close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

М. И. Шостак. Журналист и его произведение

код для вставкиСкачать
М. И. Шостак
ЖУРНАЛИСТ
И ЕГО
ПРОИЗВЕДЕНИЕ
(С) М. И. Шостак, 1998
(С) Ин-т "Открытое общество", 1998
Отсканировано и распознано не без геморроя Koljan (c) 2005
www.journfive.narod.ru
СОБЫТИЕ И НОВОСТЬ
Место и роль оперативной журналистики в современном мире достаточно приметны. К аудитории ежедневно, ежечасно идут сообщения агентств печати, радио- и теленовости, свежие подборки газет и журналов, репортажи, интервью, отклики по горячим следам событий. С изменчивостью социальных ситуаций в разных странах в разное время и, соответственно, варьированием запросов, менялись и задачи, и критерии качества работы журналистов; выражение "новость для прессы" постепенно стало звучать как "новость прессы", обозначать не "сырье", но особый литературный продукт. Сегодня на рынке информации этот продукт предстает все более профессионально отточенным. Формы работы тут многообразны, как и современные способы и каналы информирования. Нас будет интересовать лишь часть оперативных журналистских материалов - их печатный вариант.
Большинство изданий дает смесь новостей региональных, национальных и интернациональных с широким тематическим спектром: экономика, политика, наука, спорт, криминал, забавные происшествия и т. д. Соответственно, есть тематические специализации журналистов: деловая пресса, криминальная тема, спортивные новости и пр.
Различаются и "технологические" специализации - в связи с особенностями подготовки материалов в разных жанрах. Может быть подчеркнута необычность ситуации, емкая содержательность факта, "говорящего за себя", а может - свидетельства участников происшествия или мнение эксперта, очевидность живой беседы и т. д. Отсюда - разные требования к работе хроникеров, интервьюеров, репортеров, авторов- оперативных комментирующих откликов и реплик. Первых отличает умение кратко передавать суть происшедшего, вторых - умение представлять новость через обмен репликами, третьих - показывать наглядные особенности происшедшего, воссоздавать события, четвертых - прояснять ситуации с помощью комментирующие деталей и "попутных оценок".
Есть, однако, и общие для всех качества, специфичные для "журналистики новостей": способность выделять из потока событий факты наиболее значимые ("перспективные") или наиболее яркие ("оглушительные"), подчеркивать происшествие, факт как средоточие интереса. Журналистика новостей создает материалы, сильные прежде всего эффектом "самоочевидности факта", допуская комментарий в случаях, когда факт надо "поддержать", "подогреть" к нему интерес, продлить его существование в качестве новости.
И еще момент, связанный со спецификой журналистики как особой литературной работы, весьма прагматичной (даром что творческой), - каждый автор старается точно представить свою аудиторию, ее особенности и запросы и соответствовать им своим произведением.
На подачу новостей влияют:
• конкуренция среди изданий и агентств;
• наличие новостей из других каналов информации (если новость прошла в утренней газете, вечерняя - даст подробности);
• общая линия издания (одни предпочитают стиль деловой новости, другие тяготеют к репортажам, интервью);
• вынужденное или преднамеренное комбинирование новостей местных и зарубежных, важных и занимательных;
• размер отводимой площади (для плотно пригнанных и для "открытых" полос нужны разные материалы).
Какую новость выбирает пресса
Принцип отбора очень важен. У нас в стране долгое время практиковался преимущественно отбор сведений по принципу "факты против" и "факты за" (в эпоху всеобщей политизации прессы) или такой расклад: факты локального значения, "малосущественные", и факты "весомые" с точки зрения пропагандистского эффекта. Сегодня выбор зависит от того, отличается ли факт рядом особенностей, позволяющих ему называться "фактом, содержащим новость".
Для того, чтобы событие могло стать новостью для всех, оно должно (еще до журналистской обработки) обладать рядом качеств. Не каждое происшествие заслуживает внимания, но общественно значимое, либо любопытное, необычное. В XX веке была сделана попытка развить профессиональное "чутье на новость" у репортеров, для чего закрепить в сознании журналистов "классические элементы новости", - такие приметы факта, которые обещают интересный для аудитории материал. Вот черты событий, которые предстоит распознать, а затем - развить и поддержать в своем произведении:
• ощутимая своевременность происшествий или высказанных мнений;
• их явная близость аудитории (когда "чужое" узнаваемо и может восприниматься как часть собственной жизни);
• их конфликтность (наглядная сложность или драматизм);
• связь с "человеческим интересом" (так называемыми "общечеловеческими" темами, всегда цепляющими внимание, - например, жизнь-смерть, любовь, дети, здоровье и т. д.);
• масштабность происшествий (новость для многих) либо эффект "эмоционального толчка" (нечто экстраординарное, ошеломляющее)
Помимо новости, для материала необходимы: оперативный повод (он связан с "сиюминутностью" события, происшедшего в ближайшие часы, дни, на этой неделе, либо с памятной датой) и информативный повод- им может быть само происшествие или шаги, предпринятые журналистом: встреча, телефонный звонок, поиск под "маской", или напоминание о хорошо известном факте, который в течение какого-то времени остается "важным" в сознании читателя.
Требования к качеству
Очень важен "эффект точности и достоверности" - ссылки, свидетельства, цитаты; определение места, времени, обстоятельств. Приветствуется краткость - выверенная протяженность и ритмика сообщения, точность и простота слов и фраз. Однако лаконизм - не самоцель. Ясность подразумевает уточнения, сопоставление цитат, рассказов нескольких очевидцев, их перепроверки собственным опытом. Иногда имеется в виду и ясность ситуации, изображенной журналистом, и "прозрачность" его отношения к событию. Очень желательна наглядность - ценятся детали, сильные своей очевидностью. Острота, публицистичность отличает не только "горячие" репортажи, конфликтные интервью, но и точные, выразительные строки крепко скрученной хроники, хлесткий фрагмент портрета, промелькнувший в отчете, яркую деталь в репортаже или оперативной колонке. 6 целом же, повторим:
• "Новости" (news) - творчески преобразованные факты с расчетом на их восприятие аудиторией.
• Необходимо профессиональное ощущение пригодности факта к тому, чтобы его "подать" как новость.
• Уже представленные факт, происшествие или мнение должны выглядеть значительными (важными), занимательными (неординарными), свежими ("Факт, как рыба, должен быть только свежим...").
• Результат публикации прямо связан с читательским интересом, и надо так обрабатывать факт, чтобы этот интерес возрастал: суметь сбалансировать неожиданное (сенсационное) и значимое (что может помочь в "социальной ориентации").
Все эти творческие задачи по-своему решаются на разных направлениях оперативной журналистики. Рассмотрим их подробнее. I. МАСТЕРСТВО ХРОНИКЕРА
Ключевые понятия:
"жесткая новость", "емкий абзац", "перевернутая пирамида", "тайм-элемент", исчерпывающая краткость, "мягкая новость", специальные лиды.
1. ОПЕРАТИВНОЕ СООБЩЕНИЕ
Краткая новость - лаконичное, завершенное сообщение о событиях, интересных читателю и характерных для современного состояния общества, для текущей минуты. Оперативный и информационный поводы тут объединены с содержанием, органично входят в него.
История складывания этой литературной формы связана со становлением информационных агентств (середина -конец XIX века); краткая новость была их основной продукцией, формировались требования к ней как к товару: оперативность, краткость и компактность.
Позднее краткая новость получила дополнительное качество: стала подчеркиваться точность в передаче реальных событий. Репортерская работа приравнивалась к фотографированию действительности, к моментальным снимкам, ценность которых - в беспристрастном холодном отражении фактов.
Речь, однако, шла лишь о "приемлемой правдивости" - слишком много погрешностей, могущих исказить существо факта: и фрагментарность, которая никогда не была спутницей объективности, и критерий отбора, по которому одни факты освещаются, а другие нет, тенденциозность при отборе, и, главное, факт изображенный - всегда творчески интерпретирован...
Стиль краткой новости варьируется. Он может быть деловым, сенсационным, "телеграфным", наглядным, популярным: разными способами выделяется и подчеркивается главное: новость - то, что реально и недавно произошло, и что интересно всем.
В журналистской практике различаются "жесткое", оперативное, и "мягкое" информирование. Краткая новость может подаваться в хроникальном, "крепко скрученном" варианте, оперативно излагая суть происшедшего, а может и в варианте "мягком", когда оперативность ослаблена, зато введен момент интриги, используется деталь.
Две эти основные формы краткого новостного сообщения по-разному используют факт-материал^ у них разный стиль, разное соотношение основных и вспомогательных сведений о событии, для каждой из них рекомендуются определенные композиционные структуры. 1. ОПЕРАТИВНОЕ СООБЩЕНИЕ
Краткая новость - лаконичное, завершенное сообщение о событиях, интересных читателю и характерных для современного состояния общества, для текущей минуты. Оперативный и информационный поводы тут объединены с содержанием, органично входят в него.
История складывания этой литературной формы связана со становлением информационных агентств (середина -конец XIX века); краткая новость была их основной продукцией, формировались требования к ней как к товару: оперативность, краткость и компактность.
Позднее краткая новость получила дополнительное качество: стала подчеркиваться точность в передаче реальных событий. Репортерская работа приравнивалась к фотографированию действительности, к моментальным снимкам, ценность которых - в беспристрастном холодном отражении фактов.
Речь, однако, шла лишь о "приемлемой правдивости" - слишком много погрешностей, могущих исказить существо факта: и фрагментарность, которая никогда не была спутницей объективности, и критерий отбора, по которому одни факты освещаются, а другие нет, тенденциозность при отборе, и, главное, факт изображенный - всегда творчески интерпретирован...
Стиль краткой новости варьируется. Он может быть деловым, сенсационным, "телеграфным", наглядным, популярным: разными способами выделяется и подчеркивается главное: новость - то, что реально и недавно произошло, и что интересно всем.
В журналистской практике различаются "жесткое", оперативное, и "мягкое" информирование. Краткая новость может подаваться в хроникальном, "крепко скрученном" варианте, оперативно излагая суть происшедшего, а может и в варианте "мягком", когда оперативность ослаблена, зато введен момент интриги, используется деталь.
Две эти основные формы краткого новостного сообщения по-разному используют факт-материал^ у них разный стиль, разное соотношение основных и вспомогательных сведений о событии, для каждой из них рекомендуются определенные композиционные структуры.
Любое сообщение начинается с захода, затем следует основная часть. Наиболее ответственным считается первый абзац или самое начало -"лид", "ведущая часть". Именно он вовлекает в чтение, создавая впечатление неотложности и возбуждая интерес. Он призван высветить наиболее важный элемент сообщения или установить тон повествования. Варианты лидов для краткой новости различаются в зависимости оттого, "жесткая" или "мягкая" избрана форма.
В жестком варианте подчеркнуто оперативно подается важное событие, или сенсация; эта литературная форма, спрессовывая новость, делает ее предельно целеустремленной.
В мягком варианте краткого сообщения, оперативно ослабленном, важен момент интриги, "игры с новостью", особый тон повествования; часто переключение внимания с итога на деталь.
Краткое сообщение может быть четко монотемным, но может заострять внимание на нескольких (обычно двух сразу) моментах происшествия, одинаково важных. Поэтому различаются структуры "одноэлементные" и усложненные (они называются: "сообщение двух элементов", "составное сообщение") - из-за необходимости сплетать две или более новости.
Заметнее всего на первых полосах газете экстренных выпусках новостей их сжатый, спрессованный вариант - так называемая "жесткая новость", оперативная хроника. Она концентрирует в себе суть масштабного события или происшествия повышенного интереса. Ударная фраза сообщения -лид-нередко выделяется шрифтом.
По преимуществу это сообщения по горячим следам происшествия, или хроника сигнального типа, за которой впоследствии идут развернутые репортерские и аналитические материалы (эффект "брошенного камня" и "кругов по воде"). Но есть и другой вариант - так называемые "новости на завтра", они предваряют событие, рассказывают об ожидаемом (например, о месте и времени проведения Олимпиады, о предстоящих гастролях и т. п.).
Из всех литературных форм, в какие облекается журналистское выступление, жесткая новость меньше всего похожа на "форму", на "произведение" - настолько она кажется идентичной реальному факту, слепком с действительности. Тут, казалось бы, нет никаких авторских ухищрений и просто излагается, что именно произошло. Однако это не так. Жесткая форма, "только фиксирующая" факт, как и всякая другая литературная форма, устоявшаяся со временем, чем-то удобна для определенных журналистских задач. Это материал, нацеленный на мгновенное проникновение, ему свойственна энергия напора.
Задача журналиста - представить новость "ударной" и понятной. Для этого он отсекает все лишнее. Очевидно, что определения "лишнее" - "не лишнее" целиком зависят от журналиста; эта форма, помимо прочего, дает возможность скрывать детали и значимые подробности. Например, сообщение о том, что страна отказалась участвовать в международной экологической конференции, может выглядеть "отрицательным" фактом. Но если прояснить подоплеку, выяснится, что это политический демарш (не было приглашено одно из государств, и отказ другой страны стал демонстрацией солидарности).
Жесткая новость не гарантирует полной объективности (более того, всегда можно ждать искажения факта при "отсечении лишнего", намеренного использования лаконизма для отсечения неугодного в факте). Есть, однако, допустимый уровень правдивости и объективности. И есть гаранты такой относительной объективности, того, что при "обстругивании" факта не будет убрано самое главное.
Эти гаранты связаны со структурой сообщения, с необходимостью дать ответ на главные вопросы. Успех или неуспех жесткой новости обычно связывают с эффектом зачина.
2. ЛИД И ОБЩАЯ СТРУКТУРА ЗАМЕТОК
От того, как составлены первые фразы, зависит, начнут ли вообще читать, сумеет ли читатель легко и правильно понять смысл того, что сообщается. Репортер пытается в максимально сжатой форме рассказать как можно больше, заинтересовать и удержать внимание.
В жесткой новости суть сообщения сконцентрирована в первом абзаце, изложена предельно лаконично и ясно. Рекомендуется сразу же давать исчерпывающее сообщение по итогу события, отвечая на основные вопросы, проясняющие ситуацию, - употреблять так называемый "емкий абзац", концентрирующий суть события. (Его еще называют "суммирующим", или "объединяющим" лидом).
Главные шесть вопросов
Чтобы можно было верно судить о событии, надо рассказать, что именно произошло, кто, где, когда, как и по какой причине совершил действие или оказался в плену обстоятельств. (Традиционные шесть вопросов не изменились со времен творца этой формулы -римского оратора Квинтиллиана). Все ответы, по возможности, объединяются в одной-двух фразах, умело сплетаются. Подсчитано, что толковый "объединяющий лид" обычно умещается в 35 словах, то есть весьма лаконичен. Если нет ответа на один из нужных вопросов, его можно "добрать", подключив какой-то источник. (Например, по своим каналам уточнить время происшествия). В ряде случаях убирается ответ на вопрос "по какой причине?", если это создает слишком сильный комментарийный эффект (что может повредить "самоочевидности" изложенного факта).
Варианты комбинирования частей единого ответа, их разделение на самые важные, менее важные и вспомогательные, их последовательность дают разнообразие заходов, заметно влияя при этом на объективную сторону изложения факта. Последовательность ответов на вопросы выбирается автором: расположение ответов прямо связано с замыслом журналиста, с его особым видением события в целом и весьма субъективным критерием выделения определяющих черт.
В зависимости от акцента на важность результата, "известное лицо", трагизм ситуации и прочее репортер располагает их по "убывающему интересу", начиная с самого важного. В результате получается композиционная конструкция, известная с двадцатых годов XX века под названием "перевернутая пирамида". Основание, главная опора такой "пирамиды", при этом оказывается вверху.
Вариант "перевернутой пирамиды" существует в журналистской практике и как самостоятельный репортерский материал (хроника), и в качестве вводного абзаца к более пространным сообщениям.
Почему употребляется именно такая конструкция?
Во-первых, тут играют роль практические соображения: если новость придется сократить, пусть это будет завершающий, менее существенный фрагмент (как ящерица, спасаясь, сбрасывает хвост). Сообщение, составленное по такому методу, легче редактировать и сокращать, не переписывая и не подвергая основательной правке.
Во-вторых, эта форма приучает концентрировать и выделять наиболее важное. Составляя "пирамиду", журналист демонстрирует тем самым избирательность, творческую активность, во многом - свою позицию. Он выбирает главный элемент новости, исходя из своего опыта, профессионального опыта коллег и творческих предположений о наиболее существенном моменте читательского интереса в отношении какого-то события (это может быть субъект или объект действия, обстоятельства, необычность проявлений и пр.).
Репортер не просто "отражает" - он меняет, "переконструирует" внешнюю по отношению к нему действительность.
"Суммирующий" лид можно построить по-разному; он бывает простым и комбинированным. В нем происходит фокусирование события, коррекция по отношению к главной новости. Проблема в том, как выбрать главное.
Заход "кто". Подчеркивает масштаб личности или ракурс интересов читателей (ответственное лицо, эксперт, свидетель). Его особенно часто применяют в отношении видных людей, хорошо известных предполагаемой аудитории. (Безотносительно к сути новости, этот лид по частоте употребления опережает все остальные). Он необходим и в случае особого интереса к центральной фигуре происшествия (убийца, поджигатель, человек, совершивший поступок, имевший важные последствия).
В формулировке "кто" могут быть как уважительный, так и ироничный варианты (Наши парни...), иной раз очень существен эпитет, возможна разная интонация (например, при употреблении слов "господа", "господин"...).
Часто называется не имя, но профессия или социальный статус. Иногда заостряет новость подчеркивание возраста (Престарелый монарх... Сорокалетняя звезда рампы...). Нередко в таком заходе происходит "уплотнение имени" - называются только звание, должность (Глава правительства...) или сокращенное имя (Билл... Мэрилин... Алла...), идут в ход прозвища, символы "имиджа". Бывает и наоборот - имя "расширяется" за счет имиджа, значимых обстоятельств. (Первая революционерка России Ваперия Новодворская заявила о своем решении баллотироваться в Государственную Думу... Или: Президент, сам отец троих детей, поддержал законопроект в пользу образования подрастающего поколения...).
Заход "что" подчеркивает важность события безотносительно к тому, кого это событие касается (предполагается, что очень многих). Например: "Биржевой стресс", произошедший в минувшую среду... Или: Военные действия в Персидском заливе набирают обороты... Кроме того, заход "что" очень хорошо концентрирует внимание на результате (Миллион подписей...). Его применяют, когда речь идет о конкретном важном событии (Переговоры на высшем уровне будут продолжены... Зимние Олимпийские игры пройдут на сей раз... и т. п.) или о происшествии необычном, сенсационном по своему результату (Стоянка первобытного человека времен неолита обнаружена в индийском штате Кашмир... Побег четырех заключенных из неприступной крепости-тюрьмы поднял на ноги всех полицейских округа...).
Заход "кто" или "что" можно дополнить придаточными описательными и разъяснительными предложениями и причастными оборотами. Часто употребляются комбинированные заходы "что - почему" или "что - как", особенно при сообщении о драматических ситуациях, трагедиях. Например: Восемнадцатилетний буддийский монах публично сжег сам себя, протестуя против войны во Вьетнаме...
Комбинированный заход - вполне допустимый вариант репортерского (или редакционного) комментария к событию. Например: Хотя астронавтам Шепарду, Митчеллу и Руссе пришлось слишком мало спать во время полета и имел место целый ряд технических неполадок, их полет благополучно завершен.
Заход "как" незаменим при описании драматических ситуаций. Хорошо подчеркивает привлекательность или необычность происшествия (Прослезившись...). Очень часто он используется в спортивной информации, где так важен "эффект преодоления" (Вырвавшись на последних секундах вперед...); может передавать и время (В течение долгого часа...). Возможен и скрыто-комментарийный вариант, подчеркивание характерных, говорящих обстоятельств (После долгих колебаний и проволочек Дума приняла законопроект...).
Ответы на вопросы "когда?" и "где?" могут быть даны подробно или в виде самой краткой ссылки на исходные данные. (Бонн. 12 сентября. После дебатов...). Сегодня краткий вариант не столь част в употреблении, как в журналистике прежних лет. Особенно заметно сократилось число заходов со слов "вчера" и "сегодня" - журналисты заботятся о том, чтобы их новости, стоящие рядом на полосе или в предлагаемом на продажу бюллетене агентства, отличались от других прежде всего своими первыми фразами.
Заход "когда". Так часто начинают "новости на завтра"-анонсирующие сообщения: где и когда состоится матч, состязание, выставка, заседание. (Двадцать шестого июля ровно в полдень откроются летние Олимпийские игры...). Злоупотребление этим заходом, обращение к нему без особой надобности заметно на страницах газет, не слишком заботящихся о структуре репортерских сообщений. Относительный смысл имеет только частое употребление слов-определителей времени: "вчера" и "сегодня", "недавно", "на прошлой неделе" и т. п. Однако следует помнить, что в большинстве случаев может оказаться целесообразным какой-либо иной заход.
От качества вступления во многом зависит и качество всего сообщения, может меняться публицистический смысл новости.
Движение поездов по туннелю под Ла-Маншем было снова прервано. На этот раз из-за забастовки французских машинистов. В результате пришлось отменить четыре рейса из ежедневных десяти локомотивов, следующих по маршруту Париж-Лондон, и два поезда из десяти, идущих из Лондона в Париж:. Забастовавшие потребовали повышения заработной платы и своими действиями в самый разгар туристского сезона доставили немало хлопот администрации компании "Евростар". (Рейтер)
В данном случае выбран заход "что": прервано железнодорожное сообщение под Ла-Маншем... Но другой журналист начнет сообщение об этом же событии с другого "что": Забастовка машинистов поездов... Третий напишет: Убытки компании "Евростар"... Четвертый отметит: Сорваны планы летних отпусков многих лондонцев... - выделив не факт социального протеста, но неудовольствие, неудобства и т. п. Так же вариативен заход "кто" (Машинисты, Лондонцы, Бизнесмены, Руководители профсоюза, Туристы...). Обдумывая, что выделить, репортер еще раз взвешивает информационную ценность фактов, критически осмысливает значение своего выступления.
Жесткая новость - это обычно "новость одного элемента" с линейной композицией: суть~прсжсшествия~~сообщает лйд, затем следует основа ("тело" факта), после этого, если необходимо, - фрагмент предыстории, далее - вторичный, менее важный материал, и возвращение к теме. Хроникальный вариант ограничивается лидом, небольшой разработкой (исключая предысторию) и возвращением к теме.
Если же мы имеем дело с двусоставной новостью (или сложно-составной), необходимо уже в самом начале отметить два или более важных новостных фактов. (Например, сообщить одновременно и о забастовке машинистов электропоездов, прервавшей сообщение по подводному тоннелю под Ла-Маншем, и о предпринятом демарше финансовых кругов в поддержку железнодорожной компании в связи с этой ситуацией). Лид сообщает о двух новостях как о равновеликих. Тем не менее это тоже "сумма" и "концентрация" сведений в "емком абзаце"; у читателя нет догадок или ожиданий, надежды что-то выяснить, обнаружить - все ясно с самого начала. Характерные ошибки репортеров при составлении "заходов":
• беспорядочный, хаотичный лид;
• лид, "запрятанный в текст";
• лид неясный, требующий исправления конструкции (вмешательства редактора).
Конкретность и ясность тут - главные требования. Лиды жестких новостей должны информировать, а не озадачивать читателя.
Варианты "суммирующих" лидов:
ЛИД одного элемента. Используется в том случае, если в новости есть очень сильный момент, который следует выделить (все сосредоточено на имени, или на итоге, или на времени происшествия...).
ЛИД двух элементов (или "обобщение"). Используется при двух одинаково важных моментах. (Например, равное внимание уделяется и персоне, и действию).
ЛИД-"вешалка". Практически исчерпывает новостной материал. Автор "навешивает", нагромождает ответы сразу на все вопросы. (Что подчас приводит к хаотичному лиду).
ЛИД-немедленная идентификация. Начинается с ответа на вопрос "кто?"; причем дается очень точный ответ, поскольку центр новости - участие известной личности в описываемом событии.
• ЛИД-затянутая идентификация. Используется в случае, когда лицо само по себе не являет "персону", но стало важным в результате совершенных действий (например убийства). Заход "кто" не дает полностью все сведения о личности (имя, профессию, должность и т. п.), часть этих сведений перекидывается во второй абзац.
ЛИД-"комментарий". Новости выглядят вполне объективно при лиде с вводными словами и оговорками типа "однако", "несмотря на..." "хотя, но..." и т. д. Иногда это комбинированный лид: "кто- почему", "что-почему","что-как". (Например: С огромным трудом преодолев... достиг цели; Признавая на словах... на деле отменили.)
ЛИД-рассказ. В первом абзаце передана краткая хронология событий, предваряемая "обобщением". (Немецкие полицейские вчера краснели от стыда: сначала они допустили побег четырех опасных преступников из наделено охраняемой тюрьмы, предоставили им машину и два миллиона марок, а затем потеряли их след, - сообщает агентство...)
Итак, "суммирующий лид" (или "емкий абзац") концентрирует внимание на главном. Позволяет невнимательному, ленивому, даже случайному читателю ознакомиться с сутью новости: пробежаться по заголовкам и лидам мы можем, заглянув через плечо читающего соседа в метро. Их и пишут как раз в расчете на такую ситуацию: прочитать и понять суть прочитанного, вовсе не намереваясь этого делать. Первые фразы желательно плотно сжать и сплести, стараясь сделать зачин моментально "проглатываемым". Именно с таким лидом связано понятие: "исчерпывающая краткость". 3. ИСЧЕРПЫВАЮЩАЯ КРАТКОСТЬ
При обработке материала в виде жесткой новости встает проблема сокращения текста, и необходимо искать и находить резервы краткости; не просто сокращать, но провести необходимую творческую переработку, выбрать подходящую упаковку новости с тем, чтобы "не выплеснуть с водой ребенка" - не сократить самое главное.
Убираются ненужные подробности и пояснения, размывающие текст, повторы, специальные термины, бесполезные детали.
Желательны простые предложения с близко стоящими подлежащим и сказуемым, правильная последовательность изложения, целеустремленные, а не "зигзагообразные" фразы. Если заход слишком длинен и сложен, стоит распутать громоздкую фразу, разбив ее на две.
"Враги" жесткой новости: перегруженность лида; оттеснение новости на задний план; банальность; монотонность; неясность.
Перечитывая заход, надо убрать и штампы, и "индюкословие" - например, переписать такое невразумительное бормотание, как: Невозможность предсказать продолжительность оппозиции к ликвидации сегрегации... (За этот текст корреспондент был попросту уволен).
В начале сообщения важно избегать самых распространенных в журналистике, избитых слов. Например, если в голову лезет унылое: Завершено строительство отрезка магистрали на участке... - надо зачеркивать и писать: Первый поезд прошел... Необходимо подбирать возможно более конкретные слова и выражения. (Вместо по-видимому, неполадки в системе электросети... - Простой разрыв провода...).
Редактируя свой текст, нужно "отсечь" лишнее, но при этом не забыть выделить главное, уточнить рейтинг ценных сведений; не опускать существенного в погоне за краткостью первой фразы, а перекинуть его в следующую.
При уплотнении, "скручивании" фраз есть вероятность нарушения принципа простоты - удобства мгновенного восприятия. Убирая ненужные обороты и "клише", репортеры одновременно озабочены тем, чтобы точно расставить нужные лишние слова, - проясняющие, уточняющие ситуацию, подчеркивающие смысл. Хроникер пишет кратко, но ему надо писать и понятно. Необходимые расширения есть в самом лапидарном тексте. (Поясняются имена, звания, научные термины, географические названия, статистические данные и т. д.).
"Тайм-элемент". Надо точно решать, где именно упоминать о времени происшествия. Ответ на вопрос "когда?" может иногда явиться решающим. Например: Колокольный звон и все гудки Хиросимы напомнит, что именно в этот день, час, минуту 30 лет назад на город была сброшена атомная бомба. Или: 20 июля откроется летняя Олимпиада.
Тем не менее следует помнить, что "тайм-элемент" открывает сообщение не только тогда, когда он является главной новостью. Уточнение (вчера, сегодня, на этой неделе и пр.) называют "вступлением ко вступлению" в жестких новостях.
Иногда не обязательно быть предельно точным в указании времени в лиде (можно написать "ранним утром", "прошлым вечером", не уточняя час совершения преступления), а если понадобится - сделать это в основной части сообщения.
Спустя сто лет исполнен наконец-то царский указ от 11 декабря 1896 года об увековечении памяти выдающегося профессора Казанского университета Карла Федоровича Фукса - именем ученого назвали улицу в Казани и установили ему памятник в скверике...
Рекомендации по подготовке жесткой новости, ее упрощению и "уплотнению" в шутку называют "Теорией упаковки или пилюли". Хорошему хроникеру приятна работа со словом. Он радуется удачно скрученной фразе, ощущая ее упругий ритм, стремительность и изящество. Автор этой книжки в далекой студенческой молодости поразился азарту и радости маститого репортера: "Как я написал!"... Написать точно, компактно и в то же время просто, легко - действительно, большое удовольствие и большая удача. Событие предстает как факт, к которому "ни прибавить, ни убавить". Все дополнения (ссылки, цитаты и пр.) вливаются в монолит, в один-два точных абзаца с тем, чтобы "сжатый кулак" новости не раскрывался.
4. НОВОСТЬ В "МЯГКОМ" ВАРИАНТЕ
В отличие от жесткой новости как сообщения повышенной оперативности, мягкая новость менее оперативна, точнее, для нее оперативность не особенно важна. Штрихи и подробности заостряют внимание на необычности, занимательности, вводится момент интриги. Форма мягкой новости позволяет "подбираться" к факту, делать постепенным знакомство с ним.
В принципе любую новость можно изложить по желанию в жесткой или в мягкой форме. Предположим, такое сообщение: Новый элемент системы Менделеева открыт в результате физического эксперимента, проведенного молодым ученым из Новосибирского центра. "Мягкий" вариант этой же новости: Мог ли предположить молодой физик из Новосибирского академгородка, что он достигнет фантастического результата в совершенно иной области...
Опыт помогает репортеру выбрать, какая именно форма наиболее подходит к факту. Мягкая новость употребляется, когда нужно заинтересовать читателя, перенести акцент с результатов на обстоятельства. Обстановка свершения события, какие-то детали из окружения факта могут быть интереснее результата. Многие мягкие сообщения забавны, носят развлекательный характер либо привносят занимательное в новость. Подробности могут изменить отношение к итогу события, И в том, и в другом случае происходит перенос акцента на подробности, развитие интриги. В поле внимания - необычность коллизий, которые придумывает "жизнь - лучший драматург" и которые, несмотря на всю необычность, могут быть и трагичны.
6 марта два сержанта 19-го отделения милиции Москвы пытались задержать на улице подозрительного гражданина. В перестрелке один сержант был убит, другой ранен, а подозрительный гражданин задержан. Он тоже оказался милиционером.
После вводного абзаца ситуация раскрывается - милиционеры двух разных отделений, будучи в штатском, патрулировали, предотвращая угоны машин. Причина трагедии, по мнению их начальника, в том, что оперуполномоченный принял милиционеров за бандитов. ("Коммерсантъ")
Мягкая новость рекомендуется также при пониженной значимости события или когда необходим иной тон разговора о нем, когда ослаблены оперативный либо информационный поводы. Случается, журналист располагает интересными фактами, которые не ощущаются как новость, поскольку не являются происшествием (например, сведениями о количестве дичи в заповеднике). В таких случаях надо искать "ход". (Например, репортер, заполучив данные об огромном количестве оружия, "которое может выстрелить", написал: в аптеке, чтобы купить лекарство, нужен рецепт, а для покупки оружия в частное владение не требуется никаких "рецептов", никаких удостоверений...).
Если жесткий вариант крепко скручен, то мягкая новость разворачивается постепенно, как бы строится на глазах у читателя. Журналисты шутят, что жесткую новость надо писать так, чтобы ее было удобно проглотить, а мягкую - так, чтобы читатель посмаковал сообщение. При этом остается в силе требование краткости изложения и структурирования материала, чтобы получить небольшую, легко обозримую компактную заметку с обязательным для новости эффектом самоочевидности и достоверно-
сти.
Поскольку надо переключить внимание с итога на обстоятельства, выделить занимательные подробности, структура новости меняется. Принцип "перевернутой пирамиды" тут не годится. Лид строится с учетом читательского интереса, но не сообщает, а оттягивает сообщение самого интересного во второй (даже третий) абзац. Идет нарастание до кульминации, а далее - по принципу убывающего интереса.
Судьба подарила президенту Малайзии уникальный случай: почти час в неформальной обстановке, но на высоком уровне, причем в буквальном и переносном смысле этого слова, он обсуждал отношения между Малайзией и Тайванем. Именно столько времени, а точнее 55 минут, президент Бакили Мулузи и островной премьер Лянь Чань просидели в темном лифте, застрявшем между этажами в пятизвездочном тайбэйском "Гранд отеле". Сопровождавший их заместитель министра иностранных дел оставил государственных мужей наедине. Он ретировался через люк в потолке, чтобы "организовать спасательные работы".
("Московские новости")
В первой фразе мягкой новости обычно есть интригующее слово, выражение, либо рассказывается парадоксальный случай, открывающий интригу, вызывающий у читателя ряд вопросов. Вторая фраза - разъясняет ситуацию. Из сопоставления и сплетения начала и продолжения и возникает ощущение новости (собственно новость).
Новый экспонат неожиданно появился в Дятловском районном музее (Гродненская область). Старинный меч длиной около полуметра был случайно найден во время ремонта печи в шахматно-шашечном клубе райцентра. Специалисты думают, что он был изготовлен во время восстаний Тадеуша Костюшко или Кастуся Калиновского, то есть в конце XVIII-начале XIX веков.
("Мегаполис-Континент")
Здесь, как видно из приведенных примеров, могут быть широко использованы детали и "попутные" ироничные оценки. Заключительный фрагмент сообщает дополнительную деталь (она заменяет ироничную реплику). Для мягкого варианта новости характерен "простодушный" вариант общения с читателем (в отличие от жесткой новости, где "сразу все начистоту" и общения практически нет), тут ценятся интрига, намеки, ожидание.
5. СПЕЦИАЛЬНЫЕ ЛИДЫ
Для интригующих заходов мягких новостей используются так называемые "специальные лиды", которые, в отличие от лида "перевернутой пирамиды", не излагают содержание вкратце, но подводят к нему. В коллективной копилке опыта репортеров XX века таких заходов множество. Назовем некоторые из них.
Затяжные лиды:
ЛИД-история. Своеобразный отчет о происшествии в сказовом стиле, "история", которой как бы предоставлено идти естественным путем: В это утро, как обычно, мадам Тюффо собирала хворост, готовясь к суровой зиме, и неожиданно нашла прекрасную сухую палку для растопки. Если бы не ее бережливость - а мадам отложила эту растопку для более холодных дней, - ее домик взлетел бы на воздух. Дело в том, что племянник, слишком долго, по его мнению, ожидавший наследства, не поленился выдолбить палку, начинить ее порохом и подбросить к дому старушки...(Франс-пресс)
Повествовательный ЛИД. Также нарочито нетороплив; рекомендуется для сенсационных сообщений, контрастируя с драматичным или невероятным происшествием. Тон - предельно сдержанный, иногда чуть ироничный. Например: Поначалу это была до боли знакомая картина: жены военнослужащих, пропавших без вести, пришли к Капитолию, чтобы поведать конгрессменам о своей судьбе и призвать их к активным действиям... (Далее - о превращении манифестации в стихийный бунт, жертвах столкновения с полицией...).
ЛИД-"временное умолчание" (о главных героях или причинах события). В первой фразе, опять-таки не сообщающей о сути дела, есть элемент загадочности. Событие упоминается в самых общих чертах, вызывая желание узнать недосказанное. (В необычайную ситуацию попал человек, признанный лучшим асом во второй мировой войне...).
ЛИД-цитата. Побуждает узнать автора высказывания ("кто бы это мог сказать?").
"Дорогой Сириалис. Флавия Севера прислала нам приглашение на свой день рождения. Мы поедем к ней, конечно?"
"Возможно. Но мне не очень улыбается мысль о переезде из одной крепости в другую, когда по дороге могут попасться эти окаянные воинственные бритты. На какой день намечен прием гостей?"
"За три дня до сентябрьских ид, мой благородный супруг. И это даст мне возможность показать прическу, которую я скопировала с изображения императрицы на новых монетах".
"Лепедина, жена моя, я отправляюсь в баню, и мне нужны чистые носки".
Это не диалог из трагедии, созданной античным автором, ...а самый что ни на есть реальный документ - переписка мужа и жены, которые жили 1800 лет назад на покоренном римлянами Альбионе... Английским археологам повезло - они напали на подлинный исторический клад - несколько тысяч тонких деревянных табличек с латинским текстом, выведенным чернипами...
("Известия")
Описательный ЛИД. Дает описание местности, исторических событий, характеристику качеств человека или явлений природы, прежде чем "обрушить" на читателя сенсационную новость. Вызывает образные ассоциации, временно отвлекает.
ЛИД-"говорящие подробности" не только интригует читателя, но и передает авторское отношение к происходящему. (Грудой свалены холщовые башмаки на обочине - грязно-белые, под слепящим африканским солнцем... Перед расстрелом каратели заставили крестьян разуться...).
Затяжные л и д ы-сенсации
Они также оттягивают соооТцение главной новости; при этом отличаются своей эмоциональностью, особым "сенсационным" тоном.
ЛИД-"встряска". В таком зачине - резкий эмоциональный напор ("Грандиозно!" - крикнул один. "Невероятно!" - воскликнул другой...) либо констатация поразительного, противного логике состояния, движения, поступка (Мертвец ожил...).
ЛИД-восклицание. Близок по эффекту к предыдущему. Разновидность лида-цитаты; высказывание ценно своим эмоциональным напором (Я просто ахнул!.. Я не поверил своим глазам!.. Или: Перестаньте показывать ежеминутно эти чертовы прокладки! - отклик на телевизионную рекламу, приведенный в начале новости о возможном изменении телевизионных программ).
ЛИД-парадокс предлагает неожиданное и контрастное.
Киргизы, узбеки и эстонцы поедут пострелять в Луизиану. В этом штате, оплоте американского консерватизма, скоро появятся военнослужащие из бывших коммунистических стран и бывших республик распавшегося СССР. Им предстоит участвовать в маневрах, проводящихся в рамках программы "Партнерство во имя мира". На территории США подобные учения проводятся впервые.
(Ассошиэйтед Пресс)
ЛИД-"стаккато" - тоже энергичный и интригующий ввод в сообщение. Одна за другой следуют нарочито обрывистые фразы в "телеграфном" стиле, перечисляются детали события, их ритм задает тон повествованию.
Марлон Брандо кричал: "Браво!" Балерина Макарова танцевала в проходе, между стульев. Все аплодировали стоя... Успех оркестра Михаила Плетнева в Лондоне был полный и оглушительный...
("Московские новости")
"Провоцирующий" ЛИД. Начинается с примерно равных по количеству слов и структуре предложений, из которых второе немедленно опровергает первое. (Третья мировая война? Слава Богу, ложная тревога!..).
"Сценический" ЛИД концентрирует внимание на выразительных деталях. Другое название - "образный протокол". Хорош для криминальных историй. Контрастирует с драматическим содержанием, предельной сдержанностью и конкретикой (иногда ужасающей): Труп лежал лицом вниз... Рассчитан на мгновенное представление ситуации. (Главную новость, однако, не сообщает).
"Репортажный", или драматический ЛИД. Зарисовка, передающая движение; описывает события в ускоренном темпе (Как ни кричал Джованни Сфорци, что он ни в чем не виновен, карабинеры тащили его в тюрьму...). Сводит длительное действие к наиболее ярким фрагментам. Рекомендуется для новостей, в которых момент сенсационности ослаблен и надо подстегнуть действие, подогреть читательский интерес.
В отличие от "единственности" лида жесткой новости (есть ощущение, что конкретная заметка и должна была начинаться именно так, а не иначе), специальные лиды выглядят менее обязательными, игровыми, сочиненными журналистом.
"Авторски е" лиды;
Существует особая группа лидов, в которых явственней, нежели в прочих вариантах, слышится голос автора. Они содержат прямое обращение к читателю или высказывают авторские эмоции.
ЛИД-авторский рассказ. Может открыто включать авторское "я" в повествование (Я ужасно устал в последнее время...). Возможен и другой вариант: без упоминания "я", с интонациями диалога (Недавно у ведущего политолога спросили... И он ответил...).
ЛИД-вопрос или прямое обращение (Известен и как "лид-пря-мой адрес"). Может просто притягивать читателя к теме (Вы. верно, полагаете, будто...). Но в ряде случаев, разворачивается "полемика в лиде", идет череда вопросов: Что, если бы премьером были вы? Запретили проект переброски рек? Разрешит? На время отодвинули бы в сторону?..
ЛИД-быстрый старт. Обычно представляет собой предельно упрощенный вариант "прямого адреса" (Знаете ли вы, что...)
К "авторским" лидам относятся также заходы, не упоминающие авторское "я" и не вступающие в прямой контакт с читателем, но такие, в которых очень заметна оригинальность авторской фантазии, личного творчества.
ЛИД-каприз, или игровой лид. Это заход с использованием игры слов, аллитераций, каламбуров и пр., как бы бросающий вызов четкости и определенности. Может быть комбинацией нескольких специальных лидов (например, лида-цитаты и лида-контраста). Может быть очень остроумным. Но может и запутать читателя, поэтому он, как и игровой заголовок, должен употребляться с осторожностью, с оглядкой на интеллектуальный уровень аудитории.
"Затяжки", "сенсации" и "авторские лиды" в качестве заходов шире, чем прежде, и осознанно стали употребляться со второй половины XX века как альтернатива "перевернутой пирамиде", которой хроникеры, по мнению теоретиков (и читающей аудитории), чересчур увлеклись, в результате чего краткая новость была втиснута в жесткие рамки рекомендаций, сковывавших творческую инициативу. Мягкая новость, ее специальные заходы - своеобразный заслон "механическому конструированию" и поддержка репортерской изобретательности в изображении оттенков события.
Итак, варианты заходов делят на прямые (максимально, напрямую связанные с новостью)-для жестких новостей и оттягивающие знакомство с новостью, плетущие интригу - для мягких новостей. Выбор зависит от темы, вкуса журналиста, от стиля издания и его преимущественной ориентации на деловую, познавательную, научно-популярную или развлекательную информацию. Разные тематические направления новостей в разной степени допускают игру с фактом (например, спортивная информация тяготеет к "репортаж-ным" лидам, отвечающим на вопрос "как?", "каким образом?", в светской хронике часты каламбуры, недопустимые в деловом сообщении), и все же в любой хорошо, профессионально сделанной новости факт предстает обыгранным. Используются выделения особо значимых слов в лиде. Идет тщательная и целеустремленная обработка цифр и цитат, тонкая работа с упоминанием источника информации - проявляется смысл краткого сообщения.
Конструирование необычного захода, комбинированных лидов и нетрадиционных форм композиции - свидетельство творческого поиска репортера кратких новостей. К примеру, корреспондент польского информационного агентства, оказавшийся на месте происшествия вместе с советскими коллегами, оповестил о взятии имперской канцелярии в Берлине не так, как другие, - начал сообщение "лишними" словами: Я пишу эти строки на письменном столе Гитлера...
Для хроникера важно ощущение опрятности фраз и зачинов, . точности "ходов"; важно сознание, что сумел и передать суть, и скрыто прокомментировать событие, "просто о нем сообщив...". Во всех вариантах его работы -стремление к компактности, изящной упаковке новостной информации, выгодной ее подаче, стремление вызвать эффект наглядной самоочевидности. Краткая новость - авторское произведение. (Репортер похож на разведчика, толкающего перед собой маскировочный куст... Он "спрятался" за фактом и выдвигает прежде всего факт, но сам продвигается вперед). При всей искомой краткости и кажущейся простоте эта жанровая форма требует высокого профессионализма.
Контрольные вопросы
1. Что дает форма "жесткой" новости? Когда ее применяют?
2. Что такое метод "перевернутой пирамиды"?
3. С чего начинать сообщение?
4. Каким может быть "емкий абзац" (варианты лидов)?
5. Как достигается исчерпывающая краткость (резервы сокращений)?
6. Что стоит за требованием ясности краткого сообщения?
7. Что дает форма "мягкой" новости? Когда ее применяют?
8. Перечислите известные вам "специальные" лиды.
9. Голос автора в краткой новости. Слышен ли он?
Упражнения
1. Напишите суммирующую фразу (первый абзац), основываясь на сведениях ИТАР-ТАСС или газетного выступления.
2. Перепишите вводную фразу газетной заметки, переставив акценты (с "кто" на "как" или с "что" на "где").
3. Измените заход светской либо криминальной хроники, сделайте его интереснее.
4. Найдите в текущей прессе заметку, на ваш взгляд, неудачную (недостаточно компактную, изобилующую повторами). Обдумайте, что необходимо изменить и почему. Предложите свой вариант.
5. Попробуйте превратить "жесткую" новость, выбранную вами из текущей прессы, в "мягкую" (или наоборот).
6. Сравните два варианта подачи одной новости в разных газетах. Где лучше? Почему?
7. Придумайте три разных специальных лида к одной и той же "мягкой" новости, взятой из газеты. II. РАСШИРЕНИЕ НОВОСТИ
Ключевые понятия:
• атрибуция,
• ссылка,
• говорящие подробности,
• углубленная новость,
• "картинка"
Кроме краткого варианта новости есть и расширенный ее вариант - обрастает подробностями уже прозвучавшее драматическое или экстразначимое сообщение сигнального типа. Например:
В воскресенье мир потрясла новость из Египта о крушении парома "Салям экспресс" в Красном море. Теплоход совершал паромные перевозки между саудовским городом Джидда и египетским Суэцем. Из-за сильного ветра корабль сбился с маршрута на 15 километров и натолкнулся на коралловый риф. "Все произошло очень быстро, через десять минут паром скрылся под водой", - сказал один из спасенных пассажиров. По сообщению египетской газеты "Аль-Ахрам" на судне было 624 человека, 184 из них утонуло.
Почти все пассажиры египтяне. Большинство из них совершили паломничество в мусульманские святые места в Мекке и Медине и направлялись домой. Остальные - мигранты, которые, пытаясь найти лучшую жизнь, работали в странах Персидского залива и возвращались на родину, причем многие со всем своим капиталом.
Затем следуют два абзаца цитат очевидцев, ответственных лиц. И далее:
В работе задействованы корабли и вертолеты ВМС, а также специальные спасательные суда компании Суэцкого канала. Военно-транспортные "Геркулесы" сбрасывают над районом гибели парома надувные плоты и спасательные жипеты.
С 1987 года, когда у филиппинских берегов произошло столкновение корабля и нефтяного танкера, унесшее 4386 жизней, крушение египетского парома стаю самым трагичным событием на море.
("Известия")
Обратим внимание на структуру этого сообщения. Вначале - суммирующий лид - суть происшествия. Затем - объяснительный материал (разработка новости), далее - вторичный материал (выявляются "подтемы"), предыстория и возвращение к главной теме, ее дальнейшая детализация.
1. АТРИБУЦИЯ
Работа над репортерскими материалами предполагает, помимо представления новости, умение вводить вспомогательный материал: ссылки, цитаты, цифры и умение "работать через деталь". Атрибуция и подробности уточняют, удостоверяют факт, могут его "подсветить", выгодно подать или помочь переосмыслить.
Ссылки:
Источник информации приводят: когда он нужен для подтверждения точности и надежности фактов; когда сама ссылка обогащает новость (например, демонстрирует осведомленность одной страны в делах другой); делает ее интереснее (например, вводит упоминание видных лиц). Ссылка может быть поводом для сообщения новости и важной частью новости (например, при разоблачении источника).
Прямая ссылка на источник информации - это обычно имя (должность) или организация: ...Как сообщила нашему корреспонденту эксперт-химик Н. Воронова... Как сообщили нам в Таможенном комитете РФ... и т. д. Такие ссылки на источники информации призваны убедить читателя в правдивости, достоверности сообщения, опираясь на авторитетные или компетентные лица или на заслуживающие доверия организации.
Ссылка на агентство или газету иногда выступает "ссылкой-алиби" (если редакция намеренно дистанцируется от мнения или факта, перекладывает ответственность за сообщение). Например: Как сообщает газета "Ньюсдей", из Национального управления по аэронавтике (НАСА) бесследно исчезло значительное количество образцов лунного грунта, доставленных на Землю американскими аэронавтами.
Используются и ссылки с разоблачением (недобросовестности, склонности к ложным сенсациям, небрежности, а то и лживости сообщений "конкурента"). Ссылки на авторитетные организации хорошо подчеркивают удостоверенность факта. Ссылка на людей прибавляет к новости "имя" - дополнительную новость. При сопоставлении источников ссылка позволяет усилить факт (подчеркнув многочисленность откликов или вариативность точек зрения).
Если в силу каких-либо причин конкретный источник информации не может быть назван, журналисты прибегают к такому приему как косвенная ссылка: ...Как стало известно нашему корреспонденту... По сообщениям информированного источника... Как нам удаюсь узнать... и пр. В принципе подобные выражения ни о чем не говорят, это лишь видимость достоверности информации.
"Непроверенные данные", "слухи" - тоже источник, если ничего определенного, подкрепленного авторитетным мнением пока не произошло, но сообщить желательно (о новой возникшей ситуации либо о самих слухах как о новости). Звучат такие ссылки и по контрасту (в специальном "лиде-контрасте"), одновременно в качестве источников в заметке выступают и "слухи", и "эксперт"; косвенных ссылок лучше избегать. В ряде случаев, когда в сообщении есть намек сразу на несколько источников информации, и если при этом объединены две новости в одной, материал может выглядеть вполне весомо.
По неподтвержденной информации, Национальный фонд спорта РФ может приобрести контрольный пакет акций банка "Национальный кредит". По мнению источника, сделка едва ли окажется крупной из-за проведенной ранее передачи филиальной сети этого банка другому - Столичному банку сбережений. Финансовое положение "Национального кредита" резко ухудшилось в начале лета сего года; по сведениям банков - кредиторов "Национального кредита", его "дыра" приближается к 200 млрд. рублей.
Приводя ссылку, журналист может: удостоверить новость, подчеркнуто "отдалив" ее от себя; дополнить новость, "расширить информационное поле"; сформировать отношение к новости (ввести момент сомнения при факте сенсационном, парадоксальном, намекнуть на тенденциозность источника, указать на спорность трактовки события, помимо одного источника сославшись и на другие); "протащить новость", которая без ссылки просто не пойдет.
Последний вариант связан с определенными этическими ограничениями. "Ссылка-паровоз" показывает степень владения журналистом информацией и в этом качестве вносит объективность, хотя выглядит весьма несерьезно, не давая точного указания должности, опуская имя (член парламента), приводя слухи типа в кулуарах; в кругах, близких к правительству. Ситуация еще не проверена, недостаточно прояснена. Грань "дозволенного" тут весьма тонка, однако неверно считать любой материал с такой ссылкой заведомо лживым; предлагая "хотите верьте, хотите - нет", журналист вполне честно указывает на дефицит сведений, недостаточную самоочевидность факта.
В то же время "затемнение" источника информации может быть и преднамеренным, уводящим от истины. Неясные фразы типа Известно, что... Ожидается... Говорят, что... и т. п. создают впечатление, что источник информации - сам автор, проводящий субъективное мнение. Скептически настроенный читатель задается встречными вопросами: "кто говорит?", "кем ожидается?" и пр.
2. ЦИТИРОВАНИЕ
Приводятся слова экспертов, свидетелей, известных людей (реже - "человека из толпы", "одного из нас"). С цитатами появляются "живые голоса"
Один из спасенных заявил журналистам, что он "с надеждой смотрел на небо, надеясь увидеть самолет спасателей, но ничего не было видно..." Другой пострадавший рассказал, как он сам за 12 часов добрался до берега, несмотря на темноту и сильный ветер.
Цитаты используют не только для удостоверенности сообщения и его оживления, их называют "афористичной экспертизой новости", ценят как суждения о факте. Часто бывают ценны слова ответственных лиц. (...Многие из жертв катастрофы, придя в себя, вспомнили про то, что они потеряли все свое состояние. Однако премьер-министр Египта успокоил их, заявив, что "все деньги будут возвращены". Что касается спасательных работ, он добавил: "Мы получили сообщение о кораблекрушении ночью и сразу же направили в район бедствия спасателей").
Цитата может иметь и самостоятельное значение - как новость-сенсация (нестандартные изречения политика), как свидетельство спорности факта и др. Цитата может подчеркнуть стиль взволнованного рассказа или шутливого, "мягкого" изложения курьезного случая; она вообще влияет на интонацию авторской речи, расположенной рядом, как правило, делает ее более разговорной и легкой. Цитата особенно важна в специальных сообщениях (судебная хроника, отклик на парламентские дебаты, трагические события).
Интересные и спорные высказывания дают материал для многих лидов. В других случаях прямые цитаты приберегаются для второго или третьего абзацев, становясь хорошим подтверждением заходу и расширяя заявленную в начале тему.
Слова и фразы, заключенные в кавычки, обычно атрибутируются - указывается человек, произнесший эти слова, агентство или другой источник. Но иногда отдельные яркие слова или фразы заключаются в кавычки без указания принадлежности; они выражают мнение, источник которого будет 'назван позже (указание принадлежности может перегрузить лид).
Уточнение, кому принадлежит мнение, особенно важно при откликах на политические события, судебные процессы. Однако это правило нарушается, если высказывание считается бесспорным (или общепринятым) и может быть отнесено к разряду фактов.
Вариантами цитирования могут быть фрагмент цитаты - обрывистое, незаконченное предложение с уточнением источника (Этого не может быть... - сказа! специалист по спасательным работам) и пересказ. Точной цитатой стоит открывать или закрывать текст. Высказывания спорные и оригинальные идут в лид. Внутри текста лучше давать фрагменты с пояснениями и пересказы.
Репортеру приходится решать, как представлять человека, в каком объеме на него ссылаться: как на авторитет или просто как на источник, насколько подробно сообщать "звания и регалии" и обрисовывать ситуацию, так как читателю надо знать, по какому праву или на каком основании эти люди говорят, делают заявления. Если титул слишком длинен, его заменяют в лиде расхожим синонимом (типа лидер, глава, вождь...), а в основном тексте уже дают полностью. Описание личности может быть и формальным (консультант, секретарь), и достаточно свободным (зеленые... спасшийся чудом...).
Разная аудитория воспринимает одну и ту же цитату по-разному. Скажем, фрагмент речи высокоинтеллектуального лидера, созвучный интересам и возможностям восприятия какой-то части аудитории, у других читателей вызовет раздражение, ощущение "выскочки", который не желает говорить понятно. С другой стороны, откровенно популистский лидер - "выходец из низов" со специфической лексикой и юмором тоже будет принят неодинаково. Поэтому иногда лучше давать пересказ, не прямую речь. Косвенное цитирование часто применяется как более щадящий вариант для смягчения данных оценок или, напротив, для их ужесточения ("спрямления").
Скрытый комментарий появляется и тогда, когда репортер, умело расположив в своем материале "живую речь", опускает как несущественное весьма важные оговорки автора высказывания, авторские "но". Цитата - орудие умолчания, - шутят журналисты, - один из способов виртуозного "мастерства" искажать факты... Репортерское сообщение может исказить мнение именно в силу фрагментарности цитирования. Журналиста привлекает оригинальность, сенсационный момент фразы, и новость требует яркой цитаты, но, с другой стороны, хлесткость, эпатажность выбранного фрагмента может сыграть плохую шутку. (Сколько неуклюжих высказываний попали в материалы и в заголовки именно из-за своей неточности, несбалансированности...). Вырвавшееся в сердцах - чаще всего недостоверно, и об этом стоит помнить репортерам.
Выборка фрагмента не должна нарушать смысловую структуру большой цитаты, которая осталась за кадром, не должна повторять уже сказанного (повторы возможны, если цитата вынесена в заголовок) и должна органически вписываться в новый для нее текст (приживаемость цитаты - одна из проблем мастерства репортера).
Всегда стоит проверить, точно ли передана манера выражаться, не исказили ли смысл перефразировки, переставленные слова, уточнить особенности стилистики и пунктуации.
Важна проверка пунктуации цитаты. Ничего не стоит кардинально поменять смысл реплики, если взамен раздумчивого многоточия поставить твердую точку или сменить знак вопроса на восклицание. Представим на минуту, что классический образец кардинальной смены смысла, связанный с местоположением запятой: "Казнить нельзя помиловать", зависит от репортерской передачи этой роковой фразы... А ведь подобных "вольных истолкований" и "нечаянных" смысловых поправок в практике репортерской работы известно немало. (Например, почти анекдотичный случай, когда гневное И мы по-прежнему будем это терпеть?! было подано как И мы по-прежнему будем это терпеть!..). Профессионал избегает цитат беспорядочных, сложных по мысли, трудных для восприятия, уточняет для себя, на какую аудиторию "выходит" цитата, какую реакцию она может вызвать. К тому же он старается не злоупотреблять прямым цитированием и приводить цитаты только в том случае, если что-то было сказано в своеобразной манере или есть необходимость привести фразу точно. Обычно пересказ экономит слова.
3. ЦИФРЫ И СТАТИСТИКА
По крайней мере 37 раз американские военные корабли сбрасывали радиоактивные отходы непосредственно в Мировой океан. Например, в 1975 году атомная подлодка ВМС США "разгрузилась" таким образом в бухте о. Гуама, в результате чего уровень радиации на пляжах превысил допустимую норму в 50 раз.
(Рейтер)
В репортерских материалах говорилось и будет говориться о количестве людей, зданий или денежных суммах, вовлеченных в событие. (Более 160 миллионов рублей отсудила семья москвичей у двух бандитов, которые ограбили их квартиру...). Цифры в журналистике обычно имеют относительную ценность; лишь в сопоставлении с другими данными выявляются их смысл и значение.
Несмотря на то, что негры составляют лишь 13% населения США, во всех видах вооруженных сил насчитывается до 21% чернокожих солдат. Треть американских военнослужащих в районе Персидского залива - негры, среди военных женщин негритянки составляют почти половину... ("Ю-Эс-Эй худей", США). В то время как цены в стране выросли в 10-13 раз, доходы поляков увеличились только в 6-7 раз... ("Газета вы-борча", Польша).
Цифры часто "обыгрывают", чтобы было понятнее, и читалось легче. Тут возможны такие варианты: пересчет (Всего семь процентов занимает золото в золото-валютном запасе страны) ; сопоставление (Вдвое больше, чем в прошлом году)образная расшифровка (За такое время можно дважды облететь Землю...); пояснение (При таком количестве незарегистрированных "стволов" их хватит на все население города, то есть на каждого старика, женщину, ребенка...).
Умело подавать цифры очень важно. Например, можно написать, что в среднем в день в крупных мегаполисах мира от огнестрельного оружия погибает 50 человек. Но можно и по-другому - сопоставив с количеством часов в сутки - написать: Каждые полчаса кто-то гибнет... Репортерская фраза получится гораздо более "ударной", впечатляющей, она уже точно соотносится с элементом "человеческий интерес". (Читающий ощущает: "кто-то" - один из близких, может, он сам...). Следует помнить об эффекте привыкания, возникающей нечувствительности к большим цифрам - суммам жертв катастроф, насилия, войн, которые обрушивают на людей телеэкраны, радио, газеты. За цифрами надо стараться показать живых людей, "каждого из нас", и обработка, пересчет тут оказываются очень кстати; благодаря им "сухие" цифры помогают эффекту внушения, который в репортерстве преобладает над убеждением.
Масштаб события, человеческих потерь, разрушений умело подчеркивается репортерами в соотнесении со временем, протяженностью происшествия: В минуту... Четыре дня подряд... Вторые сутки... Не первый год... Каждую весну селевые потоки... Или: Четыре часа просидел на морозе, оседлав семафор, молодой горняк с шахты "Октябрьская" (республика Коми), повстречавшийся на лесной узкоколейке с медведем-шатуном... Медведь, угрожающе рыча, уселся внизу и терпеливо ждал все это время, пока его не спугнул проходивший поезд с углем.
Если репортер использовал в своем материале вспомогательные элементы - ссылки, цитаты, цифры, расширил новость, процесс саморедактирования усложняется. Необходимо убедиться в том, что компоновка разумна; "центр" новости" верен и не смешивается со вспомогательными элементами; ссылки и цитаты достаточно авторитетны; нет необходимости приводить дополнительные ссылки, цитаты, цифры; с приведением чужих мнений не возникли "скачки мысли" и логические промахи. 4. НАГЛЯДНАЯ НОВОСТЬ
Картинки репортера передают выразительные особенности событий, описывают людей и обстоятельства, вносят элемент развлекательности; они ориентированы на "человеческий интерес".
Журналист может организовать "явление новости". Это происходит, когда точно подмеченные и переданные краски, звуки, ритмы создают эффект присутствия.
Можно подчеркивать разные стороны, характеризующие факт: что именно произошло, где и кто совершил действие, по какой причине... В зависимости от публицистической ценности, ожидаемого эффекта от фокусирования какой-либо из этих сторон и действует журналист. В данном случае главное - "как", интересен не результат, итог происшествия, но оно само, фрагмент жизни. Чутье на новость означает умение выделить и прояснить в сознании репортеров (а затем и читателей) наглядные приметы факта. Тут особые методы работы. Профессионально владеть ими - значит ориентировать читателя в действительности с помощью ее "показа".
Главная особенность картинок - "работа через деталь", которая должна быть зрима, слышима, эмоционально сильна.
Репортер ищет среди массы примет события особо выразительные и создает литературную форму "существенных подробностей". То, что он стремится передать читателю, должно выглядеть как правда без всяких прикрас, как сообщение о реально бывшем. Например:
...мелькающие в памяти отдельные подробности... Домы предместья святого Антония еще дымились, стены, разбитые ядрами, обваливались, раскрытая внутренность комнат являла собой каменные раны, сломанная мебель тлела, куски разбитых зеркал мерцали... (А. Герцен).
Как видим, автор намеренно конкретен, подчеркивая достоверность ситуации, и по-своему "дотошен", перечисляя значимые детали. Если главный эффект краткой новости это "точный факт", то главный эффект расширенной новости в форме репортерской картинки - "факт как живой". Выделяется все, что свидетельствует: было, случилось, произошло...
Кроме примет очевидности ситуации, которые укрепляют документальную основу повествования и подтверждают ее достоверность, необходимы подробности и детали, помогающие сделать событие "живым", - звуки, краски, светотени. Цепочка подробностей, умело выстроенная репортером, подкрепляя достоверность, создает и наглядность, и в этом - особенность "картинок" репортера. Важнейшие их приемы - наряду с сообщением новости представление ее в красках и лицах, сенсорные детали и эмоционально насыщенное описание (новеллистические элементы). Автор "картинки" ориентирует читателя в действительности с помощью ее "показа", предлагая самому увидеть и услышать, что произошло. Освещая судебное дело, репортер может написать: Фермер, присутствовавший в зале, в знак одобрения щелкнул красными подтяжками...
Для постройки плотины перекрыта река. Этот факт лучше не констатировать (он не кажется особенно значимым), но преподнести читателю "картинкой". Показать, как поднимают фонтаны брызг каменные глыбы, летящие в воду, как, приплясывая, идут люди по первому "мостику" через реку, по шатким еще камням... Событие оживает и выглядит более значительным. Читатель, "разглядывая" и "вслушиваясь", как бы сам включается в происшествие.
Распространено мнение, что "картинки" репортера менее оперативны, менее локальны, менее общезначимы, но более наглядны и эмоциональны, чем обычные "news". Однако с формами картинок связаны не только материалы неэкстренной информации. Зарисовочно-репортажные формы с успехом используются и для более колоритной, детализированной и впечатляющей подачи экстренных и важных новостей. Сообщая о случившемся, они позволяют заглянуть "за кулисы" событий или соединить кажущиеся несовместимыми факты, передавая ощущения и эмоции свидетелей и участников.
В свое время была отмечена Пулитцеровской премией "картинка" событий в городке Литл-Роке в сентябре 1957 года (автор Р. Морин):
...В этот момент 8 негров - 3 мальчика и 5 девочек - пересекли школьный двор по направлению к боковому южному входу в школу. Девочки были в носочках, на мальчиках были рубашки с открытым воротом. В руках они несли книги.
Они не бежали, даже не спешили, а просто подошли к лестнице, поднялись и оказались внутри, прежде чем это дошло до сознания 200 человек на улице. "Они вошли! - вскрикнул^ вдруг человек в толпе, - Боже мой! Чернокожие уже в школе!"...
Подробности и реплики сделали происшествие наглядным. Без них новость о противостоянии в накаленной атмосфере расовых страстей (типичных для Америки конца 60-х) не состоялась бы. "
Выбор деталей - это позиция, отношение. Детали позволяют превратить событие в волнующее действие и нарисовать "картинку" в воображении читателя. Деталь коротка и ударна. Желательно использовать не приблизительные слова типа "красочный", а называть нечто конкретное, например, конкретные цвета и оттенки.
Популярна "ц в е т о п и с ь"; яркими пятнами выделяются оранжевые жилеты строителей, зеленые лендроверы, патрулирующие улицы города... При входе самолета в грозовое облако по стеклам побежали, извиваясь, фиолетовые искры... Матрос с потонувшего танкера, завидев на горизонте судно, стянул с себя красный свитер и отчаянно размахивает им над головой...
Очень наглядны детали, как бы выхваченные световым лучом, - "светопись". Их удачно использовали, к примеру, журналисты 30-х годов, описывая строительство метро. Грузовики, помахивая тенями, громыхали в качающемся свете фонарей... Или: Узкая штольня. Воздух почти осязаем, так он насыщен влагой... Люди словно плавают в перламутровом мареве... Их контуры неясны, их слова глухи...
Очень важен и звук, слуховая деталь. Например: треск мотоцикла... стук об асфальт деревяшки инвалида...
Тематика и варианты картинок многообразны:
• портретные зарисовки;
• "картинки погоды" и "сезонные зарисовки" (Настало лето...);
• "причуды и увлечения";
• популяризаторство ("how to do it features" - "как это делается");
• "картинки с натуры" (внезапная новость, переданная через "выхваченные детали").
Все варианты расширения новости - ее углубление, детализация (в том числе и наглядная) - следствие поиска все новых форм репортерской работы, подчас дающее очень интересные творческие результаты.
Контрольные вопросы
1. Когда и как употребляется ссылка на источник информации?
2. Каковы правила цитирования в новостях?
3. Какие приемы помогают уточнить масштаб события?
4. Как возможно "расширить" факт в репортерской новости?
5. Как усиливается достоверность факта?
6. С чего начинать "картинку"? (Варианты лидов).
7. Как создать "колорит факта"?
8. Сопоставьте требования оперативности при подготовке кратких новостей и новостей-"картинок".
9. Расскажите о структуре развернутой новости.
Упражнения
1. Найдите в текущей прессе несколько примеров удачного и неудачного употребления разных ссылок (в том числе и ссылок на "слухи"). Обоснуйте свои критические суждения. 2. Покажите на примере, как обыгрывание цифры помогает ясному и компактному изложению новости.
3. Отредактируйте расширенное сообщение, сократив повторы.
4. Предложите новый вариант сообщения, изменив форму подачи цифрового материала.
5. Распишите сухой абзац хроникального сообщения. Добавьте подробности и краски.
6. Опишите по памяти одну из станций метро, ощущения от ее архитектурного и светового оформления. Перепроверьте впечатления.
7. Подготовьте фрагмент "манеры оратора" ("не всегда важно, что говорят, но всегда важно - как говорят"). III. РЕПОРТЕР И РЕПОРТАЖ
Ключевые понятия:
• "мелодия события",
• ритмическая деталь,
• репортажные роли,
• коллективный портрет,
• метод "маски"
Есть наглядные варианты репортерской работы, которые выделяются своими усложненными задачами. В нашей прессе их традиционно называют "репортажами" в отличие от расширенных новостных сообщений-"зарисовок" ("картинок"), о которых шла речь выше.
В зарубежной прессе нашему "репортажу" соответствует целый букет литературных форм, жанровых вариаций. Например: приключения; "монолог очевидца" (Я шагнул с порога в туман и поежился... Денек не для праздника!); специальные задания ("репортажи с колес" и "катастрофы"); "интерпретирующие картинки" (локальные ситуации); "событие в движении" и др.
У всех этих вариантов есть общая задача - не только наглядно и образно передавать информацию, но и делиться впечатлениями, обращать внимание на авторское "я" - действующее, сочувствующее, эмоционально откликающееся, проверяющее ситуацию "на себе".
Со временем репортажи тускнеют, стареют, но их выразительные детали все же впечатляют (иногда совсем по-новому). Так в стихотворном репортаже тридцатых годов вдруг трогает панегирик ...кафельной плитке (совсем уж невиданной роскоши в сплошь мраморных "подземных дворцах" московского метро): Хочется плитку намазать на хлеб и смаковать как сметану... (А. Безыменский).
Или мы читаем о событиях еще более далеких, полутораве-ковой давности, о революционной смуте во Франции. И опять-таки представляем, "как это было"... К угрюмо молчащей толпе выходят самозванные законодатели - читать новую конституцию: Ни одно приветствие не встретило их, одни покорные ружья брякнули на караул... (А. Герцен).
В целом репортажи - подлинно творческие произведения, в которых неизменно важны самоочевидность и эффект объективности, но произведения с особой наглядностью факта, - своеобразная "беллетристическая модель дня" (В. Песков).
...Во время недавних боев убитых хоронили во дворе школы... И вот сегодня На школьном дворе молятся и плачут, иногда повязывают на кресты черные женские платки и поливают цветочки, нося воду из специально проведенного крана, и еще на школьном дворе играют в салочки, качаются на турникетах и взрывают пиропатроны. ("Комсомольская правда"). Сопоставление двух впечатлений - скрытый комментарий - формирует отношение читателя к ситуации.
В критический момент испытаний самолета в грозу: Наушники болтаются на шее у радиста... Из них рвутся первобытный вой, дикие хрипы, взрывы, адское лязганье...
Помимо сенсорных деталей, связанных с ощущениями, важны и штрихи "экзотики" события, чего-то необычного.
...Темнокожий полицейский улыбнулся нам и тронул носком ботинка громадный цветок на асфальте - вся проезжая часть бьта усыпана ими...
...На взлетной полосе лениво грелись два питона, сверкая на солнце чешуей...
... - Ладно, - сказал спасатель, - и вышел через окно...
Особое значение придается подробностям символичным, обобщающим. Так А. Герцен, описывая вторжение конницы усмирителей в бурлящий Париж 1848 года, отметил как символ хаоса, всеобщего помрачения: Лошади глодали береженные деревья Ели-сейских полей...
В начале века часто сопоставляли "рваный монтаж" с документалистикой кинематографа, видя тут общее в отчетливой и выразительной работе через деталь, исключающей описательность.
Динамичная картина, которая кажется сиюминутным откликом на событие, сохраняющим взволнованность очевидца, - вот репортаж.
1. НОВОСТЬ В ДВИЖЕНИИ
Варианты картинок, связанные с необходимостью передавать динамику происходящего, традиционно называются в отечественной прессе репортажами.
"Происшествие" - один из синонимов репортажа. В нем главное происходит на наших глазах. Изменчивость ситуации выступает в качестве репортерской новости. Желательно не упустить моменты "поворотов", определить, что и как изменилось перед наблюдателем, красочно передать наиболее выразительные эпизоды. Особое внимание уделяется непрерывности читательского внимания, легкости переходов - "перелетов" с абзаца на абзац.
Вот фрагмент репортерского свидетельства о "транспортной уголовщине": ...Над нами нависла огненная паутина трассирующих пуль. Трескучая дробь десятков автоматов заглушша даже пронзительный визг тормозов... "Срывают стоп-краны", - невозмутимо прокомментировал машинист...
...Я выглянул в окошко: лихой абордаж наяву, какой не видел даже в фильмах о пиратах. Люди в камуфляже, сбив прикладами запоры, запрыгивали в вагоны... Лихие селяне опустошали состав, швыряя содержимое на землю. Те, кто копошился на насыпи, сносили их в стоящие рядом грузовики. Недовольные дележкой издавали яростные крики; спорщики замахивались друг на друга оружием, бешено палили в небо...
Дикий воровской шабаш продолжался около двух часов... Я видел, как грузовики разворачивались и на бешеной скорости неслись прочь. Костры, догорая, чадили... Из распотрошенных вагонов свисали клочья. Они развевались, как лохмотья нищего на ветру...
("Известия")
Репортажиый сюжет.
Репортажное действие называют репортажным сюжетом. Событие разворачивается во времени. Часто, однако, получается сухой и скучный перечень "этапов", отщелканные кадры создают впечатление, что ничего примечательного не произошло. В таком "отчете", оперирующем только итогами, событие разорвано, а секрет репортажа - в видимой непрерывности движения, в постоянном "А что дальше?".
Вовсе не всегда нужна последовательная констатация хронологических моментов. Воссоздать динамику можно, как бы создав движение заново: отобрать лишь наиболее существенные фрагменты - моменты изменений и "поворотов". Условно говоря, не стоит разбивать стремительную прямую на точки, описывая каждую из них, лучше попытаться передать движение пунктиром деталей.
Очень интересны детали и метафоры, передающие характер движения. Акцент делается не на уподоблении, а на характеристике действия - сжатой и энергичной. Заводские трубы при землетрясении раскачиваются, как мачты в шторм. Стремясь передать разрушительную силу пузырьков воздуха, взвихренных лопастью подводного винта корабля, репортер пишет: На больших оборотах винт ревел и гремел, завивался белый смерч пузырьков - взрываясь и возрождаясь, они грызли винт, как муравьи... (Обратим внимание на характер сравнения: не просто "пузырьки, как муравьи", но "как муравьи ...грызут", для репортажного эффекта важно подчеркнуть характер действия).
Или: Столб земли, поднятый взрывом, в одно мгновение, как опытный борец, вдавил пламя в выжженный ковер... Огонь на торфяных пересохших болотах возникает неожиданно, - то там, то тут ...как верткий джинн...
Детали хорошего репортажа дают образ движения, отмечают грани перехода из одного состояния в другое, из одного ритма в другой. Не цепочка описаний (излишняя обстоятельность вредит репортажу), а передача ощущения постоянного движения, изменчивости ситуации, ее развития должна быть в движущейся картинке.
Отличительные черты репортажа:
• Развертывание события во времени.
• Разделение события на этапы.
• Непременный эмоциональный фон.
Работа через деталь.
Создание эффекта сиюминутности происходящего ("ре-
портажного настоящего") с репликами и эпизодами.
Ощутимое авторское "я".
Стремительный ритм.
Законченный образ события.
2. РИТМ
Репортажный стиль - стремительный и легкий. Развернутая характеристика, обстоятельная картина подменены штрихами, пунктиром деталей. Лаконизм, яркость, "наступательный" характер репортажного повествования сразу выделяют этот стиль.
В репортаже очень ценится умение писать наглядно и точно, подыскивать точные сравнения. (Бьют по демонстрантам резиновые пули - крупные, с сигару...).
Ценится и изобретательность в использовании глаголов и глагольных форм, при помощи которых создается своеобразная "характеристика ритма": Ржавые языки жадно лизнули кусты, рванулись ошалело в поле... Огонь разбойничает, шастает где-то внутри торфяников, вот и теперь неожиданно выскочил на ночное шоссе...
Нужный эффект помогают создавать так называемые "ритмические слова": Р-раз - и закручена гайка... Направо - налево (качаются в седле велосипедисты)... Скорее, вперед...
В ритмически точной картинке деталь зрима, слышима, эмоционально сильна: Грохочет броневик, заглушая топот солдат, рвутся гранаты, бесшумно бьют резиновые пули...
Выразительны "ритмические образы" события. Брошенная бутылка с зажигательной смесью видна в тумане как огненный попрыгунчик... Темной гусеницей движется похоронная процессия... Черной молнией мелькнул и ушел от охотника соболь...
Привлекаются и образы "чужие", знакомые читателю. Так, в научно-популярном репортаже напряженное усилие одного из миллионов пузырьков оторвать от поверхности чешуйку грязи, подобравшись под нее, напомнило Гвидона-царевича. и образ был усилен авторским Давай, давай, малыш!..
Идут в дело такие приемы усиления эмоцион&чьной окраски, как эпитет, метафора, уподобление, олицетворение; они тоже помогают читателю ощутить ритм, характер усилий. (Например, в репортажах о первых проходчиках московского метро: ...Повсюду добросовестно причмокивали насосы... Там, впереди, уткнулось лбом в потную землю нечто гигантское - щит...).
Каждый репортаж создает свою последовательность изображения (временную канву) и воссоздает характер движения - этапы и подробности, поворотные моменты. Соответственно, его композиция, его "сюжет" связаны с искусно изображенным, но как бы естественным развитием событий: "стиль песочных часов", событийный сюжет, "хроника", - вот основные структурные варианты, которые используются в этой литературной форме.
3. ТЕМА И ИНТОНАЦИЯ
Репортер - человек чуткий, умеющий настроить себя на волну впечатлений, чтобы уловить приметы факта - его ритм, "характер", эмоциональный фон, а затем их воссоздать. "Я, кажется, могу представить себе, как все это было..." (А. Аграновский).
Тема репортажа, как правило, своеобразна. Она не ограничивается главной новостью - каким-то итогом события, но расширяется до "атмосферы события", эмоционального образа новости. Разработка этой темы тоже своеобразна, она как бы проходит два этапа: на первом - читатель приобщается к событию, окунается в его атмосферу, на втором - усиливается авторская эмоциональная оценка происшествия, читатель вводится в круг образов и ассоциаций. Можно сказать, что девиз репортажа - "От эффекта присутствия - к эффекту соучастия".
В материалах зарисовочно-репортажных всегда есть установка на достижение определенного "созвучия" интонаций события и отклика в душе того, кому передается информация о событии. Читатель подразумевается достаточно впечатлительный, с долей воображения, который может по штрихам, фрагментам представить всю картину, восстановить как бы собственное воспоминание о ней.
Для того, чтобы событие предстало волнующим действием, реальные детали нередко в ракурсе фантазии преображаются в образ; зримое становится еще более зрелищным, а характер движения - более ощутимым, делая "картинку" предельно выразительной.
Правильно выбранная и подчеркнутая интонация репортаж-ного события тесно связана с его особой темой. Трагические последние минуты бега марафонца на высокогорной трассе были полны нечеловеческих усилий, кончились обмороком, временной слепотой. Но они же, эти последние метры, были полны и пафоса преодоления, свойственного только человеку. Что выделить репортеру-очевидцу? Трагизм ситуации? Спортивный результат? Победу над собой и обстоятельствами?
Помимо темы основной (информативной), у репортажа всегда есть и "тема-образ" (ее еще называют "мелодией события"); репортеры пытаются уточнить эту тему для себя, как-то ее обозначить, подбирая соответствующие детали. Например, как "упорство преодоления" (в спортивном репортаже) или "радость бунта" (в репортаже о манифестации ветеранов вьетнамской войны, вышвыривающих свои боевые награды перед зданием Капитолия).
У репортажа о неожиданных пожарах на торфяниках Подмосковья ведущей стала интонация внезапности, стремительного коварства языков пламени, то тут, то там рвущихся из-под земли, - детали и образы передавали именно это восприятие.
А журналист - участник испытаний самолета в условиях грозы выделил как ведущую интонацию явную дисгармонию и попытался передать читателю ощущение хаотичности, неуправляемости в момент болтанки в грозовом облаке.
Когда потребовалось рассказать о перекрытии реки, сам факт появления перемычки на Енисее был информационным поводом, а специальной, специфически репортажной темой - нечто иное. Один из репортеров, описывавших событие, определил это для себя как "большой праздник", другой уточнил - "мальчишество взрослых людей, дождавшихся своего праздника", и именно в этом ключе построил динамичный и яркий рассказ. Первый добился эффекта присутствия, второй повел читателя дальше - к соучастию, эмоциональному вовлечению в очень необычную атмосферу веселого озорства, душевного подъема и азарта:
...Шлепаются во взбудораженную зеленую воду все новые и новые камни - рыжие, с крюками, вбитыми в диабазовые бока, они скрываются, взметнув брызги... Какой-то отчаянный бульдозерист на том берегу реки не выдержал, зацепил своим щитом бетонный куб и потащил его к прорану...
("Известия")
У каждого события - своя интонация. Монотонна работа на конвейере, у парадов - бодрое звучание... Журналист вслушивается в мелодию события и передает ее как "ликующе-размашистую" или "скорбно-приглушенную", "упорядоченную", четкую, как марш, или "дисгармоничную" (во время болтанки в грозовом облаке...)
Профессионально наблюдать за событием - значит проникаться его особой эмоциональной аурой. С успешным осуществлением этой "сверхзадачи" связана весьма прозаическая рекомендация: желательно заранее "взять на карандаш" цифры и факты, которые освободят от необходимости в момент события уточнять сведения. Очень важно, чтобы ничто не отвлекало, чтобы внимание и эмоциональный настрой были нацелены только на то, что сиюминутно, неповторимо, и увиденное воспринималось всей свежестью чувств (как говорят репортеры, "чтобы были открыты всасывающие клапаны").
4. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Репортажное "происшествие" представлено в лицах. Наглядно воссоздаются поступки и речь: динамика поведения, варианты взаимоотношений, реплики - это важно для определения особой атмосферы при той или иной ситуации.
Отмечается, как событие воздействует на людей. Репортер вступает в разговор, обменивается репликами на правах участиика или очевидца. Кроме того, вызывает на разговор, проводит блиц-интервью (два-три вопроса), уточняя реакции людей.
Все эти действия репортера направлены на воссоздание ситуации и поиск все новых доказательств ее необычности, особой ее атмосферы. "Мелодия события" задается не только определенным ритмом и интонацией - воссозданные реплики тоже помогают уловить эту неповторимую "мелодию" и в результате - создать репортажный образ.
Репортера интересуют:
• свидетели состоявшегося события (они - источник информации и опора документальности; с их слов воскрешаются важные детали);
• очевидцы (важны их непосредственные реакции - моменты соприкосновения происходящего с движениями души. Отмечаются моменты "солидарности" или, напротив, резкого несогласия с обстановкой, душевный протест);
• жертвы (чья вовлеченность в событие - вольная или невольная, как-то меняет их жизненную перспективу, в чьих судьбах угадываются возможные последствия происшедшего);
• инициаторы ("вожди"); иногда "провокаторы", "подстрекатели" - люди, активно влияющие на окружение, побуждающие других совершать поступки или активно отказываться от действия (противодействия);
• главные исполнители и участники (через их действия в основном и показывается событие; их усилиями событие движется);
• герои (героем, по воле автора, может стать и "инициатор", и "исполнитель", и "жертва"... Это персонаж, чьи слова или фрагмент поведения особо отмечаются во время наблюдения и становятся кульминационным моментом репортажа).
Подобных условных "ролей" может быть гораздо больше; все зависит от намерений автора, от его умения рассмотреть событие в разных "срезах", показать читателю в разных ракурсах.
В определении примет события, его интонации и ритма очень помогают и воссоздаваемые реплики, и наблюдение за поступками. Особенно ценны для сюжетной ткани репортажа поступки в чем-то необычные, неожиданные (жест отчаяния, проблеск героизма...).
Репортер подмечает и передает движения:
• уточняющие ситуацию, воссоздающие жизнь факта (...взмахнул рукой...; ...перегнулся через барьер и поднял...) ;
• демонстрирующие согласие или душевный протест (...резко отвернулся...; ...замедлил шаги...);
• наглядные, объясняющие действия (Он встряхнул передо мной колбу, в ней заструился порошок: "Вот это и есть лизин". Или: Вдел руки в рукава манипулятора, и искусственные руки передвинули прибор внутри барокамеры...).
Особо отмечаются поступки, меняющие ситуацию, создающие эффект факта-"рубежа" (...встали и демонстративно выйти из зала...), и фрагменты поведения, в чем-то необычного, неожиданного или несвойственного этому человеку, - всяческие "вдруг"...
Очень впечатляющи репортажи, в которых автору удается подметить момент "передачи искры события" другим людям, распространения эмоционального состояния, расширения события за счет включения в него новых лиц и участников.
Ценны для репортажа реплики оценочного свойства; это могут быть отрывочные замечания (Ну и ну! Эх, мимо!), но могут быть и фрагменты "картинок" - впечатляющие детали ("Из автоматов, боевых, сволочи!" -выдыхает пожилой рабочий...). Опытный репортер непременно подметит и сумеет использовать в своем материале фразы, выражающие "солидарность" со сложившейся ситуацией или наоборот - резкое "несогласие" с ней, выраженный протест.
Редакторы отделов новостей всех газет мира постоянно требуют и просят: "О людях побольше!..", поскольку воссозданные реакции и реплики, во-первых, усиливают достоверность, а во-вторых, потому, что внимание к поступкам и словам позволяет усилить впечатление, обогатить повествование эмоционально, расположить читателя к сопереживанию и соучастию.
5. АВТОР В РЕПОРТАЖЕ
Репортерские картинки называют "одушевленной информацией", в которой отношение к происходящему очень ощутимо. Они основываются на особом отборе примечательных и выразительных подробностей. Происходит "личный отбор благодаря личному участию" (как писал в 30-е годы С. Третьяков).
В репортаже, отмечающем моменты воздействия события на очевидцев, одним из очевидцев выступает сам журналист.
Это, во-первых, подчеркивает достоверность описываемых событий - очень ценно любое упоминание, что автор сам был там, сам участвовал (Я увидал... Пламя полыхнуло под колесами моей машины... и т. п. ).
Во-вторых, в готовый материал попадают результаты "наблюдения за наблюдателем" - за собственными эмоциями и реакциями, за движениями своей души вслед за событием и в унисон ему. Отсюда многочисленные мне показалось... я отвернулся... я постарался сдержаться... и т. п.
В-третьих, в результате "наблюдения за наблюдателем" уточняется канва развития действия. Трудно охватить все событие целиком. Желательно не упустить, однако, моменты этапные, переходные или похожие на "скачок", определить свое отношение к ним. Журналист следит за изменчивостью события, меняя ракурс наблюдения, действуя сам. Репортеры в "горячих точках" прячутся в окопах, пригибаясь от пуль, идут вместе с толпой беженцев... Репортеры "мирных тем" на время меняют профессию, действуют вместе со своими героями. Все это привносит движение в сюжет и хорошо разнообразит его.
Бывает и так, что все основные сюжетные ходы связаны с поведением репортера: он постоянно что-то предпринимает. Другой вариант - автор выступает в роли "подопытного кролика", пробуя на себе сложности, тяготы и привычные заботы людей определенного круга. (Обычно это связано с приемом "маски"). Научно-популярный репортаж часто всецело зависит от "сюжетной активности" автора (Мне показапи... Я спросил... Вслед за провожатым я прошел...), чьи действия - главный событийный повод; изображенная ситуация почти полностью зависит от собственной "режиссуры" журналиста.
Организовать репортажное действие может история знакомства с работой исследовательской лаборатории, новой станцией метро, когда автору что-то показывают, объясняют, а он описывает процесс показа. Широко известны "репортажи двумя перьями" (например, "корабль" - "водолаз" или "корабль" - "подводная лодка", перекличка "земля" - "воздух" и т. п.), когда при разных точках наблюдения этапы события дополнительно членятся, представая в разных ракурсах.
Участие автора в событии очень желательно. Именно тогда перед читателем предстает полноценный репортаж - единство наблюдений, впечатлений и действий журналиста.
Авторское "я" репортажа нельзя сочинить потом, во время создания текста. Поэтому так важен профессионализм репортера во время сбора материала. Если этот профессионализм достаточно высок, необходимую динамику событий в уже написанном репортаже дополнит активное поведение автора.
Авторское "я" репортажа - это "я действующее".
Лиды, употребляемые в репортажах:
• Возможен "суммирующий" лид, который выделяется как "врез".
• Часто репортаж начинается с цитаты или реплики.
• Хороший лид - эмоциональное описание ситуации.
• Популярны лиды с вопросительной интонацией.
• Желательна демонстрация поступка или неожиданного факта.
• Часто в таких материалах используют шокирующие лиды.
Репортажная динамичная картина события - как бы сиюминутный отклик, сохраняющий взволнованность очевидца. Факт, увиденный как происшествие - в движении, красках, звуках, очень привлекателен для аудитории. Во-первых, потому, что он по-особому достоверен, поскольку уточняет этапы действия, его ритм. А во-вторых, потому, что этот способ отклика на событие дня вовлекает читателя в сопереживание и соучастие.
Литературная форма репортажа "размывает стену" между прессой дела и прессой развлечений. В современной прессе репортаж встречается часто. Перед читателем наглядно предстают экстремальные ситуации, бедствия, катастрофы, пик спортивных состязаний; свидетельства мужественных поступков и свидетельства обвинения, добытые во время "командировок на войну", потому что репортаж заостряет и наглядно укрупняет события; хроника происшествий (Дом переехал...), потому что репортаж разворачивает события во времени; любопытные очерки будней, потому что репортер "работает через деталь"; рассказы об открытиях и подводящие к проблеме наблюдения, потому что тут уместна репортаж-ная поэтапность, постепенность знакомства с новым, и еще многое другое - просто потому, что так интереснее...
При помощи репортажа можно:
• усилить конфликтность действия, привнести конфликт в изображение какой-то ситуации. (Например, показать воробья, влетевшего в окно во время скучного собрания);
• "инсценировать" любое противостояние;
• воссоздать ритм и "дыхание" любого происшествия (и соответственно, вызвать у читателя определенную гамму чувств: в "мажоре" или в "миноре");
• наглядно объяснить ("показать на пальцах", обучая или утоляя любопытство). .
Репортажи используют журналисты разных тем и направлений, поскольку возможности такой литературной работы, ее воздействия на читателей разнообразны: позабавить, развлечь, воодушевить, стимулировать интерес, взволновать...
Средствами репортажа проясняют непонятное в научно-популярном тексте, передают радость преодоления препятствий, подчеркивают драматизм событий. (Так, читая репортаж, мы увидели на месте преступления, где был застрелен в упор премьер-министр Израиля, окровавленные листочки, выпавшие из его кармана, с текстом песни о мире, которую минуту назад пела вся площадь...).
Репортаж может многое. Но при условии, что в нем будут сплетены впечатления, наблюдения и воссозданные эпизоды так, чтобы ощущался неповторимый ритм, неповторимая атмосфера не остановленного "кусочка жизни", а фрагмента живого движения.
Работая над репортажем, важно:
• показывать людей, их поступки и позволять им говорить;
• позаботиться о "подтексте" (эмоциональных оценках);
• инсценировать событие, подобно пьесе, насыщая диалогами; • поддерживать движение, не прерывая его;
• нарисовать картинку в воображении читателя. Современные репортеры все шире и профессиональнее используют зарисовки и репортажи для колоритной, детализированной и впечатляющей подачи важных новостей. Сообщения репортеров помогают ориентироваться в сегодняшнем дне: новости радуют, настораживают, предостерегают. И кроме того, дают остроту сопереживания современности, создавая ее эмоциональный фон.
Контрольные вопросы
1. Что такое тема репортажа?
2. Чем отличается репортажный стиль от иных способов изложения?
3. Как можно "организовать ритм" в репортерском сообщении?
4. Расскажите о назначении реплик в структуре репортажа. Приведите примеры их удачного использования.
5. Какие "роли" могут быть у людей в репортажном действии?
6. Расскажите об "эмоциональных оценках" и метафорах репортажа.
7. Что такое "наблюдение за наблюдателем"?
8. Как в репортаже проявляется авторское "я"?
9. Что может репортаж?
Упражнения
1. Предложите несколько способов, как можно передать в репортаже замедленный ритм и бодрый ритм марша.
2. В репортаже "командировка на войну", взятом из текущей прессы, подчеркните детали, создающие "эффект соучастия", и сюжетные эпизоды, в которых принимает участие автор.
3. Напишите фрагмент предполагаемого репортерского сообщения "Машина несется в пруд" - о самоотверженном поступке водителя, резко свернувшего с трассы, чтобы не задавить ребенка.
4. Подготовьте два фрагмента репортажного наблюдения: "замедление движения" и "убыстрение ритма". (Например, прибытие и отправление поезда метро).
5. Напишите репортаж, зафиксировав и обработав реплики. (Например: "митинг", "нервная очередь").
6. Подготовьте фрагмент репортажа, используя метод "маски". IV. ИНТЕРВЬЮ
Ключевые понятия:
источник,
блиц-интервью,
вопрос с "закрытым концом",
"воронка",
"опрокинутая воронка",
"накат" вопросов,
личный вопрос,
вопрос "в досыл"
Цели и формы работы интервьюера многообразны: блиц-интервью, беседа, полемика, портрет и т. д., как многообразны и объекты его внимания ("очевидец", "эксперт", "звезда", "интересный собеседник"...). Во всех случаях успех или неуспех работы связаны с качеством подготовки (тематической и психологической), с умением продумывать вопросы, профессионально точно вести интервью. Творческое состояние - состояние взаимодействия с другим человеком, который становится "источником" (сведений или идей).
1. ВАРИАНТЫ ОБЩЕНИЯ И МОДЕЛИ ИНТЕРВЬЮ
Репортеры сетуют: мы плохо пользуемся возможностями интервью, вопросы наши способны усыпить не только читателя, но и интервьюируемого... Подготовка системы вопросов позволяет журналисту видеть тему в разветвлениях, проблемных узлах, помогая "понимать ответы", узнавать в словах собеседника намеченные точки разговора. Изучается предварительно (насколько возможно) и личность будущего собеседника - надо быть уверенным в правильности предполагаемого тона и манеры общения. Намечаются вопросы для создания определенной атмосферы беседы (например, эпатирующий вопрос, "примиряющий" вопрос, вопросы "поддержки и одобрения" и другие). Важно особо продумать вопросы, заведомо "неудобные" будущему собеседнику. Вопросник - не жесткий план, от которого нельзя будет уклониться, он нужен для самоконтроля и проверки возможностей общения в прихотливом течении беседы.
Журналист, по необходимости, использует вопросы двух типов: вопросы с завершенным ("закрытым") концом, с прицелом на быстрый и точный ответ, на "точку" в споре; и вопросы с незавершенным ("открытым") концом, которые дают возможность собеседнику размышлять. Выбор зависит от предмета и обстановки беседы, реакции партнера. Соответственно, есть две модели интервью.
Первая - начинать с вопросов с открытым концом, что обеспечивает спокойное течение беседы вплоть до кульминации или заключительной части, когда их сменяют вопросы с закрытым концом (интервью-"воронка>>). Эту модель используют для "портретов", интервью, сосредоточенных на проблеме, интервью с экспертами.
Вторая модель предлагает сразу ключевые вопросы в жестком варианте - вопросы с закрытым концом, преимущественно их и использует, лишь изредка перемежая мягкими вопросами с открытым концом ("опрокинутая воронка"). Эта модель употребляется в общении с политиками и "звездами" и в форме "блиц".
Интервью - событие, которое журналист "сочинил" сам. (Составил "сценарий", придумал канву основных "реплик" и ходы для самовыражения партнера и собственной импровизации). Главная сложность - в хороших, точных переходах от одной темы к другой; непрерывном, без провалов, течении беседы. Интервью по телефону нежелательны (особенно, если источник - нервный человек), к ним прибегают лишь для оперативного отклика, когда эксперт вне досягаемости (за городом, за океаном...) или когда человек хорошо знаком, его характер, стиль общения достаточно изучены.
Главная задача интервьюера - предоставить возможность собеседнику высказаться, что предполагает профессиональные усилия по стимулированию этого высказывания, изобретение все новых способов поддержки собеседника, направленной на рождение его "золотого слова". (На практике, однако, не редкость совершенно неадекватная такой цели манера поведения журналистов).
2. КАКОВ ВОПРОС - ТАКОВ ОТВЕТ
Как правило, репортер, проводя интервью, добивается не чистой информации (просто фактов), но пытается докопаться до "новости" и потому часто употребляет так называемые проблемные вопросы ("почему?", "как?"). Нежелательно допускать "дубль" в вопросах, возвращаться к одной из проблем дважды. (В ответ журналист рискует услышать ехидное: Так я уже об этом говорил...).
В зависимости от задач варьируются принципы построения вопросов. Иногда имеет смысл выпустить "очередь" (или "накат" вопросов). Например, подхватив демагогическое восклицание главаря неофашистов о "своих парнях": Они - верят\, журналист перешел в наступление: В кого? Во что? В Иисуса Христа? В Будду? и "добил" тему после растерянного ответа Нет, в это... завершающим вопросом: В фашизм? (И получил желаемое: Да, пусть так... в фашизм.)
Хорошо работают вопросы с вводкой, сообщающие о каком-то факте перед тем, как о чем-либо спросить. Они помогают маскировать возникающие паузы. Опытные интервьюеры готовят заранее несколько таких вопросов - "заготавливают хворост", который в нужный момент можно подкинуть в затухающий огонь беседы.
Преимущественно вопросы должно быть фокусированными и краткими (каждый вопрос желательно не тянуть более чем 15 секунд и не делать его длиннее двух-трех предложений). Не стоит задавать два вопроса в одном. Длинный вопрос - почти всегда запутанный вопрос: его приходится повторять, разбивать и т. п.
При подготовке вопросов до беседы и во время их уточнения по ходу общения происходит приспосабливание не только к собеседнику, но и к читателю. Задача - представить тематический срез разговора в плане популярном, найти тот ракурс беседы (и в плане содержательном, и в плане психологическом), который интересен всем. Беседа должна содержать новое и главное - выявлять новость. Ее перипетии: моменты поиска, оформления точной ■ мысли, удачного слова, переосмысления позиций, конфронтации, полемики, самопроявления собеседников - все это должно быть интересно читателю. Процесс выявления новости - наглядный ("зрелищный") и популярно изложенный - вот на что нацелена система вопросов журналиста, программирующая профессиональную беседу.
3. ВОПРОСЫ ИЗ ОТВЕТОВ
При правильной подготовке к процессу беседы есть определенные гарантии, что ответы собеседника будут нами поняты верно и что мы сумеем оценить их значение в дальнейшем течении беседы. Однако существуют дополнительные трудности, а также дополнительные возможности импровизации во время беседы...
Ответ, исчерпывающий тему
Это такой ответ, который демонстрирует видимо добросовестное и обстоятельное раскрытие темы, предложенное вопросом. Казалось бы, он должен более всего устраивать журналиста. На деле же ответ, исчерпывающий тему, может сигнализировать и о некоем неблагополучии в ситуации беседы. Во-первых, если ответ "договорен до точки", наступает ненужная пауза, теряется эффект беседы - журналист не сумел вовремя зацепиться за ответ и плавно перевести его в вопрос. ("Да" или "Нет" - худшие из ответов, обычно - это результат плохо сформулированного вопроса.)
Краткий ответ
Может свидетельствовать не об уклончивости собеседника, но просто о его манере выражаться лаконично (такая манера часто наблюдается у военных), и журналист, поняв это, обязан скорректировать свои дальнейшие вопросы с учетом данного обстоятельства, создать ситуацию, когда придется отвечать, рассуждая либо уточняя примеры, специально недоговоренные или неверно интерпретированные журналистом (дабы развернуть ответ).
Однако лаконичный ответ может быть и умышленным, демонстрировать просто нежелание рассуждать. Политики, "звезды", искушенные в общении с назойливыми журналистами, нередко пытаются отделаться от них, выдав вместо ответа "афоризм", меткое словцо, заменяющее ответ видимостью ответа. С такими собеседниками бороться трудно, однако можно попытаться самостоятельно истолковать невнятный ответ, развернуть его и в таком виде (...Я правильно вас понял?..) отпасовать собеседнику "на доработку".
Следует помнить, что большинство не устраивающих журналиста ответов - следствие неверно заданных вопросов. Так фрагментарный ответ часто бывает следствием множественных составных одного вопроса; собеседник выбирает тот фрагмент, который его больше устраивает. То же происходит, если задается чересчур резкий вопрос, - собеседник реагирует на него уклончивым кратким ответом. Если ответ не устраивает своей неопределенностью, логично запомнить его, связав с вопросом, который позволил ответу быть именно таким, и в течение беседы задать вопрос вновь, изменив его и, главное, сделав конкретнее. Так появляются проясняющие, корректирующие вопросы.
Вопросы "в досыл"
Интервьюер исправляет свои ошибки, употребляя вопросы с продолжением (более конкретные или по-иному сформулированные). Это позволяет уточнять и отзыв, и реакцию собеседника (Если вам не нравится такая постановка вопроса, взглянем на проблему по-иному...). Вопрос в досыл срабатывает, когда ответ недостаточно четок, когда отвечают охотно, но плохо, когда собеседник явно не понял темы или, перескакивая с одной мысли на другую, подменяет суть вопроса (отвечает на другое). Слишком часто возникающая необходимость задавать вопросы в досыл свидетельствует об изъянах профессионализма интервьюера.
Для того, чтобы точно распознавать ответы, необходимо очень вдумчиво, внимательно и ответственно следить за ходом беседы. Это помогает нащупать структуру материала уже в процессе интервью. 4. КОРРЕКЦИЯ БЕСЕДЫ
Вопросы-перебивки
Такие вопросы естественны в рабочем процессе интервью. Их можно вводить умело, едва заметно "ввинчивая" свою реплику в паузу собеседника. Есть перебивки, которые уточняют мысль, помогают партнеру нащупать конец ответа. Другие перебивки призваны срочно поменять направление разговора, скорректировать его (в случае, если собеседник резко отклонился от темы). Перебивки бывают открытые и скрытые. Иногда роль перебивки очень скромна: прервать "словоизвержение" и тем самым - помочь собеседнику. Или сменить язык общения (прервать поток "канцеляризмов", попытаться перевести все на "человеческий", разговорный). Иногда эта роль очень ответственна (например, если перебивка обращает внимание собеседника на то, что он дал какому-то явлению слишком резкую оценку).
Вопрос-перебивка часто цепляется за слово, какое-то выражение, повторяет его, "раздумывает над ним" и - ловко поворачивает беседу (...предприятия наносят чувствительные удары по водоемам, да и не только по водоемам, но и по всей окружающей среде... Журналист перебивает: Кстати, об окружающей среде. О той ее части, которую мы обычно не замечаем, - о воздухе...). Это и не.выглядит перебивкой -вежливый, аккуратный перехват инициативы в разговоре.
Вопросы-"подсказки"
Эти вопросы бывают открытые и скрытые, прямые и косвенные. Так, открытые подсказки меняют направление беседы, помогают добиться точной фразировки высказывания (Вы, видимо, имеете в виду...). Среди косвенных подсказок выделяются такие способы, как: "д о г о в а р и в а н и е", - репортер заканчивает фразу за собеседника (иногда открыто демонстрируя при этом радость понимания, единодушия и пр.), надеясь получить подтверждение либо новую формулировку; "сомнение" (Не означает ли это... Нельзя ли эту оценку трактовать как... Отсюда, пожалуй, можно вывести и кое-что похлеще... и т. п.) - репортер такой деликатной подсказкой выводит собеседника на уточнение мысли; "реакция отрицания или удивления" (Это невозможно... Ну и ну!), провоцирующая на расшифровку мысли, подкрепление ее примером; "подсказка-сюжет" (Действительно, бывает так: взрослые люди ведут себя по-ребячьи... Был случай...), которой добиваются дополнительных примеров либо контрпримеров.
Подталкивая собеседника к броскому высказыванию, журналист рискует исказить реальность, огрубить мысль, убрав оговорки. Если даже репортер не особенно активен в "дирижировании" беседой, он все же напряженно ожидает "чистой" цитаты, цельного, броского высказывания, которое может стать кульминацией материала (хотя редко задумывается над тем, что броская цитата может идти вразрез с подлинным смыслом темы или характером собеседника).
Корректирующие вопросы, возникающие во время беседы как импровизационные, должны быть особенно точны и кратки. Надо предусмотреть возможность выхода из ситуации, когда "вопрос дирижера" отпасовывается обратно журналисту. (Например: А что вы сами думаете об этом?..).
Как происходит взаимодействие ("единоборство"), с удовольствием наблюдают зрители и читатели, именно в этом - главная привлекательность интервью, уже не метода сбора информации, но жанра.
Многое решает концовка интервью. По большей части она импровизационна. Иногда рождается из "вопроса-напоминания" - журналист попросту заставляет собеседника повторить еще раз мысль, понравившуюся, запомнившуюся в одном из ответов. (Во время всей беседы интервьюер ищет эту обобщающую фразу, закругляющую беседу).
У профессионала обычно есть точное ощущение, когда именно интервью подходит к концу. И проще всего, если нет иных идей, в этот момент подсказать собеседнику его же слова. (Люди хорошо запоминают, чем завершился разговор, а интервью должно выглядеть объективным материалом прежде всего в глазах человека, с которым велась беседа). Концовка часто "примиряет" собеседников, сводя все сказанное, порой полемичное, к удачному выводу интервьюируемого.
Широко распространена практика визирования текста интервью перед его публикацией. Однако "визы" можно и избежать. Заканчивая интервью, можно испросить разрешения позвонить собеседнику для необходимых уточнений (даже если это и не нужно). Такой шаг подчеркнет желание журналиста быть объективным, точным, не приписывать собеседнику лишних слов. А также предвосхитит его просьбу показать ему материал до печати (что нежелательно; люди почти всегда хотят отредактировать, пригладить свои мысли, высказывания тотчас же, как увидят их на бумаге).
5. ИНТЕРВЬЮ НА ПОЛОСЕ
В интервью - готовом материале не обязательно используется все записанное; опускаются некоторые вопросы, другие - "сжимаются" и корректируются (менять смысл вопроса, конечно, недопустимо). Идут в ход заметки в блокноте, уточняющие смысловые и интонационные акценты и "прозвучавшие цитаты" - наиболее удачные выражения, годные для заголовка, для концовки. Фрагменты, содержащие особое мнение журналиста, выделяются средствами дизайна и оговорками (Вспоминая этот ответ, я спрашиваю себя...).
Существуют и множатся профессиональные тонкости подготовки, проведения и обработки интервью в зависимости от вариантов этой литературной формы.
Интервью на полосе выглядит по-разному. Может увлекать состязательностью спора, забавной сценкой, игровой ситуацией или парадоксами размышления. Оно кажется "наджанровым", напоминая то портрет, то проблемную статью, то репортаж, то рецензию... И все же интервью - это беседа как самоочевидный факт.
Знакомство читателя с этим фактом (как и со всяким другим, представленным журналистом на суд аудитории) может дать разные результаты. Наглядно видно, удалось ли профессионально помочь собеседнику, помочь ему "проявиться" (как эксперту, как очевидцу, как "дутой величине" или по-настоящему яркой личности, острослову и умнице). Интервью-метод добывает факты и мнения ("откупоривает источник"), интервью-жанр представляет этот процесс наглядно.
Рассмотрим некоторые варианты литературной обработки состоявшейся беседы.
Классические интервью - цепочка из звеньев ("вопрос - ответ"), по возможности без обрывов. Сцепление же звеньев, драматургические ходы зависят от того, с кем, с какой целью, в какой обстановке беседовал журналист. Классические интервью демонстрируют разные таланты интервьюера, разные возможности "дирижирования" беседой. Бессмертная фраза "Каков вопрос - таков ответ" в разговоре о литературной форме интервью напоминает и о том, что вопросы может быть интересно читать; никто не должен усомниться в нужности вопроса, в том, что ответ получен именно благодаря умело реализованной инициативе журналиста. В изложенном интервью должно быть наглядно видно бескорыстие репортера, задававшего вопросы пользы ради, а не демонстрируя себя. Интервью различаются предметом, целью, зависят от характера беседы, особенностей партнера.
Разновидности классического интервью:
• информативные,
• экспертные,
• проблемные,
• интервью-"знакомства": портрет, разоблачающее интервью, "звездные" интервью.
Информативные интервью
В информативном интервью не нужны вопросы, нацеленные на обстоятельные рассуждения или самовыражение. Собеседник тут только "источник" - высказавшийся человек. Интерес к нему как к личности предельно ослаблен, а значит, нет необходимости в психологических нюансах беседы, в показе ее конфликтных моментов. Главный предмет обсуждения - новые факты. Важно создать у читателя впечатление обоснованности выступления именно этого человека в качестве источника сведений, необходима и удостоверенность фактов. Диалог в данном случае - средство доступной подачи информации.
Второй вариант информативного интервью - опрос очевидцев и участников: Как это было? Чаще всего подается в виде интервью-репортажа, с фрагментами "картинки". Главный предмет обсуждения - впечатления. Важны вопросы, раскрывающие впечатления очевидца, уточняющие внезапные происшествия, воспоминания о поступках. Для сообщения важны обстоятельства беседы, наблюдение за поведением и реакциями собеседника и так называемая "личностная детализация" происходящего...
Экспертные интервью
Они проводятся для выяснения мнений собеседника о другом человеке или явлении. Во всех интервью с "источником мнений" усилия журналиста связаны с достижением наибольшей информативности беседы; он демонстрирует и собеседнику, и читателю свою любознательность и повышенное внимание.
Такие интервью ценны точностью высказываний, формулировок. Необходимы ясность оценок, правомочность выступать в качестве источника мнений. Разумеется, в первую очередь журналист обращается к мнению человека, обладающего общезначимым общественным статусом, заметным политическим, профессиональным рангом.
Часто мешает разный социальный статус интервьюера и интервьюируемого: перенесенный на бумагу результат общения не интересен, поскольку журналист занимает позицию "стенографа", почтительно ловящего на карандаш драгоценные слова собеседника. Хотя экспертные интервью именно и отличаются сдерживанием реплик журналиста, стоит подчеркивать редкие моменты проявленной инициативы, корректной поддержки, любознательность журналиста и его постоянное напряженное внимание к словам собеседника.
При подготовке информативных и экспертных интервью для расследований важно подчеркивать обстоятельства, при которых бралось интервью, нередко воссоздавая конфликтные ситуации, преодоление "сопротивления источника". (Его увертки, уклонения от ответов и тому подобное и следует изображать и описывать в первую очередь). Проблемные интервью
Главный предмет обсуждения - мнения и сопоставление источников мнений. В данном случае источник мнений не просто авторитетный, но и достаточно оригинально мыслящий человек.
Проблемное интервью помогает разложить проблему на составные части или представить ее как дилемму; вводит читателя в мир "логических удовольствий": точных суждений и парадоксов, умелой аргументации, лабиринтов доказательных ходов.
В таком интервью должен быть наглядно представлен обмен коммуникативными стимулами (так называемые трансакции) - открытый и скрытый, - взаимное побуждение к размышлению. Журналисты часто выделяют свои побуждающие слова, поощрительные интонации, но опускают их у собеседников, хотя они-то как раз и интересны, поскольку подчеркивают, что оба собеседника заинтересованы, чтобы мысль прозвучала ясно.
Проблемное интервью может отражать диалог единомышленников, но чаще это - критическое интервью. Не только обсуждение конфликтной ситуации (Что делать? Кто виноват?), - само обсуждение может быть конфликтным, подразумевать напряженность во взаимоотношениях собеседников, полемизм и соперничество. Для такого материала особенно не годится тон "всезнайства", прямые "жесткие" перебивки. Лучше перебивки "мягкие", демонстрирующие реакцию (Ну?.. В это трудно поверить...). Употребляются перебивки "контрмнением" и перебивки-переключения на другую тему.
В проблемном интервью перед читателем должен предстать более "полноценный" собеседник (нежели в интервью информативном или экспертном), обладающий оригинальной системой взглядов, интересный не только тем, что он волей случая или благодаря служебному рангу владеет какой-то информацией. Но при этом нередко возникает дополнительная профессиональная трудность - при изложении беседы становится видным, что общение "разноуровневое", что оно затруднено, так как существует в большей или меньшей степени осознание каждой из сторон своей неравности другой стороне.
Проблемное интервью - это наглядная "Позиция" (именно так иногда называют специальные рубрики в газетах, журналах и телепередачах, под которыми идут подобные материалы).
Интервью-"знакомства"
Психологический портрет.
Перед интервьюером довольно сложная задача - постараться создать эмоционально-психологический портрет собеседника. Журналист демонстрирует читателю как можно больше выявленных сведений о человеке и подчеркивает в окончательном литературном варианте вопросы, нацеленные на личностные характеристики собеседника, и ответы, особенно показательные в этом плане. Главный интерес сосредоточен на "персоне", но интересно для читателя и другое: удалось или нет журналисту наладить контакт, от которого целиком зависела осуществимость замысла - создание портрета. В написанном интервью подчеркиваются моменты контакта.
Главный стимул - неординарная личность, возможность "вывести на авансцену" человека, интересного всем. Трудность тут - в формировании представлений у собеседника о целях и задачах интервью, в демонстрации читателю самого факта согласия "позировать для портрета"; поэтому лесть, уместная для начала разговора, в литературной версии интервью звучит гораздо хуже. Все реплики должны выглядеть значимыми не только по смыслу, но и как наглядное свидетельство характера, яркой личности собеседника.
Для работы над портретным интервью нужны не только внимание, наблюдательность, собранность, но и впечатлительность, общительность и очень хорошая интуиция.
Портрет "антигероя".
Важны вопросы, "вскрывающие ситуацию", помогающие разоблачению собеседника, заостряющие внимание на противоречиях. Сам процесс интервью протекает сложнее, поскольку доминирует критическая направленность. И как правило, приходится преодолевать увертки, недомолвки, бороться с прямым искажением фактов в ответах собеседника. В таких интервью предельная собранность журналиста, его находчивость, психологическая устойчивость, важные во время беседы, должны быть продемонстрированы читателю.
Желательна "маска бесстрастности", объективности, общий корректный фон беседы и в то же время - серьезные и иногда очень болезненные для партнера "выпады". Журналист старается привести собеседника к "пороговому состоянию", в котором интервьюируемый наиболее полно раскроется. Про такую политику беседы сказал О. Уайльд: "Нет нескромных вопросов, есть нескромные ответы". Смысл афоризма - подобрать вопрос не грубый по форме, но позволяющий эпатировать собеседника, вынудить заговорить его своим языком.
"Звездное" интервью.
Это наиболее игровое из всех интервью. Его определяют обычно как "словесное фехтование", или "сценку". Оно служит поддержкой имиджа, однако не исключает демонстрации подлинного лица, выглядывающего из-под маски. Тут необходимо уделять внимание "значимым мелочам", любопытным деталям биографии (их-то и выявляют как новость). Пользуясь вольной ситуацией интервью-игры, собеседник нередко, импровизируя, их выдумывает, намекает на что-то, чего в действительности не было, либо не было в таком масштабе... То, что собеседник "привирает", надо попытаться сделать понятным читателю, не впадая в пафос разоблачения (например, показать свою реакцию). Желательна форма нестандартизированных, свободных ("шаловливых" - по определению одного репортера) вопросов. Читатель должен ощущать, как ловко журналист поддерживает игровое состояние собеседника - создает ему более-менее комфортную ситуацию общения, не ставит в тупик по-настоящему, ограничиваясь ловкими выпадами и меткими "уколами".
Конечно, наиболее весомый собеседник - человек, интересный сам по себе (как "герой" или "антигерой", безотносительно к тому, что он "очевидец", или "эксперт", или "звезда"). Если это выясняется по ходу "звездной" беседы, ее всегда стоит переиграть, потому что напасть на неординарный характер, безусловно, большая удача. Так, в свое время, журналисты "Недели", пригласившие в очередной раз "Гостя 13-й полосы" на "звездную" беседу, пошли за собеседником, который захотел "приоткрыться" чуть больше, чем ожидалось, и не пожалели об этом. В интервью прозвучало несколько фраз-афоризмов, приоткрывших суть мировоззренческого кредо гостя. Это был известный художник Рокуэлл Кент. Рассказывая о поездках по городам нашей страны, он сначала вежливо похваливал гостеприимство и вдруг рассказал о впечатлении, которое сам назвал внутренним прозрением: Глядя с горы на огни ночного Тбилиси и усеянное звездами южное небо, я вдруг понял, что мне ближе эти, земные огни... Такое ощущение было очень важно для художника "космических" пейзажей, рисовавшего холодное безлюдье северных просторов и фосфоресцирование Северного сияния.
Как бы удачно ни сложилось интервью, стоит постараться сразу же после окончания разговора скорректировать свои записи и впечатления. Этим можно значительно облегчить литературную обработку, и, кроме того, журналист будет уверенным в правильности своей интерпретации ответов собеседника и общей ситуации беседы.
Пресс-конференции и блиц-интервью
При литературной обработке этих весьма специфических форм общения выделяются вопросы жесткие, завершающие тему. Это не просто вопросы "с закрытым концом", нацеливающие на точный ответ, но особый тип вопросов, характерных для формы "блиц". Они одновременно и открывают тему, и направлены на ее "немедленное закрытие". Особо ценится умение журналиста предельно лаконично ввести в тему не столько собеседника, сколько читателя, причем обозначить ее как "тему-проблему". Блиц-интервью важно, когда опрашивается вовсе не эксперт, а "один из нас", "человек из толпы", выбранный на эту роль. (Так строятся рекламные опросы, играющие на невинном тщеславии "маленьких людей", их желании попасть на страницы прессы).
Хотя "интервью пишется во время интервью", умелая литературная подача материала необходима. Правда, в отличие от других форм выступления, "материалом" тут выступают, помимо добытых высказываний собеседника, собственные слова и собственное поведение, и именно эту "фактуру" очень трудно беспристрастно откинуть за ненадобностью. Ошибочно недооценивать речь журналиста, сокращать количество реплик, передающих реакции несогласия (подсказки и уточнения).
Во время литературного оформления интервью необходимо проявить дар драматурга. В подготовленном материале подчеркиваются вопросы, возникшие из ответов, особо звучат (не так, как вопросы для собеседника) вопросы для аудитории - с ввод-ками, с интонационными уточнениями реакций собеседника и, по возможности, "вопросы для себя", вопросы в досыл.
В результате становится ясно, как справился журналист со своей задачей: найти и выгодно подать "новое" и сделать профессиональное общение интересным для аудитории.
Контрольные вопросы
1. Перечислите известные вам модели интервью.
2. Как соотносятся требование предварительной подготовки журналиста к интервью и проблема импровизации?
3. В каких случаях и как используется вопрос-"подсказка"? Какими могут быть "подсказки"?
4. Как бороться с уклонением от ответа?
5. Как происходит работа с ответами в процессе интервью?
6. Как можно уточнить неудачный или непонятый собеседником вопрос, скорректировать его по ходу беседы?
7. Как работать над концовкой в процессе интервью?
8. Расскажите об особенностях и разновидностях проблемных интервью.
9. Уточните специфику работы над психологическим портретом и над портретом "звезды".
Упражнения
1. Измените неудачные вопросы в выбранном вами газетном интервью. Придумайте другие, близкие по теме, но резко отличающиеся по форме и тону.
2. Измените течение беседы. (Выбрав газетный или журнальный текст, в котором есть "уводящий" ответ либо слишком пространный, расплывчатый, найдите место для перебивки, подсказки, "личного" вопроса. Сформулируйте эти вопросы).
3. Смените начало материала. (В опубликованном тексте с долгим и вялым заходом предположите возможность более энергичного или более оригинального зачина, не разрушающего, однако, концепцию материала. Сформулируйте его).
4. Поменяйте задачу интервью. (Выбрав текст интервью со "звездой", предположите, что собеседник может быть интересен аудитории как "эксперт" или "неординарная личность". Соответственно, измените содержание, форму, тон вопросов).
5. Подберите для "досье" фрагмент азартного диалога - остроумного обмена репликами ("фехтование").
6. Найдите удачный фрагмент интервью, построенного по принципу "свободного плавания". Прокомментируйте его.
7. Подберите интервью, где есть удачные перебивки, подсказки, демонстрация реакции, уточнение мысли собеседника и пр.
8. Найдите в текущей прессе интервью с элементами "картинки". Обоснуйте необходимость фрагментов наблюдения за поведением собеседника и демонстрации впечатлений журналиста.
9. Самостоятельно подготовьте интервью. (Тип, модель интервью, выбор темы и собеседника - произвольны).
V. ОПЕРАТИВНОЕ КОММЕНТИРОВАНИЕ
Ключевые понятия:
скрытый комментарий, попутный комментарий, углубленная новость, "слоеный пирог", корреспонденция, реплика
Журналистский отклик на новейшие события, помимо оперативной передачи новостей, подразумевает их оперативное комментирование - одновременно с сообщением "горячего" факта или сразу вослед ему, пока не остыл интерес.
Формы оперативного комментирования не претендуют на полный, завершенный анализ, тут большой налет впечатления - факт еще не успел отстояться; по прошествии времени его можно будет точнее оценить, но для этого нужна дистанция... Оперативный комментарий может быть сплетен с фактом или отделен от него.
Читателю бывает интересно предположить, каким образом можно интерпретировать событие, и "подсказка" журналиста в этом направлении воспринимается как дополнительное, не менее интересное сообщение; предложенный ракурс взгляда на факт - тоже новое сведение, и к тому же - толчок собственным размышлениям.
1. СКРЫТОЕ И ПОПУТНОЕ КОММЕНТИРОВАНИЕ
Скрытый комментарий
Стараниями репортеров, как уже было сказано, новость "заостряется" с помощью комментарийных ссылок, уточнения масштаба события, тщательной и целеустремленной обработки цифр и цитат, умело выстроенных заходов. Причем подчеркивание говорящих обстоятельств (например: После долгих колебаний и проволочек...) может быть развернуто и в лиде, и в основной части материала.
Если факт свидетельствует о себе явно недостаточно, или даже может внушить ложное представление своей обманчивой "внешностью", ситуацию проясняют для читателя, вводя так называемый "сопоставительный фон", предысторию события. Так появляется углубленная новость.
Например, новость об уничтожении темной апрельской ночью бронзового монумента на одной из площадей в Чикаго была затем расписана в подробностях: сообщалось, что монумент изображал конного полисмена, что была заложена взрывчатка, что произошел акт вандализма в ночь на 30 апреля, и что полиция пока бессильна отыскать злоумышленников. Телеграфное агентство, передавшее информацию, этим и ограничилось. Но собкор "Известий" дал свой материал, в котором уточнил, что это был памятник полисменам, разгонявшим первую политическую демонстрацию (ту самую, положившую начало первомайскому празднику солидарности трудящихся), и что памятник этот в преддверии 1 мая взрывали не раз... Упомянутые события конца прошлого века прояснили и повод, и время взрыва, и вообще тема из разряда "гангстерских" перешла в разряд "политических".
Оценочное отношение усиливается, когда скрытый комментарий дополнен "эмоциональными оценками", звучащими в повествовании: эпитетами, метафоризацией. Возникает попутный комментарий, сплетенный с прямым суждением, как это бывает в комментарийном отчете и "авторском" репортаже ("монологе очевидца"), в оперативной мини-рецензии, в корреспонденции.
Эти формы используются, когда важен угол зрения на происшедшее событие, точность ракурса. Поиск ракурса либо прямо объявлен в "открытых переходах" с абзаца на абзац (...Посмотрим с другой стороны...), либо сюжетен - когда разворачивается "экспертиза на ходу", реплики и реакции выступают как мнения и свидетельства в наглядном сопоставлении, а прямые разъяснения точно "дозируются". В этом плане особенно характерен комментирующий репортаж, где очень весома эмоциональная аргументация, попутный комментарий "говорящих" картинок (...Солдаты, все на одно лицо, в противогазах с провалившимися носами, запускают нечто, похожее на фауст-патроны...); в ряде случает добавляет весомости попутному комментарию использование метода "маски" (читатель справедливо полагает, что журналист имеет право судить, коль скоро сам побывал в шкуре своих персонажей).
Скромный жанр отчета сегодня тоже немыслим без попутного, с заметной долей эмоциональности комментария. Описывая важнейшие составляющие прошедшего события и видя, что одна новость без необходимых уточнений "не играет", автор старается придать материалу нужную для читательского восприятия экспрессию (в спортивном, судебном отчете) - усилить конфликтность комментирующей репликой, привнести конфликт в изображение какой-то ситуации.
Комментирующий эпизод (так называемая деталь-"окошко", открывающая перспективу суждения о факте) обращен к фантазии читателя. Это один из действенных приемов оперативного комментирования. К примеру, журналиста поразили официанты, снующие по проходам, предлагая миску с гороховым супом и эсиской во время наивысшего накала страстей в предвыборной борьбе; охрипшие, возбужденные депутаты деловито поглощали свой привычный суп в свое привычное время...
Сохраняют аромат "картинки" и оперативные мини-рецензии, отчеты с разных "культурных мероприятий" - выставок, презентаций, фестивалей, "светских раутов" и пр. Интересна форма "слоеный пирог", где чередуются наглядный фрагмент и "чистый текст", цепочка интересных подробностей переслоена комментирующими репликами автора или участников события. При этом, однако, надо не потерять темп и ритм, не перебить интонацию повествования. Тут преобладает композиция, известная как "стиль песочных часов"
Корреспонденция
Это одна из старейших литературных форм, используемых в журналистике. Иногда ее называют "самым скучным .жанром в газете...", и совершенно незаслуженно. Комментарий, не отделенный от новости, но сплетенный с ней, - дело очень тонкое в плане профессиональном. Скорее, жанр корреспонденции коварен, он легко "расслаивается", и если сама новость изображена неплохо, пояснения кажутся притянутыми, а весь текст - тягучим. В отличие от репортажа, который труднее сделать скучным (поскольку доминируют "эмоциональные оценки"), корреспонденция не личностна, а отстраненно-объективна. При подготовке выступления в жанре корреспонденции особенно важно композиционное чутье и умение сбалансировать "показ" с попутным комментарием. В корреспонденции нередко происходит смещение акцентов с видимого на невидимое (факт "вертят", "заглядывают за спину факта"). Автор добивается не столько наглядности события, сколько точной соотнесенности показа с объяснением. Своеобразной формулой успеха тут выступает единство двух задач - "сообщить, оценив".
В таких материалах, как комментирующие отчеты, репортажи и корреспонденции, где истолкование факта сплетено с его "показом", обычно открытый комментарий дается после скрытого: автор старается сначала "дать почувствовать" событие, а уж затем его немного пояснить. И надо предварительно как бы профильтровать событие, "отцеживая" моменты, требующие прояснений и истолкований. Попутные комментарии создают фон, обрамляют, поддерживает и ни в коем случае не заслоняют главного - новости. Очевиден "пограничный характер" таких материалов, объединяющих задачи журналистики новостей и исследовательских жанров. Их важная особенность заключается в том, что комментарий - именно попутный, проясняющий факт, он более близок к намеку, подведению к позиции, нежели к ее декларированию. Эта позиция становится и явной, и подчеркнутой в оперативных вариантах открытого комментирования. 2. КОММЕНТАРИЙ-ФРАГМЕНТ И САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ОПЕРАТИВНЫЙ КОММЕНТАРИЙ
Сплав факта и комментария характерен для отечественной журналистики. А, к примеру, для англоязычной журналистики привычнее другой вариант - их разделение.
Факт + комментарий
Предельно лаконичный комментарий, завершающий сообщение. Главное, чтобы он не был лишним.
Характерно наставление современного редактора отдела начинающему журналисту: "Пиши так, чтобы материал можно было разрезать- там, где кончается новость и начинается комментарий". Впрочем, он тут же добавлял: "но чтобы не хотелось его разрезать".
Комментарий-фрагмент, привычный в текучке, в газетной спешке, обычно идет под рубриками: "От редакции", "Наш комментарий" и пр. Он совершенно отделен от факта (сначала идет законченное сообщение, а затем, самостоятельным "куском" - редакционное или авторское суждение относительно события).
Помимо фрагментарного комментария ("жесткого комментария по факту"), в современной прессе распространен оперативный комментарий, выступающий как законченное самостоятельное произведение. Близки к нему по задачам оперативная "мини-рецензия", реплика, колонка оперативного отклика. Эти литературные формы по-разному представляют отделенное от факта истолкование, его версию, иногда с ощутимым авторским "я".
Оперативный самостоятельный комментарий
Разъяснения и рассуждения по поводу события, выступающие как самостоятельный материал. Однако и тут, как и в других литературных формах оперативного комментирования, главным является поддержка "горячего" факта, "продление его жизни" в сфере внимания и интереса аудитории. Имеется в виду совсем свежая или сравнительно недавно возникшая ситуация, к которой возвращаются при неожиданном повороте событий или когда возникает необходимость пересмотреть сложившееся мнение.
Использование этой жанровой формы позволяет прояснить ситуацию, возникшую вокруг факта, происшествия, высказанного мнения. Позволяет рассмотреть ее с разных точек зрения, максимально приблизить к читателю, порой снизить до обывательского интереса.
Для современных газет и еженедельников оперативный комментарий - пожалуй, обязательная реакция на любое событие общественной, политической и экономической жизни.
Вот, к примеру, комментарий "Сверхглубокая интеграция рождает вопросы...":
2 апреля, всего через четыре дня после подписания Договора об углублении интеграции между Россией, Белоруссией, Казахстаном и Киргизией, в Москве подписан договор об образовании Сообщества Белоруссии и России...
Своевременность и взвешенность четырехстороннего договора не вызывает сомнений. Но зачем одновременно с ним потребовался двусторонний договор?
("Известия")
Далее автор, апеллируя к фактам, рассматривает оба соглашения, высказывая предположения о целях и перспективах реализации каждого из подписанных пунктов. Ситуация, что называется, "разжевана" до предела, практически не оставляя места для каких-либо вопросов читателя, - автор очень точно все объяснил (насколько это оказалось возможным в обстановке почти сиюминутной, при факте, еще не "отстоявшемся",' - ведь комментарий появился буквально на следующий день после подписания российско-белорусского соглашения).
Структуры комментария вариативны. Часто он строится так: суммирующий лид (итог события); разбивка-перечисление основных проявлений события, его "прорастания" в действительность (каждое - комментируется); вывод о значении события. Один "блок", затем другой в наиболее логичном порядке: рассмотрение каждого фрагмента ситуации влечет за собой пояснение, и только потом рассматривается следующий фрагмент. Возможно взять за основу другой ход - "раскладывание мнений": взглянуть на ситуацию с предполагаемых разных точек зрения и предупредить об этом читателя. Эти точки зрения могут быть персонифицированы (точки зрения разных людей и лишь одна из многих - точка зрения автора). Третий вариант структуры: обрисовка ситуации, как она видится автору, затем обзор мнений причастных к ней людей, авторский комментарий их позиций, соображения насчет дальнейшего развития событий и возможного изменения позиций (прогностическая часть).
Открывает материал заявка темы, комментарийный повод:
Известный китайский экономист направил послание председателю КНР с требованием... Опять неспокойно в Пригородном районе Северной Осетии... Среди потрясений последних дней -убийство...
На первой полосе газеты "День" фотография... - бесконечная колонна пленных и подпись... Что бы это значило?
Комментарийный повод может быть заявлен ведущей строкой, выделенной шрифтом, часто - подзаголовком. ВЗРЫВ ЭМОЦИЙ НА КОНФЕРЕНЦИИ (заголовок). Профессор Манье обвинил американских ученых в нарушении договора о запрещении испытаний ядерного оружия (подзаголовок - "хедлайн"). Далее - комментарий по факту. Распространена форма комментария, открывающаяся "Цитатой дня" - парадоксальным или неловким, или "саморазоблачающим" высказыванием какого-нибудь заметного политического деятеля. Комментарии по трагическому факту чаще открывает "картинка". Иногда комментарийному поводу предшествует преамбула, передача сложившегося мнения: От встреч на высшем уровне ждут либо исторических прорывов, либо "новых страниц" в межгосударственных отношениях. Похоже, что от нынешнего визита... Часто в первых абзацах создается эффект конфликта. Иногда противоречивость мнений и поступков, ожиданий и реальности трактуется как парадокс.
Поскольку смысл комментария - в разъяснении и объяснении, очень важно не допускать, чтобы читатель потерял нить рассуждения. Необходимо максимально облегчить ему "перелеты" с абзаца на абзац, для чего нужны "связующие звенья" - слова и выражения, поддерживающие мысль и обозначающие ее повороты. "Указатели направления мысли" общеизвестны - это всевозможные "итак", "вдобавок", "разумеется", "более того", "понятно" и т. д. Рекомендуется иногда использовать метод "крючок абзаца", то есть начинать следующий абзац тем же словом, каким закончили предыдущий ("...что и побудило объявить об успехах. Успехи, однако, сомнительны...). "Крючком" может быть и слово, и целая фраза (чаще - цитата).
Суммирующий лид оперативного комментария дает много вариантов. Помимо обычного "резюме", он может выглядеть, как:
Поясняющий лвд, с вводными словами и оговорками типа "однако", "несмотря на...", "хотя, но..." (С огромным трудом преодолев... достигли цели...).
"Одиночный выстрел". Очень краткая, афористичная фраза. (Налоги рванули вверх.).
"Реакция" или "последствия": Начался сбор подписей в поддержку новой инициативы - сразу после выступления лидера...
"Прогноз", выделяющий предположение. (Помощник президента решился лететь в космос, однако может потерять своп пост.).
"Парадокс": Мэр выиграл эти выборы, но проиграл во мнении многих избирателей.
"Перспектива": С окончательным принятием нового бюджета расклад видится неутешительный. Или: Со вступлением страны в члены ...международной организации... возникли новые перспективы.
"Ретроспекция": В недавние времена никому и в голову бы не пришло отстаивать свои гражданские права таким способом, как это делает...
"Контраст": В то время как одни продолжают обсуждать... другие уже начали действовать...
"Контрмнение". От него хорошо оттолкнуться, начиная собственное рассуждение, и кроме того, с таким лидом вводится.
момент интриги. (На первый взгляд, начальный этап предвыборной кампании президента получился не слишком удачным...).
"Предварительный вывод": Для того, чтобы сообща противостоять западным конкурентам, две крупнейшие российские страховые компании решили объединиться...
"Необходимое уточнение": Лидер партии отправился в Германию. Отправился в качестве частного лица. Ни канцлер, ни министр иностранных дел его не примут... Далее выдвигается ряд предположений с расшифровкой каждого из них: Он поехал, очевидно, не затем, чтобы предаться воспоминаниям о войне... Зарубежный визит ему нужен прежде всего для того, чтобы еще раз попробовать убедить Запад в своей политической вменяемости... ("Коммерсантъ-daily").
Составляя комментарии, важно точно поставить "вопросы самому себе". Этими вопросами могут быть: "кто виноват?", "что должно быть сделано?", "какие государственные учреждения должны следить за сложившейся ситуацией?", "какие меры принимаются?" и т. п. Важна завязанность комментария на "человеческий интерес" и на "судьбы людей" (Есть мнение, что при такой ситуации скоро в ближайших водоемах исчезнет все живое...).
Жанр комментария не претендует на решение проблем, на завершение анализа и безусловно точный прогноз. Прогноз здесь - "в первом приближении" к истине. Задача - несколько продвинуть вперед анализ событий, добавив свою точку зрения, свое мнение к другим.
Возможен комментарий, предваряющий событие. Такой материал суммирует, осмысливая, факты и мнения на подступах к событию и трансформирует все это в некий "прогноз-анализ". Например:
Никто не ожидал, что среди конкурентов нынешнего мэра окажутся его первый заместитель и губернатор области...
С первых же строк материала читатель чувствует определенную интригу ("горячая новость") и желание автора подробнее и с деталями передать накал предвыборной борьбы. И действительно, остановившись подробно на причинах, создавших большое напряжение накануне городских выборов, автор комментирует сложившуюся ситуацию и пытается на основе имеющихся фактов спрогнозировать результаты выборов и их последствия при любом исходе. Главный вывод комментария:
В итоге, кто бы ни пришел к власти, революцию уже не сделаешь и вспять ничего не повернешь - в городе уже приватизировано 70% предприятий и 90% объектов торговли.
("Известия")
Комментарий, предваряющий событие, чаще всего посвящен прояснению уже сложившейся ситуации. Это - одна из действенных форм оперативного комментирования.
3. РЕПЛИКА И "КОЛОНКА"
Среди форм оперативного комментирования есть и такие, в которых на первый план выходят личные оценки (субъективное начало), открытая позиция конкретного журналиста. Наиболее распространены литературные формы: реплика, мини-рецензия и колонка оперативного отклика.
Реплика
Это - монотемный комментарий, отделенный от факта, носящий характер спонтанного отклика.
Сохраняет связь с фактом, но читается как самостоятельное произведение; эмоциональное и фрагментарное мнение, создаю-щее-эффект общения. Чем изящней реплика, тем она лучше.
Распространены реплики в ответ на высказывание политических лидеров, где приемы "прояснения цитат" настраивают читателя на скептический, критичный лад по поводу обитателей "коридоров власти", нередко даже служат целям развенчания имиджа какого-то деятеля (что особенно характерно для политизированных изданий, поскольку в их задачи входит дискредитация мнения "противника").
Реплику, как и другие жанры оперативного комментирования, отличает монотемность: опора на один факт, событие, одно изречение.
Реплика - лаконичное и энергичное провозглашение суждения журналиста о конкретном событии, выражающее позицию издания, с целью вызвать повышенную эмоциональную реакцию, -"слово в борьбе мнений". Резкость оценки автора подчеркивается "самоочевидностью" его чувств (например, чувства естественного негодования, возникающего при определенных обстоятельствах).
Мини-рецензия, очень популярная в современной прессе, представляет собой разновидность реплики. В ней, однако, более прорисован факт, по поводу которого реплика звучит.
Колонка оперативного отклика
В отличие от оперативного комментария, предлагающего точку зрения на "горячее" событие, колонка декларирует позицию, проявившуюся в связи с событием, как отклик на него.
Оперативную колонку называют "разросшейся репликой"; задачи тут, однако, иные: интересен не представленный в свете реплики факт, -на первый план выдвигаются авторские впечатления от него, авторские ассоциации. Идет осмысление собственного эмоциональ-
|ного порыва - почему такая и именно в таких тонах реакция на него? В оперативной колонке новость-мнение несколько оттесняет новость-событие. Однако это еще не "колумнистика" публициста, предлагающая читателю в качестве полноценной новости оригинальное мнение. Тем не менее авторский оперативный отклик на событие достаточно самостоятелен и вполне обоснованно (в глазах читателя) отделен от задачи "просто передать факт". Если репортаж называют "персональной новостью", то колонка - "персональное мнение".
Во всех других формах оперативного комментирования главное происходит "вовне", во внешней действительности - не в самом авторе. Колонка-отклик конкретного журналиста на горячий факт предполагает неординарность реакции на событие, упомянутое в материале.
Вот пример авторской (или редакторской) оперативной колонки в газете "Сегодня":
На первый взгляд, начальный этап предвыборной кампании президента получился не слишком удачным...
Далее журналист излагает свою (подчеркнуто свою) точку зрения на неудачи, их причины и, наконец, позитивные стороны избирательной кампании. Автор комментария как бы задает сам себе вопросы и отвечает на них, создавая эффект диалога в монологе:
...Все это так... Однако президенту удалось добиться главного - Ельцин стал считаться реальным кандидатом...
...И как же после всего этого президент вдруг решился дать бой своим оппонентам? Бой был дан на всех направлениях...
В этом оперативном "пристрастном" отклике также показательна проявленная автором наблюдательность за развитием побочных линий ситуации, позволяющая расширить предположения
и прогноз:
...Предвыборный спурт президента так поразил одного из соперников, что тот фактически заморозил свою избирательную кампанию...
У оперативной колонки, как правило, - эффект подчеркнутой необязательности. Она не "предписывает" разделить мнение журналиста. Читателю как бы предлагается принять это мнение к сведению, если угодно - внутренне поспорить с ним (что и привлекательно...).
Хотя автор - "один из нас", "тоже неравнодушный", личностное "я" очень ощутимо. И если оставить на время в стороне вполне обоснованные подозрения, что в этом "я" авторской колонки (любой "колонки", эссеистской в том числе) - немалая доля актерства, придуманного и выверенного "имиджа" в расчете на определенную аудиторию, можно с уверенностью сказать: подача материала от первого лица - очень сильный прием, помогающий увлечь читателя. В том числе и потому, что тут успешно используются ассоциации для сопоставления, возникновения дополнительных фактов и для выводов, чтобы не подавать их "неприкрытыми".
В отличие от обычного комментария, в колонке некоторые приемы "углубления" новости, способствующие анализу, например развернутая предыстория, могут оказаться слишком тяжелыми, отвлекающими.
В любом комментарийном материале стоит разделять "малые выводы" (Необходимо помочь...) и "большие выводы" (Какой ценой можно этого достичь?..). Какова социальная и экономическая цена видимого варианта решения проблемы? Хотя в принципе масштаб "больших выводов" больше соответствует рангу статьи или обозрения, такие выводы возникают и в комментарии ("эскизом", без детальной проработки).
Всегда стоит отдавать себе отчет: как именно выглядит позиция, сам автор по отношению к факту? "Неподкупный сторонник"? "Активный защитник"? "Рьяный обличитель"? Или он надел маску "судьи" или "скептика"? Для оперативной колонки важны авторское сомнение в правильности своего видения событий, своеобразная полемика с самим собой, объяснение своей реакции, извинительные моменты, самоирония. Стиль ее должен выглядеть естественным, разговорным, порой доверительным, даже "задушевным", а порой - задиристым, острым. Наиболее популярен сегодня ироничный стиль, поскольку тут есть множество специфических возможностей скрытых и открытых оценок, доминирующих над прочими приемами).
Вообще колонке вредит чрезмерная уравновешенность, сбалансированность, ей, как и реплике, необходима некоторая "пылкость", запальчивость. В колонке оперативного отклика всегда есть что-то от знаменитого толстовского "Не могу молчать!" Стоит при саморедактировании не столько сглаживать, сколько заострять углы и не бояться раскованности, даже эксцентричности стиля.
В оперативно-комментарийных, или как их еще называют "обозревательских", колонках оценочного письма не избежать. Тем не менее в некоторых изданиях стиль таких материалов максимально объективирован по примеру куда более скромного жанра - комментария. Другие же издания поступают совсем наоборот, в их оперативных колонках обилие авторских эмоций и "оригинальностей" чуть ли не чрезмерно, грань между газет-но-журнальной эссеистикой ("колумнистикой") и оперативным комментарийным откликом (всего лишь откликом) необоснованно размывается. (Претензии в данном случае - только к редакции, авторов легко понять - очень соблазнительна в данном случае не "блестящая обработка факта", но блестящая обработка версии в виде монолога...).
Популярность оперативных комментарийных колонок уже не у журналистов, но у аудитории, во многом объясняется их характерным искренним и доверительным тоном, отсутствием претензий на менторство. В общении с современным читателем это очень важно. Прощается и приблизительность прогнозирования, и случайные (а также неслучайные) "перехлесты" в определении значимости события. Оперативный отклик часто и естественно выступает предтечей проблемной статьи, углубленно анализирующей явление факта, или ложится в "копилку сведений" для будущего обозрения.
Мнение - интересное как новость и в связи с новостью - имеет заведомый успех у читателей (они тоже в данный- момент еще об этом помнят, об этом самом думают). Потому-то "ком-ментарийные эскизы" порой более эффективны, чем строгая рациональность и обстоятельность крупных "аналитических" жанров.
С усилением демократических тенденций в обществе усиливается интерес к мнениям. В том числе и к таким, которые не претендуют на безусловную точность прогнозов, не "давят" авторитетным суждением, но довольствуются куда как более скромной задачей -обратить внимание на точку зрения, принять ее к сведению, побудить читателя "проиграть" ту или иную ситуацию с разных позиций.
Контрольные вопросы
1. Каковы задачи оперативного комментирования?
2. Что такое скрытый комментарий?
3. Где и как употребляется попутный комментарий?
4. Когда целесообразна комментарийная форма "слоеный пирог"? Какова ее структура?
5. В чем особенности задач корреспонденции?
6. Как строится оперативный комментарий?
7. Расскажите о возможностях проявления публицистической позиции автора в реплике и в оперативной "колонке".
Упражнения
1. Найдите в материалах текущей прессы фрагменты скрытого и попутного комментария.
2. Выделите в репортаже, взятом из газеты, яркий факт, который можно подать как "комментирующий эпизод". Напишите его.
3. Используя удачный пример "светской хроники", напишите на этой основе материал с элементами комментария ("слоеный пирог").
4. Дайте небольшой комментарий по оперативному факту, взятому из текущей периодики или теленовостей.
5. Оцените качество опубликованной редакционной или авторской реплики на оперативное событие; подготовьте "реплику по поводу реплики".
6. Подготовьте мини-рецензию, откликнувшись на художественное событие последних дней.
7. Определите предмет оперативной "колонки" (взяв пример из текущей прессы), проследите за разработкой авторской "версии" факта; попробуйте оспорить ее, выдвинув собственную версию.
VI. ИСКУССТВО ЗАГОЛОВКА
Ключевые понятия:
• заголовочный комплекс,
• составной заголовок,
• игровой заголовок,
• "хедлайн"
Газетный или журнальный заголовок призван выполнять несколько функций: номинативную (он вычленяет и называет), коммуникативную (он должен информировать; называя, нечто сообщать); рекламно-целевую (должен одновременно и рекламировать текст-"товар", и передавать читателю определенную установку автора). Нужный результат: воздействие при помощи общения, причем могут использоваться оба типа воздействия - и убеждение, и внушение.
Заголовок фиксирует внимание на наиболее важных и интересных моментах, экспрессивно побуждая читателя познакомиться с текстом. Заголовки свидетельствуют и о материале, для которого изобретены, и об авторе, его отношении к факту, положительном или ироническом. А еще они свидетельствуют о концепции издания в целом, о его направленности и вкусах, о его аудитории.
Немного истории. Поначалу в массовой прессе доминировали заголовки-ярлыки (label-head), "маркирующие" материал. Но со времен первой мировой войны заголовки разнообразятся, поскольку ставится уже иная цель - подача материала через заголовок. В нашей стране в течение долгого времени заголовок отождествлялся с лозунгом. С призывом. С точным указанием. Или с "обозначением материала", соответственно тому, как это "положено" тому или иному жанру. (Странновато сейчас читать репортерское сообщение 1957 года из Будапешта, сдержанно повествующее о "беспорядках" в Венгрии, под лирическим заголовком "Торжество весны"...). В рекомендательной литературе сообщалось, что "Товарищ Сталин критиковал иркутскую газету "Власть труда" за сенсационные, политически вредные заголовки: "Одна рюмка тянет за собой другую", "Собственный домишко тянет за собой собственную коровку", "Выстрел, который не раздался", отмечая, что "автор сбивается с правильного пути, говорит голосом не нашего класса..."" и далее в том же духе: ""Слепой прозрел" (об удачной операции) - не наш заголовок. От него веет мистикой". Приводились в пример чеканные лозунги "Правды": "К новым производственным достижениям!", "Больше паровозов и вагонов!", "Еще выше поднимем индустриальное могущество нашей Родины!"... ее призывающие заголовки, например: "К высоким урожаям!" Строго "упреждался" беспросветно мрачный, а порой визгливый тон. Приветствовались оптимистические названия очерков - "Заря встает!", "Властелины гор", "Новаторство", "Песня сердца" или "Заря над Кустанаем" (от каждого такого заголовка веет теплом, любовью к людям и к совершаемым ими делам); а для критических корреспонденции и фельетонов предлагались пословицы и поговорки: "Как бы веревочке ни виться...", "Не в свои сани не садись..." и пр. Заголовок должен легко читаться и хорошо звучать, - учили журналистов, - например, обзор озаглавлен просто и ясно: "От праздника к празднику"...
Всегда были под рукой заголовки-заготовки, трафареты: например, "На благо Родины" мог подойти к любому положительному материалу, а "Серьезные недостатки" - к любому отрицательному... Конечно же, творческий поиск журналистов трудно было регламентировать, но такова была общая тенденция, цензоры бдительно следили прежде всего за заголовками (связываться с ними было - себе дороже...), и, оглядываясь назад, можно, пожалуй, сказать, что в советской журналистике хороших текстов было несравненно больше, нежели хороших заголовков. Одно из резко критических выступлений Ан. Аграновского было озаглавлено автором точно и мрачно: "Труба" (в надежде на то, что "вывезет" якобы номинативный, конкретно-назывной смысл: речь шла действительно о трубе теплопровода, которую одни и те же рабочие сначала прокладывали, а потом разрезали автогеном на куски, исправляя "недочеты" проектировщиков). Не прошло. В "Известиях" материал, сильно урезанный, пошел под игриво-сказовое "Что осталось от трубы". Несколько лет спустя в сборнике своих работ автор восстановил первоначальный заголовок.
Сегодня заголовки большинства газет и журналов строятся по нетрадиционным для российской прессы моделям. Это относится и к функциям, и к форме заголовков. Даже к их протяженности. Принципы, долгое время господствовавшие в теории и практике советской печати, согласно которым заголовки должны быть сжаты и кратки, сменились на противоположные. Время "авторской свободы" - это широкое использование в заголовках цифр, аббревиатур, имен собственных, разговорных слов и слэнга, фрагментов на английском языке и прочего. Вспомнили, что хороший заголовок - предмет газетного искусства, что он может доставлять удовольствие, быть художественной находкой ("Узи" дружбы калибра 5,45).
Посмотрим, каковы сегодня принципы организации заголовка и каковы приемы, придающие заголовкам выразительность. 1. КОНСТАТАЦИЯ И РЕЗЮМЕ
Повествовательный заголовок-сообщение используется для информации, которая в силу оперативности обладает большой значимостью. Тут прямой метод подачи - спокойно и просто излагается суть. (Турецкое правительство предупреждает, что американские базы могут быть закрыты). Его разновидность - заголовок-констатация (информативно-констатирующий): Молодежь приветствовали президент и патриарх. Сегодня часто констатирующий заголовок выглядит как исчерпывающая фраза - хедлайн (headline), использующая форму суммирующего ли-да оперативной хроники (Взрыв обычной батарейки сделал незрячим четырехлетнего мальчика и несчастным его семью).
Такой заголовок, как правило, идет к расширенным новостям - в углубленном, проясняющем ситуацию варианте либо наглядных зарисовочно-репортажных формах. Время от времени возвращается мода на заголовок новости, переходящий в текст ("бегущая строка"), например: ПРИЗНАВАЯ НА СЛОВАХ бессмысленность гонки вооружений, парламент отказался поддержать... или: ВСЕГО СЕМЬ ПРОЦЕНТОВ занимает золото в золото-валютном запасе страны...
Констатирующий заголовок возможен в декларативном варианте - как в форме серьезной (Итоги подведены, решенье принято), так и в ироничной: Деньги - штука дорогая (о заказах в типографиях Англии и Франции производства украинских купонов); Сначала обчистили, потом обидели (о мытарствах студентов-индийцев, обучающихся в Грузии); В рынок - аэрофлотом (о самовольном переключении экипажа самолета с обычного на коммерческий рейс); Камни с Луны пошли с молотка (о продаже образцов лунного грунта, доставленного астронавтами). Точные номинации - "называние" ситуации или характеристика людей (типа "Мужество", "Надежный напарник") - ведущий вариант прошлых лет - сегодня используются для "мягких" новостей и портретных интервью, но, как правило, с ироничным или игровым оттенком: Профессор без галстука; Человек власти; Диагноз - неисправимый романтик; Травка из бабушкиного чулка (77-летняя жительница Минусинска припасла для внучка 44,5 кг марихуаны).
На страницах современной прессы широко используются констатирующие заголовки из двух и трех предложений: "Елена" согреет кого угодно. Ей без разницы. Она атомная. И в этом случае, как и при использовании "исчерпывающей строки" - "хедлайна" (Экологический центр отвоевал у налоговой инспекции полмиллиона), заголовок становится как бы отдельным кратким сообщением.
Заголовок-резюме, или комментирующий заголовок (например: Новые законы не нравятся президенту). Тут часты и типичны безличные и неопределенно-личные формы (относящиеся ко всем, фиксирующие ситуацию как характерную, чуть ли не закономерную): Ювелирные изделия проще подделать, чем купить; За тушенку платят кровью. Нередко используется резюме с ироничной "оговоркой" (Высокие стороны договорились не стрелять. Пока.; Самарские купцы объелись ананасами. Кажется, в последний раз.), что смягчает "авторский диктат" в передаче факта или мнения, создает разговорную форму. Для корреспонденции бывает хороша заголовочная строка хедлайна - ироничного резюме: Японцы плохо понимают, что происходит в России, но сохраняют робкую надежду на острова. ("Известия").
Эффект оценки в заголовке-резюме часто создается метафорой: Ломаный грош для бесценной культуры (комментарий о снятии с охраны ряда крупнейших музеев страны). Усиливает вывод двойная конструкция с повтором ведущего слова: О бездомных детях знают все... И все их лишь жалеют... Вообще заголовки реплик, оперативных комментариев имеют свои особенности - они теснее связаны с текстом, их задача - внушить броскую мысль: Диктант для попугаев (оперативный отклик на появление на ТВ "наблюдателей" из Думы и составление "вопросника" для руководителей телепрограмм); Население уже созрело и начинает портиться (комментарий социолога к результатам опроса: возможны акции протеста...); Хоккей гуннов нам не нужен (реплика спортивного обозревателя канадской газеты, посвященная грубой игре CBQHX соотечественников с российской сборной). Во всех этих случаях комментарий подан в образной форме, однако звучит достаточно хлестко.
Составные заголовки открывают дополнительные возможности для комментария "поверх текста", как показал "Коммер-санть" в пору своего становления: Четыре мшчиарда могли попасть в настоящее дело. Но попали в уголовное; Казахстан тоже хочет жить. Отдельно; Цены на бензин остаются прежними. Пока. - подобные заголовки были для российской печати внове. Сегодня составные заголовки, подчеркивающие публицистический вывод, очень популярны.
2. ИНТРИГА И СЕНСАЦИЯ
Марадона съел что-то лишнее; Школьника убило футбольными воротами; Как был обстрелян московский Кремль... Среди таких заглавий самый броский - заголовок-парадокс: Правнучка Чехова не говорит по-русски. Он лучше других пробуждает любопытство, шокирует читателя или искусственно усиливает значимость сообщения не особенно оперативного или не выглядящего важным. Например: Ракетное топливо в пищевых продуктах - о добавках, используемых в некоторых консервах, в общем-то безвредных, имеющих химические аналоги в совсем иных сферах производства. Или материал, озаглавленный Физик, который "кушает" плутоний, - научно-популярное сообщение об эксперименте английского ученого, не опасном для жизни: на здоровом организме изучается, как распределяется и как выводится из него изотоп, специально созданный физиками, чтобы по аналогии судить о том, как поведут себя его более жестокие "собратья", связанные с альфа-излучением. Такой заголовок - некий обман; обычно за ним - не сенсация, а довольно рядовое сообщение (заголовок "вытаскивает" текст). Его и рекомендуют к материалам унылым, недостаточно интересным. Например: Деньги под ногами - критическая заметка о том, что асфальтовые "заплатки", которые кладут в дождь и снег, - выброшенные деньги налогоплательщиков; Дилер фирмы уехал на велосипеде (горный велосипед был премией лучшему распространителю продукции). Заголовок-интрига часто выглядит рекламным, "зазывным": Власти разыгрывают пирожки в лотерею; Бутырский зэк играет Шостаковича; Духи "Анжелика Варум" с французским ароматом будут делать на Урале.
3. ЦИТАТА, ОБРАЩЕНИЕ, ВОПРОС
Заголовки, называющие имена, действующих лиц, помогают удвоить интерес. Разъяренные родичи пропавших без вести призывают к действиям; Брынцалов как самый новый и самый русский; Палыч (о футбольном тренере "Локомотива"); Был ли Мамай женой Батыя? (о качестве среднего бесплатного образования). Иногда это прямая эксплуатация известного имени в новостях - курьезных случаев с однофамильцами (Ленин на крыше вагона... "Стой! - кричит Брежнев. - Стрелять буду"...).
Близок к таким заголовкам по своему эффекту и очень распространенный заголовок-цитата. Возможно прямое цитирование:
С указанием источника. Создается впечатление достоверности, свежести (только что сказано...), доверительности. Например: Луиза Риттер: "Если бы я могла поспать до полудня..." (интервью со спортивной "звездой"). Иногда это может выглядеть как вполне законченный разоблачительный материал. Особенно "удачные" высказывания с эффектом саморазоблачения массовые газеты и еженедельники нередко дают "шапкой" на всю полосу: Брынцалов: "Мне не нужно поднимать народ с колен. Пусть он себе ползает - но с толстыми карманами"... или: Грачев: "Наконец-то мы поняли, что такое реформы. Взять, к примеру, танк Т-72...". У цитаты, просящейся в заголовок, - многое от афоризма - Пьер Карден: "Одевать женщину - высшее удовольствие". Такие высказывания тоже укрупняют, подавая "шапкой", - Борис Спасский: "Чемпион должен быть гангстером"; Сергей Шахрай: "Лучше быть хитрым, чем страшным".
Без указания источника (в заголовке): ОТ БЫЛОГО БОГАТСТВА ОСТАЛИСЬ ДВА КОСТЮМА, ФОТОАППАРАТ И ВИДЕОКАМЕРА (Подзаголовок: Знаменитый врач-психотерапевт живет на иждивении сына).
Кроме того, используются частичное цитирование (Бывший военнопленный "гордится тем, что он американец") и косвенное цитирование (Президент сказал, что...).
Заголовок-обращение и заголовок-призыв. Хорошо выглядит на полосе прямое обращение к читателю: Спасите главную библиотеку России; Не валяй дурака в Америке (о российском туристическом бизнесе в США). Его задача - задеть за живое, превратить информацию для всех в личную, создать психологический контакт. Здравствуйте, меня зовут Никита, я алкоголик; Купите себе собственную землю. Теперь - можно. Нередко такой заголовок звучит как призыв (Спасатели, вперед!). А поскольку лозунги-призывы в сознании современных россиян накрепко связаны с недавним советским прошлым, эта форма чаще используется как пародийная: Есть такие линзы!; Даешь новый праздник - День зарплаты!; Коммунисты, назад!; Больше демократии, меньше социализма!; Мы не можем ждать милостей от Госкомприроды!
4. ВСЕ ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ...
Заголовок-восклицание передает гнев, раздражение: Да уберите же с глаз долой этих голых девиц!; радость: Браво, маэстро природа!; Малых - много! (имеются в виду малые предприятия Подмосковья). Часто выражает активное желание что-то изменить, преобразовать, высказать рекомендацию: Поимейте совесть, господа!; Брось сигарету!; Генералы, молчать!; Хочу, чтоб он жил!..
Заголовок-вопрос играет роль мотива, побуждающего и автора, и читателя разобраться: Какой же дом без домового?; Кто в оппозиции - тот дурак?
Заголовок-вопрос может быть очень экспрессивным, звучать риторически. Например, гневное Опять? предпослали заголовком к первополосному снимку с комментарием - Ельцин на мавзолее...
Вопросительный заголовок без знака вопроса (так называемый разъясняющий вопрос) - промежуточная форма между вопросом и констатацией: Как стать фермером; Почему в России никто не хочет становиться женщиной... Хотя в современной прессе часто вспоминаются классические разъясняющие вопросы типа: Что делать... Куда ведет... и т. п., их дидактика не по душе современному читателю, но очень хорошо воспринимается обыгрывание: Что делать тем, кто виноват? ("Общая газета"); Отчего коммунисты вдруг запели "Боже, царя храни".
Общий вопрос провоцирует сомнение в истинности бесспорного (Священен ли флаг?; Готовы ли мы к бессмертию?; Зачем нам эта война?) Частный вопрос предполагает некоторую осведомленность читателя, его задача - что-то выяснить или уточнить (Почему моряки-пехотинцы охраняли Боба Хоупа во время его поездки; Кому не по душе...). Конкретный вопрос и звучит конкретно: Зачем Жириновскому личный журналист в машине? Альтернативный вопрос предполагает выбор: Насколько сократить бюджет министерства обороны: на 3 или на 11 млн долларов?
Заголовок с "продолжением". Очень популярно раздумчивое многоточие (Букер волнуется раз... Вы собрались за рубеж:...). В такой форме часто предлагается ироничное обыгрывание ситуации: Сосулька пролетела, и ага... (гололед, травмы - "Московская правда").
Заголовок с двоеточием. Публицистическое резюме выглядит очень энергичным, впечатляющим, благодаря двоеточию в заголовке. Цены: по вертикали вверх. Рубль: по вертикали вниз; Неделя дебатов в ВС СССР: много шума. И ничего...; Горбачев - Ельцин: медовый месяц кончился разводом; Нобелевская премия Горбачеву: свой среди чужих, чужой среди своих; Союзный бюджет: съесть-то он съест, - да кто ему даст... ("Коммерсантъ").
Комбинированные варианты: Школьные каникулы: Простоква-шино или Майами?; Вам уже сорок... Ну и что?; Телевизор? Поставь его на место!; Вам нальют сто грамм... Но это будет завтра (о планируемой сети автоматов по разливу вина); До основанья! А зачем? (Реплика на статью о коренных преобразованиях структуры ТВ - "Мегаполис-Экспресс").
Пунктуация как выразительное средство очень заметна в современных заголовках. Благодаря ее умелому использованию распространены смешанные заголовки, например: Получаешь больше? Покупаешь меньше!., (сочетание четырех типов: парадокс, цитата, прямое обращение, вопрос).
5. ИГРОВОЙ ЗАГОЛОВОК
Журналистика, литература дня, как зеркало событий и как их "пересмешник" не раз доставляла и доставляет удовольствие читателю разговором поверх текста - заголовками. Например, сообщив: Рвачи прилетели или предпослав музыкальной рецензии рубрику: "Муки зву" (обыграно экзотичное, но всем известное название популярной музыкальной группы "Звуки му" - "Московские новости"). Игровой заголовок особенно ярко демонстрирует творческий характер работы над новостью. Он предполагает активное участие фантазии читателя.
Прежде всего это перефразировка, игра слов: Жених проверен: брака нет; Взятка, как и талант, дается не каждому ("Экспресс-газета"); Дума цвета хаки; Тропою сокрушительных побед (комментарий к дипломатической поездке министра обороны России на сессию НАТО - "Московские новости"); Суверенный сообщник (вслед за подписанием союза с Белоруссией); Желтая майка лидера пока еще красная; За один МиГ крупнейшее ОКБ может обеспечить себе безбедную жизнь на полгода; Песня про купцов и "Калашниковы"; А УМОМ Россию не понять (деятельность мафиозной секты "АУМ синрикё").
В игровых заголовках широко используются приемы повышения экспрессии. Аллегория - помогает через конкретное выразить отвлеченное понятие: Пыль на спортивных знаменах. Смысловой контраст с его эффектом "обманутого ожидания": Чистая грязь; Плотина из воды; Мирная пушка и пр. - привлекает внимание своей неожиданностью, как и каламбур, играющий на многозначности слов или разных смыслов при одном звучании: Беды с обедами; Обмен или обман; Непрофессиональные профессионалы; Футбол: таймы и тайны. Очень соблазнительна (но редко удачна) звуковая инструментов к а-аллитерация: Что реально в Монреале?; Судьи и судьбы; Кубки, клубы и кпубок прогнозов; Филиал среди фиалок и пр. Интересный вариант - игровой заголовок, представляющий "истины наизнанку". Например, очень распространенный в шестидесятые годы политический лозунг "Янки, гоу хоум!" ("Американцы, убирайтесь восвояси!") один из современных корреспондентов остроумно трансформировал, его сообщение по поводу эмиграционных дел называлось Янки! Кам хоум! ("Американцы, вернитесь домой!").
Журналисты освоили различные приемы усиления воздействия: Одушевленное на месте неодушевленного: Мэр ударил Ельциным по Моссовету и приватизации. Собирательное на месте конкретного: Кравчук откусил от Советской армии. Но вряд ли переварит. Намеренное нарушение грамматики (язык "твоя-моя не понимает..."): Железный птица прилетел, спикера приехала...
Современные заголовки обрушивают на читателя поток новых слов: одни возникают для обозначения чего-то нового, другие создаются авторами для повышения выразительности, привлечения внимания и не могут существовать вне контекста, непонятны без него. Это так называемые окказиональные слова: Абалкинизация экономики (от фамилии академика Абалкина); Немцы осваивают компьютерную порнографику; ВС РФ: офигение в Тавриде (от названия древнегреческой трагедии "Ифигения в Ав-лиде"). Создаются эффектные словечки по-разному: прибавив суффикс или префикс (улетальный исход), сочинив новую форму (побелобрысее...), а также графически - какая-то часть придуманного слова, высвечивающая смысл изобретенного журналистом словесного монстра, выделяется (Страна в нокДАУНе).
Персонификация, усиленная игрой слов: "СЛАВЫ" У СЛАВЫ МОГЛО НЕ БЫТЬ (подзаголовок: На Ростраповича обрушился град наград); Ох, и весел этот Роджер! (о гастролях иноземного певца); Бессмертные ГЕНЫ (обыгрывание имен вождей коммунистической оппозиции).
Журналисты не упускают случая обыграть "говорящую фамилию": Запомнят они Непомнящего... (российский тренер сборной Камеруна завершил контракт). Или: Немилосердный Милосердое (об удачах известного баскетболиста). Так велика была популярность актрисы Рины Зеленой, что до сих пор возможен заголовочный розыгрыш "РИНА" - зеленая (весьма серьезный комментарий "Независимой газеты" по поводу спекуляций с валютой фирмы "РИНА"). Тот же смысл (доллары - "зеленые", намек на неправедное обогащение) в заголовке Травкин зеленеет ("Мегаполис-Экспресс"). Интересно звукоподражание при обыгрывании фамилии: Кох-кох-кох, - говорит пулемет - так назвали в журнале "Коммерсантъ" интервью с неожиданно заключенным под стражу крупным государственным чиновником А. Кохом - первой мишенью в кампании преследований за якобы имевшиеся злоупотребления властью.
В нашем сознании - огромное количество сложившихся схем - фрагменты фольклора, художественных текстов, высказывания исторических лиц, фрагменты библейских текстов... О них вспоминают, составляя заголовки. Даже использование неизмененных афоризмов придает тексту второй смысловой план, появляются ассоциативные связи (подобие, противоречие, смысловая перекличка, ироническое переосмысление и пр.). Если же текст меняется, читатель одновременно воспринимает и ему известный, и предложенный игровой варианты, сравнивает их, получая удовольствие от того, что помнит первоисточник, находит отличия. Обыгрывание крылатых выражений, кажется, бесконечно: Все врут календари (комментарий к чемпионату страны по футболу); И дым отечества... (о выгодном контракте Омской табачной фабрики с голландской фирмой); У крайкома было мясо. Он его хранил (как перестарались исполнители, приостанавливая деятельность коммунистической власти на местах: отключили холодильники столовой крайкома, где было множество продуктов). Иронически интерпретируются поговорки: Без врага и жизнь не дорога; С места - в карьеру. Знаменитое гамлетовское сомнение, звучащее в душах наших соотечественников в русском переводе "Быть или не быть?", варьируется на все лады: Пить или не пить? -решает новое поколение... или: Выть или не выть? (ироническая реплика в адрес телеграфистов, в очередной раз перевравших текст важной телеграммы).
Обыгрываются названия известных произведений (Каменный ГОСТ; Миньон дерзаний), книг, кинофильмов - особенно тех, которые сегодня у всех на слуху. Так, в свое время с популярностью переводных книг "Убить пересмешника" и "Над пропастью во ржи" на газетных страницах замелькали заголовки типа: Любить пересмешника... Над пропастью во лжи... Об уровне популярности какой-нибудь киноленты можно смело судить по количеству обыгрываний ее названия в прессе. Так, в последнее десятилетие были очень популярны журналистские вариации названий фильмов: "Полет над гнездом кукушки" (например, Полет Балаяна над собственным гнездом...) и "Молчание ягнят" {...Молчание ребят... Мычание телят... и пр.), но "рекордсменом" был, несомненно, первый отечественный боевик "Никто не хотел умирать" (Никто не хотел пасовать... Молдова: никто не хотел отступать... Никто не хотел отвечать... Никто не хотел отставать... уступать и т. д. - до бесконечности).
Фразеологизмы прессы, рожденные злобой дня, отличаются от тех, которые сложились исторически, не только передразниванием - у них свой смысл, они могут быть остропублицистичны. Война и мир подмосковного завода; Нашла Ока на камень (о переброске вод Оки в Москва-реку); Сокращение строптивых; Герой нашего экранного времени; Пролетая из всех стран - приземляйтесь; СП СССР: мы наш, мы новый путч устроим...
Измененные "крылатые слова" и знакомые цитаты увеличивают экспрессию заголовка. А изменяться они могут так: сокращение (Читайте, завидуйте...); расш и рен и е (Смех просто, и сквозь слезы); сохранение "конструкции" с заменой слов (Читателю - читателево).
Особенно популярна замена всего одного слова в известном изречении или цитате: ТАСС уполномочен насмешить; Проза о советском паспорте; Курила ли ты на ночь, Дездемона?; У меня в кармане рубль; Доллар на бочку!; Кастрюлька - оружие пролетариата (о демонстрации, названной "Маршем пустых кастрюль") и т. п.
Еще более усиливает выразительность, эмоциональный эффект заголовка его умелая ритмическая организация. Например, "песенный" размер: У меня есть тайна, а на тайну - справка...
Уровень, качество журналистской "игры" в заголовке могут быть, однако, разными... Например, просто забавная "хохма" (что немаловажно для развлекательной установки): И волосы стынут в жипах. И ноги сжимаются в кулаки ("Московский комсомолец").
Стихотворный заголовок. Сегодня его популярность не особенно велика. Но бывают "всплески моды" (Например, в "Комсомольской правде" конца восьмидесятых был период, когда порой на один номер приходилось с десяток рифмованных заголовков (Врачи считают кирпичи; Рифы тарифов; Кому арбузы в обузу?; Уроки и упреки; С болью о волейболе; По секрету не про ракету; Быть ли ТЭЦ, наконец?; Путь короче от Москвы до Сочи; Есть ли сдвиги в Первой лиге?; Эх, кабы не ухабы...; Наша позиция - быть в оппозиции; Как летом стать атлетом; О розе - в прозе и т. д. и т. п.). Пожалуй, нет ни одного издания, которое бы этим не побаловалось... Нет счастья без запчасти, - посмеиваются старые "Известия"; Ни терзаний, ни дерзаний, - горько иронизирует "Советский спорт" над состоянием нашей легкой атлетики; Отчего так взвинчены доберманы-пинчеры? - сравнивает разные темпераменты собак и их хозяев известный кинолог в интервью "Недели"... Темницы Microsoft падут, a Apple ключ не отдадут? - обыгрывает "Коммерсанта" названия фирм - грандов компьютерной индустрии...
Стилизация под "научное определение": Помощник специалиста по развешиванию макаронных изделий на слуховые приспособления ("Аргументы и факты") или: Ценус повышениус ("Московский комсомолец"); Лукашенко как объективная реальность, данная нам в неприятных ощущениях ("Мегаполис-экспресс"). Иногда выигрышна стилизация "под лозунг": Закусил куличом - и ходи с кумачом! (о ностальгических рецидивах первомайских демонстраций).
Подчас затевается еще более сложная игра с читателем. Например, заголовок Юстас -Алкснису: ЦРУ не дремлет обыгрывал сюжетный ход любимого всеми шпионского сериала, подключая к вымышленному Юстасу реального полковника Алксниса, разоблачавшего "демократов - агентов ЦРУ". Последовала и вторая публикация: Юстас - Алкснису-2 ("Комсомольская правда"). Образный комментарий в заголовке вообще характерен для оперативных "авторских колонок": Искоренить нельзя легализовать (о проблемах общественной морали); "Весси" + "Осей" = немцы (комментарий к юбилею воссоединения Германии).
Говоря об игровом заголовке, стоит отметить его не только привлекательные, но и отрицательные черты. Тут, как во всякой игре, можно "заиграться" и выдать нечто невразумительное. Переусердствовав: Мэру - мир, миру - мэр (о Лужкове), смешав смыслы разных пословиц и крылатых слов: Русский парламент: идет охота к перемене мест, предложив нежелательную ассоциацию: например, Обуйте итальянский сапог (о туристических маршрутах) вызывает в памяти не столько очертания Италии на карте ("сапожок"), сколько более сильную ассоциацию - с "испанским сапогом" инквизиции. Очень неприятна бьющая в глаза искусственность, вымороченность иных заголовков: День французского Кено (имя французского сюрреалиста); Барак и барокко. Барков и мы или: Росси, Россия, Россини (рецензия на оперу Россини, которую дает театр, располагающийся в здании по проекту Росси).
Чрезмерная увлеченность игрой может переключить внимание, увести от содержания текста, "зарубить" его. Или чересчур выпятить "художника" (для журналистского текста важнее изображенное событие и автор-публицист). Обилие игровых заголовков на полосе ведет к тому, что не выделяется ни один материал. Заголовок может быть непонятен читателю, который вовсе не обязан знать название фильма, книги, цитату, пословицу, обыгрываемые автором. И вообще не обязан "ломать голову", доискиваясь смысла. 6. ПОВЕРХ ТЕКСТА, ИЛИ ЧТО МОГУТ ЗАГОЛОВКИ...
Заголовочный комплекс объединяет шапки, рубрики, заголовки, надзаголовки, подзаголовки и вводные абзацы - лиды.
Факт, способный заинтриговать читателя, выдвигается в лид или же поднимается в заголовок. Однако заголовок и лид не должны подменять друг друга. Надо учитывать необходимость определенной "дозировки" информации в разных элементах заголовочного комплекса. Чтобы активность восприятия не затухала, следует вводить элемент недосказанности. Журналисту важны познавательные шаги читателя, их постепенность. В расчете на это и строится заголовочный комплекс. Характерные ошибки начинающих журналистов - повторы в заголовке и в лиде, и особенно - неумение рассматривать лид как составную часть заголовочного комплекса. Тогда как именно тут часто кроется секрет успеха или неуспеха всего материала. Благодаря заголовку читатель может быть проведен по разным ступеням смысла. Мы уже говорили относительно подробно о лиде как о вступительной части текста сообщения. Стоит иметь в виду еще и то, что лид завершает заголовок (или заголовок и подзаголовок), служит мостиком от заголовка к тексту. Одна из "заповедей" западных журналистов - lead should lead ("лид должен вести"). Невнимание к этому обстоятельству очень заметно в современной российской периодике: на каждом шагу встречаются повторы и мыслей, и слов в заголовках и лидах, ненужные дубли, пересечения смыслов - заголовок и лид взаимно "гасят" друг друга.
Подзаголовок - не второстепенный заголовок, разбивка длинного текста, но необходимое уточнение смысла, уточнение концепции. Часто это к тому же и дополнительная игра, дополнительная интрига.
Заголовок и подзаголовок взаимодействуют (должны взаимодействовать). Это своеобразное "предтекстовое единство", благодаря нему между фрагментами материала обнаруживаются новые линии связей, разнообразятся способы группировки фактов. Есть два варианта такого взаимодействия: односторонняя зависимость (назначение подзаголовка просто уточняющее: Европейская безопасность и заявление Ельцина были главными темами на Будапештской встрече...). В этом случае "смысловая объемность" того, что идет перед текстом, возрастает. Другой вариант - единство с некоторой автономностью компонентов, казалось бы? совершенно разных (Партия власти - член Европейского демократического союза; Полиция наводит порядок перед визитом Папы римского), они сочетаются в данном случае волею автора и предвосхищают смысловую "полифонию" материала.
Становится популярным сочетание заголовка с подзаголовком "бегущей строкой" (или переходящим текстом): И ЗАЛП УКРАИНСКИХ ОРУДИЙ... (подзаголовок: в последний раз проводит нас. - "Московский комсомолец"). Здесь выделяется смысловое пятнышко, для того, чтобы игровая суть, в данном случае - стилизация под высокую поэзию, не особенно отрывала от текста.
В светских хрониках "развлекательной прессы" часто заголовок с подзаголовком обыгрывают многослойность значений некоторых слов. Например: ТАНЯ БУЛАНОВА УТОНУЛА (крупный шрифт) в море цветов и аплодисментов (мелкий шрифт).
Интересные творческие находки - игровой заголовок + подзаголовок-альтернативный вопрос: В ПОИСКАХ ЗОЛОТОГО КЛЮЧИКА (подзаголовок: Вы уверены, что вашу дверь нельзя проткнуть носом?) и игровой комплекс: заголовок + пояснение-анекдот: ГРАНИЦА - ПОНЯТИЕ ОТНОСИТЕЛЬНОЕ (подзаголовок: Куда отнесешь, там она и будет). Для сложных игровых вариантов, для заголовков-цитат часто нужны разъясняющие подзаголовки: "ВСТАТЬ В СТРОЙ!" - "А ВЫЙТИ МОЖНО?" (подзаголовок: Начался первый призыв после чеченской войны); "Я СТРЕЛЯЛ ИМ В ЗА ТЫЛОК" (подзаголовок: Палачи живут рядом с нами и не считают, что их жизнь прожитй' зря) - об исполнителе казней в подвалах Лубянки.
Распространен вариант "обманного подзаголовка", когда подзаголовок продолжает заголовок, расшифровывает его. ДЕНЬГИ У ПРАВИТЕЛЬСТВА БЫЛИ (подзаголовок: Но сплыли. Кажется, в южном направлении) - "Общая газета". В первые годы демократических изменений в тогдашнем "Собеседнике" прозвучало: ВЕК СВОБОДЫ (с подзаголовком: не видать?).
Очень распространен вариант: игровой заголовок + констатирующий "хедлайн": ГОЛОПОМ ИЗ ЕВРОПЫ? (подзаголовок: Последние вести из Прибалтики: из Литвы, Латвии и Эстонии в скором времени уйдут войска Северо-Западной группы войск). Или: КАК БЕЗ БОЯ СДА ТЬ ПРИМОРЬЕ (Во Владивостоке состоялся 1-й международный банковский конгресс стран Азиатско-Тихоокеанского региона).
Образ авторской концепции, воплощенный в заголовочном комплексе, сегодня встречается нечасто. Как правило, у него ироничный оттенок: ТУПИК ГАМСАХУРДИА. (Между набережной Стапина и проспектом Руставели) - "Комсомольская правда". Конечно же, такого топографического названия в Тбилиси не было в смутное время президентства, "тупиковой" политики бывшего литератора, приведшей к братоубийственному конфликту. Подзаголовок еще более ужесточил образ.
Благодаря разъясняющему подзаголовку иной заголовок может позволить себе "оторваться" от текста, и иные заголовки напоминают дидактическую афористику, ее наставительные изречения и поучения.
Журналистская афористика - как серьезный, так и ироничный ее варианты - очень выигрышна для первых полос еженедельников, при составлении так называемых "фонариков" - рекламных строчек, иногда с фотографиями или рисунками, зазывающими читателя, - своеобразным расшифрованным оглавлением номера.
Современные тенденции: заголовки удлиняются, объемно увеличиваются, усиливаются их коммуникативные функции, содержательная, информирующая сторона (во многом благодаря виртуозному взаимодействию с подзаголовком), заметно увлечение разговорностью интонаций, авторской иронией.
Основная задача заголовочного комплекса и сложна, и проста: читатель должен следовать по смысловым "верхам" и пройти путь, который определен для него. Журналист постоянно лавирует между Сциллой и Харибдой -жаждой "самости" заголовка как оригинального и законченного произведения и ощущением его подчиненности не только "своему" тексту, но и общей концепции рубрики, подборки, полосы, номера - линии издания в целом. Заголовок - средство организации внимания и воздействия. И он должен привлечь, повлиять на отбор, подготовить восприятие читателя.
Контрольные вопросы
1. Расскажите о функциях заголовка.
2. Перечислите основные типы заголовков.
3. Какие приемы усиления выразительности заголовка вы знаете?
4. Где и как употребляется составной заголовок?
5. Когда целесообразен заголовок-цитата?
6. В чем особенности игрового заголовка?
7. Как строится заголовочный комплекс?
8. Как проявляется позиция автора в заголовке?
Упражнения
1. Оцените качество заголовочного комплекса тематической полосы. Предположите существование на этой же полосе материалов, которые могут пойти под заголовками "составным" и "игровым".
2. Напишите новый заголовок к интересному материалу ("мягкой" новости или репортажу), используя прямое обращение.
3. Найдите в текущей прессе заголовок-парадокс и заголовок-интригу. Придумайте к ним уточняющие подзаголовки.
4. Превратите краткий заголовок-резюме в заголовок-исчерпывающую фразу, и второй вариант - в игровой заголовок.
5. Дайте три дополнительных варианта заголовка к комментарию по оперативному факту, взятому из текущей периодики.
6. Разверните заголовок-констатацию, взятый из текущей прессы, добавив ироничную оговорку.
7. Придумайте три варианта подзаголовка-"расшифровки" образного, игрового названия репортажа или интервью.
СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ
Атрибуция. Сообщение читателю об источнике информации. Обозначение принадлежности ("адреса") сведения, которое приводит журналист, ссылки на компетентного человека или организацию.
Блиц-интервью. Форма профессионального общения, связанная с вынужденным или преднамеренным жестким лимитом времени. Предполагается умение задавать острые вопросы с "закрытым концом", искусство эпатажных вопросов и реплик.
Вопрос "в досыл" (follow up question). Дополнительный вопрос или ряд вопросов, которые задают, если не удалось получить внятного, искреннего ответа, или в случае ухода от темы, отказа отвечать. Обычно возникает импровизационно, по ходу беседы. Вопрос с "закрытым концом". Формулировка, нацеливающая на точный и четкий ответ, смысловые "да" и "нет". Задается для уточнения позиции собеседника, для завершения этапов интервью. Альтернатива - вопросы с незавершенным ("открытым") концом, которые дают возможность собеседнику размышлять.
"Воронка". Структура интервью, ведущая от рассуждений - к уточнениям, все более определенным (вопросы постепенно сужают поле рассуждений, сосредотачивая на точном выводе или заканчиваясь "вопросом в лоб". Альтернатива "перевернутой воронке".
Говорящие подробности. Синонимы - "репортерская деталь", "наглядный аргумент". Наиболее выразительные фрагменты происшествия, приметы особой "атмосферы" события, поведения людей. "Емкий абзац" ("суммирующий лид" - summary lead). Фраза или абзац, в сжатой форме передающий смысл происшествия или действия. В нем объединяются и сплетаются (с учетом рейтинга их важности и интереса) ответы на главные шесть вопросов: кто, где, когда произвел действие, что именно произошло, как и по
какой причине.
"Жесткая новость" (hard news). Синоним - "новость-итог". Форма литературной обработки краткого сообщения, подчеркивающая оперативность отклика и акцент на самое существенное в событии. Работает на одномоментность читательского восприятия, спрессовывая новость и делая ее предельно "самоочевидной".
Заголовочный комплекс: 1. Система рубрик и заголовков одного номера издания, отражающая его ориентацию, его "лицо". 2. Единство рубрики, заголовка, подзаголовка и лида материала как многоступенчатый "ввод" читателя в основной текст.
Игровой заголовок. Переводит информирующую сторону заголовка в иносказательный, образный план, расширяя смысл. Может быть стихотворной строкой, цитатой, обыгрывает названия книг и кинофильмов, крылатое слова, поговорки, использует средства образной выразительности (метафора, аллитерация и пр.). Опасен оторванностью от текста, может быть непонятен аудитории.
Источник: 1. Эксперт, организация, агентство, другое издание, указанные в ссылке. 2. Собеседник журналиста, избранный им для прояснения ситуации, сообщения мнения или факта. Проблема "конфиденциального источника" одна из наиболее болезненных в этическом и правовом аспектах деятельности современной журналистики.
Исчерпывающая краткость. Профессиональное определение задач репортера: лаконизм не самоцель, но желательный итог, корректируемый требованием ясности, понятности изложения. Предполагает использование так называемого вспомогательного материала (цитаты, цифры), пояснений (должности, географических названий, источников информации), расшифровки (статистики, терминов и пр.).
"Картинка". Произведение репортера, наглядно отображающее ситуацию в красках, звуках и ритмах.
Коллективный портрет. Сценка, созданная приемом "многоголосия"; несколько перекликающихся реплик, показывающих группу людей в одной ситуации, объединенных одними интересами.
Корреспонденция. Компактное монотемное сообщение; литературная форма оперативного комментирования факта, в которой показ события и его интерпретация сплетены воедино.
Личный вопрос: 1. Прием интервью, выявляющий конкретное личное мнение по какой-то проблеме. 2. Вопрос, заведомо сложный, неудобный для собеседника (затрагивает интимную сферу, темные факты биографии и пр.); важны точность и профессиональный такт.
Метод "маски": 1. Работа расследователя, при которой скрывается профессиональный интерес, журналист выдает себя за другое лицо. 2. "Репортер меняет профессию", не скрывая своей задачи, он вживается в ситуацию, постигая нравы и проблемы определенной социальной среды, колоритно описывая их благодаря взгляду "изнутри".
"Мелодия события". Профессиональное определение особой темы репортажа, в отличие от "итога события"; неповторимые черты воссоздаваемой ситуации, ее особенный ритм и эмоциональный накал.
"Мягкая новость". Форма краткого репортерского сообщения с ослабленной оперативностью и ярко выраженным моментом интриги. Упоминаются детали события, интересные не менее, чем его "итог".
"Накат" вопросов (или "очередь") Прием интервьюера, предполагающий активную наступательность, что достигается несколькими вопросами (иногда альтернативными), следующими подряд, не дожидаясь ответа (например: Эти люди верят? В кого? Во что?)
"Опрокинутая воронка". Композиционный прием интервью, предполагающий движение вопросов, обратное структуре "воронка"; постепенное смягчение первоначально "жестких" вопросов, переход от обменов уколами в план беседы, рассуждений.
"Перевернутая пирамида" ("опрокинутая пирамида", "перевернутый треугольник") - графический образ распространенной композиции кратких новостных сообщений или их особого ("суммирующего") лида; предполагает построение: от самого важного (интересного) -к менее важному, по убывающему интересу.
Попутный комментарий. Авторские реплики по ходу изображения, не претендующие на завершенность мысли, носящие характер спонтанного отклика. Не нарушают эффекта "самоочевидности" новости как прямой комментарий, или комментарий-"довесок".
Реплика. Оперативный эмоциональный отклик на "горячее" событие или высказывание. Краткая форма авторской журналистики.
Репортажные роли. Условные роли людей в репортаже, обозначающие разную степень включенности в событие и ответственности за событие. Например, "очевидец", "участник", "подстрекатель" или "вождь" (инициатор события в целом или каких-то его поворотных моментов), "герой" (чьи поступки даны "крупным планом"), "жертва" (человек, на судьбе которого событие как-то отразилось).
Ритмическая деталь. Уточняет образ действия: внезапного либо длящегося; монотонного либо имеющего свою звуковую характеристику ("ликующий марш", "траурное шествие" и пр.); ритмически организованного либо хаотичного. Используется в репортерских материалах, передающих движение, смену ситуации. Может быть конкретной (например, "прыжок", "покачивание в седле", "обвал") и метафоричной (например: "соболь - как черная молния").
Скрытый комментарий ("эмоциональные оценки"). Передача отношения автора к событию, при которой прямое суждение подменяется конкретной яркой деталью, подключением предыстории и т. п. При этом широко используются средства языковой выразительности
"Слоеный пирог". Форма оперативного комментирования; чередование наглядных фрагментов события и попутного авторского пояснения ситуации; особо требовательна к легкости "перелетов с абзаца на абзац", непрерывности читательского внимания.
Составной заголовок. Конструкция из двух предложений, создающая эффект контраста или ироничного дополнения-резюме.
Специальные лиды. Заход, как бы придуманный специально и именно для конкретного сообщения. Повторяемость ситуаций и задач репортера создает систему специальных лидов, не замкнутую, но открытую для новых идей. Общее для всех специальных лидов - оттягивание знакомства читателя с основной новостью, создание момента интриги. Предварять новость в качестве специального лида могут: "рассказ о ситуации", "обманный ход - сенсация", цитата, авторское обращение, восклицание, "штрихи репортажа" и пр.
Ссылка. Фрагмент, уточняющий, кому именно принадлежит первенство в обнародовании факта (агентству новостей, периодическому изданию, радиопрограмме и пр.), либо указывающий на автора цитаты, источник сведений, если об этом сообщается впервые. Может быть как вспомогательным, так и весьма важным моментом сообщения: например, если редакция намеренно дистанцируется, не берет на себя ответственность за правдивость сообщения или в случае сопоставления источников с целью вызвать недоверие к одному из них. Ссылки на "слухи", "непроверенные данные" показывают направления общественного интереса, дают представление о степени вероятности факта, могут быть полезны в плане "подготовки почвы", возвращения к теме.
"Тайм-элемент". Сообщение о времени происшествия, необходимое уточнение. Из-за принципиальной ориентации журналистской новости на оперативность отклика особо выделяется в репортерском материале, нередко становится его композиционным центром.
Углубленная новость. Профессиональное обозначение группы новостных материалов, в которых для усиления значимости сообщения главная новость обрастает подробностями: это либо предыстория и неожиданные проясняющие ситуацию попутные сведения, либо - красочные детали "атмосферы" происшествия, благодаря которым центр новости смещается с "что" на "как".
"Хедлайн". Дословно - "главная строка"; иногда - синоним заголовка или фрагмента заголовка, чаще - обозначение суммирующего лида, одновременно выполняющего функции заголовочной строки.
1
Автор
dschubina
Документ
Категория
Наука
Просмотров
4 764
Размер файла
456 Кб
Теги
журналистика, шостак
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа