъ энциклопедическихъ наукъ; она содержитъ въ себ? рядъ вспомогательныхъ наукъ, который необходимы для построен?я психологической системы. Вотъ, наприм?ръ, т? матер?алы, кото?
рые необходимы современному психологу для его психологиче-
скихъ теор?й. I. Данныя сравнительной психолог?и: 1) психолог?я народовъ (этнограф?я, антшполог?я): 2) психолог?я животныхъ; '-
3) психолог?я ре.бенка. II. Анормальныя явлен?я: 1) душевныя бол?зйи; 2) пшнотическ?я явлен?я, сонъ, сновид?н?я; 3) психическая жизнь сл?пыхъ, глухон?мыхъ и т. п. III. Экспериментальныя данныя. Изъ этого перечня вы видите, что современные психологи вовсе не думали утверждать, что для построен?я законовъ психо-
лог?и достаточно запереться въ свой кабинетъ и наблюдать самого себя; вотъ какими разнообразными науками долженъ пользовать?
ся психологъ, желающ?й построить систему психолог?и. Если бы но было вс?хъ этихъ вспомогательныхъ наукъ, то современной психолог?и не существовало бы. Прежде всего психологу необходимо им?ть данныя сравни?
тельной ПСИХОЛОГ?И: сюда относится пги?гп.?тпг? л няппгтпгп, пелиг?-
92 озныя представлен?я, языкъ, ми?ы и пр. первобытныхъ и мало-
культурныхъ народовъ. Изсл?дован?е религ?озныхъ представлен?й, наприм?ръ, у первобытныхъ народовъ даегъ намъ возможность изучить одно изъ т?хъ высшихъ чувствъ, которое называется религ?ознымъ чувствомъ. Вс? такъ паз. высшгя чувства?эстети?
ческая, моральныя, чувство собственности и пр. у культурныхъ народовъ являются ч?мъ-то такимъ сложнымъ, что, если бы мы вздумали изсл?довать ихъ непосредственно у этихъ посл?днихъ, то мы. не были бы въ состоян?и ихъ проанализировать. Для это?
го необходимо направить свое изсл?дован?е на низш?я ступени челов?ческой культуры; нужно обратиться къ жизни первобыт?
ныхъ людей: только тамъ мы встр?тимъ эти чувства въ ихъ простомъ, если можно такъ выразиться, эмбр?ональномъ состоя-
н?и. Посл? изучеи?я состоян?я этихъ чувствъ у мало культурныхъ народовъ, мы поймемъ природу высшихъ чувствъ и у культур?
ныхъ народовъ. Психологу необходимо также знакомство съ истор?ей наро?
довъ. Истор?я, описывая прошлую жизнь людей, описываетъ и так?е моменты въ ихъ жизни, какъ народныя движеп?я, револю-
ц?и, и это даегъ богатый матер?алъ для такъ наз. психолог?и масеъ. Изучен?е развит?я языка доставляетъ также очень инте?
ресный матер?алъ для психолог?и. Языкъ и мысль т?сно связаны между собою; просл?дить развит?е языка значить изучить разви-
т?е челов?ческой мысли; языкъ есть воплощен?е челов?ческой мысли; его развит?е есть развит?е челов?ческой психолог?и, какъ, наприм?ръ, изм?иен?я въ значен?яхъ словъ, которыя можно под-
м?чать на протяжен?и ц?лыхъ стол?т?й, являются самымъ луч-
шимъ показателемъ изм?нен?я челов?ческихъ предетавлен?й. Вотъ почему ?въ посл?днее время вновь вырастаетъ психолог?я языка, на н?которое время отстраненная увлечен?емъ физ?ологической психолог?ей? *). Психолог?я животныхъ также способна дать массу важнаго материала. Когда анатомъ задается ц?лыо узнать, каково назна-
чен?е того или иного сложнаго органа, то онъ обращается къ изучен?ю этого органа у низшихъ жнвотныхъ, такъ какъ ч?мъ органъ проще, т?мъ и функц?я его проще.-Изучен?емъ этой по-
сл?дней онъ научается распознавать функц?и бол?е сложныхъ органовъ. Подобно анатому, долженъ поступать и психологъ. Если у животныхъ н?которыя психическ?я способности проще, то психо?
логу сл?дуетъ начинать свое изсл?дован?е изучен?емъ состоян?я 1) См. Benno-Erdmann. Ueber Sprechen und Dcnken въ Arch. f. Syst. Ti l - ;i ^ cinn 93 этихъ способностей у животныхъ. Кром? того, у животныхъ н?-
которыя способности проявляются р?зче, ч?мъ у челов?ка. Возь?
мемъ, наприм?ръ, иистинктъ. И у челов?ка есть инстинктъ, но въ очень неясной форм?. Если же мы сравнимъ его съ тою спо?
собностью у животныхъ, которая соотв?тствуетъ инстинкту у людей, то, пользуясь результатами, полученными путемъ наблюде-
н?я надъ животными, въ состоян?и будемъ лучше познать природу этой способности у челов?ка. Поихолог?я ребенка очень много разрабатывалась и разраба?
тывается въ настоящее время. Зд?сь психологъ можетъ вид?ть, какимъ образомъ высш?я умственный способности развиваются изъ элементарныхъ. Зд?сь онъ встр?чается съ психологическими спо?
собностями въ ихъ ?мбр?опальномъ состоян?и и можетъ шагъ за шагомъ просл?дить ихъ развит?е вплоть до того сложнаго состоя-
н?я, которое присуще взрослому челов?ку. Возьмемъ, наприм?ръ, нашу способность воспринимать пространство. Если бы мы огра?
ничили свое изсл?дован?е только т?мъ, что мы знаемъ объ этой способности у взрослыхъ, то мы не знали бы, изъ какихъ элемент товъ представлен?е пространства складывается; мы могли бы, пожалуй, подумать, что челов?къ рождается съ способностью ви-
д?ть пространство такъ, какъ онъ его видитъ потомъ. Между т?мъ наблюден?я надъ психическою жизнью ребенка показыва-
ютъ, что ребенокъ въ первые дни своей жизни совс?мъ не мо?
жетъ вид?ть пространства такъ, какъ его видитъ взрослый. На 17?18-й нед?л? посл? рожден?я ребенокъ часто тянется къ пред?
мету, который находится отъ него на разстоян?и въ 3?4 раза болыпемъ, ч?мъ его ручка. Изъ этого можно заключить, что ребенокъ не можетъ опред?лять разстоян?я, а это является, въ свою очередь, доказательствомъ того положения, что наша способ?
ность распознаван?я пространства не есть первоначальная способ?
ность, а есть результатъ сложнаго развит?я. Изучен?е анормальныхъ явлен?й, куда относятся душевныя бол?зни, гипнотическ?я явлен?я, а равнымъ образомъ сонъ и сно-
вид?н?я и т. п., также для психолога необходимо. То, что у нор-
мальнаго челов?ка выражено неясно, неопределенно, у душевно?
больного выд?ляется чрезвычайно р?зко; душевныя бол?зни иногда называютъ микроскопомъ для изучен?я душевныхъ явлен?й. Если мы возьмемъ такъ наз. дефектныхъ, у которыхъ отсутству-
етъ, наприм?ръ, органъ зр?н?я, слуха и т. п., то наблюден?я надъ ними представляютъ въ высокой степени интересный матер?алъ. У сл?пого н?тъ многихъ представлений, который есть у зрячаго. У сл?пого не т? представлен?я о пространств?, как?я у зрячихъ. Его пространственныя представлен?я находятся въ зависимости отъ его 94 осязательныхъ и двигательныхъ ощущен?й, а не зрительныхъ. Сл?пой отъ рожден?я, который обладаете такимъ представлен?емъ пространства, является очень интереснымъ субъектомъ для наблю-
ден?я, потому что, благодаря этимъ изсл?дован?ямъ, мы им?емъ возможность определить, что приходится на долю осязательныхъ и двигательныхъ ощущен?й въ пространствепныхъ представлен?яхъ зрячаго. Недавно умерла изв?стная Лаура Бриджменъ, которая въ раннемъ д?тств? потеряла способность вид?ть и слышать. Не взирая, однако, на 'отсутств?е двухъ такихъ важныхъ органовъ, она пр?обр?ла способность выражать свои мысли, и ей сд?лались доступными даже так?я отвлеченныя понят?я, какъ понят?я Бога, души. Все это ей удалось достигнуть только благодаря осязатель-
нымъ органамъ. Она умерла на 62 году отъ роду. Само собою разум?ется, что она не могла не обратить вниман?я психологовъ, и изсл?дован?я надъ ея психическою жизнью были въ высшей сте?
пени важны для опред?лен?я того, какнмъ образомъ складываются у челов?ка ?представленья? ,и ?понят?я?. Я зашелъ бы слишкомъ далеко, если бы захот?лъ указать вс? т? источники, которыми пользуется психологъ для построен?я своей системы, но и приведенныхъ достаточно для того, чтобы вид?ть, что строить нсихолог?ю на самонаблюден?и не зиачитъ отказаться отъ вс?хъ фактовъ, доступныхъ объективному наблюден?ю. Вся-
к??? психологъ скажетъ, что необходимъ разнообразный, объектив?
но получаемый матер?алъ для построен?я системы психолог?и, но весь этотъ матер?алъ становится для насъ доступнымъ только бла?
годаря самонаблюден?ю. Если мы такъ или иначе истолковываемъ психическую жизнь ребенка, если мы понимаемъ психическую жизнь сл?пого, его пространственное представлен?е, то только по?
тому, что мы наблюдали самихъ себя; вс? эти данныя становятся для насъ доступными только благодаря тому, что мы переводимъ ихъ на языкъ нашего самонаблюден?я; однимъ словомъ, весь объективно добываемый матер?алъ, который лежитъ въ основ? психолог?и, становится доступнымъ, благодаря самонаблюден?ю. Изъ того, однако, что, по мн?н?ю психологовъ, единствен?
ный непосредственный источникъ психолог?и есть самонаблюден?е, совс?мъ не сл?дуетъ, что все добытое путемъ объективнаго наблю-
ден?я нужно отрицать. Теперь намъ сл?дуетъ разсмотр?ть, какимъ образомъ воз?
можно прим?нен?е эксперимента въ психолог?и. Если предмегъ псих?олог?и составляете то, что мы знаемъ изъ самонаблюден?я, т.-е., наша психическая жизнь: наши мысли, стремлен?е, желан?я н проч., все то, что доступно для того, кто ихъ переживаетъ, то, кажется, ни о какомъ экспернмент? въ психолог?н и р?чп 95 быть не можетъ. II это легко понять, если мы вспомннмъ, чтб называется въ естествознан?и экспериментомъ въ отлич?е отъ простого наблюден?я. Если я, положимъ, желаю изучить свойства радуги, то я ее наблюдаю такъ, какъ она ми? дана въ природ?; я ее не изм?-
няю. Это будетъ простымъ наблюден?емъ .Но если бы, напр., ботаникъ захот?лъ изучить вопросъ о томъ, существуетъ ли какая-нибудь связь между солнечными лучами и зеленымъ цв?томъ растен?й, ?онъ должеиъ былъ бы для выяснен?я этого произвести сл?дующ?й эксперимеятъ. Онъ долженъ взять растен?е, накрыть его колпакомъ, чтобы такимъ образомъ изолировать его отъ д?й-
етв?я солнечныхъ лучей, и наблюдать, чтб произойдетъ посл? того съ зеленымъ цв?томъ. Онъ пашелъ бы, что зеленый цв?тъ превра?
тился въ желтый, но если бы посл? этого онъ снялъ колпакъ и вновь открылъ доступъ оолнечнымъ лучамъ, то желтый цв?тъ пре?
вратился бы въ зеленый. Такимъ путемъ ботаникъ эксперименталь?
но доказалъ бы связь между солнечными лучами и зеленымъ цв?-
томъ растен?й. Зд?сь мы им?емъ д?ло съ настоящим!, эксперимен?
томъ, потому что главный признакъ эксперимента состоитъ именно въ томъ, чтобы изм?нять обстоятельства, при которыхъ нм?-
етъ м?сто изучаемое явлен?е, и наблюдать при этомъ т? изм?нен?я, которыя совершаются въ самомъ явлен?и. Теперь разсмотримъ, какъ обстоитъ д?ло съ экспериментомъ въ психолог?и. Положимъ, я желаю изучить как?я-нибудь чувства. Какимъ образомъ я буду изм?нять обстоятельства, при которыхъ им?ютъ м?сто чувства? Растен?е я могу перенести изъ одной обстановки въ другую, могу изм?нять услов?я ихъ жизни. Но какъ могу я производить эксперименты надъ чувствами и мыслями ? в?дь такъ оперировать надъ ними, какъ оперируетъ ботаникъ надъ ра?
стениями, я не въ состоян?н. Казалось бы, поэтому, что экспери?
ментъ въ психолог?и прим?ненъ быть не можетъ; но это только ка?
жущаяся невозможность, въ д?йствигельяости ее изб?жать до?
вольно легко. Если мы вспомнимъ, что между явлен?ями психиче?
скими и физическими существуетъ т?сиая неразрывная связь, то не можемъ ли мы оперировать непосредственно надъ физическими явлен?ями и, оперируя надъ ними, не можемъ ли мы, хотя бы .косвенно, изм?нять и соотв?тствующ?я психическ?я явлен?я. Очень простой прим?ръ поможеть намъ выяснить сущность эксперимента в-ъ психолог?и. Если я буду сочетать изв?стные цв?та другъ съ другомъ, то при изв?стномъ сочетан?и я достигну того, что буду испыты?
вать чувство пр?ятнаго, и это будетъ тогда, когда цв?та будутъ г'?рмонировать между собою. Изв?стно, что одни цв?та гармони-
96 руютъ другъ съ другомъ, а друг?е н?тъ. Положимъ, мы желаемъ изучить, как?е именно цв?та га.рмонируютъ другъ съ другомъ, т.-е., сочетан?е какихъ цв?товъ вызываетъ въ насъ чувство пр?ятнаго. Беремъ какой-нибудь цв?тъ, напр., красный, и задаемся ц?лыо отыскать такой другой цв?тъ, который бы съ нимъ гармонировалъ. Для этого мы беремъ различные цв?та, сначала оранжевый, при-
кладываемъ его къ красному и смотримъ, получается ли красивое сочетан?е. Потомъ беремъ желтый, голубой и, наконецъ, зеленый; изъ вс?хъ этихъ пв?товъ наибол?е гармонирующихъ съ краснымъ, положимъ, окажется зеленый, т.-е., количество удовольств?я при такомъ сочетаи?и мы получимъ наибольшее; сочетан?е краснаго и зеленаго будетъ наибол?е для насъ пр?ятно. А что собственно мы д?лаемъ, когда мы производимъ такой экспериментъ ? Мы изм?-
пяемъ непосредственно состоян?е нашего физическаго аппарата, въ данномъ случа? нашей с?тчатки, а то или другое изм?ней?е с?тчатки влечетъ за собою то или иное психическое оостоян?е. Въ данномъ эксперименг?, какъ это легко вид?ть, мы можемъ из-
м?нять наши психическ?я состоян?я совершенно такъ, какъ ето д?лаетъ въ своей области натуралистъ: зоологь, ботаникъ; мы можемъ косвеннымъ образомъ изм?нять паши психическ?я состоя-
н?я, а именно, при помощи изм?нен?я физическаго аппарата. Та-
кимъ образомъ вы видите, что экспериментъ въ психолог?и можетъ прим?няться и именно потому, что мы можемъ изм?нять физиче-
ск?й аппаратъ, а изм?няя его, мы изм?няемъ и психическое, съ нимъ связанное, состоян?е. Въ этомъ смысл? экспериментъ въ психолог?и возможенъ, и можно сказать, что экспериментъ преоб-
разилъ всю современную психолог?ю. Въ настоящее время при помощи эксперимента изсл?дуется то, что прежде только наблюдалось. Разница между современной и прежней психолог?ей не въ томъ, что она будто бы сд?лалась физ?о'Логической, а въ томъ, что она сд?лалась эксперименталь?
ной. Послушаемъ, что говорить по этому поводу Вундтъ, кото?
рый собственно и ввелъ терминъ ?физ?ологическая? психолог?я. Онъ въ четвертомъ издан?и ?Оснований физ?ологической психоло-
г?и? находить, что этотъ терминъ иеудобенъ, и думаетъ, что самыми подходящимъ назван?емъ для современной психолог?и яв?
ляется назван?е ?экспериментальная? психолог?я. Въ термин? ?экспериментальная? психолог?я есть указан?е на характерную особенность современнаго изсл?дован?я, терминъ же ?физ?ологи-
ческая? психолог?я является одноетороннимъ 1). Современные выдающ?еся философы и психологи, которые и l) Grundz d. phys. Psych. 1892, в. II, стр. 8?9. 97 у насъ въ Росс?и пользуются большимъ почетомъ, кавъ, напр., Дж- Ст. Милль, авторъ изв?стиой ?Логики?, Рербертъ Спен-
серъ, Рибо, Вундтъ, по вопросу о роли самонаблюден?я вс? вы?
сказывались въ томъ смысл?, что они не только не думали отри?
цать самонаблюден?я, а, наоборотъ, старались подчеркнуть, что самонаблюден?е есть единственный непосредственный источш?къ познан?я психическихъ явлен?й. Милль, посл? того какъ вышла книга Огюста Конта, на- .* шелъ нужнымъ выступить въ защиту метода саионаблюден?я. Огюстъ Контъ, какъ мы вид?ли, говорилъ, что методъ самона-
блюден?я есть методъ метафизическ?й, что онъ неприм?нимъ къ психолог?и, да и вообще психолог?и въ качеств? особой науки Контъ не признавалъ. Вм?сто психолог?и онъ предлагалъ френо?
логическую физ?олог?ю, для которой онъ предлагаетъ анализъ ана-
томическ?й и физ?ологическ?й, а отнюдь не самонаблюден?е. Между т?мъ какъ Д. С. Милль говорить, что единственный методъ, воз?
можный въ психолог?и, это именно методъ самонаблюден?я *). То же самое говорить и Гербертъ Спенсеръ: ?н?которые утверждаютъ всл?дъ за Контомъ, что субъективная психолог?я невозможна... Для т?хъ, которые видятъ, что вс? существенный понят?я, служащ?я отправною точкою для психолог?и вообще, доставляются ей субъективной психолог?ей; для т?хъ, которые видятъ, что так?я слова, какъ чувствован?е, идея, память, воля, пр?обр?ли каждое свое особое значен?е лишь при помощи само?
анализа, для т?хъ ясно, что объективная психолог?я не люжетъ существовать, какъ таковая, не заимствуя своихъ данныхъ отъ субъективной психолог?и? 2). По мн?н?ю Рибо, при построе-
н?п психолог?и однимъ самонаблюден?емъ, разум?ется, довольство?
ваться нельзя, необходимо также объективное наблюден?е, но, 1) Милд?. въ своей кнпг? ?Огюстъ Контъ и повитивизмъ? говорить: ?Контъ отвергаетъ, какъ вовсе ненужный процессъ, психологическое на?
блюдете, въ собственномъ смысл?, или, говоря иначе, внутреннее, сознанье, по крайней м?р?, въ отношен?и къ нашимъ умственными, д?йств?ямъ. Оиъ не даетъ м?ста психолог?и въ своей классификации наукъ и отзывается 0 ней всегда съ презр?н?емъ. Изучен?е духовныхъ явлен?й или, по его вьгражен?ю, моральныхъ и интеллектуальныхъ функц?й, пом?щается въ его План? въ отд?д? б?олог?и, но только какъ отд?яьная в?твь физ?олог?и. Намъ надо, думаетъ онъ, пр?обр?тать наши познан?я о челов?ческомъ ум? черезъ наблюдение надъ другими людьми. Но какимъ образомъ должны мы наблюдать умственное 'д?йств?е другихъ или объяснять ихъ проявлен?е, HR узнавъ черезъ познан?е насъ самихь (by Knowledge of ourselves), значен?е Э1'ихъ проявлен?й?этого онъ не объясняетъ? (см. русск. пер. М. 1897 г., стр. 67?72). М?сто изъ Логики, въ которомъ онъ отвергаетъ О. Конта, ем- ниже, въ лскц?и 15-й. 2) Основан?я психолог?и. ? 56. 98 т?мъ не мен?е, ?самонаблюден?е все-таки остается фундаментомъ психолог?и? *). Итакъ, вы видите, что обычный взглядъ, будто самонаблю?
дете есть методъ не научный, р?шается въ томъ смысл?, что психолог?я не была бы возможна, если бы не было самонаблюде-
н?я. У Вундта 2) въ посл?днемъ издан?и его ?Физ?ологической психолог?и? по поводу самонаблюден?я говорится, что ?задача эксперимента заключается въ томъ, чтобы сд?лать возможнымъ точное самонаблюден?е?. В. Вундтъ, глава современной ?физ?оло-
гической? психолог?и, считаетъ самонаблюден?е единственно воз?
можнымъ методомъ въ психолог?и 3). Если все это ясно, то вы согласитесь со мною въ томъ, что утверждать, будто психолог?я есть часть физ?олог?и, мы не им?емъ основан?й. Если психолог?я им?етъ свой особый предметъ?пси?
хическая явлен?я; если психолог?я пользуется своимъ особымъ ме?
тодомъ, методомъ самонаблюден?я, которымъ не пользуется фи-
з?олог?я,?то утверждать, что психолог?я есть часть физ?олог?и, было бы совершенно безсмысленно. Психолог?я, какъ наука, поль?
зуется данными, добытыми методомъ самонаблюден?я, а потому быть физ?олог?ей она не можетъ. Между т?мъ, что называется м?ромъ психическимъ, и т?мъ, что называется м?ромъ <|шзиче-
скимъ, между м?ромъ внутреннимъ и м?ромъ вн?шнимъ существу-
етъ огромное различ?е; ц?лая пропасть разд?ляетъ ихъ; познан?е того и другого м?ра получается различными путями, а если спо-
собъ познан?я совершенно иной, то это значитъ, что между м?ромъ физическимъ и м?ромъ психическимъ есть непроходи?
мое различ?е *), и говорить, будто мысль н?что психическое, есть движен?е вещества, которое представляетъ изъ себя н?что физическое, совершенно неправильно. ? а) La Psychologi e Allemande (Introduction). 2) Wundt. Gnmdz. d. Psychologie. B. II, стр. 8?9. 3) Когда н?которые философы, видя, что Вундтъ требуетъ прим?нен?я объективныхъ экспериментальных ъ методовъ, упрекали его въ томъ, что онъ отвергаетъ самонаблюден?е, то опъ на это отв?тилъ: ?но я нодъ объ-
екгивнымъ методомъ никогда не понималъ такого метода, который былъ бы только объективнымъ, т.-е. исключалъ бы еалонаблюден?е; требовать такого метода для психолог? и значитъ требовать безсмыслицы?. ?Ich habe aber unter der objectiven Methode niemal s eine solche verstanden, die bloss objectiv ware d. h. die Selbstbeobachtung ausschlosse. Eine derartige Methode fur die Psychologi e verlangen, hiesse meines Erachtens, eine Sinnlosigkei t verlangen? (Philosoph. Stud. B. IV, стр. 304). 4) Разум?ется, въ данномъ случа? р?чь идетъ о различ? и между лсихо-
ческимъ и физическимъ только лишь въ одномъ отношен?и, въ отношен? и протяженности одно??о и непротяженност и другого. Это нужно помнить, по?
тому что въ противномъ случа? будетъ непонятно разсужден? е н?которыхъ ЛЕКЦ?Я ШЕСТАЯ. Существуетъ коренное различ?е между физическимъ и психическимъ. Понят?е протяженности. ? Къ психическому не приложимы категор?и про?
странственной протяженности.? Взгляды выдающихся писателей по этому вопросу.? Понят?е доказательства и непосредственной очевидности. Въ прошлой лекц?и мы разсмотр?ли вопросъ о такъ наз. мето?
де самонаблюден?я въ психолог?и. Мы вид?ли, что все познаваемое нами д?лится на дв? крайне отличныхъ группы, на м?ръ явлен?й физическихъ и на м?ръ явлен?й психическихъ. Мы вид?ли, что существуетъ два различныхъ способа познан?я этихъ явлен?й, и это указываетъ на то, что и самыя явлен?я кореннымъ образомъ отличаются другъ отъ друга. Если для познан?я явлен?й физиче?
скихъ существуетъ пр?емъ вн?шняго наблюден?я, то для явле-
н?й психическихъ существуетъ пр?емъ самонаблюден?я, или вну-
тренняго опыта. Эта разница въ пр?емахъ происходитъ оттого, что и между самими явлен?ями есть коренное различ?е. Вопросъ о коренномъ различ?и между явлен?ями физическими и явлен?ями психическими есть одинъ изъ очень существенныхъ вопросовъ философ?и. Для того, кто не постигнетъ этой разницы между физическими и психическими явлен?ями, знакомство съ фи?
лософскими учен?ями о томъ, что такое душа, существуетъ ли ду?
ховная субстанц?я, существуетъ ли взаимод?йств?е между духомъ и матер?ей, окажется невозможнымъ; тотъ, кто не постигъ этой разницы, не можетъ приступать къ изучен?ю философ?и вообще; для того закрыть доступъ къ философ?и. Вотъ почему я р?шнлъ ?
оосвятить ц?лую лекц?ю раземотр?н?ю этого, хотя и скучнаго, но очень важнаго вопроса. Я должеиъ предупредить, что я не им?ю Ьъ виду говорить въ1 сегодняшней лекц?и о томъ, что такое душа, ^ Духовная субстанц?я, все это относится въ область метафизики, я буду говорить только о психическихъ явленгяхъ'ч объ ихъ отлич?и °тъ явлен??? физическихъ. Я хот?лъ бы оставаться на почв? чи-
I сто эмпирическаго изсл?дован?я, и это вполн? возможно до т?хъ \ поръ, пока я буду говорить о психическихъ явлен?яхъ и не буду 100 Касаться вопроса о духовной субстанц?н *). Если различ?е между ?психическимъ? и '?физическимъ? сд?лается ясиымъ, то и несо?
стоятельность перваго основного ?толожен?я матер?ализма, что мысль или все психическое есть движен?е вещества, тоже бу-
детъ ясна. Мног?е предполагают!., что это положеи?е матер?алистовъ есть своего рода догма, или результатъ длиннаго ряда научныхъ до?
казательство, что это есть незыблемое положен?е, обоснованное строго научными данными; но это ошибочный взглядъ. Это поло-
жен?е есть только результатъ неправильная) употреблен?я словъ. Т?, которые употребляютъ выражен?е: ?мысль есть движен?е ве?
щества?, произнося слово ?мысль?, думаютъ обыкновенно не о ?мысли?, а о чемъ-то совс?мъ другомъ, а потому и получается такая странная формула, на которой строится вся матер?алисти-
ческая доктрина. Для того, чтобы доказать вамъ, что зд?сь им?-
етъ м?сто только неправильное употреблен?е слова, я долженъ разъяснить значен?е и прим?нен?е слова ?протяженность?. Я, ра-
зум?ется, уб?жденъ, что вс? присутствующ?е стаиутъ удивляться тому, что я буду говорить о значен?и и прим?нен?и слова протя?
женность. Но д?ло въ томъ, что въ философ?и чрезвычайно важно правильное употреблен?е терминовъ, а это вовсе не такъ легко, какъ это можетъ казаться на первый взглядъ. Мн? приходится очень часто слышать такого рода зам?ча-
н?я: ?отчего философ?я пользуется иностранными, малопонятными терминами, какъ, напр., субстапц?я, субстратъ, монизмъ, дуа-
лизмъ, какъ будто на русскомъ язык? н?тъ соотв?тствующихъ имъ терминовъ; в?дь эта терминолог?я д?лаетъ философ?ю мало доступной для пониман?я, а потому-то философ?я и является до-
стоян?емъ лишь немногихъ?. На это я зам?чу, что, если бы ?мы зам?пили эти философск?е термины словами чисто русскаго происхо-
жден?я, то мы все-таки не были бы гарантированы отъ неправиль-
наго пониман?я и употреблен?я ихъ, какъ это происходить, напр., съ понят?емъ ?протяженность?. В?дь употребляютъ же такое вы-
ражен?е, какъ ?мысль есть движен?е вещества?, и употребляютъ не только т?, которые стоять вдали отъ философ?и, люди, не зани-
мающ?еся наукой, но и мног?е ученые. Вообще нужно сказать, что философская терминолог?я вещь крайне запутанная; въ фи?
лософеме термины вкладываются значен?я, которыя становятся доступными только тогда, когда мы обратимся къ самой философ?и. Итакъ, перейдемъ къ тому, что сл?дуетъ понимать подь сло-
*) Существован?с души ептт. предмета гипотезы, еуществован?е духов-
ныхъ яв.?еи?й есть лредметъ нелоередственнаго воспр?ят?я. 101 вомъ ?пространственная протяженность? или протяженный. Для выяснен?я этого понят?я возьмемъ рядъ прим?ровъ. Вотъ вещь; мы говоримъ, что она протяженна. Что мы хотимъ этимъ сказать? То, что она им?етъ длину, ширину, толщину, вышину и т. д. Го?
воря, что вещь протяженна, мы разум?емъ, что она занимаетъ изв?стное положен?е или мгьсто въ пространств?, находится вправо, вл?во, впереди, позади отъ меня или огъ какого-нибудь другого предмета. Говоря, что вещь протяженна, мы ?га?емъ въ виду сказать, что она им?етъ форму, что она или кругла, или четырехугольна, или квадратна, что она кубична или шарообраз?
на, или, наконецъ, не им?етъ опред?леаной формы. О вещи, ко?
торая им?етъ протяженность, мы говоримъ, что она можетъ пе?
ременять свое положен?е въ пространств?, или, какъ обыкно?
венно говорятъ, что она можетъ двигаться. Вещь, которая была только что вправо отъ меня, теперь находится вл?во и т. п. То обстоятельство, что о вещахъ матер?альныхъ мы можемъ употреблять так?я выражен?я, что он? занимають изв?стное по?
ложение, что он? им?ютъ изв?стную форму, что он? перем?няютъ м?сто въ пространств?, на техническомъ философскомъ язык? можно такъ выразить: ?къ вещамъ матер?альнымъ мы можемъ прилагать т? или друг?я категор?и пространственной протяжен?
ности?, т.-е. одна категор?я протяженности относится къ форм? вещей, другая къ нахожден?ю ихъ въ пространств?, третья къ движен?ю, совершающемуся въ пространств?, и т. д. Вотъ первое положен?е, на которое я обращаю ваше вяиман?е, а именно, что ко всему материальному мы можемъ прилагать категор?и протяженности. Что это справедливо, намъ очень легко въ этомъ уб?диться. Стбитъ только взять н?сколько прим?ровъ и посмотр?ть, въ вавомъ смысл? понимается, что категор?и про?
тяженности прим?нимы къ м?ру физическому. Въ м?р? физическомъ мы позпаемъ съ одной стороны, вещи, съ другой стороны, явленгя, процессы. Дерево, напр., это?вещь, а гор?н?е это?явлен?е. Разница между вещами и лвлен?ями по-
?
нятна. Вещь это н?что постоянное, а явлен?е?процеесъ, н?что изм?няющееея. Теперь посмотримъ, какъ прилагаются категор?и протяженно?
сти къ вещамъ и явлен?ямъ физическаго м?ра. Вотъ кусокъ де?
рева; къ нему, разум?ется, прим?нимы категор?и протяженно-
? сти вполн?; о немъ можно сказать, что оно тонко или толсто, кругло или им?етъ неправильную форму и т. п. Вотъ жидкость въ какомъ-либо сосуд?. Въ какомъ смысл? прим?нима категор?я L^^_ протяженности къ жидкости? Разъ она находится въ изв?стиомъ ^Д^^сосуд?, то, сл?довательно, она им?етъ форму, опред?ле?шып раз-
102 м?ръ, можетъ двигаться, перем?нять м?сто въ пространств? и т. д. То же самое можно сказать и относительно газовъ. Теперь спросимъ, въ какомъ смысл? прилагаются категор?и протяжен?
ности по отношен?ю къ явлен?ямъ ? Возьмемъ для прим?ра ки-
п?н?е. Кип?н?е в?дь явлен?е, процессъ. Но можетъ ли процессъ быть назваиъ прогяженнымъ? Н?тъ, не можетъ. Но зато о немъ можно сказать, что онъ совершается въ пространств?. Еип?н?е совершается въ вод?, вода занимаетъ изв?стное пространство, сл?довательно, и самый процессъ совершается въ пространств?. Если мы возьмемъ гор?н?е, то точно такимъ же образомъ мы уви-
димъ, что и процессъ гор?н?я можетъ происходить на болыпемъ или на меньшемъ простравств?, сл?довательно, и гор?н?е есть такой процессъ, къ которому вполн? можетъ быть прим?нена ка-
тегор?я протяженности. Я, конечно, не им?ю въ виду, говоря, что къ процессу гор?н?я прим?нима категор?я протяженности, сказать, что гор?н?е можетъ быть толстое, круглое, четырехуголь?
ное и т. д., что къ нему прим?нимы вс? указанныя категор?и протяженности, но одна категор?я протяженности, ?совершен?е его въ пространств??, прим?нима и къ нему. Есть одно явлен?е въ физическомъ м?р?, которое вс?хъ не-
опытныхъ въ философскомъ мышлен?и въ состоян?и поставить въ большое затруднен?е. Я им?ю въ виду такое явлен?е, какъ эле?
ктричество, магнетизмъ. Мног?е не понимаютъ, какъ это къ эле?
ктричеству и магнетизму прим?нимы категор?и протяженности. Мн? часто приходилось слышать возражен?е: ?в?дь не скажете же вы, что электричество толстое, круглое, четыреугольное, широ?
кое; сл?довательно, нельзя сказать, что категор?и протяженно?
сти прим?нимы къ подобнъшъ явлен?ямъ?. Это затруднен?е р?-
шаетсл сл?дующимъ образомъ. Как?я явлен?я мы называемъ явле-
н?ями магнетизма? Мы им?емъ магнить и кусокъ жел?за, и между ними находится маленькое промежуточное пространство. Когда это промежуточное пространство сд?лается еще меньше, то жел?зо начинаетъ двигаться. Вотъ это движете въ пространства до соединеи?я съ магнитомъ мы и называемъ явлен?емъ магнетизма. Явлен?е магнетизма, какъ это легко вид?ть, есть явлен?е, совер?
шающееся въ пространств?. Мног?е, употребляя терминъ ?магне?
тизмъ?, думаютъ о причингъ, производящей движен?е куска же-
л?за, и думаютъ, что къ этой причин?, которую они называютъ силой, нельзя прим?нягь категор?й протяженности. Но ихъ ошибка заключается въ сл?дующемъ. Если бы съ вопросомъ, почему маг-
нитъ притягиваетъ жел?зо, мы обратились къ какому-нибудь сред-
нев?ковому философу, то онъ, в?роятно, сказачзгь бы, что тамъ, внутри куска магнита, есть особая сила, скрытая отъ нашихъ взо-
103 ровъ, таинственное существо, которое невидимыми лапами или щупальцами притягиваетъ къ себ? кусокъ жел?за. Современная наука не скажетъ, что причина притяжен?я жел?за объясняется существован?емъ скрытыхъ еилъ въ магнит?. Самое большое, что она можетъ сказать, это, что въ процесс? притягиван?я магнита жел?зомъ происходить какое-то неизв?стное намъ перем?щен?е частицъ вещества магнита, жел?за и окружающей среды. А если такъ, то легко понять, что къ явлен?ямъ магнетизма прим?-
нимы категор?и протяженности, совершенно такъ же, какъ и къ остальнымъ явл?н?ямъ природы. Резюмировать все, мною сказанное, можно сл?дующимъ обра-
зомъ: н?тъ ни одной матер?альной вещи, ни одного матер?аль-
наго процесса, къ которымъ такъ или иначе не прим?нялись бы категор?и протяженности, т.-е. все матер?альное или им?етъ изв?ст-
ную толщину, высоту, длину, или им?етъ опред?ленную форму, или совершается въ пространств?, или занимаетъ м?сто въ про-
странств?. Вотъ характерная особенность матер?альныхъ вещей и матер?альныхъ явлен?й. Если это ясно по отношен?ю къ явлен?ямъ и вещамъ ма-
тер?альнаго м?ра, то покинемъ его и перейдемъ къ м?ру психиче-
скихъ явлен?й и прежде всего зададимъ себ? вопросъ, прим?-
нимы ли категор?и протяженности къ явлен?ямъ психичесвимъ или н?тъ. Для р?шен?я поставленнаго такимъ образомъ вопроса возь-
мемъ психическую жизнь и будемъ разсматривать, что въ ней заключается. Мы увидимъ, что въ эту область включены три класса различныхъ явлен?й: наши мысли, т.-е. познавательные процес?
сы, наши чувства и наши волевые процессы. Чтобы р?шить по?
ставленный вопросъ, мы поступимъ такъ, какъ мы поступили съ явлен?ями физическими, т.-е. мы разсмотримъ посл?довательно, прим?нимы ли категор?и протяженности къ нашимъ чувствамъ, къ нашимъ мыслямъ, къ нашимъ волевымъ процессамъ. Изъ трехъ классовъ психическихъ явлен?й, куда относятся наши мысли, наши чувства, волевые процессы, мы возьмемъ пре?
жде всего наши чувства. Возьмемъ, напр., чувство эстетическое, то тихое чувство удовольств?я, которое мы испытываемъ, когда смотримъ на художественно выполненную картину, любуемся жи-
вописнымъ пейзажемъ, или'слушаемъ прекрасную мелод?ю, и спро-
симъ, прим?нима ли хотя бы одна изъ категор?й протяженности къ этому чувству. Можетъ ли, напр., эстетическое чувство быть толстымъ или широкимъ, или узкимъ, можетъ ли оно находиться вправо или вл?во, позади или впереди, т.-е. занимать нзв?стное иоложен?е; можетъ ли эстетическое чувство быть круглымъ, шаро-
образнымъ, кубическимъ, четыреугольнымъ, или, наконецъ, совер-
104 шается ли оно въ пространств?. Само собою разум?ется, что та-
к?я предположения по отношен?ю къ эстетическому чувству въ выс?
шей степени нел?пы: ни одна изъ категор?й протяженности зд?сь прим?нима быть не можетъ. Но возьмемъ волевые процессы. Возь-
мемъ 'для прим?ра мое ?р?шен?е изучить фотографическое искус?
ство или астроном?ю?. Протяженно ли оно, прим?нима ли къ нему хотя одна изъ т?хъ категор?й протяженности, которыя, какъ мы вид?ли, приложимы къ процессамъ физическимъ? Если мы спро-
симъ, есть ли у моего ?р?шен?я? ширина, толщина, высота, то сама постановка вопроса покажется нел?пой; къ волевымъ про?
цессамъ и вс? остальныя категор?и протяженности точно такъ же не прим?нимы. Теперь возьмемъ трет?й класоъ психическихъ явле-
н?й?это наши мысли. Напр., моя ?мысль? объ англ?йскомъ пар?
ламенте. Можно ли къ ней прим?нить хоть одну изъ категор?й протяженности? Такой вопросъ звучитъ странно. Думать, что мысль можетъ им?тъ объемъ, занимать изв?стное пространство, совершаться въ пространств?, двигаться въ пространств?, это ка?
кая-то очевидная несообразность. Посл? того какъ мы разсмо-
тр?ли наши мысли, чувства, волевые процессы, намъ остается только обобщить и сказать, что ни къ одному изъ явлен?й пси?
хического м?ра ни одна изъ категоргй пространственной про?
тяженности х) примгънена быть не можетъ, въ то время какъ къ явлен?ямъ и вещамъ матер?альнымъ категор?и протяжен?
ности прим?няются. Вотъ коренное различ?е между психическими явлен?ямк и физическими, между т?мъ, что мы называемъ психи-
ческимъ, 'и т?мъ, что мы называемъ физическимъ 2). Теперь я прежде, ч?мъ идти дальше, хочу отв?тить на одно возражен?е, которое, какъ я предвижу, мн? могутъ сд?лать. Мн? *) Я обращаю особенное внимап?е на тернинъ ?пространственная? протя?
женность и на то, что психическ?я явлен?я не подлежать изм?рен?ю по-
средствомъ пространственной протяженности, потому что мног?е, желая до?
казать, что психическ?я явлен?я могутъ быть измпримы и что въ этомъ смысл? могутъ быть поставлены на ряду съ явлен?ями физическими, ссы?
лаются именно на то, что психическ?я явлен?я могутъ быть изм?рены по-
средствомъ временной протяженности. Вотъ почему необходимо помнить, что, когда мы въ данномъ случа? говоримъ о протяженности, то мы им?емъ въ виду пространственную протяженность. Что психическ?я явлен?я со?
вершаются во времени, въ этомъ едва ли кто-нибудь станетъ сомн?ваться, а что они совершаются въ пространств?, это я оспариваю, какъ вещь вполн? абсурдную. 2) Зд?сь я привожу только, такъ сказать, вн?шн?й прпзнакъ, посред-
ствомъ котораго можно психическое отличать отъ физическаго. Раз.тич?е между ?внутреннимъ? и ?вн?шнпмъ?, между пспхичеекимъ и физическимъ сд?лается вполн? отчетливымъ, когда я буду говорить о несостоятельности матер?адизма съ точки зр?н?я теор?и познан?я. 105_ кто-нибудь можетъ сказать: возьму иголку и стану колоть палецъ, я буду испытывать чувство боли. Боль?это чувство. Вь? гово?
рите, что чувство не занимаетъ пространства, а я в?дь чувствую боль въ кончик? пальца. Стало быть, боль занимаетъ изв?стное мгьсто и, сл?довательно, утверждать, что категор?я протяженно?
сти къ чувствамъ не прим?нима, что чувства непротяженны, было бы ошибочно. Но въ этомъ разсужден?и кроется вотъ какая ошиб?
ка. 'Когда мы говоримъ, что то или иное ?чувство? (напр., боли) им?етъ опред?ленное м?сто, что оно локализуется въ изв?стномъ пространств?, то мы это говоримъ потому, что съ такимъ ?чув-
ствомъ? у насъ ассоциируется или связывается зрительная про?
тяженность поверхности кожи, т.-е., когда мы переживаемъ какое-
либо ?чувство? (напр., боли), то мы переживаемъ его вмгьстгь съ пространствеянымъ представлен?емъ, и потому намъ кажется, что будто чувство боли само по себ? находится въ опред?ленномъ м?ст?; въ действительности же чувство само по себ? никакого м?ста не занимаетъ. Это, между прочимъ, можно иллюстрировать еще сл?дующимъ прим?ромъ. У больного ампутируютъ руку. Спу?
стя 12 л?тъ ему кажется, что онъ испытываетъ боль въ копчи-
кахъ пальцевъ, хотя уже 12 л?тъ, какъ ихъ у него н?тъ. Ка?
жется страннымъ, что боль находится въ такомъ м?ст?, котораго вовсе н?тъ. Но эта иллюз?я объясняется т?мъ, что у больного сохранилось пространственное представлен?е о кончикахъ паль?
цевъ, и когда онъ теперь переживаетъ чувство боли г), то онъ переживаетъ его вмгьстгь ,съ этимъ пространственнымъ предста-
ставлен?емъ; оттого и самое чувство кажется ему занимающимъ изв?стное м?сто. Еще разъ формулирую то, что было мною сказано. Ко вс?мъ псих?щескимъ явлен?ямъ, ко всему тому, что мы называемъ ?пси-
хическимъ?, ни одна изъ категор?й протяженности не прим?нима, и въ этомъ именно смысл? можно сказать, что между психическимъ и физическимъ есть коренное различ?е. Но чтобы лица предуб?жденныя не подумали, что мысль объ абсолютной противоположности между психическимъ и физиче-
скимъ принадлежитъ только мн?, я долженъ сказать, что она есть общее достоян?е всей философ?и. Есть вещи въ философ?и, кото-
Рь?я признаются далеко не вс?ми философами, но "зато есть одна вещь, которая признается вс?ми философами, какъ безусловно в?рпая?это именно та, что между психическимъ и физическимъ сУЩествуетъ коренное различ?е, и это различ?е кроется именно въ Напр., всд?дств?е прикосновения къ остающейся части руки. 106 томъ, что все психическое непротяженно, а все физическое протя?
женно, и потому сравнивать одно съ другимъ нельзя. Декартъ, котораго справедливо считаютъ основателемъ но-
в?йшей философ?и, былъ первымъ, ясно формулировавшимъ это различ?е г). То же самое мы находимъ, напр., у Лейбница, о взглядахъ котораго я скажу въ сл?дующей лекц?и. Онъ въ очень отчетливой форм? высказать немыслимость перехода отъ физи-
ч?скаго въ психическому 2). Юмъ, который жилъ въ середин? восемнадцатаго стол?т?я и который считается истиннымъ основа?
телемъ позитивной философ?и, высказался совершенно опред?лен-
но, что въ психическимъ явлен?ямъ категор?и протяженности при-
м?нимы быть не могутъ. ?Можетъ ли кто-нибудь, говорить онъ, постигнуть чувство, обладающее ярдомъ длины, футомъ ширины и дюймомъ толщины? Поэтому мысль и протяженность суть каче?
ства, другъ съ другомъ несовм?стимыя? 3). Вс?хъ философовъ, которые являются сторонниками этого взгляда, я, конечно, пере?
числить не въ состоян?и; укажу еще на одного изв?стнаго англ?йскаго психолога эмпирической школы, Бэна. ?Область объ?
екта, или вн?шняго м?ра, по его мн?н?ю, специфически характери?
зуется свойствомъ протяженности. Область субъективнаго м?ра чужда этого свойства. Дерево, р?ка, очевидно, им?ютъ протяжен?
ность. Удовольств?е не им?етъ ни длины, ни ширины, ни тол-
*) Descartes. ?Meditations? (VII), ?Principes de la philosophies I, 53. 2) Дейбницъ. ?Opera? изд. Erdmann'a, стр. 185, 200 и д. 347, 376, 706, 17 и въ др. м. s) Вотъ это м?сто полностью (?Treatise of human nature?. Vol. I. Part. IV. Sect. V. Изд. Selby-Bigge, стр. 234?235): ?Существуетъ аргумента, вообще употребляемый для доказательства не-
матер?альности души, который мн? кажется достойиымъ вниман?я. Все, что протяженно, состоитъ изъ частей, д?лимо, если не въ д?йствительности, то, до крайней м?р?, въ воображен?и. Но невозможно, чтобы какая-нибудь вещь д?лимая могла входить въ соединен?е съ мыслью или съ воспр?ят?емъ, ко?
торое есть быт?е совершенно неотд?лимое или нед?лимое, потому что, если предположить возможными такое соедипен?е, то можно было бы спросить, находится ли неразд?лимая мысль на л?вой или на правой сторон? про-
тяжениаго д?лимаго т?ла, на поверхности или же въ середин?, спередп или сзади. Если оно соединяется съ протяженностью, то оно должно было бы существовать въ какой-нибудь особенной части, и тогда эта особенна? часть нед?лима и представлен?е соединяется только съ нею, а не съ про?
тяженностью. Или если мысль существуетъ въ каждой части, то она должня была бы быть протяженна, отд?лима и д?лима такъ же, какъ и т?до, что совершенно абсурдно и противор?чиво. Ибо можетъ ли кто-нибудь предста?
вить себ? чувство, им?ющее одинъ ярдъ длпны, футъ ширины и дюймъ толщины? Поэтому мышлен?е и протяженность суть свойства, другъ съ ?и?гомъ несовместимый?. 107 щины?свойствъ, которыя мы усматриваемъ въ каждомъ предмет?, им?ющемъ протяженность? *). Точно таЕимъ же образомъ выражается Гербертъ Спенссръ, который очень многими и у насъ въ Росс?и признается за выдаю?
щегося мыслителя. Я процитирую одно м?сто изъ его сочинен?й: ?Различ?е между субъектоиъ и объевтомъ представляетъ собою сознан?е различ?я, превосходящаго вс? друг?я различ?я... Что еди?
ница чувствованы (сознан?я) не им?етъ ничего общаго съ еди?
ницей движен?я, становится бол?е, ч?мъ очевиднымъ, какъ толь?
ко мы поставимъ эти единицы рядомъ другь съ другомъ? 2). Какъ видите, Спенсеръ находить, что между т?мъ, что назы?
вается мыслью, и т?мъ, что называется движен?емъ въ простран-
ств?, ничего общаго не существуешь. Этотъ рядъ цитатт* я закончу еще одной цитатой изъ книги англ?йскаго физика Тэта, который прямо говорить, что ?сознан?е и воля лежать вн? физической области? 3). Итакъ, вы видите, что вс? названные философы видятъ непро?
ходимое различ?е между психическимъ и физическимъ, и что это положен?е нужно считать общепризнанными Но если это такъ, если это положен?е считается установлен-
нымъ, тс спрашивается, почему же такая простая мысль была неизв?стна защитникамъ материализма. Чтобы объяснить, почему *) ?Мысль или идея могутъ относиться къ протяженнымъ величинамъ, но нельзя говорить о протяжен? и ихъ самихъ. Никто не скажетъ, что акты воли, желан?я, в?ры изм?ряются пространственно. Поэтому обо всемъ, что входить въ область субъекта, говорятъ вообще, какъ о непротяженномъ. Такимъ образомъ, если духъ, какъ это обыкновенно д?лается, принять за Ц?лую сумму внутреннихъ субъективныхъ состоян?й, то мы можемъ опре?
делить его отрицательнымъ путемъ, какъ отсутств?е протяженности?. ?Mental and Moral Science? или на русск. яз. ?Пснхолог?я?. Спб. 1887 г., Введете. Гл. 1-я. (Ср. его же ?The Senses and the Intellect?. 1894 г., 4-е, стр. 1?2; ?Logic? I, стр. 255 и д. ?Душа и т?ло?, гл. IV). 2) ?Основан? я психолог?ир ? 62. Ср. съ этимъ другое м?сто ?Основаи? я психолог?и?, т. I, стр. 146 (? 56): ?Психолог? я есть наука совершенно един?
ственная въ своемъ род?, независимая отъ вс?хъ какихъ бы то ни было Другихъ наукъ и даже антитетически противоположна я пмъ. Мысли и чув?
ствования, которыя еоставляютъ собою сознан?е, представляттъ собою такое существованье, которое, не им?етъ себгъ мпста между ткм-и существо?
ваниями, с?, которыми импютъ дпло остальныя науки... Духъ продолжаетъ оставаться для насъ ч?мъ-то, не им?ю?цимъ ничего общаго съ другими предметами; а потому наука, открывающая законы этого н?что, при по?
мощи сознан?я, заглядывающег о внутрь самого себя, не представляетъ ника?
кого перехода, состоящаго изъ незам?тныхъ степеней, къ наукамъ, которыя открываютъ законы этихъ другихъ предметовъ?. 3) ?Свойства матер?и?, Спб. 1887 г., стр. 2. Ср. его же ?Нов?йш?е усп?хи фиаццеСКШСЪ знан?й?, Спб. 1877 г., стр. 23. 108 так?е писатели, какъ Бюхнеръ, Молешоттъ и очень мног?е друг?е, отождествляли явлен?я психическ?я съ физическими въ мозгу, я процитирую одно м?сто изъ книги псих?атра Ковалевскаго ?Осно?
вы механизма душевной д?ятельности?. ?Намъ нужно, говорить онъ, указать пути, по которымъ ощущен?я проникаютъ въ область мозговой корки?, и зат?мъ дал?е: ?изъ предыдущего мы знаемъ, что ощущен?я изъ субкортикальныхъ узловъ, проникая къ мозго?
вой корк?, центру сознан?я, превращаются тамъ въ представлен?я?. Въ высшей степени характерны выражен?я: ощущен?я двигаются, ощущен?я проникаютъ, какъ будто ощущен?я могутъ двигаться; в?дь, какъ мы вид?ли, къ нимъ категор?и протяженности, а въ томъ числ? и категор?я движен?я прим?нимы быть не могутъ. Говорить о томъ, что 'Ощущен?я ?двигаются? и ?проникаютъ?, нельзя. И не одинъ г. Еовалевск?й, а и мног?е друг?е физ?ологн допускаютъ такую неправильность, и это происходить оттого, что, говоря о мысли, о сознан?и, они въ сущности думаютъ о мюзговыхъ процессахъ; произнося слово мысль, они въ то же время думаютъ не о мысли, а о процессахъ, совершающихся въ мозгу. Г. Кова-
левск?й вм?сто ТОГО, чтобы говорить о движен?и нервнаго возбу-
жденгя, что, конечно, въ виду матер?альнаго характера посл?д-
няго, должно происходить, говорить о движен?и ощущен?я, т.-е. чего-то психическаго, а потому впадаетъ въ ошибку. Защитники матер?ализма, говоря о психическихъ процессахъ, на самомъ д?л? всегда думаютъ о физ?ологическихъ, которые несомн?нно занимаютъ м?сто въ пред?лахъ нашего организма. Говоря, наприм?ръ, о томъ, что чувство голода зашшаетъ опре?
деленное м?сто въ пред?лахъ нашего организма, они въ д?йстви-
тельности думаютъ о физ?ологическихъ процессахъ, сопровождаю?
щих!, чувство голода. Но можно ли считать эти два процесса, тождественными? Можно ли между чувствомъ голода и физ?оло-
гическими процессами, сопровождающими его, поставить знакъ ра?
венства? Что между ними есть различ?е, на это указываетъ и то обстоятельство, что мы употребляемъ два различныхъ слова для обозначен?я этихъ двухъ процессовъ. Если хотите, я могу приве?
сти еще и другое соображен?е въ пользу того, что физ?ологиче-
ск?е процессы и чувство голода не одно и то же. Ребенокъ, дикарь, который физ?олог?и никогда не учился и о физ?ологиче-
скигь процессахъ не им?етъ никакого понят?я, о чувств? голода им?етъ очень яспое лредставлен?е. Бездомный бродяга знаетъ это ?чувство? даже лучше, ч?мъ физ?ологъ, хорошо знакомый съ физ?о-
логическими процессами, а чувство голода испытывающ?й разв? только за полчаса до об?да. Знан?е этихъ процессовъ и самое ч?вство голо?а ?в? иазличиыхь вещи. Физ?ологическ?е процессы 109 только сопровождаютъ это чувство, но что они и есть самое чувство голода, этого никакъ утверждать нельзя. Итакъ, къ явлен?ямъ психическимъ категор?и протяженности прим?нимы быть не могутъ. Всяк?й, кто хочетъ изучить филосо?
фию, долженъ ясно себ? это усвоить и твердо помнить. Мн? могутъ сказать, какой интересъ въ томъ, что къ психи?
ческимъ явлен?ямъ не прим?нимы категор?и протяженности; это только отрицательное утвержден?е, изъ котораго собственно ничего не сл?дуетъ. ?Мы съ вами согласны, скажутъ они, что къ явле-
н?ямъ психическимъ категор?и протяженности неприм?нимы, ио что же изъ этого сл?дуетъ?? Я на это могъ бы отв?тить, что изъ этого .сл?дуетъ только то, чтобы во вс?хъ т?хъ случаяхъ, когда вы .говорите о психическихъ явлен?яхъ, вы не прим?няли бы къ нимъ категор?й протяженности, не говорили бы, наприм?ръ, что явлен?я психическ?я совершаются въ пространств?, находятся въ пространств?. Мой собес?дникъ, который только что соглашался со мною, спрашиваетъ меня: ?вы говорите, что психическ?я явле-
н?я въ пространств? не находятся, а гдгь же они находятся?? Мн?, конечно, остается ему отв?тить: ?вы сами же согласились, что категор?и протяженности къ психическимъ явлен?ямъ не прим?-
нимы, а задавая вопросъ, гд? они находятся, вы, сл?довательно, хотите прим?нять ихъ? *). Какъ только вы признаете, что мысль непротяженна, вы отр?-
шитесь отъ массы предразсудковъ. Чтобы показать, до какой степени въ обществ? распространенъ предразсудокъ, что мысль протяженна, я приведу два прим?ра. Не такъ давно во миогихъ газетахъ въ отд?л? ?см?сь? сообщалось сл?дующее. Одинъ физ?о-
логъ изсл?довалъ мозгъ какого-то египтолога, который очень много въ своей жизни проработалъ надъ чтен?емъ египетскихъ г?ерогли-
фовъ. Когда физ?ологъ положилъ подъ микроскопъ частицу его мозга, то онъ увид?лъ въ ней изображен?е г?ероглифовъ, которые отпечатались въ мозгу египтолога, всл?дств?е постоянныхъ за-
нят?й ими. Но тотъ, кто со мною согласился, что мысль о г?ерогли-
фахъ не то же самое, что физ?ологическ?е процессы, которые со?
вершаются въ мозгу въ процесс? мышлен?я о г?ероглифахъ, тотъ, Разум?ется, пойметъ, что мысль, представлен?е о г?ероглифахъ но можетъ отпечататься въ мозгу, въ форм? г?ероглифовъ, что это невозможная вещь, что если въ мозгу и остаются как?е-ш?будь сл?ды представлен?й, то эти матер?альные сл?ды совс?мъ пе похо?
жи на представлен?я. Такъ что еслп даже и допустить, что физ?о-
х) Просто но ??м?етъ смысла говорить о пространственноыъ по.южен?п цспхииескихъ процессовъ. по логъ вид?лъ как?е-?шбудь сл?ды въ мозгу египтолога, но эти .сл?ды ничего похожаго на египетск?е иероглифы им?ть не мо-
гутъ !). Совершенно въ та?сой же степени невозможна и та вещь, о которой возв?стило недавно одно иллюстрированное издан?е. Я говорю о ?фотографирован?и мысли??изобр?тен?и Эдиссона. Былъ изображенъ фотографически! анпаратъ, передъ которымъ сидитъ субъектъ и думаетъ о доллар?, и эта ?мысль? о доллар? отпеча?
тывается на пластинк? аппарата. Возможность такого рода изв?-
ст?й показываетъ, что до сихъ поръ для многихъ ?мысль? предста?
вляется въ вид? пространственной формы, но мысль пространствен?
ной формы не им?етъ и им?ть не можетъ; мысль есть только мысль и ничего больше. На вновь изобр?тенномъ Эдиссоновскомъ аппарат? все можетъ фотографироваться, только не ?мысль?. Но на этомъ въ сегодняшней лекц?и я считаю невозможнымъ остановиться. Мн? могутъ сд?лать одно очень серьезное возраже-
н?е. Мн? могутъ сказать : ?вы научно не доказали своего положе?
нья Вы взяли мысль, взяли чувство и волевые процессы, пробо?
вали прим?нить къ нимъ категор?и протяженности. Оказалось, что он? не приложимы, и, основываясь на этомъ, вы утверждаете, что къ явлен?ямъ психическимъ вообще не приложимы категор?и пространства; н?тъ, вы докажите научно, иначе это только простое утвержден?е?. На это возражен?е я могу сказать сл?дую?
щее : ?Вы просите у меня научныхъ доказательствъ того, что все психическое протяженностью не обладаетъ; хорошо, я вамъ дамъ ихъ, но только подъ услов?емъ, чтобы вы, въ свою очередь, пред-
х) Мног?е см?шиваютъ изображен?я, который получаются на с?тчатк?, съ т?ми сл?дами, которые могутъ быть въ мозгу, и думаютъ, что так?я же изображен?я или что-нибудь на нпхъ похожее получается и въ мозгу въ процесс? мышлен?я. Поэтому для т?хъ, которые говорятъ, что ?мысль есть движен?е частицъ мозга?, кажется, что именно так?я изображен?я и есть то, что мы называемъ мыслью. Но это совершенно неправильно. Въ мозгу, конечно, совершаются т? или друг?я движен?я, которыя должны соотв?т -
ствовать т?мъ или другимъ пропессамъ мысли, но сходства между этими дви-
жен?ямд| и процессами мысли но должно быть. Такого рода отрждествлен?е между изображен?ями предметовъ и сд?дами въ мозгу происходить оттого, что берутся въ прим?ръ зрительныя представлен?я, но стоить взять въ лрим?ръ слуховыя представлен?я для того, чтобы увид?ть полную нел?-
пость такого отождествлен?я. В?дь если бы въ самомъ д?л? было какое-
нибудь сходство между вн?шнимн предметами и мозговыми процессами, сопровождающими мысли объ этихъ предметахъ, то мы для посл?дователь-
ности должны были бы предположить, что если бы какой-нибудь физ?ологъ вскрылъ мозгъ Бетховена или другого знаменитаго композитора и прило-
жплъ къ нему микрофонъ, то долженъ былъ бы услышать звуки, сл?ды которыхъ остались у него въ мозгу, подобно тому, какъ тотъ физ?ологъ ивид?лъ знаки г?ероглифовъ. I l l ставили мп? научное доказательство того, что ?матер?я протя?
женна?. На это мое требован?е всяк?й, конечно, отв?титъ: ?нельзя научно доказать, что матер?я протяженна; всяк?й, кто понимаетъ-
так?я слова, какъ ?матер?альное т?ло? и ?протяженность?, тотъ сейчасъ же признаетъ, что матер?алы?ыя т?ла протяженны; къ этому гюложен?ю вовсе не должно прим?нятъея научное доказа?
тельство. Оно очевидно?. Я на это могу сказать: ?если вы отка?
зываетесь отъ научнаго доказательства того, что матер?я протя?
женна, то я отказываюсь отъ научнаго доказательства того, нто мысль непротяженна; я нахожусь совершенно въ такомъ же по?
ложены, какъ и вы; и на томъ же самомъ основан?и, на какомъ вы утверждаете, что матер?альныя вещи протяженны, я утвер?
ждаю, что психическое протяженностью не обладаешь?. Если это разсужден?е вамъ покажется неуб?дительнымъ, то я принужденъ сд?лать маленькую экскурс?ю въ область логики. Прежде всего я долженъ сказать, что въ наук? не все доказы?
вается. Если бы мы требовали отъ науки только доказательству тогда и сама наука перестала бы существовать. Положимъ, у меня есть какое-нибудь положен?е А, которое я утверждаю; вы выражаете сомн?н?е въ в?рности этого положен?я и требуете дока-
зательствъ. Тогда я беру какой-нибудь принципъ, на основан?и котораго доказываю справедливость положен?я А. Положимъ, я беру принципъ В. Какъ только я доказалъ справедливость поло-
жен?я А на основан?и принципа В, вы сейчасъ же спрашиваете, а принципъ В доказанъ? Я беру принципъ ,С и на основан?и его доказываю справедливость принципа В; но вы сомн?ваетесь также и въ принцип? С; я и его доказываю на основан?и принципа D и т. д. Но долженъ же быть въ конц?-концовъ пред?лъ этимъ дока-
зательствамъ, должны же быть въ наук? положен?я, которыя непосредственно очевидны, иначе наука должна была бы прекра?
тить свое существован?е. И, въ самомъ д?л?, всякая наука им?етъ зъ своей основ? т? или иныя непосредственно очевидный положения. Положен?я всякой науки бываютъ двухъ родовъ: одни изъ нихъ мы можемъ доказывать, друг?я не можемъ, такъ какъ они сами по себ? оче?
видны. Возьму ирим?ръ изъ математики. Мы говоримъ относитель?
но треугольника, что сумма его угловъ равняется двумъ прямымъ. Это положен?е нужно доказать. Для этого мы въ треугольник? ABC сначала продолжаемъ сторону АС, а зат?мъ черезъ точку С проводимъ лин?ю СМ, на Раллельную АВ. Тогда мы найдемъ, что уголъ Ъ, равенъ углу d, какъ внутренн?й накрестъ лежащ?й, а уголъ с равенъ углу е, какъ соотв?тствеиный, а отсюда, зам?няя въ равенств? c-\-d-\-e=2d 112 (на томъ осно?ван?п, что сумма угловъ возл? точки по одну сторону прямой=двумъ прямымъ) углы due равными имъ Ъ и е/ найдемъ, что углы а-|-<?-(-с=ДвУмъ прямымъ или сумма внутреннихъ угловъ въ треугольник? равняется двумъ прямымъ. Мы основываемъ наше доказательство, между прочимъ, на положен?и, что .сумма угловъ возл? точки по одну сторону отъ прямой равна двумъ пря?
мымъ. Мы должны доказать и это положен?е. Мы его доказыва?
ема основываясь на томъ положен?и, что вс? прямые углы равны; а стараясь доказать это положен?е, мы приходимъ, въ вонц?-кон-
цовъ, къ такимъ положен?ямъ, какъ, наприм?ръ, что если дв? величины порознь равны третьей, то он? равны между собой. Это положен?е и подобныя ему не могутъ быть доказываемы, они счи?
таются непосредственно очевидными. $ м /ё\ А л /л Л\/Л ?^ с Рис. 1. Но, пожалуй, прим?ръ изъ математики не будетъ уб?дите-
ленъ, а потому я приведу еще одинъ прим?ръ изъ естество-
знан?я и постараюсь показать, какимъ образомъ сложное научное положен?е приводится къ непосредственной очевидности. Поло?
жим!., физикъ говорить своему собес?днику, не знакомому съ физикой: ?изв?стно ли вамъ, что на солнц? есть жел?зо и на-
тр?й, и что это доказывается при помощи такъ наз. спектральнаго анализа?. Неучивш?йся физик? даже возможности этого" положе-
н?я не можетъ допустить я просить доказательствъ. Физикъ въ доказательство приводить тотъ принципъ, что каждый элементъ при гор?н?и даеть своеобразный спектръ. Для нефизика это непо?
нятно, и онъ просить ближайпшхъ разъяснен?й и доказательствъ. Тогда физикъ говорить приблизительно сл?дующее: ?есть особый приборъ, называемый спектроекопомъ, состоящ?й изъ трехгранной призмы. Лучъ св?та, проходя черезъ призму, разлагается на от-
д?лы?ые дв?та и образуетъ то, что мы называемъ спектромъ. Если бы передъ скептроекопомъ мы пом?стили раскаленную известь и 11 3 , ? лучи ея пропустили черезъ призму, то получился бы спектръ, со?
стояний изъ такъ пазываемыхъ цв?товъ радуга; но если бы да-
л?е, вм?сто раскаленной извести, мы взяли горящ?й натр?й и про?
пустили его лучи черезъ призму, то спектръ получился бы другой, а именно мы получили бы только одну желтую полоску въ опре-
д?ленномъ м?ст?. Если теперь между иеточиикомъ св?та, полу?
чающимся отъ раскаленной извести, и спектроскопомъ находится горящ?й натр?й, то въ спектр? раскаленной извести въ томъ м?ст?, гд? натр?н даетъ желтую полоску, получается полоска темнаго цв?та. Поэтому, если мы вообще им?емъ сп?ктръ съ темной по?
лоской въ нзв?стномъ м?ст?, то это значить, что мы им?емъ д?ло со св?томъ натр?я. Если отъ св?та солнца мы получимъ спектръ, содержащей въ себ? указанную черную полоску, то мы им?емъ право заключить, что и на соднц? есть натр?й?. Положимъ, нефи-
зикъ, выслушавъ это доказательство, скажетъ: ?я со вс?ми ваши?
ми доказательствами вполн? согласеиъ, но хот?лъ бы, чтобы вы мн? доказали, ч'то вотъ эта полоска, которую вы называете жел?
той, д?йствительно желтая, а не синяя?? Физикъ былъ бы поста-
вленъ этимъ вопросомъ въ большое затруднен?е. Впрочемъ, если бы физикъ нашелся своевременно, онъ должень быль бы отв?тить такъ: ?глаза нормальнаго челов?ка такъ устроены, что, когда ему показываюсь желтый цв?тъ, онъ видитъ желтый, а когда ему по?
казываюсь черный, онъ видитъ черный, а если у васъ ненормаль?
ные глаза, то вамъ физикой заниматься не сл?дуетъ и о желтомъ цв?т? съ вами говорить нельзя. Кто им?етъ нормальные глаза, тотъ сейчасъ видитъ, что это желтый цв?тъ, а тому, кто им?етъ ненормальные глаза, сколько ни доказывай, все б'удетъ безполезно, онъ все равно не пойметъ, что им?етъ д?ло съ желтымъ цв?томъ?. Разв? можно, наприм?ръ, доказать, что вода жидка? У кого осязательный органъ въ порядк?, кто знаетъ значен?е та-
кихъ словъ, какъ ?вода? и ?жидк?й?, тотъ безъ всякихъ- дока-
зательствъ тотчасъ согласится съ т?мъ полозйен?емъ, что вода жидка. Но если вашъ осязательный органъ изм?нится и будетъ очень сильно реагировать на мал?йше? сопротивлен?е, то при прикосновен?и къ вод? вы будете думать, что им?ете д?ло съ твердымъ веществомъ. Тогда пусть сколько угодно вамъ доказы?
ваюсь, что вода жидка, вы не пов?рите. Вс? так?я положен?я, которыя очевидны безъ всякихъ доказательствъ, мы назовемъ непосредственно очевидными; сюда относятся так?я положен?я, какъ ?т?ло им?етъ тяжесть?, ?ледъ холоденъ?, ?камень твердъ? и т- п. Задача натуралиста заключается въ томъ, чтобы сложныя научныя положен?я привести къ элементарнымъ, непосредственно очевиднымъ. Когда физикъ утверждалъ, что на солнц? есть на-
114 тр?й, онъ долженъ былъ доказать, приведя свое утвержден?е къ непосредственно очевиднымъ положен?ямъ, и всяк?й ученый дол-
женъ поступать такъ, какъ въ данномъ случа? поступилъ натура-
листъ, но если бы завтра челов?чество стало сомн?ваться въ этихъ непосредственно очевидпыхъ данныхъ, то наука о природ? тотчасъ должна была бы прекратить свое существован?е. Наука содержитъ въ себ? два рода положеи?й: одни непо?
средственно очевидный, друг?я, требующ?я доказательствъ. Если бы вс? положен?я науки были таковы, что вс? ихъ нужно было бы доказать, то наука перестала бы быть наукой. Этотъ взглядъ принадлежитъ не исключительно мн?, а принять вс?ми. Я могу сослаться на Дж. Ст. Милля, который говорить: ?все, что мы способны познавать, должно принадлежать къ одному классу или къ другому классу, должно быть или въ числ? пер-
воначальныхъ данныхъ, или въ числ? заключен?й, которыя мо?
гутъ быть выведены изъ нихъ *). Если вы въ этомъ со мною согласны, то вы согласитесь со мною и въ томъ, что если натуралистъ, наука котораго основана на незыблемыхъ основан?яхъ, долженъ исходить изъ непосред?
ственно очевидныхъ положений, то почему же мн?, психологу, не пользоваться т?ми же логическими пр?емами и не утверждать, что къ психическимъ явлен?ямъ категорш протяженности не прим?ня-
ются. Я пользуюсь т?ми же логическими основан?ями, которыми пользуется и натуралистъ. Конечно, и это положение, я уб?жденъ, не вс?хъ удовлетво?
рить. Мн? могутъ сказать: ?мы съ вами согласны, что наука не можетъ доказать того, что явлен?я психическ?я непротяженны, но J) См. Милль. ?Логика?, Введете, ? 4. Троицк?й. ?Учебникъ логики?, М. 1885 г. (Введен?е; объ очевидности, какъ предмет? логики. Стр. 26). Bain. ?Logic?, 1879 г., ч. 1-я, 32?36. Wundt. ?Logik?. В. I. Abth. I. Cap. 3. Die logische Evidenz. Бэнъ, принадлежащей къ такому же направление, что и Милль, говорит!. (?Logic? Part. 1. 1879?б г. стр. 32?3): ?Существуетъ два рода истпнъ: истины, познаваемыя непосредственно, интуитивно, или посредствомъ пря?
мого сознан?я, и истины, познаваемый чрезъ посредство другихъ истинъ. Это различ?е им?етъ основное и важное значен?е. Факты наличнаго созна-
н?я, какъ, напр., то, что ?я голоденъ, я слышу звукъ, я испытываю удо-
вольств?е, я говорю?,?не могутъ быть сведены ни къ как?гаъ законамъ или правиламъ. Мы не можемъ изб?жать ихъ, мы не можемъ быть бол?е или мен?е уб?ждены въ нихъ посредствомъ какого-либо метода доказательства. Они суть конечныя данныя познан?я каждаго челов?ка. Ср. Wundt. ?Logik?. В. I, стр. 82 (изд. 1893 г.). Бол?е полное изложен?е этого вопроса читатель, уже знакомый съ логикой, можетъ найти въ книг!-. Sigwarl'a ?Logik?. В. I, 1889 г., въ глав? ?объ истинности непосредствен-
ныхъ еужден?й? (?Die Wahrheit der unmittelbaren Urtheile?), стр. 382~-400. 115 / это в?дь временнре состоян?е нашей науки; откуда мы знаемъ, что спустя 100?200 л?тъ наука не достигнешь такого состояния, когда будетъ доказано, что и психическ?я явлен?я протяженностью обладаютъ, в?рите же вы въ прргресеъ науки, въ эволюц?ю чело-
в?чества?. На это я могу отв?тить сравнен?емъ. ?Если вы в?рите въ возможность того, что настанетъ время, когда къ психическимъ .явлен?ямъ будутъ прим?няться категор?и протяженности, то я в?рю, что настанетъ время, когда наука будетъ въ состоян?и до?
казать, что вещи матер?алы?ыя протяженностью не обладаютъ,? т? самыя матер?алышя вещи, которыя, какъ аамъ кажется, въ настоящее время обладаютъ пространственной протяженностью?. Но такъ какъ это посл?днее предположен?е очевидно нел?по, то также и нел?по первое. Остановимся такимъ образомъ на томъ положеи?и, что разница, между физическимъ и психическимъ та, что къ первому приложимы ватегор?и протяженности, а ко второму неприложимы. Если это понятно, вернемся къ разсмотр?н?ю основного положен?я матер?а-
лнзма, что мысль или все психическое есть движен?е вещества. Такъ какъ движен?е вещества можетъ совершаться только въ пространства, а такъ какъ мысль ничего общаго съ простран-
ствомъ не им?етъ, то нельзя ?казать, что мысль еще движен?е вещества. ? Если мы говоримъ: ?мысль есть движен?е вещества?, то можно ли сказать и наоборотъ, что опред?ленное движен?е вещества есть мысль ? Можпо сказать: ?я былъ въ Лопдон??, но можно сказать: ?я былъ въ столиц? Англ?и?, и это будетъ одно и то же, потому что Лондонъ есть столица Англ?и?. Но можемъ ли мы обратить формулу матер?алистовъ и сказать: ?опред?ленное движен?е опре-
Д?леннаго вещества есть данная мысль?. Этого сказать мы не мо?
жемъ. Чтобы сд?лать это яснымъ, я позволю себ? сл?дующ?й нри-
м?ръ. Предположимъ, что мы обладаемъ средствами, при помощи которыхъ мы можемъ непосредственно разгляд?ть все то, что Д?лается у насъ въ мозгу въ то время, когда мы мыслимъ. Это, можетъ быть, было бы возможно, если бы у наоъ былъ микро-
с'Копъ, увеличивающ?й въ милл?ардъ разъ больше, ч?мъ тотъ, ко?
торый мы им?емъ въ настоящее время. Положимъ, у меня есть какая-нибудь мысль, напр., о дом?. Положимъ, что я при помо-
ц? указаниаго фантастическаго микроскопа усмотр?лъ, что въ то вРемя, когда я мыслю о дом?, въ моемъ мозгу совершается опре?
деленное движен?е частичекъ мозга. Могу ли я сказать, что эти виэ?сен?я и моя мысль одно и то же? Н?тъ, это дв? вещи ео-
еРШенно различный. Если бы мы хот?ли правильно выразиться, МЬ? должны были бы сказать, что въ то время, когля мы с\ю-
116 тримъ въ микроскопъ и видимъ движен?я въ мозгу, въ тотъ самы?? моментъ въ сознан?и субъекта есть мысль, представление?. Думать, что движен?е и есть самое представлен?е, невозможно; смотр?ть на нихъ, какъ на н?что тождественное, нельзя. Можно сказать только, что, когда есть опред?ленное движете, то есть и соот-
в?тствующая мысль, и, наоборотъ, когда есть мысль, то есть ц движен?е, а зам?нить одно другимъ пельзя; сказать, что ?мысль есть движен?е вещества? или ?движен?е вещества? есть мысль, мы не можемъ. ''?!;;' Защитникъ матер?ализма, выслушавъ наши аргументы, можетъ быть скажетъ: ?я, пожалуй, готовъ согласиться съ вами, что мысль не есть движен?е вещества, но, соглашаясь съ вами, я вовсе не хочу отказываться отъ своей точки зр?н?я. Я постара?
юсь только бол?е правильно формулировать свой взглядъ. Я не настаиваю больше на тождеств? мысли съ движен?емъ матер?н, потому что она д?йствительно не есть что-либо матер?альное, но зато я утверждаю, что она есть свойство матер?и?. Я думаю, что и въ этомъ матер?алистъ ошибается, разсмотр?и?ю чего и посвящу сл?дующую лекц?ю. ЛЕКЦ?Я СЕДЬМАЯ. Мысль не есть свойство матер?и. Разборъ положения ?мысль есть функц?я мозга". Различ?е между физическямъ и исихическимъ.?Явлен?я сознан?я не выво?
димы и не объяснимы изъ движен?я матер?альныхъ частицъ.? Объяспен?? поняг?й: свойство, сила, способность. ? Различный смыслъ, придаваемый полож?н?ю ?мысль не есть функц?я мозга". Въ прошлой лекц?и я разобралъ первое положен?е матер?а-
лизма, по которому мысль есть движен?е вещества. Я разсмо-
тр?лъ этотъ вопросъ съ точки зр?н?я различ?я между явлешями физическими и явлен?ями психическими; и мы вид?ли, что это различ?е сводится къ тому, что къ психическимъ явлен?ямъ ка-
тегор?и протяженности не прим?нимы, тогда какъ къ явлен?ямъ фнзическимъ он? прим?нимы; на этомъ основан?и я утверждалъ, что мысль движен?емъ вещества не можетъ быть, потому что движен?е вещества предполагаетъ прим?нен?е категор?й протяжен?
ности. Въ сегодняшней лекц?и я хочу перейти къ двумъ другимъ положен?ямъ матер?алистовъ: во-первыхъ, къ тому положен?ю, по которому мысль есть свойство матерги, и, во-вторыхъ, что мысль есть не что иное, какъ фунщ?я мозга. Оказалось, что изложенный мною въ прошлой лекц?и взглядъ вызвалъ чрезвычайно много недоум?н?й и сомн?н?й. Вс?хъ этихъ сомн?н?й я разбирать не могу, но среди нихъ есть одно, которое нельзя пройти молчан?емъ. Я говорилъ, что къ явлен?ямъ физическимъ категор?и лро-
тяженности прим?нимы, а къ явлен?ямъ психическимъ он? не прим?нимы, и указывалъ на то, что какъ одно, такъ и другое чоложен?е являются непосредственно очевидными. На это мн? воз?
ражали: ?если бы д?йствительно то положен?е, что къ психиче?
скимъ явлен?ямъ категор?н протяженности* не прим?нимы, было нбпосредственно очевидно, то какимъ образомъ так?е писатели, какъ Вюхнеръ, Молешоттъ и др., держались обратнаго взгляда. ь?ди бы это положен?е д?йствительно было непосредственно оче-
ВиДно, то въ высшей степени странно, что они не зам?тили, что 118 мысль не есть движен?е вещества?. На это возражен?е я позволю себ? отв?тить сл?дующее. По моему мн?н?ю, эта ошибка матер?алистовъ происходить всл?дс.тв?е двухъ причинъ: во-первыхъ, всл?дств?е предуб?жден?я и, во-вторыхъ, всл?дств?е небрежности мысли. Всяк?й разъ, когда мн? приходится доказывать, что между явлен?ями физическими и психическими существуетъ коренное различ?е, что сознан?е, мысль кореннымъ образомъ отличается отъ всего физическаго, у моего собес?дни.ка остается такое мн?н?е, какъ будто я доказываю сущс-
ствован?е души, существован?е отд?льной духовной субстанц?ц. Всяк??? разъ, когда я доказываю это различ?е, я всегда слышу одно и то же зам?чан?е, а именно, что я признаю какую-то духов?
ную субстанц?ю. Изъ боязни этого признан?я обыкновенно отвер-
гаютъ и самое различ?е между психическимъ и физическимъ; и это, конечно, объясняется исключительно предуб?жден?емъ. Во-вторыхъ, въ отрицан?и различ?я между психическимъ и физическимъ большую роль играетъ небрежность мысли. Если, напр., мы разсмотримъ философск?я воззр?н?я апостоловъ матер?а-
лизма: Бюхнера, Молешотта, Фохта, то мы у нихъ не найдемъ той точности мысли и выражен?й, которую можно было бы ожи?
дать отъ людей науки. Философская терминолог?я Бюхнера, напр., страдаетъ поразительной неточностью. Бюхнеръ въ одномъ м?ст? говорить, что все психическое или мысль есть не что иное, какъ двиэюен?е вещества *), а въ другой разъ говорить, что мысль есть не что иное, какъ продуктъ движен?я вещества 2), а н?сколькими строками ниже говорить: ?мысль и протяженность могутъ фыть разсматриваемы, какъ дв? стороны одной и той же сущности? 3). Бюхнеръ, матер?алистъ, формулируете свой взглядъ словами Спи?
нозы, или сторонника психофизического монизма. То же самое мы видимъ и у Молешотта. Онъ въ своемъ сочинен?и все время дока-
зываетъ, что въ м?р? существуетъ только матер?я, а все осталь?
ное есть продуктъ ея деятельности, а въ конц? 2-го тома заявля?
ете, что его учен?е можно назвать ?учен?емъ двуединства? 4); этимъ онъ хочетъ выразить ту мысль, что, по его учен?ю, вес ?) ?Kraft und Stoff?, стр. 308, 309, 320. 2) 308, 310. 3) 75, 77. ?Denken und Ausdehnung konnen dahcr nur als zwei Seiten oder Erscheinungeweise n eines ulid desselben einheitlichen Wesens betrachtet werden?. *) В. И, стр. 155. Онъ говорить: ?Матер?алисты лризнаютъ тождество матер?и и силы, духа и т?ла, Bora и м?ра?. На этомъ основан? ц Молешоттъ считаетъ возможным! перем?нить назван? е натер?ализма на назван? е мо?
низма (Einheitslehre, или учен?е о единств?) или, еще лучше, на учен?е двуединства (Zweieinigkeitslehre). 119 существующее им?етъ дв? стороны. Сл?довательно, все то, что онъ ш?салъ раньше, онъ забылъ и употребляетъ формулу Спи?
нозы, или психофизическаго монизма. Эта формула находится въ иолномъ противор?ч?и съ его прежними утвержден?ями, что суще-
ствуетъ только одна субстанц?я, и эта субстанц?я чисто матер?аль-
ная. Вотъ какою точностью отличалась терминология Бюхнера д Молешотта. То же самое можно сказать и относительно фохта. Посл? того, какъ Молешоттъ и Бюхнеръ возвели формулу ?мысль есть движен?е вещества? въ опред?ленный шаблонъ, публика про?
сто восприняла ее, вовсе не думая критически относиться къ ней и пров?рять ея истинность. Этотъ взглядъ вм?ст? съ публикой разд?ляютъ и н?которые изъ филсюофовъ. Они, не давая себ? тщательнаго отчета, повторяютъ, что мысль есть ?движен?е ве?
щества?, ?продуктъ движен?я матер?и? и т. д. Мн? кажется, что всяк?й непредуб?жденный челов?къ, ко?
торые желаетъ постигнуть ту мысль, что психическое протяжен?
ностью не обладаетъ, очень легко можетъ этого достигнуть, но для этого нуженъ дзв?стный навыкъ; я хочу этимъ сказать, что умъ, чтобы усвоить это лоложен?е, нуждается въ навык?, въ при-
вычк?. Поясню это прим?ромъ. Въ обыденной жизни, и въ осо?
бенности среди простолюдиновъ, так?е цв?та, какъ оранжевый, розовый, пунцовый называютъ просто краснымъ. Это происходитъ оттого, что люди, см?шивающ?е цв?та, никогда не обращали вни-
ман?я на ту разницу, которая между ними существуетъ. Но я уб?-
жденъ, что и у простолюдина можно развить способность нахо?
дить различ?е между указанными отт?нками, при томъ, разум?ется, услов?и, если мы будемъ обращать его вниман?е на ихъ различ?е. Для развит?я же особенной тонкости при опред?лен?и цв?товъ нуженъ продолжительный навыкъ. По свидетельству англ?йскагь. ( астронома Гершеля, въ мозаичныхъ мастерскихъ рабоч?й научает?
ся отличать до 30 тыс. различныхъ отт?нковъ цв?товъ. Для рабо-
чаго, который пр?обр?лъ такую способность, два отт?нка какого-
нибудь цв?та не могутъ казаться тождественными, раздич?? ме?
жду ?ими ему кажется непосредственно очевиднымъ, хотя не толь?
ко для простолюдина, но и для насъ такое различ?е можетъ не казаться очевиднымъ. Сл?довательно, нужно им?ть н?который навыкъ, привычку даже въ такихъ сравнительно простыхъ ве-
щахъ, какъ опред?лен?е цв?товъ. Точно такимъ же образомъ, и въ ум?ньи различать между психическими явлен?ями и физиче?
скими нуженъ навыкъ, привычка. Если мы путемъ навыка на?
учимся отличать психическое отъ физическаго, то это различ?е до такой степени намъ покажется непосредственно очевиднымъ, что никак?е аргументы не въ состоян?и будутъ насъ разуб?дить въ 120 противномъ. Вотъ мысль, на которую, по моему мн?н?ю, сл?довало бы обратить наше вниман?е. Говорятъ, что если бы различ?е между психическимъ и физи-
ческимъ д?йствителыю было очевидно, то его всяк?й вид?лъ бы. Какъ видите, для этого необходимъ еще н?который навыкъ. Для того, чтобы пр?обр?сти такой навыкъ, необходимо исходить изъ того положен?я, что так?е мыслители, какъ Сп?нсеръ, Бэнъ, Вундтъ и др., не могли свои утвержден?я оставлять открытыми для т?хъ возражен?й, которыя обыкновенно д?лаются. Часто говорятъ: ?если къ психическимъ явлен?ямъ кате-
гор?и протяженности не прим?нимы, то какимъ образомъ такое чувство, какъ, напр., эстетическое, совершается все-таки во мн?, сл?довательно, въ пространств?. Д?йствительно ли так?я физиче-
ск?я явлен?я, какъ теплота, св?тъ протяженностью не обладаютъ ?? Даже самое непродолжительное размышлен?е можетъ показать, что астетическое чувство не можетъ находиться въ йасъ въ тавомъ же смысл?, въ какомъ мы говоримъ о .сердц?, о легкихъ, что они находятся внутри насъ. Теплота не есть явлен?е физическое, это только наше ощущен?е, а если мы говоримъ о теплот?, къ кото?
рой категор?и протяженности прим??шмы, то мы им?емъ въ виду движен?е частичекъ въ веществ?, движеи?е, вызывающее въ насъ ощущен?е теплоты. То же мы можемъ сказать и о св?т?. Св?тъ не есть 'физическое явлен?е, это наше ощущен?е, къ нему нельзя ири-
м?ннть категор?й протяженности, а къ э?ирыому движен?ю, кото?
рое совершается въ пространств? и которое вызываетъ ощущен?е св?та, ватегор?и протяженности прим?нимы вполн? *). Очень часто говорятъ: ?только философы-теоретики, которые строятъ свои теор?и въ кабинет?, могли придти къ такому вы?
воду, что между психическимъ и физическимъ существуетъ раз-
лич?е; если бы мы обратились къ врачамъ и патуралистамъ, ко?
торые безпрестанно им?ютъ д?ло съ мозгомъ и его отнравлен?я-
ми, то мы никогда не услышимъ отъ ?ихъ такого рода утвер-
?жден?я. Такое утвержден?е можно слышать только отъ филосо-
фовъ?. Но это зам?чан?е совершенно неправильно. Я приведу зд?сь взгляды ц?лаго ряда натуралистовъ, которые тоже думали, что между явлен?ями психическими и явлен?ями физическими су?
ществуетъ коренное различ?е. Начипая приблизительно съ 60-хъ гг., особенно горячо об?
суждается вопросъ о томъ, можно ли вс? м?ровые процессы объ?
яснить однимъ дьижен?емъ матер?альныхъ частицъ. Этоть вопросъ возникъ потому, что мног?я физическ?я явлен?я, какъ, напр., теп-
х) Объ этомъ см. 10-ю декц?ю. ? лоту, св?тъ, электричество, стали объяснять движен?емъ матер?-
альныхъ частичекъ. Отсюда стали д?лать предположен?е, что ju все остальное, въ м?р? существующее, можетъ быть сведено къ ?механик? атомовъ?, что это составляетъ ?конечны?^&деалъ есте-
ствознан?я?, какъ выразился Дю-Буа-Реймонъ. Но достижен?е этого идеала возможно только въ томъ случа?, если мысль и все психическое будетъ объяснено движен?емъ вещества. Сторонники такого взгляда старались доказать, что, если не теперь, то когда-
нибудь впосл?дств?и наука достигнетъ такого состоян?я, когда все будегь объяснено механическимъ движеп?е*й> частичекъ вещества въ томъ числ? д психич?ск?е процессы будутъ выведены и объяс нены изъ движен?й вещес/гва. Этотъ взглядъ существовалъ и существуетъ до еихъ норъ среди публики. Но выдающ?еся натуралисты смитрятъ на это совс?мъ иначе. Возьмемъ, шщ>-,Дю-Буа-Рейл?она, знаменитаго ц?медкаго физ?олога, который говорить: ?я покажу съ доста?
точною ясностью, что сознанье не только при теперешнемъ состоя-
н?и нашего познан?я не можетъ быть объяснено изъ jgfc ма-
тер?альныхъ услов?й, но что -оно по самой природ? вещей изъ этихъ услов?й никогда не будетъ объяснено. Противоположное ми?н?е, что не сл?дуетъ терять надежды на то, что сознан?е можетъ быть опред?лено изъ его матер?алышхъ услов?й, что оно будетъ доступно для челов?ческаго ума спустя стол?т?я или ты-
сячел?т?я, есть мн?н?е ложное. Духовные процессы, даже при астрономическомъ познан?и органа души (т.-е. высшемъ, какое мы о немъ им?ть можемъ), были бы такъ же непонятны, какъ и! те?
перь. Астрономическое познан?е мозга не открываете намъ въ немъ ничего больше, какъ только движущуюся матер?ю. Никакимъ мыс?
лимым!, расположен?емъ или движен?емъллм^ер?альныхъ частицъ мы не можемъ перебросить моста въ 'оЯНр оознаи?я? 1). Въ данномъ случа? Дю-Буа-Реймонъ только парафрцируетъ мысль, которую еще въ прошломъ стол?т?и высказалъ философъ Лейбницъ 2), по мн?н?ю котораго, если бы мы представили себ? моз?т, въ вид? какого-нибудь большого механизма, такого боль-
*) ?Ueber die Greuzen des Naturerkennens?. Lpz. 1891, стр. 33?51. _ ) ?Если мы вообразимъ себ? машину, ?устройство которой производить сль) чувство и воспр?ят?я, то можно-будетъ представить ее себ? въ уве-
Вченномъ вид? съ сохранен?емъ т?хъ яш отношен?й, такъ что можно бу-
* т,ь входить въ нее, какъ въ мельницу. Предположивъ это, мы при осмотр? не найдемъ ничего внутри нея, кром? частей, толкающихъ одна другую, иногда не найдемъ ничего такого, ч?мъ можно было бы объяснить вос-
l вт?е?, Лейбницъ. ?Избран, фидоеофск. сочннен?я? (Изд Моск. Псих. Общ. Л1> ?890 г.). шого, какъ, напр., мельница, гд? бы мы могли свободно прохажи?
ваться и вид?ть все, что тамъ совершается, мы увид?ли бы толь?
ко отд?льныя части машины, изъ которыхъ юдна приводитъ въ движен?е д?шгую; вид?ть же мысль въ этой машин? мы не были бы въ еосщ/ши. Физ?ологъ Фирордъ говорить: ?Психическ?й процессъ не сравнимъ съ какимъ-лнбо физ?ологическимъ процессомъ, и по?
этому не можетъ быть объяснимъ изъ матер?альныхъ видоизм?-
нен?й въ мозгу? Г)^^Ш Англ?йск?й фтвЩ/Ш'индалль, и у насъ въ Росс?и хорошо зв?стный, говорить сл?дующее: ?переходъ отъ механики мозга къ содействующей д?ятельности оознан?я немыслимъ... Будь наша душа"]| чувство настолько развиты, что мы могли бы ви-
д?ть самыя молекулы мозга, будь мы способны сл?дить за вс?ми ихъ движениями, ихъ группирован?емъ и будь мы точн?йшимъ образомъ знакомы съ соотв?тствующими состоян?ями мыслей и чувствъ, мы все-таки были бы такъ же далеко, какъ и прежде, отъ Лкр?шен?я задачи: какъ связаны эти физическ?е факты съ факЯв? сознан?я? 2). Махъ, изв?стиый физикъ, нын? . профессоръ философ?и въ В?н?, по поводу этого вопроса высказывается сл?дующимъ об?
разомъ. ?Какимъ образомъ было бы возможно изъ атомныхъ движений мозга объяснить ощущен?я?? Такъ обыкновенно спра-
шиваютъ. Еонечно, это никогда не удастся такъ же, какъ мы никогда изъ рреломлен?я св?та не будемъ въ состоян?и понять явлен?я св?та? 3). Вотъ взгляды выдающихся натуралистовъ по вопросу о раз?
личии между психическими и физическими явлен?ями. Теперь вы види^^т о это мн?н?е принадлежитъ не только философамъ, но и натура.чисты по професс?и держатся того же взгляде Какъ я зам?тилъ выше, защитникъ матер?ализма можетъ сказать: ?я не могу не согласиться съ вами посл? того, какъ вы, Въ защиту своего положен?я, ссылаетесь на так?е выдающ?еея авторитеты; я, пожалуй, готовъ отказаться отъ своей формулы, tiro ?мысль есть движен?е вещества?, но отъ своего основного взгляда, что въ м?р? cyjBjpteyeTb только латер?я, что истинною реальностью обладаете толыамматер?я, я не могу отказаться: я *) Vierordt. ?Grundriss der PhyHRgie?. 1877, стр. 563?564. 3) Tyndall. ?Fragmente aus den Naturwissenschaften? 1874. Ст. Der Ma'0' rialismus in der Naturwissenschaft. 142. 3) Maeh. ?Popularwissenschaftliche Vortrage?, стр. 230. Ср. съ этим* Helniholtz. ?Vortrage u. Reden?. В. П. стр. 187. 123 постараюсь только точн?е формулировать свой взглядъ. Я исхожу изъ того предположен?я, что въ м?р? существуетъ только матер?я, обладающая различными свойствами, какъ, напр., протяжен?
ностью, непроницаемостью, свойствомъ притяжен?я, а также и свойствомъ ?мышлен?я?. Мышлен?е наравн? съ другими свойства?
ми присуще матер?и. Вы говорите, что къ мышлен?ю неприм?нимы категор?и протяженности; я съ вами, пожалуй, готовъ согласить?
ся, но думаю, что и къ другимъ свойствамъ матер?и, какъ, напр., свойству притяжен?я, категор?и протяженности неприм?нимы. Итакъ я утверждаю, что мышлен?е есть свойство матер?и. Вотъ каргамъ обраэомъ я хочу формулировать свой взглядъ на основное положен?е матер?ализма?. Если бы мы сказали, что для насъ непонятно, какъ можно матер?и, обладающей протяженно?
стью, приписать способность мышлен?я, т.-е. н?что такое, что протяженностью не обладаетъ, то на это матер?алистъ отв?гилъ бы намъ: ?совершенно такимъ же обраэомъ, какъ свойство не?
проницаемости, притяжен?я скрыты въ матер?и, такъ и свойство мышлен?я скрыто въ той же самой матер?и?. Но чтобы понять, что эта формула матер?ализма совершенно неправильна, мы должны разобрать, что значить вообще свой?
ство, сила, способность. Д?ло въ томъ, что так?я понят?я, какъ ?свойство?, ?сила?, ?способность? не только въ обыденной жизни, но часто даже и въ наук? неточно понимаются. Когда въ до-
культурный пер?одъ челов?ку нужно было объяснять различный явлен?я природы, то онъ, по выражен?ю Дю-Буа-Реймона, насе-
лялъ своимъ воображен?емъ рощи, источники, скалы различными существами, которыя, по его мн?н?ю, и производили т? или иныя явлен?я !). Еще въ средн?е в?ка и даже въ XVI и XVII стол?-
т?яхъ мыслители, употребляя так?я слова, какъ ?сила, свойство?, разсматривали ихъ, какъ особыя скрытыя сущности, присущ?я вещамъ 2). Для науки въ настоящее время такой пер?одъ мино-
валъ, но въ не-научныхъ кругахъ существуетъ этотъ взглядъ и До сихъ поръ,?взглядъ, по которому въ вещахъ въ скрытомъ состоян?и находятся силы, которыя производятъ т? или иныя д?йств?я. Возьмемъ, напр., магнить. Магнить притягиваетъ же-
л?зо. Почему онъ притягиваетъ? Обыкновенно говорятъ, что онъ притягиваетъ потому, что въ немъ есть особая сила, и въ то же время думаетъ о какомъ-то существ?, которое какъ бы х) Цит. у Ланге. ?Истор?я матер?адизма?. 2) Это воззр?н?е приводило къ такъ называемому qualitas occulta. На иопросъ, почему оп?й усыпляетъ? отв?чали: <(Потому что онъ обладаетъ Усыпляющей силой?. "1 124 невидимыми лапами или щупальцами притягиваетъ къ себ? же-
л?зо. Такой взглядъ очень распространен!,, и поэтому необхо?
димо его разобрать. Находится ли свойство, сила, способность въ вещахъ или н?ть? Вотъ м?лъ, который обладаетъ ?свойствомъ? писать. Гд? это свойство писать пом?щается? Употребляя выражен?е, что м?лъ обладаетъ свойствомъ писать, можно подумать, что внутри м?ла скрыто н?что, всл?дств?е чего м?лъ щ?шетъ. Но кром? б?-
Ь?ыхъ частицъ, м?лъ въ себ? ничего не заключаетъ. Отчего же въ такомъ случа? мы говоримъ, что м?лъ обладаетъ свойствомъ писать? Это происходить оттого, что мы предвидимъ, что всяк??? разъ, когда мы будемъ нажимать м?ломъ по черной доск?, на ней получаются б?лые штрихи. Это просто наше обобщение, которое "мы сд?лали на основан?и фактовъ. Мы же обобщаемое нами явлен?е объективируемъ и считаемъ, что въ м?л? находится реаль?
но какое-то скрытое свойство. То же самое сл?дуетъ разум?ть, когда говорятъ, что т?ла обладаютъ ?способностью? притяжен?я. Когда Ньютонъ утверждалъ, что т?ла другъ друга притягиваютъ, то онъ ?не хот?лъ этимъ ..сказать, что гд?-то внутри т?ла нахо?
дится какая-то сила, которая притягиваетъ. Онъ констатировалъ фактъ, что два т?ла при изв?стныхъ услов?яхъ взаимно притя?
гиваются; челов?ческая же мысль, желая себ? дать отчетъ о томъ. какъ это происходить, представляетъ д?ло такъ, какъ будто бы внутри т?ла есть какая-то скрытая сила. Если бы мы спросили у современнаго физика, отчего происходить явлен?е притяжен?я, то не думайте, что онъ призналъ бы причиной притяжен?я особую силу. Силъ, какъ чего-то существующаго вн? и независимо отъ матер?и а отъ движен?я матер?альныхъ частицъ, онъ не прн-
знаетъ. Для объяснен?я физическихъ явлен?й онъ не находить нужнымъ признавать чего-либо другого, кром? матер?и и движен?я ; все, что въ физическомъ м?р? существуетъ, объяснимо изъ дви-
жен?я матер?альныхъ частицъ. Поэтому, если бы онъ пожелалъ опред?лить причины явлен?й притяжен?я, то, можетъ быть, ска?
зали? бы, что каждая частица в?сомой матер?и окружена частицами э?ира, которыя находятся въ поетоянномъ движен?и, и что при-
тяжен?е между частицами матер?и происходить оттого, что между частицами движущейся матер?и движутся частицы э?ира въ раз-
ныхъ направлен?яхъ; при чемъ въ силу н?которыхъ услов?й (о * которыхъ говорить зд?сь не м?сто) они своимъ движен?емъ произ?
водят толчки, которые вызываютъ движен?е в?сомыхъ частицъ въ изв?стномъ направлен?и, такъ что предполагать присутств?е какой-нибудь скрытой силы н?тъ никакого основан?я. Зд?сь при-
тяжен?е просто объясняется движен?емъ нев?оомыхъ частицъ. 125 Это, разум?етея, одно изъ многихъ возможныхъ толкован?й при?
тяжения при помощи движеп?я частицъ э?ира. Но какое бы дру?
гое толкован?е мы ни предложили, оно всегда будетъ исключать признан?е скрытой силы *). То же самое и относительно притяжен?я магнита. Если есть магнить, а на изв?етномъ разстоян?и отъ дего есть жел?зо, то магнить притянетъ жел?зо. М?гог?е въ этомъ случа? склонны ду?
мать, что въ магнит? есть какая-то особая сила; физикъ же утвер-
ждаетъ, что въ этихъ явлен?яхъ происходитъ рядъ движен?й матер?альныхъ частицъ э?ира, и благодаря только этому, можно объяснить такое явлен?е, какъ притяжен?е жел?за магнитомъ. Я позволю себ? привести одну грубую аналог?ю, при помощи кото?
рой можно сд?лать нагляднымъ магнитное притяжен?е безъ вся-
каго принят?я какой-бы то ни было силы. Представьте себ? кау?
чуковый шаръ. Если бы я сталъ тянуть его со стороны полюсовъ, то т? части, которыя лежать ближе къ экватору, стали бы сбли?
жаться. Если бы кто-нибудь не вид?лъ и не могъ бы вид?ть,- что это сближен?е частей экватора происходитъ всл?дств?е удален?я полюсовъ, то онъ подумалъ бы, что существуетъ какая-то сила, которая производить то, что экватор?альныя части притягиваются другъ другомъ, между т?мъ какъ мы знаемъ, что это притяжен?е происходить оттого, что, растягивая шаръ со стороны полюсовъ, ? мы производимъ перем?щен?е частицъ шара около экватора. Точно такимъ же образомъ и притяжен?е магнитомъ происходитъ всл?д-
ств?е того, что въ магнит?, въ жел?з? и окружащей сред? про?
исходитъ ц?лый рядъ движен?й матер?альныхъ частицъ, которыя и производятъ передвижен?е жел?за къ магниту 2). Мы этихъ дви-
жен?й частицъ не видимъ и вид?ть не можемъ, и потому предпо-
лагаемъ, что есть какая-то сила, которая производить передви?
жете жел?за. Такимъ образомъ, изъ только что сказаняаго ясно, что со?
временная физика не признаетъ какихъ-нибудь силъ, находя?
щихся вн? движущейся матер?и. Все сводится къ движен?ю в?со-
мой или нев?оомой матер?и. Магнитное притяжен?е, притяжен?е ?емли не представляютъ результата особой силы, а только осо?
бой формы движен?я. Вы видите, сл?довательно, что слово ?сила? не можетъ въ современной наук? пониматься, какъ особая сущность, а служить для обозначен?я причины движен?я. Для подтвержден?я этого взгляда приведу слова Гельмгольца, который говорить, что сила, *) См., напр., Секки. ?Единство физп?ескихъ силъ?. Спб. 1880 г., отд. IV. 2) См. Ма?суэлль. ?Матер?я и движен?е?. ? 84. 126 Ч кавъ н?что отд?льное, въ вещахъ не существуетъ, это только слово для обозначения закона, констатированнаго нами. Когда мы произносимъ слова: сила, свойство, способность, то не нужно думать, что мы признаемъ за ними какую-то реаль?
ность,?это только слова для обозначен?я мыслимыхъ отношен?й между вещами; они реальны только въ нашей мысли, это только форма нашего мышлен?я, это законъ, который наша мысль оо-
зидаетъ, а фактически существуетъ только движен?е матер?аль-
ныхъ част?щъ или т?лъ х). Не если для нас*ь понятно, что въ матер?альныхъ вещахъ объективно, реально никак?я свойства, никак?я силы не суще-
ствуютъ, то и неправильность утвержден?я матер?алистовъ, что мысль есть свойство вещества, тоже будетъ ясна. Мысль есть реальность, непосредственно нами воспринимаемая, а свойство есть лишь форма нашего воспр?ят?я. Какъ же можно посл? этого утверждать, что мысль есть свойство матер?и? Матер?алисты для того, чтобы объяснить намъ, какимъ обра-
зомъ мысль (н?что непротяженное) можетъ соединяться съ мате-
р?ей, съ ч?мъ-то протяженнымъ, говорили, что, если вещамъ при?
сущи различныя непротяженныя свойства, то почему мы не мо-
жемъ допустить, что имъ присуще и такое свойство, какъ мышле?
ние. Теперь же оказывается, что такихъ свойствъ, въ качеств? особыхъ реальностей, въ вещахъ н?тъ, и потому ихъ анадог?я оказывается вполн? несостоятельной. Немыслимость соединен?я матер?и съ мыслью еще въ про-
шломъ стол?т?и доказывалъ Лейбницъ. Онъ говорилъ, что соеди?
нить мате?р?альный атомъ съ мыслью н?тъ возможности. Допу?
стить это можно было бы только въ томъ случа?, если бы мы признали, кром? матер?альной, еще субстанц?ю духовную; тогда мы могли бы допустить, что матер?я мыслитъ. Сказать же, что матер?я сама по себ?ъ мыслитъ, это значить связать материальное съ нематер?альнымъ, н?что непротяженное съ протяженнымъ, я это невозможно 2). Но допустимъ, что матер?алистъ правъ, когда говорить, что матер?я обладаеть способностью мыслить. В?дь въ самомъ допу-
щен?и этого кроются самыя пагубныя посл?дств?я для матер?а-
лизма. Вы помните, въ какой форм? раньше матер?алистъ выра-
*) О понят?и свойства, силы см. Паульсенъ. ?Введете въ философ?ю?, 367?9. Helmholtz. ?Das Denken in d. Medicin?. (См. Vortr. u. Reden. В. П. стр. 187). -) См. Locke. ?On human Understanding?. Book. IV. Ch. Ill, 6. Leibnitz. ?Nouveaux Essais?, кн. IV", гл. Ill, руоск. пер. ЛепОннцъ. ?Избранный соч.?, М 1SQO г гтп 90fi IT я. 127 зкалъ своп взглядъ. Онъ говорилъ: ?дайте мн? матер?альный атомъ, тотъ самый атомъ, съ которымъ оперируетъ физикъ и хи-
микъ, дайте мн? атомъ, который только движется и занимаетъ пространство, и я докажу, что изъ движен?я этихъ атомовъ со?
зидается сознан?е?. Теперь оказывается, что съ такими атомами онъ обойтись не можетъ. Ему нужно, чтобы атому еще было присуще сознан?е. Вотъ къ какой непосл?довательности онъ при?
ходить : онъ хот?лъ показать, какимъ образомъ изъ движен?я ма-
тер?альныхъ частицъ созидается сознан?е, теперь онъ утверждаетъ, что сознан?е существуетъ изначала въ матер?и; такимъ образомъ, онъ д?лаетъ ошибку, которая въ логик? называется petitio prin-
с?р??, и эта ошибка сама по себ? показываетъ несостоятельность матер?алистической доктрины. У Бюхнера *) мы повсюду находимъ утвержден?е, что въ м?р? существуете только матер?я и движе-
н?е, и въ то же время онъ утверждаетъ, что матер?я не безжи?
зненна, и что атомъ представляетъ изъ себя н?что одаренное жизнью, а разум?ется, и сознан?емъ. И это утвержден?е нужно считать воп?ющимъ противор?ч?емъ материализма. Вотъ т? соображен?я, которыя можно привести противъ утвержден?я матер?алистовъ,, что мысль есть не что иное, какъ свойство матер?и. Теперь разсмотримъ ту формулу, по которой мысль есть не что иное, какъ фунпц?я мозга. По мн?н?ю матер?алиста, такъ выражаться можетъ только истинный матер?алистъ, и мног?е изъ публики разд?ляютъ это мп?и?е 2). Мног?е думаютъ, что, когда кто-нибудь произпоситъ эту фразу ?мысль есть функц?я мозга?, то онъ тотчасъ же про-
нзноситъ чисто матер?алистическое утвержден?е. Если бы я не боялся парадоксовъ, то я могъ бы сказать, что эта формула без-
смысленна, потому что ее можно понимать въ различныхъ смы?
сл ахъ. Первый грубо-матер?алистическ?й смыслъ этой фразы былъ бы тотъ, который придавалъ творецъ этой формулы, французск?й фи-
з?ологъ Еабани. ?Мозгъ предназначенъ для мышлен?я такъ же, какъ желудокъ для пищеварен?я или печень для выд?лен?я желчи?. Подобно тому, какъ печень выд?ляеть желчь, такъ мозгъ выд?-
ЛЯе??з мысль, говорилъ онъ. Эту формулу въ нов?йшее время У потреблялъ Фохтъ. Ее, какъ мы вид?ли, понимали въ томъ смы-
*) Buchner. ?Kraft und Stoff?. Изд. 1892 г., стр. G7. ' "лРочемъ, и въ философской дитератур? вошло въ обычай эту фор. у истолковывать въ смысд? матер?алистическомъ, но это способно яызы-
" Ть недоразум?н?я. 28 сл?, что мозгь есть какъ бы особая железа, которая выд?ляетъ мысль; что мысль есть н?что осязаемое, видимое. Это видно изъ того, что уже Молешоттъ и Бюхнеръ *) возстали противъ подоб-
наго толвован?я. Молешоттъ говоритъ, что формулу ?мысль есть функц?я мозга? нельзя понимать въ томъ смысл?, что мозгъ вы-
д?ляетъ мысль; мысль в?дь не жидкость; она?только родъ дви-
жен?я, не больше. Точно гакимъ же образомъ и Бюхиеръ не согласился сь этимъ толкован?емъ. Онъ говоритъ, что сравнивать мысль съ желчью никакъ нельзя. Желчь есть н?что в?сомое, ося?
заемое, видимое, между т?мъ какъ мысль не есть ни в?сомое, ?ш видимое, ни осязаемое. Это?движеп?е частицъ. Когда это же воз-
ралйен?е было сд?лано и противниками матер?ализма, то Карлъ Фохтъ съ большимъ раздражен?емъ отв?чалъ, что онъ не ну?
ждается въ поучен?и, что мозгь не есть что-либо въ род? фильтра, который бы пропускалъ черезъ себя мысль. Утверждая, что мысль есть функц?я мозга, онъ, по его словамъ, хог?лъ только сказать, что не признаетъ существован?я души отд?лыюй отъ т?ла, души, которой приписывають безсмерт?е 2). Отв?тъ этотъ весьма любо-
пытенъ. Онъ ясно повазываетъ, что матер?алисты гораздо меньше заботятся объ обоснован?и своихъ собственныхъ взглядовъ, ч?мъ объ опровержении взглядовъ своихъ противниковъ. Лучше было бы, если бы Фохтъ позаботился о томъ, чтобы дать точное тол?
кование своей формул?. Нужно думать, что Фохтъ въ естество-
знан?и осторожн?е обращался съ терминолог?ей. Можетъ быть и другое толкован?е формулы ?мысль есть функц?я мозга?. По этому толкован?ю, мысль есть такой же фи-
з?ологическ?й процессъ, какъ и всяк?й другой. Напр., подобно тому, какъ функц?я мускула есть сокращен?е, такъ функц?я моз?
га?мышлен?е, и подобно тому, какъ сокращение есть физ?ологн-
ческ?й процессъ, такъ и мышлен?е есть физ?ологичесв?й процессъ. Такое толкование нельзя признать на томъ осиован?и, что, какъ мы это вид?ли, къ мышлен?ю категор?и протяженности не приме?
нимы, тогда какъ къ физ?ологическимъ процессамъ он? нрн-
м?нимы. Третье толкован?е этой формулы заключается въ признаи?и, что мозгъ необходимъ для мышлен?я. Могутъ сказать, вотъ ис?
тинно матер?алистическ?й взглядъ. Но это нев?рно, такъ какъ ?) ?Kraft imd Stoff?, стр. 307?308. !) Kohlerglaube u. Wissenchaft? 1855 г., стр. 32. ?Den Beweis, den ich zur Widerlegung meiner Satze verlangen kann: dass es eine vom Korper imabhangige Seele gebe; dass diese Seele nach dem Tode des Korpers fortleben кбппе; das? n..i..i ki i i.v?:i m ?;^ht lprliirlirh Functionen des Gehirns sind?. 129 даже настоящ?й, самый крайн?й спиритуалистъ могъ бы сказать то же .самое. Спиритуалистъ и не думаетъ отрицать того, что мозгъ необходимъ для мышлен?я, но, по его представлен?ю, въ на-
шемъ существ?, кром? мозга, есть еще и душа. Душа и мозгъ? это какъ бы артистъ и его инетрументъ. Душа?это артистъ, который управляетъ цнетрументомъ, т.-е. мозгомъ, но жакъ ар?
тистъ можетъ играть только тогда, когда есть инетрументъ, такъ и душа можетъ оказывать возд?йств?е на т?ло только въ "томъ случа?, если есть мозгъ. Поэтому становится понятнымъ, что, по признан?ю спиритуализма, мозгъ является необходимымъ для того, чтобы мысль осуществилась. Все исходить отъ души, но при уча-
ст?и мозга. Если матер?алистъ думаетъ, что онъ одинъ можетъ признать необходимость мозга для мышлен?я, то онъ въ этомъ ошибается, потому что спиритуалистъ признаетъ то же самое. Есть еще четвертое возможное толкован?е этой формулы, ко?
торое принадлежитъ стороннику такъ называемаго эмпирическа?
го параллелизма. И сторонникъ эмпирическаго параллелизма тбже можетъ сказать, что ?мысль есть функц?я мозга?, вовсе не думая, что мышлен?е есть матер?альный процеесъ. Понят?е функцгя въ данномъ случа? онъ употребляетъ въ томъ самомъ смысл?, въ какомъ оно употребляется въ математик?. Мы знаемъ, что, когда дв? величины такъ связаны другъ съ другомъ, что изм?нен?е одной величины влечетъ за собою опред?ленное изм?нен?е другой, то такое отношен?е есть отношен?е фунщ?ональное. Поясню прим?-
ромъ. Есть дв? такихъ величины, какъ площадь круга и рад?усъ. Он? такъ связаны между собою, что съ изм?нен?емъ величины рад?уса изм?няется и площадь круга и, наоборотъ, съ изм?нен?емъ площади круга изм?няется и рад?усъ; ч?мъ больше рад?усъ, т?мъ больше площадь круга; ч?мъ больше площадь круга, т?мъ больше рад?усъ; они такъ связаны между собою, что мы можемъ сказать, что между рад?усомъ и площадью круга есть функциональное от-
ношен?е. Сторонники эмпирическаго параллелизма говорить, что такое же отношен?е существуетъ и между физ?ологическими про?
цессами и мышлен?емъ, между т?мъ, что мы называемъ ?физиче-
скимъ?, и т?мъ, что мы называемъ ?психическимъ?; между ними отношеп?е функц?ональное; когда изм?няется одно, то соотв?т-
ственно изм?няется и другое. Когда изм?няется мозгъ, то изм?-
няется и соотв?тствующее этому изм?нен?ю психическое; функ-
Щей въ данномъ случа? будетъ психическое. Но мы знаемъ, что изм?нен?я въ сфер? мысли вызываютъ физическ?я изм?нен?я, такъ Что въ этомъ смысл? можно сказать, что мозговая д?ятельность есть функц?я мышлен?я. Однимъ словомъ, между явлен?ями физи-
ескими и явлен?ями психическими существуетъ функц?оналыюе 130 отношение. Изъ этого ясно, что формулу ?мысль есть функц?я мозгах можетъ признать д сторонникъ эмпирическаго паралле?
лизма 1), и потому матер?алистъ неправъ, когда думаетъ, что ему одному свойственно такъ выражаться. Вы видите, что эта формула непригодна для матер?алиста, потому что ей можно дать такое толкован?е, съ которымъ сами матер?алисты согласиться не могутъ, или такое, которымъ мо?
жетъ пользоваться и сииритуалистъ, или, иаконецъ, такое, кото?
рое признаетъ сторонникъ емпирическаго параллелизма. Посл? всего этого матер?алистъ долженъ заявить: ?разъ эта формула вызываегъ такое различное толкован?е, то я отказыва?
юсь отъ нея, но отъ основной своей мысли я все-таки не отказы?
ваюсь; она сводится къ сл?дующему: употребляя эту формулу, я хот?лъ сказать, что мысль безъ движен?я матер?альныхъ частицъ осуществиться не можетъ, она зависишь отъ мозга, и въ этомъ отношен?и между физическимъ и психическимъ большая разница. Въ то время, какъ физическ?е процессы могутъ быть безъ психи?
ческихъ, какъ, напр., дыхан?е, пищеварен?е, кровообращен?е, ни одно психическое явлен?е безъ соотв?тствующаго фцзическаго со?
вершаться не можетъ; я не могу ни мыслить, ни чувствовать безъ соотв?тствующихъ физ?ологическихъ процессовъ въ моемъ орга-
низм?. Изъ этого, я думаю, можно сд?лать то заключен?е, что явлен?я физическ?я главн?е, они являются какъ бы причиной, а явлен?я психическ?я суть только результатъ д?ятельности ча?
стицъ матер?и, и именно въ этомъ смысл? моя основная формула остается непоколебимой. Въ м?р? существуетъ только матер?я, а что касается психическихъ явленш, то они?только результатъ ея д?ятельности; физическое есть причина психическаго; физическое порождаешь психическое?. Вотъ четвертая формула матер?ализма. Въ сл?дующей лекц?и я займусь разсмотр?н?емъ того, въ какой м?р? и эту формулу матер?ализма можно признать правильной. *) Напр., Гёфдингъ, противникъ материализма, говорить: ?Въ математп-
ческомъ смысл? можно съ полнымъ правомъ сказать, что еознан?в ecwb функц?я мозга, такъ какъ опытъ показываетъ намъ н?которую пронорШ0" надъность между степенями въ развпт?и сознан?я п мозга?. ?Оч. психологи?'-
Тл IT R и С.Ч.Р ия?т гтп. 49\ ^^_ма т ЛЕКЩЯ ВОСЬМАЯ. Несостоятельность материализма съ точки зр?н?я закона сохранения энерг?и. Понят?е причинности въ естествознан?и.?Связь этого понят?я съ закономъ превращен?я энерг?и.? Понят?е превращен?я и сохранен?я энерг?и.?Физи?
ческое не можетъ превратиться въ психическое. ? Явлен?я нсиХическ?я и физическ?я совершаются параллельно. ? Понят?е эмпирическаго паралле?
лизма.?Несостоятельность аргумента, заимствованнаго изъ б?олог?и. Мы разсмотр?ли уже три основныхъ положен?я матер?а-
лизма. Дрежде всего мы разсмотр?ли то положен?е матер?али-
стовъ, по которому ?мысль есть движен?е вещества?. Мы допу?
стили, что матер?алистъ согласился съ нами, что мысль протяжен?
ностью обладать не можетъ, а потому и движен?емъ вещества быть не можетъ; но, признавая это, онъ т?мъ не мен?е можетъ настаивать на своемъ основномъ положен?и. Онъ можетъ сказать, что, если признать, что въ м?р? существуетъ только матер?я, то нужно будетъ допустить, что мысль есть не что иное, какъ свой?
ство матер?и, на ряду съ другими непротяженными свойствами ея. Мы вид?ли, что и ?то положен?е мат?р?алистовъ неправильно, и неправильно по той причин?, что въ д?йствительности ника-
кихъ свойствъ, силъ въ вещахъ реально, объективно н?тъ и не можетъ быть, а то, что мы называемъ ?силой?, ?свойствомъ?, ?способностью?, есть не что иное, какъ форма нашего мышлен?я, только лишь огвлечен?е. На этомъ основаи?и можно утверждать, что мысль свойствомъ матер?и не можетъ быть. Третья формула Катер?алистовъ сводится къ тому, что мысль есть не что иное, къ функц?я мозга, но она отличается такою неопред?ленностью, лучше будетъ, если матер?алисты совс?мъ откажутся отъ нея. акимъ образомъ, остается четвертая формула, которую намъ ^Рредстоитъ разсмотр?ть. Эта формула сводится къ утвержден?ю, 70 мысль есть продуктъ движен?я вещества. Матер?алистъ можетъ сказать: ?я согласенъ съ т?мъ, что ? ысль протяженностью не обладаетъ, что мысль не есть свой-
Во матер?и и не есть ф?ики?я моягя нг> я ^ят т и? п .та ?ло..-ч 132 прежнемъ мн?п?п, что мысль есть продуктъ движен?я вещества, потому что въ м?р? истинною реальностью обладаютъ только матер?альные атомы, способные двигаться, и изъ движен?я кото-
рыхъ созидается все остальное, въ м?р? существующее?. Я об?
ращаю ваше вниман?е на эту аргументац?ю. Если бы даже ма-
тер?алисгъ и согласился съ т?мъ, что мысль протяженностью не обладаетъ, то это ему не м?шаеть утверждать, что мысль есть только лишь продуктъ движен?я матер?альныхъ частицъ. Если даже онъ допустить непротяжеш?ость мысли, но при этомъ при-
знаеть ее только лишь результатомъ движен?я матер?альныхъ частичекъ, то все-таки онъ остается чистымъ матер?алистомъ. Теперь намъ предстоитъ разсмотр?ть положен?е, что мысль есть продуктъ движен?я вещества. Это положен?е кажется на?
столько уб?дительнымъ, что оно кажется просто неопровержн-
мымъ. Факты, указывающ?е на связь между явлен?ями физическими и явлен?ями психическими, матер?алистами истолковываются въ томъ смысл?, что эта связь причинная (въ естествешю-истори-
ческомъ смысл?). Они говорягъ, что между явлен?ями физиче?
скими и психическими есть причинная связь, совершенно такая; какъ въ томъ случа?, когда огонь порождаетъ теплоту. Если мы будемъ разсматривать д?ятельность мозга, то мы найдемт,, что существуетъ полное соотв?тств?е между д?ятельностью изв?ст-
ныхъ частей его и психическими процессами: если йзв?стныя ча?
сти мозга налицо, то налицо и соотв?тствующ?е имъ психическ?е процессы; парализуются эти части, и соотв?тствующ?е имъ пси-
хическ?е процессы исчезаютъ; если парализованная часть мозга возстанавливается, то и психическ?е процессы появляются вновь; когда нервы возбуждаются, то и сознан?е существуетъ; когда нервы находятся въ покойномгь состоян?и, то и психическ?е про?
цессы отсутствуютъ, словомъ сказать, совершенно такъ, какъ во вс?хъ другихъ причинныхъ соотношен?яхъ въ м?р? физическихъ явлен?й; а такъ какъ причина важн?е, ч?мъ д?йств?е, ибо вообще причина порождаетъ д?йств?е, то и физическое порождаетъ пси?
хическое. Вотъ прим?ръ. Передъ нами челов?къ въ обморок!;; его нервы не функц?онирують, у него н?тъ и психической жизни, но какъ только нервы начинаютъ д?йствовать, къ нему возвра?
щается и сознан?е; очевидно, зд?сь им?етъ м?сто причинная связь. Дал?е, я слышу выстр?лъ; въ этомъ случа? происходить колеба?
ние воздушныхъ волнъ, которое возбуждаеть мои слуховые нервы; это возбужден?е рождаетъ во мн? ощущен?е звука; сл?довательно, зд?сь физическое является причиной, а психическое д?йств?емъ. На основан?и подобныхъ фактовъ матер?алисты утверждаютъ, что иг^йггтй пгч??ичрсггое пооисходитъ оть физическаго, что физическое 133 порождаетъ, созидаетъ психическое, что физическое превра?
щается въ психическое. Эта аргументац?я кажется непоколебимой, и матер?алисты съ особеннымъ упорствомъ настаиваютъ на ней, но зам?тьте, что и противники материализма съ такимъ же упорствомъ настаиваютъ, что въ разсматриваемомъ случа?, наоборотъ, н?тъ причгтной связи. Само собою разум?ется, что положен?е противника матер?а-
лизма гораздо трудн?е, ч?мъ положен?е сторонников^ матер?а-
лизма. Это происходить оттого, что терминолог?я матер?алистовъ на первый взглядъ кажется бол?е понятной, на самомъ же д?л? она страдаетъ полною неопределенностью. Прежде всего сл?дуеть разсмотр?ть, какъ употребляется понят?е причинности и какъ оно должно быть употребляемо. Ми? могуть сд?лать упрекъ, что я слишкомъ много вниман?я уд?ляю выяснен?ю различныхъ терминовъ; ми? могуть сказать, что такой терминъ, какъ ?причина?, и безъ выяснен?я понятенъ. Но это не совс?мъ в?рно. По справедливому зам?чан?ю одного французскаго философа, ?философ?я есть только усовершенствованный языкъ?, дтпж?, она отличается отъ обиходной мысли. Напр., слово ?причин?
ность?, кажущееся на первый взглядъ вполн? понятнымъ, въ дей?
ствительности часто понимается неправильно, и это неправильное ?юниман?е причинности способно ввести въ заблужден?е въ различ?
ныхъ областяхъ науки. Разсмотримъ, какъ обыкновенно понимается причинность. По-
ложимъ, у насъ есть явлен?е А, которое порождаетъ явлеи?е В; между ними есть причинная связь. Въ этой связи между А и В, кажется, содержится н?что таинственное, такъ какъ мы видимъ, что въ д?йств?и содержится н?что такое, чего п??жъ въ причин?. Напр., мы говоримъ: ?солнечные лучи являются причиной зеле-
наго цв?та растен?й? (листья растен?й, произрастающихъ въ отсутств?н солнечнаго св?та, какъ изв?стно, теряютъ зеленый цв?тъ). Спрашивается: какимъ же образомъ причиной зеленаго цв?та растен?й являются солнечные лучи?Въ лучахъ солнца, в?дь, зеленаго цв?та н?тъ х), а, между т?мъ, они производятъ зеле?
ный цв?тъ. Искра сожгла городъ и произвела народное б?дств?е. Искра?причина, народное б?дств?е?д?йств?е. Д?йств?е содер-
житъ въ себ? то, чего н?тъ въ причин?. Мног?е поэтому старались °пред?лить внутреннюю связь, существующую между причиной и Д?йств?емъ. Они истолковывали эту связь такимъ образомъ, какъ если бы въ причинной связи причина была живымъ существомъ, ч?мъ-то такимъ, что является творцомъ по отношен?ю къ сл?д -
*) Д?ло цдетъ, разум?ется, о цопулиршжъ понимании 134 ств?ю, въ такомъ же род?, какъ, напр., художникъ, который со-
зидаетъ картину изъ ничего, или инженеръ, который изъ камня ц металла созидаетъ мостъ, или мастеръ, который изъ безформенно?? массы д?лаегь красивую мебель. По этому пониман?ю, причина есть н?что творческое. Принявъ это обстоятельство въ соображен?е, мы легко пой-
мемъ, отчего матер?алистъ такъ отстаиваетъ свою точку зр?н?я, что физическое есть причина психическаго, физическое пороэюда-
етъ психическое. Думая такимъ образомъ, онъ можетъ утвер?
ждать, что причина только и существуетъ, т.-е., что истинною реальностью обладаютъ только матер?я и движен?е матер?альныхъ атомовъ, и эти движен?я порождаютъ все то, что мы называемъ психическимъ, которое истинною реальностью не обладаеть. Противникъ матер?ализма долженъ показать, что матер?а-
листъ ошибается, когда утверждаеть, что между физическимъ и психическимъ существуетъ причинная связь *), а исходя изъ этого, онъ можетъ доказать, что, кром? матер?и, существуетъ еще и?что и другое. Моя ближайшая задача заключается въ томъ. чтобы разобрать, что называется причинностью въ м?р? физиче-
скомъ, и съ ч?мъ она связана. Положимъ, ' мы им?емъ движущееся ядро, которое встр?-
чаетъ на своемъ пути ст?ну и разрушаетъ ее. Мы можемъ ска?
зать, что движен?е ядра есть причина разрушен?я ст?пы. Физикь сказалъ бы, что движущееся ядро содержитъ въ себ? изв?стноо количество энерг?и, которую оно тратитъ на преодол?н?е сц?ш?е-
н?я между частицами ст?ны. Мы говоримъ, что солнечная теплота есть причина таян?я льда. Это, другими словами, значить, что солнце содержитъ въ себ? изв?стное количество энерг?и, которая употребляется на то, чтобы привести ледъ изъ твердаго состоя-
н?я въ жидкое, т.-е., чтобы изм?нить расположен?е частицъ льда. Токъ, идущ?й по телеграфной проволок?, есть причина движен?я якоря электромагнита. При ближайшемъ разсмотр?н?и оказывается, что въ батаре? развивается изв?стное количество химической энерг?и, которая превращается въ движен?е якоря электромагнита. Физикъ можетъ сказать: ?вотъ что называется причинной связью: причинная связь въ м?ргъ физическомъ озна?
чаешь превращен?е одного рода энерг?и въ другой?. Чтобы понять это, разберемъ, что въ физик? называюсь превращен?емъ энерг?г?. Если бы мы предположили, что въ м?р? существуетъ только *) Въ только что указанномъ емысл?, т.-е., въ смысл? порождения up11' чиной сд?дств?я. 135 матер?я, и что частицы ея находятся въ абсолютномъ пово?, тогда не было бы никакихъ ?процессовъ?. Существован?е этихъ посл?днихъ можно понять только въ томъ случа?, если признать, что матер?альныя частицы приходятъ въ состоян?е движен?я. Мы знаемъ, что матер?альная частица, находящаяся въ со-
стоян?и движен?я, можетъ привести и другую матер?альпую части?
цу въ движен?е, или сообщить ей ускорен?е. Всякая матер?аль-
ная частица, находящаяся въ движен?и, можетъ преодол?ть изв?стное сопротивлен?е. Эта способность матер?альной частицы преодол?ть сопротивлен?е или совершать работу, называется энерг?ей *?). ' " j Энерг?я можетъ быть разной величины: одна можетъ быть больше, а другая меньше. Положимъ, я беру гирю въ одинъ фунтъ и поднимаю ее на одинъ футъ высоты. Физики говорятъ, что количество энерг?и, которую я затратилъ на эту работу, равняется одному футо-фунту. Это и служить единицей для из-
м?рен?я энерг?и вообще. Энерг?я бываетъ двухъ видовъ. Одинъ видъ энерг?и назы?
вается кинетической, а другой потенц?альной. Понять разницу между т?мъ и другимъ видомъ энерг?и очень нетрудно. Поло?
жимъ, мы им?емъ ядро или какое-нибудь другое т?ло въ состоя-
н?и движен?я. Въ такомъ случа? говорятъ, что т?ло обладаеть кинетической энерг?ей. Если же т?ло не движется, но при изв?-
стныхъ услов?яхъ можетъ совершить изв?стное количество ра?
боты, то говорятъ, что оно обладаеть потенц?альной энерг?ей. Напр., гиря, находящаяся на стол?, не движется, но она обла?
даеть потенц?альной энерг?ей, т.-е., при нзв?стныхъ услов?яхъ она можетъ совершить изв?стную работу. Произнося слово энерг?я, не сл?дуетъ думать, что внутри вещи скрыта какая-то ?сила?, которая называется энерг?ей. Го?
воря о томъ, что какому-либо т?лу присуща энерг?я, мы им?емъ въ виду только высказать, что т?ло можетъ совершить изв?ст-
ную механическую работу или преодол?ть изв?стное сопроти-
влен?е, и больше ничего подъ энерг?ей мы не должны себ? пред?
ставлять. Потенц?альная энерг?я можетъ переходить въ кинетическую и наоборотъ; при этомъ количество энерг?и не пропадаетъ, не те?
ряется. Напр., я поднялъ гирю на изв?стную высоту и употре-
билъ на эту работу изв?стное количество кинетической энерг?и; гиря обладаеть теперь потенц?альной энерг?ей, такъ что, если лишить ее опоры, то она совершить ровно столько же работы, сколько я потратилъ на ея поднят?е. 136 Существуютъ еще виды энерг?и: это тепловая энерг?я, энер?
гия химическаго сродства и т. п. Старые физики думали, что теплота, происходить отъ теплорода, проникающаго въ т?ло. Когда т?ло обладаетъ теплородомъ, оно тепло, но когда тепло-
родъ удаляется изъ т?ла, то оно становится холоднымъ. Въ на?
стоящее время физики думаютъ, что т?ло становится теплымъ оттого, что частицы его приходятъ въ состояние движен?я. По?
этому теплота есть особый видъ энерг?и, который называется тепловой; но кром? тепловой энерг?и, существуетъ еще электри?
ческая, св?товая и друг?я энерг?и; каждая изъ нихъ можетъ пре?
вращаться въ другую. Я позволяю себ? привести н?сколько прим?ровъ, чтобы пока?
зать, что кинетическая энерг?я движущихся массъ можетъ превра?
щаться въ тепловую, и наоборотъ. Положимъ, мы им?емъ движу?
щееся ядро; на пути движен?я ядра находится броня корабля. Ядро останавливается въ своемъ движен?и, не будучи въ состоя-
н?и пробить ее. Кажется, что кинетическая энерг?я пропадаетъ, на самомъ ж? д?л? взам?нъ ея броня корабля согр?вается. Въ такомъ случа? говорятъ, что кинетическая энерг?я движущагося ядра превратилась въ тепловую энерг?ю; при этомъ предполага-
ютъ, что движен?е массы превратилось въ молекулярное движен?е. Если бы мы были въ состоян?и тепловую энерг?ю превратить обратно въ механическую, т.-е., молекулярное движен?е превратить въ молярное (т.-е. въ движен?е массы), то въ даиномъ случа? ока?
залось бы, что тепловая энерг?я равна той энерг?и, которой обла?
дало движущееся ядро. Возьмемъ обратный прим?ръ. Положимъ, намъ нужно при?
вести въ движен?е паровозъ. Для этого мы кладемъ уголь въ печь паровоза и зажигаемъ его; всл?дств?е этого вода въ котл? н а п ?
вается и превращается въ парообразное состоян?е. Образовав-
ш?йся такимъ образомъ паръ обладаетъ изв?стною упругостью, благодаря которой приходить въ движея?е поршень цилиндра; прямолинейное движен?е поршня цилиндра превращается во вра?
щательное движен?е колесъ паровоза, и паровозъ изм?няетъ свое положен?е въ пространств?. Если бы мы разсмотр?ли ближе т? процессы, которые зд?сь совершаются, то намъ представилось бы приблизительно сл?дую-
щее. Мы зажигаемъ уголь, уголь горитъ. Но что такое гор?н?е? Гор?н?е есть процессъ химическ?й, соединен?е углерода съ кисло-
родомъ, которое происходить оттого, что между углеродомъ п кислородомъ есть химическое сродство. Химическое сродство есть не что иное, какъ взаимное притяжен?е частичекъ углерода и кислорода, когда он? приходятъ въ близкое соприкосновен?е. Вь 137 процесс? гор?н?я образуются новыя частицы (угольной кислоты), которыя, всл?дств?е столкновеп?я атомовъ углерода и кислорода, должны находиться въ силыюмъ движен?и, и это движен?е пере?
дается частицамъ воды въ котл?, которыя, въ свою очередь, при?
ходить въ такое усиленное движен?е, что сц?плен?е между части?
цами воды утрачивается и вода превращается въ парь. Частицы пара находятся въ состоян?и усиленнаго движен?я. По сравнен?ю одного физика, частицы воды въ парообразномъ состоян?и напоми-
паютъ собою рой пчелъ или мошекъ, которыя летаютъ въ разныя стороны; он? ударяются о ст?нки сосуда и своими движен?ями создаютъ то, что мы называемъ упругостью, которая- и произво?
дить указанное выше движен?е поршня цилиндра, благодаря чему и происходить движен?е паровоза. На этомъ прим?р? вы видите, что тепловая энерг?я переходить въ энерг?ю механическую или въ движен?е массы *). Если бы мы не ограничились однимъ этимъ прим?ромъ, а разсмотр?ли рядъ другихъ физическихъ явлен?й, то всюду мы вид?ли бы одно и то же рревращен?е одного вида энерг?и въ другой, превращен?е механическаго движен?я въ тепловое, элек?
трическое, и наоборотъ. Но зд?сь особенно важно то, что энер?
пя, при переход? изъ одного вида въ другой, ничего не теряетъ въ своемъ количеств?, что количество энерг?и остается по-
стояннымъ, неизмгьннымъ. То, что справедливо относительно явлен?й физическаго м?ра ьообще, справедливо и по отношен?ю къ нашему организму съ его нервной системой. Что представляетъ собою нашъ организмъ? Онъ есть такое же матер?альное т?ло, какъ и вс? друг?я т?ла. Нашъ организмъ содержитъ много различныхъ формъ энерг?и, и, именно, благодаря тому, что мы вводимъ въ него пшцевыя вещества, которыя обладаютъ химической энерг?ей и которыя превращаются въ нашемъ организм? въ друг?е виды энерг?и; эта энерг?я обнаруживается въ движен?и пашихъ мускуловъ, нашего голосового аппарата и т. п.; кром? того, нашъ организмъ выд?ляетъ огромное количество теплоты въ окружающую среду, иногда производить рлектрическ?е токи. Физики и физ?ологи ду-
маютъ, что то количество энерг?и, которое получается нашимъ оргапизмомъ, и то, которое имъ расходуется, приблизительно равпы между собою. На томъ основан?и, что одинъ видь энерг?н переходить въ Другой, и на томъ основан?и, что количество ея при этомъ не ) См. Гсльмгольцъ. ?О сохранен?ж силы?. Шшулярныя р?чп. Сдб. 1898 г., ч. 1-я. 138 изм?няется, физики утверждаютъ, что количество м?ровой энерг?п постоянно и неизм?нно, и что она не можетъ возникнуть изь ничего и превратиться въ ничто 1). Посл? этого спросимъ натуралиста, ?можетъ ли физическая энерг?я превратиться въ сознан?е, въ психическ?е процессы?? ц онъ намъ скажетъ, что въ современномъ естествознан?и уста?
новлено, что количество энерг?н постоянно, что энерг?я не ро?
ждается изъ ничего и не превращается въ ничто, что физическая энерг?я можетъ превратиться только или въ энерг?ю кинетиче?
скую, или въ энерг?ю потенц?альную, а превратиться во что-ни?
будь такое, что не есть ни кинетическая, ни потенц?альная энер?
пя, не можетъ; а такъ какъ сознан?е, какъ явлен?е, ничего об?
щаге не им?ющее съ пространственной протяженностью, не есть ни кинетическая ни потенц?альная знерг?я, то движен?е матер?альныхъ частицъ не можетъ превратиться въ сознан?е или въ психическ?е процессы; а между т?мъ мы вид?ли, что мате-
р?алисты утверждаютъ, что движен?е въ мозгу можетъ превра?
титься съ сознан?е 2). !) Чтобы воспользоваться этимъ положен?емъ, я долженъ мимоходомъ зам?тить, что въ наук? существуетъ споръ относительно того, что существу?
ете въ м?р? реально: матер?я или энерг?я ? Въ посл?днее время изв?стный лейпцигск?й химикъ Оствальдъ доказываетъ, что понят?е матер?и есть ш>-
нят?е метафизическое, что лучше вм?сто матер?и признавать энерг?ю, что во многихъ отношен?яхъ гораздо удобн?е. Зд?сь мы зам?тимъ, что къ какимь бы выводамъ химики ни приходили, будутъ ли они принимать энерг?ю вм?сто матер?и иди наоборотъ, для насъ это безразлично; мы въ томъ и въ дру-
гомъ случа? будемъ им?ть д?ло съ явлен?емъ, совершающимся въ про-
странств?, или движен?емъ въ пространств?; къ нему всец?ло прим?нимы категор?и протяженности, и энерг?я всегда останется отличной отъ психи-
ческихъ явлен?й, къ которымъ категор?и протяженности не прим?нимы и которыя ничего общаго съ физической энерг?ей не им?ютъ. (Взгляды Оствальда изложены въ его ?Ueberwindvmg des wissenschaftlichen Materia-
lismus?. Lpz. 1895 (им?ется русск. переводъ) и ?Vorlesungen fiber die Naturplii-
losophie?. 1902. (Русск?й переводъ: ?Философ?я природы?. Спб. 1903.) 2) См. Паульсенъ. ?Введен?е?, стр. 85?8. Риль. ?Основан?я науки и ме?
тафизика?, стр. 209?10. Вундтъ. ?Основан?я физ?ологическ. псих.?. М. 1886 г., стр. 98?100. ?По вакону причинности,?говорить Вундтъ (въ своихъ ?Essays? статья ?Мозгъ и душа?, стр. 115?6),?везд? принятому въ естественныхъ наукахь, мы можемъ говорить о причинной связи двухъ явлен?й только въ томъ случа?, когда дкйств?е можетъ быть выведено изъ причини по опред?-
леннымъ законамъ. Такое выведете въ собственномъ смысл? возможно только въ однородныхъ лроцессахъ. Оно д?йствительно выполнимо во все?? области естественныхъ наукъ или, по крайней м?р?, мыслимо, потому что расчлепен?е этихъ явлен?й постоянно приводить къ процессамъ движен?и. въ которыхъ д?йств?е въ томъ смысл? эквивалентно своей нричин?, что, пои соотв?тствующихъ услов?яхъ, причинное отношен?е можно обратить, т.-е-
139 Сл?довательно, для матер?алиста остается одно изъ двухъ: или сказать, что основной законъ естествознан?я?завонъ со?
хранения энерг?и?неточенъ; тогда онъ можетъ утверждать, что часть физической энерг?и можетъ превратиться въ то, что не есть энерг?я, т.-е., въ сознан?е, или же онъ долженъ сказать, что законъ сохранен?я энерг?и является точнымъ, тогда онъ дол?
женъ будетъ признать, что физическая энерг?я можетъ превра?
щаться только въ физическую же энерг?ю, что физическ?я явле?
ния превратиться въ явлен?я психическ?я не могутъ. Мы очень легко можемъ себ? представить, что процессы въ мозгу могутъ превратиться въ движ?ен?е мускуловъ или въ возбужден?е какихъ-
нибудь другихъ частей мозга, но превратиться въ сознан?е они не могутъ, такъ какъ это противор?читъ основному чоложен?ю естествознан?я х). сл?дств?е можно сд?лать причиной, а причину сл?дств?емъ. Такъ, напри-
м?ръ, паден?е какой-либо тяжести съ опред?ленной высоты производить двигательное д?йств?е, посредствомъ которой тяжесть такой же величины можетъ быть поднята на ту же высоту. Ясно, что о такой эквивалентности между нашими психическими длительностями и между сопровождаю?
щими ихъ физго логическими процессами не можетъ быть и р?чи. Д?й-
ств?ями посл?днихъ всегда могутъ быть только процессы физичеекаго ха?
рактера. Только, благодаря этому, и возможна въ природ? та замкнутая причинная связь, которая находить свое полное выражен?е въ законгъ сохра-
нен?я энерг?и; этотъ законъ нарушался бы веяк?й разъ, когда тгълесная причина производила бы духовное дгъйств?е?. Льюисъ (?Вопросы о жизни и дух??, т. И, стр. 441) говорить: ?еоть множество основан?й думать, что внутренней перем?н? предшествуетъ вн?ш-
иее движен?е, и что эта лерем?на въ чувствующемъ нерв? предшествуетъ нервному процессу, но положительно ничто не указываетъ на то, чтобы нервный процессъ предшествовалъ и нроизводилъ ощутцен?е. Если бы это было такъ, то нарушался бы законъ сохраненья энергги, потому что дви?
жете переходило бы въ нпчто, по существу отличное отъ движен?я. Милль, описывая ходячее мн?н?е, говорить: ?пускай будетъ доказанъ посл?до-
ватедьный рядъ чрезвычайно сложныхъ причинъ въ глазу и мозгу для произведения ощущен?я цв?та... т?мъ не мен?е въ конц? вс?хъ движен?й оказывается н?что отличное отъ движен?я?ощущен?е цв?та?. х) Можетъ быть, лица, знакомыя со взглядами проф. Грота на психи?
ческую энерг?ю (?Вопросы философ?и и психолог?и?, 1897 г., мартъ?апр?ль), Додумаютъ, что, если физическ?е процессы не могутъ переходить въ созна?
ние, то какъ же проф. Гротъ признавалъ психическую энерг?ю? На это я долженъ зам?тить сл?дующее. Если прим?нять поият?е энерг?и къ явлен?ямъ психическимъ, то отнюдь не сл?дуетъ забывать, что психическая энерг?я не изм?ряется футо-фунтами, физика же знаетъ только такую энерг?ю, Которую можно изм?рять этой м?рой. Энерг?я для физики?это способность г?ла производить то или другое количество работы; ни о какой другой энерг?и въ физик? р?чи быть не можетъ. Кстати сп?шу зам?тить, что роф. Гротъ иризнан?емъ психической энерг?н выстулилъ не въ защиту ма-
ер?адцзма, а, наоборотъ, противъ матер?алпзмд. 140 Чтобы не казалось, что въ такомъ вид? опровергаютъ мате-
р?ализмъ только философы, я позволю себ? сослаться на Роберта Майера, съ именемъ котораго связывается ©ткрыт?е закона со-
хранен?я энерг?и. По его мн?н?ю, закояъ сохранен?я энерг?и не можетъ быть приложимъ въ одинаковой м?р? и къ матер?аль-
ному и къ духовному м?ру; хотя духовныя д?ятельности и не?
разрывно связаны съ молекулярными процессами въ мозгу, но ими он? не исчерпываются х). Т.-е., по его мн?н?ю, между матер?аль-
ными и духовными явлен?ями есть различ?е, не дозволяющее при-
м?нять къ посл?днимъ закона сохранеи?я энерг?и. Другой ученый, н?мецк?й физ?ологъ Дю-Буа-Реймонъ, который своей р?чью ?о границахъ естествознан?я? вызвалъ сильное неудовольствие среди матер?алистовъ, говорить: ?движен?е можетъ производить только движен?е, или можетъ превратиться только въ потенц?альную энер-
г?ю. Потенц?альная энерг?я можетъ произвести только движен?е. Механическая причина переходить всец?ло въ механическое д???-
ств?е. Психическ?е процессы, совершающ?еся въ мозгу на ряду съ матер?альными, не им?ютъ поэтому для нашего разсудка доста?
точно основан?я, они стоять вп? закона физической причин?
ности? 2). Изъ этого сл?дуетъ, что матер?алисты, утверждая, что фи-
зическ?е процессы порождаютъ психическ?е, что физическ?е про?
цессы суть причина психическихъ процессовъ, погр?щаютъ про-
тивъ основного положен?я естествознан?я. По иредставлен?ю того, который допускаетъ превращены нервнаго движен?я въ сознан?е, д?ло какъ будто бы такъ об-
стоитъ, что въ изв?стномъ пункт? нервная д?ятельность прекра?
щается, и всл?дъ за этимъ прекращен?емъ наступаеть психиче?
ская д?ятельность. Такимъ образомъ, физическ?я движен?я пре?
вращаются въ психическ?я состоян?я. Но неправильность такого представлен?я обнаруживается так?
же и изъ того, что, во-1-хъ, анатомически неизв?стно, чтобы гд?-нибудь нервная система прерывалась; какъ изв?стно, связь между элементами мозга непрерывна. Во-2-хъ, мы не им?емъ ш?-
какихъ данныхъ для опред?лен?я того, действительно ли физи?
ческие процессы предшествуютъ психическимъ и д?йствительно ли психическ?е процессы возникаютъ только тогда, когда физн-
ческ?й процессъ прекратилъ свое существован?е, какъ это бываегь, по обыкновенному пониман?ю, въ причинной связи. JJ См. Розенйергеръ. ?Очеркъ истор?я физики?. Спб. 1894 г., ч. 3-я, выл. 2-??, стр. 359, ир?ш?ч. 2) ?Ueber die Grenzen dos Naturerkenntjus?. 18У1, стр. 41. J 141 Если бы взглядъ матер?алистовъ иа возможность превра?цен?я физическаго въ психическое быль правиленъ, то въ н?воторыхь сложныхъ психическихъ процессахъ мы должны были бы допускать превращеи?е физическаго акта въ психическ?й, а зат?мъ психи-
ческаго опять въ физическ?й. Возьмемъ для прим?ра какое-нибудь сложное д?йств?е, гд? воспр?ят?е соединялось бы съ движен?ями. Вы идете по улиц?; знакомый, котораго вы не видите, на-
зываетъ васъ по имени; вы слышите ваше имя, посл? чего) у ?васъ является изв?стное представлен?е, и вы оборачиваетесь. Теперь спросимъ матер?алиста, какъ онъ представляетъ себ? весь про-
исшедш?й въ этомъ случа? процессъ. Матер?алистъ скажетъ такъ: ?когда знакомый произносить ваше имя, происходить колебатель?
ное движен?е частицъ воздуха, которое доходить до концевого аппарата вашего слухового органа, возбуждаетъ его. Отсюда это возбужден?е идетъ по чувственному нерву и доходить до мозга, скажемъ, корки головного мозга; зд?сь это возбужден?е (физико-
химическ?й процессъ) 'превращается въ представление звука, ко?
торое въ свою очередь превращается въ нервное возбужден?е, идущее по двигательному нерву къ ?мускуламъ шеи, совращен?е и растяжен?е которыхъ приводить къ тому, что вы оборачи?
ваетесь?. Итакъ, вы видите, что, по мн?н?ю матер?алиста, въ изв?ст-
ный моментъ физическ?й процессъ превращается въ психическ?й, а иеихич?ск?й процессъ, въ свою очередь, превращается въ фи-
зическ?й процессъ, который вызываетъ сокращен?е мускуловъ шеи. Изъ объяснен?й матер?алиста сл?дуетъ, что въ физическихъ про?
цессахъ наступаешь нгькоторый перерывъ. Вначал? идетъ фи-
зическ?й процессъ, зат?мъ онъ см?няется психическимъ, а психн-
ческ?й, въ свою очередь, см?няется физическимъ. Если бы мы спросили самого матер?алиста, им?етъ ли онъ как?я-нибудь осно-
ван?я, заимствювашшя изъ физ?олог?и и анатом?и, то оказалось бы, что никакихъ такихъ основан?й онъ не им?етъ. Сколько бы мы ни изсл?довали мозгъ, мы не нашли бы въ немъ прерывисто?
сти. Головной мозгъ представляетъ изъ себя н?что непрерывное; поэтому утверждение матер?алистовъ въ высокой степени оши?
бочно. По остроумному сравнеи?ю Вэна, если бы было справед?
ливо объяснен?е матер?алистовъ, то оказалось бы, что мы им?лп бы н?что въ род? матер?альныхъ береговъ съ нематер?альнымъ океаномъ пооредин? *). По мн?н?ю н?мецкаго физ?олога Геринга, ?физическ?й процессъ не можетъ, достигши изв?стной части ^1) Бэнъ. ?Душа и т?ло?. К. 1884 г., стр. 120. 142 мозга, внезапно превратиться въ н?что невещественное, чтобы, по прошеств?и н?котораго времени, или въ другой части мозга снова возникнуть въ форм? вещественнаго процесса? *). Если бы мы попросили физ?олога объяснить указанный про-
цессъ съ точки зр?н?я чисто физ?о логического, то онъ сказалъ бы сл?дующее: ?Когда васъ назвали по имени, то произошло коле-
баше частицъ воздуха, что вызвало раздражен?е концевого аппа?
рата вашего слухового органа, зат?мъ это раздражен?е пошло къ мозгу, достигло до корки мозга, а оттуда по двигательнымъ нер-
вамъ пошло по мускулатур? шеи?. Съ моей физ?ологической точки зр?н?я я больше ничего не знаю объ этомъ процесс?. Зд?сь физи-
чесп?й процессе является непрерывнымъ. То же самое д?йств?е психологъ съ точки зр?н?я чисто пси?
хологической долженъ былъ бы объяснить совс?мъ иначе. Онъ сказалъ бы: ?у меня явилось въ сознан?и сначала изв?стное пред-
ставлен?е звука, зат?мъ изв?стное представлен?е о д?йств?и, ко?
торое я долженъ совершить, и, наконецъ, импульсъ привести въ исполнен?е изв?стное д?йств?е?. Теперь, положимъ, физ?одогъ хот?лъ бы отдать отчетъ объ этихъ психическихъ процессахъ, о которыхъ говорить психологъ. Какъ онъ могъ бы это сд?лать? Онъ долженъ былъ бы допу?
стить одно изъ двухъ: или, что въ изв?стномъ м?ст? нервная д?ятельность прерывается, прекращается и наступаетъ психиче?
ская д?ятельность, или онъ долженъ допускать, что психическая д?ятельность совершается одновременно съ физ?ологическими про?
цессами. Надо думать, что физ?ологъ предпочтетъ этотъ второ?? взглядъ. Изъ этого сл?дуетъ, что способъ выражен?я матер?алиста, по которому въ изв?стныхъ пунктахъ физическ?е процессы пре?
вращаются въ псйхическ?е, а зат?мъ опять въ физ?ологическ?е, нев?ренъ. Можно сказать, что т? и друг?е процессы совер?
шаются одновременно, а изъ такого признан?я получается со-
вс?мъ другая картина отношен?й между физическимъ и психн-
ческимъ. Я обращаю ваше вниман?е на то, что т? и друг?е процессы совершаются одновременно. Если мы скажемъ, что вс? факты, ко?
торые указываютъ на связь между физическимъ и психическимъ, указываютъ въ то же время на то, что они совершаются одно?
временно, то и вс? выводы предстанутъ передъ нами совс?мъ въ другомъ вид?. Матер?алистъ говорить, что физическое порожда-
*) Hering. Ueber das Geclachtniss als elne allgemeine Function d. orga-
nisirten Materie ("Aim. d. Ak. Wiss. in Wien. 1870, стр. 257). 143 епгъ психическое, является причиной, а мы говоримъ, что фи-
зическ?е и психичеек?е процессы протекаютъ параллельно. Съ одной стороны происходять физ?ологическ?е процессы, съ другой психичеек?е; а отсюда сл?дуетъ, что для психическихъ явлен?й существуетъ особый источникъ, что физическ?я явлен?я суще-
ствуютъ сами по себ?, а пспхическ?я явлен?я сами по себ?. Сл?-
довательно, сказать, что въ м?р? реально существуетъ только ма-
тер?я?нельзя; сл?дуетъ признать, что есть еще н?что, что даетъ начало психическимъ явлен?ямъ. Такимъ образомъ, точка зр?н?я матер?алистовъ этими со-
ображен?ями совершенно устраняется. При объяснен?и психиче?
скихъ явлен?й нельзя исходить изъ принципа матер?альиаго; ма-
тер?альный принципъ порождаетъ только матер?альныя движен?я, а для психическихъ явлен?й существуетъ другой источникъ. Изъ этого сл?дуетъ, что реальна ие только матер?я, но реально и психическое Я возстаю противъ ионят?я причинной связи между явле-
н?ями физическими и явлен?ями психическими. Если признать, что между физическимъ и психическимъ н?тъ причинной связи, то сл?дуетъ заключить, что матер?я не можетъ порождать психиче?
скихъ явлен?й; значить, для психическаго есть друг?е источники. Само собою разум?ется, я не настаиваю на терминолог?и. Въ дан-
номъ случа? я могъ бы сказать, что физическ?я изм?нен?я въ мозгу вызываютъ психическ?е процессы, но было бы неправильно, если бы я сказалъ, что физическ?я изм?нен?я въ мозгу порожда?
ют .психич?ск?е процессы, превращаясь въ нихъ. Физическое порождать психическихъ процессовъ не можетъ; физическое поро?
ждаетъ только физическое, а рядомъ съ физическимъ совершается психическое. Есть въ настоящее время философы школы Авенар?уса, о которомъ можно сказать, что онъ изв?сгенъ, какъ позитивистъ, какъ отрицатель метафизики, сверхчувственнаго познан?я, и я охотно воспользуюсь т?мъ, что говорить ?тотъ философъ, такъ какъ н?которымъ авторитетомъ онъ пользуется и у насъ въ Росс?и. Авенар?усъ держится того же самаго взгляда на отно-
шен?е между психическимъ и физическимъ, которое л зд?сь из?
лагаю, т.-е., не признаеть между ними причинной зависимости. Онъ говорить, что въ современной наук? понят?е причинности можетъ легко ввести въ заблужден?е. Напр., если физикъ не?
правильно будетъ употреблять слово причинность, то въ его вы-
водахъ будутъ больш?е промахи. Поэтому Авенар?усъ предлага-
етъ вовсе не употреблять въ физик? понят?е причинности, не 'оворя уже о философ?и, гл? непиавильное ?потоеблен?е этого 144 слова, какъ, напр., въ вопрос? о взаимод?йств?и души и т?ла, способно ввести въ заблуждение, какъ это и случилось съ мате* р?алистами. Авенар?усъ думаетъ, что понят?е причинности сл?* дуе?тъ совс?мъ устранить изъ науки, потому что это попят?е, по его мн?н?ю, содержитъ элементъ анимизма, фетишизма, т.-е., от-
ношен?е причинности понимается такъ, какъ если бы причина была живое существо. Въ реальномъ м?р? мы им?емъ д?ло лишь со см?пои явлен?й, повторяющеюся съ изв?стной законом?рностыо. Если бы явлен?я не повторялись, то и самой науки не было бы. Важно именно то, что явлеи?я повторяются и связь между явле-
н?явд вполя? законом?рна. Мы должны признать, что всегда мо-
жетъ существовать явлен?е А, съ которымъ опред?леннымъ обра?
зомъ связывается явлен?е В, и, именно, тадимъ образомъ, что появлен?е одного обусловливаетъ появлен?е другого. Такую связь явлен?й Авенар?усъ называетъ не причинной связью, а отношг-
нгемъ обусловливающаго къ обусловленному. Если это понятно, то легко понять, что положен?е Авенар?уса сводится къ тому, что въ математик? называется функц?ональнымъ отношеи?емъ. Мы не спрашиваемъ, какая существуетъ внутренняя связь между из-
м?нен?ями двухъ величинъ. Мы говоримъ только, что, когда одна величина изм?пяется опред?леннымъ образомъ, то и другая вели?
чина изм?няется опред?леннымъ образомъ, и наоборотъ. То же самое мы можемъ сказать о связи между явлен?ями физическими и явлен?ями психическими. Когда изм?няется физическое явле-
н?е, то изменяется я соответственное психическое, и наоборотъ, когда изм?няется психическое, то изм?пяется и соотв?тственное флзическое явлен?е, и ихъ связь будетъ только функциональная. Въ этомъ смысл? мы можемъ сказать, что мысль есть функц?я мозга, но съ тавнмъ же правомъ мы можемъ сказать, что и фи?
зическая явлен?я въ мозгу суть функц?и изм?нен?й въ психиче?
ской сфер? 1). Эта теор?я им?етъ характеръ чисто эмпирически. Кавимъ образомъ душа д?йствуетъ на т?ло, существуетъ ли матер?я, какъ отд?льная субстанц?я, или н?тъ, по мн?н?ю Авенар?уса,? вопросы, не подлежащее изсл?дован?ю эмпирической науки. Мы должны просто констатировать реально существующее факты и больше ничего. Въ самомъ д?л?, эта точка зр?н?я совершенно правильна, и т?, которые признаютъ несостоятельность матер?а-
лизма и не желаютъ искать фялософскаго р?шен?я вопроса об'ь J) См. Avenarius. ?Der menschliche Weltbegriff?. 1891, стр. 18. Ср. Mach-
?Princip der Vergleiehung in d. Physik?, стр. 276?7 въ ?Popularwissenscliaft-
-T- - 1T^?t_M П?.~ ?,чЛ? г * л л и т о т л ? ? ъ P ? ТТОКТТ??П 1 7-JO. 145 от?юшен?и психическихъ явлен?й къ физическимъ, могутъ найти себ? уб?жище въ эмпиричеекомъ п&раллелизм?. Эмпирически па-
раллелизмъ съ научной точки зр?н?я вполн? .безупреченъ, такъ какъ онъ им?етъ д?ло съ иаучно-констатированиыми фактами; онъ им?етъ д?ло съ непосредственно данными явлен?ями и остается на точк? зр?и?я строго эмпирической науки. Чтобы закончить разсмотр?н?е вопроса о происхожден?и созна-
н?я изъ матер?альныхъ движен?й, изъ матер?и, намъ сл?довало бы разсмотр?ть еще одинъ вопросъ, который обыкновенно приво?
дится въ связь съ вопросомъ о происхожденги сознан?я изъ ма-
тер?и. Именно, мног?е думаютъ, что б?олог?я доставляетъ намъ неопровержимыя данныя для доказательства того, что сознан?е происходить изъ матер?и. Въ м?ровой жизни большая часть явлен?й приходится на долю физичеспихъ процессовъ. Жизненные процессы составляюгь только узко ограниченную область. Изъ этихъ процессовъ опять-
таки на долю очень немногихъ приходятся так?е, въ которыхъ мы зам?чаемъ психическгя явлен?я, или въ которыхъ мы можемъ такъ или иначе доказать ихъ существован?е. Психическая об?
ласть есть н?что бол?е узкое, ч?мъ физическое, притомъ обу?
словленное опред?ленными матер?альными сочетан?ями и каче?
ствами. Отсюда недалеко до предположен?я, что психическгя от-
правлен?я суть фунпц?и опредгъленныхъ высокоорганизован-
ныхъ субстанц?й г). По теор?и эволюц?и, какъ изв?стно, высш?е организмы раз?
виваются изъ элементарныхъ, эти изъ еще бол?е элементарныхъ, пока, павоиецъ, мы не придемъ къ такимъ организмамъ, которые представляютъ изъ себя не больше, какъ комочекъ протоплазмы, которая, въ свою очередь, созидается изъ простыхъ химическихъ элементовъ. Повидимому, есть даже факты, которые прямо дока?
зываюсь справедливость этого воззр?н?я. Въ б?олог?и существовало сомн?н?е относительно того, мо?
гутъ ли организмы возникать при помощи такъ называемаго само-
зароа/сденгя,т.-е.,просто изъ соединен?я химическихъ элементовъ. Н?которые натуралисты думали, что, хотя н?тъ возможности прямо доказать самозарожден?я, однако оно вполн? в?роятно. На это, между лрочимъ, указываегъ то обстоятельство, что въ глу-
бин? океана Гексли открылъ организмъ самый прост?йш?й, какой Только мы можемъ себ? представить. Этотъ организмъ предста-
вляетъ изъ себя не что иное, какъ безформенный комочекъ прото-
1) Такъ форму лируетъ этотъ взглядъ Вупдгпъ. ?Лекц?я о душ? челов?ка и асивотныхъ?. Лекц. 30 я. 146 плазмы, который сохраняется и питается, не им?я ннкакихъ ор-
гаиовъ. Существовать такого простого организма, по мн?н?ю и?которыхъ, д?лаетъ в?роятнымъ возникновен?е жизни изъ соеди-
нен?я простыхъ химическихъ элементовъ. Поэтому н?которые думаютъ, что на вопросъ, что въ жизни земли существовало прежде, духъ или матер?я, сл?дуетъ отв?-
тить, что, конечно, матер?я, потому что изъ нея создается жизнь вообще и психическая жизнь въ частности. Къ сожал?н?ю, подробный отв?тъ на этотъ вопросъ могъ бы отвлечь меня отъ прямой задачи моихъ лекщй, а потому я счи?
таю возможиымъ ограничиться сл?дующимъ зам?чан?емъ. Защитники матер?ализма видятъ въ вышеприведенныхъ раз-
сужден?яхъ доказательство того положен?я, что въ м?ровомъ раз-
вит?и появлен?е матер?и предшествуетъ появлен?ю духа. Матер?а-
листъ предполагаетъ, что въ м?ровой жизни сначала совс?мъ н?тъ духовной жизни, что наступаетъ опред?ленный моментъ, когда внезапно возникаетъ духовная жизнь, которая и является про-
дуктомъ изв?стной матер?альной организации. Но правильно ли это разсужден?е? Можетъ быть, матер?я на самыхъ элементарныхъ стад?яхъ своего развит?я уже сопрово?
ждается жизнью и даже, въ изв?стномъ смысл?, сознан?емъ. Есть философы, которые, именно, предполагаютъ, что даже матер?аль-
ный атомъ одаренъ сознан?емъ *). По ихъ мн?н?ю, нельзя сказать, что сознан?е возникаетъ въ м?ровой жизни только въ изв?стныи моментъ. Оно существовало въ ней уже съ самаго начала. Разум?ется, это ? гипотеза, которую нельзя доказать, но которую н?тъ возможности и опровергнуть; а изъ этого, мн? кажется, сл?дуетъ, что защитникъ матер?ализма не можетъ ссы?
латься на фактъ первоначальности безжизненной и безсознатель-
ной матер?и, какъ на н?что несомн?нное, чтобы доказать проис?
хождение изъ нея сознан?я. J) См. Вундтъ. ?Лекц?и о душ? чолов?ка и яшвотныхъ?. Яекц. 30-Я. Паульсенъ. ?Введен?е въ фнлософ?ю?. М. 1900, стр. 98 и д. ЛЕКЦ?Я ДЕВЯТАЯ. О несостоятельности наивнаго реализма. Задачи теор?и познан?я. ? Понят?е наивнаго реализма. ? Звукъ съ точки зр?н?я психологической, физической и физ?ологической.?Отношен?е между ощущен?емъ звука и порождающими его физическими услов?ями.?О субъ?
ективности ощущен?я звука. Теперь мн? остается разобрать вопросъ о матер?ализм? съ точки зр?н?я теорги познан?я или гносеологги. Если я отвожу отд?льное м?сто разсмотр?н?ю несостоятельности матер?ализма съ точки зр?н?я теор?и познан?я, то это потому, что среди фило-
софовъ господствуетъ мн?н?е, по которому гносеологическ?й аргу-
ментъ противъ матер?ализма является самымъ сильвымъ аргумен-
томъ. По мн?н?ю очень многихъ, со времени Канта и Шопен?
гауэра, которые пользовались именно этимъ аргументомъ, попу?
лярный матер?ализмъ, или, какъ въ Герман?и его называютъ, materialismus vulgaris, долженъ считаться доктриной, оконча?
тельно опровергнутой. Теор?я познан?я представляетъ одну изъ самыхъ главныхъ ча?
стей современной философ?и. Н?тъ возможности строить философ?
скую систему, если не опред?лить заран?е, что можетъ нашъ умъ познать и отъ познан?я чего онъ долженъ отказаться навсегда, если но определить заран?е предгъловъ челов?ческаго познан?я. Что такое теор?я познан?я и какой ея предметъ, довольно тРУДнс сд?лать понятнымъ. Въ самыхъ общихъ чертахъ о ней можно сказать, что она им?етъ своею ц?лью опред?дить отно-
Шен?е, существующее между ?быт?емъ? и ?мышлен?емъ?, между сУбъектомъ и объектомъ. Разница между быт?емъ и мышлен?емъ очевидна для всякаго. Я вижу предъ собою дерево: это есть °пред?ленная ?вещь?. Но въ то время, когда я созерцаю де?
рево, у меня является представлен?е дерева. Это есть ?мысль?. ?Между деревомъ, какъ ?мысль?, и д?ревомъ, какъ ?вещь?, есть иесомн??шо огромное различ?е; и вотъ возникаетъ вопросъ, какое сУЦествуетъ отношен?е между представлен?емъ и между вещью, us что мы познаемъ, мы познаемъ при поередств? нашего духа. Спрашивается, таковы ли суть вещи, какъ ихъ познаетъ налп, духъ, или он?, можетъ быть, въ д?йствительности отличны отъ того, какими нашъ духъ ихъ представляетъ; можетъ быть, нащъ духъ, или субъектъ, въ иознан?е вещей привносить отъ себя н?-
что. Теор?я познан?я должна определить, что въ иашемъ позна-
н?и принадлежитъ субъекту и что?объекту. Аргумеитац?я матер?ализма съ точки зр?н?я теор?и нозиаи?я сводится къ утвержден?ю, что ?въ д?йствителыюсти существует-!, только матер?я, что всякое существован?е им?етъ только ма-
тер?альный характеръ, что существован?е матер?и несомн?нно, между т?мъ какъ всяк?й другой видъ существован?я подвергается сомн?н?ю?. Противъ этого аргумента матер?алистовъ мног?е фи?
лософы и ученые, какъ мы увидимъ впосл?дств?и, возражали въ томъ смысл?, что д?ло обстоитъ какъ разъ наоборотъ: если мож?
но, вообще, подвергать оомн?н?ю какое бы то ни было существо-
вате, то, прежде всего, кажется сомнительнымъ именно суще-
ствован?е матерги; что сознан?е существуетъ?это непосред?
ственно очевидно, а что матер?я существуетъ, это нужно до?
казать. Что касается меня лично, то я яад?юсь впосл?дств?и пока?
зать, что утвержден?е матер?алистовъ, будто бы въ м?р? суще?
ствуетъ только матер?я, неправильно, потому что, какъ только мы допускаемъ существован?е матер?и, мы вм?ст? съ т?мъ допу-
скаемъ существован?е и сознан?я. Признан?е существован?я мате-
pin равносильно признанно существован?я сознан?я. Чтобы это сд?лалось понятнымъ, мы разсмотримъ основное положен?е такъ называемаго наивнаго реализма. Возьмемъ для этого сл?дующ?й прим?ръ. Положимъ, передъ нами апельсииъ. Онъ им?егъ изв?стный цв?тъ, изв?стную величину, форму; если мы его разр?жемъ, то ощутимъ изв?стный запахъ и т. д. Если бы мы спросили челов?ка, не им?вшаго случая заниматься фи-
лософ?ей, существуютъ ли указанныя свойства: вкуса, запаха, цв?та и т. д., объективно, то надо думать, что и самый вопросъ показался бы ему страинымъ. ?Конечно, сказалъ бы онъ, вс? эти свойства существуютъ объективно реально, и наши представлен?я суть не что иное, какъ только лишь коп?и этихъ свойствъ, суЩе" ствующихъ объективно. Вообще, в?дь вс? наши представлеи?я суть коп?и вещей, существующихъ объективно?. Учен?е, признаю?
щее объективную реальность за указанными свойствами, назы?
вается наивнымъ реализмомъ. По этому воззр?н?ю, нашъ умь есть какъ бы зеркало, въ которомъ отражаются вещи и событ?я. ?-" ??">"" ппплпрлгн?т?, Философами} 7- 140 Декартомъ и Локкомъ J), которые находили, что если бы не было ушей, не было глазъ, то звука, цв?та, вкуса, запаха и пр. вовсе не существовало бы, что эти свойства им?ютъ только субъективное существован?е, что они суть только лишь еодержан?е сознанья; и этотъ взглядъ въ нов?йшее время поддерживали так?е выдаю?
щееся физ?ологи, какъ Гельмгольцъ 2), Фиккъ и др. Чтобы сд?лать этотъ вопросъ понятнымъ, разсмотримъ ?звукъ? ст. трехъ различныхъ точекъ зр?н?я, съ точки зр?н?я физической, физгологической и психологической. Совм?стное разсмотр?н?е этихъ трехъ точекъ зр?н?я представляетъ для насъ важность, ме?
жду прочимъ и потому, что еще разъ укажетъ намъ на ко?
ренное различ?е, существующее между психическими и физиче?
скими явлен?ями. Разсмотримъ звукъ сначала съ точки зр?и?я психологической. Если какое-нибудь твердое т?ло падаетъ на полъ, то оно вызываетъ въ насъ то ощущен?е, которое мы называемъ стувомъ. Трен?е листьевъ другь о друга вызываетъ звуковое ощущен?е шелеста. Подобнаго рода звуковыхъ ощущен?й чрезвычайно мно?
го ; сюда относятся: шуршан?е платья, жужжан?е нас?комыхъ, журчан?е ручейка и т. п. Они настолько различны, что подвести ихъ въ одну группу не представляется никакой возможности. Для этого рода ощущен?й даже часто трудно подобрать ? опред?ленное назван?е. Но среди звуковыхъ ощущен?й выд?ляется одна группа, которая носить назван?? музыкальныхъ тоновъ. Это именно т? звуки, которые употребляются въ музык?. Музыкальные тоны мы отличаемъ другь отъ друга по ихъ высотгь. Одни тоны высоки, наприм?ръ, дискантовые, друг?е низки, напр., басовые. Само со?
бою, разумеется, что среди басовыхъ одни выше, друг?е ниже. Одинъ и тотъ же тонъ можетъ им?ть еще одно свойство, которое отличаетъ его отъ другихъ тоновъ той же высоты. Если мы произведемъ тонъ do2 на фортеп?ано, на скрипк?, на флейт?, то хотя эти три тона будутъ одинаковой высоты, но они будутъ отличаться другъ отъ друга характерными особенно?
стями, и это различ?е ихъ называется различ?емъ тембра. Если мы заставимъ д?йствовать на наше ухо два тона вм?-
ст?, и одинъ изъ нихъ будетъ do1; а другой do2, то эти два тона Дадутъ какъ бы одно ощущен?е, которое называется созвуч?емъ или интервалломъ октавы. Если мы возьмемъ три тона, напри-
1) См. Descartes. ?Princ. Phil.?, II, ? 4. Locke's. ?Essay conserning human Understanding?. B. II. Ch. 8, ? 7 и д. -) См. его ?Vortriige und Reden?, В. П. На русскомъ язык?: ?Популярный Р?чи?. Спб. 1898. Вып. I. 150 м?ръ, do3, mi3, sols, то мы получимъ аккордъ, состоящей изъ трехъ музыкальныхъ тоновъ, въ которомъ бол?е или мен?е разви?
тое ухо въ состоян?и съ большей или меньшей отчетливостью раз?
личать существован?е трехъ указанныхъ тоновъ. Эта способность различать въ сложномъ сочетан?и музыкальныхъ тоновъ отд?льные тоны можетъ быть названа способностью анализировать тоны. Вотъ , психологические факты. Теперь разсмотримъ т? физическ?е факты, которые порожда-
ютъ звуковое явлен?е. Я беру въ руки камертонъ и при помощи удара заставляю его звучать. Камертонъ приходить въ колебательное движен?е. Такъ какъ онъ довольно великъ, то можно даже непосредственно вид?ть его колебательныя движеи?я, можно ощутить при помощи руки, что ножки камертона совершаютъ колебательныя движен?я. Но сл?дуетъ зам?тить, что, если бы между камертономъ и моимъ ухомъ не было никакой упругой среды, то я не былъ бы въ со-
стоян?и ощущать звукъ. Звукъ я ощущаю потому, что между мо?
имъ ухомъ и между камертономъ находится особая среда, именно воздухъ, въ которомъ совершаются опред?ленныя изм?нен?я. Фи?
зики говорятъ, что, всл?дств?е дрожан?я камертона, въ воздух? происходить пер?одическое разргьжен?е и сгущен?е, быстро сл?-
дующ?я другъ за другомъ. Это разр?жен?е и сгущен?е они всл?д-
ств?е причинъ, которыхъ мы ближе разсмотр?ть не можемъ, назы-
ваютъ волной, находя аиалог?ю между пер?одическими сгущен?ями и разр?жен?ями воздуха и очертан?емъ водяныхъ волнъ. Воздуш-
ныя волны могутъ им?ть различную длину, и въ этомъ отноше-
н?и между ними и водяными волнами можно усмотр?ть полную аналог?ю. Если на спокойную поверхность озера падаютъ капли дождя, то образуются волны, но волны ?ти очень малы. Волны на океап? такъ велики, что могутъ покрыть ц?лый фрегатъ. Та?
кое же различ?е въ величин? установлено физиками и въ воздуш-
ныхъ волиахъ: такъ, напр., они нашли, что длина волпы, кото?
рая созидается do контръ-октавы, равняется 35 футамъ, а длина волны, которая созидается самой высокой нотой рояля, равняется 3 дюймамъ. Сл?довательно, воздушный волны отличаются одна отъ другой своей длиной. Но для насъ представляетъ интересъ еще и то количество кол?бан?й или волнъ, которое приходится па одну секунду. Возьмемъ картонную пластппку. Если мы стапемъ ударять се ч?мъ-нибудь, то она будетъ издавать особенный характерный звукъ. Представимъ теперь себ? колесо, снабженное большим!? количествомъ одинаковыхъ зубцовъ, расположенныхъ на равном^ разстоян??? другъ отъ друга. Представимъ себ? дал?е, что ка-
151 ждый зубецъ, при вращен?и колеса, ударяется о картонную пла?
стинку и производить указанный стукъ. Само собою разум?ется, что колесо можетъ вращаться съ большей, или меньшей скоро?
стью. Если скорость вращен?я колеса будетъ незначительна, то мы услышимъ только посл?довательные удары зубцовъ о пла?
стинку, если же вращен?е будетъ ускоряться, то мы отд?льиыхъ стуковъ уже больше не услышимъ, а услышимъ музыкальный тонъ. Ч?мъ скор?е будетъ вращаться колесо, ч?мъ большее ко?
личество ударовъ будетъ приходиться на одну секунду, т?мъ тонъ будетъ выше. Наступить моментъ, когда тонъ сд?лается настолько высокимъ, что перестанетъ быть слышнымъ. Ч?мъ больше количество ударовъ или пер?одическихъ сгущен?й и раз-
р?жен?й воздуха приходится на одну единицу времени, т?мъ ко?
роче должны быть воздушныя волны, и наоборотъ. Сл?дователь-
но, тоны низк?е порождаются волнами длинными, количество ко-
торыхъ на единицу времени невелико. Ч?мъ выше тонъ, т?мъ волны короче, и на одну секунду ихъ приходится большее число. Таковы физическ?я причины психологически различныхъ между собою высокихъ и низкихъ тоновъ. Физики, пользуясь схемой волны, показываютъ, какъ звуко-
выя волны одной величины могутъ складываться съ волнами другой величины. Въ каждой звуковой волн? они различаютъ возвышен?е и углублен?е. Сложен?е происходить такимъ образомъ, что, если возвышен?е одной волны совпадаетъ съ возвышен?емъ другой, то получается производная волна бол?е высокая, ч?мъ первая. Если же, напротивъ, возвышен?ю одной волны соотв?т-
ствуетъ углублен?е другой волны, то происходить ум?ньшен?е вы?
соты волнъ. Возьмемъ прим?ръ, чтобы показать, какимъ образомъ происходить сложен?е волнъ. Если мы предположимъ, что будетъ звучать камертонъ, издающ?й do1?66 колебан?й и рядомъ съ нимъ камертонъ, издающ?й тонъ do2?132 колебан?я, то получится со-
звуч?е, которое называется октавой. Воздушныя волны, которыя создаются колебательными движен?ями перваго камертона, вь два раза длинн?й, ч?мъ воздушныя волны, создаваемый вторымъ ка-
мертоиомъ, и сложен?е ихъ даетъ волну новой формы, изображе-
н?е которой можно вид?ть на рис. 1 А. На этомъ рисунк? пунк?
тирными лин?ями изображается два рода волнъ, изъ которыхъ одшгь соотв?тствуетъ тону dot, а другой?do2; одинъ родъ волнъ въ два раза длинн?е, ч?мъ другой. Сложеп?е ихъ даетъ одну производную, изображаемую непрерывной лин?ей. На рис. В мы им?емъ изображен?е формы производной волны Для сочетан?я дуодецимы, въ которомъ количество колебан?й од?
ного рода волнъ относится къ количеству колебац?й другого рода, 152 какъ 1 къ 3, и въ которомъ, сл?довательно, одна волна длинн?е другой въ три раза. Такимъ образомъ, по мн?н?ю физиковъ, если звучать два, три, четыре и т. д. камертона, производящихъ различный коле-
бан?я, то происходить то, что вм?сто ряда волнъ получается одна сложная волна, являющаяся результатомъ сложен?я этого ряда волнъ. Но воть какое обстоятельство представляетъ для насъ осо?
бенный интересъ. Если въ одно время д?йствують н?сколько тоновъ, напр., какой-нибудь аккордъ, то, несмотря на то, что физически эти волны составляютъ одну результирующую волну, мы, при изв?стныхъ услов?яхъ, можемъ различать эти три тона, мы можемъ разложить сложный звукъ на его составные элементы. Спрашивается, какимъ образомъ мы можемъ разд?льно воспри-
Рис. 1. нимать указанные тоны, другими словами, какъ объяснить ана-
лизъ музыкальныхъ звуковъ? Чтобы отв?тить на этотъ вопросъ, мы должны были бы перейти въ область физ?олог?и, но я упомяну еще объ одномъ физическомъ явлен?и, которое называется созвучан?емъ (по-н?м. Mittonen) и которое намъ можетъ помочь ор?ентироваться въ этомъ вопрос?. Представимте себ? какой-нибудь струнный инстру-
ментъ въ род? арфы. Пусть струны ея сд?ланы изъ одного н того же матер?ала одинаковой толщины, но различной длины. Легко понять, что струны длинныя будутъ издавать тоны низк?с, а струны коротв?я?тоны высок?е. Предположимъ, что струны на?
строены такимъ образомъ, что отв?чаютъ тонамъ do, re, mi, fa> sol, la, si, какой-нибудь октавы. Предположимъ теперь, что мы начинаемъ п?ть, стоя передъ этой арфой, тонъ si; тогда окажет?
ся, что въ этой арф? начинаеть звучать та струна, которая сама способна издавать указанный тонъ si, между т?мъ какъ вс? друг?я струны ;будутъ находиться въ состоян?и покоя. Если мы будемъ п?ть тонъ fa, то изъ вс?хъ струнъ будетъ звучать 153 только лишь та струна, которая сама обладаетъ способностью издавать тонъ fa. Сл?довательно, только т? струны будутъ ?со-
звучать?, которыя сами издаютъ соотв?тствующ?й тонъ. Это яв-
лен?е созвучан?я можетъ намъ объяснить нашу способность ана?
лизировать звукъ. Когда знаменитому ф?з?ологу Гельмгольцу нужно было объ?
яснить процессъ слухового ощущеи?я, то онъ исходилъ изъ при-
знан?я необходимости существован?я въ нашемъ слуховомъ anna-
part именно такого органа, который, въ род? указанной только что арфы, обладалъ бы способностью созвучан?я. Исходя изъ этого предположен?я, онъ хот?лъ доказать анатомически суще-
ствован?е такого органа. Такой органъ д?йствительно оказался. Чтобы понять, въ чемъ онъ состоитъ, для пасъ совершенно достаточно самаго общаго ознакомлен?я съ устройствомъ уха. Въ нашемъ слуховомъ аппарат? мы различаемъ сл?дующихъ три ча?
сти: наружное ухо, среднее ухо и лабиринтъ. Въ лабиринт? находится та часть, которая называется улиткой. Въ улитк? при микроскопическомъ ея разсматриван?и можно вид?ть такъ называемый Корт?евъ органъ, который представля?
ешь изъ себя длинный сводъ, тянущ?йся отъ основан?я къ верши-
и? улитки. Онъ состоитъ изъ отд?льныхъ дугъ, изъ которыхъ каждая находится въ соединен?и съ нервными волокнами слухо?
вого нерва (см. рис. 2) *). Такихъ дугъ насчитывается около трехъ тысячъ. Гельмгольцъ предположила что это именно и есть тотъ искомый органъ, который обладаетъ способностью анализи?
ровать звуки, но впосл?дств?и физ?ологь Гассе нашелъ, что этотъ органъ, т.-е. Корт?евы дуги, отсутствуешь у птицъ. Такъ какъ птицы обладаютъ во многихъ случаяхъ музыкальнымъ ухомъ, то нельзя было допустить, чтобы Корт?евы дуга были именно т?мъ органомъ, благодаря которому мы аиализируемъ звуки. Физ?ологъ Гензенъ указалъ на существован?е другого органа, которому мо?
жетъ быть присуща указанная функц?я; именно, подъ Корт?евыми Дугами есть такъ называемая основная перепонка, снабженная волокнами, при чемъ эти волокна такого рода, что при одинако?
вой толщин? опи обладаютъ различной длиной, н именно у осно?
вания улитки они короче, у вершины улитки они длинн?й, такъ х) Корт?евъ органъ состоитъ изъ столбиковъ. На рис. А изображается чара столбиковъ, отд?ленная отъ другихъ. Различаютъ два рода столбиковъ: внутренн?й ? и наружный е, которые вм?ст?' образуютъ одну дугу. На рис. В. изображается часть основной перепонки Ь съ н?сколькими Столбпкамп; образующими крытый проходъ. На сл?д. рис. изображается Корт?ева дуга ado (видимая съ боку) съ при?
выкающими къ ней кл?тками. 154 что, если бы мы эту перепонку извлекли изъ улитки и развернули на плоскости, то у насъ получился бы органъ, напоминающ?й по своему устройству вышеприведенную арфу. По ми?н?ю Гензена, этому органу и присуща функц?я раз-
ложен?я звуковъ. Это мн?н?е подтверждается и т?мъ обстоятель-
ствомъ, что количество струнъ на указанной перепонк? соотв?т-
ствуетъ приблизительно количеству воспринимаемыхъ нами тоновъ. По вычислен?ю физ?олога Э. Г. Вебера, количество воспринимае?
мыхъ нами тоновъ приблизительно равняется шести тысячамъ. Количество струнъ на перепонк? оказалось тоже около 6.000, такъ что это обстоятельство д?лаетъ в?роятнымъ, что приблизи?
тельно одному тону ооотв?тствуетъ по одному волокну. Рис.12. Изъ этого понятно, что струны нижней части улитки воз?
буждаются въ томъ случа?, когда д?йствуютъ высок?е тоны, а струны верхней части улитки возбуждаются въ томъ случа?, когда д?йетвуютъ низк?е тоны. Что у насъ въ ух? существуетъ аппаратъ, отд?льныя части котораго предназначены для воспр?ят?я тоновъ той или другой высоты, было доказано та,кже и экспериментально. Н?мецк?й ф"~ з?ологъ Мупкъ выр?залъ у собаки нижнюю часть улитки. Со?
бака, пробол?въ н?которое время, оправилась, но зат?мъ оказа?
лась глухой, и именно на высок?е тоны. Она хорошо слышала пизк?е тоны; объ этомъ можно было заключать потому, что она реагировала на ш?хъ; высокихъ же тоновъ она не слышала, по?
тому, очевидно, что разрушена была та часть улитки, которая 155 была снабжена струнами, отвечающими на возбужден?я отъ вы-
сокихъ тоновъ. I. То обстоятельство, что у н&съ существуетъ аппаратъ, спо?
собный разлагать звуковые волны, доказывается также еще и патологическими данными, именно явлен?ями такъ называемой частной глухоты. Напр., изв?стный композиторъ, Робертъ Францъ, однажды стоялъ возл? локомотива, который неожиданно для него издалъ пронзительный свистъ. Это разрушило т? части его слу?
хового органа, благодаря которымъ воспринимаются высок?е тоны. Сл?дств?емъ этого было то, что у него явилась глухота на вы?
соте тоны, т.-е. вс? низк?е тоны онъ слышалъ очень хорошо, высокихъ же тоновъ онъ не слышалъ совс?мъ *). Существован?е такого звуко-анализирующаго аппарата объяс?
няете намъ вполн? хорошо причины, отчего мы въ аккорд? можемъ различать отд?льные тоны: и именно оттого, что при д?й-
ств?и того или другого тона возбуждаются опред?ленныя струны слухового аппарата. Этимъ же объясняются и явлен?я тембра, именно: тембръ одного инструмента отличается отъ тембра другого инструмента т?мъ, что къ такъ называемому основному тону присоединяется ц?лый рядъ обертоновъ. Если, напр., число колебан?й основного тона выражается при помощи единицы, то число колебан?й обер?
тоновъ можетъ выражаться при помощи 2, 3, 4 и т. д., при чемъ въ однихъ инструментахъ количество и характеръ обертоновъ от?
личается отъ количества и характера другихъ. Нашъ слуховой аппаратъ въ силу указанныхъ причинъ разлагаешь эти обертоны, воспринимаетъ ихъ разд?льно, и этимъ создается характерное различ?е между тембромъ одного инструмента и другого. Такимъ образомъ, разсмотр?въ ?звукъ? съ трехъ точекъ зр?-
н?я, мы можемъ вид?ть, что въ немъ мы им?емъ д?ло съ тремя различными процессами. Съ точки зр?н?я физической, мы им?емъ д?ло съ воздушными волнами, съ точки зр?н?я физ?ологической, мы им?емъ д?ло съ дрожан?емъ струнъ основной перепонки, съ точки зр?н?я психологической, мы им?емъ д?ло съ чисто психи-
ческимъ процессомъ ощущен?я. Уже изъ этого сопоставлен?я легко вид?ть, какое огромное различ?е существуетъ между психологи?
ческими процессомъ и физическимъ или физ?ологическимъ. Теперь мы можемъ отв?тить на вопросъ, который мы поста?
вили въ начал? лекц?и, именно существуетъ ли звукъ объективно? Представляетъ ли онъ коп?ю чего-либо реально существующего ? На этотъ вопросъ мы должны, конечно, ютв?тить отрицательно. х) См. Slumpf. ?Tonpsychologie?. В. II, стр. 86 и д. 156 Между слуховымъ ощущен?емъ и между порождающими его звуковыми волнами и?тъ никакого сходства, н?ть отношеи?я ко?
ти къ оригиналу. Въ самомъ д?л?, что общаго между звуко?
выми волнами, т.-е., сгущен?емъ и разр?жен?емъ воздуха, и ощу-
щен?емъ звука? Если бы между звуковымъ ощущен?емъ и между процессами, совершающимися во вн?шней природ?, было бы такое отношен?е, какое существуетъ между коп?ей и оригиналомъ, то никакъ нельзя было бы объяснить сл?дующихъ явлен?й. Иногда для хирургическихъ ц?лей бываетъ необходимо пе-
рер?зать слуховой нервъ. Въ моментъ перер?зки слухового нерва пац?ентъ слышитъ звукъ. Если слуховой нервъ раздражать при помощи электричества, то слышится звукъ; если просто механи?
чески раздражать нервъ, то опять-таки слышится звукъ; мы иногда слышимъ ?звонъ въ ушахъ?. Это весьма характерное зву?
ковое ощущен?е происходитъ оттого, что кровь прилива-етъ къ слуховому нерву въ большей, ч?мъ обыкновенно, степени; приливъ крови производить давлен?е на слуховой нервъ, и это давлен?е или механическое раздражен?е и вызываетъ ощущен?е звука. Эти факты ясно показываютъ, что ощущен?е звука не есть коп?я чего-либо объективно даннаго: не можетъ же одна и та же коп?я быть коп?ей для оригиналовъ, которые между собой ничего общаго не им?ютъ. Эти факты представляютъ янтересъ и въ томъ отношен?и, что они самымъ яснымъ образомъ показываютъ, что ощущен?е звука порождается не одними только волнообразными колебан?я-
ми воздуха, но что къ нимъ должно присоединиться еще одно услов?е для того, чтобы могь осуществиться процессъ ощущен?я, это именно особое строен?е нашего слухового аппарата. Не будь у яасъ такого слухового аппарата, которымъ мы въ д?йствитель-
ности обладаемъ, то мы, можетъ быть, не были бы въ состоян?и воспринять звука. Что, можетъ быть, особенность нашего слухо?
вого аппарата им?егъ въ данномъ случа? первенствующее зпа-
чен?е, а что колебан?е воздуха для воспр?ят?я звука не предста-
вляетъ первостепенной важности, показываетъ то обстоятельство, что мы можемъ им?ть ощущеп?е звука даже тогда, когда воздуш-
ныя волны не оказываютъ никакого д?йств?я на нашъ слуховой аппарать. Сл?довательно, прямой выводъ изъ всего этого тотъ, что для возникповен?я звукового ощущен?я необходимо два услов?я: съ одной стороны, возбужден?е, идущее отъ объективнаго м?ра, т.-е. колебан?е воздуха, съ другой стороны, опред?ленное изм?-
нен?е въ иашемъ слуховомъ аппарат?. Теперь мы можемъ отв?тить наивному реалисту, который гово-
I 157 рилъ, что для него несоми?нно, что звуки существуютъ во вн?ш-
немъ м?р? такъ, какъ онъ ??хъ воспринимаетъ. Мы ему можемь прямо сказать, что въ объективномъ м?р? звуковъ н?тъ, есть только колебан?я воздуха. Если же эти колебан?я воздуха вос?
принимаются нами, какъ звукъ, то только потому, что у насъ есть енец?алыю устроенный слуховой аш?арагь. Если бы воздушный волны д?йствовали на иначе устроенные органы, то т? же воз?
душный водны, можетъ быть, воспринимались бы не какъ звукъ, а какъ св?тъ, теплота или еще какое-нибудь ощущен?е. Сл?дова-
тельно, ясно, что нужно ухо для того, чтобы могъ существовать звукъ, ясно также и то, что звукъ или звуковое ощущен?е пред-
ставляетъ чисто психическое содержан?е, есть чисто психическ?й процессъ, въ природ? объективно вовсе л? сущесгвующ?й. Ш ЛЕКЦШ [ДЕСЯТАЯ. О несостоятельности наивнаго реализма. Цв?тъ съ точки зр?н?я исихологической, физической и физ?ологической.? Теор?я цсбто-ощущешя Гельмгольца и Геринга.? О субъективности ощу-
щен?я цв?та. Въ прошлой лекц?и мы разсмотр?ли вопросъ о субъектив?
ности ощущен?й звука. Мы вид?ли, что причина, порождающая звукъ, съ точки зр?н?я физической представляетъ волнообраз-
ныя колебан?я; что способность анализировать звуки, рассматри?
ваемая съ физ?о^логической точки зр?н?я, присуща намъ потому, что въ нашемъ слуховомъ аппарат? им?ется органъ, въ котороыъ отд?льные элементы приходятъ въ движен?е соотв?тственно съ д?йств?емъ т?хъ или другихъ тоновъ. Такъ какъ между воздуш?
ными волнами и дрожан?емъ слуховыхъ струнъ, съ одной сто?
роны, и ощущен?емъ звука, съ другой стороны, н?тъ никакого сходства, то мы можемъ сказать, что звуковое ощущен?е не есть коп?я чего-либо совершающегося въ природ?, а этимъ утвержде-
н?емъ разрушается учен?е наивнаго реализма. Разсмотримъ точно такимъ же образомъ цвгьтъ и св?тъ съ трехъ точекъ зр?н?я, а именно, съ психологической, физической и физ?ологической. Совм?стное разсмотр?н?е цв?та и св?та съ указанныхъ точекъ зр?и?я им?етъ ту важность, что отчетливо укажетъ намъ на разлнч?е, существующее между физическими л психическими процессами, между т?мъ, что совершается въ прп-
род?, и т?мъ, что соотв?тствуетъ ему въ нашемъ сознан?и. Намъ нужно доказать неправильность наивнаго реализма, ко?
торый утверждаетъ, что цв?та существуютъ объективно, и кажет?
ся, что въ этомъ случа? сторонш?къ наивнаго реализма вполн? правъ, ибо въ самомъ д?л?, что можетъ быть уб?дительн?е того положен?я, что вотъ этотъ зеленый цв?тъ, который покрываетъ предметъ, находящейся передо мной, существуеть объективно, вн? меня. Но, несмотря на такую очевидность утвержден?я наивнаго реалиста, онъ совершенно неправъ. Цв?та, подобно звуку, со-
* Раземотримъ сначала цв?тъ съ точки зр?н?я психологической. Для этой ц?ли мы не станемъ разсматривать цв?та, какъ они существуютъ въ природ? въ безпорядочной см?си другь съ дру-
гомъ, а раземотримъ такъ называемые спектральные цв?та. Что такое спектральные цв?та, легко объяснить. Если мы въ темную комнату сквозь круглое отверст?е нропу-
стимъ лучъ св?та, то онъ па противоположной ст?н? изобразит?
ся въ внд? св?тлаго кружка большей или меньшей величины. Если же мы на пути этого луча поставимъ трехгранную призму, то ?на противоположной ст?н? получится не св?тлая точка, а длин?
ная полоса, состоящая изъ ряда цв?товъ. Эта полоса называется спектромъ. Въ немъ мы обыкновенно различаемъ красный, оран?
жевый, желтый, зеленый, голубой, син?й ,и ф?олетовый пв?та. На первый взглядъ могло казаться, что спевтръ д?йствитель-
но состоитъ только изъ семи дв?товъ, но на самомъ д?л? это не?
правильно,?въ спектр? количество цв?товъ неизм?римо больше; кажется же намъ, что въ спектрь- всего семь цв?товъ потому, что только эти цв?та на нашемъ язык? получили опред?ленное назван?е. Какое собственно количество цв?товъ мы можемъ распо?
знать въ спектр?, ученые и до сихъ поръ въ точности опред?лить не могли. Но н?которые насчитываютъ ихъ до 150, и, можно думать, что эта цифра невелика, потому что д?йствительно въ спектр? есть так?е отт?нки цв?товъ, изъ которыхъ одинъ мы едва отличаемъ отъ другого. Наприм?ръ, между желтымъ и зеленымъ цв?томъ въ спектр? есть так?е отт?нки цв?товъ, о которыхъ мы не можемъ съ ув?ренностыо сказать, желтаго ли они цв?та или зеленаго. Если бы мы хот?ли провести аналог?ю между различен?емъ звуковъ и различен?емъ цв?товъ, то, конечно, мы поставили бы вопросъ: как?е существуютъ у насъ органы для различен?я цв?-
товъ? В?дь если для различен?я шести тысячъ тоновъ мы дол?
жны были признать существован?е у насъ въ ух? около шести тысячъ отд?льныхъ органовъ, то, можетъ быть, по аналог?и, мы Должны были бы признать существоваи?е около 150 отд?льныхъ °ргановъ для воспр?ят?я приблизительно 150 различныхъ отт?н-
ковъ цв?товъ. Чтобы отв?тить на ?тотъ вопросъ, раземотримъ сначала физическ?я причины, порождающая ощущен?е цв?та. Чтд такое св?тъ съ точки зр?н?я физики? Было время, когда Физики думали, что св?тъ есть не что иное, какъ особый родъ Жидкости, который, такъ сказать, истекаешь отъ источника св?та. казалось, что собственно н?тъ бол?е естественнаго воззр?н?я, ?Ьмъ это. Въ самомъ д?л?, когда въ темную комнату ироникаегъ "чъ св?та, то онъ какъ будто заливаетъ собою ППР.?ШРТЫ Р.Р.ПН 160 въ комнату про?шкаетъ лучъ красиаго цв?та, то онъ покрываетъ предметы краснымъ дв?томъ, какъ бы особой жидкостью. Даже велпк?й Ньютонъ держался этой теор?и; и, по его мн?н?ю, лучъ св?та состоитъ изъ отд?льныхъ частицъ матер?и, такъ или иначе окрашенныхъ. Эти частички матер?н проб?гаютъ изв?стное про?
странство, проникаютъ въ т?ла и т. д. Но еще въ XVII в?к? итальяыск?й ученый Гримальди про?
извел ь опытъ, который очевидн?йшимъ образомъ показалъ несо?
стоятельность этого воззр?н?я. Его опытъ сводится къ сл?дую-
щему. Если въ темную комнату пропустить лучъ св?та сквозь узкое отверст?е и на пути поставить экранъ, то на этомъ по-
сл?днемъ получится св?тлый кружокъ. Если изъ другого отвер-
ст?я пропустить другой лучъ, то онъ тоже образуетъ на экран? св?тлый кружокъ. Но если его направить такъ, чтобы онъ частью покрывалъ прежн?й кружокъ, то нужно было бы ожидать, что св?тъ на м?ст? соединен?я обоихъ кружковъ усилится. На са-
момъ же д?л? оказалось, что на м?ст?, общемъ обоимъ кружкамъ, показались темныя полосы, являющ?яся доказательствомъ ослабле-
н?я силы св?та въ этомъ м?ст?. Если бы былъ правиленъ тотъ взглядъ, что св?тъ представляетъ изъ себя жидкость, то сила св?та на м?ст? соединен?я указанныхъ кружковъ должна была бы увеличиться. Такъ какъ этого не оказалось, то нужно было искать другого объяснен?я. Это другое объяснен?е было найдено. Опытъ Гримальди и друг?я явлен?я, аналогичныя съ откры-
тымъ имъ, могли быть объяснены только при предположен?и, что въ основ? физическихъ явлен?й св?та лежатъ волнообразным движенгя. Въ прошлой лещ?и мы вид?ли, что физики различаютъ пъ Рис. 1. волнахъ изв?стную длину, они различаютъ углублен?я и воз-
вышен?я волны. Если предположить, что дв? волны одинаково!' длины встр?чаются другъ съ другомъ такимъ образомъ, что ПО?-
вышен?е одной волны еовпадаетъ съ возвышен?емъ другой волны, углублен?е одной волны?съ углублен?емъ другой волны, то вм?-
сто двухъ вол?гъ получается одна, бол?е высокая (см. рис Ь ,? ???f?TlclW!10Tf,a г?ппжгш?е дв?хъ одинаковой величины 161 * волнъ. Волна т есть продуктъ сложеп?я двухъ волнъ, совпадаю-
щихъ своими возвышен?ями). Но можно предположить другой случай, когда дв? водны одинаковой величины такъ оовпадаютъ другъ съ другомъ, что возвьгшен?е одной волны совпадаетъ съ углублен?емъ другой волны. Тогда въ результат? ихъ сложен?я об? волны уничтожатся, такъ какъ въ одномъ и томъ же м?ст? одн? ?частицы стремятся двигаться вверхъ, а друг?я?внизъ (какъ ХХХХХХ^' Рис. 2. это на рис. 2 показано при помощи стр?локъ). Это легко по?
нять, если мы вспомнимъ, что, когда, напр., два шара движутся въ противопол'Ожныхъ другъ къ другу направлеи?яхъ, то столк-
?новен?е ихъ должно привести къ уничтожен?ю движен?я. Это явлен?е называется интерференц?ей волнъ. Такого рода уничтожен?е волнъ можно наблюдать на по?
верхности озера, когда волны одинаковой величины встр?чаются другъ юъ другомъ. То же самое можно наблюдать также и въ звуковыхъ явлен?яхъ. Если взять дв? трубы, одинаково настроен-
ныхъ, и заставить ихъ звучать, то при изв?стныхъ услов?яхъ можетъ произойти то, что сгущен?я одн?хъ волнъ совпадутъ съ разр?жен?ями другихъ волнъ, и т? и друг?я волны уничтожа?
ются, и мы 'перестаемъ слышать звукъ. Такого рода явлен?я мы должны признать существующими и въ т?хъ волнообразныхъ движен?яхъ, которыя, по мн?н?ю физиковъ, порождаютъ св?то-
выя явлен?я. Признавъ, что въ основан?и лвлен?й св?та лежатъ волнообразныя движен?я и что они способны порождать только что указанную интерференц?ю, мы можемъ объяснить, отчего св?тъ, приданный къ св?ту, можетъ ослаблять посл?дн?й. Именно оттого, что одни волнообразныя движеи?я интерферируютъ съ другими и уничтожаютъ другъ друга. Такимъ образомъ, кажется несомн?ннымъ, что въ основан?и физическихъ явлен?й св?та лежатъ волнообразныя движен?я, по предложен?ю физиковъ, особаго вещества, называемаго э?иромъ. Физики даже нашли возможность опред?лять длину св?то-
выхъ волнъ. Такъ, они нашли, что волны э?ира, которыя поро?
ждаютъ красные лучи, бол?е длинны, ч?мъ волны, которыя по-
Рождаютъ ф?олетовые лучи. Волнообразныхъ колебан?й перваго Рода на одну секунду приходится большее количество, ч?мъ.вол?
нообразныхъ колебан?й другого рода. И 162 Трудно себ? составить представлеи?е, насколько малы эти волны. Если бы взять волны, порождаются красные лучи, и при?
ставлять ихъ другъ къ другу, то въ одномъ дюйм? ихъ пом?-
стилось бы 39.000, а ф?олетовыхъ волнъ?64.631. Число волнъ или колебан?й, благодаря которымъ созидаются т? или друг?е лучи, по вычислен?ю физиковъ, сводится къ сл?дующему. Лучи краснаго цв?га совершаютъ 395 билл?оновъ колебан?й, лучи жел-
таго цв?та совершають 521 билл?онъ, лучи зеленаго цв?та 599 бплл?оновъ, синяго?621 и ф?олетоваго 729 билл?оновъ. Такимъ образомъ можно внд?ть, что, начиная отъ краснаго цв?та и Кон?
чая ф?олетовымъ, въ спектр? длина волпъ становится все короче и короче, а число колебан?й все больше и больше. Чтобы отв?тить на поставленный нами выше вопросъ о количеств? органовъ, необходимыхъ для различен?я отд?льныхъ отт?нковъ цв?товъ, разсмотримъ въ самыхъ общихъ чертахъ анатоми?
ческое устройство глаза. Въ нашемъ зрительномъ агша-
рат? наибольш?й интересъ для насъ представляетъ въ данномъ случа? зрительный нервъ и с?тчатка, по?
тому что въ этой посл?дней нахо?
дятся именно т? органы, возбуждо-
н?е которыхъ доставляетъ намъ цв?-
товое ощущ?н?е. Зрительный нервъ, входя въ глазное яблоко, лучеобраз?
но расходится, образуя своими волок?
нами внутренн?й слой с?тчатки; во-
лэкна эти затвмъ загибаются изнутри кнаружи (см. рисунокъ 3-й '). На самомъ конц? этихъ волоконъ находятся особенный образова-
н?я, которыя называются палочками и колбочками (на, рис. 4 возл? значка 9 можно вид?ть дв? палочки и посредин? ихъ кол?
бочку). Изъ этихъ посл?днихъ, по всей в?роятности, наибольшля важность въ воспр?ят?и цв?товъ и св?та принадлежите колбоч-
камъ, потому что у ночныхъ птицъ и у животныхъ, проводящихь жизнь въ постоянной темнот? (кроты и т. п.), колбочки совс?мь отсутствуютъ. Если бы мы спросили, какого рода процессы совершаются въ указанныхъ концевыхъ образован?яхт., благодаря которымъ мы получаемъ ощущен?е цв?та, то получили бы только самый общ?" отв?тъ, что въ нихъ, по всей в?роятности, происходятъ вак?е-то Рис. 3. г) Р?м?сто вхождсн?я зрптельнаго нерва, R?с?тчатка. 163 фотохимически процессы, т.-е. процессы химическаго разложе-
и?я вещества подъ вл?ян?емъ лучей св?та. Оказывается, что вопросъ о количеств? необходимыхъ юрга-
новъ для различен?я цв?товъ разр??пить очень трудно, потому что, сели признать, что колбочка есть оргапъ цв?тоощущеп?я, то яаъ анатом?и мы знаемъ, что одна колбочка совершенно похожа на другую: ни микроско?
пическое изсл?дован?е, ни как?е-либо друг?е научные пр?емы не могуть раскрыть существо-
лан?я различ?я между ними. Гд? же та сотня органовъ, которая нужна для воспр?ят?я сотни отд?лы?ыхъ отт?нковъ цв?товъ? Оказывается, что зд?сь мы находимся въ иномъ полож?н?и въ сравнены съ наш?шъ слуховымъ аппара-
томъ. Зд?сь мы можемъ довольствоваться очень небольшим* количеством* органовъ. Гсльмгольцъ находить, что существовало только трехъ разнородныхъ элементовъ въ нашсмъ зрителыюмъ аппарат? могло бы намъ объяснить воспр?ят?с вс?хъ возможныхъ отт?н-
ковъ цв?товъ. Онъ предполага?тъ, что каждый св?тоощущающ?й элементъ сиабжень тремя волокнами, возбуждон?с каждаго изъ которых* вызываетъ спец?альиыя ощущен?я. Если мы етанемъ возбуждать одно волокно, то оно до?
ставить намъ ощущен?е краснаго цв?та. Если мы етанемъ возбуясдать другое волокно, то оно доставить намъ ощущен?е зеленаго цв?та. Если мы етанемъ возбуждать третье волокно, то по?
лучится ощущен?е ф?олетоваго цв?та. Изъ воз-
бужден?я этихъ трехъ элементовъ можно полу?
чить ощущен?я вс?хъ цв?товъ, смотря потому, иь какой степени возбуждается каждое изъ эШ?хь волокопъ. Гельмгольцъ предполагаетъ, что крас?
ные лучи, т.-е. лучи, производящ?о красный Рис. 4. Чв?тъ, возбуждаюгь главнымъ образомъ пор-
в°е волокно, хотя возбуждаютъ въ бол?е слабой степени вто?
рое и третье. Оттого это первое волокно можно назвать красно-
°Щущающи А?Ъ 60Л0КН0МЪ? Зеленые лучи возбуждаютъ главнымъ "Разомъ второе волокно, хотя въ незначительной степени воз-
Уждаютъ также и первое и третье волокно. Поэтому его Гельм-
°'Чьцъ называетъ зелено-ощущающимъ волокномъ. Ф?олетопые 164 лучи возбуждаютъ главнымъ образомъ третье волокно и въ очень слабой степени первое и второе. Поэтому Гельмгольцъ называет], его фголето-ощущающимъ волокномъ. На рис. 5 можно вид?ть, как?я волокна и въ какой сте?
пени они должны возбуждаться для того, чтобы получилось ощу-
щен?е того или другого цв?та. Лин?я 1-я, 2-я и 3-я обознача-
ютъ красно-ощущающ?я, зелено-ф?олето-ощущающ?я волокна, пер?
пендикуляры на нихъ обозначаютъ степень возбужден?я этихъ волоконъ. Такъ, наприм?ръ, ощущен?е красного цв?та (на рис. R) по?
лучается въ томъ случа?, когда сильно возбуждается красно-
ощущающее волокно (1) н слабо возбуждаются волокна двухъ другихъ видовъ (2 и 3). Рис. 5. Ощущеи?е оранжеваго цв?та (О) получается въ томъ случа?, если сильно возбуждается красно-ощущающее волокно, слаб?е зелено-ощущающее и очень слабо ф?олето-ощущающее. Желтый цв?тъ (G) получается въ томъ случа?, если сильно возбуждается зелено-ощущающее волокно (1), слаб?е красно-
ощущающее (1) и еще слаб?е ф?олето-ощущающее (3). Зеленый цв?тъ (Gr) получается при сильномъ возбужден!? зелено-ощущающаго волокна (2) и слабомъ возбужден?и дву^ь остальныхъ волоконъ (1 и 3). Син?й цв?тъ получается при сильномъ возбужден?и ф?о-
лето-ощущающаго (3), при бол?е слабомъ зелено-ощущающаго (2) и еще бол?е слабомъ красно-ощущающаго (1). Фголетовый цв?тъ (V) при сильномъ возбужден?и ф?олето-
ощущающаго (3) и при слабомъ двухъ остальныхъ (1 и 2). Такимъ образомъ легко вид?ть, что изъ различной степени еозбужден?я этихъ трехъ волоконъ можно объяснить ощуЩ'" н?е всевозможныхъ оттгънковъ цвгьтовъ. Можно объяснить так-
165 лее возникновен?е ощущен?я б?лаго цв?та, котораго н?тъ въ спектр? !). Для того, чтобы доказать теор?ю Гельмгольца, мы про??зве-
демъ н?сколько экспериментовъ, именно съ такъ называемымъ ся?шсн?емъ цвуътовъ. Гельмгольцъ предполагает^ что одновременное возбужден?е вс?хъ трехъ вышеупомяпутыхъ волоконъ даетъ намъ ощущен?е В?лаго цв?та. Беремъ кружокъ, на отд?льныхъ секторахъ кото?
раго изображены красный, зеленый и ф?олетовый цв?та. Если бы на, кружк? былъ изображенъ только красный цв?тъ, то при д?йств?и его на нашъ глазъ возбуждался бы главнымъ образомъ красно-ощущающ?й элемента, и мы вид?ли бы только зеленый цв?тъ; если бы на кружк? былъ только зеленый цв?тъ, то при д?йств?и его на нашъ глазъ возбуждался бы главнымъ образомъ зелено-ощущающ?й элемента и т. д. Для того, чтобы заставить одновременно возбуждаться вс? три элемента, надо привести въ быстрое вращательное движен?е кружокъ съ краснымъ, зеде-
нымъ и ф?олетовымъ секторами. Тогда произойдетъ сл?дующее. Краснымъ цв?томъ начнетъ возбуждаться красно-ощущающее волокно, но не усп?етъ пройти это возбужден?е, какъ начнется возбужден?е зелено-ощущающаго волокна; не усп?етъ пройти возбужден?е зелено-ощущающаго и красно-ощущающаго волокна, какъ наступитъ возбужден?е ф?олето-ощущающаго волокна. Эти три возбужден?я сливаются въ одно, и получается ощущен?е б?-
лаго цв?та, что, какъ кажется, подтверждаетъ справедливость предположен?я Гельмгольца. Если мы пом?стимъ на дискъ фиоле?
товый и зеленый цв?тъ и приведемъ его въ быстрое вращатель-
вое движен?е, то у насъ получится ощущен?е синяго цв?та, про?
исходящее всл?дств?е одновременнаго возбужден?я въ изв?стной пропорц?и ф?олето и зелено-ощущающаго волокна. Эти и подоб?
ные эксперименты являются доказательствомъ теор?и Гельмгольца, по которой при существован?и трехъ элемеитовъ можно воспри?
нимать всевозможные отт?нки цв?товъ. Но есть еще доказательства этой теор?и. Будемъ пристально смотр?ть въ продолжен?е н?сколышхъ секундъ на зеленый кру?
жокъ, нарисованный на б?лой бумаг?. Зат?мъ мгновенно отве-
Де*гь глазъ на б?лое поле. Вм?сто зеленаго кружка мы теперь бу-
*емъ вид?ть красный кружокъ на б?ломъ пол?. Ч?мъ объясняется То явлен?е? Гельмгольцъ объясияетъ его сл?дующимъ образомъ. 0гДа мы смотр?ли на зеленый кружокъ, то возбуждались глав-
) См. Helmholtz. ?Handbuch d. physiologischeu Optik?. 2-е изд., 1896, _ Ь 246. а также ?Vortraee u. Reden?. B. I. CTD. 279. 166 ныиъ образомъ зелено-ощущающ?я волокна. Огъ продолжительной д?ятельности они утомились и начали приходить въ безд?ятельноо сосгоян?е. Когда мы перевели глазъ на б?лое поле, то б?льге лучи, какъ было выше сказано, возбуждаютъ вс? волокна, ц0 такъ какъ зеленыя волокна всл?дств?е утомлен?я теперь безд?й-
ствуютъ, то возбуждаются друг?я два волокна, но главнымъ об?
разомъ красно-ощущающее волокно, и оттого получается ощущо-
н?е краснаго цв?та. Сл?довательно, и эти явлен?я такъ называо-
мыхъ посл?довательныхъ изображены объясняются удовлетво?
рительно при помощи теор?и Гельмгольца. Есть явлен?е такъ называемой цв?товой слт?оты (дальто?
низма). Лица, страдающ?я этимъ недостаткомъ, хотя называютъ, напр., красныя вещи красными и зеленыя?зелеными, однако если дать имъ въ руки зеленую вещь и красную, то они быва-
ютъ не въ состоян?и ихъ различить. Такъ, иаприм?ръ, выши?
вальщица, сл?пая на красный цв?тъ, можетъ на узор?, ею изго?
товляемою., розу вышить зеленынъ цв?томъ, а листья красны.чъ. ?Яркокрасные цв?та герани въ ихъ глазахъ принимаютъ тотъ же отт?нокъ, какъ и листья этого растен?я; они не въ состоян?н отличить на жел?зной дорог? краснаго сигнальнаго фонаря отъ зеленаго. Красная часть спектра для нихъ невидима, и даже насы?
щенный красный цв?тъ кажется имъ почти чернымъ. Разеказы-
ваютъ, что одинъ шотландск?й пасторъ, страдавш?й сл?потой на красный цв?тъ, былъ введенъ въ странное заблужден?е: онъ вы-
бралъ себ? на рясу краснаго сукна вм?сто чернаго? J ). Это явле?
ние цв?товой сл?поты, съ точки зр?н?я Гельмгольца, можно объяснить т?мъ, что у лшгъ, страдающихъ этимъ недостаткомъ, напр., сл?потою на красный цв?тъ, отсутствуютъ врасно-ощущаю-
щ?я волокна, или они находятся въ парализовапномъ состоян?и, или вообще они безд?йствуютъ, и всл?дств?е этого красный цв?тъ совс?мъ не воспринимается, а всл?дств?е н?котораго его сходства съ зеленымъ цв?томъ онъ см?шивается съ посл?днимъ, или яа-
оборотъ. Существуетъ сл?пота и на друг?е цв?та, напр., ф?оле-
товый. И явлен?я цв?товой сл?поты, какъ кажется, вполн? уд0* влетворителыю объясняются съ точки зр?н?я теор?и Гельмгольца-
Съ явлен?емъ цв?товой сл?поты аналогична сл?пота с?тчатки каждаго нормально видящаго челов?ка въ боковыхъ ея частях'!-
При обыкновеиномъ зр?н?и мы видимъ центральною частью на' шей с?тчатки. Центральная часть с?тчатки различаетъ вс? цв?т?ь Что же касается боковыхъ частей, то мы иа нихъ можемъ вид?т1-
напр., красный цв?тъ только до изв?стнаго пред?ла, такъ, папр-? Т? ?L?*n ??.,?х ЛТптт?пягшия п?чи?. Спб. 1897, стр. 71. 167 если бы мы произвели сл?дующ?й экспериментъ, то мы могли бы уб?диться въ справедливости этого. Будемъ фиксировать какой-
нибудь предметъ и въ то же время кусочекъ краснаго сургуча. Зат?мъ, продолжая фиксировать первый предметъ, будемъ отво?
дить сургучъ въ сторону. Тогда мы увидимъ, что наступаетъ мо-
мептъ, когда сургучъ перестанетъ казаться краснымъ, а станеть казаться темнымъ, и это именно въ томъ случа?, когда его изо-
бражен?е будетъ падать на т? м?ста с?тчатки, которыя сл?пы на красный цв?тъ. Точно такимъ же образомъ существуетъ опре-
д?леннын пред?лъ для воспр?ят?я зеленаго и ф?олетоваго цв?та. Явлен?е это объясняется т?мъ, что въ данныхъ частяхъ с?тчатки отсутствуютъ или красно-ощущающ?я, или зелено-ощущающ?я, или ф?олето-ощущающ?я волокна. Такимъ образомъ, по теор?и Гельмгольца, трехъ отличиыхъ оргаповъ вполн? достаточно для того, чтобы объяснить все раз-
нообраз?е различаемыхъ нами цв?товъ. Но было бы несправедливо, если бы я ограничился изложе-
н?емъ только лишь теор?и Гельмгольца, такъ какъ въ настоя?
щее время существуетъ еще одна теор?я, которая съ болыпимъ усп?хомъ оспариваетъ теор?ю Гельмгольца. Это именно теор?я Геринга х). Герингь исходитъ изъ того психологическаго предположен?я, что наибол?е зам?тными отт?нками въ спектр? являются красный, желтый, зеленый, голубой. Кром? того онъ предполагаетъ, что б?лый цв?тъ и черный представляютъ изъ себя так?е же цв?та, какъ и друг?е цв?та спектра. Онъ думаетъ, что у иасъ въ глазу существуетъ три рода веществъ, химическое изм?нен?е которыхъ, подъ вл?ян?емъ тгьхъ или другихъ цв?товыхъ лучей, и производитъ въ насъ ощу-
щен?е цв?товъ. Химическ?я изм?нен?я, которыя могутъ совершиться въ этихъ веществахъ, онъ д?литъ на два класса, именно: разложите, и возстановлен?е вещества (диссимиляц?я и ассимиляц?я). Подъ вл?ян?емъ лучей св?та то или другое вещество можетъ разло?
житься. Но зат?мъ, когда эти лучи перестаютъ оказывать на него возд?йств?е, то всл?дств?е притока питательнаго матер?ала, а также всл?дств?е д?йств?я другихъ лучей, вещество это возста-
Кавливается. По ми?н?ю Геринга, какъ разложен?ю вещества, такъ и возстановлен?ю его соотв?тствуютъ опред?ленныя ощущен?я. Онъ полагаетъ, что существуютъ вещества трехъ родовъ. Пер-
вое вещество опъ называетъ бгъло-чернымъ веществомъ (Weiss-
г) См. его ?Zur Lehre vom Lichtsinne?. 1878, стр. 70 и д. 168 Schwarz Substanz) *), второе красно-зеленымъ (Roth-Griin) и третье желто-синимъ (Gelb-BIau). По его мн?н?ю, когда черно-
б?лое вещество разлагается, то у насъ получается ощущен?е б?-
лаго цв?та; когда, оно возстанавливается, то получается ощуще-
н?е чернаго цв?та; когда красно-зеленое вещество разлагается, то получается ощущен?е зеленаго цв?та; когда сине-желтое вещество разлагается, то получается ощущен?е желтаго цв?та, а когда оно возстанавливается, то получается ощущен?е синяго цв?та. Между многочисленными доказательствами, которыя Герингъ и его школа приводятъ для оправдан?я своей теор?и, и которыхъ я зд?сь коснуться де могу, я укажу только лишь на одно. Ш-
в?стно, что, если мы станемъ см?шивать, напр., желтый цв?тъ съ синимъ, то у насъ получается ощущен?е б?лаго цв?та; и желтый и син?й цв?тъ, такъ сказать, уничтожаются. По теор?н Геринга, въ даниомъ случа? происходить одновременно и разло-
жен?е и возстановлен?е желго-синяго вещества. Эти два процесса другъ друга нейтрализуютъ, и всл?дств?е этого цв?та желтый и син?й уничтожаются. Б?лый же цв?тъ получается всл?дств?с того, что б?ло-черное вещество способно разлагаться вс?ми лу?
чами (въ томъ числ? синими и желтыми, въ этомъ опыт? д?й-
ствующими). Я не стану разбирать зд?сь, которая изъ двухъ теор?й долж?
на быть признана бол?е правильной; да это въ настоящую минуту и не представляетъ для насъ важности. Для насъ важно зам?-
тить, что примемъ ли мы теор?ю Гельмгольца или Геринга, мы въ состоян?и изъ немногихъ основныхъ физ?ологическихъ процес-
совъ объяснить различ?е всевозможныхъ отт?нковъ цв?товъ. Подводя итоги сказанному, мы можемъ вид?ть, что въ про-
цесс? св?тового ощущен?я мы должны различать физичсскгя причины, порождаются ощущен?я цв?та, и физ?ологическ?я изм?-
нен?я въ нашемъ зрительномъ аппарат?. Между физическими при?
чинами, т.-е. э?ирными волнами, и между нашимъ ощущен?емъ цв?та не существуетъ абсолютно никакого сходства, и поэтому можно прямо сказать, что ощущен?е цв?та вовсе не есть коп?я цв?та, какъ чего-либо объективно существующаго. Если бы между ощущен?емъ цв?та и св?та и порождаю?
щими ихъ физическими причинами существовало какое-нибудь сходство, то мы никакъ не могли бы объяснить ц?лаго ряДа сл?дующихъ явлен?й. х) Правильн?е было бы терминъ Weiss-Schwarz-Substanz перевести: ?ве?
щество для ощущен?я б?лаго и чернаго цв?та?, но я для краткости перс-
НП7К? ТЙЛМИНГ?М Ъ ?б?ло-четшое вещество*1-
169 Иногда при н?которыхъ забол?ван?яхъ глаза врачи нахо-
дятъ необходимымъ удален?е его. Для этой д?ли выр?зывается глазное яблоко. Въ моментъ перершки зрительнаго нерва па-
ц?енту кажется, что онъ на пол? зр?н?я виднтъ молн?еобразный св?тъ. При мгновенномъ удартъ въ глазъ получается ощущен?е силь-
наго св?та; по народному выражен?ю, въ такихъ случаяхъ ?искры сыплются изъ глазъ?. Иногда св?тъ бываетъ такъ силенъ, что относительно свойствъ его даже можно ошибаться. Такъ, суще-
ствуетъ разсказъ, что одно лицо, получившее ударъ въ тем-
иот?, доказывало на суд?, что оно вид?ло разбойника, нанес-
шаго ему ударъ, благодаря св?ту, развившемуся въ его гла-
захъ всл?дств?е удара. Но судь вполн? справедливо отвергъ это показан?е. Если глазъ придавить пальдемъ, то на темномъ зритель-
номъ пол? получается ярк?й желтый кругъ, такъ называемый фосфенъ. Если возбуждать зрительный нервъ при помощи электри?
ческого тока (это можно сд?лать, если одинъ электродъ прило?
жить къ в?ку, другой къ затылку), то получается ощущен?е яркаго св?та. Если мы удалимся въ такое пом?щен?е, въ которое совс?мъ не проникаетъ св?тъ, и закроемъ глаза, то мы не ощутимъ абсо?
лютной темноты, какъ это можно было бы ожидать, а у насъ будетъ ощущен?е .слабаго св?та, которое, по вычислен?ю одного физ?олога, равняется св?ту, отражаемому темнымъ бархатомъ, осв?щеннымъ одной св?чей, находящейся на разстоян?и 8 фут. Это ощущен?е происходить всл?дств?е постояннаго механическаго давлеп?я сосудовъ на глазной нервъ. Этотъ рядъ прим?ровъ показываетъ, что ощущен?е св?та можетъ происходить отъ самыхъ разнородных!, причинъ, и именно въ томъ случа?, когда никакой св?тъ извн? не проникаетъ въ нашъ глазъ. ? По поводу этихъ прим?ровъ я могу повторить то, что гово-
рилъ въ прошлой лекд?и по поводу звуковыхъ ощущен?й. Въ цв?товыхъ ощущен?яхъ э?ирнымъ колебан?ямъ принадлежитъ не первенствующая роль, потому что и безъ этихъ колебан?й мы можемъ им?ть ощущеи?е цв?та: простое раздражен?е нашего зри?
тельнаго нерва уже доставляетъ намъ ощущен?е дв?та. Сл?до-
вательно, ощущен?е цв?та обусловл?шается, главнымъ образомъ, °собеннымъ строен?емъ нашего зрительнаго аппарата. Мы им?емъ °Щущен?е цв?та не потому, что онъ, существуя объективно, воз-
"Уждаетъ нашъ зрительный аппат>атъ. но волнообиазныя колеба,-
170 и?я эоира кажутся ?св?томъ? только потому, что мы им?емъ спе?
циально къ тому приспособленный органъ *). Можно еще однимъ способомъ показать, что цв?тъ и св?тъ объективно пе существуютъ, что они представляютъ изъ себя только лишь субъективное содержан?е ощущен?й, что, если бы у насъ не было зрительнаго оргапа, устроепнаго такъ, какъ устроенъ нашъ зрительный органъ, то цвгогповъ вовсе не существовало бы. Спектръ въ обоихъ своихъ концахъ незам?тно переходитъ въ черный цв?тъ, но не сл?дуетъ думать, что въ этихъ темныхъ его концахъ не существуете никакихъ э?ирныхъ волнъ. На самомъ д?л? тамъ эоириыя волны существуютъ: физики это могутъ легко доказать, но этихъ волнъ мы воспринимать не въ состоян?и, ц именно потому, что съ одной стороны спектра он? слшпкомъ длинны, а съ другой стороны слишкомъ коротки. Нашъ глазъ способенъ воспринимать только волны средней величины. Мы мо-
жемъ себ? легко представить, что, если бы явилось какое-либо существо, глазъ котораго былъ устроепъ иначе, ч?мъ нашъ, то оно воспринимало бы совс?мъ друг?е цв?та, и ему нашъ м?ръ пред?
ставился бы совс?мъ въ иномъ вид?, ч?мъ намъ. Это соображен?е ясно доказываете, что цв?та им?ютъ исклю?
чительно субъективное существован?е, а что во вн?шнемъ м?р? имъ соотв?тствуютъ волны э?ира; что цв?тъ и св?тъ существу?
ютъ только потому, что у насъ есть органъ, устроенный соотв?т-
ствеппымъ образомъ, и что поэтому сл?дуетъ признать правиль-
нымъ зам?чан?е одного философа, который сказалъ : ?нуженъ глазъ, чтобы солнце могло св?тить?. ?Св?тъ .есть только тогда св?тъ, говорить Гельмгольцъ, когда онъ д?йствуетъ на видящ?й глазъ, безъ него это есть лишь колебан?е эоира? 2). х) Helmholtz. ?Handbuch d. physiologischen Optik?, ? 17. Его же ?Thatsa-
chen in d. Wahrnehmung?, ?Vortrage u. Reden?, 1884, стр. 224?6. 2) ?Популярный р?чи?. Ч. II. Спб. 1897, стр. 14. ЛЕКЦ?Я ОДИННАДЦАТАЯ. О субъективности пространства. Воспр?ят?е пространства,?Теор?я Декарта и Берклп.?Роль осязательно-
мускульнаго опыта въ воспр?ят?и пространства.?Неогеометр?я и дока?
зательство мыслимости пространства въ 4 и больше изм?рен?й.?Критика этого воззр?н?я.?Субъективность пространства. Въ прошлыхъ двухъ лекц?яхъ мы разсмотр?ли вопросъ о субъективности ощущеп?й звука и цв?та. Мы вид?ли, что звувъ и цв?тъ суть содержан?е нашихъ ощущен?й. Разум?етея, субъ?
ективность эту понимать нужно не въ томъ смысл?, что звукъ и цв?тъ есть только ощущен?е, которому во вн?шнемъ м?р? ничего не соотв?тствуетъ, потому что въ такомъ случа? оно было бы иллюз?ей. Говоря, что ощущен?е звука и св?та субъ?
ективно, я хот?лъ только сказать, что ощущен?ю звука и св?та объективно ссютв?тствуетъ н?что такое, что на нихъ совер?
шенно не похоже. Звукъ совс?мъ не похожъ на разр?жен?е и сгущеп?е воздуха, цв?тъ совс?мъ не похожъ на волнообразныя колебан?я э?ира. То же самое, что я говорилъ о звук? и цв?т?, приложимо и ко вс?мъ другимъ ощущен?ямъ. Сладости н?тъ въ сахар?, это есть наше ощущен?е; запаха, твердости, шероховатости, теплоты, холода и т. п. точно такъ же не существуетъ въ вещахъ; это суть наши ощущен?я. Что ощущен?е не есть коп?я вещей, можпо доказать при по?
мощи сл?дующихъ соображен?й. Солнечный лучъ, попадая въ нашъ зрительный органъ, доставляете памъ ощущен?е св?та, тотъ же солнечный лучъ, ударяясь о поверхность нашей кожи, доетавляетъ намъ ощущен?е тепла. Капля уксуса, попадая на ?языкъ, доетавляетъ намъ ощущен?е кислаго вкуса, па поверх?
ности слизистой оболочки вызываетъ ощущеи?е жжен?я. Одинъ и тотъ же гальваническ?й токъ, проведенный черезъ языкъ, вы?
зываетъ кислый вкусъ, черезъ глазъ?ощущен?е краснаго или ГОлубОГО ЦВ?ТЭ, Че ре З Ъ КОЖ??Ые Hf i Tl RbT?пт?трн? р ТТТПТГПТ.ПТТ?С Т П Р. 172 резъ слуховой нервъ?ощущен?е звука *). Сл?довательно, то об?
стоятельство, что мы им?емъ какое-либо ощущен?е, зависитъ не столько оттого, что производить возбужден?е, сколько оттого, какой органъ возбуждается, а отсюда мы можемъ сд?лать бол?е общ?й выводъ, что появлен?е т?хъ или другихъ ощущен?й нахо?
дится въ зависимости, главнымъ образомъ, отъ особенностей на?
шей организац?и. Если бы мы были устроены иначе, если бы наша физическая организация была иной, то, можегъ быть, м?ръ представился бы намъ совс?мъ въ другомъ вид?. Кто-нибудь можетъ возразить на это: ?можно съ вами со?
гласиться въ томъ, что так?я свойства, какъ звукъ, цв?тъ, за-
пахъ, вкусъ и т. д., действительно, вещамъ не присущи, что они, д?йствцтельно, существуютъ только лишь благодаря воз-
бужден?ю т?хъ или иныхъ органовъ, но есть п?что такое, въ объективности чего никто сомн?ваться не станетъ. Это именно пространство, протяженность, которое обладаетъ несомн?нно су-
ществован?емъ независимо отъ свойствъ нашей организац?и. Про?
странство есть н?что объективно существующее. Оно является, такъ сказать, носителемъ т?хъ качествъ, о субъективности кото?
рых'!, только что была р?чь?. Хотя это зам?чан?е кажется и очень уб?дительнымъ, но т?мъ не мен?е съ нимъ нельзя согласиться. Чтобы р?шить вопросъ, субъективно ли пространство, подобно указаннымъ выше качествамъ вещей, намъ нужно разсмотр?ть, какимъ образомъ мы воспринимаемъ пространство. Органъ, при помощи котораго мы воспринимаемъ простран?
ство, есть нашъ глазъ, который по своему устройству напоми-
наетъ камеръ-обскуру фотографа. Отъ какого-либо предмета св?-
товые лучи проникаютъ въ нашъ глазъ и въ той части его, кото?
рая называется с?тчаткой, отображаются, даютъ изображен?е, на?
поминающее собою самый предметъ. Изображен?е это (разум?ется, при прочихъ равныхъ услов?яхъ) больше въ томъ случа?, если предметъ больше; меньше въ томъ случа?, если предметъ меньше; оно занимаетъ одно м?сто на с?тчатк?, когда предметъ находит?
ся справа, другое въ томъ случа?, когда предметъ находится сл?ва; занимаетъ одно м?сто въ томъ случа?, если предметъ нахо?
дится снизу, иное въ томъ случа?, когда онъ находится сверху. Изображен?е одного и того же предмета больше, когда предметъ находится близко отъ иасъ, оно меньше, когда предметъ нахо?
дится далеко отъ насъ. Казалось бы, что такихъ изм?нен?й изо?
бражены на с?тчатк? вполн? достаточно, чтобы мы могли руко-
л .,?!,?.:<. д wirHi^VnU? 1ЯЯО 173 водствоваться ими при воепр?ят?н пространства, т.-е. при воспр?я-
т?п величины, формы, положен?я и удален?я предметовъ. Но въ действительности это едва ли такъ. Декартъ, который былъ однимъ изъ первыхъ занимавшихся изсл?дован?емъ этого вопроса, р?шалъ его сл?дующимъ обра-
зомъ. Когда мы опред?ляемъ разстоян?е предметовъ отъ насъ, то мы пользуемся т?ми углами, которые зрительныя лин?и образуютъ у насъ въ глазу. Если, напр., предмета находится близко и посы-
лаетъ лучи въ оба наши глаза, то образуются два угла неболь-
ш?е; если же предметъ отъ насъ удаляется, то углы эти стано?
вятся больше. Зная эти углы, мы и опред?ляемъ разстоян?е пред?
метовъ. Вотъ его слова: ?Разстоян?е мы опред?ляемъ, благодаря взаимному соглас?ю обоихъ глазъ (какъ бы по какой-то вс?мъ намъ врожденной геометр?и). Когда наши глаза RST и rst напра?
вляются къ точк? X, то вели?
чина лин?и Ss и угловъ XSs и X XsS даютъ намъ знать, гд? на?
ходится точка X (см. рис. 1)" '). Противъ этой теор?и вы?
сказался англ?йск?й философъ Беркли въ своей знаменитой книг? ?Новая теор?я зр?н?я" (1709). Онъ именно показалъ путемъ чрезвычайно остроум-
ныхъ разсужден?й, что при помощи одного только зритель- Рис. 1. наго аппарата мы совершенно не въ состояши опред?лять разстоян?я предметовъ отъ насъ, а равнымъ образомъ и величины предметовъ. Если какая-нибудь точка находится вн? насъ, то она въ нашемъ глазу въ изв?стномъ м?ст? отбраеываетъ изображен?е опять-таки въ вид? точки. Если эта точка удаляется, то на преж-
немъ м?ст? получается такое же изображен?е точки, какъ и прежде; если предметъ удалится еще больше, то получится то же самое; сл?довательно, мы не можемъ опред?лять разстоян?я точ?
ки при помощи изображен?й с?тчатки, такъ какъ д?тъ никакого различ?я между лзображен?ями точки на с?тчатк?, приближается ли точка, или она удаляется. Если каждый предметъ представля-
етъ собою не что иное, какъ совокупность точекъ, то мы легко поймемъ, что воспринять разстоян?е предметовъ при помощи изм?-
нен?я изображен?й на с?тчатк? мы не въ состоян?и. *) Des Cartes. Dioptrices VI, 13. 174 Но фактически мы, в?дь, при помощи глаза воспринимаемъ разстоян?е предметовъ. Какъ же примирить это кажущееся про-
тивор?ч?е между разсужден?емъ Беркли съ одной стороны и фактическимъ воснр?ят?емъ разстоян?я съ другой? Беркли думаетъ, что мы можсмъ воспринимать разстоян?я предметовъ только лишь потому, что мы, кром? зрительнаго опыта, им?емъ еще и такъ называемый осязательно-двигательный опытъ. Нашъ глазъ снабжеиъ шестью мускулами, изъ которыхъ каждый своеобразно сокращается и растягивается при движен?и глаза въ сторону, вверхъ, вш?зъ, внутрь. Сокращен?е мускуловъ глаза вызываетъ такъ называемое мускульное ощущен?е. Это му?
скульное ощущен?е сопровождаем сокращен?е и другихъ муску?
ловъ нашего организма. Напр., если я желаю достать рукою предметъ, находящиеся отъ меня на разстоян?и 1-го фута, то я долженъ произвести изв?стное сокращен?е й растяжен?е муску?
ловъ руки; н?сколько иное сокращен?е и растяжен?е я произвожу въ томъ случа?, когда я долженъ достать предметъ, находящейся отъ меня на разстоян?и 3 футовъ, и совс?мъ иныя сокращен?я въ томъ случа?, когда мн? нужно привести въ движен?е все свое т?ло для того, чтобы достать лредметъ, находящейся отъ меня па разстоян?и 20 футовъ. Вс? эти ощущеи?я, которыя связаны съ сокращен?емъ указанныхъ мускуловъ и передвижен?емъ т?ла, Беркли и его школа называютъ осязательно-мускульнымъ опы-
томъ и предполагаюсь, что, если бы не было этого опыта, то мы не были бы въ состоянии воспринимать разстоян?я пред?
метовъ. Беркли думаетъ, что главная доля въ воспр?ят?и простран?
ства принаддежитъ именно осязательному опыту; что мы науча?
емся опред?лять величину и разстоян?е предметовъ первоначально при помощи осязательнаго опыта. Къ этому осязательному опыту присоединяется и зрительный опытъ, т.-е. зрительное ощущен?е. Осязательно-мускульное ощущен?е и зрительное ощущен?е, всл?д-
ств?е продолжительная опыта, связываются т?сн?йшимъ обра-
зомъ другъ съ другомъ. Всл?дств?е этого происходитъ то, что мы во взрослой жизни не пользуемся осязательнымъ опытомъ, а пользуемся исключительно опытомъ зрительнымъ. Зрительныя ощущен?я д?лаются какъ бы знаками для того пространства, которое мы воспринимаемъ при помощи органовъ осязан?я. Если это разсужден?е Беркли и его школы *) относительно 1) Бол?е подробное пзложен?е ятого вопроса см. въ моемъ сочинен?и: ?Проблема поспр?ят?п нроотраш-гна?. К?овъ. ISOli. Гдапа VII. ?Зр?н?с u осязан?е?. 175 рола осязателышхъ ощущен?й для воспр?ят?я пространства, мо?
жетъ быть, не для всякаго ясно, то доказательства роли осяза-
телыю-двигательныхъ ощущен?й для воспр?ят?я пространства, ко-
торыя приводятся въ этомъ случа?, очеиь уб?дительны. Беркли между прочимъ въ указанномъ выше сочинен?и за?
давался вопросомъ о томъ, какое существуегь отношеи?е между пространствомъ осязатсльнымъ и между пространствомъ зритель-
нымъ, и думалъ, что между ними н?тъ никакого сходства; что это два совершенно разнородныхъ пространства; онъ думалъ, что, если бы сл?по?? прозр?лъ, то не былъ бы въ состояп?и воспри?
нимать зрительнаго пространства. Теоретическ?я догадки Беркли подтвердились весьма скоро, именно въ 1728 году докторомъ Чезельденомъ, который произвелъ удачную операц?ю надъ однимъ сл?порожденнымъ. Надо знать, что иногда д?ти рождаются съ катарактами или б?льмами на обоихъ глазахъ. Это д?лаетъ ихъ сл?пыми. По эти б?льма при помощи хирургическихъ пр?емовъ можно удалить, и бывш?е до того сл?пыми прозр?ваютъ. Первая операц?я такого рода, какъ я только что сказалъ, была совершена Чезельденомъ. Когда сл?пой Чезельдена впервые сталъ вид?ть, опъ очень дурно воспринималъ разстоян?е: ему казалось, что предметы касались его глазъ точно такъ, какъ они прикасаются къ его кож?. Онъ не могъ узнать формы вещей до т?хъ поръ, пока не прикасался къ нимъ. Посл? Чезельдена такихъ операц?й было произведено чрез?
вычайно много, но вс? он? привели къ однимъ и т?мъ же ре?
зультатами они показали, что, хотя сл?пой тотчасъ посл? про-
зр?н?я и можетъ отличать контуры, но воспринимать разетоя-
н?е предметовъ такъ, какъ это д?лаетъ зряч?й, онъ не въ со-
стояи?и. Довольно любопытнымъ является больной, которому совер-
Шю?ъ операц?ю проф. Рельманъ въ Дерпт? 28 апр?ля 1890 года. Спустя н?сколько времени посл? прозр?н?я, пан?енту показы?
ваютъ фарфоровую чашку и фарфоровый же сосудъ одинако?
вой формы, но въ десять разъ больше, ч?мъ чашка; первый Держатъ на разстояи?и 1г/2 метра, второй на разстояп?п 8 ме-
тРовъ; оба предмета признаются тождественными; посредством!. 0сязан?я опъ узнаетъ чашку. 1 мая пац?енту показываютъ шаръ и кубъ, оба изъ од?ша-
^0во окраше?гааго дерева, им?ющ?е одииъ и тотъ же д?аметръ. ^ Да пхъ ставятъ рядомъ, то онъ видитъ, что они различны, 10 ?е можетъ сказать, который предметъ круглый и который изъ "х'ь им?етъ углы. Рядомъ съ шаромъ ему показываютъ кружокъ, 176 а рядомъ съ кубомъ четыреугольникъ (разум?ется, соотв?тствен-
ныхъ разм?ровъ). Пац?ентъ не могъ отличить куба отъ четыре-
угольника, шара отъ круга; различаешь только посл? ощупи-
ван?я. При выздоровлен?и онъ совершенно своеобразно упражнял?
ся въ смотр?и?и: онъ, напр., снимаетъ сапогъ съ ноги, бросаетъ на изв?стное разстоян?е отъ себя и зат?мъ старается опред?лить разстоян?е, на которомъ находится сапогъ, д?лаетъ п?сколысо шаговъ по направлен?ю къ сапогу и старается схватить его, и если это не удается, то д?лаетъ эще н?сколько шаговъ, пока, накоаецъ, не схватить. Онъ очень занять больнымъ, который на?
ходится съ нимъ въ одной комнат?, старается изучить его, ощу~ пываетъ его голову, руки, отд?льныя части лица, въ то время какъ наблюдаетъ и.хъ посредствомъ глазъ *). Изъ приведенныхъ прим?ровъ ясно, что прозр?вш?й сл?по-
рожденный не можетъ воспринимать пространства посредствомъ одного только зр?н?я. Отсюда сл?дуетъ, что воспр?ят?е простран?
ства необходимо совершается какъ при сод?йств?и зрительиаго, такъ и осязательпаго опыта. То же самое положен?е доказывается и наблюден?ями падь новорожденными. Новорожденные въ первые дни жизни не только не могутъ воспринимать разстоян?я предметовъ, но даже един?
ственно, что они могутъ различать?это изв?стные отт?нки св?т-
лаго и темнаго. Какъ медленно совершенствуется у нихъ зр?н?е или способность воспр?ят?я пространства, показываетъ то обстоя?
тельство, что ребенокъ на 18-й нед?л? жизни протягиваетъ руку къ предметамъ, находящимся отъ него на двоиномъ разстоян?и руки, что ясно указываетъ на то, какъ дурно оц?нивается имъ раз-
стоян?е, всл?дств?е того, что онъ до сихъ поръ слишкомъ мало пользовался осязательнымъ опытомъ. Этихъ соображен?й, я думаю, достаточно, чтобы вид?ть, что представлен?е пространства складывается изъ н?сколькихъ ощу-
щеи?й: изъ зрительнаго, осязательнаго и мускульнаго. Теперь мы легко можемъ отв?тить на поставленный нами выше вопросъ. Если т? ощущен?я, которыя входятъ въ составь представлен?я пространства, носятъ характеръ субъективный, то, само собою разум?ется, что и представлен?е пространства додж"0 обладать характеромъ субъективнымъ, подобно тому, какъ тако-
вымъ отличалось ощущен?е звука, цв?та и т. п. Такимъ образомъ, мы видимъ, что между представлен?емъ пространства и ощущен?ями звука, цв?та и др. можно провеет? полную аналог?ю. х) ?Zeitschrift fur Psychologie?. В. И 177 Но не можемъ ли мы провести аналог?ю дальше и спросить, не находимся ли мы, въ случа? воспр?ят?я пространства, въ та-
комъ же положен?и, въ какомъ мы находимся, когда ощущаемъ, напр., цв?тъ, звукъ? Не можемъ ли мы сказать, что воспр?ят?е пространства такъ же обусловливается нашей психофизической организацией, какъ ощущен?е цв?та и звука обусловливается на?
шей физической организацией ? Не можемъ ли мы пойти дальше и спросить, существуетъ ли пространство независимо отъ нашего воспр?ят?я? Существуетъ ли оно, какъ говорятъ философы, абсо?
лютно, или же оно всец?ло обусловливается нашей психофи?
зической организацией, т.-е. если бы наша организац?я была иная, то и пространство было бы инымъ? Р?шен?е этого вопро?
са представляетъ огромный трудности. Но чтобы не пройти его совс?мъ молчан?емъ, я познакомлю васъ съ учен?емъ о мы-
слгшости пространство иныхъ формъ въ сравнен?и съ на-
шимъ. Разобравши разсужден?я сторонниковъ этого учен?я, мы отрицательнымъ путемъ придемъ къ выводу, что представлен?е на?
шего пространства самымъ неразрывнымъ образомъ связано съ нашей психофизической организацией, или что, другими словами, форма нашего представлен?я пространства обусловливается нашей ?психофизической организацией въ томъ же смысл?, въ какомъ ощущен?е цв?та обусловливается нашей физической организацией. Учен?е о мыслимости иныхъ простраиственныхъ отношен?й, въ сравнен?и съ нашимъ, содержится въ такъ наз. метагеометр?и, сущность которой сводится къ сл?дующему. Какъ изв?стно, геометр?я состоитъ изъ такихъ положен?й, которыя неоспоримы, обладаютъ абсолютной достов?рностью. Ни?
кто не сталь бы оспаривать, напр., такихъ положен?й геометр?и, какъ то, что площадь треугольника равняется половин? произве-
ден?я основан?я на высоту, что площадь круга равняется яг2. На Ч?емъ же основана достов?рность положений геометр?и? На томъ, что она дедуктивнымъ путемъ выводить свои гюложен?я изъ такъ называемыхъ акс?омъ и опред?ленгй, которыя отличаются абсо?
лютной достов?рностыо. Кто сталь бы сомн?ваться или требовать Доказательства такой акс?омы, что ?дв? величины, порознь ?рав-
выя третьей, равны между собой?, или оспаривать опред?лен?е, что ?прямая лцн?я есть кратчайшее разстоян?е между двумя точ?
ками?. На достов?рности этихъ акс?омъ и опред?лен?й основы-
вь?вается достов?рность вс?хъ остальныхъ выводныхъ положен?й геометр?и. Этимъ объясняется также и то, что наша современная геометр?я есть геометр?я, написанная греческимъ математикомъ Евклидомъ за 2.000 л?тъ до нашего времени. Но между т?ми акс?омами, которыя намъ зав?щала греческая 12 178 геометр?я, есть одна, такъ называемая одиннадцатая авс?ома Ев?
клида, которая всегда вызывала сомн?н?я у математиковъ. Как'ь изв?стно, эта акс?ома выражается сл?дующимъ образомъ: ?пер-
пендикуляръ и наклонная при продолжении встр?тятся?, или ?если намь дана лин?я и вн? ея точка, то черезъ эту посл?днюю можно провести только одну лин?ю, ее не встр?чающую (параллельную)?. Геометры думали, что это собственно не акс?ома, а теорема, и прилагали вс? усил?я къ тому, чтобы найти для нея доказатель?
ства ; но усил?я ихъ были тщетны: такого доказательства найти нельзя было. Но вотъ въ тридцатыхъ годахъ текущаго стол?т?я русск??? математикъ Лобачевск?й р?шнлъ, что, если эта акс?ома доказана, быть не можетъ, то нужно предположить, что она не д?йствн-
тельна, другими словами, нужно предположить, что, если намь дана лин?я и вн? ея точка, то черезъ эту точку можно провести безконечное множество прямыхъ, не встр?чающихъ первую. Сд?-
лавъ такое предположен?е, т.-е. допустивъ, что 11-я акс?ома Евклида нед?йствительна, онъ сд?лалъ вс? т? выводы, как?о только можно было сд?лать изъ ?того ;предположен?я, и полу?
чилась новая геометр?я съ многочисленными теоремами и доказа?
тельствами, получилась особая геометр?я, построенная при пред-
положен?и, что одиннадцатая акс?ома Евклида иед?йствительна. Изъ этого построен?я выводъ былъ очевиденъ: наша геоме?
трия есть частный видь другой, такъ сказать, абсолютно')!, геометр?и. Абсолютная геометр?я?это та, которая строится при предположен?и нед?йствителыюсти 11-й акс?омы, а наша евклн-
довская строится при ограничительномъ услов?и, что 11-я акс?ояа д?йствительна х). Эта идея Йобачевскаго оставалась долгое время непризнанной. и только посл? того, какъ н?мецк?е ученые Римань и Гельм-
гольцъ воскресили эту идею, придавъ ей философск?й характера, она обратила на себя всеобщее вниман?е 2). Философск?й характеръ принадлежалъ этой иде? потому, что, казалось, если существуетъ геометр?я, отличающаяся отъ нашей евклидовской, то остается вполн? мыслимымъ существовапи' другихъ пространствъ съ совершенно иными свойствами, ?'е" *) Лобачевск?й (Собр. соч., стр. 79) абсолютную геометр?ю называет* ?воображаемой?. По его мн?н?ю, ?воображаемая геометр?я обнимаетъ у""' требительную геометр?ю, какъ частный случай?. См. также Frischauf. ?Е'0' mente d. absoluten Geometries. 1873, стр. 106 и д. s) См:. Helmholtz. ?Vortrage and Reden?. (Популярный р?чи. Спб. 1S^S'-
Его р?чь ?Объ акс?омахъ геометр?и? представляетъ популярное изложен"' вопроса. 179 жели наше. Усил?я фплософовъ-математивовъ были направлены на то, чтобы показать, что мыслимы пространства иной формы, ч?мъ наше. Зам?тьте логически! ходъ мысли. Если возможна дру?
гая геометр?я, то, значить, возможны н друг?я пространства, или пространственный отношен?я, потому что геометр?я является вы-
ражен?емъ этихъ посл?днихъ. Эту мыслимость, по ихъ мн?н?ю, можно доказать сл?дую-
щимн соображен?ями; именно, можно показать, что наши акс?омы, составляющая фундаментъ нашей геометр?и, отличаются далеко не всеобщей приложимостью. Возьмемъ сл?дующ?я три акс?омы: во-
первыхъ, акс?ому совм?стимоети, по которой величины, совпа?
дающая другъ съ другомъ, равны; во-вторыхъ, акс?ому, по кото?
рой ?дв? точки опред?ляютъ положен?е прямой?, .или по кото-
?ой ?между двумя точками можно провести только одну прямую?, и, наконецъ, возьмемъ также акс?ому параллельности и разсмо-
трндгь, на какихъ поверхностяхъ вс? эти акс?омы им?ютъ прило?
жимость. Тогда окажется, что есть поверхности, на которыхъ одн? акс?омы пм?ютъ приложимость, а друг?я н?тъ. Возьмемъ, прежде всего, акс?ому совм?стимости *). Кажется само собою очевнднымъ, что мы въ любомъ пространств? можемъ уб?диться въ равенств? геометрическихъ фигуръ между собою, если только они совпадаютъ другъ съ другомъ. Но въ д?йстви-
телыюсти, чтобы мы могли производить совиаден?е или совм?ще-
н?е, мы должны быть уб?ждены въ томъ, пто т?ло или фигура при своемъ перем?щен?и не изм?няются въ зависимости отъ са?
мого пространства, другими словами, мы должны быть уб?ждены, что величина фигуры не зависитъ отъ ея положен?я въ той или другой части пространства, въ томъ или другомъ род?ъ про?
странства. Это непонятное на первый взглядъ ноложен?е сд?-
лается для васъ тотчасъ яснымъ, если мы разсмотримъ прило?
жимость акс?омы совм?стимости на разныхъ поверхностяхъ. Ко?
нечно, на плоскости эта аке?да?а им?етъ полную приложимость: гд? бы, на какомъ бы м?ст? ея мы ни им?ли треугольникъ, мы можемъ его перем?стпть на другое м?сто, при чемъ онъ не ИЗ?
МЕНИТЬ своей величины. Если мы возьмемъ поверхность цилиндра "ли конуса, то на ней акс?ома совм?стимости тоже им?етъ м?-
с"го. Треугольникъ, начерченный въ одной части поверхности ци-
?'чндра и конуса, можно передвигать по всей ихъ поверхности, "ри чемъ фигура, передвигаясь безъ складокъ и растяжен?й, 1) И?которые называютъ эту акс?ому тке?омой свободной подвижности?. ацР-> Mussel. ?The Foundations of Geometry?. 1897. Это назван?о мн? ка-
''ччтп бол?е выразительнымъ. 19.* 180 будетъ сохранять одну и ту же величину. На поверхности шара акс?ома совм?стимости также ??м?етъ приложимость. На ней тре-
угольникъ или какая-нибудь другая фигура мощетъ, опять-таки безъ складокъ и растяжен?й, передвигаться и, стало быть, совпа?
дать съ равной ей фигурой. Но есть поверхности, на которыхъ акс?ома совм?стимости ue им?етъ м?ста, такова, напр., поверх?
ность яйцеобразная. Если на тупомъ конц? этой посл?дней по?
верхности мы начертимъ треуголыщкъ, то мы не можемъ его передвинуть къ острому концу безъ того, чтобы не образовалось въ фигур? складокъ. То же нужно сказать и о поверхности эллип?
соида. Такимъ образомъ мы видимъ, что на поверхности эллип?
соида фигура не можетъ передвигаться, не изм?няя своей фигуры. Если такъ, то на поверхности эллипсоида н?тъ совм?щен?я т?лъ. Тамъ н?тъ равенства фигуръ. А отсюда лсно, что первая наша акс?ома им?етъ не повсеместное приложен?е. Возьмемъ вторую акс?ому. На плоскости между двумя точками можно провести только одну прямую, т.-е. кратчайшее разстоян?е между двумя точками. То же самое можно сказать д относительно поверхности конуса и цилиндра. На поверхности шара кратчайшая лин?я, какъ известно, есть дуга большаго круга; но нельзя ска?
зать относительно поверхности шара, что на ней между двумя точ?
ками всегда можно провести только одну кратчайшую. Въ дей?
ствительности на поверхности шара есть точка, между которыми можно провести безчисленное множество кратчайшихъ разстоян?й. Представьте себ? дв? точки полюсовъ. Черезъ нихъ можно про?
вести безчисленное множество мерид?ановъ или кратчайшихъ раз-
стоян?й между полюсами. Следовательно, и эта акс?ома им?етъ не повсеместную приложимость. Возьмемъ дал?е акс?ому параллельности. На плоскости изь точки, находящейся вн? прямой, можно провести только одну прямую, не встречающую первой. То же самое на поверхности цилиндра и конуса. Но эта акс?ома не имеетъ м?ста на поверх?
ности шара. На поверхности шара вне одной кратчайшей нельзя провести другой кратчайшей, которая не встречала бы этой по?
следней. Напр., два мерид?ана представляюгъ собою две крат?
чайшихъ прямыхъ, перпенднкулярныхъ къ третьей, но, какъ из?
вестно, оне всегда встречаются у полюса. Есть еще одна замечательная поверхность, которая во вс?хъ отношен?яхъ похожа на нашу плоскость, только акс?ома параллель?
ности на ней не имеетъ места. На рис. 2-мъ изображается одинъ изъ видовъ этой поверхности. Это поверхность бокала съ удлн-
неннымъ концомъ. Эту поверхность называютъ псевдосферой. На псевдосфер'!' 181 акс?ома совм?стнмости им?етъ приложимость. На ней фигуры могутъ передвигаться безъ изм?нен?я своей величины: на ней между двумя точками можно провести только одну кратчайшую, но зато на ней, если дана кратчайшая и вн? ея точка, то че-
резъ ?ту точку можно провести безчисленное множество кратчай-
шихъ лин?й, не встр?чающихъ первую. Т.-е., другими словами, на псевдосфергъ акс?ома параллельности не имгьетъ мгъста; а такъ какъ съ акс?омой параллельности т?сно связано то ?голо-
жсн?е, что сумма угловъ въ треуголь-
ник? равняется 2d, то сумма угловъ треугольника на псевдосфер? не рав?
няется 2d, а меньше. На псевдосфер? и?тъ подоб?я треугольниковъ, потому что на ней ч?мъ больше стороны треуголь?
ника, т?мъ меньше сумма угловъ, и наоборотъ. Такимъ образомъ, разсмотр?въ при?
ложимость различныхъ акс?омъ къ раз-
личнымъ поверхностямъ, мы находимъ, что геометрическ?я акс?омы им?ютъ раз?
личный характеръ, смотря по поверхно?
сти; на одн?хъ поверхностяхъ д?йетви-
тельны одн? акс?омы, на другихъ?дру-
г?я, въ зависимости отъ того, какими свойствами обладаетъ сама поверхность. Геометр?я изм?няется въ зависимости отъ поверхностей. Но если наше разсужден?е относитель?
но возможности иной геометр?и, нежели наша, справедливо прим?нительно къ по?
верхностямъ, т.-е. пространствамъ двухъ изм?рен?п, то оно можетъ быть прим?- рис_ 2. нимо по аналог?и и къ пространству ббль-
шаго числа изм?р?н?й '). Мы мож?мъ мыслить существован?е такихъ пространствъ, больще ч?мъ въ два изм?рен?я, въ кото-
рь?хъ д?йствуютъ совс?мъ не т? законы, как?е д?йствуютъ въ нашомъ пространств?. Можетъ быть, съ другой стороны, наше пространство въ 1) Вол?е полное изложен?е этого вопроса, ч?мъ можно было дать въ этой книг?, читатель можетъ найти въ соч. Benno-Erdmann'a. ?Die Axiome "e r Geometries. 1877. Нов?йшее состоян?е вопроса въ книг? RUSSCVR ?The foundations of Geometry?. 1897, а также въ моей книг?: ?Проблема вос-
182 д?йствительности обладаетъ не т?ми свойствами, как?я мы ему приписываема. Чтобы пояснить основательность такого допущен?я, предпо?
ложить сл?дующее. Предположимъ поверхность шара съ настоль?
ко болыпимъ рад?усомъ, что она почти приближается къ плоско?
сти. Предположимъ, что на этой поверхности живутъ существа, занимающ?яся геометр?ей. Допустимъ, что два существа, ягавущ?я на этой поверхности и не знающ?я, .на какой поверхности они находятся, выходятъ изъ двухъ точекъ экватора и движутся пер?
пендикулярно экватору по кратчайшей лин?и. Если бы они зада?
лись вопросомъ, встр?тятся ли когда-нибудь, то они, конечно, отв?тили бы на этотъ вопросъ отрицательно; но, какъ мы знаемъ, они ошиблись бы: они должны встр?титься у полюсовъ. Но отче?
го жо у нихъ произошла такая ошибка? Оттого, что, изсл?довавъ часть своего пространства, они р?шились разсуждать о своемъ пространсгв? въ цгъломъ. Не находимся ли мы точно такъ же въ положен?и этихъ гео-
метровъ? Изсл?довавъ часть нашего пространства, мы въ дей?
ствительности не можемъ разсуждать о немъ въ ц?ломъ. Можетъ быть, если бы мы изсл?довали его во всемъ его объем?, то оказалось бы, что оно обладаетъ вовсе не т?ми свойствами, ка-
к?я мы ему приписываемъ. Мы, наприм?ръ, думаемъ, что дв? параллельныя л?тн?и никогда не встр?тятся, но полнаго логиче?
ского основания для такого утвержден?я у насъ н?тъ. Можетъ быть, если бы мы эти лин?и стали безкоиечно продолжать, то он? гд? - нибудь встр?тились бы. Свойства нашего простран?
ства сл?дуеть опред?лить эмпирически. Такъ думали Риманъ и Гельмгольцъ. Какое же средство они предлагали для опред?лен?я истин-
ныхъ свойствъ нашего пространства? Они думали, что, если бы построить треугольникъ съ очень большими сторонами и изм?-
рить сумму его угловъ, тогда можно было бы р?шить интере?
сующую насъ задачу. Если бы, наприм?ръ, оказалось, что сумма угловъ въ такомъ треугольник? не равняется двумъ прямымъ, то мы могли бы сказать, что наше пространство въ д?йствитель-
ности не есть еввлидовское. Такой треугольникъ мы можемъ по?
лучить въ астрономическихъ наблюден?яхъ. Когда опред?ляется разстояи?е какой-либо зв?зды отъ земли, то сначала опред?ляется уголъ, подъ воторымъ она видна въ одинъ моментъ, а зат?мъ в'1, другой моментъ полгода спустя. Тогда у пасъ получается тре?
угольникъ, основан?емъ котораго является ось земной орбиты. В'ь такомъ треугольнив? можно опред?лить сумму угловъ. Правд;'? "~ ~ Т.ГТ rt.fi ЬЧ?Л? \> 183 треугольнив? *), не дали такихъ результатовъ, на основан?п ко-
торыхъ можно было бы думать, что наше пространство им?етъ не т? свойства, как?я мы ему приписываем!., но т?мъ не мен?е Гельмгольцъ предполагаетъ, что, если бы мы им?ли треуголь?
ник!, болын?й, ч?мъ тотъ, о которомъ только что была р?чь, то, можетъ быть, результаты получились бы иные 2). Исходя изъ того положен?я, что наше пространство, можетъ быть, есть только частный видъ пространства вообще, Гельм?
гольцъ и Риманъ старались обобщить самое понят?е простран?
ства; они старались показать, что есть бол?е общее понят?е, которое обнимаетъ понят?е пространства. Это именно понят?е мно?
гообразия. Вводя это понят?е, они хот?ли сказать, что мыслимо не только пространство въ три изм?рен?я, но и въ четыре и т. д. изм?рен?й. Это легко пояснить сл?дующимъ образомъ. Отчего мы лин?и приписываемъ одно изм?рен?е? Оттого, что на иен мы можемъ опред?лить положен?е какой-либо точки при помощи одного даинаго (при помощи длины лин?и отъ этой точки до другой). Отчего мы плоскость называемъ пространствомъ въ два г?зм?-
р?н?я ? Какъ изв?стно, оттого, что положен?е точки на плоско-
стп опред?ляется при помощи двухъ перпендикуляровъ, опущен-
ныхъ на стороны прямого угла. Эти перпендикуляры, какъ из-
в?стно, называются координатами. Отчего мы наше простран?
ство считаемъ пространствомъ въ три изм?рен?я? Оттого, что положен?е точки въ йашемъ пространств? мы опред?ляемъ при помощи трехъ координатъ. Если мы опред?ляемость при помощи того или другого количества данныхъ положимъ въ основу поня-
т?я многообразгя, то мы поймемъ, что, наприм?ръ, музыкальный тонъ есть многообраз?е двухъ изм?рен?й, потому что для насъ достаточно двухъ данныхъ для того, чтобы опред?лить положен?е одного музыкальнаго тона среди вс?хъ другихъ. Если намъ ска-
жуть, что музыкальный тонъ нм?етъ такую-то высоту и такой-
то тембръ, то мы тотчасъ можемъ определить этотъ тонъ. Въ этомъ смысл? можно сказать, что система цв?товъ представляетъ собою многообраз?е трехъ изм?рен?й потому, что трехъ данныхъ J) Изъ его пзсл?дован?й оказалось, что сумма угловъ въ такомъ тре?
угольник!-, на 0,0003 сек. меньше двухъ прямыхъ (Лобачевск?й, Собр. соч., с?р. 79). Эта неточность можетъ находиться въ зависимости отъ несовер?
шенства изм?рительныхъ приборовъ. 2) Гауссъ хот?лъ воспользоваться построен?емъ другого рода треуголь-
"нковъ для той же ц?ли. Объ этомъ см. Klein. ?Nicht-Euclidische Geometrie?. 189 3 >т 1 ? ? ? 1CQ Л 184 (цв?товой тонъ, яркость и насыщенность) вполн? достаточно, чтобы опред?лить положен?е того или другого цв?та среди вс?хъ остальныхъ цв?товъ. Отсюда легко понять, что пространствомъ въ четыре или пять изм?рен?й мы должны назвать такое пространство, въ которомъ положен?е той или иной точки юпред?ляетея при помощи четы-
рехъ, пяти и т. д. координатъ *). Изъ вс?хъ этихъ разсужден?й, повидимому, сл?дуетъ, что мыслимы пространства другихъ видовъ, ч?мъ то, которое мы воспринимаемъ. Н?воторые шли дальше и утверждали, что про?
странства больше, ч?мъ въ три изм?рен?я, не только мыслимы, но и возможны 2). Но будетъ ли правильно, если мы сд?лаемъ выводъ, что представило пространство ипыхъ формъ, ч?мъ наше? Я думаю, что н?тъ. Изъ вышеприведенныхъ разсужден?й мы можемъ сд?-
лать только тотъ выводъ, что пространство въ четыре изм?рен?я мож?тъ быть изобразило при помощи формулъ; при помощи фор-
мулъ мы можемъ изобразить пространство во сколько угодно изм?рен?й, но мыслить или представить пространство въ четыре изм?рен?я такъ, какъ мы представляемъ наше пространство въ три изм?рен?я, мы не можемъ. Я на одномъ прим?р? покажу вамъ, какъ мы можемъ изо?
бразить пространственный отношен?я чуждаго намъ вида про?
странства при помощи формулъ. Напр., для изображен?я раз-
стоян?я на плоскости, по Пи?агоровой теорем?, мы будемъ им?ть сл?дующую формулу: Ь ? \/х^-\-х%2. Для изображеп?я разстоян?я д?агонали параллелепипеда, т.-е. въ пространств? въ три изм?рен?я, мы им?емъ формулу 8 = Vx\iJT хз* ~\~ х^' Отсюда для пространства въ четыре изм?рен?я мы, изм?няя *) Одинъ философъ утверждалъ, что въ пространств? въ четыре изм?-
рен?я въ каждой точк? могутъ быть построены четыре перпендикулярных! другъ къ другу лин?и. 2) Гельмгольцъ, по словамъ Либмана (Zur Analysis d. Wirklichkeit, 1880, стр. 62?3), въ частной бес?д? съ нимъ высказался въ томъ СМЫСЛЕ, ЧТО ?возможно, что вн? нашего сознан?я существуетъ м?ръ больше, чгь.нъ изъ трехъ измгърен?й?. (Ср. съ этиыъ, впрочемъ, Helmholtz, Wissenschaftliche Abhandlungcn. В. II, стр. 640, въ прпм.). Типпчнымъ въ этомъ отношении является взглядъ физика Тзта, который предполагаетъ, что пространство нашей вселенной не везд? им?етъ одни и т? же свойства. ?Возможно, говорить онъ,?что при быстромъ двнжен?и солнечной системы въ про-
странств?, мы постепенно перейдемъ, можетъ быть, къ областямъ, гд? про?
странство не им?етъ т?хъ свойствъ, что зд?сь... гд? оно обладаетъ свин?
ствами, которыя могутъ заставить вещество принять м?стами четверп10' изм?оен?е...? СО нов?йшихъ ?сп?хяхъ *ИЯИЧРГКИ\- Ъ яняи?й. 1877. стр. 5)-
185 предыдущая формулы по аналог?и, будемъ им?ть формулу 5 = j/ .г,8 -f- а22 -f- х^ -\~ х^. Точно также мы получимъ формулу для пространства п изм?реи?й. Такимъ образомъ ясно, что изо?
бразить мы можемъ пространства больше, ч?мъ въ три изм?ре-
н?я. Даже больше, мы можемъ задать себ? вопросъ относительно того, можетъ ли въ этихъ пространствахъ совершаться движен?е, если да, то по какимъ законамъ? .Математики на этотъ вопросъ отв?чаютъ, что движен?е возможно: они даже нашли формулы, но которымъ совершается это движен?е, и именно, видоизм?няя по аналог?и формулы движен?й въ нашемъ пространств?. Оче?
видно, сл?довательно, что мы можемъ различныя пространствен-
?НЫЯ формы изобразить при помощи формулъ; но сл?дуетъ ли отсюда, что мы эти пространственный формы можемъ предста?
вить ? Конечно, н?тъ. Но отчего же не представимы для насъ пространства дру-
гихъ формъ? Оттого, что наша психофизическая организация такова, что мы пространство, отличное отъ нашего, воспринимать не въ со-
стоян?и. Воспр?ят?е пространства обусловливается нашей органи?
зацией такъ же, какъ и воопр?ят?е звуковъ и цв?товъ. То об?
стоятельство, что мы не можемъ себ? представить другого про?
странства, является доказательствомъ того, что наше предста?
вление пространства самымъ т?снымъ образомъ связано съ нашей психофизической организацией. Иное пространство для насъ не представимо по той же причин?, по которой для насъ не пред-
ставимо воспр?ят?е другихъ цв?товъ и звуковъ, кром? т?хъ, ко?
торые мы воспринимаемъ. Если представлен?е нашего простран?
ства обусловлено нашей организацией, то оно субъективно въ томъ же смысл?, въ какомъ субъективнымъ является ощущен?е цв?та и звука. Сл?довательно, мы не должны думать, что пространство наше им?етъ абсолютное, независимое отъ нашего субъекта ру-
ществован?е; напротивъ, оно всец?ло имъ обусловливается. Въ ?томъ смысл? наше пространство существуетъ только для насъ, только для нашего субъекта; для другого сознан?я нашего про?
странства, можетъ быть, вовсе не существовало бы. Пространство, сл?довательно, такъ же субъективно, какъ звуки и цв?та. ЛЕКЦ? Я ДВЕНАДЦАТАЯ. О природ? времени. О реальности времени.?Время въ нашемъ сознан?и опред?дяется количе-
ствоиъ образовъ.?О продолжительности ?настоящаго".?Объемъ созна-
н?я.?Экспериментальныя изсл?дован?я воспр?ят?я времени.?О субъек?
тивности времени.?Время существуетъ только въ нашемъ сознан?и. Въ ирошдыхъ лекц?яхъ мы разсмотр?ли вопросъ о субъек?
тивности ощущен?й вообще и т?редставлен?я пространства. Мы ви-
д?ли, что, какъ ощущен?я, такъ и представлен?е пространства являются содержан?емъ созкаи?я, которому, конечно, въ м?р? объективномъ соотв?тствуетъ н?что, но это ?н?что? совершенно не похоже на вызываемое имъ психическое содержан?е. Теперь намъ сл?дуетъ разсмотр?ть вопросъ о природ? вре?
мени. Этотъ вопросъ важенъ для насъ потому, что время пред-
ставляетъ изъ себя реальность, ничего общаго неим?ющую съ реальностью матер?альныхъ вещей. Если кто-нибудь поставить вопросъ, существуетъ ли время, и постарается отв?тить на него, то онъ сеичасъ увидитъ, до какой степени неправы защитники материализма, утверждающее, что въ м?р? существуетъ только матер?я, только матер?альныя явлен?я, только то, что мы можемъ вид?тъ нашими глазами и ощупать нашими руками. Вопросъ о времени занималъ еще умы древнихъ мыслителей. Природа времени всегда казалась необыкновенно загадочной. Бла?
женный Августинъ говорилъ: ?Если ты спрашиваешь меня, что такое время, то я отв?чу: не знаю. Если же ты не спрашиваешь, то я знаю, что оно такое?. Этими словами онъ хот?лъ сказать, что ему очень хорошо изв?стно время, какъ конкретное явлен?е, но что дать философски! отв?тъ на вопросъ о сущности времени онъ не въ состоян?и. Существуетъ ли время реально или же н?тъ? Даже на этотъ вопросъ, кажется, трудно отв?тить. Что вещи материаль?
ный существуютъ, это кажется несомн?ннымъ. Въ томъ, что су-
ществуютъ камни, растен?я, вода и пр., я могу легко уб?диться. ? - - л nt t -л пТЖ?П -
187 снуться къ нимъ руками. Что существуют!, даже отдаленный зв?зды, я могу легко уб?диться, если направлю на нихъ свой взоръ. А куда направить мн? свой взоръ, чтобы увид?ть время, какъ могу я прикоснуться ко времени руками, чтобы уб?диться въ его реальности? Вещи обладаютъ постоянной формой: напр., минералы, растен?я и пр. сегодня обладаютъ такою же формою, какъ и вчера, а время? Оно непрерывно течетъ, в?чно изм?ияет-
ся, оно есть истинное perpetuum mobile, оно не им?етъ ника?
кой формы. Оно состоять изъ настоящаго, прошедшаго и буду-
щаго. Но прошедшаго уже н?тъ, будущаго еще н?тъ, а настоя?
щее есть только лишь граница между прошедшнмъ и буду-
щимъ. Гд? же время? Кажется, что его совс?мъ н?тъ. Между т?мъ, в?дь, въ д?йствительности время, конечно, существуеть, потому что мы о немъ говоримъ, мы его изм?ряемъ, мы имъ пользуемся въ нашихъ изм?рен?яхъ. Какъ же истолковать это противор?ч?е ? Или в?рн?е сказать, какого рода существован?е принадлежитъ времени ? Чтобы отв?тить на этотъ вопросъ, мы разсмотримъ время съ точки зр?н?я психологической, именно мы разсмотримъ, какъ мы воепринимаемъ или оц?ниваемъ время. Что время есть величина, едва ли кто-нибудь станетъ сомн?-
ваться. Мы говоримъ о томъ, что время можетъ быть бблыпимъ, что время можетъ быть менынимъ, можетъ быть бол?е продолжи-
тельнымъ и мен?е продолжительньшъ. Как?я же существуютъ въ нашемъ сознан?и средства, при помощи которыхъ мы можемъ опред?лить величину или продол?
жительность времени. Зам?тимъ, что при опред?лен?и продолжительности времени, или при оцгънкгъ времени, мы можемъ д?лать так?я ошибки, ко?
торыхъ при воспр?ят?и пространства у насъ не можетъ быть. Напр., одинъ и тотъ же промежутокъ времени, день, проведен?
ный въ шгтересномъ путешеств?и, кажется при воспоминан?и рав?
нымъ ц?лой нед?л?, такой же день, проведенный въ томитель-
номъ ожидан?я, кажется равнымъ ц?лому десятил?т?ю; такой же день, проведенный въ однообразной работ?, можетъ показаться равнымъ часу. Этого рода ошибки въ опред?лен?и времени не им?ютъ ничего аналогичнаго въ оц?нк? пространства. Никто, на-
прим?ръ, не моп, бы отождествить величипу памятника Богдана Хмельницкаго съ величиной Соф?йскаго собора. Отчего же про?
исходят!, подобпаго рода ошибки? Для того, чтобы получить отв?тъ на этотъ вопросъ, условим?
ся называть образомъ все то, что остается въ нашемъ сознан?и Пос.тЬ ?я?гпт??-?тбп ИГГРПЯТП^Н?? Г ППП?ТРН?Я?гттгтпмт, ггпсл? RPprn 188 душевно-пережитаго. Посл? этого мы можемъ легко понять, ка-
к?я средства им?ютсл въ нашемъ сознан?и для изм?рен?я продол?
жительности времени. ?Время въ нашемъ сознан?и изм?ряется количествомъ обра?
зовъ?, говорятъ н?которые психологи. Что это предположен?е пра?
вильно, можно подтвердить ц?лымъ рядомъ фактовъ. Прежде всего оц?нка времени во сн? показываетъ ясно, что количество образовъ играетъ самую существенную роль въ оц?нк? времени. Такъ, сонъ, дливш?йся очень коротки! проме-
жутокъ времени, но заполненный большимъ количествомъ снови-
д?н?й, можетъ казаться очень продолжительнымъ, и наоборотъ, сонъ, дливш?йся долго, но заполненный даалымъ количествомъ сновид?н?й, кажется непродолжительными Отчего день, проведенный въ интересномъ путешеств?и, ка?
жется намъ такимъ продолжительнымъ? Оттого; что во время путешеств?я мы встр?чаемся съ массой новыхъ событ?й, картинъ, лицъ и явлен?й, которыя живо насъ ;интересуютъ, производятъ на насъ глубокое впечатл?н?е. Зат?мъ, когда мы вспомнимъ объ этомъ дн?, то въ нашемъ сознан?и воспроизводится огромное ко?
личество представлений дли образовъ, которые д?лаютъ то, ято день кажется намъ продолжительнымъ. Изв?стный англ?йск?й оп?офагь Де-Кинси ? разсказываетъ о себ?, что подъ вл?ян?емъ отравлен?я о?г?умомъ, онъ вид?лъ во сн? промежутки времени, равные стол?т?ю, тысячел?т?ю, и вообще так?е промежутки времени, которые находятся далеко за пред?-
лами челов?ческаго опыта. Это можно объяснить такимъ образомъ, что оп?умъ, возбуждая нервную систему, вызываетъ къ сознан?ю так?я воспоминан?я или образы, которые, казалось, навсегда ис?
чезли изъ сознан?я, и вотъ эти-то многочисленные образы и про?
изводятъ то, что время кажется продолжительнымъ. Каждый им?лъ случай зам?тить, что въ нстор?и промежутки времени, хронологически равные, кажутся не равными или, во?
обще, промежутки, заполненные большимъ количествомъ фактовъ, кажутся намъ очень продолжительными. Такъ, напр., кратковре?
менная жизнь Александра Македонскаго кажется намъ очень про?
должительной, потому что заполнена очень большимъ количе?
ствомъ событ?й. Есть и въ обла-сти воспр?ят?я пространства явлен?я, анало-
гичныя съ этимъ. Такъ, напр., если мы возьмемъ лин?ю, разд?-
лимъ ее пополамъ, и одну половину разд?лимъ поперечными ли-
н?ями на большое число частей, то <га половина лин?и, которая подра?д?лена, будетъ казаться большей въ сравнен?и съ той, 189 сительно квадратовъ, которые заполнены лин?ями, проведенными въ одиомъ или другомъ направлении. На рисунк? 1-мъ изобража?
ются два одинаковой величины квадрата, но одинъ изъ нихъ разд?ленъ лнн?ями въ горизонтальномъ наиравлеи?и, а другой въ вертикальною. Всл?дств?е этого одинъ квадратъ кажется удли?
ненным!, въ одиомъ направлен?и, а другой въ другомъ. Зд?сь какъ будто бы есть аналог?я съ оц?нкой времени. Сёлли сравниваетъ н?которыя иллюз?и времени съ иллюз?я-
ми разстоян?я въ пространств?. ?Посмотрите, говоритъ онъ, на Юнгфрау съ Венгернальпъ. Вамъ кажется, что черезъ глубокую долину, которая отд?ляетъ отъ насъ ледникъ осл?пляющей б?-
лизны, вы можете перебросить камень. Причина этой иллюз?и заключается въ томъ, что между вами и этими ясными очертан?я-
ми н?тъ ничего, кром? прозрачнаго воздуха, и вы говорите: это совс?мъ близко. Подобно этому и событ?я, сильно потрясш?я насъ, кажутся намъ недавними, случившимися чуть ли не вчера; это а ь с ? ? I Рис. 1. объясняется т?мъ, что мы не можемъ проб?жать въ воображе?
ны событ?й промежугпочныхъ: посл?дн?я улетучились, а пер?
вый встаютъ передъ нами, какъ эта гора. Если вамъ зат?мъ напомнятъ число л?тъ, ©тд?ляющихъ васъ отъ ?тихъ крупныхъ событ?й, вы говорите: ?возможно ли это?? J) А вотъ еще нри-
м?ръ, подтверждающей вл?ян?е количества образовъ на оц?нку продолжительности времени. Герой одного романа, по возвраще-
н?и въ родную деревню посл? семи л?тъ скитан?й, восклицаетъ: ?семь л?тъ прошло съ т?хъ поръ, какъ я оставилъ родину, уп?елъ изъ дому! А мн? кажется, что больше семидесяти: такъ лного за это время совершилось. Я не могу обо всемъ этомъ вспомнить безъ того, чтобы не придти въ ужасъ. Когда же я взгляну на деревню, на церковь, мн? кажется, что я ихъ вид?лъ семь дней тому назадъ?. Н?мецк?й психологь Лацарусъ такъ объ?
ясняет!, этотъ парадоксъ. Огромное разнообраз?е пережитаго съ того дня, какъ герой нашъ покинулъ родину, теперь возникаетъ 1) Цит. Гюйо. ?Происхождение идеи времени?. 1891, стр. 111?23. 190 въ его душ?; въ быстрой посл?довательности возниваютъ обра?
зы изъ его скитан?й. Они развертываются и б?гутъ другъ за. другомъ, пока не начинаетъ казаться, что прошли десятки л?тъ... Зат?мъ внутреншй взоръ отвращается отъ всего прошлаго; вн?-
шн?? взоръ направляется на деревню, на дерковную крышу, и живо вызываетъ прежн?й образъ; онъ кажется мало нзм?нившнм-
ся; поэтому все производить такое впечатл?н?е, какъ будто не прошло отъ прежняго впечатл?н?я и одной нед?ли х). Этотъ рядъ прим?ровъ показываешь самымъ яснымъ об-
разомъ, что время кажется для насъ наибол?е продолжитель?
нымъ тогда, когда сознан?е наполнено иаиболыпимъ количеством!, образовъ Но кажется, что количество образовъ не есть единственный ?факторъ, опред?ляющ?й нашу оц?нку времени. Есть факты, ко?
торые, невидимому, ука?зываютъ на несостоятельность только что приведеннаго принципа. Такъ, наприм?ръ, намъ кажется время очень прододжительпымъ въ ожидание, въ скукгь, и это можно подтвердить очень многими пр?ш?рами. Такъ, изв?стно, что въ тюрьм?, въ заключении даже очень коротк?й промежутокъ вре?
мени кажется необыкновенно продолжительнымъ. Кажется очень медленно тянущимся время въ ожидаи?и какого-либо р?шающаго событ?я. Возьмемъ прим?ры попроще: закройте глаза и ждите, пока вамъ скажутъ, когда нройдетъ одна минута. Время вамъ пока?
жется необыкновенно продолжительнымъ. По народному выраже-
н?ю, ?котелъ, на который смотришь, никогда не закипитъ?. Пови-
димому, эти случаи не подходятъ подъ вышеприведенное правило. Кажется, что зд?сь продолжительность времени од?нивается не количествомъ воспомннаемыхъ образовъ. Д?йствительно, въ продесс? ожидан?я пли скупи, можетъ быть, является новый факторъ, въ силу котораго время кажется продолжительнымъ, по при объясиен?и этихъ явлен?й нужно обратить вниман?е на то обстоятельство, что оц?нка времени въ указанныхъ явлен?яхъ бываетъ различной, смотря но тому, обра?
щаем!- ли мы вниман?е на время въ тотъ моментъ, когда мы его переживаемо, или въ тотъ моментъ, когда мы о немъ вспо-
минаемъ. Это различ?е можно пояснить сл?дующнми прим?рамн. Время въ бол?зни, напр., кажется очень продолжительнымъ. М?ся?гъ бол?знк кажется равнымъ ц?лому году, но когда бол?знь про-
/ !) Цит. у James'n. ?The Principles ol Psychology?. V. I Cli. XV, стр. 624?6. 191 ходить, д мы вспоминаемо о времени бол?зни, то оно кажется намъ непродолжительными Въ скук? кажется, что время тянется очень долго, но когда мы впосл?дств?н вспоминаемъ о пережи-
томъ времени, оно кажется намъ непродолжительнымъ, потому что мы время, проведенное нами окучпо, заполняемъ неболышшъ количествомъ воспоминаемыхъ событ?й. Такимъ образомъ, и эти случаи объясняются согласно вышеуказанному принципу. Только въ нихъ мы не должны см?шивать того момента, когда мы, переживая эти событ?я, такъ сказать, прислушиваемся къ ихъ те-
чен?ю пли протестуемъ противъ нихъ, съ т?мъ моментомъ, когда мы вспоминаемъ о нихъ. Въ этомъ посл?днемъ случа? мы несо-
ми?нно оц??щваемъ время по количеству вставляемыхъ образовъ. Изъ прнведенныхъ прим?ровъ, кажется, можно ясно вид?ть т?сную связь, существующую между оц?нкой времеци и образами, наполняющими созиан?е. Можно было бы даже подумать, что этой совокупности образовъ вполи? достаточно для того, чтобы у насъ могло получиться представлен?е времени, но такое заклю?
чение было бы неправильно, потому что для представлеи?я вре?
мени одной совокупности образовъ было бы недостаточно; нужно еще, чтобы между ними была опред?ленная связь, и именно сл?-
дующаго рода. Если бы въ дашемъ сознан?и появился рядъ образовъ А, В, С, но такъ, что когда за А появляется В, то А удаляется нзъ созиан?я, и когда всл?дъ за В появляется С, то и В удаляется нзъ сознан?я и т. д., то въ такомъ случа? никакого представле-
и?я о времени у насъ не могло бы возникнуть. Для возникновен?я этого посл?дняго необходимо, чтобы въ то время, когда въ на-
шемъ сознан?и есть элементъ В, присутствовали бы также и эле?
менты С и А. Только въ такомъ случа?? и можетъ возникнуть представлеп?е времени. Нужно, такъ сказать, чтобы въ нашемъ сознан?и было, по меньшей м?р?, три элемента, которые нахо?
дились бы другъ съ другомъ во взаимной связи. Это именно то самое, что въ обиходной р?чи обозначается посредствомъ момента настоящаго, прошедшаго н будущаго. Настоящее это есть тотъ пупктъ, съ котораго мы созерцаемъ прошедшее и будущее. Но что такое само настоящее? По мн?п?ю т?хъ, которые считаютъ время ч?мъ-то непрерывнымъ, подобнымъ математиче?
ской лин?и, ?настоящее? есть только лишь граница между про-
шедшимъ и будущимъ. По обычному представлен?ю, настоящее есть кратк?и мигъ; его сравниваютъ съ лезвеемъ ножа; по выражен?ю поэта, ?мо-
ментъ, о которомъ я говорю, уже далеко отъ меня?. Такое пред-
ставлен?е о настоящемъ является резулътатомъ математическаго 192 пониман?я, времени, какъ чего-то непрерывно текущаго. Тогда, разумеется, настоящее есть только точка, пред?лъ между про-
шедшимъ и будущимъ, но если мы разсмотримъ вопросъ о вре?
мени съ точки зр?и?я психологической, то ,мы увидимъ, что то, что мы называемъ ?настоящимъ?, не есть кратк?й мигъ, а им?-
етъ определенную продолжительность, такъ что его можно сравнивать какъ бы съ обсерватор?ей, находясь на которой, мы созерцаемъ прошедшее и будущее. Чтобы р-?шить вопросъ о продолжительности настоящаго, мы разсмотримъ, какъ психологи опред?ляютъ такъ называемый объемъ сознангя. Подъ словомъ ?объемъ оознан?я? разум?ется то количество впечатд?н?й, которое мы можемъ въ од?шъ моменть удерживать въ нашемъ созаан?и. Н?которые изъ старыхъ фило-
софовъ думали, что мы въ нашемъ сознан?и въ одинъ момент-, можемъ удерживать только одно впечатл?н?е; друг?е думали, что мы можемъ удерживать только два впечатл?н?я; третьи думали, что шесть впечатд?н?й и т. п. Ббльщую опред?ленность этотъ вопросъ пр?обр?лъ въ настоящее время, когда оказалось возмож-
нымъ воспользоваться экспериментальными пр?емами изсл?дован?я. При совершен?и экспериментовъ надъ объемомъ сознан?я является необходимымъ выполнен?е сл?дующаго услов?я. Когда намъ дается изв?стный рядъ впечатл?н?й, то мы можемъ счи?
тать, что они находятся въ нашемъ сознан?и одновременно только въ томъ случае, если первое впечатл?н?е еще остается въ созна?
нии въ то время, когда вступаетъ въ сознан?е последнее; такъ что мы первое впечатл?н?е и посл?днее держимъ въ сознан?и какъ бы съ одинаковой ясностью. Напр., если намъ данъ рядъ впе-
чатл?н?й А В С D Е F, то мы только ?въ томъ случа? можемъ сказать, что этотъ рядъ одновременно находится въ нашемъ со-
знан?и, если ?первое впечатл?н?е А мыслится нами съ такою же отчетливостью, какъ и лосл?днее F. Для эксперимента лучше всего брать звуковыя впечатл?н?я, именно коротк?е, отрывистые стуки, отд?ленные маленькими про?
межутками времени. Для этой ц?ли можно взять метрономъ, въ которомъ посредствомъ передвижен?я тяжести на стержн? можно создать звуковыя впечатл?н?я, отд?ленныя другъ отъ друга лю?
быми промежутками времени. Къ метроному прид?льшается осо?
бое приспособление, благодаря которому его можно пускать вь ходъ и останавливать въ любой моменть. Такимъ образомъ мож?
но создать ц?лый рядъ одлородныхъ звуковыхъ впечатл?н?й. Намъ, сл?довательно, нужно опред?лить, какое количество та-
кихъ впечатл?н?й мы можемъ удержать въ сознан?и въ од??'1, моментъ съ большей или меньшей ясностью. Изъ изсл?дованН'1 193 оказалось, что, если мы возьмемъ приблизительно дв?надцать та-
кихъ впечатл?н?й, отд?ленныхъ другъ отъ друга промежуткомъ приблизительно въ г/ь секунды, то это будетъ именно то коли?
чество впечатл?н?й, которое -мы можемъ удерживать въ оознан?ц съ наибольшей ясностью. Это количество впечатл?н?й и опред?-
ляетъ объемъ сознан?я х). Такимъ способомъ мы можемъ опред?лить наибольшую про?
должительность настоящаго. Это именно 1/5Х12=2?3 сек. Это, такъ сказать, наибольшая продолжительность настоящаго, но можно опред?дить также и наименьшую его продолжительность. Для этой ц?ли мы поступаемъ сл?дующимъ образомъ. Какъ из-
в?стно, въ электрической машин? появлен?е искръ сопрово?
ждается характернымъ трескомъ. Искры могутъ сл?довать другъ за другомъ медленно; тогда звуки, издаваемые машиной, будутъ отд?лены другъ отъ друга зам?тнымъ промежуткомъ времени. Искры могутъ сл?довать другъ за другомъ съ такой быстротой, что два посл?довательныхъ звука сливаются другъ съ другомъ. При такихъ услов?яхъ можно найти тотъ наименьш?й промежу-
токъ времени, который нуженъ для того, чтобы два треска, сопро-
вождающ?е появлен?е электрическихъ искръ, не сливались другъ съ другомъ. Оказалось, что онъ равняется Vsoo секунды. Это есть, такъ сказать, тотъ на,именын?й промежутокъ времени, кото?
рый мы въ состоян?и воспринимать. Это есть, такъ сказать, mini?
mum настоящаго. Такимъ образомъ, ?настоящее? им?етъ опред?-
ленный промежутокъ времени, дежащ?й между 1/500 и двумя, тремя секундами. Противъ того положен?я, что время изм?ряется количествомъ воспринимаемыхъ образовъ, намъ могутъ привести въ возражен?е сл?дующихъ два положен?я: во-1-хъ, что мы им?емъ ощущенге пустого времени, въ которое мы не вкладываемъ никакого со-
держан?я; во-2-хъ, что мы обладаемъ способностью оц?нивать так?е коротк?е промежутки времени, въ которые едва ли могутъ вм?щаться как?я бы то ни было представлен?я. Но и то и другое возражен?? нужно считать неоснователь-
нымъ. У насъ юътъ ощущен?я пустого времени. Такое ощуще-
н?е такъ же невозможно, какъ невозможно ощущен?е пустого про?
странства. Въ иашемъ созиан?и всегда есть ;какое-нибудь содер?
жаще. Это могутъ быть отд?льныя представлен?я, отрывки фразъ, словъ, наконецъ, это могутъ быть ощущен?я отъ дыхан?я, б?ен?я пульса и т. п. 2). *) См. Wundt. ?GriinJz. cl. phys. Psychol?. В. II. 2) См. James, ук. соч., стр. 620. 194 Что касается нашей способности оцпнивать коротк?е про-
межутки времени, то нзсл?дован?я показываюсь, что, по всей в?роятности, вт, -основан?и этой оц?нки лежать как?я-нибудь ощущен?я, связанныя съ д?ятельностью нашего организма (му?
скульное ощущен?е, ощущен?е, связанное съ дыхан?емъ, крово-
обращен?емъ и т. п.). Эти эксперименты надъ иашей способностью оц?нки вре?
мени производятся сл?дующнмъ образомъ. Производимъ при по?
мощи одного метронома какой-нибудь интерваллъ времени, напр., въ секунду. При помощи другого метронома мы можемъ произве?
сти такой же, или больш?й, или меньш?й интерваллъ. Субъектъ, надъ которымъ производясь экспериментъ, долженъ опред?лить, равны эти интерваллы или н?тъ. При такихъ оц?нкахъ субъектъ д?лаетъ ошибки, и именно: оиъ обнаруживаете постоянную тен?
денцию интерваллъ въ одну секунду считать меныиимъ, ч?мъ онъ есть. Если мы произведемъ интерваллъ времени, напр., въ ?3 секунды, и заставимъ субъекта, надъ которымъ мы произво?
димъ эксперимента, сравнивать его съ другими сходными проме?
жутками времени, то онъ будетъ д?лать опять ошибки, именно, этотъ интерваллъ будетъ казаться ему большимъ, ч?мъ онъ есть въ д?йствительности. Но есть одинъ интерваллъ, который онъ оц?ниваетъ съ наименьшей ошибкой. Это именно 0,7. Почти у вс?хъ экспери-
ментаторовъ этотъ иитерваллъ времени оц?нивался наибол?е безошибочно. Если бы мы спросили, каковы причины того, что этотъ ии?
терваллъ оц?нивается наибол?е безошибочно, то отв?тить на это въ высшей степени трудно. Въ одно время предполагали, что, можетъ быть, это находится въ зависимости отъ того, что сред?
няя продолжительность шага равняется 0,7; отъ того, что такъ сказать, ритмъ движей?я является какъ бы критер?умомъ для оц?нки времени. Но потомъ этотъ взглядъ былъ оставленъ, какъ бездоказательный. Одинъ изсл?дователь нашелъ, что точность оц?нки времени находится въ зависимости оть ритма дыхан?я. Такъ, если дыхан?е замедляется или учащается, то оц?нка вре?
мени изм?няется соотв?тственнымъ образомъ. Предполагаютъ так?
же, что мускульное напряжен?е является критер?умомъ оц?нки времени а). Какъ бы мы этотъ вопросъ ни р?шали, мы должны признать, что въ основан?и оц?нки короткихъ промежутковь времени лежать как?я-то ощущен?я, связанныя съ д?ятельностыо нашего организма. Сл?довательно, вышеприведенное положен?е, х) Ыйм?егЬегд. ?Beitrage zur experimentellen Psychologies. 1889. H. 2. 195 что при оц?нк? времени мы руководствуемся т?ми или другими представлениями и ощущен?ями, остается непоколебимымъ. То обстоятельство, что при оц?нк? времени играютъ такую важную роль различный ощушеи?я, связанный съ д?ятельностью организма, даетъ иамъ возможность провести аналог?ю между восир?ят?емъ времени и ощущен?ями, напр., цв?та, звука. Подобно тому, какъ мы говорили, что если бы явилось существо съ орга?
низацией, отличной отъ нашей, то оно восприняло бы иные цв?та и звуки, ч?мъ мы, точно такимъ же образомъ мы можемъ ска?
зать, что если бы мы были устроены иначе, то мы воспринимали бы и время совс?мъ иначе, ч?мъ мы его воспринимаемъ въ на?
стоящее время, а это также доказываете, что время не им?етъ объективнаго существован?я, а обладаетъ субъективнымъ харак-
теромъ. Гербертъ Спенсеръ *), чтобы дать представлен?е о зависимо?
сти идеи времени отъ физической организации, о томъ, какое мо-
жетъ быть воспр?ят?е времеци у существъ, организованныхъ иначе, ч?мъ мы, приводить въ прим?ръ представлен?е времени у комара. Чтобы постигнуть, какого рода представлен?е времени можетъ быть у комара, воспользуемся сл?дующими данными. Комаръ во время полета производить тотъ характерный звукъ, который мы называемъ пискомъ. Этотъ звукъ, по всей в?роятности, созидается ударами крыльевъ количествомъ около 15.000 въ секунду. Если мы представимъ себ?, что комаръ при размах? крыла испытыва-
?тъ то же самое, что испытываемъ мы при м?рномъ движен?и руки вверхъ и внизъ, которое длится одну секунду, то мы можемъ сказать, что такъ какъ каждый ударъ крыла комара длится Visooo долю секунды, то комаръ въ одну секунку переживаетъ то же, что мы переживаемъ въ 15.000 секундъ, т.-е. около 5-ти часовъ. Другими словами, наша секунда равняется 15.000 секундамъ ко?
мара. Если предположить, что длительность жизни комара рав?
няется одному м?сяцу и принять въ сообр-ажен?е, что комаръ въ одну секунду переживаетъ столько, сколько мы переживаемъ въ пять часовъ, то окажется, что комаръ за свою м?сячную жизнь переживаетъ столько, сколько мы въ 5 л?тъ. (Разум?ется, если бы мы могли предположить, что психическая жизнь комара анало?
гична нашей.) Отсюда ясно, до какой степени неправы поэты, такъ ?часто ссылающееся на эфемерность жизни однодневныхъ ба-
бочекъ и т. п. Очевидно, въ своихъ жалобахъ они не въ состоя?
ли отр?шиться отъ антропоморфической точки зр?н?я! Знаменитый натуралистъ Карлъ Эрнстъ фонъ-Бэръ еще ') ?Основан?я психолог?и?, ? 91, 196 иначе изображал!? зависимость воспр?ят?я времени отъ изм?нен?я нашей физической оргацизац?и. Именно, онъ исходить изъ иред-
положен?я, что скорость мысли находится въ зависимости отъ скорости пульса и (изменяется вм?ст? съ лосд?дней. Если это такъ, то мы можемъ легко понять, какъ можстъ изм?нятьея наше представлен?е времени въ связи съ изм?нен?емъ пульса. Мы можемъ, напр., предположить, что жизнь челов?ческа-я, обнимаю?
щая д?тство, зр?лый возрастъ и старчество, сведена на одинъ м?сяцъ, и пульсъ челов?ка сталъ биться въ тысячу разъ скор?е, ч?мъ обыкновенно; тогда мысль его стала бы протекать въ тысячу разъ скор?е, ч?мъ теперь. Тогда воспр?ят?е явле?г?й изм?нилось бы корепнымъ образомъ, именно, такъ какъ мысль его стала бы-
стр?е, то онъ будетъ въ состоян?и воспринимать так?я движен?я, которыхъ онъ теперь не въ состоянии воспринять всл?дств?е ихъ ,чрезм?рной акорости. Такъ, напр., полета пули теперь онъ не можетъ воспринять: она движется слишкомъ быстро; но если бы его мысль ускорилась, то полетъ пули онъ воспринялъ бы, но всей в?роятности, такъ же, какъ мы теперь воспришшаемъ движе?
те паровоза, вагона трамвая и т. п. Зато, съ другой стороны, медленныхъ движен?й онъ сове?мъ не быль бы въ оостоян?и вос?
принять. Если бы, дал?е, жизнь его была сведена на 40 минуть, то травы и дв?ты показались бы ему такъ же неизм?нными, каки?
ми теперь кажутся горы. О рост? развивающейся почки въ про?
должено этой жизни можно было бы также мало узнать, какъ мало мы знаемъ о великихъ геологическихъ переворотахъ земно?
го шара. Мы не вид?ли бы движен?й животныхъ, они были бы для этого слишкомъ медленны; въ лучшемъ случа? мы о нихъ за?
ключали бы совершенно такъ, какъ это мы теперь д?лаемъ по отношен?ю къ движен?ю небесныхъ св?тилъ. Но допустимъ, наоборотъ, что жизнь челов?чеекал, вм?сто того, чтобы сокращаться, стала бы удлиняться; тогда получилась бы совс?мъ другая картина. Пусть, напр., пульсъ челов?ка и его воспр?ят?я замедлятся въ 1.000 разъ и пусть его жизнь продол?
жается 80 тысячъ л?тъ. Тогда то, что мы теперь переживаемъ въ 80 л?тъ, мы переживали бы въ одинъ годъ. То количество собы-
т?й, которое теперь приходится на одинъ годъ, пришлось бы ш? 8 часовъ. Тогда въ течен?е только четырехъ часовъ мы увид?лп бы, какъ земля покрывается сн?жнымъ саваномъ, мы увид?л" бы, какъ она начииаетъ оттаивать, трава и цв?ты начинают!, рас?
пускаться, деревья дриносятъ плоды; и зат?мъ мы увид?уш бы-
какъ вся эта растительность вновь увядаетъ. День и ночь меня?
лись бы, какъ темныя и св?тлыя мгиовен?я, и солнце съ бысгр0' ?? ?o^nnm ттп?гйтя..(?о бы но небесному своду. Пусть жизнь ч(" 197 лов?ка замедлится еще въ тысячу разъ: тогда различ?е между днемъ и ночью совершенно уничтожилось бы, путь солнца ка?
зался бы блестящей дугой на неб?, подобно тому, какъ вратдаю-
щ?йся раскаленный уголь кажется огненнымъ кругомъ. Раститель?
ность съ ужасающей быстротой безпрестанно распускалась бы и вновь погибала бы. Но довольно! Уже и этихъ прим?ровъ доста?
точно, чтобы уб?диться въ томъ, что время есть н?что, завися?
щее отъ нашей физической организац?и въ томъ самомъ смысл?, въ какомъ, напр., ощущен?е звука и цв?та зависятъ отъ нашей организац?и г). Но, можетъ быть, можно провести эту аналог?ю дальше и спросить: что же ,въ объективномъ м?р? соотв?тствуетъ времени въ нашемъ сознан?и? Подобно тому, какъ ощущен?ю цв?та въ объективномъ м?р? соотв?тствуютъ как?я-то волнообразныя дви-
жен?я, такъ и времени въ нашемъ сознан?и соотв?тствуютъ из-
в?стныя равномгърныя, пер?одическгя движен?я. Напр., у перво-
бытнаго челов?ка первымъ импульсомъ къ образован?ю идеи времени являются пер?одическ?я движен?я небесныхъ св?тилъ, пер?одическая см?на дня и ночи, такъ что въ этомъ смысл? древне-греческ?й философъ Платонъ былъ правъ, когда говорилъ, что ?зв?зды суть органы времени?. Но, разум?ется, движен?е св?тилъ не есть единственное средство опред?лять течен?е вре?
мени. Блаженный Августинъ совершенно правильно разсуждалъ, говоря- ?неужто, если бы вдругь прекратилось движеи?е т?лъ небесныхъ, а кружилось бы колесо горшечника, то не было бы никакого времени, коимъ мы могли бы изм?рять обороты этого колеса?? Можно взять как?я-угодпо пер?одическ?я изм?нен?я для из-
м?рен?я времени: напр., въ былыя времена гор?н?е св?чи или непрерывно см?няющееся п?н?е псалмовъ въ монастыряхъ были единственными средствами для обозначен?я часовъ дня и ночи. Для точнаго опред?лен?я времени намъ нужны безусловно пра?
вильные пер?оды, а так?е пер?оды мы дм?емъ или въ равном?р-
иыхъ передвижен?яхъ небесныхъ св?тилъ, или въ равном?рныхъ движен?яхъ въ изм?рительныхъ приборахъ, употребляемыхъ со-
временш>ши физическими науками. Такимъ образомъ ясно, что времени (въ нашемъ сознан?и) въ объективномъ м?р? соотв?тствуютъ изв?стпыя движен?я. Вся-
к?я явлен?я, процессы, событ?я способны вызывать въ насъ пред-
ставлен?я времени, но, какъ и ощущен?е цв?та, время существу-
етъ только лишь въ нашемъ сознан?и. Вн? нашего сознан?я, т.-е. объективно, времени н?гъ. х) Си. Liebimm- ?Zur Analysis d. Wirklichkeil?. 1880. стр. 90?102. 198 Поэтому Аристотель быль совершенно правъ, когда постав?
лял!, вопросъ, существовало ли бы время, если бы не существо?
вало души? Въ самомъ д?л?, если бы вс? нын? существующая вещи продолжали существовать, но перестали бы д?йствовать иа наше сознан?е, то время уничтожилось бы. Въ томъ сказочномъ .сонномъ царств?, гд? вс? живыя существа были объяты сномъ, времени не существовало. Время существуегь только лишь въ нашемъ сознан?и; а если такъ, го понятно, что реальньгаъ мы должны называть не только то, ?къ чему мы можемъ прикос?
нуться руками!? / ЛЕКЦ?Я ТРИНАДЦАТАЯ. Несостоятельность матер?ализма съ точки зр?н?я теор?и познан?я. Атомнзмъ у Демокрита, Дальтона и др. ? О субъективности свойствъ матер?и.? Атомнзмъ есть гипотеза. ? Кантъ и Шопенгауеръ о несосто?
ятельности матер?ализма. ? Генезисъ понят?я о субъект? и объект?. ? Существован?е сознан?я такъ же достов?рно, какъ и существован?е матер?и. Теперь мы достаточно подготовлены къ тому, чтобы перейти къ критик? матер?ализма съ точки зр?н?я т?ор?и познан?я. Мы вид?ли, что вс? качества, которыя мы приписываемъ вещамъ: звукъ, цв?тъ, твердость, теплота и т. п., а также простран?
ство, время, представляютъ собою содержан?е нашего ощущен?я. Объективно имъ соотв?тствуетъ н?что такое, что на нихъ не похоже. Они представляютъ собою не коп?и вещей, а, такъ ска?
зать, знаки изм?нен?й, происходящихъ въ объективномъ м?р?. Та?
кое учен?е называется субъептивнымъ идеализмомъ. Начало это?
го учен?я мы находимъ у Декарта и Локка, но въ настоящее время оно вновь было подтверждено физ?ологическими учен?ями и въ числ? своихъ защитниковъ им?етъ такого выдающегося физ?олога, какимъ быль Гельмгольцъ. По мн?н?ю этого посл?дняго, м?ръ есть наше представлен?е, и иротивъ самой крайней формы еубъективнаго идеализма мы соб?
ственно ничего возразить не можемъ. Если бы сторонникъ еубъ?
ективнаго идеализма ?сказалъ, что ?жизнь есть оонъ?, то даже противъ такого утвержде?г?я мы не могли бы ничего сказать 1). Мы въ первой лекц?н вид?ли, что главная задача философ?и заключается въ томъ, чтобы найти осново-начало или основной принципъ, лежащ?й въ основ? д?йетвительности. Но спрашивается, откуда же взять такой основной принципъ? Въ нашемъ непосред-
ственномъ оиыт? намъ даны два рода явлен?й. Съ одной стороны, наши чувства, мысли, желан?я; съ другой стороны, то, что мы *) См. его ?Thabsaclien in d. Walmiuluuung? въ ?Vortrage u. Redeil?. В. Н, стр. 242. 200 называемъ ?вещи матер?альныя?, им?ющ?я протяженность, дви?
жущаяся и т. п. Съ одной стороны, духовное, съ другой?физи?
ческое. Который же изъ этихъ двухъ родовъ явлен?й философъ долженъ положить въ основан?е своей системы? Конечно, тотъ, существован?е чего бол?е очевидно, бол?е несомн?нно. Одни философы думаютъ, что такого несомн?нною реально?
стью сл?дуетъ считать духъ. Ихъ называютъ спиритуалистами или идеалистами. Друг?е философы думаютъ, что такою несо-
мн?нною реальностью является матер?я. Что матер?я существу-
етъ?это, по ихъ мн?н?ю, неоомн?ино, а что существуетъ еще что-нибудь другое, то это подвергается сомн?н?ю. Матер?я, по ихъ мн?и?ю, им?етъ, такъ сказать, первоначальное существова-
н?е. Что же касается сознан?я или вообще психическаго, то оно обладаетъ реальностью производной. Поэтому они думаютъ, что въ основу д?йствительности нужно положить матер?ю. Этихъ философовъ называютъ матер?алистами. Они формулируютъ свое основное положение такимъ образомъ: ?Въ м?р? существуетъ только матер?я; существован?е только матер?и вполн? очевидно?. Это и есть такъ называемый гносеологическ?й аргументъ. Наша задача заключается въ томъ, чтобы показать, что это ут-
вержден?е неправильно; что, если вообще можно говорить о томъ, что бол?е достов?рно, существовап?е ли матер?и или психиче?
скаго, то можно прямо утверждать, что существован?е психиче?
скаго для насъ бол?е достов?рно, ч?мъ существован?е матер?аль-
наго, или что, по крайней м?р?, если только мы признаемъ су-
ществован?е матер?альнаго, то мы т?мъ самымъ признаемъ сущс-
ствован?е психическаго. Чтобы р?шить этотъ вопросъ, мы посмотримъ, что сл?дуетъ понимай, подъ матер?ей. Еще въ древности существовали дв? школы, которыя раз-
личнымъ образомъ понимали матер?ю. Одна школа отождествляла матер?ю съ пространствомъ; она предполагала, что все м?ровос пространство сплошь наполнено матер?ей, что матер?я непрерывно наполняетъ собою пространство. Другая школа предполагала, что м?ровое пространство заполнено особенными частичками, между которыми находится пустое пространство. 'Демокритъ предполагала что матер?я состоять изъ мель-
чайшихъ частичекъ, настолько пезначительныхъ по величин?, что эти частички дал?е д?лимы быть не могутъ, почему онъ и самыя частички назвалъ атомами, т.-е. нед?лимыми. Изъ соедн-
нен?я и сц?плен?я атомовъ созидаются вс? матер?альныя вещи-
Эти атомы им?ютъ различную форму. Одни изъ нихъ шарооб-
пя.яни mivrifi им?ютъ кубическую форму, третьи октаедрическу?'' 201 и т. д. Чтобы объяснить, какимъ образомъ одинъ атомъ можетъ соединиться съ другимъ, Демокригь предполагалъ, что атомъ обладаетъ шероховатой поверхностью или снабженъ ч?мъ-то въ род? крючковъ. Всл?дств?е этого атомы при приближен?и другъ къ другу сц?пляются. Таково въ существенныхъ чертахъ ато?
мистическое учен?е о матер?и, какое мы цаходимъ въ школ? Де?
мокрита. Это учен?е въ новой философ?и возобновляется въ XVII в?к? Гассенди и Бойлемъ, изв?стнымъ англ?йекимъ физикомъ. У нихъ мы находимъ повторен?е этого учен?я почти въ той форм?, въ ка?
кой оно было у Демокрита. Въ такомъ же вид? это учен?е оста?
валось почти до начала XIX в?ка, съ тою только разницею, что, разум?ется, посл? Ньютона, предложившаго законъ всеобщаго притяжен?я, не было надобности въ допущен?и, что атомы им?ютъ шероховатую поверхность для того, чтобы они могли сц?пляться другъ съ другомъ. Они теперь могли соединяться другъ съ дру-
гомъ просто въ силу притяжен?я. Но вотъ со времени англ?йскаго химика ^Дальтона (1804) атомистическое учен?е переходить въ новую фазу, можно ска?
зать, въ фазу научную. Если до сихъ поръ находили нужнымъ признавать существование атомовъ, то это д?лалось только лишь на осиован?и соображен?й чисто умозрительного характера; Даль?
тонъ же пришелъ къ необходимости признать атомы всл?дств?е того, что ? хот?лъ истолковать открытый имъ такъ называемый законъ кратныхъ отношен?й. Что такое законъ кратныхъ отношен?Й? Не входя въ тех-
иическ?я подробности, его можно пояснить сл?дующимъ обра?
зом!^ Дальтонъ разлагалъ на составным части различныя слож?
ный вещества и нашелъ, что рядъ такихъ сложныхъ веществъ состоялъ изъ двухъ простыхъ элементовъ, которые мы назовемъ черезъ А и В. Разница между составомъ сложныхъ веществъ за?
ключалась только въ томъ, что количественное отношен?е В къ А въ различныхъ изсл?дуемыхъ имъ веществахъ было различно. Такъ, напр., въ первомъ веществ? на изв?стное количество А приходилась одна единица в?са В, во второмъ веществ? на то же количество А приходилось двойное количество В. Въ третьемъ Беществ? на то же количество А приходилось тройное количество и т. д. Словомъ, в?съ В повторялся цгълов число разъ. Такой зам?чательный фактъ Дальтонъ долженъ былъ объяс?
нить или сд?лать его нагляднымъ. Онъ думалъ, что это можно сД?лать лучше всего, если предположить, что простые элементы состоять изъ однородныхъ атомовъ, и что атомы одного т?ла Могуть соединяться такимъ образомъ, что оОинъ атомъ одного 202 элемента соединяется съ однимъ атомомъ другого; или одинъ атомъ одного элемента соединяется съ двумя атомами другого элемента или съ тремя, четырьмя и т. д. атомами. При такомъ предположен^ становится понятнымъ, отчего въ различныхъ со-
единен?яхъ вс?хъ простыхъ элементовъ ц?лое число разъ боль?
ше въ одномъ, ч?мъ въ другомъ случа?; именно оттого, что ато?
мы соединяются другъ съ другомъ, такъ сказать, ц?ликомъ, не разд?ляясь на части, при чемъ атомы одного и того же т?ла им?-
ютъ одинъ и тотъ же в?съ. Тавимъ образомъ Дальтонъ изъ эмпирическихъ основан?й при-
шелъ къ тому, что раньше признавалось ;изъ соображен?й умо-
зрительнаго характера. Дальтонъ собственно не вводилъ новаго понят?я, а 'воспользовался т?мъ понят?емъ, которое уже давнымъ-
давно существовало въ наук? 1). Изъ этого, мн? кажется, становится также яснымъ, что едва ли можно разр?шить споръ относительно того, существуетъ ли различ?е между атомизмомъ современной хим?и и атомизмомъ древ?
ней философ?и. Мн? кажется, что было бы невозможно провести йежду ними р?зкую разграничительную лин?ю. Со времени Дальтона атомизмъ водворился въ наук?, оказал?
ся въ высокой степени плодотворной гипотезой, и въ настоящее время это учен?е можно считать общепризнаннымъ. Но если важность атомистической гипотезы ник?мъ не под?
вергается оомн?н?ю, то вопросъ о томъ, что такое самъ атомъ, разр?шается чрезвычайно различно. Такъ, напр., по мн?н?ю Дальтона, атомъ есть маленькое, круглое, абсолютно твердое т?льце 2). Но в?дь такое представлен?е объ атомахъ едва ли соб?
ственно можетъ удовлетворить т?хъ, кто желалъ бы конкретно ихъ себ? представлять. Никакъ нельзя понять, отчего это малень?
кое, круглое т?льце не можетъ быть д?лимо дал?е: разъ оно матер?ально, оно должно быть д?лимо. Такая трудность конкретнаго предетавлен?я атомовъ сознава?
лась давно. Еще во второй половин? XVIII в?ка ученый ?езуип, Босковичъ предложилъ теор?ю, по которой атомы представляютъ изъ себя непротяженныя, геометрическая точки, которыя ода?
рены способностью притяжен?я и отталвиван?я. Признавая атомы непротяженными точками, Босковичъ думалъ, что такимъ обра?
зомъ вполн? легко можно себ? представить, что атомы есть н?-
что нед?лимое. Но съ такимъ пониман?емъ атомовъ связывалась 1) Си. Лотарь А?ейеръ. ?Основан?а теоретической хим?и?. С'пб. 1S9-1-
стр. 10?11. !Л 'Г , ...л ?,?? -|9 203 другая трудность: нельзя было понять, какимъ образомъ изъ не?
протяженпыхъ точекъ могутъ складываться протяженныя т?ла. Босковичъ хот?лъ устранить эту трудность при помощи сл?дую-
щаго образнаго сравиен?я. Солдатъ въ арм?и занимаетъ сравни?
тельно очень мало м?ста, но не допускаетъ къ себ? на большое разстоян?е. Точно такимъ же образомъ и атомъ, хотя предста-
вляетъ изъ себя геометрическую точку, но ,въ силу способности отталкиван?я, благодаря которой онъ не подпускаетъ до изв?ст-
иаго пред?ла другой атомъ, онъ, такъ .сказать, занимаетъ изв?-
стное м?сто. Но едва ли это сравнен?е можетъ для насъ сд?лать понятнымъ, какимъ образомъ изъ непротяженныхъ точекъ создаются протя?
женныя т?ла. Впрочемъ, я долженъ зам?тить мимоходомъ, что это учен?е Босковича объ атомахъ, какъ непротяженныхъ точкахъ или центрахъ приложен?я силъ: отталкивателыюй или притяга?
тельной, было впосл?дств?и принято такими выдающимися физи?
ками, какъ Амперъ, Еоши, Тиндалль, Фарадей и др. х). Современные химики и физики, не всегда задаваясь вопро-
сомъ о существ? атомовъ, довольствуются указан?емъ на то, что атомъ представляетъ изъ себя только лишь рзв?стную индиви?
дуальность 2), что въ этомъ смысл? онъ нед?лимъ, что мы мо?
жемъ опред?лять его количественно, т.-е. его относительный в?съ, но что отъ ближ'айшихъ его опред?лен?й мы въ настоящее время должны отказаться. До сихъ поръ мы разсматривали, какъ смотрятъ на сущ?
ность матер?и физика и хим?я, но для насъ особую важность представляетъ вопросъ о матер?и съ точки зр?н?я теор?и позпа-
н?я. Разум?ется, эта посл?дняя точка зр?н?я вовсе не им?етъ ц?лыо опровергнуть точку зр?н?я физическую и химическую; она им?етъ своею ц?лью, такъ сказать, разсмотр?ть матер?ю съ дру?
гой стороны. .- J Если мы возьмемъ вещество въ какомъ-нибудь вид?, напр., кусокъ жел?за, то мы можемъ приписать ему самыя различныя свойства. Мы можемъ сказать, что ему присущи: изв?стная форма, Цв?тъ, шероховатость, теплота или холодъ, что онъ им?етъ опре-
д?ленную массу, что онъ можетъ находиться въ движен?и, что это движен?е можетъ им?ть опред?ленпую скорость Если мы вс? эти свойства разсмотримъ съ точки зр?н?я теор?и познан?я, то мы увндпмъ, что они им?ють характеръ субъективный. Что так?я свойства, какъ цв?тъ, протяженность и 1) См. Тэтъ. ?Свойства матср?и?. Спб. 1887. ') См., напр., МенОсл?евъ. ?Основы хдм?и?. 5-е изд., 188У, стр. 164. 204 пр. им?ютъ характеръ субъективный, это мы уже вид?ли рань?
ше. Сомн?н?е можетъ возникать относительно массы, движен?я, скорости и т. п. Но если мы разсмотримъ ихъ ближе, то окажется, что и эти понят?я им?ютъ чисто субъективное проис-
хожден?е. Что такое масса ? Легко понять, что то свойство, которое мы пазываемъ про?
тяженностью, отличается отъ того свойства, которое мы пазы?
ваемъ массой. Если мы возьмемъ два одинаковой величины шара, но одинъ изъ нихъ будетъ деревянный, а другой свинцовый, то легко понять, что при одинаковой протяженности они им?ютъ неодинаковую массу, и именно, свинцовый шаръ им?етъ массу бдльшую, ч?мъ деревянный. Чтобы опред?лить понят?е массы, нужно воспользоваться другимъ понят?емъ, именно понят?емъ силы. Для того, чтобы при?
вести въ движен?е дв? одинаковыя массы, нужно употребить одинаковое количество силы. Въ этомъ смысл? можно сказать, что масса пропорц?ональна сил?. Но что такое сила? Откуда бе-
ретъ начало понят?е силы? Понят?е силы беретъ свое начало изъ ощущен?я усил?я. Для того, чтобы привести въ движен?е ббль-
шую массу, намъ необходимо употребить мускульнаго напряжен?я или усил?я больше, ч?мъ въ томъ случа?, когда намъ пужно привести въ движеи?е меньшую силу. Очень поучительными въ этомъ смысл? являются сл?дующ?я слова англ?йскаго физика Тэта : ?Слово сила изъ-за его краткости будетъ часто употреблять?
ся нами, но она въ сущности ?не обозначаешь ничего объектив-
наго... Это есть представлен?е, вытекшее изъ мышечнаго чувства совершенно такимъ же образомъ, какъ вытекли изъ показанш другихъ чувствъ идеи блеска, шума, запаха или боли. Во вс?хъ этихъ случаяхъ н?тъ ничего внгьшняго, объективного, что пря?
мо соотв?тствовало бы представлен?ю? *). Чувство напряжен?я или усил?я есть н?что субъективное, я, сл?довательно, самое понят?е массы, т?сн?йшимъ образомъ свя?
занное съ представлеп?емъ усил?я, им?етъ характеръ субъектив?
ный. Сила не есть что-либо объективно существующее; это есть только лишь представлен?е того усил?я, которое мы должны упо?
требить для того, чтобы привести въ движен?е какую-либо массу. Такой же субъективный характеръ присущъ и представле-
н?ямъ скорости и ускорен?я, употребляемымъ въ механик?. Если т?ло въ одну единицу времени проходить большее пространство, ч?мъ другое т?ло въ ту же /единицу времени, то мы говорим!., 1) ?Свойства ыатер?и?, стр. 7. 205 что первое т?ло движется съ большей скоростью, ч?мъ второе. Такъ какъ иредставлен?е движен?я неразрывно связано съ пред-
ставлеи?емъ пространства и времени, то, сл?довательно, и поня-
т?е скорости им?етъ субъективное происхозкден?е. Такимъ образомъ, вс? свойства вещества въ коиц? кон-
цовъ разлагаются на представлеи?я. Поэтому можно сказать, что ?вещество въ нзв?стномъ смысл? есть совокупность пред-
ставлен?п?. Если мы бросимъ даже поверхностный взглядъ на явлен?я, совершающаяся вн? насъ, то мы увид?шъ непрерывное измгъне-
н?е и превращен?е вещества. Мы видимъ и знаемъ, что сложныя т?ла разлагаются на простыл, что изъ простыхъ т?лъ созида?
ются сложныя. Прим?ры такого превращен?я, которое называ?
ется химическимъ, такъ общеизв?стны, что едва ли стоитъ ихъ перечислять, но въ этихъ превращен?яхъ и изм?нен?яхъ вещества есть одно явлен?е, на которое мы должны обратить наше внима?
ние, это именно такъ называемая неуничтожаемость вещества или сохранен?е матер?и. Если мы возьмемъ кусочекъ угля и зажжемъ его, то онъ сгоритъ и останется пепелъ. Челов?къ, не знакомый съ хим?ей, могъ бы подумать, что часть вещества угля погибла или уничто?
жилась, но хим?я говорить, что ничего подобнаго въ этомъ про-
цесс? гор?н?я не им?ло м?ста, кажущееся же уменьшен?е веще?
ства произошло оттого, что углеродъ, содержавшейся въ угл?, отд?лился отъ угля и соединился съ кислородомъ воздуха, обра-
зовавъ новое вещество ? углекислоту. Что углеродъ не уничто?
жился, можно легко доказать: если взв?сить то количество углекислоты, которое получилось посл? гор?н?я, и остатокъ угля, то окаркется, что в?съ ихъ равняется в?су угля и кислорода, взятымъ до гор?н?я. Это явлен?е и подобныя ему доказываютъ, что позади раз-
нообразныхъ изм?нен?й и превращен?й находится н?что, что изм?нен?ю и превращен?ю не подлежить, что количественно со?
храняется. Это именно и есть то, что мы можемъ назвать мате-
р?ей въ собственномъ смысл? слова. Мы должны признать суще?
ствование чего-то количественно неизм?ннаго для того, чтобы быть въ состоян?и объяснить возможность постоянныхъ перем?нъ въ м?р? матер?альныхъ явлен?й. Мы должны признать существо-
ван?е этого такъ яазываемаго субстрата или носителя мате-
ргальныхъ явлен?й 1). *) Ср. сл?дующ?я глопа Мондм?ева В Ъ преднслов?п къ ?Основамъ хнм?п?: -'оуцнен?е это паш?сано дли ознакомлен!? нач?шающнхъ не только съ на-
206 Этотъ субстратъ въ д?йствительности совпадаетъ съ т?мъ, что въ хим?и и въ физик? называютъ атомами. Хотя мы при-
знаемъ, что матер?я всец?ло разлагается на ощущеи?я, но чтобы объяснить возможность изм?нен?й вещества, которымъ вызываются ощущеп?я, мы доиускаемъ гипотезу атомовъ. Пожалуй, кто-нибудь будетъ протестовать противъ обозначе-
н?я атомовъ гипотезой. Мн? могутъ сказать, что сущеетвован?е атомовъ вовсе не гипотеза, а строго-научно обоснованная теор?я. Въ настоящее время существован?е атомовъ является 'настолько безспорной вещью, что даже идеаломъ науки считается объясне-
н?е явлен?й при помощи ?механики атомовъ?. Считается, что явле-
н?е не объяснено, если оно не сведено на механику атомовъ. Въ виду того, что такой взглядъ ,на существован?е атомовъ пользуется большимъ распространен?емъ, я считаю необходимымъ привести взгляды н?которыхъ выдающихся натуралистовъ по этому предмету, чтобы показать, что, въ д?йствительности, въ ?современной наук? учен?е объ атомахъ признается только лишь гипотезой. Такъ, напр., Дюбуа-Реймонъ признаетъ, что ?физи-
ческ?й атомъ есть вполн? посл?довательная и при изв?стныхъ услов?яхъ, напр., въ хим?и, очень полезная фикцгя? 2). По мн?-
н?ю англ?йскаго физика Тэта, ?атомъ есть математическая фик?
цгя, но крайне удобная для н?которыхъ изсл?дован?й? 2). Разу-
м?ется, т?, которые считаютъ атомъ безспорной реальностью, не стали бы его называть фищ?ей; приблизительно то же говоритъ и Менделгьевъ 3). По его мн?н?ю, атомное учен?е, допускающее лишь конечную механическую д?лимость, наукою должно быть, до сихъ поръ, по крайней м?р?, принимаемо только, какъ пр?емъ, подобный тому пр?ему, который употребляетъ матема-
тикъ, когда сплошную кривую лин?ю разбиваетъ на множество прямыхъ лин?й. Противъ того положен?я, что задача науки будто бы заклю?
чается въ томъ, чтобы свести все къ механик? атомовъ, А?ахъ зам?чаетъ, что ?это есть химирическ?й идеалъ, который могъ слу?
жить эффектной программой въ популярныхъ лекц?яхъ, въ рабо?
чей же комнат? серьезнаго изсл?дователя онъ не им?лъ суще-
ственнаго значен?я? 4). Гельмгольцъ высказывается противъ стре-
блюден?ями, опытами и законами Х??М?И, но и съ воззр?н?ями этой наукп на неивл?нную сущность иэм/ьняшщагося вещества?. 2) ?Ueber die Grenzen des Naturerkennens?, стр. 25. 2) Тэтъ. ?О нов?йщнхъ усп?хахъ физ?шескихъ знан?й?. Спб. 1877 г., стр. 261. 3) ?Основы хим?и?, стр. 166, прим?ч. *1 ?Ponular-wissonschaftlich e Vortrage?, стр. 181. млен?я изъ чисто гипотетическихъ допущен?й относительно строе-
н?я атомовъ выводить основы теоретической физики х). Для очень многихъ учеиыхъ атомы им?ютъ значен?е только лишь вспомогательной гипотезы. По мн?н?ю Маха, тотъ, кто призпадъ реальность атомовъ на томъ осиован?н, что они оказы-
ваютъ намъ существенную пользу, какъ вспомогателыюе средство для представлен?я явлен?й, впалъ бы въ ошибку, которую онъ поясняегь при помощи сл?дующаго образнаго сравнен?я. Поло-
жимъ, что кто-нибудь захот?лъ бы познать д?йствительность изъ того, что совершается на театральной сцен?. Если бы онъ вошелъ за кулисы, то онъ увид?лъ бы, что тамъ движен?я, нанрим?ръ, лодокъ, совершаются, благодаря различными механическимъ при-
способлен?ямъ. Если бы онъ сталъ думать, что и въ д?йствитель-
ности эти движен?я совершаются, благодаря такимъ рке приспо-
соблен?ямъ, при помощи которыхъ они производятся на сцен? театра, то онъ впалъ бы въ ту же самую ошибку, въ какую впа-
даетъ челов?къ науки, если онъ на томъ основан?и, что атомы даютъ возможность изображать явлен?я м?ра, считаетъ ихъ реаль?
но существующими 2). Недавно изв?стный химикъ Оствальдъ высказался противъ атомистическаго учен?я. Онъ находить, что въ атомизм? есть много пшотет??ческаго и даже метафизическаго. Онъ предлага?етъ совс?мъ устранить понят?е атома, матер?и и, вм?сто него, ввести понят?е энерг?и 3). Приводя эти взгляды выдающихся совремеиныхъ естество?
испытателей, я вовсе не желаю сказать, что не признаю реаль?
ности атомовъ или что я, вообще, желаю возразить противъ атомистической теор?и. Я только хот?лъ указать тотъ родъ ре?
альности (если тажъ можно выразиться), который мы должны приписать атомамъ, и это посл?днее обстоятельство представля-
етъ огромную важность для разртзшен?я вопроса о несостоятель?
ности матер?ализма съ точки зр?н?я теор?и познан?я. Несостоятельность матер?ализма съ точки зр?н?я теор?и познан?я была впервые особенно ясно провозглашена Еантомъ. Посл? Канта ходяч?й матер?ализмъ сд?лался учен?емъ иевоз-
можнымъ. Еъ чему же сводится заслуга Канта въ этомъ отношен?и? По мн?н?ю его посл?дователей, онъ довершилъ д?ло, начатое Декартомъ и Локкомъ. Эти посл?дн?е признали субъективность °Щущен?й, Канту нужно было доказать субъективность простран-
етва и времени. ?) ?Vortrage und Reden?. В. II, стр. 47. -) Mack. ?Die Mechanik in ihrer Entwickelung?. 1897 г., стр. 497?498. 3) ?Die Ueberwindung des wissensrhaftlichen Mnferi.ilismtis?. 1870 г., стр. 15, 208 Кантъ думалъ, что мы не можемъ познать вещей такъ, какъ он? существуютъ сами по себ?. Мы не познаемъ вещей въ себ?, потому что он? находятся вн? пространства и времени, мы ихъ познаемъ постольку, поскольку мы къ нимъ прим?няемъ формы пространства и времени. Пространство же и время суть наши субъективным формы. Сл?довательно, вещи мы можемъ по?
знавать только лишь потому, что нашему уму присущи формы пространства д времени; нашъ умъ, такъ сказать, обусловлива?
емо существование вещей. Поэтому, по учен?ю Канта, матер?аль-
ныя вещи не только не им?ютъ абсолютнаго существован?я, но зависятъ всец?ло отъ формъ нашего ума. Этому учен?ю придалъ особую форму Шопенгауэръ, которы?? утверждалъ, что ?м?ръ есть мое предотавлен?е?. Онъ отчетлив?е, ч?мъ кто-нибудь другой, довааывалъ ту 'мысль, ,что собственно безъ субъекта нгьтъ объекта, что безъ духа и?тъ матер?и. Въ одномъ м?ст? своихъ сочииен?й Шопенгауэръ заставляете вести сл?дующ?й разговоре между субъектомъ и объектомъ (между матер?ей и духомъ). Матер?я говорить: ?Я существую, и вн? меня н?тъ ничего. М?ръ есть только моя преходящая форма. Ты ?Субъектъ, или сознан?е, простой результата одной части этихъ формъ, и совершенно случаенъ. Еще н?сволько мгновен?й, и ты больше не существуешь. Я же остаюсь изъ в?ка въ в?къ?. На это еубъектъ (или духъ) отв?чаетъ: ?Это безконечное время, въ течеи?е котораго, какъ ты хвастаешь, существуешь, и безконеч?
ное пространство, которое ты наполняешь, существуетъ только въ моемъ представлен?и, которое тебя воспринимаетъ, и благодаря которому ты только и существуешь? х). Въ другомъ м?ст? Шопенгауэръ остроумно осм?иваетъ т?хъ, которые, предполагая, что въ м?р? только матер?я им?етъ абсо?
лютное существован?е, стараются вывести изъ нея сознан?е. Матс-
р?алисты, по его словамъ, считаютъ матер?ю абсолютно существую?
щей. Зат?мъ они ?стараются найти первоначальное, прост?йшее состоян?е матер?и и развить изъ него вс? лосл?дующ?я, восходя отъ простого механизма къ химизму, къ полярности, къ способ?
ности произрастан?я (Vegetation), способности ощущен?я (Ап?ша-
litat). Если бы, иредположимъ, это удалось, то посл?днимъ зве-
номъ ц?пи оказалась бы способность ощущен?я, познан?я, кото?
рое явилось бы простымъ видоизм?иен?емъ матер?и. Если бы мы такимъ образомъ сл?дили за разсужден?ями матер?ализма, то, достигнувъ дхъ шнечнаго пункта, мы чувствовали бы неукроти?
мы? приступъ олдаш?йскаго см?ха, увид?вши вдругъ, какъ бы х) Соч. изд. Griesebacb'a. В. II, стр. 26?7 209 пробуждаясь отъ сна, что его посл?дн?й съ такимъ трудомъ вы?
веденный результата?познан?е, уже предполагалось, какъ неиз-
б?жное услов?е при самой начальной ^сходной точк?, простой матер?и... Такимъ образомъ, неожиданно раскрылось бы чудовищ?
ное petitio principii, ибо вдругъ оказалось бы посл?днее звено исходною точкою, на которой ужо держалось первое, ц?пь пре?
вратилась бы въ кругъ; матер?алистъ же уподобился бы бароиу Мюнхаузену, который, плавая верхомъ на лошади въ вод?, под-
нялъ вверхъ лошадь, обнявши ее ногами, и самого себя, схвативши за перекинувшуюся напередъ собственную косу? ] ). Этими словами Шопенгауэръ хочетъ сказать, что защитникъ матер?ализма не зам?чаетъ, что въ тотъ моментъ, когда онъ до-
пускаетъ ?уществован?е матер?и, оиъ допускаегь и существование духа, которымъ единственно обусловливается существован?е ма-
тер?и. ?Утвержден?ю, что позиан?е есть модификация матер?и, съ равнымъ правомъ можетъ быть противопоставлено противопо?
ложное, что всякая матер?я есть лишь модификация позпан?я субъ?
екта, какъ представлен?е его? 2). Благодаря Шопенгауэру, мысль о томъ, что матер?я не им?етъ абсолютнаго существован?я, сд?лалась очень популярной не только среди философовъ, но и среди натуралистовъ. Взгля?
ды, родственные со взглядомъ Шопенгауэра, мы находимъ у Гельмгольца, Фпкка и др. 3). Посл? Шопенгауэра вопросъ о томъ, что щ?етъ бол?е до-
стов?рное существован?е, духъ или матер?я, по большей части р?шался въ томъ смысл?, что духъ имгъетъ болгъе несомнгънное сугцсетвован?е. Ф. А. Ланге, авторъ изв?стной ?Истор?и матер?ализма?, говорить: ?Если одинъ изъ двухъ предметовъ (ощущен?е и дви?
жете атомовъ) долженъ быть объявленъ за д?йствительность, а другой за простую видимость, то было бы гораздо бол?е осно?
ва н?я объявить ощущен?е и сознан?е за д?йствительность, атомы же и ихъ движен?я за простую видимость? 4). Риль, изв?стный позитивистъ, находить, что существован?е ') Тамъ же, т. I, стр. G2. ?М?ръ, какъ представление и воля?. М. 1900, стр. 27?8. 2) ?Соч. Шопенгауэра?, изд. Griesebach'a. В. I, стр. 623. 3) См. вышеприведенное на стр. 198 соч. Гельмгольца. Фнз?ологъ Фиккъ даже написалъ сочинен? е ?М?ръ, ка?съ лредставден?е?. 4) ?Истор?я матер?ализма?. Спб. 1899, стр. 450. Тамъ же приводится сл?-
дующее м?сто изъ соч. астронома Цельнера ?О природ? кометъ?: ?Феноменъ о?дущен?я есть гораздо бол?е основной фактъ ?габлюдеи?я, нежели подвиж?
ность матер?п, которую мы принуждены приписывать ей?. 210 пснхическихъ явлен?й несомн?нн?е и в?рн?е всего другого. По его мн?н?ю, ?сознан?е нельзя выводить изъ явлен?я матер?и по?
тому, что явлен?е это именно д предстаетъ сознан?ю. Сл?дова-
тельно, уже предполагаешь его (т.-е. сознан?е) существую-
щимъ?. ?Естественныя явлен?я только и могутъ становиться памъ изв?стными въ вид? представлен?я, т.-е. душевныхъ процес-
совъ? х). Этого, я думаю, вполн? достаточно, чтобы отв?тить на во-
просъ, насъ ннтересующ?й. Матер?алистъ утверждалъ, что ?въ м?р? истинной реальностью обладаетъ только матер?я, что мы можемъ сомн?ваться въ существован?и всего, но сомн?ваться въ существован?и матер?и мы не можемъ. Существование ея для пасъ очевидно; она намъ непосредственно дана?. Это разсужден?е матер?алиста неправильно. Изъ двухъ не?
посредственно намъ даиныхъ родовъ явлен?й, матер?альныхъ и пснхическихъ, психическ?я обладаютъ бол?е очевидной реаль?
ностью. То, что мы пазываемъ матер?альнымъ, въ конц?-концовъ есть наше нредставлеи?е. Наше представлен?е, чувство, мысль и желан?е, т.-е. наши психическ?я состоян?я, даны намъ непосред?
ственно, мы воспринимаемъ дхъ такъ, какъ они есть, между т?мъ какъ матер?я въ собствешюмъ смысл?, или атомы, представ ляетъ изъ себя только лишь гипотезу. Никакъ нельзя утверждать, что матер?и присуще бол?е ле-
сомн?нное существован?е, ч?мъ сознан?ю, потому что м?ръ какъ духовный, такъ равньшъ образомъ и матер?альный составляет!. содержан?е нашего сознангя. ?Но если все нами познаваемое есть только содержан?е мо?
его сознан?я, то в?дь тогда всякое различ?е между м?ромъ пси-
хическимъ и м?ромъ физическимъ должно было бы уничтожиться. Если бы это было такъ, то какимъ образомъ я могъ бы отли?
чить то, что есть только лишь мое представление, огъ того, что принадлежать м?ру физическому?? Такъ можетъ, конечно, поду?
мать читатель. Но такого сомн?н?я въ д?йствительности не мо?
жетъ быть, потому что между т?мъ содержан?емъ оознан?я, кото?
рое мы называемъ м?ромъ психическимъ, .и между т?мъ содер-
жан?емъ сознан?я, которое мы называемъ м?ромъ физическимъ, им?ется огромное разлнч?е, существующее въ сознан?и каждаго. Какимъ образомъ устанавливается это различ?е, трудно показать въ элементарной форм?. Но я попытаюсь вкратц? это сд?лать, чтобы хоть въ самыхъ общихъ чертахъ показать, какъ этотъ вопросъ понимаютъ н?которые изъ современныхъ выдающихся писателей. *) ?Теор?я науки п метафизика?, стр. 214 и 210. 211 Постараемся представить себ? душевную жизнь ребенка на самой элементарной стад?и развит?я, представимъ себ?, ,что онъ что-нибудь воспринимает^., и спросимъ себя, можетъ ли онъ вос?
принимать что-нибудь, какъ вещь, какъ что-нибудь даходящееея ????? его, какъ н?что объективное? Конечно, н?тъ. Для того, чтобы что-нибудь воспринимать, какъ объективное или какъ субъ?
ективное, нужно, чтобы существовало какое-нибудь представлен?е о субъект? и объект?, а этого мы относительно первоначаль-
наго сознан?я допустить никакъ не можемъ. Но какъ же все-таки назвать то, что воспринимается въ такую эпоху, когда н?тъ со-
знан?я ни субъекта, ни объекта? Мы назовемъ его просто содер?
жатель : оно ни объективно, ни субъективно г). Вотъ это не?
дифференцированное оодержан?е и есть то единственное, что со-
етавляетъ предметъ первоиачальнаго сознан?я. Но такъ, конечно, не можетъ д?ло всегда оставаться. Начинается диффере?щ?ац?я еодержан?я. Это происходить такимъ образомъ, что часть этого содержанья составляете отд?льный комплексъ чисто субъектив?
ного характера, часть?комплексъ чисто объективный. По всей в?роятности, это происходить оттого, что у развивающагося дн-
дивидуума составляется представление о его физическомъ ?я?. Возл? этого физическаго ?я? группируется рядъ представлен?й, чувства; ощущен?я, связанным съ д?ятельиостью организма, напр., чувство двнжен?я, боли, усталости и т. п. На ряду съ этимъ выд?лен?емъ въ одну группу предетавлен?й, концентрирующихся вокругъ нашего физическаго ?я?, составляется и представлен?е о м?р? объективномъ. Напр., мы зам?чаемъ, что н?которыя пред-
ставлен?я возникаютъ и продолжаютъ свое существован?е неза?
висимо отъ того, совершаетъ ли нашъ организмъ какое-нибудь движен?е или н?тъ; отсюда получается впечатл?н?е о чемъ-то иезависимомъ отъ нашего ?я?. Такого рода представлен?я, въ ?вою очередь, выд?ляются въ особую группу, относимую нами къ объекту. Такимъ образомъ, получается дв? группы предста-
влен?й: объективныхъ и субъективныхъ. Сл?довательно, это разд?леп?е общаго содержан?я на субъ-
ектъ и объектъ есть результата абстратфи. Какъ матер?я, такъ и сознан?е есть результата абстракц?и, и поэтому легко понять ошибку, которую допускаетъ матер?алистъ, когда онъ утвер-
чсдаетъ, что матер?я есть единственно существующее. Матер?алистъ утверждаетъ, что истинной реальностью обла-
1) См. Wundt. ?System d. Philosophie?. 2-е изд., 1897. Abschn. 2. Avenarius. ?l>er mcnschliche Weltbegriff?. 1891. Much. Zur Analyse d. Empfindungen?. ,J2. Kulpp. ?Einleilmg in die Philosophie?. 1894, стр. 223, первоначальное Дер??;атт?п тгтт.тттптт ггп^/?тт* ,.т.~.,.?.- ?: ? *"? ' л даютъ только матср?альные атомы, что отъ нихъ мы должны исхо?
дить при объяснен?и д?йствительности. Матер?алыше атомы суть, какъ мы вид?ли, только лишь ги?
потеза для объяснен?я различныхъ изм?нен?й и превращена!, совершающихся въ матер?альномъ м?р?. Матер?алистъ, сл?дова-
тельно, вм?сто того, чтобы въ качеств? основного принципа брать непосредственно данное оодержан?е опыта, беретъ н?что гипотетически данное, но при. этомъ употребляетъ его не въ качеств? гипотезы, но въ качеств? единственной истинной ре?
альности. Изъ вышеуказаннаго отношен?я между субъектомъ и объек-
томъ становится ?юнятнымъ также и то, что, какъ только мы до-
пускаемъ существован?е матер?и, мы тотчасъ допускаемъ суще-
ствован?е и сознан?я. Сл?довательно, сознан?е обладаетъ, по меньшей м?р?, такою же очевидною реальностью, какъ и мате-
р?я. Въ самомъ д?л?, если одно общее содержан?е даетъ начало въ нашемъ лознан?и какъ объективному, такъ и субъективному, то, само собою разум?ется, что сознан?е такъ же реально, какъ и матер?я. Поэтому матер?алистъ долженъ допустить, что на ряду съ матергей существуетъ и сознанье. А съ такимъ допущен?емъ онъ отступаетъ отъ своей основной точки зр?н?я. ЛЕКЦ?Я ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. Объ изм?рен?и психическихъ явлен?й. Изм?рен?е интенсивности ощущен?й. Объ единиц? для изм?рен?я ощущен?й.?О порог? ощущеа?й.?Объ отно-
шен?и между ощущев?емъ и раздражен?емъ. ?Законъ Вебера. ? Законъ Фехнера. Очень мног?е думаютъ, что въ ыаук? въ настоящее время нм?ются даже экспериментальныя данныя, которыя доказываютъ справедливость матер?алистическаго попиман?я душевныхъ явле-
н?й; это именно измгърен?е психическихъ явлен?й. По пхъ мн?н?ю, то обстоятельство, что психическ?я явлен?я могутъ быть изм?-
репы, показываетъ, что психическ?я явлен?я находятся въ родств? съ явлен?ями матер?альньши. Вы помните, что мы уже встр?чались со взглядомъ, по ко?
торому возможность изм?рен?я скорости психическихъ процес-
совъ указываете на матер?альность ихъ. Еще Молешоттъ гово-
рилъ, что то обстоятельство, что психическ?е процессы совер?
шаются во времени, что они им?ютъ скорость, показываетъ, что о?ш связаны съ движен?емъ матер?альныхъ частицъ. Ту же мысль высказывалъ и Бюхнеръ. Онъ утверждалъ, что ?мысль есть есте?
ственное движен?е?, и это доказывается т?мъ, что мы им?емъ возможность изм?рять скорость мысли *). Подобный же взглядъ *) По мн?н?ю Бюхнера, ?мышлен?е есть и должно быть естественнымъ двюкен?смъ? (Natur-Bowegung) и что ?это есть не только требование логики, но что оно недавно доказано было даже экспериментально?. Бюхнеръ им?-
1-тъ въ виду именно изм?рен?е скорости психическихъ процессовъ, которое, "о его мН?н?ю, приводить къ тому выводу, что пспхпческ?й актъ или актъ мышлен?я совершается въ протяженномъ и сложном* субстрат?, оказываю-
Щемъ сопротпвлен?е, и что, поэтому, такой актъ есть не что иное, какъ Форма движен?я (?Stoff und Kraft?, стр. 309). Отголоски этого взгляда мы пм?емъ и въ русской литератур?: ?суще-
Ствуютъ признаки, говорптъ В. Л. въ стать? ?Движен?е, какъ основное на?
чало психическихъ явлен?й? (ж'урн. ?Знан?е?, 1876 г., декабрь), указы?
вающее на то, что психическ?е процессы, им?ютъ т?сное сродство съ сн-
??и" молекулярнаго дв??жин?я. Это доказывается т?мъ, что иснхнческ?е иро-
?е*-'сы совершаются во времени и съ этой стороны могутъ быть изм?рены. 214 мы находимъ и у проф. С?ченова, который, желая доказать су?
ществование родства между физическими и психическими явле?
ниями, указывалъ на то, что психическ?я явлен?я им?ютъ ско?
рость, сл?довательно, совершаются во времени, а что они свя?
заны съ мозговой д?ятельностью, указываетъ на то, что они со?
вершаются въ пространств?. Оба эти обстоятельства, по его мн?-
н?ю, показываютъ, что мысль носитъ совершенно ?земной? ха-
рактеръ !). Это зам?чан?е въ высокой м?р? любопытно и вот?, почему. То обстоятельство, что психическ?я явлен?я изм?ряютсч, кажется страннымъ, между т?мъ какъ тотъ фактъ, что физиче-
ск?я явлен?я изм?ряются, намъ не кажется страннымъ, и это объ?
ясняется т?мъ, что физическ?я явлен?я мы можемъ вид?ть; ося?
зать, слышать, а психическ?я явлен?я не можемъ. Въ настоящей время наука нашла возможность нзм?рятъ и психическ?я явлен?я. а если мы можемъ ихъ изм?рять, то, сл?довательно, они им?ютъ и?что общее съ т?мъ, что мы называемъ физическими явлен?ямп. Оттого-то С?ченовъ и говорить, что они носятъ ?земной? харак?
тера что они не представляють собою чего-то безплотнаго, нема-
тер?альнаго, кореннымъ образомъ отличающагося отъ матер?п. Вотъ въ какомъ отаошен?и вопросъ объ изм?рен?и психическнхъ явлен?й предетавляетъ для насъ большой пнтересъ. Указанные ученые, на основан?и возможности изм?рен?я пои-
хлческихъ явлен?й, утверждаютъ, что эти посл?дн?я им?ютъ ма-
тер?альный характеръ. Но если мы ближе присмотримся къ тому, какъ изм?ряются психическ?я явлен?я, и что значитъ изм?рять психическ?я явлен?я, то мы, по всей в?роятности, пркдемъ къ вы-
водамъ противоположнымъ. Обратимся прежде всего къ тому, что въ м?р? физическомъ понимаютъ подъ изм?рен?емъ. Вотъ столъ, им?ющ?й опред?лси-
ную длину. Какъ мы его изм?ряемъ? Мы беремъ опред?леш?ую единицу м?ры, напр., сантиметръ, и прикладываемъ эту единицу въ лии?и, выражающей длину стола, и смотримъ, сколько разъ эта м?ра въ ней вм?щается; положимъ, она вм?щается 150 разъ; *) С?ченовъ въ ?Психологпческихъ этюдахъ? для доказательства родсгнва между физическими и психическими явлениями приводить между про?лмъ сл?дующ?о факты: 1) Самые прост?йш?е изъ психическпхъ актовъ трсбуютъ для своего ПР0' псхожден?я опред?леннаго времени и т?мъ болыпаго, ч?мъ сложн?е акт*-
2) Психическая д?ятелы?ость для своего происхожден?я требуетъ я"а* томо-физ?ологпческой ц?лости головного мозга. Къ этому С?ченовъ д?лаетъ сл?дующее прим?чан?е: ?Сопоетавпвъ 1" и 2-й пункты, выходить, что психическая д?ятольность, какъ всякое земное явлен?е, происходить во времени, и въ нространств??. мы говоримъ, что столъ им?етъ 150 сайт, въ длину. Вотъ кусокь жел?за; мы беремъ опред?ленпую единицу в?са, положимъ фунтъ, и сравниваемъ его съ в?сомъ куска жел?за, и если окажется, что указанная единица содержится въ в?с? жел?за 35 разъ, то мы говоримъ, что кусокъ жел?за им?етъ 35 фуитовъ в?са. Но какъ изв?стно, мы можемъ изм?рять не только матер?альныя вещи, но также и матер?алышя ?явлен?я?, напр., теплоту, св?тъ, элек?
тричество. Единица для изм?рен?я теплоты у физиковъ назы?
вается ?калор?ей?. Физикъ можетъ опред?лить, какое количество калор?й содержится въ данномъ т?л?. Единицей для изм?рен?я количества св?та служитъ такъ называемая ?нормальная св?ча?, мы можемъ сказать, что въ данномъ количеств? св?та содержится св?тъ столькихъ-то нормальныхъ св?чей. Мало того, даже и та?
кое явлен?е, какъ электричество, им?етъ опред?лениыя единицы для изм?рен?я, которыя на техническомъ язык? называются ?ам?
перами?, ?вольтами? и т. п. Такимъ образомъ ясно, что для того, чтобы изм?рить ма-
тер?альную вещь или матер?алыюе явлен?е, мы нуждаемся въ опред?ленной един?щ?ъ для сравнен?я. Когда мы переходимъ въ область психическихъ изм?рен?й, мы прежде всего задаемъ себ? вопросъ, а ?гд? та единица, при помощи которой мы могли бы изм?рлть психическая явлеи?я?, и если она есть, то какова она. Когда говорятъ объ изм?реши психическихъ явлен?й, то им?ютъ въ виду два рода изм?рен?й. Въ психическихъ явлен?яхъ можно изм?рять интенсивность, силу ощущен?й; можно дзм?-
рять также скорость. Въ сегодняшней лекц?и я позволю себ? остановиться только на изм?рен?яхъ интенсивности или силы ощу-
щен?й, чтобы въ возможной полнот? высказаться по этому вопро?
су, а вопросомъ объ изм?рен?и ?скоростей? психическихъ нро-
цессовъ я займусь въ сл?дующей лекц?и. Что такое интенсивность, или сила ощущен?й, понять легко. Я беру шарикъ и бросаю его на подставку; своимъ паден?емъ онъ вызываетъ ощущен?е звука. Если я брошу тотъ же гаарикъ съ большей высоты на ту же подставку, то получается ощуще-
н?е большей силы, или большей интенсивности. Если мы срав-
нимъ ощущен?я отъ св?та св?чи и отъ св?та электрической лампы, то можемъ сказать, что ощущен?е отъ св?та электрической лампы сильп?е, бол?е интенсивно, ч?мъ ощущен?е отъ св?та св?чи. Если мы будемъ сравнивать ощущен?е отъ св?та св?чи съ ощущен?емъ оть св?та солнца, то мы найдемъ, что ощущен?е отъ св?та солнца интенсивн?е. Вопросъ, который поставляется въ психолог?и, за?
ключается въ сл?д. : можемъ ли мы опред?лить, во сколько разъ одно ощущен?е интенсивн?е другого, во сколько разъ одно ощу-
2 щен?е бол?е сильно, ч?мъ другое. Наприм?ръ, во сколько разъ ощущен?е отъ св?чи мен?е интенсивно, ч?мъ ощущен?е отъ св?тп, солнца, или во сколько разъ ющущен?е, которое мы получаемъ отъ выстр?ла пушки, сильн?е ощущен?я, которое мы получаемъ отъ выстр?ла пистолета. Воть вопросъ, который необходимо р?шить и который съ перваго взгляда кажется неразр?шимымъ. Всяк?й скажетъ, что ощущен?е отъ выстр?ла пушки сильн?е, ч?м*ь отъ выстр?ла пи?
столета, но во сколько разъ,?сказать безъ помощи науки никто не мозкетъ. Ощущен?е отъ св?та св?чи мен?е интенсивно, ч?мъ ощущеи?е отъ электрической лампы или отъ солнца, но во сколь?
ко разъ, мы знать не можемъ; и это происходить отъ того, что мы ие им?емъ опред?ленной единицы для сравнен?я. Если бы у насъ существовала опред?ленная единица, съ которой мы могли бы сравнить одно и другое ощущен?е, то мы могли бы сказать, во сколько разъ одно ошущен?е силы??е другого. Какъ мы по-
ступаемъ въ области физическихъ изм?рен?й? Положимъ, мы жс-
лаемъ опред?лить, во сколько разъ длина одного стола больше, ч?мь длина другого. Для этого мы беремъ какую-пибудь опре-
д?лениую м?ру, прикладываемъ ее сначала къ одному столу и смотримъ, сколько разъ она укладывается; положимъ 10 разъ; зат?мъ ту же м?ру мы прикладываемъ къ другому столу и на-
ходимъ, что она укладывается 50 разъ; тогда мы говоримъ, длина этого стола въ 5 разъ больше, ч?мъ длина того. А какъ найти ?вдиницу, чтобы определить силу ?щущен?я? Мног?е психологи говорили, что пзм?рен?е интенсивности психическихъ явлен?й вообще немыслимо по той причин?, что ощущен?е вовсе не есть величина. Если бы мы могли сказать, что ощущен?е сильное складывается изъ ощущен?й слабыхъ, то мы могли бы сравнить ихъ, но это невозможно, потому что силь?
ное ощущсн?е и слабое?два явлен?я несравнимый, несоизм?-
римыя. По мн?н?ю н?которыхъ психологовъ, спрашивать, во сколько разъ одно ощущен?е спльн?е другого, такъ же не-
ум?стно, какъ если бы мы стали спрашивать, во сколько разъ сладк?й вкусъ больше кислаго. Ихъ просто нельзя сравнивать другъ съ другомъ. Сл?довательно, по ихъ мн?н?ю, изм?ре-
н?е интенсивности психическихъ явлен?й представляется невоз?
можными На это друг?е психологи отв?чаютъ, и кажется совершенно правильно, что интенсивность ощущен?я можетъ быть изм?рена. Они этимъ вовсе не хотятъ сказать, что она непосредственно мо?
жетъ быть изм?рена. Если бы мы задались ц?лыо все изм?рять только непос?едственно, то даже такая наука, какъ астроном?я. 217 но могла бы существовать. В?дь астрономъ тоже не можетъ не?
посредственно изм?рять разстоян?я зв?здъ, величину ихъ п т. п., но, однако, онъ знаетъ все это, сл?д., онъ производить свои из-
м?реп?я не непосредственно, а косвеннымъ образомъ. Психологъ думаетъ, что онъ также не можетъ изм?рять ощущен?й непо?
средственно, а можетъ это д?лать косвенно, а именно, изм?ряя раздраженге, которое вызываеть ощущен?е, такъ какъ между раздражен?емъ и ощущен?емъ есть опред?ленное законом?рное отношен?е. А если между раздражен?емъ и ощущен?емъ есть зако-
ном?рное отношен?е, то наша ближайшая задача состоитъ въ ТО?ГЬ, чтобы опред?лить, каково это отно?нен?е. Я над?юсь, что разница между т?мъ, что называется ?раз-
дражен?емъ?, и т?мъ, что называется ?ощущен?емъ?, очевидна. Если я беру шарикъ и бросаю его на подставку, то этимъ я вы?
зываю изв?стное ощущен?е. Легко выяснить, что въ этомъ про-
цесс? раздраженге, и что ощу?цен?е. Весь этогъ процессъ д?-
лится на дв? части: съ одной стороны, я им?ю д?ло съ чисто физическимъ процессомъ; когда шарикъ падаетъ и ударяется о доску, то онъ производить воздушный волны. Это?процессъ фи-
зическ?й (раздраженге), который вызываеть чисто психическ??? процессъ?ощущенге звука. Итакъ, наша основная задача заключается въ томъ, чтобы опред?лить, какое существуеть отношен?е между раздражен?емъ и ощущен?емъ. Съ ра-здражен?емъ очень легко оперировать: его можно изм?рять?увеличить и уменьшить; напр., въ данномъ при-
м?р? я могу сказать, что раздражен?е, по м?р? того, какъ я увеличиваю высоту паден?я шарика, увеличивается. Если я уве?
личиваю высоту въ два раза, то и звуковое раздражен?е увеличи?
вается въ два раза; точно такимъ же образомъ могу я увеличи?
вать и св?товое раздражеше; если я им?ю одну св?чу, то я им?ю раздражен?е вдвое меньшее, ч?мъ въ томъ случа?, когда у меня дв? св?чи. Однимъ словомъ, всякое раздражен?е мы можемъ изм?-
рять, а если мы сум?емъ опред?лить отношен?е, которое суще?
ствуеть между раздражен?емъ и ощущен?емъ, то мы будемъ въ состояи?и изм?рить и самое ощущен?е. Теперь спрашивается, ка?
ково же это отношен?е? Самое простое отношен?е, какое только мыслимо, было бы отношен?емъ простой пропорц?ональноапи, т.-е. ч?мгь больше раздражен?е, т?мъ больше ощущен?е. Такъ, напр., одна св?ча Даетъ вдвое меньшее ощущен?е, ч?мъ дв? св?чи. Казалось бы, воть самый простой огв?гъ, который самъ собою напрашивается; чо отв?ть этотъ иеправиленъ. Если бы это было такъ, то мы 218 могли бы сказать, что одна св?ча даетъ одно ощущен?е, дв? св?чи производятъ ощущен?е вдвое большее, три св?чи даютъ ощущен?е въ три раза большее и т. д.; но на самомъ д?л? та?
кого отношен?я пропорц?ональности между возбужден?емъ и ощу-
щеи?емъ пе существуетъ, и чтобы уб?диться въ этомъ, достаточно привести два-три примера изъ обиходной жизни. Вс?мъ изв?стны такъ называемые концерты-монстръ, когда исполнителей въ оркестр? насчитываютъ ц?лыя сотни, и т?, ко?
торые въ первый разъ идутъ на так?е концерты, думаютъ услы?
шать тамъ звуки оглушительной силы, но оказывается, что звуки подобныхъ оркестровъ только немного превышаютъ своей силой силу звуковъ обычныхъ оркестровъ. Во время солнечныхъ за-
тмен?й, когда дискъ солнца закрывается наполовину, казалось бы, что и св?товое ощущеп?е должно уменьшиться наполовину; но на самомъ же д?л? различ?е въ св?т? до затмен?я и во время затмен?я намъ кажется весьма малымъ. Если бы суще?
ствовала полная пропорциональность, то при затемн?н?и диска солнца наполовину, и дневной св?тъ долженъ былъ бы умень?
шиться наполовину, между т?мъ этого не зам?чается. Эти при-
м?ры показываютъ, что полной пропорц?ональности между раз-
дражен?емъ и ощущен?емъ не существуетъ, что ростъ возбужде-
н?я не соотв?тствуетъ росту ощущен?я. Я приведу еще н?сволько прим?ровъ. Я брошу вначал? шаривъ съ высоты 40 сант.; получится ощущен?е изв?стной силы; теперь попробую бросить шарикъ оъ высоты не 40 сант., а съ 40 сант.-{-1 милл., и ни?
какой разницы въ ощущен?и посл? этого вы не зам?тите. Вы видите, что, хотя раздражен?е и возросло, но ощущен?е осталось безъ изм?нен?я; разницы въ ощущен?и вы не зам?тите, брошу ли я шарикь съ высоты 40 сант., или 40сант.-|-1 милл. Въ то время, когда я буду увеличивать раздражен?е съ малой постепенностью, .соответствующее ощущен?е совс?мъ не изм?пяется. Есть еще прим?ръ, указывающ?й на то, что, если раздражен?е будетъ уве?
личиваться на очень малыя величины, то соотв?тствующ?я ощу-
щен?я не будутъ изм?пяться. Напр., днемъ мы зв?здъ не видимъ, хотя он? и днемъ св?тятъ такъ же, какъ и ночью. Объясняется это сл?дующимъ образомъ. Въ иашемъ глазу есть изв?стное коли?
чество св?та, которое мы получаемъ отъ солнца. Къ этому коли?
честву св?та присоединяется очень малая величина отъ св?та зв?здъ; въ ощущен?и же нашемъ ничего не прибавляется. Ль' видите, что въ то время, когда раздра-жен?е увеличивается, ощу-
щен?е совс?мъ не растетъ. Вс? эти факты показываютъ, что ме?
жду ростомъ раздражен?я и ростомъ ощущеи?я никакой пропор-
219 ц?ональности не существуешь, но есть другое отношен?е, которое иамъ нужно опред?лить. Для опред?лен?я отношен?я между раздражеи?емъ и ощуще-
н?емъ существуетъ одинъ опытъ, который впервые произведенъ п?мецкимъ ученымъ Беберомъ, по справедливости считающимся оенователемъ экспериментальной психолог?и. Этотъ опытъ въ выедгей степени простой. Веберъ велитъ субъекту, надъ кото-
рымъ производить опытъ, закрыть глаза и положить руку на столь, а зат?мъ кладетъ ему на руку гирю, положимъ въ 1 фунтъ. Субъектъ получаешь ощущен?е тяжести. Веберъ присоединяешь малую величину, положимъ 1 зол., и спрашиваетъ, произошло ли изм?нен?е въ ощущен?и? Кажется, что изм?нен?е должно было произойти. На самомъ же д?л? субъектъ никакой разницы не зам?чаетъ. Тогда онъ присоединяетъ еще золотникъ и спраши?
ваетъ, изм?нилось ли ощущен?е или н?тъ; оказывается, что ощущен?е опять не изм?нилось; тогда онъ кладетъ еще золот?
никъ, зат?мъ еще, до т?хъ поръ, пока субъектъ скажешь: ?да, теперь в?съ изм?нился?; тогда смотрятъ, какую тяжесть нужно было прибавить для того, чтобы субъектъ получилъ едва зам?т-
ное ощущен?е различ?я. Оказывается, что, если первоначально быль положенъ одинъ фунтъ, то для того, чтобы разница была зам?тна, нужно было прибавить одну треть фунта. Теперь кла-
дутъ гирю въ два фунта и производятъ опытъ точно такимъ же образомъ, т.-е. выачал? прикладываютъ одинъ золотникъ, за-
т?мъ 2, 3 и т. д. до т?хъ поръ, пока субъектъ не зам?титъ разцицы; посл? этого смотрятъ на добавочную тяжесть; она равна двумъ третямъ фунта. Зат?мъ берутъ три фунта; оказывается, что добавочная тяжесть должна равняться тремъ третямъ; зат?мъ кладутъ гирю въ 4, 5, б и т. д. фунта. Изъ этого ряда цифръ выводится определенный законъ. Для того, чтобы изм?нилось ощущен?е, добавочная тяжесть должна находиться къ прежней тяжести въ отношен?и 1:3. Добавочное раздражен?е должно на?
ходиться въ опрсд?ленномъ отношен?и къ тому раздражен?ю, которое было раньше, для того, чтобы вызвать едва замгът-
ное различ?е въ ощущен?и. Этотъ законъ называется закономъ В сбора. Такой же опытъ можно произвести и во вс?хъ другихъ областяхъ ощущен?й, напр., въ области звуковыхъ ощущен?й. Если бы я взялъ шарикъ отъ того прибора, который находится зд?сь, и сталъ бы бросать его съ различной высоты, то оказа?
лось бы, что, если я въ первый разъ бросилъ шарикъ съ изв?стной высоты, то для того, чтобы получить едва зам?тную разпицу въ звуковомъ ощущсп?н, я долженъ бросить шарикъ во второй разъ 220 съ высоты на одну треть бдлыпую, ч?мъ въ первый. Такимъ образомъ и .въ этой области всец?ло прим?няется законъ Ве-
бера (если согласиться съ т?мъ положен?емъ, что интенсивность звукового раздражеи?я прямо пропорц?ональна высот? паден?я). Подобные опыты производились и въ области св?товыхъ ощу-
щен?й. Оказалось, что зд?сь отношен?е н?сколько иное; зд?сь раздражен?е нужно увеличить на одну сотую, чтобы въ ощущен?и получилась едва зам?тная разница; въ мускульномъ ощущен?и на одну семнадцатую. Изъ вс?хъ этихъ изсл?дован?й ясно, что для того, чтобы вызвать едва зам?тную разницу въ ощущен?и, добавочное раздражен?е должно находиться въ опред?ленномъ отношен?и къ прежде бывшему. Когда былъ открыть этотъ законъ, то многихъ онъ пора-
зилъ. Но въ д?йствительности легко вид?ть, что въ тысяч? слу-
чаевъ обиходной жизни мы встр?чаемся съ явлен?ями, которыя вполн? подходятъ подъ этотъ законъ Вебера. Напр., если я от-
дамъ нищему одинъ рубль, то онъ будетъ весьма радъ, но если бы я далъ милл?онеру рубль, то онъ отнесся бы къ этому дару совершенно равнодушно. Это объясняется т?мъ же закономъ: одинъ рубль представляете безконечно малую величину въ сравнен?и съ состоян?емъ милл?онера, такъ что милл?онеръ не зам?титъ никакой разницы въ своемъ состоян?и. Если прибавить 5 руб. къ ежем?сячному жалованью чиновника, получающаго въ м?сяцъ 25 руб., то эта прибавка для него представить зам?т-
ыую величину, но если бы мы прибавили 5 руб. къ жалованью чиновника, получающаго 250 руб., то она была бы для него незам?тна. Если бы спросили посл?дняго, какую сумму сл?дуетъ прибавить къ его жалованью, чтобы зам?тна была разница, онъ, на???рно, назвалъ бы цифру около 50 руб. Если мы покупаемъ вещь въ 1 руб. и получаемъ на ией уступку въ 10 к., то мы эту уступку считаемъ зам?тной величиной, по если бы, когда мы покупаемъ вещь на 100 руб., купецъ захот?лъ уступить намъ 10 коп., то мы, конечно, эту уступку не сочли бы зам?тной, а для того, чтобы мы ее сочли таковой, нужно, чтобы намъ уступи?
ли, по крайней м?р?, 10 руб. Вотъ къ чему сводится такъ назы?
ваемый законъ Вебера. Но однимъ Веберовскимъ закоиомъ для р?шен?я вопроса, насъ интересующаго, мы довольствоваться не можемъ. Мы видимъ, ка-
ким'ь образомъ ощущен?я растутъ, но законом?рной связи между ростомъ ощущеи?я съ одной стороны, и ростомъ раздражен?я? съ другой, въ этомъ закон? мы не находнмъ. Намъ нуженъ еще одинъ факгъ, и этотъ факть есть такъ называемый минимумь ощущен?й. 221 Что такое минимумъ ощущен?я? Когда я смотрю иа небо, то я вижу не вс? зв?зды,, а только зв?зды, положимъ, до пятой величины. Но в?дь зв?зды ниже пя?
той величины тоже даютъ раздражен?е. Отчего же я ихъ не вижу? Оттого, что св?товое возбужден?е отъ ш?хъ столь незначительно, что оно не сознается; оно находится, по выражеи?ю психологовъ, ниже порога ощущен?я. Для того, чтобы раздражен?е, реально существующее, вызвало во мн? изв?стное ощущен?е, оно долж?
но стать выше порога. Но какимъ образомъ можно опред?лить порогъ раздражен?я, наприм?ръ, для звукового ощущен?я? Для этого поступаютъ сл?-
дующимъ образомъ. Беругь самые маленьк?е, как?е только можно изготовить, пробковые шарики и опред?ляютъ, съ какой высоты ихъ сл?дуетъ бросать для того, чтобы вызвать едва зам?тное звуковое ощущение. Оказывается, что пробковый шарикъ, в?ся-
щ?й 1 миллиграммъ и падающ?й съ высоты 1 миллиметра, даетъ едва зам?тное ощущен?е звука; это и будетъ тотъ минимумъ, ниже котораго идти мы не можемъ. Если мы желаемъ опреде?
лить минимумъ ощущен?я тяжести, то нужпо взять х/50 грамма; если мы возьмемъ меньше, то въ изв?стныхъ частяхъ кожи ощу-
щен?я тяжести мы воспринимать ие можемъ. Вотъ что называется порогомъ ощущен?я. Психологи находятъ, что минимумъ ощущеп?я, которое мы получаемъ въ томъ случа?, когда на поверхность кожи д?йству-
етъ пробковый шарикъ въ 1/Г?0 грамма в?сомъ, равняется тому едва зам?тному ощущен?ю, которое мы получаемъ въ то время, когда мы, им?я въ рук? 1 фунтъ, прибавляемъ еще х/з- Это въ сущности кажется очень странньшъ. Какъ это, съ одной сторо?
ны ?/д фунта, а съ другой стороны ?/50 грамма могутъ вызывать одно и то же ощущен?е, а между т?мъ психологи утверждаютъ, что эти ощущен?я равны между собою и пазываютъ ихъ едва заметными пли минимальными ощущеи?ями и утверждаютъ, что всякое сложное ощущенге складывается изъ эпгихъ минималь-
ныхъ ощущен?й, которыя въ этомъ смысл? могутъ быть названы единицами ощущен?я. Если мы съ этимъ согласимся, то мы должны будемъ согласиться и съ т?мъ, что какъ раздражен?е, такъ и ощущен?е изм?няются въ очень малыхъ пред?лахъ. Теперь, если, съ одной стороны, мы возьмемъ Веберовск?й закоиъ, а съ другой стороны, т? изсл?дован?я, которыя мы им?-
емъ относительно порога ощущен?я, то мы будемъ въ состоян?н графически изобразить отношен?е между ощущен?емъ и раз-
дражен?емъ. Согласимся съ т?мъ, что ощущен?е есть изв?стная величина, которая можетъ увеличиться и уменьшиться: что иаз-
222 дражен?е есть величипа, это само собою понятно. Сл?довательно, мы можемъ символически величину ощущен?я и раздражен?я изо?
бражать при помощи величинъ соотв?тствующихъ лин?й. Прове-
демъ горизонтальную лин?ю неопред?лениой длины, и пусть оиа служить для обозначеп?я величины ощущеи?я (см. чертежъ). Раз-
д?лимъ ее па равныя части и у точекь д?лен?я поставимъ О, 1, 2, 3 и т. д. Часть лин?и 01 выражаетъ собою ощущен?е какой-нибудь определенной силы: лин?я 02 снмволизуетъ собою ощущен?е вдвое сильн?е; лин?я 03?ощущен?е въ три раза силь-
н?е. Теперь для каждаго нзъ указанныхъ ощущеи?й будемъ изо?
бражать соотв?тствующее ему раздражеи?е. Раздражен?я, соот-
в?тствующ?я ощущен?ямъ, мы будемъ изображать вертикальными лии?ями. Положимъ, для (порога) ощущен?я, которое мы обозна?
чим!, при помощи 0, соотв?тствуетъ раздражен?е, выражаемое величиной лин?и OB. Если я хочу изо?
бразить раздражон?е, соотв?тствующес ощущен?ю 1, то для этого я беру лин?ю, изображающую раздражен?е, соотв?тствую-
щее ощущен?е О, т.-с. ОВ, и прибавляю къ ней 73 лин?и ОВ, согласно закону Вебера. Тогда мы получимъ лин?ю, вели?
чина которой соотв?тствуетъ раздраже-
н?ю, отв?чающему ощущен?ю 1. Если мы пойдемъ дальше и спросимъ, какое раз-
дражен?е соотв?тствуетъ ощущен?ю 2, мы должны взять лин?ю, выражающую вели?
чину прежняго раздражен?я, и прибавить къ ней */з '?> такимъ обра-
зомъ, мы получ?шъ раздражен?е, соотв?тствующее ощущен?ю, обо?
значенному 2. Поступая такимъ же образомъ и для ощущеи?я 3, мы получимъ рядъ вертикалышхъ лин?й, соединен?е вершинъ ко-
торыхъ дастъ такъ называемую кривую раздражен?я. Эта кривая представляетъ тотъ интересъ, что она даетъ возможность опред?-
лить величину раздражен?я для любого ощущен?я. Вотъ, напр., дано ощущен?е, которое выражается лин?ей 3*/2. Нужно найти со-
отв?тствующее ему раздражен?е. Беремъ на горизонтальной лин?и точку, соответствующую 31/2, и возстановляемъ на ней перпен-
дикуляръ до перес?чен?я съ кривой; мы получимъ лин?ю, соотв?т-
ствующую искомому раздраженно. Такимъ образомъ ясно, что при помощи этой кривой мы можемъ найти для любого ощущен?я соот-
в?тствующее раздражен?е. Я изобразилъ графически отношен?е между раздражен?емъ и ощущен?емъ только для того случая, когда мы им?емъ д?ло m, ПШ??ТТРН?РМ?, тяжести. Тепепь спросимъ, н?тъ ли закона, ко-
Рис. 1. 223 торый выражалъ бы отношен?е между всякими ощущеы?емъ и раз-
дражен?емъ. Отв?та на этотъ вопросъ мы должны искать въ такъ называемшъ Фехиеровскомъ закон?. Фехнеръ, изв?стный н?мец-
к?й физикъ и философъ, открылъ законъ отношен?я между веякимъ ощущен?емъ и раздражен?емъ (въ 1859 г.). Оиъ именно нашелъ, что отиошеп?е, которое существуешь между ощущен?емъ и раз-
дражен?емъ, вполн? похоже на то отношеи?е, которое существуешь между числами и соотв?тствующими имъ логари?мами. Если мы возьмемъ таблицу логари?мовъ, то увндимъ, что въ ней им?ются два столбца чиселъ. Въ одномъ обык?ювенныя, а въ другомъ логари?мы. Кром? того, если мы обратимъ вниман?е на то, какъ растутъ логари?мы, то мы увидимъ, что логариомы возрастаютъ медленн?е, ч?мъ обыкновенныя числа, подобно тому, какъ величины ощущешй возрастаютъ медленн?е, ч?мъ величи?
ны раздражен?й. Если, напр., въ одномъ столбц? стоить 1, то въ другомъ 0; для числа 10 логари?мъ равняется 1, для 100 рав?
няется 2 и т. д. Сл?довательно, мы зд?сь видимъ, что въ то время, какъ логари?мы растутъ о??ред?леннымъ образомъ, числа, соотв?тствующ?я имъ, также растутъ, но совершенно своеобразно. Если мы разсмотримъ ближе ростъ чиселъ и логариомовъ, то мы увидимъ, что между ихъ ростомъ и ростомъ раздражены и ощущенш есть изв?стная аналог?я. Логари?мамъ 0, 1, 2, 3 и пр. соотв?тствуютъ числа 1, 10, 100, 1000 и т. д. Легко вид?ть, въ какомъ отношен?и зд?сь находится приращен?е чиселъ къ первоначальной ведичии?. Разность между 10 и 1 равна 9, между 100 и 10 равна 90, между 1000 и 100 равна 900. Сл?довательно, отношен?е прироста чиселъ къ первоначальной величнн? равно 9 : 1, 90 : 10, 900 : 100. Эти отношен?я тождественны, вс? рав?
ны 9. Сл?дователыю отношен?е прироста чиселъ къ первоначаль?
ной величин? постоянно равно определенному числу въ то время, какъ логари?мъ возрастаешь на единицу. То же'самое отношен?е, какое мы зд?сь им?емъ между ро?
стомъ чиселъ и соотв?тствующихъ имъ логари?мовь, мы им?ли и въ отношен?и между ростомъ ощущен?й и раздражен?й. Мы вид?лн, что, когда ощущеи?я возрастаютъ на одинаковую вели?
чину, то раздражен?я возрастаютъ такимъ образомъ, что при-
Ращен?е ихъ сохраняешь всегда одинаковое отношеи?е къ данной величпи? раздражен?я. Точно такимъ же образомъ зд?сь лога-
Ри?мы увеличиваются на равныя величины, когда соотв?тствую-
Ч?я имъ числа возрастаютъ такимъ образомъ, что приращен?е ??Хъ сохраняетъ всегда одинаковое отношеи?е къ данной вели?
чие. И такъ, можно сказать, что ощущен?я возрастаютъ, какъ ,1огариомы, въ то время, какъ раздражеп?я увеличиваются, какъ ^ 224 числа; .или еще короче, такъ какъ каждая величина возбужден??? можетъ быть выражена опред?леннымъ числомъ: ощущенге рав?
няется логари?му раздражен?я (закопъ Фехиера). Теперь мы им?емъ вполн? достаточное количество данныхъ, чтобы отв?тить на вопросъ, можно ли изм?рить интенсивность ощущен?й. Мы на этотъ вопросъ должны отв?тить, конечно, утвер?
дительно. Возьмемъ ту формулу, по которой ощущенге равняет-
ся логари?л?у раздраженгя. Эта формула им?етъ то значен?е, что при помощи ея, если намъ дано какое-нибудь ощущенге, мы всегда можемъ опред?лить, какое ему соотв?тствуетъ раздраже?
ние, и, наобороть, если намъ дана величина раздраженгя, то мы всегда можемъ опред?лить величину ощущенгя. Если намъ дана какал - нибудь величина раздражен?я, то намъ стоить найти въ таблиц? логариомовъ число, выражающее эту величину, тогда соотв?тствующ?й ему логариомъ будетъ означать величину ощу-
щен?я; и наобороть: если намъ дана величина ощущенгя, то мы при помощи той же таблицы логари?мовъ можетъ опред?лить, какое ему соотв?тствуетъ раздражен?е (разум?ется, для такого рода вычислен?й необходимы еще н?которыя данныя, о кото-
рыхъ н?тъ надобности зд?сь распространяться) *). Мы им?емъ полное право сказать, что, подобно тому, какъ инженеръ знаетъ, какое количество теплоты нужно для того, чтобы произвести изв?стное движен?е и какому количеству теплоты соотв?тствует ь какое движен?е, такъ и психологь знаетъ, какому раздраженно соотв?тствуетъ какое ощущен?е, и наобороть. А это значить, что психологъ можетъ изм?рять ощущен?я. Теперь .вернемся къ нашему основному вопросу. Говорягь ли эти данныя за матер?альность психическихъ явлен?й? Мы вид?ли, каковы суть т? единицы, который служатъ для изм?-
рен?я въ м?р? физическомъ; так?я единицы суть: фунтъ, ка-
лор?я, ампер-ь и проч., а зд?сь, въ области психическихъ явле-
н?й, каковы единицы, принятыя для изм?рен?я ? Зд?сь такими еди?
ницами является едва зам?тное ощущенге?минимумъ ощущен?я-
Разв? едва зам?тное ощущен?е, минимумъ ощущен?я им?етъ что-
нибудь общее съ т?ми единицами, при помощи которыхъ изме?
ряются матер?альныя вещи или матер?алы?ыя явления? Отсюда, мн? кажется, ясно, что пользоваться ЭТИМИ дан?
ными для того, чтобы доказывать матер?алыюсть психические явлен?й, защитникъ матер?ализма не им?етъ основан?й. Ска.ь'У больше: тотъ физикъ Фехнеръ, которому принадлежит!, честь от-
J) Объ ЙТОМ Ъ см. Вундтъ. ?Лекц?и о душ? челов?ка п животны4?'' ir,?.?;? з.я 225 крыт?я только что указаннаго закона, въ учеп?и о душ? вовсе не былъ матер?алистомъ. Онъ былъ въ числ? первыхъ, выска?
завшихся въ пользу принципа параллелизма, не им?ющаго ни?
чего общаго съ матер?ализмомъ. По мн?н?ю Фехнера, существуетъ коренное различ?е между м?ромъ физ.ическимъ и м?ромъ психи-
ческимъ; взаимод?йств?я между физическими и психическими явле-
н?ями не существуетъ; единственно, что мы можемъ допустить, это?параллельность или функц?ональное отношение между явле-
н?ями физическими и явлен?ями психическими г). Мн? остается еще сослаться на другого выдающегося философа, именно п?-
мецкаго философа Дюринга, котораго считаютъ матер?алистомъ, хотя я долженъ по этому поводу зам?тить, что его матер?ализмъ сильно отличается отъ матер?ализма Молешотта и Бюхнера. Онъ признаетъ, что психическ?я явлеи?я суть продуктъ матер?альнаго движен?я, но, говоря о Фехнеровскомъ закон?, онъ находить, что въ ощущен?яхъ н?тъ ничего такого, въ чему могли бы быть при-
м?нены законы механики; они суть продуктъ движен?я матер?аль-
ныхъ частицъ, но сами по себгъ они не матер?альны 2). Мн? кажется, изъ вс?хъ приведенныхъ соображен?й ясно, что изм?рен?е интенсивности ощущен?й вовсе не говоритъ въ пользу материальности психическихъ процессов!,. Пожалуй, кто-
нибудь на это зам?титъ: ?Но есть еще изм?рен?е скорости пси?
хическихъ явлен?й, которое, несомн?нно, доказываете ихъ мате-
р?альность?. Мн? кажется, что и это утвержден?е нев?рно, что я и постараюсь разъяснить въ сл?дующей лекц?и. г) Объ этомъ см. лекц?ю 18-ю. 2) ?Прпложен?е механическихъ принциповъ къ субъективному ощуще-
"ю кажется невозможностью, потому что въ ощущен?и н?тъ ничего такого, что, подобно объективному предмету, могло бы быть понимаемо съ точкп зр?н?я матер?п и движен?я... Потому было бы совершенно неправильно переносить механику матер?и непосредственно на составныя части сознан?я, Разсматриваемыя сами но себ?? (Duhring. ?Kritiche Geschichte der Principicn d. Mechanik?, ? 190). ЛЕКЩЯ ПЯТНАДЦАТАЯ. Объ изм?рен?и скоростей умственныхъ процессовъ. Истор?я вопроса.?Понят?е реакц?и.?Описан?е хроноскопа Гиппа.? Изм?-
рен?е времени простой реакцш.?Время различения, выбора, ассоц?ац?? представлен?й, сужден?й и пр.?Выводы. Въ сегодняшней лекц?и я предполагаю говорить объ изм?-
рен?яхъ скоростей психическихъ процессовъ. Этотъ вопросъ яп-
тересенъ по той причин?, что мног?е защитники матер?ализма вид?ли доказательство матер?альной природы психическихъ про?
цессовъ въ томъ, что скорость ихъ можетъ быть изм?рена. Они говорили, что все то, что им?етъ скорость, связано съ движен?емъ въ пространств?, а все, что обладаетъ способностью къ такого рода движен?ю, само по себ? предполагаетъ материальную при?
роду. Но для того, чтобы уб?диться въ неправильности подоб-
наго взгляда, нужно прежде всего разсмотр?ть, какимъ образоыь изм?ряется скорость психическихъ процессовъ. Можно ли сказать, что психическ?е процессы им?ютъ опре-
д?ленную скорость или же н?тъ? По народному представлен?ю. н?тъ ничего быстр?е мысли; н?которые ученые даже въ начал!'. нын?шняго стол?т?я предполагали, что скорость мысли такъ ве?
лика, что собственно можно сказать, что д?ятельность мысли лежить енго времени; но оказалось, что этотъ взглядъ неира-
виленъ; оказалось, что мысль им?етъ опред?ленную скорость, и даже не особенно значительную сравнительно съ общеизв?стными физическими явлен?ями. То обстоятельство, что мысль обладаетъ скоростью, впер?
вые было зам?чено астрономами. Я позволю себ? въ н?сколь-
кихъ словахъ коснуться истор?и этого вопроса въ виду того, что она, по моему мн?н?ю, представляетъ изв?стный интересъ. Въ прежн?я времена астропомы для опред?лен?я момента прохождс" н?я зв?зды черезъ мерид?анъ м?стности, въ которой производи?
лось изсл?дован?е, поступали сл?дующимъ образомъ. Въ окуляр? телескопа они пом?щали рядъ вертикальныхъ нитей. Двнжен?'1 зв?зды совершается по горизонтальной лии?и. Вертикальная ?''"' 227 ???я, которую мы изображаемъ посредствомъ F (см. рис.), совпа-
даетъ съ мерид?аномъ м?стности. Задача астронома состоитъ въ томъ, чтобы онред?лить, въ какой моментъ зв?зда пройдетъ че?
резъ лин?ю F. Это и было бы моментомъ прохожден?я зв?зды черезъ мерид?анъ данной м?стности. Опред?лить часъ и минуту прохожден?я зв?зды черезъ лии?ю F для астронома не трудно, но опред?лить секунды довольно трудно; для этого нужно вос?
пользоваться ударами секунднаго маятника. Астрономъ направля-
етъ телескопъ на движущуюся зв?зду, смотритъ на часы, опре-
д?ляетъ минуты, зат?мъ отсчитываетъ секунды по ударамъ се?
кунднаго маятника и въ то же время сл?дитъ за движен?емъ зв?зды. Если моментъ прохожден?я зв?зды черезъ лин?ю F co-
впадаетъ съ ударомъ секунднаго маятника, тогда число секундъ выразится ц?лымъ числомъ; но такое совпадете не всегда воз?
можно; можетъ случиться, что моментъ про?
хожденья зв?зды черезъ лин?ю F какъ разъ A F В "роизойдетъ между двумя ударами с?кунд-
аго маятника, тогда секунды выразятся дробнымъ числомъ. Какъ же поступаетъ въ такомъ случа? астрономъ? Д?ло въ томъ, что зв?зда, прежде ч?мъ дойдетъ до лин?и F, ироходитъ черезъ рядъ другихъ верти-
кальныхъ лин?й. Астрономъ зам?чаетъ бли?
жайшую лин?ю передъ лин?ей F, черезъ которую зв?зда проходить какъ разъ въ рис- 1# моментъ, совпадающ?й съ ударомъ секунд?
наго маятника, зат?мъ?другую лин?ю, находящуюся за лин?ей F и совпадающую со сл?дующимъ ударомъ секунднаго маятника; посл? этого для астронома онред?лен?е момента прохожден?я зв?зды черезъ мерид?анъ не представляетъ большого затрудне-
н?я. Допустимъ, что астрономъ зам?тилъ, что въ первый моментъ зв?зда находится въ точк? А, во второй?въ точк? В. Сл?до-
вательио, нужна одна секунда для того, чтобы зв?зда прошла разстояи?е отъ точки А до точки В. Если предположимъ, что разстоян?е отъ точки А до точки F вдвое больше разстоян?я отъ точки F до точки В, то сл?довательно, разстоян?е AF зв?зда проходить въ 2/з секунды. Дв? трети секунды сл?дуетъ приба?
вить къ т?мъ минутамъ и часамъ, которые были зам?чены астро-
номомъ при приближен?и зв?зды къ точк? А, и посл? этого онъ можетъ съ точностью сказать, во сколько часовъ, минуть и се?
кундъ зв?зда прошла черезъ мерид?анъ. Въ одной изъ обсерва-
тор???, а именно, Гринвичской, астрономъ Маскелинъ (Maskelyn) и его ассистента производили наблюден?я; при этомъ оказалось, что 228 въ наблюден?яхъ ассистента появлеи?е зв?зды въ той или иной точк? всегда отм?чалось на полсекунды позже, ч?мъ у Маске-
лина: посл?дн?й объяснялъ такого рода различ?е въ наблюде-
н?яхъ небрежностью своего помощника и, какъ говорятъ, даже удалилъ его со службы. Впосл?дств?и наука оправдала репута-
ц?ю ассистента Маскелина. Оказалось, что н?тъ двухъ астроно-
мовъ, которые могли бы вид?ть появлен?е зв?зды въ одинъ и тотъ же моментъ. Эта разница во времени воспр?ят?я называется ?индивидуальнымъ уравнен?емъ?. Оказывается, что между реаль-
нымъ появлен?емъ зв?зды и ея воспр?ят?емъ протекаетъ изв?ст-
ное время. Ясно, сл?довательно, что психическ?е процессы или воспр?ят?я совершаются въ изв?стный промежутокъ времени, или что они обладаютъ ИЗВЕСТНОЮ скоростью. Съ этого момента задача науки была направлена на отыека-
н?е способовъ для изм?рен?я скорости психическихъ процессовъ. Когда говорятъ объ изм?рен?и скоростей психическихъ процес?
совъ, то не сл?дуетъ думать, что они изм?ряются непосредствен?
но. При слов? ?изм?рен?е психическихъ процессовъ? не сл?дуетъ думать, какъ это кажется на первый взглядъ, что психологъ дер-
житъ въ рукахъ часы и наблюдаетъ чьи-нибудь психическ?е про?
цессы и опред?ляетъ ихъ скорость, въ род? того, какъ опред?-
ляютъ, напр., скорость б?га лошади на гипподром?. Въ д?йстви-
тельности скорость психическихъ процессовъ изм?ряется йе пря?
мо, а косвенно. Для того, чтобы понять, какимъ образомъ происходитъ из-
м?рен?е психическихъ процессовъ, я постараюсь прежде всего объяснить терминъ реакцгя, какъ онъ понимается психофизиоло?
гами. Для того, чтобы можно было изм?рять скорость психиче?
скихъ процессовъ, субъектъ, надъ которымъ производится опытъ, долженъ производить изв?стныя движен?я. Субъекту, напр., гово?
рятъ, что въ изв?стный моментъ появится звуковое, зрительное иди какое-нибудь другое впечатл?н?е, и какъ только онъ вос-
приметъ это впечатл?н?е, онъ долженъ сд?лать отв?тное движе?
те, какъ знакъ того, что онъ его воспринялъ. Это отв?тное дви?
жете и называется реакц?ей. Для того, чтобы мы были въ состоян?и изм?рять скорость психическихъ процессовъ, мы должны знать время, протекающее отъ момента появлен?я раздражен?я до момента появлен?я реак-
ц?и. Въ процесс? изм?рен?я для насъ представляетъ интересъ два момента: первый моментъ?появлен?е раздражен?я, напр., зву?
кового, зрительпаго, осязательнаго и т. д., второй моментъ?рс-
акц?и. Чтобы мы могли опред?лить скорость нсихическаго про?
цесса вообще, мы должны опред?лить время, лежащее между но-
229 явлен?емъ раздражен?я и появлен?емъ отв?тнаго движен?я, или реакц?и. Существуютъ различные приборы, при помощи которыхъ определяется это промежуточное время. Самый распространенный изъ нихъ?такъ называемый Гипповск?й хроноскопъ. Это въ выс?
шей степени простой приборъ. Чтобы понять его устройство, нуж-
Рис. 1. Гипповск?й хроноснопъ съ пр??способдо???ями для изсл?дован?я вром?ви простоя рсакц?к (баттар?я и два телеграфныхъ ключа, при помощи которыхъ можао за?
мыкать и размыкать токъ). Въ хроноскои? позади циферблатовъ, изъ которыхъ одинъ локазываетъ тысячныя доли секунды, а другой десятыя, находится электромагнитъ съ якор?мъ (не видны на рисуик?), притягиван?е и отталки-
вав?е котораго при замыкап?и и размыкап?и тока производитъ^то, что стр?лки одииъ разъ включаются въ часовой мехапизмъ, а въ другой выключаются. но только знать устройство электрическаго звонка. Въ посл?днемъ есть электромагнитъ, къ которому прикр?пленъ такъ называемый якорь. Когда мы нажимаемъ пуговку звонка, т.-е., другими сло?
вами, замыкаемъ токъ, электромагнитъ притягиваетъ къ себ? якорь; съ этимъ связано появлен?е звука. Когда мы отнимаемъ руку, токъ размыкается, якорь отходить отъ электромагнита, вукъ прекращается. Для того, чтобы понять устройство Гип-
230 повскаго хроноскопа, мы должны помнить именно устройство электрическаго звонка. Гипповск?й хроноскопъ им?етъ два цифер?
блата: верхн?й показываеть тысячныя доли секунды, нижн?й? десятыя доли. За циферблатами пом?щается часовой механизма,. Отлич?е хроноскопа отъ обыкновенныхъ часовъ состоитъ въ томъ, что мы зд?сь въ любой моментъ можемъ произвольно пускать въ ходъ или останавливать стр?лки. Въ обыкновенныхъ часахъ мы видимъ совс?мъ не то: разъ механизмъ д?йствуетъ, то? и стр?лки движутся; въ хроносвоп? он? могутъ быть неподвижны, хотя механизмъ будетъ д?йствовать. Это происходитъ отъ того, что позади часового механизма есть электромагнитъ съ якоремъ; дви?
жете этого лосл?дняго производить то, что стр?лки при помощи движен?я якоря или включаются въ часовой механизмъ, или вы?
ключаются; всл?дств?е этого съ замыкан?емъ или размыкан?емъ тока, стр?лки или приходятъ въ движен?е, или останавливаются. А именно, если токъ замкнуть, то стргьлки движутся; если разомкнуть, то стргьлки останавливаются. Замыкан?е и раз-
мыкан?е тока въ аппарат?, который я демонстрирую (см. рис. 2), происходитъ при помощи двухъ ключей. Въ каждую данную ми?
нуту по произволу я могу замкнуть токъ, стр?лки тогда будутъ двигаться; если же я разомкну токъ, стр?лки остановятся. Теперь я возвращаюсь къ интересующему насъ вопросу. Ка-
кимъ же образомъ поступаютъ тогда, когда хотятъ изм?рить промежутокъ времени между появлен?емъ раздражен?я и движе-
н?емъ реакц?и? Въ этомъ прибор?, какъ я сказалъ, мы им?емъ два ключа; на одшгь изъ нихъ накладываетъ свой палецъ субъ-
ектъ, надъ которымъ производится опытъ. Ему говорятъ, что, какъ только раздастся звукъ, онъ долженъ на него реагировать, т.-е. въ дапномъ прим?р? онъ долженъ отнять руку отъ ключа. Звуковое возбужден?е можно производить при помощи удара, замыкающаго ключъ. При начал? опыта субъевтъ замыкаетъ свой ключъ. Эвспериментаторъ пускаетъ въ ходъ часовой меха?
низмъ хропоскопа. Стр?лки находятся въ неподвижномъ состоя-
н?и, потому что еще не замкнуть ключъ экспериментатора. Но когда посл?дшй производить звуковое раздражен?е при помощи удара, замыкающаго ключъ, то токъ замыкается и стр?лки хро?
носкопа приходятъ въ движен?е. Субъектъ, восприиявъ звуковое раздражен?е, отнимаетъ палецъ отъ ключа, токъ размыкается, и стр?лви въ тотъ моментъ останавливаются. Теперь посмотримъ на циферблатъ и мы увидимъ па немъ то время, которое прошло между началомъ дгьйств?я звукового раздражен?я и реакц?е'1 (т.-е. движен?емъ пальца). Такимъ способомъ опред?ляется вре?
мя такъ называемой простой реакц?и; оно равняется приблнз??-
231 тельно 0,120?0,230 доли секунды; но приведенная цифра еще не показываетъ того времени, которое необходимо для оовершс-
ш'я чисто психических о процессовъ, по той причин?, что про-
р цессъ простой реакц?и не есть процессъ чисто психическ?й, такъ какъ онъ складывается и изъ элементовъ физ?ологическихъ. Пер?
вый момептъ заключается въ томъ, что возбужден?е идетъ по нерву и доходить до головного мозга; зд?сь начинается возбу-
жден?е той или другой части головного мозга, которому ооотв?т-
ствуетъ, съ одной стороны, изв?стное воспр?ят?е, съ другой? солевое возбужденге, благодаря которому рождается импульсъ къ движен?ю. Можно, сл?довательно, сказать, что процессъ про?
стой реакц?и содержитъ въ себ? 4 момента: два психологичс-
скихъ и два физ?ологическихъ. Изм?рля время простой реакц?и, мы въ д?йствительности еще не узнали того времени, которое I необходимо для соверше???я чисто психическаго процесса. Если бы мы знали, съ одной стороны, то время, которое необходимо для того, чтобы возбужден?е дошло до головного мозга?, а съ дру-
| гой?то время, которое необходимо для того, чтобы волевой им-
L? пульсъ отъ мозга дошелъ до руки, тогда мы могли бы опред?лить ^Е" время, необходимое для совершен?я психическаго процесса, а такъ какъ мы этого не знаемъ, то при помощи простой реакц?и мы не можемъ опред?лить времени чисто психическаго процесса. Для этого нужно и?сколько видоизм?нить опытъ съ реакц?ей. Субъекту говорятъ: вы получите одно изъ двухъ впеча-
тл?н?й, вы увидите или б?лый, или черный цв?тъ; на черный? вы должны реагировать, на б?лый?н?тъ. Въ этомъ случа? въ сознан?и субъекта долженъ произойти процессъ различен?я; онъ можетъ совершить движен?е только въ томъ случа?, если по?
явится черный цв?тъ; сл?довательно, онъ долженъ отличить чер?
ный цв?тъ отъ б?лаго. Очевидно, этотъ процессъ бол?е слож?
ный, ч?мъ процессъ простой реакц?и, и потому время такой ре-
' акц?и н?сколько больше, ч?мъ время простой реакц?и: оно рав?
няется приблизительно 0,180 сек. Для того, чтобы опред?лить время чисто психическаго процесса различен?я, нужно изъ вре?
мени этой реакц?и вычесть время простой реакц?и. Время про?
стои реакц?и равпяется приблизительно 0,140; производимъ вы-
читан?е изъ 0,180?0,140, получается 0,040. Вотъ приблизительно время, необходимое для чисто психическаго процесса различен?я. Само собою разум?ется, что, если субъекту дается два впечатл?-
н?я, напр., два цв?та, то процессъ различен?я для него не тру-
денъ, но если бы мы ему дали не два, а, положимъ, 4 цв?та: син???, красный, черный, б?лый, и при этомъ сказали ему, что ^ ^ к о н ъ долженъ реагировать въ томъ случа?, если появится чер-
232 ный, то въ сознан?и субъекта происходить бол?е сложный про-
цессъ, ч?мъ въ томъ случа?, когда ему предложено было всего два цв?та; въ этомъ случа? онъ долженъ употребить больше усил?я; времени для такого различен?я требуется больше, ч?мъ для процесса различен?я между двумя впечатл?н?ями. Время процесса различен?я между 4 цв?тами равняется приблизи?
тельно 0,160. Такимъ же образомъ мы можемъ изсл?довать время, необ?
ходимое для оовершен?я какого-нибудь волевого процесса. Мы мо?
жемъ произвести движен?е или одной рукой, или другой, или, какъ говорятъ, мы можемъ послать два различныхъ волевыхъ им?
пульса. Оказывается возможнымъ изм?рить время именно этого волевого импульса. Для такого рода изм?рен?й берутъ два клю?
ча: одинъ изъ нихъ замыкается правой рукой, другой?л?вой, при этомъ говорятъ субъекту: вы получите одно изъ двухъ впе-
чатл?н?й, или б?лый цв?тъ или черный; если получите б?лый, то реагируйте л?вой рукой, если же черный, то?правой. Въ сознан?и субъекта происходить довольно сложный процессъ; онъ можетъ послать волевой импульсъ или къ правой рук?, или къ л?вой, смотря по тому, какое изъ двухъ впечатл?н?й появится: если б?лый, то онъ долженъ послать импульсъ къ л?вой рук?, если черный, то?къ правой. Такимъ образомъ, зд?сь происхо?
дить, во-первыхъ, процессъ различен?я, и, во-вторыхъ, выборъ органа для совершен?я опред?леннаго движен?я или реакц?и. Зная время такой реакц?и, мы можемъ легко опред?лить время, необ?
ходимое для того, чтобы послать волевой импульсъ. Для этого берется время реакц?и, вычитается изъ него время простой ре-
акц?и и процесса различен?я, и полученная разность приблизи?
тельно 0,080 сек. и есть то время, которое необходимо для того, чтобы произвести выборъ между двумя движен?ями. Опытъ этотъ мы можемъ значительно усложнить: мы можемъ сказать субъекту, чтобы опъ выбиралъ не между двумя, а между 10 различными движен?ями; для этого существуетъ особый приборъ, им?ющ??? сходство съ фортепьянными клавишами. Въ такомъ случа? субъ?
екту говорятъ, что, если появится такое-то впечатл?и?е, онъ дол?
женъ реагировать первымъ пальцемъ; если появится другое, вто-
рымъ и т. д. Отъ этого процессъ различен?я и выбора сильно усложняется, и время реакц?и сильно возрастаетъ; оно равняется приблизительно 0,4. Но наибол?е интересные опыты относятся къ изсл?дован?ю ассоц?ац?и представлен?й. Какъ изв?стно, ни одно представлен?е пе можетъ явиться вь нашемъ созиан?и самостоятельно, безъ того, чтобы въ связи съ нимъ не явилось какое-нибудь другое 233 представлен?е. Процессъ изсл?дован?я времени ассоц?ац?и пред-
ставлен?й производится совершенно такимъ же образомъ, какъ и въ предыдущихъ опытахъ. Экспериментаторъ, произнося какое-
нибудь слово, размыкаетъ токъ; стр?лки всл?дств?е этого начи-
нають двигаться; субъектъ долженъ обождать того момента, когда у него явится какое-нибудь представление по ассоц?ац?и, и тогда отнять палецъ отъ ключа; стр?лки хроноскопа въ этотъ же мо-
ментъ останавливаются. Циферблатъ показываетъ то время, кото?
рое понадобилось реагенту для того, чтобы въ его сознан?и яви?
лось то или иное представлеи?е. Эти опыты показали, что одно и то же слово у различныхъ лицъ вызываетъ различный представле-
н?я, а отъ характера этихъ посл?днихъ зависитъ и время реакц?и. Одн? ассоц?ац?и требуютъ мало времени, друг?я много. Изъ клас-
сификглци ассоц?ац?й оказывается, что словесныя ассоц?ац?и, на-
прим?ръ, ?домъ, домашн?й?, требуютъ приблизительно около 0,737 сек. Ассоц?ац?и по смежности, напр., ?домъ, окно??около 0,810 сек.; сл?довательно, ассоц?ац?я по смежности требуетъ больше времени, ч?мъ словесная ассоц?ац?я. Ассоц?ац?и по сход?
ству (напр., ?домъ, жилище?) требуютъ н?сколько меньше време?
ни?0,730 сек. Но можно заставить субъекта высказать ц?лое сужденге; тогда времени требуется гораздо больше. Впрочемъ, иногда и сужден?е, когда оно понкректно, протекаетъ очень скоро; напр., на вопросъ, что такое мачта, получается сужден?е: ?мачта есть часть корабля?; такое сужден?е зантшаетъ не бол?е 0,828 сек. Но если предложить какое-нибудь абстрактное, от?
влеченное сужден?е, то времени требуется гораздо больше. Напр., ?что такое искусство ?? Отв?тъ: ?эстетическая д?ятелыюсть че-
лов?ка?. Для такого сужден?я нужно около 1.317 сек. Однимъ словомъ, ч?мъ сложн?е умственный или психическ?й процессъ, т?мъ времени требуется больше. Конечно, не сл?дуетъ думать, чтобы вс? эти цифровыя дан-
ныя, указывающ?я на скорость высшихъ умственныхъ процессовъ, были бы результатомъ одного-двухъ изсл?дован?й. Н?тъ, прежде ч?мъ придти къ такимъ выводамъ, были произведены сотни на-
блюден?й надъ психическими процессами различныхъ лицъ, и изъ полученныхъ такимъ путемъ даниыхъ выведено среднее 1). Вс? эти изм?рен?я показываютъ, что психическ?е процессы обладаютъ скоростью, въ д?йствнтелыюсти очень незначительною въ сравнены со скоростью н?которыхъ физическихъ явлен?й. х) Объ изм?реи?п скоростей см. Вундтъ. ?Лекц?и о душ? челов?ка и жи-
вотныхъ?. Сн. 1894, гл. XVIII. ?Vorlesungen fiber die Menschen und Thierseele?. о-ч изд., 1896. Wundt. ?Grundztige d. Psychologies. Изд. 5-е, 1902. 234 Посмотрите, о какихъ цифрахъ идетъ р?чь, когда говорятъ, напр., о скорости распространеи?я св?та (298 тыс. верстъ въ сек.) или о скорости электрическаго тока. Въ т? времена, когда думали, что мысль челов?ческа,я протекаетъ съ необычайною ско?
ростью, мног?е думали, что голова преступника, отд?ленная отъ туловища, можетъ не только испытывать страдан?я отъ своего отд?лен?я, но иногда даже разсуждать о евоемъ ужасномъ поло-
жен?и. Но такого рода ооображен?я въ настоящее время нужно считать вполн? неосновательными х); хотя страдан?я преступника передъ казнью д?йствительно ужасны, но зато, какъ только мечъ сд?лаетъ свое д?ло, онъ тотчасъ же перестаетъ страдать, такъ какъ давлен?е крови на мозгъ прекращается скор?е, ч?мъ сколько нужно времени для того, чтобы появилось хоть одно представление. Такимъ образомъ, изъ этихъ изм?рен?й мы видимъ, что ум?
ственные процессы обладаютъ опред?ленной скоростью; въ этихъ фактахъ едва ли кто станетъ сомн?ваться. Изм?рен?я эти явля?
ются т?мъ эмпиричеекимъ матер?аломъ, съ которымъ долженч, оперировать всяк?й, кто желаетъ разсуждать о природ? психи-
ческихъ процессовъ. Прежде, ч?мъ р?шить вопросъ, доказываютъ ли изм?рен?я скорости умственныхъ процессовъ матер?альную природу ихъ или н?тъ, мы долж?ш спросить себя, что собственно непосредственно нзм?ряемъ мы въ увазанныхъ опытахъ? Когда мы изм?ряемъ скорость психическаго процесса, мы собственно изм?ряемъ физ?о-
логическ?й процессъ, протекающ?й между началомъ возбуждения и реакц?ей, и только косвенно процессъ психическ?й, такъ какъ мы предполагаемъ, что одновременно и параллельно съ физ?оло-
гическнмъ процессомъ происходить и психическ?й процессъ. Въ такомъ именно смысл? мы мож?мъ сказать, что изм?ряется ско?
рость психическихъ процессовъ. Посл? того, какъ мы им?емъ въ рукахъ этотъ матер?аль, разберемъ, въ какой м?р? матер?алистъ им?етъ право сказать, что изм?рен?е психическихъ процессовъ указываетъ па ихъ ма-
тер?альную природу. Они говорить, что физическ?е процессы ха?
рактеризуются т?мъ, что они могутъ изм?ряться, а разъ наука нашла возможность изм?рять и психич?ск?е процессы, то, ел?до-
вательно, эти посл?дн?е тоже им?ютъ матер?алы?ую природу-
Очевидно, что, когда мы говоримъ объ изм?реп?и скорости пси?
хическихъ процессовъ, то мы им?емъ въ виду, что они совер?
шаются во времени, и что они изм?ряются именно единицами Л WiiinU ?K*s:ivs?. ст?). 16'J. ?Die Mcssuny psychisclier Voi'gauge?. 235 времени. А для насъ это посл?днее обстоятельство особенно важноj потому что мног?е отождествляютъ временную протяжен?
ность съ пространственной и думаютъ, что, когда д?ло идетъ объ изм?рен?и психическихъ процессовъ, то д?ло идетъ объ изм?ре-
н?и при помощи единицъ пространственной протяженности. Конечно, психическ?я явлен?я могутъ быть измгърены, но зд?сь понят?е изм?рен?я употребляется совс?мъ не въ томъ смысл?, который давалъ бы намъ право отождествлять явлен?я психическ?я съ явлен?ями физическими. Для изм?рен?я скоростей психическихъ процессовъ употребляется обычная единица вре?
мени, но, въ виду субъективнаго характера времени, изм?рен?я при помощи временной протяженности совс?мъ не доказываютъ тождества явлен?й психическихъ съ явлен?ями физическими. Ко?
нечно, мы должны сказать, что психич?ск?я явлен?я совершаются во времени, измгьряются м?рами времени, но такъ какъ, мы это вид?ли выше, время им?етъ только лишь субъективное суще-
ствован?е, оно существуетъ только лишь въ нашемъ сознан?и, то очевидно, что сказать, что что-либо изм?ряется м?рами времени еще вовсе не значитъ сказать, что явлен?е им?етъпространствен?
ное существован?е, а только въ этомъ посл?днемъ случа? и могла бы быть р?чь о тождеств? явлен?й психическихъ съ матер?аль-
ными. Сказать, что психическ?я явлен?я изм?ряются единицами времени, значитъ другими словами сказать, что они совершаются въ сознан?и, что они им?ютъ только субъективную реальность, а изъ этого сл?дуетъ, что психическ?е процессы не матер?альны. ЛЕКЦ?Я ШЕСТНАДЦАТАЯ. Учен?е о локализац?и умственныхъ способностей. Отношен?е вопроса о локализац?и умственныхъ способностей къ мате-
р?ализму.?Истор?я учен?я о локализации: Платонъ, Аристотель, средне-
в?ковые писатели, Декартъ.?Психолог?я ?способностей".?Френологическое учен?е Галля.?Экспериментальныя изсл?дован?я Флуранса. Въ настоящей лекц?и я предполагаю разсмотр?ть вопросъ, нм?ющ?й огромную важность для опред?лен?я отношен?я между психическими и физическими явлениями?именно вопросъ о такъ называемой локализации умственныхъ способностей. Этотъ вопросъ въ настоящее время часто получаетъ толко-
ван?е, возможное только при матер?алистическомъ пониман?и пси-
хическихъ явлен?й, и даже мног?е видятъ въ этомъ учен?и опору для самой матер?алистической доктрины, между т?мъ какъ въ д?йствитегьности т? эмпирическ?я данныя, на которыхъ стро?
ится это учен?е, совс?мъ не даютъ намъ права на такое толко-
ван?е. Мног?е думаютъ, что въ физ?олог?и въ настоящее время до?
казано, что различный психическ?я явлен?я совершаются въ опред?ленныхъ частяхъ мозга, что они тамъ им?ютъ свое м?сто-
пребыван?е, что, напр., такая психическая способность, какъ ?память на слова?, находится въ одной части мозга, а, напр., ?математическ?я способности? находятся въ какихъ-нибудь дру-
гихъ частяхъ его. Многимъ представляется, что ?м?ста? этихъ способностей физ?олог?ей точно опред?лены, что еще большей точности можно ожидать въ ближайшемъ будущемъ, и что усп?хи физ?олог?и въ этомъ отношен?и им?ютъ огромное принципиальное значен?е, такъ какъ они приводить къ заключению, что собственно психолог??. какъ особой науки о душевныхъ явленгяхъ, н?тъ. Сторонники этого взгляда разеуждаютъ сл?дующимъ обра-
зомъ. Вс? т? психическ?я способности, о которыхъ говорить психолог?я, представляютъ н?что неосязательное, неуловимое, u-Ь?тл тякое. чего нельзя подвергнуть тщательному изсл?доваипо. 237 Совс?мъ въ иномъ положен?и находится фиа?олог?я: предметъ ея изсл?дован?я, мозгъ и его функц?и, можно подвергнуть самому тщательному изсл?дован?ю. Поэтому, если физ?ологъ въ состоян?и указать, въ какой части мозга как?я психическ?я способности локализуются, как?е физ?ологическ?е процессы лежатъ въ основа-
н?и т?хъ или вныхъ психическихъ процессовъ, то въ сущности роль психолог?и, какъ особой науки о психическихъ явлен?яхъ, д?лается совершенно излишней. Путемъ изсл?дован?я строен?я и функц?й мозга можно гораздо лучше изучить психичесв?я явлен?я, ч?мъ при помощи самонаблюдеы?я или ?внутренняго опыта?, какъ это рекомендуютъ психологи. Психическ?я явлен?я суть собственно физ?ологическ?е процессы, оовершающ?еся въ мозгу: поэтому, сл?дуетъ признать, что психолог?я на самомъ дгъл? есть только часть физгологги мозга, что нсихолог?ю дол-
женъ собственно разрабатывать не психологъ, а физ?ологъ. Я считаю все это разсужден?е совершенно неправильнымъ. Я считаю, прежде всего, неправильнымъ тотъ взглядъ, что будто бы физгологическге процессы намъ изв?стны гораздо лучше, ч?мъ ооотв?тствующ?е имъ психическ?е. Въ д?йсгвительности, совре?
менные пр?емы анатомо - физ?ологическихъ изсл?дован?й первной системы до такой степени несовершенны и даже грубы, что до?
стигаемые ими результаты далеко не соотв?тствуютъ по точности результатамъ, получаемымъ при помощи т?хъ пр?емовъ, которые им?етъ въ своемъ распоряжен?и современная психолог?я. Въ д?й-
ствительности мы знавл?ъ несравненно точн?е пеихическ?е факты, чгъмъ соотвгьтствующ?е имъ физ?ологическ?е, а потому часто можемъ довольствоваться только психологическимъ изсл?дова-
н?емъ, а на физ?ологическ?я изсл?дован?я можемъ смотр?ть только, какъ на вспомогательныя и не им?ющ?я р?шающаго значен?я. Никакъ нельзя согласиться съ т?мъ взглядомъ, что будто бы физ?ологическимъ учен?емъ о локализац?и умственныхъ спо?
собностей исчерпывается содержан?е психолог?и. Въ д?йствитель-
ности, само физ?ологичесвое учен?е о локализац?и умственныхъ способностей невозможно безъ психолог?и. Физ?ологъ, прежде ч?мъ приступить къ изсл?дован?ю локализац?и умственныхъ спо?
собностей, прежде ч?мъ опред?лять, въ какой части мозга на?
ходится способность ?памяти?, ?воображен?я?, способность ?зри-
телы?аго воспр?ят?я? и т. п., долженъ знать, чтб онъ обозна-
чаетъ при помощи словъ: память, воображен?е и т. п., а это онъ можетъ знать только изъ внутренняго опыта, того пр?ема, кото?
рый является характернымъ для психолог?и. Нужно предвари?
тельно установить при помощи психолог?и отиошен?е между ум?
ственными способностями, и только иосл? этого изсл?довать, 238 как?л существуют!, физ?ологичесв?я отправления въ мозгу, кото-
рыя соотв?тствуютъ процессамъ, изв?стнымъ намъ изъ психо-
лог?и. Сл?довательно, нужно поступать какъ разъ наоборотъ: отъ психолог?и переходить къ физ?ологги, а не физ?олошческимъ путемъ открывать законы психическихъ явлен?й. Я вовсе не считаю также правильнымъ воззр?н?е т?хъ, ко?
торые думаютъ, что психолог?и, какъ самостоятельной науки, н?тъ и быть не можетъ. Я думаю, что т?, которые поставляютъ вопросъ, ?кому разрабатывать психолог?ю?? г) и отв?чаютъ на него, что ?психолог?ю долженъ разрабатывать физ?ологъ?, вовсе этимъ не доказываютъ, что психолог?я есть часть физ?олог?и. Если бы даже согласиться съ т?мъ мн?н?емъ, что психолог?ю долженъ разрабатывать физ?ологь, то отсюда вовсе не сл?дуетъ, что психолог?я есть часть физ?олог?и. Въ настоящее время между философами прочно установился взглядъ, что психолог?я представляетъ изъ себя такую энцикло?
педическую науку, что разрабатывать ее представителю одной науки было бы невозможно. Есть въ психолог?и отд?лы, которые съ наибольшимъ уеп?хомъ можетъ разрабатывать ученый съ спец?ально-философскимъ образован?емъ. Точно такимъ же обра-
зомъ есть отд?лы, которые съ наибольшимъ усп?хомъ можетъ разрабатывать физ?ологъ, и изъ того, что пскхолог?я нуждается въ помощи физ?олог?и, совс?мъ не сл?дуетъ, что психолог?я есть часть физ?олог?и. Отношен?е между физ?олог?ей и психолог?ей можно сравнить съ отношен?емъ, которое существуетъ между фи?
зикой и математикой. Есть отд?лы въ физик?, которые безъ ма?
тематики разрабатываемы быть не могутъ, но т?мъ не мен?е никто не скажетъ, что физика есть математика; совершенно то же нужно сказать о психолог?и въ ея отношеи?и къ физ?олог?и. Физ?ологическ?я изсл?дован?я весьма часто являются важнымъ вспомогательнымъ средствомъ для психологическихъ изсл?дован???, по отсюда вовсе не сл?дуетъ, что психолог?я есть часть физ?о-
лог?и. Когда говорятъ объ учен?и о локализац?и умственныхъ спо?
собностей, то обыкновенно предполагается само собою понят-
нымъ, что психическ?я явлен?я или наши мысли совершаются въ мозгу, что он? тамъ им?ютъ свое м?стопребыван?е, или, какъ н?которые выражаются, нм?ютъ тамъ свое с?далище. Но такь ли это? Можно ли даже выражаться такимъ образомъ? Можно ли со строго научной точки зр?н?я сказать, что мысли нахо-
*) См. статью проф. Спченова: ?Кому и какъ разрабатывать пспхоло-
тч'тп-)? ?,,, ?ТТоихологическихъ этюдахъ?. Спб. 1873 г. 239 дятся въ мозгу. Среди философовъ господствуетъ взглядъ, что такъ даже выражаться нельзя. Напр., н?мецк?й филоеофъ Ла-
ульсенъ, пользующейся въ настоящее время громадною изв?стно-
стью, высказался по этому вопросу сл?дующимъ образомъ: ?Не можетъ быть и р?чи о с?далищ? душ?г въ смысл? пространства, или м?ста въ пространств?, въ которомъ она находится. Въ про-
странств? находятся т?ла и происходятъ движен?я, но не явле-
н?я сознан?я: не им?етъ никакого смысла сказать: мысль или чувство находятся зд?сь или тамъ... Мысли не находятся въ мозгу: можно одинаково хорошо сказать, что он? находятся въ желудк? или на лун?. Одно не бол?е несообразно, ч?мъ другое. Въ мозгу совершаются физ?ологическ?е процессы и ничего дру?
гого? х). На этотъ взглядъ Паульсена изв?стный н?мецк?й псих?атръ Флексжъ сд?лалъ сл?дующее зам?чан?е въ своей книг? ?Мозгъ и душа?. Онъ выражаетъ неудовольств?е по тому поводу, что ?еще и теперь многочисленные философы-психологи осуждаютъ внутреннее обоснован?е, логическое построен?е медицинскаго уче-
н?я о душ?, что д?алектикъ еще и теперь съ сострадан?емъ смо-
трнтъ на того изсл?дователя, который старается указать душ? особое с?далище въ т?л??. Дал?е онъ говорить: ?То обстоятель?
ство, что мышлен?е совершается въ мозгу, есть уб?жден?е очень большого числа душевно -здоровыхъ, способствовавшихъ расши?
ренно челов?ческаго познан?я людей. Между т?мъ какъ до сихъ поръ я только отъ сумасшедшихъ и слабоумныхъ слышалъ, что ихъ душа попала въ желудокъ, или на луну, или на Сир?усъ? 2). Такой способъ возражен?я ясно ггоказываетъ, как?я обострен?шя отношен?я существуютъ между философами и физ?ологами по вопросу о м?стопребыван?и души. Я въ этомъ вопрос? становлюсь на сторону Паульсена и утверждаю, что мысли не совершаются въ мозгу, что мозгъ не есть м?стопребыван?е мысли, что о мысли нельзя говорить, что она находится гд?-то въ мозгу, такъ какъ она, будучи непро?
тяженной, не можетъ находиться гд? бы то ни было въ про-
странств?. Это было бы т?мъ, что называется contradictio in adjecto. Я знаю, что этотъ взглядъ будетъ признанъ ?метафизиче-
скимъ?, совершенно ненаучнымъ, и потому сп?шу зам?тить, что такое мн?н?е было бы ошибочно, что на самомъ д?л? за-
!) См. его ?Введете въ философ?ю?. М. 1894 г., стр. 137. ?Einleitung in die Philosophies, вышла въ 1893 г.; въ настоящемъ году вышло уже 12-е изд. 2) Fleehsig. ?Gehirn und Seele?. 2-е изд., 189G г., стр. 10, прим. 2-е, стр. 37. 240 щшцаемый мною взглядъ чисто эмпирически! и можетъ быть признаваемъ самыми крайними противниками метафизики; такъ, напр., у Авенар?уса, одного изъ очень видныхъ представителей совремеш?аго позитивизма, въ его книг?: ?Der menschliche Welt-
begriff? мы находимъ тотъ же взглядъ. По его мн?н?ю, нельзя сказать, что ?мозгъ им?етъ мысль?, потому что, если мы станемъ доискиваться до смысла слова ?им?ть?, то мы легко увидимъ, что оно обозначаетъ принадлежность какому-либо ц?лому, какъ часть или свойство, а в?дь это неприложимо къ мозгу. ?Мозгъ им?етъ гангл?йныя кл?тки и нервныя волокна, им?етъ нейрогл?ю и сосуды, им?етъ различную окраску, но даже самое тонкое ана?
томическое разложен?е и самый сильный микроскопъ не можетъ показать, что мышлеи?е есть часть или свойство мозга. Жопъ не есть лтстопребыван?е, сгъдалище мышлен?я. Мышлен?е не есть обитатель мозга, но въ то же время не есть продукта, физ?оло-
гическая функц?я или вообще состоян?е мозга? *). Такимъ образомъ ясно, что можно быть противникомъ ме?
тафизики и въ то же время не признавать, что мысль находится гд?-то въ мозгу. Гд? же въ нашемъ т?л? находятся мысли или вообще душа? Разсмотримъ отв?ты на этотъ вопросъ у различныхъ философовъ. Начнемъ съ древн?йшихъ временъ. Если бы кто-нибудь поставилъ мн? въ упрекъ, что я этотъ вопросъ рассматриваю исторически, и зам?тилъ бы мн?, что было бы вполн? достаточно, если бы я разсмотр?лъ только современ?
ное состоян?е его, что только это посл?днее представляетъ инте-
ресъ, что у старыхъ писателей нельзя по этому вопросу найти чего-либо существенно важнаго, то я на это сп?шу огв?тить, что истор?я вопроса въ даиномъ случа? им?етъ принцип?альное значен?е, потому что она можетъ показать намъ ту связь, какая существуетъ между психолог?ей и физ?ологическимъ учен?емъ о локализац?и умственныхъ способностей. Греческ?й философъ Илатопъ (427?347 до Р. Хр.) думалъ, что душа состоитъ изъ трехъ частей. Первая часть?это разум?
ная душа или источникъ познан?я, вторая часть ? источникл. чувствъ, и, наконецъ, третья часть ? источникъ страстей и же-
лан?й. Въ то время, какъ вторая и третья части пом?щаются in. живот?, главная часть души, разумная, им?етъ свое м?сто въ голов?, которую Платонъ, поэтому, называетъ ?Акрополемъ т?-
ла?. Находясь въ ней, душа властвуетъ надъ т?ломъ. Ученикъ Платона Аристотель (385 ? 322) ечнталъ этоть l) Avenarius. ?Der menschliche Weltbegriff?, стр. 75?6. 241 изглядъ песостоятельнымъ. По мн?п?ю Аристотеля, мозгъ но мо?
жетъ служить м?стопребыван?емъ разумной части души, потому что онъ представляетъ изъ себя безкровный и холодный органъ. Мозгъ не можетъ быть носителемъ такой важной функц?и, какъ мышлен?е. По мн?н?ю Аристотеля, м?стопребыван?емъ души яв?
ляется сердце, функц?я же мозга заключается лишь въ томъ, чтобы охлаждать сердце. Изъ посл?дующихъ взглядовъ заслуживаетъ упоминан?я учен?е одного изъ отцовъ церкви Немез?я (жилъ въ V в?к?), который думалъ, что душа, состоящая изъ воздухообразнаго ве?
щества, можетъ пом?щаться только лишь въ мозгу и именно въ такъ называемыхъ мозговыхъ желудочкахъ (мозговые желудо?
чки?это углублен?я, находящ?яся внутри мозговыхъ иолушар???). Немез?й думалъ, что переди?е желудочки являются м?стопребы-
ван?емъ ?фаитаз?и?. ?Память? пм?етъ своимъ м?етопребыван?емъ задн?е желудочки, ?мыслительныя же способности? находятся въ ороднихъ желудочкахъ. Въ схоластической философ?и очень сильно затруднялись въ р?шеи?и вопроса о томъ, гд? и какъ въ челов?ческомъ т?л? ?гом?щаетея душа. Философы этого пер?ода признавали, что душа непротяжен.на, что она нед?лима, что поэтому было бы несо?
образно говорить о ея пространственной локализац?и; съ другой стороны, они не могли не признавать возд?йств?я души на т?ло и какъ бы нахожден?я ея въ этомъ поел?днемъ и потому пришли къ сл?дующему оригинальному р?шен?ю. Душа, по мн?н?ю схо-
лаетиковъ, находится въ т?л?, но не въ смысл? т?лесности или иространственности, т.-е. не такъ, какъ можетъ находиться въ т?л? н?что т?лесное и протяженное; притомъ душа во всемъ т?л? находится какъ н?что цгълое, и въ отд?льныхъ частяхът?ла она находится одновременно ц?лой и неразд?льной. Такимъ спо-
собомъ схоластики хот?ли примирить неразд?льность души съ пахожден?емъ ея въ т?л? *). Своеобразное м?стоопребыван?е для души указываетъ Де-
?и?ртъ. Психологическ?я воззр?н?я Декарта сводятся къ тому, что душа есть н?что абсолютно отличное отъ матер?и. Матер?я ооладаетъ протяженностью, душа лишена этого свойства; она нематер?альна, непротяженна, а если она иепротяженна, то не нм?етъ частей, нед?лима. Душа, по Декарту, едина и нед?лима. Нужно было найти органъ, въ которомъ можетъ пом??цаться х) Они говорили: ?anirna in ubi est corporeo, sed non corporaliter neque 'ocaliler, anima in toto corpore tota et in singulis simul corporis partibus 'ola?. Volkmann. ?Lehrbuch d. Psychologies. I. 242 душа, обладающая такими свойствами. Для разр?шен?я этой за?
дачи онъ занимался специальными анатомо-физ?ологическими из-
сл?доваи?ями, и его познан?я въ этой области были настолько обширны, что ему даже приписывается открыт?е закона такь называемыхъ рефлективныхъ движен?й. Декартъ думалъ, что для души, которая была единой и не?
раздельной, долженъ быть иайденъ подходящ?й органъ. Такиыъ, по его мн?н?ю, могла быть только лишь такъ называемая шишко?
видная железа (Glandula pinealis), потому что это былъ един?
ственный непарный органъ въ голов?. Декартъ предполагалъ, что парный или двойственный ор?
ганъ не можетъ быть с?далищемъ для единой и неразд?льно?? души. ?Хотя душа, говоритъ Декартъ, соединена со вс?мъ т?-
ломъ, но есть въ т?л? н?которая часть, гд? душа въ особен?
ности обнаруживаетъ свое д?йетв?е. Мн? кажется очевидным!,, что часть т?ла, гд? душа непосредственно обнаруживаетъ свое д?йств?е, не есть ни сердце, ни мозгъ, а маленькая железа. пом?щенная среди его вещества? *). Это есть glandula pinealis. йскан?е непарнаго органа для неразд?льной души вполн? опред?ленно указываетъ на ту связь, которая существовала между психологическими и физ?ологическими воззр?н?ямп До-
карта. Во второй половин? XVIII в?ка господствовала психолог?я Христ?аш Вольфа, которую можно назвать ?психолог?ей способ?
ностей?, потому что она предполагала, что душа состоитъ пзъ ц?лаго ряда отд?льныхъ способностей: памяти, воображен?я, ра?
зума, разеудка и т. п. Каждая способность, согласно этой пен-
холог?и, им?етъ какъ бы самостоятельное существован?е. Въ на?
стоящее время въ психолог?и пнк?мъ не признается существо-
ван?е отд?льныхъ способностей, не зависящихъ отъ т?хъ или другихъ психическихъ состоян?й. Нельзя, напр., сказать, что есть какая-нибудь способность внимангя, которая находилась бы внгъ отд?льныхъ предетавлен?й или чувствъ, которыя въ данную минуту представляются нашему сознан?ю съ большей или мень?
шей отчетливостью и ясностью, всл?дств?е чего мы и говоримь. что мы паправляемъ наше вниман?е на изв?стныя представлеи?я или чувства. Нельзя сказать, чтобы вииман?е было что-нибудь такое, что находилось бы вн? этихъ представлен?й и чувствъ-
Самое поият?е ?способности? вниман?я возникаетъ всл?дств?е того. что мы одни представленья воспринимаемъ отчетливо и ясно, а друг?я н?гъ. Мы обобщаешь этотъ особенный характеръ процесса L) ?Les passions do Гате?. Art. 31. 243 воспр?ят?я, и у насъ получается понят?е вшшан?я; по большей части въ такихъ случаяхъ возникаешь теиденц?я принимать, что вниман?е есть н?что, находящееся ви? отд?льныхъ представлен?й, по это оове?мъ нев?рно. То же самое сл?дуетъ сказать и о другихъ ?способностяхъ?: памяти, воображен?я, разсужден?я и т. п. Психологи Вольфовсвой школы именно не зам?чали, что они простое отвлечеп?е принимали за реальность. Изъ этой ?психолог?и способностей? рождается новое физ?-
ологическое учен?е о локализации умсгвенныхъ способностей, при?
надлежащее Фридриху Галлю (1757 ?1828). Я позволю себ? остановиться н?сколько подробн?е на учен?и Галля потому, что съ его именемъ связаны самые превратные взгляды. О пемъ ду-
маютъ, что онъ былъ просто какой-то фантазеръ, строивш?н свои взгляды безъ всякихъ обоснована! Въ д?йствительности это нев?рно. Всяк?й, кто далъ бы себ? трудъ ознакомиться съ erd шеститомнымъ сочинен?емъ ?Sur les fonctions du cerveau? *), могъ бы уб?дигься въ томъ, что это былъ ученый съ огромной, всесторонней эрудиц?ей, пытавш?йся построить свою теор?ю на основан?и многочисленныхъ данныхъ, вообще ученый добросов?ст-
пый. Если его учен?е оказалось совершенно неоостоятельнымъ, то это произошло, какъ мн? кажется, не столько оттого, что онъ пользовался недостаточно обоснованными данными, сколько оттого, что онъ исходилъ изъ ложныхъ психологическихъ теор?й. Учеи?е его заслуживаешь внимап?я и потому, что, какъ ука-
зывалъ Фле^сигъ, онъ первый обратилъ особое вннман?е на зпачен?е мозговыхъ извилииъ, и что въ этомъ смысл? онъ яв?
ляется иредшественникомъ современныхъ учен?й о локализации умствешшхъ способностей. О пемъ справедливо зам?тпли, что его заслуги изв?стны только въ узко-мъ кругу спец?алистовъ, между т?мъ какъ ошибки его учен?я сд?лались чрезвычайно по?
пулярными. Какъ изв?стно, по его учен?ю, называемому френолог?ей, та пли другая психическая способность связана съ развит?емъ той или другой мозговой извилины. Особое развит?е той или другой мозговой извилины отражается на очертан?яхъ черепа: оно про-
х) Подробное заглав?е этого сочинен?я: ?Sur les foaetions du cerveau et i-elles de chacune de ses parties, avec des observations sur la possibility de re.connaitrc les instincts, les talents ou les dispositions morales et intellectu-
'?Iles des hommes et des animaux par la configuration do leur cerveau et de leur tete?. Paris. 1822. To же сош?нен?е вышло раньше, въ 1804 г., подъ -аглав?емъ: ?Апа?ош?е et, Pbysiologie du systeme nerveux en general, et du cerveau en general et du cerveau en particular?. 244 изводитъ т? или друг?я выпуклости на череп?, который и сви-
д?тельствуюгь о существован?н тЬхъ или другихъ психическихъ особенностей даннаго индивидуума. Галль въ предислов?и къ своему сочиненно *) самъ разска-
зываетъ, какимъ образомъ онъ пришелъ къ открыт?ю своей те-
ор?и. Онъ воспитывался въ семь?, въ которой было очень много д?тей, и им?лъ случай зам?тить, что вс? они отличались какими-
нибудь психическими особенностями, которыя, по его мн?н?ю, проистекали не отъ воспитан?я, какъ думали мног?е философы того времени, а изъ какихъ-либо врожденныхъ особенностей, по?
тому что, хотя д?ти воспитывались при одннаковыхъ услов?яхъ, однако впосл?дств?и обнаруживали особенности въ психической ефер?. То же самое онъ зам?тилъ, наблюдая и психическую жизнь животныхъ. Животныя, воспитывающ?яся при одинаковых!, усло-
в?яхъ, обнаруживаюсь неоомн?нныя психическ?я особенности. Отл. чего же эти особенности завысить ? По мн?н?ю Галдя, отъ вро?
жденной физической организации, и именно отъ особенностей строеи?я центральной нервной системы. Въ годы студенчества онъ им?лъ случай зам?тить, что лица, им?ющ?я превосходную память, им?ютъ въ то же время больш?е выпуклые глаза (de grands yeux saillants). Отсюда онъ сд?лалъ предположение, что, если память обнаруживается какимъ - нибудь вн?шнимъ фактомъ, то то же самое должно быть и по отношен?ю къ другимъ психическимъ способностямъ; если эта психическая способность связана съ указанными физ?ологическими особенно?
стями, то всякая другая способность должна быть связана съ дру?
гими физюлогическими особенностями. Для р?шен?я этого вопроса онъ сталъ наблюдать различ-
ныхъ людей, обладающихъ какой - либо зам?чательной особен?
ностью, и старался подм?тить, как?я физ?ологическ?я особенности имъ сопутствуютъ, при чемъ, изъ соображен?й, на которыя было указано выше, онъ обращалъ особое вниман?е на строен?е черепа. По его словамъ, онъ собралъ огромный матер?алъ. Опт. собиралъ факты въ школахъ и въ различныхъ воспитательных'!, учрежден?яхъ, въ сиротскихъ домахъ, въ л?чебницахъ для ду?
шевно - больныхъ, въ исправительныхъ домахъ, въ тюрьмахъ, и даже на м?стахъ казни. Онъ произвелъ многочисленныя изсл?-
дован?я надъ уб?йцами, надъ слабоумными; онъ разсматривалъ статуи и бюсты и сличалъ съ историческими опнсан?ями2), и изъ этнхъ-то данныхъ онъ пришелъ къ выводамъ, о которыхъ я сейчасъ скажу. г) Ук. соч., стр. 2 и д. 245 Приступая къ иэсл?дован?ю, Галль исходилъ нзъ сл?дую-
щихъ психологическихъ ооображен?й. Онъ думалъ, что сл?дустъ разр?шить вопросъ о локализации не ?души?, а психическихъ ?способностей?, но не былъ согласеиъ со взглядами т?хъ фило-
софовъ, которые принимали ограниченное число способностей въ род?: памяти, воображен?я, разсудка и т. под. Онъ думалъ, что такое д?лен?е души на н?сколько способностей совершенно недостаточно. Нельзя отличить одного челов?ка отъ другого, если сказать, что у одного, наприм?ръ, воля отличается въ томъ или въ дру-
гомъ отношен?и отъ воли другого. Для того, чтобы достигнуть этого, намъ нужно указать, какими частными особенностями одинъ индивидуумъ отличается отъ другого. Мы вполн? можемъ харак?
теризовать того или другого челов?ка, если мы въ состоян?и сказать о наличности у него такихъ способностей, какъ спо?
собности къ языкамъ, способности къ музык?, постоянства и Т. П. !). Исходя изъ соображен?й такого рода, Галль призналъ сл?-
дующ?я 27 способностей: I. Половой инстинктъ. II. Любовь къ д?тямъ (Amour de la progeniture). III. Дружба, привязанность. IV. Инстинктъ самосохранен?я, или мужество. У. Кровожадность или наклонность къ уб?йству (Instinct carnassier). VI. Хитрость. VII. Чувство собственности (Sentiment de la propriete). VIII. Гордость, выоокш?р?е. IX. Тщеслав?е, славолюб?е. X. Осторожность, предусмотрительность. XI. Память на предметы (Memoire des choses, memoire des faits). XII. Чувство м?стности (Sens des localites, Ortsinn, Raumsinn). XIII. Память на личности (Memoire des personnes). XIV. Память на слова (Memoire des mots). XV. Способность къ изучен?ю языеовъ. XVI. Способность къ живописи. XVII. Способность къ музык?. XVIII. Способность къ ари?метик?. XIX. Механическ?я способности (Sens de construction, talent de l'architecture). l) Стр. 24 и д. 246 XX. Способность къ сра,внен?ю (Sagacite comparative). XXI. Умъ метафизическ?й. XXII. Остроум?е. XXIII. Способность къ поэз?и. XXIV. Доброта, благожелательность, нравственное чувство, со-
в?сть. XXV. Способность къ подражан?ю. XXVI. Религ?озное чувство. XXVII. Постоянство, твердость, упорство. Я позволю себ? привести изъ его сочвнен?й сообщен?е о томъ, какимъ образомъ оиъ приходилъ къ открыт?ю органовъ только что приведенаыхъ способностей, чтобы вы могли получить представлен?е о т?хъ пр?емахъ изсл?дован?й, какими онъ поль?
зовался. Рис. 1. ?Любовь къ д?тямъ? локализуется въ той части мозга, ко?
торая производитъ выпуклость въ череп?, обозначенную знакоыъ II (см. рис.). Галль сравнивалъ многочисленные черепа женщинъ и муж-
чинъ и нашелъ, что первые отличаются отъ вторыхъ значитель-
пымъ развит?емъ именно этой части черепа. По мн?н?ю Галля, это происходитъ оттого, что у женщинъ бол?е развито чувство любви къ д?тямъ. Это соображен?е подтверждается т?мъ, что у обезьянъ, которыя также отличаются особенной любовью къ д?-
тямъ, эта часть черепа обнаруживаете значительную выпук?
лость х). Изсл?дуя черепъ одной женщины, которая была изв?стна какъ образецъ привязанности (modele de ГатШё), онъ зам?гилъ *) Ук. соч., т. III, стр. 415?419. 247 у нея выпуклость въ той части черепа, которая на рнсунк? обо?
значена цифрой III. Этотъ прпзнакъ, по его мн?н?ю, доказываетъ наличность чувства привязанности у даннаго индивидуума. Это соображен?е подтверждается т?мъ, что у животныхъ, который способны къ особенной привязанности, какъ, наприм?ръ, у со-
бакъ, эта часть черепа особенно развита х). Изучая черепъ одного душевно - больного, который стра-
далъ ман?ей велнч?я, онъ зам?тилъ особенную выпуклость въ той части, которая на рис. черепа обозначена цифрой IX. Онъ полагаетъ, что это есть органъ тщеслав?я и подтверждаешь сво?? взглядъ т?мъ, что обезьяны, которыя обнаруживаютъ тще-
слав?е въ стремлен?и себя украшать, им?ютъ на черепахъ въ этомъ м?ст? ту же характерную выпуклость 2). Укажу еще на органъ ?религ?ознаго чувства?, какъ его представлялъ себ? Галль. Для того, чтобы опред?лить этотъ ор?
ганъ, Галль изсл?довалъ форму головъ т?хъ лицъ, которыя отли?
чались своею набожностью. Онъ пос?щалъ церкви и при этомъ наблюдалъ головы т?хъ, которые молились наибол?е усердно. Въ этихъ наблюден?яхъ онъ зам?тилъ, что въ черепахъ ихъ есть выпуклость въ той части, которая обозначена на рисунк? ци?
фрой ХХУ?? 3). Чтобы подтвердить это наблюден?е, онъ пред-
принялъ ц?лый рядъ изсл?дован?й надъ монахами, пропов?дни-
ками и т. п. Кром? того, онъ сличилъ многочисленные портреты историческихъ личностей, отличавшихся особеннымъ развит?емъ релнг?ознаго чувства: Константина Великаго, Антонина П?я, Марка Аврел?я, ?оанна Златоуста, Игнат?я Лойолы, Людовика XIII и др., и у вс?хъ у нихъ онъ нашелъ подтвержден?е своей теор?и. Между прочимъ, оказалось, что форма головы ?атеиста? Спи?
нозы характерно отличается отъ формы головы людей религ?-
озныхъ отсутств?емъ указанпаго возвышеп?я 4). Такимъ образомъ, по теор?и Галля, т? или друг?я психиче-
ск?я способности связаны съ опред?ленными формами мозговыхъ !) Ук. соч., т. III, стр. 473 и д. ?Cette region est egalement plus large et plus bombee chez les animaux susceptibles d'un grand attachement, que chez les autres. Le crane du chien est particulierement reraarquable a cet egard?, стр. 495?6. 2) ?Combien toutes ces tetes elevees different de la tete aplatie du haut de I'athee Spinoza?? (Т. 5-й, стр. 387). 3J Т. ?У, стр. 311. 4) Въ этихъ наблюдеп?яхъ ему благопр?ятствовало то обстоятельство, что большинство набожныхъ людей, которыхъ онъ наблюдалъ, были пл?-
шивы. ?Je fus frappe d'abord de la circonstance que devots les plus fervents que j'avais vus etaient presque toujours chauves?. 248 извилинъ, каковыя формы отражаются на очертан?яхъ черепа. Благодаря этому обстоятельству, мы можемъ даже при взгляд? на черепъ опред?лить, как?я психическ?я способности присущи данному индивидууму. Это учен?е было дискредитировано на первыхъ же порахъ появлен?я, во-первыхъ, т?мъ, что мног?е воспользовались имъ для т?хъ же ц?лей, для какихъ существовала астролог?я и гороско-
п?я, т.-е. для угадыван?я судьбы челов?ческой и т. под.; во-вто-
рыхъ, посл?дователи Галля увеличили ошибки своего учителя. Одинъ изъ его учепивовъ на череп? гуся показывалъ признаки 29 способностей и въ томъ числ? способности къ музык?. Дру?
гой изъ его посл?дователей число способностей довелъ до 63-хъ. Если бы мы спросили о причинахъ неудачи системы Галля, то мы должны были бы сказать, что, хотя онъ и сл?довалъ естественно-научному методу при собиран?и фактовъ и наблюде?
ний, но при этомъ онъ очень посп?шно обобщалъ. Главная же ошибка, его состояла въ томъ, что онъ исходилъ изъ ложной психологической теор?и способностей. Если бы вм?сто того, чтобы пользоваться ходячими теор?ями популярной психолог?и, Галль воспользовался увазан?ями научной психолог?и своего времени, то едва ли бы онъ пришелъ къ такимъ ложнымъ результатамъ *). Теор?я Галля еще при жизни его была опровергнута экспе?
риментальными изсл?дован?ями Флуранса 2), знаменитаго фран?
цузского физ?олога 3). . Онъ производил!^ изсл?дован?е такимъ образомъ, что уда-
лялъ т? или друг?я части мозга, чтобы опред?лить, каковы бу-
дутъ посл?дств?я этого удален?я. Такъ, напр., онъ взялъ ку?
рицу, у которой удалилъ оба мозговыхъ полушар?я. Не взирая на это, курица прожила еще 10 м?сяцевъ, и наблюден?я надъ этой курицей безъ мозговыхъ полушар?й привели Флуранса къ сл?дующимъ результатамъ: ?Какъ только я лишилъ ее обо?гхъ пблушар?й, она тотчасъ же лишилась зр?н?я въ обоихъ глазахъ. Она уже не слышала, не подавала никакого знака воли, но дер?
жалась кр?пко на погахъ. Она начинала ходить, когда ее тол?
кали. Она летала, когда ее бросали въ воздухъ. Она проглаты?
вала воду, когда ее лили ей въ клювъ. Она не приходила въ J) Напр., ассоц?ативная психолог?я, начало которой положила Гортли и Юмъ во второй половин? 18-го стол?т?я, совершенно устраняла теор?ю спо?
собностей (см. объ отомъ Ribot. ?Psychologi e Anglaise?. 1875, стр. 270?273. Русск. пер., стр. 214.?216). 2) Правильн?е было бы называть его Флуранъ. 3) Его сочинен? е ?Recherches experimentales sur les proprietes et lea fonctions du systeme nerveux? вышло въ 1824 г., 2-е изд. въ 1843 г. 249 движен?е, если ее не возбуждали. Если ее ставили на лапки, то она оставалась въ тавомъ положеи?и. Когда ее клали на животъ, т.-е. въ такое положен?е, въ какомъ куры находятся, когда он? спятъ или отдыхаютъ, то она оставалась въ этомъ положен?и. По большей' части она находилась въ состоян?и сонливости, ко?
торое не могли прервать ни шумъ ни св?тъ, а только лишь непосредственйыя возбужден?я, какъ, напр., щипки, удары, УКОЛЫ? !). Ото было въ первый день посл?