close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

заметка, ж. Знание-сила. №9(555) 1973

код для вставкиСкачать
гелей поднимают стебель на обычную высоту. И, соответственно, теряют прочность соло­
мины. Да, было от чего прийти в отчаяние! Есть ли прок в растениях, не способных дать мно­
го зерна и постоянно теряющих то достоин­
ство, ради которого их заводили? Тем не менее карлики-великаны"•*** ^немиф. А обвинения против них свидетельствовали лишь о том, что биологи недостаточно поры­
лись в зеленой кладовой мира. Это и под­
твердили дальнейшие события. В двадцатые годы нашего столетия на центральной опытной станции Коносу япон­
ские селекционеры стремились создать ско­
роспелую, устойчивую к ржавчине пшеницу. Среди прочих они привлекли в скрещивание обычный американский сорт Турки Ред, воз­
никший из русской пшеницы Крымка (в США ее завезли в 1873 году украинские переселен­
цы-духоборы). Его соединили с другим, не­
сколько более низким сортом — смешанного американско-японског о происхождения. В ре­
зультате на делянках появились какие-то странные растения: их стебель поднимался над землей всего на 50—60 сантиметров — вдвое меньше обычного. На поливе, при обильном питании, в тепле их колосья «вы­
тягивали» небывалый по тому времени уро­
жай — до 90 центнеров зерна с гектара. При всем при том эти пшеницы вели себя не но-
пшеничному: они не ложились на землю! Какая сила сдерживала рост случайной на­
ходки японских ученых? Наследуется ли бла­
гоприобретенное свойство или оно мелькнуло солнцем в пасмурную погоду? Завесу тайны приподняли американцы. В 1946 году среди прочих трофеев вывезли они из Японии сорт Нории-10 — такое имя по­
лучила первая коротышка. Его изучение дало ответ сразу на оба вопроса. Ибо исследова­
тели убедились: тормозом роста служат три гена карликовости. Даже один из них заставил бы пшеницу несколько потерять в высоте. А совместными усилиями они снизили отношение длины ко­
лоса к длине соломины с 1:7 (у рослых форм) до 1:3 — то есть до самого рациональ­
ного с точки зрения строительной механики. Кроме того, трехгенные малыши настолько упрочили стенки своего стебля, что он легко поднимает колос в 1,5—2 раза более тяже­
лый, чем удавалось обычным сортам. Вместе с тем у всего живого именно гены ответственны за передачу признаков родите­
лей детям. Выходит, судьба новичков попала в надежные руки. Действительно, в 1949 году под Вашингто­
ном О. А. Фогель соединил коротышку Но­
рии-10 с обычной пшеницей Бревор (кстати, и в этом сорте текла кровь русской пшеницы Крымка!) История повторилась: соломина но­
ворожденного сорта Гейне дотянула лишь до 70 сантиметров. Зато его колосья на ороше­
нии с первой же попытки подняли рекорд­
ный вес — 83,3 центнера зерна с гектара. С тех пор, как подобает чемпионам, Гейне по­
стоянно улучшал собственное достижение. Однако подлинный триумф на долю коро­
тышек выпал в Мексике. Местные крестьяне— хлеборобы с большим стажем. К тому же по­
ля их находятся в основном на поливе, тепла и света злакам тут хватает. Тем не менее средние сборы зерна не превышали 7,5 цент­
нера с гектара. Сказывалось крайнее исто­
щение почвы да низкий потенциал высеваемых сортов. Но постепенно ученые во главе с Н. Э. Борлаугом исправили положение. Кое-где про­
дуктивность пшеничного гектара вплотную подошла к 50 центнерам. Подошла — и буд­
то в стену уперлась. Полегание растений! Барьером встало оно на пути земледельцев. Безрезультатно был опробован весь арсенал биологической науки. В 1954 году Н. Э. Бор-
лаут привлек в союзники Норин-Ю. Его бо­
гатство — три гена карликовости — селекцио­
нер ввел в наследственный аппарат лучших пшениц-мексиканок. И хотя при этом потерял один ген, все же получил растения со стеб­
лем, скромно ограничивающим длину 80—90 сантиметрами, благодаря чему они выдержи­
вают и обильный полив, и повышенные дозы азота. А в результате, например, сорт Питик-
62 на конкурсе по урожайности в Канаде на 24 процента обошел чуть ли не мировой пше- . ничный эталон — сорт Манитоба. Пшеничная проблема для южной соседки США перестала существовать. А «зеленая революция» шагала по планете. Из Мексики — в Индию (Н. Э. Борлауг пос­
лал туда свои семена, и индийские ученые на их основе вывели собственные карлики). За­
тем в Пакистан, Марокко, Тунис, Турцию. Се­
годня дань пшеничному перевороту отдают Италия. Япония, США, Канада. В СССР ма­
лышей для орошаемого земледелия конструи­
руют: в Курганской области — почетный ака­
демик ВАСХНИЛ Т. С. Мальцев, около Сара­
това — Ю. А. Козлов, во Фрунзе — М. Г. Тов-
стик (о его работе см. наш журнал № 4 за 1971 год). «Поветрие» это распространилось с пшени­
цы на рис. На Филиппинах вывели коротко-
стебельную его форму. Ей нипочем 135 ки­
лограммов удобрений на гектар, хотя ранее существовавшие сорта льнули к земле при втрое меньшей дозе. Кроме того, если каж­
дые 500 граммов чистой азотной подкормки увеличивали продуктивность старых сортов на пять килограммов зерна, то новинка до­
бавляет вдвое больше. Наконец, рис-коротыш­
ка созревает на месяц-другой скорее длинно-
соломистых предшественников. Тем же путем в Индии укрепили стебель ячменя, в США — овса, в СССР, Швеции, ФРГ — ржи. ОТ ДОБРА ДОБРО ИЩУТ Что же, все встало на свои места. Добро торжествует, вода вновь подружилась с зер­
новыми. А ученые продолжают бить тревогу. По их мнению, полного «ажура» на сегод­
няшней зерновой ниве по-прежнему «ет. Беда в гом, что все зеленые малыши, начиная с японца Нории-10. замешаны на рецессивных генах карликовости. А это значит, что через два-три поколения этот ген может быть по­
давлен действием парного доминантного ге­
на — сильного двойника рецессивного гена. А доминантный же ген определяет длинносте-
бельность растения, и. если он вмешается в дело, будет потеряно все, за что боролись ученые. Как выбраться из очередной ловушки, уго­
тованной природой человеку? Очевидно, путь один: еще раз покопаться в зеленой кла­
довой, поискать там. Вдруг найдутся злаки, у которых ген карликовости доминантен. Именно так поступил ленинградский ученый В. Д. Кобылянскин. Три тысячи образцов ржи, собранные со всего света в коллекцию Всесоюзного института растениеводства имени Н. И. Вавилова, обследовал он. И дважды (на три-то тысячи!) пришла удача. Ее при­
несли растение из Болгарии и один из гибри­
дов отечественного происхождения. Они вы­
держали все проверки, даже скрещивания с великанами ржаного царства — дети от это­
го брака были из породы ванек-встанек — они не льнули к земле. Господствующие ге­
ны карликовости сказали свое веское слово. Теперь из Ленинграда во все концы страны и за рубеж ежегодно отправляют по 300 се­
мян — селекционеры вовлекают новинки в гибридизацию, стараются с их помощью соз­
дать рожь-шедевр: высокоурожайную, из по­
коления в поколение не клонящую колос под дождями. Прояснился горизонт и у «пшеничников». В 1930 году французская экспедиция вывезла из Тибета живые семена ультра коротышки — сорта Том Пус. Правда," об этой пшенице быстро забыли — тогда немногие связывали урожай зерна с длиной поддерживающей его соломины. Переоткрыл былую находку ленин­
градец М. М. Якубцинер. В 1958 году он во всеуслышание заявил: Том Пус —явление для пшениц уникальное. Ибо низкий стебель для него— фамильная черта. Затем в Родезии был искусственно создан второй образец столь же непоколебимог о растения. Фундамент дальнейшей борьбы за пшеничный идеал был заложен. Ученые восстановили висевшую бук­
вально на волоске дружбу злаков с водой. РЕАБИЛИТАЦИЯ ЧЕРЕЗ ЧЕТЫРЕСТА ЛЕТ Ну, а теперь пора с нив перебраться в сады. С точки зрения человека, первые семь или даже десять лет жизни фруктового дерева пропадают впустую — оно только готовится к плодоношению. Да и места яблоня, груша занимают много: посадите на гектар триста с небольшим корней — и там начинается давка, сосед затеняет соседа, норовит ото­
брать у него пищу, воду. Да еще плодовые поднимают свои кроны на уровень трех-че-
тырехэтажного дома. И плоды зреют на всех «этажах» — в итоге производительность на уборке фруктов всегда очень низкая. Муча­
ются садоводы и с уходом за своими питом­
цами: к каждому подай автовышку или под­
ставь огромную лестницу — не мудрено, что и специалист в день обслуживает не больше пяти деревьев. А ведь в колхозном, совхозном саду их тысячи! И все преждевременно вы­
рождаются, если их ветви систематически не подрезать. Положение не спасла даже химия, лет де­
сять назад создавшая препарат алар. Верно, стоило попрыскать им яблоню, как она в три раза уменьшала длину побегов и в четыре раза увеличивала количество цветков, резко поднимая урожайность. Но ,не все сорта реа­
гируют так — некоторые не обращают вни­
мания на химическую обработку. Это раз. Кроме того, алар попадает на плоды. Пусть микродозами, безвредными для человека, но попадает. И кто знает, не проаларимся ли мы в конце концов? Разбираясь в том, как облегчить участь са­
доводов, англичанин Р. Г. Хеттон с Ист-Мод-
лннгской опытной станции в 1912 году при­
шел к тому же выводу, что и специалисты по злакам: ставка на растения-гулливеры оши­
бочна. Ему, правда, было легче: в реальности мини-стволов (высотой в 2—3 раза меньше обычного) никто не сомневался. Прародители нынешних горцев Закавказья, Средней Азии других плодовых деревьев почти не знали. Некоторые сорта седой старины дошли до наших дней. Под именем парадизка (совсем лилипуты) к дусен (чуть выше) их можно встретить в фруктовых насаждениях европей­
ских стран, где они некогда царили. Однако все ли -парад нэк и и дусен ы из по­
коления в поколение — малыши? Анализ выявил, что биологи древности не утруждали себя точностью. С их легкой руки парадизка-
ми и дусенами названы шестнадцать групп яблонь. Причем шесть из них явно тяготеют к сильному росту, три — вовсе гиганты. Зато оставшееся меньшинство владеет доминант­
ным геном короткого стебля. А потому готово передавать свой фамильный признак по на­
следству всегда :и везде. Тем же достоинством отмечено новое пополнение группы низкорос­
лых яблонь — парадизка краснолистная, не­
давно выведенная В. И. Будаговским, и дусен крымский селекции А. Ф. Марголина. И, наконец, последний вопрос, с которым предстояло справиться поклонникам деревьев-
невеличек: как лучше использовать их, чтобы и размер яблонь уменьшить, и ни грамма до­
стигнутой садоводами урожайности не поте­
рять? Около полувека ушло на это. Сегодня садам выписаны два спасительных рецепта. Первый — на стволик укорененного карлика привить ветку обычной яблони. Второй — из стволика карлика вырезать как бы вставку. И зажать ее между двумя частями обычной яблони — укорененным стволом и веткой. Выращенные таким способом коротышки в полтора 'раза интенсивнее поглощают солнеч­
ные лучи, чем их огромные собратья. И это при условии, что на единице площади теперь помещается в четыре раза больше жильцов! Вместе с тем новые яблони вдвое быстрее вступают в плодоношение и образуют плоды на 20—30 процентов больше по размеру, вк>ънее. чем у предшественников. Поэтому урожайность низких садов подпрыгнула вдвое по сравнению с обычными. Но малыши не только продуктивнее велика­
нов. Они удобнее. Для ухода за ними, для сбора урожая автовышка не нужна. А если рабочий и подставляет лестницу к мини-
дереву, то — легкую стремянку. Поэтому за смену один человек собирает с них больше тонны яблок, а не две сотни килограммов. * Вслед за яблонями ученые снизили высоту груш, черешен, слив. Вот почему садоводы с тем же основанием, что и хлеборобы, уверен­
но говорят: будущее — не за растеннями-гул-
ливерами. Лилипуты оказались сильнее, ф А ДЕСЯТОЙ ПЛАНЕТЫ НЕТ КАК НЕТ Сотрудники Лоуренсовской лаборатории (США), изучив осо­
бенности движения кометы Галлея, пришли в выводу, что в нашей Солнечной системе должна существовать еще одна — десятая планета. Астронамы из Гринвичской обсерватории в течение года вели поиски новой планеты, однако обнаружить ее не удалось. Наблюдения проводились в участке неба, охватившем по крайней мере 3,5° по обе стороны от точки, в которой предсказано появление планеты. Гринвичские астрономы высказывают мнение, что если трансплуто-
новая планета и существует, то или масса (а тем самым и яркость) ее меньше, чем вычислили американцы, или ее положение сильно от­
личается от предсказанного. ЕЩЕ РАЗ О КОЛЬЦАХ САТУРНА Недавно астрономы провели радиозондирование самой удивитель­
ной планеты нашей Солнечной системы — Сатурна с его загадочны­
ми кольцами. При этом была использована локационная антенна с параболическим отражателем диаметром 65 метров. В ходе эксперимента ученые разбились на две группы. Одна вела расчеты, другая их проверяла. Общее мнение ученых таково: 1. Наблюдения проведены с наибольшей на сегодняшний день точ­
ностью. 2. Кольца не состоят из мельчайших частиц каменной пыли или льда. . 3. Скорее всего они образованы твердыми глыбами, которые имеют в поперечнике не менее 1—2 метров. НИ ПЛАНЕТА, НИ ЗВЕЗДА Выступая недавно на конференции Американского астрономического общества, докто»р Питер ван де Камп сообщил об открытии им пла­
неты, вращающейся вокруг звезды Эпсилон в созвездии Эридана. 36 лет наблюдал американский астроном за 40 звездами, входящими в это созвездие. Только после того, как он сделал 800 фотоснимков и статистически их обработал, он рискнул выступить с таким сообще­
нием. Дело в том, что перемещение звезд внутри галактик идет по строго предсказанным теорией путям. Движение же Эпсилона Эри­
дана отличается колебаниями, которые могут быть объяснены, по мне­
нию ученого, только присутствием планеты, вращающейся около «ма­
теринской» звезды. По его вычислениям, такая планета должна иметь массу, в шесть раз превышающую массу Юпитера — величайшей пла­
неты в нашей Солнечной системе. Продолжительность года на новой планете — 25 земных лет; ее орбита проходит на расстоянии 1 мил­
лиарда 200 миллионов километров от центральной звезды, то есть примерно в восемь раз дальше, чем Земля от Солнца. В этих усло­
виях температуры там должны быть слишком низкими для возникно­
вения каких-либо форм жизни. Однако не совсем ясно, можно ли называть новооткрытое небесное тело планетой: для этого оно, пожалуй, слишком велико. С другой стороны, к звездам оно тоже никак не может быть отнесено: не толь­
ко потому, что не обладает необходимой для этого светимостью, но еще и потому, что слишком мало. Самые «мелкие» из известных нау­
ке звезд имеют массу, не меньшую 6 процентов солнечной, а новый объект — менее I процента. По убеждению астрофизиков, в столь малом небесном теле не могут возникнуть температуры, доста­
точные для того, чтобы в ядре «пошла» ядерная реакция, дающая свойственное всем звездам излучение. Так что в этом случае есть повод для самых различных теоретических предположений. ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА ТИТАНЕ? Кое-какие условия для жизни на Марсе все-таки есть. Теперь это доказано. Но еще более удивительно, что примитивные формы жизни могут существовать и на Титане — спутнике Сатурна, удаленном от Солнца на расстояние в десять раз большее, чем наша Земля. Недавно получены данные о том, что на Титане есть своя атмос­
фера, создающая так называемый парниковый эффект. А это значит, что на поверхности Титана значительно теплее, чем считали ранее. Проверка этого предположения продлится несколько лет. МЕРКУРИЙ ПОХОЖ НА ЛУНУ Астрономы находят сходство в климате Луны и Меркурия. И тут, и там — лишенные атмосферы, безжизненные пространства, крайне резкие перепады температур между освещенной Солнцем и теневой сторонами. В последнее время выяснилось, что сходство идет еще дальше. Изучение спектральных отражений позволяет говорить и о сходстве поверхностных геологических пород: на Меркурии, как и на Луне. есть пространства, покрытые темным стеклом с высоким содержанием железа и титана. А ПЛУТОН ПОХОЖ НА МАРС Американские астрономы дали новое, более точное, определение мас­
сы самой далекой планеты Солнечной системы — Плутона. Они про­
вели тщательный анализ возмущений, вызываемых Плутоном в орби­
тальном движении Нептуна по наблюдениям с 1846 по 1968 год. Мас­
са Плутона, по этим вычислениям, равна 0,11 массы Земли, то есть значительно меньше, чем предполагали ранее. Если принять диаметр планеты равным 6400 километрам, то средняя плотность Плутона бу­
дет равна 0,88 земной. Таким образом, по массе и размерам эта пла­
нета очень близка к Марсу. Г д е - т о д а л е к о в к о с м о с е 2. Размеры планет относительно Солнца. 3. Орбиты планет. 4. Созвездие Эридана. ПОЧЕМУ ОНИ ПОГИБЛИ? 1972 год оказался ре­
кордным но числу ко­
раблекрушений. Погиб­
ло 188 судов. Общая вмести­
мость их — 1 056 904 тонны. Осо бенно не повезло в этом году су­
дам в возрасте 10—20 лет. В чем же причины кораблекрушений? Основная причина — взрывы и пожары. Как и в 1971 году, ката­
строфы по этой причине остаются на первом месте. В результате взрывов и пожаров в 1972 году погибло 53 судна, причем чаще пожары возникали на судах, пе­
ревозящих химикалии, жмых и ле­
соматериалы. С 1968 года стало заметно снижаться число ката­
строф из-за посадки на мель. Од­
нако 1972 год нарушил эту тен­
денцию. Потеряно 48 судов, по­
строенных большей частью в пос­
левоенные годы. Тяжелые погод­
ные условия тоже сказались на состоянии флота. И хотя здесь цифра потерь (24 судна) меньше, чем в 1971 году (36 судов), все же она намного превышает сред­
нюю цифру потерь за последние 5 лет. 23 корабля погибли в резуль­
тате столкновений. Эта цифра — самая высокая из когда-либо за регистрированных потерь по этой причине. Из-за аварий по другим причи­
нам, в основном из-за течи в кор­
пусе, погибло 40 кораблей. УЧЕНЫЕ «ИГРАЮТ В ЗАЙЧИКИ» Высотные дома в Токио растут как грибы — необычайно быстро и без всякого плана. Иногда два-
три небоскреба закрывают солнце для целого квартала. Выход из этого положения наш­
ли японские оптики. Они разра­
ботали довольно сложную систе­
му, которая включает мачту, электромотор с автоматикой, во­
гнутое параболическое зеркало для собирания лучей и выпуклое зеркало для их рассеивания. Уст­
ройство позватит освещать сол­
нечным светом те комнаты, куда не попадают прямые лучи днев­
ного светила. -*~ САНАТОРИЙ В ЦАРСТВЕ НЕПТУНА Черноморские «курорты Болгарии известны во всем мире: мягкий климат, «золотые» пески, теплая вода, комфортабельные отели. Многие — на самом берегу моря, почти у кромки воды. А что если пойти «дальше», или, вернее, «глубже»? Построить санаторий прямо в воде, на дне моря? По мнению болгарских врачей, не­
обычная окружающая среда, ти­
хая и не очень яркая, должна благотворно влиять на психику. Горожанин, уставший от дина­
мичной и шумной обстановки, от­
дохнет в непосредственном кон­
такте с морем гораздо лучше, чем в обычном санатории. Но возника­
ет вопрос: ке будет ли человек чувствовать себя под водой плен­
ником керш? Архитекторы преду­
смотрели и это обстоятельство. В морской глубине отдыхающих встретит максимальный уют и комфорт — привычные очертания комнат, широкие иллюминаторы, солидная мебель, тихая музыка, теплый воздух и полное отсутст­
вие сырости. Будут там и насто­
ящие камины, и бесшумные вен­
тиляторы. Ну и, разумеется, ки­
но, телевидение, библиотеки. Подсознательное чувство глу­
бины быстро растает и не при­
несет тревоги. 10 САМЫЙ СТАРЫЙ ПЛЕННИК ЯНТАРЯ Каких только насекомых не на­
ходят внутри янтаря — и муравь­
ев, и жучков, и кузнечиков, и пауков. Недаром биологи счита­
ют янтарь прекрасным наглядным пособием, изготовленным самой природой. Недавно в Ливане найден кусок ископаемой смолы, которому 140 миллионов лет. (Наш балтийский янтарь в три раза моложе.) Внут­
ри него ученые увидели крошеч­
ного комарика размером всего полтора миллиметра. Это самое старое насекомое, сохранившееся до наших дней целиком, без еди­
ного изъяна. Специалисты полу­
чили единственную возможность исследовать «устройство» насеко­
мого, обитавшего в буйных джун­
глях весьма далекой эпохи. «БУЛЬБА» СТА НОВИТСЯ «ЗОНТИКОМ» Сейчас во всем мире переднюю часть морских кораблей строят по образу и подобию головы ки­
та. Это — одна из практических побед бионики. Если раньше нос корабля был острым, то теперь он закруглился, что способствует повышению скорости. В Польше эту часть корабля называют «бульбой». Профессор Е. Дерфер и капитан дальнего плавания В. Л\иленушки из Гданьска счи­
тают, что круглый нос корабля может служить еще и тормозом. Для этого на «бульбе» укрепля­
ют щиты на петлях. Обычно они плотно прилегают к носу. Но как только необходимо быстро затор­
мозить, щиты раскрываются в виде зонтиков. Тормозной путь сокращается вдвое. МИКРОБЫ — ОТЦЫ СТАЛАКТИТОВ Многие минералы — сера, бо­
лотная железная руда, некоторые фосфаты — образуются с помо­
щью микроорганизмов. По мнению американского про­
фессора Ф. Вента, проводившего эксперименты в пещерах штата Невада, образование сталактитов тоже невозможно без участия микрогрибков. Споры их попада­
ют на влажный потолок пещер и прорастают там в капле воды. В результате жизнедеятельности грибков начинает выступать угле­
кислая известь в виде мелких кристалликов. Первые кристаллы поддерживаются поначалу тканью грибков. Затем они прирастают к потолку пещеры. На них, как на крошечном фундаменте, прораста­
ют новые споры. Так рождается сталактит. ГОЛУБАЯ ШАПОЧКА Итальянским археологам повез­
ло. На одном из Липарских ост­
ровов в Тирренском море они рас­
копали остатки захоронения, от­
носящегося к глубокой древ­
ности — к 1500 году до нашей эры. Среди осколков глиняных горш­
ков лежала в полной сохран­
ности детская игрушка: кукла из обожженной керамики. Судя по всему, сделана она была где-то в Греции по заказу этрусской семьи. Кукла раскрашена весьма стой­
кими красками: губы у нее крас­
ные, косы — черные, платьице — розовое, а шапочка — голубая. ПОЛИЭТИЛЕН ВМЕСТО ГИПСА? В Польше начато производство оригинального устройства для транспортировки людей с пере­
ломами рук и ног. Оно состоит из четырех полиэтиленовых меш­
ков разной формы и величины. ЛАешок надевают на поломанную конечность, наполняют воздухом и наглухо застегивают замком-
молнией. Это обеспечивает пол­
ную неподвижность поврежден­
ных костей, а при открытых пе­
реломах останавливает кровоте­
чение. КОМПЬЮТЕРЫ ПРЕДСКАЗЫВАЮТ На втором по высоте здании Токио установлена своеобразная радарная система метеокомиью-
теров. Основная задача этого со­
оружения — предсказывать гро­
зу. Дело в том, что в Токио рез­
ко возросло число несчастных случаев от ударов молнии ' в электросеть в тот самый момент, когда ее ремонтируют. Это и по­
служило причиной установления радарно-компьютерной системы. Оповещают метеокомпьютеры и о приближающихся к городу вих­
рях. Дальность действия системы 125 морских миль. ТЕЧЕНИЯ ПРОТИВ ОБЛАКОВ Американским ученым удалось проследить, как возникают и пе­
ремещаются гигантские вихревые течения в Атлантике, диаметр ко­
торых превышает 100 миль, а температура несколько ниже, чем у вод окружающего их Гольфстрима. Образуются та­
кие воронки, когда какой-ли­
бо рукав Гольфстрима отры­
вается от основного потока и «берет в окружение» участок холодной воды. Затем они мед­
ленно смещаются на юг вдоль восточного побережья Северной Америки и на широте мыса Кен­
неди поглощаются, очевидно, теп­
лыми водами Гольфстрима. Если теплые воды, по мнению ученых, вызывают образование облаков, то холодные действуют наобо­
рот — «рассасывают» низкие об­
лака, проходящие в этом районе. Так, исчезновение облаков над Атлантикой в августе 1972 года, очевидно, связано с этим явле­
нием. Доказательство — инфра­
красные снимки, сделанные с бор­
та метеоспутника, заставшего ко­
нечный этап этого процесса. КОНТИНЕНТЫ СОЕДИНЯЮТСЯ Испанский инженер предложил проект моста через Гибралтар­
ский пролив. Длина — 25 кило­
метров. Двенадцать опор подни­
мутся над уровнем моря на 80 метров, а глубина их фундамен­
тов достигнет 70 метров. Таким опорам не страшны ни ураганные ветры, ни землетрясения. Прочие аварии тоже предусмотрены — каждый пролет моста подвесят независимо друг от друга. По мосту пройдут две железнодо­
рожные колеи и автомобильная дорога с тремя полосами движе­
ния. Стоимость транспортировки грузов через пролив сократится на 40 процентов. Если мост из Европы в Африку — пока лишь в чертежах и расчетах, то первый мост между Европой и Азией бу­
дет готов уже в нынешнем году. Он повиснет над водами Босфора на высоте 64 метров, что позво­
лит проходить под ним самым крупным морским судам. Огром­
но расстояние между опорами — более километра. За год по мосту пройдет около восьми миллионов автомашин. ВСЕ ВЫШЕ, И ВЫШЕ, И ВЫШЕ... Чтобы метеорологические прог­
нозы стали точнее, специалистам необходимо забраться в как мож­
но более высокие слои атмосфе­
ры — в самую «кухню погоды». С этой целью в США создан робот-зонд — своеобразный гиб­
рид дирижабля с воздушным ша­
ром. В его гондоле — источники тока, электромотор. По команде с Земли радиоустройст­
во включает двигатель. Первые испытания проходили на высоте 19 километров. Дистан­
ционно управляемый зонд послуш­
но менял направление полета и зависал в одной точке на какое угодно время. Мог он лететь и против ветра. В этом случае включался автопилот, который учитывал силу воздушных пото­
ков. Объем шара, наполняемого ге­
лием, 8 тысяч кубических метров, ф I I Ю. ЯРОВОЙ, наш собственный корреспондент по Уралу Магнитные монополи — есть они или же их нет? — вот уже пятое десятилетие не дают покоя физикам. Рсанкция поручила двум своим собственным корреспондентам — по Уралу и по Дубне — взять интервью у веду­
щих советских ученых в этой области. Вопросы к интервью: /. Действительно ли нарушает симметрию мира отсутствие магнитных зарядов? 2. «Там» ли ищут монополь? 3. Что бы принесло его открытие? 4. Или — его «закрытие»?.. Академик С. В. ВОН СО ВС К И И:' сЗА» По поручению редакции я обратился в президиум Уральского научного • центра с просьбой об интервью с его председателем. Сергеем Васильевичем Вон-
совским. Вскоре мне передали записку: «Просмотрите, пожалуйста, сборник «Моно­
поль Дирака» под редакцией Б. М. Волотов-
ского и Ю. Д. Усачева. Издательство «Мир», 1970 г. С. Вонсовский». Так начался мой конспект к интервью. 1. «Вопрос о существовании магнитного заряда (одиночного магнитного полюса, мо-
нополя) — один из самых давних в совре­
менной теоретической физике. Достаточно сказать, что первая публикация — работа Дирака — относится к 1931 году. Однако за почти сорокалетний промежуток времени в библиографии по проблеме маг­
нитного монополя едва ли найдется 150—160 работ, причем большинство из них появилось за последние 5—6 лет. От­
давая должное многим авторам и не желая умалять достоинства их работ, все-таки следует заметить, что первая работа Дира­
ка оказалась первым и по существу единст­
венным принципиальным успехом теории...* (Ю. Д. Усачев). Итак, Поль Адриен Морис Дирак, про­
фессор Кембриджского колледжа, лауреат Нобелевской премии, член Королевского об­
щества и иностранный член Академии наук СССР, автор релятивистской теории элект­
рона, предсказавший, существование позитро­
на. И — монополя: «Если предположить, что может сущест­
вовать частица с одиночным магнитным по­
люсом и что она взаимодействует с заря­
женными частицами, то законы квантовой механики приводят к требованию квантования электрических зарядов — все заряды долж­
ны быть кратными единичному заряду е..» (Дирак, 1948 год ). 2. «Сумасшедшая» гипотеза Поля Дирака о существовании изолированных магнитных полюсов возникла из анализа знаменитых уравнений Максвелла, о которых Генрих Герц выразился так: «Нельзя изучать эту удивительную теорию, не испытывая времена­
ми странного чувства, как будто в уравне­
ниях и формулах есть своя собственная жизнь — как будто они умнее нас, умнее даже самого автора, как будто получаем от них больше, чем сначала было в них вло­
жено». Смысл этих уравнений Максвелла заклю­
чается в том, что они узаконивают некую несимметричность магнетизма по сравнению с электричеством. Электрические силовые ли­
нии всегда имеют источник, то есть начало и конец, а магнитные — нигде не начинаются и нигде не кончаются, ибо они источника в виде магнитного заряда не имеют. Источни­
ком магнитного поля в теории Максвелла могут быть лишь электрические токи. Однако разрешают ли существование мо-
нополен сами уравнения Максвелла? Да, уравнения Максвелла не возражают против их «магнитного» истолкования, и раз так, то оба явления — электричество и магнетизм — получают равноправие, мир — полную симметрию, а физика — объяснение квантованности зарядов. «Поскольку извест­
но, что электрические заряды квантованы, и пока не предложено другого объяснения это­
го факта, кроме существования магнитных полюсов, мы имеем основание серьезно рас­
сматривать возможность существования маг­
нитных полюсов» (Дирак, 1948 год). 3. «Дирак... представил монополь как конеч­
ную точку «нити» магнитного диполя, дру­
гой конец которой находится где-то в бес­
конечности...» (Г. Вентцель, 1966 год). ...Таков теоретический «портрет» таинствен­
ного монополя — магнита с одним полюсом. Ни об одной из элементарных частиц, обна­
руженных за последние 40 лет. начиная с по­
зитрона, не было известно до их открытия столько, сколько о мифическом однополюсном магните. Не удивительно, что сотни физиков так да!го и упорно его искали и ищут до сих пор. Увы, «все эксперименты... дали отрицатель­
ные результаты в том смысле, что не было обнаружено треков, которые можно было бы приписать магнитным монополям Дирака» (Е. Амальди и другие). 4. Где же искали монополь? На этот вопрос можно ответить одним сло­
вом: везде. На дне океана и в атмосфере, в глубинных породах Земли и в метеоритах. Можно было ожидать, что метеориты, путе­
шествующие в космическом пространстве мил­
лиарды лет, наверняка «выудят» из Вселен­
ной эти загадочные однополюсные магниты. А коль монополь уж попал в массу метео­
рита, оттуда ему не вырваться. В нашей стране охотой за метеоритными монополями занимались профессор В. А. Пе­
тухов и кандидат физико-математических на­
ук М. Н. Якименко. Работали они с частица­
ми знаменитого Сихотэ-Алиньского метеорита, который, по подсчетам специалистов, пропу­
тешествовал в космосе не менее полумилли­
арда лет. Тщетно! Ни одного монополя... Но больше всего надежд физики возлага­
ли (и возлагают пока) на сверхмощные син­
хрофазотроны. Ведь поле, которое в состоя­
нии «вытянуть» монополи из вещества, по некоторым расчетам, должно быть не менее 60 тысяч гауссов (для сравнения — магнит­
ное поле Земли всего 0,5 гаусса). Особый интерес поэтому вызвал экспери­
мент, проведенный в 1962 году на Брукхевен-
ском протонном синхротроне, где для полу­
чения монополек были применены энергии до 30 миллиардов электрон -вольт. Заключитель­
ный параграф статьи с описанием этого экс­
перимента начинался так: «Наша неудачная попытка обнаружить монополи...» 5. Нотки пессимизма преследовали «сума­
сшедшую» гипотезу Дирака чуть ли не с са­
мого ее рождения. Лишь открытие в 1932 го­
ду позитрона на некоторое время заглушило их совершенно. Но лишь до первых неудачных экспериментов. Так в чем же дело? Действительно ли нарушает симмет­
рию мира отсутствие магнитных за­
рядов? Да, нарушает. Попробуем разоораться, почему. Нам известны электрические заряды — особые точки поля, взаимодействие которых между собой определяет всю электрическую картину жизни атомного мира. Однако подоб ных магнитных зарядов мы пока не обнаружи­
ли. Мы знаем только полюсы магнитных мо­
ментов, которые иногда, чисто формально, на­
зывают магнитными зарядами. Но никогда не надо забывать, что у них обязательно есть взаимосвязанные с ними антиподы — полюсы противоположного знака. Да, у электричес­
ких зарядов тоже есть свои антиподы: у электрона — позитрон, у протона — анти­
протон и т. д. Но все-таки эти электричес­
кие заряды могут существовать независимо друг от друга, в то время как полюсы маг­
нита всегда связаны: как бы мы его не делили, вплоть до самых мельчайших ма­
териальных частиц, он всегда о двух полю­
сах. Налицо явная несимметричность физи­
ческого мира. Возникает вопрос: насколько эта несимме­
тричность может носить фундаментальный ха­
рактер? Другими словами, можно ли в ней усмотреть нарушение каких-то законов при­
роды? Дирак придерживается, как известно, именно таких взглядов, что и заставило его создать теорию монополя. Но если уж быть точным, то следует напомнить, что впервые идея о существовании монополя была выска­
зана не Дираком, а Эренхафтом еще в 1910 году. Но тем не менее, когда говорят о не­
симметричности электричества и магнетизма и монополе, то вспоминают прежде всего только одного Дирака. И мне кажется, вот почему. Когда в начале этого века физиками было установлено, что у электрона, открытого Томсоном, существует, согласно идее о сим­
метричности мира, свой антипод — частица с положительным зарядом, протон, — фило­
софы восприняли это открытие с огромным удовлетворением: мир. значит, действительно симметричен. Однако очень скоро это откры­
тие повергло поборников симметрии мира в уныние: выяснилось, что протон в 1840 раз тяжелее^ чем его антипод — электрон. О ка­
кой же симметрии тут можно говорить? Гениальность Дирака заключается в том. что он, будучи стойким сторонником симмет­
рии мироздания, нашел з себе мужество заявить, что у электрона должен быть дру­
гой антипод — частица с той же массой. Как известно, очень скоро, в 1932 году, та­
кая частица была обнаружена и получила название позитрона. Позитрон, нелишне бу­
дет напомнить, Дираком был предсказан в статье, посвященной теории монополя. Это была лишь частность, одна из логических предпосылок к теории монополя. Можно се­
бе представить изумление и восторг физи­
ков, когда выяснилось, что мифический ан­
тиэлектрон все же существует! Что же было дальше? Логически опять же рассуждая, у протона тоже должен сущест-
12 И «ПРОТИВ» ДИРАКА новать свой антипод. Действительно, с по­
мощью мощных ускорителей был создан и антипротон. Следующий шаг в утверждении симметрии мира — открытие на Серпухов­
ском синхрофазотроне ядер антигелия, кото­
рые состоят из двух антипротонов и одного антинейтрона. Пять ядер антигелия, получен­
ных в Серпухове, — это уже своеобразное «окошко» в зеркально-симметричный антимир! Правда, уровень сегодняшней техники (а на­
до сказать, что ядра антшелия-3 были по­
лучены с помощью ускорителя в 70 миллиар­
дов электрон-вольт!) не позволяет пока по­
лучить даже антигелий-4. не говоря уже об антилитин. однако в космосе, как нам из­
вестно, существуют потоки энергии, вполне достаточные для образования и антилития, и других «анти». Следует ли за этим однознач­
ный вывод, что Вселенная, как предполага­
ют некоторые астрофизики, обязательно, в си­
лу универсальной симметрии, должна состо­
ять как из вещества, так и из антивещест­
ва? Очень трудно ответить на этот вопрос, ибо в равной степени сколько «за» за эту уни­
версальную симметрию мироздания, столько же и «против». Однако отрицать категори­
чески, особенно после открытия антигелня-3. существование в природе антивещества, бы­
ло бы но меньшей мере нелепо. А раз так. ;;отели бы мы того или нет, — это лиш­
ний довод в пользу моноиоля Дирака. Спрашивается тогда, почему же его никто до сих пор не обнаружил? Этот вопрос тес­
но связан с другим, являющимся, по сути дела, ответом на первый: а там ли его ищут — этот монополь? Собственно, ищут монополь с магнитным зарядом, равным 68.5. Однако вспомним: тот же Швингер, чуть не всю жизнь посвятивший поискам МОНОПОЛЯ, разработал, а вернее, модернизировал дира-
ковскую теорию монополя. в результате че­
го его заряд по Швингеру стал в два раза больше. С другой стороны, по Эренхафту ве­
личина магнитного заряда должна быть во много раз меньше предсказанной Дираком! Но все же, отдавая должное Дираку, сле­
дует признать, что его теория, а следова­
тельно, и его предсказание величины заряда монополя. наиболее логична, наиболее стро­
го доказана. Хотели бы мы того или нет. но лучшим доказательством «квантования» магнитных за­
рядов в апектричеекие является логическая цепь самого Дирака. И опять мы вернулись «на круги своя...» Так где же он тогда спрятался, этот не­
уловимый монополь Дирака? Приведу две аналогии, которые, возможно, прояснят си­
туацию с поисками монополя. Вообразите анекдотическую ситуацию — мы не знаем, что такое нейтрон. Представь­
те себе, что не было в истории науки зна­
менитого опыта Чадвика, который в 1Э32 го­
ду обнаружил этот самый нейтрон, можно сказать, случайно. Почти случайно. А «поч­
ти» потому, что некоторые теоретические со­
ображения о его существовании, как и в истории с монополем. все же были. Однако никто ведь не знал, что нейтрон сидит в са­
мом ядре атома! Логически вернее было считать, что ядро состоит из положительно заряженных протонов, которые уравновеши­
ваются электронами, находящимися также в составе самого ядра, — ясная, очень простая, очень логическая модель атомного ядра. Нос некоторыми изъянами, которые не давали по­
коя физикам-теоретикам до такой степени, что Паули вынужден был признаться: «Фи­
зика теперь снова зашла в тупик, во вся­
ком случае для меня она слишком трудна, и я предпочел бы быть комиком в кино или кем-нибудь вроде этого и не слышать ничего о физике!» В этот тупик физика за­
шла в середине двадцатых годов по двум причинам: с одной стороны, физики не мог­
ли ответить на вопрос, почему электроны не падают на ядра атома. иными словами, не могли объяснить устойчивости ядерной мо­
дели атома. С другой стороны, появились непреодолимые трудности в электронно-про­
тонной модели ядра. Квантование электрона объяснила квантовая механика. А трудности с моделью ядра разрешил открытый Чадви-
ком нейтрон, который сейчас приводит в дей­
ствие все ядерные установки. Спрашивается, а если бы на эту «мифи­
ческую» частицу с нулевым зарядом физи­
ки махнули рукой? Подумаешь, нарушает не­
кую стройность логических умозаключений... Второе сравнение более современно. Я имею в виду знаменитые кварки. Считалось, по крайней мере до 1964 года, что наименьшим электрическим зарядом об­
ладает электрон. Однако, как и в случае с открытием Чадвика и теорией Гензенберга, был (впрочем, он имеется, есть и по сей день) в этой теории строения элементарных частиц один «небольшой» изъян: каждый член этого элементарного «семейства», а уже тог­
да частиц было открыто около сотни, жил как бы самостоятельно, независимо друг от друга. И вот в 1964 году в поисках единст­
ва между разнородными элементарными час­
тицами физики пришли к выводу о том, что должны существовать еще какие-то сверхма­
лые частицы уже не с целым, а с дробным числом заряда. Название этим частицам пред­
ложил американский физик Гелл-Манн: кварки. Чтобы стать универсальными «кирпичика­
ми» мироздания, кварки должны обладать зарядом, равным, одной трети или двум тре­
тям заряда электрона. Тогда они, образуя различные сочетания, смогут «складываться» в любую элементарную части My. 11 здесь речь идет о кратности заряда мо­
нополя электрическим зарядам! Другими сло­
вами, в обоих случаях и монополь, и кварки рождены теорией для того, чтобы объяснить квантование электрического заря­
да, его способности переходить из одного состоянья в другое. И монополь, и кварки — это частицы, которые должны собой запол­
нить некие теоретические «бреши» в единой, стройной, симметричной картине мироздания. Вот мы и опять вернулись к симметрии... Возникает вопрос: но если допустить, что существуют кварки электрические, то почему бы это же допущение не распространить и на кварки магнитные?! Злая это вещь — симметрия мира. Стоит сделать одно допущение, как за него цепля­
ется другое. Дирак был, очевидно, несколь­
ко смущен в первый момент, когда обнару­
жил отрицательный результат в решениях уравнений электрона. Но допустил: должна быть такая частица. И вскоре был открыт позитрон, частица с отрицательным зарядом. Года два назад английский физик Гарднер опубликовал статью, посвяшенную проблеме отрицательной массы*. Получалось, что она должна вести себя наоборот по от­
ношению к нормальной, положительной мас­
се: шарик из отрицательной массы будет к Земле не притягиваться, а стремиться улететь от нее прочь. И чем сильнее мы будем по нему бить, тем сильнее он будет стремиться отплатить нам ударом! А тахионы — частицы, которые должны существовать по «ту сторону» скорости све­
та? Ведь они тоже родились благодаря зер­
кальной симметрии! Согласно представлениям некоторых физиков, тахионы могут сущест­
вовать только со скоростями не ниже ско­
рости света. Если для обычных частиц, из­
вестных нам, предельный порог — скорость света, то и для тахионов тоже, однако как наименьший! Или отрицательные температуры — нечто подобное отрицательным массам и тахионам. Как тахионы могут существовать только «по ту сторону» скорости света, так и отрица­
тельные температуры — явление «за поро­
гом» абсолютного нуля... Однако симметрия мира нас слишком уве­
ла от монополя. Что можно было бы ожи­
дать, если бы монополь был все же обна­
ружен? Без сомнения, это была бы настоя­
щая революция во всей физике, подобная той, которую совершил в свое время Том-
сон, открывший электрон. Открытие монопо­
ля в корне перевернуло бы все наши взгля­
ды и представления о структуре элементарных частиц. Да и сам практический, утилитар­
ный результат этого открытия был бы не­
обыкновенно велик. Дело не в том, что, «на­
пичкав» монопалями какое-нибудь тело, мож­
но будет наконец получить легендарный од­
нополюсный магнит — это все лаборатор­
ная экзотика. Гораздо важнее, что монополн можно будет использовать в ускорителях, и такие ускорители, «стреляющие» монополя-
ми, будут в тысячи раз дешевле, чем ныне существующие. Трудно представить, какое применение в технике могут найти моноио.ш, если они бу­
дут открыты, но совершенно очевидно, что и там они совершат не меньшую рево­
люцию, чем в науке. Однако ведь не все физики разделяют идеи Дирака. Очень многие считают моно­
поль чистейшей фантастикой. Впрочем, как и кварки. Но ведь пока никто из них и не сумел доказать своей правоты!.. Никому не удалось опровергнуть Дирака, хотя пытались очень многие. В данном случае отрицатель­
ный результат и его убедительное доказа­
тельство стоят не меньше экспериментально­
го подтверждения теории. Ведь отказались же в конце концов от поисков перпетуум мобнле — вечного двигателя. Искали вечный двигатель, как известно, многие столетия, а когда открыли закон сохранения энергии, — «закрыли» идею перпетуум мобиле. Точно так может случиться и с монополем: будет создана теория, которая позволит сформули­
ровать закон, «закрывающий» существование в природе монополя, и все встанет на свои места. Трудно быть пророком в вопросе, на ко­
торый с одинаковым успехом можно отве­
тить как «да», так и «нет». Пока что, по­
вторяя Дирака, приходится признать, что природа и в самом деле выглядела бы не­
сколько ущербной, если бы не использовала эту блестящую возможность — создать маг­
нит с одиночным полюсом. См. «Знание—сила», N? 8, 1970 год. 13 П
ПРИЗРАКИ МИКРОМИРА В. ЧЕРНОГОРОВА, наш собственный корреспондент в г. Дубне Фото Ю. ТУМАНОВА ~гт Д*1 ^ .Шь% * 9 г ЧУ S v ^ ^ . i v* # i * а\ Интернациональная группа учемык рядом с установкой для регистрации монопояя Дирака. Внизу — схема установки: I — фотоумножитель; 2, 3, 4, 5 — оптическая система; 6 — прозрачное окно, через которое череикоаское излучение попадает в оптическую систему; 7Л — вакуумная камера ускорителя; 9 — кожу к оптической системы («копти чес кий рукав»); Ю — магнитная защита фотоумножителя; I I — вакуумная камера установки; 12 —- кварцевая мишень — радиатор черенковского излучения; 11 — свинцовая защита. Не так давно почти идеальная сим­
метрия гигантского Серпуховско­
го ускорителя была нарушена: между двумя прямолинейными секци­
ями магнита появилось большое, око­
ло пяти метров в диаметре, соору­
жение. Это экспериментальное устрой­
ство чем-то напоминает гигантского осьми­
нога, присосавшегося к вакуумной камере ускорителя, и одновременно похоже на пришельца из космических глубин. Когда огромный прибор в собранном виде под кожухом, покрашенным черной краской, на открытой грузовой машине перевозили из Дубны в Институт физики высоких энергий в Серпухове, шоферы встречных машин не сомневались в том, что это — новый спутник. Наверное, они бы очень удивились, ес­
ли бы узнали, что необычайное сооруже­
ние имеет совсем другое назначение: оно — новейшей конструкции ловушка для одной из самых призрачных частиц, о встрече с которой давно мечтают ученые. Официальное название его — «установка для поиска монополя Дирака». По просьбе редакции я обратилась к кандидату физико-математических наук В. П. Зрелое у, руководителю интернацио­
нальной группы советских и чехословац­
ких ученых и инженеров Объединенного института ядерных исследований с прось­
бой рассказать о созданной ими установке, которую академик Н. И. Боголюбов назвал чудом экспериментальной техники. — Серпухов открыл новую страницу в двадцатилетней летописи поисков монопо-
лей Дирака. Энергия в 70 миллиардов электрон-вольт, которую протоны приобре­
тают в этом ускорителе, достаточна для рождения пар частиц монополь-антимоно-
поль, которые приблизительно в пять раз тяжелее самого протона. И, что очень важ­
но, рождающиеся монополи должны быть в основном релятивистскими, то есть иметь скорость, близкую к скорости света в вакууме. Быстрые монополи могут быть источниками так называемого черепковско­
го излучения, так как они движутся быст­
рее, чем скорость света в данном веществе. Мысль о том, нельзя ли попытаться обнаружить монополи по черенковскому излучению, родилась у меня именно в связи с запуском в 1967 году ускорителя в Серпухове. Новый мощный инструмент физики элементарных частиц впервые в истории-науки предоставлял эксперимента­
торам такую возможность. Перед нами стояла непростая задача. Теория, созданная советскими учеными И. Таммом и И Франком, предсказыва­
ла, что электромагнитное излучение маг­
нитного заряда в веществе должно быть в 10 000 раз более интенсивным, чем от любой другой частицы с единичным элек­
трическим зарядом. Кроме того, И. Франк еще в 1958 году в своей Нобелевской лекции отметил, что излучения Вавилова — Черепкова от магнитного заряда и от электрического должны различаться пово­
ротом поляризации излучения на 90°. Это позволило создать такую оптическую и регистрирующую систему, которая по ин­
тенсивности вспышек света от каждой ча­
стицы и по его поляризации могла бы вы­
делять излечение монополя. — Валентин Петрович, в чем принци­
пиальное отличие вашего эксперимента от тех, что уже проводились в Серпухове по поиску монополей Дирака? — Одними из первых в Серпухове про­
вели эксперимент физики из Института атомной энергии имени И. В. Курчатова под руководством члена-корреспондента АН СССР И. И. Гуревича. В поток протонов ог­
ромной энергии они помещали мишень из алюминия, в которой, как предполагалось, должны были рождаться пары монополей с разными знаками магнитных зарядов. Магнитное поле ускорителя должно было отклонять их в две противоположные сто­
роны, где находились накопительные плен­
ки из ферромагнитного вещества. Через полтора года непрерывного облучения пленки поместили в сильное магнитное по­
ле и пытались вытянуть из них МОНОПО­
ЛИ. И опять неудача. Не удалось обна­
ружить ни одной частицы. Принципиальное отличие и, как мне ка­
жется, преимущество нашего метода в том, что мы сразу можем обнаружить мо-
нополь, рождающийся при соударении протонов с конусом из кварца. Частицы, о свойствах которых известно еще так мало, лучше всего пытаться за­
регистрировать в момент рождения. Ведь никто точно не знает, что с ней проис­
ходит при попадании, например, в нако­
пительные пленки. Все предыдущие результаты обсуждали исходя из того, что за время накопления в веществе с мо-
нополем ничего не происходит. А если это не так? По одним теоретическим предположени­
ям, энергия взаимодействия монополя с веществом приблизительно равна величине химической связи, то есть нескольким электрон-вольтам. Но по другим расчетам, энергия связи с ядром может достигать нескольких миллионов электрон-вольт. И в этом случае вытянуть монополи из накопи­
телей, так же как из метеоритов или зем­
ных пород, с помощью магнитного ноля просто невозможно. А может быть, эти ча­
стицы нестабильны и распадаются за очень короткое время? В таком случае вытяги­
вать из накопительных пленок будет прос­
то нечего. Монополей там не останется. Но если их время жизни больше Ю- 1 0 се­
кунды, то наша экспериментальная уста­
новка успеет зарегистрировать даже такие короткоживущие монополи. — А не мешает ли вашей работе, так сказать, морально то обстоятельство, что никому до сих пор не удалось обнаружить эту призрачную частицу? — Нет, не мешает. Я просто убежден, что такие частицы существуют. Против это­
го нет серьезных аргументов. Пока нет аб­
солютного теоретического запрета. И при­
думать такой запрет ничуть не проще, чем открыть МОНОПОЛЬ. Мне кажется, что если даже и будет выдвинут запрещающий принцип, то в настоящее время положение в физике элементарных частиц таково, что чем жестче запрещающий теоретический прин­
цип, тем яростней его атакуют физики-
экспериментаторы. На наших глазах уже рухнул ряд основных фундаментальных принципов, вспомните нарушение зарядо­
вой и зеркальной симметрии в слабых взаимодействиях и одновременное нару­
шение обоих этих принципов в процессах, происходящих при участии нейтральных К-мезонов. Предположение о существовании магнит­
ных зарядов не противоречит известным законам природы и продолжает привлекать к себе внимание крупнейших физиков-тео­
ретиков. В 1969 году известный физик Швингер выдвинул гипотезу о том, что составной частью всех элементарных частиц является «дайон». В своей гипотезе он соединил во­
едино «трудные судьбы» двух частиц-приз­
раков: монополя Дирака и кварка. Если будет найден монополь, то, как вы помните, сразу прояснится вопрос о том, почему все электрические заряды должны быть кратны элементарному заряду элект­
рона. Но в тот же миг, как бедная Сне­
гурочка от луча солнца, «растает и испа­
рится» идея о кварках — частицах с за­
рядом 1/г е и */з е. «Дайон» спасает положение. У нас бу­
дет солнце, но будет жива и бедная Сне­
гурочка, которая спрячется в тени. Такой тенью для кварков будет служить сам магнитный заряд. Только дайон, частица с магнитным зарядом, может иметь по теории дробный электрический заряд. Если такие частицы существуют, то это может объяснить, как считает Швингер, и нару­
шение зеркальной и зарядовой симметрии в слабых взаимодействиях. — А не знаете ли вы, как к проблеме, монополя относится сейчас сам П. Дирак? — На одной из международных конфе­
ренций ему как раз и был задан этот вопрос. Всех присутствовавших интересо­
вало, не отказался ли он от своей кон­
цепции существования частиц с магнит­
ным зарядом? В напряженной тишине как-то особенно четко прозвучали слова о том, что он остается при своем мне­
нии. Недавно в речи, произнесенной при вручении ему премии имени Роберта Оп-
пенгеймера, Дирак сказал: «...Мы будем счастливы, если окажется, что монополи действительно существуют в природе и великолепные математические расчеты бу­
дут иметь применение». — Академик Б. Понтекорво как-то ска­
зал: «Не исключено, что кварки — реаль­
ная форма вещества. А если кварки су­
ществуют, я не сомневаюсь в том, что они могут быть использованы: стабильное «вещество» с совершенно новыми свойст­
вами обязательно найдет практическое применение». Можно ли сказать что-нибудь в этом плане о монополе Дирака? — Когда открыли первые античастицы, сразу начались разговоры о том, а не существуют ли в природе миры из анти­
вещества, атомы которого состоят из ан­
тинейтронов, антипротонов и позитронов? II что же? Прошло некоторое время, и на ускорителях теперь получают ядра ан­
тидейтерия. В Серпухове обнаружены яд­
ра антигелия. Мне кажется, что если будет обнаружен монополь Дирака, то его можно будет считать элементарным «кирпичиком» ново­
го вида вещества — магнитного. О том, как устроено такое вещество, говорить еще рано, но можно предполагать, что атом магнитного вещества устроен подоб­
но атому обычного. И вполне возможно, что как сейчас астрономы пытаются обна­
ружить миры из антивещества, так со вре­
менем мы будем обсуждать возможность встречи с мирами из магнитного вещества. Если на некоторое время забыть о том непреложном факте, что магнитные заряды пока не обнаружены, то не. нужно даже обладать чрезвычайно развитой фантазией, чтобы понять, какую пользу могла бы при­
нести людям магнитная материя. И если космонавтам когда-нибудь посчастливится найти, например, метеорит из магнитного вещества, то эта находка будет ценнее всех сокровищ мира. — Как же можно использовать вещест­
во, состоящее не из электрических, а маг­
нитно-заряженных частиц? — Конечно, говорить сегодня о реаль­
ном его использовании означало бы предаваться безудержной фантазии. Но если бы такое необычное, удивительное вещество оказалось бы у нас в руках, то применить его практически можно было бы, не решая каких-то принципиально новых проблем, все трудности были бы на уровне обычной инженерной задачи. Перефразируя известное изречение, мож­
но сказать: «Дайте мне килограмм магнит­
ной материи, и я переверну мир». Наш первый разговор с В. Зреловым состоялся в то время, когда происходили окончательные доделки и последняя на­
ладка экспериментальной аппаратуры пе­
ред решающими сеансами работы на Сер­
пуховском ускорителе. А вторая беседа уж после того, как все основные измере­
ния были завершены. Естественно, что прежде всего я спросила: «С каким ре­
зультатом закончился ваш эксперимент?» — К сожалению, с отрицательным. Приблизительно 1016 протонов было про­
пущено через кварцевый конус, в котором произошло около 3-1014 столкновений мчав­
шихся с огромной скоростью протонов с веществом конуса. Но ни одно из них не закончилось рождением монополя. — Можно ли • теперь сделать вывод, что этих частиц не существует? — Нет, этот вывод преждевременный. Возможно, что монополь не в пять раз тяжелее протона, а имеет значительно большую массу. Но в таком случае энер­
гии Серпуховского ускорителя просто не хватает для рождения этих частиц. Я думаю, что кому-нибудь все-таки пове­
зет открыть эту необыкновенную частицу, ф 15 N x * ^ Небо в гусях Взревел лодочный мотор, и земля отшатнулась. Река, лохматая, вся в густой синеве и серебряной пене, подхватила нас и понесла мимо тесных берегов с еще не прос­
нувшимися дубравами, ельника­
ми, ивняками. Вылетали из-за по­
воротов рыжие оттаявшие кручи, тихие озерца, редкие поля с неж­
ными заплатами озимых. Синяя апрельская Пра вспыхивала под солнцем. И вдруг — не знаю, как это случилось, — не стало ни берегов, ни самой реки. На первый взгляд, все осталось на своих местах: и вода, и кусты, и деревья, но Пра исчезла, растворилась. Ес­
ли раньше я чувствовал себя уз­
ником леса, то теперь не на чем остановить взгляд. Он тонет в сумасшедшем разливе. Вот уж где разгулялась природа! По колено в воде стоят сум­
рачные дубы, березы, осинки; трещат голые верхушки ивняка — бьет, заливает его лодочная вол­
на. И кругом острова, острова. Где Пра, где Ока — неизвестно. Хорошая лодка «казанка», и водитель хороший — лесник Окс­
кого заповедника Федор Архипов. — Где Пра? — пытаюсь я пе­
рекричать мотор. — А вот она Пра и есть,— по­
казывает Федор на дно лодки. — А бка? РАССКАЗЫ О ПРИРОДЕ И ЖИВОТНЫХ ГОРА Олег ЛАРИН Фото ««тора, И. Неммоиова, А. Эстрииа — На Оку выходим... Не сбавляя скорости, мы выпи­
сываем немыслимые кренделя, объезжая кусты и пни, тараним песчаные мели у островов, пред­
варительно подняв мотор. А у но­
вого поворота — новый заворажи­
вающий пейзаж, созданный во­
дой, лесом и высоким небом. На синем блюдце разлива солн­
це пишет ослепительный автопорт­
рет. Из глубины зарослей несется к нам рассыпчатое «кря». Вот мет­
нулась в кустах лисица — «обожг­
ла» глаза огненным хвостом. Вот длинная темная коса, она кричит и движется одновременно. Стои­
ло немного подъехать, и черный «остров» взлетает в небо, засло­
няя солнце. Гуси!.. С другого ос­
тровка следят за лодкой два за­
чарованных зайца. Словно дети, встречающие поезд на дальнем полустанке. Впереди, сквозь березовую рябь, проглядывают домики кордона. Это — Липовая гора, где живет Федор с семьей. Пока он привязывал лодку, я увидел поблизости четыре пары диких гусей и одну утку. Они паслись у кромки разлива совсем как домашние козы: от ног птиц ' к колышкам, вбитым в землю, тя­
нулись длинные капроновые бе­
чевки... Рядом, в кустах, вынюхи­
вал чьи-то норы шустрый нече­
саный спаниель. На гусей он не обращал внимания, словно их не существовало, и это было стран­
но — то ли слишком воспитанная собака, ю ли... Поделился свои­
ми сомнениями с Федором. «Не­
путевый пес! — сказал лесник с извиняющей улыбкой. — Он у нас по мышам спец. А гусей... гусей он боится». II повел меня знако­
миться— в эту страдную весен-
нюю пору на кордоне, кроме Фе­
дора, живут и работают еще несколько сотрудников заповед­
ника. — Вот Лавровский Валерий, певчими птицами занимается. Во­
лодя Панченко — спец по гусям и уткам. А Ираида Михайловна у нас главная — она по лягуш­
кам.... Меня тут же усадили за стол, поставили передо мной миску ды­
мящейся ухи, и я стал уписывать за милую душу. Потом мы пили чай, говорили о погоде (в Меще­
ре это совсем ие праздная тема), о певческих способностях дроз­
дов, о лисице, что видели на днях на озере Лопата. А потом Федор включил движок и позвал всех на хоккей: СССР—ЧССР, решающий. В чистой горнице лесника было тепло и покойно. Наши играли превосходно и, несмотря на ни­
чейный счет, в воздухе пахло по­
бедой. Кто-то посреди трансля­
ции решил выйти покурить, толк­
нул дверь: «Э-э-э... да у вас тут зайцы по крыльцу бегают!» Но его голоса, кроме меня, никто не расслышал — в ту же секунду форвард Михайлов вывел сбор­
ную СССР вперед... А так ли их много? Утро было такое, словно его вымыли родниковой водой. Еще недавно туман столбами ходил по лесным лужайкам — розовый в отсвете солнца, белый — в тени сосен. А теперь загустел, напи­
тался собственной испариной, приник к земле и воде. «Жизнь... ж-и-и-знь!» — залико­
вал на болоте журавль. Из сире­
невой мглы, из затонувших лесов вдруг ударил птичий хор. Каж­
дое дерево, каждый куст озвучил-
ся пеночкой, синичкой, зябликом, зорянкой. Мощными органными вздохами «солировали» верхушки сосен на ветру, напахивали хвой­
ную свежесть. Медлительному басу дуба «виолончельно» жало­
вались березы и осинки. И грянул жаворонок, над каждой полян­
кой — по жаворонку: «Лечу на небо... на-не-бо... на-не-е-е-бо... ухвачу бога за бороду... бо-роду... бо-о-оро-ду, а он меня кием... кием... ки-и-и-е-ем!» Мы плыли на лодке, лавируя среди деревьев, проверяли и рас­
ставляли лучки — простейшие по устройству ловушки для птиц. Но птицы, несмотря на подкормку, не очень-то жаловали эти лучки: 16 стижения оольших результатов на состязани­
ях повышать нагрузки на тренировках. Гим­
насты, тренируя брюшной пресс, привязывают к ногам огромный груз, орудуют тяжелыми гирями. До недавнего времени такая методи­
ка считалась единственно верной. Ведь когда человек на состязаниях до предела «облегчен*, ему все дается просто. Однако достигнуть этого можно и другим способом: все делать на­
порот, то есть облегчить нагрузки на заня­
тиях. Абсурд? Так, к сожалению, думают мно­
гие тренеры. А наш выпускник, легкоатлет из Тбилиси Т. Бакрадзе, доказал, что это не только возможно, но и более эффективно. Он предлагает тренировать бегунов, используя... лидера. Казалось бы, такой бег облегчает за­
дачу — дезорганизует волю спортсмена, на­
страивает его на благодушный лад. На са­
мом же деле это придает ему уверенность в своих силах: в тренировке он видит не опос­
тылевшее дело, как это нередко бывает, когда спортсмен перегружает себя, а чуть ли не раз­
влечение. Да, в тренировке человек должен находить радость, а не тяжелый труд. Кстати, методика тренировки легкоатлетов «по Бак­
радзе» дает отличные результаты... — Может быть, может быть... Однако мне кажется, что «метод Бакрадзе» едва щ мож­
но положить в основу тренировки. Разве что как педагогический прием, вырабатывающий у спортсмена веру в свои силы и возмож­
ности... — Вот и вы не верите в этот метод... — Вероятно, потому что я не легко­
атлет и не могу представить себе, как метод Бакрадзе будет выглядеть в гимнастике... Но если уж вы заговорили о том, что тренировки должны нести человеку радость, то мне хо­
телось бы затронуть один важный аспект в подготовке спортсменов — учебно-тренировоч­
ные сборы. С психологической точки зрения они мне кажутся мало эффективными. При­
поминаю один случай. В сборной команде России несколько лет назад было 48 женщин и мужчин. Сбор проходил в Сочи, в начале декабря. Погода и питание были выше всех похвал, условия для тренировки — отличные. Экскурсии, кино. Казалось, что еще нужно! А вот боевого настроя не было... — Картина, которую вы нарисовали, мне хорошо знакома. Не так давно я побывал на спортивной базе в Цахкадзоре. Нет слов, что­
бы описать этот грандиозный спортивный комплекс! А вот настроение... Спортсмены не знают, куда себя деть, когда не тренируются. Скучают! Волейболисты даже подали офи­
циальное заявление с просьбой отменить сбор. В чем тут дело? Мне ду.чается, да и опросы говорят о том же, — люди плохо себя чув­
ствуют, когда их надолго отрывают от дома, близких, от привычной обстановки... — И какой же из этого вывод? Отменить учебно-тренировочные сборы? — Едва ли здесь нужны конкретные ре­
цепты. Многое зависит от степени физической и психологической подготовки участников сбора к состязаниям. Многое зависит и от того, как, в каких условиях живут спортсме­
ны дома, откуда приехали и т. д. и т. п. Тут необходима гибкая политика. Однако лично я склоняюсь к тому. что. если есть хоть ма­
лейшая возможность сократить время сборов, нужно ее использовать. Кстати, во многих странах Европы так и поступают. Насколько мне известно, американские спортсмены во­
обще отказались от проведения официальных учебно-тренировочных сборов... — Вот вы, Петр Антонович, сторонник ми­
нимального отрыва спортсменов от привычной, домашней обстановки. Но таким образом вы подрезаете крылья своей науке. Лишаете ее возможности в самый ответственный период прийти на помощь спортсмену, может быть, будущему чемпиону. Ведь, скажем, за три-че­
тыре дня до состязаний психолог едва ли сможет принести ощутимую пользу. Да, ве­
роятно, н неделя и две мало что решат... — Можете добавить: и месяц, и два, и три... Психологическая подготовка должна на­
чинаться с порога детской спортивной школы. Тем более, для будущего чемпиона. Психо­
логия должна идти с ним рука об руку все годы, пока он выступает. И не время от вре­
мени, а круглогодично. — А не лучше ли всю психологическую подготовку возложить целиком на тренера? Говорят, что сделать психолога из воспита­
теля гораздо легче, чем, скажем, психотера­
певта посвятить во все тонкости спорта. Тог­
да появится возможность взять спортсмена под психологический надзор задолго до со­
стязаний. — У меня складывается впечатление, что вы несколько упрощенно представляете себе труд спортивного психолога. Если тренер пря­
мо видит результаты своих усилий, то пси­
хологическая готовность спортсмена находит­
ся под семью замками! Чтобы подобрать ключ к спортсмену, подготовить его к сорев­
нованиям, нужно изучить его психику в са­
мых разных обстоятельствах. Мало того, на­
учить спортсмена целому ряду методов и приемов, которые помогут ему самостоятельно регулировать свое эмоциональное состояние. Я имею в виду и аутогенную тренировку, и идеомоторную подготовку, и метод самовну­
шения, и способ «абстрагирования» от окру­
жающей обстановки, и целый ряд других ме­
тодов, необходимых в стрессовых ситуациях. Мне кажется, тренеру это просто не под силу. Тут нужно знать и специальную спортивно-
психологическую методику, и психологию че­
ловека, и его физиологические и двигательные функции. Правда, у нас есть тренеры,, кото­
рые удачно сочетают в себе воспитателя и психолога, но это все же исключения. — Вы довольно много говорите о различ­
ных специальных способах психологического воспитания, что. разумеется, естественно: ни одна наука не может существовать без мето­
дических разработок. Но ведь методы для достижения одних и тех же целей могут быть разными. Недавно мне рассказали: шел тре­
нировочный бой двух фехтовальщиков. Шел вяло, неинтересно, зрители откровенно скуча­
ли. Вдруг один из присутствующих, как по­
том выяснилось, психолог, предложил: не хо­
тите ли, друзья, увидеть в действии одну из моих методик? Все согласились. И тогда фехтовальщик, что был слева, преобразился буквально на глазах! Его движения стали решительными и четкими, удары шпаги точны­
ми, быстрыми. Появилась отличная техника. В общем, не прошло и несколько минут, как противник справа оказался побежденным! — Мне не хотелось, чтобы вы говорили об этом так восторженно. Ведь в основе подоб­
ной методики, как видно из вашего рассказа, лежит гипноз. А мы, спортивные психологи, призваны воспитывать человека, формировать его как личность, направлять его эмоции обя­
зательно гуманными средствами. Гипноз же низводит спортсмена до степени безвольного существа. Это допинг без всяких оговорок. Спортсмен чувствует себя разбитым и вялым. Это естественная реакция организма на чрез­
мерный расход нервной энергии. Что пред­
лагаем мы? Самые различные методики тре­
нировки психики, основанные на законах выс­
шей нервной деятельности, разработанных И. П. Павловым. Пример? Возьмите хотя бы аутогенную тренировку. Суть ее в том, что спортсмен с помощью релаксации (расслабле­
ния мышц) сам регулирует свое эмоциональ­
ное состояние. Сегодня этот метод получил весьма широкое распространение. Был такой шестовик Близнецов. Обычно перед стартом он чрезмерно возбуждался. Чтобы снять это возбуждение, он прямо на состязаниях от­
ходил в сторонку, надувал резиновый матрац, ложился на него и приговаривал: «Все мое тело расслаблено, расслаблены мышцы рук, расслаблены мышцы ног, мышцы туловища». Добиваясь такого состояния. Близнецов вхо­
дил в нужный для состязаний психологиче­
ский режим... — Я же знал одного гимнаста, который шел дальше. Он соединял аутогенную тре­
нировку с идсомоторикой. Гимнаст на состя­
заниях частенько выступал со срывами. Что­
бы их избежать, он и придумал свой метод: записал па магнитофон фразы, которые при­
водили его в состояние полусна, полубодрст­
вования, затем шла запись произвольных ком­
бинаций на всех снарядах, где подчеркива­
лись слабые места гимнаста. Все это повто­
рялось несколько раз. — Что ж. оригинальное изобретение. А ре­
зультаты? — Спортсмен стал выступать стабильнее. — Вот видите, оказывается, можно достиг­
нуть успеха в тренировках и без гипноза. И при этом человек остается человеком. «Психология имеет длинное прошлое и ко­
роткую историю». — писал психолог конца XIX века Эбингауз. В какой-то мере эти слова спра­
ведливы, в особенности когда речь идет о спорте. К сожалению, многие спортивные спе­
циалисты относятся к нашей науке с прохлад­
цей. Это потому, что она делает первые шаги и ее практическая польза пока малоощутима. Механизм спортивной психологии еще не пол­
ностью разгадан. Но потребность в ней на­
стоятельна. И тут каждая крупица нового, найденного в процессе тренировок, соревно­
ваний, исследований, — ценнейшее приобре­
тение, ценнейшее подспорье в штурме небы­
валых рекордов, а заодно и удар по скепти­
цизму некоторых тренеров-маловеров. Предлагаю вам встречу через два-три го­
да — уверен, за это время наука накопит немало весомых фактов. — Что ж. согласен. # Четыре стерта. Менаду ними вене и десятилетня. Древнегреческие скульптор как стартовали бегуны не первых Олимпиадах. На фотографиях — тоже Олимпийские игры: <Sf e год. 19» год и Мехико — 19ев-и. Эволюция старта — иллюстрация к бесконечному стремлению человека покорить время. 27 Ж'. По мнению ученых, облик грядущей техники в немалой степени опреде-
_ лят... жидкие кристаллы. Им прочат завидную судьбу. Жидкие кристаллы могут сыграть в технике не меньшую роль, чем по­
лупроводники, устроившие сравнительно не­
давно переворот в электронике. Что же это за вещества, название которых звучит столь же странно, как «горячий лед» или «соленый сахар»? Исчерпывающий ответ на этот вопрос можно получить в одной из лабораторий Института кристаллографии Ака­
демии наук СССР, где изучают сейчас их свойства и структуру. Руководитель работ Игорь Григорьевич Чис­
тяков, недавно защитивший докторскую дис­
сертацию, приглашает взглянуть в поляриза­
ционный микроскоп. Там яркий, красочный мир. Стройные конусы, похожие на космиче­
ские ракеты; и тут же, переливаясь цветами радуги, бьются о скалистые берега крошечные озера; а вот на яркий лист сказочного дерева ложатся соты из слипшихся капелек... Одна за другой сменялись удивительные по красоте картины жидких кристаллов. Они мгновенно меняли свой цвет и форму — сто­
ило только поднести к ним горящую лампочку, или чуть надавить рукой, или дотронуться любым теплым предметом. Конечно, кристалл это прежде всего твер­
дое тело, более того, почти все твердые тела кристалличны. Но внешняя форма, строгая ге­
ометрия вовсе не самая главная черта крис­
таллов, важнее их внутренние свойства. Кристаллы в отличие от аморфных тел спо­
собны проводить свет, тепло и электрический ток в разных направлениях по-разному. В од­
них направлениях лучше, в других хуже. Так вот, оказалось, что такими же свойствами об­
ладают иногда при определенных условиях и некоторые жидкости. Причем их оптическая активность, к примеру, зачастую в тысячи раз выше, чем у твердых кристаллов. Вот их и назвали «жидкими кристаллами». Молекулярная структура этих веществ как бы промежуточная между всеобщим порядком в твердых кристаллах и полным хаосом вну­
три аморфных тел, в которых молекулы пере­
мещаются беспорядочно, в случайных направ­
лениях. По'существу, жидкие кристаллы — особое состояние вещества — переходное меж­
ду твердым и жидким, между «твердью» и «хлябью». В этих переходных состояниях скрыты огромные возможности, ибо такая мо­
лекулярная структура — чрезвычайно тонкий, чувствительный механизм, созданный приро­
дой. Она подвижна и реагирует на любое, пусть самое малое воздействие. Воздействие ничтожно, но оптические свойства жидких кристаллов меняются резко и значительно. Проявляется это зримо, наглядно, мгновенным изменением окраски. Для этого достаточно чуть коснуться ве­
щества рукой. Одна фирма выпустила даже любопытную игрушку: надавишь пальцем — появляется новый узор. Чувствительны жид­
кие кристаллы и к нагреву, они мгновенно ре-
КОЛЛЕКЦИИ «ЗНАНИЕ—СИЛА» Ж И Д К И Е КРИСТАЛЛЫ-
ТРИ ЧУВСТВА ВОЕ ДИНО! Р. БАГИРЯН Фото Э. Агабаляма и кадры из фильма «Жидкие кристаллы». Гравюра м. Эсхара. 1,2. Жидкие кристаллы чув­
ствительны к электрическому воздействию. Плен­
ка H I >тик веществ . становится непрозрачной, как только к ее краям по­
дают электрический ток. 3,4,5,9.10,11. Под микрос­
колом — мир жидких кристаллов, мир калейдоскопических изменений форм, цвета, яркости. 6,7. На тело наложены матерчатые аппликации, пропитанные жидкими кристаллами. Любые «оттенки» температуры тела проявляют себя изменением цвета аппликаций. 8. В твердых кристаллах молекулярная структу­
ра жестко упорядоченная. В жидких она не­
устойчива и потому чутко реагирует иа воздействия. гистрируют перепад температуры в сотые до­
ли градуса. Жидкие кристаллы отлично реагируют из­
менением цвета на невоснринимасмые нами ультразвуки. Особенно велика их химическая чувствительность. Присутствие в воздухе ннч-
тожного количества паров определенных ве­
ществ обязательно вызовет изменение окрас-
жидкие к и кристаллов. Так что жидкие кристаллы — кристаллы — это и осязание, и обоняние, и слух. Эти три ч тел чувства слились в них воедино. воедино! Кроме того, их структура чувствительна так­
же и к действию электрического и магнитного полей. Благодаря этому на жидких кристал­
лах создано «стекло», которое по нашей во­
ле может быть то прозрачным, то матовым. Прошло то время, когда жидкие кристаллы считались лабораторным курьезом. Сейчас они входят в большой мир техники и прикладных знаний. Под руководством Игоря Григорьевича разработаны жидкокристаллические вещества для диагностики болезнен. Методика приме­
нения этих веществ создана в Ивановском ме­
дицинском институте на кафедре профессора К). М. Гарусова. Она очень проста. Чтобы исследовать внутренний орган, на соответствующий участок кожи наносят слой черной краски, а на нее слой жидкокристалли­
ческого вещества. Очаг внутреннего воспале­
ния сразу выявляется ярким цветовым пят­
ном. Так довольно точно определяют границы опухолей и другие заболевания, связанные с местным повышением температуры. Практи­
ка показала, что жидкие кристаллы действи­
тельно помогают обнаружить ранние стадии многих заболеваний, помогают наметить путь лечения. И. Г. Чистяков и Ю. М. Гарусов у нас в стране пионеры применения жидких кристаллов в медицине. Сейчас их метод пере­
нимают врачи других клиник. В технике жидкие кристаллы применяют еще мало. Инженеры-практики, к сожалению, не так уж много и знают о них, а между тем возможности применения этих веществ беско­
нечно разнообразны. Как отыскать, например, в сложной инте­
гральной радиосхеме, в хитром переплетении проводников дефекты монтажа — плохие контакты или пробои. С помощью жидких кристаллов сделать это довольно легко. Из­
менением цвета они сообщат о точках дефек­
тов. Так можно выявлять и внутренние де­
фекты особо ответственных деталей. Простые и надежные датчики температур, светофильтры, мгновенно меняющие свой цвет, поляроиды и другие оптические приборы, вы­
сокочувствительные индикаторы — для жид­
ких кристаллов уже найдено довольно много применений. Но главное впереди. Известно, что сегодня серийно выпускаются электронно-вычислительные машины, лицо ко­
торых определили полупроводники. Но прой­
дет время, и в ЭВМ, по мнению специалистов, основную работу будет выполнять не электри­
ческий ток. а луч света, мчащийся неизмери­
мо быстрее. Жидкие кристаллы вместе с ла-. зерами станут тогда неотъемлемыми элемен­
тами электронно-вычислительных машин. Еще одна оригинальная идея... Сейчас све­
товое табло — это весьма сложное, дорогое и капризное устройство. Каждая светящаяся точка — лампочка. И вот эти сотни, тысячи лампочек может заменить слой жидкого крис­
талла. Электрический ток заставит е*е вспы­
хивать словами и цифрами. Световое табло может стать простым и дешевым. Таким могут быть не только табло прибо­
ров, не только яркая красочная реклама и световые газеты, но и циферблат миниа­
тюрных часов — часы без стрелок. Не ис­
ключено, что жидкие кристаллы изменят и принципы конструирования телевизоров. По­
явятся телевизоры плоские, как картина. Найдено свыше трех тысяч соединений, об­
разующих жидкие кристаллы. Это, вероятно, только начало. Завершая статью, хочу привести слова од­
ного ученого, выразившего чувства людей, которые исследуют эти удивительные веще­
ства: «Ко всем веским научным доводам изучения жидких кристаллов мы позволим се­
бе добавить, что удивительная красота и разнообразие их внешнего вида доставляют наблюдателю истинное удовольствие». ф Настоящие темы, как правило, при­
ходят всегда случайно, нечаянно. Одной из таких тем — счастьем ли, бедой? — одарил меня 750-летний юбилей «Слова о полку Игоревен. Радиокомитет должен был сделать монтаж «Слова» с его единственной музыкальной ин­
терпретацией — оперой «Князь Игорь* Боро­
дина. — Займитесь этим делом, — предложили мне. — Выберите перевод «Слова», смонти­
руйте его с отрывками из оперы в одно связ­
ное целое — и дело с концом. Работы тут на три дня! Задание я выполнил в срок, однако увяз в теме — и надолго! Знаете ли вы подлинное «Слово о полку Игореве»? В учебниках литературы сказано, что это древнейшая . русская поэма, и переводы, по которым мы изучаем «Слово», дружно подтверждают это. Но я попытался прочесть оригинал — «Ироическую песнь» (как она была названа в первом издании — 1800 года). Я с трудом продирался сквозь ряд устарев­
ших и вовсе уже непонятных слов л оборотов. >№*&%* / $№ыи*и*л /ш*иик>) реве». Этой проблемой занимались многие крупные ученые, и большинство из них при­
шло к тому же выводу: «Слово» пелось, пол­
ностью или частично. В нашем столетии пе­
сенную природу «Слова» признавали ака­
демик Ф. Корш, профессор В. Ржнга. академик Н. Гудзии. Сопоставив ряд от рывков поэмы, В. Ржига показал, что «во всемирной литературе едва ли найдется дру гое произведение, в котором претворилось бы столько звуковых впечатлений. Автор «Слова» был, без сомнения, высокоодаренной музыкальной натурой». Позднее ученый вы­
сказался еще более определенно: «Нет сомне­
ния, что автор «Слова», подобно Бояну, были великим поэтом и выдающимся музыкантом!» Если это так, что же думают об этом исто рики музыки? Оказалось, музыковеды тоже допускали ве роятность песенного исполнения «Слова», но не придавали этому особого значения. Они считали, что подлинное профессиональное му­
зыкальное искусство зародилось на Руси го раздо позднее — после татарского "ига. В Киевской Руси если и распевали «Слово», счи тали они, то в виде какой-нибудь примитив-
'• ^ f f f l T i r i i u lg f l b f t f eW r j Nf Г И' словно качался но бурному морю. И — не­
вольно погрузился в этот ушедший мир: XII век обступил меня своими картинами, звуками, даже запахами. Он доносился боевыми кли­
ками, конским топотом и ржанием, звоном колоколов, женским плачем, голосами птиц и зверей. Я слышал голос Автора — то сдержанно лаконичный, то гневно обвинитель­
ный, то скорбный, то ликующий и торжест­
венный... Кем он был, этот неведомый автор? Преж­
де всего, дружинником, а главное — гениаль­
ным поэтом, зрелым и, видимо, авторитетным мыслителем. Но, думается, не только поэтом и мыслителем! Вчитываясь в древнее «Слово», я постепен­
но осознал, почувствовал, что передо мной не поэма, а « г е р о и ч е с к а я п е с н ь » — за­
вись текста древней рапсодии, напевы ко­
торой вначале были сплавлены со словами, но, незаписанные, позабылись, потонули в глубинах столетий. Автор сам напоминает нам об этом: «Начати же ся той песни». «Пети было песнь Игореви», «Певше песнь старым князям. а теперь — молодым пети!» Вероятно, сказалось и то, что перед этим мне приходилось исследовать взаимосвязь ме­
лодии и слов в народной песне; вот почему ощущение песенности «Слова» было таким ярким и неотступным. Казалось, перед тобою груда неостывшего пепла, под которым еще тлеют горячие угодья, — отзвуки мелодий, некогда слитых со словами. Я обратился к исследователям «Слова»: признавали ли они песенную природу поэмы? Да, многие признавали. Пушкин озаглавил свои заметки о поэме — «Песнь о пазку Ню-
нон «псалмодии, на одной ноте -- как читы­
вали в церквах псаломщики. «Выдающиеся музыканты» для такой псалмодии, конечно, не были нужны. Но откуда идет такое убеждение? Ведь рус­
ская музыка никогда не отставала от поэзии В народной русской песне (украинской — то­
же) художественный уровень мелодий, как правило, не уступает уровню поэтических об разов. А в профессиональной музыке — раз­
ве Глинка не был современником Пушкина, а Бородин. Мусоргский, Римский-Корсаков, Чайковский — современниками Достоевского, Толстого, Чехова? Вскоре стало ясно, почему музыканты так бегло и равнодушно упоминали о возможном распевапии «Слова»: дело заключалось в тра дпцнонном пренебрежении к искусству Киев скон Руси. Однако теперь архитекторы при­
знают, что уже в IX веке в Киевской Руси была своя школа зодчества: и в области музы­
ки, певческого искусства русичи имели традиции не менее давние. Летописи русские переполне­
ны жалобами благочестивых монахов на то, что в гридницах киевского князя не умолка­
ют «бесовское гудение», .песни, пляски. В. Ржига был убежден, что у князей был свой «музыкальный коллектив»; страницы ле­
тописей, стены киевской Софии изукрашены изображениями многих музыкальных инстру­
ментов. Наконец, историки сообщают, что славянские музыканты были известны и це­
нимы в Византин еще за несколько столетий до принятия на Руси христианства! Впрочем, зачем собирать доводы историков, рыться в летописях? Перед нами сам текст «Слова» — достаточно вслушаться в него: 30 Игорь спит. Игорь бдит, Игорь мыслит поля мерит — От великого Дона — до милого Донца! Вы слышите четкий ритм, непрерывное му­
зыкальное развитие. Это, несомненно, пелось— и на целостную музыкальную фразу! А вот отрывок, совсем иной но ритму, но тоже пе­
сенного происхождения: Со зарания до вечера, Со вечера и до света — Летят стрелы каленые, Гримлют сабли о шеломы. Трещат копия харалужные — В поле незнаеме. Среди земли половецкие! Трагическая, размеренно строгая воинская песня! Мне кажется, эта догадка не требует никаких доказательств. С удивительной бы­
стротой обрисовывались контуры оригиналь­
ной рапсодии — будто отснятой фотопленки, погруженной в раствор проявителя. И таких отрывков в «Слове» немало. Во время показа, где был исполнен ряд та­
ких «песен», меня слушали довольно внима­
тельно. Но когда дело дошло до обсуждения, критики и музыковеды заговорили по-иному. КЛУБ «ГИПОТЕЗА» ИЗ «СЛОВА» ПЕСНИ НЕ ВЫКИНУТЬ. Л. КУЛАКОВСКИЙ Вот так, примерно. ^ могол звучать >то отрывом «Пасни». f t — Как бы это ни звучало, — говорили мне, — это может быть только вашим лич­
ным творчеством. Ведь материалов от той эпохи — расшифрованных записей — не* ос­
талось. Поэтому и говорить не о чем! Слушатели мои были убеждены: если нель­
зя поглядеть, пощупать, послушать своими ушами, то нечего и думать о какой бы то ни было реконструкции прошлого! Все это слиш­
ком субъективно -— выдумка, «личное твор­
чество»! Однако критики не были правы, утверждая, что такую работу нельзя проверить. Правда, сейчас мы не имеем никаких сохранившихся, расшифрованных памятников музыки Киев-
скоп Руси, но есть надежда, что в будущем, может быть, даже в близком, удастся разга­
дать записи тон эпохи, сделанные так назы­
ваемым «кондакарным знаменем». А это —-
чрезвычайно любопытные записи! Исследуя их, музыковеды С. Смоленский и В. Металлов убедительно доказали, что «кондакарная но­
тация» — чисто русское изобретение: ни о византийских рукописях, ни в других доку­
ментах такой нотации нет! Правы они, по-
видимому, и в том, что на пороге второго ты­
сячелетия нашей эры Русь имела свою систему нотопнеання; нотация эта была, по-видимому, светской, а не церковной. Отсюда следует неизбежный вывод: рас­
шифровав кондакарное письмо, будущие ис­
следователи смогут, хотя бы частично, позна­
комиться со светской музыкой той эпохи, возможно, и с дружинной музыкой! И это будет проверкой наших представлений. Но главное — не в «кондакарных записях», а в том, что в наших руках — текст поэмы! Неужели он не хранит в себе никакой инфор­
мации о некогда связанном с ним мелосе — напевах, речитативах? Слово и музыка: проблема эта сложна и еще недостаточно исследована. Хорошо из­
вестны случаи чисто условной, внешней связи мелодии и слов в вокальной и народной му­
зыке. Более всего — в частушках. Здесь на один и тот же напев можно исполнить боль­
шое количество коротеньких текстов. И все же частушки несут какую-то информацию о напеве: о его величине, расчленении. В народных песнях (русских, украинских» связь текста с мелодией более тесна, много-
оланова: здесь очень част параллелизм син­
таксического строения стиха и структуры на­
пева. А в «Слове о полку Пгореве» эта связь еще более глубока — и, видимо, потому, что песнь создал один человек в едином акте твор­
чества. Интонации взволнованной речи здесь как бы «прорастали» музыкальными интона­
циями, а ритм слов трансформировался в ритм напева. Необходимо также осознать следующее: «Слово о полку Игореве» в отличие от других великих поэм древности совершенно не быто­
вало в народе — это не фольклор. Оно ос­
талось именно в том виде, в каком было соз­
дано вскоре после Игорева похода. Фольклор­
ное бытование, безусловно, видоизменило бы текст и тем самым стерло все изначальные следы тесной связи слов со «сплавленными» с ними мелодиями, речитативами. «Слово» — неожиданный и совершенно. уникальный подарок истории: образец такого синтетического творчества, при котором т е к с т д а е т м а к с и м а л ь н у ю и н фо р ­
м а ц и ю о н е к о г д а с п л а в л е н н о м с н и м ме л о с е. Информацию, подобную тон, которую дают нам кости скелета древних жи­
вотных о контурах их истлевших тел. Первым, кто Попытался судить о былых на­
певах поэмы но ее тексту, был академик Ф. Корш. В 1909 году он опубликовал работу, воссоздающую по тексту «Слова» его метро-
ритм. Исследователь определил метроритм всего произведения и даже приложил к сво­
ей статье несколько народных напевов (новой записи), на которые, по его мнению, можно было бы исполнить тот или иной отрывок по­
эмы. Корш нашел ключ к решению поставлен­
ной задачи, хотя, думается, не сумел им как следует воспользоваться. Что же помешало ему добиться полного успеха? Почему его работа не была продол­
жена другими? Одна из причин то. что среди литературо­
ведов идея несенного исполнения поэмы встре­
чала энергичное сопротивление. И тогда, и в наши дни не переводятся теоретики, ожесто­
ченно доказывающие либо «чисто литератур­
ную» природу «Слова», либо его «оратор­
скую» сущность. Нападки такого рода без­
основательны, однако в концепции Корша есть положения, с которыми трудно согла­
ситься. Первое — это отождествление «Сло­
ва» с былиной; не зная, по-видимому, прихот­
ливой метрики былинных напевов, Корш по­
лагал, что «Слово» было от начала до конца выдержано в однообразном монотонно-марше­
вом четырехдольном метре. Это стало очевид­
ным прокрустовым ложем для древней по­
эмы-рапсодии, таким же насилием над ее гиб­
кой и разнообразной структурой, как и поэти­
ческие переводы «Слова» сплошным трохеем, или анапестом, или даже гекзаметром. Другая ошибка ученого — его попытка воссоздать очертания т о л ь к о о д н о г о из элементов напевов, а именно метроритма, вдобавок — чисто рациональным путем. Если обратиться к другим опытам «рекон­
струкции» прошлого (их было много и в архи­
тектуре, и в скульптуре, и в живописи), то окажется, что авторы сознательно или бес­
сознательно сочетали в них рациональные пути с интуитивными. Это ясно и из скульп­
турных работ Герасимова (хотя он и подчер­
кивал, как антрополог, рациональную основу своих работ): в них. несомненно, присутство­
вала интуиция. Еще более заметно дополнение рацио интуицией в пейзажах древних эпох: по обмерам, отпечаткам, скелетам, собран­
ным учеными, художники восстанавливают картины давних времен, их флору и фауну. Интуиция, руководимая интеллектом, — в данном случае мощная познавательная сила. Так обстоит дело и со «Словом»: какая-то взаимосвязь слова и мелоса нам известна, но далеко не вся; и только интуиция может по­
мочь «нащупать» полную взаимосвязь. Позволю себе образную параллель: вешние талые воды нередко восстанавливают прошло­
годние русла потоков, заросшие травой или занесенные снегом, невидимые для самого зоркого взгляда. Роль интуиции подобна на­
пору этих талых вод, уверенно находящих древние русла. «Замечательной чертой ритмики «Слова», — писал академик Д. Лихачев, — является са­
мая тесная связь ее с эмоциональным и логи­
ческим смыслом повествования. Перед нами в «Слове» — живые интонации. Безошибоч­
ное ощущение читателем этих интонаций и создает впечатление изумительной легкости всего «Слова». Если интонации «Слова» понятны внима­
тельному современному читателю и если пра­
вильно наше убеждение, что при единстве ав­
тора слов и мелодий музыкальные интонации как бы рождались у него из речевых, то путь к .воссозданию древнего мелоса оказывается приоткрытым! Мы вправе опереться на и н т о и а ц и о н-
ный с т р о й древнейших народнопесенных жанров — он не мог не быть «на слуху» у автора рапсодии, исполненной отзвуков сла­
вянского фольклора. Здесь, в частности, можно указать и на наигрыши, которые исполнялись на воинских трубах. Автор-дружинник был, несомненно, «повит иод трубами». Незачем напоминать, какую роль играли тогда трубные зовы и сиг­
налы на поле боя. А изображения труб на страницах летописей свидетельствуют о том. что они весьма походили на большие па­
стушьи рожки, может быть, и на украинские трембиты; наигрыши их изучены - и мы мо­
жем даже представить вероятный ладовый строи воинских трубных сигналов. Вероятно также, что гениальная поэма яви­
лась «прародительницей» старин и украинских дум. После разгрома Киева татарами дру­
жинное искусство погибло, а оставшиеся в живых гусляры рассеялись по всей Руси. По­
давляющая часть их песен позабылась. Ны­
нешние старины и украинские думы — по­
следние слабые струи древнего потока, едва пробившиеся через пески столетий. Выветри­
лись и былые напевы, словно перейдя из кристаллического состояния в аморфное. Так грани кристаллов стираются в волнах рек, мо­
рей, и в гальке, песчинках только глаз уче­
ного может распознать следы кристаллических граней. Можно сказать: в волнах Леты стер­
лись все очертания былых дружинных мело­
дий — и они медленно трансформировались в подернутые эпической дымкой попевки... Наконец, важный вопрос о возможности использования автором «Слова» интонации церковных песнопений. Сопоставив отзвуки «христианского» и «языческого» порядка в поэме XII века, приходишь к выводу: миросо­
зерцание автора — отчетливо п последовательно языческое. В «Слове» в весьма уважительном тоне упоминаются почти все боги языческой Руси: Даждьбог, Велес, Стрибог, Хоре. Бог солнца Хоре, например, прямо именуется в е-
л и к и м — определение, не мыслимое для христианина. Но наиболее показательно отношение геро­
ев «Слова» к повелителям стихийных сил. Игорь пренебрег ясным предостережением солнца — Хорса. затмившегося перед походом, и раз­
гневанные стихни ополчаются против его вой­
ска: «Се ветры. Стрибожьи i * . веют с мо­
ря стрелами — на храбрые щ ки Игоревы!» Игорь ранен, в плену, а Ярославна, вместо того чтобы служить молебны, как это сделала бы истовая христианка, страстно заклинает стихни — Ветер, Днепр, само Солнце, молит их вызволить мужа! (Сейчас уже доказано: так называемый «плач Ярославны» — типич­
ное заклинание, даже сохранившее структуру заклятий, заговоров, донесенных народной па­
мятью до наших дней.) Заклинания действуют: стихийные силы по­
дымаются на помощь Игорю — вздымается море, несутся смерчи. «Игорю князю бог путь кажет из земли половецкой — на землю рус­
скую!» Здесь уж нет сомнений: имеется в ви­
ду не христианский бог, а суровый «дед вет­
ров» Стрибог. 31 Внимательное изучение «Слова» заставляет задуматься и о том, как оно исполнялось. По-
видимому, это был «сольный номер» и длился он примерно час. Беспрестанные смены обра­
зов, темпов, ритмов требовали частых всту­
пительных наигрышей (на каком-то струнном инструменте). Рапсодия расчленялась на цепь —; разных по жанру и ритму кусков; вполне ве-
роятно, что отдельные, менее ответственные " ггесни м е с т а автор передавал помощнику, чтобы ие­
не редохнуть самому. Но несомненно: поли-
выкинуть... тические выпады, гневные тирады он мог про­
износить (именно произносить, а не петь) — только сам. По всему чувствуется, автор был авторитетен не только как певец-рапсод, но и как мыслитель; передоверить другому свои суждения о князьях, резкие выпады против них он, конечно, не мог. Исполнение «Песни о полку Игоревен (по­
зволю теперь назвать ее «Песней») не могло быть одинаковым: менялись детали, менялись заключительные славленья. Вряд ля, исполняя рапсодию в Киеве, автор смог бы обойти в заключительной «славе» киевского князя. В тех случаях, когда «Песнь» исполнялась осо­
бенно торжественно, при большом стечении слушателей, в хоровых эпизодах рапсодии могли принимать участие другие певцы и ин­
струменталисты. В княжеской гриднице их хватало, и они, несомненно, считали за честь участвовать в исполнении великого творения, значения и художественного уровня которого не могли не осознавать. Удивляет гармоничная продуманность ком­
позиции «Песни». Первая часть ее длиннее второй, вторая — третьей: певец учитывал законы восприятия. Строго закономерно и внутреннее соотношение частей: первая часть (Игорев поход) начинается «во здравие» (сла­
вою Бояну, рати), кончается — «за упокой», воплем горести об Игоревом полку. Иначе го­
воря, она движется от «мажора» к «минору». Вторая часть (публицистическая) движется от «минора» к еще более глубокому «минору» — плачу о всей русской земле («О, стонати рус­
ской земли!»). Наконец, третья часть (воз­
вращение Игоря) симметрична первой: дви­
жется в обратном направлении — от «мино­
ра» («плача Ярославны») к «мажору» («Солн­
це светится на небеси — Игорь князь на Рус­
ской земли!»). По ряду признаков можно определить, что автор опирался на давние и плодотворные традиции предшественников, — это видно и в затейливом мастерстве «зачинов» и особен­
но в разнообразно представленных в «Песне» воинских песнях, наконец — в «славленнях», концовках. Вместе с тем чувствуется, что ав­
тор иногда действовал на ощупь, в особен­
ности во второй части, насыщенной воззва­
ниями к князьям; прямыми и горькими упре­
ками им. Здесь традиции, по-видимому, не были столь богатыми: дружинным рапсодам, вероятно, чаще приходилось славить князей, нежели обличать их... Задумываясь над проблемой, как воссоздать хотя бы общие силуэты древней рапсодии, я отчетливо понимал, что ни один композитор за эту проблему не взялся бы. Форма громад­
ной «монодии» (одноголосной композиции) с минимальным аккомпанементом весьма дале­
ка от нашей музыкальной современности; ин­
терес к мелосу ныне почти вытеснен стремле­
нием к изысканной гармонии, оркестровым краскам, острым ритмическим формулам. И вряд ли найдутся охотники воссоздавать та­
кое «неполноценное» произведение... Пытаясь воссоздать исходный жанр «Пес­
ни» и ее былые очертания, я предлагаю, есте­
ственно, только предварительную «модель* былого звучания рапсодии. Это лишь первый шаг на долгом пути. Будущие исследователи смогут увидеть дальше и яснее меня; первую возможность к этому представит расшифров­
ка «кондакарных записей». Кроме того, ряд данных о музыкальной культуре Киевской Ру­
си может быть получен иными путями: воз­
можности проникновения в прошлое непре­
рывно растут. А это значит, что можно будет «разбудить звуки», уснувшие восемь веков назад. Когда под магическим воздействием слов поэта начинают всплывать смутные «звуко­
вые тени»* древних мелодий, остановиться уже невозможно. Приходится идти и идти — КНИЖНЫЙ МАГАЗИН ЗДРАВСТВУЙ, ПРЕКРАСНЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ МИР В. КЕФЕЛИ, доктор биологических наук _ , •« до конца 32 Фриц Вент, голландский ботаник, — человек с трудной судьбой, чело­
века литалец. Не раз в своей жизни он менял крышу над головой — покидал родную Голландию, жил в Индонезии, в 1933 году переехал в США. Бо­
таники мира считают Вента бо­
таником, но физиологи растений твердо убеждены, что Вент — физиолог. Ведь никто иной, как он, одновременно с советским уче­
ным Н. Г. Холодным в конце двадцатых годов сформулировал гормональную теорию роста рас­
тений. И вот перед нами его книга «В мире растений»,* книга о прекрас­
ном зеленом мире. Люди, живу­
щие среди природы, например аборигены бассейна Амазонки, распознают более сотни растений. Но, «к сожалению, чем цивилизо­
ваннее люди, тем больше теряют они непосредственный контакт с растениями и тем менее конкрет­
ным становится их знание бота­
ники», — пишет Вент. И вот он поставил перед собой цель — восполнить этот пробел. Сначала немного истории — ис­
тории о том. как растения завое­
вали сушу. Завоевание это сопро­
вождалось восхождением но эво­
люционной лестнице. Начинается все в докембрии (более двух мил­
лиардов лет назад), когда появи­
лись древние бактерии. Потом кемфрий: первые зеленые водо­
росли, содержащие зерно жизни— хлоропласты, — 600 миллионов лет назад. Проходит еще 180 мил­
лионов лет,, и появляются первые стебельные растения; но только 30'миллионами лет позже у них образуются первые настоящие листья, а еще через 45 миллионов лет — семена. А в это время уже царит геологическая эпоха кар­
бона — земля принадлежит го­
лосемянным, ибо цветковые расте­
ния (покрытосемянные) появились значительно позже — в меловую эпоху, совсем «недавно», всего 135 миллионов лет назад. * Ф. Вент. «В мире растений». Изда­
тельство "Мир», Москва. 1972 год. [ н а у к а — I и с к у с с т в у КРУПНОБЛОЧНОЕ КИНО ft »i |.нолодои человек слу­
чайно знакомится на [улице с девицей в брюч-
!ном костюме. Б-13 [Молодой человек задум-
[чиво смотрит в окно. Б-14 Совещание. Б-15 Погоня. Б-16 Свадьба. Б-17 Драка. Б-18 Допрос. Б-19 j Множество спешащих I по делам людей, среди (которых, как бы случай-
I но, выявляется фигура I главного героя. Известно, что одна и та же квартира, если в ней сменить ме­
бель и наклеить новые обои, де­
лается совершенно неузнаваемой. Так и один и тот же блок, при помощи подбора нужной музыки, освещения, скорости показа и, наконец, переозвучивания, может использоваться самым различным образом, Для проверки мы составили из этих блоков несколько художест­
венных фильмов. В качестве при­
мера я хочу привести две наибо­
лее популярные разновидности кинокартин. ЛИРИКО ПСИХОЛО­
ГИЧЕСКАЯ ДРАМА !
Б-19 j Множество спешащих по I делам людей, среди ко­
торых, как бы случайно, j выявляется фигура юно-
1 ш и-десятиклассника. Б-8 (Откровенный разговор ]отца с сыном. Выясня-
[ется, что у отца есть другая женщина, за­
тем — что сын все зна­
ет, затем — что отец знает, что сын все зна­
ет. Узнав все это, сын i бросает школу. Б-14 !Совещание (педсовет). Спор между молодым учителем математики и пожилой химичкой, так и не вышедшей ззмуж. Решают «пока не исклю­
чать». Б-13 Молодой человек ( б дан­
ном случае — учитель), задумчиво смотрит в окно. Б-12 Он (сын) случайно зна­
комится с девицей в брючном костюме (лег-
Б-1 Б-9 Б-14 Б-3 ком ысленнои студент-
кон-хвостнсткоп). Он (сын) я ока (девица в брючном костюме), взявшись за руки, бега­
ют по лесу, пронизанно­
му солнечными бликами. Первый неумелый поце­
луй.. Сын решает вер­
нуться в школу. Откровенный разговор отца с матерью, во вре­
мя которого сын слу­
чайно оказывается в со­
седней комнате. Мать сообщает отцу, что отец мальчика — не он. Уз­
нав об этом, сын снова бросает школу. Молодой учитель задум­
чиво смотрит в окно. Он и она на вечеринке. Молодой доцент инсти­
тута цинично говорит о любви н смысле жизни. Остальные ноют песню «Дым костра создает уют». Драка (между сыном и м ододы и доце н то м). Молодой учитель задум­
чиво смотрит в окно. Он (сын) и она (девица в брючном костюме) бе­
гают по улице под стру-
в ими весеннего дождя. | Второй неумелый поце­
луй. * Свадьба (она выходит I замуж за молодого до­
цента). Сын наблюдает I это, стоя за утлом Двор­
ца бракосочетаний. Молодой учитель задум­
чиво смотрит в окно. Откровенный разговор отца с сыном и матерью. Выясняется, что все они, включая другую женщи­
ну и настоящего отца, очень хорошие люди. Сын решает вернуться в школу. Молодой учитель задум­
чиво смотрит в окно на школьный двор, по ко­
торому идет сын, воз­
вращаясь в школу. КИНОКОМЕДИЯ-ДЕТЕКТИВ 1
Б-19 i Множество спешащих I по делам людей, снятых Б-17 Б-13 Б-2 Б-16 Ь-13 Б-9 Б-13 ли медленной съемкой (чтобы дергались, как в немом кино). Никто не выявляется — смешно и так. Откровенный, циничный разговор старого банди­
та -налетчика «Папа­
ши» и бывшего студен­
та, а ныне спекулянта по кличке «Сынок», До­
говариваются похитить студентку-отличницу На­
ташу. Б-12 Молодой человек («Сы­
нок») как бы случайно знакомится с девицей в брючном костюме (На­
ташей) на людном пере­
крестке. За ними следят: Б-4 Ю. Никулин, Г. Вицин, Е. Мор г у но в (члены шайки) в женских платьях. Б-2 Он («Сынок») и она (Наташа), взявшись за руки, бегают по улице под струями весеннего дождя. За ними следят. Ю. Никулин, Г. Вицин, Е: Моргунов, падающие в воду (в лужу) — вме­
сте и поочередно. Он («Сынок») и она (Наташа), взявшись за руки, бегают по лесу. Б-7 Появляются: Е. Леонов (участник шайки) в трусах и нос­
ках с резинками. Отвле­
кает своим видом Ната­
шу от «Сынка». Б-11 Автомобиль, в котором едут члены шайки (в багажнике — похищен­
ная Наташа), Взрывает­
ся мотор, отваливается дверца и т. д. Б-15 Погоня («Сынка» за по­
хитителями). Драка (между «Сынком» и всеми остальными). Неожиданно появляется милиция. B-J8 Допрос («Папаши»). Вы­
ясняется, что «Папаша» не бандит, а старшин инженер-технолог. Похи­
щение затеял, чтобы до­
казать начальству, что он впал в маразм, и до­
биться v-хода на пенсию. Б-6 | Банкет " (проводы «Па­
паши* на пенсию). При­
сутствуют все члены шайки (которые в дей­
ствительности — сослу­
живцы «Папаши»), а также Наташа и хСы-
нок» (оказавшийся капи­
таном милиции). Сослу­
живцы но очереди роня­
ют головы в тарелки с салатом. Наташа и «Сы­
нок» целуются. Г. Вицин садится на торт. 1 (э раз­
бавленного торта появля­
ется надпись: «Конец». Может показаться, что бдочно-
поточный метод не позволяет вы­
пускать картины исторические. Но, как известно, исторически*'-
фильмы отличаются от современ­
ных только костюмами персона­
жей и способами драки (фехтова­
ние вместо мордобоя i Поэтому вполне реально к каж.тЖму т пе­
речисленных блоков сделать блок-
дубль с индексов *1Ъ, который бы отвечал VFH M требованиям. Например: Б-G^Il» КХ Никулин, Г. Ви­
цин и Е. Моргvнов (три мушкетера) на банкете (по поводу победы над гвардейцами кардинала). По очереди роняют го­
ловы в тарелки с сала­
том. В конце Г, Вицин (Атос) садится на торт. При помощи соответствующего набора блоков (с индексом «3») можно с успехом выпускать и за­
рубежные фильмы. Это даст большую экономию валюты и уничтожит, наконец, вредное вли­
яние западных картин на нашу молодежь. Можно говорить н о создании специального набора для операто­
ров-любителей, и о выпуске дет­
ского киноконструктора, и о про­
даже наиболее полюбившихся блоков в ларьках «Союзпечати» (вместо давно надоевших откры­
ток), и о многом, многом другом. Надеюсь, что наше предложение найдет отклик среди работников кино, И я, и мои коллеги готовы оказать посильную помощь при практическом внедрении нашего метода. т С уважением О. ДАНИЛОВ, инженер-строитель 47 ЧИТАТЕЛЬ СООБЩАЕТ, СПРАШИВАЕТ, СПОРИТ ВОДОРОДНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ (Ф В последнее время стали появ­
ляться сообщения о том, что за ру­
бежом пытаются использовать в обычных, лишь незначительно измененных ав­
томобильных двигателях новый вид топли­
ва — водород. Читатели присылают в редак­
цию письма с просьбой рассказать об этом подробнее. Отвечают читателям старший на­
учный сотрудник Института химической физи­
ки АН СССР, кандидат технических наук, заместитель заведующего лабораторией кине­
тики сгорания в двигателях В. Карпов и ин­
женер Р. Яров. * * * • Во-первых, надо сказать, что водородное горючее — весьма перспективный вид топли­
ва. А для нашей страны с ее разнообразием климатических зон — в особенности. Готовит­
ся массовая автомобилизация, и может случить­
ся так, что в наших южных городах возник­
нет проблема смога — тумана, насыщенного токсичными выделениями автомобильных дви­
гателей. Водородное горючее эту проблему снимает. И одновременно оно снимает пробле­
му, необычайно важную для Крайнего Севера. Все знают, как сложно запустить двигатель при сильном морозе. Для этого на севере при­
меняют целый арсенал технических средств, и достичь цели порой удается лишь с боль­
шой затратой дополнительной энергии, с боль­
шой затратой времени. А жидкий водород испаряется при очень низкой температуре, и каков бы ни был мороз, пары водорода все равно будут поступать в двигатель (в от­
личие от бензина, который при сильном моро­
зе перестает испаряться, отчего и возникает проблема зашуска). Так что, надо полагать, у водородного горючего большое будущее. * * * Теперь о первых зарубежных работах. В августе 1972 года на полигоне фирмы «Дженерал Моторс» выстроилось 63 автомоби­
ля, сконструированных студентами техниче­
ских институтов. Это был не просто парад самоделок. Студенты работали с вполне опре­
деленной целью — создать машины, не заг­
рязняющие воздух. ^ Чего только не делают конструкторы, что­
бы избавиться от выброса в атмосферу ядо­
витых веществ. Придумывают катализаторы, которые ускоряют процесс превращения этих веществ в безопасные. Но, как правило, в катализаторы входят весьма драгоценные пла­
тина и палладий. Конструкторы работают над паровыми автомобилями. Работают над элект­
ромобилями. Но вот на полигоне снимают с машин по­
крывала, оглашают технические данные. Два автомобиля немедленно привлекают к себе всеобщее внимание. Еще бы: ведь это маши­
ны с почти обычными, лишь незначительно переделанными двигателями. Но в этом «поч­
ти» и заключена изюминка. Ибо горючим для этих машин служит не бензин, а водород. О водороде, как о горючем, ученые думают давно. Взять хотя бы топливные элементы, которые должны генерировать электрический ток за счет энергии водорода, окисляемого кислородом. Но надежной и дешевой конст­
рукции топливных элементов пока нет. И воз­
никла мысль — использовать жидкий водород как топливо для двигателей уже существу­
ющих автомобилей. Первое. Запасы водорода в отличие от запасов многих других видов топлива, в осо­
бенности нефтепродуктов, практически почти неисчерпаемы. Ведь водород входит в состав воды. Нефти же, хоть и очень много, все же не бесконечно много. Уже сейчас приходится думать о замене бензина другим горючим. Кроме того, нефть — это незаменимое сырье для промышленности, и просто неразумно сжигать ее в двигателях автомобилей. Второе. Водород вообще не имеет запаха, а при сгорании не выделяет никаких вредных веществ. Остается лишь вода. Нет ни окиси, ни двуокиси углерода, ни свинцовых окислов, ни даже дыма. Все эти достоинства обнаружились не се­
годня. Еще в 1820 году священник Сесиль выступил в Кембриджском философском об­
ществе с докладом: «Об использовании водо­
рода в качестве топлива для движущих ма­
шин». Но вплотную к решению проблемы приступили только теперь. Ведь если б все было легко, автомобили, работающие на жид­
ком водороде, давно заполнили бы дороги и улицы. Сжиженный водород примерно в 10 раз легче бензина. Достоинство? Но нужно будет резко увеличить емкость топливных баков. Мало того, потребуется еще холодильная ус­
тановка для постоянного охлаждения баков с жидким водородом. Иначе он просто испа­
рится. Поэтому, предполагали, такое горючее в первую очередь найдет себе применение — если найдет — на автобусах и мощных гру­
зовиках, одним словом, на больших автомо­
билях. Водород — отличное горючее, даже чуть более отличное, нежели нужно. Он легко за­
горается, а это приводит к преждевремен­
ному воспламенению его в камере сгорания со всеми вытекающими отсюда последствиями (шум двигателя, быстрый его износ и т. д.). Кроме того, существует такая вещь, которую студенты назвали «синдром Гинденбурга». Проще говоря, это боязнь взрыва водорода, а странное название произошло от немецкого дирижабля «Гинденбург», который потерпел аварию в США. Он был наполнен водородом. Студенты тщательно отполировали в двига­
теле, переделанном на водородное горючее, и поршни, и камеру сгорания. Таким образом они ликвидировали мелкие выступы, незамет­
ные глазу, которые могут в силу малых своих размеров нагреваться до более высокой тем­
пературы, нежели детали, и тем вызвать преждевременное воспламенение. Самый первый эксперимент оказался удач­
ным. Водород — горючее, которое применя­
лось до сих пор только для ракет, оказался вполне пригодным и для простых, обычных, земных автомобилей. Преодолена принципи­
альная трудность — обычный автомобильный двигатель приспособлен для работы на водо­
роде. Конечно, было бы нелепостью утверж­
дать, что все проблемы сразу решены. Их очень и очень много. Двигатель «Форд», пере­
строенный студентами Калифорнийского уни­
верситета, при водородном горючем значи­
тельно уменьшил свою мощность. Проблем хватает. Как заправлять бак жидким водородом? Заправочные станции должны быть для этой цели оборудованы мощными холодильными установками — а это совсем не так просто и, во всяком слу­
чае, резко увеличивает стоимость топлива. Один из предлагаемых путей решения заклю­
чается в том, что в бак засыпают гидриды некоторых металлов, то есть таких веществ, которые обладают способностью поглощать газообразный водород и отдавать его при нагревании. Таким веществом может быть порошковый гидрид магния. Подавая во­
дород в бак под давлением, можно насы­
тить им это вещество. А чтобы гидрид магния отдал водород, достаточно подогреть его вы­
хлопными газами. Такую операцию можно пбвторять несколько раз. Но при сгорании полученного подобным образом водорода все-
таки выделяются токсичные вещества, да и стоимость топлива увеличивается. Так что тут есть над чем работать, и путь к широко­
му использованию водорода еще долог... Не говоря о том, что пока водород в ос­
новном получают из природного газа, нефти и каменного угля, а процесс электролиза во­
ды — разложения ее на водород и кислород током — дорог, потому что требует огром­
ных расходов электроэнергии. И, стало быть, водород, хотя и производится в достаточно больших количествах, вовсе не стал обычным топливом. Не говоря также о том, что нужна тща­
тельная герметизация всей топливной и запра­
вочной аппаратуры, ибо при соединении с воз­
духом водород дает взрывоопасный грему­
чий газ. Хотя студенты уверяют: дирижабль «Гинденбург» не взорвался, а просто сгорел; водород не взрывоопасен, если его специально не подорвать с помощью детонаторов. Но опасения не исчезли. И тем не менее водород в качестве авто­
мобильного горючего находит себе многих сторонников. Один из видных специалистов в этой области сказал: «Независимо от того, что делается для замены двигателя внутрен­
него сгорания, по меньшей мере еще сто мил­
лионов таких двигателей будет выпущено в ближайшее десятилетие. И качество воздуха, которым мы будем дышать через эти десять лет, в гораздо большей степени будет зависеть от горючего, которым эти двигатели заправ­
ляются, нежели от их конструкции». ф Схема конструкции авто­
мобиля, работающего на водороде: 1 — теплообменник; 2 — регулятор поступления во­
дорода а двигатель; 3 — сосуд Дьюаре — топли­
вный бак для водоро­
де; 4 — труба для воз­
врата выхлопных газов в двигатель; 5 — вы­
хлопная труба; 6 — кар­
бюратор; 7 — V-образ-
иый восьмицилиидровый двигатель внутреннего сго­
рания. Справа — гибель «Гии-
деибурга», наполненного водородом. 48 
Автор
dima202
dima202579   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Журналы и газеты
Просмотров
112
Размер файла
66 097 Кб
Теги
1973, заметка
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа