close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Вокальная изменчивость зяблика как условие культурной эволюции (январь 2012)

код для вставкиСкачать
 1№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Содержание
Биологические науки
4 Вокальная изменчивость песни зяблика (Fringilla
coelebs L.) как условие культурной эволюции
в локальных популяциях как условие эволюции
АстаховаО.А.,БёмеИ.Р.
10 Исследование нейропротекторной активности
гидропонического Teucrium Polium L
в условиях овариэктомии
ЧавушянВ.А.,СимонянК.В.,ГалстянА.М.
Медицинские науки
14 Применение метода поляризационного
флуоресцентного иммуноанализа для определения
антител к нуклеокапсидному белку вируса гепатита С
ШарышевА.А.,ШибневВ.А.
Науки о земле
18 Основные черты современной географии
Интернет-торговли в мире
МяльдзинТ.Н.
20 Оценка рациональности структуры
землепользования в Ферганской долине
по величине водного дефицита на орошаемых землях
НиканороваА.Д.
Экономические науки
24 Некоторые аспекты электронного управления
в Болгарии
ВелковскаГ.Ц.
27 Методы и инструменты стимулирования
малого инновационного бизнеса
ГуденкоИ.К.
30 Обоснование выбора метода определения коэффициентов корреляции оценочных
показателей кадастровой стоимости земель средних городов северо-западного региона
ЛепихинаО.Ю.,КиселёвВ.А.
32 Современные проблемы методического
обеспечения кадастровой оценки земель
населенных пунктов России
ЛепихинаО.Ю.
36 Алгоритм стратегической оценки взаимодействия
малых и крупных бизнес-структур
ВертаковаЮ.В.,ПетрищеваИ.В.
37 Критерии и методики оценки качества управленческих решений на предприятиях сферыуслуг
СалиховФ.Н.
41 Эволюция технопарков в системе государственной
поддержки малого инновационного
предпринимательства
ШевченкоЕ.Г.
44 Сущность и значение стратегического анализа
ШтейнО.И.
Юридические науки
46 Рациональный и бессознательный уровень
восприятия политической власти: политико-
психологические модели исследования
БукрееваО.В.
48 О правовой природе договора суррогатного материнства
МалютинаА.В.
Социологические науки
52 Наследование семейного бизнеса: социальные
и управленческие аспекты
ГоСяндун
54 Изучение предпочтений молодежи
при выборе профессии
НадточийЮ.Б.,ШилинА.В.
58 Идентификация населением социального
государства
ФисенкоЕ.В.,ДмитриенкоЕ.Г.
Психологические и педагогические науки
60 Современная электроэнергетика,
функционирование оптового и розничного
рынков электроэнергии
ГерасимовИ.А.
63 Первые школы карагандинской области
ТурсыноваЖ.Ж.
65 Молодежь в социокультурном пространстве региона
ШумиловаИ.А.
Философские науки
70 Взаимосвязь процессов социализации
и индивидуализации в современном обществе
АлпатоваК.А.
Филологические науки
72 Сущностный подход к определению феномена
деловой информации
МамиконянК.А.
Исторические науки, археология, культурология и искусствоведение
76 Методологический аспект изучения политики
Российской Империи в отношении ислама
на современном этапе
СадвокасоваЗ.Т.
80 Туризм как реализация социокультурной рефлексии
КарагодинС.С.,СюткинаЕ.Н.
2
Биологические науки
Вокальная изменчивость песни зяблика (Fringilla coelebs L.) как условие культурной эволюции в локальных популяциях как условие эволюции
АстаховаО.А.,БёмеИ.Р.
Пение для большинства воробьиных птиц – неотъемлемая черта их жизнедеятельности, определяющая и структури-
рующая подготовку и протекание репродуктивного цикла (Lukanus, 1907; Darling, 1938, цит. по Симкину, 1972). При детальном изучении песенного репертуара многих видов во-
робьиных было обнаружено, что особь имеет не один, а не-
сколько типов песен. При этом весеннее пение представ-
ляет собой мультифункциональное явление (Симкин, 1972) и может нести различное значение (Банин, Бёме, 1994). По И. Альтуму (Altum, 1868, цит. по Симкину, 1972) пение – не только средство привлечения самок, но и средство запуги-
вания соперника и определения границ гнездовой террито-
рии. Варианты или типы видоспецифичной песни индиви-
дуально различны и распределены между особями популя-
ции (Slater et al., 1980; McGregor, Krebs, 1982).
В ранних работах географическая изменчивость песни многих видов птиц отмечалась как феномен дифференци-
ации песенной структуры или песенных паттернов (в виде изображения на сонограммах) в разных локальных популя-
циях (Marler, 1952; Marler, Tamura, 1962; Sick, 1939; Poulsen, 1951). Локальные варианты вокализаций птиц можно рас-
сматривать как аналогию человеческой речи и называть диалектами. Слово «диалект» произошло от лингвистов и означает локальный (местный) речевой вариант, харак-
терный для региона. Границы диалекта определяют лекси-
ческую (словарный состав), морфологическую (ударение, структура) и фонетическую (произношение) характеристи-
ку словаря (Kurath, 1972). Интерпретация песенной изменчивости птиц пока-
зывает, что традиционные паттерны вокального поведе-
ния не существуют наравне с морфологическими чертами (скорее, как отдельный аспект). Это отчасти должный ре-
зультат культурной эволюции птиц, который представляет важный фактор, как бы традиционная наследственность ни эволюционировала бы, но, по-видимому, это не показа-
тель в морфологической изменчивости (Lemon, 1975; Slater, Ince, 1979; Mundinger, 1980).
Базисная (базовая, основная) структура вокализации (Basic structure of vocalization) птиц представляет собой фун-
даментальную, стабилизированную, видоспецифичную характерную черту вокализации (Mundinger, 1979). Многие локальные популяции птиц характеризуются популяцион-
но-специфическим изображением (на сонограмме) вокаль-
ного паттерна (диалекта). Thielcke (1965, 1969) определял диалекты птиц как вокальные варианты с мозаичным рас-
пределением. Это мозаичное определение одно из основ-
ных, которые широко используются, но большинство ис-
следователей микрогеографической изменчивости песни птиц не достаточно четко утверждают в изучении вокаль-
ного распределения, есть ли мозаичный паттерн (Kreutzer, 1974; Kroodsma, 1974). Зяблик (Fringilla coelebs L.) является классическим объек-
том изучения становления вокального репертуара (Thorpe, 1958; Marler, 1956; Nottebohm, 1967) и географической из-
менчивости видовой песни в популяции (Промптов,1930; Sick, 1939; Thielcke, 1961; Симкин, 1983; Slater et al., 1984). В отличие от многих других, зяблик имеет стройную, часто короткую, четко организованную и в большей степени ге-
нетически детерминированную в частотно–временном диа-
пазоне песню (Thorpe, 1958; Marler, 1952; Nottebohm, 1969, 1967). Размер репертуара одной особи находится в пределах 1–6 типов песен (Slater, 1981; Marler, 1956).
Астахова О. А. Биологическийфакультет,кафедра
зоологиипозвоночныхМосковский
государственныйуниверситет
им.М.В.Ломоносова,г.Москва
БёмеИ. Р. Биологическийфакультет,кафедра
зоологиипозвоночныхМосковский
государственныйуниверситет
им.М.В.Ломоносова,г.Москва
Галстян А. М.
Институтпроблемгидропоники
им.Г.С.ДавтянаНАНРА,г.Ереван,
Армения
Симонян К. В.
Институтфизиологииим.
Л.А.ОрбелиНАНРА,г.Ереван,
Армения
Чавушян В. А.
Институтфизиологииим.
Л.А.ОрбелиНАНРА,г.Ереван,
Армения
Биологические науки
3№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Региональная изменчивость песни птиц может быть опре-
делена в качественном аспекте (форма слога, синтаксис) и количественных (частотно-временных) параметрах. Кон-
цепция диалекта должна быть внимательно (осторожно) и тщательно аргументирована в установлении региональной изменчивости позывных и песенных паттернов птиц. Материал и методы Одна из задач наших исследований состояла в выявлении макрогеографических различий песни зяблика (Fringilla coelebs L.) в разных локальных популяций, которые уда-
лены приблизительно на 1000 км друг от друга. В северо-
западной (Куршская коса, Калининградская обл.) и цен-
тральной частях (Звенигород, Москва, Мичуринск) Евро-
пейской России были сделаны магнитофонные записи по-
ющих самцов зяблика в весенне-летний период 2005-2006 гг. (N=218). Для записи песен использовали магнитофон Panasonic RQ-SX95F, конденсаторный микрофон Philips SBC ME570. Сонограммы (графическое изображение) типов песен анализировались с помощью компьютерной программы Avisoft SASLab Light. Всего проанализировано около пяти тысяч песен. К одному типу относили песни, имеющие две или все три сходные части: запев (свистовые элементы), трелевые элементы, росчерк (которые так же могут подраз-
деляться на фразы – элементы, сходные по форме). Типы песен обозначались латинскими буквами. При анализе сонограмм песен в основном применяли два качественных метода: выявление фонетических раз-
личий (частота звука, его форма на сонограмме) или спо-
собов произношения слогов фраз, составляющих песни; выявление лексических различий (изменений фраз песен, в целом) (Mundinger, 1982). Также проводился количественный анализ диалектных форм песен одного типа и сравнение их основных частот-
но-временных параметров (длительность всей песни, число элементов в типе песни, длительность слогов в трели, мак-
симальная, минимальная и средняя (median) частота пес-
ни, интервалы между песнями).
Результаты
Диалектные формы песен одного типа
Методы географических диалектов можно применить к песням птиц. Например, сонограммы могут использо-
ваться для определения вокальных вариантов, которые гео-
графически распределены.
Песенный диалект птиц – это вариант традиционной формы песни, разделенный членами локальной популя-
ции птиц и образующий границы диалекта (отделяющей от другого варианта песенного паттерна), в пределах которого идет традиционное обучение характерным данной популя-
ции песенным компонентам. Но при этом большие песен-
ные репертуары некоторых видов воробьиных препятствуют объективному определению диалектных границ (Thielcke, 1969; Kreutzer, 1974; Kroodsma, 1974; Baker, 1975; Baptista, 1975; Lemon, 1975; Payne, 1981; Mundinger, 1980, 1982).
В популяциях центральной части Европейской Рос-
сии (N=65 самцов) нами выделено 15 типов песен зябли-
ка (Fringilla coelebs L.) , которые были полностью сходны в структуре или частично видоизменены в слоговой форме (на сонограммах) по сравнению с песнями соответствую-
щих типов в выборках северо-западной части Европей-
ской России (N=153 самцов). Для семи типов песен из двадцати двух (пробы на Куршской косе) аналогий не вы-
явилось – возможно, по причине их редкости. Многие пе-
сенные типы в центральной части Европейской России рассматривались как комбинированные из фраз известных нам слоговых паттернов, но часто с измененным рисунком на сонограмме.
В результате было найдено 12 диалектных форм песен одного типа, которые оказались сходными в базовой струк-
туре элементов, фраз, но в разных регионах России часто имели отличающиеся манеры, способы их исполнения при пении (фонетический аспект). Средний размер репертуара зяблика (Fringilla coelebs L.) в популяциях центральной части Европейской России из статистических расчетов был представлен 1,93 ± 0,22 типа-
ми песен (max – 4 типа песен, min – 1 тип песни) при взятии в среднем 24,7 ± 11,3 песен от одного самца.
В качестве наглядного примера вокальной изменчиво-
сти зяблика (Fringilla coelebs L.) можно привести некоторые локальные варианты песен, которые мы отнесли к одному типу (рис. 1, 2). Образцы типов песен, которые будут при-
ведены, не являлись единичными в популяции и были за-
писаны в репертуарах более, чем 1-2 особи.
В Звенигороде (рис. 1б) запев (свистовые элементы) песен типа V имеет более короткие вторые субэлементы, которые находятся в верхней относительно первых субэле-
ментов. Элементы трели более сложны в Звенигороде (рис. 1б). Росчерк – три крупных базовых элемента присутствуют как в выборках северо-запада, так и центра Европейской России. Но в песни на Куршской косе (рис. 1а) перед по-
следним элементом (7) росчерка есть три небольших эле-
Рисунок 1. Диалектные формы типа песни V: а – тип песни V (запись на Куршской косе, Калининградская обл.), б – тип песни V1 (запись в Звенигороде, Московская обл.).
а
а
б
б
в
Рисунок 2. Локальные варианты типа песни С (записаны в разных районах России): а – тип песни С (запись на Куршской косе), б – тип песни С# (запись в Москве), в – тип песни С* (запись на Куршской косе).
4
мента (4, 5, 6) более высокой частоты (КГц). Возможно, это – фонетические составляющие диалекта, которые ха-
рактеризуют стиль пения (песенную культуру) в местной популяции по данному типу песен. Тип песни С (рис. 2) - наиболее распространенный во всех исследованных нами районах Европейской России. Возможно, поэтому данный тип песни имеет несколь-
ко модификаций по манере исполнения фраз при пении: простой тип песни С (рис. 2а) и тип песни С* (рис. 2в), записанные на Куршской косе; тип песни С# (рис. 2б) за-
писан в Москве. Тем не менее, все эти варианты песен на слух воспринимаются сходно: запев – ряд резких (иногда «скрежащих») свистовых звуков («фьить-фьить-фьить»), двухфразная трель – первая фраза слышится как ряд более тонких звуков, вторая фраза – тон трели мощнее («тиль-
тиль-тиль* тель-тель»), росчерк – короткий резкий подъ-
ем и спад звука («чи-куик»).
Можно ли эти три формы типа песни С ( С, С#, С*) считать диалектными, даже если они встречаются на од-
ной территории (например, С (рис. 2а) и С* (рис. 2в), за-
писанные на Куршской косе) – вопрос сложный. Каково происхождение этих вариаций песен одного типа – путем неправильного выучивания и дальнейшего их закрепления в популяции песенным обучением следующих поколений, или это результат «внедрения» песни мигрантов в местную песенную культуру – также можно только предполагать.
В выборках были найдены типы песен, которые труд-
но дифференцировать между собой из-за их сходства (рис. 3). Данные образцы песен мы отнесли к разным типам (D, F, G), но тем не менее они сходны между собой в базовой структуре элементов (особенно запева и трели), которые все же исполнены при пении разными манерами, способа-
ми, что делает их различимыми. Возможно, это – исходные формы дальнейшего видоизменения, являющиеся сами по себе незначительно преобразованными для четкого выяв-
ления типа, к которому отнесены.
Таким образом, диалектные формы типов песен зяблика (Fringilla coelebs L.) могли встречаться в пределах одной ло-
кальной популяции на одной и той же территории. Вероятно, это результат постоянного смешивания вокальных традиций при миграциях (Slater, Ince, 1979, 1980; Espmark et al., 1989). Изменчивость фраз (мотивов) типов песен (лексическая изменчивость)
В соответствии с методами качественного анализа типов песен нами были выделены два основных вида их различий: лексические и фонетические. Лексическая изменчивость (Lexical variability) типов песен зяблика (Fringilla coelebs L.) состоит в различии словарного состава, фраз типов песен.
В вариантах типа песни А (рис. 4), записанных в разных точках территории Куршской косы (район биостанции «Фрин-
гилла»), характерная для этих типов песен форма росчерка сме-
няется на другую, обычно составляющую тип песни С (рис. 2а).
Тип песни W (рис. 5б) (записан в Звенигороде, Москов-
ская обл.) можно рассмотреть как комбинацию фраз типов песен, найденных на Куршской косе: запев (свистовые эле-
менты) от типа песни В (рис. 5а) (1-ая фраза), росчерк – от типа песни Н (рис. 5в) (последняя фраза).
Трелевые элементы типа песни W (рис. 5б) по форме сходны с таковыми типа песни В (2-ая фраза трели), но более мелкие по размеру. Возможно, трель типов песен W (рис. 5б) и В (рис. 5а) является диалектной.
В репертуарах некоторых самцов встречались «комби-
нированные» песни, состоящие из фраз других типов песен (рис. 6, 7). Подобные случаи описаны из экспериментов песенного обучения, когда пойманному молодому самцу зяблика (Fringilla coelebs L.) в первый год жизни, в сензи-
тивный (воспринимающий) период, ежедневно проигры-
вали разные песни двух диких самцов. В результате, через некоторое время пойманная птица пела песню, объединя-
ющую фразы песен двух диких самцов (Nottebohm, 1967; Jellis, 1977). Возможно, и нами отмеченные случаи являют-
ся свидетельством нестандартного заучивания типов песен в период их кристаллизации.
Рисунок 5. Комбинация фраз типов песен В и H: а – тип песни B (запись на Куршской косе), б – тип песни W (запись в Звенигороде, Московская обл.), в – тип песни Н (запись на Куршской косе).
Рисунок 4. Песни одного типа, отличающиеся росчерками (запись на Куршской косе): а – тип песни А, б – тип песни А*.
Рисунок 3. Трудно различающиеся типы песен зяблика (запись на Куршской косе, Калининградская обл.): а – тип песни D, б – тип песни F, в – тип песни G.
а
а
а
б
б
б
в
в
Биологические науки
5№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Тип песни EI (рис. 6в) включает фразы типа песни Е (рис. 6а) и типа песни I (рис. 6б). Тип песни ОС* (рис. 7в) состоит из фраз типа песни О (рис. 7а) и типа песни С* (рис. 7б). Все эти образцы песен зяблика (Fringilla coelebs L.) были запи-
саны в популяции Куршской косы (как в репертуаре одной особи, так и при пении разных самцов).
Такие явления лексического различия песен одного типа в пределах определенной популяции некоторых видов воробьиных многие биоакустики объясняли с точки зрения естественных вариаций в репертуаре птиц, основанных на вокальном обобщении и индивидуализации. Явления, да-
ющие развитие песни (developmental interaction) могут вклю-
чать взаимодействующие процессы имитации (копирова-
ния) и импровизации (временно-зависимое копирование, дисперсия молодых, дрейф, перегруппировка слогов, фраз) (Lemon, 1975; Burt, Beecher, 2000; Slater et al., 1984).
Новые песенные типы могут быть рассмотрены как новообразования в ходе «культурной мутации» («cultural mutation»). Распространение песенных типов в популяции соответствует предположению, что птицы копируют их от других особей вида наугад, и что менее 15 % этих новообра-
зований влияет на создание новых типов песен. Одна особь самца зяблика (Fringilla coelebs L.) может иметь репертуар из 1-6 типов песен (Slater, Ince, 1979; Slater et al., 1980).
Таким образом, приведенные нами примеры лексиче-
ских различий типов песен могут быть основаны на ошиб-
ках обучения и процессах импровизации при пении, что можно назвать культурной мутацией в пределах популяци-
онной песенной культуры. Но такие случаи составляют не-
большой процент от всех типов песен популяции.
Изменчивость элементов (слогов) типов песен (фонетическая изменчивость)
Фонетическая (слоговая) изменчивость (Syllabic variability) типов песен зяблика (Fringilla coelebs L.) заключается в разли-
чиях манеры (способов, стилей) исполнения, произношений слогов, элементов одного типа – в различии их форм на со-
нограммах). Изменение формы (произношения) элементов одного типа мы рассматривали в разных частях песен: запев (свистовые элементы), трель (средняя часть) и росчерк.
Слоговую изменчивость запева (свистовые элементы) можно проследить на примере типа песни С (рис. 2). У всех трех форм этого типа песни элементы запева дугообразны, но звучат по-разному: у типа песни С# (рис. 2б) и С* (рис. 2в) имеют немного скрежещий звук «вжи-вжи» (это отра-
жается на более грубой форме слогов на сонограмме), а у типа песни С (рис. 2а) они звучат наиболее четко, высоким тоном – «фьить-фьить-фьить», что подтверждает другое произношение (фонетическое различие).
Так же элементы запева типа песни В (рис. 8а) (запись на Куршской косе) и «комбинированного» типа песни BF (рис. 8б) (запись в Мичуринске, Тамбовская обл.) фонетически видоизменены (имеют разный стиль пения, но сходную форму на сонограмме), поэтому считались диалектными.
Элементы трели трудно дифференцируемых типов песен D, F, G (рис. 3) сходны в своей базовой, исходной форме, но всё же исполнены разными манерами, стилями при пении.
Можно отметить фонетическую изменчивость трели типа песни С (рис. 2). Вторая фраза трели типа песни С* (рис. 2в) в отличии от других песенных форм состоит из «па-
лочковидных» элементов. А первая трелевая фраза типа пес-
ни С# (рис. 2в) включает более размашистые нечеткие слоги.
Слоговая изменчивость росчерка отчетливо видна на при-
мерах типа песни V (рис. 1) и типа песни С (рис. 2), что уже отчасти обсуждалось в разделе о диалектности песен. Особенно интересен случай изменчивости росчерка типа песни С# (рис. 2б) — последний элемент (который у типа песни С (рис. 2а) «треугольной» формы) разобщен на три отдельных субэлемента. Это фонетическое отличие меняет вид фразы в целом, а значит, затрагивает и лекси-
ческую сторону типа песни. Иногда трудно дифференци-
ровать новые лексические варианты от крайних фонетиче-
ских вариантов известных слоговых типов.
Рисунок 8. Диалектные формы фраз из типов песен В и F: а – тип песни В (Куршская коса), б – тип песни BF (запись в Мичуринске, Тамбовская обл.), в – тип песни F (Куршская коса, Калининградская обл.).
Рисунок 6. Сонограмма комбинированного типа песни зяблика (Fringilla coelebs L.), записанного на Куршской косе (также показаны те типы песен, из фраз которых он состоит): а – тип песни Е, б – тип песни I, в – тип песни E I.
Рисунок 7. Импровизация в комбинации фраз при пении одного самца зяблика: а – тип песни О, б – тип песни С*, в - тип песни ОС*.
а
а
а
б
б
б
в
в
в
6
Таким образом, фонетическая изменчивость слогов (эле-
ментов) типов песен заключается в том, что их базовая (ис-
ходная, основная) структура может быть единой, сходной, но видоизмененной при пении разных самцов зяблика (Fringilla coelebs L.) как в пределах одной местной популя-
ции, так и в популяциях на разных территориях.
Частотно-временные параметры локальных вариантов типов песен
При сравнении основных частотно-временных параметров локальных вариантов типа песни С (табл. 1) наибольшую разницу имели значения длины песен, длительности слогов запева, максимальной частоты, числа слогов в типах пес-
ни, интервалов между песнями при пении (эти параметры включали довольно широкий диапазон распределения дан-
ных). В других параметрах (минимальная, средняя частота, длина элементов трели и росчерка) выявляются наиболее отличающиеся значения (выделены шрифтом), но все же наблюдается относительная однородность данных.
Для зяблика (Fringilla coelebs L.) характерно селектив-
ное (выборочное) обучение видовой песни в сензитив-
ный (чувствительный) период (Marler, 1956; Thorpe, 1958; Nottebohm, 1967). Поэтому молодые птицы не выучивают песни других видов, а ориентируются на частотно-времен-
ной диапазон песен своего вида.
Возможно, в результате такой жесткой генетической детерминации видовой песни (Nottebohm, 1967; Симкин, 1983) наблюдается небольшая изменчивость основных ча-
стотно-временных параметров её разных диалектных форм (даже при учете широкого варьирования значений).
Интересны результаты количественного анализа диа-
лектных форм фраз одного типа (табл. 2). При сравнении основных частотно- временных параметров первых фраз типов песен В и BF (рис. 8а и 8б) выявляется значительная разница в их длине, максимальной, минимальной и сред-
ней частоте. Если обратить внимание на данные измерения F-образной трели типа песни BF (рис. 8б), то по сравне-
нию с диалектной ей фразой запева типа песни F (запись на Куршской косе) (рис. 8в) выявляются сходства в таких параметрах как минимальная и средняя частота, интервалы между слогами фразы.
Исходя из проведенного нами анализа, можно сделать вывод, что длина диалектных фраз и их максимальная ча-
стота в основном различны, а минимальная частота и ин-
тервалы между слогами оказались в своем большинстве сходны. Значения других частотно-временных параметров могут широко варьировать, но в пределах определенного диапазона.
Нужно отметить, что при большем различии формы слогов диалектных фраз на сонограммах (вплоть до возник-
новения новых слоговых паттернов), наблюдаются боль-
шие различия их основных частотно-временных параме-
тров (например, первые фразы запева типов песен В (рис. 8а) и BF (рис. 8б)). Обсуждение Многие характеристики пения птиц четко затрагиваются социальными обучающими традициями, получая их во-
кальные паттерны видовой имитацией. Поэтому традиция, обычай должны учитываться при анализе географической изменчивости вокального поведения птиц (Mundinger, 1982; Kroodsma, Miller, 1982). В локальных популяциях птиц формируются опреде-
ленные песенные культуры, которые способны изменяться со временем и составлять диалектные формы на всем аре-
але распространения вида. Устойчивые во времени диа-
лекты птиц – явление консерватизма вокальных традиций, передающиеся последующим поколениям посредством Таблица 1. Основные частотно-временные параметры локальных вариантов типа песни С
Тип песни (обозн. буквой)
Название места записи
Длина песни, сек
Min частота, КГц
Max частота, КГц
Median (средняя) частота, КГц
Число слогов в типе песни
Длина слогов запева, сек
Длина слогов трели, сек*
Длина слогов росчерка, сек
Интервалы между песнями, сек1 фраза 2 фраза
С
Куршская коса
2,074
±0,118
1,627
±0,131
9,698
±0,41
4,0996
±0,173
17,25
±0,85
0,1203
±0,005
0,068
±0,003
0,1155
±0,008
0,071
±0,005
6,423
±1,9
С
#
Москва
2,73
±0,3
1,78
±0,1
8,096
±0,6
4,54
±0,43
20
±1,73
0,22 ±0,006
0,076
±0,003
0,12
±0
0,081
±0,019
8,26
C*
Куршская
коса
2,55
±0,082
1,3
±0,37
7,751
±0
4,478
±0
19
±1,4
0,175
±0,007
0,034
±0,01
0,084
±0,001
0,915
±0,002
22,9
Примечание: указаны среднее значение и стандартное отклонение параметров типов песен из статистических расчетов для всех песен одного типа, которые воспроизводились самцами зяблика в данных точках записи; наиболее сильными отличиями считали разницу параметров >0,5 КГц в частоте и >0,02 сек в длине (выделены шрифтом); * - трель типа песни С состоит из двух фраз (рис. 2); отдельно выделены значения параметров, наиболее отличающиеся от остальных.
Таблица 2. Количественный анализ диалектных фраз типов песен В и F
Тип песни (место записи)
В
(Куршская коса)
ВF5
(Мичуринск)
F
(Курш-
ская коса)
Параметры
фраз
1 фраза
(запев)
2 фраза
(трель)
В-образные элементы
(запев)
F-образные
элементы
(трель)
1 фраза
(запев)
1 фраза
2 фраза
Длина фразы, сек 1,13
±0,09
0,32
±0,05
0,62
±0,13
0,24
±0,02
1,17
±0,25
1,27
±0,11
Max частота, КГц 6,57
±0,46
4,626
±0,32
7,3
±0,26
5,9
±0,52
7,44
±0,22
6,25
±0,2
Min частота, КГц 2,017
±0,13
2,067
±0,1
3,1
±0,3
2,4
±0,12
1,9
±0,17
1,722
±0,14
Median (средняя) частота, КГц
4,306
±0,24
3,17
±0,09
5,44
±0,2
3,8
±0,17
4,31
±0,172
4,2
±0,09
Число слогов в фразе
11,43
±0,79
5,29
±0,76
5,2
±0,8
5
±0
6,4
±1,34
7,6
±0,7
Длина слогов, сек 0,058
±0,01
0,037
±0,005
0,08
±0,014
0,04
±0,008
0,15
±0,01
0,12
±0,028
Интервалы между слогами, сек
0,048
±0,01
0,037
±0,004
0,05
±0,01
0,02
±0,005
0,05
±0,008
0,06
±0,012
Примечание: указаны среднее значение и стандартное отклонение параметров диалектных фраз из статистических расчетов для всех песен одного типа, которые воспроизводились самцами зяблика в данных точках записи; наиболее сильными отличиями фраз одного типа считали разницу параметров >0,5 КГц в частоте и >0,02 сек в длине (выделены шрифтом).
Биологические науки
7№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
вокальной имитации. Для многих видов паттерны измен-
чивости как приобретения вокальных традиций являются продуктом культурной эволюции птиц (Mundinger, 1980). Культурная эволюция – это показатель для видов с исто-
рическим разнообразием паттернов микрогеографической изменчивости вокализаций, и также для видов птиц с диф-
ференцирующимися слогами песен. Но это не является по-
казателем в морфологической изменчивости птиц (Lemon, 1975; Slater, Ince, 1979).
Можно сделать вывод, что в результате лексической (касающейся фраз песен) и фонетической (относящейся к слогам, элементам типов песен) вокальной изменчивости в локальных популяциях зяблика (Fringilla coelebs L.) фор-
мируются определенные песенные культуры, которые спо-
собны изменяться со временем и составлять диалектные формы на всем ареале распространения вида.
У зяблика (Fringilla coelebs L.) песня имеет генетиче-
скую основу (видоспецифические черты) (Thorpe, 1958; Nottebohm, 1967), но путем обучения, импровизации, оши-
бок копирования постоянно пополняется разнообразие ти-
пов песен в популяции (Slater et al., 1979, 1984; Ince et al., 1980; Jellis, 1977).
Наряду с обоснованием различий и изменчивости ти-
пов песен птиц как продукта ошибок копирования, импро-
визации при пении и передачи особенностей песенных тра-
диций следующему поколению в процессе культурной эво-
люции (Slater et al., 1979, 1984; Ince et al., 1980), есть пред-
положение о постепенном филогенетическом усложнении исходных «древних» (более простых по своей структуре) типов песен в более «совершенные», сложные по структу-
ре песенные формы, существующие в популяции наравне с первыми, на основе возникновения их географической изменчивости (биоморфизма) (Симкин, 1983).
Основные частотно-временные параметры локальных вариантов типов песен зяблика (Fringilla coelebs L.) при ко-
личественном анализе имели незначительную макрогеогра-
фическую изменчивость, что может говорить об их важности в передаче и поддержании видовой песенной традиции. Наи-
более стабильными параметрами локальных вариантов пе-
сен одного типа оказались минимальная и средняя (median) частота, значения длины и интервалов элементов трели.
Исходя из выборок, сделанных нами в разных регионах Европейской России (северо-запад и центральная часть), можно сделать вывод, что по некоторым типам песни зя-
блика (Fringilla coelebs L.) существуют субдиалекты (незна-
чительные фонетические различия слогов) – например, по типу песни В, М, D, G, V, S, U, и диалекты (разные фоне-
тические нормы типов песен) – С, С# и С*, F, I, J, N, а есть и стабильные типы песен (в выборках разных регионов не-
изменчивы) – А.
Вокальные нормы (установки), наверно, можно судить по количеству особей в популяции, придерживающихся тех или иных песенных культур (способов пения) разных типов песен. Если большинство самцов поет какой-либо тип песни именно таким стилем (манерой исполнения), то он и будет являться вокальной нормой (установкой) по этому типу пес-
ни (или типу фразы) в данной популяции. Но сложно опре-
делять вокальные нормы популяции при репертуарах боль-
шого объема (когда типов песен много) (Kroodsma, 1974).
Полным диалектом песни зяблика (Fringilla coelebs L.) на определенной территории правильнее было бы считать наличие диалектных форм по всем известным нам песен-
ным типам в популяции (первоначально было найдено 22 типа), что, наверно, почти невозможно из-за ограниченно-
сти выборочной совокупности и постоянного смешивания вокальных традиций разных популяций в результате мигра-
ций (Slater, Ince, 1979, 1980; Espmark et al., 1989).
Список использованных источников 1. Банин Д. А., Бёме И. Р., Бёме Р. Л. 1994. Сезонная из-
менчивость функциональной нагрузки песни птиц // Вестник московского университета. Сер. 16. № 3. С. 40–42. 2. Промптов А. Н. 1930. Географическая изменчивость песни зяблика в связи с общими вопросами сезонных перелетов птиц // Зоол. журн. Т. 10. № 3. С. 17-40.
3. Симкин Г. Н. 1972. О биологическом значении пения птиц // Вестник московского университета. № 1. С. 34–43. 4. Симкин Г. Н. 1983. Типологическая организация и популяци-
онный филогенез песни у птиц // Бюл. моск. общ-ва испыт. природы. Отд. биол. Т. 88. Вып. 1. С. 15 –27.
5. Baker M. C. 1975. Song dialects and genetic differences in White-crowned Sparrows (Zonotrichia leucophrys) // Evolution. № 29. P. 226-241.
6. Baptista L. F. 1975. Song dialects and demes in sedentary populations of the White-crowned Sparrow (Zonotrihcia leucophrys nuttalli) // Univ. Calif. Berkeley Publ. Zool. № 105. P. 1-52.
7. Espmark Y. O., Lampe H. M., Bjerke T. K. 1989. Song conformity and continuity in song dialects of redwings Turdus iliacus and some ecological correlates // Ornis Scand. № 20. P. 1-12.
8. Ince S. A., Slater P. J. B., Weismann C. 1980. Changes with time in the song of a populations Chaffinches // Condor. № 82. P. 285-290.
9. Jellis R. 1977. Bird sounds and their meaning / Cambridge: British Broadcastig corporation. 256 p. 10. Kreutzer M. 1974. Stereotypie et varianttions dans les chants de proclamation territoriale chez le Troglodyte (Troglodytes troglodytes) // Rev. Comp. Anim. № 8. P. 270-286.
11. Kroodsma D. E. 1974. Song learning, dialects, and dispersial in the Bewick`s Wren // Tierpsychol. № 35 P. 352-380.
12. Kroodsma D. E., Miller E. H., Quellet H. 1982. Communication and behavior an interdisciplinary series. Vol. 2: Song leaning and its consequens / D.E. Kroodsma, E.H. Miller. – London: Academic press, 347 p. 13. Kurath H. 1972. Studies in Areal Linguistics / H. Kurath. – Bloomington: Indiana Univ. Press. 156 p.
14. Lemon L. E. 1975. How birds develop song dialects // Condor. № 77. P. 385-406.
15. Marler P. 1952. Variation in the song of the Chaffinch Fringilla coelebs // Ibis. № 94. P. 458-472. 16. Marler P. 1956b. The voice of the chaffinch and its function as a language // Ibis. № 98. P. 231-261. 17. Marler P., Tamura M. 1962. Song dialects in three populations of White-crowned Sparrows // Condor. № 64. P. 368-377.
18. McGregor P. K., Krebs J. R. 1982. Song types in a population of great tits (Parus major): their distribution, abundance and acquisition by individuals // Behavioiur. № 79. P. 126-152.
19. Mundinger P. C. 1979. Call learning in the Carduelinae: Ethological and systematic considerations // Syst. Zool. № 28. P. 270-283.
20. Mundinger P. C. 1980. Animal cultures and a general theory of cultural evolution // Ethol. Sociobiol. № 1. P. 183-223.
21. Mundinger P. C. 1982. Microgeographic and macrogeographic variation in acquired vocalizations of birds / Kroodsma D.E., Miller E.H., New York: Academic Press. P. 147-208.
22. Nottebohm F. 1969. The song of the Chingolo, Zonotrichia capensis, in Argentina: Description and evaluation of a system of dialects // Condor. № 71. P. 299-315.
23. Nottebohm F. 1967. The role of sensory feedback in development of avian vocalizations / Proc. Int. Ornithol. Cong. 14. Oxford-Еdinburg: Blackwell scient. Publs. P. 265-280.
24. Payne R. B. 1981. Population structure and social behavior: models for testing ecological significance of song dialects in birds / Alexander R.D., Tinkle D.W., New York: Chiron. P. 108-119. 8
25. Poulsen H. 1951. Inheritance and leaning in the song of the Chaffinch (Fringilla coelebs) // Behaviour. № 3. P. 216-228.
26. Slater P. J. B., Ince S. A. 1979. Cultural evolution in chaffinch song // Behaviour. № 71. P. 146-166.
27. Slater P. J., Ince S. A., Colgan P. W. 1980. Chaffinch song types: their frequencies in the population and distribution between repertoires of different individuals // Behaviour. № 75. P. 207-218. 28. Slater P. J. B. 1981. Chaffinch song repertoires: observations, experiments and a discussion of thir significance // Z. Tiërpsychol. № 72. P. 177-184.
29. Slater P. J. B., Clement F. A., Goodfellow D. J. 1984. Local and regional variations in chaffinch song and the question of dialects // Behaviour. № 88. P. 76-97.
30. Sick H. 1939. Ueber die Dialektbildung beirn Regenruf des Buchfinken // J. Orn. № 87. P. 568-592.
31. Thielcke G. 1961. Stammesgeschichte und geographische Variation des Gesanges unserer Baumläufer // Verh Ornithol. Ges Bayern. № 14. P. 39-74.
32. Thielcke G. 1965. Gesangsgeographische Variation des Gartenbaumläufers (Certhia brachydactyla) im Hinblick auf das Artbildungsproblem // Z. Tierpsychol. № 22. P. 542-566.
33. Thielcke G. 1969. Geographic variation in bird vocalizations / Hinde R.A., London and New York: Cambridge Univ. Press. P. 311-340.
34. Thorpe W. H. 1958. The leaning of song patterns by birds, with especial reference to the song chaffinch Fringilla coelebs // Ibis. № 100. P. 535-570.
Исследование нейропротекторной активности гидропонического Teucrium Polium L в условиях овариэктомии
ЧавушянВ.А.,СимонянК.В.,ГалстянА.М.
Исследование нейродегенеративных патологий, индуциро-
ванных гормональным дисбалансом и разработка их про-
филактики / превенции остается актуальной медико-био-
логической проблемой. Познавательная функция ЦНС находится под постоянным контролем со стороны женских половых гормонов [1]. Длительная депривация овариаль-
ных гормонов – овариэктомия (OВX) – приводит к зна-
чительному снижению плотности дендритных отростков у крыс самок, что указывает на необходимость половых сте-
роидов для поддерживания нормальной структуры и пла-
стичности зрелой клетки [2]. Гиппокампальная формация содержит рецепторы основных стероидных гормонов, тро-
фических факторов и выделяется богатой иннервацией от холинэргических, серотонинэргических, катехоламинэр-
гических и глутаматэргических систем [2]. Биологический эффект эстрогена включает транскрипционный ответ, осу-
ществляемый через активацию протеинов ядерных эстро-
геновых рецеторов α и ß, а также более быстрый ответ, осу-
ществляемый через мембранные рецепторы, активация ко-
торых потенциально может преобразовываться в синапто-
генез, поскольку таковые сильно модулируют важнейшие внутриклеточные сигнальные пути [3]. Процесс синаптиче-
ской пластичности (включая кратковременную и долговре-
менную потенциацию и депрессию), рассматриваемый как клеточный коррелят обучения / памяти и многих нейроло-
гических расстройств (в том числе ОВХ-индуцированных), сопровождаемых когнитивным дефицитом, проявляется аномальной синаптической функцией. С этой точки зре-
ния интересно, что некоторые из гормонально активных фитофлавоноидов (лютеолин, изофлавоны) селективно связываются с рецепторами эстрогена [4]. При деменци-
ях Альцгеймеровского типа идентифицирована терапев-
тическая эффективность для двух растений из семейства Lamiacea: Melissa officinalis и Salvia officinalis [5]. Целью данного изучения явилось электрофизиологиче-
ское исследование нейропротекторной эффективности ги-
дропонического Teucrium polium Lamiacea в условиях хрони-
ческой нейродегенерации, индуцированной двусторонним удалением яичников. Материал и методы
С целью получения экологически чистого урожая и про-
граммируемого химического состава – обогащение флаво-
ноидными гликозидами (рутин, катехин, апигенин, люте-
олин не менее 1,5%) и фенолгликозидами (вербаскозид, полиумозид, теуполиозид не менее 3%) – установлена це-
лесообразность выращивания Teucrium polium в открытой гидропонике [6]. Согласно оптимальному соотношению токсичности и содержания биологически активных со-
единений в качестве терапевтической дозы приняты 5% от максимально переносимой дозы (400 мг/кг), что составляет 20 мг/кг, водной фракции этанольного экстракта гидропо-
нического Teucrium polium [7]. У половозрелых крыс-самок Альбино под нембуталовым наркозом (35 мг/кг в/б) произ-
водили билатеральное удаления яичников. Спустя 3 недели после операции животные были произвольно разделены на 2 группы. Животные группы OВX+Teucrium polium (n=6) получали Teucrium polium L в/м ежедневно в течение 3 не-
дель; животные группы OВX плацебо-контроль (n=6) в том же режиме получали стерильный бидистилят.
На интактных половозрелых крысах-самках (n=4), а также в группах OВX плацебо-контроль и OВX+Teucrium Биологические науки
9№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
polium по истечении 6 и 8 недель после OВX в микроэлек-
трофизиологических исследованиях производили экстра-
клеточную регистрацию фоновой и вызванной спайковой активности единичных нейронов гиппокампа (Г) при вы-
сокочастотной стимуляции (ВЧС) ипсилатеральной энто-
ринальной коры (ЭК). В остром эксперименте под хлора-
лозным наркозом (1,1 мг/кг) раздражающий биполярный электрод погружали в ЭК по стереотаксическим координа-
там AP-9, L±3.8, DV+4.0 мм, а стеклянный регистрирую-
щий микроэлектрод с диаметром кончика 1 мкм, заполнен-
ный 2М раствором NaCl многократно погружали в Г по ко-
ординатам AP-3.2-3.5, L±1.5-3.5, DV+3.0-4.0 мм согласно стереотаксическому атласу [8]. ВЧС (100 Гц в течение 1сек) осуществляли прямоугольным током амплитудой 0,16 мА. В онлайн режиме импульсный поток единичного нейрона после селекции посредством амплитудного дискримина-
тора подвергался программному анализу, с последующим выводом перистимульных временных гистограмм (раз-
работчик программы В. С. Каменецкий). Целью анализа является определение статистической достоверности раз-
личий межспайковых интервалов до, после и на время дей-
ствия ВЧС. Для решения этой задачи строятся гистограм-
мы межспайковых интервалов, определяются основные параметры распределения спайкинга – средние значения частоты, моды, дисперсии – для отдельных нейронов и/или усредненных для всей популяции нейронов с данным ти-
пом ответов. Традиционным методом проверки однородно-
сти двух независимых выборок являлся t-критерий Стью-
дента. Для повышния надежности статистических оценок применяли также непараметрический метод проверки с использованием двухвыборочного критерия Вилкоксона, учитывающего асимптотическую нормальность данного критерия и позволяющего сравнивать расчетные значения с табличными значениями стандартного нормального рас-
пределения (при уровнях значимости 0.05, 0.01 и 0.001). Для избираемых сравниваемых групп спайкинга нейрональной активности программно строили усредненные диаграммы с цифровыми значениями средней частоты спайков в ре-
альном времени 20 сек до ВЧС (Мпре-), 20 сек после ВЧС (Мпост-) и на время ВЧС в течение 1 сек (Мвчс), демон-
стрирующие выраженность ответов на время тетанизации (Мвчс) и постстимульное время (Мпост-) по сравнению со средней частотой фоновой / престимульной спайковой ак-
тивности (Мпре-).
Результаты и обсуждение
В целях определения статистической достоверности из-
менения спайковой активности единичного нейрона Г на ВЧС ЭК анализируются длительности межспайковых ин-
тервалов до и после действия ВЧС. Согласно математико-
статистическим терминам в результате анализа выявляются различия между двумя независимыми выборками. Умень-
шение длительности межспайковых интервалов, т. е. уча-
щение спайкового потока оценивается как возбуждение или потенциация, и, наоборот, увеличение длительности межспайковых интервалов, т.е. урежение спайкового пото-
ка – как торможение или депрессия. На ВЧС ЭК указанные эффекты могут иметь место в реальном времени на период ВЧС (тетанизации) и постстимульный временной отрезок. Согласно нашим экспериментальным данным, на ВЧС ЭК на время ВЧС в нейронах гиппокампа регистрируются от-
веты в виде тетанической потенциации (ТП) и депрессии (ТД), а на посттетаническое время – в виде посттетаниче-
ской потенциации (ПТП) и депрессии (ПТД). У интактных крыс в норме при ВЧС ЭК в отдельных нейронах (n=157) Г зарегистрирован следующий баланс типов ответов: ТП, ПТП, ТП+ПТП (в 26 из 157 нейронов – 16,56%); ТД, ПТД, ТД+ПТД (в 67 из 157 нейронов – 42,67%) и ТД+ПТП (в 64 из 157 нейронов – 40,76%) (Рис. А). В плацебо-контрольной группе к 6 и 8 неделе OВX в общем числе (n=143 и n=122 соответственно) зарегистрированных нейронов 65 единиц (45,45%) и 26 единиц (21,31%), соответственно, проявляли ареактивность на ВЧС ЭК, в то время как в норме таковые отсутствовали (Рис. А). В группе ОВХ+Teucrium polium доля ареактивных единиц Г составила 8,06% (15 из 186) на 6 не-
деле с отсутствием таковых на 8 неделе. В резком умень-
шении доли ареактивных нейрональных единиц в группе OВX+Teucrium polium, возможно, немаловажную роль име-
ет активация нейрональной дифференциации и нейрогене-
за апигенином [9]. Процентная доля нейронов с возбуди-
тельным типом ответов (ТП, ПТП, ТП+ПТП) уменьшается от 16,56% в норме до 11,47% (14 из 122 единиц) в плацебо-
контрольной группе к 8 неделе, а в группе ОВХ+Teucrium polium отмечается резкое увеличение таковых до 52,15% (97 из 186) к 6 неделе и соответствующие норме 16,10% (24 из 149) к 8 неделе ОВХ (Рис. А). В те же сроки число нейронов с тормозным типом ответов (ТД, ПТД, ТД+ПТД) в плаце-
бо-контроле уменьшается от 42,67% в норме до 22,13% (27 из 122), и восстанавливается до 36,24% (54 из 149) в груп-
пе OВX+Teucrium polium. Доля нейронов с ТД+ПТП типом ответов увеличивается как в плацебо-контрольной группе 45,08% (55 из 122), так и в группе OВX+Teucrium polium (47,65% - 71 из 149) по сравнению с нормой (41,40%). Со-
гласно диаграммам средней частоты для нейронов с тор-
мозным типом ответов Мпре- в норме составляет 6,53 спайк/сек, в группе ОВХ – 6,39 , а в группе OВX+Teucrium polium – 9,23 спайк/сек. Торможение на время ВЧС в ука-
занных группах выражено 8,59 раз (6,53 : 0,76), 3,45 раз (6,39 : 1,85) и 41,95 раз (9,23 : 0,22), соответственно. Усред-
ненные ТП ответы в норме выражены в 4 раза (32,45 : 8,11 спайк/сек ), а в группе OВX+Teucrium polium – 14,82 раза (12,75 : 0,86 спайк/сек) по сравнению со слабыми ТП отве-
тами (10,71 : 3,42 спайк/сек = 3,13 раза) в группе OВX пла-
цебо-контроль. Ослабление ответоспособности нейронов на время ВЧС свидетельствует о нарушениях в процессах нейромедиации в условиях ОВХ и, наоборот, определен-
ное воспроизведение частотного стимула – показатель вос-
становления нейромедиаторного статуса под воздействием Teucrium polium. Данные свидетельствуют, что активность синаптического аппарата под воздействием Teucrium polium восстанавливается по сравнению с характерным для дегене-
рирующих нейронов истощением спайкинга в группе OВX плацебо-контроль. Согласно литературным данным лю-
теолин в состоянии повышать базальную синаптическую трансмиссию и облегчать индуцирование долговременной потенциации в зубчатой извилине гиппокампа крыс [10]. Обнаружено, что эффект лютеолина на долговременную потенциацию и память может осуществляться активацией протеина CREB (cAMP response element-binding), что ука-
зывает на потенциал лютеолина как терапевтический агент для протектирования синаптической функции и улуч-
шения памяти при нейродегеративных нарушениях [10]. Результаты электрофизиологических экспериментов ука-
зывают, что механизмы, лежащие в основе модуляции ио-
10
нотропных ГАМК-рецепторов флавоноидами (в частности апигенином) отличаются от таковых классических для бен-
зодиазепиновой модуляции [11]. Возросший в последнее время интерес к флавоноидам растительного происхожде-
ния обусловлен их модуляторной функцией на рецепторы ГАМК(А) в головном мозге [12]. Область интересов вклю-
чает 1) флумазенил-нечувствительную модуляцию ГАМКА рецепторной функции флавоноидами; 2) способность не-
которых флавоноидов действовать как модуляторы второго порядка для модуляции первого порядка бензодиазепина-
ми; 3) идентификация различных сайтов воздействия фла-
воноидов в ГАМКА рецепторных комплексах. Возникает интерес к вопросу активации ГАМКА рецепторов в отсут-
ствии ГАМК и сравнительно ригидная форма флавонои-
дов – потенциальная предпосылка для терапевтических агентов нового поколения [12]. Таким образом, результаты электрофизиологиче-
ских экспериментов относительно восстановления си-
наптической функции в нейронной цепи ЭК-Г в группе OВX+Teucrium polium по сравнению с группой плацебо-
контроль свидетельствуют о нейропротекторной эффек-
тивности Teucrium polium в условиях ОВХ. Учитывая, что в результате лишения трофической поддержки (в част-
ности, в результате деприваци эстрогена), рост и диффе-
ренциация aксонов, дендритов и синапсов мобилизуются благодаря повышенной чувствительности эстрогеновых рецепторов [2], можно предположить, что представленные результаты могут пролить свет на выявление эстроген-ре-
цептор-обусловленных механизмов воздействия Teucrium polium в регулировании OВX-индуцированных нейродеге-
неративных нарушений.
Список использованных источников
1. Dohanich G.P. Gonadal steroids, learning and memory. In: Pfaff D.W., Arnold A.P., Etgen A.M., Fahrbach S.E., Rubin R.I., eds. Hormones, brain and behavior. 2002, San Diego: Academic Press; P. 265-327. 2. McEwen B. Estrogen actions throughout the brain. Recent Progress in Hormone Research 2002, V. 57, p. 357-384.
3. Levin E.R. Cellular functions of plasma membrane estrogen receptors. Steroids 2002, V. 67, P. 471-475. 4. Jarry H., Spengler B., Porzel A., Schmidt J., Wuttke W., Christoffel V. Evidence for estrogen receptor beta-selective activity of Vitex agnus-castus and isolated flavones. Planta Med. 2003, V. 69, N. 10, P. 945-947. 5. Dos Santos-Neto L.L., de Vilhena Toledo M.A., Medeiros-Souza P., de Souza G.A. The use of herbal medicine in Alzheimer’s disease-a systematic review. Evid Based Complement Alternat Med. 2006, V. 3, N. 4, P. 441-445. 6. Galstyan H.M., Revazova L.V., Topchyan H.V. Digital indices and microscopic analyses of wild growing and overgrowing of Teucrium polium L. in hidroponic conditions. The new Armenian medical journal, v.4, N 3, 2010, p.104.
7. Chavushyan V.A., Simonyan K.V., Galstyan H.M. Toxicity studies of Teucrium polium Lamiaceae growing in nature and in culture. The second international symposium “BIOPHARMA-2010: from science to industry” Yerevan, Armenia May 17-20, 2010, P.11.
8. Paxinos G. , Watson C. The Rat Brain in Stereotaxic Coordinates. 2005 Acad. Press, New York, 5th ed. 9. Taupin P. Apigenin and related compounds stimulate adult neurogenesis. Expert Opin Ther Pat. 2009, V. 19, N. 4, P. 523-527. 10. Xu B., Li X.X., He G.R., Hu J.J., Mu X., Tian S., Du G.H. Luteolin promotes long-term potentiation and improves cognitive functions in chronic cerebral hypoperfused rats. Eur J Pharmacol. 2010, V. 10, N. 627 (1-3), P. 99-105 11. Goutman J.D., Waxemberg M.D., Doñate-Oliver F., Pomata P.E., Calvo D.J. Flavonoid modulation of ionic currents mediated by GABA(A) and GABA(C) receptors. Eur J Pharmacol. 2003 Feb 14, V. 461(2-3), p. 79-87.
12. Hanrahan J.R., Chebib M., Johnston G.A. Flavonoid modulation of GABA(A) receptors. British Journal of Pharmacology 2011, V.163(2), p.234-245.
13. STUDY OF NEUROPROTECTIVE ACTIVITY OF HYDROPONIC TEUCRIUM POLIUM L IN CONDITION OVARIECTOMY
14. Chavushyan V. A.1, Simonyan K. V.1, Galstyan H. M.2
15. 1L. A. Orbeli Institute of physiology NAS RA, Yerevan, Armenia
16. 2 G. S. Davtyan Institute of problems of hydroponics NAS RA, Yerevan, Armenia
17. Сведения об авторах
18. Чавушян В.А. – зав. лаб. нейроэндокринных взаимоотноше-
ний Института физиологии им. Л.А.Орбели НАН Республики Армения, д.б.н.
19. Симонян К.В. – младший научный сотрудник лаборатории нейроэндокринных взаимоотношений Института физиологии им. Л.А.Орбели
20. Галстян А.М. – научный сотрудник Института проблем гидро-
поники им. Г.С.Давтяна НАН Республики Армения, к.фарм.н.
Биологические науки
11№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Рисунок 1. А – Долевое процентное соотношение числа нейронов гиппокампа с ареактивными, возбудительными, тормозными и ТД+ПТП типами ответов при высокочастотной стимуляции энторинальной коры в норме и спустя 6, 8 недель после овариэктомии (ОВХ) в группах ОВХ (плацебо контроль) и ОВХ+Teucrium polium. Б – диаграммы средней частоты спайков для каждой группы, с указанием цифровых значений средней частоты спайкинга (спайк/сек) в реальном времени 20 сек до ВЧС (Мпре-), 20 сек после ВЧС (Мпост-) и на время ВЧС в течение 1 сек (Мвчс). 12
Медицинские науки
Шарышев А. А.
научныйсотрудниклаборатории
антигенныхдетерминантисин-
тезапептидов,ФГУ«НИИвиру-
сологииим.Д.И.Ивановского»
Минздравсоцразвития
Шибнев В. А.
ведущийнаучныйсотрудниклабо-
раторииантигенныхдетерминант
исинтезапептидов,ФГУ«НИИ
вирусологииим.Д.И.Ивановского»
Минздравсоцразвития
Применение метода поляризационного флуоресцентного иммуноанализа для определения антител к нуклеокапсидному белку вируса гепатита С
ШарышевА.А.,ШибневВ.А.
Целью исследования являлась разработка метода поляри-
зационного флуоресцентного иммуноанализа (ПФИА) для определения антител к нуклеокапсидному белку вируса гепатита С. Осуществлен твердофазный синтез пептидов, перекрывающих иммунореактивные участки а.о. 7-19, 20-
34 из N-концевой части нуклеокапсидного белка вируса ге-
патита С (генотип1b), а так же меченых карбоксифлуорес-
цеином с N-конца полипептидной цепи их производных. Изучена антигенная активность синтезированных пепти-
дов методом поляризационного флуоресцентного иммуно-
анализа (ПФИА) с 64 образцами сывороток крови больных различными формами вирусного гепатита С, в том числе с 39 образцами сывороток крови больных хроническим ви-
русным гепатитом С. Проведено сравнительное изучение аналитических характеристик метода ПФИА, основанного на применении синтезированных пептидов, а также ком-
мерческой ИФА-тест-системы (БЕСТ анти-ВГС- комплект 4, ЗАО «Вектор Бест»). В результате проведенных исследо-
ваний было выявлено, что предлагаемый метод обладает высоким уровнем специфичности и чувствительности. Со-
поставимость результатов ПФИА и ИФА составила 76%, что свидетельствует о перспективности проведения даль-
нейших исследований в данной области. Показана прин-
ципиальная возможность применения метода поляризаци-
онного флуоресцентного иммуноанализа для определения антител к нуклеокапсидному белку вируса гепатита С в клинических образцах сывороток.
Вирусный гепатит С (ВГ С) является одним из широко распространенных заболеваний печени. Распространен-
ность в мире хронической формы ВГ С варьирует от 0,5 до 2%. В России заболеваемость составляет 56,2 чел. на 100000 населения. У каждого пятого больного ХГ С развивается цирроз, у каждого двадцатого — рак печени. В связи с тем, что вакцины для профилактики гепатита C не существу-
ет, в настоящее время является актуальной своевременная диагностика заболевания. Лабораторная диагностика гепа-
тита С основана на выявлении в образцах сывороток или плазмы крови человека антител к антигенам HCV (анти-
HCV антител) и проводится с помощью твердофазного им-
муноферментного анализа, который имеет ряд временных ограничений. В последнее время предложены экспресс-ме-
тоды диагностики HCV, наиболее перспективным из кото-
рых, на наш взгляд является метод поляризационного флу-
оресцентного иммуноанализа (ПФИА) [1].
Вирусный геном, представленный односпиральной (+) РНК, кодирует полипротеин-предшественник размером около 3000 аминокислотных остатков (а.о.), посттрансля-
ционный процессинг которого приводит к образованию ряда структурных и неструктурных белков [2]. Нуклеокап-
сидный белок HCV (HCV-core), ограниченный а.о. 1-192, является одним из наиболее консервативных [2] и имму-
ногенных в составе вируса и вызывает появление в крови специфических антител уже на ранних стадиях инфекции [3,4]. Определение антител к нуклеокапсидному белку (aнти-HCV-corе-антител) лежит в основе скрининговых тестов для диагностики инфекции [4], базирующихся на ре-
комбинантных и(или) синтетических антигенах [5,6]. Со-
гласно современным данным по исследованию антигенной структуры HCV-соrе-белка, основные иммунореактивные В-эпитопы локализуются в N-концевой части [7,8,9,10].
В настоящей работе коллектив авторов начал разработ-
ку и оптиматизацию метода поляризационного флуорес-
Медицинские науки
13№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
центного иммуноанализа (ПФИА), основанного на взаи-
модействии флуоресцентно-меченных, иммунореактивных В-эпитопов со специфическими анти-HCV антителами. Исследование проведено с целью поиска флуоресцентно-
меченных пептидных последовательностей, наиболее пол-
но отражающих антигенную структуру нуклеокапсидного белка и как следствие наиболее перспективных для исполь-
зования в диагностике НСV-инфекции.
Материалы и методы
Серологический материал был представлен образцами крови, направленными для тестирования на наличие мар-
керов НСV-инфекции в Научно-исследовательский инсти-
тут скорой помощи им.Н.В Склифосовского. Подтверж-
дающий тест (БЕСТ анти-ВГС- комплект 4, ЗАО «Вектор Бест») на наличие в сыворотках образцов крови aнти-HCV-
corе-антител проводили согласно рекомендованному фир-
мой-производителем протоколу.
Аминокислотные последовательности синтетических пептидов соответствовали нуклеотидной последователь-
ности генома изолята HCV (субтип 1b), определенной в ре-
зультате анализа кДНК клонов из образцов плазмы крови японских пациентов с хроническим гепатитом [11] (табл.1). Последовательности для синтеза были выбраны на осно-
ве ранее полученных результатов и данных литературы [7,8,9,10,11].
Синтез пептидов осуществляли твердофазным ме-
тодом путем наращивания пептидной цепи с N-конца не тефлоне с радиационно-привитым полистиролом по Boc/Вzl-стратегии. В синтезе были использованы Вос-
аминокислоты и их производные («Reanal», Венгрия), име-
ющие L-конфигурацию. Полноту прохождения реакций на носителе проверяли с помощью нингидринового теста. Синтез проводили в ручном режиме методами активиро-
ванных эфиров и симметричных ангидридов, используя стандартны протокол проведения синтетического цикла, блокирования не прореагировавших аминогрупп и отще-
пления пептидов от полимера [12].Присоединение карбок-
сифлуоресцеина проводили по карбодиимидной методике. Обессоливание и удаление низкомолекулярных продуктов пептидной природы проводили методом гель-фильтрации на сефадексах G-10, G-15 или G-15 в 10% уксусной кисло-
те. Пептиды очищали полупрепаративной обращенно-фа-
зовой ВЭЖХ на хроматографе фирмы «Du Pont» (США). Индивидуальность пептидов подтверждали в ходе прове-
дения аналитической ВЭЖХ и данными количественного аминокислотного анализа.
Флуоресцентно меченые пептиды оттестированы им-
муноферментным методом, который показал, что введение флуоресцентной метки не влияет на иммуногенные свой-
ства синтезированных пептидов. Иммуноферментный ана-
лиз проводили по стандартному протоколу [12].
Методика проведения поляризационного флуоресцентного иммуноанализа
В боросиликатную кювету добавляли 1000 мкл фосфатного буфера (PBS, рН 7,4) с добавлением лаурилсульфата лития в концентрации 0.5% и 0.1г/л бычьего гамма глобулина, со-
держащего флуоресцентно меченый пептид в концентра-
ции при которой интенсивность флуоресценции раствора составляет 1000 у.е. Сыворотки вносили таким образом что-
бы итоговое разведение составляло 1/100 [13].
Для измерения поляризации флуоресценции использовали TDx- анализатор фирмы «ABBOT».
Границы «серой зоны» и «cut off» рассчитывали отдель-
но для каждого пептида, прибавляя к среднему арифмети-
ческому сигналу в кюветах с 20-ю стандартными отрица-
тельными сыворотками («отрицательными контролями») два стандартных арифметических отклонения, рассчитан-
ных для данной выборки соответственно. Таблица 1. Аминокислотные последовательности синтезированных пептидов
Пептид Аминокислотная последовательность* Район белка, a.o.
1 RPQDVKFPGG 18-27
2 FAM-RPQDVKFPGG 18-27
3 RPQDVKFPGGGQIVGGV 18-34
4 FAM-RPQDVKFPGGGQIVGGV 18-34
Таблица 2. Выявление HCV положительных сывороток синтетическими пептидами в ПФИА тест системе
№
Оптическая плотность в иммуноферментной системе Вектор-Бест спектр
Величина mP. Разведение сыворотки 1/100
Анти-Core Анти-NS Пептид №2 Пептид №4
1 3,4 2,2 110 144
2 3,3 3,3 127 172
3 3,5 3,3 90 106
4 3,5 3,3 80 118
5 3,4 3,2 120 130
6 3,3 3,2 80 98
7 3,3 2,7 102 129
8 3,4 3,0 80 99
9 3,3 3,3 109 137
10 3,4 3,4 113 142
11 3,6 3,2 117 142
12 3,4 3,0 130 159
13 3,3 3,3 90 114
14 3,4 3,4 83 113
15 3,3 3,0 79 98
16 3,5 3,5 125 158
17 3,0 3,2 87 95
18 3,3 3,2 76 96
19 3,6 3,3 85 107
20 3,7 3,8 106 134
21 3,6 3,8 124 154
22 3,7 3,8 76 91
23 3,6 3,9 104 130
24 1,0 2,1 113 143
25 3,6 3,7 76 96
26 2,0 0,8 100 126
27 3,5 3,0 115 142
28 2,9 - 86 108
29 3,5 3,5 140 173
30 3,2 3,2 70 80
31 3,5 3,6 110 138
32 3,5 3,6 76 95
33 3,3 3,5 82 103
34 3,4 3,0 128 161
35 3,0 0,7 125 158
36 3,3 3,3 85 113
37 3,5 3,4 113 142
38 3,2 3,2 128 162
Результаты и обсуждение
По совокупности проведенных вирусологических лабора-
торных исследований у всех 38 пациентов был установлен диагноз вирусного гепатита С.
В табл. 1 представлены аминокислотные последова-
тельности пептидов 1-4. Первичная структура синтезиро-
ванных пептидов соответствует последовательности изо-
лята HCV-J, относящегося к генотипу 1b [11], наиболее распространенному на территории РФ [14]. Известно, что 14
N-концевая часть нуклеокапсидного белка наиболее кон-
сервативна, и отдельные аминокислотные замены в зави-
симости от типа или субтипа HCV существенно не влияют на его антигенную активность, что обуславливает универ-
сальность разрабатываемой диагностической тест системы, основанной на выявлении.
Иммунореактивность полученных пептидов была ис-
следована методом прямого поляризационного флуорес-
центного иммуноанализа по их взаимодействию с анти-
НСV-позитивными сыворотками больных гепатитом С.
В табл. 2 представлены сравнительные результаты оп-
тических плотностей в коммерческой ИФА-тест-системы (БЕСТ анти-ВГС- комплект 4, ЗАО «Вектор Бест») и ре-
зультаты в взаимодействия флуоресцентно меченых пепти-
дов в исследуемых клинических образцах.
Положительными образцами в ПФИА тест системе ос-
нованной на пептиде 2 считались те сыворотки, в которых значение мили-поляризации превышало 88 mP, а в ПФИА тест системе основанной на пептиде 4 превышающие 100 mP.
Как видно из таблицы 2 пептид 4 демонстрировал наи-
больший процент выявления антител в aнти-HCV-corе по-
зитивных сыворотках 76%.
Пептид 2 демонстрировал процент выявления антител в aнти-HCV-corе позитивных сыворотках на уровне 55%.
Большая иммуногенность пептида 4 и больший процент выявления им положительных образцов обусловлена нали-
чием дополнительного В-эпитопа по сравнению с пепти-
дом 2 [12], не смотря на то, что пептид 4 обладал большим не специфическим взаимодействием с 20-ю отрицательны-
ми контролями.
Таким образом, в настоящей работе с помощью флу-
оресцентно меченых синтетических пептидов показана принципиальная возможность применения метода поля-
ризационного флуоресцентного иммуноанализа (ПФИА) для определения антител к нуклеокапсидному белку вируса гепатита С в клинических образцах сывороток. Так же по-
казана сопоставимость результатов ПФИА и ИФА около 76%, что свидетельствует о перспективности проведения дальнейших исследований в данной области.
Список использованных источников
1. Westerfeld J.G. Detection trends in high throughput screening. // Anal. Bioanal. Chem. 2002. V. 372. Р. 43-45.
2. Houghton M., Weiner A., Han J. et al. Molecular biology of the hepatitis С viruses: implications for diagnosis, development and control of viral disease // Hepatology. - 1991. - Vol. 14. - P. 381-388.
3. Chiba J., Ohba H., Matsuura Y. et al. Serodiagnosis of hepatitis С virus (HCV) infection with an HCV core protein molecularly expressed by a recombinant baculovoirus // Proc. Natl. Acad. Sci. - 1991. - Vol. 88. - P. 4641-4645.
4. Hosein B., Fang С. Т., Popovsky M. A. et al. Improved serodiagnosis of hepatitis С virus infection with synthetic peptide antigen from capsid protein // Proc. Natl. Acad. Sci. - 1991. - Vol. 88. - P. 3647-3651.
5. Katayama Т., Mazda Т., Kikuchi S. et al. Improved serodiagnosis of non-A, non-B hepatitis by an assay detecting antibody to hepatitis С virus core antigen // Hepatology. - 1992. - Vol. 15. - P. 391-394.
6. Zaaijer H. L., Vrielink H., van Exel-Oehlers P. J. et al. Confirmation of hepatitis С infection: a comparison of five immunoblot assays // Transfusion. - 1994. - Vol. 34. - P. 603-
607.
7. Ferroni P., Mascolo G., Zaninetti M. et al. Identification of four epitopes in hepatitis С virus core protein // J. Clin. Microbiol. - 1993. - Vol. 31. - P. 1586-1591.
8. Goeser Т., Muller H. M., Ye J. et al. Characterization of antigenic determinants in the core antigen of the hepatitis С virus // Virology. - 1994. - Vol. 205. - P. 462-469.
9. Nasoff M. S., ZebedeeS. L., Inchauspe G. et al. Identification of an immunodominant epitope within the capsid protein of hepatitis С virus // Ibid. -1991.-Vol. 88.-P. 5462-5466.
10. Sallberg M., Pumpen P., Zhang Z. X. et al. Locations of antibody binding sites within conserved regions of the hepatitis С virus core protein // J. Med. Virol. - 1994. - Vol. 43. - P. 62-68.
11. Kato N., Hijikata M., Ootsuyama Y. et al. Molecular cloning of the human hepatitis С virus genome from Japanese patients with non-A, non-B hepatitis // Proc. Natl. Acad. Sci. - 1990. - Vol. 87. - P. 9524-9528.
12. Семилетов Ю. А., Фирсова Т. В., Шибнев В. А. и др. Синтез и антигенная активность пептидов из состава core- и NS3-
белков вируса гепатита С // Биоорган. химия.- 1993. - Т. 19. - С. 126-129.
13. 13.Ramirez-Pfeiffer C., Diaz-Aparicio E., Gomez-Flores R. et al. Use of the Brucella melitensis Native Hapten To Diagnose Brucellosis in Goats by a Rapid, Simple, and Specific Fluorescence Polarization Assay// Clin. and Vac. Immun. June - 2008- ,p. 911-915.
14. Львов Д. К., Миширо С., Селиванов Н. А. и др. Распростра-
нение генотипов вируса гепатита С, циркулирующих на территориях северо-западной и центральной частей России // Вопр. вирусол. - 1995. -N6. - С. 251-253.
Медицинские науки
15№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
16
Науки о земле
Мяльдзин Т. Н.
студент4-гокурсакафедры
ГеографиимировогохозяйстваМГУ
им.М.В.Ломоносова,г.Москва
Никанорова А. Д.
студент5-гокурсагеогра-
фическогофакультетаМГУ
им.М.В.Ломоносова,г.Москва
Основные черты современной географии Интернет-торговли в мире
МяльдзинТ.Н.
Интернет-торговля является технологически новым видом торговли, зародившимся в период вступления мировой эко-
номики в новую эпоху – эпоху постиндустриализма и со-
ответствующий наступлению 5-й волне Н.Д. Кондратьева. Согласно определению Всемирной торговой организации, электронная (посредством сети Интернет) торговля явля-
ется специфической формой торговли, принципиально новым способом покупки, продажи и распределения това-
ров и услуг, регулируемых в настоящее время международ-
но признанными многосторонними правилами торговли, в частности, Генеральным соглашением о торговле услуга-
ми (ГАТС). Важнейшими технологическими предпосыл-
ками для развития Интернет-торговли стали: изобретение ключевых составляющих аппаратного обеспечения для об-
мена и хранения информации, высокий уровень развития коммуникационной инфраструктуры, достигнутый в ряде стране мира, последовавшая за этим конвергенция комму-
никационных и компьютерных технологий на основе пере-
хода к цифровым способам обработки данных, появление Интернета и протокола для обмена данных в нем (www), создание электронной почты и развитие систем оплаты (электронные деньги, распространение платежных карт), развитие рынка логистических услуг. При этом локальные и региональные достижения благодаря диффузии иннова-
ций, становились глобальными. С развитием вышеперечис-
ленных явлений начал формироваться новый тип развития, который М. Кастельс назвал «информационным».
Отправной точкой развития Интернет-ритейла стал 1995 г. – именно тогда были созданы крупнейшие компании отрасли: Amazon и EBay. Последовавший в 2001 г. кризис индустрии и получивший название «пузыря доткомов» оз-
наменовал кардинальное обновление сферы Интернет-тор-
говли, вступление ее в фазу ускоренного развития, и имен-
но с этого момента для нее стали характерны впечатляющие темпы годового роста – порядка 20%. Абсолютные объемы роста представлены на рис. 1.
Ускоренное развитие Интернет-ритейла обусловлено двумя группами факторов. Во-первых, стремлением к мак-
симальному удовлетворению спроса покупателей со сторо-
ны продавцов, в предоставление уникальных возможностей выбора большого числа товаров, их последующего сравне-
ния и адаптации к личным требованиям, в предложении большого числа сопутствующих сервисов и услуг. Во-вторых, развитие информационных и коммуникационных техноло-
гий позволило минимизировать ряд издержек для ведения бизнеса, создав для него новые пространственно-функци-
ональные модели. Подобные модели, разработанные пио-
нерами отрасли, были позже взяты на вооружение другими компаниями в ходе непрерывной глобальной диффузии ин-
новаций. Коротко отметим наиболее важные из них. Первая, предложенная компанией Amazon, предпо-
лагает размещение в сети Интернет гигантских каталогов продукции, в которых потребитель выбирает необходи-
мый ему товар. Далее, заказ направляется непосредственно производителю данного вида товара, либо в центр дистри-
буции. Подобная модель помогает избежать затрат на со-
держание складских помещений и гарантировать качество товара. Вторая модель была предложена компанией EBay– крупнейшим Интернет-аукционом в мире. Компания пре-
доставляет площадку для проведения торгов, гарантирует контроль за легальностью проводимых сделок, упрощен-
ную систему проведения платежей. При этом все условия Науки о земле
17№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
поставок, качества, количества товаров обговариваются между самими потребителями.
Третья модель, заслуживающая особого внимания, была предложена компанией Dell – производителем компью-
терной и офисной техники. Интернет-магазин компании предоставляет покупателю возможность самостоятельно в режиме он-лайн «сконструировать» необходимый товар, выбирая для него требуемые компоненты программного и аппаратного обеспечения. Таким образом, Интернет-торговля заняла важное ме-
сто в мировой экономике и торговле в частности. Ее доля в общем объеме мировой торговли составляет порядка 2-3%. Однако важно учитывать несколько особенностей. Во-первых, доля Интернет-торговли имеет определенное «потолочное» значение по той причине, что, будучи спец-
ифичным и технологически обусловленным видом торгов-
ли, она никогда не сможет взять вверх над ее традицион-
ными видами. Во-вторых, в структуре Интернет-продаж доминируют потребительские товары (электротехника, книги, авиа – и ж/д билеты, предметы быта, одежда), стои-
мость которых во много раз меньше многих других предме-
тов международных обменов. Однако все это не отменяет ее важности и возрастающего значения. Эксперты банка Goldman Sachs прогнозируют дальнейшее увеличение ее объемов. На рис. 2 представлены современные и прогноз-
ные (выделены синим цветом) значения объемов Интернет торговли. Региональная структура мировой Интернет-тор-
говли имеет вид, представленный на рис. 3. По прогнозам экспертов Goldman Sachs в текущем году Азиатский регион выйдет на первое место, обогнав Европу и США. Годовые темпы роста в этом регионе составляют примерно 27% [4]. Об этом свидетельствуют и данные о крупнейших ком-
паниях отрасли. По итогам 2011 г. по среднему числу кли-
ентов в месяц крупнейший Интернет-магазин Китая занял 3-е место, Японии – 5 (табл.1).
Формирование глобальной географии отрасли приве-
ло к возникновению ряда региональных особенностей на крупнейших мировых рынках. Важнейшая задача геогра-
фии при изучении Интернет-торговли – выделение и объ-
яснение подобных различий с целью выработки оптималь-
ных путей территориального развития отрасли. Наиболее развитым и «старым» является рынок США – родина всей Интернет-коммерции. Процент домохо-
зяйств, пользующихся Интернет (вне зависимости от места соединения) достигает здесь показателя в 84%; 43% владель-
цев мобильных телефонов используют его для выхода во Все-
мирную сеть. В 2011 г. 87,5% пользователей Интернет стали покупателями он-лайн магазинов, что примерно составляет 180 млн чел., общий объем Интернет-торговли в 2011 г. со-
ставил порядка 200 млрд долл. США. Среди главных особен-
ностей рынка США можно выделить следующие. Во-первых, сильные территориальные диспропорции в уровне потребле-
ния услуг Интернет-магазинов. Так, лидерами по покупкам в Интернете, по данным компании Billeo выступают Север-
ная Дакота, Аляска и Коннектикут с показателем более 5000 долл. на человека в месяц, причем в Северной Дакоте этот показатель близок к 8000 долл. при среднем по США в 2500 долл. «Аутсайдеры» представлены Род-Айлендом, Южной Дакотой и Мэном. Вторая особенность – хронологические диспропорции в совершении он-лайн покупок. Так, в опре-
деленные дни, приуроченные к началу сезона распродаж и некоторым государственным праздникам, объемы продаж возрастают в сотни и тысячи раз. Так, в «черный» понедель-
ник 2011 г., знаменующий начало распродаж, в режиме он-
лайн было потрачено более 1 млрд долл.
Третья черта американского рынка – активное развитие мобильной коммерции, т.е. совершение покупок в Интер-
нет с помощью мобильных устройств. В 2011 г. объемы мо-
бильной коммерции достигли 3-4 млрд долл. Тенденции на американском рынке являются ключевыми, так как имен-
но США являются мировым центром инноваций.
Рисунок 1. Годовые темпы роста Интернет-продаж в мире
Рисунок 2. Объемы Интернет-торговли в мире
Рисунок 3. региональная структура мировой Интернет-торговли
18
Таблица 1. Крупнейшие Интернет-магазины
Интернет-магазин Страна базирования Число клиентов в месяц (млн чел.)
Amazon США 282
EBay США 224
Alibaba Китай 157
Apple США 134
Rakuten Япония 58
Wal-mart США 45
Hewlett-Packard США 38
MercadoLibre Аргентина 33
OttoGruppe Германия 32
Groupe PPR Франция 32
Европейский рынок Интернет-торговли оценивается в 92 млрд евро. Европейский субконтинент представлен весьма разнородными группами стран, и поэтому главной пробле-
мой остается развитие сектора Интернет-коммерции в це-
лом, прежде всего, в странах Восточной и Южной Европы. К странам-лидерам относятся Дания, Великобритания, Финляндия, Швеция, Германия и Франция. Европейский рынок характеризуется высокой долей участия в нем аме-
риканских компаний. По числу пользователей Интернет первое место занимает Россия, чей рынок Интернет-ритей-
ла оценивается всего лишь в 700 млн долл. В Азиатском регионе наибольший интерес для рассмо-
трения представляет японский рынок. Несмотря на высо-
кий уровень проникновения информационных техноло-
гий в экономику, японское общество М. Кастельс назвал «неинформациональным». Процесс приобщения к Ин-
тернет-торговле можно назвать общественно-детермини-
рованным, потому что он требует изменений в поведении людей [3], а консервативный характер японского общества является известным фактом. Дистанционная торговля не имеет здесь длительной истории, прежде всего по геогра-
фическим причинам – подобной необходимости на столь малой территории нет. Так как в данной статье речь идет именно о Интернет-ритейле, т.е. где потребителями явля-
ются обычные граждане, а не организации и компании, то роль культурных факторов непременно возрастает, так как бизнес-структуры вынуждены меняться быстрее под воз-
действием глобальной конкуренции. Если американские модели ведения электронного бизнеса с успехом адапти-
ровались в Европе, то в Японии этот процесс шел иначе. Здесь доминируют системы Business-to-Business, т.е. тран-
закции между компаниями, чаще всего транснациональ-
ными (ТНК). Несмотря на то, что на сегодняшний день в Японии существуют крупные Интернет-ритейлеры, это в большей степени определяется действием глобализации, нежели результатом применения информационных техно-
логий в сфере розничной торговли в высокотехнологичной японской экономике.
Список использованных источников
1. Кобелев О.А. Электронная коммерция. – М.: «Дашков и Ко», 2012.
2. Dicken P. Global Shift. - London: SAGE Publications Ltd, 2011.
3. Leinbach T., Brunn S. Worlds of E-commerce. – Chichester: John Wiley and Sons Ltd, 2001.
4. http://www.Internetretailer.com – сайт, посвященный вопросам Интернет-ритейла
Оценка рациональности структуры землепользования в Ферганской долине по величине водного дефицита на орошаемых землях
НиканороваА.Д.
Аннотация
В статье описана методология и результаты разработки ГИС-системы с элементами компьютерного моделирова-
ния, позволяющая оценить величину водного дефицита в Ферганской долине при различных сценариях. Сцена-
рии учитывают объемы поступления воды в вегетацион-
ный период и потребления для нужд земледелия в условиях (1) «нормального» года, (2) «плохого» года и (3) в условиях «нормального» года при оптимизации норм полива. Вы-
явлены районы Ферганской долины, дефицитные в от-
ношении водных ресурсов. Рассмотрена обусловленность дефицита водных ресурсов существующей структурой зем-
лепользования в долине, а также с другими политическими и экономическими факторами. Введение Ферганская долина известна как один из самых геоэколо-
гически неблагополучных регионов мира. Большинство на-
селения Ферганской долины занято в сельском хозяйстве, и устойчивое снабжение водой для ирригации представляет собой ключевое условие стабильности в регионе. На протя-
жении последних десятилетий перебои в поступлении воды в районы, ниже лежащие по течению в Ферганской долине, были связаны с разными геополитическими, экономиче-
скими и погодными факторами. Но хронический дефицит воды в долине, в основном, определяется существующей структурой землепользования, которая сложилась к на-
стоящему времени в силу целого ряда обстоятельств: цены на рынке, государственный заказ, обеспокоенность продо-
вольственной безопасностью и др. Целью работы являлась оценка рациональности суще-
ствующей структуры землепользования и способов хозяй-
ствования. Основным критерием служит величина дефицита воды, рассчитанная по доле сельскохозяйственных угодий, которые недополучат воду на орошение в средний год. Методология исследования
Для оценки величины водного дефицита в различных рай-
онах Ферганской долины была разработана геоинформа-
ционная система с элементами компьютерной модели. Интерфейс программы был выполнен в гис-программе Arc GIS - Arc View, база данных сформирована в Microsoft Office Access, а расчеты проводились в Microsoft Office Excel. На начальном этапе работы проводилось дешифриро-
вание аэрокосмических снимков на Ферганскую долину в программе Arc-GIS на основе мультиспектральных сним-
ков Landsat-7 с разрешением 30 м, и данных Google Earth. Применен метод эталонного дешифрирования. По всей территории Ферганской долины, в картогра-
фической модели, были выделены земли под сельскохо-
зяйственными культурами (хлопок, зерновые, фуражные, садовые деревья, рис), селитебные зоны и зоны, где земле-
делие не ведется (пустынные и заболоченные территории). В картографической программе ArcGIS компиляция из снимков Landsat-7 и Google Earth была привязана в кар-
тографической проекции UTM_WGS-84. С помощью ин-
струментов выделения полигонов, в этой программе были созданы слои «Селитебные зоны», «Основные сельскохо-
зяйственные культуры», «Неиспользуемые земли» (мас-
штаб 1:400000). Слой «Селитебные зоны» включает в себя атрибутивную информацию о названиях крупных насе-
ленных пунктах, в слое «Основные сельскохозяйственные Науки о земле
19№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
культуры» помимо атрибутивной информации о типах по-
севов включена функция автоматического подсчета площа-
ди орошаемых полигонов-полей. Для создания слоя «Неис-
пользуемые земли» выделялись земли под заболоченными территориями, земли под песками, солончаки и тугайные комплексы вдоль реки Сырдарья. На основе пространственных данных [1] отображающих сеть каналов, рек и озер Узбекистана, Кыргызстана и Тад-
жикистана, мультиспектральных снимков Landsat-7, циф-
ровой модели рельефа SRTM была построена и отображена сеть водных объектов, расположенных в пределах долины. С использованием литературных источников [2,7] была выявлена иерархическая связь каналов, в базу данных были введены их основные характеристики (название, средний расход, пропускная способность, КПД, протяженность, тип русла, год ввода в эксплуатацию). Итогом проведенной работы стало создание полиго-
нального гис-слоя «Распределения полей по каналам», где у каждого полигона имелась атрибутивная информация о типе сельскохозяйственной культуры, выращиваемой в его пределах, о его принадлежности к той или иной сети ирригационных каналов (рисунок 1). Имеющаяся информация была сформирована в единую базу данных, которая была экспортирована в Excel, где про-
водились основные расчеты показателей распределения воды по каналам, потребления воды на орошаемых землях в зависимости от рассмотренных сценариев.
Для дальнейшей работы к атрибутивной информации слоя, в гис-программе, была присоединена таблица вычис-
лений расхода воды в программе Excel так, что при измене-
нии каких-либо параметров в расчетной таблице, соответ-
ствующие значения меняются в атрибутивной информации полигонов и отображаются в интерфейсе AcrGIS.
Результаты исследования и их обсуждение
В результате данного исследования выделены 32 иррига-
ционные системы Ферганской долины, с их привязкой «к подвешенным орошаемым полям» и оценкой дефицита во-
дных ресурсов в них. Были составлены карты-схемы Фер-
ганской долины (масштабом 1:400000) в условиях факти-
ческих норм орошения и в условиях рекомендуемых норм орошения (Приложение 1).
Несмотря на хорошую обеспеченность Ферганской до-
лины водными ресурсами по сравнению с другими региона-
ми бассейна реки Сырдарья, при существующей структуре землепользования существенная доля обрабатываемых зе-
мель находится в условиях возникновения дефицита воды (Приложение 1). Средняя доля земель с дефицитом воды в современных условиях в «нормальный» год составляет 15%. При этом необходимо понимать условность данной оценки, так как мы рассчитываем эту долю, предполагая, что все поля, располагающиеся в более верхних участках ирригационных каналов, получают требуемое количество воды (рисунок 1). В реальности вода может быть «размаза-
на» по всей площади ирригационного района. В работе также оценивается доля орошаемых земель с дефицитом воды при пониженном поступлении воды в системе ирригационных каналов. На протяжении послед-
них 20 лет неоднократно наблюдались перебои в поступле-
нии воды для орошения. В начале 1990-х гг. cуществовал механизм бартерного обмена (вода в вегетационный пери-
од на топливо в зимний сезон) между Кыргызстаном, Узбе-
кистаном и Казахстаном. Нарушение партнерских догово-
ренностей между Кыргызстаном и Узбекистаном привело к изменению режима работы Токтогульского водохрани-
лища. С 1989 года среднемноголетняя величина попусков в холодный период увеличилась с 2,7 куб км до 8 куб. км, а в вегетационный уменьшилась с 9 куб. км до 6 куб. км. [5]. Такой режим работы водохранилища приводит к воз-
никновению зимних паводков, а летом – к искусственному маловодью. Наибольшие попуски в холодный период были санкционированы зимой 2001/2002 гг. несмотря на про-
гнозировавшееся маловодие весной и летом 2002 года, что и вызвало существенный дефицит водных ресурсов в Фер-
ганской долине [5].
Наша модель показывает, что в условиях недостаточ-
ного поступления воды в Ферганскую долину в вегетаци-
онный сезон доля земель с дефицитом воды для орошения возрастает с 15% до 19% Дефицитные районы расположены в северной части Ферганской, Андижанской и южной части Наманганской областей Узбекистана, Согдийской области Таджикистана, В эту категорию попадают межадырные равнины пограничных территорий на юго-востоке долины, а также земли Джалалабадской области Кыргызстана.
Дефицит водных ресурсов в Ферганской долине в самой значительной степени связан с ее структурой землепользова-
ния. В советское время Ферганская долина являлась главным регионом выращивания хлопка, а также ряда садовых плодо-
вых культур. С 1990-х гг. в структуре посевов в Ферганской до-
лине произошли серьезные изменения (рисунок 2). С выходом государств из Советского Cоюза появилась необходимость пе-
рехода на внутренне продовольственное обеспечение, но при этом сокращение посевов хлопчатника было экономически невыгодным из-за высоких мировых цен на это сырье. В структуре посевов доля продовольственных зерновых культур (пшеницы и кукурузы) увеличивалась как за счет ввода в сельскохозяйственный оборот мало пригодных зе-
мель с повышенным риском заболачивания, засоления или возникновения почвенной эрозии, так и за счет снижения площадей посевов кормовых и бахчевых культур. В силу высокой экономической рентабельности, выра-
щивание хлопчатника остается профильным направлением Рисунок 1. Скрин-шот из ArcGIS, слой «Распределение полей по каналам». На рисунке показан пример выделения полигонов полей, подвешенных к Большому Андижанскому каналу (полигоны розового цвета). Цифрами 1-22 обозначены индексы, соответствующие очередности полива.
20
сельского хозяйства в Ферганской долине, что негативно сказывается на экологическом состоянии земель. Во-первых, это связано с поливами чрезмерной интенсивности: культу-
ра хлопчатника очень требовательна к поливам: в среднем за вегетационный сезон 1 га поля с посевом хлопчатника тре-
бует 5000 куб. м воды [6], отсутствие систематического поли-
ва приводит к значительному снижению урожая, вплоть до гибели посевов. Во-вторых, с целью получения максималь-
но возможного урожая фермеры прибегают к завышенным нормам использование удобрений. В совокупности эти два фактора ведут к динамично развивающимся процессам вто-
ричного засоления и заболачивания селькохозяйственных угодий. Наиболее сильно этим процессам подвержены цен-
тральные Ферганская и Андижанская области. Отсутствие актуального для современных природных и климатических условий гидромодульного районирова-
ния выступает причиной нерационального использования воды на уровне хозяйств. Режим орошения в Ферганской долины определяется по гидромодульному районирова-
нию, составленному для этих земель в 1960-е и в 1970-е гг. За прошедшие 50 лет почвенно-мелиоративные водохо-
зяйственные условия в значительной степени изменились. В результате, гидромодульное районирование и составлен-
ный по нему режим орошения не соответствует реальным современным условиям [4]. В среднем реальная норма по-
лива на 1 га поля завышается в 1,5 раза по сравнению с ре-
комендуемыми. Модель позволяется определить дефицит воды при при-
менении наиболее оптимальных норм полива [6]. Исследо-
вание показало, что увеличение эффективности водопо-
требления на хозяйственном уровне является действенным механизмом регулирования спроса на воду и объемов ее потребления. При соблюдении рекоменованных норм оро-
шения потенциальная экономия подных ресурсов составит 36% (вместо 10,1 тыс. млн. км куб воды будет использовано 6,7 тыс. млн. км куб.), а процент земель с недостатком во-
дных ресурсов снизится с 15% до 7 % (Приложение 1).
Заключение
По сравнению с ниже лежащими оазисами бассейна реки Сырдарья, водный и земельный ресурсный потенциал Ферганской долины можно охарактеризовать как благо-
приятный для ведения орошаемого земледелия. Анализ распределения водных ресурсов показал, что причиной возникшего водного дефицита является не ограниченность водных ресурсов, а отсутствие эффективного их регулиро-
вания. Введение рекомендуемых в литературе [6] норм поли-
ва в Ферганской долине вместо избыточных, исторически унаследованных, приведет к снижению доли угодий необе-
спеченных водой более, чем вдвое. В области потенциаль-
ного дефицита воды останутся переферейные предгорные районы северной части Ферганской долины, где малая водообеспеченность объясняется отсутствием стекающих с хребтов рек с ледниковым типом питания. А также цен-
тральная часть Ферганской долины, в пустынной области песчанных бараханов и солончаков.
Таким образом, оптимизация норм и режима ороше-
ния является возможным решением вопроса снижения по-
тенциального риска возникновения районов с дефицитом воды и механизмом повышения урожайности выращивае-
мых культур.
Однако при таком сценарии нагрузка на водные ресур-
сы остается значительной. Введение рациональных мето-
дов орошения не в состоянии полностью решить проблемы вторичного засоления, поэтому оптимальным остается ре-
шение об изменении структуры землепользования. В сложившейся ситуации экономически и экологиче-
ски целесообразным является изменение структуры посе-
вов в пользу тех, которые потребляют меньше воды и не-
прихотливы к почвенным условиям, необходим также от-
каз от выращивания солечувствительных культур и культур, требовательных к орошению. Переход от монокультуры хлопчатника в пользу кормовых культур в период вегета-
ции и увеличение посевов зерновых озимых в невегетаци-
онный период позволят уменьшить потребность в поливах с апреля по октябрь и увеличить - в октябре-декабре. Тем более, что такой режим орошения будет вписываться в ре-
жим сброса Токтогульского водохранилища, при котором наибольшее расходы по Сырдарье и Нарыну наблюдаются в зимнее время. Для оптимизации распределения водных ресурсов необ-
ходимы повышение эффективности межгосударственных механизмов регулирования речного стока - регулирование сброса Токтогульского и Андижанского водохранилищ с учетом интересов как Узбекистана, так и Кыргызстана. Список использованных источников
1. Кошматов Б. Т. , Результаты ИУВР в южном Кыргызстане в контексте повышения продуктивности воды, доклад. Ташкент. 2008. 8с.
2. Мирзаев Н.Н., Саидов Р., Эргашев И. «Руководство и управ-
ление водой на ЮФКМ». Ташкент. 2009. 67 с.
Рисунок 2. Динамика изменения посевов (тыс. га) в Ферганской долине 1990-2000 гг.(на основе статистических данных Портала знаний о водных ресурсах и экологии Центральной Азии, www.cowater-info.net)
Науки о земле
21№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
3. Мухамеджанов Ш.Ш., Распространение усовершенство-
ванных технологий по повышению продуктивности воды. Ташкент. 2007. 70 с.
4. Мухамеджанов Ш.Ш., Хорст М.Г., Мирзаев Н.Н. Оценка требований на воду. Управление спросом. Методика и пути управления орошением сельскохозяйственных культур //Сб. статей Интегрированное управление водными ресурсами: от теории к реальной практике. Опыт Центральной Азии / под ред. проф В.А. Духовного, д-ра. В.И. Соколова, д-ра. Х. Мантритилаке, Ташкент: НИЦ МКВК. 2008. 364 с.
Приложение 1. Карты-схемы
5. Стариков Н.П., Проблемы режима эксплуатации водохрани-
лищ в водном хозяйстве узбекистана и стран Центральной. 2005 http://water-salt.narod.ru 6. Стулина Г.В., Рекомендации по гидромодульному райониро-
ванию и режиму орошения сельскохозяйственных культур. Ташкент. 2010. 48 с
7. Хамидов Х.М. Организация управления водными ресурсами в бассейне реки Сырдарья. Ташкент. 2005. 8 с.
8. http://www.cawater-info.net - Портал знаний о водных ресурсах и экологии Центральной Азии
Рисунок 3. Карта-схема фактического распределения воды в Ферганской долине в 2002 г.
Рисунок 4. Карта-схема Распределение воды в Ферганской долине при соблюдении норм полива в 2002 г.
22
Экономические науки
Велковска Г. Ц.
докторпоэкономике,препо-
давателькафедры«Экономика»,
Экономическийфакультет,
Тракийскийуниверситет,
г.СтараЗагора,Болгария
Вертакова Ю. В.
д.э.н.,проф.кафедры
региональнойэкономикиименед-
жмента,ЮЗГУ,г.Курск
Гуденко И. К. магистрантка2курса
экономическогофакультета
КубанскогоГосударственного
Университета,направленияменед-
жмент,программа«Международный
бизнес»,г.Краснодар
Киселёв В.А.
доценткафедрыИнженерной
геодезииСПГГУ,г.Санкт-Петербург
Лепихина О.Ю.
к.т.н.,ассистенткафедры
ИнженернойгеодезииСПГГУ,
г.Санкт-Петербург
Петрищева И. В.
аспиранткафедрырегиональной
экономикиименеджмента,ЮЗГУ,
г.Курск
Салихов Ф.Н. соискатель,МПСИ,г.Москва
Шевченко Е. Г.
магистрант,г.Краснодар
Штейн О.И.
канд.эконом.наук,доцент
Севастопольскогонационального
техническогоуниверситета
Некоторые аспекты электронного управления в Болгарии
ВелковскаГ.Ц.
Введение Современный мир информации порождает новое явление в менеджменте — электронное правительство. Болгария, уже пятый год являясь полноправным членом Европейско-
го союза (ЕС), закладывает юридические и практические основы «электронизации» услуг, предлагаемых различными административными структурами. В списке ООН о подготовке электронного правитель-
ства в глобальном плане Болгария находится на 44 месте с индексом 0,5590 (2010 г.). Повестка дня в Болгарии — как раз электронное правитель-
ство (э-правительство) с широким диапазоном дигитальных услуг. В настоящее время (м.01.2012 г.) 15 компаний и консор-
циумов подали заявки на торги, объявленные Министерством транспорта, информационных технологий и сообщений для дальнейшего развития электронного правительства. В связи с вышеизложенным цель статьи – раскрытие неко-
торых аспектов применения электронного управления в Бол-
гарии. Задачи, по которым мы будем работать в материале: •Определить характер электронного правительства и ре-
зультаты его применения, включая его правовую базу в Республике Болгарии; •Проследить историю внедрения электронного прави-
тельства; •Проанализировать уже реализованные и будущие про-
екты по электронному управлению. Понятия, связанные с электронным управлением Электронное правительство (электронное управление) связано прежде всего с концепцией электронного прави-
тельства (э-правительства). Кроме того, на практике ис-
пользуются и другие термины, соответствующие содержа-
нию электронного правительства, как например: цифровое правительство, онлайн-правительство, дигитальное пра-
вительство (управление) и т.д. В принципе, электронное управление является термином, который суммирует ис-
пользование информационных и коммуникационных тех-
нологий (ИКТ) правительством и государственными и му-
ниципальными органами в области предоставления услуг гражданам. Основной целью электронного правительства является повышение эффективности работы и качества ус-
луг, предоставляемых исполнительными, судебными и за-
конодательными органами власти. Кроме того, электрон-
ное правительство своими услугами обеспечивает обмен информацией между различными административными си-
стемами. В этих системах и структурах услуги должны быть значительно более быстрыми и более эффективными по сравнению с этапом до применения электронного управ-
ления. Область электронного правительства обеспечивает возможность сэкономить в управлении человеческими ре-
сурсами, а также обеспечивает экономию других расходов. В целом с применением электронных услуг повышается ка-
чество обслуживания граждан и предприятий. Термины «электронное правительство» и «Интернет-
правительство» не являются синонимами. Электронное правительство включает в себя использование Интернет-
технологий и других информационных технологий для дос-
тижения своих целей (например, Bluetooth, GIS, техноло-
гий мобильной связи и т.д.). Электронное правительство в Болгарии является эле-
ментом перехода от индустриального к информацион-
Экономические науки
23№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
ному обществу и средством повышения конкурентно-
способности болгарской экономики, а также фактором улучшения делового климата. Электронное правитель-
ство расширяет возможности для граждан и бизнеса для участия в новой, основанной на знаниях, экономике. Основная роль электронного правительства заключается в удовлетворении потребностей общества и в повышении качества административных услуг. Нормативно-правовая основа электронного правительства в Болгарии
Стратегические документы
•Государственная стратегия электронного правительства Болгарии, которая была принята в 2002 году и иници-
ировала процесс создания системы электронных услуг и создания информационно-коммуникационной ин-
фраструктуры. •Государственная программа европейского развития Болгарии (2009-2013 г.); •Принятая в 2009 году в Мальме (Франция) Декларация министров, отвечающих за политику электронного пра-
вительства в Европейском Союзе; •Лиссабонская стратегия Европейского Союза. •Концепция приоритетов электронного правительства в Болгарии (2010-2015 г.), которая связывается с основ-
ными принципами эффективного управления. Нормативные акты •Закон об электронном управлении; •Закон об электронных сообщениях;
•Закон об электронном документе и электронной под-
писи. Другие акты болгарского правительства •Постановление о поддержке, хранении и доступе к ре-
естру информационных объектов и к реестру электрон-
ных услуг; •Постановление об административных электронных услугах; •Прочие. История внедрения и развития электронного правительства в Болгарии
Процесс внедрения электронного правительства можно разделить на 4 этапа: •2002 г. — подготовительный этап, связанный с приня-
тием стратегических документов: Стратегия модерни-
зации и электронизации государственного управления связи с подготовкой и присоединению к Европейскому Союзу. В период 2002–2004 гг. началось создание не-
скольких государственных администраций Интернет-
систем для обслуживания своих сотрудников. Мини-
стерство экономики, энергетики и туризма было одним из первых учреждений, в котором для нужд внутренней информации был создан веб - интерфейс;
•2003–2005 гг. — экспериментальный этап, связанный с введением ориентировочных электронных услуг для граждан и предприятий, по рекомандации Европейской комиссии; введение электронных документов и элек-
тронных подписей в работе администрации. На этом этапе был разработан соответствующий план внедре-
ния электронного правительства согласно Стратегии (2003–2005); •2005–2008 гг. — этап динамичного развития электрони-
зации административных услуг, в котором был проведен реинженеринг бизнес-процессов в управлении и мас-
штабное внедрение электронных услуг, включая транс-
граничные услуги в рамках единого европейского рынка; •2008–2012 гг. — дальнейшее развитие электронного пра-
вительства. •За последние несколько лет значительная подготови-
тельная работа проводится как на центральном ведом-
ственном уровне, так и на уровне муниципалитетов. Была предоставлена основная аппаратура для программ-
ного обеспечения электронных услуг в администрации. Существование и функционирование электронного пра-
вительства зависит от своевременного и всеобъемлющего осуществления электронного документооборота и элек-
тронной подписи. Закон об электронном документе и элек-
тронной подписи и наличие поставщиков сертификацион-
ных услуг обеспечивают необходимые для этого условия. Правительственная рабочая группа «Использование стандартов, относящихся к электронному правитель-
ству», разработала четыре документа, регламентирующие механизм интеграции и совместимости информацион-
ных систем в составе электронного правительства. Кро-
ме того, группа разработала и опубликовала в интернете «Прототип реестра стандартов для электронного прави-
тельства», который в настоящее время включает 108 гори-
зонтальных стандартов. Реализированные проекты, связанные с внедрением электронного правительства
На центральном, региональном и муниципальном уровне проводилось несколько пилотных проектов, чтобы обе-
спечить онлайн административные услуги. Некоторыми из наиболее важных являются: •Правительство — центральный портал электронного правительства, который объединяет электронные услу-
ги различных ведомств в качестве единой точки входа для электронного правительства; •Национальный институт обеспечения Республики Болгарии — электронные записи службы социального и медицинского страхования граждан, представление деклараций социального и медицинского страхования для сотрудников фирм при подаче трудовых договоров сотрудников компании; •Министерство регионального развития и благоустрой-
ства — дирекция «Гражданская регистрация и админи-
стративное обслуживание (ГРАО)» – отражает измене-
ния в текущих адресах граждан, проверку избиратель-
ных списков граждан; •Министерство финансов — Национальное агентство поступлений: представление декларации по возвраще-
нию НДС для фирм, электронная подача заявлений о налогообложениях доходов граждан, электронное предоставление налоговых деклараций компаний; •Агентство «Таможни»: электронные объявления тамо-
женных пошлин; •Дирекция «Информационные системы»: тендер на по-
дачу заявок на общественные заказы. •Министерство труда и социальной политики – электро-
низация работы агентства занятости при поиске работы в бюро по трудоустройству; •Министерство экономики, энергетики и туризма - агентство общественных заказов: Электронный реестр общественных заказов; 24
•Министерство культуры — Национальная библиотека им. Св. Св. Кирилла и Мефодия: Электронный список публикаций при поиске информации. •Административная область и муниципалитет города Стара Загора — интегрированный портал службы райо-
нов и муниципальных образований; электронные услуги областной администрации; выдача актов государствен-
ной собственности; регистрация жалоб в региональные отделения Министерства внутренних дел; электронные услуги муниципалитета: акты гражданского состояния, разрешения на строительство и т.д. В четырех городах Болгарии уже реализованы проекты по вне-
дрению электронного управления в региональных администра-
циях: Плевен, Габрово, Добрич, Ловеч. В этих городах создан синхронизированный административный дигитальный режим работы между гражданами и муниципальными образованиями. Путем электронного управления исключен прямой контакт между гражданами, предприятиями и служащими муниципалитета так как услуги, необходимые гражданам, предоставляются им в электронном виде. Дигитализация проводится в рамках проекта «Лучшая услуга по электрон-
ному управлению в Северном, Центральном и Северо-Вос-
точном регионах планирования Республики Болгарии» по Оперативной программе «Административный ресурс». Подавая свой заказ, каждый гражданин должен запол-
нить электронную форму, в которой сообщает о специфике услуги, сообщает необходимые для выполения заказа дан-
ные, дает свой адрес для кореспонденции. Бенефициентом проекта является областная админи-
страция – г. Плевен и ее партнеры региональные админи-
страции городов Габрово, Добрич и Ловеч. Эти админи-
страции включают в себя 12 районов и 74 муниципальных органов власти. Каждая администрация – участник имеет свою соб-
ственную систему, которая работает на общей платформе. Она интегрирована в единую среду для обмена электрон-
ными документами (ЕСОЭД), что позволяет запрашивать и получать электронные услуги гражданами и другими уч-
реждениями и ведомствами в ЕСОЭД .
Все электронные услуги, разработаны в соответствии с су-
ществующими моделями электронного управления и при-
ведены в соответствие с требованиями электронного прави-
тельства и его правилами. Масштаб проекта и результаты при-
менения проекта позволят ему послужить в качестве модели для осуществления подобного проекта в других региональных и муниципальных структурах власти в стране. Районы горо-
дов Силистра и Шумен тоже применяют свои собственные аналогичные проекты по электронному управлению. Будущие проекты Дальнейшее развитие электронного правительства в Болга-
рии связывается с крупным проектом на общую стоимость более 9 миллионов евро. Окончательный срок для завер-
шения этого проекта - 7 марта 2013 года. Цель заключает-
ся в увязке записей по всей стране для разработки новых электронных услуг и административной работы эффектив-
но портала http://www.egov.bg. В назначении проекта изло-
жены требования к 50 электронным услугам центрального аппарата и 50 - для муниципалитетов. После завершения этого проекта 30 разделов реестра будут обмениваться дан-
ными и, таким образом, как ожидается, будут сэкономлены по крайней мере более 40 миллионов евро в год. Еще один проект, который будет финансироваться в рамках Программы «Административный ресурс» (стоимость более 6 миллионов евро), связывается с развитием удостоверения личности граждан Болгарии. Идея проекта — ввести элек-
тронные удостоверения личности, которые могут быть ис-
пользованы для доступа к службам, как государственным, так и в области частного сектора. Третий крупный проект относится к электронизации услуг в области Регионального развития и строительства. Реализа-
ция проекта ориентирована на создание высокоскоростного доступа к Интернету в труднодоступных районах в Болгарии. Заключение Анализ прогресса в создании электронного правительства указывает на некоторые проблемные области, а именно: •Недостаточное количество и функциональность услуг электронного правительства; •Отсутствие единой информационной среды в государ-
ственном управлении; •IT-среда в разных ведомствах находится на различных уровнях качества технологий; •Решения по отдельным IT-отделам достаточно не ско-
ординирована, что приводит к плохой совместимости систем и отсутствии интеграции между электронными записями и информационными системами; •Существуют некоторые несоответствия в отношении сроков и классификаторов; •Существуют все еще серьезные различия в степени раз-
вития электронных услуг между центральными и мест-
ными администрациями; •Муниципальные и региональные администрации отстают в применении электронных услуг по сравнению с органа-
ми центральной администрации, что является серьезным риском для успеха электронного правительства, посколь-
ку значительная часть административных процессов и ус-
луг зависит от работы местных и региональных структур. Ключевым фактором успеха для электронного правительства в Болгарии является обеспечение институциональных инвести-
ций в процессе расширения масштаба электронных услуг. Все это должно быть осуществлено в среднесрочной перспективе и при условии непрерывного обновления дигитальной базы и инфраструктуры. Процесс электронного управления должен также нести четкое определение прав и обязанностей сторон. В связи с этим необходимо решить следующие задачи для развития централизованных систем электронного правительства: •Обеспечение централизованной среды IT, необходимой для качественного выполнения предлагаемых услуг; •Создание единых стандартов, которые будут использо-
ваться для связи и обмена данными и будут основой для описания процесса реализации каждой услуги; •Разработка централизованной информационной среды для внедрения электронных услуг; •Предоставление интегрированной операционной среды; •Ввод в эксплуатацию интегрированной среды горизон-
тальных связей между информационными системами в государственном управлении. Список использованных источников
1. http://www.bg.wikipedia.org 2. http://www.lex.bg 3. http://www.mi.government.bg 4. http://www.mrrb.government.bg 5. http://www.mtitc.government.bg Экономические науки
25№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Методы и инструменты стимулирования малого инновационного бизнеса
ГуденкоИ.К.
Одной из приоритетных задач России в настоящее время является переход экономики на инновационный путь раз-
вития, что требует формирования соответствующей инфра-
структуры. В рамках создания должной инфраструктуры развиваются такие организации, как технопарки, бизнес-
инкубаторы, технополисы, ориентированные на создание условий, благоприятных для реализации инновационного бизнеса, на поддержку венчурных фирм и их развитие.
Технопарки содействуют формированию наукоемких тех-
нологий и фирм, работают над изучением селекцией и под-
держкой лучших проектов, содействует успешной коммер-
циализации разработок научных исследований, а также на-
учно-технических результатов. Технопарки решают важные проблемы региона: создают новые рабочие должности, со-
действуют структурной перестройке и переходу устаревших производств к более усовершенствованным технологиям.
В настоящее время выделяют такие виды технопарков как: университетские, отраслевые, сетевые, а также технопарки на базе наукоградов и индустриального типа. Большее распро-
странения получили университетские технопарки. Большим инновационным предприятиям в пределах университетских технопарков являются услуги следующего сектора: аренда помещений, телексное и телефонное обслуживание, доступ к результатам НИОКР, поддержка в подготовке технических проектов, а также подбор и обучение специалистов и др.
В России университетские технопарки выполняют функ-
ции технологических бизнес-инкубаторов, так как содей-
ствуют коммерческой исполнению завершенных НИОКР.
В структуру технопарка входят: Инновационный биз-
нес-инкубатор, Региональный центр развития инноваци-
онной деятельности, Байкальский центр трансфера тех-
нологий и венчурного предпринимательства, Байкальская ассоциация бизнес-ангелов.
Региональные технопарки создаются для бизнес-кон-
сультирования и юридического сопровождения проектов, а так же для реализации инновационных процессов в лю-
бом секторе экономики.
Индустриальные технопарки – это комплекс объектов физической инфраструктуры для создания новых произ-
водств. Условия размещения производственного технопар-
ка и требования к его объектам определяются на основе по-
желаний потенциального резидента либо на основе анализа опыта размещения производственных комплексов в соот-
ветствующих отраслях промышленности.
Технопарки индустриального типа – это промышлен-
ные зоны, в которых сосредоточиваются промышленные производства и разнообразные объекты инфраструктуры, обеспечивающие бизнес-процесс, в том числе гостиницы, офисные центры, логистические центры и т.п., с обяза-
тельной охраной и едиными информационными сетями. Организация технопарка подразумевает также обеспечение бизнеса консультантами различного профиля: юристами и специалистами по финансовым вопросам.
Заслуживают внимания сетевые технопарки. Зачастую строительство сетевых технопарков является инициативой местных властей, которые хотят с помощью данного объекта распределить потенциальные экономические и социальные выгоды от создания технопарка по городам региона. Одна-
ко существуют и экономические предпосылки для создания сетевых структур технопарков, в том числе: обеспечение ши-
рокого охвата исследователей, проживающих и работающих в разных городах, экономия затрат на содержание за счет включения в состав технопарка ранее созданных, но рассре-
доточенных по городам исследовательских центров и др.
Идея использования интеллектуального потенциала, ком-
мерциализации научно-технических разработок реализуется путем организации научных и технологических парков в ака-
демгородках и наукоградах. В этой связи еще одной разновид-
ностью технопарков являются технопарки на базе наукоградов. Бизнес-инкубатор – это структура, которая оказывает помощь предприятиям на стадии инкубации, когда осу-
ществляются первые шаги его развития. Этот этап, как пра-
вило, связан с материальными вложениями в организацию рабочего пространства, такими как льготная аренда поме-
щения, доступ к офисному оборудованию, консалтинговые услуги. Именно в этом состоит суть бизнес-инкубатора. К тому же это еще и обучение, настоящая школа бизнеса. Здесь на малом пространстве собирается вся необходимая информация. Все это в итоге значительно увеличивает шансы предприятия на выживание и сокращает затраты на его создание и организацию деятельности. Инкубаторы взращивают новые фирмы, помогая им выжить и вырасти в начальный период существования, в то время, когда они наиболее уязвимы. Таким образом, цель бизнес-инкубато-
ров – выдать в качестве результата фирмы, которые созда-
ют рабочие места и благосостояние, укрепляют экономику, вводят в хозяйственный оборот новые технологии и вос-
производят сообщества. Стадии инкубации предшествует этап зарождения, на котором появляется идея предприятия и прорабатываются варианты ее реализации. Основными действующими лицами на этом этапе высту-
пают предприниматели с их предложениями и идеями. Фир-
мы, успешно завершившие программу инкубирования, обыч-
но через два-три года достигают финансовой независимости и стабильности. Основной показателем эффективности биз-
нес-инкубатора, его финансовая устойчивость, а также коли-
чество фирм, «выпущенных» за время существования, и число успешных рабочих мест, созданных предприятиями-аренда-
торами. При этом то, насколько хорошо у предприятия идут дела, зависит не только от набора и качества услуг, которые они получают в бизнес-инкубаторе, но, прежде всего, от предпри-
нимательской активности самого предприятия. Значимая коммерческая идея, правильная организация бизнеса, энергичное и компетентное руководство – важное условие его успеха. И только на втором плане благопри-
ятная окружающая обстановка – преимущества, которые малое предприятие получает, будучи арендатором в бизнес-
инкубаторе. Как правило, время пребывания малых пред-
приятий в инкубаторе – около трех лет. Этот срок считается определяющим при выяснении степени жизнеспособности того или иного производства, бизнеса сферы услуг[4].
Главная цель бизнес-инкубатора состоит в создании благоприятных условий для возникновения и развития на-
чинающих и молодых новаторских предприятий, незави-
симо от форм собственности, с целью их укрепления, уве-
личения конкурентоспособности и адаптации к условиям внешней экономической среды. Результатом участия в бизнес-инкубаторе является вы-
пуск успешных компаний, которые через три года должны самостоятельно существовать и успешно развиваться. Биз-
нес-инкубаторы признаны одной из наиболее эффективных и перспективных форм поддержки предпринимательства, что подтверждается мировой статистикой. В мире на сегод-
няшний день действует более 4000 бизнес-инкубаторов[6].
26
Основные задачи бизнес-инкубатора: •оздоровление экономической активности региона, раз-
витие внутренних рынков, диверсификация региона; •рост числа малых предприятий, повышение их жизне-
способности, а, следовательно, расширение налогоо-
благаемой базы региона и государства; •наиболее полное использование ресурсов региона, включая трудовые, производственные, технологиче-
ские, природные и пр.
•повышение инновационной активности бизнеса в це-
лом, внедрение новых технологий и ноу-хау;
•создание и укрепление связей между малым бизнесом и другими секторами экономики;
•рост занятости и уровня жизни населении;
•увеличение выживаемости субъектов малого бизнеса.
Технополис представляет собой целостную научно-про-
изводственную структуру, созданную на базе отдельного города, в экономике которого заметную роль играют техно-
парки и инкубаторы. Новые товары и технологии, разрабо-
танные в научных центрах, используются для решения все-
го комплекса социально-экономических проблем города. Технополисы могут быть образованы как на основе новых городов, так и на основе реконструирующихся. Существу-
ют также технополисы «размытого» типа, обычно они воз-
никают на базе больших городов, которые при отсутствии четко очерченных высокотехнологичных зон, тем не менее, располагают развитыми инновационными структурами.
Технополис – это свободная зона эпохи высоких техноло-
гий, где осуществляется сочетание науки и технологии с ми-
ровой и традиционной национальной культурой. В резуль-
тате создается новая общность творческих и всесторонне развитых людей. Сегодня в Японии реализуется проект тех-
нополисов третьего тысячелетия, где предпринята попытка соединить стратегию интеллектуализации всего японского хозяйства с учетом национального (исторического, этниче-
ского и культурного) разнообразия. Технополис, включая промышленную, научно-исследовательскую и селитебную зоны, размещается в местности с комфортной средой обита-
ния, культурными и рекреационными возможностями. Тех-
нополис должен быть расположен вблизи базового города, который обеспечивал бы его коммунальное обслуживание. Обязательными условиями является наличие аэропорта или станции скоростной железной дороги. Технополис означа-
ет создание комфортной среды обитания, способствующей творческой научной работе и мышлению.
Технополисы формируются на основе принципов кон-
курентной ориентации и организационной экономической эффективности. Создаваемый опытный продукт должен обладать конкурентоспособностью на мировом рынке. При организации технополисов и инновационных цен-
тров устраняются традиционные бюрократические формы управления. В Западной Европе большое внимание уделя-
ют принципу субсидиарности в области технологической политики, предусматривающей делегирование более ши-
роких полномочий на региональный уровень. В процессе глобализации наибольшее преимущество получили техно-
полисы и инновационные центры, где конкурентоспособ-
ность обеспечивается высокой степенью открытости для международного сотрудничества и привлечения талантли-
вых разработчиков новых технологий со всего мира. Так как малые и средние предприятия являются одним из движителей научно-технического прогресса, в США им оказывается всесторонняя поддержка. Так, для обеспече-
ния благоприятных условий для успешной деятельности инновационно-активных малых и средних предприятий ещё в 1982 году принят законопроект «О развитии иннова-
ционной деятельности в малом бизнесе». Его основными целями являются:
1. Стимулирование технологических инноваций;
2. Использование потенциала малых и средних предпри-
ятий для реализации федеральных заказов на выполне-
ние НИОКР;
3. Содействие в привлечении талантливых людей к заня-
тию технологическими инновациями;
4. Помощь частному сектору в коммерциализации науч-
но-технических достижений, по результатам НИОКР, выполненных по федеральным заказам;
5. Вовлечение малых предприятий в квалифицированный перечень фирм США работающих в инновационной сфере для удовлетворения национальных потребностей в социальных исследованиях и разработках.
На основе этого закона в США была создана Администра-
ция по делам малого и среднего бизнеса, которая успешно реализует следующие программы
1
:
•«Программа Инновационных исследований в малом бизнесе» (The Small Business Innovation Research – SBIR), которая служит для привлечения инновационных идей малого бизнеса для решения научно-технических про-
блем государственной важности по тематике 10 круп-
нейших федеральных министерств и национальных агентств, в том числе обороны, образования, энерге-
тики, космонавтике и прочие. Данная программа осу-
ществляет государственное финансирование проектов малого и среднего бизнеса только на стадиях подго-
товки НИОКР и их осуществления, а фраза внедрения результатов финансирования за счет средств частных инвестиционных фондов, либо за счет создания венчур-
ных предприятий, либо же за счет заключения государ-
ственных контрактов на производство продукции;
•«Программа трансферта технологий малого бизнеса» (The Small Business Technology Transfer Program – STTR), призванная содействовать разработке инновационных продуктов и технологий от разработки идей до её ком-
мерциализации для предприятий малого и среднего бизнеса, некоммерческих исследовательских институ-
тов. Финансирование проектов осуществляется в 3 эта-
па, причем на последнем этапе также как и в программе SBIR, поисками инвестора занимается предпринима-
тель малого и среднего сектора, зачастую привлекая частных инвесторов или другие федеральные агентства.
•«Инвестиционные компании малого бизнеса» (Small Business Investment Company – SBIC), которая служит для обеспечения малого и среднего предприниматель-
ства рисковым и инвестиционным капиталом в период их старта, роста и последующего расширения;
•Программа: «Деловые информационные центры» (Business Information Center – BIC) направлена на под-
держку деятельности около 400 информационных цен-
тров, которые содействуют применению новейших вы-
сокотехнологичных методов работы в малом бизнесе на основе использования современной аппаратуры, ком-
1. Поддержка малого предпринимательства в США / Н. Юсупова // Мировая экономика и международные отношения. – 2010. - № 5. – С.87.
Экономические науки
27№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
муникационных систем и программного обеспечения;
•Программа: «Корпус консультантов из числа быв-
ших топ-менеджеров» (Service Corps of Retired Executives – SCORE) предлагает систему бесплатного консультирования по техническим, организационным и финансовым проблемам начинающих и действую-
щих предпринимателей на различных этапах развития их предприятий. Данная программа позволяет способ-
ствовать передаче опыта успешных предпринимателей молодому поколению, увеличивая эффективность реа-
лизации инновационных программ и проектов.
В настоящее время в США все более широкое распростра-
нение в сфереинновационного высокотехнологичного биз-
неса получают нанотехнологии. Их использование в элек-
тронике (чипы, полупроводники), энергетике (батареи, аккумуляторы), химии, нефтехимии и нефтепереработке, при использовании лекарств порождено научными иссле-
дованиями на основе современного сверхчувствительного и сверхточного оборудования, обеспечивающих высокую достоверность анализов. Специфика экономики в сфере нанотехнологий вытекает из особенностей самого нано-
технологичного продукта – быстрота темпов возникнове-
ния, распространения и их смены. За счет этого жизнен-
ный цикл рынка товаров сузился до временного интервала в 7-9 лет. Именно поэтому крупные предприятия, обла-
дая обширной и сложной иерархией управления не могут гибко и оперативно принимать управленческие решения, поэтому нанотехнологии становятся прерогативой мало-
го и среднего инновационного бизнеса. В США ежегодно в рамках программ поддержки малого и среднего иннова-
ционного бизнеса реализуется свыше 6 тыс. проектов на общую сумму более $2 млрд.
2
Развитие малых наукоемких предприятий в современ-
ной России, по мнению автора, должно основываться на использовании следующих мероприятий и инструментов:
•разработка единой системы нормативно-правовой базы регулирования деятельности малого предприниматель-
ства;
•создание специализированного государственного орга-
на, занимающегося управлением развития малого ин-
новационного предпринимательства;
•снижение административных барьеров, ограничиваю-
щих возможности малых форм хозяйствования и свя-
занных с системой регистрации и лицензирования деятельности МП, сертификации и стандартизации наукоемкой продукции, с организацией процедуры па-
тентования и защиты интеллектуальной собственности;
•обеспечение ресурсной поддержки малого инноваци-
онного предпринимательства, которая предусматривает комплекс направлений финансовой, имущественной, информационной помощи;
•расширение инновационной инфраструктуры за счет развития инкубаторов, технопарков, центров трансфе-
ра технологии, венчурных фондов, фондов содействия научно-технической деятельности МИП, выставочных центров, консалтинговых фирм, ассоциаций малых предприятий, кредитных союзов, экспортно-ориенти-
рованных особых экономических зон и пр.;
•активная реализация способов коммерциализации тех-
2. «Инновационные исследования в малом бизнесе – Small business innovation research»//URL: http://www.sbir.gov
нологий, направленных на получение прибыли от кон-
кретных инновационных проектов и технологических разработок, осуществляемых МИП, и обеспечивающих их выход на новые рынки, в том числе зарубежные.
•поддержка кооперации между субъектами малого ин-
новационного предпринимательства, крупными произ-
водственными предприятиями, организациями науки и образования, органами власти, финансовыми струк-
турами, стимулирование их совместной деятельности по разработке, внедрение и коммерциализации науко-
емкой продукции, а также стимулирование формиро-
вания кластерных сетей высоких технологий на регио-
нальном, межрегиональном и международном уровнях;
•усиление региональной составляющей в системе под-
держки МИП;
•создание системы кадрового обеспечения деятельности малых инновационных предприятий путем внедрения новых образовательных технологий, открытия новых направлений подготовки специалистов и магистров в высших учебных заведениях, расширение программ переподготовки и повышения квалификации кадров.
На сегодняшний день в России в значительной степени инновационная активность компаний блокируется низкой конкуренцией в большинстве секторов экономики. Ис-
ключение составляют только розничная торговля и сектор мобильной связи. Негативное влияние на развитие инно-
вационного процесса оказывает также слабая финансовая система. Успех инноваций возможен только при условии одновременного совпадения общественных потребностей, спроса и предложения технологических изобретений [7].
Важным шагом на пути к модернизации российской экономики является признание необходимости формиро-
вания гуманистической культуры как одного из приори-
тетов государственной политики. Без этого, какими бы ни были финансовые усилия государства по поддержке инно-
вационной деятельности российских компаний, формиро-
вание экономики инновационного типа невозможно.
Список использованных источников
1. Белякова А.А., Стимулирование инновационной деятельности как фактор экономического роста (опыт США) // Известия 2010. №5 – с. 13-16.
2. Голиченко О.Г. Национальная инновационная система России: состояние и пути развития / О.Г. Голиченко. М., 2009. – 281 с.
3. Ивасенко А.Г., Никонова Я.И., Сизова А.О. Инновационный менеджмент. – М.: КНОРУС, 2009. – 238 с.
4. Иванченко В. Проблема инновационного воспроизводства // Экономист. 2010. № 2. – 422 с.
5. Куроедова М.А., Хватова Т.Ю Национальные инновационные системы: опыт Германии и возможности для России // Вестник ТГУ, выпуск 2 (70), 2009. – с. 18-24.
6. Курочкин А.А, Малыгин М.Л., Шевчук Л.В Анализ механизмов стимулирования инновационной деятельности за рубежом // Инновационная деятельность 2010. №2 – с. 41-47.
7. Литовченко С.Е. Инновационный бизнес: основа ускоренного роста экономики Российской Федерации // Инновации 2009 №5 – с. 29-33.
8. Римлянд Е. Ю. Проблемы совершенствования управления инновационной деятельностью. М., 2009. – 458 с.
9. Рудь Н.Ю. Государственное содействие инновациям в за-
рубежных странах // Российский внешнеэкономический вестник №11 (Ноябрь) 2009. – с. 14-16.
10. Симачев Ю.В. Направления и факторы реформирования промышленных предприятий //Экономический журнал ВШЭ. – 2010. – №3. – с. 31-36.
28
Обоснование выбора метода определения коэффициентов корреляции оценочных показателей кадастровой стоимости земель средних городов северо-западного региона
ЛепихинаО.Ю.,КиселёвВ.А.
На современном этапе государственная кадастровая оценка земель населенных пунктов проводится в соот-
ветствии с Методическими указаниями по государствен-
ной кадастровой оценке земель населенных пунктов, ут-
вержденными приказом Минэкономразвития России от 15.02.2007 г. (далее – Методические указания). Одним из составных этапов ГКОЗНП является проведение кадастро-
вой оценки земель по совокупности следующих ценообра-
зующих факторов: коммуникационный, инженерно-ин-
фраструктурный, транспортно-инфраструктурный, соци-
ально-бытовой, рекреационный, экологический [1,2]. Ука-
занная группа факторов оценивается перечнем отдельных показателей, использование которых дает возможность определить кадастровую ценность территории. Актуальность исследования продиктована следующим. Существующие методики государственной кадастровой оценки земель населенных пунктов предполагают отсут-
ствие взаимозависимости между оценочными показателя-
ми кадастровой стоимости земель, однако авторы исследо-
вания предполагают, что взаимосвязи между отдельными показателями все же существуют. Наличие таких взаимос-
вязей влияет, в свою очередь, на методику определения ве-
совых коэффициентов оценочных показателей кадастровой стоимости городских земельных участков. Указанное об-
стоятельство диктует необходимость проверки оценочных показателей на наличие корреляции между ними. Однако выбор метода определения коэффициентов корреляции зависит от характера распределения оценочных показате-
лей, в частности, от соответствия распределений нормаль-
ному закону. Именно этим продиктована попытка авторов проанализировать полученные распределения оценочных показателей кадастровой стоимости городских земель на предмет указанного соответствия. Объектами исследования выступали земельные участки под многоэтажной застройкой следующих городов севе-
ро-западного региона России: Костомукша, Мончегорск, Оленегорск, Кировск, отнесенных, исходя из численности населения, к категории средних городов. Перечень оценоч-
ных показателей, используемых для кадастровой оценки территорий данной группы городов, выбран в соответствии с требованиями Методических указаний.
Кадастровая оценка городов по совокупности влияния ценообразующих показателей проводились с использова-
нием программного обеспечения MapInfo. Дальнейший статистический анализ полученных результатов осущест-
влялся с использованием программного пакета SPSS. По результатам полученных значений оценочных по-
казателей были построены гистограммы их распределения. Для определения оптимального значения величины интер-
вала гистограмм для показателей с интервальной шкалой была использована формула Стерджеса. На нижеприведенных рисунках представлены гисто-
граммы распределений одного из оценочных показателей по каждому ценообразующему фактору (рис.1-6). Ось абсцисс каждой представленной гистограммы для показателей с интервальной шкалой представляет собой интервалы, полученные по значений по максимальному значению. Ось ординат представляет собой долю оценоч-
ных участков, рассчитанную путем отношения количества участков, попавших в тот или иной интервал, к их общему количеству.
В силу того, что все рассматриваемые данные изме-
ряются в интервальной и относительной статистических шкалах, для проверки их соответствия нормальному закону распределения был использован тест Колмогорова-Смир-
нова. Определяющей характеристикой указанного соот-
ветствия данных является значение двухсторонней стати-
стической значимости р, которое в случае существенного отклонения от нормального распределения принимает зна-
чения меньше 0,05 [3]. Значения статистической значимо-
сти р были рассчитаны для каждого оценочного показателя для всех рассматриваемых городов, результаты приведены в таблице 1.
Рисунок 1. Распределение показателя «Доступность центра города с территории участка»
Рисунок 3. Распределение показателя «»Доступность стоянки такси с территории участка»
Рисунок 2. Распределение показателя «Наличие дорог с асфальтовым покрытием на территории участка» Экономические науки
29№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
По результатам статистических расчетов было выявле-
но, что большинство распределений не подчиняются нор-
мальному закону. Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что для оценки тесноты связи между оценочными показателями необходимо использовать ко-
эффициенты ранговой корреляции Спирмена или Кендал-
ла, что и будет рассмотрено в следующих статьях авторов. Список использованных источников
1. Методические указания по государственной кадастровой оценке земель населенных пунктов: утверждены приказом Минэкономразвития России от 15.02.2007 № 39.
2. Технические рекомендации по государственной кадастровой оценке земель населенных пунктов : утверждены приказом Федерального агентства кадастра объектов недвижимости от 29 июня 2007 года № П/0152.
3. Иллюстрированный самоучитель по SPSS Режим доступа http://www.learnspss.ru/hndbook/glava14/cont18.htm
Рисунок 4. Распределение показателя «Доступность учреждений торговли с территории участка»
Рисунок 6. Распределение показателя «Уровень загрязнения территории бытовыми отходами»
Рисунок 5. Распределение показателя «Доступность зеленых насаждений общего пользования с территории участка»
Таблица 1. Рассчитанные значения статистической значимости р для распределений оценочных показателей кадастровой стоимости земель средних городов северо-западного региона России
Наименование оценочного показателя
Значение статистической значимости р
Костомукша Мончегорск Оленегорск Кировск
Доступность центра города с территории участка 0,5480 0,4480 0,9480 0,6190
Доступность озера с территории участка 0,8180 0,0440 0,9480 0,0200
Наличие на участке зеленых насаждений общего пользования 0,6350 0,0440 0,9480 0,5860
Наличие дорог с асфальтовым покрытием 0,0001 0,0001 0,0210 0,0010
Доступность с территории участка остановок разных маршрутов следования
0,0030 0,0001 0,0020 0,0010
Доступность стоянки такси с территории участка 0,5480 0,4480 0,9890 0,6190
Доступность автовокзала с территории участка 0,5310 0,2100 0,9890 -
Доступность общеобразовательной школы с территории участка 0,0001 0,0001 0,0001 0,0001
Доступность детских дошкольных учреждений с территории участка 0,0001 0,0001 0,0090 0,0001
Доступность объектов культуры, отдыха и развлечений (казино, концерт-
ный зал и т.д.) с территории участка
0,0001 0,0001 0,0050 0,0001
Доступность учреждений торговли с территории участка 0,0070 0,0040 0,1000 0,0070
Доступность учреждений городского хозяйства и сферы обслуживания с территории участка
0,0060 0,0001 0,2250 0,0001
Доступность спортивных учреждений с территории участка 0,0030 0,0001 0,0001 0,0001
Уровень загрязнения территории бытовыми отходами 0,0001 0,0020 0,0730 0,0080
30
Современные проблемы методического обеспечения кадастровой оценки земель населенных пунктов России
ЛепихинаО.Ю.
На современном этапе кадастровая стоимость земель явля-
ется базой для расчета налоговых платежей, поэтому необ-
ходимость получения обоснованных и справедливых вели-
чин стоимости земельных участков не вызывает сомнения. Особенно важно обеспечить объективность кадастровой оценки для земель населенных пунктов, так как доля нало-
гоплательщиков данной категории недвижимости высока. Наиболее актуальна указанная задача будет после введения в действие налога на недвижимость (предположительно к 2013 году), который полностью заменит собой налог на имущество и земельный [1]. Для объектов недвижимости, размещенных на земельных участках, он будет зависеть, в том числе, и от кадастровой стоимости участка [1]. Од-
нако существующая методическая база по определению ка-
дастровой стоимости земельных участков не обеспечивает в должной мере получение объективных результатов оцен-
ки, о чем свидетельствуют многочисленные иски по оспа-
риванию результатов государственной кадастровой оценки в суде [2]. Причины сложившегося положения обусловле-
ны существующими проблемами методического обеспече-
ния кадастровой оценки земель категории населенных пун-
ктов, речь о которых пойдет в настоящей статье. Кадастровая стоимость земельного участка определя-
ется по результатам государственной кадастровой оценки земли, которая представляет собой комплекс правовых, административных и технических мероприятий, направ-
ленных на установление кадастровой стоимости земель-
ных участков по состоянию на определенную дату [3]. При определении кадастровой стоимости объекта оценки ис-
пользуется рыночная стоимость, установленная и утверж-
денная в соответствии с законодательством, регулирующим проведение кадастровой оценки [4]. Не об хо ди мость в про ве де нии ра бот по го су дар ст вен ной ка да ст ро вой оцен ке зе мель воз ник ла в си лу не со вер шен ст-
ва ме ха низ ма ус та нов ле ния нор ма тив ной цены зем ли и не-
со пос та ви мо сти ее дан ных по субъ ек там Рос сий ской Фе де-
ра ции [5].
В целях вне дре ния эко но ми че ских ме то дов управ ле ния зе мель ны ми ре сур са ми и по вы ше ния на этой ос но ве эф-
фек тив но сти ис поль зо ва ния зе мель Пра ви тель ст вом Рос-
сий ской Фе де ра ции бы ло при ня то по ста нов ле ние от 25 августа 1999 года № 945 “О го су дар ст вен ной ка да ст ро вой оцен ке зе мель”. Этим по ста нов ле ни ем пред пи сы ва лось Го-
ско мзе му России в 1999-2001 го дах про вес ти го су дар ст вен-
ную ка да ст ро вую оцен ку всех ка те го рий зе мель на тер ри то-
рии Рос сий ской Фе де ра ции для установления [6,7]:
•налоговой базы для определения ставок земельных на-
логов; •ставок арендной платы за земельные участки, находя-
щиеся в государственной или муниципальной собствен-
ности, право постоянного бессрочного пользования, которыми будет переоформлено на право аренды – с 1 января 2008 г.;
•цены земельных участков, находящихся в государствен-
ной или муниципальной собственности, при их прода-
же собственникам зданий строений, сооружений – с 1 января 2008 г. Для реа ли за ции это го по ста нов ле ния и в со от вет ст вии с при ка зом Гос ком зе ма Рос сии от 27 сентября 1999 года № 53 “О реа ли за ции по ста нов ле ния Пра ви тель ст ва Рос сий-
ской Фе де ра ции “О го су дар ст вен ной ка да ст ро вой оцен ке зе мель” от 25 августа 1999 года № 945” Рос зем ка да ст ром по со гла со ва нию с Ми ни му ще ст вом России и за ин те ре со-
ван ны ми фе де раль ны ми ор га на ми ис пол ни тель ной вла сти были разработаны и утверждены методики государствен-
ной кадастровой оценки земель различных категорий, в числе которых были также методические рекомендации по го су дар ст вен ной ка да ст ро вой оцен ке зе мель по се ле ний. Государственная кадастровая оценка земель населен-
ных пунктов относится к категории массовой оценки не-
движимости, представляющей собой систематическую оценку групп объектов недвижимости по состоянию на определенную дату с использованием стандартных проце-
дур и статистического анализа. [8]. Объектом массовой оценки служат земельные участки, которые вовлечены или могут быть вовлечены в рыночный оборот и служат основой для производства и жизнедеятель-
ности человека [9]. Предметом массовой оценки являются факторы, опре-
деляющие рыночную стоимость земель (местоположение, градостроительные характеристики, система улучшений и т.д.) [9]. Множество методов массовой оценки земельных участ-
ков принято классифицировать на три основные группы (рис.1.) [9].
Рисунок 1. Методы массовой оценки земельных участков
Экспертно-аналитический метод ориентирован на фор-
мализацию мнений экспертов о зависимости рыночной стоимости земельных участков от совокупности влияющих факторов. Данный метод получил в нашей стране широкое признание, как на федеральном, так и на региональном уровнях. Он применяется, как правило, для оценки земель-
ных участков малых и средних городов со стандартными градостроительными характеристиками. Что касается круп-
ных городов и мегаполисов, а так же небольших и средних городов с нестандартными градостроительными характе-
ристиками ценности территории (города-спутники мега-
полисов, поселения с градообразующими предприятиями, города-курорты и т. д.), то шаблонное применение этой оценочной модели может привести к значительным иска-
жениям результатов по сравнению с реальной стоимостью конкретных участков городской территории. Порядок это-
го метода в указанных случаях нуждается в кардинальной модификации. В частности, в силу особой неоднородности этих городов-объектов оценки они должны быть предвари-
тельно разделены на более выровненные по стоимостным характеристикам территориальные зоны с выделением в них соответствующих подзон по функциональному на-
значению. В рамках этой технологии единицей сравнения должен стать не один условный оценочный участок жило-
го назначения с набором средних по городу характеристик по основным ценообразующим факторам, а конкретные типичные тестовые участки в каждой из выделенных под-
зон с соответствующим функциональным назначением [9]. Экономические науки
31№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Несомненным достоинством экспертно-аналитического метода является возможность его применения в условиях недостатка сведений о рыночных стоимостях земельных участков, недостатком является его относительная субъек-
тивность [10].
Статистический метод (экономико-математическое моделирование) предполагает использование методов, мо-
делей и приемов математического анализа. При этом не-
обходимо составить представительную выборку объектов, к которой на основе применения математического аппара-
та определить зависимость стоимости от влияния факторов (параметров). Стоит отметить, что данный метод хорошо себя зарекомендовал в условиях развитого рынка недвижи-
мости, характерного для зарубежных стран. Однако в слу-
чае отсутствия достаточной и точной информации о ценах сделок с недвижимостью (ситуации, характерной для боль-
шинства средних и малых городов России) его применение достаточно проблематично [9,10].
Комплексный метод представляет собой сочетание экс-
пертно-аналитического и статистического подходов [9]. Перечисленные методы кадастровой оценки земель по-
ложены в основу действовавших и действующих методик государственной кадастровой оценки земель населенных пунктов:
1). 2002-2007 гг.: Методика государственной кадастро-
вой оценки земель поселений, утвержденная Приказом Росземкадастра от 17.10.2002 г. № П/337 (далее – Методи-
ка 2002 года). В Методике 2002 года расчет стоимости зе-
мельного участка осуществляется на основе вычисленного Удельного показателя кадастровой стоимости земель (да-
лее – УПКСЗ) [11]. В зависимости от численности оценива-
емого поселения работы ведутся по двум технологическим линиям [11]. По первой технологической линии произво-
дится оценка земель поселений с численностью населения 10 000 человек и более, по второй технологической линии оцениваются населенные пункты с числом жителей менее 10 000 человек [11]. Методика 2002 года включает в себя формы статистического анализа рыночной информации о земельных участках и связанных с ними объектах недви-
жимости в сочетании с экспертно-аналитической оценкой значений и весов показателей кадастровой стоимости го-
родских кварталов по каждому из 14 видов функциональ-
ного использования земель [12]. Совокупность влияния ценообразующих факторов в Методике 2002 года представ-
лена трехуровневой иерархией показателей: интегральных, групповых, оценочных [12]. В случае если нет возможности получить исходную информацию о сделках с земельными участками и иными объектами недвижимости в кадастровом квартале в доста-
точном объеме, расчет удельного показателя кадастровой стоимости земель ведется по имеющемуся количеству сде-
лок по экспертно-аналитической составляющей Методики. Расчет весов показателей кадастровой стоимости зе-
мель осуществляется по результатам анкетирования экс-
пертов, в основе которого лежит Метод анализа иерархий. Метод характеризуется представлением множества элемен-
тов, составляющих суть проблемы, в виде иерархической структуры, в которой элементы нижних уровней подчине-
ны элементам более высоких уровней. При этом полагают, что среди элементов на различных уровнях иерархии отсут-
ствуют зависимости. После построения иерархии проис-
ходит парное сравнение элементов на всех уровнях. Срав-
нения можно провести на основе реальных измерений или с помощью фундаментальной шкалы, которая отражает от-
носительную силу предпочтений и ощущений. На основе парных сравнений получают матрицы доминирования, из которых затем выводятся шкалы отношений (веса) путем вычисления главных собственных векторов.
Результатом обработки анкет являются удельные веса оценочных показателей по каждому виду функциональ-
ного использования земель. После определения наиболее важных оценочных показателей (удельный вес показателя должен составлять не менее 0,5%), их сумма по каждому виду функционального использования земель приводится к единице. Сбор информации по значениям оценочных по-
казателей осуществляется в разрезе наиболее важных пока-
зателей [12]. Положительными сторонами Методики 2002, по мне-
нию автора, являются, во-первых, применение экспер-
тно-аналитического подхода для расчета кадастровой сто-
имости земель в условиях отсутствия или ограниченности рыночной информации, во-вторых, возможность оценки стоимости земли для различных видов функционального использования, выбора наилучшего использования земель-
ного участка.
В то же время Методика 2002 года имеет следующие не-
достатки:
•трудоемкость расчетов вследствие большого количества исходных показателей;
•использование необоснованных коэффициентов пере-
хода от УПКСЗ вида функционального использования земельного участка, для которого существует инфор-
мация по сделкам, к УПКСЗ вида, для которого такая информация отсутствует;
•отсутствие проверки показателей на взаимозависи-
мость.
2). 2007 – н.в.: Методические указания по государствен-
ной кадастровой оценке земель населенных пунктов, ут-
вержденные приказом Минэкономразвития России от 15.02.2007 г. №39 (далее – Методические указания). Для расчета кадастровой стоимости земельного участка в зави-
симости от вида его разрешенного использования Методи-
ческими указаниями предусмотрено использование пяти методов, основным из которых является метод построения статистических моделей с использованием рыночной ин-
формации об объектах недвижимости [13].
Основными источниками рыночной информации явля-
ются официальные реестры, содержащие сведения о сдел-
ках с недвижимостью, средства массовой информации, а также отчеты об оценке. Информация о сделках с земельными участками и свя-
занными с ними объектами городской недвижимости яв-
ляется одним из важнейших статистических показателей, так как она позволяет получить объективные данные об их рыночной стоимости. Однако на современном этапе сбор информации о ценах совершенных сделок затруднен в силу следующих обстоятельств:
•Отсутствие в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним ценовых по-
казателей о ряде сделок с объектами недвижимости. В действительности для сбора сведений о рыночной цене сделок с недвижимостью необходимо и достаточ-
но использовать сведения ЕГРП. Но для этого необхо-
димо исправить незаконную норму п. 54 Правил веде-
32
ния ЕГРП (утв. Постановлением Правительства РФ от 18.02.98), позволяющую данную цену не указывать. •Правовая и нормативная неопределенность в области обмена информацией о регистрации прав на недвижи-
мость и сделок с ней на уровне административных об-
разований.
•Несоответствие информации о ценах на объекты не-
движимости, определенной в договорах купли-прода-
жи, реальным рыночным ценам. Занижение цен сделок с квартирами продиктовано тем, что «если недвижимое имущество находилось в собственности менее трех лет, то имущественный налоговый вычет предоставляется продавцу в сумме, не превышающей 1 млн. рублей. Сле-
довательно, при продаже жилой недвижимости по цене свыше 1 млн. рублей разница подлежит обложению по-
доходным налогом в 13%». Желание продавца уйти от уплаты подоходного налога объясняет несоответствие цены сделки, указанной в договоре купли-продажи и реальной рыночной стоимостью квартиры.
•Низкая степень прозрачности рынка недвижимости в России. Исследование, проведенное специалистами информационно-аналитической службы портала «Инди-
каторы рынка земли» показало, что цены почти 50% всех совершаемых сделок с недвижимостью в России явля-
ются засекреченными [14].
Следует отметить также, что недостаток сведений о ценах сделок с недвижимостью вынуждает оценщиков активно использовать для расчета кадастровой (рыночной) стоимо-
сти земель цены спроса и предложений на объекты недви-
жимости. Проведенное автором исследование отклонения цен спроса и предложения на объекты недвижимости от последующих цен сделок в ряде малых и средних городов России выявило, что в ряде городов величина указанного отклонения достигает 8-9% (рис.2). Рисунок 2. Среднее отклонение цен предложений и спроса от последующих цен сделок с недвижимостью некоторых малых и средних городов России* * По материалам риэлтерских агентств «Россевер» (Мончегорск), АН «Итака» (Бокситогорск, Тихвин), АН «Регион» (Оленегорск), АН «Риэлт» (Мурманск и Мурманская область), ООО «Квартирный вопрос» (Мурманск и Мурманская область),ООО «РИэлтер» (Коряжма), АН «Итака» (Кингисепп), ООО «Альянс-Плюс» (Кингисепп)
Как показывает оценочная практика, цены предложе-
ний и спроса на помещения составляют большую долю ста-
тистических выборок рыночной информации, вследствие чего существенное отклонение указанных цен от последую-
щих цен сделок ведет к необъективности рассчитанных ка-
дастровых стоимостей. Указанные обстоятельства серьезно препятствуют сбору достаточной, и, не менее важно, досто-
верной и объективной информации о ценах сделок с объ-
ектами недвижимости.
Несомненным достоинством Методических указаний является то, что впервые объектами массовой государ-
ственной кадастровой оценки земель населенных пунктов признавались не кадастровые кварталы, а непосредственно земельные участки, прошедшие государственный када-
стровый учет. К достоинствам можно отнести также про-
стоту расчета по статистическим расчетным моделям и на-
глядность полученных результатов [15]. Серьезным недостатком Методических указаний явля-
ется в отсутствии проверки условий применения корреля-
ционно-регрессионного анализа, а именно:
•Взаимная независимость факторов, влияющих на ре-
зультативный признак. •Подчинение распределения совокупности по результа-
тивному и факторным признакам нормальному закону или близость к нему. Выполнение этого условия обу-
словлено использованием, например, метода наимень-
ших квадратов при расчете параметров корреляции. По-
мимо этого, Методическими указаниями не соблюдены следующие условия корреляционно-регрессионного анализа:
•Наличие достаточно большой по объему вы-
борочной совокупности. Считается, что чис-
ло наблюдений должно превышать более чем в 10 раз число факторов, влияющих на результат. В Методических указаниях объем выборки в 6 раз пре-
вышает количество ценообразующих факторов. •Наличие качественно однородной исследуемой сово-
купности. Земельные участки как объекты недвижимости уникальны. Они различаются местоположением, геометрическими ха-
рактеристиками, состоянием почв, ландшафтом, окруже-
нием, транспортной доступностью, инженерным обустрой-
ством и иными характеристиками [18]. Проведенное исследование методического обеспечения кадастровой оценки земель населённых пунктов позволяет сформулировать следующие выводы. Методики государственной кадастровой оценки земель населенных пунктов, основанные на экспертно-аналити-
ческом методе, отличаются несложностью осуществления оценочных процедур и наглядностью результатов. Одна-
ко объективность применения экспертно-аналитическо-
го метода полностью зависит от квалификации экспертов и в случае их недостаточной компетенции может привести к существенному искажению конечного результата оценки. Полностью свободен от субъективизма статистический ме-
тод, так как он опирается на фактические данные о рынке городской недвижимости. При наличии достаточной и до-
стоверной информации использование этого метода позво-
ляет получать величины кадастровых стоимостей земель-
ных участков, максимально приближенные к рыночным. Указанные достоинства статистического метода предопре-
делили его широкое распространение в странах с развитым рынком недвижимости, а также обусловили стремление ис-
пользовать указанный метод и для кадастровой оценки рос-
сийских городов. Согласно действующим Методическим указаниям по государственной кадастровой оценке земель Экономические науки
33№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
населенных пунктов, статистический метод оценки являет-
ся приоритетным методом кадастровой оценки городских земельных участков. Однако в действующих Методических указаниях отсутствует проверка основных условий приме-
нения корреляционно-регрессионного анализа: взаимная независимость факторов и подчинение распределения со-
вокупности по результативному и факторным признакам нормальному закону. Кроме того, не соблюдены условия достаточности и однородности выборочных данных. Су-
щественным недостатком применяемых методик расчета кадастровой стоимости городских земельных участков (ос-
нованных на экспертно-аналитическом и статистическом методах) является также отсутствие процедуры проверки ценообразующих факторов на взаимозависимость. Указан-
ная процедура является важной, так как наличие взаимоза-
висимостей, во-первых, определяет набор исходных ценоо-
бразующих факторов кадастровой оценки, во-вторых, вли-
яет на выбор методики расчета их весов. В то же время взаи-
мозависимости между отдельными факторами кадастровой стоимости городских земельных участков существуют [16].
Вышеуказанные недостатки методической составляю-
щей государственной кадастровой оценки земель населён-
ных пунктов предопределяют необходимость существен-
ной доработки современных методик оценки, что должно привести к повышению качества оценки и обеспечить бо-
лее обоснованные её результаты. Список использованных источников:
1. Юргенс И.Ю. Выйти навстречу. Единый налог на не-
движимость станет «испытательным полигоном» защиты частной собственности [Электронный ресурс]/ И.Ю.Юргенс // Российская газета. -М.,2011.- N 5417(41) – Режим доступа: http://www.rg.ru/2011/02/28/nalog.html, свободный.-Загл. с экрана.
2. Семерная В.О. Оспаривание результатов государственной кадастровой оценки земли [Электронный ресурс] /В.О. Семерная // Корпоративный юрист.-М., 2010.-N 8 – Режим доступа: http://www.mcfr.ru/journals/11/203/26541/26547/, свободный.-Загл.с экрана.
3. Методика государственной кадастровой оценки земли поселений: утверждена Росземкадастром 18.10.2000 г.
4. Об утверждении федерального стандарта оценки “Цель оценки и виды стоимости (ФСО N 2): Приказ Минэкономраз-
вития РФ от 20.07.2007 N 255 // Российская газета, N 194, 04.09.2007.
5. Дахов, И.Г. Эффективность инвентаризации и государствен-
ной кадастровой оценки земель в Российской Федерации (аналитическая записка) [Электронный ресурс] // Бюллетень Счетной палаты Российской Федерации. – 2003.-№ (61)/2003.- 238 с. Режим доступа: http://www.ach.gov.ru/bulletins/2003/
arch1/14.rtf., свободный.- Загл. с экрана.
6. Земельный Кодекс Российской Федерации: закон Российской Федерации от 25.10.2001 N 136-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 2001, N 44, ст. 4147
7. Материалы международной конференции “Массовая оценка объектов недвижимости: международный опыт, российский выбор” [Электронный ресурс], Москва, 12-13 декабря, 2007 г.
8. Общие сведения по государственной кадастровой оценке [Электронный ресурс]: сайт Федерального агентства ка-
дастра объектов недвижимости управления по Тверской области [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.
r69.kadastr.ru/ground_tax/info/. – Загл. с экрана.
9. Массовая оценка городских земель как фундамент градо-
строительства и управления недвижимостью/ С.В. Орлов [и др.] // Экономика строительства.- 2000. - № 11.- С.21-35.
10. Территориальное развитие городов, рациональное земле-
пользование и стоимость городских земель (Методические основы. Инструментальные средства. Приложения) [Электронный ресурс]: программно-методический комплекс LandUse// ЦНИИП Градостроительства, Российской академии архитектуры и строительных наук.- М., 2003, 68с.- Режим доступа: http://landuse.serif.ru/CONTENTS/Title.htm.- Загл. с экрана.
11. Методика государственной кадастровой оценки земель по-
селений: утверждена Приказом Росземкадастра от 17.10.2002 г. № П/337.
12. Технические указания по государственной кадастровой оценке земель поселений / Федеральная служба земельного кадастра России. М., 2001.
13. Об утверждении Методических указаний по государственной кадастровой оценке земель населенных пунктов: Приказ Минэкономразвития РФ от 15.02.2007 N 39 // Российская газета, 2007, N 100.
14. Общий Индекс открытости/прозрачности рынка земли: лето [Электронный ресурс]: сайт Федерального портала “Индикаторы рынка земли” - Режим доступа: http://land-in.
ru.- Загл. с экрана.
15. Власов, А.Д. Методика государственной кадастровой оценки земель поселений 2007 года. Комментарии постороннего [Электронный ресурс] / А.Д. Власов // Сайт Индикаторы рынка земли –. Режим доступа http://community.land-in.ru/
forums/thread/558.aspx - Загл. с экрана
16. Лепихина О.Ю. Выявление зависимых оценочных по-
казателей кадастровой стоимости земель (на примере города Костомукши)// Записки Горного института.-2010.-
т.186.-С.107-111.
34
Алгоритм стратегической оценки взаимодействия малых и крупных бизнес-структур
ВертаковаЮ.В.,ПетрищеваИ.В.
Современная экономическая наука имеет в своем распо-
ряжении огромное количество разнообразных приемов и методов для диагностирования производственно - хозяй-
ственной деятельности малых и крупных организаций. При этом особое значение приобретает расширение применения современных методов анализа для оценки взаимодействия малого и крупного бизнеса и обоснования путей ее повыше-
ния, что явилось основой для формирования алгоритма обо-
снования их взаимодействий в условиях субконтрактации. Предлагаемый алгоритм оценки представлен на рисунке 1.
Предложенный алгоритм оценки, по нашему мнению, включает в себя шесть этапов. Первый этап предлагаемой мето-
дики посвящен компаративному анализу малых и крупных биз-
нес-структур на уровне региона с целью выявления основных тенденций их развития. Основными критериями, на наш взгляд, по которым необходимо проанализировать состояние и разви-
тие малых и крупных организаций являются: количественное соотношение предприятий малого и крупного бизнеса, произ-
водительность труда, выпуск продукции, численность занятых, инвестиции в основной капитал малых и крупных предприятий. Второй этап предлагаемой автором методики включа-
ет в себя оценку состояния и развития регионального рынка субконтрактации как одного из действенных инструментов реализации стратегических взаимодействий малых и крупных бизнес-структур. Оценку состояния и развития субконтракта-
ции, на наш взгляд, необходимо проводить по таким крите-
риям, как: отраслевая принадлежность, количество объектов взаимодействия (малых и крупных бизнес-структур, использу-
ющих механизм субконтрактации), уровень развития инфор-
мационной системы субконтрактации, наличие государствен-
ной поддержки, способствующей развитию субконтрактации. Третий этап предложенного алгоритма включает выявле-
ние признаков субконтрактной активности у малых и крупных организаций, позволяющие принять управленческое решение о возможности использования субконтрактной модели биз-
нес-стратегии в деятельности организаций. На четвертом эта-
пе осуществляется анализ финансово-хозяйственной деятель-
ности бизнес-структур, использующих, а также планирующих переход на субконтрактацию, которая проводится в совокуп-
ности его элементов, т.к. в этом случае можно получить реаль-
ные сведения о возможности внедрения организацией субкон-
трактных отношений и перспективах их развития в будущем. Достоверная и объективная оценка всех элементов, формиру-
ющих финансово-хозяйственную деятельность организаций, гарантирует отсутствие ошибок в принятии решения относи-
тельно применения и перехода на субконтрактную систему. На пятом этапе разработанного алгоритма оценивается синергетический эффект от взаимодействия малых и круп-
ных бизнес-структур на основе субконтрактации, который складывается из суммы эффектов их автономного функци-
онирования и измеряется по формуле: ( )
ý s
ì ê
S Ý Ý Ý= − +
, ( 1 )
где ê
Ý
- эффект автономного функционирования крупной ор-
ганизации; ì
Ý
- эффект автономного функционирования ма-
лой организации; s
Ý
- эффект от их совместной деятельности.
При положительном значении синергетического эффекта целесообразно объединение малых и крупных организаций.
Для стимулирования образования стратегического пар-
тнерства необходимо, чтобы эффекты от их интеграции были больше затрат на такие объединения. Для обеспечения устойчивости нового образования превышение интеграци-
онных эффектов над соответствующими затратами должно обеспечивать компенсацию убыт ков от воздействия внеш-
ней среды. При этом необходимо соблюдать еще одно усло-
вие: внутри подобных структур должна существовать «сила взаимного притяжения», превышающая предпочтения (пре-
имущества) автономного функционирования объектов.
На шестом этапе предложенного алгоритма формули-
руются выводы о возможностях и перспективах развития субконтрактации в бизнес-структурах.
Таким образом, апробирование предложенного алго-
ритма позволит оценить эффективность стратегических взаимодействий бизнес-структур на основе субконтракта-
ции, причем как для организаций, применяющих данную систему, так и для предприятий, планирующих переход на нее. Применение бизнес-стратегии на основе субконтрак-
тации предоставляет возможность организациям освобо-
диться от непроизводительных издержек и сконцентриро-
вать ресурсы и усилия на участках, определяющих конку-
рентоспособность продукции и организации в целом. Список использованных источников
1. Ващенко В.П. Взаимодействие малого и крупного бизнеса [Текст]/ В.П.Ващенко //Российское предпринимательство. - 2009. - №2. - с.12-16.
2. Гинзбург А.И. Экономический анализ для руководителей малых предприятий. Спб., 2010. - 214с. 3. Маренный, М.А. Методы финансового анализа кооперацион-
ных взаимодействий малых промышленных предприятий// Аудит и финансовый анализ, 2006.- №.3 - с.27-53. -
-
-
-
-
- -
Рисунок 1. Алгоритм стратегической оценки взаимодействий малых и крупных бизнес-структур
Экономические науки
35№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Критерии и методики оценки качества управленческих решений на предприятиях сферыуслуг
СалиховФ.Н.
Управление – это сложный планомерный процесс, кото-
рый охватывает, в широком смысле, всю организацию как систему, в целом и, в узком смысле, все процессы, осущест-
вляемые в организации, для достижения целей ее развития. Процесс управления – сложный вид деятельности, который имеет основные функции, подчиненные общей идее разви-
тия организации: планирование, координация, мотивация и контроль сотрудников. Всему этому предшествует про-
цесс целеполагания, без которого невозможно осуществле-
ние какого бы то ни было дальнейшего вида деятельности, направленного на развитие организации.
Показателем эффективности развития организации яв-
ляется управленческое решение. Управленческим решением является решение, которое основано на результате анализа внешней и внутренней среды организации, прогнозирования и оценке всех вероятных рисков и угроз, а также оптимиза-
ции процессов жизнедеятельности организации, экономи-
ческого обоснования и выбора альтернативы из множества возникающих в результате всего этого вариантов. Именно данное конечное действие является критерием достижения поставленной цели управления любой организацией, какой бы она ни являлась: государственной или коммерческой.
Любое принимаемое руководителем решение несет на себе долю рисков и потенциальных издержек. Для того, чтобы снизить их влияние на организацию, необходимо очень чет-
ко представлять себе не только этапы принятия максимально эффективных для организации управленческих решений, но и критерии, по которым можно судить об их качестве.
В целом процесс принятия решений, в какой бы области он ни осуществлялся, обычно представляют в виде непре-
рывного в рамках всей организации цикла действий, направ-
ленных на конечный результат, который выражается устране-
нием той или иной существующей в организации проблемы.
Сфера услуг, которая характеризуется в современной экономике ускоренными темпами своего развития и завое-
ванием все большего сегмента рынка в целом, имеет схожие характеристики управления. Именно для данной сферы ха-
рактерно стремление к максимально эффективному пре-
одолению любых экономических рисков в целом и росту организации. Работа управляющего по данным направле-
ниям осуществляется посредством принятия управленче-
ских решений, которые можно условно классифицировать для организаций сферы услуг на следующие:
1. Управленческие решения в производственной сфере (инжиниринг, лизинг и др.);
2. В распределительной сфере (торговля, транспорт, связь);
3. В профессиональной сфере (страховые, консультаци-
онные, правовые услуги);
4. В потребительской сфере (услуги ЖКХ, услуги развле-
кательного характера);
5. В общественной сфере (ТВ, радио, образование, культура).
Помимо данных отраслей сферы услуг рынок постоянно на-
полняется и новыми видами деятельности, что, разумеется, наносит отпечаток и на специфики области управления дан-
ной сферой. Кардинально новых управленческих парадигм в управление предприятием данная тенденция не привносит - все также базисными являются концепции научного управ-
ления Тейлора, классической школы А.Файоля, принципы управления Р.У.Эмерсона и основа всех основ - пирамида по-
требностей А.Х.Маслоу, но постоянное преобразование объ-
екта управления не может-таки не оставить отпечаток в про-
цессе оценки качества принимаемых решений. Формирующаяся необходимость в управляющих в сфе-
ре услуг, которые способны полностью отождествлять су-
ществующую обстановку во внешней и внутренней среде организации с количеством и правильностью уместных именно в данный момент времени управленческих реше-
ний, очевидна. Но что же является на сегодняшний день основным критерием, по которому можно судить о том, на-
сколько эффективны принимаемые решения?
Для того чтобы адекватно оценивать качество принимае-
мого решения, следует остановиться на двух основных подходах к процессу его разработки и принятия. Рассмотрев применение данных методик на практике, становится возможным делать выводы относительно того, насколько эффективно то или иное решение для объектов функционирования сферы услуг.
1. Личностный или поведенческий. В данной теории ЛПР (лицо, принимающее решение), основывается на исполь-
зовании психологических подходов к анализу ситуации, наиболее характерной для той или иной ситуации в орга-
низации сферы услуг. Использование такого подхода во многом определяется тем, насколько выражены как лич-
ные, так и профессиональные качества ЛПР и его пси-
хофизические особенности. Подобная направленность в процессе принятия решения имеет место быть тогда, когда ЛПР применяет общие традиционные представ-
ления об управленческих системах в целом и стремится к интуитивной оценке ситуации. Наибольшую эффектив-
ность модель получает в тех случаях, когда рациональный анализ существующей ситуации невозможен и процесс принятия решения принимает деструктивный оборот.
2. Математический подход определяет максимизацию всех рисков и совершенно рационализированную оценку всех существующих показателей, прямо или косвенно влияющих на процесс функционирования организации. Именно данная технология определяет возможность применения новых подходов к принятию решений и более конкретное выражение так называе-
мых «величин», характеризующих правильность и эф-
фективность принятого решения [2].
В связи с тем, что подобные величины очень относительны и определены условно, вторая модель является более «на-
глядной», так как количество задействованных в ней эко-
номических параметров и характеристик развития органи-
зации значительно.
Рисунок 1. Процесс разработки и принятия управленческих решений
36
Исходя из анализа подходов к принятию управленческих ре-
шений, можно дать первую оценку эффективности приня-
того решения для той или иной ситуации, опираясь именно на этот критерий. В качестве примера можно рассмотреть фирму консультационных услуг, недавно появившуюся на рынке и функционирующую по стратегии глубокого про-
никновения на рынок. Решение о принятии нового финан-
сового директора на работу в фирму может быть принято как на основании рационально-математического анализа про-
фессиональных показателей специалиста, так и посредством применения основ поведенческой теории. В условиях дефи-
цита времени и первичных потребностей фирмы наиболее оптимальным становится акцент именно на поведенческий подход в принятии решения. Тогда, уже по первым резуль-
татам работы вновь принятого специалиста, можно судить о том, насколько качественным было принятое решение «отличным», «хорошим» или «удовлетворительным». В том случае, если принятие финансового директора продиктова-
но потребностью фирмы в наращивании общего экономи-
ческого потенциала или преодолении кризисных моментов, приемлем математический подход в приеме нового работни-
ка на должность. В данном случае глубокий анализ становит-
ся наилучшим способом выбора кандидатуры.
Однако, комплексный подход к оценке качества прини-
маемого управленческого решения не исчерпывается учетом одних лишь теорий, которые лежат в основе данного процес-
са. В учет берется также и то, каким образом осуществляется конкретная работа над каждым отдельно взятым этапом раз-
работки и принятия управленческого решения.
Вопрос разработки управленческих решений, исследо-
ванный многими научными деятелями и, непосредственно, практиками из области управления, соотносится с понятием «эффективность» только при условии прохождения всех эта-
пов, предшествующих конечному результату. Этапы приня-
тия решений можно условно разделить на следующие:
•получение максимального количества информации о ситуации, в условиях которой приходится принимать решение; •определение целей, которые необходимо достичь при-
нятием решения;
•формирование оценочной системы;
•общий многофакторный анализ ситуации;
•диагностика ситуационных сторон;
•прогнозирование всех возможных вариантов дальней-
шего развития ситуации.
Анализ – это один из наиболее важных составляющих в эта-
пах, которые перечислены выше. Процесс анализа сопутству-
ет практически каждому из них, но в своем чистом виде он проявляет себя лишь на четвертом этапе. Именно поэтому анализу приписывается такая важность, а методики его осу-
ществления воплощены в столь многочисленной форме.
Аналитические методы, которые претерпели значитель-
ный путь трансформации по мере своего развития, имеют широчайший диапазон вариантов для применения их на практике. В связи с появлением новых технологий, как информационных, так и поведенческих, а также принимая во внимание научные достижения современности в сфере управления, для ЛПР открывается целый ряд возможно-
стей, которые способны привести к наилучшему результа-
ту [3]. Рассматривая методы проведения анализа, которые может применять на практике ЛПР в сфере услуг, можно выявить те, которые зарекомендовали себя многолетним опытом предшественников в управленческой практике и гарантируют наиболее полное раскрытие объекта анализа по всем рассматриваемым направлениям с наименьшей за-
тратой сил.
Метод сравнения наиболее приемлем в тех случаях, когда необходимо оценить функциональность организации в це-
лом, а также выявить основные отклонения от плановых по-
казателей, которые появляются в определенный момент вре-
мени в некоторых областях деятельности организации сфе-
ры услуг. Использование данного метода в управлении про-
диктовано необходимостью иметь базовую информацию, которая становится определяющей не только в решении появляющихся текущих проблем, но и в выстраивании об-
щей стратегии дальнейшего развития организации в целом. В данном методе основополагающим является сравнение таких показателей, как отчетных и плановых, показателей работы за каждый день, качества продукции организаций-
конкурентов в сфере услуг и другие. Прогрессивное исполь-
зование метода сравнения может стать базисом для дальней-
шей работы процесса принятия управленческого решения.
Анализ может проводиться и посредством введения специальных условных обозначений или индексов. Дан-
ная технология широко применима не только на этапе аналитической работы ЛПР, но и при оценке качества уже принятого решения. Индексный метод применяется в тех случаях, когда сравнение показателей не представляется возможным ввиду сложности их обозначения. Тогда явле-
ние или процесс раскладывается на составные части, и от-
слеживание их динамики происходит с меньшей долей погрешности. Организации сферы услуг особенно часто подвергаются индексному анализу в связи с прохождени-
ем в них большого количества экономических процессов и многофакторности управленческих процессов.
Эффективность предоставления услуг, если этот показа-
тели имеет большое значение для ситуации, в которой ЛПР разрабатывает максимально действенное решение, наибо-
лее подвержена анализу посредством балансового метода. Именно он позволяет выявить связь между отдельными показателями и их взаимозависимость. Суть этого широко распространенного метода – в сопоставлении итогов сопо-
ставлений показателей по различным критериям.
Другие методы, более рационально-логической направ-
ленности, такие, как метод цепных подстановок, элимини-
рования, функционально-стоимостного анализа –предпо-
лагают более глубокое вхождение в процессы, происходя-
щие в организации, по различным критериям. В зависи-
мости от того, каковы масштабы принимаемого решения, и насколько обоснована необходимость многофакторного анализа, применяется один или несколько методов в сово-
купности. К тому же, все больший отклик получают эконо-
мико-математические методы анализа, которые наиболее присущи процессу принятия решений, производимому по рационально-логической технологии, в отличие от пове-
денческой, рассмотренных выше
Графический метод наиболее приемлем при коллектив-
ном анализе деятельности организации. В данном случае отпечаток на реализацию аналитического процесса накла-
дывает именно визуальное восприятие информации, кото-
рое, по суждениям многих психологов, гораздо в большей степени стимулирует процесс умственной деятельности, приводя, следовательно, ЛПР к верно взятому направле-
нию в выработке собственного решения.
Экономические науки
37№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Прогнозирование всех возможных поворотов собы-
тий – это последний этап, который может повлиять тем или иным образом на принимаемое управленческое решение. Основываясь на результатах сбора информации и анализа, ЛПР применяет метод абстрагирования, в ходе которого приписывает или извлекает из исследуемой сферы те или иные обстоятельства, способные повлиять на конечный результат. После того, как просмотрены все возможные ва-
рианты поворота событий и определены факторы наиболь-
шего и наименьшего риска, которые могут быть получены посредством методики SWOT, ЛПР может, основываясь на собственном опыте и умозаключениях, принять решение.
Рассмотренные процедуры этапов принятия решения наносят глобальный отпечаток на последующую оценку его качества. Ошибка лишь в одном этапе, например, ис-
каженная полученная информация или недостаточно глу-
боко проведенный анализ, может снизить качество при-
нятого решения до минимально допустимого уровня. Но на оценку качества решения может влиять еще целый ряд факторов, которые необходимо учитывать управляющему.
Множественность факторов, составляющих управ-
ленческое решение, обусловлена спецификой управления как вида деятельности в целом, и поэтому каждое решение должно подвергаться всестороннему рассмотрению всех существующих обстоятельств и зависимостей. Стороны, по которым осуществляется поэтапная разработка управлен-
ческих решений, отражены в Рис. 2.
Очевидно, что на ЛПР влияют не только процессы, свя-
занные напрямую с особенностями предоставления услуг в организациях данной сферы, но и множество дополни-
тельных факторов [1].
Социальная сущность принимаемых управленческих решений заключается в необходимости умения руководи-
теля планомерно и эффективно взаимодействовать с пер-
соналом и, при необходимости прямого контакта, с кли-
ентами. Именно данная составляющая ориентирована на ожидание от ЛПР четкой стратегии управления персона-
лом, умения разрешать все существующие в организации межличностные вопросы и вовремя чутко реагировать на любые сигналы, идущие извне и несущие вместе с собой информацию о реальном положении дел в коллективе.
Организационная функция сопряжена с социальной, но имеет особенность, которая заключается в присущих ей во-
просах власти и подчинения между руководителем и персо-
налом. Именно организационная составляющая в управлен-
ческих решениях обеспечивает их исполнение и предполага-
ет, что в процесс функционирования организации включены все звенья управленческой системы, от слаженности и со-
гласованности которых зависит конечный результат в целом.
Правовая сущность управленческого решения – это способность ЛПР соответствовать всем необходимым с точки зрения законодательной базы требованиям. Для осуществления многих процессов необходима специальная нормативно-правовая согласованность, и именно от того, насколько проработана данная тема руководителем, зави-
сит благоприятный исход принятого решения, его внедре-
ние в производственные и иные процессы и обеспечение высочайшего его качества. При этом, учитывать и соблю-
дать существующие нормативно-правовые акты необходи-
мо на всех уровнях власти: от организационных актов, до государственных и международных. Учет соблюдения прав потребителей, экологического регулирования деятельно-
сти организаций и целого ряда дополнительных условий, соблюдение которых является необходимым, входит имен-
но в данную сущность принимаемых решений.
На уровне организационного управления это могут быть должностные инструкции, положения, уставы, а так-
же приказы, издаваемые высшим руководством и иные регламентирующие документы. Муниципалитет может вносить коррективы и дополнения к деятельности органи-
заций, ограничивая их, как в экономическом направлении деятельности, так и в других, например, экологическом или организационном. Государственное законодательство регламентирует деятельность в каждой производственной сфере индивидуально, но базисными являются кодексы, за-
коны, постановления и указы. (Закон РФ «О банках и бан-
ковской деятельности», Закон «Об образовании» и пр.)
Технологическая сущность принимаемого решения на-
правлена в большей степени на финансово-организаци-
онное положение дел в организации. То, насколько каче-
ственно она обеспечена технологическим оборудованием и средствами связи, напрямую влияет на последствия при-
нятого управленческого решения. Сопоставимость потреб-
ностей и возможностей – вот, что становится наиболее важ-
ным в данном вопросе. Организации сферы услуг особенно остро реагируют на недостаточную обеспеченность необхо-
димыми технологиями снижением темпов развития и про-
чими регрессивными явлениями, так как именно для дан-
ного сегмента характерно максимальное отождествление производственного процесса с коммуникативным. Боль-
шое количество обрабатываемой информации, а также необходимость в постоянных связях с целевой аудиторией приводит к тому, что техническая сторона функционирова-
ния данных организаций становится одной из важнейших.
Наконец, экономическая сущность принимаемых ре-
шений – именно то, что заложено в основе деятельности любой организации. Именно экономическая сущность предопределяет необходимость получения максимальной прибыли организацией, и тенденции к этому должны на-
блюдаться в результате принятия любого управленческого решения, если иное не заложено в общей ее стратегии, на-
правленной на снижение издержек путем сокращения про-
изводства или ликвидацию.
Совокупность всех этих факторов становится основны-
ми «линейками», по которым становится возможным оце-
нивать качество принятого решения в том или ином аспек-
те функционирования организации сферы услуг. Данная оценка исходит, в большей степени, из расчета большого количества частных показателей, которые и составляют об-
щую картину изменения ситуации в реализации производ-
ственных процессов в организации до принятия решения Рисунок 2. Сущность управленческих решений
38
и после. Количество подобного рода показателей достаточ-
но велико и основано на тех критериях, которые были рас-
смотрены выше.
К данным показателям могут быть причастны рента-
бельность, оборачиваемость оборотных средств, фондоот-
дача, соотношения других показателей и прочие. Оценке подлежит также эффективность функционирования управ-
ленческого аппарат в целом или отдельно взятого ЛПР. В первом случае основой служит совокупность времен-
ного промежутка, количества разработанных и принятых управленческих решений, а также динамика изменения показателей экономической эффективности деятельности организации, а, значит, экономического эффекта ее дея-
тельности.
При этом, об эффективности можно говорить лишь тог-
да, когда она рассмотрена в двух аспектах: экономическом и социальном, так как любая организация, помимо полу-
чения прибыли, к основным моментам своей деятельности приписывает еще и ее социальную значимость, то есть то, насколько удовлетворены потребности населения в предо-
ставляемых услугах.
В особенности данная тенденция прослеживается в об-
ластях жилищно-коммунального хозяйства, услуг связи, бытовых и услуг социальной направленности, которые имеют место осуществляться как государственными, так и коммерческими организациями.
Если в качестве примера рассматривать любую органи-
зацию сферы услуг, предоставляющую торговые услуги, то процедура оценки качества принимаемых управленческих решений в современных условиях в ней будет выглядеть следующим образом.
Взяв за единицу определенную сумму издержек и при-
были в равных долях на 1 млн. товарной продукции, можно выявить показатели, которые и будут свидетельствовать об эффективности управленческих решений в данной орга-
низации. Увеличение объема товарооборота, ускорение его темпов и снижение количества товарных запасов в денеж-
ном выражении – все это и есть показатели, ведущие к пра-
вильной оценке качества решений ЛПР.
Наиболее очевидным показателем высокого уровня качества принимаемых решений становится превышение доходов организации над расходами. Подобная эффектив-
ность управленческих решений может быть получена путем расчетов по следующей формуле:
Эф = П*Т = П * (Тф — Тпл),
Эф — экономическая эффективность (в тыс. рублей).;
П — прибыль в расчете на 1 млн. рублей товарооборота (в тыс. рублей);
Т — прирост величины товарооборота (в млн. рублей);
Тф — фактический товарооборот, который имеет место после внедрения данного управленческого решения;
Тпл — плановый товарооборот (или товарооборот за со-
поставимый период до внедрения данного управленческого решения).
Для того чтобы выразить величину эффективности в ре-
зультате снижения издержек на продажу товаров, применя-
ется другая формула:
Эф =ИО*З = ИО*(З2 — З1),
Эф — экономическая эффективность данного управ-
ленческого мероприятия (в тыс. рублей);
ИО — величина издержек обращения, приходящаяся на 1 млн. рублей товарных запасов (в тыс. рублей);
3 — размер изменения (уменьшения) товарных запасов (млн., рублей);
31 — величина товарных запасов до проведения в жизнь управленческого решения (мероприятия) (млн. рублей);
32 — величина запасов товара после внедрения данного управленческого решения.
Но управленческое решение может повлиять и еще на один показатель – товарооборачиваемость. То, насколько весом данный показатель в том или ином случае, можно рассчитать по формуле:
Эф = Ио*Об = Ио (Об ф — Об пл),
Эф — экономическая эффективность управленческого решения (тыс. рублей);
Ио — одновременная величина издержек обращения (тыс. рублей);
Об — ускорение оборачиваемости товаров (в днях);
Об пл — оборачиваемость товаров до внедрения управ-
ленческого решения (в днях).
Об ф — оборачиваемость товаров после внедрения управленческого решения (в днях) [1].
После анализа результатов принятого управленческого решения, а также всех критериев, которые сопутствовали этому процессу, становится ясно, насколько компетентно ЛПР в области своего функционирования. Определенной шкалы для того, чтобы однозначно оценить данный пока-
затель, не разработано, поэтому обычно ограничиваются общими формулировками, несущими на себе необходимую долю информационной и смысловой нагрузки и адекват-
ное отражение качества всех параметров и критериев, ко-
торые вошли в столь многофакторное и широкое понятие, как управленческое решение. Практика принятия решений высокого уровня качества является возможной и достижимой каждым руководите-
лем любой организации. Для этого, в первую очередь, не-
обходимо формирование правильного подхода, развитие собственных интеллектуальных и аналитических способ-
ностей и приобретение личностных качеств, необходимых для наиболее быстрой и эффективной стратегии принятия решений. Для этого существует опыт проведения тренин-
гов, семинаров и мастер-классов для руководителей раз-
личных уровней, из чего можно сделать вывод, что искус-
ство принятия качественных решений – это не врожденная способность, а процесс, который вырабатывается долгими годами практической деятельности в данной области.
Список использованных источников
1. Балдин К.В., Уткин В.Б., Воробьев С.Н. Управленческие решения: Учебник, М.: Дашков и К, 2012 2. Маленков Ю.А. Современный менеджмент. М.: Экономика, 2010 3. Джозеф Г. Бойетт, Джимми Т. Бойетт Путеводитель по царству мудрости. Лучшие идеи мастеров управления. М.: Олимп-
Бизнес, 2009
4. Одегов Ю. Г., Абдурахманов К. Х., Котова Л. Р. Оценка эффек-
тивности работы с персоналом. Методологический подход. М.: Альфа-Пресс, 2011
5. Деминг Э., Выход из кризиса. Новая парадигма управления людьми, системами и процессами. М.: Альпина Паблишер, 2011
Экономические науки
39№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Эволюция технопарков в системе государственной поддержки малого инновационного предпринимательства
ШевченкоЕ.Г.
В условиях реформы политической и экономической си-
стем все сферы жизнедеятельности российского общества претерпевают значительные качественные и количествен-
ные изменения. Изменения происходят и в научном со-
обществе, во взаимоотношениях науки и государства. Рез-
кое падение спроса на производимые в России знания, на инновации привело к тому, что российская наука понесла огромные потери и приблизилась к черте, за которой будет полностью утерян созданный за десятилетия интеллекту-
альный потенциал нации.
Большинство промышленно развитых стран мира счи-
тает инновационную деятельность залогом своей наци-
ональной безопасности и экономической стабильности, а потому всемерно поддерживает развитие науки и внедре-
ние инноваций в экономику. Наиболее распространенны-
ми способами поддержки инновационной деятельности в мире являются:
1. Создание инкубаторов бизнеса, технопарков, заводов технологий.
2. Обучение и подготовка кадров за счет государства.
3. Уменьшение суммы налога для предприятий, создаю-
щих и внедряющих инновации.
4. Беспроцентные ссуды или льготные кредиты, гранты.
Развитие инновационной инфраструктуры относится к числу первостепенных задач, направленных на дости-
жение цели модернизации российской экономики. Тех-
нопарки по праву становятся ключевыми элементами инфраструктуры поддержки и развития инновационной деятельности. Именно они способны оказать поддержку инноваторам на всех стадиях инновационного процесса от момента зарождения инновационной идеи до момента ее коммерциализации.
Технопарки начали появляться в России в начале 90-х гг. прошлого века. Первоначально они создавались на базе ВУЗов. Так были созданы первые технопарки в Москве, Томске и Зеленограде. Позднее технопарки стали создавать государственные научные центры, а через несколько лет появились первые региональные технопарки.
Основной целью создания технопарков является умень-
шение продолжительности периода внедрения новаций в производство и на потребительский рынок. По своей сути технопарк выступает в роли посредника, обеспечивающего взаимодействие и обмен информацией между инноватора-
ми, финансовыми институтами и предприятиями, реали-
зующими инновационные разработки на своих площадях.
Как правило, технопарки не участвуют непосредствен-
но в сделках по продаже инновационных продуктов и тех-
нологий, а лишь воздействуют на процесс обмена иннова-
циями, создавая для него благоприятные условия, оказывая специализированные услуги и предоставляя преференции. Хотя для технопарков существует возможность выступить и в качестве соучредителя инновационного предприятия.
По форме организации технопарки представляют со-
бой бизнес-центры для инновационных компаний, где им обеспечивают информационное, правовое сопровождение, оснащают современными системами коммуникаций и ока-
зывают иную организационную поддержку.
В 1990 г. в России был создан первый технопарк - «Том-
ский научно-технологический парк». После открытия первого технопарка началось развиваться и образование других: в 1990 г. – открылось 2 технопарка, в 1991г. – было открыто 8 технопарков, в 1992 г. – было создано 24, в 1993 г. - их уже 43. По данным Министерства образования и на-
уки Российской Федерации, на конец 2008 г. было зареги-
стрировано 83 технопарка в различных регионах России. Причем это количество ежегодно увеличивается и по экс-
пертным оценкам составляет на настоящий момент около 120 единиц. [1] .
Сейчас технопарки есть практически во всех регионах страны. Это организации, обычно тесно связанные с на-
учными учреждениями (вузами и НИИ). Основная их за-
дача – поддержка инновационного бизнеса. Решается она по-разному: через предоставление малым предприятиям, которые внедряют инновационные технологии, льгот по аренде офисных и производственных помещений, обору-
дования; оказание консалтинговых и рекламных услуг бес-
платно или на льготной основе; выделение ссуд, кредитов, грантов [2]. Таким образом, технологический парк (или техно-
парк) — новая форма территориальной интеграции науки, образования и производства в виде объединения научных организаций, проектно-конструкторских бюро, учебных заведений, производственных предприятий или их под-
разделений. Технопарк создается в целях ускорения раз-
работки и применения научно-технических и технико-тех-
нологических достижений благодаря сосредоточению вы-
сококвалифицированных специалистов, использованию оснащенной производственной, экспериментальной, ин-
формационной базы [3]. Можно сказать, что происходит «выращивание» новых фирм, оказания им помощи в выживании и успешной дея-
тельности на ранней стадии их развития, когда они могут совершать фатальные для них ошибки.
Возникнув в результате желания некоторых американ-
ских университетов разумно использовать землю и здания, технопарки до сих пор несут на себе печать «продавцов не-
движимости». На самом деле, как это видно из определения, они выполняют целый ряд функций. Имея в своем составе бизнес-инкуботор, поддерживают предпринимателей из числа ученых и инженеров, преподавателей и студентов, но-
ваторов и изобретателей. Располагая землей, привлекают на свою территорию научно-исследовательские подразделения крупных, в том числе иностранных, корпораций, которые взаимодействуют в научно-техническом плане не с адми-
нистрацией парка, а с вузами и НИИ — его учредителями. В парках размещаются и фирмы, покинувшие инкубатор.
Иными словами, технопарки, как, впрочем, и инкуба-
торы, формируют среду, благоприятную для ускоренной коммерциализации результатов научных исследований, превращения их в товары и услуги, воспринимаемые рын-
ком. Следует также отметить, что многие выдающиеся технопарки начинались с бизнес-инкубатора и все они развивались постепенно, шаг за шагом, при активном участи местных, региональных, а то и национальных ор-
ганов власти и управления, при неустанной их поддержке со стороны учредителей, деловых и финансовых кругов, общественности. Технопарк — инициатива именно регио-
нального, стратегического и долговременного плана. Там, где эта инициатива реализуется успешно, действительно происходят структурная перестройка промышленности, создаются новые рабочие места, формируется престижный имидж территории. Там, где к этой инициативе подходят формально, технопарки вырождаются в разного рода ком-
мерческие структуры, например, в бизнес-парки.
40
Проведенный анализ литературных источников, эво-
люции развития технопарковых структур позволил нам сформулировать следующее определение технопарка. Технопарк – это специальная организация, созданная для поддержки малого и среднего инновационного предпри-
нимательства, развития новых технологий, в которой объединены деловые центры, выставочные площадки, на-
учно-исследовательские институты, объекты индустрии, учебные заведения, имеющие квалификационный науч-
ный персонал и информационную, экспериментальную, производственную базы.
В России технопарки или научные парки, которые созда-
вались при университетах, фактически выполняют функции технологических бизнес-инкубаторов, поскольку способ-
ствуют коммерческой реализации завершенных НИОКР.
Научные или технологические парки являются более крупными, чем бизнес-инкубаторы, комплексами, формиру-
ющимися в соответствии с долгосрочной целевой програм-
мой взаимодействия субъектов научно-технической, инно-
вационной и производственной сфер. Размещение на тер-
ритории научного парка взаимодоподняющих производств позволяет сократить в 2-3 раза инновационный лаг [4].
В настоящее время можно выделить следующие типы технопарков: университетские технопарки, региональные и отраслевые технопарки, технопарки индустриального типа, технопарки на базе наукоградов, сетевые технопарки и коворкинг-центры
Наиболее распространены университетские технопар-
ки, создаваемые на базе высших учебных заведений либо формируемые как результат стратегического партнерства университетов с промышленными предприятиями. К ос-
новным задачам таких технопарков относятся коммерциа-
лизация имеющихся научных разработок, стимулирование научной деятельности преподавателей и сотрудников вуза, ститмулирование привлекательности вуза, сохранение перспективных кадров и научных разработок, а также при-
менение научного потенциала вуза для решения практиче-
ских задач. Особенности создания технопарков при университетах:
•выделяется участок университетской земли;
•строятся новые или передаются готовые помещения;
•помещения сдаются в аренду малым инновационным фирмам;
•предоставляются научная аппаратура и библиотечные фонды.
Университетских технопарков в России около 40, например при МГУ имени М.В.Ломоносова, Томском государствен-
ном университете систем управления и радиоэлектроники, Уральском государственном техническом университете, технопарк Санкт-Петербургского электротехнического уни-
верситета, технопарк Самарского аэрокосмического универ-
ситета, технопарк МИФИ, а также при других вузах.
Региональные отраслевые технопарки, которые созда-
ются, как правило, в целях активизации инновационных процессов в определенном секторе экономики региона и для обеспечения импорта технологий на региональные промышленные предприятия, внедрения современных тех-
нологий на региональных промышленных предприятиях, развития научно-технического потенциала территории, увеличения количества рабочих мест. Региональные от-
раслевые технопарки призваны создать благоприятные условия для размещения и функционирования малых ин-
новационных компаний, которые будут решать технологи-
ческие задачи крупных предприятий отрасли. Специфика создания региональных технопарков за-
ключается в следующем:
•создаются при участии областной или городской адми-
нистрации, вузов, научных центров, предприятий;
•базовые вузы занимаются научными разработками по заявкам технопарка;
•малые предприятия в технопарке занимаются отрасле-
выми инновационными разработками или берут на аут-
сорсинг наукоемкие процессы крупных производствен-
ных компаний
Примерами региональных отраслевых технопарков могут быть Кузбасский технопарк в Кемерово, Южно-Уральский технологический парк в Челябинске, Западно-Сибирский центр нефти и газа в Тюмени, Томский технопарк, техно-
парк «Башкортостан», технопарк «Удмуртия», технопарк «Мордовия», и ряд других.
Технопарки индустриального типа, представляют со-
бой территориальные объединения объектов физической инфраструктуры для организации новых производств. Ос-
новные функции технопарка индустриального типа ори-
ентируют его на оказание риелторских услуг, организацию логистики, на обеспечение резидентов транспортной ин-
фраструктурой, организацию новых производств, а также на продвижение новых технологий.
Особенности технопарков индустриального типа:
•создаются с учетом требования потенциальных резидентов;
•строятся производственные помещения для организа-
ции промыщленного производства;
•создаются субъекты инфраструктуры: гостиницы, офисные и логистические центры.
Такие технопарки созданы в Санкт-Петербурге, Подмоско-
вье и в ряде регионов. Также существуют Северо-Западный технопарк и технопарк на «Ржевске».
Технопарки на базе наукоградов ориентированы на ока-
зание помощи старт-апам, то есть компаниям на начальной стадии формирования путем предоставления им организа-
ционной поддержки и обеспечения их всеми необходимы-
ми материальными ресурсами. Также здесь используется интеллектуальный потенциал наукоградов, коммерциали-
зация научно-технических разработок.
Особенности создания технопарков на базе наукоградов:
•создание инженерной, транспортной и социальной ин-
фраструктуры;
•строительство технопарковых модулей;
•строительство жилого микрорайона.
К таким технопаркам относятся молодежный Hi-Tech парк, Бизнес-инкубатор ИжГТУ, технопарки в Пущино, Черно-
головке, Троицке, Дубне, технопарки в новосибирском Академгородке и тому подобные организации.
Сетевые технопарки позволяют перераспределять по-
тенциальные экономические и социальные блага от созда-
ваемого технопарка по городам региона. Благодаря сетевой структуре у технопарка увеличиваются возможности, рас-
ширяется спектр предоставляемых им услуг, улучшаются значения показателей эффективности его деятельности. Кроме того, благодаря сетевой структуре технопарк полу-
чает возможность обеспечить свое физическое присутствие в значимых для развития технопарка крупных городах или на иных территориях. Ряд ученых считают сетевые техно-
парки разновидностью университетских или региональных Экономические науки
41№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
отраслевых технопарков. Примером таких технопарков яв-
ляется агротехнопарк «Сибирский». Объекты технопарка создаются в отдельных субъектах региона на базе ранее соз-
данных и рассредоточенных по городам исследовательских центров.
Коворкинг-центры предоставляют научно-исследова-
тельским организациям услуги по деловому и информаци-
онному сопровождению бизнеса. Их деятельность направ-
лена на создание благоприятной среды для обмена инфор-
мацией между субъектами инновационной деятельности, то есть в отличие от классических технопарков она смещена от создания инфраструктуры в ее физическом воплощении в сторону создания коммуникаций и работы с профессио-
нальными сообществами (индивидуальное консультирова-
ние, создание эффективных проектных групп и т.п.).
В России коворкинг-центры созданы в Москве, Санкт-
Петербурге и Екатеринбурге [5] .
Технопарки нового поколения являются не просто цен-
трами, объединяющими профессионалов одной отрасле-
вой направленности, а становятся местом для свободного обмена информацией и коммуникации исследователей, разработчиков и потребителей технологий, работающих на рынках свободного обмена технологиями. Моноотрас-
левыми технопарками остаются только корпоративные технопарки, созданные в рамках совместного предприятия или одного университета. Эффективность и ценность тех-
нопарков нового поколения находятся в прямой зависимо-
сти от разнообразия их исследовательского потенциала.
В настоящее время происходит изменение трендов гло-
бального технологического развития. Изменяются не только форматы технопарков, но и их роль в социально-экономи-
ческом развитии. На фоне быстро изменяющихся рыночных условий конкурентоспособность и доходность технопарков предшествующего поколения стремительно падают.
Представляют интерес вопросы финансирования соз-
дания технопарков. Технопарки могут организовывать по инициативе и за счет государства, а также региональных и местных властей, на коммерческой основе по инициати-
ве поставщиков и потребителей технологий или бизнес-ан-
гелов – лиц, имеющих свободные деньги и желающие вло-
жить их в рискованные проекты. Наиболее перспективная модель, на наш взгляд, это создание именно коммерческих технопарков. Являясь мощной самостоятельной струк-
турой, они могут напрямую налаживать связи с банками, инвесторами и промышленными предприятиями, у них появляются значительные возможности расширить круг привлекаемых резидентов, самостоятельно выбирать на-
правления работы.
Таким образом, технопарки являются важным элемен-
том современной экономики. Современный этап развития российского малого инновационного предприниматель-
ства связан с расширением сети технопарков. По нашему мнению, в России необходимо развивать все виды техно-
парков, а также коворинг-центры. При этом универси-
тетские технопарки должны иметь более широкие права, а также возможность расширять список резидентов, не ограничиваясь специалистами университетов. Кроме того, на наш взгляд, есть смысл «завязывать» промышленные узлы территорий на технопарке и развивать их путем соз-
дания кластеров, в которые будут входить организации, обеспечивающие развитие в том числе транспортной и со-
циальной инфраструкткры.
Список использованных источников
1. Электронный ресурс:http://raexpert.ru/researches/
technopark/part3
2. Электронный ресурс: www. technopark-all.ru
3. Проблемы малого бизнеса в РК // АльПари, №6, 2008
4. Чистякова О.В. Роль технопарков в развитии инновационной инфраструктуры регионов // Проблемы теории и практики управления / ИГЭА.−М.: Известия ИГЭА,2010, № 3 (71)
5. Радыгина С.В. Создание технопарков как инструмент раз-
вития инновационной деятельности региона // Экономика и право / Вестник Удмуртского университета. М.: ВУУ, 2010, № 3 м 42
Сущность и значение стратегического анализа
ШтейнО.И.
Вопросам стратегического анализа и планирования на предприятии посвящено большое количество работ за-
рубежных экономистов. Наиболее известными являются труды Р. Акоффа, И. Ансоффа, Г. Джонсона, Б. Карлофа, У. Кинга, Д. Клиланда, Т. Коно, М. Портера, Д. Томпсона, Я. Чанга, А. Чандлера.
В последнее время и в отечественной экономической литературе появились исследования, связанные с органи-
зацией стратегического анализа и планирования на пред-
приятиях. Однако, в них дается лишь общая характеристи-
ка процесса стратегического анализа и планирования. Наличие достаточно большого числа работ, посвящен-
ных проблемам стратегического планирования, не исклю-
чает необходимости дальнейшего исследования ряда тео-
ретических положений и методических вопросов, анализа и обобщения накопившегося опыта в этой области. Тем более, что практика внедрения процедур стратегического планирования на отечественных предприятиях показыва-
ет, что тщательной проработке должны быть подвергнуты и отдельные этапы стратегического планирования, вклю-
чая этап стратегического анализа. Вышеизложенное обусловливает необходимость и акту-
альность дальнейших исследований в данном направлении.
Стратегический анализ диверсифицированной компа-
нии получил название портфельного анализа[1,c.34]. Термин «портфолио», первоначально возник в сфере финансов и означает «оптимальный с точки зрения со-
четания риска и доходности набор инвестиций». Позднее его стали применять к предприятию, где портфолио-ана-
лиз представляет собой распределение его деятельности по отдельным стратегиям относительно продуктов и рынков. Таким образом, это инструмент, с помощью которого ру-
ководство предприятия способно выявлять потенциальные возможности на рынке и формировать новые стратегии.
Корпоративный портфель, или портфель предпри-
ятия – это совокупность относительно самостоятельных хозяйственных подразделений (стратегических единиц бизнеса – СЕБ), принадлежащих одному владельцу. Порт-
фельный анализ – это инструмент, с помощью которого ру-
ководство предприятия выявляет и оценивает свою хозяй-
ственную деятельность с целью вложения средств в наибо-
лее прибыльные или перспективные ее направления и со-
кращения/ прекращения инвестиций в неэффективные проекты. При этом оценивается относительная привлека-
тельность рынков и конкурентоспособность предприятия на каждом из этих рынков. Предполагается, что портфель компании должен быть сбалансирован, т.е. должно быть обеспечено правильное сочетание продуктов, испытыва-
ющих потребность в капитале для дальнейшего развития, с хозяйственными единицами, располагающими некото-
рым избытком капитала[1,c.35].
Целью портфельного анализа является согласование стратегий бизнеса хозяйственных подразделений компании и распределение финансовых ресурсов между ними. Таким образом, портфельный анализ способствует решению следу-
ющих задач: 1) согласование бизнес-стратегий разных стра-
тегических единиц бизнеса, что обеспечит равновесие в их развитии; 2) оптимальное распределение ресурсов между подразделениями; 3) обоснование направлений реорганиза-
ции бизнеса, таких, как слияние, ликвидация, поглощение.
Изучение стратегических единиц бизнеса является основой анализа портфеля организации. Однако методы портфельного анализа могут быть применены не только к СЕБ, но и к анализу портфеля продукции. Благодаря раз-
нообразию применения портфельные модели входят в со-
став аналитических инструментов и техник стратегическо-
го маркетинга.
Осуществление портфельного анализа можно предста-
вить следующими этапами: На первом этапе направления деятельности предпри-
ятия или номенклатура продукции, если анализируется портфель продукции, разбиваются на стратегические еди-
ницы бизнеса.
Что выделить в качестве СЕБ? Ответ во многом зависит от структуры управления организацией. В настоящее вре-
мя в Украине бывшие государственные предприятия и но-
вые компании в большинстве своем построены по функ-
циональному принципу. В таких организациях в качестве бизнес-единицы специалисты рекомендуют рассматривать продуктовый ассортимент, а при дивизиональной структу-
ре основной единицей портфельного анализа является хо-
зяйственное подразделение[2,с.117].
На втором этапе выявляется относительная конкурен-
тоспособность отдельных бизнес-единиц и тенденции раз-
вития соответствующих рынков. Для этого необходимо со-
брать и проанализировать данные, на основании которых можно сделать выводы о привлекательности отрасли, кон-
курентной позиции рассматриваемых бизнес-единиц, воз-
можностях и угрозах для отдельных бизнес-единиц и фир-
мы в целом, а также о ресурсах и квалификации кадров. На третьем этапе необходимо построить и проанализи-
ровать портфельные матрицы или, как их еще называют, матрицы стратегического планирования. На основании этого определяется привлекательный портфель бизнесов, желаемая конкурентная позиция. На четвертом этапе происходит разработка стратегии каж-
дой бизнес-единицы и объединение хозяйственных подраз-
делений с одинаковыми стратегиями в однородные группы. Далее руководство оценивает стратегии всех подразде-
лений с точки зрения их соответствия корпоративной стра-
тегии, при этом с помощью матриц портфельного анализа соизмеряются прибыль и ресурсы, необходимые каждому подразделению.
Построение двумерных матриц – основной прием порт-
фельного анализа. С помощью таких матриц бизнес-еди-
ницы или отдельные продукты сравниваются между собой по таким параметрам, как темпы роста продаж, стадия жиз-
ненного цикла, доля рынка. Отличаются матрицы и их построение лишь наборами переменных. Но в любом случае это двухмерные матрицы, в которых по одной оси фиксируются значения внутренних возможностей фирмы, по другой – внешние факторы.
На первый взгляд матричные методы просты, но эта простота обманчива, так как они требуют полной и надеж-
ной информации о состоянии рынков, о сильных и слабых сторонах фирмы и ее основных конкурентов. Для того, чтобы осуществить такой анализ, необходимо осуществить сегментацию рынка, собрать разнообразную информацию из различных источников.
Различия методов портфельного анализа состоят в под-
ходах к оценке конкурентных позиций стратегических еди-
ниц бизнеса и привлекательности рынка.
На практике портфельный анализ на предприятии про-
водится с учетом ряда стратегических составляющих. Из-
Экономические науки
43№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
вестный специалист в области стратегического управления Игорь Ансофф выделяет четыре стратегические составляю-
щие портфельного анализа: 1. первая составляющая – вектор роста, определяющий масштаб и направление будущей сферы деятельности предприятия. Компоненты вектора роста - продукт и расширение рынка.
Проникновение на рынок или совершенствование деятель-
ности. При выборе данного стратегического направления необходимо проводить маркетинговые мероприятия по увеличению существующей доли рынка. Развитие рынка. Эта стратегия направлена на поиск но-
вых сегментов рынка (услуг) для уже освоенных товаров.
Развитие товара. Диверсификация – это распространение хозяйственной деятельности на новые сферы (расширение видов предостав-
ляемых услуг, географической сферы деятельности и т.д.). 2. вторая составляющая портфельного анализа – конку-
рентное преимущество предприятия. Существуют раз-
личные направления достижения конкурентных пре-
имуществ, среди которых можно выделить следующие основные: минимизация затрат, дифференциация това-
ров (услуг) и ранний выход на рынок.
3. третья составляющая портфельного анализа – синер-
гизм, которому в литературе дается следующее опре-
деление: «явление, когда доходы от совместного ис-
пользования ресурсов превышают сумму доходов от использования тех же ресурсов по отдельности, часто называют эффектом «2+2=5»[3,с.4]. Другими словами, это получение дополнительного экономического эф-
фекта в результате взаимодействия факторов производ-
ства. Синергизм может быть не только положительным, но и отрицательным. Последний возможен, когда пред-
приятие диверсифицируется в высококонкурентную отрасль, не имея достаточного опыта работы и навыков управления в ней.
4. четвертая составляющая – это стратегическая гибкость портфеля различных видов деятельности. Она предус-
матривает наличие у предприятия таких возможностей, которые позволяют ему при необходимости эффектив-
но диверсифицироваться в другие отрасли. Как подчер-
кивает И. Ансофф, развитие какой-либо составляющей портфельного анализа может привести к ослаблению остальных, например, усиление стратегической гибко-
сти управления приводит к уменьшению общего потен-
циального синергизма[4].
Различными авторами и консультационными фирмами разработаны следующие матричные методы оценки дивер-
сифицированных компаний:
1. матрица рост рынка-доля фирмы на рынке. Матрица разработана Бостонской консалтинговой группой (БКГ).
2. матрица возможностей товар-рынок. Матрица предложена известным американским специалистом по стратегическо-
му менеджменту и маркетингу Игорем Ансоффом. 3. матрица общественного сектора, разработанная Дж. Монтанари и Дж. Брэкером, в основе которой обще-
ственная потребность и политическая поддержка, вы-
ражающаяся в финансовых средствах и способность к эффективному обслуживанию.
4. матрица привлекательность отрасли-конкурентная по-
зиция (конкурентоспособность) СЕБ, или «экран биз-
неса», разработанная «Дженерал Электрик» и консал-
тинговой фирмой «Мак Кинси».
5. матрица, разработанная Чарльзом В.Хофером и Деном Шенделем (Hofer/Schendel), в основе которой степень развития рынка и положение относительно конкурентов.
6. матрица Абеля, в основе которой три измерения: об-
служиваемые группы потребителей, потребности по-
требителей и технологии, используемые при разработке и производстве продукта.
7. матрица направленной политики, разработанная Бри-
танско-Голландской химической компанией Shell (Shell/ДРМ).
8. матрица жизненного цикла отрасли, разработанная кон-
салтинговой компанией Артур. Д. Литтл (ADL\LC).
Недостатками портфельного анализа является использова-
ние только данных о текущем состоянии бизнеса. Это зна-
чит, что можно получить картину настоящего или недавне-
го прошлого, которую нельзя экстраполировать в будущее. Кроме того, выводы, сделанные на основании анализа портфеля, дают лишь общую ориентацию и требуют уточ-
нения и детализации.
Достоинствами портфельного анализа являются возмож-
ность логического структурирования и наглядного представ-
ления стратегических проблем предприятия, применимость в качестве основы для выбора и реализации стратегий, отно-
сительная простота представления результатов. Список использованных источников
1. Десс Дж., Хит М. Анализ портфеля компании // Организация управления. 2006. № 12.
2. Штейн О.І. Стратегічний маркетинг:навчальний посібник. – Севастополь:Рібест, 2010. – 208с. 3. Карпов А. Стратегия компании: от разработки до реализации // Консультант директора, 2009. №19.
4. Ансофф И. Стратегическое управление: Сокр.пер. с англ. –М.: Экономика, 2009.
44
Юридические науки
и политология
Букреева О. В.
аспирантфакультетаполитологии
МГУим.М.В.Ломоносова,г.Москва
Малютина А. В.
к.ю.н.,доценткафедрытрудового
праваюридическогофакультета
Ульяновскогогосударственного
университета
Рациональный и бессознательный уровень восприятия политической власти: политико-психологические модели исследования
БукрееваО.В.
Политическое восприятие есть восприятие политической власти, ее институтов и субъектов, а также их функци-
ональной взаимосвязи. Другими словами, оно является субъективным критическим осмыслением политической информации.
Вопрос о степени рациональности политического вос-
приятия является ключевым для понимания механизмов, определяющих электоральное сознание и поведение. Так, еще в начале 1950 годов Пол Лазарсфельд пришел к выводу о том, что электоральное поведение следует рассматривать скорее в категориях «веры, а не убеждения, и ожидания желаемого, а не прогнозирования результатов» [4, p. 311]. Десятилетием позже авторы «Американского избирателя» отметили «общее оскудение политической мысли у зна-
чительной части электората», связав это с тем, что «очень малое число людей разбирается в политических вопросах» [6, p. 170] В последнее десятилетие XX века политологи ста-
ли придерживаться иной точки зрения, согласно которой избиратели, как правило, невнимательны и мало осведом-
лены о политической ситуации, что, впрочем, не сильно влияет на качество их политического решения. В частно-
сти, в рамках исследований, посвященных «разумному из-
бирателю» [18, p. 322] и «рациональной общественности» [17, p. 506], предполагалось, что даже в случае отсутствия достаточной информации о политике кандидата или пар-
тии, избиратели всегда могли прибегнуть к политической «стигматизации» на основе опыта политического участия, стереотипов, политических пристрастий референтной группы. В то же время Ларри Бартельс в ходе исследования логики электорального выбора американских избирателей пришел к выводу о том, что фактический электоральный выбор зажат в диапазоне двух вариантов – в первом изби-
ратели полностью информированы о политической ситу-
ации и программах кандидатов, а во втором им было бы достаточно просто подбросить монетку [3, p. 194-230]. Та-
ким образом, политическое восприятие нельзя считать ни полностью рациональными, ни полностью неосознанным. Кроме того, Филипп Конверс полагал, что выбор электо-
рата в целом является более рациональным, чем единичное предпочтение одного избирателя [10, p. 421]. Своеобраз-
ным апофеозом данной тенденции является формирование «политики восприятия», в формате которой избиратель ин-
туитивно и, как правило, эмоционально составляет впечат-
ления об основных политических акторах и политических событиях [11, p. 218].
Таким образом, научным сообществом вопрос о степе-
ни рациональности политического восприятия признан крайне актуальным, однако не вполне изученным. В политической науке существует два основных подхода к исследованию политической рациональности: политико-эко-
номический и когнитивно-психологический [19, p. 293-304]. Так, отталкиваясь от положений теории рационально-
го выбора применительно к демократическим институтам Джеймса Бьюкенена и Гордона Таллока, а также таких классиков теории рационального выбора как Кеннет Джо-
зеф Эрроу, Энтони Даунс и Манкур Олсон, Брайан Каплан экстраполирует теорию сознательной иррациональности и экономического потребления на сферу политического участия. Так как в политических вопросах рядовой изби-
ратель не видит личной экономической выгоды и не несет экономических затрат, то всякая рациональность теряет свой смысл, и избиратель некритично «потребляет до-
Юридические науки
45№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
ступные политические убеждения до полного насыщения, искренне веря в эмоционально привлекательные полити-
ческие идеи, призванные улучшить его социальное само-
чувствие» [8, p. 132]. Таким образом, данная позиция может быть представлена как «осознанная иррациональность», и весь комплекс политических представлений преимуще-
ственно иррационален [12, p. 8]. Стоит отметить, что политическая рациональность, с точки зрения Майкла Хоймера [12, p. 3-18] и Брайана Каплана [9, p. 218-242] трактуется в предельно широком диапазоне. Так, они выделяют смысловые компоненты политической рациональности: инструментальный (ана-
логичный экономической интерпретации) и эпистемоло-
гический (предполагающий логическое критическое мыш-
ление). С точки зрения Хоймера и Каплана, политическое восприятие характеризуется тем, что «инструментально рационально быть эпистемиологически иррациональным» [12, p. 9]. Другими словами, субъекты политического про-
цесса часто мыслят нелогично, и это в их интересах, а их бессознательность является сознательной имитацией раци-
ональности. В то же время, с точки зрения Альберта Эллиса, ирра-
циональными являются эталонные представления, интери-
оризированные и подкрепляемые конструируемыми обще-
ством стереотипами, несоответствие которых объективной реальности приводит к фрустрации, разочарованию. Ин-
дикаторами иррациональных суждений являются мотивы долженствования (во многом соотносящиеся с понятием «идеального типа»), катастрофических прогнозов, атри-
буции ценности и нереалистичных желаний [23, с. 24-32]. Таким образом, как нормативный образ политической вла-
сти, так и утопичные политические представления являют-
ся по своей природе бессознательными. Стоит отметить, что ряд исследователей нивелирует зна-
чение бессознательного компонента в ходе политического восприятия. В частности, Шерон Сазерленд и Эрик Танен-
баум полагают, что «политический выбор с большей вероят-
ностью предопределяет рациональное видение объективной ситуации, чем глубокие персональные основания» [22, p. 173], что довольно радикально и не вполне соответствует об-
щей точке зрения. По аналогии с данным предположением Нилс Кристенсен рассматривает понятие «практической ра-
циональности» (синонимичной здравому смыслу) как осно-
вы формирования образов политической власти в сознании индивида, а политических стереотипов – как производных его статусно-ролевой позиции [14, p. 21].
В связи с этим своеобразной «золотой серединой» пред-
ставляется теория «ограниченной рациональности» Саймо-
на Герберта [20, p. 45-61], рассмотренная с позиции полити-
ческой психологии в трудах Брайана Джонса [13, p. 297-321] и ряда других исследователей. Принципиальная позиция сторонников данной теории заключается в том, что субъект не способен быть систематически рациональным в связи с существованием двух видов ограничений: как процессу-
альных, обусловленных сложностью оптимизации выбора в условиях информационного перенасыщения или, напро-
тив, дефицита, так и субстанциональных, связанных с ког-
нитивными особенностями субъекта, что в итоге формирует коридор решений. Таким образом, в абсолютном большин-
стве случаев человек склонен вести себя иррационально, ин-
туитивно, однако это не делает его поведение менее целесо-
образным или менее ценностно-ориентированным. Коммуникативный подход к рассмотрению политической рациональности предложила Г.В. Пушкарева: необходимо различать рациональный и псевдорациональный выбор, формирующийся под воздействием внешней коммуни-
кативной среды, когда логика интерпретации информа-
ции и электорального выбора навязывается извне [24, с. 128]. Таким образом, субъект политического восприятия, обладающий «низкой направленностью на цель» в тер-
минологии Милтона Лоджа и Чарльза Табера [15, p. 187], вероятнее всего сформирует собственную позицию эври-
стическим путем под влиянием внешнего информацион-
ного потока.
Итак, рассмотрев политико-психологические модели рациональности политического восприятия, можно сде-
лать ряд существенных выводов. В вопросе о политическом восприятии широко иссле-
дуется тематика политической рациональности с позиций политико-экономического и когнитивно-психологическо-
го подхода. Своеобразным консенсусом в вопросе о соот-
ношении и взаимосвязи рационального и бессознательного восприятия является теория «ограниченной рационально-
сти», отрицающая систематическую рациональность субъ-
екта восприятия и акцентирующая бессознательную его сторону. Список использованных источников
1. Anthony Downs. An Economic Theory of Political Action in a Democracy// The Journal of Political Economy, Vol. 65, No. 2 (April, 1957). 2. Arrow, Kenneth J. Social Choice and Individual Values/ Yale University Press, New Haven, 1963. 3. Bartels, Larry M. Uninformed Votes: Information Effects in Presidential Elections// American Journal of Political Science. – 1996. – Vol. 40, No. 1. 4. Berelson, Bernard, Lazarsfeld, Paul F., McPhee, William N. Voting: A Study of Opinion Formation in a Presidential Campaign. – University of Chicago Press, 1954. 5. Buchanan, James M., Tullock, Gordon. The Calculus of Consent: Logical Foundations of Constitutional Democracy/ University of Michigan Press, 1962. 6. Campbell, Angus, Converse, Philip E., Miller, Warren E., Stokes, Donald E. The American Voter. – New York: John Wiley & Sons, Inc, 1960. 7. Caplan, Bryan. The Logic of Collective Belief// Rationality and Society. – 2003. – Vol. 15, No. 2. 8. Caplan, Bryan. The Myth of the Rational Voter: Why Democracies Choose Bad Policies/ Princeton University Press, 2007.
9. Caplan, Bryan. Rational Ignorance versus Rational Irrationality// Kyklos. – 2001. – Vol. 54, No. 1. 10. Converse, Philip E. Popular Representation and the Distribution of Information// Information and Democratic Processes/ ed. by John A. Ferejohn, James H. Kuklinski. – University of Illinois Press, 1990. 11. De Landtsheer, Christ’l, De Vries, Philippe, Vertessen, Dieter. Political Impression Management: How Metaphors, Sound Bites, Appearance Effectiveness, and Personality Traits Can Win Elections// Journal of Political Marketing. – 2008. – Vol. 7, Issue 3-4. 12. Huemer, Michael. Why are People Irrational about Politics// International Review of Social Sciences. – 2010. – Vol. 54, No. 1. 13. Jones, Bryan D. Bounded Rationality// Annual Review of Political Science. – Vol.2. – June, 1999. 14. Kristensen, Niels Norgaard. Perceptions of Power and Democracy: Analytical and Methodological Dilemmas of the Construction of Images// Qualitative Studies. – 2010. – Vol. 1, No. 1. 15. Lodge, Milton, Taber, Charles S. Three Steps Toward a Theory of Motivated Political Reasoning// Elements of Reason: 46
Cognition, Choice, and the Bounds of Rationality/ ed. by Arthur Lupia, Mathew D. McCubbins, Samuel L. Popkin. – Cambridge: Cambridge University Press, 2000. 16. Olson, Mancur. The Logic of Collective Action: Public Goods and the Theory of Groups/ Harvard University Press, 2002. 17. Page, Benjamin I., Shapiro, Robert Y. The Rational Public: Fifty Years of Trends in Americans’ Policy Preferences. – University of Chicago Press, 1992. 18. Popkin, Samuel L. The Reasoning Voter: Communication and Persuasion in Presidential Campaigns. – University of Chicago Press, 1991. 19. Simon, Herbert A. Human Nature in Politics: The Dialogue of Psychology with Political Science// The American Political Science Review. – Vol. 79, No. 2 (June, 1985). 20. Simon, Herbert A. Rationality in Political Behavior// Political Psychology. – Vol. 16. – 1995.
21. Sniderman, Paul M., Brody, Richard A., Tetlock, Philip E. Reasoning and Choice: Explorations in Political Psychology. – Cambridge University Press, 1993. 22. Sutherland, Sharon L., Tanenbaum, Eric J. Irrational Versus Rational Bases of Political Preference: Elite and Mass Perspectives// Political Psychology. – Vol. 5. – No. 2 (June, 1984). 23. Эллис А., Драйден У. Практика рационально-эмоциональной поведенческой терапии: 2-е изд./ Пер. с англ. Т. Саушки-
ной. – СПб.: Изд-во «Речь», 2002. 24. Пушкарева Г.В. Изучение электорального поведения: конту-
ры когнитивной модели// Полис. – 2003. – №3. – С. 128. О правовой природе договора суррогатного материнства
МалютинаА.В.
Согласно Федеральному закону от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федера-
ции»[1] суррогатное материнство представляет собой вы-
нашивание и рождение ребенка по договору, заключаемому между суррогатной матерью и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рож-
дение ребенка невозможно по медицинским показаниям.
Вместе с тем специальных требований к заключению договора суррогатного материнства действующим законо-
дательством не предусмотрено. Инструкция по примене-
нию методов вспомогательных репродуктивных техноло-
гий, утвержденная Приказом Минздрава России от 26 фев-
раля 2003 г. N 67, лишь устанавливает, что для имплантации эмбриона супружеской паре необходимо медицинское заключение, свидетельствующее о неспособности супру-
ги к вынашиванию плода, а также определяет требования, предъявляемые к суррогатной матери[2].
Применение вспомогательных репродуктивных техно-
логий имеет огромное значение. По оценкам главного аку-
шера-гинеколога России академика В. Кулакова, в стране около семи миллионов женщин и четырех миллионов муж-
чин репродуктивного возраста бесплодны[3]. Этим и была вызвана необходимость разработки программ вспомога-
тельных репродуктивных технологии, одной из которых является суррогатное материнство.
Появление программы суррогатного материнства поро-
дило новые юридические проблемы. Так, при реализации программы суррогатного материнства основными явля-
ются взаимоотношения между генетическими родителями и суррогатной матерью. Возникает вопрос, на основе како-
го законодательства должны строиться эти взаимоотноше-
ния: гражданского или семейного?
В теории нет единства в понимании существа догово-
ра суррогатного материнства. Некоторые ученые считают, что договор о суррогатном материнстве носит гражданско-
правовой характер[4], другие наоборот, полагают, что со-
глашение о суррогатном материнстве нельзя рассматривать в качестве гражданско-правового договора и, соответствен-
но, к нему недопустимо применение гражданского законо-
дательства о договорах[5].
Одни придерживаются мнения, что соглашения о при-
менении репродуктивных технологий, в том числе с уча-
стием суррогатной матери, относятся к имущественным договорам, заключаемым в семейном праве[6]. Другие от-
носят договор суррогатного материнства к смешанным до-
говорам, состоящим из гражданско-правовых и семейно-
правовых элементов[7]. Некоторые авторы считают, что данный договор согласно ст. 169 Гражданского кодекса РФ (далее по тексту – ГК РФ)[8] следует отнести к разряду ни-
чтожных сделок, как нарушающий основы нравственности и правопорядка[9].
В настоящее время все гражданско-правовое регули-
рование суррогатного материнства ограничивается толь-
ко Семейным кодексом Российской Федерации (далее по тексту – СК РФ[10]), что, очевидно, нельзя признать доста-
точным, так как законодатель не конкретизирует правовую природу рассматриваемого договора. Наделение или ненаделение договора о суррогатном материнстве гражданско-правовым характером порожда-
ет различные правовые последствия. Если предположить, что данный договор носит характер гражданско-правового, Юридические науки
47№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
следовательно, возникает возможность применения к су-
ществующим отношениям мер гражданско-правовой от-
ветственности[11].
Рассматривая вопрос о правовой природе договора суррогатного материнства в первую очередь необходимо отметить, что суррогатное материнство неразрывно связа-
но с семейными правоотношениями, так как направлено на создание семейных и родственных отношений родите-
ли – дети.
В юридической литературе под правоотношением тра-
диционно понимается общественное отношение, урегули-
рованное нормами права[12].
Семейные правоотношения - это в первую очередь вза-
имосвязи между членами одной семьи. Далее следуют от-
ношения между бывшими членами семьи и между лицами, которые просто связаны родством, хотя и никогда одной семьей не были[13].
Все эти отношения перечислены в ст. 2 СК РФ: «Се-
мейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супру-
гами, родителями и детьми, а в случаях и в пределах, пред-
усмотренных семейным законодательством, между други-
ми родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей».
Указание на то, что семейное законодательство регули-
рует личные неимущественные и имущественные отноше-
ния не только между членами семьи, но и другими лицами, позволяет допустить возможность рассмотрения отноше-
ний, возникающих из договора суррогатного материнства, в качестве семейных правоотношений, но лишь в пределах, предусмотренных семейным законодательством.
Анализ норм семейного кодекса показывает, что из от-
ношений, вытекающих из договора суррогатного материн-
ства, им регулируются лишь отношения, касаемые записи родителей ребенка в книге записей рождений и отношения, по оспариванию отцовства. Какие-либо положения, регла-
ментирующие оформление и содержание договорных взаи-
моотношений между суррогатной матерью и генетическими родителями ребенка, в семейном кодексе отсутствуют.
В соответствии со ст. 4 СК РФ источником правового регулирования семейных отношений являются также нор-
мы гражданского права. Однако, буквальное толкование ст. 4 СК РФ позволяет сделать вывод, что гражданское зако-
нодательство может применяться только к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством. Однако рассматриваемые нами правоотношения возни-
кают не между членами семьи, а между так называемыми «иными лицами». Таким образом, можно сделать вывод, что отношения, возникающие из договора суррогатного материнства, и не касаемые записи родителей ребенка в книге записей рож-
дений, или оспаривания отцовства, не относятся к семей-
ным правоотношениям, но как было отмечено ранее, не-
разрывно с ними связаны.
В связи с этим появляется возможность раскрыть самостоя-
тельную правовую природу договора суррогатного материнства.
Исключение отношений, возникающих из договора сур-
рогатного материнства из числа семейных правоотношений, позволяет договоры о суррогатном материнстве отнести к системе гражданско-правовых договоров, регулируемых нормами гражданского права, хотя в ГК РФ не содержится норм, специально посвященных данным договорам.
Для начала следует определить, относится ли договор суррогатного материнства к самостоятельным гражданско-
правовым договором, или же он является одной из разно-
видностей договора возмездного оказания услуг и к нему применяются положения гл. 39 ГК РФ.
В юридической науке ведется дискуссия по этому пово-
ду, не нашедшая однозначного решения.
В рамках данного исследования целесообразно рас-
крыть основные моменты указанной правовой дискуссии.
В частности, при рассмотрении проблемы правовой природы договора суррогатного материнства, принято сравнивать его с договором возмездного оказания услуг. Некоторые авторы находят сходство между названными договорными конструкциями и подчеркивают их общие черты, другие, напротив, акцентируют внимание на имею-
щихся между ними различиях. На основе такого правового анализа делаются выводы либо о самостоятельном харак-
тере договора суррогатного материнства в системе граж-
данско-правовых договоров, либо о том, что договор сур-
рогатного материнства является разновидностью договора возмездного оказания услуг.
Сторонники первой точки зрения[14] обосновывают свою позицию тем, что договор суррогатного материнства может осуществляться на безвозмездной основе и невоз-
можностью возмездный договор о суррогатном материн-
стве относить к одному типу гражданско-правовых догово-
ров, а безвозмездный - к другому.
Несмотря на это, все же большинство современных авторов придерживаются точки зрения о том, что договор суррогатного материнства является разновидностью дого-
вора возмездного оказания услуг[15].
Так, Ю.А. Дронова справедливо полагает, что «предме-
том договора непосредственно о суррогатном материнстве являются действия суррогатной матери по оказанию услуг, связанных с вынашиванием ребенка, и действия заказчи-
ков - генетических родителей по оплате этих услуг»[16].
С данной позицией следует согласиться, ведь предме-
том договора выступает вынашивание ребенка и дальней-
шая его передача супругам, то есть оказание своеобразной услуги. Даже если договор заключается на альтруистиче-
ских началах, супруги, как правило, обязуются оказывать материальную помощь суррогатной матери в период ее бе-
ременности, включая оплату всех медицинских расходов, потерю в заработке и т.д. За суррогатной матерью должно быть признано право на полную компенсацию расходов, связанных с вынашиванием ребенка: по медицинскому наблюдению и помощи, усиленному питанию, приоб-
ретению специальной одежды и т.п., а также упущенную выгоду, связанную с временной нетрудоспособностью, даже если она отказывается от непосредственного возна-
граждения. Беременность в любом случае требует мате-
риальных затрат, которые должны быть компенсированы супругами-заказчиками.
Следует заметить, что вопрос о том, является ли дого-
вор суррогатного материнства реальным или консенсуаль-
ным, относится ли он к числу односторонне обязывающих или двусторонне обязывающих договоров, также является спорным в правовой литературе.
48
То или иное решение этого вопроса имеет не только теоре-
тический, но и большой практический смысл. Так, призна-
ние договора суррогатного материнства реальным и одно-
сторонне обязывающим привело бы нас к признанию того, что суррогатная мать не имеет обязанности перед генетиче-
скими родителями по передаче им ребенка, что автоматиче-
ски вызывало бы ущемление прав генетических родителей.
Договор возмездного оказания услуг является консен-
суальным, взаимным, возмездным[17].
Из вышеизложенного можно заключить, что договор суррогатного материнства, будучи разновидностью догово-
ра возмездного оказания услуг, также обладает указанными признаками.
Вместе с тем договор суррогатного материнства отно-
сится к договору возмездного оказания услуг как вид к роду, а наличие родовидовых связей предполагает, что понятие, относимое к виду, располагая всеми основными характер-
ными чертами рода, одновременно имеет некоторые спец-
ифические признаки, которые и позволяют выделить его в отдельный вид родового понятия.
Такими видообразующими признаками договора сурро-
гатного материнства являются:
1. целевое назначение: договор должен заключаться ис-
ключительно с целью терапии бесплодия;
2. субъектный состав: на стороне заказчика в договоре суррогатного материнства может быть только супру-
жеская пара, давшая письменное информированное согласие на участие в программе «Суррогатное мате-
ринство» и имеющая показания к суррогатному мате-
ринству. На стороне исполнителя может быть только женщина в возрасте от 20 до 35 лет, имеющая собствен-
ного здорового ребенка и соответствующее психическое и соматическое здоровье[18].
Таким образом, состав участников договора суррогатного материнства в соответствии с действующим законодатель-
ством не позволяет отнести отношения, возникающие из договора суррогатного материнства к семейным правоот-
ношениям. А это означает, что отношения при исполнении договора суррогатного материнства, по своей юридической природе являются гражданскоправовыми. Особенностью правовой природы договора суррогатного материнства яв-
ляется то, что данный договор относится к договору воз-
мездного оказания услуг.
Список использованных источников
1. Официальный интернет-портал правовой информации http://
www.pravo.gov.ru, 22.11.2011.
2. Приказ Минздрава РФ от 26.02.2003 N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в те-
рапии женского и мужского бесплодия» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 24.04.2003 N 4452) // «Российская газета», N 84, 06.05.2003.
3. Краснопольская И. Страна нерожденных // Российская газета. 2005. 23 авг.
4. Дронова Ю.А. Что нужно знать о суррогатном материнстве. М.: Городец, 2007. 5. Жуков Б.Н. О некоторых вопросах установления отцовства в добровольном порядке, не урегулированных действующим законодательством // Семейное право. 2004. N 2. 6. Кружалова Л.В., Морозова И.Г. Справочник юриста по семейному праву. Спб.: Питер Пресс, 2007.
7. Огородов Д.В., Челышев М.Ю. К вопросу о видах смешанных договоров в частном праве // «Законодательство и экономи-
ка», 2006, N 2.
8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 30.11.2011) (с изм. и доп., вступа-
ющими в силу с 01.01.2012) // «Собрание законодательства РФ», 29.01.1996, N 5, ст. 410.
9. Косова О.Ю. Семейный кодекс Российской Федерации и некоторые вопросы регулирования брачно-семейных отношении // Правоведение. 1996. N 2. 10. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 30.11.2011) // «Собрание законодательства РФ», 01.01.1996, N 1, ст. 16.
11. Пестрикова А.А. Правовая природа договора о суррогатном материнстве. Актуальные проблемы частноправового регулирования: Материалы VI Международной научной конференции молодых ученых. Самара, 2006.
12. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2001.
13. Вишнякова А.В. Семейное и наследственное право: учебное пособие / отв. ред. В.М. Хинчук. М.: Контракт, Волтерс Клувер, 2010.
14. Борисова Т.Е. Договор суррогатного материнства: актуальные вопросы теории, законодательства и практики // «Российская юстиция», 2009, N 4.
15. Асламурзаева А. Суррогатное материнство: пробелы законо-
дательства // ЭЖ-Юрист. 2011. N 30. 16. Дронова Ю.А. Что нужно знать о суррогатном материнстве. М.: Городец, 2007.
17. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федера-
ции. Часть вторая: учебно-практический комментарий (поста-
тейный) / Е.Н. Абрамова, Н.Н. Аверченко, К.М. Арсланов и др.; под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2010.
18. Приказ Минздрава РФ от 26.02.2003 N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в те-
рапии женского и мужского бесплодия» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 24.04.2003 N 4452) // «Российская газета», N 84, 06.05.2003.
Юридические науки
49№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
50
Социологические науки
Го Сяндун
аспиранткафедрысоциологии
организацийименеджмента
социологическогофакультетаМГУ
им.М.В.Ломоносова
Дмитриенко Е.Г.
выпускницаФГУМГУ
им.М.В.Ломоносова
Надточий Ю. Б.
к.п.н.,доценткафедры
«Организационно-кадроваяработа
ворганахгосударственнойвласти»
Московскогогосударственного
университетаприборостроения
иинформатики,г.Москва
Фисенко Е.В.
аспирант2г.о.СФМГУ
им.М.В.Ломоносова
Шилин А. В.
к.т.н.,доценткафедры
«Организационно-кадроваяработа
ворганахгосударственнойвласти»
Московскогогосударственного
университетаприборостроения
иинформатики,г.Москва
Наследование семейного бизнеса: социальные и управленческие аспекты
ГоСяндун
Семейное предприятие представляет собой особый тип организации. Наряду с множеством особенностей, связан-
ных с влиянием неформальных родственных отношений на управления хозяйственными процессами, семейный биз-
нес обладает и рядом структурных проблем, особенно остро проявляющихся в процессе развития. Длительное суще-
ствование такого предприятия может служить не поводом к утверждению его устойчивости и конкурентоспособно-
сти, а источником дополнительных проблем, обусловлен-
ных наследованием бизнеса.
Переломным моментов в существовании семейного предприятия, влияющим на перспективы развития как се-
мьи, так и бизнеса, является смена поколений. Комплекс проблем, связанных со сменой поколений, затрагивает все без исключения семейные предприятия и в концентриро-
ванном виде выражает специфику взаимодействия всех институциональных систем, объединенных в семейном бизнесе. Смена поколений – это длительный процесс, ко-
торый предусматривает совокупность спланированных действий, направленных на обеспечение преемственности и делегирование полномочий в рамках семейного предпри-
ятия. Смена поколений – это переходный этап, который зачастую оказывается критическим, представляющим со-
бой зону риска как для семьи, так и для семейного пред-
приятия. Как подчеркивает Э.Шейн, «сама природа пред-
принимателя не позволяет основателю с легкостью рас-
статься с тем, что он создал… Подготовка передачи власти обычно оказывается психологически напряженной как для основателя, так и для его потенциальных наследников».[1] На практике, несмотря на то, что существуют различные управленческие стратегии, технологии и механизмы, спо-
собные гарантировать преемственность и обеспечить про-
должение семейного бизнеса, смена поколений нередко происходит крайне болезненно, порождает глубокие кри-
зисы и может привести в итоге к прекращению семейной предпринимательской деятельности. По оценке между-
народных экспертов, в общемировом масштабе около 7% семейных предприятий продается в первом поколении, и только 3% компаний увеличиваются в размерах после смены поколений. При переходе от второго к третьему по-
колению закрывается около 80% американских, 86% евро-
пейских и 87% азиатских компаний.[2] Многие семейные предприятия с трудом преодолева-
ют переход от первого ко второму и третьему поколению, причем причины этого сосредоточены не столько в сфере экономики и рыночной конъюнктуры, сколько в области эмоционально-психологических отношений между члена-
ми семьи, вовлеченными в семейный бизнес. Нарушение преемственности в развитии семейных предприятий обу-
словлено, прежде всего, тем, что многие трудности возни-
кают в силу тех же самых причин, которые обеспечивают более высокую конкурентоспособность компаний данно-
го типа. Семейная структура демонстрирует неоспоримые преимущества с точки зрения организационной и эконо-
мической гибкости, и в то же время она основана на эмоци-
ональных связях, являющихся потенциальным источником конфликтов. Совокупность многих переменных, включаю-
щих в себя такие составляющие, как семейные отношения, эмоциональные связи, экономические и управленческие аспекты, а также вопросы наследования собственности, обеспечивает преемственность или же, напротив, вызыва-
ет ее нарушение в процессе эволюции семейного предпри-
Социологические науки
51№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
ятия, что приводит к завершению его жизненного цикла.
В семейных предприятиях, основанных на централизо-
ванном и жестком управлении, где все решает глава ком-
пании, дети, в течение длительного времени практически не участвующие в процессе принятия решений, получают определенные полномочия либо довольно поздно, либо по-
сле смерти основателя. В этом случае смена поколений осу-
ществляется, как правило, по причинам физиологического характера и нередко в принудительной форме. В семейных предприятиях гибкого типа, где дети включаются в семей-
ное дело и участвуют в обеспечении жизненно важных про-
цессов функционирования компании, нарушение преем-
ственности становится маловероятным – смена поколений происходит беспрепятственно и естественным путем. Наследственный характер власти не всегда может га-
рантировать эффективный переход от одного поколения к другому в силу того, что предпринимательские качества не передаются по наследству. Как отмечает И.Адизес: «Как правило, первый ребенок никогда не бывает предпринима-
телем (Е), если в традиционной семье с неработающей ма-
терью предпринимателем (Е) был сам отец… Второй ребе-
нок, вероятнее всего будет демонстрировать стиль «I» (ин-
теграции). И только третий ребенок может позволить себе стать «Е» (предпринимателем).»[3] По мнению И.Адизеса, эти обобщения довольно условны и многое зависит от типа семьи (традиционная или современная) и характера семей-
ных взаимоотношений. Очевидно, что в современных условиях смена поколе-
ний в семейном бизнесе не может осуществляться по единой унифицированной схеме. В связи с тем, что жизненные уста-
новки и предпринимательские способности наследников весьма различны и не зависят от порядка их рождения, ори-
ентация на право первородства, дискриминацию женщин при наследовании, как правило, приводит к серьезным се-
мейным конфликтам и крайне негативно отражается на се-
мейном бизнесе. В настоящее время только гибкий поэтап-
ный порядок наследования может оптимизировать процесс смены поколений, обеспечить преемственность семейного бизнеса, способствовать его эффективному развитию. Как показывает практика, проблема выбора и под-
готовки наследника стоит довольно остро, и нередко «се-
мейная гордость легко может возобладать над рациональ-
ным управленческим мышлением».[3] Несмотря на то, что «теоретически права на владение или управление фирмой или компанией могут перейти по наследству любому род-
ственнику», на практике «наследство чаще передается от родителей, обычно руководящих бизнесом, детям, если они желают стать преемниками».[4] Причем это происхо-
дит даже тогда, когда дети не являются лучшими кандида-
тами на должность руководителя фирмы. Нередко у таких наследников «личные амбиции и корыстные интересы до-
минируют над потребностями организации»,[5] что приво-
дит к семейным конфликтам и организационным кризисам и может закончиться ликвидацией семейного предприятия. Проблемы обеспечения преемственности серьезно усугубляются тем, что нередко дети отказываются войти в семейный бизнес и продолжить семейное дело. Их жиз-
ненные ориентации могут в принципе не стыковаться с ин-
тересами семейного бизнеса. Часто попытки родителей с раннего возраста настроить своих детей на определенную деятельность во взрослой жизни вызывают сильное недо-
вольство и сопротивление, особенно тогда, когда «наслед-
ники, исходя из своих личностных качеств, не хотят сле-
довать выбору родителей»[6] и продолжать семейное дело. Такая позиция детей может быть обусловлена целым рядом факторов как субъективного, так и объективного характе-
ра. В современном быстро развивающемся обществе – это естественный процесс. Дети часто имеют более высокое образование, хотят реализоваться в модных и растущих сферах экономики, а не держаться за традиционное произ-
водство. Очевидно, что межпоколенческий конфликт, вы-
ражающийся в разнонаправленных ориентациях родителей и детей, крайне негативно отражается на всех институци-
ональных системах семейного бизнеса и может привести к завершению жизненного цикла семейного предприятия и ограничению его существования в пределах жизни одного поколения. В современных условиях для того, чтобы гарантировать преемственность семейного бизнеса, необходимо широкое видение, позволяющее главе компании с самого начала во-
влечь в семейное дело своих детей и ближайших родствен-
ников, а также умение сочетать решение повседневных проблем управления с выстраиванием отношений между членами семьи и преодолением противоречий. В настоя-
щее время существуют организационные модели управле-
ния и правила, ориентированные на обеспечение преем-
ственности поколений в семейном бизнесе. Эти правила заключаются в следующем:[7] •сознательное и методичное вовлечение членов семьи в семейное дело; •обеспечение мотивации к работе детей и наследников; •уважение к человеческим ресурсам предприятия; •исключение проявлений семейственности в форме на-
деления командными полномочиями наследников, не имеющих соответствующей компетенции; •распределение решающих полномочий как можно шире между представителями различных поколений, работающих в семейном предприятии, с тем, чтобы пе-
редать знания, компетенцию и опыт предпринимателям завтрашнего дня. Таким образом, при грамотном управленческом подходе и тщательном планировании и подготовке процесса смены поколений в семейном бизнесе возможна не только ней-
трализация дестабилизирующих его тенденций и факторов, но и обеспечение преемственности в семейном деле и соз-
дание условий для его перспективного развития. Список использованных источников
1. Шейн Э. Организационная культура и лидерство. – СПб.: Питер, 2002, с. 262-263. 2. European Economy, Supplement A, June 2001; Economic Outlook, N 65, June 2001.
3. Адизес И. Управление жизненным циклом корпорации – СПб.: Питер, 2007, с. 293.
4. Розенблат П., де Минк Л., Андерсон Р., Джонсон П. Семейный бизнес в США. – М.: NOTA BENE, 2001, с. 156.
5. Адизес И. Указ. соч., с. 293. 6. Розенблат П. и др. Указ. соч., с. 158.
7. Family Firm Institute. www.ffi.org. 52
Изучение предпочтений молодежи при выборе профессии
НадточийЮ.Б.,ШилинА.В.
Выбор профессии является одним из главных в жизни че-
ловека. На профессиональное самоопределение влияет множество факторов. В обществе людей решения зачастую принимаются в зависимости от нашего окружения: совет, опыт, пример из жизни другого человека и т.д. Для некото-
рых людей выбор профессии связан с определенными труд-
ностями, а иногда и с ошибками.
В настоящее время вопрос о необходимости получения высшего образования практически не вызывает сомнений, наоборот, в современном обществе считается, что наиболее престижно иметь не одно, а несколько высших образова-
ний. Выявлению факторов, влияющих на выбор профессии у современной молодежи, было посвящено специальное исследование.
В исследовании приняли участие студенты I курса днев-
ного и вечернего отделений (очной и очно-заочной форм обучения) Московского государственного университета приборостроения и информатики (МГУПИ), обучающи-
еся по специальностям: 080505 «Управление персоналом» и 080504 «Государственное и муниципальное управление» (квалификация: менеджер). Респондентам предлагалось ответить на несколько вопросов.
Из 272 опрошенных 161 студент дневного отделения (из них: 84 человека обучаются по специальности 080504 и 77 человек – по специальности 080505) и 111 студентов вечер-
него отделения (из них: 98 человек обучаются по специаль-
ности 080504 и 13 человек – по специальности 080505). Сле-
дует отметить, что специальность «Государственное и му-
ниципальное управление» является более приоритетной среди абитуриентов в силу сложившейся в стране ситуации востребованности специалистов в области государственно-
го управления. Из полученных данных опроса (таблица 1) следует, что половина всех опрошенных студентов (51,5%) видят необ-
ходимость в получении высшего образования. Почти чет-
верть респондентов (23,9%) считают, что высшее образо-
вание является основой устройства на престижную работу. Часть студентов (12,1%) полагает, что поступив в вуз, они усовершенствуют свои знания, и это, в свою очередь, по-
влияет на качество выполнения будущей работы. Наимень-
ший процент составили такие ответы, в которых указаны следующие причины обучения в высшем учебном заведе-
нии: «надо зарабатывать деньги» (1,5%), «заставили роди-
тели» (0,7%), «новые знакомства» (0,4%).
Таблица 1. Рейтинг причин поступления в ВУЗ
Форма обучения дневная вечерняя Всего
Варианты ответов чел.% чел.% чел.%
совет друзей/родственников 3 1,9 3 2,7 6 2,2
совершенствование своих знаний/хорошее выполнение будущей работы
13 8,1 20 18,0 33 12,1
нужно высшее образование/
нужна профессия
101 62,7 39 35,1 140 51,5
престижная работа 36 22,4 29 26,1 65 23,9
отсрочка от армии 6 3,7 – – 6 2,2
заставили родители 2 1,2 – – 2 0,7
карьера – – 15 13,5 15 5,5
надо зарабатывать деньги – – 4 3,6 4 1,5
Анализ данных показывает, что большинство первокурс-
ников очной формы обучения (62,7%) отметили необходи-
мость овладения какой-либо профессией. Мнение студентов I курса вечернего отделения отлича-
ется тем, что они отмечают зависимость профессионального (карьерного) роста от наличия высшего образования (13,5%).
Интересными были ответы на вопрос относительно причин, повлиявших на выбор именно МГУПИ для про-
должения образования (таблица 2). Разброс ответов доста-
точно широк. Как видно из таблицы, часть опрошенных студентов выбрали Университет по рекомендации или со-
вету родственников (в том числе, и родителей) или друзей (40,7%), которые либо закончили это учебное заведение, либо продолжают еще учиться в нем в настоящее время, что указывает на качество образования и востребованность дипломированных специалистов МГУПИ на рынке труда, а также на удовлетворенность людей в отношении полу-
ченного или получаемого ими образования. Также на 22,7% всех групп респондентов влияние при выборе вуза оказало и его местонахождение по отношению к месту проживания учащихся. Однако, часть студентов (12,5%) отметила попу-
лярность и авторитет вуза, при том, что очень мало студен-
тов (10,3%) обращают внимание на то, что МГУПИ – это государственный вуз. Таблица 2. Выбор респондентами причин, наиболее повлиявших на выбор ВУЗа
Форма обучения дневная вечерняя Всего
Варианты ответов чел.% чел.% чел.%
популярность/авторитет университета
21 13,0 13 11,7 34 12,5
качество получаемых знаний 1 0,6 – – 1 0,3
совет друзей/родственников 49 30,4 28 25,2 109 40,7
приемлемая цена платного обучения
3 1,9 13 11,7 16 5,9
поступил(а) только сюда 9 5,6 1 0,9 10 3,6
близость к дому 29 18,0 12 10,8 62 22,7
целевое направление 9 5,6 – – 9 3,3
диплом технического вуза 1 0,6 – – 1 0,3
ходил(а) на подготовительные курсы
3 1,9 – – 3 1,1
случайный выбор 14 8,7 5 4,5 36 13,2
поступил(а) друг/подруга 1 0,6 – – 1 0,3
нашел(а) подходящую специальность
1 0,6 – – 1 0,3
государственный диплом/
государственный университет
5 3,1 8 7,2 28 10,3
затратил около 8 часов на подачу документов
1 0,6 – – 1 0,3
легче поступить в техниче-
ский вуз на гуманитарную специальность
1 0,6 – – 1 0,3
легко поступить 13 8,1 13 11,7 31 11,4
условия обучения (сокращен-
ная форма обучения)
– – 18 16,2 18 6,6
При ответах на вопрос о причинах, по которым сту-
денты выбрали специальность, были получены следующие результаты (таблица 3). Для части студентов (27,9%) основ-
ным мотивационным фактором при выборе специальности и, соответственно, своей будущей профессии (менеджер) является ее востребованность и престижность в современ-
Социологические науки
53№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
ном обществе. Таким образом, ответы на вопрос о том, что повлияло на выбор специальности, наглядно иллюстриру-
ют взгляды современной молодежи на предстоящую тру-
довую деятельность: 19,1% опрошенных считают, что эта область работы наиболее им подходит, 21,3% находят эту специальность интересной, 12,5% уверены в том, что обла-
дают управленческими навыками. Третьей по значимости (15%) причиной стал совет друзей и/или родственников. Не является удивительным тот факт, что у трети студентов вечернего отделения на первом месте оказался ответ «на-
личие диплома о среднем профессиональном образовании по данной специальности» (33,3%). Таблица 3. Перечень причин, повлиявших на выбор специальности
Форма обучения дневная вечерняя Всего
Варианты ответов чел.% чел.% чел.%
притягивает эта область работы 37 23,0 15 13,5 52 19,1
добиться определенных результатов/попробовать себя
2 1,2 – – 2 0,7
прибыльная/престижная специальность
27 16,8 11 9,9 76 27,9
совет друзей/родственников 25 15,5 8 7,2 41 15,0
из всех специальностей понравилась именно эта специальность
5 3,1 1 0,9 6 2,2
среднее образование по этой специальности/окончил(а) курсы
4 2,5 – – 4 1,5
интересная специальность 32 19,9 26 23,4 58 21,3
смог(ла) поступить только на эту специальность
7 4,3 2 1,8 9 3,3
для изучения психологии 1 0,6 1 0,9 2 0,7
случайный выбор 16 9,9 1 0,9 17 6,3
стране не хватает качественно подготовленных управленцев
1 0,6 3 2,7 4 1,5
имею управленческие навыки 4 2,5 2 1,8 34 12,5
гуманитарная специальность – – 3 2,7 3 1,1
наличие диплома о среднем профессиональном образовании по данной специальности
– – 37 33,3 37 13,6
хочу начать свое дело – – 1 0,9 1 0,3
Для 6,3% опрошенных студентов выбор специальности оказался случайным. Случайность выбора специальности частично подтверждают и ответы на следующий вопрос относительно планов будущей работы по выбранной спе-
циальности: 3,7% вообще не планируют работать по своей специальности, 9,2% сомневаются, 9,6% дали ответ «не знаю» (таблица 4).
Данные опроса показывают, что малозначимыми при выборе специальности для участников опроса оказались советы родителей (12,1%) и друзей, что демонстрирует стремление молодежи к принятию самостоятельных реше-
ний. Обращает на себя внимание небольшое количество студентов-первокурсников (3,3%), объяснивших сделан-
ный выбор данной специальности тем, что не смогли по-
ступить на другую, более желаемую специальность.
Отрадными можно считать ответы на вопрос об отно-
шении к дальнейшей работе по выбранной специальности (таблица 4). Большинство респондентов (71,7%) планиру-
ют работать по приобретенной специальности после окон-
чания обучения. Вызывают тревогу ответы студентов ве-
чернего отделения, в которых указано, что уже работают по выбранной специальности всего 9,0% и 3,6% работают по другой специальности при том, что у 33,3%, как было отме-
чено выше, уже имеется диплом о среднем профессиональ-
ном образовании по специальности «менеджмент» (квали-
фикация: менеджер). Но все же, в общем, картина выглядит оптимистично, так как подавляющее большинство (78,4%) студентов-вечерников включают в свои жизненные планы работу по выбранной специальности.
Таблица 4. Распределение ответов на вопрос «Планируете ли Вы в будущем работать по выбранной специальности?»
Форма обучения дневная вечерняя Всего
Варианты ответов чел.% чел.% чел.%
да 108 67,1 87 78,4 195 71,7
возможно 21 13,0 4 3,6 25 9,2
не знаю 23 14,3 3 2,7 26 9,6
нет 7 4,3 3 2,7 10 3,7
по возможности 2 1,2 – – 2 0,7
работаю по этой специаль-
ности
– – 10 9,0 10 3,7
работаю по другой специаль-
ности
– – 4 3,6 4 1,5
Информативными представляются результаты ответов, в которых отражен выбор учащимися сферы своей пред-
стоящей трудовой деятельности (таблица 5). Наиболее рас-
пространенным стал ответ «органы государственной вла-
сти» (33,8%). Но вполне закономерен для первокурсников дневного отделения ответ «не определился(лась) со сферой будущей трудовой деятельности» (32,3%). Таблица 5. Выбор респондентами сферы своей будущей трудовой деятельности
Форма обучения дневная вечерняя Всего
Варианты ответов чел.% чел.% чел.%
органы государственной власти
58 36,0 34 30,6 92 33,8
обеспечение государственной безопасности
2 1,2 1 0,9 3 1,1
ресторанный бизнес 15 9,3 7 6,3 22 8,1
не определился(ась) 52 32,3 17 15,3 69 25,4
рекламная деятельность 3 1,9 1 0,9 4 1,5
НТЦ Электроэнергетика 1 0,6 0 0,0 1 0,4
банковское дело 7 4,3 7 6,3 14 5,1
предпринимательство/бизнес 10 6,2 4 3,6 14 5,1
торговля 2 1,2 7 6,3 9 3,3
туризм 5 3,1 5 4,5 10 3,7
дипломатические отношения 1 0,6 – – 1 0,4
психология 1 0,6 – – 1 0,4
политика 2 1,2 – – 2 0,7
музыка 1 0,6 – – 1 0,4
отдел кадров 1 0,6 9 8,1 10 3,7
страховая компания – – 2 1,8 2 0,7
54
Форма обучения дневная вечерняя Всего
Варианты ответов чел.% чел.% чел.%
кадровое агентство – – 4 3,6 4 1,5
СМИ – – 2 1,8 2 0,7
социальная сфера – – 5 4,5 5 1,8
гостиничный бизнес – – 2 1,8 2 0,7
дизайн – – 1 0,9 1 0,4
наука и образование – – 1 0,9 1 0,4
промышленность – – 1 0,9 1 0,4
экономика регионов – – 1 0,9 1 0,4
Последний вопрос был направлен на выявление мо-
тивационных предпочтений, лежащих в основе интереса студентов к учебной деятельности (к посещению занятий, освоению учебного материала, выполнению учебных за-
даний и т.д.). Распределение ответов показано в таблице 6. Анализируя перечисленные участниками опроса факторы, влияющие на их мотивацию к учебной деятельности, стоит отметить, что значимость этих факторов по предпочтениям студентов дневного и вечернего отделений несколько ва-
рьируется. В целом рейтинг значимости указанных факто-
ров выглядит следующим образом: часть студентов (23,5%) отмечают наличие интересного материала на занятиях, часть (8,5%) хотят получить «автомат» за экзамен или зачет во время сессии, часть (9,9%) указывает на необходимость создания комфортных условий обучения (удобные парты, микрофон на лекциях и т.д.), а часть студентов (12,1%) не знает как их можно замотивировать и у 1,1% учащихся, по их мнению, вообще отсутствует какая-либо мотивация. Второй по значимости ответ (17,6%) указывает на желание студентов выполнять практические задания по изучаемому материалу. Неожиданным оказался ответ относительно на-
личия личной мотивации к обучению: 4,8% опрошенных считают, что их личная мотивация к учебной деятельности находится на высоком уровне. Мизерный рейтинг (0,4%) представляют следующие ответы: «хороший коллектив», «получение диплома о высшем образовании». Показатель-
ным является тот факт, что на вечернем факультете 14,4% студентов сказали, что на их мотивацию к учебной деятель-
ности влияет получение необходимых знаний и приобрете-
ние практических навыков, что студентами дневного отде-
ления вообще не было отмечено.
Таблица 6. Рейтинг факторов, влияющих на мотивацию к учебной деятельности
Форма обучения дневная вечерняя Всего
Варианты ответов чел.% чел.% чел.%
не учиться по субботам 1 0,6 – – 1 0,4
интерес преподавателя к своему предмету
5 3,1 8 7,2 13 4,8
хороший коллектив 1 0,6 – – 1 0,4
интересный материал 39 24,2 25 22,5 64 23,5
«автомат» за экзамен (зачет)/
адекватные оценки
18 11,2 5 4,5 23 8,5
разделить на группы 2 1,2 0 0,0 2 0,7
Форма обучения дневная вечерняя Всего
Варианты ответов чел.% чел.% чел.%
не знаю 26 16,1 7 6,3 33 12,1
благоприятная атмосфера на занятиях
10 6,2 5 4,5 15 5,5
практические задания 16 9,9 32 28,8 48 17,6
проведение совместных досугов 10 6,2 – – 10 3,7
комфортные условия обучения 19 11,8 8 7,2 27 9,9
никак 3 1,9 – – 3 1,1
личная мотивация 9 5,6 4 3,6 13 4,8
бюджетное обучение 2 1,2 – – 2 0,7
приобретение практических навыков
– – 5 4,5 5 1,8
получение необходимых знаний – – 11 9,9 11 4,0
получение диплома о высшем образовании
– – 1 0,9 1 0,4
С целью определения наиболее важных мотивов и по-
требностей, связанных с жизненными ценностями, кото-
рые позволяет удовлетворить выбранная профессия, уча-
щимся I курса дневного отделения была дана шкала цен-
ностей труда (таблица 7) из методики многопрофильного опросника профессиональных склонностей (МОПС). Сту-
дентам предлагалось расставить на первые три места то, что для них важнее всего в их будущей трудовой деятельности. Таблица 7. Шкала ценностей труда МОПСа
№ Предложения Место
1 Престижность профессии
2 Комфортность условий труда
3 Необычайность, нестандартность условий труда
4 Ненавязчивый темп деятельности
5 Широкая распространенность профессии и возможность выбора места работы ближе к дому
6 Красивая форма одежды
7 Высокая оплата труда
8 Творческий характер труда
9 Нежесткий режим работы
10 Живость, разнообразие труда
11 Безопасность труда
12 Односменный режим работы
13 Постоянный коллектив
14 Возможность для завязывания деловых контактов
15 Гуманистический характер труда
16 Работа сложная, требующая высокой квалификации и постоянного обновления знаний
17 Работа простая, не требующая высокой квалификации
18 Продукция штучная, работа индивидуальная
19 Отсутствие жесткой регламентации деятельности
20 Подробно расписанный трудовой процесс
21 Работа с элементами риска
22 Работа, связанная с передвижением на рабочем месте
23 Работа в разнополом коллективе
24 Работа, связанная с частыми разъездами
25 Работа, предполагающая общение с меняющи мся кругом лиц
26 Ограниченный (периодический) контакт с коллегами
27 Наличие льгот (ранний уход на пенсию, бес платный проезд и др.)
Социологические науки
55№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Подытоживая полученные данные (рисунок 1), можно сделать вывод, о том, что наиболее привлекательным для большинства студентов является такой мотив трудо-
вой деятельности, как мотив заработка («высокая опла-
та труда»). Данный факт является вполне объяснимым, так как материальные потребности в рыночных услови-
ях приобретают первостепенное значение у современ-
ной молодежи. Рисунок 1. Диаграмма распределения приоритетов в профессиональной деятельности
Приоритеты расположились следующим образом: на первом месте лидирует ответ «высокая оплата труда» (42,7%) на вторую позицию студенты поставили престиж-
ность профессии (28%), третьими по значимости стали от-
веты (4,9%) «комфортность условий труда» и «творческий характер труда» (рисунок 2). Рисунок 2. Диаграмма распределения ценностей (первое место)
Второе место при определении важности трудовых цен-
ностей в основном отдано тем же вариантам ответов (рису-
нок 3): «высокая оплата труда» (33,6%), «престижность про-
фессии» (16,1%) и «комфортность условий труда» (8,4%). Часть опрошенных на втором месте отметили нежесткий режим работы (7,7%) и возможность для завязывания дело-
вых контактов (5,6%).
Рисунок 3. Диаграмма распределения ценностей (второе место)
Предложения, занявшие третье место, распределились следующим образом (рисунок 4): 14,7% выбрали высо-
кую оплату труда, 14% выбрали престижность профес-
сии, 11,9% – комфортность условий труда и 11,2% – воз-
можность для завязывания деловых контактов, 7,7% – творческий характер труда 5,6% – нежесткий ре-
жим работы и работу, предполагающую общение с ме-
няющимся кругом лиц.
Рисунок 4. Диаграмма распределения ценностей (третье место)
Малое количество выборов (0,7%) получили следующие предложения: «необычайность, нестандартность условий труда», «постоянный коллектив», «гуманистический харак-
тер труда», «отсутствие жесткой регламентации деятельно-
сти», «работа в разнополом коллективе», «работа, связан-
ная с частыми разъездами». Рейтинг выборов при расстановке приоритетов в про-
фессиональной деятельности по предлагаемой шкале цен-
ностей отчасти подтвердил полученные данные проведен-
ного опроса. Подведем некоторые итоги. В настоящее вре-
мя молодому поколению необходима престижная работа креативной направленности с комфортными условиями труда, способствующая удовлетворению материальных по-
требностей.
Важно при выборе профессии принять правильное ре-
шение, и дальнейшая профессиональная деятельность бу-
дет осуществляться в соответствии с интересами, способ-
ностями, склонностями человека, а главное, соответство-
вать индивидуальным запросам работника и потребностям общества.
56
Идентификация населением социального государства
ФисенкоЕ.В.,ДмитриенкоЕ.Г.
На протяжении многих веков, в социальном государ-
стве видится идеальный тип государства, деятельность ко-
торого основана на признании, соблюдении и гарантиро-
ванной защите политических и социально-экономических прав и высших духовно-нравственных ценностей. Однако «социальным» государство если и провозгласить, то оно таким отнюдь не станет. Здесь будет недостаточно даже конституционного закрепления его принципов. Формиро-
вание правового социального государства — это длитель-
ный исторический процесс, и он может успешно проходить лишь при наличии соответствующих условий — высокого уровня культуры, экономики и соответствующего духовно-
нравственного потенциала всего общества[1].
В данной статье предлагаем рассмотреть соответствие идеи «социального государства» реалиям сегодняшнего вре-
мени в нашей стране. А также проведем небольшое сравне-
ние отношения к социальному государству людей разной культуры и национальности на примере некоторых стран Евросоюза и Российской Федерации.
В Конституции Россия определяется как социальное го-
сударство, однако многие факты из практики государствен-
ного и общественного строительства явно не вписываются в эту формулу и противоречат ей, более того, закрепилась тенденция ухода государства не только из экономической, но и из социальной сферы. Ценовая политика совершен-
но не считается с реальными доходами населения, наблю-
дается нескончаемый рост тарифов на все коммунальные услуги, сокращение социальных льгот и выплат. Желание переложить на население все расходы по приобретению, строительству и содержанию жилья, получению образова-
ния, воспитанию детей, медицинскому обслуживанию, фи-
нансирование науки и культуры по остаточному принципу, а также многие другие, все это никак не укладывается в то, что принято понимать под «социальной политикой госу-
дарства»[2].
Парадокс, но в России бедными вполне могут быть здо-
ровые, имеющие хорошее образование и хорошую профес-
сию люди. Примером могут быть учителя, имеющие много учебных часов, но получающие очень маленькие зарпла-
ты. По данным за 2009 год зарплата учителей начального и среднего образования в среднем составляла 11 177 рублей, против 25 151 рублей специалистов по операциям с недви-
жимым имуществом, аренде, услугам в сфере информаци-
онных технологий и прочие услуги[3]. Представляет интерес исследование, проведенное Лева-
да-центром, согласно которому снизился уровень благосо-
стояния российских граждан, ухудшилось положение пенси-
онеров, повысился уровень безработицы, а также отмечается снижение материального положения российских семей[4].
Еще один примечательный факт: если в европейских странах соотношение доходов 10% самых бедных к 10% са-
мых богатых в стране составляет 1 к 6 или 8 раз, то в России — 1 к 16. В случае, когда этот разрыв более чем 1 к 10, то, по словам академика Л. Абалкина, возникает предел, «…за которым следует стремление к скорейшему обогащению, агрессии и социальной нестабильности»[5].
Социальные программы в России во многом остались старыми – социалистическими; как правило, они сводятся к распределению льгот и так называемых дополнительных благ. Это не расширяет возможностей людей, а продолжает формировать у населения социальные иждивенческие на-
строения[6].
Таблица 2. Сможет или не сможет большинство людей в России прожить без постоянной заботы, опеки со стороны государства?[4]
1990 1997 2007 2008 2009 Большинство сможет про-
жить без опеки государства 21 17 21 15 15
Большинство не сможет про-
жить без опеки государства 62 72 74 81 80
Затруднились ответить 17 11 5 4 5
2009 г., сентябрь; N=1600
Сегодня «главным требованием россиян становится восстановление основных принципов социальной справед-
ливости». Однако при этом существенно, что «важной осо-
бенностью российского менталитета остается апелляция в деле «наведения социальной справедливости» к сильному государству, а не к демократическим и гражданским инсти-
тутам общества»[7].
Напротив, европейский индивидуализм сопряжен с практической деятельностью, с общественной активно-
стью, с каждоминутной включенностью в события, с на-
пряженным отслеживанием изменений и угроз. В то же время, отношение к концепции социального государства в европейском сообществе не одинаково, и разнится в за-
висимости от государства. Показательна информация, полученная в результате исследования в Германии, проведенного в 2007 году. Во-
первых, в глазах большинства немцев позитивные послед-
ствия социального государства перевешивают негативные экономические и моральные последствия. Во-вторых, личные интересы, которые могут появляться у людей в от-
ношении государственного обеспечения, например, возни-
кающего из уровня их дохода, играют меньшую роль в осоз-
нании различий между людьми. Напротив, мыслительные детерминанты оказываются более значимыми. Также не-
обходимо отметить: восприятие последствий социального государства находится под существенным влиянием поли-
тической позиции[8].
По словам исследователя Gough в Европе социальное государство часто критикуют за его негативные послед-
ствия, такие как увеличение налогового бремени, возрас-
тание стоимости рабочей силы, рынок рабочей силы ста-
новится менее гибким и более жестким и, таким образом, снижается желание людей работать[9]. В какой степени негативные последствия действитель-
но оказывают свое влияние – остается открытым вопросом. Легитимность социального государства может подвер-
гнуться опасности, если большие группы населения будут воспринимать предполагаемые негативные последствия как реально существующие.
Исследование Bryson дает следующую информацию: в 2004 44% респондентов Британского Исследования Со-
циальных Установок соглашаются с аналогичным утверж-
дением, а также 33% согласны с близким утверждением о том, что «если бы выгоды от социального государства не были столь значительными, люди научились бы стоять на собственных ногах»[10].
Работы Sihvo и Uusitalo содержат данные о том, что пожилые, состоятельные финны с убеждениями правого толка, более существенно ощущают, что «социальная без-
опасность и социальные услуги сделали людей более пас-
сивными и снизили их инициативу». Выдвигается мнение о том, что люди, больше заинтересованные в получение социальной протекции, имеют более позитивное отноше-
Социологические науки
57№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
ние и позитивное восприятие последствий деятельности социального государства. Те, кто в большей степени за-
висит от социального государства (люди с более низким доходом, более низким уровнем образования, занятые в государственном секторе, безработные, мигранты) ме-
нее критично относятся к негативным последствиям от благосостояния[11].
Понимание социального государства у нас и на Западе, имеет различия фундаментального характера. Социальное государство Запада исторически возникает «снизу». Сти-
мулом служит спонтанная самоорганизация индивидов, которые ставят под свой контроль изначально государство, а в последующем и рынок. В российских же условиях соци-
альное государство формируется «сверху». Это неизбежно ведет к образованию патерналистских черт. И чем больше идут демократические реформы в России, тем отчетливее это отображается в настроениях населения.
Мы отследили, что отношение к социальному государ-
ству, к его философской и политической сущности, к даль-
нейшим путям его развития, а в случае прихода к власти и конкретные действия по его модернизации разнятся в за-
висимости от базовых принципов ведущих идеологий. Процесс построения в России социального государства идет медленно в силу сложного «приживания» институтов, перенятых у Запада. Менталитет России зиждется на поня-
тии сильного государства, которое обеспечивает всеобщее равенство и социальную защиту людей. В силу этого, обще-
ство РФ не способно за пару десятилетий воспринять мо-
дель частного собственника, которая складывалась в стра-
нах с развитой рыночной экономикой на протяжении мно-
гих столетий. Нам есть еще над чем работать и куда идти.
Список использованных источников
1. Леонов И.В. Современное социальное государство: сущность, признаки, проблемы формирования. – М.: «Издательство МГИМО-Университет», 2000 г. – С. 15.
2. О стратегии Российского развития: Аналитический доклад / Под ред. докт. филос. н. Толстых В. И. - М.: Русский путь, 2008 г. – С. 356-371.
3. На основании данных Федеральной службы государственной статистики. http://www.gks.ru/free_doc/2009/wages/oct2009/
trud2009.htm
4. Общественное мнение – 2009 – М.: Левада-Центр, 2009. – 208 с.
5. Абалкин Л. Теория социальных альтернатив неизменна // Независимая газета – 2010 г – №6 (59), Приложение «НГ-
Политика» – С. 11.
6. Попов А.А., Проскуровская И.Д., Рожкова Е.С., Султанова А.В. Развитие человеческого потенциала как стратегия позицио-
нирования в социальной политике России / Доклад прочитан на совещании Школы культурной политики с представителя-
ми Министерства образования и науки РФ 02.05 г.
7. Бызов Л. После Путина: стагнация или развитие? // От Ельцина до Путина: три эпохи в историческом сознании россиян. – М.: ВЦИОМ, 2007. –С. 162–163.
8. Public perceptions of the economic, moral, social and migration consequences of the welfare state: an empirical analysis of welfare state legitimacy // Journal of European Social Policy 2010– Sage Pablication – №20 – P 19.
9. Lindbeck A. «Welfare State Disincentives with Endogenous Habits and Norms» // Scandinavian Journal of Economic – Sweden – № 109 – P 47.
10. Bryson, C. (1997) «Benefit Claimants: Villains or Victims?» in R. Jowell, J. Curtice, A. Park, L. Brook, K. Thomson and C. Bryson (eds) British Social Attitudes, the 14th report – UK – 2005.
11. Sihvo, T., Uusitalo, H. «Attitudes Towards the Welfare State Have Several Dimensions» // Scandinavian Journal of Social Welfare – Sweden – 2005 – P. 225.
58
Психологические и педагогические науки
Герасимов И. А.
аспиранткафедрыЭкономики
иАнтикризисногоУправления
ФинансовогоУниверситета
приПравительствеРФ
Турсынова Ж. Ж.
к.п.н.,Государственныйар-
хивКарагандинскойобласти,
г.
Караганда,РеспубликаКазахстан
Шумилова И. А.
Муниципальноесреднееобще-
образовательноеучреждение
Михайловскийлицей,
Алтайскийкрай
Современная электроэнергетика, функционирование оптового и розничного рынков электроэнергии
ГерасимовИ.А.
Реформирование энергетической отрасли началось в 2001 году и продолжалось до конца 2010 года, с 1 января 2007 года началась поэтапная либерализация рынка электро-
энергии, то есть начался переходный период.
Рынок электроэнергии может нормально функциони-
ровать только при условии, что в каждый момент времени обеспечивается баланс производства и потребления. Невоз-
можность создания запасов готовой продукции приводит к необходимости создания резервов генерирующих мощ-
ностей, пропускной способности электрических сетей и за-
пасов топлива на электростанциях. Величина резервов нор-
мируется, а затраты на поддержание резервов включаются в стоимость электроэнергии. На практике производители и потребители электроэнергии допускают отклонения от своих обязательств по генерации и потреблению электроэ-
нергии. Необходимость оперативного балансирования энер-
госистемы в условиях переменной нагрузки требует наличия определенного числа маневренных электростанций, спо-
собных быстро и в широких пределах менять величину вы-
работки электроэнергии. Наличие не только краткосрочных (в пределах часа, суток и т.п.) но и сезонных (в течение года) колебаний нагрузки в сочетании с тем обстоятельством, что располагаемая мощность электростанций должна превы-
шать (с требуемым резервом) величину годового максимума нагрузки, приводит к тому, что в течение года некоторый объем генерирующей мощности недогружен.
Оптовый рынок электроэнергии
Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2006 г. N 529 «О совершенствовании порядка функционирования оптового рынка электрической энер-
гии (мощности)» с 1 сентября 2006 года введена в действие новая модель оптового рынка электроэнергии и мощности переходного периода, получившая название НОРЭМ – но-
вый оптовый рынок электроэнергии и мощности (в настоя-
щее время употребительной является аббревиатура ОРЭМ).
Новую модель оптового рынка электроэнергии можно представить в виде нижеследующей схемы:
Рисунок 1. Модель оптового рынка электроэнергии
1
Новая модель оптового рынка включает в себя две ценовые зоны:
1. Европейская часть России и Урал;
2. Сибирь.
Территории Российской Федерации, на которых по тем или иным причинам функционирование конкурентного рынка невозможно, отнесены к неценовым зонам (Архан-
гельская область, Калининградская область, республика 1. По материалам сайта РАО «ЕЭС России» http://www.rao-ees.ru/ru/
reforming/rynok/show.cgi?content.htm
ﰠ
Психологические и педагогические науки
59№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Коми — первая неценовая зона, Дальний Восток - вторая неценовая зона). Торговля электроэнергией в неценовых зонах осуществляется только по регулируемым ценам, а также имеет ряд особенностей. Есть перечень территорий РФ, на которых оптовой рынок отсутствует, так называе-
мые изолированные территории. К ним относят Камчатку, Сахалин, Республику Саха (Якутия) (кроме Южно-Якут-
ского энергорегиона), Магаданскую область, Таймыр. На данных территориях энергетические компании не рас-
пакованы по видам бизнеса, то есть деление на сбытовые, сетевые и генерирующие компании не будет происходить, и организованы в АО-энерго, в виде регионального акцио-
нерного общества, как и были до реформирования.
Новая модель предполагает существования трех сегмен-
тов торговли электроэнергией:
1. Долгосрочные двусторонние договоры
На рынке двусторонних договоров торговля электрической энергией осуществляется по регулируемым (РД) и свобод-
ным двусторонним договорам (СДД). В секторе регулиру-
емых договоров ФСТ устанавливает предельные тарифы на электроэнергию, поставляемую на оптовый рынок и поку-
паемую с рынка. Поставщиков и покупателей - контраген-
тов по регулируемым договорам определяет ATC.
При заключении свободных двусторонних договоров участники рынка сами определяют контрагентов, цены и объёмы поставки. Поставщики электроэнергии обязаны поставить объём электроэнергии, предусмотренный дого-
вором, либо произведя его на собственных генерирующих объектах, либо приобретя его по свободным двусторонним договорам или на РСВ.
2. Рынок «на сутки вперёд» (РСВ)
На РСВ продаются (покупаются) лишние (недостающие) объёмы электроэнергии относительно объёмов двусторон-
них договоров.
Торговля электроэнергией в рамках РСВ происходит по цене, устанавливающейся под влиянием спроса и предло-
жения. Равновесная цена электрической энергии определя-
ется на основании ценовых заявок поставщиков и ценовых заявок покупателей электрической энергии соответствую-
щей ценовой зоны с учётом необходимости обеспечения перетоков электрической энергии. 3. Балансирующий рынок (БР)
Балансирующий рынок представляет собой рынок откло-
нений фактического почасового производства и потре-
бления электроэнергии от планового торгового графика и предназначен для обеспечения баланса производства и потребления в реальном времени. Генераторы, изменив-
шие производство электроэнергии по инициативе Систем-
ного оператора, получают премию. Генераторы, снизившие производство по собственной инициативе, и потребители, увеличившие нагрузку, нагружаются дополнительной пла-
той. На балансирующем рынке поставщики подают заявки Системному оператору на догрузку (отклонение «вверх») и разгрузку (отклонение «вниз») своих мощностей по срав-
нению с плановыми объёмами, сформировавшимися на РСВ. В заявках указываются цены и возможные объемы увеличения производства электроэнергии, а также цены за отклонение «вниз» по инициативе Системного операто-
ра. Заявки потребителей на возможное снижение нагрузки рассматриваются наравне с заявками генерирующих ком-
паний на увеличение производства. При возникновении небаланса в энергосистеме Системный оператор увеличи-
вает производство электроэнергии или ограничивает на-
грузку потребителей-регуляторов, начиная с указавших минимальные цены в заявках.
Одномоментная либерализация оптового рынка элек-
троэнергии могла привести к существенным изменениям уровня цен на электроэнергию, влияющим на конкурен-
тоспособность как потребителей, так и производителей электроэнергии. Поэтому либерализацию рынка предпола-
галось проводить постепенно до 2011 года путем снижения объемов двухсторонних регулируемых договоров два раза в год. Начиная с 1 января 2011 г. электрическая энергия в полном объеме поставляется по свободным (нерегулиру-
емым) ценам.
На оптовом рынке поставщиками электроэнергии яв-
ляются генерирующие компании и импортеры электро-
энергии. В роли покупателей выступают:
•потребители, покупающие электроэнергию для удов-
летворения собственных производственных нужд, включенные в список участников торгов в компании ОАО «Администратора торговой системы оптового рынка электроэнергии»;
•сбытовые компании (включая гарантирующих постав-
щиков), приобретающие электроэнергию с целью даль-
нейшей перепродажи конечным потребителям и дей-
ствующие от своего имени;
•экспортеры (операторы экспорта) электроэнергии – ор-
ганизации, осуществляющие деятельность по покупке электрической энергии с отечественного оптового рын-
ка в целях экспорта в зарубежные энергосистемы.
На оптовом рынке возможна конкуренция покупателей при нерегулируемой торговле электрической энергией (РСВ, БР) и при заключении свободных двухсторонних договоров купли-продажи электрической энергии и (или) мощности
2
. Это хорошо видно при ценообразовании, т.к. электроэнергия продается по свободной равновесной цене, определяемой в ходе конкурентного отбора.
Розничный рынок электроэнергии
Целевая модель рынка электроэнергии подразумевает вне-
дрение конкурентных отношений в электроэнергетике, ос-
нованных на договорных механизмах ценообразования.
Целевая модель розничного рынка имеет следующие основные черты:
1. право выбора конечными потребителями любой сбы-
товой компании, у которой он будет покупать электро-
энергию по свободным, нерегулируемым ценам; 2. наличие специального института гарантирующих по-
ставщиков, обязанных заключить договор с любым об-
ратившимся к нему потребителем; 3. нерегулируемые цены, свободно устанавливаемые все-
ми, кроме гарантирующего поставщика; 4. цена гарантирующего поставщика не может превышать нерегулируемые цены оптового рынка более чем на ве-
личину его сбытовой надбавки, и стоимость прочих ре-
гулируемых услуг, обеспечивающих процесс поставки - услуг по передаче в первую очередь.
2. Трачук А.В. Реформирование электроэнергетики и развитие конкуренции. – М.: Магистр, 2010.
60
Рисунок 2. Модель розничного рынка электроэнергии
3
Субъекты розничного рынка
•потребители электрической энергии; •энергосбытовые организации; •гарантирующие поставщики; •сетевые организации и иные владельцы объектов се-
тевого хозяйства, осуществляющие услуги по передаче электрической энергии; •производители электрической энергии, не соответству-
ющие правилам оптового рынка или иные лица, облада-
ющие правом распоряжения электрической энергией.
Механизмы функционирования
Согласно логике целевой модели розничного рынка элек-
троэнергии на нём должно действовать большое количе-
ство потребителей, обслуживаемых энергосбытовыми ком-
паниями или гарантирующими поставщиками, конкуриру-
ющими между собой.
Деятельность гарантирующих поставщиков (в части установления сбытовой надбавки гарантирующего постав-
щика) и сетевых компаний (в части установления тарифов на передачу электрической энергии) будет регулироваться государством.
Потребитель, в свою очередь, сможет выбрать любую сбытовую компанию, функционирующую в данном субъ-
екте Российской Федерации.
3. По материалам сайта РАО «ЕЭС России» http://www.rao-ees.ru/ru/
reforming/roznitsa/show.cgi?content.htm
Правила функционирования розничных рынков
Постановлением Правительства Российской Федерации определены правила функционирования розничных рын-
ков (далее – Правила). Данное Постановление было разра-
ботано в соответствии с пунктом 1 статьи 21 Федерального закона «Об электроэнергетике» и статьей 6 Федерального закона «Об особенностях функционирования электроэнер-
гетики в переходный период».
Центральным субъектом розничного рынка согласно Постановления Правительства РФ становится гарантирую-
щий поставщик, который обязан заключить договор с лю-
бым обратившимся к нему потребителем, расположенном в границах его зоны деятельности. Все остальные продавцы электроэнергии свободны в заключении договоров с по-
требителями, то есть, если такие продавцы и покупатели не договорятся по всем условиям поставки, то договор не будет заключен и обязать таких продавцов к заключению договора будет нельзя.
Если покупателя не устраивает его продавец электро-
энергии, он в любой момент может обратиться к гаранти-
рующему поставщику.
Гарантирующими поставщиками на соответствующих территориях субъектов Российской Федерации с даты вве-
дения в действие Правил розничного рынка назначены:
•неразделенные АО-энерго и/или энергосбытовые ор-
ганизации, созданные в результате реорганизации АО-
энерго;
•оптовые потребители-перепродавцы и созданные на их базе сбытовые компании, которые на дату вступления Психологические и педагогические науки
61№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
в силу Постановления Правительства РФ осуществляют снабжение электрической энергией населения и фи-
нансируемых из бюджета потребителей в объеме не ме-
нее 50 млн. кВт-ч в год;
•энергосбытовые организации, обслуживающие потре-
бителей, присоединенных к электрическим сетям ОАО «Российские железные дороги»;
•хозяйствующие субъекты, эксплуатирующие объекты электросетевого хозяйства или генерирующие объекты, не имеющие электрических связей с Единой энергети-
ческой системой России и изолированными энергоси-
стемами (так называемые «острова» – типичный при-
мер – предприятия по добыче нефти со своей дизельной электростанцией).
Зоны деятельности гарантирующих поставщиков в каждом регионе устанавливаются региональным органом власти, исходя из сложившихся территориальных зон обслужива-
ния назначенных гарантирующих поставщиков.
Правила предусматривают одно из ключевых обяза-
тельств организаций, назначенных гарантирующими по-
ставщиками – разделение сбытовой и сетевой деятельности. Таким образом, все оптовые потребители-перепродавцы, получившие функции гарантирующих поставщиков, долж-
ны пройти процедуру разделения по видам деятельности.
Правилами закреплена система ценообразования на розничном рынке, предусматривающая поставку части объемов электроэнергии по регулируемой цене, а ча-
сти – по цене, отражающей стоимость электрической энер-
гии на конкурентном оптовом рынке в рамках предельного уровня нерегулируемых цен.
Предельный уровень нерегулируемых цен определяется по специальной, зафиксированной в Правилах формуле на основании ежемесячно публикуемой НП «АТС» информа-
ции о средней стоимости единицы электрической энергии, сложившейся на оптовом рынке за истекший месяц, с уче-
том регулируемых государством тарифов на услуги по пере-
даче электрической энергии, услуги НП «АТС» и РАО «ЕЭС России», сбытовой надбавки.
Это позволило осуществить либерализацию цен на роз-
ничном рынке синхронно с процессом либерализации на оптовом рынке, стимулировать гарантирующего поставщи-
ка к минимизации своих расходов по покупке электриче-
ской энергии на оптовом рынке и в тоже время обеспечить защиту потребителей электрической энергии от его неосто-
рожной ценовой политики.
Список использованных источников
1. Реформирование естественных монополий России / под общ. ред. Ю. З. Саакяна; Институт проблем естественных моно-
полий. — М.: ИПЕМ, 2010.
2. Естественные монополии России / под общей редакцией Ю. З. Саакяна; Институт проблем естественных монополий. — М.: ИПЕМ, 2007.
3. Естественные монополии в топливно-энергетическом комплексе России. Труды Института проблем естественных монополий. Выпуск 2. Сборник статей. – Москва: ИПЕМ, 2007.
4. Нельсон Р.Р., Уинтер С.Дж. Эволюционная теория экономиче-
ских изменений / Пер. с англ. – М.: Дело, 2002.
5. Пиндайк Р.С., Рубинфельд Д.Л. Микроэкономика: Пер. с англ. – М.: Дело, 2002.
6. Портер М.Э. Конкуренция. : Пер. с англ.: Учебное посо-
бие – М.: Издательский дом «Вильямс», 2000.
Первые школы карагандинской области
ТурсыноваЖ.Ж.
В Карагандинской области до Великой Октябрьской социалистической революции существовали так называ-
емые министерские школы. Они были в селах Чернигов-
ском, Киевском и Захаровском Нуринского района, в селах Миньковка и Астаховка Тельманского района, в Большой Михайловке, на Спасском заводе, в Каркаралинске. Еще в 1844 году царское правительство выработало осо-
бую инструкцию, первый параграф которой гласил: «…в со-
стоящую при пограничной комиссии школу должны быть принимаемы на точном основании параграфа 12 высочай-
ше утвержденного положения дети вообще киргиз и преи-
мущественно оказавших услугу правительству и известных по своей надобности.». Таким образом в школах нынешней Карагандинской области обучалось около 200 детей и глав-
ным образом дети управителей и подрядчиков.[1]
В Караганде была одна русско – киргизкая школа, от-
крытая в 1909 году, где обучалось 45 учеников. По данным 1915 года в Карагандинской школе обучалось 25 русских мальчиков и 9 девочек, казахов было только 9 и ни одной девочки – казашки.
4 октября 1920 года в Оренбурге учредительный съезд Советов КазАССР принял «Декларацию прав трудящихся АССР». В декларации наряду с основными задачами, сто-
ящими перед Казахской автономной республикой, стави-
лась задача «предоставить рабочим, беднейшим крестьянам и всей массе трудового киргизского народа возможность полного, всестороннего и бесплатного образования, одно-
временно приступить к ликвидации безграмотности и обе-
спечения подрастающему поколению условий всесторон-
него и здорового физического и духовного развития».
Становление новой школы в Казахстане было связано с большими трудностями. Во – первых, в наследие от доре-
волюционных русско – казахских школ, можно сказать ни-
чего не было получено, школьных зданий почти не было, во – вторых отсутствие новых школьных учебников, а так же недостаточно учебно – наглядных пособий, в – третьих нехватка педкадров, в – четвертых население практически все было безграмотным. В фондах архива имеются сведе-
ния о первых казахских учителях на территории Караган-
динской области. Одними из основателей школ в будущей Карагандинской области были Смаилов Кажкен, Байкенов Хасен, Бекзатов Нурахмет с 1917 года работающие в Еген-
дыбулакском и Каркаралинских районах. Ермеков Алим-
хан Абеуович в 1920 году организовал и заведовал школой второй степени в Каркаралинске. Всю свою сознательную жизнь он посвятил поднятию и развитию народного об-
разования в Казахстане. Ермеков один из первых занялся разработкой математической терминологии на казахском языке, составил учебник высшей математики на казахском языке. В 1948 году был арестован по обвинению в престу-
плениях, предусмотренных ст. 58. ч.1.,ч.2., в 1955 году ре-
абилитирован и восстановлен в звании профессора. [2]. Хайдаров Абжан с 1919 года работал в Нуринском районе, в годы первых лет после октябрьской революции создавал новую школу, обучал грамоте крестьян
В 469 фонде государственного архива Карагандинской области имеются паспорта школ, расположенных на тер-
ритории Карагандинской области. В начале 20-х годов от-
мечался рост стремления казахского населения к открытию новых школ. Так к началу занятий 1921-1922 учебного года во многих волостях Каркаралинского уезда строились но-
вые школьные помещения. Почти в каждом крупном на-
62
селенном пункте начинали работать вновь организованные по инициативе и при активном участии населения школы на родном языке. [3]
С большими трудностями были организованы казах-
ские школы в кочевых аулах. Не хватало учителей. В это время по направлению из российских пединститутов и пе-
дучилищ были направлены добровольцы в Казахстан. Пер-
выми ветеранами учителями, приехавшими в Караганду были Дигтярева – Василенко Ольга Никитична с 1922 года работала в Четском районе, Ламако Яков Матвеевич ра-
ботал в с. Корнеевка с 1923 года. [4] «Я прибыл в то самое время, когда жители ждали кого-то из учителей со дня на день. Это законное требование, им обещали в первых чис-
лах сентября, а шла вторая половина месяца» - писал в сво-
их воспоминаниях в 1928 году Сафронов И.А. Он с шестью девушками – педагогами (Янко О. Шахрина К., Лушникова А и др.), прибыл по распределению в г.Акмолинск далее в село Бородинское. «Село никогда не имело школы. Для школы было отведено саманное здание, оно блестело све-
жей побелкой, чисто промытыми окнами, все было покра-
шено и расставлены парты. Пол в школе земляной, точнее смазанный глиной. Родители выражают к школе и учителю большое уважение. Ездили в райцентр за книгами, тетра-
дями, мелом, словом, все наглядные пособия и учебные доставали сами.». В 1921 году от рук белогвардейцев погиб-
ли учительница села Пролетарского Ульяновского района Нина Ивакова, заведующий уездным отделом народного образования города Каркаралинска Хрусталев М.К. [5] 27 августа 1930 года ЦИК и СНК КазАССР приняли по-
становление о введение всеобщего начального образования в Казахской АССР. И с этого периода мероприятия по вне-
дрению всеобуча начали приобретать массовый характер: решалась проблема учительских кадров, издавалось боль-
шое количество учебников и методической литературы, ширилась сеть учебных заведений.
В начале 30-х годов в Карагандинской области в 318 школах обучалось 26995 учащихся. Из них было 16 школ – однолеток и 188 школ – двухлеток. По области име-
лось 27 интернатов на 3128 учеников. Из 2404 преподавате-
лей только 102 имели высшее образование.
Большие трудности в 20-30-х гг. ХХ века были сопряже-
ны с кочевым образом жизни казахского населения, поэтому в аулах в подавляющем большинстве продолжали работать одно и двухлетние школы. Такие школы были необходимы для начального обучения. Все это привело к тому, что за пе-
риод с 1930 по 1934 годы в Карагандинской области практи-
чески повсеместно прошла ликвидация безграмотности.
Постановлением Совета Народных Комиссаров КазССР от 27 января 1932 года № 4 «О плане социаль-
но – культурного обслуживания Караганды на 1932 год» был организован Карагандинский городской отдел народ-
ного образования [6]. Статус Карагандинского городско-
го отдела образования определялся исходя из принципа двойного подчинения. Гороно являлось одним из органов отраслевого управления Карагандинского городского со-
вета народных депутатов и его исполнительного комитета и одновременно подчинялся Карагандинскому областному отделу народного образования. Создание гороно решало вопросы ликвидации неграмотности, проведения всеобуча, новой системы образования. Основной формой учебных занятий повсеместно была признана классно – урочная система в сочетании с самостоятельной работой учащихся. Справедливо полагая, что «чем глубже проникает грамота в массы, чем демократичнее и доступнее им образование, тем сознательнее их самостоятельное творчество во всех сферах жизни». Постановлением Президиума ВЦИК от 29 июля 1936 г. была организована Карагандинская область с центром в го-
роде Караганде.
С 1936 года руководство народным образованием на территории вновь образованной области осуществлял от-
дел народного образования Карагандинского облисполко-
ма.[7] В обстановке первых успехов советской системы на-
родного образования, которая выполнила возложенную на нее задачу сплошного охвата обучением всех детей школь-
ного возраста все явственнее обозначились новые тенден-
ции в развитии школы, вступившей в новый этап.
Список использованных источников
1. Образование в Карагандинской области. // газета «Социали-
стическая Караганда».1944 год. № 51.
2. Государственный архив Карагандинской области. /ГАКО/ Ф.1487.Оп.1.Д.222.Л.15-22.
3. ГАКО. Ф.469 оп.1 д.32 л.76
4. ГАКО.Ф.1346.Оп.1.Д.212.Л.4-7.
5. Из фондов Государственного архива Карагандинской области.
6. ЦГА КазССР.Ф.5.Оп.13.Д.114.Л.43,43 об.
7. ГАКО.Ф.2.Оп.1.Д.145.Л.75а.
Психологические и педагогические науки
63№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Молодежь в социокультурном пространстве региона
ШумиловаИ.А.
Потребность молодежи в коренных преобразованиях обусловила необходимость поиска новых путей и подходов к решению всей совокупности проблем социокультурного пространства региона. Инновационный поиск концепций развития социокультурного пространства в начале ХХІ века становится интенсивнее, что обусловлено ускорением из-
менений в социокультурной среде региона, возрастающей потребностью современного социума в качественных об-
разовательных услугах, возрастающей в последние годы функцией региона как центра сохранения и развития соци-
ума, с одной стороны, и недостаточно адекватной адапта-
цией социокультурного пространства региона к современ-
ным социально-экономическим, культурным, идеологи-
ческим условиям, с другой стороны. Одним из теоретиче-
ских ориентиров в выборе альтернативных путей развития молодежной политики государства выступает концепция социокультурного пространства. В философских, социо-
логических, культурологических, педагогических теориях не сложилось на сегодня однозначного понимания фено-
мена социокультурного пространства, что объясняется, прежде всего, многомерностью и многосторонностью ис-
следуемого явления (Б.С. Гершунский, Н.Б. Крылова, Л.И. Новикова, Н.Л. Селиванова, С.Г. Шипунов и др.). Общей основой различных подходов является выделение интегра-
ционных процессов, взаимосвязи и взаимодействия струк-
турных компонентов разного уровня организации социума, в результате чего создается специфический комплекс со-
циальных, культурных, социально-педагогических условий становления и развития личности. В зависимости от уровня организации выделяются структурные единицы социокуль-
турного пространства: внешнее социокультурное простран-
ство как определенная часть единого социокультурного пространства; социокультурное пространство определен-
ного образовательного, профессионального, культурного сообщества (учреждения); социокультурное простран-
ство малых групп и т.п. Интегрирующими механизмами комплекса условий развития личности социокультурного пространства являются сотрудничество, совместная дея-
тельность, взаимодействие при условии активной деятель-
ностной позиции всех субъектов социальной, культурной и педагогической деятельности. Базисным компонентом социокультурного пространства выступает территория, ко-
торой свойственен специфический комплекс социальных и культурных отношений, видов деятельности, локальных практик. Необходимость выделения регионального соци-
окультурного пространства в качестве предмета исследо-
вания определяется возрастанием роли малых социальных сообществ в больших социальных процессах. Внутренний мир человека зависит не только от общих материальных, политических и социальных отношений в пределах всего общества, но в значительной степени от конкретных усло-
вий, системы ценности, традиций и правил, которые суще-
ствуют в данной малой группе. Гуманистические процессы в обществе отмечаются все большим признанием роли че-
ловеческого фактора во всех экологических и социальных превращениях, стремлением людей все более познать себя и окружающий мир [3, с. 100–101].
Для региона актуальным является взаимодействие бли-
жайших социокультурных пространств, спецификой тако-
го рода развития определяется миссия взаимодействия учебных заведений, содержание единого образовательного пространства, система субъект-субъектных, социально-
ценностных отношений учебных заведений и не только, и т.д. При этом необходимо развести эмпирическое воспри-
ятие социокультурного пространства региона как механи-
ческой совокупности образовательных и культурных уч-
реждений и целостный социокультурный анализ окруже-
ния учебного заведения с точки зрения особенностей куль-
туры, менталитета, языковых, этнических и социальных отношений и т.д. Для социокультурного пространства реги-
она имеют значение народные и национальные традиции в области педагогики, медицины, культуры, которые сло-
жились в определенном месте, культурный и образователь-
ный уровень населения, тип поселения (город, область), историческая основа его создания, то есть все факторы, ко-
торые влияют на процесс становления личности [3, с. 104]. Таким образом, социокультурное пространство регио-
на – это характеристика комплекса социальных, культур-
ных, социально-педагогических условий развития лично-
сти, которые сложились на определенной территории в ре-
зультате исторического, социально-экономического и культурного развития. Например: «Городская среда ха-
рактеризуется смешением разной культуры, отсутствием жесткой форматизированной структуры, преимуществом неформальных, нерегламентированных социальных отно-
шений, широким диапазоном и разнообразием форм обще-
ния, сложной многоуровневой системой контактов, отно-
шений ребенка, с взрослыми и другими детьми», – отмечает М.П. Гурьянова факторы, которые влияют не только на ра-
боту городских учебных заведений, но и на условия станов-
ления и развития личности ребенка, который живет в этом пространстве [3, с. 104]. С позиций гуманистической пара-
дигмы важным является не только взаимодействие моло-
дежного образовательного учреждения с социокультурным пространством в целом или с отдельными его элементами, но также и прежде всего комплекс условий становления со-
циокультурного пространства, в которых происходит ста-
новление личности. В современных социологических и философских исследованиях преобладают несколько подходов к природе социального: интерактивный, струк-
турно-функциональный, менталитетно-трансценденталь-
ный, деятельностный и другие. Интерактивный подход предполагает, что связи в социокультурном пространстве осуществляются благодаря взаимным действиям индиви-
дов, включенных в общую систему деятельности. С пози-
ций структурно-функционального подхода социкультур-
ное окружение региона рассматривается как целостная со-
вокупность производственных, социальных, образователь-
ных, культурных, общественных заведений и образований, которые взаимодействуют между собой и таким образом оказывают определенное влияние на жизнедеятельность учебного заведения. Менталитетно-трансцендентальный подход рассматривает абсолютные или высшие ценности, нормативы, образцы и тому подобное как основу социаль-
ных явлений и процессов. Б.С. Гершунский отмечает, что понятие «менталитет» используется чаще всего для харак-
теристики своеобразия, специфики отношения к внешне-
му миру со стороны индивидов и человеческих сообществ, которые различаются в национально-этнических и (или) социальных отношениях. Автор выделяет разновидности менталитета: индивидуальный – на уровне конкретной личности; общественный – на уровне группы, коллективов, сообществ, которые отличаются по национально-этниче-
скими, классовым, профессиональным, возрастным при-
64
знакам; менталитет социума – на уровне всего народа [2]. Общие особенности менталитета молодежи в регионе зави-
сят от социальной привлекательности региона которая в большей степени определяется экономическим развити-
ем региона (области, города), так как экономическая отда-
ча способна формировать относительно высокий жизнен-
ный уровень. Значимым показателем в данном случае игра-
ет территориальная структура в стране. Образование вы-
полняет менталеобразующие функции относительно инди-
вида, сообщества и социума. Признание менталеобразую-
щей функции образовательных учреждений в регионе тре-
бует новой теоретической модели, гуманистических кон-
цепций обучения и воспитания молодежи. В истории педа-
гогики известны модели учреждений образования, разра-
ботанные на основе социокультурного подхода. Среди них «Школа-центр воспитания в социальной среде (С.Т. Шац-
кий); социально-педагогические комплексы-СПК (С. Шацкий, В.П. Вахтеров, Е.М. Медынский). Концептуаль-
ными идеями, лежащими в основе этих моделей, являются идеи открытой школы как центра воспитания детей в со-
циокультурной среде, органической связи школы с окру-
жающей средой, педагогизации окружающей среды и т.п. Значительное место в реализации гуманистической модели регионального образовательного учреждения занимает «Новая французская школа» С. Френе (1886–1966 рр.). По-
чвой так называемой «методики Френе» является критерий естественной потребности ребенка к познанию окружаю-
щего мира; понимания цели воспитания как максимально-
го развития личности ребенка в разумно организованном обществе, которое будет служить ему и которому он именно будет служить; сосредоточения на определяющей функции труда (физического, интеллектуального, художественного) как самой важной в структуре становления детской лично-
сти. Концептуальным для исследователей и практиков об-
разования является утверждение С. Френе: «Мы не претен-
дуем на то, что наша школа является совершенной; не пы-
тайтесь слепо копировать наш образец без учета специфики местности, естественной и социальной среды, а также ва-
шей возможности». Поиски современных инновационных моделей ведутся, прежде всего, в направлении типов город-
ских, областных учебных заведений нового поколения, ко-
торые используют преимущества социокультурного про-
странства данного региона на основе интеграции. Кроме типа образовательного учреждения, на целостный характер социокультурого пространства региона влияет и модель взаимодействия этого учреждения с внешним окружением. К основным таким моделям относятся: адаптивная модель; модель использования внешних ресурсов; ситуационная модель; модель партнерских взаимоотношений; модель се-
тевого взаимодействия. Адаптивная модель предполагает направленность учебного заведения на удовлетворение со-
циокультурных потребностей городского социума. Речь идет о культивировании в коллективе и в образовательном процессе определенных ценностей (семейных, моральных, этнических, эстетических и т.п.), поддержке языка, куль-
турных, национальных, местных традиций, то есть о том, что внешнее социокультурное пространство нуждается в таком характере социокультурного пространства образо-
вательного учреждения, которое бы лучше соответствовало потребностям социума. Образовательное учреждение для удовлетворения собственных потребностей стремится ис-
пользовать ресурсы внешнего социокультурного простран-
ства: человеческие, финансовые, материальные, образова-
тельные и тому подобное, которыми не может обеспечивать себя самостоятельно. В соответствии с такой моделью об-
разовательное учреждение расширяет нишу, которую оно занимает в социокультурном пространстве региона, путем обогащения спектра образовательных и культурных услуг для населения, заключения соглашений с другими субъек-
тами (клубы, центры, учебные заведения, общественные организации и т.п.), оценивания условий внешнего социо-
культурного пространства участниками образовательного процесса внутри организации. Сторонники ситуационной модели, учитывая вероятностный характер внешних усло-
вий, осуществляют дифференцированный подход к непо-
стоянной переменной внешнего социокультурного про-
странства: в одних ситуациях образовательное учреждение адаптируется к потребностям регионального социума, в других – привлекает ресурсы внешнего социокультурного пространства для повышения качества образовательных ус-
луг региону (городу, области). Отношения образовательно-
го учреждения с субъектами внешнего социокультурного пространства региона, согласно модели партнерских взаи-
моотношений, строятся по принципу обмена услугами, на-
пример, путем введения платных услуг, открытия частных учебных заведений. Для определения понятия партнерства используют такие синонимы, как «объединение», «содру-
жество», «согласие», «единство», «союз» и другие; каждое из этих определений раскрывает определенный аспект пар-
тнерства. Целью партнерства является объединение усилий местного населения и образовательного учреждения в ре-
шении социокультурных и образовательных проблем. К ре-
альным партнерам регионального образовательного учреж-
дения относятся родители, другие образовательные учреж-
дения (дошкольные учреждения, школы всех типов, учреж-
дения дополнительного образования – музыкальные, спор-
тивные, художественные школы), учреждения охраны здо-
ровья, правоохранительные органы, учреждения культуры и другие. К потенциальным партнерам образовательных учреждений городской местности в решении проблем со-
циокультурного развития относятся общественные органи-
зации, частные лица, высшие учебные заведения и другие. Реализация модели сетевого взаимодействия возможна в том случае, когда субъекты этого взаимодействия имеют не одинаковые, но общие, значимые для всех взгляды на создание комплекса условий для развития личности в со-
циокультурном пространстве региона. Для сетевого взаи-
модействия важно наличие общей проблематики, а подхо-
ды к ее решению могут быть разными. Формой такого вза-
имодействия могут быть объединения, ассоциация, сооб-
щества, общества. Существенно, что такое взаимодействие не может быть запланировано «сверху», она возникает по собственной инициативе заинтересованных друг в друге «сетевых узлов» – оригинальных и нестандартных. «Узла-
ми» сети является не унифицированные образовательные заведения, а оригинальные модели, авторские школы. «Се-
тевое образование нельзя создать внешне, сверху, аппарат-
ным способом. Оно складывается как естественный, эво-
люционный процесс человеческой самодеятельности, пу-
тем кооперации, самоорганизации и саморазвития в отрас-
ли образования», – отмечает Анатолий Цирульников [7]. Такому типу взаимодействия свойственно частичное ли-
дерство: каждый субъект в какой-либо одной сфере может быть лидером, а в другой – лишь разработчиком, заинтере-
Психологические и педагогические науки
65№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
сованным участником; широкая социализация, которая предусматривает решение в рамках сети не столько узко-
профессиональных проблем, сколько «пограничных», рас-
положенных на перекрестке разных сфер деятельности; на-
личие неформальных отношений, которые предусматрива-
ют кроме профессионального, клубный характер отноше-
ний членов сети.
Выделяется несколько уровней сетевого взаимодействия:
1. Уровень информации, когда образовательные учрежде-
ния обмениваются сведениями, между ними настроены действенные информационные потоки.
2. Уровень распределения обязанностей, который пред-
усматривает при сохранении полного разнообразия субъектов социокультурного пространства их направ-
ленность на удовлетворение разных образовательных потребностей граждан.
3. Уровень формирования социокультурной нормы. На этом уровне образовательные учреждения договарива-
ются об общих социально-ценностных критериях оцен-
ки эффективности собственной деятельности в социо-
культурном пространстве села (к примеру, культурный уровень, патриотизм, ценностное отношение воспитан-
ников к месту жительства и т.п.).
4. Уровень ресурсного обмена между образовательными учреждениями; реализуется тогда, когда в заведениях сети появляются общие ресурсы разных типов (общая сетевая библиотека, кадры, финансы и тому подобное).
5. Уровень реализации образовательной программы. При таком уровне взаимодействия сеть обеспечивает реали-
зацию индивидуальной образовательной программы: учащийся сочетает обучение в разных типах учебных заведений основного и дополнительного образования, организация досуга обеспечивается различными куль-
турными учреждениями и т.п.
Одним из вариантов сетевого взаимодействия регионе (горо-
де, области) является ассоциация образовательных учрежде-
ний, расположенных на территории одного муниципального округа. В ассоциацию могут входить учреждения дополни-
тельного, профессионального образования, культуры, здра-
воохранения и тому подобное. Объединение усилий, средств и ресурсов членов ассоциации может осуществляться по таким направлениям: в образовательном процессе – для улучшения качества образования – проведения уроков по отдельным дисциплинам, занятий кружков, клубов педа-
гогами одного учреждения в других; в сфере общения и до-
суга – организация общих праздников, акций, реализация социокультурных проектов и тому подобное; в сфере само-
управления – создание детско-взрослых сообществ, общих органов соуправления и самоуправления и другое.
Главной функцией социокультурного пространства, как это отмечалось выше, является создание совокупности ус-
ловий для развития личности. Исходя из этого положения, А.Д. Обутова дает определение социокультурной среды как «конкретного непосредственно данного каждому ребенку, педагогу социального пространства, посредством которого он активно включается в культурные связи общества, сово-
купность условий, влияющих на формирование и функци-
онирование человека в обществе, предметной и человече-
ской обстановки развития личности, ее способностей, ин-
стинктов, сознания. В организационной плоскости под со-
циокультурным пространством понимается совокупность институциональных, социальных и духовных факторов и условий, непосредственно окружающих ребенка в про-
цессе его обучения [6]. Таким образом, речь идет о внутрен-
нем социокультурном пространстве региона.
Начальным этапом создания или изменения внутрен-
него социокультурного пространства является моделиро-
вание. При этом системообразущим компонентом модели, связывающим внешнее и внутренне социокультурное про-
странство образовательного учреждения, является миссия (предназначение). Например: Социальное развитие молодежи связано с основны-
ми этапами ее творческого роста в культурно-досуговой деятельности. Первоначально заложенные в ней возмож-
ности изменяются в соответствии с личностным смыслом молодого человека. Развитая личность, как отмечал С.Л. Рубинштейн, есть развитая сущность исходной сущности человека. Определяющие детерминанты этого процесса, очевидно, заложены не в каких-то одних потенциалах, а в их совокупности, включающей деятельность, культуру, индивидуальность и духовный мир личности. Эти исход-
ные положения помогут нам выявить совокупность соци-
ально-педагогических факторов, которые определяются механизмами творческого развития. Оптимальное совер-
шенствование творческих способностей происходит в той среде, которая наиболее благоприятна для студента, моло-
дого рабочего, интеллигента. Социокультурная среда пред-
полагает наличие трех обязательных элементов: субъектов социотворческого процесса, творческой общности (студии, клуба, группы), самого процесса творческой деятельности на всех ее этапах, а также объективных условий для осу-
ществления творчества[1]. Понятие «социокультурная сре-
да» имеет и более широкое значение, подразумевающее ма-
кросреду, в которой действуют социально обусловленные факторы и закономерности[2]. Есть и другое, сравнительно узкое значение этого понятия как сферы действия малых групп и входящих в нее личностей. В число составных эле-
ментов микросреды включается пространство деятельно-
сти и общения. Эти малые социальные сферы проявляют индивидуальные особенности личности и как бы прелом-
ляют в себе действие общих условий, «образуя комплекс материальных, духовных и личностных факторов, кото-
рые определяют ее свойства»[3]. Исходной идеей мы будем считать положение о том, что личность может менять свое место в социокультурной среде, постоянно переходя из од-
ной микросреды в другую, тем самым, конструируя свою социокультурную среду. Мобильность в среде, инвариант-
ность различных проявлений создает особые условия для инициативы и самостоятельности, творчества и самоут-
верждения, свободы социальной и творческой ориентации, оценок и предпочтений[4].
В пространстве социокультурной среды действует мно-
жество инициативно-творческих образований. В них не-
малую роль играют молодежная и юношеская субкультуры, непрерывно взаимодействующие с макросредой и создаю-
щие самостоятельную канву для вхождения в нее. В связи с этим активизируется творческий потенциал каждой от-
дельной личности. Не случайно многие авторы считают, что молодое поколение само формирует свой социум. То же самое можно сказать и относительно юношества[5]. Субкультура обладает свойствами развивать и формиро-
вать ребенка. Для нее свойственны направленность на со-
циализацию, врастание в мир человеческой культуры и в тоже время «индивидуализация, открытие и утверждение 66
своего уникального и неповторимого «Я». В этот период возрастает ценность общества сверстников[6]. Для молоде-
жи характерно формирование целостного мировоззрения, устойчивых, зрелых ценностных ориентаций, складывание жизненной позиции. Различные отношения, детерминированные социо-
культурной средой, включают в себя широкий спектр кон-
тактов с социальным миром, природой, сферой искусств, отношения в пространстве ближайшего социального окру-
жения. Эта совокупность отношений (познавательных, эстетических, духовно-нравственных, творческих) влияет на творческие способности молодежи через психолого-пе-
дагогические механизмы, обеспечивающие эффективность познания и освоения опыта творческой деятельности, акту-
ализацию и развитие потенциальных возможностей, твор-
ческих черт характера личности, мотивационно-потреб-
ностной сферы.
Как нам представляется, личностные факторы в процес-
се творчества приобретают характер стимулов к продвиже-
нию вперед и становятся детерминирующими. В этом ви-
дится «саморазвитие сил, заложенных в каждом человеке». Каждая способность, наличествующая в человеке, стремит-
ся «выйти из состояния безжизненности и стать развитой си-
лой»[7]. Вместе с тем, фактор среды также можно рассматри-
вать как основу социально-педагогической детерминации, создающей целостность среды, ситуации жизненного опыта, культурно-образовательных условий, социально-бытовых и традиционные влияния. Личность является в этом процес-
се, по мнению Л.П. Буевой, своеобразной «микросистемой», микрокосмом, который формируется в процессе усвоения социально-художественного опыта[8]. На молодого человека среда накладывает так же, как и на ребенка, отпечаток своеобразия, который способству-
ет проявлению индивидуальности и творчества. Уподобле-
ние той среде, в которой вращаешься, общий язык, следу-
ющие примерам, взглядам и манерам[9] индентифицирует личность. Следование поведению среды и соответствую-
щая ориентация способствует подражательности в досу-
говой деятельности, если в среде главенствует стереотипы поведения, униформизм. Однако субкультура среды может и выводить на творчество, если в ней господствует дух де-
мократизма, гуманизма, учитывающий своеобразие прояв-
лений каждого члена сообщества. Таким образом, для творческого роста молодого человека имеет значение цивилизованность, креативность среды, на-
сыщенность материальными условиями, разнообразие каче-
ственных линий развития. Непосредственная помощь и уча-
стие всех членов данного социокультурного сообщества: •администрация;
•предприятия •учреждения и др. Для перехода от репродуктивного освоения социально-худо-
жественного опыта к конструированию собственных отно-
шений и продуктивно-творческой деятельности необходима творческая полноценность среды, обогащение ее располага-
ющими к творчеству элементами, коррекция межличност-
ных и деловых отношений, что целиком и полностью зави-
сит от соответствующих социально-педагогических условий. Это положение разделяется многим учеными. Например, А.Г. Ковалев отмечает, что признание творческих проявле-
ний имеет тем большую основу, чем «раньше и отчетливее выступают оригинальные творческие элементы.
Список использованных источников
1. Итерн В. Одаренность детей и подростков и методы ее исследования. - М., 1926. - С. 18.
2. Сычев Ю.В. Микросреда и личность.Философские и социоло-
гические аспекты. - М.: Мысль, 1974. - С. 13.
3. Там же.
4. Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Основы социально-куль-
турной деятельности. -М.: МГУК, 1995. - С. 10.
5. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание.(социальное и индивиду-
альное).//режим электронного доступа. http://www.koob.ru/
rubinshtein/bitiye_i_soznaniye.
6. Фельдштейн Д.И. Психология развития личности в онтогене-
зе. - М.: НИИОП, 1986. - С. 31.
7. Шадриков В.Д. Психология деятельности и способности. - М., Логос, 1996. - С. 73.
8. Песталоцци И.Г. Избранные пер. произведения. - М., Педаго-
гика, 1981. - Т.1.
9. Буева Л.П. Социальная среда и сознание личности. - М.: МГУ, 1968. - С. 117.
10. Корчак Я. Воспитание личности. - М., 1970. - С. 57.
11. Ковалев А.Г. Психология личности. - М., 1970. - С. 255.
12. Азаров Ю.П. Семейная педагогика: педагогика любви и свободы. - М., 1993. - С. 362.
13. Формирование личности: проблемы комплексного подхода в процессе воспитания школьников / Научн. рук. Г. И. Фило-
нова. М., 1983. - С. 157. 14. //Культурологические исследования в Сибири. Омск: Из-
дательство ОмГПУ, 1999. №1-2; 2000. №1-2; 2001 №1. Журнал печатается под патронажем Сибирского филиала Россий-
ского института культурологии МК РФ./режим электронного доступа. Стр1.http://cornholio.narod.ru/history4/part1chapter3.
html
15. Кулемзин В.М. Томск. Традиционные культуры: народное со-
знание и рыночные отношения/режим электронного доступа.
стр.1 http://www.ic.omskreg.ru/cultsib/trad/kulemz.htm
Психологические и педагогические науки
67№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
68
Философские науки
Алпатова К. А. кандидатфилософскихнаук,
доценткафедрыпсихолого-педа-
гогическогообразованияАФМГГУ
им.М.А.Шолохова
Взаимосвязь процессов социализации и индивидуализации в современном обществе
АлпатоваК.А.
В контексте социальной жизни социализация являет собой сложнейший динамический процесс, который пред-
ставляет единое движение двух противоречивых, но тесно связанных сторон – социализации и индивидуализации, содержание, которого определяется, с одной стороны, ос-
воением социокультурного уровня, а с другой – отношени-
ем ко всему этому самого индивида, раскрытием возмож-
ностей, актуализацией его «Я». По мнению Ю. Хабермаса показателем социализированности выступает развитие способности к построению и реализации собственного жизненного проекта. Реальное человеческое «Я» являет собой живого, дея-
тельного индивида, жизнь которого состоит в созидании своей индивидуальности, как для себя, так и для «Другого», в том, чтобы выражать и проявлять себя. Только с выделе-
нием человеческой индивидуальности из первоначальной социальной слитности и неразличимости история, соб-
ственно и начинается, и находится в дальнейшем с про-
цессом индивидуализации в неразрывной связи. Сущность индивидуальности связана с целостным представлением об индивиде, взятом в единстве всех его свойств и признаков. Индивидуальность представляет собой особую форму су-
ществования общего, а индивидуализация обусловлена су-
ществованием самой объективной реальности и составляет одно из условий развития мира, являясь одним из типов и одним из показателей этого развития. Л.П. Станкевич полагает, что истинная социализация всегда есть процесс становления и достижения индивиду-
ализации, будь то индивидуализация личности, группы, коллектива или любого другого объединения людей. По наличию множества индивидуальностей в обществе мы мо-
жем судить о том, что процесс социализации идёт в нужном направлении. Только в соотношении с индивидуализацией можно прийти к более или менее адекватному пониманию сущности и содержания процесса социализации. Чем боль-
ше в обществе наличествует индивидуальностей, тем оно богаче, тем больше оно способно к различным творческим проявлениям, более жизнеспособно и более социализи-
ровано. Социализация и порождаемая ей индивидуализа-
ция – составляющие процесса развития личности, которые невозможны друг без друга, социализация личности всегда индивидуальна. Если понимать ин дивидуализацию как не-
кий процесс, то она представляет собой переход от повсед-
невной усреднённости, т.е. неразличённости «Я» и «Друго-
го», к отношению инаковости, от бытия некто (man) как никто к бытию «Самости» как вот этого, отличного ото всех остальных «Я». Таким образом, индивидуализация пред-
ставляет собой определенное обособление личности, ак-
тивную самодетерминацию, формирование собственного внутреннего мира, следствие начальных этапов социали-
зирующего влияния общества и необходимое условие даль-
нейшей и последующей социализации и саморазвития. В отличие от социальной адаптации процесс социали-
зации направлен на развитие индивидуализации человека. Социальный опыт, лежащий в основе процесса социализа-
ции, не только усваивается, но и активно перерабатывается, становясь источником индивидуализации личности. Сле-
дует подчеркнуть, что необходимо не только признание ин-
дивидуальности общественностью, но и индивидуальность должна формироваться как одна из сторон общественно-
сти. Социализация и индивидуализация не просто сменяют друг друга в зависимости от этапа постижения действитель-
Философские науки
69№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
ности, а переплетаются в решении жизненных задач, как с использованием социально означенного знания, так и с использованием индивидуального знания. Таким образом, индивидуализация выступает и предпосылкой, и результа-
том социализации.
В развитии советской науки и культуры в послереволю-
ционные десятилетия абстракции класса, масс, народа пол-
ностью заменили живое «Я». Это, в конечном счёте, приве-
ло к полному растворению личности в коллективе, а также к разрушению возможностей личного творчества и индиви-
дуальной инициативы, к формированию катастрофической для общественного и индивидуального развития человека презумпции заменимости. Современная динамика чело-
веческой субъективности находит всё большее выражение в процессе индивидуализации, объективной основой ко-
торой выступает возрастающая подвижность социальной структуры, которая дестабилизирует психологические свя-
зи «Я» и «Другого». Не менее важную роль играет и её осно-
ва – прогрессирующее вытеснение групповых источников информации надгрупповыми, массовыми. В итоге проис-
ходит размывание традиционной модели группового чело-
века, получающего свои мотивы и знания, нравственные нормы и мировоззренческие установки из некогда относи-
тельно устойчивых групповых культур. Индивидуализация порождает рост автономии индивида, предоставляя ему необходимость самостоятельного выбора ценностей, ори-
ентирующих его сознание и поведение. Индивидуализация рождает напряженную потребность в психологической ин-
тимности, которая была бы одновременно самораскрытием и проникновением во внутренний мир «Другого». Для про-
явления индивидуальности создают простор современные сдвиги в отношениях между индивидом и социумом. Эти отношения развиваются в направлении большей эластич-
ности, многосторонности и значительно меньшей, нежели прежде, жёсткости социальных связей человека. Эти сдви-
ги сопровождаются качественно новым типом автономии индивида, исторического процесса индивидуализации. Зачастую, во многих случаях, автономия проявляется не-
гативно – как растущее одиночество, социальная дезор-
ганизация человека, которая в свою очередь, расширяет возможность манипуляции человеческим сознанием и по-
ведением, но также автономия может вести и к реальному возвышению человеческой индивидуальности – способ-
ности вносить творческий, уникальный вклад в социаль-
ную жизнь. Противоречивые тенденции накладывают от-
печаток на развитие потребностей и мотивов современного человека, которые сегодня освобождаясь от жёстких груп-
повых стандартов, становятся все более многообразными. Новый тип индивидуальности характеризуется стремлени-
ем человека к самостоятельному определению своих жиз-
ненных позиций, ориентацией на свободный интеллекту-
альный поиск, внутренним плюрализмом, т.е. открытостью и интересом к многообразию идей, знаний, культурных ценностей, носителями которых является общество. Но-
вому типу индивидуальности соответствует и новая соци-
альность – многообразие запросов и интересов личности зависит не от навязанной «Другим» принадлежности, а от свободного, самостоятельного построения ими своих соци-
ально-психологических (идейных, культурных, обществен-
но-политических) связей и отношений. Именно индивидуализация, представляющая собой освобождение от жёсткой власти традиций и сообщества и независимость индивидов, проявляется с разной степе-
нью в различных странах как возможность свободного вы-
бора среди множества верований, ценностей и образцов. Последствия индивидуализации двойственны. В совре-
менном обществе заметны такие тревожные явления, как десоциализация, увеличение индивидуализма, уход челове-
ка в замкнутый мир адаптационных, потребительских и ге-
донистических ориентаций. Как никогда ранее процветает неслыханное разжигание потребительской жажды благ лю-
бой ценой. В невероятных масштабах господствует сиюми-
нутный интерес проедания будущего. Из внутреннего мира индивида вытесняются социальные нормы и интересы, ко-
торые теперь выступают в совокупности внешних условий, к которым необходимо приспособиться. На наш взгляд, преодолеть противоречивые тенденции сегодняшней модели социального развития индивидуа-
лизированная личность, свободная от разного рода пред-
заданностей, может лишь только путем самовоссоздания, в соответствии с новыми требованиями социальной реаль-
ности, при этом, учитывая весь тот богатый опыт, который был накоплен человеком на протяжении веков.
70
Филологические науки
Мамиконян К. А.
аспиранткафедрыжурналистики
имассовойкоммуникацииИнститута
повышенияквалификацииработни-
ковтелевиденияирадиовещания,
г.Москва
Сущностный подход к определению феномена деловой информации
МамиконянК.А.
Современные экономические теории рассматривают ин-
формацию как важнейший компонент производственного процесса, который играет в экономике не меньшую роль, чем природные ресурсы, труд и капитал. Современная система массовых коммуникаций – «одна из главных со-
ставляющих для решения насущных экономических задач и проблем»
1
.
К информации делового характера это относится в первую очередь. В нашей стране существует особый со-
циальный заказ на нее, «определяемый общественно-эко-
номической формацией и социальными факторами»
2
. Она способствует становлению и развитию цивилизованных рыночных отношений, «служит агрегированию и артику-
лированию интересов»
3
бизнес-сообщества, является тем ядром, вокруг которого формируется социальный класс предпринимателей и коммерсантов.
Одно из свойств деловой информации, являющееся од-
ним из главных ее преимуществ, заключается в том, что она «рассчитана на вполне конкретную аудиторию»
4
. Потре-
бителями экономических сведений являются «лица, при-
частные к принятию ответственных решений в сфере прак-
тической и духовно-практической деятельности»
5
. Это так называемые люди «дела» (промышленники, финансисты, коммерсанты, банкиры), политики, специалисты органи-
заторского труда, менеджеры – то есть, в большинстве сво-
ем, люди образованные, социально активные, стоящие на высоких ступенях в общественной иерархии как по уровню доходов, так и по уровню образования и культуры
6
. Они ра-
ботают во всех сферах народного хозяйства, в науке (осо-
бенно прикладной), на производстве, госслужбе, в области образования и многих других. К ним примыкают студенты вузов, составляющие заметную часть аудитории деловой прессы. Все они нуждаются в точной, всесторонней, опе-
ративной экономической информации, необходимой для успешной учебы и выполнения служебных обязанностей.
Часть исследователей придерживаются мнения, что, кроме специалистов, деловой информацией все чаще ин-
тересуются «обычные» люди, не связанные с миром бизне-
са и финансов. Несмотря на то что в большей степени эта тенденция характерна для запада, для российской журна-
листики она тоже актуальна. Бурный рост интереса нашего общества к экономическим темам дает основания полагать, что в будущем эта тенденция проявится с большей силой: 1. Дроздов Д. Н. Экономическая информация в СМИ как фактор поступа-
тельного развития переходного общества // Современная журналистика: методология, творчество, перспективы: сб. науч. ст. / редколл.: Н. Т. Фрольцова (гл. ред.) [и др.]. – Минск: БГУ, 2008. – С. 101.
2. Еременко А. В. Деловая пресса в России: история, типология, модели-
рование изданий: Дис. … канд. филол. наук. - Ростов-на-Дону, 2006. – С. 3.
3. Нечаев Д. Н., Тулупов В. В. Деловые печатные издания России: Становление, специфика, тенденции развития. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2006. – С. 4.
4. Деловая пресса // Грабельников А. А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы / А.А. Грабельников. – М.: РИП-холдинг, 2001. – С. 79.
5. Деловая пресса // Система средств массовой информации России: Учебное пособие для вузов / Под ред. Я. Н. Засурского. – М.: Аспект Пресс, 2001. – С. 91.
6. См. об этом: Мурзин Д. А. Очерк типологии деловой прессы // Вестник Московского университета. Серия 10. Журналистика. – 2003. - № 2. - С. 69.
Филологические науки
71№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
«Потребление деловой информации массовой аудиторией в значительной степени определяется уровнем развития ее рыночного сознания и состоянием экономики. Поэтому дальнейшее развитие рыночных отношений предполагает все большую включенность массовой аудитории в процесс потребления деловой информации. Зафиксирован и осо-
бенно заметно растет интерес массовой аудитории к не-
которым сегментам деловой информации: о надежности банков, котировке акций и т.п.»
7
. Схожего мнения при-
держиваются и зарубежные ученые. Авторы англоязычной «Энциклопедии журналистики» пишут: «Чем больше ауди-
тория узнает о том, как экономика и рынок ценных бумаг влияют на ее повседневную жизнь, тем больше людей обра-
щаются к деловой журналистике за разъяснением значения происходящих событий» (перевод автора)
8
.
Таково мнение теоретиков, однако по данному вопро-
су высказываются и практики. Интересна точка зрения А. Сидорина, который делит потребителей экономической информации на мотивированных и немотивированных читателей. Первые – это специалисты, которые извлекают из журналистских текстов информацию, имеющую для них практическую и мировоззренческую ценность. Немотиви-
рованные же читатели – «это обычно потребители любой бесплатной информации. Им все равно, что читать, лишь бы не платить за это»
9
. На наш взгляд, в этой классифика-
ции автор допустил неточность. Он сам указывает на то, что данная группа читателей в равной степени интересуется любой бесплатной информацией. Поэтому, на наш взгляд, достаточных оснований для того, чтобы включать ее в чис-
ло потребителей именно деловых сведений, нет.
Важно указать основные темы, которыми представлена экономическая информация в России. Судя по каталогам пе-
чатной прессы, она посвящена таким темам, как банковское дело, бизнес, предпринимательство, бухгалтерский учет и ау-
дит, торговля, логистика, менеджмент, управление, налогоо-
бложение, право, страховое дело, строительство и недвижи-
мость, экономика, финансы, ценные бумаги, биржи, фондо-
вый рынок, промышленность, технологии, транспорт, туризм и др
10
. Каждому из направлений посвящены отдельные тема-
тические издания. В список тем входят и такие, как трудовые отношения, занятость, потребительский рынок, планирова-
ние и составление личного бюджета. Всё чаще на страницах де-
ловых изданий, в теле- и радиоэфире появляются материалы, рассказывающие о профессиях. Их задача - помочь читателям, которые стремятся к увеличению заработка и часто меняют работу (а иногда и профессию), сориентироваться в большом массиве существующих специальностей и видов деятельности.
Важно отметить, что деловую информацию не следует понимать в слишком узком смысле. Ее содержательная па-
7. Кулев В. С. Деловая пресса России: состояние и перспективы // Деловая пресса России: настоящее и будущее / Сост. В. Давыдов, М. Дзялошинская. – М.: Глобус; Институт гуманитарных коммуникаций, 1999. – С. 48.
8. Business Journalism // Encyclopedia of Journalism / General Editor Christopher H. Sterling. – N. Y.: SAGE Publications, Inc., 2009. - P. 225.
9. Сидорин А. Деловая пресса: что это такое? // Деловая пресса России: настоящее и будущее / Сост. В. Давыдов, М. Дзялошинская. – М.: Глобус; Институт гуманитарных коммуникаций, 1999. – С. 58.
10. См.: http://www.map-smi.ru/ru/ - каталог российской прессы «Почта России»; http://www.pressa-rf.ru/ - объеди-ненный каталог «Пресса России»; http://presslist.info/ - реестр электронных и печатных СМИ
литра гораздо шире политэкономической, экономической или собственно бизнес-информации. Деловыми являются любые сведения, которые могут иметь экономические по-
следствия, то есть заставить агентов рынка (главных потре-
бителей деловой информации) действовать определенным образом. Экономический эффект могут иметь сведения, на первый взгляд, весьма отдаленно связанные с бизнесом: скажем, сообщение о стихийном бедствии или научном от-
крытии. Последнее, к примеру, может привести к созданию нового производства, а следовательно, является важным для предпринимателя: «…Любая информация, способная приве-
сти в движение рынки труда, капитала и товаров, становится деловой. Искусство и квалификация журналистов деловой прессы в значительной степени определяется тем, насколь-
ко точно они могут из совокупности всех фактов выбрать именно те, которые влекут за собой заметные изменения на рынках сейчас или в будущем»
11
.
Отметим, что экономический эффект не всегда бывает положительным. Примером может служить прецедент с пу-
бликацией «Коммерсантом» статьи о проблемах «Альфа-
банка», получившей в свое время большой общественный резонанс. В результате публикации вкладчики в массовом порядке стали отзывать денежные средства со своих счетов. «Альфа-банк» понес существенные финансовые потери и предъявил «Коммерсанту» многомиллионный иск. Этот факт наглядно демонстрирует, что деловая информация, сама по себе не представляющая материальной ценности, несет ощутимый материальные эффект.
Отсюда вытекают требования, предъявляемые обще-
ством к деловой информации, которые одновременно явля-
ются ее обязательными характеристиками. Это надежность и достоверность источников, объективность, взвешенность и компетентность позиций. Издание, чьи публикации от-
вечают этим требованиям, приобретает авторитет, высокий общественный статус и деловую репутацию. Для средства массовой информации данного типа это - все равно что «солидный социальный и политический капитал»
12
. Это тот редкий случай, когда профессионализм журналистов лежит в основе финансового успеха и благополучия всего издания. Только взвешенная, объективная и проверенная информация может привлечь и удержать взыскательную и строгую деловую аудиторию, а значит, уберечь данное СМИ от разорения: «… читатели наверняка с подозрением отнесутся к «проблемному» и незрелому изданию и могут вообще утратить мотив обращения к нему. Недостоверная информация и сомнительный анализ событий рано или поздно вызовут реакцию отторжения со стороны читатель-
ской аудитории. По этой причине отнюдь не праздносло-
вием будет требование достижения и поддержания на до-
стойном уровне деловой репутации…»
13
.
Каковы же особенности потребления деловой инфор-
мации? Первая - исключительно утилитарный и прагма-
11. Деловая пресса // Система средств массовой информации России: Учебное пособие для вузов / Под ред. Я. Н. Засурского. – М.: Аспект Пресс, 2001. – С. 92.
12. Нечаев Д. Н., Тулупов В. В. Деловые печатные издания России: Становление, специфика, тенденции развития. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2006. – С. 4-5.
13. Мисонжников Б. Я. Деловое издание в ларибинте рынка // Журнали-
стика: исследования, методология, прак-тика: Сборник статей / Отв. ред. Г. В. Жирков. - СПб.: Роза мира, 2004 – С. 125.
72
тичный характер этого потребления. Сведения, представ-
ленные в деловых медиа, используются читателями для ведения предпринимательской деятельности и получения дохода. Чем больше утилитарной информации в деловом издании, тем выше вероятность его коммерческого успе-
ха. Иногда издание покупают ради одной строчки, крайне необходимой бизнесмену. К примеру, у газеты «Файнэншл таймс» есть отдельная группа читателей, которые покупают ее именно по этой причине. Один-два раза в месяц газета публикует показатели работы компаний по размещению средств мелких вкладчиков. Каждого такого читателя ин-
тересует только одна компания, то есть одна строчка ин-
формации, но ради нее они готовы платить деньги за все издание. Такие примеры дают исследователям основания рассматривать деловую информацию как реальный товар, участвующий в процессе купли-продажи
14
.
Вторая особенность потребления экономических сведе-
ний – крайний дефицит времени читателей. Представители политических и бизнес-кругов, а также управленческой сфе-
ры – люди очень занятые. По статистике, у менеджера средней руки в день не более 30 минут на просмотр периодики. Поэтому неудивительно, что деловую прессу читают крайне выборочно и мотивировано. И чем больше СМИ ценит своего читателя, тем больше внимания оно уделяет названному обстоятельству. Ува-
жение к потребителю выражается в стремлении сделать всё, что-
бы он легко и быстро ориентировался в издании: строгой струк-
турированности; четких заголовках, точно отражающих суть ма-
териала; лаконичности сообщений; удобной рубрикации.
Особенности потребления деловой информации тре-
буют тщательного подхода к отбору сведений, которые по-
падут на страницы издания, в теле- или радиоэфир. В ус-
ловиях гиперболического расширения информационных потоков СМИ берут на себя роль лоцмана в этом океане сведений, фильтруя их и заранее отметая ненужное.
Деловая информация характеризуется рядом призна-
ков: формальных, содержательных (качественных) и функ-
циональных:
•по форме она может быть представлена в полиграфиче-
ском или электронном виде;
•по содержанию – быть массовой или специализированной;
•по функциональному предназначению деловая инфор-
мация должна способствовать «выработке идеологии бизнеса, формировать информационную картину мира, … вести рыночный мониторинг»
15
и таким образом обе-
спечивать «нормальное развитие экономического орга-
низма мирового сообщества, государства, региона»
16
.
В. С. Кулев, впервые рассмотревший деловую информацию как объект научного познания, составил ее классифика-
цию. Согласно ей, деловая информация делится на следу-
ющие виды:
1. фактофиксирующая. Констатирует факты, не делая обобщений и выводов. Обычно это заметки, анон-
сы и прочие сведения, призванные просто сообщить о фактах деловой жизни;
2. аналитическая. Содержит анализ происходящих событий, приводит прогнозы. Такая информация важна для приня-
тия управленческих решений, выработки бизнес-страте-
гий, подготовки законопроектов в сфере экономики;
14. Кулев В. С. Деловая пресса России / В. С. Кулев. - М., 1996. – С. 2.
15. Кулев В. С. Деловая пресса России / В. С. Кулев. - М., 1996. – С. 3.
16. Там же. – С. 2.
3. оперативно-справочная. Этот вид деловой информации представляет собой биржевые сводки, сведения о состо-
янии фондового и валютного рынков, различные пре-
йскуранты и пр. Ее используют в работе профессионалы финансовой сферы: трейдеры, риэлторы, специалисты торговли;
4. рекламно-коммерческая информация – реклама и част-
ные объявления, предназначенные для работников оптовой и розничной торговли, а также тех, кто занят в сфере услуг;
5. смешанный вид деловой информации. Представляет собой различные комбинации предыдущих видов
17
.
В российском медиапространстве сведения экономического характера сегодня - одни из самых востребованных. Со вре-
менем данная тенденция лишь набирает силу: «В настоящее время отмечается значительный рост интереса всех групп россиян к экономическим проблемам. Происходит изме-
нение баланса потребления информации: увеличение доли экономической и социальной информации за счет снижения доли политической информации. В связи с этим расширяет-
ся система каналов доведения экономической информации до потребителей: деловая информация распространяется как в полиграфическом исполнении (периодические издания, бюллетени, пресс-релизы и т.п.), так и в электронной форме (аудиовизуальная продукция, дискеты и т.п.)»
18
.
Деловые медиа, ядро которых составляет экономиче-
ская информация, как ни один другой тип СМИ интегри-
рованы в систему средств массовой информации и являют-
ся неотъемлемой частью системы бизнес-коммуникаций. Отечественные исследователи считают их «влиятельной движущей силой позитивного развития общественно-
экономических процессов»
19
и эффективным средством оптимизации всех областей жизни, способствующим ста-
новлению цивилизованной рыночной экономики. Можно с уверенностью утверждать, что деловая информация - это фактор модернизации современной России.
17. См.: Кулев В. С. Деловая пресса России / В. С. Кулев. - М., 1996. – С. 4-5.
18. Кулев В. С. Деловая пресса России: состояние и перспективы // Деловая пресса России: настоящее и будущее / Сост. В. Давыдов, М. Дзялошинская. – М.: Глобус; Институт гуманитарных коммуникаций, 1999. – С. 48.
19. Мисонжников Б. Я. Деловое издание в ларибинте рынка // Журнали-
стика: исследования, методология, прак-тика: Сборник статей / Отв. ред. Г. В. Жирков. - СПб.: Роза мира, 2004 – С. 131.
Филологические науки
73№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
Список использованных источников
1. Encyclopedia of Journalism / General Editor Christopher H. Sterling. – N. Y.: SAGE Publications, Inc., 2009.
2. http://presslist.info/ - реестр электронных и печатных СМИ
3. http://www.map-smi.ru/ru/ - каталог российской прессы «Почта России»
4. http://www.pressa-rf.ru/ - объединенный каталог «Пресса России»
5. Грабельников А. А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы / А.А. Грабельников. – М.: РИП-холдинг, 2001.
6. Деловая пресса России: настоящее и будущее / Сост. В. Давыдов, М. Дзялошинская. – М.: Глобус; Институт гуманитар-
ных коммуникаций, 1999.
7. Еременко А. В. Деловая пресса в России: история, типология, моделирование изданий: Дис. … канд. филол. наук. - Ростов-
на-Дону, 2006.
8. Журналистика: исследования, методология, практика: Сборник статей / Отв. ред. Г. В. Жирков. - СПб.: Роза мира, 2004.
9. Кулев В. С. Деловая пресса России. - М., 1996.
10. Мурзин Д. А. Очерк типологии деловой прессы // Вестник Московского университета. Серия 10. Журналистика. – 2003. - № 2. - С. 64-74.
11. Нечаев Д. Н., Тулупов В. В. Деловые печатные издания России: Становление, специфика, тенденции развития. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2006.
12. Система средств массовой информации России: Учебное пособие для вузов / Под ред. Я. Н. Засурского. – М.: Аспект Пресс, 2001.
13. Современная журналистика: методология, творчество, перспективы: Сб. науч. ст. / редколл.: Н. Т. Фрольцова (гл. ред.) [и др.]. – Минск: БГУ, 2008.
74
Исторические науки, археология, культурология и искусствоведение
Садвокасова З. Т.
д.и.н.,профессорКазахского
национальногоуниверситета
им.Аль-Фараби,г.Алматы,
РеспубликаКазахстан
Сюткина Е. Н.
аспирант,Национальныйевразий-
скийинститутэкономикиимеждуна-
родныхотношений,г.Екатеринбург
Карагодин С. С.
к.г.-м.н.,доценткафедрытуризма
Национальногоевразийскогоинсти-
тутаэкономикиимеждународных
отношений,г.Екатеринбург
Методологический аспект изучения политики Российской Империи в отношении ислама на современном этапе
СадвокасоваЗ.Т.
В советское время, когда было провозглашено строи-
тельство коммунистического общества, любые верования объявлялись атеистической пропагандой пережитками про-
шлого. На практике же отмечался дифференцированный подход к различным конфессиям и религиозным объеди-
нениям. Основные религии – православие и ислам, – хотя и конкурировали с атеизмом в идеологической сфере, но к ним в силу традиции тяготело абсолютное большинство населения. К тому же православные и мусульманские ка-
ноны не подрывали устоев государства, а нравственные им-
перативы не противоречили моральному кодексу строителя коммунизма (по той простой причине, что последний был составлен на основе христианских заповедей). Следует от-
метить существенную разницу во взаимоотношениях пра-
вославия и ислама при царизме и в советский период. В до-
революционной России православие стремилось, вслед за военно-политической экспансией, распространить свое влияние среди коренного населения присоединенных тер-
риторий. Там, где ислам являлся традиционной религией автохтонного населения новых колоний, он занимал в ос-
новном оборонительную позицию. В советский период обе религии стремились сохранить своих адептов в традицион-
ных сферах своего влияния от тотального наступления во-
инствующего атеизма.
Доклад посвящен изучению конфессиональной про-
блематики с современных позиций, на примере Казахстана досоветского периода.
В советскую эпоху деятельность религиозных служи-
телей, особенно мусульманских, относящихся в соответ-
ствии со схемой к эксплуататорам, оценивалась с классо-
вых позиций однозначно негативно. Основная причина отрицательного отношения к религии заключалась в том, что она рассматривалась в качестве противовеса коммуни-
стической идеологии. Отсюда вытекали и методы борьбы с религией. Закрытие мечетей, церквей, костелов в пер-
вые годы советской власти происходило в большинстве случаев насильственным путем, следствием чего стало со-
кращение числа верующих, посещающих храмы. Это по-
зволило советским идеологам говорить о больших успехах в деле атеистического воспитания. В свою очередь, полу-
ченные результаты послужили материалом для написания антирелигиозных работ, основной целью которых была пропаганда освобождения трудящихся от духовного гнета вероисповедания. Формирование атеистического сознания связывалось с экономическими, социальными и культур-
ными преобразованиями. Религию изображали как тормоз общественного развития. Хотя исторический опыт скорее убеждает нас в обратном: можно привести множество при-
меров успешного развития стран, где сильны религиозные традиции. Классовый подход ставил мусульманских духовных служителей и народ по разные стороны баррикад в перма-
нентной борьбе трудящихся с эксплуататорами. Отсюда однозначно вытекала реакционность деятельности служи-
телей ислама, в том числе и в Казахстане. Всячески под-
черкивались невежественность, глупость, лицемерие мулл (как, впрочем, и попов). И в самом деле, нельзя категорично заявлять о том, что все без исключения представители мусульманского духо-
венства радели за свой народ. Среди них было немало лю-
дей, ставившей своей целью провести земную жизнь в лич-
ном благоденствии. Такие личности были удостоены мет-
Исторические науки, археология, культурология и искусствоведение
75№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
кими выражениями в пословицах и поговорках мусульман-
ских народов. К примеру, о корысти мулл говорят казахи: Сорная трава уменьшает землю, ходжа, мулла со-
кращает народ.
Если карман пустой, не ходи к мулле.
Без смерти человека, мулла не разбогатеет.
Среди уйгурских и узбекских пословиц и поговорок также соответственно встречаем:
Мулла знает, как брать, но не умеет давать.
Когда мулла получает благодарит бога, когда нужно да-
вать просит его защиты [1, с.4, 19, 20]. Понятно, что такие служители духовенства ни у какой паствы не могут вызы-
вать чувства уважения и авторитета. В настоящее время исследователи пишут о деятель-
ности тех мусульманских духовных служителей, которые стремились свои знания, добрые помыслы, опыт направить во благо народа, за его светлое будущее, против несправед-
ливости и беззакония. На основе категорического отрицания связи между по-
нятиями «религия» и «просвещение» принижались значение и роль религиозного образования, замалчивалась деятельность мусульманских духовных служителей в деле просвещения ка-
захского народа. Весьма показательно в этом отношении.
Одним из следствий и наглядных подтверждений того, как действовал такой подход, является ярко выраженная избирательность исследователей при рассмотрении ар-
хивных материалов. Изучение источников по исследуемой проблеме приводило к искреннему удивлению. Довольно часто в Государственных архивах, в фондах редких изданий научных библиотек обнаруживались нетронутые в течение многих десятилетий материалы. Особенно это относится к тем документам, в которых нашли отражение вопросы ре-
лигии, мусульманского образования, противоборства меж-
ду русскими крестьянами и казахскими шаруа. Материа-
лы мусульманских съездов, выступления мусульманской фракции на заседаниях Государственной Думы были до-
ступны исследователям и в советское время. Однако вслед-
ствие идеологического прессинга, в полном соответствии с указанным методом, они оказались невостребованными.
Если к перечисленным материалам изредка обраща-
лись с целью найти что-то «пролетарское», то анонимные письма вообще лежали нетронутыми. Так, в 64-м фонде Центрального Государственного архива Республики Ка-
захстан – Канцелярия Степного генерал-губернатора, была обнаружена анонимная Записка о положении низших и высших школ (мектебов и медресе) в России [2, л.2-7]. Дата не указана. Но по ее содержанию становится понят-
ным, что документ относится к началу 20 века. В листе использования стояла лишь одна неразборчиво написан-
ная фамилия с пометкой «просмотр» и в графе «год, месяц и число» - 1961 год. Следующим исследователем, заинтере-
совавшимся запиской является автор данной статьи. В 2003 году, ознакомившись с данным документом, найдено было немало привлекательного для исследователя. И содержание анонимной записки, и реакция на нее царских чиновников: ахуна Баязитова из Санкт-Петербурга, генерал-губернато-
ра, чиновников от образования и других свидетельствует о том, что документ представляет, большой интерес. Одна-
ко использование его в советское время могло обернуться непредсказуемыми последствиями. Свидетельством качественных изменений в истори-
ческой науке является не только выработка новых мето-
дологических подходов, методов и форм исследования, но и вовлечение на этой основе в научный оборот новых исторических источников. Здесь следует упомянуть еще об одном действенном «методе» – фигуре умолчания. Если не-
которые концепции или источники подвергались уничто-
жающей критике либо предвзятой оценке, то иные самым элементарным образом замалчивались. При этом второе было намного эффективнее – таких концепций и источ-
ников просто не существовало для исследователей. Спра-
ведливости ради следует отметить, что данный «метод» не являлся исключительной прерогативой советской истори-
ческой науки – для многих западных исследователей науч-
ных работ большинства советских историков также как бы не существовало. В положении таких «несуществующих» материалов оказались многие источники по рассматрива-
емой проблеме.
Среди опубликованных источников, представляющих научный интерес, особое место занимает «Историческая записка о состоянии Казанской духовной Академии по-
сле ее преобразования. 1870-1892» С. Терновского [3]. Она полностью пронизана противомусульманским духом и на-
правлена на укрепление христианства среди «разноверных иноверцев». А было их ни много ни мало «около 30 процен-
тов стомиллионного населения России» [4, с.38]. Эти ино-
верные подданные России принадлежали к «тюркскому, финскому и монгольскому племенам» [3, с.39]. Большое значение придавалось христианизации татар, казахов и других нерусских народов. Для подкрепления проделанной работы по распространению православия не-
обходима была духовная пища в виде противомусульман-
ской литературы. Администрация Казанской духовной Академии, невзирая на финансовые трудности, стала изда-
вать Миссионерский противомусульманский сборник. Его распространение должно было оказать помощь миссионе-
рам в деле притеснения мусульманской религии и создания благоприятных условий для проповедников православия. Уверенность миссионеров в религиозной стойкости рус-
ских переселенцев не ослабили даже имевшиеся факты влияния на них местных жителей. Проповедники право-
славия, подтверждая это, продолжали считать, что в душе русские переселенцы остаются верными национальным чувствам. В связи с этим в «Записке» оправдываются слу-
чаи перехода в другие религии и использование в жизни обычаев коренных жителей: «Как не окиргизиться и не обу-
рятиться простому добросердечному русскому человеку, за-
гнанному нуждой, а иногда недоразумением в неизвестную даль, за тысячи верст, где русского ничего нет, кроме имени «Россия» и русского начальства. Если у бедных, разоренных переездом поселенцев, нет священника и церкви, нет рус-
ской народной школы, нет даже народа-то русского, а кру-
гом необъятные чуждые русскому человеку пространства, по которым скитаются разные инородцы. Русская натура тягуча в лучшем смысле слова, вполне жизненная: и под киргизским халатом вы видите, сразу распознаете русского человека» [3, с.138].
Новый этап в развитии казахстанской исторической на-
уки связан с важнейшим событием в жизни нашей страны, а именно получением независимости республики. В 90-х годах XX века и в начале нового тысячелетия появляются работы, резко отличающиеся от предшествующих трудов. Освобожденные от коммунистической идеологии, от иде-
ологического прессинга прежней системы, историки полу-
76
чили возможность освещать прошлое без прикрас, не опа-
саясь за последствия. Полученная свобода привела к тому, что появляются работы, критикующие колониальную по-
литику русского царизма в Казахстане, не с классовых пози-
ций, а с точки зрения национального и духовного угнетения.
Критика реформ самодержавия XIX - начала XX века в религиозной сфере также получила отражение в этих ра-
ботах исследователей. Возвышая статус русской православ-
ной церкви, царское правительство рассчитывало упрочить свое положение накануне двух буржуазных революций. Естественно, другие верования и лица, их исповедовавшие находились в постоянном притеснении со стороны танде-
ма: царизма и русской православной церкви. Правитель-
ственная политика рассматривается во взаимосвязи с бы-
товавшими и существующими в России представлениями об исламе и мусульманах.
Накануне и особенно после распада Советского Союза исследователями стран СНГ и Российской Федерации в том числе, защищаются немало кандидатских и докторских диссертаций, содержащих противоположную советской, оценку роли русской культуры и определение значения ее вклада для культурного развития нерусских народов. Боль-
шое количество работ написаны на темы, показывающие духовную экспансию российского самодержавия в разных регионах России: «Русская православная церковь на служ-
бе эксплуататорских классов. X-1917 год», «Православная церковь в Башкирии – проводник политики царизма (II половина XVI- I половина XIX вв.)», «Миссионерско-иде-
ологическая деятельность православной церкви и противо-
церковное движение чувашского народа» «Политические взгляды и государственная деятельность К.П. Победонос-
цева», и другие [5 -10].
В этих работах показана деятельность самодержавия в союзе с русской православной церковью, по расшире-
нию духовного влияния на нерусские народы. Объектив-
ный подход авторов научных исследований можно уви-
деть в одинаковой характеристике лиц, непосредственно принимавших участие в государственной жизни России. М.С. Корзун в своей монографии пишет: «Во второй по-
ловине XIX века антинародный характер деятельности церкви и православия выражали Синод, обер-прокуроры» [5, с.187]. Глава Святейшего Синода характеризуется как «идеолог великодержавного шовинизма». Исследователь приводит слова современника, писавшего о взглядах Побе-
доносцева: «Лютая, кроющаяся в сердце всякого животного вражда обрекает на смерть все иноверное, все могущее пре-
тендовать на превосходство» [5, с.175].
Такая же характеристика дана в автореферате диссерта-
ции на соискание ученой степени кандидата исторических наук В.И. Жировова, отметившего, что в последние два десятилетия XIX века в общественно-политической и ин-
теллектуальной жизни России не было сколько-нибудь су-
щественного вопроса, к которому К.П. Победоносцев «не имел бы самого непосредственного касательства. Пресса, школьная педагогика и вообще вся постановка школьно-
го дела, репертуарная политика театров, развитие высшей школы, содержание библиотек – в поистине невероятный по объему и широте охватываемого материала круг проблем вмешивался глава духовного ведомства» [8, с.17]. Далее в автореферате подчеркнуто, что Победоносцев был крайне непримирим к любому проявлению инакомыс-
лия и фактически усилил роль церкви в обществе мерами государственного принуждения. Обер-прокурор Святей-
шего Синода Победоносцев проводил огромную работу по улучшению материального положения духовенства, стро-
ительству православных храмов, проведению церковных праздников, имеющих порою общегосударственное значе-
ние. Главным в исторической концепции Победоносцева было то, что «самодержавие и православная церковь яви-
лись единственными плодотворными факторами россий-
ской истории» [8, с.19].
В исследованиях среднеазиатских историков Х.Д. Са-
дыкова, Н.А. Абдурахимовой, А.М. Худайкулова, Б.М. Ра-
сулова, А. Суюновой, Г.К. Рустамова, Б. Боотаевой, Н.У. Гафарова [11-18], содержатся материалы, правдиво освеща-
ющие историю как всей страны, так и отдельных областей, в том числе Туркестана, в колониальный период. Акцент де-
лается на духовную жизнь узбекского народа. Анализ этих работ позволяет прийти к выводу, что средства и способы, применяемые царизмом в духовной жизни узбекского на-
рода, не имеют существенной разницы, с теми, что были в арсенале колониальной администрации в Казахстане.
В работах показана осознанность исследователями на-
циональных и мусульманских ценностей, всячески притес-
няемых царской Россией, необходимость их возрождения. Прежняя категорично отрицательная оценка влияния му-
сульманского образования подается в другом ключе. Пере-
сматривается отношение к духовному наследию.
В настоящее время опубликованы исследования, где указываются недостатки советской историографии по рас-
сматриваемой проблеме, связанные с пропагандируемой идеологией: «Ислам на территории бывшей Российской империи», «Подвижники ислама: культ святых и суфизм в Средней Азии и на Кавказе», «Очерки истории распро-
странения исламской цивилизации», «Духовная экспансия царизма в Казахстане в области образования и религии (II половина Х1Х – начало ХХ веков)» [19-22]. Обращают на себя внимание научные работы, где да-
ется оценка процесса христианизации нерусских народов и реакция на него, выражавшаяся в неожиданных формах протеста [23]. Она проявлялась в таких объединительных движениях мусульманских народов как пантюркизм и па-
нисламизм, в возвращении крещеных инородцев в ислам, непринятие язычниками православия как «социальный протест, направленный против национально-колониаль-
ного угнетения, насильственной христианизации и руси-
фикации, как форма антикрепостнического движения…» [24, с.120]. И, что было совершенно непредсказуемо для православных проповедников и царских чиновников – это отказ от православия и принятие мусульманской религии русскими переселенцами в казахской степи. Подводя итог обзору научных работ, мы приходим к за-
ключению, что в современной историографии, будь то российской или казахстанской, в некоторой степени еще сохраняются положения советской концепции однознач-
но благотворного русского влияния на казахский народ. Правда, в казахстанской историографии все чаще стали от-
мечаться и негативные последствия завоевания Казахстана Россией. Ликвидация ханской власти, введение россий-
ской системы управления советскими историками рассма-
тривались как положительные явления процесса «добро-
вольного присоединения Казахстана к России». Они в силу объективных условий не могли показать, что этот процесс принес казахам много невзгод и притеснений. Доказатель-
Исторические науки, археология, культурология и искусствоведение
77№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
ством того, что местное население на себе испытывало гнет русского царизма, явились выступления казахского наро-
да, не раз потрясавшие степь. Распространению русской грамотности, притеснению ислама, обрусению казахского населения в современных казахстанских публикациях и ис-
следованиях ученых стран СНГ дается совершенно другая оценка, нежели та, что имела место в советское время. Ущемление языка, религии, культуры и в целом всего наци-
онального русским царизмом – все эти вопросы стали объ-
ектом углубленного исследования историками Республики Казахстан.
Список использованных источников
1. Уахатов Б. Пословицы и поговорки о религии и ее служите-
лях. (Пер. с казахского).- Алматы, Қазақстан, 1965. 2. Анонимная записка о положении мусульманских низших и высших школ (мектебов и медресе) в России и ответы на нее // ЦГА РК. Ф.64; Оп.1, д.3475. 3. Историческая записка о состоянии Казанской духовной Академии после ее преобразования. 1870-1892 / Под ред. С.Терновского. - Казань, 1892. 4. Сборник материалов по мусульманству / Под ред. В.И.Ярового-Равского. - СПб., 1899. 5. Корзун М.С. Русская православная церковь на службе экс-
плуататорских классов. X-1917 год. – Минск, 1984. 6. Сергеев Ю.Н. Православная церковь в Башкирии – проводник политики царизма (II половина XVI-I половина XIX вв.): Автореф. дис. канд. истор. наук. - Куйбышев, 1990. 7. Таймасов Л.А. Миссионерско-идеологическая деятельность православной церкви и противоцерковное движение чуваш-
ского народа: Автореф. дис. канд. истор. наук. - Самара, 1991. 8. Жировов В.И. Политические взгляды и государственная деятельность К.П. Победоносцева в 80-90 годы XIX века: Автореф. дис.канд. истор. наук. - Воронеж, 1993. 9. Филатова Е.Н. Конфессиональная политика царского прави-
тельства в Беларуси. 1772-1860: Автореф. дисс. канд. истор. наук. - Минск, 2001. 10. Стельмах С.П. Политика самодержавия в области народного образования на Украине в 60-90 годах XIX века: Автореф. дис. канд. истор. наук. - Киев, 1991. 11. Садыков Х.Д. Колониальная политика царизма в Туркестане и борьба за национальную независимость в начале XX века: Автореф. дис. д-ра истор. наук. - Ташкент, 1994.
12. Абдурахимова Н.А. Колониальная система в Туркестане (II половина XIX – начало XX вв.): Автореф. дис. д-ра истор. наук. - Ташкент, 1994. 13. Худайкулов А.М. Просветительская деятельность джадидов Туркестана (конец XIX – начало XX вв.): Автореф. дис.канд. истор. наук. - Ташкент, 1995. 14. Расулов Б.М. Из истории мусульманских мактабов и медресе в Узбекистане (конец XIX – 20 годы XX в.): Автореф дис. канд. истор. наук. - Андижан, 1996. 15. Суюнова А. Национально-освободительная борьба 1916 года в Туркестане (на примере Сырдарьинской области): Автореф. дис. канд. истор. наук. - Ташкент, 1997. 16. Рустамов Г.К. Колониальная сущность царской и большевист-
ской власти в Туркестане (1867-1924 гг.): Автореф. дис. д-ра истор. наук. - Ташкент, 1999. 17. Боотаева Б. Кыргызы между Россией, Кокандом и Восточным Туркестаном (II половина XVIII – 70 годы XIX вв.): Автореф. дис. канд. истор. наук. - Бишкек, 1996. 18. Гафаров Н.У. Культурно-просветительская деятельность джадидов в Бухарском эмирате (начало XX века): Автореф. дис. канд. истор. наук. - Душанбе, 1999. 19. Прозоров С.М. Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. М., Вост. лит-ра., 1998.
20. Абашин С.Н., Бобровников В.О. Подвижники ислама: культ святых и суфизм в Средней Азии и на Кавказе. М., Вост. лит-ра, 2003.
21. Очерки истории распространения исламской цивилизации.- М: Вост. лит-ра., 1998.
22. Садвокасова З.Т. Духовная экспансия царизма в Казахстане в области образования и религии (II половина Х1Х – начало ХХ веков). Алматы, 2006.
23. Жусип В. Протест против политики царизма в религиозной сфере жизни казахов. Магистерская диссертация. Алматы, 2010.
24. Кобзев А.В. Исламизация православных чувашей и чувашей-
язычников Симбирской губернии в Х1Х – начале ХХ века. Отечественная история. РАН. №5, 2007.
78
Туризм как реализация социокультурной рефлексии
КарагодинС.С.,СюткинаЕ.Н.
В истории человечества информация являлась одной из основных характеристик цивилизации. Современные люди имеют возможность ежедневно потреблять огромное коли-
чество информации, что привело к формированию нового качества окружающего нас мира, к глобальным социокуль-
турным и экономическим изменениям. Исследователи, выделяя черты информационной циви-
лизации, фиксировали сокращение числа людей, занятых в промышленном производстве и сельском хозяйстве. Од-
нако уменьшение количества работников в промышлен-
ной сфере привело не к упадку производства, а к росту его эффективности за счет применения передовых техноло-
гий, роботизации и повышения квалификации персонала. Эффективный труд увеличил массу свободного времени граждан и поставил проблему его использования. Теперь на развитие человека оказывают влияние не только сфера тру-
довой деятельность, но и те занятия, которые наполняют свободное от работы время. Тем самым, жизнь в информа-
ционном веке потребовала изменения качества социальной рефлексивности. Понятие социальной рефлексивности указывает на тот факт, что человеку в изменяющихся условиях существова-
ния постоянно приходится думать об обстоятельствах, в ко-
торых он проводит свою жизнь. Во времена, когда жизнь общества в большей степени детерминировалась обычаями и традициями, люди могли автоматически следовать уста-
новленными путями и совершать поступки, не окрашен-
ные потребностью в социальной рефлексии. Однако для современного человека на заре ХХI века многие аспекты жизни, которые прежними поколениями принимались как само собой разумеющиеся, связаны с необходимостью от-
крытого принятия решения, в том числе и в сфере досуга.
С увеличением количества свободного времени все бо-
лее актуализировался вопрос проведения его вне дома и вне пределов привычного жизненного пространства с целью обогащения новыми эмоциональными впечатлениями.
Туризм как реализация социокультурной рефлексии направлен на побуждения человека, связанные с удовлет-
ворением эмоциональных потребностей в зависимости от его индивидуальных физиологических и психологических особенностей, системы взглядов, ценностей, склонностей, образования и т.д.
Потребность в эмоциональных переживаниях анало-
гична всем другим функциональным потребностям чело-
века, в частности, его потребности в движении. Однако имеющиеся эмоциональные впечатления современно-
го человека в условиях переизбытка информации часто бывают отрывочными и беспорядочными. Избыточная стимуляция одних эмоциональных переживаний не мо-
жет компенсировать пассивность других. У индивида мо-
жет накапливаться даже особый эмоциональный голод к определенным впечатлениям. Если раньше содержание аффективной сферы задавалось самим традиционным укладом жизни, обеспечивая приток необходимых эмоци-
ональных впечатлений, то теперь люди должны все более осознанно и направленно стимулировать и регулировать поток эмоциональных впечатлений.
Стремление современного человека к разнообразию впечатлений приобретает четкие очертания, когда он при-
ходит к решению провести свободное время вне дома, рас-
считывая с переменой мест, с одной стороны, снять на-
пряжение и усталость, порождаемые негативными внеш-
ними и внутренними факторами, связанными с укладом его повседневной жизни, а с другой стороны как один из способов повышения качества жизни и получения новых эмоциональных впечатлений, которых ему не хватало. Та-
ким образом, туризм проявляет себя сфера реализации со-
циокультурной рефлексии современного человека и сво-
бодного проявления им своих личностных качеств в разных социальных средах. С изменением географического поло-
жения человек субъективно меняет привычное социальное положение, соответствующий ему ролевой набор и стиль поведения. В зависимости от ситуации он может чувство-
вать себя более раскованно или более ответственно. Эта тенденция вызвана тем, что сегодня «демократия не может быть ограничена публичной сферой, такой, как ее опреде-
лил Ю.Хабермас. Существует потенциальная «демократия эмоций», возникающая в повседневной жизни» [1].
Туризм как социальная практика несет на себе значи-
тельную социокультурную нагрузку, связанную с осознан-
ным регулированием потока эмоциональных впечатлений посредством изменения социального поведения, расшире-
ния границ социокультурного познания, стремления к са-
мореализации и повышению качества жизни.
Ценность рефлексии для современного человека в ин-
формационно-коммуникативном пространстве усиливает-
ся благодаря возможности формирования и развития ком-
петентности субъектов рефлексии. Одним из важных заво-
еваний современного цивилизационного освоения мира является доступность материальных символов, памятников культуры, лежащих в фундаменте социокультурного пред-
ставления о мире.
Туристическая деятельность обеспечивает доступ мас-
сового сознания и деятельностного присвоения ценностей материальной и духовной культуры в разных странах мира. Рефлексивное расширение компетенций современного субъекта опирается, в частности, на личный опыт познания и восприятия артефактов истории и материальной культуры разных континентов. Растет рефлексивная компетентность современного человека и возможность транспортного, ви-
зуального, информационного, эмоционального соприкос-
новения с образом жизни, коммуникативными стилями, поведенческими стереотипами и нормами, традициями, проявлениями предрассудков, национально-культурными особенностями. Тем самым, происходит демократизация компетентности в туристической форме расширения со-
временной рефлексивности.
Под компетентностью могут пониматься базовые каче-
ства людей, определяющие варианты их успешного поведе-
ния или мышления, распространяемые на различные ситу-
ации и длящиеся довольно значи тельный период времени [2]. Существует определение понятия «компетентность», приводимое в «Современном словаре иностранных слов»: «Компетентный (лат. competens, competentis - надлежащий, способный) – знающий, сведущий в определенной обла-
сти, имеющий право по своим знаниям или полномочиям делать или решать что-либо, судить о чем-либо». Овладение рефлексивной компетентностью реализуется как познава-
тельный успех личности, ее способности к ответственному самостоятельному действию в широком контексте культур-
ных, экономических и социальных отношений. Основу формирования рефлексивной компетентности составляет опыт человеческого общения, соционорматив-
ный опыт народной культуры; основ межкультурных ком-
Исторические науки, археология, культурология и искусствоведение
79№ 1(11) 2012Всероссийский журнал научных публикаций
муникаций; опыт межличностного общения; опыт воспри-
ятия мирового искусства. Соционормативный опыт – это основа когнитивного компонента рефлексивной компе-
тентности личности как субъекта туристической деятель-
ности. Вместе с тем реальное бытование различных форм общения, которые чаще всего опираются на соционорма-
тивный конгломерат (произвольная смесь норм общения, заимствованных из разных национальных культур, вводит личность в состояние когнитивного диссонанса). А это рождает противоречие между знанием норм общения в раз-
ных формах общения и тем способом, который предлагает ситуация конкретного взаимодействия. Диссонанс – ис-
точник индивидуально-психологического торможения ак-
тивности личности в общении. Личность выключается из поля общения. Возникает поле внутреннего психологиче-
ского напряжения. А это создаёт барьеры на пути человече-
ского взаимопонимания.
Важным элементом рефлексивной компетентности является знание норм межкультурного общения. Сегодня, когда становится все более очевидным, что человечество развивается по пути расширения взаимосвязи и взаимоза-
висимости различных стран, народов и их культур, в рам-
ках международного туризма активно развиваются кросс-
культурные контакты. Становясь участниками такого вида контактов, люди взаимодействуют с представителями дру-
гих культур, зачастую существенно отличающихся друг от друга. Отличия в языках, национальной кухне, одежде, нормах общественного поведения, отношении к выполня-
емой работе осложняют эти контакты. Глубинные причины этих различий обусловлены разницей в мироощущении, мировоззрении, культурных и религиозных традициях, ином отношении к миру и к другим людям. Поэтому эф-
фективная межкультурная коммуникация в сфере туризма требует от туриста специальных знаний, позволяющих пре-
одолеть эти коммуникативные барьеры. Тем самым, туризм как социокультурная рефлексия реализуется в сфере меж-
культурной коммуникации. При этом уровень рефлексив-
ной компетентности зависит от специфики межкультурных контактов: видов и форм, условий протекания, характера, длительности, интенсивности, зависят и т.п. Межкультурную коммуникацию можно рассматривать как: 1) саму деятельность, 2) условие и организационный принцип этой деятельности, 3) фактор и критерий качества турпоездки. Межкультурная коммуникация невозможна без рефлексивного освоения окружающего мира, истории и куль-
турных оснований жизни каждого региона, этноса и т.д.
Социокультурная рефлексия в ее теоретических ди-
леммах осваивает и отражает конкретные социальные структуры, экономические подходы и морально-ценност-
ные ориентиры в различных социальных группах и соци-
альных институтах. Связь в туристической деятельности фундаментальных оснований социокультурной рефлексии и практической реализации этих дилемм и подходов ведет к гармонизации общего и особенного в социальном позна-
нии, проблематике деятельностного присвоения богатства социокультурной реальности.
Таким образом, реализация познавательных и комму-
никативных функций туризма как фактора социокультур-
ной рефлексии направлена на интенсивность информаци-
онного обмена и межкультурную проницаемость, а позна-
вательная деятельность способствует саморазвитию и по-
вышению социокультурной компетентности личности.
Список использованных источников
1. Гидденс Э. Социология / При участии К. Бердсолл: Пер. с англ. Изд. 2-е, полностью перераб. и доп. М.: Едиториал УРСС, 2005. – С.585-586.
2. Клиентоориентированный сервис в туризме. Коллективная монография. – М.: Издательство «Альтекс», 2010. – С.122-123.
80
Всероссийский журнал научных публикаций
Периодическое научное издание, посвященное актуаль-
ным проблемам современных наук. Со всеми номерами журнала вы можете познакомиться во всех крупных госу-
дарственных библиотеках.
Издание зарегистрировано в Федеральной службе по над-
зору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Ре-
гистрационное свидетельство: ПИ № ФС77-40378.
Издание внесено в международный реестр ISSN и ему присвоен международный стандартный номер серийных изданий (International standard serial number) 2079-7052.
За достоверность сведений, изложенных в статьях, ответ-
ственность несут авторы. Мнение редакции может не со-
впадать с мнением авторов материалов. При перепечатке ссылка на журнал обязательна. Материалы публикуются в авторской редакции.
Учредитель и издатель журнала ООО «Эстет».
Адрес редакции: 125167, г. Москва, ул. Пилота Нестерова, 5. Тел.: +7 (495) 505-27-66.
Эл. почта: info@vseros.ru.
Тираж 1000 экз.
Автор
Olesya Astakhova
Документ
Категория
Зоология
Просмотров
1 260
Размер файла
1 847 Кб
Теги
январь, вокальная, 2012, изменчивость, культурной, условие, эволюции, зяблика
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа