close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

заметка, ж. Ресторан Эксклюзив. №2(4) 1998

код для вставкиСкачать
R E S T A U R A N T A N D C I T Y ^' 2/9) /99?. шШ MAM A POM A С
огласно легенде тро­
янский царевич Эней сумел спастись во время осады Трои. На корабле он отплыл в Италию. Заклю­
чив союз с лапинским царем, он женился на его дочери Ла-
винии. Их сын Асканий осно­
вал новый город - Альба -
Лонга. Четыре века правили городом разные цари, и вот с трона был свергнут царь, вну­
ки которого - близнецы Ромул и Рем - были брошены на по­
гибель у реки Тибр. Их нашла и вскормила волчица. Маль­
чики выросли и решили осно­
вать город на том месте, где должны были погибнуть мла­
денцами. При совершении обряда, посвященного осно­
ванию города, в живых остал­
ся Ромул, он дал новому го­
роду свое имя и стал его пер­
вым правителем. «ROMA», ес­
ли читать наоборот - AMOR -
любовь - и такое толкование названия столицы Италии есть у римлян. Такова история названия Рима. Нежное и теплое название «МАМА ROMA», уходящее кор­
нями в далекую античную ис­
торию, безошибочно ориен­
тирует гостей города и его жителей в том, в какую атмо­
сферу окунутся они, посетив итальянский ресторан с таким названием. Изысканная итальянская кухня: классическая лазанья, говядина по-сицилийски и множество других экзотиче­
ских блюд; солнечная музыка, ненавязчиво струящаяся и не мешающая беседе посетите­
лей, профессиональное об­
служивание - все это делает посещение ресторана неза­
бываемым. P/ZZA £ PASTA ifiltfPll^f Юрий Пирютко ( наблюдения историка Петербурга) RESTAURAN T I N TH E SPAC E O F TH E CIT Y Yury Piryutko Translated by Natalya Bomova (observation s of a Petersbur g historian) С
остояние уличной ре­
кламы в современ­
ном Петербурге вы­
зывает всеобщий ропот. Плохим кажется все. Неле­
пые растяжки поперек Нев­
ского, напоминающие пар­
тийные лозунги советского периода - с той, однако, разницей, что тогда их ве­
шали два раза в год к празд­
никам, а теперь они мозо­
лят глаза постоянно. Гро­
моздкие тумбы с аляпова­
тыми постерами, видными, благодаря подсветке, даже ночью. Разнокалиберные и разномастные вывески, за­
бивающие архитектуру классических фасадов. По­
чему-то вся эта лавина рек­
ламы дикого капитализма обрушилась, прежде всего, на Невский проспект, отчего главная улица северной These notes don't claim to become anyhow a manual for designers, employed in cafes an d restaurants planning. As a student of a local lore, I'm trying to analyze the present in Petersburg historical expe­
rience context, understand­
in g of its place in the world. To a considerabl e extent it's a view from the outside, of a Philistine, who would like to live in a comfortabl e and well-
buil t city but who perceives ho w littl e it depends upon him personally. State of outdoo r advertise­
ment in Petersburg gives rise t o general grumble. Every­
thing seems bad. Ridiculous transparencie s across the Nevsky reminding Party slo­
gans of Soviet period - the differenc e is, however, that R E S T A U R A N T A N D C I T Y МШ then they were hung twice a year befor e holidays, whereas now they stay an eye­
sore permanently. Clumsy post s with daub posters, which are seen due to illumina­
tion, even at night-time. Signs of different caliber and color s jammin g classica l facades architecture. For some reason all this snow-sli p of wil d capitalis m befell, first of all, upon the Nevsky, which made the Norther n capital thoroughfar e look like a fair-groun d show. As a rule, when we don't like something we allege that previousl y it was better. The beginning of rolling down to the present collapse was marked, as it may be recalled, by an appeal 't o revive Petersburg'... As a matter of fact, the bril ­
liant architectur e of our three-hundre d years old city had not been screened by ugly advertising in first post-war decades only, when there was no necessit y to pro ­
mot e onesel f in the absence of any avail ­
abl e market. Onl y the appeal s 'Keep money in the saving bank' and 'Don't leave home appliances unattended' shone in neon light on buildings' roofs. Judgin g from 'A Panorama of the Nevsky Prospect' by Vasily Sadovniko v imprintin g an appearanc e of the city in Pushki n time, on Kotomi n house onl y (the very building, where a Wolf and Beranger confectioner y was housed and which accommodate s now 'The Literar y Cafe') were placed more than fort y (!) signs, some of which overlappe d sculptura l pan­
els or were secured immediatel y to columns. These are the thirties of the last century. What coul d be sai d about the beginning of the current centur y when advertisemen t was fashioned from roof to pavement without any concer n as to ensembl e and harmony! I don't want to say that there is nothing for us to learn from the past at all, howev­
er not all may be considere d as a model, only because of its existence in Pushki n or Nicholas II time. Pre-Revolutionary nation­
al experienc e relating to advertisemen t coul d hardl y help, and foreign one, based on absolutel y differen t spatial environ­
ment , - still less. Why not reall y start using one's own mind, developin g the percep­
tion of measur e and tast e which lends architectur e of one of the most beautiful cities in the worl d to us. Petersbur g is not homogeneou s at all and withi n its historical center has local zones, significantl y differing from each other. One can hardl y take the Morskayas' vicinit y for Vasilyevsky Ostrov Lines, green lanes of the Petrograd Side don't look at all like endles s perspective s of Izmaylovsky 'regiments' (the Krasnoarmeiskys). It's obvious that there are not and coul d not be any general rules to meet decoratio n objectives in compli ­
ance with speculativ e 'Petersbur g tradi ­
tion'. Additionall y one shoul d recal l that overwhelmin g majorit y of the city inhabi ­
tants lives not in the historical center, but in large-pane l quarter s of 'socialis t Leningrad', which, whatever our attitude towards them might be, are actual envi ­
ronment for hundreds of thousands of our townsmen. There is no any significan t difference, as it seems, between advertisemen t of shops and restaurants. At least, it is not realized by client s and contractors. The 'toughest' exampl e of the commonnes s of methods is a large illuminate d transparenc y over Karavannay a Street, appealin g to visi t restaurant 'Cat', as if symmetrica l to a similar pending advertisemen t of 'DLT столицы приобрел а сходство с ярма­
рочным балаганом. Как правило, когда нам что-то не нра­
вится, мы утверждаем, что раньше было лучше. Начало скатывани я к нынешне­
му безобрази ю было ознаменовано, как помнится, призывом к "возрожде ­
нию Петербурга"... Реальность, однако, в том, что блистательна я архитектур а нашего трехсотлетнег о города не за­
слонялась уродливой рекламой лишь в первые послевоенные десятилетия, ко­
гда никакой надобност и заявлять о се­
бе, при наличии отсутствия какого-либ о рынка, просто не было. Разве что при­
зывы "хранить деньги в сберегательно й кассе" и "не оставлят ь без присмотра электроприборы" светились неоном на крышах домов. Судя по "Панораме Невског о про­
спекта" Василия Садовникова, запечат­
левшей облик города пушкинског о вре­
мени, только на котоминско м доме ( том самом, где была кондитерска я Вольфа и Беранже, а теперь "Литературно е ка­
фе") - размещалос ь больше сорока (!) разнообразных вывесок, иные из кото­
рых наезжали на скульптурные панно или крепились прямо на колоннах. Это тридцатые годы прошлог о века... Что уж говорить о начале нынешнего, когда ре­
кламу лепили от крыши до тротуара, без всякой мысли об ансамбле и гар­
монии. Не хочу сказать, что нам вовсе не­
чему учиться у прошлого, но далеко не все может считаться образцовым толь­
ко потому, что существовал о во време­
на Пушкина или Николая Второго. До­
революционны й отечественны й опыт в отношении рекламы вряд ли нам помо­
жет, а уж зарубежный, основывающий ­
ся на совершенн о ином пространствен ­
ном материале, - того менее. Почему ЫПШ ЖЖЗ^Ум ШЖЮ£ЖЖШЖ$Ж f'bHfflRlS l - 1 „ — s A«M»'#S . .ifiinL Р Е С Т О Р А Н И Г О Р О Д эы, действительно, не зажить своим умом, вырабатывая то понимание ме­
ры и вкуса, какое дает нам сама ар­
хитектура одного из прекраснейших городов мира. Петербург вовсе не однороден, и в пределах своего исторического центра имеет локальные зоны, заметно отлича­
ющиеся друг от друга. Район Морских улиц вряд ли можно спутать с линиями Васильевского острова, зеленые улоч­
ки Петроградской стороны ничуть не похожи на бесконечные перспективы Измайловских "рот" (Красноармейских улиц). Очевидно, что нет и не может быть общих правил для решения деко­
ративных задач сообразно умозритель­
ной "петербургской традиции". Надо к тому же вспомнить, что подавляющее большинство жителей города живет во­
все не в историческом центре, а в круп­
нопанельных кварталах "социалистиче­
ского Ленинграда", которые, как бы мы к ним не относились, являются объек­
тивной средой обитания сотен тысяч наших земляков. Между рекламой магазинов и рес­
торанов нет, по-видимому, существен­
ной разницы. По крайней мере, ее не ощущают заказчики и исполнители. На­
иболее "тяжелый" пример общности приемов - крупная иллюминированная растяжка над Караванной улицей, при­
зывающая посетить ресторан "КЭТ", как бы симметричная подобной вися­
чей рекламе "ДЛТ" над Большой Коню­
шенной. Смущает, разве что, несопос­
тавимость в количестве потенциальных клиентов этих предприятии, находя­
щихся в разных весовых категориях. Рестораны и кафе, как правило, не занимают целиком объем какого-либо здания, но имеют соседей, заставляю­
щих чем-то выделиться из общего ряда. Нельзя, однако, не учитывать, что стре­
мление к наибольшей оригинальности чревато превращением в "белую воро­
ну". На образ рекламы играет оформле­
ние оконных и дверных проемов, вит­
рин, размещение вывесок на стене или кронштейнах, малые архитектурные формы в виде навесов, фонарей, моще-
over Bolshaya Konyushennaya. The only confusin g thin g is incompatibilit y as to number of would-b e client s of these establishments, staying in differen t 'weight classes'. Restaurant s and cafes, as a rule, don't occup y the whol e building, but have neighbor s making stand out of the com ­
mon run. One must take int o considera ­
tion, however, that striving for being the most origina l is fraugh t with transforma ­
tion int o a rara avis. Advertising image is effecte d by window openings, doorways T A U R A N T A N D T Y зШшш 4_-f ч i and shop windows design, placement of signs on holders, small architectur e forms as visors, lanterns, pavement of side ­
walks, fencing of porches and stairs, etc. It's natural that reputation of such establishment s will be finally determined not by decoration costs, but by its pres ­
tige, quality of its cuisine, level of its ser­
vice, distinguished visitors - elements of an original legend, which any reliabl e restauran t must possess. For example, 'Maxim' in the Royal Street in Paris need not any publicity, except a modest bronze sign with its name which is all the same known in the whole world. Our traditions, unfortunately, have been interrupted. There are no restaurants, whose history woul d go back to the last century ( except, perhaps, 'Moscow' at the corner of the Nevsky and Vladimirsky, which is not remembere d by current owners of the comple x being reconstructed). The most difficul t thing is to find limits in the Nevsky Prospect. With emphasi s on bravura, with laser bunches of illumina­
tion, ploughing tops of the trees in the Anichkov garden, light decoratio n of a new bar 'Golden Dolls', as opposite to the client's obvious intention, did not bring any brilliance of the capital to the estab­
lishment. More likely, it reminds a dancing groun d in a chief town of a district, shining in electrica l light in the darkness of provin­
cial remote places. Decoration of an entranc e to 'Nevsky Palace' with a glass visor, 'extruded' to a pavement equal width, is performed, as it seems, in Petersbur g tradition: visors above entranc e doors, protectin g fro m rain flows, were always matching here. Yet it's enough to cast a glance at old visors (remainin g intact at some places) on forge d holders with patterned cornices, proppe d upon graceful cast-iron columns to perceive a difference. It's known for long time that true gour­
mands and restaurant services connois­
seurs prefer some cozy lanes to noisy centra l streets. Not by accidence such restaurant s like Troyka' in Zagorodny, 'Bell a Leone' in the abyss of an ordinary yard in Vladimirsky found their clients so quickly. Another matter - restaurants, where one can hold a business meeting in a course of the working day, get his lunch, withou t spending too much time and money. Even in the beginning of 1980-ies business people preferre d to get by car to restauran t 'Vostok' in Primorsky Park Pobedy, where they could have their lunch with comfor t and at comparativel y low price. There are sufficient possibilities in the center of the city as well. Sooner or later, of course each client finds his restaurant; a familiar bistro, pub, which has grown necessary to him; a night club, where he could relax in a circl e of habitues he is acquainted with. Advertisemen t can prompt, but is hardly able to become a decisive factor in choos­
ing such places. Sometimes a standard 'hut', fixed on the pavement, is enough for an establishmen t to keep a long-fo r popu ­
larity. Such is, for example, 'Greencrest' in Vladimirsky, chosen by many customers -
which is not prevented by an outdoor advertisement, looking, as strange as it may be, like a sign of modern pharmacies (having replaced - for some reason - red crosses with green ones). Perhaps, except an excellent cuisine, plays its role 'memor y of the place': bistro occupie s the same facility, which housed in the begin ­
ning of the century a restaurant 'Kapernaum' favored by intelligentsi a of Petersburg. It's difficul t to forecast something in our unstable time, but some tendencies of the stable life are sensed, in spite of the fac t that the very word 'stabilization' has become with us, as it seems, a syn­
onym of the word 'crisis'. Petersburg combine s features of a large business cente r with architectural fascination, unique in its attractiveness for tourists. Here inevitable and necessary are zones of increased concentration of cafes, bistros, small restaurants, where each would-b e client - from a rich foreigner to a clerk from a neighboring offic e - could find his table. ния тротуара, ограждения крылец и ступенек и т. д. Естественно, что репутация заведе­
ний подобного рода определяется, в ко­
нечном счете, не затратами на оформи­
тельские средства, но престижем, каче­
ством кухни, уровнем обслуживания, именитыми посетителями - элементами своеобразной легенды, которая должна быть у любого солидного ресторана. Скажем, "Максиму" на Королевской улице в Париже нет надобности в каких-
то иных рекламных средствах, кроме скромной бронзовой таблички с назва­
нием, и без того известным во всем мире. Но у нас, к сожалению, традиции прерваны. Нет ресторанов, история которых уходила бы в прошлое столе­
тие ( за исключением, пожалуй, "Моск­
вы" на углу Невского и Владимирского, о чем вряд ли помнят нынешние хозя­
ева реконструируемого комплекса). Сложнее всего найти меру на Нев­
ском проспекте. Подчеркнуто бравур­
ное, с лазерными пучками, бороздя­
щими кроны деревьев Аничкова сада, световое оформление нового бара "Golden dolls", вопреки очевидным за­
мыслам заказчика, не придало заведе­
нию столичного блеска. Оно, скорее, напоминает танцплощадку в уездном городке, сияющую электричеством во мраке провинциального захолустья. Оформление входа в "Невский палас" стеклянным козырьком, вынесенным на ширину тротуара, выполнено, кажется, в питерской традиции: навесы над входными дверями, защищающие от потоков дождя, всегда были у нас уме­
стны. Но достаточно взглянуть на уце­
левшие кое-где старинные козырьки на кованых кронштейнах, с узорчатыми подзорами, опирающиеся на изящные чугунные столбики, чтобы понять, в чем тут разница. Давно известно, что настоящие гур­
маны и ценители ресторанных услуг предпочитают шумным улицам центра какие-нибудь уютные закоулки. Не слу­
чайно так быстро нашли свою публику такие рестораны, как "Тройка" на Заго­
родном, "Bella Leone" в глубине неза­
метного дворика на Владимирском. Другое дело - рестораны, в которых можно провести деловую встречу в те­
чение рабочего дня, получить свой ланч, не затрачивая на это слишком много денег и времени. Еще в начале 1980-х деловые люди предпочитали добраться на автомобиле до ресторана "Восток" в Приморском парке Победы, где можно было пообедать комфорта­
бельно и сравнительно недорого. Те­
перь имеются достаточные возможно­
сти и в центре города. Конечно, рано или поздно клиент на­
ходит свой ресторан, привычные ему и ставшие необходимыми бистро, паб, ночной клуб, где можно расслабиться в кругу знакомых завсегдатаев. Реклама может подсказать, но вряд ли способна стать решающим фактором в выборе подобных мест. Иногда достаточно ти­
пового "шалашика", вынесенного на тротуар, а заведение сохраняет завид­
ную популярность. Таков, например, "Грин Крест" на Владимирском, кото-
Р Е С Т О Р А Н Г О Р О Д рый выбирают многие - чему не мешает даже выносная реклама, до странно­
сти схожая с вывесками современных аптек (почему-то отказавшихся от крас­
ных крестов в пользу зеленых). Воз­
можно, кроме отменной кухни, играет роль "память места": бистро занимает то же помещение, в котором в начале века находился любимый интеллигент­
ными петербуржцами ресторанчик "Ка­
пернаум". Трудно в наше неустойчивое время что-то прогнозировать, но какие-то тен­
денции стабильной жизни намечаются, несмотря на то, что само слово "стаби­
лизация" у нас стало, кажется, синони­
мом слова "кризис". Петербург сочета­
ет черты крупного делового города с архитектурными красотами, уникаль­
ными по притягательности для тури­
стов. Здесь неизбежны и необходимы зоны повышенной концентрации кафе, бистро, небольших ресторанчиков, где любой потенциальный клиент: от бога­
того иностранца до клерка из соседней конторы - мог бы найти свой столик. Одна из таких зон естественно сфор­
мировалась у перекрестка Невского с каналом Грибоедова. В нижнем этаже знаменитого "дома Энгельгардта" раз­
местилось популярное бистро "Laime"; в следующем доме - старинный ресто­
ран "Чайка", преобразившийся в конце 1980-х в первое "совместное предпри­
ятие"; за ним - итальянское кафе- мо­
роженица и, наконец, - открытый в этом году японский ресторан "Сакура". В летнюю пору, когда на тротуар выносятся столики под полосатыми тен­
тами, этот уголок города выглядит осо­
бенно живописно. В общую многоцвет­
ную картину вплетаются красные зон­
тики плавучего бара, устроенного на во­
дах канала. Настрой праздничного ожи­
вления как бы задан разноцветными куполами собора Воскресения, венча­
ющего перспективу канала. Пестрота не режет глаз, но в деталях многое могло бы быть более продуманным. Вряд ли так уж необходимо было окрашивать нижний этаж здания классической ар­
хитектуры, в котором находится ресто­
ран "Чайка", в яркий канареечный цвет. Сооружение на входе в "Сакуру" вы­
держано в японской традиции, сразу привлекая внимание, но плохо увязыва­
ется с типичным петербургским фаса­
дом. В оформлении заведений на кана­
ле преобладает "евростандарт", что нельзя безоговорочно отвергать для Петербурга - города, несомненно, евро­
пейского. Однако известная монолит­
ность плотной "фасадной" застройки кварталов исторического центра Петер­
бурга объясняется практической одно­
временностью (в основном это 2-я по­
ловина 19-начало 20 вв.), тогда как в старых европейских городах рядом стоящие здания могут отличаться по возрасту ( и, соответственно, стилю) на R E S T A U R A B T A N D I T Y _ One of such zones has been naturall y develope d at the crossroad s of the Nevsky and Kanal Griboyedova. On the lower floor s of the famous 'Engelgardt house' a popular cafe 'Laime' is located, in the next building - an old restau­
rant 'Chayka', transforme d at the end of 1980-ies into a first 'joint venture', following it - an Italian ice-crea m bar, and, finally, - a Japanese restaurant 'Sakura', opened this year. In summe r time, when tables under stripped shelter s are brought to the side-walk, this corner of the city looks especiall y picturesque. Red sunshades of a floating bar arranged offshor e intertwin e with general multi-colore d pic­
ture. Festive animation mood is tuned by motley domes of the Resurrectio n Cathedral, crowning the canal perspec­
tive. Diversit y of colors is not eye-irritating, yet much in detail s coul d have been better. It was hardl y necessar y to paint a bright canary color the lower floor of the classica l architectur e building, which houses restauran t 'Chayka'. An arrangemen t at the entrance to 'Sakura' is kept in Japanese tradition, immediatel y attractin g attention, but is poorl y matching the typical Petersbur g facade. In the decoratio n of establishment s along the canal 'eurostandard' is prevail ­
ing, which may not unconditionall y be rejecte d for Petersbur g - a city, without a doubt, European. However, a certai n solid ­
ity of the compact 'facade' constructio n of quarter s in Petersbur g historical center is attribute d to its actual simultaneit y (mainl y it dates back to 2 half of the 19-
th - beginning of 20-th centuries), where­
as in ol d European cities adjacent build ­
ings may differ in age (and accordingly, in style) by centuries. Under such condition s it's possible, ignoring a building's tecton ­
ics, concentrat e one's attention on lower floors' decoration, utilizing pending items, wide glass shop windows, intensive light advertisement, etc. For Petersbur g such method s are inexpedient, first of all, because the backgroun d for our city's ensemble s is its perspectives' beauty, 'monotonou s prettiness', artificial anima­
tion of which wil l rui n impressio n of integrity. Placing advertisemen t on Petersburg's buildings facades, one may not change thei r scal e and rhythm, distor t patterns and dimension s of windows and doorways, ignor e characte r of stucco moldings. Even back-yards in Petersbur g have a certai n modulus for development, bear a certai n aestheti c meaning. That's why with emphasi s on American style, leading to kitsch, an entranc e to a yout h club 'Monroe' in Kanal Griboyedov a looks absurdl y in the yard of 'Jesui t College' -
one of the significan t monument s of Russian classical architecture. Mysteriousl y deserted is purposely, as it seems, designate d for such establish ­
ments pedestria n Maly Konyushennay a Street. This phenomeno n has many rea­
sons. First of all, a reason is, perhaps, that there are no places to attend in this street: not so many peopl e visit the Swedish con ­
sulate and district polyclinic s - and there are no other institution s in Mal y Konyushennaya. Ther e is no space to locat e ther e such a great number of attractive trading outlets, which brought all the visitor s to the neighborin g Bolshaya Konyushennaya. An interesting complex has been devel ­
oped over recent years in Galernaya. It's true that dispositio n of the local bistros' owners to a street, which has not been earlier considere d heavil y trafficke d by bot h tourist s and residents, is difficul t to explain. Nevertheless, over recent years withi n the street section betwee n Dekabristo v and Truda Squares ther e appeared about a dozen of such estab­
lishments. Here is a true menagerie: 'Pink Panther', 'Golden Cal f, 'Crocodile'... Located in Galernaya 'Senate-bar' and 'Le francees' belong to elite restaurants. Galernaya is a long narrow passage, enclosed at its ends by a high archway of Senate and Synod, from one side, and from the other - by Admiralteisk y Plant buildings. Latel y the street has turned into a parking lot of the kind - along its side­
walks the cars park in a continuou s line (by the way, in thi s relation one might regret about one more absur d 'constructio n of the century' - underway in Truda Square, needed by nobody, whereas a large undergroun d parking lot woul d have been многие столетия. В таких условиях воз­
можно, игнориру я тектоник у здания, сосредоточиват ь внимание на оформ­
лении нижних этажей, применяя навес­
ные конструкции, широкие стеклянные витрины, интенсивну ю световую рекла­
му и т. п. Для Петербург а подобные приемы неуместны, прежде всего, по­
тому, что в основе ансамблей нашего города - красота перспектив, "однооб­
разная красивость", искусственно е оживление которой пагубно разруше­
нием целостног о впечатления. Разме­
щая рекламу на фасадах питерских зда­
ний, нельзя изменят ь их масштаб и ритм, искажат ь рисунок и размеры окон, дверных проемов, игнорироват ь характер лепного декора. Даже задние дворы в Петербург е имеют определенны й модуль развития, несут определенну ю эстетическу ю на­
грузку. Поэтому подчеркнут о америка­
низированный, на уровне китча, вход в молодежный клуб "Монро" на канале Грибоедова диковат о выглядит во дворе "Иезуитской коллегии" - одного из зна­
чительных памятнико в архитектур ы русского классицизма. Загадочна пустынност ь специально, кажется, предназначенно й для подобн­
ого рода заведений пешеходно й Малой Конюшенно й улицы. Этот феномен имеет многие причины. Прежде всего, наверное, та, что по этой улице, собст­
венно, некуда идти: не так уж много лю­
дей навещает шведское консульств о и районную поликлиник у - а никаких дру­
гих учреждени й на Малой Конюшенно й нет. Негде здесь и разместит ь такое множество привлекательны х торговых точек, которое влечет всех на сосед­
нюю Большую Конюшенную. Интересный комплек с сформиро ­
вался в последние годы на Галерной. Правда, влечение хозяев здешних би-
T' Р Е С Т О Р А Н Г О Р О Д стро и ресторанов к улице, никогда раньше не считавшейся особенно по­
сещаемой, как туристами, так и мест­
ными жителями, трудно объяснимо. Тем не менее, за последние годы на от­
резке улицы между площадями Декаб­
ристов и Труда появилось около десят­
ка таких заведений. Судя потому, что они не прогорают, клиенты находятся. Здесь целый зверинец: "Розовая пан­
тера", "Золотой теленок", "Крокодил"... К числу элитных ресторанов принадле­
жат находящиеся на Галерной рестора­
ны "Сенат-бар" и "Le Francais". Галерная - это длинный узкий кори­
дор, замкнутый на торцах высокой ар­
кой Сената и Синода, с одной стороны, а с другой - корпусами Адмиралтейско­
го завода. В последнее время улица превратилась, по существу, в своеоб­
разный паркинг: вдоль тротуаров бес­
прерывной вереницей выстроились ав­
томобили ( тут и пожалеешь, кстати, об очередной бессмысленной "стройке века" - подземном переходе на площа­
ди Труда, никому не нужном, тогда как большой подземный гараж был бы здесь как нельзя более кстати). В по­
добной ситуации выносные кронштейны над узкими тротуарами - едва ли не единственный вид рекламы, способный привлечь внимание. Остроумно и тактично решена проб­
лема вписывания в силуэт Галерной французского ресторана-бистро. Мас­
сив большого жилого дома, сооружен­
ного по проекту Р.И.Кузмина в середи­
не прошлого века, полностью сохра­
нил свои архитектурные членения и ха­
рактер декора. Окна ресторана выделе­
ны лишь небольшими маркизами и цве­
точным бордюром. Сквозь оконные сте­
кла, особенно в вечерние часы, хорошо просматривается уютно освещенный интерьер - что само по себе служит при­
влекательной рекламой. Характерно, что у входа, как принято в любом париж­
ском бистро и ресторане, имеется карта с указанием цен. Деталь, обычная на Западе, у нас, к сожалению, прививает­
ся с трудом. А это ведь не только выра­
жение уважения к посетителю, а своего захотят пересечь плохо заасфальтиро­
ванный двор, чтобы поближе познако­
миться с этими заведениями ( не гово­
рим о стилистической несовместимо­
сти понятий: граф, пивной бар, трактир, Лаваль, застолье). Можно понять замы­
сел хозяев бара "Крокодил", нарочито брутально окрасивших входную дверь в свое заведение, но логичнее было бы поместить у входа на кронштейне фигу­
ру симпатичного зеленого зубастика. Солидностью и богатством веет от рекламы "Сенат-бара". Красиво нари­
сованные массивные латунные литеры вывески удачно закомпонованы в боко­
вой фасад исторического здания Сена­
та, воздвигнутого по проекту Карла Рос-
си. Узкие гранитные пилоны с медными вазами-светильникам и, ступеньками подымаются к дверному навесу. Их ри­
сунок подчеркнуто современен, но от­
нюдь не противоречит тектонике ампир­
ного здания. Удачно выполнено фигур­
ное мощение тротуара гранитной брус-
рода ориентир: стоит ли сюда заходить, све­
рившись с соб­
ственным ко­
шельком. В на­
ших ресторанах чаще видишь у дверей дюжих молодцев с квадратными физиономиями, вид которых от­
бивает всякую охоту к проник­
новению в по­
мещение. Сделать рек­
ламу, в полной мере соответст­
вующей своему назначению, не так-то просто, и расходы на до­
рог остоящи е средства дале­
ко не всегда окупаются. Ни­
чего, кроме не­
доумения, не может вызвать гигантская над­
пись "Адамант" на крыше зда­
ния, призываю­
щая посетить одноименный ресторан у Си­
него моста. Меж тем, простень­
кий круглый фо­
нарик с надпи­
сью "Идиот" в паре кварталов отсюда по набережной Мойки, известен едва ли не всему петербургскому бомонду. Достигнуть подлинного лаконизма, то есть, предельной выразительности и точности каждой детали, вовсе не про­
сто. Увидев из подворотни на Галерной простую металлическую вывеску с на­
званиями пивного бара "Граф Лаваль" и трактира "Застолье", вряд ли многие чаткой ( правда, нельзя не пожалеть, что так замощен тротуар лишь под окнами ресторана). Открытый ассоциацией "Ост-Вест" в 1993 году, он уже стал од­
ной из достопримечательностей Петер­
бурга. Именно в "Сенат-баре" угощали навестившего невскую столицу амери­
канского президента. Ресторан занима­
ет часть подвалов здания Сената, при­
надлежащего ныне Российскому исто-
R E S T A U R A N T A N D C I T Y .atal absolutel y fittin g here. In such situation street holder s over the narrow pavement s is a nearl y singl e kind of advertising, capa­
ble of attracting attention. A problem of adjusting a French restau­
rant-bistr o to a silhouett e of Galernaya is solved with wit and tact. A large dwelling house, designed by R. I. Kuzmin in the middl e of the last century, has kept in the whol e its architectura l differentiatio n and essence of decoration. The restaurant's windows are only underlined by smal l mar­
quises and a flower border. Through win­
dow glasses, especiall y in the evening, is clearl y seen a cozy lighted room - which as such serves as an attractiv e advertise ­
ment. A distinct featur e - at the entrance, as it is a custom in any Parisian bistro and restaurant, a price-list is displayed. A cus­
tom, common of the West, is not being implanted in this countr y with ease. Yet it is not only an expression of respect to a cus­
tomer, but an ear-mar k of the kind: whether one shoul d visit the place, having verified his own purse. At the doors of our restaurant s one sees more often sound guys 'with square faces', with an air that discourage s any attempt of entering the To develop advertisin g in ful l accor ­
dance with its designatio n is not that easy and cost s of expensive promotio n means are not always pai d back. Nothing but bewildermen t may cause a giant inscrip­
tion 'Adamant' on a building's roof, appealing to visit a restaurant by the same name near the Siny Most. Meanwhile, a plai n round lantern with an inscription 'Idiot' in a coupl e of quarter s away along Naberezhnay a Moiki is known by nearl y all Petersbur g beau monde. To achieve a true laconi c brevity, that is, maximum expressivenes s and accuracy in each detai l is not that easy. Having seen from a gateway a plai n metal sign with a name of a beer bar 'Count Laval' and tav­
ern 'Feast', hardl y anybody will be encour ­
aged to cross a poorl y asphalt-coate d yard to familiariz e with these establish ­
ments closer ( we don't talk about stylisti c incompatibilit y of notions: count, beer bar, tavern, Laval, feast). One can understan d an intention of bar 'Crocodile' hosts, hav­
ing brutall y painted an entrance door to thei r establishmen t on purpose, whereas it woul d have been more logical to place a figur e of a lovabl e green tooth-bite r on a holder there. 'Senate-bar' advertisemen t echoes solidit y and wealth. Beautifull y painted massive brass types of the sign are wel l arranged in a lateral facade of Senat e building, designed by Carl Rossi. Narrow granit e pylons with bronze vases-lamp s rise stai r by stair to the doorway. Thei r pat­
tern is particularl y modern, without con ­
flictin g tectonics of the building in Empire style. Patterned pavement of the side­
walk with granit e curb is done wel l ( it's true, one must regret, that the side-wal k is paved like that only under the restaurant's windows). Opened by the associatio n 'Ost-West' in 1993, it has already become one of the places of interest in Petersburg. It was in 'Senate-bar' that America n President was treated on his visi t to the capital on the Neva. The restaurant occu ­
pies a part of Senat e building basement, at present belonging to Russian Historical Archive. First of all, cleaning and drainage of the rooms, sunk 1 meter deep in water was needed. Weakened wall s were rein ­
forced, a reliabl e water-proofin g system provided. All engineerin g system was substituted. Original decoratio n of the restaurant's halls by young Dutch design­
ers was recognize d as the best interior of the year. In a city, where it's pleasant to live, there must be such street s (or the entire quar­
ters, as, for example, in London between Soho and Leiceste r Square), the very nature of which provokes a placid, mug by mug, glass by glass, hopping of smal l and cozy establishments. This criterio n is hardl y met by Galernaya, where having called to 'Senate-bar' you won't find your­
self capabl e (and solvent ) in an hour to continu e a party, for example, in 'Crocodile'. A set of reasons, making today's inn­
keeper s to maintai n racked prices, pre ­
vents, as it seems, 'jolly' and affordabl e quarter s from emerging. However, there are some development s already. As it shoul d have been expected, they appeared, earliest of all, in Vasileyvsky Ostrov, conventionall y for Petersbur g the most Westwardl y 'advanced'. Some establishment s in 1-st Liniya, which will be likely joined soon by the island 'pedestri ­
an zone' in 6-7-t h Liniyas, inspire opti ­
misti c hopes. In spite of strictl y regular planning of the island with its famous 'perspectives' and lines laid perpendicula r to them, buildings in Vasilyevsky Island have always been distinguishe d for sufficient liberty, natural combinatio n of multi-levele d houses, the decoratio n of which is characteristi c of its specifi c plasticity. Historicall y it is explained by the fact that for a compara­
tively long period there mainl y existed wooden quarters, which were replaced only at the end of 19-th - beginning of 20-
th centuries with multi-storie d rental hous­
es and neighborin g cozy mansion s in moder n style, deep in the greener y of publi c gardens. May be, therefor e open terraces of summer cafes in 1-st Liniya look as an integral part of the vicinity. Picturesqu e beaut y of Vasilyevsky Ostrov buildings, nevertheless, can't be a pre-requisit e for not taking visual peculiar ­
ities perception of Petersbur g spatial envi ­
ronment into consideration. Unfortunately, this happene d when stil l anothe r 'McDonalds', reminding toy structures in 'Disneylands', was erecte d near the metro-statio n 'Vasileostrovskaya'. However, I'm not sure, if such gingerbrea d hut woul d not have been expedient in new Petersbur g quarters, in bad need of any original structures. But a global problem: how to make our interminabl e 'bedroom quarters' attractiv e for life is too serious to mention it carelessly. рическому архиву. Прежде всего пона­
добилась расчистк а и осущение поме­
щений, на метр затопленных водой. Ос­
лабленные стены укреплены, проведена надежная гидроизоляция. Заменена вся система технически х коммуникаций. Оригинально е оформлени е залов рес­
торана молодыми голландскими дизай­
нерами получило признание, как луч­
ший интерьер года. В городе, где приятно жить, обяза­
тельно должны быть такие улицы (или целые кварталы, как, например, в Лондоне, между Сохо и Лечестер -
сквер), характер которых провоцируе т на неторопливый, кружка за кружкой, бокал за бокалом, обход небольших и уютных заведений. Этому критерию вряд ли отвечает Галерная, где, зайдя в "Сенат-бар", не найдешь в себе силы (и средства) через часок продолжит ь вечерок хотя бы в "Крокодиле". Целый комплекс причин, заставляю­
щих нынешних трактирщико в держат ь весьма неумеренные цены, препятст ­
вует, кажется, возникновени ю "весе­
лых" и не слишком обременительны х для кошельк а кварталов. Однако кое-
какие подвижки уже есть. Как и следо­
вало ожидать, обнаружилис ь они рань­
ше всего на Васильевско м острове, традиционн о для Петербург а наиболее "продвинутом" в западном направле ­
нии. Нескольк о заведений на 1 -й линии, к которым, по-видимому, присоединит ­
ся вскоре и островная "пешеходна я зо­
на" на 6-7-й, внушают оптимистиче ­
ские надежды. Несмотря на строго регулярну ю пла­
нировку острова с его знаменитым и "першпективами" и перпендикуляр ­
ным к ним линиями, застройк а Ва­
сильевског о всегда отличалас ь доста­
точной свободой, непринужденны м со­
четанием разновысоки х объемов, де-
корировке которых присуща особая пластичность. Историческ и это объяс­
няется тем, что довольно долго здесь сохранялас ь в основном деревянна я застройка, на смену которой лишь в конце 19-начале 20 веков пришли мно­
гоэтажные доходные дома и соседству ­
ющие с ними уютные особнячк и стиля модерн, утопающи е в зелени скверов. Возможно, поэтому открытые террасы летних кафе на 1-й линии выглядя т вполне органично. Живописност ь застройк и Васильев ­
ского острова, тем не менее, не может служить основание м для того, чтобы особенност и визуальног о восприяти я петербургски х пространст в не прини­
мались во внимание. Это, к сожалению, произошл о при поспешно м возведе­
нии у станции метро "Василеостров -
ская" очередног о "макдоналдса", напо­
минающег о игрушечные постройк и в "диснейлендах". Впрочем, не уверен, что подобный домик-пряни к не был бы уместен в квартала х новострое к Пе­
тербурга, остро нуждающихс я хоть в каких-то оригинальны х сооружениях. Но глобальна я проблема: как сделать привлекательным и для жизни наши бесконечны е "спальны е районы" -
слишком велика, чтобы упомянут ь о ней наспех. Ресторан Р Е С Т О Р А Н Г О О Д Трактирный промысел (очерки по истории российского трактирного промысла с начала его возникновения и по наших дней) на Руси ШЬЖ 1б-90жт**Ря j (Г* ш и °Ж wm С времен далеких бытия У нас в Руси ведется так, Что дом для пищи и питья Зовется кличкою «кабак». Меж тем, охотно и любя, Мы часто дружбу водим с ним... Выходит, что самих себя Позорной кличкой мы клеймим. Так нужно ж нам понять одно: Что предрассудок старины В двадцатом веке чтить смешно -
Рассеять мы его должны. И пусть с дней нашего житья, Почтеньем общим осиян, Над домом пищи и питья Девиз пребудет: «Ресторан». Я. Прогрессивный (журнал «Ресторанное Дело» № 1 15 марта 1911г.) Н
ачиная с этого номера журнала, мы начинаем знакомить Вас с наиболее интересными материалами «еже­
месячного иллюстрированного журнала трактирного промысла» «Ресторанное Дело», который издавался в Санкт-Петербурге с января 1911 года по май 1917 года. Надеемся, что эти наши ретро-страницы понравятся Вам, и Вы с нетерпением буде­
те ожидать продолжения путе­
шествия по древней Руси с че­
ловеком, скрывающим в те годы свое имя под псевдонимом Староведъ. . Введение Каждый, кто мало-мальски знаком с историей возникновения и дальней­
шего развития нашего трактирного промысла, хорошо знает, что ни одна из существовавших на Руси торговых отраслей не претерпела столько гоне­
ний и притеснений, как злополучный «корчма-трактир». Еще в начале сво­
его возникновения и до времени Ио­
анна Грозного он мог существовать безбедно, но с появлением первого «царева Кабака» на него начали ру­
шиться все беды-злосчастия. Жестко преследуемый «правежом» корчма-трактир был выгнан из веками насиженного места и скрылся в тайни­
ки-подвалы. Кабак преследовал его везде и всюду. Гибель была неизбежна, и если он совершенно не исчез с лица земли Русской, то только благодаря особо-упорной жизнеспособности. Будучи издревле русским и, в то же время, единственным «общественным» местом, к которому стекался народ для «яства, питья и беседы», корчма-трак­
тир всегда пользовался особой народ­
ной любовью. В этой-то любви он и почерпнул свою удивительную жизнеспособность. Вступив, после падения Казани, в не­
равную борьбу с врагом-кабаком, он, как не имевший за собой правительст­
венной поддержки, принужден был ус­
тупить татарскому кабаку и признать себя побежденным. С этого момента начинается для кор­
чмы-трактира жестокая борьба за су­
ществование. Он переживает несколь­
ко эпох, то как бы совершенно исчезая, то снова появляясь, и так продолжа­
лась борьба до настоящего времени... И теперь еще трудно сказать, чем кончится эта многовековая борьба, но, надо полагать, что рано или поздно, корчма-трактир все-таки добьется пол­
ноправного и вполне свободного суще­
ствования. Что он имеет на это право, было бы лишним доказывать. Еще в те древние времена, когда на Руси только что начинали намечаться границы отдельных владений, он уже на этих границах играл первенствую­
щую роль. • » R E S T A U R A N T A N D С T Y n.uun К нему стекался пришлый народ, как к единственному убежищу, в котором находил кров и пищу. В стенах его при­
шелец впервые получал подробные сведения о своих соседях, завязывал с этими соседями отношения, обмени­
вался знаниями, обсуждал новые нуж­
ды и потребности... В корчме-трактире зарождался зача­
ток культуры, он же служил народу и живой почтой... Конечно, в настоящие время и харак­
тер деятельности, и лицо его резко из­
менились, но необходимость в нем не только не исчезла, но, год от году, все более и более возрастает. Потребность в общественных пунк­
тах «кормежки и пития» ясна для каж­
дого, а если поближе присмотреться к надвигающимся на нас новым услови­
ям жизни, то мы безошибочно можем сказать, что недалеко то время, когда корчма-трактир сделается для нашего житейского обихода так же необходи­
мым, как необходим он за рубежом у наших соседей-европейцев... Постараемся же дать читателям в на­
шем новом, посвященном этому воп­
росу, органе более полную и правди­
вую картину начала и развития трак­
тирного промысла на Руси, причем, не вдаваясь в односторонние выводы и заключения, будем говорить только то, что подскажет нам вечно-правдивая и неподкупная история. Трактирный промысел на Руси Глава I Вольная корчма Приступая к историческому обзору трактирного промысла на Руси, мы, прежде всего, должны остановиться на родоначальнице современного тракти­
ра-корчмы, как на единственном, и притом вполне самобытном, древне-
славянском питейном заведении. Происхождение слова корчма (пер-
воначально-кормоча) трактуется раз­
лично. Некоторые из исследователей ста­
рины, уходя в глубокую древность, ищут корень этого слова в персидском, зендском, арабском и турецком язы­
ках, другие же, напротив, останавлива­
ются только на славянском, утверждая, что наименование корчма ничто иное, как слово «корм». Последнее толкова­
ние многими считается более правдо­
подобным, хотя бы потому, что оно ближе всего подходит к непосредст­
венным задачам корчмы, заключав­
шимся, главным образом, в том, чтобы кормить и поить посещавший ее народ. Каково бы ни было происхождение это­
го слова, все же корчма является ис­
конно славянским учреждением. Это исторический факт, против которого возражений не имеется. Обслуживая всю Славянскую землю, корчма, в зависимости от времени и места ее нахождения, несла не только общественные, но и общегосударст­
венные обязанности. Правда, в начале ,i своего существования и до наступле­
ния XII века, когда она еще повсемест­
но была только вольной корчмой, обя­
занности ее были менее сложны. О них мы в начале вскользь уже упоминали, прибавим только, что вольная корчма подчас служила для народа трибуной, с которой общественные деятели того времени обсуждали различные дела и мероприятия. Но, с утратой своей «вольности», корчма является, если не вполне, то почти, государственным учреждением. Так, например, у западных славян, она в одном месте играет роль официаль­
ного правительственного пункта, где пристава объявляют указы правитель­
ства, суды творят суд и разбирают дела между приезжими чужестранцами, в другом фигурирует в виде центрально­
го финансового учреждения, в третьем заменяет собой ратушу и гостиный двор. Что касается древней Руси, то воль­
ная корчма считалась в ней самым ко­
ренным учреждением. Там, где она поя­
влялась, было и многолюдство, и широ­
кая торговля, и кипучая деятельность. Киев - колыбель корчмы. Новгород, Псков и Смоленск - главные центры ее нахождения. Здесь потребность к об­
щественной жизни била ключом, тогда как в Суздале, Владимире и Москве, где корчма еще отсутствовала, незаметно было и малейшего движения. Но со временем корчма захватила и Северо-
Восточную Русь, сразу подняв в ней ин­
терес к общественной жизни. Так вольная корчма благодушество­
вала на Руси вплоть до начала XII века, когда ее вольности был нанесен чувст­
вительный удар. Уже в летописях 1150 года есть пря­
мые указания на то, что корчма была обложена княжеской пошлиной. С этого момента начинается переход­
ное состояние корчмы. Из вольной она делается княжеской или общинно-го­
родской, затем казенной и тогда уже пе­
реходит в наследственную собствен­
ность арендаторов. Последняя зависи­
мость сильно изменяет ее первоначаль­
ный облик и она, мало-помалу, утрачи­
вает свое первоначальное значение. Следует, однако, заметить, что воль­
ная корчма не без боя уступила свои права, всячески старалась уйти от на­
лагаемых на нее оков. Результатом этой борьбы явились тайные корчем-
ничества, которые, не взирая на самые тяжелые кары, не только не переводи­
лись, но год от года увеличивались. Тайная корчма свила прочное гнездо на Руси и на искоренение ее потребо­
вались целые столетия. Глава II Податная корчма Постепенно увеличивающаяся до­
ходность корчемного промысла к нача­
лу XI столетия достигает столь гранди­
озных размеров, что сразу обращает на себя внимание не только владетель­
ных князей, но и общин вольных горо­
дов. И те, и другие начинают смотреть на корчму, как на вполне серьезное и весьма существенное подспорье к по­
датным сборам. Положение вольной корчмы стано­
вится шатким. Она втихомолку борется за свои права, но наступает 1150 год, и уставная грамота Смоленского князя Ростислава наносит смертельный удар ее существованию. Правда, указ не ус­
танавливает точного размера налога, но зато ясно и определенно проводит­
ся мысль о новой податной системе. Остальные владетельные князья тотчас же начинают следовать примеру сво­
его сородича и спешат в грамотах и указах закрепить за собой право на этот новый источник дохода. Вольные города тоже не отстают от соседей и принимают еще более решительные меры. Они отбирают корчму в полную соб­
ственность городских общин, не поз­
воляют князьям касаться корчемного промысла (Новгород), запрещают княжьим людям продажу какого-либо пития (Псковская грамота 1397 года), словом, окончательно и бесповоротно уничтожаются все права вольного корчемничества. Одновременно с обложением пода­
тью местной корчмы, решается вопрос Ресторан Р Е С Т О Р А Н Г О Р О Д и об усилении налога на корчму при­
возную. Для правильного же наблюде­
ния за ее действиями и равномерного взыскания повинностей, устраиваются своего рода проверочные пункты, кото­
рые с 1417 года начинают действовать настолько успешно и энергично, что, в сравнительно непродолжительное вре­
мя, приводит привозную корчму к пол­
ному уничтожению. Глава III Тайная корчма Уже первая попытка обложения воль­
ного корчемного промысла податью вызвала появление так называемой тайной корчмы. С введением повсеме­
стного усиленного налога тайное кор-
чемничество стало развиваться с не­
обычайной быстротой и к концу XIV ве­
ка охватило все княжеские владения. Лицо корчмы резко изменилось, зада­
чи ее сделались иными... Все хорошее, что было издавна связано с этим сло­
вом, исчезло бесследно. Звание кор­
чемника из высокого, почетного обра­
тилось в низкое, позорное. Тайная корчма в погоне за скорой на­
живой стала спаивать и развращать на­
род. Служа зачастую сборищем недоб­
рых людей, она, помимо ущерба нано­
симого правительству, являлась опас­
ной для мирных жителей. Тайных кор­
чмарей жестоко преследовали, налага­
ли на них ужасные кары, отлучали от церкви, но ничего не помогало! В неко­
торых местах положение становилось критическим и требовало неотложных мер... Первым в открытую и успешную борьбу с тайным корчемничеством вступил князь Михаил Александро­
вич Тверской. Он принялся за иско­
ренение этого зла так энергично и умело, что в самый короткий проме­
жуток времени в пределах его княже­
ства не осталось не одной тайной корчмы. Доброму примеру князя Михаила последовали и прочие князья. На тай­
ную корчму началось общее гонение, и она вынуждена была сократить свои аппетиты и перебраться в более глу­
хие и недоступные преследованию места. Там она была уже безопасна, и грозить народному благосостоянию не могла. Глава IV Казенная корчма Развитие тайного корчемничества помимо прямого зла, приносимого на­
роду, отразилось в смысле ущерба еще и на доходности податной корчмы. Это обстоятельство, конечно, не прошло незамеченным и еще более по­
нудило владетельных князей к самому энергичному и беспощадному пресле­
дованию тайных корчемников. К концу XIV века, когда тайное кор-
чемничество частично совсем исчезло, а частью перекочевало в более глухие и отдаленные от торговых центров места, доходность податной корчмы настолько увеличилась, что даже превзошла са­
мые алчные ожидания арендаторов. Эти счастливцы, не взирая на год от го­
ду увеличивающиеся подати, притесне­
ния и прочее, все же непомерно богате­
ли, приобретая за короткий промежу­
ток времени целые состояния. Владе­
тельные князья все это видели, но, бо­
ясь потерять верный доход, не реша­
лись окончательно наложить руку на бо­
гатейший корчемный промысел. Только в первой половине XV века московский князь Иоанн III рискнул уничтожить податную корчму и сделать ее казенной. Такой грандиозный пере­
ворот в корчемном деле вызвал массу недоразумений и, хотя в конце концов переход от податной корчмы к казен­
ной состоялся, но недешево обошелся он и казне и народу. Казенная корчма, желая наверстать потерянное время и получить как мож­
но больше дохода, не заботясь уже о сохранении своего первоначального назначения-прежде всего кормить, а потом уже поить народ, все внимание обратила исключительно на продажу питий, как на статью самую доходную. В свою очередь, и народ, поощряемый к пьянству, перестал считаться и со временем, и с местом, и с количеством потребляемого им вина. Словом, не прошло и десяти лет, как вокруг казен­
ной корчмы началось повальное пьян­
ство. Корчма, как бы предчувствуя близкое появление всесильного каба­
ка, подготовила ему надлежащею поч­
ву. Правительство, смотревшее снача­
ла сквозь пальцы на систематиче­
ское пьянство народа, под конец встрепенулось и начало издавать ряд указов, ограничивающих употребле­
ние вина, медов и прочих. Но указы оставались указами и жизни почти не касались, а если и проникали в нее, то весьма и весьма медленно. Только грозная грамота о воспреще­
нии торговли какими-либо напитками в будние дни вызвала действие и не­
сколько отрезвила спившийся до безобразия народ. Теперь только по праздникам он мог безнаказанно предаваться пьяному разгулу. В буд­
ни же его ждала великая кара. Тяже­
ло было после праздничного похме­
лья. Велика была пьяная вражда. Но перспектива кнута и пытки была еще тяжелее. Приходилось подчиняться новым порядкам, мириться с ними и... народ покорно мирился... Староведъ Журнал «Ресторанное дело» №№1-4 1911г. (Продолжение читайте в следующем номере ) 
Автор
dima202
dima202579   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Журналы и газеты
Просмотров
68
Размер файла
36 680 Кб
Теги
1998, заметка
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа