close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Моление Даниила Заточника

код для вставкиСкачать
Управление образования г. Владимира
Муниципальное бюджетное образовательное учреждение
"Лицей-интернат №1"
Городская научно-практическая конференция
"Русский язык: прошлое, настоящее и будущее"
Секция "Памятники письменности Владимирской Руси"
Тема исследования:
"Своеобразие языка произведения древнерусской литературы "Моление Даниила Заточника"
Перебаева Мария Леонидовна,
ученица 10 "А" класса
учитель: Градулева И.В.
г. Владимир
2013 год
Литература - это исповедь, Под видом исповеди - проповедь,
Для тех, кто ненавидим, - отповедь,
Для всех, кого ты любишь, - заповедь.
Л.И. Ошанин
Актуальность исследования.
Русская культура 11-13 веков - прекрасный, во многом загадочный мир. Столетия отделяют нас от эпохи, когда жили люди, оставившие шедевры зодчества, иконописи, создававшие бессмертные литературные творения. Древнерусскую литературу иногда называют "Великий немой", ведь до сих пор перед исследователями стоит множество вопросов по поводу времени создания произведений, места их написания, авторства. И, безусловно, самым важным источником информации является сам текст, переживший века и не перестающий волновать читателей.
В данной работе мы обращаемся к уникальному памятнику древнерусской литературы - "Молению Даниила Заточника". Выбор темы не случаен:
- произведение является не только историческим, но и литературным источником;
- в отличие от многих произведений древнерусской литературы, "Моление" изучено недостаточно;
- представляет интерес факт написания произведения в нашем Владимирском крае.
Осмысление работ, посвященных этому произведению, убеждает, что исследователи оценивали "Моление", актуализируя исторические и литературные аспекты. Такой подход встречается в трудах Д.С. Лихачева, Б.А. Романова, В.М. Гуссова, Н.К. Гудзия. Однако мы пришли к выводу, что нет целостной работы, посвященной анализу языка этого произведения. Данная проблема показалась нам актуальной, так как именно обращение к СЛОВУ, выявление его глубинного смысла дает возможность ответить на многие вопросы, которые и сегодня остаются не решенными историками и литературоведами.
Актуальность проблемы обусловила выбор темы исследования: "Своеобразие языка произведения древнерусской литературы "Моление Даниила Заточника".
Объект исследования: произведение древнерусской литературы "Моление Даниила Заточника".
Предмет исследования: язык, которым написано "Моление Даниила Заточника".
Цель исследования: на основе анализа лексического строя произведения, художественных средств выявить оригинальность "Моления".
Поставленная цель определила задачи исследования:
- изучить литературу по проблеме исследования;
- проанализировать мнения историков о месте и времени написания произведения, об адресате и авторе "Моления";
- проанализировать историческую ситуацию, сложившуюся в русских землях в 11-13 веках;
- осмыслить сюжет, композицию произведения, его жанровые особенности;
- провести анализ языковых средств произведения.
При решении поставленных задач нами применялись следующие методы исследования:
- метод анализа и научной интерпретации исторической, художественной литературы, работ литературоведов;
- сравнительно-сопоставительный анализ подходов к рассмотрению литературного произведения;
- метод обобщения информации, содержащейся в литературе по проблеме исследования, и систематизации полученных результатов и выводов.
Стремление ярче высветить изучаемое явление побудило нас обратиться к следующим источникам: работам по истории, литературоведению, художественным текстам. Предметом осмысления стали разные редакции "Моления", а также тексты самого произведения в переводе Д.С. Лихачева, Т.А. Сумниковой и М.Е. Федоровой, Н.К. Гудзия.
Обозревая литературные памятники, дошедшие до нас из глубин веков, отрадно отметить, что не обделена сохранившимися образцами письменной речи Владимирская земля. Ростово-Суздальское, а затем Владимиро-Суздальское княжество играло важнейшую роль не только в политической, но и в культурной жизни средневековой Руси. С именами владимирских князей связаны и основание новых городов, и заложение белокаменных соборов, и развитие литературы. На этой земле создавались такие произведения, как Лаврентьевская летопись, "Слово об осаде и гибели Владимира", "Повесть о Петре и Февронии Муромских". Одно из них, "Моление Даниила Заточника", и стало объектом нашего исследования
Анализируя художественное произведение, написанное в далекую эпоху, необходимо учитывать особенности древнерусской литературы.
Во-первых, любое произведение следует рассматривать в контексте времени, в которое оно создавалось. Мы убеждены, что нельзя ставить знак равенства между литературой XI и XIII веков, даже между творениями одного жанра. Например, в ранних редакциях произведение было обозначено как "слово", название звучало так: "Слово о мирских притчах и бытейских вещех: подобно есть сему житие наше и како ся в нем льстим". Оно достаточно широко по объему и разносторонне по тематике. Этот жанр характерен более для XII века. Жанр "моления" более свойственен литературе начала XIII века, он имеет узко служебный характер и конкретную форму - непосредственное обращение, "мольбу" к князю. Нам представляется важным отметить, что анализируемое произведение - уникальное явление, не нивелированное жанром: там можно выделить и черты "слова", и черты "моления". Это, по-видимому, можно объяснить тем, что литература XIII века находилась в состоянии непрерывного развития, искала новые жанры. Так и "Моление" имеет и светский, и религиозный характер. Таким образом, перед читателями редкий образец интеграции стилей в одном произведении. Причем интересен тот факт, что "Моление" на протяжении времени не только читалось и перечитывалось, оно постоянно перерабатывалось, дописывалось, из него делались выборки, оно жило, творилось в течение ряда веков. Точное попадание переписчиков-соавторов в стиль, манеру оригинала позволяет рассматривать разные редакции как одно произведение1.
Во-вторых, не стоит забывать об особенностях устной и письменной речи Древней Руси. Язык не только Руси, но и всего древнего и средневекового мира - образный, а язык современного мира - понятийный. Поэтому авторы, объясняя свою мысль, привлекали притчи, пословицы, афоризмы. Поскольку и образование, и искусство были связаны с церковью, в письменной речи присутствовало много церковнославянизмов.
Наконец, необходимо осмысливать и всю древнерусскую литературу, и отдельное произведение в контексте христианской системы ценностей, поскольку, как уже говорилось выше, средневековые литература и искусство - часть христианского мировоззрения.
Сам жанр моления, скорее всего, заимствован из византийской литературы. Известны два византийских писателя XII века, творившие в этом жанре: Федор Продром и Михаил Глика, обращавшиеся из тюрьмы к византийскому императору2. Сюжетная схема "Моления" предельно проста: человек, именующий себя Даниилом Заточником, пребывает в бедствии и нищете и обращается к князю с просьбой о милости, материальной помощи. Он раздумывает, как поправить свое положение, всякий раз приходя к выводу, что щедрость князя - единственный способ избавиться от нищеты.
Привлекая внимание адресата своего послания, Заточник упоминает пословицы, притчи и афоризмы из русских (летописи, "Стословец" патриарха Геннадия, "Слово о злых женах") и переводных, преимущественно библейских, источников ("Повесть об Акире Премудром", "Пчела", "Премудрость Иисуса, сына Сирахова", "Притчи", "Премудрость Соломона", "Песнь песней", книга Иова, Псалтирь, Евангелие). Из этого можно заключить, что автор был человеком очень образованным и начитанным. Примечательно и то, что "разнесение ума", "многоглаголание" - единственное достоинство, которое Даниил Заточник позволяет себе иметь, принижая себя перед князем. Учёные предприняли много попыток определить социальное положение автора. Предполагают, что он был княжеским дружинником, холопом (Д.С. Лихачев, А.Н. Щапов), дворянином, ,что вполне возможно, потому что дворянин XII-XIII века находился в зависимости от князя (точка зрения Гуссова В.И., Буслаева Ф.И.).
Другие учёные считают, что Даниил не имел устойчивого социального положения6 или был древнерусским интеллигентом, принадлежащим к эксплуатируемым слоям общества7. Оригинальную версию выдвинул С.Г. Пушик, который считает, что автор "Моления"- Владимир Ярославич, сын Ярослава Осмомысла. Это князь-изгой, при крещении получивший имя Даниила и заточенный в Боголюбский монастырь. Он потерял расположение отца и пытался вернуть его симпатию путем шутки10. Одно из лучших определений положения Даниила Заточника дал В.Г. Белинский: "Кто бы ни был Даниил Заточник, можно заключить не без основания, что это была одна из тех личностей, которые, на беду себе, слишком умны, слишком даровиты, слишком много знают и, не умея прятать от людей свое превосходство, оскорбляют самолюбивую посредственность; у которых сердце болит и снедается ревностью по делам, чуждым им, которые говорят там, где лучше было бы молчать, и молчат там, где выгодно говорить; словом, одна из тех личностей, которых люди сперва хвалят и холят, потом сживают ее со свету и, наконец уморивши, снова начинают хвалить"2.
Академик Д. С. Лихачев отмечает такую особенность древнерусской литературы, как противостояние традиционного, величественного и обыденного, человечного начал: "Литература - священнодействие. Читатель был в каком-то отношении молящимся. Он предстоял произведению, как и иконе, испытывал чувство благоговения....Но возникало и противоположное: глумление, ирония, скоморошество"6. Даниил Заточник - ярчайший представитель второго направления: его ирония настолько тонка, что многие исследователи не замечают ее и принимают скоморошьи потешки за хвалебные песни князю: "Автор "Моления"...выступает за сильную княжескую власть, всячески прославляет князя"6. Мы полагаем, что Даниил Заточник не преследует политических целей, он просит князя даже не о милости, а о милостыне, нарочито принижает себя: "Ибо я как та смоковница проклятая", "все это написал я, спасаясь от бедности моей, как рабыня Агарь от Сарры", "лучше смерть, чем долгая жизнь в нищете", "взываю к тебе, одержим нищетою", "богатый муж везде ведом.., а бедный и на родине ненавидим ходит". По словам Д. С. Лихачёва, образная система "Моления" опирается на явления русского быта6. Автор знаком с техникой обделки камня, металлов, деревянного строительства, упоминает такие предметы быта, как червлёный сапог, лапоть, золотая серьга, паволока, возглавие (подушка). Современный читатель погружается в обстановку XIII века, встречая упоминания о трости писца, скоморошьих гуслях, о языческом Роде и гадании по Псалтири наряду с цитатами из Священного Писания. Обращаясь к трудовым профессиям и народным поверьям, Даниил вновь подчёркивает, по нашему мнению, свою приниженность перед князем.
Как уже говорилось выше, жанр моления - гномический (А. С. Орлов), то есть требует привлечения пословиц, притч, афоризмов (гномов). "Моление Даниила Заточника" соединяет в себе народные и книжные элементы. Одна из ярчайших его черт - цитирование, выполняющее самые разные функции: автор убеждает князя, по-скоморошески развлекает его, обращается от лица социальной среды, к которой он принадлежал. Переделывая цитаты, придавая им иной, часто противоположный смысл, Даниил Заточник вносит в своё творение пародийные, даже сатирические элементы.
"Моление" - это просьба о материальной помощи, выраженная в форме публичного выступления, спектакля. В самом начале Даниил словно зазывает слушателей, зрителей, обращаясь к ним словами 56-го и 107-го псалмов. Рассказчик представляет читателю не просто перефразированные псалмы, а своеобразную пародию на них, заменяя "Господь" словом "господин". Об этом выступлении Д.В. Анайлов писал: "Трубы, органы, свирели навеяны в "Слове" Даниила княжескими играми и потехами, участником которых он был, сам ставши славным игрецом на гуслях"9.
Главное качество князя для Даниила - щедрость. Заточник ярко противопоставляет свою нищету богатству князя: "Вси напитаются от обилия дому твоего, аки потоком пища твоея; токмо аз един жаждаю милости твоея, аки елень источника воднаго". Убеждая князя в безвыходности своего положения, Даниил Заточник размышляет, как избавиться от бедности, не прибегая к княжеской милости. Любые варианты оказываются нелепыми и не могут не вызвать ассоциаций с шутками скомороха, развлекающего гостей на княжеском пиру, причем исключительно гостей-мужчин, о чем говорит подробное ироническое описание жизни со злой женой: "Лутче бо ми трясцею болети: трясца бо, потрясчи, пустит, а зла жена и до смерти сушит", "Лутче бо ми железо варити, нежели со злою женою быти".
Даниил Заточник обращается к народной мудрости: "Ни птица во птицах сыч; ни в зверех зверь еж; ни рыба в рыбах рак; ни скот в скотех коза; ни холоп в холопех, кто у холопа работает; ни муж в мужех, кто жены слушает", приводит пословицы, загадки, подчёркивая, что он выражает позицию низших слоёв населения. Автор делает заимствования из "Слова о злых женах". В замечании: "Жене глава муж, мужам - князь, а князьям - Бог", - угадываются слова апостола Павла из послания к Ефесянам: "Зане муж глава есть жены, якоже и Христос глава Церкве".
Другой путь избавления от бедности - воровство. Доказывая невозможность этого выхода для себя, Заточник цитирует "Премудрость Соломона": "Богатьства и убожества не дай же ми, Господи: обогатев, восприиму гордость и буесть, а во убожестве помышляю на татбу и на розбои, а жены на блуд" и приходит к выводу, что "девка погубляет свою красоту блуднею, а муж свою честь татбою". Потрясающей выразительностью отличаются размышления Даниила о пострижении в монахи: "То не видал есмь мертвеца, на свинии ездячи, ни черта на бабе; не едал есми от дубья смоквеи, ни от липья стафилья. Лучши ми есть тако скончати живот свой, нежели, воспиимши ангельский образ, Богу солгати".
Сам автор сочиняет ритмичные и даже рифмованные пословицы: "Кому Боголюбово, а мне горе лютое; кому Белоозеро, а мне чернее смолы; кому Лаче озеро, а мне много плача исполнено, зане честь моя не прорасте в нем", "Лутче бы коему человеку изволи дом погрести, нежели злу жену в дом привести", "зла бо жена ни учения слушает, ни оцерковника чтит, ни Бога ся боит, ни людей ся стыдит, но всех укоряет и всех осужает".
Присутствуют в "Молении" и сатирические моменты. Прежде всего, сам князь не является для Даниила фигурой священной. Заточник уважает и почитает князя, но не преклоняется перед ним, и, очевидно, не исполняет слепо княжеские прихоти, иначе бы он не впал в немилость. При этом автор - сторонник сильной княжеской власти, считает князя если не абсолютным источником истины, то более справедливым, чем другие люди, и этим объясняется обращение Даниила к самому князю, а не к его боярам, приближенным, к церковным чинам: "Вода мати рыбам, а ты, княже наш людем своим. Весна украшает землю цветы, а ты нас, княже, украшаеши милостию своею", "Яви ми зрак лица твоего, яко глас твой сладок, и уста твоя мед истачают, и образ твой красен; послания твоя яко раи с плодом; руце твои исполнены яко от злата аравийска; ланиты твоя яко сосуд араматы; гортань твой яко крин, капля миро, милость твою; вид твой яко ливан избран; очи твои яко источник воды живы; чрево твое яко стог пшеничен, иже многи напитая; слава твоя превозносит главу мою, и бысть выя в буести, аки фарсис в монисте".
Источник могущества или причина слабости князя - его окружение: "Луче един смыслен, паче десяти владеющих грады властелин без ума... Мудрых полцы крепки и грады тверды; храбрых же полцы силни, а безумни: на тех бывает победа...". Убеждая князя, Даниил пускает в ход все свое красноречие: от его "многоглаголания" достается и боярам, и тиунам, и рядовичам, и даже духовенству (упоминание о последних - исключительная принадлежность редакции, адресованной Ярославу Всеволодовичу). Сначала говорится о плохих советниках: "...так же и ты, княже, не сам владееши, в печаль введут тя думцы твои", о том, как важно правителю окружать себя достойными людьми: "Златом бо мужей добрых не добудешь, а мужми злато, и сребро, и градов добудешь".
Далее слово "думцы" конкретизируется, и говорится о боярах: "Лучше бы ми нога своя видети в лыченицы в дому твоем, нежели в черлене сапозе в боярстем дворе; лучше бы ми в дерюзе служити тебе, нежели в багрянице в боярстем дворе". Достается и княжеским слугам: "Не имей себе двора близ царева двора и не держи села близ княжого села: ибо тиун его - как огонь, на осине разожженный, а рядовичи его - что искры".
С грустью размышляет Даниил Заточник о бездуховности среди монашества: "Мнози бо, отшедше мира сего во иноческая, и паки возвращаются на мирское житие, аки пес на своя блевотины, и на мирское гонение; обидят села и домы славных мира сего, яко пси ласкосердии. Иде же брацы и пирове, ту черньцы и черницы и беззаконие: ангелский имея на себе образ, а блудной нрав; святителский имея на себе сан, а обычаем похабен". Думается, эти слова вовсе не направлены " против бояр и монахов"11, а, напротив, подчеркивают важность серьезного отношения к боярскому титулу или монашескому сану, их священность и предостерегают людей, лишенных этой мудрости.
Воплощение всех недостатков княжеского окружения - "глупые" в противоположность "мудрым", которые достойны награды и к которым, очевидно, причисляет себя автор: "Не сей на межах жита, ни мудрости в сердцах глупых. Ибо глупых не сеют, не жнут, ни в житницу не собирают, но сами себя родят".
Разнообразны и средства выразительности, используемые Даниилом Заточником. В древней литературе распространены, если можно так выразиться, "бродячие" приемы: метафоры, сравнения, символы, постоянные эпитеты. Например, рисуя перед князем свое убожество, Заточник пишет: "помяни мя...каплями дождевыми, яко стрелами, пронизаема". Подобная метафора есть в "Слове о полку Игореве": "идти дождю стрелами". Этот образ заимствован из компилятивного хронографа, составленного из переводных исторических произведений: "идяху стрелы аки дождь". Даниил Заточник продолжает традицию, выстраивая известные образы в стройную систему, доказывающую его мысль. То же можно сказать и о метафорах ("постави сосуд сердечный под потоком языка моего"), сравнениях, которые носят характер параллелизма ("Земля плод дает обилия, древеса овощь; а ты нам, княже, богатство и славу").
Подводя итог исследованию, нам представляется важным отметить, что "Моление Даниила Заточника" - уникальное произведение древнерусской литературы, замечательное глубиной и точностью выражения мысли, аргументируя которую, автор обращается к самым разным источникам. Выстраивая гномы в стройную образную систему, автор добивается удивительной убедительности и выразительности, которой позавидовал бы любой современный автор. "Моление" с полным основанием можно назвать не только историческим, но и лингвистическим памятником. Для далёких потомков удивительно богатая лексика "Моления" - бесценный образец письменной речи, осмысление которого позволяет глубже понять не только характер эпохи, быта и нравов Древней Руси, составить представление о личности автора произведения. Изучая его, можно явственно "увидеть" язык, на котором говорили и писали много веков назад, язык, который можно назвать предтечей современной речевой культуры. Творчество древнего и загадочного автора Даниила Заточника - в полной мере и исповедь, и проповедь, и отповедь, и заповедь.
Список литературы:
1. Будовниц И.У. Памятник ранней дворянской публицистики (Моление Даниила Заточника) - ТОДРЛ. Т.5, VIII. - 1951.
2. Гудзий Н.К. История древней русской литературы. - М., 1966. - С. 178-188.
3. Гудзий Н.К. Хрестоматия по древней русской литературе. - М., 1962. - С. 137-145.
4. Гуссов В.М. Историческая основа "Моления Даниила Заточника". - ТОДРЛ. Т. 7. - Инст. м-л. АН СССР, 1943. - С. 410-418.
5. Изборник. Памятники литературы Древней Руси / Подг., пер. и примеч. Д. С. Лихачева. - Серия 1. Т. 15. - М.: Худ. лит., 1987. - С. 224-235.
6. Лихачёв Д.С. Великое наследие // Избранные работы в трёх томах. Том 2. - М.: Худ. лит., 1987. - С. 227-244.
7. Миндалёв П. "Моление Даниила Заточника" и связанные с ним памятники.- Казань, 1914.
8. Муравьёв А.В., Сахаров А.М. Очерки истории русской культуры IX-XVII вв.: Книга для учителя. - 2-е изд., дораб. - М.: Просвещение, 1994. - 336 с.
9. Орлов А.С. Древняя русская литература XI - XVI вв. - М.-Л.: Изд. АН СССР, 1937. - С. 159-165.
10. Пушик С.Г. "Кому Боголюбово - а мне горе лютое" // Призыв, 1990. - № 43.т. 11. Романов Б.А. Люди и нравы древней Руси. - Л., 1947.- С. 17-46, 280-370.
12. Хрестоматия по древнерусской литературе: Учебное пособие для вузов / Сост. М.Е. Федорова, Т.А. Сумникова. - 4-изд., испр. и доп. - М.: Высшая школа, 1994. - 256 с.
2
Автор
nad-gu
nad-gu27   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2 714
Размер файла
44 Кб
Теги
заточника, моление, даниила
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа