close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

заметка, ж. Знание-сила. №1(535) 1972

код для вставкиСкачать
В геофизике сейчас даже малень­
кие проблемы не под силу одиночке. Большие проблемы не под силу даже целой стране. Оттого в геофизике про­
цветает международное сотрудниче­
ство. Проект верхней мантии — по­
пытка пробурить земную кору и до­
быть вещество мантии. Ему на смену спешит геодинамический проект. Его цель шире — изучение всей планеты, движения континентов, глубоководное бурение и многое другое* Междуна­
родный антарктический и гляциологи­
ческий проект. Всемирная служба ко­
лебания ледников... Чтобы представить нашим читате­
лям темы, обсуждавшиеся на конгрес­
се, споры, которые на нем велись, мы публикуем здесь два интервью, корот­
кие рефераты нескольких докладов, сжатое изложение одной дискуссии, подборку интересных фактов из облас­
ти метеорологии. К проблемам, подня­
тым на конгрессе, мы предполагаем возвращаться еще не раз. Рефераты докладов, сделанных на конгрессе КОРА НАПОДОБИЕ КОВРА... £. Артюшков, доктор физико-математических наук, СССР Оемная кора лежит на пластич­
ном слое — астеносфере, а по­
тому подобна плавающим на во­
де коврам. Когда вещество глу­
бин изливается через трещины срединноокеанических хребтов, земная кора, будто гигантскими руками, раздвигается в стороны. Слегка сминаются края «ковров», а дальше они целиком — все океаническое дно по обе стороны от хребта — начинают двигаться. «Ковер» движется, пока не столк­
нется внешним краем с таким же дном — ковром, медленно плы­
вущим навстречу (см. «Знание — сила», М*9 6, 1971 год). Ковер зем­
ной коры уравновешен вер­
тикально, но не горизонтально. Любое его утолщение будет *• 1. Вулканолог борет пробу m пшшъ». О роботе ученых, не следующих вулканы, в нашей подборке рассказывает Гарун Таэме». 2. Озеро Байкал — интересная геоло­
гическая структура. О ней идет речь а нашей подборке. 1. Тектонисты делят поверхность Земли на большие блоки — плиты (они прону­
мерованы!. На границах этих блоков преобладает сжатие: блоки сближаются. 4. Теоретическое, гидростатическое дав­
ление в недрах Земли должно возрас­
тать по самой левой прямой на этом гра­
фике. Фактически же оно возрастает в земной коре по самой правой прямой. В пластичных слоях планеты этот пара­
доксальный разрыв должен сойти на нет, что и показано сплошной жирной кривой. 10.00 0 20.00 0 30-00 0 нп Гранитный enow „базальтовый слой о о о о о о о о о N оПодкоррвыи о о о СЛОИ о о о о о о о о о о о "~о~о"оо"5?сГс Астеносфера, оооооооЬ< ПУЛЬСИРУЮЩАЯ ЗЕМЛЯ Член-корреспондент АН СССР П. Н. Кропоткин: МЫ ЖИВЕМ В ЭПОХУ СЖАТИЯ! жетыре года назад член-корреспондент АН СССР Петр Николаевич Кропоткин расска­
зал на страницах нашего журнала о неомо-
билизме — возрождаемой на новой основе те­
ории дрейфа .континентов. Четыре года — небольшой срок, особенно для геологии* науки обстоятельной, богатой традициями. Так, во всяком случае, счита­
лось раньше. Но так ли это сейчас? Сейчас четыре года — это промежуток между гене­
ральными ассамблеями Международного гео­
дезического и геофизического союза. Прош­
лая, XIV, была как раз в 1967 году. И вот мы снова беседуем с П. Н Кропоткиным на ту же тему. По каким законам движется твердая материя планеты? Как меняются воз­
зрения ученых на историю и современную тектонику Земли и как рождаются новые взгляды? — Петр Николаевич, вы — участник не­
давно прошедшей в Москве XV Генеральной ассамблеи Международного геодезического и геофизического союза. Каково значение этой ассамблеи в истории тектонической мысли? — Работы, связывающие тектонику с гео­
физикой, привлекли особое внимание участ­
ников ассамблеи. Ведь она, по существу, подытоживает результаты многолетних ра­
бот по международному проекту «Верхняя мантия и ее влияние на развитие земной коры», принятому в 1962 году. Итоги вну­
шительны. Усилиями ученых разных стран исследованы огромные пространства океан­
ского дна, земные недра прощупаны геофи­
зическими методами. Не без некоторого тор­
жества могу добавить, что именно в это не­
полное десятилетие найдены неопровержимые геофизические и геологические данные, при­
ведшие к широкому возрождению в умах ученых мобилизма — теории дрейфа конти­
нентов, выдвинутой 60 лет назад А. Веге-
нером и совсем было списанной в архив. Но у этого возрождения оказалась своя диалектика. Неомобилизм не списал, в свою очередь, как можно было ожидать, в архив теорию Э. Зюсса. Этот Ньютон геологии го­
ворил о больших, спокойных в тектониче­
ском отношении платформах, охватывающих как континенты, так и океаны. И с другой; стороны — об узких активных областях на границах этих платформ. И вот последняя ^ и полная мобилистская теория —- цлитотекто- ^ я* л Л З Е М Л Я! $ > стремиться растечься в стороны с силой, достаточной, чтобы при­
вести в движение весь остальной ковер. Во всяком случае таково утолщение в районе океанических хребтов. А если так, то движение конти­
нентов — поверхностное явление. Растекание дна океана подобно растеканию капли масла в супе. Кора движет самое себя. Если тйк — не нужно привлекать кос­
мические, глубинные источники энергии, конвекцию, течения в мантии. Движение — естествен­
ное состояние земной коры. СИЛА БЕЗ ЗНАНИЯ -
ВЕЩЬ ОПАСНАЯ М. Будыко, член-корреспондент АН СССР Что такое неустойчивость? Это такое состояние, когда достаточ­
но самой малости, чтобы вывес­
ти систему из равновесия. Приб­
лизительно в таком состоянии на­
ходится сейчас, по-видимому, кли­
мат Земли. Очень малые измене­
ния солнечной радиации могут привести к значительным измене­
ниям площади ледяного покрова на суше и на океанах. С помо­
щью спутников установлено, что в полярных областях отражается света примерно в два раза боль­
ше, чем в среднем по Земле. А это означает, что количество пог­
лощенного света определяется в этих районах ледяным и снежным покровом, его размером. От не­
го зависит термический режим всей атмосферы. А если ничтож­
ные перемены в количестве теп­
ла, идущего от Солнца, могут сильно изменить площадь льдов и снежников, то климат, в самом деле, неустойчив. Расчеты пока­
зали: небольшие изменения в про­
зрачности атмосферы, а также изменения радиации на внешней границе атмосферы вполне могли быть достаточной причиной вели­
ких оледенений прошлого. Теперь, когда масштабы деятельности че­
ловека становятся сравнимы с природными, эти выводы застав­
ляют задуматься. Энергия — это власть над природой. Но сила без знания — очень опасная шту­
ка. ___ БЕСПОКОИТЬСЯ РАНО Л. Махт, профессор, США Как будет меняться качество и состав воздуха в ближайшем бу­
дущем? Расчеты показывают, что изменения, которые человек спо­
собен вызвать в атмосфере, в со­
ставе воздуха в ближайшее вре­
мя, сравняются с такими при­
родными явлениями, как вулка­
низм. Но если со времен Древне­
го Рима из-за вулканов климат существенно не изменился, то ос­
тается надеяться, что еще одну-
две тысячи лет человеку не под силу будет его изменить (в пло­
хую сторону, разумеется). \ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО И ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ Д. Финкельстайн, доктор, США В летописях, старинных описа­
ниях землетрясений и новейших свидетельствах очевидцев очень часто упоминаются случаи стран­
ного свечения неба во время ка­
тастрофы. Что это — заблужде­
ние, галлюцинации или неизвест­
ное физическое явление, связан­
ное с атмосферным электричест­
вом? Оказывается, необычное свечение чаще наблюдается тогда, когда в районе землетрясения близко к поверхности залегают кварцевые породы. А кварц, как известно, — пьезоэлектрик. При сжатии его кристаллы генерируют электростатические заряды. Рань­
ше думали, что в земной коре кри­
сталлы ориентированы хаотично и беспорядочно, поэтому накоплен­
ное одним из них компенсируется близлежащими. Но выяснилось, что это не совсем так. Советские ученые доказали, что на самом деле кристаллы кварца в Земле частично упорядочены. А значит, есть и условия для возникнове­
ния сильных электростатических потенциалов. Если кварцевые по­
роды покрыты электропроводящей почвой, в ней возникают токи, и в атмосфере ничего не происхо­
дит. А если — нет? Накопившись, заряды и могут вызвать различ­
ные разряды через воздух. И, возможно, не только через воз­
дух. В глубине, где зарядам нет выхода, могут, по-видимому, про­
исходить подземные грозы. Пред­
ставьте себе яркую молнию в глухой беззвучной глубине, где, стиснутые огромным давлением, покоятся кристаллы. Может быть, это явление как-то поможет нам прогнозировать землетрясения? # ника (см. № 6 за 1971 год. — Ред.) —удиви­
тельно гибким образом вписала в себя эти представления и другие ценные достижения тектонической мысли за последние сто лет. Плитотектонике на ассамблее было посвя­
щено немало докладов, в том числе и совет­
ских. — Проект верхней мантии завершен. Те­
перь, вероятно, можно перевести дух и ог­
лядеться? — Оглядеться-то нужно и можно, а вот перевести дух — вряд ли. Следующее деся­
тилетие — это ясно видно из материалов ас­
самблеи — должно быть для тектонистов еще более напряженным, чем минувшее, казалось бы, рекордное. Нерешенных вопросов — мно­
жество, многие из них возникли в самое пос­
леднее время, и я бы не взялся сейчас пре­
дугадывать содержание беседы, аналогичной нашей, через эти десять лет. — В нашей беседе 1967 года вы высказали предположение, что наука должна будет вернуться к пульсационной теории Бэчера — Обручева. Это произошло? — Я бы сказал, что это происходит на глазах. В земной коре есть немало ясных следов как сжатия, так и растяжения. Это и натолкнуло более тридцати лет назад ака­
демика В. А. Обручева и американца У. Бэ­
чера на мысль, что спор тех, кто в своих теориях сжимал Землю, и тех, кто ее «раз­
дувал», бесплоден. Земля пульсирует, как сердце. Сжимается— и тогда на Земле растут горы, складчатые системы. Растягивается — и тогда на огром­
ном протяжении лопается земная кора, изли­
ваются лавы, растягиваются и прогибаются, затопляясь мелкими морями, равнины конти­
нентов. Уже тогда В. А. Обручев указывал, что пульсационная теория, так же как и теория Вегенера, предполагает, в конечном счете, перемещение континентов. Как это происходит? Дело в том, что земная кора, скажем, в фазе расширения, лопается не где попало, а чаще в самом слабом месте, там, где она уже лопалась в прошлый раз. И берега такой трещины, раз­
двинувшиеся уже в прошлые фазы сжатия, раздвинутся еще больше. Когда наступает этап сжатия, эти берега не сомкнутся: они заполнены молодой, прочной на сжатие ко­
рой— застывшей магмой. Сжатие проявит себя там, где породы более податливы к из­
гибу, складкообразованию. Так, этап за эта­
пом, сдвигаются блоки коры — и при этом, как писал В. А. Обручев, «каждый раз про­
исходит действительное перемещение конти­
нентальных масс по поверхности». — Что же происходит сейчас с Землей? Сжатие или расширение? Этой теме был посвящен ваш доклад на ассамблее... — Да, и в нем содержится однозначный ответ на этот вопрос. Ответ пришел несколь­
ко с неожиданной стороны. Буровики бурят глубокие скважины. Из земных недр извле­
кается керн — столбик горной породы. В тот момент, когда столбик отделяется от мате­
ринской глыбы, он «чувствует облегчение», силы, сдавливающие его на глубине, исче­
зают, и он, освободившись, принимает есте­
ственные размеры и форму. Изменения, про­
исшедшие с ним в этот момент, можно уло­
вить, измерить — и по ним установить, как он был сдавлен на глубине. Речь идет, конечно, не о всяких горных породах, а о тех, что входят как бы в ске­
лет земной коры, — кристаллических породах, подстилающих толщи осадков. Кое-где этот скелет планеты выступает на поверхность, оголенный деятельностью ледни­
ков, — в Скандинавии, в Карелии. Вот почему, первые такие измерения были проделаны в Норвегии, геофизиком Н. Хастом. Но не только там. Их проводили в шах­
тах и в скважинах, в тоннеле под Монбла­
ном и в скалах Шпицбергена, в кристалли­
ческом фундаменте Канады и на рудниках Джезказгана. Удивительная картина открылась перед учеными, когда все эти данные стали соби­
раться и складываться в систему. Удивитель­
ная прежде всего своим однообразием. Под горными хребтами и под долинами, в самых разных геологических условиях горные поро­
ды сдавлены в горизонтальной плоскости, с боков гораздо сильнее, чем положено! На глубине 400 метров это давление таково, ка­
ким оно должно быть лишь на километро­
вой глубине, а то давление, которое должно быть на 400-метровой глубине, на самом де­
ле господствует уже на глубине 30—50 мет­
ров. Разница огромная, ее замечали, конечно, и прежде — сколько деформированных сква­
жин, сколько шахтных катастроф на счету горизонтальных напряжений земной коры! Это из-за них «стреляют» иногда и угрожа­
юще выпячиваются стенки забоев. Но долго никому не приходило в голову, что эти нап­
ряжения — планетарного характера. Земная кора сжата, и это может говорить только об одном: о сжатии планеты в ны­
нешнюю геологическую эпоху. — А срединные океанические хребты? Ведь они уже объявлены классическими зонами расширения, растяжения морского дна. И там тоже преобладает сжатие? — По срединным хребтам маловато дан­
ных. Но те, что есть, заставляют осторожнее говорить о них, как о зонах безусловного расширения. Н. Хает взял несколько проб в Исландии, недалеко от оси Срединного Атлантического хребта, — эти пробы тоже говорят о боковом сжатии. Долгое время геологи спорили, какие дви­
жения вызывают сгибание складок земных слоев, горообразование, — горизонтальные или вертикальные. Измерение напряжений в зем­
ной коре, пожалуй, кладет конец этому спо­
ру; складчатые пояса Земли сильно сжаты, и основная доля этого давления приходится на «бока» хребтов: так выгибается лежащий на столе лист бумаги, если сдвинуть навстре­
чу друг другу его противоположные стороны. На складчатые пояса и мировую рнфтовую систему приходится около 5 процентов зем­
ной коры — это фронты тектонической ак­
тивности Земли. Остальная площадь — огром­
ные стабильные плиты — сжата примерно одинаково. Нужно сказать, что эта картина хорошо подтверждается геофизическими данными. По­
давляющее большинство деформаций, а зна­
чит и сейсмических толчков, на Земле выз­
вано именно сжатием, и сжатием по. гори­
зонтали, с общим сокращением поверхности земной коры, а следовательно, и ее радиуса. — И все же трудно представить себе, как могут существовать пусть даже местные рас­
тяжения на уменьшающейся в размерах Земле. — Это исключительно интересный момент, и окончательная расшифровка этой загадки поможет, вероятно, полностью представить себе все устройство земной тектрнической машины! Сейчас уже можно назвать нес-
8 Дискуссия о прогнозе землетрясений И. Нерсесов, заместитель директора ИФЗ АН СССР Когда готовится землетрясение, многое меняется в эпицентре бу­
дущего толчка. Чуть медленней бегут сейсмические волны. Иног­
да меняются магнитные поля, электропроводность в верхней части земной коры. В глубоких шахтах чуть-чуть изменяется сос­
тав газовой смеси, поднимающей­
ся из глубин, и многое другое. Все эти вестники катастрофы по­
являются приблизительно одно­
временно. Но их очень трудно за­
метить. Нужны точные дорогосто­
ящие сети регистрации, нужны средства. Все решает долгое кро­
потливое наблюдение. Ленсен, профессор, Новая Зеландия Но прогноз землетрясений — это не только научная проблема. Это еще и морально-этическая проблема. Как поступить, если вам как ученому кажется, что вот-вот разразится катастрофа? Как быть? Промолчать или все сказать? Кому сказать, чтобы не посеять панику? Мой моральный долг ученого — предупредить местные органы власти о возможном землетрясе­
нии, но принятие мер предосто­
рожности — уже не мое дело. Тут дело обстоит так же, как при строительстве, — если инженер считает, что возводимое им зда­
ние недостаточно прочно, он пре­
дупреждает об этом заказчика, а дальше уж заказчик решает сам — перестраивать ли здание или продолжить строительство по первоначальному плану. Как част­
ное лицо я могу быть обеспоко­
ен или возмущен действиями или бездействием местных органов власти, я могу пытаться оказать посильную помощь, но мой мо­
ральный долг ученого выполнен, если я вовремя предупредил о на­
двигающейся опасности. Н. Шебалин, доктор физико-математических наук, СССР Я хотел бы возразить доктору Ленсену. Мне кажется, что каж­
дый ученый имеет право на по­
добную точку зрения, но я ее не разделяю. Мне кажется, что наша обязанность — не только изучать какое-либо явление природы, но и предвидеть с возможно большей полнотой все последствия, к кото­
рым может повести изучение это­
го явления. Я считаю, что мы обязаны заниматься не только прогнозом землетрясений, но и в любой доступной форме снабжать все заинтересованные инстанции всеми необходимыми данными для оценки возможных социаль­
ных эффектов. Например, если у меня есть научные сведения, ко­
торые я должен быстро передать с одной станции на другую, как ученый я не имею права поль­
зоваться открытым текстом, по­
тому что девушки на телеграфе могут неправильно истолковать смысл сообщения. Как ученый я буду абсолютно прав, а как не­
осторожный человек — я посею панику, которая принесет больше вреда, чем то явление, которому я посвятил свою деятельность. Такие примеры в моей жизни бы­
ли, и для меня совершенно ясно: чем больше осторожности мы бу­
дем проявлять в деле прогноза землетрясений, в частности — в публикациях на эту тему, тем бу­
дет полезнее для общества сегод­
ня. Разумеется, это нисколько не ограничивает исследовательскую работу. Ленсен: — Так мы же и не спорим! Наш долг — предупредить органы власти, но если они отказываются действовать, мы можем попытать­
ся сделать что-то как частные лица. ф КОГДА СПЯЩИЕ ПРОСНУТСЯ... На вопросы нашего корреспондента отвечает Гарун Тазиев. колько вероятных причин столь «нелогичного» поведения земной коры. Например, по оси срединных океанических хребтов растяжение верхней тонкой твердой коры может быть вызвано повышенным дав­
лением (сжатием) в пластичной астеносфере. Как из сжимаемого тюбика пасты, пластич­
ный, а местами просто расплавленный мате­
риал земной «подкорки» выдавливается через рифты — трещины на поверхность и, засты­
вая, как будто растягивает, раздвигает края этой раны на теле Земли. Я бы назвал такой способ «растяжения от сжатия» магматиче­
ским клином. Граница между глыбами может быть уг­
ловатой, неправильной. При относительном перемещении таких зазубренных, пусть даже сдавленных пластин местные растяжения тоже неизбежны: так, видимо, работает зем­
ная тектоническая машина в районе Кали­
форнии, которая вот уже миллионы лет уп­
лывает по касательной в океан, оторвавшись от материнских пород Мексики. — Что вы можете сказать о причинах из­
менения радиуса Земли? — Сейчас ответов на этот вопрос может быть по меньшей мере два, а значит, здесь мы вступаем в область догадок. Первое, что приходит в голову,— это пред­
положение о непостоянстве гравитационного поля — поля тяготения Земли. Многие пом­
нит предположение П. Дирака об уменьшении гравитационной постоянной в нашем мире. Но в этом случае Земля бы распухала, рас­
ширялась. А мы видим, и достаточно опре­
деленно, нечто совершенно противоположное И если придерживаться пульсационной тео­
рии Бэчера — Обручева, то речь может идти о переменной гравитации. Дальше уже прихо­
дится только фантазировать... Но не исклю­
чено, что эта слабая переменность для на­
шей Земли связана с перипетиями звездного пути нашей Солнечной системы вокруг цент­
ра Галактики. Сам В. А. Обручев связывал пульсации Земли с закономерной перестройкой ее внут­
ренней структуры, фазовыми переходами ве­
щества ее глубин. Этот вариант также впол­
не возможен, но что-либо более определен­
ное говорить пока рано. Может быть, это удастся через четыре года, после следующей. XVI Генеральной ассамблеи Международно­
го геодезического и геофизического союза, ф КОГДА ВЫ НАЧАЛИ ИССЛЕДОВАНИЕ ВУЛКАНОВ? — Это случилось в 1948 году, в Конго, где я работал геологом. Я впервые увидел извер­
жение вулкана, и зрелище так поразило меня, что я решил изучать их. В ОДНОМ ИНТЕРВЬЮ ФРАНЦУЗСКОЙ ГАЗЕТЕ, ПЕРЕПЕЧАТАННОМ НАШЕЙ «ЛИТЕРАТУРНОЙ ГАЗЕТОЙ», ВЫ УТВЕРЖ­
ДАЛИ, ЧТО В БУДУЩЕМ ДАЖЕ УСНУВ­
ШИЕ ВУЛКАНЫ МОГУТ НАЧАТЬ ДЕЙСТ­
ВОВАТЬ И ЗЕМЛЕ ГРОЗИТ ВУЛКАНИЧЕ­
СКАЯ КАТАСТРОФА... — Да-да. Вулканы, которые мы считаем уснувшими, то есть те, которые бездействуют в течение сотен, а может быть, даже тысяч лет, могут возобновить свою деятельность и дать извержения огромной мощности. Вулка­
ны — это как бы геологические существа. Их жизнь исчисляется геологическим временем, а геологическое время измеряется миллионами лет. И в течение миллионов лет жизни вул­
кана у него чередуются периоды активности и периоды глубокого сна. Могут пройти ты­
сячелетия, пока вулкан начнет действовать вновь. Период активности тоже может длиться тысячелетия, а потом на несколько веков вновь наступает покой. Для нормального человека, не геолога, вулкан, промолчавший, скажем, пять­
сот лет, уже считается, бездействующим. Сменялись поколения, и все забыли о том, когда он извергался. Поэтому с вулканами надо быть очень осторожными. Вот, например, извержение вулкана Безы­
мянного на Камчатке в 1956 году. Считалось, что это полностью потухший вулкан. Так ду­
мали даже геологи. Если бы подобное извер­
жение произошло не на пустынной Камчатке, а в плотно населенной Японии, в Италии или даже в Соединенных Штатах, оно унесло бы не один миллион человеческих жизней. Даже слабое извержение, такое, как извер­
жение Этны, которое вы видели вчера в моем фильме, по энергии приравнивается к взрыву нескольких водородных бомб. А энергия из­
вержения Безымянного сравнима с взрывом десяти или даже сотни тысяч водородных бомб. Как долго бездействовал Безымянный? Ни­
кто не знает. А ведь он считался полностью потухшим. НАД ЧЕМ ВЫ СЕЙЧАС РАБОТАЕТЕ? — У нас есть две программы. Одна из них это то, что вы видели вчера в фильме: изме­
рить и изучить химические и физические пре­
вращения газов, выделяющихся при изверже­
нии. В механизме извержения еще много не­
ясного. Если мы сможем понять механизм из­
вержения, мы сможем предвидеть катастрофы. МОЖЕТ БЫТЬ, ДАЖЕ РЕГУЛИРОВАТЬ ВУЛКАНИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ? — Нет-нет, управлять извержением, я убежден, мы никогда не сможем. А ВТОРАЯ ПРОГРАММА? — ьторая нршрамма связана *с изучением района, где пересекаются три рифтовых зо­
ны, — знаменитого Афарского треугольника. (См. «Знание — сила», № 6, 1971 год.) ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ ПО ПОВОДУ НАШЕЙ РИФТОВОЙ ЗОНЫ НА БАЙКАЛЕ? ДУМА­
ЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО ТАМ В БЛИЖАЙШЕМ БУДУЩЕМ МОГУТ ВОЗНИКНУТЬ ВУЛКА­
НЫ? — Не исключено. Мне кажется, что в рай­
оне этого рифта, в недалеком прошлом, воз­
можно, была слабая вулканическая актив­
ность и относительно сильные землетрясения, не сравнимые, однако, с тем, что наблюдает­
ся на Афарском треугольнике. ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ИССЛЕДОВАНИЙ ВАМ, ВЕРОЯТНО, ПРИХОДИТСЯ ИНОЙ РАЗ РИСКОВАТЬ ЖИЗНЬЮ? — Нет, наша работа не слишком опасна. Ко­
нечно, ее нельзя назвать безопасной, но мы стараемся свести риск к минимуму. В прош­
лом я занимался альпинизмом и как бывший альпинист вправе сказать, что подвергать свою жизнь опасности без какой-либо разум­
ной цели, просто в поисках острых ощущений совершенно бессмысленно. Поэтому мы стара­
емся свести к минимуму опасности, связан­
ные с проведением наших исследований. .Дру­
гое дело — преодоление неизбежных труд­
ностей. Это действительно здорово. Это и есть наша работа. КАК ВЫ ОЦЕНИВАЕТЕ РАБОТЫ СО­
ВЕТСКИХ ВУЛКАНОЛОГОВ? — У вас есть крупные петрографы, и мне бы хотелось, чтобы некоторые из них приня­
ли участие в работе наших экспедиций и чтобы, с другой стороны, некоторые наши спе­
циалисты поработали бы в полевых партиях и в лабораториях советских ученых.. # 9 ПЛАСТМАССОВЫЕ КАРАНДАШИ В Польской Народной Республи­
ке запатентованы пластмассовые карандаши. Они могут затачи­
ваться так же, как и деревян­
ные. По подсчетам специалистов, внедрение этого изобретения поз­
волит ежегодно сохранить от вы­
рубки в Польше более 15 гекта ров леса. БОРОТЬСЯ С ШУМОМ — ЗНАЧИТ ПРОИЗВОДИТЬ ШУМ Так заявили работники брита! ского Института по изучению срс ды. Они предложили устанавли вать в стенах зданий электрон­
ные устройства, посылающие вол­
ны той же частоты, что и шум, который мы хотим заглушить. Звуковые волны подобным обра­
зом взаимно уничтожаются. ОСТАНОВИСЬ, МГНОВЕНЬЕ! Японская фирма «Мацусита электрик» выпускает необычные телевизоры: нажав на панели спе­
циальную кнопку, можно через 10 секунд получить заинтересовав­
ший вас кадр в виде фотосним­
ка. Их формат пока невелик: 5x7.5 сантиметра. ЧТОБЫ БЫЛО ТИХО В Швеции изготовлена «проти­
вошумовая» конструкция окна. Обычное стекло в нем заменено несколькими чрезвычайно тонки­
ми стеклянными слоями, между которыми — воздух. Рама такой конструкции не только не про­
пускает шум, но и хорошо дер­
жит тепло. БОЛЕЗНЬ СЕРДЦА У РЫБ Семга живет в море, а икру мечет в пресных водоемах — в реках. Закончив икромет, взрос­
лые семги возвращаются в море и погибают. Лишь недавно была установлена причина их смерти: инфаркт сердца. В результате смены морской воды на речную и обратно рыбы заболевают сер­
дечно-сосудистыми заболеваниями. Сердечные сосуды закупориваются, и рыба умирает. МУРАВЬИ — ФАБРИКА АНТИБИОТИКОВ Энтомолог профессор Блум Мур-
рей недавно обнаружил, что ток­
сическое соединение, которое вы­
деляют рыжие муравьи при защи­
те от нападения на них, обладает ярко выраженными свойствами антибиотиков. Этим веществом уже заинтересовалась фармацев­
тическая промышленность. ^Шт€ МЕТАЛЛ СО ДНА ОКЕАНА Французские исследователи про­
вели опытное траление дна Тихо­
го океана в районе острова Туамо-
ту. В результате они подняли око­
ло тонны образцов полиметалличе­
ских руд. Образцы весят в среднем около 100 г, но самые большие дос­
тигают 100 кг. Интересно, что со­
держание металлов меняется в зависимости от географического положения. В Тихом океане об­
разцы содержат в среднем 24,2 процента магния, 14 процентов железа, 0.99 процента никеля, 0,53 процента меди, 0,35 процен­
та кобальта, 0,1 процента свин­
ца. СУДНО С ПАРАШЮТОМ В Японии для торможения крупных судов начали с успехом применяться парашюты. Танкер водоизмещением 50 тысяч тонн удалось остановить с помощью винтов и двух тормозных пара­
шютов за неполных 5 минут. При торможении одними винтами тан­
кер остановился лишь через 11 минут. У ТУМАНА ДРУГИЕ ИЗМЕРЕНИЯ Психологи детально проанали­
зировали несколько сотен транс­
портных катастроф, происшедших из-за тумана. Обнаружился инте­
ресный факт: 77 процентов води­
телей попадали в аварию ю-за того, что па их ЗЭТЭМобйЛо на езжали сзади. Эксперименты п казали, что большинство водиь лей добросовестно стара л и удерживать безопасное расст* ние между машинами, не дог. дываясь, однако, о том, что ч«. ловеческому глазу все предметы представляются в тумане в дна раза дальше, чем в действитель­
ности. СТЕКЛЯННЫЙ ЛАЗЕР Разработан сверхмощный так называемый стеклянный лазер. Вместо обычного рубина в нем применен стеклянный стержень длиной в 15 метров, разделенный на шесть секций и легированный пио д и мо м. Мощность стеклянного лазера 100 миллионов киловатт. Лазер предполагают использо­
вать для создания плазмы и уп­
равлении термоядерной реакцией. СПЛАВЫ — ИЗ АТОМНОГО УСКОРИТЕЛЯ Принято считать, что создание новых сплавов — дело металлур­
гов и химиков. Однако последнее время к этому проявили интерес и физики. С помошью ускорите­
лей они обстреливают мишень юшшшц «вживляя» их в атомную ешетку металла. Рождается лав. который никаким иным п\ м получить невозможно. Так •оминий можно насытить иона и олова, а поверхность урано­
вых стержней — ионами аргона «после такой операции уран не окисляется). Считают, что метол вживления ионов поможет физи­
кам в создании веществ, облада­
ющих сверхпроводимостью при гораздо более высоких температу­
рах, чем это допускают имею­
щиеся сейчас металлы н ю РАДАР ПРОТИВ ГРЯЗИ Нефть, бензин, масла практиче­
ски не отражают радиоволн, тог­
да как вода, особенно морская, отражает нх довольно хорошо. Это обстоятельство и легло в ос­
нову нового метода контроля за чистотой морских вод. Самолеты, летая на небольшой высоте, вы­
искивают с помощью бортовых локаторов «озера» нефти на по­
верхности воды и сообщают их координаты береговым санитар­
ным службам. Эти патрульные самолеты — гроза «браконье­
ров» — танкеров, которые, нев­
зирая на запреты, сливают в мо­
ре нефтяные остатки ПОДНИМИТЕ БРОВИ, ТОВАРИЩ ВОДИТЕЛЬ Статистика доказывает, что большинство автомобильных ка­
тастроф происходит из-за недос­
таточно быстрой реакции водите­
ля. Время этой реакции можно разделить на три части: время, необходимое для передачи нерв­
ных импульсов от головного моз­
га нервным окончаниям муску­
лов ноги, время, необходимое на перемещение ноги с педали газа на педаль тормоза, и время, не­
обходимое для нажатия тормоз­
ной педали. Общая продолжительность дей­
ствия от 0,4 до 0,5 секунды. Ав­
томобиль, который движется со скоростью 100 км/час, проходит за это время 13,6 метра — рас-
тояние, достаточное для того, что­
бы произошла катастрофа. Не так давно сотрудннх Люб­
линского университета Водовник создал устройство, которое помо­
гает значительно сократить эти «долгие» части секунды. К обыкновенным очкам прик­
репляются стальные пружины, концы которых снабжены сереб­
ряными контактами, прижатыми над бровями. От контактов через транзисторный усилитель биотоки передаются на мультивибратор с быстродействующим реле. Оно по­
дает сигнал на мощный электро­
магнит, который приводит в дви­
жение тормозную педаль. Одно наморщивай и я бровей водителя достаточно для включения элект­
ромагнитного тормоза. Для всего процесса необходимо 0,15 секун­
ды, что при скорости 100 км/час уменьшает инерционное расстоя­
ние до 3,9 метра. Естественно, имеются еще нерешенные пробле­
мы. Например, как избежать ре­
акции системы при невольно* сведении бровей. ДЕРЕВО, УДОБРЯЮЩЕЕ ЗЕМЛЮ В засушливых районах Индии растет дерево азадирахата, кото­
рое, как было недавно установле­
но, не только улучшает химиче­
ский состав почвы (увеличивает содержание углерода и калия в 3 раза, азота — в 4, а кальция и магния — в 10 раз), но и уменьшает ее кислотность. И еще: почва под этим деревом надолго задерживает влагу. „Его древесину используют в качестве строитель­
ного материала, а кору — для изготовления очень прочной крас­
ки. Это дерево собираются выра­
щивать и в других странах. ДРЕВНЕЙШИЕ ОБИТАТЕЛ И НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ В Индии, вблизи города Хаура. палеонтологи обнаружили на дне бывшего моря древнейших иско­
паемых беспозвоночных. Возраст их оценивается в 700—800 мил­
лионов лет. ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ ПО ЗАКАЗУ Японские ученые пытаются — впервые в мире — повлиять на землетрясения в самом их очаге. В районе Мацухиро они пробу­
рили скважину глубиной 1,8 км, в которую при «намеке» на зем­
летрясение закачивают жидкость, вызывая тем самым небольшое местное землетрясение. Сторонни­
ки активного воздействия на зем­
ную кору ждут, что искусствен­
но вызванное землетрясение уменьшит напряжения в толще темной коры, предотвратив боль шое землетрясение. ЭЛЕКТРОМОБИЛЬ НА КОНВЕЙЕРЕ В Японии впервые ставят электромобили на конвейер. Здесь полностью закончены испытания модели и ее готовят к мас­
совому производству. Правда, под­
готовка к выпуску электроавтомо­
билей потребует длительного вре­
мени, и раньше 1973 года они на рынке не появятся. Японский лег­
ковой электроавтомобиль имеет в длину 241 сантиметр, вес 600 ки­
лограммов, максимальная ско­
рость его 60 километров в час. Запаса электроэнергии в аккуму­
ляторах хватает на 90 километ­
ров при условии, что скорость автомобиля не будет превышать 40 километров в час. Во время стоянки аккумуляторы могут под­
заряжаться от сети. ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ ПО ОХРАНЕ БИОСФЕРЫ В Калифорнийском университе­
те разрабатывается новая экспе­
риментальная программа подго­
товки «специалистов по биосфе-
ре> — научных работников, ши­
роко осведомленных во всех воп­
росах, связанных с изучением и охраной окружающей человека среды. Квалификация будущих специ­
алистов, по замыслу составите­
лей программы, приближается к подготовке врача общей практи­
ки. В первую очередь они долж­
ны ознакомиться с общими проб­
лемами биосферы, затем с помо­
щью научных работников более узкой специальности разрабаты­
вать те или иные отдельные воп­
росы. Кандидаты отбираются из вы­
пускников высших технических учебных заведений или из числа окончивших факультеты естест­
венных наук. БАРЬЕР ИЗ ВОЗДУХА В антверпенском порту смонти­
рована система, препятствующая проникновению в акваторий пор­
та сточных вод нефтеперерабаты­
вающего завода, находящегося поблизости. В проложенные на морском дне перфорированные пластиковые трубы поступает под давлением воздух; вырываясь сквозь отверстия труб в внде пу­
зырьков, он образует своего рода защитный барьер. МАСЛО — РЫБЬЯ ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА Воздушная разведка хорошо помогает рыбакам, она обнаружи­
вает в широких просторах морей и океанов скопления рыбы и на­
водит рыбаков на цель. Но с воздуха очень трудно определи-
вид рыбы, иногда траулеры по нескольку дней преследуют рыбью стаю, а потом оказывается, что она состоит из малоценных пород. Теперь бюро коммерческого рыбо­
ловства США в штате Миссисипи разработало новый метод дальней разведки. Каждый вид рыб ис­
пускает специфическое для него масло. В косяке, состоящем из миллионов рыб, это масло образу­
ет на воде тончайшую пленку, ко­
торую можно обнаружить специ­
альными высокочувствительными приборами. Спектральный анализ позволяет затем точно определить вид рыбы в косяке 11 В лабораториях] страны С РАЕВСКИЙ НЕДАВНО ВОЗНИКЛО НОВОЕ, ПОИСТИНЕ ДЕРЗКОЕ НА­
ПРАВЛЕНИЕ В ФИЗИКЕ ТВЕРДОГО ТЕЛА. КОМБИНИРУЯ СВЕРХМОЩНЫЕ МАГНИТНЫЕ ПОЛЯ, СВЕРХСИЛЬНОЕ ДАВ­
ЛЕНИЕ И СВЕРХНИЗКИЕ ТЕМПЕРАТУРЫ, УЧЕНЫЕ КАФЕДРЫ НИЗКИХ ТЕМПЕРАТУР МГУ ПОД РУКОВОДСТВОМ ПРОФЕС­
СОРА Н. Б. БРАНДТА ДОБИЛИСЬ ВОЛШЕБНОЙ ВЛАСТИ НАД ВЕЩЕСТВОМ МЕТАЛЛ, ПОЛУПРОВОДНИК, ДИЭЛЕКТРИК-
ЭТИ ТРИ СТОЛПА, НА КОТОРЫХ ПОКОИЛСЯ МИР ВЕЩЕСТВА, ЗАШАТАЛИСЬ И РУХНУЛИ. ПРИВЫЧНЫХ В НАШИХ УСЛО­
ВИЯХ СВОЙСТВ НЕ СТАЛО. СТЕРЛИСЬ ГРАНИЦЫ, СВОЙСТВА СТАЛИ ПОДАТЛИВЫМИ И ПОСЛУШНЫМИ В РУКАХ УЧЕНЫХ. МЕТАЛЛ СТАЛ ДИЭЛЕКТРИКОМ, А КАМЕНЬ — МЕТАЛЛОМ. КАК УДАЛОСЬ ВСЕ ЭТО — РАССКАЗЫВАЕТ НАША СТАТЬЯ. КАК ИЗ КАМНЯ СДЕЛАТЬ МЕТАЛЛ S i 1 — • Рис. С. Лухина Принципиальная схема аппарата, а котором свойства вещества стали послушными рукам физиков: 1 — жидкий гелий, 2 — дюаровские сосуды, 3 — наковальни, меж которыми находите в образец, 4 — оболочка «бомбы», 5 — жидкий азот, 6 — листом, 1 — вода. Давление создается водой. Замерзая, ома давит не листом, который передает давление дальше на образец. Азот т гелий замораживают образец почти до абсолютного нуля температур |—ИЗ°С|. Сдавленный образец находите в внутри двух катушек. Внешняя — ато источник постоянного магнитного поля. Намагничиваясь в нем, образец становится в маг­
нитном смысле «прозрачнее». Теперь импульс на внутреннюю катушку с заряженного до 500 0 V конден­
сатора создает поле в образце до 70 0 00 0 эрстед и образец не разрушается. Только такая комбинация двух лолей позволила достичь невиданных мощностей магнитного поля. ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ чег.ким Единственной мерой служит там Д энергия свободных электронов, оторвавшихся ~~"—"~~"~—~~~~~~"~'~~,~~"~~,""~~"~" от атомов кристаллической решетки. Это своего рода лестница с бесчисленным коли­
чеством ступенек. Чем больше энергия элек­
трона, тем выше располагается он на ступень­
ках, называемых энергетическими уровнями. На каждом из них может находиться всего лишь два электрона. Так определено суровыми законами квантовой механики. Она же наложила строгий запрет на отдельные значения энергии, разделив группы уровней, где электронам разрешено находиться, ши­
рокими провалами — энергетическими щеля­
ми. Так, что энергетическая лестница, создан­
ная для электронов твердого тела, напоми-
НЕОБХОДИМОЕ ГЕОМЕТРИЧЕСКОЕ ВСТУПЛЕНИЕ Для каждого привычно и понятно окружа­
ющее нас трехмерное пространство. Мы в нем живем, производим все необходимые из­
мерения. Ученые разных специальностей пользуются своими модификациями пространства, при­
вычными и очевидными для них. Для физи­
ков, занимающихся проблемами твердого тела, это пространство называется энергети-
нает лестницу дома, где нерадивые хозяева. Вместо ровного ряда ступенек зияют широ­
кие провалы. И жильцам энергетического дома — электронам приходится отнюдь не лег­
ко, так как не каждому дано перепрыгивать через щели. Самая нижняя группа уровней (это зона с самыми маленькими энергиями электронов) обычно заполнена. Здесь число ступеней — уровней полностью соответствует числу сво­
бодных электронов тела. Для каждого здесь заготовлено место. Над первой разрешенной зоной темнеет провал, энергетическая щель, отделяющая ее от следующей группы ступеней второй раз­
решенной зоны и т. д. Так как число свобод­
ных электронов ограничено, заполненными оказываются лишь нижние зоны. А верхние заполняются лишь частично или вообще оста­
ются свободными. Места в них сколько угод­
но, но чтобы попасть туда, электрону надо совершить работу, перепрыгнуть через щель, форсировать своеобразное препятствие, уго­
тованное ему природой. Для этого электрон должен получить энергию и зачастую немалую. Одна из самых важных характеристик твердого тела — способность проводить элек­
трический ток — всецело зависит от геомет­
рии энергетического пространства и от того, как оно населено электронами. Вольготнее всего чувствуют себя электроны металлов. В металлах зоны, как правило, перекрыва­
ются, и поэтому электроны могут, при жела­
нии, найти себе «путь наверх», не преодоле­
вая большую энергетическую щель^ если появится внешняя сила, способная на такую работу. В пространстве обычном, попросту говоря, внутри металла, появится направ­
ленное движение электронов, то есть элек­
трический ток. Полупроводник населен предельно густо. Ни одного свободного места в разрешенной зоне нет. Зато невелико препятствие, отделяю­
щее ее от следующей незаполненной зоны. Под действием тепла или света часть наибо­
лее энергичных электронов с самых верхних уровней может перемахнуть через узкую энергетическую щель и попасть в верхнюю пустую зону, Там для электронов наступает полное раздолье, ибо свободных уровней сколько угодно. Ситуация теперь в полупроводнике такова, что и в нем может возникнуть электрический ток. У электронов диэлектрика подобных ситу­
аций не бывает. Уровни разрешенной зоны заполнены целиком, а энергетическая щель слишком широка, чтобы ее могли преодолеть даже самые быстрые электроны. Ни тепло, ни свет, ни сильные электрические поля не в состоянии сообщить им энергию, необходи­
мую для этого. Проводимость диэлектрика практически равна нулю. «Хоть видит око, да зуб неймет» — элек­
троны диэлектрика бессильны преодолеть энергетическую щель, слишком она велика. Правда, бывают случаи, когда и в диэлектри­
ке электроны получают столь могучую энер­
гию, что они преодолевают и это препят­
ствие. . Но происходит это в массовом порядке и означает просто разрушение — конец жизни диэлектрика. МАГНИТНОЕ ПОЛЕ СМЕЩАЕТ ГРАНИЦЫ Природе свойственно заботиться о сохране­
нии своих сокровенных тайн. Так, надежно спрятаны гены — носители наследственности. Надежный заслон электронов окружает атом­
ное ядро. Энергетический мир твердого тела также обладает крепкой основой. Чтобы преобразо­
вать его, надо весьма основательно потру­
диться. Речь идет либо о преобразовании кристаллической решетки — структурной ос­
новы твердого тела, либо о каком-нибудь способе изменения зонной структуры. Впервые ученые реализовали эти возмож­
ности, когда техника настоятельно потребова­
ла новых материалов. Тогда и появился ме­
тод примесей — легирование. Так в легиро­
ванную сталь добавляют немного вольфра­
ма, молибдена, хрома или ванадия. Сталь ста-
12 новится качественно иной, у металла появля­
ются новые свойства, хотя примеси микроско­
пические. Однако проводимость металлов изменяется при легировании незначительно. И вообще ни­
какие малые примеси не способны вызвать ра­
дикальные перемены в поведении твердого тела. Необходимы воздействия, способные капи­
тально встряхнуть кристаллическую решетку, так, чтобы в корне перестроились зонные границы. Вот тогда и можно ожидать значит тельных результатов. Физика двадцатого века довольно часто начинается за письменным столом. Даже столь оригинальные ее открытия, как нейтроны и античастицы, сначала возникли в работах теоретиков, а потом уже обрели ре­
альную жизнь в приборах экспериментато­
ров. Так произошло и на сей раз. В 1967 году профессора МГУ М. Я. Аз-
бель и Н. Б. Брандт обосновали возможность перехода диэлектрика (при абсолютном нуле температуры) в металл. Или обратное прев­
ращение — металла в диэлектрик с помощью магнитного поля. По их предположениям, границы запрещен­
ных и разрешенных зон должны перемещать­
ся в магнитном поле как своего рода под­
вижные перегородки. В зависимости от вели­
чины и направления магнитного поля зоны приближаются друг к другу, наезжают, пере­
крываются. Столкнувшись, они тотчас же должны разъехаться в разные стороны. Больше того, теоретики предсказали появ­
ление несуществующего в природе состояния, названного ими «бесщелевым», когда две раз­
решенные зоны вплотную прижаты друг "К"~ другу, а верхняя пуста. Казалось бы, это просто полупроводник с минимальной щелью. Однако на самом деле это совершенно новое, оригинальное состояние вещества. В «бесще­
левом» состоянии вещество, на самом деле, и не проводник, и не полупроводник, и не диэлектрик. Это новое состояние вещества, и ему еще не придумали названия попроще. Когда две зоны сходятся вплотную, электро­
ны становятся сверхлегкими (в миллион раз легче, чем в металле) и сверхподвижными (подвижность вырастает в тысячи раз). Сопротивление такого вещества в момент «встречи» энергетических зон сильно уменьша­
ется. Но стоит только выключить поле, как сопротивление мгновенно восстанавливается. Что это означает, скажем, для современной вычислительной техники, ясно каждому, по­
скольку любая «думающая» машина состоит из множества элементов с двумя простыми состояниями. Цепочки «да» и «нет» реализу­
ются чаще всего триггерами — устройствами, которые или полностью проводят электриче­
ский ток, или прерывают цепь. Таково же будет поведение «бесщелевой» ячейки. И вообще мощное магнитное поле, как ут­
верждали Азбель и Брандт, способно творить чудеса в энергетическом мире твердых тел. Но почему об этом вспомнили лишь сей­
час? Ведь еще в начале двадцатых годов мо­
лодой ученый П. Л. Капица в лаборатории прославленного английского физика Резерфор-
да достиг напряженности в 300 000 эрстед (поле земного магнетизма, поворачивающее стрелку компаса, составляет 0,5 эрстеда, поле между наконечниками большого генератора — 1000 эрстед). Правда, речь шла лишь о ты­
сячных и сотых долях секунды, о поистине эфемерном существовании магнитного гиган­
та, поскольку сильное магнитное поле способ­
но разорвать в клочки свою колыбель — ка­
тушку с током. Но все равно — сильное магнитное поле уже давно было к услугам экспериментато­
ров. Однако прошло почти сорок лет, прежде чем физики «раскачались» и попробовали уда­
рить магнитным полем по зонной структуре. Все дело в том, что при всех своих могу­
чих возможностях одно магнитное поле в борьбе за изменение структуры не столь все­
сильно, как это некогда казалось. Один в поле не воин, даже если он бога­
тырь. Опытный полководец стремится или усилить свое войско, или ослабить силы про­
тивника. В данном случае это можно сделать, если к магнитному полю добавить воздействие сверхнизких температур, перенести поле битвы как можно ближе к абсолютному нулю. И выбрать подходящий материал. Тогда тепловое движение атомов предельно уменьшается. И можно достичь успеха в зон­
ных преобразованиях. Итак, теоретики предсказали, предоставив экспериментаторам доказывать правоту их предсказания. Но один из этих теоретиков был еще и первоклассным экспериментатором. И вот, начиная с 1968 года, в журналах по­
является серия статей о работах физиков ка­
федры низких температур физического фа­
культета МГУ, руководителем которой был Н. Б. Брандт. Действительность превзошла все ожидания. Магнитное поле в сочетании с низкой температурой оказалось идеальным дирижером для управления веществом. Эта пара способна изменить буквально все: теп­
лоемкость, теплопроводность, упругость, проч­
ность и даже цвет. Мы уже не говорим о самом главном — о появлении новых элек­
трических свойств. Превращения происходят практически мгно­
венно— за 10~12—Ю-14 секунды. Столько вре­
мени требуется электронам, чтобы по команде магнитного поля установить новый порядок в твердом теле. На кафедре был поставлен своеобразный рекорд — ученые добрались при температуре жидкого гелия (—269° С!) до напряженности магнитного поля в 700 000 эрстед. Никто в мире еще не создавал такой комбинации поля и температуры. Профессор Н. Б. Брандт за эту работу получил Ломо­
носовскую премию I степени. Что касается научной и практической ценности этих ис­
следований, то они весьма значительны. Во-первых, впервые убедительно показана реальная возможность непрерывного и очень быстрого изменения энергетического спектра электронов в желаемом направлении. Тем са­
мым стало ясно, что понятия «металл», «ди­
электрик», «полупроводник» не являются аб­
солютными, как это считалось раньше, а за­
висят от внешних условий. Во-вторых, оказалось, что в сильных маг­
нитных полях практически меняются все свой­
ства вещества. Поскольку подобные поля реально существуют в отдаленных областях космического пространства, это очень важ­
ные наблюдения. Ведь мы должны заранее знать, как поведут себя в подобных условиях космические аппараты. Наконец, в-третьих,. исходя из этих экспе­
риментов, мы ожидаем использования новых эффектов в обычных, земных условиях. Это будут «магнитные ключи», модуляторы, пре­
образователи, приемники инфракрасного излу­
чения. Здесь и возможность охлаждения в магнитном поле, и новые портативные холо­
дильники с высоким кпд, новые вещества для электроники, которая практически не будет требовать питания. Нетрудно представить се­
бе полупроводниковые диоды, триоды и це­
лые интегральные схемы, которые возникают и исчезают по велению коротких во времени магнитных импульсов. Для радиотехники это совершенно новое направление с еще неис­
следованными, колоссальными возможностями. КАК ИЗ КАМНЯ СДЕЛАТЬ АЛМАЗ Былинный богатырь с былинной легкостью получал из камня воду. Для этого ему дос­
таточно было сжать его своей дланью. В современных лабораториях довольно лег­
ко проделывают обратные операции — обра­
щают в камни, то есть в твердые тела, жид­
кости и газы. Под действием сил давления свободные молекулы газов сближаются и на­
ходят свое место в строго регламентирован­
ной кристаллической решетке. А если на твердое тело наваливается груз сотен тысяч атмосфер, то могут произойти еще более удивительные превращения. Особенно, если к давлению примешивается жар солнца. Так в природных топках — ким-
берлитовых трубках и в высокотемператур­
ных камерах лабораторий из простого деше­
вого графита рождаются алмазы, новые сверх­
твердые вещества, образуется черный фосфор. Этот технологический процесс был давно известен химикам и не вызывал особенного удивления. Когда рушатся пространственные устои, когда резко смещаются со своих мест ионы кристаллической решетки, энергетиче­
ский мир вещества не может остаться не­
зыблемым. И неудивительно, что проводимость новых модификаций вещества отличается от прово­
димости их основного состояния. Однако далеко не всегда происходят такие радикальные изменения решетки. Что будет, если перемещения атомов твердого тела будут практически ничтожны, если они лишь немно­
го сблизятся, оставляя в неприкосновенности структуру? Ответ на этот вопрос также был впервые получен на бумаге. Еще в 1960 году известный советский теоретик профессор И. М. Лифшиц предсказал, что для некото­
рых веществ сочетание высоких давлений и низких температур способно вызвать невиди­
мую революцию в энергетическом мире, соп­
ровождающуюся такой перестройкой зон, будто нарушилась вся структура твердого те­
ла, хотя на самом деле атомы и не строну­
лись со своих мест. Подобные изменения зонных границ назы­
ваются теперь «переходами Лифшица». От бумаги надо было переходить к эксперимен­
ту. А это сулило большие трудности. Полу­
чить высокое давление не легче, чем создать и сохранить низкую температуру. Длитель­
ный гнет сотен тысяч атмосфер способен раз­
рушить любую конструкцию... В уникальном приборе, созданном на ка­
федре физики низких температур, получив­
шем диплом и серебряную медаль ВДНХ, роль богатыря исполняет вода. Не взрыв, не тяжелые прессы, а замерзающая вода. Как известно, она расширяется и давит на каждый квадратный сантиметр замкнутого объема с силой 2000 атмосфер. С помощью сверхпрочных конусных наковален из кар­
бида вольфрама давление преобразуется, до­
стигая затем весьма внушительных размеров в 300 000 атмосфер, то есть 300 000 килограм­
мов на каждый квадратный сантиметр. В этой «дипломированной» установке-бомбе и произошли чудесные, до той поры не­
виданные превращения, когда добропоря­
дочный изолятор черный фосфор и плохой проводник мышьяк приобрели все свойства сверхпроводников. Всего лишь пять сотых градуса отделяло температуру внутри уста­
новки от абсолютного нуля. Но главная цель всех работ, поистине голу­
бая мечта физиков, — уйти как можно даль­
ше от этого предела, создать сверхпроводник при нормальном комнатном тепле. Ведь даже сверхпроводимость при температуре жидкого азота (отнюдь не жара — минус 196°С!) оз­
наменует собой подлинную техническую рево­
люцию, подобную перевороту, совершенному паровой машиной или электричеством. Для подобного чуда имеются все предпо­
сылки. Когда на вещество наваливаются сразу с трех сторон, оно становится податливее. Дав­
ление, магнитное поле и температура под­
крепляют, усиливают друг друга. Даже если в отдельности они и не столь значительны, их суммарное воздействие может быть чрез­
вычайно эффективным. Кибернетики в таких случаях говорят об оптимальном режиме. Правда, природа весьма тщательно законс­
пирировала такую возможность. Поиск всле­
пую мог бы затянуться на десятки лет. По­
могли кривые, полученные в предельных, экс­
тремальных условиях. И когда ученые пере­
шли к слабым воздействиям, они уже знали, что искать и где искать. Так недавно в лабо­
ратории МГУ физики создали «бесщелевое» вещество при давлении всего лишь в 3 тыся­
чи атмосфер и надеются получить его вообще при обычных условиях. И в этих, относитель­
но спокойных условиях ученые уже получили возможность тщательно и всесторонне изучить это новое состояние вещества, ибо жизнь его исчислялась не микросекундами, а часами. Может быть, действительно скоро появится столь желанный для техники сверхпроводник, для которого не нужно будет сооружать гро­
моздких криогенных установок. Может быть, действительно мы находимся накануне новой технической революции! Во всяком случае, ученые нашли уязвимое место энергетического мира. Пути его пере­
стройки очевидны. # 13 Те, кто любит начинать читать журнал с конца, обратили, наверное, внимание на сообщение в нашей «Академии Весе­
лых Наук»об открытии Манара Релива. Но то, что вам предстоит прочесть на этой странице, еще сенсационнее, хотя профессор Виленкин относится к открытию Армана Вилера вполне всерьез. Он сравнивает его с гениальными про­
зрениями прошлого — открытием Нептуна и предсказанием «островов устойчивости» в таблице Менделеева. И в самом деле — есть от чего прийти в изумление: глубокая, фундаментальная связь между математикой и физикой, внутреннее единство этих столь различных наук вдруг явственно проступили перед учеными. Да, это удивительное подтверждение того, что мир един, если... если сенсация подтвердится. МАТЕМАТИКА: ПУТЬ К РЕАЛЬНОМУ МИРУ Н. ВИЛЕНКИН, доктор физико-математических наук Известный американский физик, лауреат Нобелевской премии Е. Вигнер рассказывает в своей статье «Непостижимая эффективность математики в естественных науках»* такую историю. «Встретились как-то два приятеля, знавшие друг друга еще со студенческой скамьи, и разговорились о том, кто чем занимается. Один из приятелей стал статистиком и работал в области прогнозирования числен­
ности народонаселения. Оттиск одной из сво­
их работ статистик показал бывшему соуче­
нику. Начиналась работа, как обычно, с гауссова распределения вероятностей. Ста­
тистик растолковал своему приятелю смысл используемых в работе обозначений для ис­
тинных показателей народонаселения, для средних и так далее. Приятель был немного недоверчив и отнюдь не был уверен в том, что статистик его не разыгрывает. — Откуда тебе известно, что все обстоит именно так, а не иначе? — спросил он. — А что это за символ? — Ах, это, — ответил статистик, — это число я. — А что оно означает? — Отношение длины окружности к ее диаметру. — Ну, знаешь, говори, да не заговаривай­
ся, — обиделся приятель статистика. — Ка­
кое отношение имеет численность народона­
селения к длине окружности?» Приятель статистика удивился бы еще больше, если бы ему довелось поговорить с физиком. Там число я встречается на каждом шагу. Например, формула периода Т коле­
бания маятника длины / такова: --* п (здесь g — ускорение силы тяжести). Из этой формулы видно, что gT* I = 4тг2 Удивительная вещь! В левой части фор­
мулы стоят три различные физические вели­
чины — период * колебаний (измеряемый в секундах), длина маятника (измеряемая в сантиметрах) и ускорение силы тяжести (из­
меряемое в см/сек2). Все эти величины изме­
нятся, если перейти к новым единицам изме­
рения (например, метрам и минутам). А справа стоит число 4я2, и оно не зависит ни от каких единиц измерения. Дело в том, что если подставить в левую часть формулы вместо g, Т и / единицы, в которых они из-
см се* •*«•* меряются, получится выражение * в котором все единицы измерения сокраща­
ются. Физики называют комбинации физиче­
ских величин, не зависящие от выбора еди­
ниц измерения, безразмерными. Понятен интерес, который физики проявля­
ют к безразмерным комбинациям физических !етрии. Издательство «Мир», * Е. Вигнер, Этюды о огмм< 1971 год, стр. 182—198. величин. Особенно важны такие комбинации, если они составлены из основных величин, встречающихся в самых разных областях фи­
зики: заряда е и массы м электрона, ско­
рости света в пустоте с, постоянной Планка Д, гравитационной постоянной у и так далее. Одна из самых интересных безразмерных е* комбинаций, ~fe называется постоянной тонкой структуры. Эта постоянная связана с некоторыми тонкими особенностями атомных спектров. Она определяет масштаб основных черт структуры атомов. В результате точней­
ших измерений заряда электрона, скорости света и постоянной Планка удалось вычислить значение постоянной тонкой структуры с очень большой точностью: 1/137,03602. Именно малость этой постоянной и позволя­
ет применять во многих областях квантовой физики те приближенные методы вычислений, которые .позволили предсказать тончайшие детали строения атомных спектров. Немало поколений физиков-теоретиков пы­
тались вывести значение постоянной тонкой структуры из общих положений физики. Так, известный английский физик А. Эддингтон связывал эту постоянную с теорией относи­
тельности. Он же пытался вывести из теоре­
тических положений и отношение массы про­
тона к массе электрона, связывая это отно­
шение с полным числом частиц во Вселен­
ной и радиусом кривизны пустого простран­
ства. Однако рассуждения Эддингтона были очень туманными, а вычисленные им значения все же отличались от экспериментально уста­
новленных на 1—2 процента. Каково же было изумление физиков, ког­
да в журнале Парижской Академии наук появилась заметка молодого швейцарского физика-теоретика Армана Вилера, который исходя из чисто теоретических положений, получил значение постоянной тонкой струк­
туры с непостижимой точностью. В основе рассуждений Вилера лежит по­
явившаяся 36 лет назад работа академика В. А. Фока, в которой с помощью четырех­
мерной геометрии была установлена связь между зарядом, массой и полной энергией электрона в атоме водорода. Геометрия, ко­
торую применяет А. Вилер, еще сложнее -— он использует такие понятия современной математики, как группы Ли и однородные пространства, спускается из семимерных про­
странств в пятимерные, строит в этих про­
странствах ядра Пуассона, нормирует эти яд­
ра и вообще занимается самой что ни на есть чистой математикой. Удивителен лишь окончательный результат: в качестве нормирующего множителя он по­
лучил довольно сложное выражение, в ко­
торое входит, конечно, и число я. Это вы­
ражение имеет вид 2~*32n-<(V(Ds))4' , где через V(Db) обозначен объем одной сложной области в пятимерном комплексном простран­
стве (вот какими областями приходится за­
ниматься современным физикам; поневоле вздохнешь о временах, когда самое обычное четырехмерное пространство казалось чем-то непостижимо сложным). По некоторым аналогиям с результатом Фока автор считал, что этот коэффициент окажется равным постоянной тонкой струк­
туры. Когда он сосчитал объем VfD5), под­
ставил его в полученную форму и вычислил, то получил в ответе 1/137,03608 — отклоне­
ние от постоянной тонкой структуры только в седьмой значащей цифре! Чтобы получить такую точность в эксперименте, надо изме­
рить трос длиной в 13 км с точностью до 6 мм. Впрочем, такие совпадения встречались в физике и ранее. Например, было подсчитано, что отношение массы протона к массе элек­
трона с точностью до 0,01 равно 6я5. Обычно физики относили это совпадение по ведом­
ству «нумерологии», то есть игры в цифирь, не имеющей научного обоснования.* Но Вилер вывел, применяя еще более сложную геометрию, и это утверждение!! К сожалению, пока что опубликована лишь коротенькая заметка, в которой нет никаких доказательств. Над этой заметкой, вызвав­
шей большой шум среди физиков, думали многие, но пока в ней не все ясно — сам Вилер по сути дела не приводит достаточ­
ных физических обоснований для получен­
ных совпадений. Неясны и некоторые мате­
матические аспекты его заметки. Поэтому до сих пор нельзя сказать, все ли в ней вер­
но. Впрочем, Е. Вигнер в уже упоминавшей­
ся статье высказывает- два суждения, явно имеющих отношение к возникшей ситуации: «Математический язык удивительно хорошо приспособлен для формулировки физических законов. Это чудесный дар, которого мы не понимаем и не заслуживаем» и «Физик до­
вольно безответственно относится к своим действиям. В результате, когда он обнару­
живает связь между двумя величинами, на­
поминающую какую-нибудь связь, хорошо из­
вестную в математике, он тотчас же делает вывод, что обнаружил именно ту самую связь, поскольку никакие другие связи лого же типа ему неизвестны». Мы надеемся через некоторое время рас­
сказать читателям журнала «Знание — си­
ла», что же произошло — крупное откры­
тие, которое можно поставить на один уро­
вень с такими теоретическими предсказания­
ми, как открытие Нептуна «на кончике пера», «островов устойчивости» в таблице Менделе­
ева, и которое может оказать значительное влияние на развитие теоретической физики, или (а это совсем не исключено) — очеред­
ной мираж, случайное совпадение или прос­
то «подгонка» под экспериментальные дан­
ные. А пока запасемся терпением... • Впрочем, бывало, что крупные научные достижения начинались с того, что кто-то замечал неожиданное совпадение числовых значении двух физических вели­
чин и только потом удавалось понять, в чем тут дело. Например, сначала заметили, что отношение электро­
магнитной единицы заряда к электростатической равно 3 • 1(Н0 см. то есть скорости света в пустоте, и только когда Максвелл создал х\ектромагнитную теорию све­
та, удалось выяснить физическую основу этого совпа­
дения. 14 Горячие точки науки Эти яркие „черные дырки Е. ЦВЕТКОВ Так увидел художник то, что увидеть нельзя: «черную дырку» космоса, или звезду, «вмороженную» в пространство. Нельзя увидеть, но обнаружить можно. Вокруг нее могут вращаться спутники-звезды. Газ, падающий в ату «черную яму», даст знать об этом событии изменением спектра излучения. Открытия на кончике пера. Когда-
то они потрясали. Классический при­
мер таких открытий — вычисление ор­
бит двух самых дальних планет Сол­
нечной системы — Нептуна и Плуто­
на. Этот пример до сих пор принято приводить, как только речь заходит о значении теоретического метода. Сегодня мы рассказываем еще об одном теоретическом предсказании, которое грозит стать реальностью. О «черных дырках», или сколлапсиро-
вавших телах. Коллапс был предска­
зан общей теорией относительности А. Эйнштейна. Коллапс — это сжатие большой массы под действием собст­
венного поля гравитации. «Черная ды­
ра» — это результат коллапса. ДОМ, РАЗРУШАЮЩИЙ СЕБЯ Напомним основные мысленные построения, связанные с этим предсказанием А. Эйнштей­
на. Любое тело, у которого есть масса, при­
тягивает к себе другие. Представим себе, что масса эта становится все больше. Притягивать она будет сильнее и сильнее. Сильней притя­
гивает — труднее оторваться от него и уле­
теть. Все больше так называемая вторая космическая скорость. И если масса тела про­
должает расти, то рано или поздно наступав 15 А Э т и я р к и е « ч е р н ы е д ы р к и » ет миг, когда вам потребуется разогнаться до скорости света, чтобы улететь. Еще чуть больше масса — и уже сам свет не сможет оторваться от «поверхности» такой «Земли». Ведь даже он не может двигаться быстрей себя. И устремившись, свет вернется, как вернется любая частица... Это и есть черная дырка? Кстати, такой черной дыркой для внешних наблюдателей окажется наша Все­
ленная, радиус которой — около 10 миллиар­
дов световых лет. Внутри этого клубка звезд сумма всех масс как раз достаточна, что­
бы удержать, не выпустить даже луч света. Это и есть так называемая «граница нашего видимого мира» (см. «Знание — сила», № 2 за 1971 год), граница видимой Вселенной,или, как ее еще называют, «горизонт». За него ничто не может проникнуть из нашего мира. Полученный на кончике пера, этот вывод общей теории относительности Эйнштейна, хо­
тя и стал почти привычным, труден для са­
мого изощренного воображения. Но по той же теории, возможны и такие «маленькие» чер­
ные дырки, по отношению к которым мы сами окажемся в роли внешних, сторонних наблюда­
телей. Для этого нужно только, чтобы плот­
ность вещества в каком-то небесном теле в миллиарды раз превзошла плотность нашей Вселенной. Тогда «гравитационный радиус» со­
ответственно в миллиарды раз уменьшится. Земля, надежная и родная, пусть послужит нам примером. Вторая космическая скорость растет не только с ростом массы. Уменьшите радиус Земли вдвое при той же массе — и сила тяжести на ее поверхности возрастет вчетверо. Чтобы проверить это, достаточно школьной формулы закона тяготения Ньютона. Оторваться от такой Земли будет труднее, космическая скорость возрастет. Сжимаем дальше, тяжесть растет, и, наконец, когда радиус Земли достигнет нескольких метров, нам, чтобы улететь, понадобится скорость све­
та. Таков гравитационный радиус для Земли. Слава тем силам, что поддерживают нашу планету изнутри и не дают ей сжаться! Представьте себе реку. Широкая вода. Ско­
рость течения пусть будет силой тяжести, ув­
лекающей нас. Расход воды в единицу вре­
мени — аналог массы. Сохраним этот рас­
ход — массу, но сузим русло, то есть увели­
чим плотность. Течение становится настолько сильным, что заходить в такую воду опасно. Так же опасно, как очутиться вблизи сверхплотного тела. Но — дальше. Как будет чувствовать себя материя, когда ее сдавит сила тяготения, со­
измеримая с силами внутреннего давления? Не случится ли так, что в какой-то момент под дей­
ствием чудовищного веса она, подобно слишком большому дому, вдруг «рухнет внутрь себя»? Случится! Это и предсказала общая теория Эйнштейна в 1915 году: достаточно большая масса «холодной материи», если ее радиус меньше 300 гравитационных, начнет неудер­
жимо сжиматься — коллапсировать. Мате­
риалу не устоять перед напором гравитацион­
ных сил, «дом рухнет» в себя. «Черная дыра» (или «яма») — не единст­
венное название для сколлапсировавшего те­
ла. «Гравитационный гроб» — так назвал его советский ученый Я. Б. Зельдович, «вмо­
роженные звезды»... Безумно далекий призрак, у которого «ободранные», без электронов ядра вещества неудержимо стремятся «внутрь», в центр и только туда, к той области, где кончается разнообразие. Остается лишь самое простое: масса, заряд, где смазаны различия, где все равны и царствует безысходность дви­
жения лишь внутрь. НИКТО НЕ . ВОЗВРАЩАЕТСЯ ОТТУДА... Снаружи та область, где находится скол-
лапсировавшее тело, должна показаться иде­
ально черной. В том и смысл названия — «черная дыра»... Ни одного лучика света из нее не выбьется. Послав сигнал к такому объекту, мы будем тщетно ждать, пока он, «отразившись», вернется к нам. Ничто не воз­
вращается из области, где находится «черная яма». Все, что туда попадает, теряет свое об­
личье, сохраняя лишь массу, заряд, момент количества движения и количество движения. Ничто не может приостановить коллапса, если тело сжалось настолько, что оказалось внут­
ри критической поверхности, ограниченной гравитационным радиусом. Объект становится тогда принципиально ненаблюдаемым в том смысле, как мы: представляем себе наблюде­
ние. Это вовсе не значит, что «дырку» нельзя обнаружить, но... об этом речь дальше. Вблизи коллапсирующей области и внутри нее пространство сильно «искривляется». Труд­
но представить себе, как может искривляться трехмерное пространство. Но можно вообра­
зить двумерное пространство в виде натяну­
того резинового полотна. Когда-то в каком-то месте плотность по­
лотна станет очень большой — это все равно, что положить туда гирьку, — кривизна резко возрастает. Образуется ямка. Все, что дви­
жется свободно и по прямым линиям вблизи этой ямки, в том числе и свет, начинает вести себя необычно. И, главное, если яма глубока, попав в нее, ничто уже больше оттуда не возвратится. Но есть еще координата — время. В четы­
рехмерном мире Эйнштейна — Минковского это равноправная с пространственными коор­
дината. Внутри коллапсирующей области ко­
ординаты меняются местами! Теперь направ­
ление хода времени для наблюдателя внутри коллапсирующей области — это направление уменьшения радиуса. Попасть на больший радиус у него не больше шансов, чем повер­
нуть нашу обычную жизнь вспять. Он не мо­
жет даже остановиться и продолжает «па­
дать», ибо остановиться — это остановить время. Но, «к счастью» для такого наблюда­
теля, коллапс длится недолго. Так, если убрать внутреннее давление в Земле, то по нашим ча­
сам мы сколлапсируем за пять минут и попадем в так называемую сингулярность (особую точку, где плотность вещества равна беско­
нечности). Однако будем благоразумны и попробуем наблюдать коллапс извне. Цена за безопасность велика. Извне мы сможем наблюдать только самое начало кол­
лапса. Как только тело проходит свой «гори­
зонт», всякая связь с ним прекращается. Ни­
какой информации из этой области мы полу­
чить уже не сумеем. Сигналы «запутываются» в собственной неевклидовой геомет­
рии «черной я-мы» и наружу не выходят. Из-
за этого нам будет казаться, что коллапс длится вечно. Впервые геометрию «черной ямы» рассчи­
тал Мартин Шварцшильд в 1916 году. А в 1963 Рой Керр построил геометрию для вра­
щающейся массы, которая коллапсирует. И у нашего объекта появились дополнительные фантастические свойства. Радиус звезды ог­
ромен. Представьте, она сжимается, коллапси­
рует. Радиус уменьшается. И тогда, как фигу­
ристка, прижавшая резко руки к телу, звез­
да завертится со скоростью волчка. Чем меньше радиус, тем скорей вращенье. И так до той поры, пока на поверхности вблизи экватора скорость не станет равна скорости... света. У такой вращающейся «дырки» будет две критических поверхности. Одна — это все тот же «горизонт» и другая — поверх­
ность так называемого бесконечного красно­
го смещения. Ее радиус равен тому, дри ко­
тором линейная скорость вращения достигает скорости света. Соприкасаются эти две по­
верхности только вблизи полюсов. Пространство между ними назвали эргосферои (см. рис. 9.). ОТ «БЕЛЫХ КАРЛИКОВ» ДО «ЧЕРНОЙ ЯМЫ» Объект с фантастической личиной, которая не похожа «и на что в привычном мире. Он не укладывается ни в какие рамки, но толь­
ко до тех пор, пока нам не удастся вплести его в сеть других наших, уже более или ме­
нее устоявшихся представлений и фактов. Так, до Менделеева каждый новый элемент являл собою откровение, пока они все, свя­
занные знаменитой таблицей, не покорились необходимости. Так и с «черными ямами». Оказалось, что черная дыра — не что иное, как довольно «массовый», по идее, «продукт» эволюции достаточно массивных звезд. Во всяком случае так считают американские фи­
зики Р. Руффини и Дж. Уиллер, которым во многом обязана эта статья. Довольно давно во Вселенной были откры­
ты звезды, названные «белыми карликами». Эр го сфера вращающейся «черной дырки». Пространство между поверхностью бесконечного красного смещения (внешняя полусфера} и поверхностью гравитационного радиуса (внутренняя полусфера) и есть «зргосфера». Частица, попав в «эргосферу», распадается на осколки так, что один из них может ускользнуть, обладая энергией, большей, чет частица-родитель. Таков возможный источник космических лучей. Это очень плотные звезды. Так «белый кар­
лик» размером с Землю по массе равен нес­
кольким солнечным. Когда этими сверхплот­
ными звездами занялись вплотную и приме­
нили к ним теорию, то обнаружилось, что «карлики» с массой, большей чем 1,2 солнеч­
ной массы, — вещь неустойчивая и недолго­
вечная. Такая звезда начнет сжиматься под действием сил собственного гравитационного поля. Так говорит теория. Сжимаясь, звезда превратится сначала в нейтрон­
ную звезду. Это звезда, у которой плотность вещества достигла ядерной плотно­
сти. Если «белый карлик» размером с Землю, как говорилось, будет иметь солнеч­
ную массу, то нейтронная звезда, такая же по массе, будет в поперечнике равна всего лишь нескольким десяткам километров. Чу­
довищная плотность, но и на ней дело не кончается. Если сжатие продолжается, звезда может перейти в состояние сверхъядерной плотности, то есть сколлапсирует и превра­
тится в нашу «черную дыру», или «гравита­
ционный гроб». Следовательно, тот странный объект со множеством названий, о котором мы писали выше, — конечный итог эволюции «хорошо» известных нам в космосе звезд — «белого карлика» и нейтронной звезды. (Вра­
щающиеся нейтронные звезды, как выясни­
лось, и есть знакомые нам пульсары.) Правда, на самом деле не все так просто. Физика процесса, оговоримся — возможная физика, очень сложна. Могут пройти тысячи лет, пока масса ядра звезды «доберется» до состояния гравитационной неустойчивости. Причем не обязательно она должна быть в точности равна критической. Она намного может ее превышать, и тем не менее коллапс долго не наступит. Так может быть, к приме­
ру, когда гравитационные «объятия» будут уравновешены высоким внутренним давлени­
ем. Если звезда «горячая», то температуры внутри будут «раздувать» ее и уравновесят силы гравитации. Но стоит охладить звезду, как она мгновенно сколлапсирует. КОЛЛАПС, КОЛЛАПС, КОЛЛАПС... Сначала материал начинает «рушиться» и течь внутрь медленно — потом все ускоря­
ясь. В какой-то миг большая часть вещества «сожмется», и силы гравитации возрастут, процесс еще ускорится. Внешняя оболочка звезды в этот момент отслаивается, не пос­
певая за ядром... 16 Остается простое: масс*, Далее — два пути. Если кинетическая энер­
гия текущего к центру коллапсирующего ве­
щества достаточна, чтобы перевести систему в состояние сверхъядерной плотности, то нас­
тупит полный коллапс и образуется «черная дыра». Если этой энергии не хватает, то кол­
лапс задерживается на стадии ядерной или близкой к тому плотности. Остановка такой огромной массы, которая с огромной ско­
ростью падала в центр, приводит к мгновен­
ному превращению гигантской кинетической энергии в тепловую. Это все равно, что резко затормозить огромный тепловоз, в миллиарды тонн весом, который мчится на полном ходу. Скачок температуры приводит к взрывному рос­
ту давления внутри. И вот окружающая обо­
лочка, которая, помните, падала медленнее и отстала, отслоилась от основной массы, начи­
нает ощущать это давление. Взрыв «внутрь» оборачивается взрывом «наружу». Оболочка разлетается, возникают космические лучи и тучи мчащихся во все стороны ионов. Возмож­
ный пример такой взорвавшейся звезды (их называют сверхновыми) — Крабовидная туман­
ность с массой, приблизительно равной массе Солнца. Вот и еще одно родство установле­
но — сверхновая, несостоявшаяся черная дыр­
ка-
Вращение и магнитные поля могут сильно повлиять на эту картину. По мере сжатия, как уже говорилось, ядро будет все быстрее вращаться, чтобы сохранить прежний момент количества движения. При этом магнитные силовые линии, привязанные к плазме, а по­
тому не поспевающие за вращением, наматы­
ваются на ядро подобно нитке на шпульку. Поскольку между этими линиями существуют силы отталкивания, это вызывает общее удлинение коллапсирующей «шпульки». Сило­
вые линии несут с собой материю, которая в-
виде струй выбрасывается из полюсов. Но если масса ядра велика, то на стадии ядерной плотности коллапс может замедлить­
ся, но не остановиться. Гравитационные силы главенствуют. Система проскакивает состоя­
ние нейтронной звезды и — полный коллапс! В ПОИСКАХ «ЧЕРНЫХ ЯМ» Теперь, когда наш странный призрак обрел свое место в цепочке возможных превращений уже известных звезд, есть шансы на то, что его удастся вскоре «открыть» среди сверка­
ющих огоньков на небе. Увидеть его, конечно, не удастся, услышать в радиотелескопе — тоже. Он ничего не излучает. Но все же какие-то свойства у «дыры» имеются: мас­
са, заряд... Значит, она может влиять на ор­
биты видимых звезд. «Черная яма» может об­
разовать с видимой звездой пару, которая будет вращаться, попеременно затмеваясь (затменно-переменные звезды). Она («дыра») может просто «выдернуть» из звезды «клок» вещества, и мы увидим вдруг струю, вытека­
ющую из звезды в никуда! В тучах межзвезд­
ной пыли главной уликой, по которой мы об­
наружим затаившуюся, невидимую опасность, будут потоки — струи вещества, устремлен­
ные в одно и то же место без видимых на то причин. А в случае двойной звезды, одна из ко­
торых — «дыра», меж ними может возник­
нуть перемычка из перетекающего вещества, чего в обычном случае не наблюдается. Есть и другие «улики». Например, в мо­
мент, когда тело проходит свой гравитацион­
ный радиус, в тот последний момент обще­
ния с миром, оно посылает как прощальный крик мощное гравитационное излучение в пространство. Если в уже замкнувшуюся «ды­
ру» падает межзвездный газ и вещество, то при переходе им критического радиуса долж­
но возникнуть мощное электромагнитное излу­
чение. Причем, как показали советские ученые Я. Б. Зельдович и П. Д. Новиков, излучают в этом случае не отдельные частицы, а весь газ. Ибо по пути он нагревается до невообразимых температур: 1010— 10п градуса. Нагревается за счет эффекта закручивания или водоворота. Представьте себе обычный всасывающий вен­
тилятор. Струя дыма по мере приближения к нему сильно закручивается вокруг своей оси и сжимается в поперечнике. То же происходит и с падающим в «черную яму» звездным га­
зом. И, наконец, если дыра вращается, то части­
ца может подлететь к ней, побывать в эргос-
фере и, не долетев до границы гравитацион­
ного радиуса, ускользнуть. Самое странное, что при этом частица еще приобретет энер­
гию. Все дело в угле и скорости, с какой час­
тицы влетают в эргосферу. Напомним, что эргосфера — это еще не дырка и возвраще­
ние из нее возможно. Но в таком случае кол-
лапсировавшее тело может, в принципе, рабо­
тать как генератор высокоэнергетических, космических лучей, происхождение которых до сих пор остается загадкой. Много, очень много возможных признаков присутствия у спрятанного в свою геометрию фантома. Рожденный в результате «дремуче­
го» теоретизирования, загадочный объект вот-
вот может стать реальностью. И в самом де­
ле, недавние сообщения: Обнаружен новый пульсар в созвездии Ле­
бедя. Частота 15 импульсов в секунду. (На­
помним, что пульсар — вращающаяся нейт­
ронная звезда.) Предполагают, что этот пуль­
сар находится в стадии превращения в «чер­
ную дыру». Темный двойник звезды Эпсилон в созвез­
дии Возничего, по предположениям ученых, состоит из нескольких масс, вращающихся вокруг «черной дыры». Звезда Эпсилон отно­
сится к классу затменно-двойных звезд. Одна из них яркая, а вторая звезда представляет собой не сплошной диск, а ряд темных точек. Этот сгусток темных частиц связан с цент­
ральным невидимым объектом, вокруг которо­
го весь сгусток вращается. Этот сложный объект, в свою очередь, вращается вокруг яр­
кой звезды. По предположению, невидимый объект в центре сгустка — «черная яма»... Ну и что? — как бы слышу я возражение еверхкритически настроенного скептика. К че­
му нам все эти космические диковинки? Име­
ет ли все это пусть не практический смысл, а хотя бы какое-то отношение к нашей по­
вседневной жизни? Конечно, можно было бы подавить такого скептика тирадой о всеоб­
щем значении фундаментальной науки. Но в данном случае и этого не нужно. Пусть ги­
потетически, конечно, но можно все-таки про­
ложить тропки, связующие странные черные дырки с энергетическим будущим человечест­
ва. Гравитационная энергия, стоит ее освобо­
дить, во много раз превышает энергию термоя­
дерного синтеза. Власть над материей! Ма­
ленькое тело мы не можем пока заставить сколлапсировать, но, по теории «большого взрыва», на заре Вселенной материя была в сверхплотном состоянии. И возможно, ма­
ленькие сверхплотные обломки праматерии, спрятанные в неевклидовых складках геомет­
рии, невидимые и пока необнаруживаемые, су-
ществуют сегодня рядом с нами — малень­
кие, карманные черные дырки таят в себе сверх­
энергии. Во всяком случае, такие предполо­
жения выдвигались, например, советскими уче­
ными академиком А. А. Марковым, профессо­
ром К. П. Станюковичем. Элементарные час­
тицы, по их гипотезам, могут как раз и быть видимыми следами таких фундаментальных обломков праматерии. Если коллапс чуть раз­
мыкается, по законам рождения в микромире возникают частицы, превращаются друг в дру­
га. Что, если это так, и что, если удастся пол­
ностью разомкнуть эти «гравитационные бу­
тылки» с энергетическим джинном?.. И мир горящих в бесконечности светил об­
наружится в миниатюре у нас, в земной при­
вычной жизни. • 17 * 9 Круглый стол Знание—сила44 Летом 1971 года в помещении Государст­
венного Эрмитажа несколько видных ленин­
градских ученых по просьбе редакции «Зна­
ние — сила» собрались за «круглым столом», посвященным проблемам первых цивилизаций нашей планеты. Первые цивилизации... Всего каких-нибудь 30—50 веков назад. Однако середина пути между первыми пирамидами и первыми спут­
никами находится где-то у начала греко-пер­
сидских войн, так что Александр Македон­
ский и Юлий Цезарь ближе к нам, чем к Хеопсу (несмотря на распространенное мне­
ние, что все они — современники, из соседних глав учебника...) Первые цивилизации... Кого не притягивала манящая таинственность уже одних только имен и названий — Ур. Мемфис. Гильгамеш. Эхнатон. Тиглатпаласар, Навуходоносор. Аргишти, сын Менуа. Стовратные Фивы. Инд, Иран, Среднюю Азию, Средиземно­
морье — к Юкатану, Андам. Может быть, самые значительные истори­
ческие открытия последней четверти века сде­
ланы именно наукой о древности (расшиф­
рованные крито-микенские письмена, рукописи Мертвого моря...). В конечном счете можно говорить даже о переломе в развитии наших знаний о древнейших цивилизациях. Наука о древности... Но ведь новые зна­
ния всегда СОВРЕМЕННЫ, независимо от того, расположены ли объекты изучения за 50 лет, 50 тысяч веков или 500 миллионов световых лет. Они удивительно современны — древняя история, филология, археология. И СВОИМИ ОТКРЫТИЯМИ И СВОИМИ ТРУДНОСТЯМИ (причем неизвестно, что тяжелее — найти Атлантиду или правильно оценить сравни­
тельную роль древних скотоводства и земле­
делия). i С ЧЕГО НАЧИН В 1. «а Первых трет илмострВциях вы •идите фрагменты аеяикои культуры, о самом существовании которой не подозревая* «сего неекопько десятков яет «•зад. Более того, казалось, что от столь далекой вводи нечего и ждать достижений такого размаха, чтобы их можно было хоть в слабой степени сравнивать с давно известными успехами цивилизации Египта, Двуречья, Эллады. Но раскопки в Чатая-Гукже, на юге Турции, ниспровергли все тваежпие представления о низком уровне культур древних земяедеяькев VII—VI тысячелетий до и. з. Здесь открыты многочис яенные сватияиша, украшенные рельефами и фресковой живописью, найдены превосходные статуэтки женског о божества, богатые могияы с украшениями, оружием, древнейшими в мире зеркалами, изделия из меди п даже медный шпак — свидетельство существования металлургии. Здесь рядом — изображения, живо напоминающие палеолитическую живопись, и фрески то На первом рисунке — роспись святилища с грифами. Обратите внимание — люди изображены без голов. возможно, это указание па то, что они находятся • загробном мире. Сады Семирамиды. Киосский лабиринт. Кохау ронго-ронго. Мохенджо-Даро... Впрочем, в эту мелодию, завораживавшую уже наших отцов и дедов, нахально вторга­
ются новые звуки — эхо новейших раскопок и находок — Чатал-Гуюк. Тартарыя. Иерихон. Кармир-Блур. Все до нашей — о, сколько еше до нашей эры! Впрочем, неясно — сколько? Те, кто еше лет 15—20 назад получали школьные и студенческие пятерки за точные даты правления Хаммурапи, как оказалось, отправляли царя царей на 300 лет дальше, чем нужно: в XXI век вместо XVIII до на­
шей эры... Этот случайный пример — свидетельство великих удач и замечательных сомнений на­
уки о древности. Она вгрызается в каменистые плато и пустыни, в материк жарких и прохладных широт, открывая новые очаги, области и про­
странства древних цивилизаций: сегодня это уже не считанное число ближневосточных го­
родов и государств, а целая цепь явных или туманных еше древних царств: от Желтого моря — через Тянь-Шань и Гималаи, Ганг. И СВОИМИ МЕТОДАМИ—от перечи­
тывания давно знакомых книг до новейших технических средств «просвечивания прошед­
шего» (за «круглым столом» мечтали уж об ЭВМ для построения психологических моде­
лей). И ТЕМ СОВРЕМЕННЫ эти науки, что, вторгаясь в темные тысячелетия, приглашают нас хотя бы в течение мгновений взглянуть на себя и на сегодня чуть издали, со стороны, откуда порою виднее... Редакция журнала собрала ученых по­
спорить. Ну, разумеется, ученые спорили охотно — потому что они этим занимаются постоянно, и мы благодарны им за внимание и за то, что не скрыли от нас своих несогласий, поде­
лились надеждами (от захватывающего дух перечня грядущих открытий до не менее впе­
чатляющего — «Если открытия можно ждать, то это не открытие...»). Правда, отвечая на вопросы предложен­
ной им анкеты, специалисты не могли углуб­
ляться в тонкости, и поэтому наш «круглый стол» вряд ли продвинет вперед науку, но зато, без сомнения, ПРИБЛИЗИТ К НАУКЕ. Приблизит тех, кто запомнит, задумается и, может быть, сделает первый, второй, тре­
тий шаг к тому, чтобы... изумлять журнали­
стов за «круглым столом» 2001 года. i 18 Итак, Эрмитаж, историки и археологи за «круглым столом» редакции. * Р. Г. ПОДОЛЬНЫЙ, заведующий отделом гуманитарных наук журнала, член редколле­
гии. — Древние цивилизации — что они пред­
ставляют собой? Что нового мы узнали о них в последнее время? Когда историк может сказать, что перед ним — именно цивилиза­
ция? Б. Б. ПИОТРОВСКИЙ, академик АН СССР, директор Государственного Эрмитажа, — Мне кажется, что понятие «цивилизация» равнозначно понятию «государство». По-ви­
димому, я изложу точку зрения Фридриха Энгельса, определив цивилизацию как такое состояние общества, когда господствующий класс выделился из среды общины, когда господствующий класс оброс так называемым бюрократическим аппаратом, когда он стал не только эксплуататором, но и организато­
ром производства. Рождение цивилизации, конечно, не мгно­
вение, а процесс. И для его начала необхо­
димо, чтобы общество создавало не только необходимый, но и прибавочный продукт. Для скорости процесса чрезвычайно важное зна­
чение имеет вид прибавочного продукта. К расслоению внутри общества в первую очередь привело присвоение прибавочного продукта от скотоводства. Точно так же, как первым общественным разделением труда бы­
ло выделение скотоводческих племен из об­
щей массы варваров, как говорил Энгельс. Ско­
товодство на низкой ступени развития произво­
дительных сил гораздо легче давало прибавоч­
ный продукт. Земледелие первоначально не было таким устойчивым и надежным, про­
дукт земледелия надо перевозить или пере­
носить, а скот передвигается сам. Одной из задач моей научной работы было обоснование того, что цивилизации великих рек прошли через скотоводческий этап раз­
вития общества, что везде цивилизациям зем­
ледельческим предшествовали скотоводческие основы общества. Возьмем Древний Египет. Это государство возникло около 3000 года до н. э. (как счи­
тает большинство ученых, примерно в 3200 году до н.э.). Но древнейшие памятники еги­
петской культуры старше государства на ты­
сячи лет. От догосударственного Египта сох­
ранилось громадное количество изображений сяч ежегодно. домашнего скота, это ясно говорит о важ­
ности скотоводства в то время. Все социальные термины Древнего Египта, без исключения, оказываются скотоводчески­
ми, а не земледельческими. В изображении на знаменитом саркофаге Тутанхамона царь держит в руках два предмета — пастушеский посох и пастушескую плеть. Титулы царя и князя обозначают иероглифом «пастушеский посох», слова «князь» и «пастух» пишутся одинаково. Слова «благородство», «знат­
ность» передаются тем же иероглифом, кото­
рым обозначают мелкий рогатый скот, — изоб­
ражением козы с висящей у нее на шее пе­
чатью собственности. Слово «наследство», «награда» пишется иероглифом «теленок». Золотое наградное кольцо — на папирусе тоже становится «те­
ленком». Абстрактное понятие «должности» передается иероглифом «рогатый скот». В Месопотамии та же картина, что и в Египте. Загон для крупного рогатого скота стал символом, обозначающим «правитель» или «мудрый». Богиня Иштар обозначается символом «мелкий рогатый скот». Развитие производительных сил набирает темпы. Общество переходит к более перспек­
тивной форме хозяйства — к земледелию. По­
скольку там, где были условия для скотовод­
ческого общества, уже образовались классы, уже есть организаторы производства — в тех местах, где скотоводство сочетается с земледе­
лием, образуются государства. Разделение общества на классы было обес­
печено скотоводством на более раннем этапе, а появление государства — сочетанием ско­
товодства с земледелием. Мы знаем общества, где земледелие высоко развито, но возникло без скотоводческой по­
досновы. В этих обществах, как правило, од­
но развитие земледелия не создает достаточ­
ной классовой дифференциации для того, чтобы возникло государство. Поэтому ското­
водческие и скотоводческо-земледельческие общества прогрессивнее на этом этапе, чем чисто земледельческие, в которых не так яр­
ко выражено внутреннее расслоение обще ства. Но когда скотоводческое общество ста­
новится государством, это общество перехо­
дит на земледелие. Яркие примеры — Египет. Месопотамия. Скот приходится теперь получать извне, от соседей, стоящих на более низкой стадии развития. Из Ливии пригоняли в Египет бы­
ков, ослов, коз, овец буквально сотнями ты-
С переходом на земледелие забывается, что основа государства когда-то была скотовод­
ческой. Может быть, Тутанхамон на вопрос, почему он носит пастушеский посох и плеть, ответил бы дожившей до наших дней мета­
форой: «Я пастырь своих людей». Но эта метафора родилась из реальности. Моя работа, еще не законченная, некоторые выводы из которой я изложил, называется: «Формы хозяйства, способствующие процессу классообразования и становления государст­
ва». Подчеркиваю — только формы хозяйства. Проблем надстройки, которые чрезвычайно важны, я сейчас не касаюсь. В. М. МАССОН, доктор исторических наук. Ленинградское отделение Института архео­
логии АН СССР. — Скот становится основой для многих социальных терминов действительно в силу своей мобильности, в силу того, что живот­
ные легче меняют хозяев, чем земля. Но из этого еще не обязательно следует, что ско- , товодство предшествует земледелию. Ското-: ь->-
2 2. Чатап-Гуюк. Рестмрацм* святилища. 3. Чатал-Гуюм. Женское божество L плодородия. АЕТСЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ В связи с дискуссией редакция журнала попросила ряд истори­
ков, в том числе и тех, кто в ней не участвовал, ответить на некоторые вопросы, связанные с древнейшими цивилизациями. Итак, нам отвечают: Е. С. Богословский, кандидат исторических наук, Ленинград­
ское отделение Института восто­
коведения АН СССР; К. В. Васильев, кандидат исто­
рических наук, Ленинградское от­
деление Института востоковеде­
ния АН СССР; М. И. Дьяконов, доктор исто­
рических наук. Ленинградское отделение Института востокове­
дения АН СССР; Р. В. Кинжалов, кандидат ис­
торических наук, руководитель Ленинградской группы сектора Америки Института этнографии АН СССР; В. М. Массой, доктор историче­
ских наук, Ленинградское отде­
ление Института археологии АН СССР; Л. Н. Меньшиков, кандидат филологических наук, Ленинград­
ское отделение Института восто­
коведения АН СССР; Д. А. Ольдерогге, член-коррес­
пондент АН СССР, Ленинградское отделение Института этнографии АН СССР; В. А. Якобсон, кандидат исто­
рических наук, Ленинградское от­
деление Института востоковеде­
ния АН СССР, 1. ЧТО ТАКОЕ ЦИВИЛИЗА­
ЦИЯ? КАКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЫ БЫ ЕЙ ДАЛИ? М. И. Дьяконов. — По Энгель­
су, цивилизацией мы называем такую культуру, которая созда­
ется в условиях классового об­
щества (или послеклассового). Д. А. Ольдерогге. — Вступление в классовое общество. Р. В. Кинжалов. — В самом широком смысле цивилизации — это культуры классовых обществ. Под термином «древние цивили­
зации» я понимаю определенный и закономерный этап в развитии культуры. присущий раннеклас­
совым обществам (независимо от их абсолютного хронологическо­
го положения). Наиболее отличи­
тельные его черты, в противопо­
ложность предшествующим эта­
пам, — интенсивное земледелие, сложное социальное разделение общества, монументальная архи­
тектура, достаточно развитая письменность. 2. КАКУЮ ЦИВИЛИЗАЦИЮ «НА СЕГОДНЯ* МОЖНО СЧИ­
ТАТЬ САМОЙ ДРЕВНЕЙ? М. И. Дьяконов. — Вопрос рав­
нозначен вопросу, где возникло классовое общество. Это неиз­
вестно. На территории либо ны­
нешнего Египта, либо нынешнего Ирака. В. М. Массой. — Шумер и Еги­
пет. В. А. Якобсон. — Наиболее ве­
роятно — месопотамскую. К. В. Васильев. — Древнейшей, несомненно, является ближневос­
точная шумерская цивилизация. Д. А. Ольдерогге. — Насколько мне известно, Чатал-Гуюк в Малой Азии. Он на две тысячи лет древнее Шумера. Р. В. Кинжалов. — В древней Америке существовали три круп­
ных очага древних культур: Центральная Америка, карибская или промежуточная зона и Анд-
ский район. Развитие их не было равномерным. «На сегодня» са­
мой древней цивилизацией в древней Америке следует считать культуры ольмеков или тенесе-
ломе в Центральной Америке (приблизительные даты 1200 го­
ды до н. э. — 100 годы н. э.).Об этнической принадлежности оль­
меков до сих пор идут споры, но, по всей вероятности, они говори­
ли на одном из языков лингви­
стической группы майя. 3. КАКУЮ ДОСТОВЕРНУЮ ДАТУ С ТОЧНОСТЬЮ ДО ОД-
НОГО ГОДА МОЖНО СЕГОД­
НЯ СЧИТАТЬ САМОЙ ДРЕВ-
НЕЙ? М. И. Дьяконов. — 911 год до н. э. Начало списка ассирийских эпонимов — должностных лиц, по очереди исполнявших культовые обязанности. По ним ассирийцы считали время (как римляне по консулам). При одном из эпони­
мов отмечено солнечное затме­
ние, строго отождествляемое с точностью до часов и минут с 19 Ч Е Г О Н А Ч И Н А Е Т С Я Ц И В И Л И З А Ц И Я ^ ) у водство было важно, но есть сомнения в том, что скотоводческое общество — обяза­
тельная ступень на пути к цивилизации. И как быть с Америкой? Там скотоводство серь­
езного значения не имело. В. А. ЯКОБСОН, кандидат исторических на­
ук. Ленинградское отделение Института вос­
токоведения АН СССР. — Не надо забывать, что пастух и стадо— художественный образ, передающий отноше­
ния царя и подданных. Мне кажется, что тут дело именно в символике. Кстати, в Ме­
сопотамии масса социальных терминов, ни­
как не связанных со скотоводством. Л. Н. МЕНЬШИКОВ, кандидат филологи­
ческих наук, Ленинградское отделение Инсти­
тута востоковедения АН СССР. — В древнем Китае, где домашних живот­
ных было, по-видимому, немного, социальные термины со скотоводством не связаны. Б. ПИОТРОВСКИЙ. —В Америке скотовод­
ства действительно нет, но объединения майя и ацтеков так и не переросли в государства, все свидетельствует о замедленном темпе классообразования в Америке. Обратите вни­
мание, богатые сокровища археологи находят обычно в могилах скотоводов, среди земле­
дельцев сокровища — лишь у царей, и то ред­
ко. В. ЯКОБСОН. — Урские гробницы очень бо­
гаты. Б. ПИОТРОВСКИЙ, —Гробницы Ура отно­
сятся к догосударственному периоду Шумера, это время становления идеологии господству­
ющего класса, а она возникала на скотовод­
ческой основе. В. ЯКОБСОН.— Я не думаю, что цивили­
зация Шумера возникла на скотоводческой основе. А. Г. Л УНДИН, доктор исторических наук, Ленинградское отделение Института востоко­
ведения АН СССР. — Видимо, верно, что государство начина­
ется в условиях, когда скотоводство сочета­
ется с земледелием. Возможно, дело в том, что в земледелии благодаря этому начинает применяться тягловый скот. Мотыжное зем­
леделие не может создать достаточный уро­
вень развития производительных сил для возникновения государства, даже при искус­
ственном орошении; в государстве же зем­
леделие ведется с использованием тяглового скота. Л. МЕНЬШИКОВ. —Так обстоит дело там. где есть скот. А где нет скота? Как быть с Китаем, где скота было мало? С Америкой? А. Л УНДИН. — Чисто мотыжное земледе­
лие, совсем без тяглового скота, не мо­
жет создать государства. Может быть, исклю­
чение представляет Центральная Америка, где государства все-таки начали возникать. Впрочем, в ходе очень долгого и очень мед­
ленного развития государство там к приходу европейцев так и не успело достаточно оформиться. На мой взгляд, термин «государ­
ство» для держав Центральной Америки при­
годен очень относительно. В. ЯКОБСОН. — Мы констатируем наличие цивилизации тогда, когда в данном обществе есть значительная группа людей, не занима­
ющаяся производительным трудом. Я отно­
шу к этой группе людей и правительство, и войска, и художников, писателей — всех тех, кто не производит хлеб, мясо, одежду. А для этого, очевидно, общество должно про­
изводить достаточно большой прибавочный продукт, чтобы можно было этих людей со­
держать. На базе скотоводства или на базе земле­
делия это возможно? На мой взгляд, в древ­
ности на базе скотоводства государство об­
разоваться не может. Докочевое скотовод­
ство, скотоводство до одомашнивания лоша­
ди и верблюда, дает недостаточно продук­
ции. Но и земледелие не всякое для этого годится. Трипольская культура (у нас на Днепре) как раз не сформировалась в госу­
дарство, поскольку ее земледелие давало ма­
ло прибавочного продукта. Для того, чтобы получить большой при­
бавочный продукт, в Европе нужно железо, 4—$. Иерихон... По известной легенде, стены «того городе паян от звуков труб осаждавших его воинов. Археолог и открыли остатки Иерихона, относящиеся к II тысячелетию до н. э. Но самыми интересными оказались слои, лемсащие еще ниже и датируемые VIII—VII тысячелетиями до и. з. Здесь найдены остатки древнейшег о а мире укрепленног о поселения с выложенной из камня стеной и высокой башней (вы видите эту башню на фотографии). Под полами домов были похоронены черепа с глиняными масками, как бы восстанавливающими внешность покойных. Одна из таких находок — на иллюстрации. 6. Двуречье, IV тысячелетне до и. з. Расписной сосуд и его развертка. Глядя на зти краски и линии, понимаешь, что искусство Эллады родилось не на пустом месте. 7. Шумер, XXVI век до и. з. «Штандарт мира» (условное название) — инкрустированная золотом и слоновой костью доска из царской гробницы в городе Уре, на доске изображены сцены мирной жизни древних шумеров. 8. Статуя Гудеа, шумерског о правителя. XXII век до н. в. ф вычисленным астрономами сол­
нечным затмением 863 года до н. э. В результате был датирован весь список эпонимов. Е. С. Богословский. — В Егип­
те время считали по правлениям фараонов (разумеется, «внутри» правлений действовали солнечный и лунный календари). С офици­
альным вступлением на трон но­
вого правителя счет лет начинал­
ся заново. Дата же коронации приурочивалась к праздникам и счастливым дням, до нее должно было похоронить прежнего фара­
она. Между приходом к власти и коронацией обычно проходило от 4 до 8 месяцев. Этот срок фактически выпадал из общего счета времени. В XVI веке до нашей эры жре­
цы стали указывать в записях, в какую ночь в таком-то году прав­
ления такого-то фараона впервые за лето начал восходить Сириус. По этим данным с помощью аст­
рономов как будто можно найти точные даты. Но именно как буд­
то. Мы знаем, что от времени первого летнего появления на не­
бе Сириуса зависели даты хра­
мовых праздников, а их стара­
лись приурочить и ко многим другим событиям, вроде праздни­
ков в честь государей. Поэтому указания жрецов могут быть не­
верны. Мало того. Не известно точно, где именно был начат счет срокам появления Сириуса — в Фивах или Мемфисе, а они нахо­
дятся на разных широтах. И вре­
мя начала ведения календаря по Сириусу, которое когда-то счита­
лось определенным точно, теперь падает на промежуток между 1543 и 1526 годами до н. э. Мне кажется, достоверные с точностью до года даты появля­
ются в египетской истории толь­
ко в I тысячелетии до н. э., а точнее — в VIII—VII веках до н. э., когда у нас есть воз­
можность сопоставления древне­
египетских дат с точными датами соседей Египта. В. А. Якобсон. — Все даты ра­
нее I тысячелетия до ft. э. приб­
лизительны. Существует несколь­
ко предположительных хроноло­
гий, даты которых расходятся примерно на 150 лет. К. В. Васильев. — Для древней­
шей истории Китая такой датой следует считать 841 год до н. э. Существует предложенная Дун Цзо-бинем более ранняя абсо­
лютная дата—1311 год до н.э. Она является результатом иден­
тификации упоминаемого в инь-
ском гадательном тексте лунно­
го затмения с затмением, вычис­
ленным астрономами. Эта иден­
тификация вызывает сомнения. Л. Н. Меньшиков. — С 722 го­
да до н. э. начинается книга Чунь-
Цю (Весны и Осени) — древнейшая китайская летопись. Однако есть основания назвать в качестве первой точной даты 1127 год до н. э. — начало династии Чжоу, хотя многие историки и сомневаются в точности этой да­
ты. Очень похоже, кроме то­
го, что последние находки га­
дательных костей подтвердили указания на даты правления ки­
тайских государей второй полови­
ны I I тысячелетия до н. э., содер­
жавшиеся в первых китайских исторических трудах. Первой точ­
ной датой (с той же оговоркой) теперь становится 1401 год до н. э. — начало, правления Пань-гэна, ко­
торый в том же году перенес сто­
лицу государства в район среднего течения реки Хуанхэ, вблизи ны­
нешнего города Аньян. На месте новой столицы и был раскопан холм с гадательными костями. Р. В. Кинжалов. — Наиболее древняя достоверная дата в древ­
ней Америке высечена на стеле 2 из городища Чиапа-де-Корсо (штат Чиапас, Мексика) и отож­
дествляется с 9 декабря 36 года до н. э. Более древние даты из иероглифических надписей майя МЕННОСТЬ? М. И. Дьяконов. — Спорят, шу­
мерская или египетская иерогли-
фика — конец IV — начало^ III тысячелетия до н. э. В ходе *ис-
следований то" одна, то другая письменность «уходит вперед». В. А. Якобсон. — Наиболее ве­
роятно — шумерская. Р. В. Кинжалов. — Самой древ­
ней письменностью в Централь­
ной Америке (и во всей древней А г и й Е Й ^ а miew&MHE ЦИВИЛИЗАЦИИ РАСПОЛО­
ЖЕНЫ В ПОЛОСЕ 20—4 0 ГРА­
ДУСОВ СЕВЕРНОЙ ШИРОТЫ? М. И. Дьяконов. — Древние ци­
вилизации возникли прежде все­
го в долинах рек, где легко обра­
ботать почву и сравнительно легко создать ирригацию и до­
биться устойчивых урожаев. В этой же зоне меньше прожиточный минимум. Прибавочный продукт л Г е * Ш Ш ь ЛИ СЧИТАТЬ, ЧТО КАКАЯ-ЛИБО ИЗ ДРЕВ­
НИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ БЫЛА СВОЕГО РОДА (ХОТЯ БЫ В КАКОЙ-ТО МЕРЕ) ИНИЦИА­
ТОРОМ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОС­
ТАЛЬНЫХ? М. И. Дьяконов. — Вопрос по­
ставлен неправильно. Между инициаторством и влиянием — огромное расстояние. А влияние любая цивилизация оказывает на другие. железная соха, железный плуг, а в Месопо­
тамии, чтобы устроить орошение и возделы­
вать поля, достаточно обыкновенной палки. Бурный расцвет месопотамского общества начался с момента, когда шумеры одолели реку. Кстати, согласно новейшим данным аэро­
съемок, это произошло еще до возникновения государства, хотя в такой операции должны были принимать организованное участие жите­
ли огромной территории. Общины сумели до­
говориться между собой. A. Л УНДИН. — Земледелие и скотовод­
ство на Ближнем Востоке часто развивалось параллельно, у соседних обществ, на очень близких территориях. Это было толчком к созданию цивилизации. Государство могло возникнуть путем слияния этих двух типов хозяйств. B. МАССОН. — Что касается построений Бориса Борисовича Пиотровского, должен от­
метить высокую логичность, стройность их. Однако, на мой взгляд, немалое число фак­
тов им противоречит. Возможно, мы слиш­
ком плохо знаем древнейшую историю Вос­
тока, чтобы прийти здесь к категорическим выводам. Я же сейчас хотел бы поговорить об определении понятия «цивилизация» и о том, на какие типы можно разделить древ-, нейшие цивилизации мира. Какие только культуры ни называют в последнее время цивилизациями! Появляются и «неолитическая цивилизация», и «цивилиза­
ция пастухов», и многие другие терминоло­
гические монстры. Более обоснованно при­
держиваться традиционной социологической схемы, согласно которой цивилизация — сос­
тояние общества, вступающего и вступивше­
го в эпоху классовых отношений. В 1958 го­
ду были предложены внешние критерии циви­
лизации, которые удобны тем, что их легко уловить в археологических материалах. Мож­
но сказать, что перед нами — следы цивили­
зации, если существовали города с населени­
ем более 5000 человек, письменность и мону­
ментальные архитектурные комплексы. Мощ­
ные сооружения, как показывают археологи­
ческие работы XX века, были непременным спутником древнейших цивилизаций. Они представляют престижные стройки, символи­
зирующие накопление в обществе прибавоч­
ного продукта. Ни докерамический Иерихон в Палестине (VIII тысячелетие до н. э.), ни Чатал-Гуюк в Малой Азии (VII —начало VI тысячелетия до н. э.) не попадают по этой системе в число цивилизаций. Нужны все признаки, а не один какой-то из них. Найден­
ные в Тартарые (Румыния) пиктографические таблички, явный признак письменности, сами по себе не делают пятитысячелетнеи давности культуру тех мест цивилизацией. Древнюю цивилизацию в целом можно рассматривать как общественную систему из целого ряда взаимосвязанных и взаимовлияющих элементов. В структуре общества обычно есть основные элементы, ко­
торые определяют физиономию и характер всех других элементов, а отсюда и всю структуру. Таким определяющим элементом при вы­
делении типов цивилизаций лучше всего счи­
тать экономический базис, а конкретно — зем­
ледельческую экономику. Культура, искус­
ство и идеология частично определялись экономическим базисом, частично являлись отражением особенностей народа или окру­
жающей его среды. Повышение производи­
тельности труда в земледелии, в конечном итоге, определило возможность самого воз­
никновения цивилизации. Проиллюстрируем это одним конкретным примером. По шумер­
ским нормам III тысячелетия до н. э. муж­
чине в месяц выдавалось в среднем 36 кило­
граммов зерна, а женщине—18. Семье из 2 мужчин и 4 женщин (или детей) требова­
лось 1724 килограмма. Округляя эту цифру до 2 тонн, можно заключить, по шумерским нормам урожайности, что для получения та­
кого количества зерна было необходимо поле в 7з гектара. Действительно, мы знаем, что в том же Шумере земельные наделы средних служащих составляли от 0,3 до 1 гектара. В настоящее время в Северной Месопотамии обработка 1 гектара требует 40—50 трудо­
дней. При любых поправках на качество ору­
дий труда, перед нами — огромный разрыв т ч v между трудом, обеспечивающим прожиточ- ™ У 8 В. М. Массой. — Инициатор — слово в данном случае не­
удачное. Великие цивилизации оказывали влияние на своих со­
седей, нередко стимулируя эко­
номические, социальные и куль­
турные процессы, ведущие к сло­
жению цивилизации. Цивилиза­
ции второго порядка порою использовали уже сделанные от­
крытия. Таково, например, рас­
пространение письменности в форме клинописи в Передней Азии. В. А. Якобсон. — Нельзя. Д. А. Ольдерогге. — Район воз­
никновения цивилизации, подоб­
но району очеловечивания, не мо­
жет быть ограничен каким-либо одним определенным пунктом, но можно очертить район возникно­
вения множества сходных по развитию обществ. Это Перед­
няя Азия, долины Инда и Нила. Р. В. Кинжалов. — История по­
казывает, что усвоить какое-либо техническое открытие или идео­
логическое новшество может только народ, находящийся на приблизительно одинаковой ста­
дии общественного и культурно­
го развития с народом, от кото­
рого он что-либо заимствует. Если заимствовать неоткуда, то дан­
ный народ сам изобретает необ­
ходимое, ибо он теоретически уже близок к тому. Следовательно, инициатором возникновения ци­
вилизации, в полном смысле это­
го слова, никакая из древних ци­
вилизаций быть не может. Такое утверждение, однако, совсем не исключает ситуации, при которой подошедшие уже к порогу циви­
лизации народы заимствуют у несколько вырвавшегося вперед соседа отдельные элементы циви­
лизации. В Центральной Америке таким примером может служить ольмекская цивилизация. Окру­
жающие ее древнеиндейские об­
щества восприняли от нее и раз­
вили такие элементы культуры, как письменность, мифологиче­
скую систему, устойчивый комп­
лекс символических образов, ставший обязательным арсеналом изобразительного искусства. Од­
нако все сказанное отнюдь не оз­
начает, что, не будь ольмеков, в Центральной Америке не появи­
лось бы цивилизаций майя, сапо-
теков, теотихуанакцев и других. 7. ЕСТЬ ЛИ НУЖДА В ГИ­
ПОТЕЗЕ ОБ «УЧИТЕЛЯХ УЧИ­
ТЕЛЕЙ», КАКИХ- БЫ ТО НИ БЫЛО? (более древней, чем все остальные, но пока неизвестной нам цивилизации — вроде Ат­
лантиды, например). М. И. Дьяконов. — Крайне ма­
ловероятно существование таких цивилизаций. Если они и были, то следов от них никаких не ос­
талось. В. М. Массой. — Только в рек­
ламных целях. Например, если под эту «гипотезу» можно полу­
чить средства для подлинно на­
учных исследований. В. А. Якобсон. — Нет. Д. А. Ольдерогге. — Подобные гипотезы не имеют ничего общего с наукой. Р. В. Кинжалов. — Думается, никакой нужды в такой ги­
потезе нет. Она, в первую очередь, ставит под сомнение творческие способности самих «учеников». а п р и ч и н ы (хоти б ы в САМОМ ОБЩЕМ ИЦДЕ) ТЕХ-
НИЧЕСКОГО ЗАСТОЯ НАСТУ­
ПАВШЕГО НА ОПРЕДЕЛЕН НОН СТАДИИ В НЕКОТОРЫХ (ВСЕХ?) ДРЕВНИХ ЦИВИЛИ­
ЗАЦИЯХ? М. И. Дьяконов. — Не было технического застоя. Была мед­
ленность развития. Ему могли мешать разрушительные войны, засухи, засоление почвы. В сельс­
кохозяйственной технике развитие вообще шло медленно. В. А. Якобсон. — Застоя не бы­
ло. Существует, по-видимому, за­
кон, согласно которому темп раз­
вития производительных сил с течением времени убыстряется. Поэтому на ранних стадиях раз­
вития общества этот темп был наиболее медленным. К. В. Васильев. — Для древне­
го Китая, на мой взгляд, харак­
терен поразительный технический прогресс (а не регресс или за­
стой). Другое дело, что об­
щественный прогресс тормозился стремлением всех ячеек общества к стабилизации, ориентировкой на прошлое как идеал. Д. А. Ольдерогге. — Прежде всего изоляция, но этот вопрос очень сложный. Надо иметь в ви­
ду, что остановка развития обще­
ства невозможна, но когда в те­
чение долгого времени достиже­
ния (изобретения и т. д.) незна­
чительны, — это и есть застой. Р. В. Кинжалов. — В самом об­
щем виде, думается, можно сфор­
мулировать так: любое разви­
тие — всегда скачкообразный про­
цесс. 9. КАКИЕ ЗНАНИЯ И УМЕ НИЯ ДРЕВНИХ ДЕЙСТВИ­
ТЕЛЬНО УДИВИТЕЛЬНЫ? ЕСТЬ ЛИ СРЕДИ НИХ ДЕЙ­
СТВИТЕЛЬНО ПОКА НЕОБЪ­
ЯСНИМЫЕ? М. И. Дьяконов. — Неооъясни-
мых — нет. Но всякое проявление мысли удивительно, а в тяжелых и примитивных условиях — тем более. Если бы все было объяс- . нено, ученым было бы нечего де- W 21 Ч Е Г О Н А Ч И Н А Е Т С Я Ц И В И Л И З А Ц И Я ->- ный минимум, и возможностями рабочей си­
лы. Это и было экономической основой рас­
цвета ремесел, культуры, искусства и, в ко­
нечном итоге, формирования цивилизации. Можно выделить три основных типа древ­
нейших цивилизаций. Первый тип — цивили­
зации, основанные на ирригационном земле­
делии. Этот тип наиболее распространен и представлен Шумером, Египтом, Хараппой в Индии, Китаем в эпоху династии Инь, побе­
режьем Перу в период мочика. Второй тип- — цивилизации с земледелием, основанным на тропическом подсечно-огневом земледелии. Тре­
тий тип — цивилизации с неполивным зем­
леделием средиземноморского типа, при ко­
тором основные усилия направлены на сохра­
нение в почве осадков и в связи с этим — на частую вспашку и рыхление (наиболее ран­
ний образец — крито-микенское общество). Цивилизации первого типа могут быть раз­
делены на два подтипа: централизованного ирригационного земледелия в бассейнах ве­
ликих рек (шумерский путь разбития) и ир­
ригационного земледелия при нехватке воды, как в Малой Азии. Продуктивнейшее земле­
делие (при первом подтипе) обеспечило вы­
сокие темпы исторического развития Египта, Шумера, Хараппы, Иньского Китая. В южном Двуречье только около 2500 лет отделяет появление первых земледельцев от возникно­
вения первой цивилизации. В каждой из ци­
вилизаций самостоятельно возникает своя письменность, сложные хозяйственные орга­
низмы требуют учета, земледелие нуждается в точном календаре. Высока урожайность — высока и плотность населения, появляются крупные города. Процветает многочисленная бюрократия. Цивилизации второго подтипа переживают более длительный период формирования (в Малой Азии прошло более 5000 лет от появления первых земледельцев до первой цивилизации). На Древнем Востоке они воз­
никают рядом с уже существующими циви­
лизациями первого подтипа и многое заим­
ствуют у них — в области искусства, архи­
тектуры, системы письма, иногда идеологии, в области управления. Населения здесь мень­
ше, чем в зоне великих цивилизаций, меньше и города, сравнительно редки крупные цент­
ры. Этот путь развития характерен для Си­
рии, Палестины, дохеттской Малой Азии, Се­
верной Месопотамии. Археологические иссле­
дования последних лет позволяют говорить о значительной зоне цивилизаций второго по­
рядка между Шумером и Индией — в юж­
ном Афганистане, Иране, южном Туркменис­
тане. Цивилизации второго типа представлены целым рядом центральноамериканских куль­
тур, основанных на тропическом подсечно-
огневом земледелии. Огромные успехи селек­
ции (майя в этом отношении были прямо-та­
ки гениальны) и тщательно отработанная по календарю система землепользования позво­
лили получать значительный прибавочный продукт. Однако плотность населения, види­
мо, -была невысока, крупные города редки или даже отсутствуют. Ту организующую экономическую, социальную и администра> тивную роль, которую в Месопотамии играют города, в культурах мочика и майя в значи­
тельной мере берут на себя храмы. Культур­
ные достижения Центральной Америки, вклю­
чая письменность, в большинстве самостоя­
тельны. Цивилизации третьего типа хорошо пред­
ставляет крито-микенское общество. Земледе­
лие средиземноморского типа не требовало коллективных усилий всей общины в целом, а затем и союза общин. Аграрный кален­
дарь не был таким строгим, так как судьба страны не зависела от соблюдения сроков полива. Пахотная земля лежала в отделен­
ных друг, от друга долинах, земледельцы (землевладельцы) могли свободнее решать, как и когда обрабатывать землю, это спо­
собствовало развитию личной инициативы. Темп развития оказался замедлен — почти 5000 лет от первых земледельцев до первой цивилизации. Жречество играло куда мень­
шую роль, и главные сооружения здесь но­
сили светский характер. Частичное влияние со стороны уже существующих высокораз­
витых систем, особенно Египта, не заслоняет 9. Каменная шумерская таблична. Хранится я Государе таенном Эрмитаже. Датируется концом IV тысячелетия до н. э. Возможно,древнейший известный письменный памятник нашей планеты. Связному прочтению не поддается. Речь в нем идет о передаче какиж-то ценностей (возможно, земельного участка) женщине высокого звания, возможно, верховной жрице. 10. Китай, середина II тысячелетия до и. >. Бронзовый сосуд. Больше трех тысяч лот прошло с тех пор, как ом был сделан. И все, даже неспециалисты, почти наверняка угадают по стилю, что зто — изощренная работа именно китайских ремесленников. 9 ф лать. Специфики тут у древней эпохи нет. В. М. Массой. — Древнеиндий­
ская и древнекитайская медици­
на... «Объяснить» мы ее не мо­
жем лишь с точки зрения нашей терминологии и мировоззрения. В. А. Якобсон. — Необъясни­
мых нет, есть необъясненные. Сюда относятся некоторые зна­
ния в области металлургии (бу­
лат, диффузная сварка и другое), химии (эмали, краски — например, путь, которым нашли чрезвычай­
но сложный способ изготовления "пурпура), медицины (иглоукалы­
вание, методы бальзамирования и другое), при отсутствии теоре­
тической науки. Д. А. Ольдерогге. — Удивитель­
ны, на мой взгляд, открытие до­
бывания огня, изобретение колеса и т. п. «простейшие» открытия. Не­
сомненно, многие достижения прош­
лого утрачены — секреты изготов­
ления некоторых сплавов, вин, лекарств... Р. В. Кинжалов. — Некоторые достижения древних — главным образом в области изобразитель­
ного искусства и литературы — действительно кажутся уди­
вительными. Знаменитый совет­
ский скульптор В. И. Мухина после тщательного исследования известного малого бюста царицы Нефертити говорила автору этих строк, что замечательная живость лица в этой скульптуре зависит от комбинации мельчайших вы­
пуклостей и углублений, воспро­
извести которые она не была бы в состоянии. Исследователей по­
ражает необычайная сложность и глубокая продуманность кален­
дарной системы майя. Однако действительно необъяснимых яв­
лений в древней культуре я не знаю; имеются лишь малоиссле­
дованные. 10 СУЩЕСТВОВАЛИ ЛИ ДО НОВОЙ ЭРЫ КОНТАКТЫ МЕЖ­
ДУ СТАРЫМ И НОВЫМ СВЕ­
ТОМ? М. И. Дьяконов. — О контактах нам не известно. Финикийская надпись, обнаруженная в Брази­
лии, скорее всего подделана. Но в принципе не исключено, что ко­
рабли, вышедшие в Атлантиче­
ский океан, могли попасть в Юж­
ную Америку Вот вернуться им было, видимо, уже невозможно. В. М. Массой. — Конечно. Ина­
че и человек там бы не появился. В. А. Якобсон. — В историческую эпоху — более чем сомнительно. К. В. Васильев. — Контакты, не­
сомненно, были, но доказательств их в материалах дальневосточной цивилизации нет. Д. А. Ольдерогге. — Важных для истории — не было. Но, скажем, алеуты в Азии и индейцы тлинки-
ты в Северной Америке явно не случайно носили одинаковые плас­
тинчатые панцири. Р. В. Кинжалов. — Контакты между Старым и Новым Светом до нашей эры и в первых веках нашей эры были. Достаточно вспомнить культуры Вальдивиа (рубеж IV—III тыс. до и. э.) и Байя де Каракес в Эквадоре (око­
ло рубежа н. э.) — их керамика явно напоминает восточноазиат-
скую; сообщения римских ученых Помпония Мелы и Плиния о лод­
ке с индейцами, пригнанной бурей к берегам Германии (I век н. э.); голову римской статуэтки, найден­
ную при раскопках в Калиштлау-
хуаке (Мексика), и другое. Од­
нако важно подчеркнуть, что ни один из контактов не ока­
зал (и не мог оказать) какого-
либо решающего влияния на раз­
витие культуры в Новом или Ста­
ром Свете. 11. ЧТО НЕОБХОДИМО ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ (МЫ ВЕДЬ ЗНАЕМ ЦИВИЛИ ЗАЦИИ БЕЗ КОЛЕСА. БЕЗ СКОТОВОДСТВА И ПР.)? М. И. Дьяконов. — Для разви­
тия цивилизации достаточно воз­
можности создания прибавочного продукта. В. М. Массой. — Земледельче-
ско-скотоводческая экономика с большим прибавочным про­
дуктом, позволившим развить­
ся ремеслам, искусствам и точ­
ным знаниям. Д А. Ольдерогге. — В конце концов письменность. Она лучше обеспечивает преемственность знаний (хотя до того было ве­
лико значение устной традиции). Р. В. Кинжалов. — Для разви­
тия цивилизации совершенно не­
обходимо наличие интенсивного земледелия. 12. КАКИЕ ВАЖНЕЙШИЕ ПИСЬМЕННОСТИ ПОКА НЕЛЬ­
ЗЯ СЧИТАТЬ РАСШИФРОВАН­
НЫМИ? М. И. Дьяконов. — Важнейшая древняя письменность, нуждаю­
щаяся в расшифровке, — прото-
библосская, видимо, предшествен­
ница финикийской. За ней, по-мое­
му, скрывается тайна алфавита, который во всем мире восходит к финикийскому письму. Затем письменности майя, микенская, протоиндская, протоэламская. письменность Кавказской Албании. В. М. Массой. — Хараппскую и, пожалуй, майя. Фестский диск. 3, А. Якобсон. — Протоиндий-
22 самобытный характер значительной части культурных достижений, ускоренных большим развитием здесь личной инициативы. Л. МЕНЬШИКОВ.— Я филолог, специа­
лист по древнекитайской литературе. То, что я буду говорить, мне известно скорее как читателю, чем историку, но читателю квали­
фицированному, поскольку Китай — страна, которую я изучаю. С тем определением цивилизации, которое здесь давали, можно согласиться, но нужно обязательно добавить, что в понятие цивили­
зации, по-видимому, входят не только опре­
деленные общественные отношения, но и их осмысление со стороны людей. Для того, чтобы можно было осмыслить, осознать новый общественный опыт, по-види­
мому и появляется письменность, которая, по определению Маркса, является признаком если не государства, то его зарождения. Ки­
тайская цивилизация опирается в основном на земледелие. Самые ранние из найденных в Китае письменных памятников относятся только к XV веку до н. э. Дописьменный период мы знаем явно недостаточно. Однако, если го­
ворить о древнейшем Китае, то, судя по имею­
щимся материалам, говорить о широком разви­
тии скотоводства здесь не приходится. Среди изображений домашних животных мы видим только кур и собак. Но таких случаев, когда термин «благо действие» передается знаком «коза» или «рогатый скот», в Китае очень много. Види-
11. Перу, I тысячелетие и. э. Индейская культура мочииа. Сосуд ш форме гояоеы еоине. Каким современным кажется это скульптурное изображение! 12. Перу, культур* моиика. Сосуд, «обряжающим старужу. мо, дело, действительно, в подвижности ско­
та и в том, что он сравнительно широко уча­
ствовал в обмене, становясь признаком бо­
гатства. Имело свои особенности китайское земле­
делие. В Китае проблема была не в недо­
статке воды, а в том, что вода в реках под­
нималась слишком быстро, угрожая и полям, и селениям. Реки надо было прежде всего обуздывать. Древнейшие письменные источники по ис­
тории Китая — надписи на гадательных ко­
стях. В обычаях древних китайцев было сле­
дующим образом испрашивать волю богов. Когда не знали, как именно поступить в ка­
ком-то конкретном случае, соответствующий вопрос записывали на щитке черепахи, лопат­
ке коровы или другой кости и бросали эту кость в огонь. Затем смотрели, как именно эта кость растрескалась, что больше напоми­
нает узор из трещин — знак счастья или знак несчастья. Использованные кости хранили. Их дошло до нас больше 100 000. О чем надписи на них? Об охоте, о войне, о земледелии; о скотоводстве если и говорится, то в связи с принесением скота в жертву богам. Сожалею, что не могу присоединиться к теории Бориса Борисовича Пиотровского, но я давно заметил, что древний Китай выдуман специально для того, чтобы опровергать вся­
кие заранее предложенные теории. Б. ПИОТРОВСКИЙ. —Но Китайское го сударство возникло значительно позже, чем Египет и Месопотамия. Большее расстояние отделяет здесь государство от первых земле­
дельцев. Почему? Потому что в Китае из-за меньшей роли скотоводства позже возникли классы, позже возникло общественное раз­
деление труда. В. ЯКОБСОН. — Должен сказать, что пись­
менность возникает для куда более прозаи­
ческой деятельности, чем та, о которой гово­
рил Лев Николаевич Меньшиков. В Шумере письменность явно возникла прежде всего для счетоводства. Л. МЕНЬШИКОВ. — В Китае, насколько нам известно, в первую очередь фиксировались гадания. Это документ о государственной жизни, конечно, уже на сравнительно позд­
ней стадии, а о более ранней мы почти ниче­
го пока не знаем. Б. ПИОТРОВСКИЙ. — Ну, тут спор идет уже о частностях — разумеется, частностях только по отношению к проблеме, которую мы сей­
час обсуждаем. Р. ПОДОЛЬНЫЙ. — По главному вопросу «круглого стола» основные точки зрения выс­
казаны. Согласовать их не удалось, но наука ведь и движется вперед благодаря борьбе мнений. Спасибо. # Редакция обещает читателям продолжить в других номерах начатый нынче разговор о победах и сомнениях науки о древности. Слишком много нового дала эта наука в по­
следние годы, чтобы хоть малую часть ее открытий можно было отразить на несколь­
ких журнальных страницах. скую, протоэламскую, майя, эт­
русскую. К. В. Васильев. — Многие из нерасшифрованных сейчас «пись­
менностей»: протоиндийская, майя, кохау ронго-ронго и другие -— вряд ли когда-либо поддадутся расшифровке, так как, по-видимо­
му, представляют собой систему «сакральных» (священных) сим­
волов или символических обозна­
чений, понять которые можно только в контексте определенной культурно-религиозной модели. Д. А. Ольдерогге. — Этрусков в Европе, Мероэ в Африке, остро­
ва Пасхи в Океании. Р. В. Кинжалов. — В Централь­
ной Америке пока нельзя считать расшифрованными письменности: а) ольмеков, б) обитателей Иса-
пы и К'аминальхуйу (Гватемала), в) культуры ньюинье (штат Оа-
хака, Мексика). В Андской об­
ласти недостаточно изучено иде­
ографическое письмо обитателей Тиахуанако (Боливия). 13. КАКИХ ВАЖНЕЙШИХ ОТ­
КРЫТИЙ, ОТНОСЯЩИХСЯ К ДРЕВНИМ ЦИВИЛИЗАЦИЯМ, МОЖНО ЖДАТЬ В БЛИЖАЙ­
ШИЕ а) 2—3 ГОДА; б) 20—30 ЛЕТ? М. И. Дьяконов. — Если откры­
тия можно ждать, это не откры­
тие. В. М. Массой. — Хорошо бы найти царские погребения, но это дело случая. Систематических от­
крытий следует ожидать для эпо­
хи предшественников цивилиза­
ции — ранних земледельцев. В. А. Якобсон. — Самых круп­
ных археологических открытий следует ожидать в Центральной и Южной Америке. Но вообще это дело везения и потому не­
предсказуемо. Надо ждать но­
вых успешных дешифровок. Д. А. Ольдерогге. — Изучение фресок и петроглифов Сахары, Эфиопии, Аравии должно дать основу хронологии скотоводческо­
го окружения Древнего Востока. Археология Южной Африки и Древней Ливии может дать в бли­
жайшие десятилетия много ново­
го. Наконец, последние данные говорят о большей, чем считалось, древности цивилизаций Индоки­
тая. Я бы не удивился, если бы в долине Меконга обнаружили цивилизацию, возникшую почти одновременно с древнеегипетской. Р. В. Кинжалов. — а) Дешиф­
ровки хараппской письменности (Индия); обнаружения, по край­
ней мере, еще трех древних горо­
дов майя; находки нового пись­
менного архива крито-микенского времени; окончательного истолко­
вания этрусских текстов; б) на­
ходки полного текста рукописи Диэго де Ланды о древних майя (имеющийся текст — сок­
ращенный вариант, сделан­
ный каким-то писцом); исследо­
вания гробницы Александра Ма­
кедонского в Александрии; обна­
ружения архива письменных па­
мятников типа Фестского диска; реконструкции и восстановления древнего языка шинка (Гватема­
ла); выяснения взаимоотношений ольмеков (Мексика) и культуры Чавин (Перу); использования но­
вых типов ЭВМ для построения психологических моделей конкрет­
ных древних обществ (а возмож­
но, даже и отдельных историче­
ских личностей). 14. РОЛЬ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ «ВАРВАРСКО­
ГО» ОКРУЖЕНИЯ, И НАОБО­
РОТ? М. И. Дьяконов. — Тема для докторской диссертации. В. М. Массой. — Обычно из «варварского окружения» цивили­
зация получает сырье и рабов. Важнее — для истории, что тор­
говые, военно-торговые, культур­
ные связи стимулируют историче­
ский процесс развития самой «вар­
варской» периферии. К. В. Васильев. — «Варвар­
ская» периферия, несмотря на внешние неудобства — на­
шествия, опустошения, угон скота и т. д., — несомненно, иг­
рала в истории больших цивилиза­
ций благотворную роль катализа­
тора, а временами выступала в ка­
честве культурного и материально­
го резерва. Необходимость обороны, учас­
тие варваров в общественной жизни ускоряли одни процессы, иначе направляли другие. Был постоянный раздражитель, требо­
вавший ответных реакций. Д. А. Ольдерогге. — Большое значение и многостороннее. В основном — положительно. Р. В. Кинжалов. — Цивилизации и их «варварские» периферии на­
ходились в сложных отношениях. Важную роль играет здесь и ста­
дия развития окружающих «вар­
варов» (оседлые земледельцы, полукочевые земледельцы, кочев­
ники-скотоводы и другое) и кон­
кретные отношения (экономиче­
ские и политические) между сосед­
ними обществами, обстановка в данной цивилизации и другое. По­
этому, думается, правильнее ре­
шать этот вопрос отдельно в каждом конкретном случае. # 23 5 0 ГЕРОИЧЕСКИХ ЛЕТ В этом году исполняется полувеко­
вой юбилей со времени создания Со­
юза ССР: государственного Союза Со­
ветских Социалистических * Республик, объединившихся для совместного стро­
ительства нового общества. Какой большой путь прошла наша страна за эти пятьдесят лет! Она от­
стояла свою свободу и независимость от посягательств захватчиков, создала мощную современную индустрию, пере­
довую систему образования и систему научно-исследовательских учреждений. Шатура, Волховстрой, Турксиб, Магнит­
ка, Сталинградским тракторный и Воронежская атомная. Волжский авто­
завод, сибирские гиганты энергетики — вот вехи этого пути, и давние, и наших дней. Много сил и энергии Советское го­
сударство отдает развитию науки. Не­
многочисленные научные учреждения, тяготевшие к крупным центрам, за пятьдесят лет сменились, целой сетью исследовательских институтов, лабора­
торий, станций, охватившей всю страну. В номере пятом за прошлый год наш журнал рассказывал об одном из са­
мых молодых научных центров стра­
ны — Дальневосточном. В состав этого центра входят учреждения геологиче­
ские, биологические, инженерно-техни­
ческие, гуманитарные, вычислительный центр. Крупно, в широких масштабах начинает молодой центр свою работу. Достижения советской науки при­
знаны во всем мире. В этом номере — сообщение о новом замечательном ус­
пехе отечественной науки и техники: полете автоматических станций «Марс-2» и «Марс-3». В наши дни все больше теряет смысл деление науки на столичную и провинциальную. Лучшее свидетельст­
во тому — материалы, публикуемые В этом номере. Один — «Как из камня сделать металл» — рассказывает об интересной работе, проведенной в Мос­
ковском университете, старейшем науч­
ном центре страны. Другой — «Пилю­
ли для тайги» — о весьма перспектив­
ном исследовании, много обещающем народному хозяйству страны, которое было выполнено сотрудниками Красно­
ярского института леса и древесины. Вспоминая славное прошлое, мы пе­
чатаем на этих страницах рассказ Ге­
роя Социалистического Труда А. Исаева о работе над первым советским реак­
тивным самолетом. В следующих номерах мы будем продолжать знакомить читателей с ра­
ботой научных учреждений, располо­
женных в самых различных местах страны, с успехами науки националь­
ных республик. к а к Де л а л и п е р в ый р а к е т н ый В июне 1971 гада скончался выдающийся конструктор, Герой Социалистического Труда» лауреат Ленинской и Государственных премий Алексей Михайлович Исаев. Это был обая-
тельнейший человек, на редкость скромный и удивительно талантливый. Вместе с Александром Яковлевичем Берез­
няком Исаев сконструировал самолет с ракет­
ным двигателем — истребитель «БИ-1». Пер­
вый полет на этой машине состоялся 15 мая 1942 года. С 1944 года Исаев стал работать в области ракетного двигателестроения. Соз­
данные под руководством Алексея Михайло­
вича двигатели стояли на космических кораб­
лях «Восток», «Восход», «Союз», на автомати­
ческих межпланетных станциях. В 1965 году мне посчастливилось несколь­
ко раз встретиться с Алексеем Михайловичем Исаевым. Я записал его рассказ о том, как создавался наш первый ракетный самолет. Перед вами — запись этого рассказа, просмот­
ренная и уточненная Алексеем Михайловичем Михаил АРЛАЗОРОВ РАССКАЗЫВАЕТ А. М. ИСАЕВ Перед тем, как началась работа над истре­
бителем «БИ», мы строили в конструктор­
ском бюро Виктора Федоровича Болховити-
нова, под его руководством, эксперименталь­
ный истребитель «И». Это был самолет нео­
бычной схемы — два мотора стояли один за другим, вращая, два толкающих винта, а фюзеляж состоял из двух балок, что делало нашу машину очень похожей на летающую раму. Я был ведущим конструктором этого самолета. В том же КБ Болховитинова начальником группы механизации крыла работал Алек­
сандр Яковлевич Березняк. В один прекрас­
ный день 1938 года он подошел ко мне и предложил: — Алексей, давай сделаем истребитель-
перехватчик с ЖРД. Не помню, что я ему ответил, но думаю, скорее всего спросил: — А что такое ЖРД? Березняк рассказал, что ЖРД — тип ре­
активного двигателя, в котором кислород для горения топлива берется не из воздуха, а из жидкого окислителя. Рассказал он мне и о том, что есть «фирма», которая делает та­
кие реактивные двигатели. Наше бюро уже имело дело с другой «фирмой», делавшей реактивные двигатели другого типа — пря­
моточные. Болховитинов хотел поставить пря­
моточный двигатель на одну из наших экс­
периментальных машин в качестве ускори­
теля — дополнительного двигателя, в нуж­
ный момент прибавляющего скорость. Я сказал Березняку, что согласен, и мы (правда, неофициально) начали заниматься этой машиной. Вскоре мы узнали, что над необходимым нам реактивным двигателем ра­
ботают в РНИИ (Реактивном научно-иссле­
довательском институте). За зеленым забором этого института сто­
яли какие-то странные сооружения — это были его огневые стенды. На них отрабаты­
вались модели двигателей. Коллектив рабо­
тал над ЖРД небольшой — человек трид­
цать. Из них инженеров всего пять-шесть человек. Мы познакомились Увидели их «бу­
тылки», как называли мы камеры сгорания ЖРД. Бутылки были разные — на 150, 300 и 500 килограммов тяги. Делалась бутылка еще большая — на 1400 килограммов тяги. Она-то и была нам особенно нужна. Выглядел двигатель внушительно, а показа­
ния имел поначалу ерундовые. Отрабатывался трубонасосный агрегат для подачи в «бутылку» топлива, а мы с Березня­
ком начали проектировать наш самолет. Преж­
де всего попытались разработать тактику его применения. Перехватчик должен был обла­
дать очень большой скороподъемностью — попросту говоря, быстро набирать высоту. У нас все строилось на том, что перехват­
чик стартует в тот момент, когда враг у него над головой. Расчет был на одну единствен­
ную атаку. После окончания этой атаки са­
молет должен был спланировать на свой аэродром. Одна атака должна была уничто­
жить одну вражескую машину. Двигатель считался отработанным. Кон­
структоры предусмотрели даже многократное зажигание — пилот получал возможность несколько раз включать двигатель в возду­
хе. Месяц, вечерами, после основной работы, мы компоновали наш самолет и центровали его, правильно размещая все его агре­
гаты. Потом вечерняя работа так увлек­
ла нас, что мы забросили основные дела. Это стало заметно. Виктор Федорович начал на нас коситься, а мы в ответ усилили конспи­
рацию. Виктор Федорович, вероятно, считал, что мы занимаемся каким-то некрасивым, черным делом. Но репрессий не последова­
ло. Все кончилось тем, что мы признались, а он заинтересовался. С тех пор мы работали уже с его благо­
словения. Снова рисовали возможные кри­
вые встречи перехватчика с противником, оп­
ределяли, как лучше с этим противником сближаться. В субботу, 21 июня 1941 года, я сидел у себя дома, рисовал, размышлял. Пищи для размышлений хватало. К этому времени мы уже стали сомневаться, что получим двига­
тель с трубонасосной подачей топлива. Я подумал: а что, если вдвое уменьшить стартовый вес? Уменьшить его с трех тонн до полутора и, отказавшись от трубонасос­
ной подачи, перейти на баллонную систему подачи топлива? Из баллона топливо гнал сжатый воздух. Это упрощало конструкцию. Я просидел всю ночь, компонуя новый, облегченный вариант машины. Получилось не так-то уж плохо. Правда, радиус действия самолета стал короче, но задача решалась. К утру у меня была готова маленькая схема. 24 где все концы с концами отлично сходились. А в полдень я услышал по радио о начале войны. Как поступить? Что делать? Я терзался сомнениями, пока ко мне не пришли из парт­
кома с вопросом: — Где сейчас Виктор Федорович? Виктор Федорович Болховитинов жил на Клязьминском водохранилище, по которому любил плавать на своей яхте. Меня попро­
сили поехать за ним. Я заехал в гараж, за­
правил мотоцикл бензином и помчался за Виктором Федоровичем. Около часа я ждал, пока яхта не подоз­
ревавшего о войне Болховитинова причалит к берегу. — Виктор Федорович, война! Я приехал, чтобы отвезти вас в Наркомат. А вот то, что мы должны делать... — И я вытащил кальку с новой схемой перехватчика. Виктор Федорович сел на багажник мото­
цикла, и мы помчались в Наркомат авиаци­
онной промышленности. Болховитинов пошел к наркому, а я остался его ждать, дож­
дался и узнал, что он сделал заявку на нашу машину и получил от наркома Алексея Ива­
новича Шахурина «добро». В понедельник, 23 июня, мы с Березняком уже сидели в кабинете Виктора Федоровича и под его непосредственным руководством за­
нимались полуторатонным вариантом маши­
ны. Через несколько дней число людей, рабо­
тавших над этим самолетом, увеличилось. Виктор Федорович привлек аэродинамиков, прочнистов. Все пошло как надо. Через три недели после начала войны мы выдали про­
ект. Его подписали директор завода Бол­
ховитинов, конструкторы самолета Березняки Исаев и конструкторы двигателя. Про­
ект был отправлен Сталину. Мы стали ждать. День — ничего. Два — ничего. Никто нас никуда не зовет. Так прошел месяц. Че­
рез месяц Болховитинова, Березняка и меня вызвал Шахурин: — Иосиф Виссарионович посмотрел ваш проект и дал месячный срок на его осущест­
вление. Конечно, ожидая решения Сталина, мы не теряли времени зря. А тут, когда был наз начен такой сжатый срок, все завертелось. Наша' фирма, около тысячи человек, ярост­
но взялась за эту машину. Наша ярость по­
догревалась еще и тем, что начались бом­
бардировки Москвы. Мы были глубоко убеждены, что в наших руках — могучее средство защиты Москвы от налетов. Отсюда жгучее желание постро­
ить машину как можно скорее. Через месяц первую машину мы выдали. Это был цельнодеревянный самолет, правда, без двигателя. Но планер был, было обо­
рудование, приборы, управление. Новая ма­
шина пошла в ЦАГИ на аэродинамические испытания, а затем начались буксировочные полеты. Наш самолетик, на котором находил­
ся летчик Борис Николаевич Кудрин, опыт­
ный планерист, летал на буксире за бом­
бардировщиком «Петляков-2». Ведущим конструктором самолета «БИ» (Березняк и Исаев) с первых же дней вой­
ны стал Березняк, а я начал заниматься только двигательной установкой. Уровень реактивной двигательной техники был тог­
да очень низок. Мы плохо знали свойства азотной кислоты, которую использовали как окислитель, и многие детали сделали поэто­
му из материалов, совсем не подходящих для контактов с этой кислотой. У нас не было редукторов, способных снизить давление в 150 атмосфер в напорном баке до необходи­
мого рабочего давления. Снижать давление приходилось целой системой редукторов. Мы соорудили специальный стенд, напо­
минавший фюзеляж самолета. На нем-то и должны были проводиться испытания дви­
гательной установки. Стояли баки с топли­
вом и окислителем, стояло кресло пилота с бронеспинкой, приборы, арматура, а в хвост ставился ракетный двигатель. Из РНИИ прислали к нам на завод двух инженеров. И они начали напускать ту­
ман в прямом и переносном смысле слова. Прямой туман давала азотная кислота — бурый, непроглядный ту­
ман. Мы пропускали ее через камеру сгора­
ния, определяя секундный расход кислоты, а она дымила бурыми парами. Сейчас такой адский труд даже предста­
вить себе невозможно. Никакого дистанцион­
ного управления. Дышали этими парами. По­
чему тогда ничего ни с кем не случилось — до сих пор не понимаю. Потом перешли к огневым испытаниям. Первая порция азотной кислоты и керосин со­
здавали сначала малый факел, на который подавалась затем основная масса горючего и окислителя. Камера выходила на режим. Иногда нам удавался запуск. Первый за­
пуск получался часто, но с повторными дело не ладилось. А ведь летчик должен был в воздухе включать двигатель многократно! Конструкторы очень оберегали свое дети­
ще. Заглянуть внутрь камеры нам не давали. ЖРД был тайной. Нам очень хотелось ее разгадать. Сопло двигателя то и дело прогорало. А после остановки в камере всегда оставалась лужица смеси. .Можно ска­
зать, что у нас всегда была готовая к употреблению взрывчатка. Лето проходило. Немцы бомбили Москву, а с таким двигателем даже думать было не­
возможно о том, чтобы выпустить машину в воздух. 24 октября 1941 года нас отправили на восток. Эшелон шел на Урал. Недели две ехали, но доехалн. Прибыли в полном составе со всей нашей техникой. Мороз на Урале оказался жесточайший. На ночлег нас разместили в церкви, где мы прожили пер­
вые несколько дней. Церковь стояла на горке, а внизу, у реч­
ки, располагался старый труболитейный за­
водик, стояли две за коз ленные вагранки. Вскоре сюда же пожаловали Камов и Миль со своим геликоптерным конструкторским бюро. Здесь же работал еще один конструк­
тор, занимающийся парашютным оборудо­
ванием. Камову и Милю отдали церковь, где мы ночевали по приезде, а нам — заводик. Из старого цеха мы сделали производственное помещение и даже выгородили особое по­
мещение для .конструкторского бюро. На бе­
регу пруда мы установили стенд, защитив от ветра фанерной будкой. Так же, как и в Моск­
ве, наш стенд изображал фюзеляж. И все началось сначала. Еще одно соседство оказалось для нас весьма удачным. Неподалеку расположился испытательный институт, где работал летчик Григорий Яковлевич Бахчиванджи. Очень ско­
ро нас познакомили с Бахчи, как называли мы Григория Яковлевича. Он стал к нам приез­
жать и довольно быстро освоил машину так, что сел в стенд и стал держаться за ручки газа, запускать двигатель, одним словом, овладевать жээрдийной техникой. А шло все не гладко. Двигатель работал плохо. Однажды произошло несчастье. В этот мо­
мент меня не было на заводе. Когда я под­
ходил к нему, то увидел, как из проходной выезжает наша заводская эмка. В ней нес­
колько фигур с забинтованными головами. Оказалось, что на стенде — авария. Сильно пострадали четыре человека. Бахчи запустил двигатель. Рядом стояли ин­
женер и два механика. В момент пуска ка­
мера отделилась от головной части. Сдви­
нутые топливные баки ударили по спинке кресла летчика. Бахчи рассек бровь о прибор­
ную доску. А из порванной трубки фонта­
ном рванулась азотная кислота. Отражен­
ный фанерным ограждением фонтан ударил в трех наблюдателей,. следивших за работой Бахчи. Бахчи пострадал мало. Больше досталось его кожаному реглану, сожженному азотной кислотой, а инженер был серьезно обожжен кислотным душем. Мы помчались в больницу — не пустили. На следующий день удалось прорваться. Я-то думал, что Бахчи травмирован неудачей, но он был очень бодр и решительно заявил: — Подумаешь, Художественный театр! Выйду из больницы — будем продолжать. Две-три недели все эти ребята пробыли в больнице. А потом снова пришли на рабо­
чие места. Разумеется, мы постарались застраховать­
ся от неприятностей. Достали две мощные металлические плиты и сделали из них крес­
товину. В двух углах расположили пульт управления и камеру сгорания. В двух других — баллоны с кислотой. Эта конструк­
ция несколько гарантировала нас от опас­
ностей в момент пуска. Постепенно дело дошло до монтажа на самолете двигательной установки. Деревян­
ный планер сделали в деревообделочном цехе нижнетагильского вагонного завода. За­
вод этот в то время изготовлял, конечно, не вагоны. Делал он танки. И это соседство тоже оказалось для нас счастливым. На тан­
ковый завод был эвакуирован с Украины ин­
ститут сварки, руководимый академиком Е. О. Патоном. Сварка была очень нужна стро­
ителям танков, но и мы нуждались в ней не меньше. С помощью ученых из этого института мы стали учиться варить баллоны для горючего и окислителя. Завершив огневые испытания и смонтиро­
вав двигательную установку внутри фюзеля­
жа, мы отвезли нашу машину на аэродром. 15 мая 1942 года на ней стартовал Бахчи. Из-под хвоста летящего самолета выбросил­
ся факел. Машина полетела немного быстрее, чем обычно, и свечкой пошла вверх. Затем горизонтальный полет, короткий прямолиней­
ный участок и круто вниз. Как нам показалось, случилось что-то не то. Так оно н было. Самолет коснулся земли, одна нога подломилась, машина раз­
вернулась вокруг нее. Вид .у самолета был страшный. Мы все бросились к нему и видим, как подтекает кислота, идет бурый дымок, а Бахчи вылезает из машины. Как выяснилось, все шло хорошо, и фи­
ниш у этого полета, вероятно, мог быть другим. Подвела мелочь — лопнула какая-то трубка. Кабину заволокло парами, бурыми парами азотной кислоты. Никаких гермети­
ческих перегородок, отделявших кабину лет­
чика от горючего, конечно, не было. Бахчи посадил машину чудом. Как он не разбил самолет — не знаю. Бахчиванджи очень переживал неудачу. Считал своей: — Какая машина! Как ее понесло вверх! Как по маслу пошла, а я... Что я натворил... Но мы были очень довольны. Обнимали, це­
ловали его, успокаивали: — Не переживай! Все хорошо. Сломал машину — новую построим... Но к тому времени нам уже стало ясно, что двигательная установка все-таки слаба. И если первый полет состоялся 15 мая 1942 года, то второго пришлось ждать несколько месяцев. Он состоялся поздней осенью это­
го же года. Виктор Федорович узнал, что есть еще один товарищ, который делает ЖРД-двигатели. Мы поехали к нему. Он охотно раскрыл нам все профессиональные тайны, я никогда не забуду того доброго, что он сделал для нас в те дни. За лето мы привели в порядок двигатель­
ную установку. С осени начались полеты. Ве­
лись они регулярно. Все шло своим чередом, пока 27 марта 1943 года самолет не был вы­
пущен с заданием получить максимальную скорость. Машина неожиданно пошла вниз. Летчик погиб. Но для авиации уже была открыта новая дорога. Полеты сБИ-1» ознаменовали рождение со­
ветской реактивной авиации. ф 25 кандидат Ухо комара Ю. ЕЛИЗАРОВ, биологических наук Фото Г. Давидовича Каким образом узнают друг друга насекомые в окружающем их огромном мире, среди велико­
го множества себе подобных? Природа чрезвычайно изобретатель­
на на механизмы, служащие этим целям. Одни находят друг друга по запаху, жуки-светляки — по све­
ту, испускаемому специальными органами. Кузнечики, сверчки, ци­
кады и многие другие насекомые связываются между собой с по­
мощью звуков, издаваемых осо­
быми органами, расположенными на лапках, крыльях или теле. Органы восприятия звуковых сигналов или, если хотите, суши» насекомых также очень разнооб­
разны. Это может быть кожис­
тая мембрана и связанная с ней группа чувствительных клеток. Мембрана здесь служит подобно барабанной перепонке в нашем ухе. Некоторые насекомые «слы­
шат» с помощью длинных чувст­
вительных волосков. А усики ко­
маров, например, оснащены так называемыми джонстоновыми ор­
ганами, один из них вы и видите на фотографии. С помощью такого органа ко­
мар воспринимает звуковые ко­
лебания только той частоты, ко­
торая соответствует частоте коле­
баний крыльев летящей комари­
ки именно данного вида. Частота биений его собственных крыльев при полете несколько иная, по­
этому этот звук не воспринима­
ется собственными «ушами» кома­
ра и не мешает ему разыскивать самку. Каждому виду комара свойственна своя собственная час­
тота звуков полета. Мало того, диапазон звуковых колебаний, воспринимаемых джонстоновыми органами и лежащий в четко оп­
ределенных границах от 250 до 500 герц, не позволяет кома­
рам реагировать на многочислен­
ные «шумы», издаваемые други­
ми насекомыми. Как же все-таки устроен этот орган? Одну из главных его частей составляют погруженные внутрь комариного усика чувствительные клетки — настолько чувствитель­
ные, что они способны улавливать даже перемещения отдельных мо­
лекул. Из этих клеток построены так называемые сколопидии. прикрепленные к обратной сторо­
не ребристой пластинки. Вторая важнейшая часть джонстонова органа — антенна — на снимках она выглядит, как «ножка гриба». Колебания антенны воспринимают­
ся чувствительными клетками ско­
лопидии, откуда поступающая из внешнего мира информация идет в мозг. Замечательно, что комар может различать не только ха­
рактер и интенсивность звука, но и направление его источника, что достигается сложным расположе­
нием отдельных групп сколопидии и различной реакцией их на идущие с разных сторон звуки. Таким образом, джонстонов ор­
ган — удивительно тонко и целе­
сообразно сконструированный при­
родой прибор, хотя и не все в его устройстве достаточно ясно. Непонятно, например, для чего нужны эти бесчисленные волоски, но уж 'во всяком случае не для красоты! # 26 6,7. Боливийские горняки не спускаются • шахту, а поднимаются а нее — они добывают оловянную руду на высоте 506 4 м над уровнем моря. в,9. Национальный праздник на берегу озера Титикака. Выборы королевы картошки. 10. Резной мраморный портал собора в г. Потоси. В fit- 1 Боливийских Кордильерах на тысячу километров протянулся легендарный пояс серебряных и оловянных месторождений. Месторождения американского серебра обо­
гатили Испанию в XVI—XVII веках, до­
быча олова создает основу экономики современной Боливии. Название крупней­
ших рудников этого пояса — Потоси, Уа-
нуни, Сигло Бейнти (Двадцатый век7 — геологи запоминают еще на вузовской скамье. Минувшим летом советским геоло­
гам впервые представилась возможность увидеть их собственными глазами. Глаз геолога видит мир не так, как видит его глаз обычного пассажира само­
лета, летящего из Бразилии в столицу Бо­
ливии. Под нами — бескрайняя изумрудная равнина, прекрасная и дикая сельва, про­
резанная черными лакированными полоска­
ми рек — это истоки реки Мадейры, глав­
ного притока Амазонки. Мы знаем, там, под этим зеленым ков­
ром — древнее ядро Южно-Американског о континента, кристаллические породы Бра­
зильского щита, минеральные богатства, которые еще ждут своих первооткрывате­
лей. И вот — Анды. Гигантским уступом не­
удержимо и могуче поднимается величай­
шая горная цепь Земли над плоской рав­
ниной. Три горные цепи: Восточная, Цен­
тральная и Западная Кордильеры, тянущи­
еся с севера на юг и достигающие высот 5—6, а местами почти 7 километров. Меж­
ду Центральной и Западной Кордильера­
ми — Альтнплано (по-испански — высокое плато). Плоская плита с отметками над уровнем моря около 3200—4500 метров. Здесь зародилась одна из выдающихся цивилизаций Южной Америки и прожива­
ет большинство коренных жителей страны, индейцев. Здесь же, на границе Альтиплано и Цен­
тральной Кордильеры, находится столица Боливии — Ла-Пас: глинобитные индей­
ские постройки, испанские храмы, совре­
менные башни из алюминия и стекла, бо­
гатые особняки. ...Мы едем на машинах от озера Тити­
кака на севере до границы с Аргентиной яа юг. Путь этот далеко не прост. В Бо­
ливии есть асфальтированные шоссе, но не слишком много, и обычно едешь по пыль­
ным крутым дорогам, извивающимся бесчис­
ленными серпантинами по отвесным склонам гор, где к вниманию и осторожности при­
зывают кресты, поставленные в память о происшедшей -здесь катастрофе, или ис-
коверканпый кузов автомашины, поднятый яа пьедестал. Машины то повисают над пропастью, то вязнут в песке, а если не удается миновать брод, то с заходом солнца... мгновенно вмерзают в лед. На этом высокогорье, почти как на поверхно­
сти Луны, — днем палящая жара, ночью — мгновенный переход к жестокому морозу. Это в тропиках! ...Геологу — не привыкать к красивым пейзажам. Но здесь рука не устает щел­
кать затвором фотокамеры. Уж очень не­
обычайны, изменчивы, контрастны Боливий­
ские Кордильеры. Суровые и мрачные горы окружают ледниковые озера. В камени­
стой пустыне растут пятиметровые какту­
сы. Солончак Уюни... Это не снег! На десятки километров земля покрыта пла­
стом поваренной соли мощностью до 8—10 метров. Это уже недалеко от цели нашего путешествия. Здесь, на высоте в 4—5 ки-
43 БОЛИВИ Я Г Л А З А М И ГЕОЛОГ А лометров, работают те, кто создает главное богатство Боливии, — добытчики серебря­
ных, оловянных, свинцовых, цинковых и других руд. Горное дело вообще не относится к чис­
лу легких профессий. Труд же боливий­
ского горняка на высотах, сопоставимых с вершиной Казбека и Монблана, при весьма умеренной механизации, низкой зарплате, недостатке благоустроенных жи­
лищ поистине тяжел. В последние годы в результате героических усилий боливий­
ские горняки получили право на пенсию. В некоторых рудничных поселках открыты больницы и школы. Символом борьбы гор­
няков за лучшую жизнь являются памят­
ники, возведенные на всех крупных руд­
никах страны. Весьма символично: почти на всех памятниках горняки изображены с перфоратором и винтовкой. Самые страшные страницы истории стра­
ны были написаны в этих рудниках.- После 1544 года, когда было открыто богатей­
шее месторождение серебра Потоси, ис­
панские завоеватели извлекли из недр го­
ры Серро-де-Потоси десятки тысяч тонн серебра. Не сами, конечно. На работу в рудниках силой сгоняли местных жителей. Индейцы должны были трудиться под землей пять лет, почти не выходя на по­
верхность. Считается, что на горных рабо­
тах в Потоси погибло 8 миллионов чело­
век. (Нынешнее население Боливии — вдвое меньше.) Серебро губило одних и сказочно обо­
гащало других. В середине XVII века По­
тоси превратился в крупнейший город Юж­
ной Америки. Об этой поре в Потоси на­
поминают великолепные памятники искус­
ства. Потоси —лишь одно из месторождений, хотя и самое знаменитое в олово-сереб­
ряном поясе Боливии. Кроме него, в этот пояс входят сотни других месторождений олова, серебра, вольфрама, цинка, свинца, висмута, сурьмы. Все они располагаются в виде гигантской дуги на границе Альти-
плано и палеозойских складчатых соору­
жений Центральной Кордильеры и образо­
вались сравнительно недавно, в третичном периоде. Их формирование связано с ин­
тенсивной вулканической деятельностью, вернее, с деятельностью высокотемператур­
ных водных растворов, которые поднима­
лись из магматических очагов и отлагали руды редких, цветных и благородных ме­
таллов либо в корневых частях вулкани­
ческих сооружений, либо во вмещающих более древних породах. Земная кора здесь как бы растрескана, пересечена раз­
ломами двух направлений: меридиональ­
ными, параллельными андийским складча­
тым структурам, и широтными, ориенти­
рованными поперек складок. И как раз в узлах, пересечениях разломов распола­
гаются третичные вулканические аппараты и связанные с ними месторождения полез­
ных ископаемых! Для боливийских месторождений харак­
терны тонкие жилы, но очень богатые, с высоким содержанием металлов. Поэто­
му при сравнительно небольшом объеме добываемых руд из них извлекается много полезных компонентов, прежде всего олова. Правда, сейчас наиболее богатые жилы отработаны. Начались перебои. Горноруд­
ной промышленности Боливии нужна, как говорят, сырьевая база. А значит, нужна геологическая разведка. ...Поездка позади... Как развивать даль-
иге геологический поиск в Андах? Боли­
вийские геологи — прекрасные специалисты, они не уклоняются от наших советов, хотя и не всегда с ними согласны. Были тут и товарищеские спокойные обсуждения и весьма нелегкие дискуссии. И это естест­
венно: ведь вопрос о том, как искать но­
вые месторождения, как с меньшими зат­
ратами средств и времени их разведывать, как эксплуатировать, — это, по существу, основной вопрос развития хозяйства стра­
ны. Руды Боливии — это будущее, это на­
дежда боливийцев. # МОЛОДЕЖИ — О ПРОФЕССИЯХ Н А Л О. ЖОЛОНДКОВСКИИ В крупных промышленных центрах есть уч­
реждения, которые иногда называют треста­
ми, иногда конторами, а то и просто «органи­
зациями». Организациями по наладке. О них и рассказ. Или, вернее, о наладчиках. Строятся новые электростанции, тепло­
электроцентрали, котельные. На смену специалистам по закладке фундаментов приходят строители стен, после них, а то и одновременно, появляются монтажни­
ки. Потом специалисты по КИПу (контроль­
но-измерительным приборам) устанавливают щиты и пульты, подводят к ним пучки про­
водов и трубок, пристраивают потенциометры, манометры и прочие «метры». Наконец все готово. Осталось залить в барабаны котлов химически очищенную воду и затопить топки. Но... Еще не было случая, чтобы какая-нибудь мало-мальски мощная ТЭЦ или электростан­
ция была пущена без наладчиков. Пуск и наладка энергетического оборудо­
вания — это своя совершенно особенная спе­
циальность. Причем и она тоже делится на целый ряд узких специальностей, таких, как «наладчик химводоочисток», «наладчик тур­
бин», «наладчик КИП», «наладчик автомати­
ки», «наладчик котельных установок». А эта последняя узкая специальность тоже раздели­
лась. Есть мастаки пускать и налаживать котлы-гиганты и не менее уважаемые масте­
ра «малой энергетики». Давайте зайдем в первую попавшуюся наладочную организа­
цию, в котельный цех. Здесь — это просто комнаты со столами, за которыми инженеры составляют технические отчеты о проведен­
ной работе. Сама же работа — не здесь. Она на объектах. Там, на «аварийных» поселках ТЭЦ, и проходит большая часть жизни налад­
чиков. ««Аварийных» — это потому, что посе­
лок расположен вблизи ТЭЦ, и на случай аварии там живут сварщики, монтажники и мастера. Звонок дежурного инженера, и в ночь-полночь они мчатся на автобусе, чтобы устранить неполадку. САМУЮ МАЛОСТЬ ИСТОРИИ Когда появились наладочные организации? Говорят, первый трест по вводу в действие электростанции был создан в тридцатых го­
дах. До этого ничего подобного не было. Бы­
ли, конечно, опытные инженеры. Ездили на дутышах, шубы на меху, фуражка с бархат­
ным околышем и золотыми молоточками. Вот что мне рассказывал отец о своем однокашнике, окончившем рижский политех­
никум: «Войдет на завод, как фон-барон. Хозяин — в три погибели. «Не откажите-с, ваше высокоблагородие, взглянуть-с на котельчик-с. Машина еле тянет-с. Убытки-с терплю-с». А тот степенно и независимо заглянет в топку, протрет пенсне и скажет: «Повзвешивайте-ка мне с денек уголь и золу, замечайте, сколько воды в котел качаете. А там посмотрим. Да знаете ли вы, любезный хозяин, сколько за визит беру?» Сел «его высокоблагородие» в пролетку и ука­
тил, прихватив в портфель кульки с углем и шлаком. А назавтра, глядишь, приехал опять, на линейке с полчаса посчитал и дал полный рецепт: как режим топки вести, в какое место колосников, когда и сколько ло­
пат угля бросать и как часто шлак выгре­
бать. Русская инженерная школа еще тогда очень высоко, котировалась во всем мире. Котлы системы инженера Шухова были вне конкуренции. Самого Шухова нередко вызывали для на­
ладки котельных агрегатов. Современники вспоминают его как господина с тростью, который флегматично осматривал котлы, для чего-то трогал пальцем налет сажи на двер­
цах топки и изрекал свое решение. Ошибок ни разу не было. Точность решения была делом чести инженера. В годы пятилеток мощность котельных рез­
ко возросла. По плану ГОЭЛРО начали стро­
ить тепловые электростанции, оснащенные котлами с механическими топками, сложным переплетением водогрейных труб, экономай­
зерами для использования тепла уходящих из котла газов. Само слово «котел» стали употреблять реже. Родилось новое, более ем­
кое слово — «котлоагрегат». Инженеры-тепло­
техники изощрялись, разрабатывая все новые и новые устройства для повышения экономич­
ности действующих котлов. Было установ­
лено, что каждый миллиметр сажи, осевший на трубах котла, по теплопроводности равен чуть ли не метровой стенке из стали. Значит, необходимо удалять сажу, не давать ей осаж­
даться на трубах. Для этого сконструировали обдувочные аппараты. Через определенный промежуток времени они струей сжатого воз­
духа сдували сажу. Котлы обрастали сотнями механизмов, ап­
паратов, приборов. ОПЫТ И ИНТУИЦИЯ «Вот вы спрашиваете, — заметил мне од­
нажды шеф-инженер К., — что важнее — опыт или интуиция? Опыт — оно, конечно, хорошо. Но и интуицию со счетов нельзя сбрасывать. Помню, нужно было запустить, наладить и сдать в эксплуатацию котлы «Ламонт» с принудительной циркуляцией: мощные насосы гоняют котловую воду. Топка под колоссальным тепловым напряжением. Сложнейшая автоматика. Возимся месяц, второй, а котел под нагруз­
ку поставить не можем. Говорят, дымосос маломощный. Сколько раз ни пытались пу­
стить котел, а температуру в топке поднять никак не могут. А незадолго до этого устро­
ился к нам один парнишка. Образование — семь классов. По книгам самостоятельно прошел все расчеты и схемы. Приглянулся он нам и взяли его на самую маленькую долж­
ность — «и. о. техника». Котлы «Ламонт» па­
рень первый раз видит, но куражу не теря­
ет. «Дайте, говорит, мне власть на три дня и выдам вам пар как из пушки!». Главный инженер завода почему-то поверил в «и. о. техника». Забегал парнишка по котлоагрега-
ту. То к кочегарам наверх, то в дымососное отделение. Выясняет подробности первых не­
удачных пусков. К вечеру угомонился. Хо­
дит по ТЭЦ задумчивый, мелом на газоходах отметки делает. Все уже ушли, а он, говорят, ночь не спал. На утро встречает главного инженера прямо у кабинета и просит одного рабочего с от­
бойным молотком. Лезет с ним в «боров» — 44 А Д Ч И К И Инженерный опыт н знание психологии людей, умение мыслить критически и одновременно педантичная скрупулезность, веселость нрава и личная храбрость, «кабинетная» усидчивость и способность рисковать, когда потребуется,— всеми этими, часто противоположными качествами должны обладать НАЛАДЧИКИ. Еще не было случая, чтобы ТЭЦ или электростанция были пущены без наладчиков. О них и рассказ, о профессии настоящих романтиков техники. это такой газоход подземный, который дымо­
сос с дымовой трубой соединяет, и прямо показывает ему место, где долбить. К обеду все было кончено. Вырубили лишнюю кладку, которая большую часть газохода перекрыва­
ла, и наскоро бетоном все загладили. «Пуск! — кричит парень. — Теперь все пойдет как по маслу». И, правда, пошло. Да так, что чуть ли не с первой же смены проектную нагрузку котел' взял. Потом уж я у него спрашивал, как это так ему здорово удалось главный дефект отыскать. «А знаешь, когда я похвастался, что пущу котел, у меня уже другого выхода не оставалось. Ушли люди с ТЭЦ, а я все брожу и брожу по котлу, как неприкаянный. Вот топка. Залез туда, побродил с перено­
сной лампочкой. Вверху трубы пароперегре­
вателя висят, как змеи перевитые. Жутко так, гулко. Вылез наружу, иду дальше. Вот водяной экономайзер. Что там может быть? Какой-нибудь монтажник телогрейку забыл? Но тогда тяга снизится не намного — не боль­
ше десяти процентов. Нет, думаю, не то. Тя­
нет меня к дымососу. Поднял люк и забрал­
ся в боров с фонариком. Вижу, прохода поч­
ти нет. Все кирпичом заложено. Планы, ви­
димо, у монтажников и строителей не сходи­
лись». Просто, казалось бы. А ведь солидные спе­
циалисты додуматься не могли. Вот тут и посудите, что важнее — опыт или интуиция? Наверное, все эти качества хорошему налад­
чику необходимы. Однако и парнишка тот был не прост. Иначе чего бы его тогда из монтажников в наладчики переманили? Вообще, искусство налаживать — это уме­
ние находить дефекты. Человек, не привык­
ший мыслить критически, никогда наладчиком не будет. Возьмем, к примеру, песню «Как в степи глухой умирал ямщик». Что, кроме жало­
сти, она вызывает у вас? Если ничего — не идите в наладчики. Наладчика прежде всего поражает алогизм: почему он, здоровый и сильный, уходит, забирая коней и обручаль­
ное кольцо, а товарища оставляет умирать от холода в «той степи глухой»? У наладчика ум привык к логическим по­
строениям. Он ничего не берет на веру. Он наладчик — и этим все сказано. МОЖНО ЛИ СДЕЛАТЬ КАРЬЕРУ? — Наладчиков везде берут с удовольст­
вием, — говорит начальник цеха П. — Можно пойти в любой НИИ, можно стать проектан­
том, можно занять пост начальника цеха, а то и главного инженера ТЭЦ или электро­
станции. Проработал два года на наладке — считай, имеешь пятилетний стаж эксплуата­
ционника. Что значит — пустить и наладить ко­
тел? Прежде всего, для этого необходимо досконально его узнать. Пролезть на животе все, начиная от химводоочистки, кончая тур­
биной. Каждый вентиль, каждую задвижку нужно своими руками попробовать. На пуске никаких случайностей быть не должно. От­
ветственность громадная. На тебя люди смот­
рят. Ты представляешь собой лицо организа­
ции. Сказал слово — значит оно должно быть веским. Принял решение, назад уже не попя­
тишься. Назначил пуск — не суетись. Помню, однажды меня начальник ТЭЦ даже упрек­
нул: «Какой вы, друг мой, индифферент­
ный!». А я говорю: «В нашем деле иначе нельзя. Если на каждом объекте я пережи­
вать буду, — никаких нервов не хватит. Это ведь у вас за всю жизнь один-два пуска мо­
жет случиться, вот вы и волнуетесь». И с людьми нужно уметь ладить. Когда нужно, самолюбие свое суй в карман. Старый коче­
гар, опытный слесарь могут иногда дать един­
ственно правильный совет. Вот нас упрекают, что при таком богатейшем практическом и теоретическом опыте редко кто из нас защи­
щает диссертации. Конечно, упрек справед­
лив. Писать научные отчеты наладчики уме­
ют, считать и анализировать тепловые балан­
сы тоже. Эксперимент могут на объекте по­
ставить самый филигранный. Но о степенях, званиях и высоких должностях настоящие наладчики как-то не думают. Ведь тогда нужно будет на веки проститься с любимой специальностью. Хотя были и у нас товари­
щи, которые «защищались», но потом все равно приходили обратно, в наладку. На наш взгляд, хороший инженер-наладчик — самое высокое ^звание. НАЛАДЧИК — ПСИХОЛОГ Есть люди, которые хорошо чувствуют себя в любом коллективе. В домах отдыха и тур­
походах такие становятся заводилами. В кругу друзей — душой общества, на работе— застрельщиками всевозможных дел. Таких принято называть коммуникабельными. Коммуникабельность — необходимое качест­
во наладчика. Молчальник, замкнутый в се­
бе, пусть даже и очень способный, не прове­
дет ни пуска, ни наладки. Сумеешь сблизить­
ся с людьми, найдешь общий язык с каж­
дым — сделано полдела. В товарищеском, чи­
сто человеческом разговоре тебе откроют, чем какой механизм болеет, чего от него можно ждать во время пуска и эксплуатации. На техническом совещании этого не скажут. Представители субподрядных организаций, блюдя пресловутую «честь мундира», будут утверждать, что качество оборудования вы­
ше всех похвал, что монтаж сделан согласно всем техническим требованиям, что проект не имеет никаких огрехов. Одно то, что наладчика пригласили руко­
водить, ставит его в некое привилегирован­
ное Положение. Не дай бог, если у него от чувства собственной значимости закружится голова. Успеха ему не видать. Вот случай, о котором мне рассказал начальник ТЭЦ од­
ного уральского завода: «Все было готово к пуску. Оборудование смонтировано, ток под­
ключен, в помещениях чистота. Ждали на­
ладчиков. Приезжает бригада. Руководи­
тель — в модных очках без оправы — собира­
ет представителей проектной, монтажной и строительной организаций, раскладывает чер­
теж, достает двухцветный карандаш и спра­
шивает: «Ну, товарищи, каким вам сделать проект? Красным или синим?» И, действи­
тельно, начинает перечеркивать весь проект. Вскоре на листе не остается живого места. Оказывается, котел нужно опустить на пол­
тора метра, дымовую трубу поднять, а там, где смонтированы питательные насосы, уста­
новить дутьевые вентиляторы. Может быть, в чем-то этот товарищ был и прав, но свою правоту он изложил в таком обидном для окружающих тоне, что с пер­
вого же дня его невзлюбили. Мало того, что никто ему не хотел помочь, — каждое, даже самое дельное, его предложение встре­
чалось в штыки. Эмоции правят миром! Наладчик без авторитета — белая ворона сре­
ди коллег. Такого даже гнать не надо, он и сам долго не проработает». ДЕНЬ ИКС Испытания котлоагрегата. К этому ответ­
ственному делу готовятся со всей тщатель­
ностью и серьезностью. Уже назначен «день икс». Нужно, чтобы каждый досконально изу­
чил свой объект, подготовил наблюдателей, научил их работать на приборах, разъяснил всю важность предстоящих испытаний и со­
ставил график, по которому они должны де­
лать замеры параметров котлоагрегата. Ка­
залось бы, ничего сложного в этих испытани­
ях нет. Нужно замерить, сколько топлива поступает на определенное время в топку и сколько пара дает котел. Топливо имеет свою теплотворную способность. Помножив ее на вес, можно узнать, сколько тепла было зат­
рачено. А умножив общее количество выра­
ботанного пара на его теплосодержание, можно узнать, сколько тепла получено. Раз­
делив полученное тепло на затраченное, узна­
ем кпд. Допустим, 70 процентов. А куда же делись недостающие 30 процентов? Ведь да­
же в масштабах котла средней мощности это целый эшелон угля. Где-то, добывая уголек, работала армия шахтеров, потом его везли через всю страну, а тут — из десяти эшело­
нов три вильнуло хвостом и вылетело в тру­
бу. Цель испытаний — узнать, куда подева­
лись эти три эшелона, чтобы потом свести баланс тепла и по возможности перекрыть все его утечки. И вот балансовые испытания. Котел опу­
тан проводами и шлангами. Повсюду прибо­
ры. Каждые десять минут дежурный бьет по рельсу железной палкой. Б-о-о-м! — и десятки наблюдателей подходят к приборам и запи­
сывают показания. Несколько девушек в это же время заполняют дымом стеклянные колбы и определяют содержание азота, кислорода, водорода, угарного и углекислого газа. Это очень ответственный анализ. Если кислорода в дымовых газах мало — это плохо. Значит, топливо сгорает не полностью. Если много— тоже нехорошо — в топку поступает излишний воздух и снижает в ней температуру. Словом, это альфа и омега испытаний. Доверяют эту работу в основном девушкам. Они как-то лучше манипулируют со стеклянными крани­
ками и бюретками, точнее записывают пока­
зания, не отлучаются на перекуры. Шеф-инженер мечется по котельной. То вверх, то вниз бежит по железному трапу. Нужно посмотреть, как взвешивают уголь, какой уровнь воды в котле, как работают ды­
мососы, проверить, правильно ли отбирают среднюю пробу золы. Ведь и это своего рода ритуал. То и дело раздаются удары самодельного гонга. К участию в испытаниях привлекли и кочегаров. Каждое свое действие они согла­
совывают с инженером-наладчиком и записы­
вают в* журнал наблюдений. Один за другим приходят наблюдатели и сдают протоколы замеров. Вечером в общежитии, где живет 45 Н А Л А Д Ч И К И бригада наладчиков, тишина. Идет обработ­
ка результатов испытаний. Из сотен цифр нужно извлечь корни, сложить, разделить и возвести в степень. А утром опять опыт. В 7.30 все на местах. Удар гонга — опыты продолжаются. Все серьезны, не слышно обычных шуток. Во время испытаний от на­
ладчика требуется новое качество — скрупу­
лезность. Без нее баланса не свести. Все ог­
рехи замеров и предварительных подсчетов потом, при составлении технического отчета, неизбежно скажутся. Поэтому лучше здесь, на месте, лишний раз уточнить каждую циф­
ру, чем потом, в Москве, просиживать дни в мучительных поисках ошибки замеров. Скрупулезность и педантизм плохо сочета­
ются с такими качествами, как легкость на подъем, веселость нрава, коммуникабель­
ность, смелость и самостоятельность взгля­
дов. Однако наладчик всем этим набором должен обладать в полной мере. Иначе ему долго не продержаться. Более того, он дол­
жен обладать и изрядной дозой усидчивости. По окончании испытаний он целый месяц си­
дит в кабинете и пишет отчет. ТРУСЫ НЕ ПУСКАЮТ КОТЛЫ Наладчику не прожить жизнь без того, чтобы хоть раз не оказаться перед дилеммой: рисковать или не рисковать. Далеко не всег­
да в технике риск — благородное дело. По­
рой риск преступен. Вот пример. Областной центр готовился к празднованию 1-го Мая. Сталевары встали на предпраздничную вахту, ткачихи готовили стране свои подарки. В театрах — аншлаги. Руководитель пуско-наладочной бригады, ко­
торая в эти дни заканчивала испытания мощ­
ного котла ТЭЦ, не выдержал искушения и решил поразить областное руководство. Котел был снабжен топкой с БЦР, беспровалыюй цепной решеткой. Уголь сыплется на нее из бункера и, как по конвейеру, въезжает в рас­
каленную топку. Вроде бы все просто, но созданию БЦР предшествовали длительные научно-исследо­
вательские работы. Есть угли, шлак которых при высокой температуре начинает течь. Он легко мажет «запечатать» отверстия колос­
ников, и тогда... воздух в зону горения не сможет проникнуть. Для такого топлива БЦР не подходит. Но отчаянный наладчик решил рискнуть. Эксперимент провели в канун праздника. По его команде на БЦР направили обычный антрацит. Через полчаса все было кончено. Го­
рение в топке прекратилось, стрелка манометра упала почти до нуля и турбогенератор оста­
новился. Горе-экспериментатор сидел в душе­
вой комнате, обхватив голову руками, и рас­
качивался из стороны в сторону. Телефон в кабинете звонил не переставая. В городе ос­
тановился трамвай и погасла иллюминация. И все же риск — благородное дело. На­
ладчику без него нельзя. Он присутствует и при испытании котла на паровую плотность, н при его щелочении, когда внутрь заливают крепчайший раствор каустической соды, и при первом растапливании топки. Нечетко по­
данная команда, лишнее движение — и беда неминуема. Лишь недавно избавились от од­
ной из наиболее рискованных операций — раз­
рушение пиками наростов золы на сводах толки. Многометровой стальной пикой расше­
веливали раскаленные горы, нависшие на вы­
соте двухэтажного дома. Многотонная гро­
мада рушилась в опасной близости от чело­
века, защищенного лишь фартуком и асбе­
стовым капюшоном. Теперь изобретатель из города Грозного Геннадий Корнеев построил пневматическую пушку, стреляющую чугунными шарами. Мет­
кий выстрел с безопасного расстояния, и тон­
ны золы обрушиваются вниз. Такие устрой­
ства начали выпускать на московском заводе «Котлоочистка». Пользование ими не связано ни с каким риском. Изобретены термозащитные костюмы, ши­
роко применяются различные ограждения, муфты безопасности, реле, сигнализирующие о превышении давления, и надежные регуля­
торы уровня воды в котлах. Но риск все же остается. Человек отделен от бушующего пламени лишь сравнительно тонкой кирпич­
ной кладкой. Внутри трубопроводов — сотни атмосфер давления. Из случайной маленькой щели может вырваться тонкая, как игла, струя воды и перерезать даже бетонный столб, как кусок масла. Смелость. Как это ни странно, но она рож­
дается осторожностью и ясным представле­
нием размеров опасности. Во время пуска и наладки аварийная ситуация может сложить­
ся в любой момент. Причины этому следую­
щие: во-первых, обслуживающий персонал еще не привык к оборудованию; во-вторых, пока котел не вышел на нужный режим и не ус­
тоялось соотношение топлива и воздуха, мо­
жет образоваться взрывчатая смесь, в-треть­
их... пожалуй, достаточно. И вообще, испыта­
тель самолетов, или компрессоров, или авто­
мобилей всегда останется испытателем. Наладчики для того и присутствуют на пус­
ковых объектах, чтобы, не теряясь ни при каких обстоятельствах, отдать единственно нужное распоряжение: повернуть рычаг, на­
жать кнопку. Вот рассказ наладчика В. — Обычная история при пуске — подорвал­
ся предохранительный клапан. В таком слу­
чае нужно подойти к нему и осторожно, что­
бы не ошпариться паром, передвинуть груз на рычаге до расчетной величины. Задача из учебника физики восьмого класса. Груз должен уравновесить давление. Ждем, пока машинист проделает эту несложную опера­
цию. Но свист пара не прекращается. Кричу по специально проложенной наверх трубе: «Передвиньте груз!». Ответа не слышу. Вдруг к шуму одного клапана прибавляется вой другого. Вслед за этим подрывается третий. Громовой рев потрясает здание котельной. Обжигаясь о горячие ступени, лезу наверх. На расстоянии метра ничего не видно. На площадке лестницы с кем-то сталкиваюсь. «Стой! Куда?» Но этот кто-то прогрохотал сапогами мимо. Ощупью нашел клапаны и утихомирил. Здорово мешал пар, который заполнил все пространство над котлом. Ищу машиниста. «Ты же, говорю, мог котел погу­
бить! Ушла бы из барабана вода, и тогда пи­
ши пропало! Котел десятки тысяч стоит!». Вдруг парень встрепенулся: «Это вы бросьте, товарищ инженер. При чем здесь деньги? В нашей стране человеческая жизнь дороже всего стоит». Ишь ты, какой грамотный! Га­
зеты читает. А должностную инструкцию, вид­
но, и в руки не брал. А все по неопытности. Парень не представ­
лял себе размеров опасности. А ведь стоило бы ему только передвинуть груз на рычаге клапана — ничего бы этого не произошло. Не смог пересилить страха перед оглушительным ревом, не знал, что его жизни не грозит ни­
какая опасность. Незнание лишает сил и рож­
дает робость. ПОСЛЕСЛОВИЕ Вот и закончился несколько сумбурный, но искренний рассказ о людях удивительной спе­
циальности — наладчиках. Я побывал на ТЭЦ, где они тяжело, но интересно работали, жил вместе с ними, волновался в ожидании пуска. Потом вернулись в Москву. Мои но­
вые друзья засели за составление техниче­
ского отчета, а я — за эту статью. И вот начались звонки. Сначала позвонил один инженер. «Не называй моей фамилии. Конечно, я не отказываюсь от того, что рас­
сказывал, но, ради бога, не называй меня полным именем». Потом позвонил второй, третий и, наконец, сам руководитель. «Слу­
шай, ты там насчет техники безопасности не слишком распространяйся. А особенно о том, что мне нравится бродячая жизнь наладчика. Если жена прочтет, скандала не оберешься. Ведь я ей говорю, что меня заставляют ез­
дить в приказном порядке. А самое лучшее, во избежание кривотолков, не называй ни фамилий, ни организаций. Мало ли их в Москве: «Промэнерго», «Энергоналадка», «Энергопромавтоматика», «Энергоцветмет» н прочие «Энерго». Народ везде приблизитель­
но одинаковый и условия работы те же. Сделай это для меня. Слышишь?» Взяв ручку, я зачеркнул все имена, адре­
са и даже названия ТЭЦ и заводов. Оставил только одну свою фамилию. # Пушкин воспел летописца. Летописцам мы обязаны огромной долей того, что нам известно о прошлом Родины. Но большинство летописей, прежде чем прочесть их, требовалось еще и найти. Мы должны быть благодарны не только Несторам и Пименам, но и историкам, которые не дали пропасть их труду. Не думайте, однако, что работа по собиранию русских летописей окончена. Лучшее тому доказательство —-
находка Вадимом Ивановичем Корецким новой летописи, о которой он рассказывает читателям. Э К С П Е Д И Ц И И, 1 И С С Л Е Д О В А Н ИЯ,| j Н А Х О Д К И I A««iio(««tt4ATi *ААуШисн<уЛ Э <w( lv CAWH 4"Л «•Л Л * * ^ 'v J <Ou i» <« о Ш L ow KodCfit A.e at 06 Л J(f"Oo> nul fry П / ~*щ Кем был по социальному положению за­
мечательный русский человек XVII века Козьма Минин? Богатым купцом, — утверж­
дали некоторые историки. Но недавно най­
дена рукопись, дающая, кроме всего прочего, 46 другой, и, надо думать, окончательный от­
вет на этот вопрос. Это новая летопись, со­
ставленная в первой трети XVII века. Ее автор ясно говорит, что Минин был «от мо-
лодчих от торговых людей» — мелких торгов­
цев, наряду с ремесленниками составляющих наиболее демократическую и патрио­
тически настроенную часть посадского насе­
ления. {Недаром, выходит, князь Катырев-
Ростовский писал с высокородным превосход­
ством в своем сочинении о «смуте», что Ми­
нин «убогою куплею питался».) Обычно на пост земского старосты избирались торговцы из «лучших» и «средних» посадских людей — победа «молодчего» Минина яркое свидетель­
ство как исключительности момента, так и и роскошно иллюстрированные официальные летописные своды, призванные увековечить политику московских государей». Граф Алексей Сергеевич Уваров, известный русский историк-археолог XIX века, завещал музею ценнейшее собрание рукописей. Среди них был фолиант из трехсот пятидесяти лис­
тов в богатом кожаном переплете с золотым тиснением. Последние 40 листов из него и занимала летопись. Нельзя сказать, чтобы этот сборник не побывал в руках ученых. Но никто из исследователей не обратил внимания на то, что в конце рукописи имеется особая летопись, подробно повествующая о «смуте». Летопись открывается известием о смерти царя Федора Ивановича 7 января 1598 года НОВАЯ ЛЕТОПИСЬ О «СМУТНОМ ВРЕМЕНИ» В. КОРЕЦКИЙ, кандидат исторических наук й л ufi и /£ v ля о < ic ( $ (Шла 1*<*к.кс v< Ь и ^>7К**<>*•* & С"4 лЪ 1 с ь £ °* : с Г И Л? i JZ ofkfc-
ПОСЛАНИЕ ЛЖЕДИМИТРИЯ I ПАТРИАРХУ ИОВУ «Царьского корени искоренителю, и первому всеа Русии изменнику, и пролития крови христианские желательному, и нелепому со-
вещателю, святительский престол правящу, златолюбием и сребролюбием властительства истинному желателю, и всякого нечестия обуз-
дателю. и в место правительства достойному разрушителю, и от дел своих доблию похвалу приимшему, и христианские крови многие ис­
полнителю, реку, истинному епарху, патреар-
шеский престол святительства держащему, Иеву Московскому и всеа Русии радоватися. И собравшимся на ны, восписах тебе похва­
лу сию противо трудов твоих и пощенья, еже в сия времена содеваеши и вооружаеши, со-
вещаеши, яки же к погублению на ны и ко утверженью и отриновению православные ве­
ры хотя нас лишити проклятием своим и ложным собором нашего праотеческого царь­
ского престола, еже на нас не божески, но яко злодейски и богомерски и богоненависным своим собором вооружился еси проклятию вдати нас, и попрать, и лишенных сотворити нас праотеческого престола нашего наследия. Но бог, елико возхощет, то и сотворит с на­
ми и споспешествует нам во всем, яко же его всесильная и всещедрая десница водит на ны, а мы противу трудов молитву и лоще­
ния и воздання нам щедрот подательства твоего, еже на ны соборне вооружася, сотво­
рил еси и ныне твориши, должны тобе по чес­
ти и с сущими с тобою дарованья воздати. И елико бог возхощет, коль когда всещед-
рый и вседержащий и всесильный и всеми­
лостивый бог по велицей своей милости и щедрости изволит нам быти у прародителей наших отчине и на отца нашего престоле, то по делам вашим воздам вам». поразительного организаторског о таланта Козьмы Минина, самой жизнью выдвинутого в зачинатели Второго ополчения. И Пушкин, выходит, был точен, вспоминая время, «ког­
да тягался с поляками нижегородский меща­
нин»— ведь в пушкинское время мещанами называли обычно как раз относительно низ­
шие слои городсхого люда. Находки летописных свидетельств о «сму-
те>, драматических событиях начала XVII века, чрезвычайно редки. Новая летопись найдена в Отделе руко­
писей Государственного Исторического музея, одного из богатейших рукописных хранилищ страны, в стенах которого хранятся и нов­
городские берестяные грамоты, которые адре­
саты часто выбрасывали, едва успев прочесть, и о «пресечении царского корня» — династии И. Д. Калиты, последним представителем ко­
торой он был («И ту преторжеся царский корень»). Ее первые слова — «Toe же зимы генваря в 7 день преставися благоверный и христолюбивый праведный христианский царь и великий князь Феодор Иванович самодер­
жец всея Руския державы...» — свидетельст­
вуют о том, что рассказ начат был раньше. Год где-то впереди был уже указан, и летописец не считал нужным повторяться, ограничиваясь простыми отсылками: «того же года», «тое же осени», «тое же зимы». Поскольку в даль­
нейшем в летописи упоминается о гибели ца­
ревича Дмитрия в Угличе, о «заклятье», на­
ложенном Иваном Грозным на переход крестьян от одного помещика к другому, и об опричнине. Надо думать, в ней описыва­
лись и другие события XVI века, по крайней мере, с середины шестидесятых годов. За­
кончена летопись была в начале тридцатых годов XVII века: летописец знает о смерти царя Василия Шуйского в Польше, в плену, 12 сентября 1612 года и о погребении его там «на распутиях» между Краковым и Вар­
шавой, но ему ничего не известно о перене­
сении тела Шуйского в Москву при Михаиле Федоровиче, в 1635 году. Летописец следит за тем, что происходит в Москве, Новгороде, на северо-западных и южных границах, вплоть до Северного Кавка­
за, где в Тарках вероломно вырезали русский гарнизон. Подробно повествует он об аван­
тюре первого самозванца, восстании И. И. Бо­
лотникова, действиях тушинского лагеря, освободительном походе князя М. В. Скопи-
на-Шуйского из Новгорода в Москву, орга­
низации Нижегородского ополчения во главе с Дмитрием Пожарским и Козьмою Мини­
ным. И всюду сообщает новые, нигде кроме этой летописи не встречающиеся факты, име­
на, даты. Вчитываясь внимательно, замеча­
ешь особый интерес, особое пристрастие ее автора к западным уездам России — Велико-
луцкому, Торопецкому, Ржевскому, Холмско-
му и Вельскому. Здесь и рассказы о страш­
ной буре, «воставшен з западу из Литовского государства», пронесшейся над этими уездами, и о песчаной горе, поднявшейся внезапно на озере Бросне в Холмском уезде, и о небес­
ных знамениях, наблюдавшихся в той же стороне, предвещавших, по представлениям летописца, тот самый известный под именем «смуты» общественный ураган, эпицентром которого стала русская столица. Приезды послов, размежевание границ, устройство за­
став, ход борьбы с интервентами на западе России впервые изложены полно и четко. При этом особое внимание уделено Вельскому уезду. Летописец знаком с такими подробно­
стями, связанными с городом Белой и его уездом, которые отсутствуют в других лето­
писях. Так, он знает, что тушинцы захватили Марину Мнишек, отпущенную Василием Шуй­
ским с отцом в Польшу, «за 30 верст от Бе­
лой в селе в Верховье». Часты указания, что то или иное событие происходило «тут на Белой». Все это заставляет признать, что летопись составлялась на западе России, скорее всего в районе Белой, причем ее соста­
витель использовал какие-то местные сказа­
ния и летописи, записи и устные рассказы местных служилых людей, современников и участников событий. Летопись отражает интересы провинциаль­
ного дворянства. Тщательно отмечаются в ней все случаи участия «земли» (под которой составитель понимает прежде всего служи­
лых людей) в решении общегосударственных вопросов, все факты жалования центральной властью провинциальных дворян, будь то при царе Борисе или при Лжедимитрин 1.*И, ко­
нечно, участники восстания Болотникова для летописца — «кровопроливцы», «богоотступ­
ники», «царьские искоренители». Уникальны сообщения летописи о запреще­
нии крестьянского выхода при Иване Гроз­
ном {очевидно, имеется в виду указ 1581 го­
да о «заповедных летах») и его частичном возобновлении в течение двух лет при Бори­
се Годунове. «Того ж году (1601 — В. К.) на зиму царь Борис Федорович всеа Русии нарушил зак­
лятье блаженные памяти царя Ивана Василь­
евича всеа Русии и дал хрнстианом волю, вы­
ход межу служилых людей, окроме бояр боль­
ших и ближних людей и воевод, ко­
торые посланы по дальным городом. И в том межу служилых людей учинил велику зело скору (ссору, вражду, — В. К.) и кровопро­
литие». Идеализируя, как это было свойственно дво­
рянам в первой половине XVII века. Ивана Грозного и его законодательство по крестьян­
скому вопросу, летописец в то же время рез­
ко осуждает Годунова за нарушение «закля­
тья» Ивана IV, чем был нанесен ущерб ин­
тересам рядовых служилых людей. Разрешив выходы крестьянам, царь Борис внес в среду провинциального дворянства раздоры, тяжбы и кровопролитие. Поместья и вотчины служилых людей запустели, а сами они впали в «великую 47 Н О В А Я Л Е Т О П И С Ь О «С М У Т Н О М В Р Е М Е Н И » скудость» и «в ненависть». Начало «смуты» среди них летописец относит к этому време­
ни, ясно показывая, что именно эти полити­
ческие меры царя Бориса во многом подготови­
ли почву для прихода Лжедимитрия, поддер­
жанного значительным числом дворян. Интересно, что вступительная часть Собор­
ного уложения 1607 года Василия Шуйского, наоборот, утверждает, будто «при царе Иване Васильевиче... крестьяне выход имели воль­
ный, а царь Федор Иванович, по наговору Бориса Годунова, не слушая советов старей­
ших бояр, выход крестьянам заказал и у ко­
го колико тогда крестьян где было книги учи­
нил». Споры о ходе закрепощения крестьян, занимающие историков до сих пор, начали, таким образом, уже современники. Столкнувшись с недовольством служилых людей, царь Борис резко изменил курс и из­
дал закон, подтверждавший запрещение выхо­
да («велел заповедати, что впредь выходом не быти, отказать»). Однако обуздать разбу­
шевавшуюся стихию Борис Годунов, потеряв­
ший поддержку рядовой служилой массы, уже не смог. И как только внутриполитиче­
ский кризис дополнился внешнеполитическим, все здание внутренней политики царя рухну­
ло, неся гибель Борису и его династии. Особый интерес представляет включенное в летопись послание, направленное самозванцем патриарху Иову. Ни один из известных сто­
личных летописцев или публицистов не ре­
шился воспроизвести его, очевидно, из-за от­
кровенно издевательского тона по отношению к первому русскому патриарху. Провинциаль­
ный же летописец сохранил этот оригиналь­
ный памятник литературных упражнений са­
мозванца, из которого можно заключить, что под личиной «царя Дмитрия» скрывался имен­
но Григорий Отрепьев, в прошлом приближен­
ный к Иову черный дьякон, писавший по его поручению каноны и имевший возмож­
ность наблюдать патриарха в повседневной жизни, чем он и не преминул воспользовать­
ся, составляя свое послание. После победы самозванец лишил Иова патриаршества и от­
правил в Старицкий монастырь. Летопись содержит ценные сведения о первой Крестьянской войне в России. Крестьянский вождь Болотников охарактеризован как «всему злу вор и завотчик и всех дел начальник», даны подробные описания ряда сражений, осады Калуги и Тулы. Важны известия летописи о Козьме Мини­
не и об организации им и князем Дмитрием Пожарским Второго ополчения, военным ядром которого поначалу стали служилые люди за­
пада России. Понятна заинтересованность в судьбе опол­
чения западных служилых людей — смоль-
нян, белян, дорогобужан, вязьмичей, брянчан, рославцев... Их родной край был захвачен польскими интервентами, их поместья разо­
рены, а сами они обречены на скитания, го­
лод и нищету. Летописец специально отмеча­
ет, как хорошо были обеспечены служилые люди в ополчении Пожарского и Минина: «Учинили ратных людей сытых и конных и вооруженных и покойных и запасных». Причины событий наш летописец склонен искать в отличие от летописцев из церковных кругов не в божьем провидении или кознях дьявола, а прежде всего в реальных обстоя­
тельствах. Так, переход служилых людей к Лжедимитрию II он объясняет беспо­
койством за свои поместья и вотчины, «что города их и поместья и вотчины все к вору отложилися». Летопись написана простым, выразительным языком, без затей, изобилует военными тер­
минами и оборотами. Только в редких случа­
ях отступает летописец от принятой манеры. Но зато эти отступления стоят подчас многих рассуждений. Говоря о строительстве в Крем­
ле колокольни Ивана Великого и о том, что ниже «лба» (купола) была учинена надпись о времени постройки, он добавляет — «для ведома впредь идущим родом». Так и сам он писал, повинуясь тому же могучему чувству нерушимой связи поколений, чтобы донести до нас, своих потомков, драгоценные факты русской истории в один из наиболее крити­
ческих ее моментов. И среди них такие, ми­
мо которых почему-либо прошли другие его современники. ф Рис. В. Плотно»* ДЕСЯТИРУКИЕ ВЕЛИКАНЫ Канадское правительство осно­
вало на острове Нью-Фаундленд морскую лабораторию, которая вскоре приобрела широкую изве­
стность. Ее сотрудникам удалось разгадать тайну гигантских спру­
тов. О них ходило множество легенд: они якобы нападали на людей, топили небольшие кораб­
ли, ворочали целые скалы на бе­
регах. Самое интересное, что со­
общения о них появлялись в пе­
чати редко, но с правильными интервалами, примерно каждые тридцать лет. Впрочем, этим со­
общениям мало кто верил... Со­
трудникам ньюфаундлендской ла­
боратории удалось выяснить, что в отличие от обычных спрутов, имеющих по восемь щупалец, у гигантских спрутов их десять. Размеры их огромны: до 22 мет­
ров в длину. Глаза имеют 40 сантиметров в диаметре. Вес до­
ходит до сорока тонн и более. Обнаружив гигантских спрутов, сотрудники морской лаборато­
рии сумели найти объяснение и связанной с ними тайне: почему сообщения о них появляются с промежутками в тридцать лет. Оказывается, этот период связан с Лабрадорским морским течени­
ем, которое начинается в Баффи­
новом заливе и движется вдоль берегов Северной Америки на юг, до мыса Хаттерас. Это холодное течение подчинено какому-то по­
ка еще непонятному ритму, раз в тридцать лет его воды стано­
вятся особенно холодными — вот тогда и появляются гигантские десятирукне спруты. ДЬЯВОЛЬСКИП ТРЕУГОЛЬНИК Между Флоридой, Бермудски­
ми островами и островами Вьерж в Атлантическом океане находит­
ся область, которую метеорологи и моряки называют дьявольским треугольником. С 1881 года там на кораблях и самолетах, не оста­
вив ни малейшего следа, ни ма­
лейшего осколка, ни разу не подав сигнала SOS, пропало без вести 2000 человек. В 1945 году там исчезла эскадра из пяти аме­
риканских морских охотников. На поиски эскадры вылетела гигант­
ская летающая лодка и тоже «канула в воду». Еще более тра­
гическим было исчезновение в 1918 году судна с 309 пассажи­
рами на борту. Многочисленные метеорологические и магнитные исследования этого района обна­
ружили, что эта зона является одним из двух мест в мире, где стрелки компасов показывают вместо магнитного на географиче­
ский север. Другим таким мес­
том является точное повторение Дьявольского треугольника — Мо­
ре дьявола (знаменательное наз­
вание!) — между Японией, остро­
вом Гуам и северной частью Фи­
липпинских островов. Ученые считают, что именно в этих мес­
тах совершенно внезапно начина­
ются бури и мертвые зыби. 48 • %. - .4Ш ». ••. '•* «VV ' V r^^ji *•••* V '.V t Ученые обсуждают Р. подольныя Международные научные совещания, симпозиумы, конгрессы в наше время собираются часто. Но впервые, наверное, собралась конферен­
ция, ни один из участников которой не рискнул бы назвать себя спе­
циалистом по ее теме. Зато почти каждый из съехавшихся ученых был давно и заслуженно известен как крупный специалист в своей области знания. Однако области эти разные. Спектр представителей наук оказался чрезвычайно широк — от астрофизики до археологии. И все-таки все они, по мнению самих ученых, имели в данном слу­
чае прямое отношение к делу. Академик В. Гинзбург, один из виднейших советских и мировых физиков-теоретиков. Члены-корреспонденты АН СССР В. Сифоров, директор Института проблем передачи информации, и И. Шкловский, известный советский астрофизик. М. Минский, виднейший американ­
ский кибернетик. Англичанин Френсис Крик, нобелевский лауреат, прославленный ролью, которую он сыграл в открытии генетического кода. Чарлз Таунс, разделивший с нашими академиками Басовым и Прохоровым Нобелевскую премию за открытие лазеров. И еще и еще громкие имена, за которыми стоят яркие открытия и блестящие науч­
ные работы. Собрал же здесь всех этих людей директор Бюраканской обсерватории, член Президиума Академии наук СССР, виднейший со­
ветский астрофизик Виктор Амазаспович Амбарцумян. Сотрудник нашего журнала, участвовавший в работе конференции, рассказывает о ней. «По ряду конкретных деталей этой проблемы мнения участников конферен­
ции не совпадали, но участники соглас­
ны с тем, что перспективы контакта с внеземными цивилизациями достаточно благоприятны для того, чтобы оправдать развертывание ряда хорошо подготов­
ленных программ поиска; они также согласны с тем, что существующая технология дает возможность установ­
ления контактов с цивилизациями...» Из резолюции Первой Между­
народной конференции «Связь с внеземными цивилизациями», Бю­
ракан, сентябрь, 1971 г. Рядом — сад, в котором кое-где торчат толстые башни с телескопами внутри, а в зале пятьдесят человек сидят за установленными в виде огромной буквы «П> столами. Научная конференция — кого ею сейчас удивишь? Но когда она уже заканчивалась, видавший виды журналист сознался мне: так и не поверил до конца, что сами участники конференции отно­
сятся к ней всерьез. Его не убедили в этом ни имена приехавших в Бюракан ученых, ни специальные значки и блокноты, на которых было написано: CETI. Это — первые буквы английских слов, составляющих вместе наз­
вание конференции: «Связь с внеземными цивилизациями>. ...Одиннадцать лет назад мощный радиопе­
редатчик впервые послал сигналы по адресу: Космос, звезда Тау Кита. Радиоволны в пер­
вую межзвездную Одиссею отправил извест­
ный американский радиоастроном Френсис Дрейк. Против его имени в списке участни­
ков конференции стояло: Корнелльский уни­
верситет, Итака. Человек из Итаки — Одис­
сей, первопроходец... Разумеется, он приехал в Бюракан. И рад был встретиться здесь с директором Горьков-
ского астрофизического института членом-кор­
респондентом АН СССР В. Троицким, про­
должившим и развившим начатые Дрейком эксперименты. И с доктором физико-матема­
тических наук Н. Кардашевым, попытавшим­
ся, в частности, предложить классификацию возможных внеземных цивилизаций. На кон­
ференцию приехали экспериментаторы и соз­
датели гипотез, авторы фантастических пока проектов и трезвых расчетов. Были здесь и люди, немного или вовсе ничего не сделавшие по проблеме внеземных цивилизаций, но ис­
кренне заинтересованные ею. И поэтому не удивительна та увлеченность, с которой все они обсуждали множество возникших в связи с этой проблемой отдельных вопросов. ПЕРВЫЙ ПОСТУЛАТ Доктор Т. Голд, астрофизик, долго размыш­
лял вслух, как удивительно, что планеты в на­
шей Солнечной системе не сталкиваются друг с другом. И объяснил это тем, что все небесные тела, которые могли с чем-нибудь столкнуться, давно уже это проделали. Все просто, буднично. Да и вообще, как с помо­
щью нескольких таблиц и несложных вычисле­
ний очень убедительно показал доктор Голд, наша планетная система — явление весьма за­
урядное. Точнее, должна им быть. Так, не в последний раз на конференции прозвучал ее главный лозунг. Вот он в самой сжатой формулировке: Мы не знаем в мире уникальных явлений. Почему же мы сами должны быть таким явле­
нием? Мы — это и Галактика, и Солнечная систе­
ма, и Земля, и жизнь на ней, и человек... Не заурядны ли жизнь и человечество, как заурядна Солнечная система? Вот это утверждение об отсутствии в при­
роде уникальных явлений член-корреспондент АН СССР И. Шкловский и назвал первым и единственным постулатом нашей проблемы. Постулат — положение, принимаемое без доказательств. Плохо, конечно, а что делать, если их нет? Вот ученые и старались выжать хоть из этого постулата все возможные след­
ствия. Наш участок пространства по необходи­
мости превращался в модель бесконечного множества других миров. Представителем всех форм жизни была наша жизнь, всех форм общества — земные общества. Ведь никаких других обитаемых планет в нашем распоряжении нет... БИТВА С ШОВИНИЗМОМ Да, с ним боролись на этом международ­
ном совещании. Но французский вояка Шо-
вен вряд ли вертелся в гробу. Шовинизм имелся в виду совсем особый. Были изобли­
чены и пригвождены к столбу несколько его 49 Участники Бюраианском конференци и CETI: 1. И. Шклов­
ский (Москва!, 2. В. Троицкий (Горький), 3. Г. И дли с (Аима-Ата). 4. Т. Гояд (СШЖЬ 5. .Н. Кардашев (Москва). 6. ft. Гинзбург (Москва), 7. Ф. Дай с он (США), в. Ф. Крик (Амглив). 9. К. Сагам (США), ft. И. Петровой (Москва), «1. Ч. Таунс (США). 12. •. Амбврцумвн (Ереван). разновидностей. В том числе: температурный (когда считают, что все живые существа ос­
воили только знакомые нам температуры от —60° до +70° по Цельсию); углеродно-вод-
но-кислородный (когда не сомневаются, что для всякой жизни, где бы то ни было, не­
обходимы эти три компонента); солнечный (когда полагают, что жизнь возникает только в системах звезд того же типа, что Солнце); планетный (когда уверены, что жизнь воз­
никает только на планетах каких бы то ни было звезд), а также много всяких других шовинизмов. Спутникам звезд противопоста­
вили небольшие холодные звезды и вообще темные тела, образовавшиеся где-нибудь в стороне от светил. Правда, тут же в ожесто­
ченном споре выяснилось, что жизнь на хо­
лодной звезде должна получать тепло изнут­
ри звезды, и тепла потребуется столько, что поверхность звезды должна будет распла­
виться, значит... Но в ответ последовало ут­
верждение, что атмосфера холодной звезды может создать на ней парниковый эффект и нужное тепло накопится постепенно, без по­
вреждения звездной коры. — Это тепло станет распространяться по всей поверхности равномерно, не будет пе­
репадов, а жизнь может возникнуть лишь там, где нет энергетического равновесия! — Но даже на Земле есть вулканы, есть более и менее нагретые почвы, почему же на холодной звезде должно существовать такое уж строгое равновесие?.. Примерно так спорили друг с другом со­
ветские физики Н. Кардашев и В. Мороз. Их спор захватил перерыв, но не успел кончиться к началу следующего заседания, и вопрос о населенности холодных звезд так п остался пока без ответа. Потом нашелся еще один шовинизм — жидкий. Им назвали мнение, будто жизнь может существовать лишь в форме жидкой среды с твердыми вхраплениями (каждый из нас — такая среда с такими вкраплениями). Правда, уравнять в качестве основы жиз­
ни все возможные состояния вещества так и не удалось. Сошлись на том, что газообраз­
ное живое существо невозможно — посколь­
ку в газах продукты химических реакций быстро рассеиваются. Несколько дольше, но тоже без энтузиазма, обсуждали возможнос­
ти твердых живых тел (кристаллических?). Гораздо больше интереса вызвала проблема живых существ на основе плазмы. Выступив­
шего против нее доктора Т. Голда так ата­
ковали, что он был вынужден сознаться почти что в смертном для ученого грехе. Оказыва­
ется, именно Голд подсказал английскому астрофизику и писателю-фантасту Ф. Хойлу идею «Черного облака> — огромного суще­
ства из плазмы, странствующего от звезды к звезде. Хотя отталкиваться ученые могли только от нашей старушки-Земли, зато отталкива­
лись они очень сильно и удалялись достаточ­
но далеко. Обо многом заставил задуматься собравшихся академик В. Л. Гинзбург. (Его попросили пофантазировать на тему: возможны ли в мире другие физики, то есть области с иными, чем наши, физичес­
кими законами. Я передаю слова Гинзбурга, с сокращениями и упрощениями.) МИР В ВАРИАНТАХ — Когда меня об этом первый раз спро­
сили, я подумал: хватит с нас обычной фи­
зики. И все-таки... Возьмите обычного че­
ловека с улицы. Почему он должен верить, что на другой планете — та же физика, что у нас? Мы же там не были! Простейший ответ: мы и на Марсе не были и на островке ка­
ком-нибудь не были. Но все человеческое познание основано на постулате: в тех же условиях — те же явления. И все-таки экстраполяция знакомых нам явлений на незнакомые нам области не может быть беспредельной. Обращусь для примера к биологи», в которой я, правда, ничего не понимаю. Почему мы не верим в непорочное зачатие? В конце концов, оно наблюдалось у насекомых, даже у индюка. И я читал, что одна женщина категорически утверждала, будто родила девочку без отца (обратите внимание: девочку, потому что •при непороч­
ном зачатии, партеногенезе, женщине негде взять определяющую мужской пол игрек-
хромосому) . В космологии есть своя гипотеза о схожем явлении. Предполагается, что Вселенная рас­
ширяется. Для того, чтобы ее плотность не менялась, в мире должно рождаться из ни­
чего новое вещество, в среднем — в каж­
дом кубическом сантиметре, каждую секунду 10-46 г. Иными словами, каждый год в каж­
дом кубическом километре пространства дол­
жен появляться один новенький атом водо­
рода. Можем ли мы быть уверены, что та­
кое невозможно? Мы обычно бессильны прове­
рить до такой степени точности даже твердо установленные законы природы. Кроме того, в расширяющейся Вселенной законы и исходящие из них величины, кото­
рые мы считаем постоянными, могли менять­
ся на протяжении ее истории. Быть может, обычная физика не годится для нейтронных звезд с их чудовищной плот­
ностью. А применительно к коллапсируощим звездам и ранним стадиям эволюции надо создать квантовую теорию гравитации... Однако наиболее вероятно, что мы стол­
кнемся с жизнью в близких к земным физи­
ческих условиях. Физика накладывает много ограничений, но оставляет для жизни и массу возможнос­
тей. Скажем, использование явления сверх­
проводимости — как показывают последние исследования, это явление, похоже, возмож­
но при комнатной температуре, и эволюция в принципе могла бы его освоить. Словом, фи­
зика — не смирительная рубашка. Физик может быть много, а при одной физике воз­
можно немало биологии. Тут снова попросил слова Т. Голд. Он на­
помнил, что спектральные линии элементов у звезд и галактик дают тот же рисунок, что на Земле. Это — явное свидетельство един­
ства законов Вселенной. А Карл Саган (глава американской деле­
гации, известный планетолог и биолог, в ши­
роких кругах более всего известный идеей заселить атмосферу Венеры микроорганиз­
мами, которые и должны преобразовать ее по земному образцу) немедленно назвал но­
вый вид шовинизма — интеллектуальный, когда полагают, будто все законы физики уже открыты. Между тем, если есть более древние цивилизации, чем наша, то они дол­
жны знать больше законов. Френсис Крик в одном из своих выступ­
лений предложил биологам поработать вот над каким вопросом. Мы знаем, что на на­
шей планете приобретенные признаки по на­
следству не передаются. А можно ли в прин­
ципе представить себе иной вариант биоло­
гии? Какими в этом случае должны быть за­
коны генетики? ...Да, внеземные цивилизации — есть ли они или их нет — уже успели задать рабо­
ту своим исследователям. 10 ВСЕГО ОДИН МНОЖИТЕЛЬ На многих заседаниях спорили о множите­
лях знаменитой формулы Ф. Дрейка, опре­
деляющей число внеземных цивилизации. Большинство множителей в этой формуле представляют вероятности образования пла­
нет вокруг звезд, возникновения жизни иа планетах, развития жизни до стадии разу­
ма, прихода разума к созданию цивилизо­
ванного технического общества с космичес­
кими кораблями, радиопередатчиками и ра­
диотелескопами. Но есть один множитель, под символом L, который обозначает время существования цивилизации с момента, ко­
гда она достигла высокого технического уровня, и до ее гибели. Каких только L не называли на конференции! И в двадцать лет, и в пятьдесят, и в сто, и в десять тысяч, и в миллион, а кое-кто замахивался на мил-
лиардолетие. Причем нельзя даже сказать, что пессимисты были в меньшинстве — совсем уж пессимистов просто не было, и каждый, кто называл маленькие цифры для L, тут же оговаривался, что он надеется на лучшее. Человечеству, когда оно достигает высокого уровня развития, угрожают всевозможные катастрофы — от истощения недр до порчи природной среды и атомной войны. Все эти катастрофы человек должен предотвратить, со всеми опасностями справиться (мы же должны успеть получить ответ от других ци­
вилизаций! — сказал антрополог Ли) — таково было общее мнение. Но был и «трагический» момент. Неожидан­
но выяснилось, что, по мнению некоторых ученых, техническое развитие человечества подошло к пределу. Американец Дж. Платт констатировал, что за последние 30 лет че­
ловек увеличил скорость своих коммуника­
ций в 10i 0 раз, свою скорость в 103, скорость анализирования в 10* раз... Но для дальнейшего роста, заявил Платт, нет основы. Связь уже не ускоришь — ско­
рость света тут, как и всюду, — предел. На Земле и около нее надо. двигаться со скоро­
стью, меньшей, чем первая космическая, — не то улетишь с планеты... Другие ученые говорили о том, что звезд вокруг много и планеты у них должны быть, но через несколько сот лет, при сохранении нынешних темпов роста населения, ракеты с переселенцами, даже летя со световой ско­
ростью, не смогут угнаться за ростом числа людей. И нам придется ограничить этот рост. Кокон (или что-то в этом роде) вокруг Солнца из вещества Юпитера, на внутренней поверхности которого должно разместиться человечество, — тоже не выход. Этой давно предложенной «сферы Дайсона» (автор идеи присутствовал тут же. на конференции) хва­
тит на какую-нибудь тысячу лет. А дальше? Куда деваться? Предстоит остановка? Или нас выручит нуль-транспортировка, придуман­
ная фантастами? И вот куда более фантастическую идею выдвинули физики. О ней рассказал Г. Ид-
лис, директор Алма-атинского астрофизичес­
кого института. Известным нам законам фи­
зики как будто не противоречит та ди­
кая на первый взгляд мысль, что квазары — места, где наша Вселенная соприкасается с другой вселенной (точнее — с квазивселенной). Какой бы странной ни казалась эта гипотеза, некоторые физико-математические уравнения приводят к еще более неве­
роятной умозрительной гипотезе: каждая элементарная частица в нашем мире является таковой только на наш, весьма од­
носторонний взгляд. А со своей, «другой С E T I стороны» эта частичка сама оказывается Вселенной (точнее — квазивселенной)! Вслед за Идлисом взял слово Гинзбург и назвал еще несколько работ на ту же тему. Если содержащаяся в них грандиозная фи­
зико-математическая абстракция могла бы вдруг обернуться реальностью, человечеству нечего и думать о нехватке пространства и бояться перенаселения. ПАРАДОКС ОДИНОЧЕСТВА Современная физика знает несколько по­
разительных парадоксов. Например, такой: почему ночью темно, если Вселенная бесконеч-. на и заполнена бесконечным числом звезд, излучающих бесконечно много света? А вот, по аналогии, другой. Если исходить из са­
мых общих философских положений и наших знаний о природе, то «внеземные цивилизации должны существовать в изобилии. Почему же тогда мы до сих пор ничего о «их не зна­
ем? Отчего молчит Вселенная, хотя сигналы разговаривающих между собой цивилизаций должны пронизывать ее просторы? Было предложено несколько ответов. Во-первых, может быть, Вселенная вовсе не молчит. Не бьются ли ее сигналы о берега нашей планеты, пронизывая неведомо для нас даже наши тела? Карл Саган напомнил, что вот ведь новогвинейские папуасы ничего не знают о радиоволнах, идущих под ними, над ними и сквозь них. Так почему же мы решили, что радиоволны — идеальный меж­
звездный вид связи? Мы ими пользуемся три четверти века, и никто не поручится, что че­
рез четверть века не найдется чего-нибудь получше. Американский астроном фон Хорнер сог­
ласился, что наш способ связи может ка­
заться детским. Но взрослые должны ведь уметь разговаривать с детьми, не правда ли? Конечно, они могут уметь, да не хотеть. Но доросли ли мы до разговора с большими — это мы можем узнать, только если сами по­
пробуем заговорить. Возможно еще, что все цивилизации мира крайне осторожны — каждая из них только слушает, а говорить побаивается. Тогда вся надежда на то, что мы поймаем сигнал, не для нас предназначенный, — не услышим сау», а подслушаем шепот. Это, конечно, труднее и потребует больше времени. Была высказана и совсем уж простая идея. На Землю поступают радиосигналы из кос­
моса, но мы не умеем заметить их и выде­
лить среди естественных радиоволн — не­
смотря на нашу совершенную технику. ПУТЬ ЧЕРЕЗ БЕЗДНУ Троицкий, Дрейк, Кардашев —- каждый из выступавших радиоастрономов счел своим долгом похвалить нынешние радиотелескопы. Техника приема сигналов из космоса уже до­
ведена до довольно высокой степени совер­
шенства. Один за другим повторяли ученые почти теми же словами: у нас есть ©се тех­
нические возможности отыскать цивилиза­
ции— мы не знаем только, где их искать, на каком участке неба, на какой длине волны. Небо слишком велико, диапазон возможных радиоволн огромен, а телескопов пока не слишком много. Куда их навести? Были ученые, которые предлагали сосредо­
точить внимание на более близких объектах и искать прежде всего цивилизации, близкие к нашей по развитию. А другие, наоборот, призывали обратить внимание на сигналы, идущие от далеких галактик. Первых понять легко. А вторые ссылались на возможную мощь высших типов цивилизаций и на то, что дальние искусственные сигналы могут ока­
заться более яркими. Адреса помеха пытались и уточнять. Ф. Дайсон напомнил, что любая использующая энергию искусственная система должна куда-
то удалять лишнее тепло во избежание пе­
регрева. Это тепло, хак можно предполагать, должно излучаться в виде инфракрасных волн. Так были поставлены на подозрение инфрак­
расные небесные источники. Кардашев пред­
положил, что с внеземными цивилизациями как-то связаны коллапсирующие сверхмассив­
ные объекты. Он имел в виду огромные звезды, схлопывающиеся к своему центру под действием собственного притяжения. Там идут сверхмощные, даже в масштабах кос­
моса, процессы превращения энергии, эти пункты Вселенной могут обладать особыми, чрезвычайно важными свойствами. Карл Саган согласился с Кардашевым. Ему тоже кажется, что могут быть обнаружены некие сооружения чужих цивилизаций. Кро­
ме того, Саган предложил изучать излучение звезд более древних, чем Солнце. Ведь в рай­
оне таких звезд цивилизации тоже должны быть более древними, чем наша. Еще, еще, еще адреса. Но каким транспор­
том может идти к нам послание? На волне межзвездного водорода? Прошло уже немало лет, как присутству­
ющий на конференции американец Ф. Морри-
сон вместе с Дж. Коккони назвал яме v. о эту волну идеальной носительницей информации для межзвездной связи. На этой волне работал и Дрейк. Но с тех пор люди успели лучше узнать излучение некоторых других состав­
ных частей межзвездного газа, и волна во­
дорода потеряла свою исключительность, у нее появился добрый десяток конкуренток. Может быть, развитая цивилизация дол­
жна вести передачу на самой «дешевой», са­
мой энергетически выгодной волне, лишь чуть-чуть отличающейся от фонового косми­
ческого излучения? Но зато такую волну труднее выделить принимающей стороне. И вообще нам трудно представить себе воз­
можности цивилизации, ушедшей от нас на тысячи лет вперед. Словом, есть по крайней мере десяток длин волн, каждая из которых имеет свои преимущества для межзвездной связи. Это — с нашей сегодняшней точки зрения. Но ник­
то не поручится, что на самом деле связь идет именно на одной из этих волн. За те годы, что прошли с начала экспе­
риментов по межзвездной связи, мы очень много «потеряли». Исчезла определенность от­
носительно того, какой волной пользоваться. Стал более пессимистичным взгляд на раз­
меры расстояний между цивилизациями. Прежде многие специалисты сходились на том, что одну цивилизацию от другой разделяют примерно 10—100 световых лет. Нынешняя конференция резко «отодвинула» друг от друга обитаемые планеты. Казалось бы, нечего и заниматься пробле­
мой связи, раз осуществить ее оказывается в тысячи раз труднее? Тем не менее имен­
но за эти годы «потерь» проблема приобрела десятки работников, из умозрительной нача­
ла становиться наблюдательной и экспери­
ментальной. И с каждым годом растет чис­
ло вопросов и задач, связанных с проблемой внеземных цивилизаций. Один из советских участников конференции так охарактеризовал типовую научную си­
туацию: «Если после решения проблемы на ее месте возникает новая — мы нашли толь­
ко квазирешение. Если после решения проб­
лемы новых проблем не возникает — это бы­
ла квазипроблема. Настоящие проблемы в ходе их решения размножаются в геометри­
ческой прогрессии». ГОВОРИТЬ ИЛИ МОЛЧАТЬ? Ученые обсуждали, как связаться с други­
ми цивилизациями. Надеялись на то, что им это удастся. И опасались. Чего? Конечно, не нашествия из космоса. Хотя знаменитому по­
ложению о том, что любая цивилизация, вы­
шедшая в космос,' обязательно должна быть гуманной, очень досталось. На конференции всерьез обсуждался слов­
но сошедший со страниц фантастического ро­
мана вопрос: стоит ли самим посылать в кос­
мос сигналы, не лучше ли сидеть тихо и толь­
ко слушать? А может, самое лучшее — зат­
кнуть уши? Опасность может, по мнению некоторых гос­
тей Вюракана, таиться не в одной возмож­
ности прямой схватки. Фримен Дайсон, до тех пор явно «космический оптимист», при обсуждении резолюции вдруг категорически выступил против одного из ее положений. Именно того, которое утверждало: при разум­
ном подходе последствия контакта могут быть только положительными. И предложил выбросить тут слово «только». Его спросили: неужели он ждет каких-то отрицательных последствий даже при усло­
вии, что Земля лишь слушает, а не гово­
рит? — Да, — ответил Дайсон и сослался на маловероятную, но, как ему кажется, сущест­
вующую возможность, что наши «корреспон­
денты» привьют землянам своими передача­
ми систему взглядов, не отвечающую зем­
ным условиям. Другие говорили и о возможности прихода преждевременных знаний, к правильному ос­
воению которых общество не готово. Третьи вспоминали старое правило: путь к истине не менее важен, чем сама истина, и «готовень­
кое» землянам не нужно. Л. Оргел, американский химик, предложил просто записать, что связь с внеземными ци­
вилизациями увеличит знания человечества. А хорошо это или плохо — пусть каждый ре­
шает самостоятельно^.. НОВЫЙ ПОДХОД Искатели внеземных цивилизаций готовы работать на уже имеющемся оборудовании, штамповать сверхдешевые телескопы из пластмассы, лечь как блины миллионы гро­
шовых радиоприемников — каждый для сво­
ей узкой полоски частот. Но стоит ли вооб­
ще тратить силы лишь ради того, чтобы узнать о существовании родственников по разуму? Конечно, да. И дело здесь не только в важности самой конечной цели. В беспощадном свете звезд лучше, чем в солнечном свете, стали видны огрехи и бе­
лые пятна вполне земных наук. Говорят, что себя можно увидеть только глазами дру­
гого. Мы — хозяева слишком привыкли к своему дому. Мы — гости разглядываем его подробнее. Выделить в нас самих, с одной стороны, то, что должно быть общим для всех мыслящих существ, и четко определить, с другой, что в нас определяется лишь сугу­
бо конкретной биологической и социальной ис­
торией — только одна из задач, к которым нас выводит «новый подход». По-новому на­
чинают выглядеть и проблемы наук, занима­
ющихся планетой Земля. Новый подход часто бывает плодотворнее даже новой идеи — это знают все ученые. Когда выясняют, на какой волне лучше принимать и посылать сигналы, в равной цене оказываются доводы энергетические, экономические, психологические и историчес­
кие. Между тем о необходимости подлинной ин­
теграции наук все настойчивее говорили в по­
следние годы специалисты из самых разных областей знания. Причин для нужды в та­
ком объединении много. Проблема внезем­
ных цивилизаций — лишний повод для объеди­
нения. И в зале конференции сидели не толь­
ко астрономы, астрофизики, физики и ра­
диофизики, но и биологи, химики, историки, кибернетики, антропологи, социологи. Они все были на равных. Пока вклад некоторых из этих наук выра­
жался главным образом в использовании их данных при исчислении тех или иных множи­
телей в формуле Дрейка. Но это ведь толь­
ко первые шаги. И все это — только часть, только фраг­
менты той работы человеческой мысли, кото­
рая сделала проблему внеземных цивилиза­
ций достаточно важной, чтобы в сентябре 1971 года в Бюракане, под Ереваном, собра­
лась первая, посвященная ей международная научная конференция. В Бюракане была избрана временная ра­
бочая группа, которая должна стать центром притяжения и центром обмена информации ученых всего мира, занимающихся внеземны­
ми цивилизациями. В нее вошли четверо со­
ветских ученых: Н. Кардашев, Г. Товмасян, В. Троицкий, И. Шкловский; четверо амери­
канских: Ф. Дрейк, Ф. Мориссон, Б. Оливер, К. Саган; один чешский: Р. Пешек. Ученые будут работать, а потом кто-нибудь удивится, что новый Колумб откроет новую, космическую Америку. Но, как говорил Марк Твен, «было бы еще удивительней, если бы ее не оказалось на месте».... • -
• 51 Этология, наука о поведении жи­
вотных — одна из древнейших и в то же время наиболее молодых отрас­
лей биологических знаний. Это и по­
нятно: люди начали наблюдать жизнь животных и накапливать эти знания с самых давних пор, однако истинную их ценность познали лишь совсем не­
давно. Потому-то этология как наука, отвечающая современным требовани­
ям, сравнительно очень молода. Но за ней, безусловно, большое будущее. Особое звучание приобретает этология в наше время интенсивного преобразо­
вания человеком природных биоцено­
зов. Меняется их структура, меняются условия жизни слагающих биоценозы организмов и, соответственно, их пове­
дение. Направить его в оптимальном направлении — одна из важнейших за­
дач современной этологии. В успехах этой науки заинтересованы многие от­
расли хозяйства — сельское, рыбное, лесное, а также представители различ­
ных технических специальностей. Наш сегодняшний рассказ — о ра­
бочих буднях этолога, работающего в такой, казалось бы, «патриархальной» отрасли сельского хозяйства, как паст­
бищное скотоводство... А. БАС В пески за «ой» Фото автора Вдруг я понял, что верблюд наблюдает за мной. Он стоял ко мне спиной, но длинная шея позволяла ему смотреть назад, через горб, лишь чуть-чуть повернув для этого го­
лову. Такая неожиданная способность неприят­
но поразила меня. Желание сфотографировать возбужденного самца-верблюда у меня про­
пало: пятясь, я озирался по сторонам, поды­
скивая подходящую дубинку. За месяц работы со стадом верблюдов я как будто достаточно привык в ним, и все же нет-нет да наталкивался на что-нибудь но­
венькое. Каждое утро с биноклем и записной книжкой, запасшись фляжкой с водой и гор­
стью сушек, я уходил от пастушеского стана в пески вслед за вереницей верблюдов. Целый день они паслись, а я вел наблюдения. Вече­
ром мы возвращались домой, где верблюдиц ждали верблюжата, а меня — гостеприимная чабанская семья. Признаться, поначалу чабаны отнеслись к моим занятиям с известной долей недоверия. Мой интерес к тому, как верблюды реагиру­
ют на поведение людей, друг друга, как ори­
ентируются 6 пустыне и тому подобное, казал­
ся им не слишком важным к^ уж^ по крайней мере, не стоившим того, чтобы ради этого ехать из Москвы в Туркмению. Но уже через день от­
ношение круто изменилось. Чабаны быстро поняли, как тесно связано поведение живот­
ных с их ежедневной работой. И сам почтен­
ный Агали-ага (старший чабан) и его сыновья наперебой стремились поделиться со мной своими наблюдениями. Как-то Агали-ага объ­
яснил мне, почему не сразу понял цель моих занятий: раньше никто из приезжих не ин­
тересовался «их» чабанской наукой, она оста­
валась делом самих верблюдоводов, переда­
ваясь из поколения в поколение. Имелись в ней и свои профессора, и свои проблемы. Я внимательно изучал и записывал чабан­
ские приемы управления поведением верблю­
дов. Они интересовали меня как часть более общей проблемы этологии: возможности пред­
сказания поведения животных на час; на день, на неделю вперед. Зная же, как связано бу­
дущее поведение животных с сегодняшним и уже прошедшим, можно научиться менять его в нужную сторону. Опытный охотник, напри­
мер, всегда знает, куда пойдет при загоне стадо кабанов, где нужно расположить стрел­
ков и как расставить загонщиков. Точно так же и пастух, управляющий стадом, не похож на человека, толкающего впереди себя коляс­
ку. Своим поведением — направлением движе­
ния, жестами, окриками — он вносит опреде­
ленные изменения в окружающую обстановку, и если пастух — мастер своего дела, звери сво­
им поведением в точности оправдывают его ожидания. Так уж повелось, что каждый вечер с по­
мощью Бавали, старшего сына аги, я расска­
зывал о собранных наблюдениях, делился со­
ображениями, почему верблюды ведут себя так или иначе. Очень скоро, например, передо мной стала проблема дистанции, с которой верблюды реа­
гируют на то или иное явление. С расстояния 52 в километр они спосооны лишь отличить верблюда от другого животного или дерева и, заметив товарища, спешат подойти к нему поближе. С пятисот метров начинается дру­
гая зона, в пределах которой верблюдам по­
нятно поведение собратьев — куда они движут­
ся, намереваются отдыхать или продолжают кормиться. Испуг одного верблюда на таком расстоянии легко передается соседям. Наконец, с расстояния в десятки метров начинают осу­
ществляться «личные» контакты: самец уха­
живает за верблюдицами, матери подзывают и кормят верблюжат и т. п. Если человек берется управлять стадом верблюдов (занимался этим в порядке экспе* римента и я сам), он непременно должен учи­
тывать дистанцию, на которой находятся жи­
вотные. Бесполезно, например, пытаться по­
вернуть стадо будучи от него за километр, точно так же, как и с трех метров, — подобная попытка вызовет лишь бесполезный испуг ближайшего верблюда. Как и в любой другой науке, прежде всего я должен был расчленить поведение живот­
ных на определенные составные части и, опи­
сав их, показать, как возникают более слож­
ные формы поведения. Помогали мне в этом фото- и киноаппарат, но, конечно, всего важ­
нее были многочасовые наблюдения за живот­
ными. Стадо, с которым я день за днем бродил по пустыне, было невелико — примерно пять­
десят самок и один «эрке». По-туркменски нет слова, равноценного нашему «самец». Сначала, объясняясь со мной, они говорили о верблюде-
мужчине, но скоро я усвоил туркменское слово «эрке». Верблюдиц чабаны называли «ой». Удивительно, что такие крупные звери не имеют у чабанов собственных имен, как принято в России для лошадей. Верблюды живут долго — до 20 лет, каждое животное известно «в лицо» даже ребенку, но им так и суждено умереть безымянными. Агали-ага уверял меня, что «наш эрке смир­
ный». Иначе бы его не отпустили с верблю­
дицами. Слишком опасен для людей такой вольный самец, если он хоть немного агрес­
сивен. И все же я не мог перебороть себя в первые дни и, когда хозяин стада с непонят­
ными намерениями шел ко мне, скорее выла­
мывал саксауловую палку. Но, видно, он просто хотел удостовериться в моих намере­
ниях, да и познакомиться заодно. Дня через три эрке узнавал меня уже издалека и не приближался, избавляя от острых ощущений. Вероятно, отношение самца-верблюда к нез­
накомым людям чем-то напоминает его отно­
шение к соперникам. Чабаны говорили мне, что верблюд легко может заменить собаку, отгоняя от пастушеского стана любого прохо­
жего. Вообще-то столь сильное чувство «своей территории» не совсем понятно для такого зав­
зятого кочевника, но, видимо, живя на одном месте и привыкнув к нему, верблюд не скло­
нен допускать сюда кого-либо чужого. Я видел схватки двух самцов. Гиганты с хо­
ду сталкивались плечами, поросшими густой мохнатой шерстью (это своеобразный щит). Если один из верблюдов, признав превосход­
ство соперника, не обращался в бегство, схват­
ка вступала в новую фазу. Враги старались схватить друг друга зубами за ногу и резким рывком повалить, чтобы затем топтать повер­
женного. Верблюды и встают, и ло­
жатся с трудом, долго качаясь вперед-назад, пока им удается сложить ноги, словно склад­
ной метр. Так что у упавшего наземь мало шан­
сов еще раз подняться. Впрочем, при людях схватки верблюдов редко кончаются плачевно. Тем более, не каждый год убивают верблюды людей. Однако о необходимости быть осто­
рожным с незнакомыми верблюдами мне пов­
торяли не раз. В безмолвной, словно замороженной зимней пустыне, когда кругом тебя одни верблюды, быстро начинаешь угадывать их стремления, отношения к соседям, к саксаульным сойкам и сорокам, собирающим что-то на верблюжьих спинах, и даже к самому себе. Сначала вер­
блюдицы часто подходили ко мне и тянулись носом, словно, обнюхав, могли понять намере­
ния человека. Потом этот интерес угас, и только эрке время от времени подходил ко мне, будто зачислил в стадо и проверял, не потерялся ли я. Несколько раз я пытался поймать подошед­
шую ко мне верблюдицу. Если это удавалось, она кричала тонким испуганным голосом, вы­
гибала шею, испуганно задирая голову, но никогда ни одна из них не пыталась в меня... плюнуть. Я спрашивал о такой особенности верблюдов и у чабанов, но они отнеслись к моему рассказу с неверием. Никто из них ни­
когда не видел, чтобы верблюды плевались. Оставалось только предположить, что в зоо­
парках верблюдов этому учат люди... Хотя я довольно быстро начал различать добрую треть моих «подопытных», все же для удобства наблюдений однажды утром надел на горбы старой верблюдицы большое белое полотнище материи с цифрой 1. Она у меня стала напоминать спортсмена, с той только разницей, что номера находились по бокам. Номер должен был помочь мне быстро заме­
чать эту верблюдицу в пустыне и таким об­
разом облегчить изучение суточной активности и ритма пастьбы верблюдов. Однако первое наблюдение, связанное с этим номером, было совсем другого рода В день появления «номерной» верблюдицы, едва начав обход стада, эрке заметил ее и застыл как вкопанный, а потом, грудью раз­
брасывая остальных верблюдиц, бросился за «незнакомкой». Ее наряд привел эрке в су­
щее умопомрачение, и он не оставлял ее в по­
кое до самого вечера. На следующий день я надел номер на дру­
гую верблюдицу — и история повторилась, с несомненностью доказывая, что оригинальный наряд ценится не только людьми. Но, пожа­
луй, самое удивительное, что отметили все свидетели необыкновенного происшествия, — это поведение остальных верблюдиц. С види­
мым озлоблением они дергали зубами мои полотнища, так что изменение внешности со­
седок явно не пришлось им по вкусу. Впоследствии я обратил внимание, что эрке проявляет особый интерес также и к незна­
комым верблюдицам, впервые пришедшим в стадо, и тем самым как бы укрепляет связи «новенькой» с остальными его членами. Приход чужого верблюда в стадо вообще не редкость в Туркмении. 10—20 процентов всех верблюдов данного хозяйства обычно находятся «в бегах», кочуя по пескам за сот­
ни километров от мест их приписки. Это не порождает никаких недоразумений. Пастухам известны тавро даже очень далеких совхозов, Чабаны на ночь привязывали эрке за ногу к столбику. Утром, едва дождавшись свобо­
ды, он предпринимал быстрый обход своего стада и принимался ухаживать за какой-ни­
будь из верблюдиц. При этом он откидывал голову назад, выгибал словно индюк шею, а главное — надувал подъязычный мешок так. что он становился размером с хороший кулак и вываливался наружу. Тогда можно было услышать характерное «буль-буль-буль». 53 В П Е С К И З А «О И» и они никогда не пытаются насильно задер­
жать чужого верблюда. В то же время не­
писаный закон туркмен гласит, что нужно на­
поить любого верблюда, пришедшего к колод­
цу. Ведь без помощи человека верблюд не способен достать себе воду и неминуемо по­
гибнет. Если животное не уходит, а надолго остается в стаде, пастухи по возможности оповещают об этом хозяев. Само слово «стаде» обычно вызывает пред­
ставление о чем-то монолитном. Но в прило­
жении к верблюдам это совсем не так. По два, по три они рассыпаются по барханам, группа от группы иной раз за полкилометра. Но каждое животное, очевидно, представля­
ет себе и направление движения всей компа­
нии, и где в данный момент находятся голова и хвост стада. Для такой ориентировки они часто поднимаются на гребни барханов и сто­
ят, оглядываясь по сторонам. Облик одногорбого верблюда (двугорбые — другой вид верблюдов, в Туркмении встреча­
ются редко) очень приметен. Чтобы показать, как выглядит верблюд издали, я рисовал в своей записной книжке квадратик, на нем не­
большой треугольник, а сбоку нечто вроде но­
сика от кофейника. Впрочем, верблюды узна­
ют о присутствии друг друга не только с по­
мощью зрения. На затылке у верблюда легко нащупать два толстых плотных валика — это пахучие железы, выделения которых настолько сильно пахнут, что и человек чувствует запах за 20 и более метров, если стоит по ветру от верблюда. Особенно сильно пахнет самец во время гона. К тому же он имеет привычку тереться затылком о деревья, траву и песок и таким образом метит территорию, оповещая о своем присутствии соседей. Рыхлая структура стада верблюдов очень занимала меня, и я многократно наносил на карту расположение отдельных частей стада, куртины саксаула, направление ветра и другие особенности обстановки. Как оказалось, уст­
ройство стада верблюдов как нельзя лучше соответствует рассеянности корма в пустыне, где и деревца саксаула, и кочки злаков раз­
делены многими метрами голого песка. Вы­
сокий рост верблюдов и длинная шея пред­
ставились мне теперь органически связанными с необходимостью пастись поодаль друг от друга и в то же время замечать все измене­
ния в поведении соседей. Для сравнения я часто наблюдал за уст­
ройством стад овец, пасшихся на близлежа­
щих пастбищах. Овцы были полной противо­
положностью верблюдам: и паслись плотной массой, предпочитая крутиться на сравни­
тельно небольшом участке пустыни, не говоря уже о внешнем облике. Невольно вспомина­
лось, что овцы — выходцы с горных плоского­
рий, где их дикие предки паслись на сравни­
тельно небольшом, богатом кормом участке, а отдыхали и прятались от опасности за бли­
жайшим ущельем. Так, по крайней мере, живут в наше время архары. С появлением на боках верблюдиц полот­
нищ я довольно быстро разобрался в осо­
бенностях поведения верблюдов в передней и задней части стада. Как выяснилось, треть верблюдов предпочитала не уходить особенно далеко, возмещая это старательной и нераз­
борчивой пастьбой. Зато остальные две трети явно не любили тесной компании и всегда старались вырваться вперед, так что стадо растягивалось длинной вереницей, а то и де­
лилось на несколько больших групп. Однако очень скоро передние верблюды начинали за­
бирать влево и через час, описав полный круг, оказывались среди своих менее тороп­
ливых товарищей. За день передняя часть стада описывала пять, иногда шесть таких кругов. К сожалению, мне так и не удалось понять, что заставляет верблюдов крутиться влево, а не вправо. Чабаны пытались это объ­
яснить тем, что, мол, они так научили вер­
блюдов. Но что-то ни разу за полгода я не видел, чтобы они пасли своих подопечных так, как пасут овец, — целый день, не поки­
дая ни на час. У верблюдоводов существует куда более интересный, с точки зрения зооло­
га, способ управления стадом. Агали-ага как-то сказал мне с довольной улыбкой: — Хорошая у нас работа. Сидим дома, а верблюды сами пасутся, сами приходят до­
мой... Действительно, посторонний человек мог бы подумать, что поведение стада никак не свя­
зано с волей человека. Но это — только на первый взгляд. У большинства копытных животных мать и ее детеныш, потеряв друг друга, встречаются там, где мать в последний раз кормила малы­
ша. Дорогу к этому месту они запоминают очень точно — здесь действует механизм ки­
нестетической памяти. Есть такая игра-шутка: человеку завязывают глаза и несколько раз подводят его к ведру со сметаной, потом да­
ют в руку ложку, крутят три раза на одном месте (чтобы побольше запутать) и... желают счастливого похода. Находятся люди, которые очень точно запоминают и число шагов, и все повороты, ведущие к цели. Такую память на­
зывают кинестетической (память движения). У копытных она развита очень сильно. Верблюдоводы привязывают утром верблю­
жат у изгороди, а их матерей отправляют па­
стись в пустыню. Уходят верблюдицы охотно— они проголодались, и молока в вымени нет, так как с утра их доят. Через полчаса выго­
няют на выпас и верблюжат, но только в другую сторону. Проходит часов пять-шесть, и верблюжата вспоминают про молоко. Кине­
стетическая память помогает им вернуться к стану, и потом они с печальными воплями бродят здесь, ожидая возвращения матерей. А те вспоминают про своих малышей только тогда, когда в вымени накопится молоко. В четыре-пять часов дня происходит радостная встреча. Вот и не приходится пастухам ис­
кать верблюдов по пустыне. Верблюжата никогда не пытаются сами ид­
ти навстречу матерям. Но, впрочем, бывают ис­
ключения. Когда появилась первая зеленая тра­
ва, увлекающиеся верблюдицы стали возвра­
щаться очень поздно, и чабанам, молодым ребятам, приходилось теперь уезжать в пусты­
ню на мотоциклах и пригонять их. Рокот моторов слышен издалека, и верблюжата быстро сообразили, какая тут существует связь. Конечно, не всегда мотоциклисты от­
правлялись за верблюдицами, но почетный караул верблюжат неизменно встречал их не­
подалеку от стана. Бродя с верблюжьим стадом, я время от времени натыкался на небольшие группы бере­
менных верблюдиц, живших самостоятельно и остававшихся ночевать в пустыне. Чабаны на­
вещали их раз в два-три дня и, убедившись, что все в порядке, уезжали. Верблюдицы обычно паслись в каком-то одном районе, да и в его пределах ходили мало. Все их движе­
ния были величавы и неторопливы. Верблюдица приносит верблюжат раз в два года — год кормит новорожденного, год носит следующего. Верблюжата рождаются обычно в марте, когда после весенних дождей зелене­
ет под припекающим солнцем пустыня. Теперь я все свое время проводил с будущими мама­
шами, стараясь не пропустить момента появ­
ления на свет верблюжонка, чтобы узнать жизнь верблюда с самого начала. Нельзя понять поведение животного, пока не узнаешь, как оно формируется. Глядя в осененные великолепными ресницами карие верблюжьи глаза, я часто думал: видит ли он вокруг себя то же, что и я, или его мир резко отличен от нашего? Ведь мы можем судить о верблюдах только по их реальным дейст­
виям, и, когда верблюжья мама сначала с трогательным волнением зовет своего малыша, а потом чуть ли не наступает на него, мы по­
нимаем, что в ее представлениях о действи­
тельности есть какой-то пробел. Поведение животных зачастую оказывается очень сложным и целесообразным. Но, отри­
цая у них способности логически мыслить, мы обязательно встаем перед вопросом, каким об­
разом вырабатывается столь «умное» поведе­
ние. Ведь и наши дети не рождаются со зна­
нием, что такое огонь или машина на улице, и без родительской помощи они навряд ли сумели бы избежать многих опасностей и, на­
верное, не поняли бы даже, для чего нужна ложка. Но верблюжатам никто не рассказы­
вает, как отличить мать от дерева, где нахо­
дится вымя и почему с крутого склона можно упасть... Однако задача пронаблюдать за развитием верблюжат оказалась для меня совсем нелег­
кой. За час-два до отела верблюдица отрыва­
ется от соседок и торопливо уходит в пески. Моих пеших усилий уже не хватало, чтобы поспевать за верблюдами: вместо обычных 20. теперь приходилось проходить все 40 километ­
ров, так что, не снабжай меня чабаны то ко­
нем, то мотоциклом, не увидел бы я. как начинает жизнь новый верблюд. Прежде всего, меня поразило, каким сла­
бым появляется верблюжонок на свет. В от­
личие от ягнят, козлят, телят он несколько ча­
сов не может подняться на ноги. Пожалуй, все дело в их непомерной длине, по крайней мере так же долго учатся ходить столь же длинноногие оленята. Мне пришлось запастись терпением и вести отсчет не по секундомеру, а по часам, когда я отмечал в своем журнале попытки поднять голову, выкинуть вперед пе­
реднюю ногу, оттолкнуться задними и, нако­
нец, после многих неудач в первый раз в жиз­
ни встать на считанные секунды. Верблюжонок начинает жить не торопясь. Но он настойчив. Научившись ходить, тянется к матери, трогает ее губами, пробует то тут, то там пососать шерсть. Длинный материнский хвост надолго вводит его в заблуждение, и он недоуменно стоит, качаясь на тонких ногах. Но вот счастливая случайность помогает ему найти сосок, и тут он проявляет недюжинную сообразительность. Чтобы запомнить дорогу к желанному источнику, верблюжонок то чуть отодвинется от вымени, то спешит вернуться к нему. Запомнив этот путь, он удлиняет его так, что постепенно уже довольно уверенно перебирается от передних ног матери к вымени. Но тут силы покидают его, и он укладывает­
ся спать на долгих четыре часа. Я раскладываю в стороне костерок, кипячу во фляжке чай, жую захваченные из дома сушки, а верблюжонок все спит. Мать пасется неподалеку от него, часто возвращается, об­
нюхивает, прислушивается, подозрительно гля­
дит на меня и снова уходит пастись. Наступает вечер. Я вижу, как, распустив по­
лосатый хвост, идет по песку барханный кот, собравшийся на охоту за песчанками. Проле­
тает стая дроф. Начинает подвывать сычик. Мне пора домой. Но наутро я снова с ними. Верблюжонок как будто почти не окреп. И все так же ка­
чается на ногах, но кормежка для него уже не проблема. На очереди у верблюжонка но­
вые задачи. Оказывается, в мире есть кусты, деревья, склоны и даже обрывы. Верблюжо­
нок ходит, как лунатик: вот он наткнулся на куст и силится через него прорваться — не смог и, тихо пискнув, в изнеможении лег от­
дыхать. Через полчаса злополучный куст уда­
лось обойти и, удачно скатившись кубарем с обрыва, добраться до матери. Она теперь уже не так терпелива — объела вокруг всю траву и вынуждена отходить все дальше. И верблю­
жонок, на ходу постигая премудрости жизни, следует за ней. К вечеру он уже имеет опре­
деленные понятия о больших кустах, но ма­
ленькие пока еще выше его понимания. Шут­
ка ли, нужно научиться смотреть себе под ноги. Эта проблема не слишком хорошо ре­
шается и на третий день. ...Приехал Агали-ага на верблюде. Нужно забрать верблюдицу с новорожденным к па­
стушескому стану. Но вот беда, как только мы сажаем малыша в чересседельный мешок, мать в страшном беспокойстве начинает бе­
гать вокруг. Из мешка свешивается голова верблюжонка, он отчаянно кричит, но мать те­
ряет свое детище из виду, как только мы трогаемся, и возвращается назад. Приходится вынуть верблюжонка и таким образом снова подманить мать. При этом выясняется, что она не может его различить, даже если я держу верблюжонка на вытянутых руках. Очевидно, образ верблюжонка неразрывно связан у ма­
тери-верблюдицы с положением его на песке, а не где-то в воздухе. Наконец Агали-ага применяет другой спо­
соб. Верблюжонка мы опять кладем в черес­
седельный мешок, так, чтобы голова была на­
ружу, и рядом, голова к голове, привязываем верблюдицу... А я снова отправляюсь в пески — искать новых верблюжат, только что увидевших мир. Курьер Агро Рмс. Т. Персией В. Плотном УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ВОДОРОСЛИ Из морских водорослей, собран­
ных вблизи берегов Шотландии, приготовили жидкий экстракт. Его раствором несколько лет оп­
рыскивали поверхность почвы и самые различные овощи, хлебные злаки, плодовые деревья, ягодни­
ки, посевы кормовых трав. Ока­
залось, что водорослевый экст­
ракт обладает сразу несколькими полезными свойствами. Он хоро­
шее удобрение, при внесении в почву способствует размножению полезных для растений микроор­
ганизмов. Одновременно подавля­
ет рост болезнетворных грибков. На самих растениях исчезают т.1я и паутинный клещ. Поэтому в ряде случаев экстракт можно при­
менять вместо ядохимикатов. Но в отличие от химикатов он не на­
капливается в почве, безвреден для людей и животных. «ЗОЛОТАЯ КОРОНА» — МЕРА КАЧЕСТВА Совершенно необходимо изме­
рять качество пахотной, земли. Это основа для планирования сельского производства, для под­
счета себестоимости продукции, для государственного контроля. Но вот как назвать эту единицу измерения качества земли? Мож­
но, конечно, просто оценивать землю цифровыми баллами, ста­
вить ей «пятерки», стройки», сдвойки». Но земледельцы Венг­
рии проявили крайне уважитель­
ное отношение к земле-кормили­
це, назвав единицу измерения ка­
чества пахотной земли «золотая корона». Самая лучшая земл< оценивается в 21 золотую корону. Самая плохая — в три золотых короны. Ведь даже «плохая» зем­
ля в умелых руках может при­
нести золотые пл^ды. БЫКИ И ЭВМ Выведение новых пород, сохра­
нение и приумножение полезных признаков, обращение к исходным породам как фундаменту, на ко­
тором возвышается здание селек­
ции, — все это невозможно без точного знания, «кто есть кто». Необходимо иметь родословные животных. Надо обладать точной информацией о сиюминутном и прошлом состоянии многочислен­
ного поголовья. Необходим «мо­
ментальный снимок» продуктив­
ности каждого животного, особен­
ностей его развития^ его &>сй~ возраста и тому подобного. Прак­
тика доказала, что каждое пле­
менное животное должно оцени­
ваться по совокупности шестиде-
сяти-восьмидесяти признаков. Итак, 60—80 «единиц информа­
ции» на каждого быка и корову. Но современная генетика и селек­
ция для подлинно научного веде­
ния хозяйства должна интересо­
ваться сразу сотнями тысяч, мил­
лионами животных! Здесь невоз­
можно обойтись без современной электронно-вычислительной тех­
ники. Впервые в мировой практике подобную работу успешно прово­
дит в нашей стране ВНИИ раз­
ведения и генетики сельскохозяй­
ственных животных. Институту помогают районные и межрайон­
ные станции по племенной работе, поток информации обрабатывают десятки машиносчетных станций Центрального статистического уп­
равления. Сейчас в лаборатории счетных машин института создано хранилище на 600 тысяч перфо­
карт. Это именные досье на каж­
дого животного черно-пестрой по­
роды из различных областей РСФСР. Огромный статистиче­
ский материал поможет обнару­
жить много нового и неожидан­
ного в законах изменчивости и наследственности. Сведения, скон­
центрированные и обработанные электронно-вычислительными ма­
шинами, послужат основой для научного подхода к решению за­
дач сугубо практических. А что уже на сегодняшний день принесло участие ЭВМ в племен­
ном деле? Громадное облегчение повседневных забот зоотехников: новая система обработки селек­
ционной информации снижает за­
траты труда и средств в двад­
цать раз. «ЭЛЕКТРОБАНЯ» В ТЕПЛИЦЕ Если непрерывно выращивать в теплицах помидоры и огурцы, в почве постепенно накапливают­
ся болезнетворные микробы и ви­
русы, начинают размножаться вредные насекомые. Поэтому вре­
мя от времени почву необходимо или менять, что очень трудоемкое дело, или дезинфицировать, обез­
зараживать. Для дезинфекции землю в парниках или теплицах можно хорошенько пропарить. Но это процедура сложна* а Трогая. Чехословацкий изобретатель предлагает стерилизовать почву электрическим током. Для этого два ряда электродов — прямо­
угольных пластин — погружают в землю на глубину 20—25 санти­
метров и подключают к обычной сети переменного тока. Увлажнен­
ная почва нагревается при этом до ста и больше градусов. Сов­
местное воздействие тепла и элек­
трического тока уничтожает всех вредителей, больших и малых, за­
таившихся в земле. Электрическая стерилизация экономически выго­
днее пи >й или химической. КУСТЫ ПРОТИВ ЗАСУХИ На юге США — полупустынные пастбища, где периодические за­
сухи в летнее время начисто «сжигают» траву. Фермы страда­
ют от недостатков кормов. Но со­
здать солидную сеть орошения на площади в миллионы гектаров индивидуальным фермерским хо­
зяйствам не под силу. Поэтому инженеры пока что сконструиро­
вали машину, которая в какой-то степени спасает луга и пастбища от иссушающих ветров. Принцип ее работы прост — весной, когда пастбища засевают кормовыми травами, машина срезает и кор­
чует кустарник, которого там мно­
жество, несколько измельчает кус­
ты и разбрасывает по всему паст­
бищу. Покрывало из кустарника поглощает дождевую воду, кото­
рая затем постепенно просачива­
ется в почву. Так удается соз­
дать запас влаги в восемь раз больше обычного. Температура под кустарниковым покрывалом снижается с 60 до 4(Г, что уже сносно для ростков пастбиищых трав. Во всяком случае, продук­
тивность пастбищ по сравнению с контрольными повышается в пять раз. На Луне обнаружен «лун­
ный гейзер» — об этом объ­
явили американские ученые, проводившие физические иссле­
дования спутника Земли с помощью приборов, оставлен­
ных на его поверхности экипа­
жами космических кораблей «Аполлон-12» и «Аполлон-14» (Правда , 19 октября 1971 го­
да ). Даже в наше богатое науч­
ными событиями время не часто бывает, когда на первый взгляд умозрительная, долго оспариваемая гипотеза полу­
чает внезапно сенсационное подтверждение. Два года назад в нашем журнале была напечатана под­
борка материалов о том, что на Луне, возможно, есть вода и что значительна ее роль в образовании рельефа нашего ночного светила. Лунные ручьи, кипящие и испаряющиеся в лунном ваку­
уме, лунные льды, лунные гейзеры. Эту, казавшуюся очень уж спорной и экзотической, гипо­
тезу в США неустанно разви­
вал и пропагандировал извест­
ный астроном Г. Юри, у нас, в СССР, — С. М. Григорьев, доктор технических наук. И вот — слунный гейзер»! 14 часов держался в восточ­
ной оконечности Океана Бурь водяной пар от кипящего фон­
тана воды. Площадь пятна «лунного тумана» составила 30 квадратных километров. Одновременно приборы, остав­
ленные на Луне, регистриро­
вали сейсмические толчки: гейзер вызвал лунотрясения. Трудно исчислить все по­
следствия этого события для разных отраслей науки. Мно­
гое изменится в представлени­
ях космогоннстов, планетоло­
гов. Каких еще сюрпризов ждать нам от нашей космиче­
ской соседки? Джон Фримен, сообщивший о лунном гейзере, предвидит открытие на Луне запасов нефти. Вспомним кстати: о возможности неорганическог о синтеза этого вещества гово­
рили многие русские и совет­
ские ученые, начиная с Д. И. Менделеева. 55 Путешествие в картинках: век XIX О молодом ленинградском искусствоведе Анне Васильевне Корниловой, занимающейся архивными разыскиваниями работ художников-
дилетантов, нам впервые рассказал член ред­
коллегии журнала историк Н. Эйдельман: «Интереснейшие сюжеты — пушкинские вре­
мена, Гоголь, Петербург и провинция, нигде никогда не публиковавшиеся рисунки. Аромат эпохи, запечатленный в картинках. Новые зна­
ния о минувших временах» И вот перед вами уже вторая статья на­
шего нового автора. Первую мы напечатали в № 9 за прошлый год. Путешествие в кар­
тинках продолжается. Тридцатые годы XIX века современники на­
зывали смирными по духу и трескучими по внешности. После событий 1825 года в стране воцарился дух чинопочитания и сановного верноподданничества. Департаменты и коллегии наводнили «кувшинные рыла», забитые Ака­
кии Акакиевичи и самодовольные «значитель­
ные лица». «Забавна очень встреча с ними на проспек­
тах, тротуарах, — писал Н. В. Гоголь, — они до того бывают заняты своими мыслями, что поравнявшись с кем-нибудь из них, слышишь, как он бранится и разговаривает сам с со­
бою, иной приправляет телодвижениями и размашками рук». Из этих деталей, схвачен­
ных зорким и наблюдательным взглядом, скла­
дывались яркие, убедительные характеры го­
голевских героев. Конкретное, зримое воплощение этих реаль­
ных образов мы обнаруживаем не в официаль­
ной живописи того времени, а в рисунках ху­
дожников-дилетантов. Вереницы сцен и ти­
пов, чередуясь друг с другом, словно в калей­
доскопе, мелькают на страницах альбомов. мых разных местах города: там, где призрач­
ный фонарный свет освещает каменные тро­
туары, там, где они прерываются, сменяясь деревянными, там, где даже деревянные про­
падают, где кончается булыжная мостовая. Фонарщик — неотъемлемая принадлежность города. Он — тип, и рисовальщик сообщает ему выражение, свойственное людям этого ти­
па. Напряженный, устремленный в простран­
ство взгляд, ввалившиеся щеки, скорбные складки в углах рта накладывают на лицо печать угрюмой озабоченности. Столь же характерный персонаж города — безработный («Искатель службы»). Худой и оборванный, одиноко стоит он, скрестив руки. Изможденное лицо, безнадежно ищущий взгляд и устало опущенные плечи выдают полное отчаяние. Но вот время близится к девяти часам ут­
ра. Город заметно оживляется, постепенно наполняясь людьми, имеющими свои заботы и свои досады. «По улицам плетется нужный народ, — пишет Гоголь в повести «Невский проспект», — иногда переходят ее русские му-
3kW А. КОРНИЛОВА Прогулка по На фоне подлинной панорамы Невского проспекта 1830 года вы видите впервые публикуемые рисунки из альбомов художников-дилетантов. 1. «Два часа на Невском проспекте» — рисунок неизвестного художника (Государственный Литературный музей). «Старушка-чиновница» — рисунок и: П. Вяземского (Государственный Литературный музей). 3. «Певчие» — рисунок из альбома . И. Челищева (Государственный Литературный музей). воскрешая быт, давно ушедший и во многом позабытый. Высший свет и простонародье. Петербург и провинция. Живая и красочная панорама Петербурга тридцатых годов XIX века развернута на стра­
ницах альбома неизвестного художника-диле­
танта, скромно ставящего вместо подписи монограмму «М. Е.». В этих рисунках — пе­
ред зрителем подлинно гоголевский Петербург с его разительными социальными контрастами. Рисовальщик начинает повествование с то­
го времени, когда город еще пуст. Мирные обыватели его крепко спят на пуховых перинах в голландских рубашках и ночных колпа­
ках — с кисточками и без кисточек. Сонный будочник с секирой в руках, закутавшись в необъятный тулуп, дремлет у своей полоса­
той будки. На улицах — ни души. Разуме­
ется, если не считать фонарщика. Дважды в сутки бредет он со своей «масленкой» и лест­
ницей от столба к столбу, чтобы долить мас­
ла, зажечь или потушить начинающий гаснуть фонарь. В любую погоду появляется он в са-
жики, спешащие на работу, в сапогах, запач­
канных известью, которую Екатерининский ка­
нал, известный своею чистотой, не в состоя­
нии был бы обмыть». Среди альбомных зари­
совок встречаем мы двух мужиков на пустын­
ной набережной. Они только что наполнили дровами тележку. Один из них, энергично толкая, повез ее. Другой же, как бы выбив­
шись из привычного ритма, застыл, опустив руки с зажатыми в них поленьями. Впечатле­
ние словно остановившегося движения сооб­
щает зрителю ощущение ожидания. Кажется, подъедет следующая тележка, и мужик поло­
жит в нее два оставшиеся полена. Однообра­
зие отупляющего труда этих людей так же повседневно, как и монотонность их движе­
ний. Сырая, туманная мгла застилает все вок­
руг. Из нее выступают неясные очертания чу­
гунной решетки да серый гранит набережной. Эти люди, силуэты которых одиноко читаются на фоне пасмурного петербургского неба, чуж­
ды угрюмому холодному городу, куда в по­
исках заработка занесла их судьба. 56 Рисовальщик создает здесь типы, причем типы определенной социальной окраски. По­
добные образы были нередки и в творчестве художников-профессионалов того времени: Орловского, раннего Федотова. Отголоски ут­
ренних петербургских мотивов есть и в ме­
муарной литературе. Маркиз де Кюстин, по­
сетивший Россию в тридцатые годы XIX века, описывал утро столицы следующим образом: «Везде и всюду лишь младшие чины, выпол­
няющие приказы старших... Движения людей, которые мне встречались, казались угловаты­
ми и стесненными, каждый жест их выражал волю, но не данного человека, а того, по чьему поручению он шел. Утренние часы — это выпол­
нения всякого рода поручений господ и началь­
ников. Никто, казалось, не шел по доброй воле, и вид этого подневольного уличного движения наводил меня на грустные размышления... Все было тихо и размеренно, как в казарме». Неизвестный рисовальщик был, по-видимому, человеком военным, это вполне ясно из сюже­
тов остальных альбомных зарисовок. Рано по­
утру закупоривался он в мундир, как в фут-
4 щепотку табаку, немец громко чихает, поднося к носу платок непомерных размеров. К числу сатирических альбомных зарисовок относятся «Певчие». Крайняя скудость обста­
новки: голые стены, дощатый пол, стол со штофом и рюмкой: служба идет по самому низшему разряду. Певчие торопятся. Один из них хитро прищурился. Ему не до молитв: он предвкушает благодарственный штоф. Другой поет истово, устремив глаза ввысь. Его сосед выполняет свою миссию с каким-то остервене­
нием, а стоящий за ним певчий с косицей длинных прямых волос ревностно раскрывает рот, машинально повторяя знакомый речита­
тив. Город обилен типами. Вот старушка-чинов­
ница в капоре, украшенном лентами и обор­
ками, вывела на прогулку шпица. Твердой карандашной линией очерчен ее грубоватый профиль с крупным носом над ввалившимся беззубым ртом. Туго затянутые ленты капора как бы поддерживают тяжелый, готовый отвис­
нуть подбородок. Мелкими штрихами нало­
жена частая сеть морщинок на впалые бес­
цветные щеки, тонкими серебристыми лини­
ями очерчены волны складок, за пышностью которых скрывается высохшая, немощная ста­
рость. Легонькая, сгорбленная и оттого слов­
но подавшаяся вперед, старушка мелкими шажками семенит за шпицем. Весьма воз­
можно, что этот шпиц — единственное близ­
кое ей существо, нежными заботами о кото­
ром наполнена вся ее жизнь. Старушка-чиновница, очевидно, попала в альбом Вяземского как лицо конкретное, но автор не сообщил ее имени в надписи под рисунком. Портретное сходство с известными по иконографии людьми той эпохи устано­
вить пока не удается. И вот старушка ста­
новится для нас «типом», пополняя собой га­
лерею городских образов. Стрелки часов на башне Городской думы приближаются к двум. Невский проспект в этот час наделен особой притягательной си­
лой. Нет в Петербурге лучшего места для прогулок «хорошей» публики. Широкий, ос-
G I I Невскому проспекту л яр, и отправлялся на службу. По дороге на­
блюдал он обычные, повседневные сцены, а вечером, при свете свечи, заносил их в свой альбом. Альбомов у него было несколько, вел он их аккуратно, из года в год, как дневник. Хранятся эти альбомы в фондах Государст­
венного Литературного музея. Тема горестей и радостей «маленького че­
ловека» более всего занимала рисовальщика. Развлечения этих людей также примитивны, как и их труд. Их привлекают ярмарочные балаганы или цветные «народные картинки», которые продает на улицах мальчик-разнос­
чик («Любители художеств»). Мягким юмо­
ром проникнута и зарисовка, изображающая двух гувернеров, француза и немца, нюхающих табак («Одолжитесь! — Одолжитесь!»). Чисто национальные признаки отличают одежду каж­
дого из них: изрядно потрепанный фрак, вы­
сокий цилиндр и жабо выдают француза, а маленькая шапочка с козырьком и кисточкой плотно сидит на круглой голове немца. Фран­
цуз энергичным жестом засовывает себе в нос 57 П Р О Г У Л К А П О Н Е В С К О М У П Р О С П Е К Т У вещенныи солнцем тротуар левой стороны проспекта словно расцвечивается яркими туа­
летами дам и девиц, вспыхивает золотом эпо­
лет и аксельбантов военных мундиров, отлива­
ет глубокими тонами сукна сюртуков санов­
ных особ. «В это благословенное время от двух до трех часов пополудни, которое мо­
жет назваться движущеюся столицею Невско­
го проспекта, — писал Н. В. Гоголь, — проис­
ходит главная выставка всех лучших произ­
ведений человека. Один показывает щеголь­
ский сюртук с лучшим бобром, другой греческий прекрасный нос, третий несет пре­
восходные бакенбарды, четвертая — пару хо­
рошеньких глазок и удивительную шляпку, пятый — перстень с талисманом на щеголь­
ском мизинце, шестая — ножку в очарова­
тельном башмачке, седьмой — галстук, воз­
буждающий удивление, восьмой — усы, повер­
гающие в изумление...» Блестящая экспозиция, созвучная описанию Гоголя, развернута в акварели неизвестного художника-дилетанта, опять-таки скромно поставившего под рисунком лишь свою моно­
грамму «М. Е.», но зато четко подписавшего название: «Два часа на Невском проспекте». Здесь и адъютант в обер-офицерском чине. Исполненный радужных надежд, гордо вы­
прямившись, вышагивает он по проспекту. Ли­
хо закручены молодецкие усы его, которые, несомненно, составляют предмет особых забот: смачиваются и закручиваются на ночь велене-
вою бумажкою, а по утру тщательно расчесы­
ваются и умащаются ароматическими духами и помадами. Такие усы дают своему облада­
телю все основания устремить дерзкий взгляд под шляпку идущей навстречу дамы. Да и дама не в силах не заметить их владельца. В изысканной шляпке, пелерине, с зонтиком в руках она едва касается тротуара легкими башмачками и, кажется, вот-вот поднимется в воздух вместе со своими пышными юбками. Она бы давно уже и поднялась, если бы не мужчина, под руку с которым она шествует. Его плотная фигура в наглухо застегнутом пальто и высоком цилиндре словно притягива-
дир... Но присматриваясь к силуэту этой ве­
ликолепной фигуры, с невольным изумлением замечаешь в ее контуре очертания некой фан­
тастической птицы. Треугольная шляпа с пыш­
ным плюмажем превращается в причудливый хохолок над головой. Туго стянутая высоким воротником длинная шея, кажется, вот-вот изогнется знакомым птичьим движением слег­
ка в бок, а полы мундира и тонкая шпага вдруг дрогнут, словно легкое разноцветное хвостовое оперение. Рисовальщик будто мистифицирует зрителя, пользуясь тем же приемом контраста видимо­
сти и сущности, что и Гоголь, когда бросает свое крылатое выражение: «Все обман, все мечта, все не то, что кажется». Подтверждением этого служат изображен­
ные на втором плане фигуры молодых людей. Это те, кому «не более 25 лет от роду», у кого прекрасно сшитое пальто, блестящий цилиндр и тросточка. Те, чьи образы прямо перекликаются с гоголевским персонажем из повести «Невский проспект». Один из героев Ш Ш • • ггггтТмтгтн ",;:{! i I I I I 1 I I I aw **-*'***лл 4. «Петербургское ftp»» — рисунок из альбома П. И. Челищем (Государственный Литературный музей |. 0 i 1 I 1 е "ГГГГГГТ*Т Г* • • • ТГ СГ Г Г Г Г Г Г Г Г Г Г! 1 в § a 1 1 1 Г III гт*Ш в i В В' В в в ет спутницу к земле, отмеряя по тротуару четкие, твердые шаги. В том же направлении, что и описанная супружеская пара, стремительно шагает длин­
ноногий господин, засунувший руки в карма­
ны. Полы его нальто распахнуты, кажется, он летит, спешит по неотложному делу, гонимый какой-то неотвязной мыслью. Но так ли? Пе­
тербуржец А. Башуцкий, описывая Невский проспект в два часа дня, пишет: «...вам ка­
жется, что все это вертится, мелькает, бежит, летит мимо нас, с изменчивостью, быстротою и блеском мысли или молнии! Ничего не бы­
вало, вы очнетесь и увидите, что люди просто и спокойно гуляют по улице большого города. Именно гуляют, мы уже сказали, что наша публика не может ходить, это факт, она толь­
ко гуляет и то для здоровья...» Возможно, и наш господин просто прогуливается в быст­
ром темпе, единственно из соображений того, что это полезно в предобеденное время. На досуге он обдумывает свои дела, мимоходом делая в уме замечания насчет встречающих­
ся по пути лиц. «Нагуляв» таким образом ап­
петит, сухопарый желчный субъект отправится к изысканному столу, куда он уже пригласил двух-трех приятелей; а от него переберется в диванную, где во время послеобеденной бе­
седы представится случай едко позлословить насчет близких и дальних знакомых, встречен­
ных нынче все на том же Невском проспекте. Возвращаясь к рисунку, замечаем офицера. Он стоит, поворотясь спиной к зрителю. От его столь выразительной презрительно-скуча­
ющей спины так и веет байронизмом армей­
ского пошиба. Значительность позы, со сло­
женными на груди руками и слегка отставлен­
ной в сторону ногой, исполнена хорошо про­
думанного изящества. Широкие плечи и узкая «талия заключены в прекрасно сшитый мун-
повести гуляет в отлично сшитом сюртучке. Вы думаете, он очень богат? «Ничуть не бы­
вало, — восклицает писатель, — он весь состо­
ит из своего сюртучка». Здесь все фикция, все наоборот, все искусственно. «Он лжет во всякое время этот Невский проспект». Время уже перешло границу двух часов: на­
ряду с «хорошей» публикой на заднем плане начинают появляться новые люди; в широких шинелях и накидках, в картузах с козырьками они деловито шагают вдоль улицы. Они оза­
бочены: «На задумчивых их лицах, кажется, начертано слово: расчет, под нахмуренными бровями, в морщинах лба гнездится спеку­
ляция, из проницательных быстрых глаз вы­
глядывает кредит. По этим признакам вы уз* наете купцов или чиновников», — пишет Ба­
шуцкий. Верность изображения в акварели и ее со­
впадение с описаниями наводит на мысль, что рисовальщик, очевидно, и сам принадлежал к числу прогуливающихся по Невскому прос­
пекту. Лица, им изображенные, несмотря на типизацию, явно портретные. Создается впе­
чатление, что карикатура имеет конкретного адресата: это общество, близкое автору, а потому главное в ней — выразительность бы­
стро схваченных образов. Видимая свобода рисунка и фрагментарность композиции толь­
ко подтверждают его экспромтный характер. Экспромт — это значит живые, реальные, когда-то ходившие по Невскому проспекту люди, чьи имена и чью судьбу нам никогда не будет дано узнать. И в этой смеси острой типизации и живой хроники давно отошедших лет. пожалуй, глав­
ная прелесть рисунков художников-дилетан­
тов. 58 
Автор
dima202
dima202579   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Журналы и газеты
Просмотров
385
Размер файла
142 160 Кб
Теги
1972, заметка
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа