close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

540.SM ekspertiza pri povrezdeni pilami noznisami

код для вставкиСкачать
ОС
<<?
с ш а
<
;ч
Загрядская А . П., Э д е л е в Н . С , Ф у р м а н М . А .
3-34 Судебно-медицинская экспертиза при поврежде­
ниях пилами и ножницами. Горький, Волго-Вятское
кн. изд-во, 1976.
119 с.
В настоящей монографии обобщен большой экспериментальный
и практический материал по характеристике повреждений, причинен­
ных пилами и ножницами, сформулированы научно обоснованные ре­
комендации по методике проведения экспертизы. Некоторые из лабо­
раторных методов разработаны или модифицированы на кафедре су­
дебной медицины Горьковского медицинского института имени С. М. Ки­
рова.
Книга предназначена для судебных медиков и врачей других спе­
52200—096
циальностей, а также криминалистов и работников судебно-следствен61
ных органов.
IYll40(03)-76
© Горьковский медицицский институт имени С. М. Кирова, 1976,
ВВЕДЕНИЕ
В последние два десятилетия исследования многих
судебных медиков преследовали цель установить совре­
менные возможности судебно-медицинской экспертизы
при определении некоторых острых орудий травмы по
повреждениям на теле и одежде человека. Выполненные
по этой проблеме работы значительно дополнили сущест­
вующую литературу и явились существенной предпосыл­
кой для повышения научного уровня экспертиз в конкрет­
ных случаях практики.
Но не было работ о повреждениях, причиняемых
такими своеобразными острыми орудиями, как пилы
и ножницы. Морфологические свойства этих повреждений
изучены очень слабо и в специальной литературе, а также
в учебниках и руководствах по судебной медицине не по­
лучили должного отражения. Между тем в экспертной
практике с такими повреждениями, хотя и не очень часто,
но приходится встречаться. Отсутствие квалифицирован­
ных методик затрудняет исследование, и поэтому выводы
об использованном орудии и механизме его действия, как
правило, бывают недостаточно полными и научно обос­
нованными.
В настоящей монографии обобщены те немногочислен­
ные и разрозненные сведения, которые имеются в литера­
туре об указанных повреждениях, а также собственный
практический опыт авторов и результаты специальных
экспериментов по установлению их особенностей на тка­
нях тела и материалах одежды человека.
Чтобы выявить детальные свойства повреждений,
в процессе их изучения широко использовались лабора­
торные методики, рекомендованные применительно к ме­
ханической травме разных видов. Некоторые из методов3
разработаны или модифицированы на кафедре судебной
медицины Горьковского медицинского института имени
С. М. Кирова.
Данные, полученные в итоге исследований, легли в ос­
нову сформулированных экспертных критериев для опре­
деления пил и ножниц как орудия травмы в зависимости
от свойств повреждений, конструктивных и прочих осо­
бенностей самого орудия и механизма его действия.
Результаты наблюдений, составляющие основное со­
держание монографии, не могут претендовать на исчер­
пывающую судебно-медицинскую характеристику по­
вреждений, причиняемых пилами и ножницами. И тем не
менее авторы будут считать свою задачу выполненной,
если книга окажется полезной для судебных медиков,
а также криминалистов и следственных работников при
назначении и проведении соответствующих экспертиз.
ГЛАВА I
>-
СВОЙСТВА ПОВРЕЖДЕНИЙ, ПРИЧИНЁННЫХ П И Л А М И
НА ТКАНЯХ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА
И НЕКОТОРЫХ МАТЕРИАЛАХ О Д Е Ж Д Ы
Пилы относятся к многорезцовым пилящим инстру­
ментам, работа которыми совершается при возвратнопоступательном движении.
В зависимости от назначения имеются пилы по дере­
ву, по металлу, по камню, по кости и др. Различаются
пилы в зависимости и от конструктивных особенностей:
от вида полотна (листовые, ножовочные, лучковые); от
характера зубцов, их развода и высоты; от материала, из
которого изготовлено полотно пилы (полотна из обычной
стали, хромированные, никелированные).
Наиболее распространены пилы с ножовочными по­
лотнами. Ножовочные пилы состоят из ручки и полотна
(рис. 1). У ножовок по металлу и некоторых медицинских
пил, кроме того, имеется станок для натягивания полот­
на. Рабочая часть полотна представляет собой ряд уголь­
ных зубцов (рис. 1); расстояние между вершинами со­
седних зубцов называется шагом зубцов пилы. Зубцы но­
вых пил в торце имеют П-образиый вид, т. е. их режущая
кромка направлена к боковым плоскостям под прямым
углом (рис. 2). Перед эксплуатацией некоторые пилы,
например ножовки по дереву, индивидуально затачивают,
и зубцы приобретают форму клина, т. е. режущая кромка
к боковым плоскостям направлена под тем или иным уг­
лом в зависимости от особенностей заточки (рис. 3).
В процессе пиления полотно пилы зажимается боко­
выми стенками распила, что затрудняет работу. Во избе­
жание этого зубцы пил разводят.
У некоторых пил зубцы разводят сразу при изготовле­
нии, например у ножовок по металлу, у других — у ножо­
вок по дереву — зубцы индивидуально разводят перед
эксплуатацией.
5
Существуют различные виды разводов зубцов пиЛ.
Наиболее часто встречаются простой и волнистый. П р и
простом разводе соседние зубцы отгибаются в разные
стороны (рис. 4), при волнистом — несколько зубцов от­
гибается в одну сторону, а несколько —в другую (рис. 5).
Расстояние между вершинами соседних зубцов, отогну-
Рис. 1. Части пилы:
\ __ ручка; 2 — полотно; 3 — зубцы пилы
Рис. 2. П-образный вид вершин
зубца (схема)
Рис. 3. Угольный
вид вершин зуб­
ца (схема)
т ы х в разные стороны в направлении, перпендикулярном
п р о д о л ь н о й оси полотна, называется степенью ( ш и р и н о й )
развода (рис. 6 ) .
П и л ы различного назначения (например, ножовки по
металлу, ножовки по дереву, медицинские пилы и др.)
могут иметь общие конструктивные особенности: про­
стой или волнистый развод зубцов, П-образную или
угольную форму их вершин и т. д. Поэтому очевидно,
что по следам действия пилы на тканях тела или одежде
невозможно определить, какого назначения была эта пи­
ла, но в повреждениях могут быть выявлены признаки,
6
Рис. 4. Простой развод
зубцов
т ш я ш т я ю я ш > *, * ^ ^ ш & ш & *
Рис. 5. Волнистый развод
зубцов
позволяющие охарактеризовать более или менее деталь­
но указанные и другие свойства ее.
Мы изучали повреждения на коже и костной ткани
человека, а также на некоторых материалах одежды,
причиненные часто применяемыми в быту и на производ­
стве пилами трех видов: ножовками по дереву, ножовка­
ми по металлу и ножовочными медицинскими пилами
с учетом их конструктивных особенноQ
стей, а также механизма действия.
ПОВРЕЖДЕНИЯ КОЖИ ТЕЛА
Повреждения кожи тела пилами мо­
гут наноситься при ударе зубцами инстру­
мента (направление приложения силы
перпендикулярно или под углом к телу)
Рис. 6. Степень развода зубцов
7
Ллл..
Рис. 7. К о ж н ы е раны от действия зубцов пилы с простым разво­
дом (сила удара незначительная^
Рис. 8. К о ж н ы е раны от действия зубцов пилы с волнистым разво­
дом (сила удара незначительная)
и при пилящем действии, т. е. при скольжении зубцов (на­
правление приложения сил: одно —перпендикулярно или
под углом к поверхности тела, другое-параллельно
ей;, при этом оно может быть вдоль продольной оси
пилы или под некоторым к ней углом.
Рис, 9, Кожная рана от действия зубцов пилы с простым разводом
(сила удара значительная)
Выполненные нами, а также на нашей кафедре Н. В.
Одинцовым (1974, 1975) 980 экспериментов показали, что
кожные повреждения, причиненные при ударе зубцами
пилы, в зависимости от силы удара могут быть различно­
го вида. Если сила удара была незначительной и зубцы
пилы погрузились в кожу не на полную их высоту, возни­
кают мелкие колотые или колото-резаные (при остро
заточенных зубцах, обладающих режущим действием) ра­
ны, количество которых обусловлено числом действовав­
ших зубцов. При этом если использовались пилы с про­
стым разводом зубцов, раны локализуются вдоль двух
рядом расположенных параллельных линий (рис. 7), при
действии пил с волнистым разводом зубцов — по одной
волнообразной линии, соответственно особенностям вол­
нистого развода зубцов (рис. 8).
Расстояние между центрами повреждений, причинен­
ных пилами как с простым, так и с волнистым разводом,
соответствует расстоянию между вершинами соседних
зубцов пилы (шагу зубцов пилы — рис. 7, 8), а расстоя­
ние между двумя линиями, вдоль которых расположены
раны при действии пил с простым разводом, соответству­
ют степени развода зубцов (рис. 7).
Если сила удара была достаточной для погружения
зубцов на их полную высоту, возникает одна своеобраз­
ная рана, причем при действии пилы с простым разводом
9
зубцов она имеет вид ломаной линии (расстояние между
изломами раны соответствует шагу зубцов пилы—рис.9),
а от пил с волнистым разводом — прямой линии (при де­
тальном изучении которой иногда различима слабая вол­
нистость) .
При разведении краев ран в их глубине обычно раз­
личаются тканевые перемычки, возникновение которых
связано со сложным механизмом повреждения при пол­
ном погружении зубцов пилы в тело: если сами зубцы
обладают колющим или колюще-режущим действием
(в зависимости от их остроты — см. выше), то в участ­
ках, расположенных между зубцами, пила действует как
тупой предмет, частично разрывая ткани и местами ос­
тавляя их неповрежденными.
В одном из наших практических наблюдений требова­
лось охарактеризовать пилу, использованную для нане­
сения повреждения мужчине 43 лет. Экспертиза была на­
значена через 15 дней после происшествия.
При освидетельствовании потерпевшего в нижней
трети правого предплечья на его сгибательной поверхно­
сти обнаружено четыре беловато-розовых рубца длиной
по 5 мм, центры которых находились на расстоянии
10 мм один от другого. Если мысленно продолжить про­
дольное направление рубцов, то получается, что они рас­
полагаются вдоль двух параллельных между собой ли­
ний, отстоящих друг от друга на 1,5 мм.
На основании полученных в ходе экспертизы данных
и результатов специальных экспериментов было дано за­
ключение, что рубцы являются следствием заживления
повреждений, возникших при ударе зубцами пилы, рас­
стояние между которыми 10 мм (шаг зубцов пилы), раз­
вод зубцов простой (при котором рядом расположенные
зубцы отгибаются в разные стороны), а степень развода
1,5 мм.
Представленная на экспертизу в качестве предпола­
гаемого орудия травмы пила характеризовалась анало­
гичными конструктивными особенностями: имела про­
стой развод зубцов, расстояние между вершинами кото­
рых равнялось 10 мм, степень развода 1,5 мм.
Таким образом, выполненные исследования дали
веские основания для научно обоснованного вывода о воз­
можности нанесения ранений потерпевшему пилой, пред­
ставленной на экспертизу, что имело важное судебно10
следственное значение.
При пилящем действии пилы (когда зубцы скользят
по объекту) повреждения на коже имеют различный вид
в зависимости от направления горизонтальной силы
и глубины погружения инструмента.
Если сила направлена вдоль продольной оси инстру­
мента, независимо от свойств зубцов образуется прямо­
линейная длинная рана. Края таких ран неровные, осадненные, с зазубринами, иногда различимыми только под
микроскопом. При разведении краев возникают тканевые
перемычки, так как зубцы пилы неполностью рассекают
ткани.
Концы ран могут быть различными в зависимости от
механизма действия пилы, характера развода зубцов
и вида их режущей кромки. Если зубцы были с угольной
режущей кромкой, то на концах ран обнаруживается
один или несколько поверхностных надрезов (насечек);
повреждения, нанесенные пилой с П-образной режущей
кромкой зубцов, как правило, заканчиваются царапи­
нами.
При многократных движениях пилы независимо от ха­
рактера развода ее зубцов на концах повреждений воз­
никают множественные поверхностные насечки или ца­
рапины. При однократном действии только «от себя» или
«на себя» на концах ран, образованных пилами с волни­
стым разводом зубцов, отмечается по одному поверхност­
ному надрезу или царапине, которые являются продол­
жением основного повреждения. От действия пилы с про­
стым разводом, даже при однократном ее движении, на
концах повреждений может образоваться несколько над­
резов или царапин.
Следует заметить, что при действии пил с простым
разводом зубцов, со значительной их высотой и степенью
развода, если глубина погружения зубцов не превышает
их высоты, возникают две параллельные поверхностные
раны, разделенные «мостиком» неповрежденной кожи.
Раны образуются зубцами, отогнутыми вправо и влево.
При глубоком погружении зубцов раны в средней части
соединяются, и указанный «мостик» наблюдается только
по концам, а повреждение в целом приобретает довольно
характерный вид (рис. 10).
Если сила была направлена вдоль поверхности кожи
под углом к продольной оси пилы, то образуются множе­
ственные параллельные между собой раны с неровнУми
И;
краями и тканевыми перемычками в глубине. Расстояние
1
Рис. 10. Вид кожной раны при пилящем действии пилы с простым
разводом зубцов и глубоком ее погружении
между ранами с учетом угла приложе­
ния продольной силы соответствует рас­
стоянию между вершинами зубцов дейст­
вовавшей пилы (рис. 11).
В ходе опытов о характере поврежде­
ний при продольной силе, направленной
под углом к инструменту, мы отметили,
что при таком действии пилы первона­
чально возникают указанные параллель­
ные множественные кожные раны. В даль-
Рис. 11. Образование множественных параллель­
ных ран при движении пилы под углом к про­
дольной оси инструмента (схема)
Рис. 12. Вид кожной раны при комбинированном действии пилы
12
нейшем полаикерие пилы, как правило, меняется так,
что совпадаеи§Д направлением ее движения, в результа­
те чего образ$ф$кя одна/кожняя рана (см. с. И ) . В итоге
при таком сло^й^м, движущи:©рудия возникает повреж­
дение следующая* Й Щ & v^^na прямолинейной формы,
у одного из краев ^"множественными параллельными ме­
жду собой поверхностными надрезами, расстояние ме­
жду которыми соответствует шагу зубцов пилы (рис. 12).
Необходимо подчеркнуть, что в экспериментах мы
изучали кожные раны, образованные при каком-то опре­
деленном механизме действия пилы. Однако на практике
на одном и том же объекте могут встретиться поврежде­
ния, возникающие лри нескольких механизмах. При этом
они могут быть расположены в разных направлениях,
частично или полностью пересекаться и сливаться между
собой, обусловливая в комбинации мозаичную картину.
В процессе опытов отмечено, что детали кожных ран,
нанесенных пилами, хорошо различимые непосредствен­
но после нанесения, с течением времени в связи с ретрак­
цией и подсыханием краев стушевываются и пропадают.
Восстановление их возможно с помощью методики А. Н.
Ратневского (см. гл. III).
Ржавчина с поверхности пил в кожных ранах откла­
дывается таким образом, что максимальное ее количест­
во наблюдается в области их концов и при этом, чем
больше полотно заржавлено, тем выраженнее апплика­
ции ржавчины. Ржавчина при использовании пил с хро­
мированными полотнами или изготовленными из нержа­
веющей стали в повреждениях не выявляется.
ПОВРЕЖДЕНИЯ КОСТНОЙ ТКАНИ
Данные, необходимые для характеристики пилы как
орудия травмы, могут быть получены при изучении как
следов полных распилов костей, так и поверхностных на­
сечек, а также образующихся при пилении опилок. В ито­
ге всестороннего комплексного исследования этих объек­
тов можно не только установить групповые признаки пил,
но и отождествить конкретный экземпляр, а также судить
о механизме действия пилы.
Учитывая, что костная ткань при ударах пилой пов­
реждается крайне редко, мы изучили только следы на
костях, возникшие при пилящем действий инструмента.
13
ОТРАЖЕНИЕ ГРУППОВЫХ ПРИЗНАКОВ ПИЛ
В ПОВРЕЖДЕНИЯХ НА КОСТНОЙ ТКАНИ
Наблюдения и специальные исследования (598) пока­
зали, что по костным повреждениям могут быть установ­
лены следующие групповые свойства пил: 1) особенность
развода зубцов; 2) характер режущей кромки зубцов;
3) расстояние между вершинами зубцов (шаг зубцов пи­
лы); 4) высота зубцов; 5) степень изношенности зубцов;
6) толщина зубцов (полотна); 7) ширина развода зуб­
цов; 8) степень заржавленности полотна.
Особенность развода зубцов пилы. При действии пил
с простым разводом зубцов (например, ножовки по дере­
ву) торцовые части костных распилов имеют волнистый
вид, т. е. чередующиеся участки углублений и выступов,
а боковые стенки костных насечек представляют собой
также чередующиеся участки, но сужений и расширений
(рис. 13). Такой вид боковых стенок распилов обуслов­
лен тем, что у пил с простым разводом зубцов степень их
развода относительно друг друга значительна, а расстоя­
ние между соседними зубцами (шаг зубцов пилы), как
правило, большое. В результате этого, когда первый дей­
ствовавший зубец, образовав насечку на кости, перестает
контактировать с ней, начинает действовать соседний зу­
бец, попадая в уже проторенную канавку, в которой за­
тем оказывается следующий зубец и т. д. Таким образом,
через определенный участок кости проходят все дейст­
вовавшие зубцы пилы, а инструмент в целом при этом
совершает периодические колебательные
движения.
В итоге образуется насечка с чередующимися участками
сужений и расширений.
Установлено, что на дне костных распилов, выполнен­
ных пилами с простым разводом зубцов, в участках мак­
симальных расширений остаются два ряда микротрасс
от зубцов, отогнутых соответственно вправо и влево.
Трассы, постепенно сближаясь, сливаются в участках
максимальных сужений (рис. 13). В наиболее широком
месте насечки, между двумя рядами микротрасс, имеется
треугольный валик, вершина которого направлена в сто­
рону начала распила. Возникновение валика обусловлено
тем, что при простом разводе зубцов пилы между сосед­
ними зубцами, отогнутыми в разные стороны; образуется
угол (различимый при рассматривании полотна в торец);
14
который 'и отображается на дне костной насечки.
Рис. 13. Костная насечка, нанесенная пилой с простым разводом
зубцов
• В результате действия пил с волнистым разводом
зубцов, торцовые части распилов представляют собой
ровную плоскость, а боковые стенки насечек бывают
прямолинейными, расположенными параллельно друг
другу (рис. 14). Это объясняется тем, что у пил с волни­
стым разводом зубцов (чаще ножовки по металлу) сте­
пень развода соседних зубцов — одного относительно
другого — невелика и расстояние между ними (шаг зуб­
цов), как правило, небольшое. Поэтому, когда первый
действовавший зубец еще погружен в костную ткань,
следующий за ним зубец также врезается в нее, и пила
не может совершать колебательных движений, при кото­
рых каждый последующий зубец попадает в канавку,
проторенную предыдущим (как при действии пил с про­
стым разводом), а следует по своей траектории, в резуль­
тате чего плоскость торцов распилов ровная.
Дно распилов, выполненных пилами с волнистым раз­
водом зубцов, всегда представляет собой единую плос­
кость, на которой различаются микротрассы от режущей
кромки зубцов пилы.
В зависимости от особенностей штампа, на котором
изготовлено полотно, волнистый развод зубцов может
15
Рие. 14. Костная насечка, нанесенная пилой с волнистым разво­
дом зубцов
иметь различные вариации: например, два соседних зуб­
ца отогнуты в одну сторону и три следующих — в другую,
а может быть — п о три зубца отогнуты в одну сторону
и т. д. Эти комбинации развода зубцов бывают самыми
различными. На дне костных распилов иногда может ото­
бразиться особенность волнистого развода зубцов в виде
трасс, оставленных каждым зубцом, или отдельных пло­
щадок, расположение которых характеризует развод
зубцов пилы. Отмеченные следы возникают лишь при
действии пил с острыми зубцами и значительной силой
вертикального нажима на инструмент. От полотен же
с тупыми зубцами или при незначительной силе верти­
кального нажима на инструмент следы, отображающие
особенности волнистого развода, как правило, не разли­
чаются.
На торцовых частях костных распилов иногда остает­
ся ржавчина с полотна действовавшей пилы, которую
можно выявить цветной химической реакцией Пэрлса на
железо и методом цветных отпечатков. С помощью раз­
работанной нами модификации, сочетающей оба эти ме­
тода и значительно повышающей их чувствительность
(подробнее об этом см. в гл. III), установлено, что при
использовании пил с простым разводом зубцов ржавчина
на торцовых частях костных распилов располагается
в виде островков неправильно округлой формы (рис. 15),
16
,• -*H8«*gpp5j
Рис. 15. Цветной отпечат ок Рис. 16. Цветной отпечаток с
с торцовой части распила, nj:,о- торцовой части распила, произизведенного пилой с прост!3[м веденного пилой с волнистым
разводом зубцов
разводом зубцов
от пил же с волнистым разводом имеют вид параллель­
ных прямолинейных полосок, по направлению совпадаю­
щ и х с возвратно-поступательными движениями инстру­
мента (рис. 16). Это объясняется тем, что в процессе рас­
пила полотно пилы трется о стенки костной насечки,
и максимальное количество ржавчины откладывается
в участках, где трение больше. Когда распил нанесен пи­
лой с простым разводом зубцов, наибольшее количество
ржавчины откладывается в местах сужений распилов
и обнаруживается в виде характерно окрашенных пятен
неправильно округлой формы. П р и действии же пил
с волнистым разводом зубцов торцовые части распилов
представляют собой ровные плоскости, но, как правило,
у этих пил (например, ножовок по металлу) высота зуб­
цов не более 2 мм, поэтому на боковых стенках распилов
возникают выступы-«ступеньки» (подробнее о «трассахступеньках» изложено ниже). Вдоль этих ступенек и вы­
является в виде характерных прямолинейных полосок
ржавчина.
Характер режущей кромки зубцов пилы. Как было
отмечено выше, зубцы пил при рассматривании их в то­
рец могут быть П-образными и угольными. Установлено,
что если повреждения наносятся пилами с П-образной
формой вершин зубцов, то независимо от высоты зубцов
дно костных насечек в поперечном сечении имеет П-образную форму (рис. 17). П р и этом насечки, причиненные
пилами с волнистым разводом зубцов, приобретают вид
перевернутой буквы «П», при действии же пил с простым
17
Рис. 18. Опилки, возникшие от действия пилы с П-образной вер­
шиной зубцов
разводом насечки в поперечном сечении выглядят в виде
двух рядом расположенных перевернутых букв «П».
При использовании пил с угольными вершинами зуб­
цов дно костных насечек имеет угольную форму, а общий
вид насечек, причиненных пилами с простым разводом
зубцов, в поперечном сечении характеризуется W-образным видом. Пил с угольной формой вершин и волнистым
разводом зубцов нам не встретилось.
18
Рис. 19. Опилки, возникшие от действия пилы с угольной формой
вершин зубцов
При распиле костной ткани образуются опилки, ко­
торые можно обнаружить на месте, где производился
распил, а также в костно-мозговом канале длинных труб­
чатых костей на торцовой части распила. Опилки пред­
ставляют собой мелкие частицы костной ткани, форма ко­
торых в зависимости от вида режущей кромки зубцов
различна. Так, в случаях применения пил с П-образными
вершинами зубцов костные опилки в большинстве слу­
чаев выглядят в виде гофрированных лент, максималь­
ная ширина которых соответствует протяженности режу­
щей кромки зубцов (рис. 18). От. пил же с угольной фор­
мой вершин зубцов костные опилки имеют неправильную,
мозаичную форму, среди которых встречаются глыбки
костной ткани треугольной формы, обусловленные ска­
лыванием треугольного валика на дне насечек (рис. 19).
Расстояние между вершинами зубцов пилы (шаг пи­
лы). Расстояние между вершинами рядом расположен­
ных зубцов пилы называется шагом пилы. В костных по­
вреждениях он отображается следующим образом.
Отмечено, что на дне костных распилов иногда оста­
ются следы утыкания зубцов в виде характерных углуб­
лений, расстояние между которыми (независимо от вида
развода зубцов и режущей кромки полотна пийы) соот­
ветствует шагу зубцов пилы (рис. 20).
19
Рис. 20. Следы утыкания зубцов на дне костного распила
Рис. 21. Насечки-«ступеньки»
Рис. 22. Грубые прерывистые
на торцах костных распилов, - трассы на торцах костных распричиненных ножовкой по мепилов, причиненных ножовкой
таллу, с высотой зубцов до 2 мм
по дереву с высотой зубцов
более 2 мм
П р и действии пил с простым разводом зубцов боко­
вые стенки насечек имеют чередующиеся участки суже­
ний и расширений, расстояние между которыми также
отображает шаг зубцов пилы. П р и этом расстояние ме­
ж д у соседними участками сужений и расширений соответ­
ствует одному шагу зубцов пилы, а расстояние между
двумя сужениями или расширениями — двойному шагу.
Высота зубцов пилы. Расстояние от вершины зубца
до его основания называется высотой зубца пилы.
20
Изучение особенностей костных повреждений, причи­
ненных пилами с различной высотой зубцов (от 0,5 до
6,5 мм), показало, что при высоте до 2 мм на торцовых
частях костных распилов остаются четкие, параллель­
ные между собой трассы в виде ступенек, по направлению
совпадающие с возвратно-поступательными движениями
пилы (рис. 21).
От пил с высотой зубцов более 2 мм трасс-«ступенек»
на торцах распилов не наблюдается, возникают лишь гру­
бые, прерывистые, пересекающиеся между собой трассы,
по направлению совпадающие с возвратно-поступатель­
ными движениями пилы (рис. 22).
Появление трасс-«ступенек» мы объясняем тем, что
в момент, действия пила движется под некоторым углом
к поверхности перепиливаемого объекта, в частности кос­
ти, причем величина этого угла при каждом рабочем хо­
де инструмента меняется. В результате на торцах распи­
лов образуются запилы в виде ступенек, каждый из ко­
торых обусловлен рабочим ходом пилы, а глубина и вы­
раженность их зависит от угла наклона пилы к объекту.
При использовании пилы с небольшой высотой зубцов
(до 2 мм) каждый отдельный зубец оставляет на торцо­
вых частях распилов неглубокие, слабо выраженные
трассы, которые не затушевывают запилов-«ступенек»,
обусловленных рабочим ходом пилы. Если зубцы более
значительной высоты (более 2 мм), каждый из них остав­
ляет на торцах распилов грубые трассы, которые затуше­
вывают запилы-«ступеньки».
Степень изношенности зубцов пилы. В процессе
работы зубцы пилы тупятся, стачиваются, режущая
кромка их закругляется. Пилы поэтому периодически по
мере применения затачивают, и зубцы вновь становятся
острыми. Пилы некоторых видов, например ножовочные
полотна по металлу, такой заточке не подвергают, зубцы
постепенно стачиваются, в связи с чем высота их умень­
шается. Установлено, что в повреждениях, нанесенных
пилами с острыми зубцами (новые или недавно заточен­
ные), дно костных насечек составляет с боковыми стенка­
ми углы, вершины которых острые. В распилах, причи­
ненных пилами с затупленными зубцами, эти углы, на­
оборот, закруглены, причем тем больше, чем больше
степень изношенности зубцов.
Как уже было отмечено выше, на дне костных распи­
21
лов иногда наблюдаются следы утыкания зубцов пилы.
Установлено, что при одинаковой силе, вертикального
нажима на инструмент следы утыкания зубцов образуют­
ся чаще при действии пил с острыми зубцами, чем с ту­
пыми.
В специальных опытах мы изучили особенности рас­
положения запилов-«ступенек» в зависимости от степени
изношенности полотна пилы с учетом силы вертикально­
го нажима на инструмент, длины рабочей части пилы
и толщины перепиливаемой кости. Использовались но­
жовки по металлу с различной степенью изношенности
полотна. Расстояние между образующимися на торцовой
части распилов запилами-«ступеньками» измерялось оку­
ляром-микрометром.
Установлено, что при прочих равных условиях (сила
вертикального нажима, длина рабочей части полотна
и толщина перепиливаемой кости) чем сильнее изношено
полотно пилы, тем на меньшее расстояние друг от друга
отстоят запилы-«ступеньки» на торцах костных распилов.
Это происходит потому, что расстояние между запилами«ступеньками» зависит от глубины погружения полотна
пилы в распиливаемый объект (в частности, в кость) за
каждый рабочий ход, а эта глубина тем больше, чем силь­
нее вертикальный нажим на инструмент, длиннее рабо­
чая часть полотна, острее зубцы и меньше толщина пере­
пиливаемой кости. Поэтому при определении степени из­
ношенности полотна пилы необходимо учитывать все
перечисленные дополнительные факторы.
В экспериментах об особенностях образования кост­
ных опилок в зависимости от степени изношенности по­
лотна пилы с учетом силы вертикального нажима на нее
использовались ножовки по металлу, дереву и медицин­
ские пилы различной'степени изношенности. Сила верти­
кального нажима в опытах менялась от 1 до 0,01 кГ. Ус­
тановлено, что при постоянной силе вертикального на­
жима чем больше степень изношенности полотна пилы,
тем тоньше образующиеся опилки.
Опыты о характере распределения следов железа на
торцовых частях костных распилов в зависимости от сте­
пени затупленности полотна пилы показали, что при ис­
пользовании- тупых или плохо заточенных пил отклады­
вается-всегда больше ржавчины, чем при действии ост­
рых. Этот факт мы объясняем тем, что-при работе тупой
пилой,
т. е.,. как правило, изношенной, трение полотна ее
22
о стенки-распила оказывается значительно большим, чем
острого инструмента. А с увеличением силы трения в по­
вреждениях остается больше ржавчины с поверхности
орудия.
Толщина полотна пилы. В ы ш е отмечалось, что при
действии пил с волнистым разводом зубцов и П-образной
режущей кромкой на дне костных распилов иногда оста­
ются следы, отображающие рельеф режущей кромки от­
дельных зубцов. Ширина такого следа соответствует про­
тяженности режущей кромки зубца, которая, в свою оче­
редь, равна толщине полотна пилы.
Наши опыты показали, что от пил с простым разводом
зубцов образуются костные насечки с чередующимися
участками сужений и расширений (подробнее см. выше).
При действии пил с таким разводом зубцов независимо
от вида режущей их кромки ширина насечек в участках
максимальных сужений соответствует толщине полотна
пилы, кроме того, при П-образной режущей кромке тол­
щина полотна пилы отображается в участках расширений
насечек, где она равна ширине каждого ряда микротрасс,
образованных зубцами, отогнутыми в разные стороны.
Опыты, в которых изучались костные опилки, обра­
зующиеся от действия пил, показали, что ширина рифле­
ных опилок в виде лент, возникающих от зубцов с П-об­
разной режущей кромкой, также равняется толщине по­
лотна пилы.
Ширина развода зубцов. Под шириной развода
зубцов пилы понимается расстояние между вершинами
зубцов, отогнутых в разные стороны.
Во всех наших опытах ширина дна насечек, образую­
щихся от действия пил с волнистым разводом зубцов,
всегда была на 0,1—0,2 мм больше, чем толщина полотна
пилы. Эта разница обусловлена разводом зубцов пилы.
Отсюда следует, что если известны ширина дна костной
насечки, образованной пилой с волнистым разводом зуб­
цов, и толщина полотна этой пилы, то величина развода
будет определяться разницей между шириной насечки
и толщиной полотна.
При использовании пил с простым разводом зубцов
отмечено, что разводу соответствует ширина насечки
в наиболее широкой ее части, с учетом толщины полотна.
Степень заржавленности полотна. Опыты показали,
что при использовании пил с хромированными полот­
нами и изготовленными из нержавеющей стали ржавчи­
23
на на торцах костных распилов цветной химической реак-
I
цией Пэрлса и методом цветных отпечатков не выявля­
ется. Однако она легко обнаруживается по протяжению
повреждений, причиненных пилами из обычной стали, на
поверхности которых всегда содержится то или иное ко­
личество окислов железа. Отмечено, что чем больше сте­
пень заржавленное™ таких пил, тем больше железа вы­
является в костных повреждениях.
ОТРАЖЕНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ ПИЛ
В ПОВРЕЖДЕНИЯХ НА КОСТНОЙ ТКАНИ
При разрешении вопроса об орудии механической
травмы наиболее эффективным для судебно-следственных целей является такое заключение эксперта, в кото­
ром констатируется происхождение повреждения от опре­
деленного экземпляра орудия.
Известно, что выраженность в повреждениях индиви­
дуальных признаков орудия зависит от своеобразия его
общих очертаний и отдельных размеров, а также от ха­
рактера и числа мелких деталей на соприкасающихся по­
верхностях. Эти детали могут быть образованы в процессе
изготовления или эксплуатации орудия (R. Kockel, 1900,
1903; Ю. М. Кубицкий и X. М. Тахо-Годи, 1959).
По данным ряда авторов (A. Paltauf, 1888; G. Tuppe,
1908; Н. Matti, 1931; К. Walcher, 1931; G. Hansen, 1954;
И. В. Скопин, 1955а, 19556, 1960; В. Я- Карякин, .1965,
1966; Н. Г. Шалаев, 1961; Е. Б. Далецкий, В. В. Караваев,
А. П. Загрядская, 1966; Е. Б. Далецкий, М. И. Войлер,
1966; М. И. Войлер, 1968, 1969, 1971, 1972; Д. Е. ДжемсЛеви, 1968; Е. П. Петренко, 1969; Ю. В. Капитонов, Н. Г.
Шалаев, 1969; В. А. Кодин, М. А. Фурман, 1971; В. М. Ру­
бин, М. Я. Уманский, 1973, и др.), в следах на хрящевой
и костной ткани, а также на некоторых предметах одеж­
ды могут отражаться детальные особенности разных ору­
дий травмы — рубящих, колюще-режущих, тупых.
В литературе мы не нашли сведений об идентифика­
ции пилы по повреждениям на тканях тела и одежды че­
ловека, хотя наши опыты по изучению отражения груп­
повых свойств в костных повреждениях свидетельствуют
о том, что это вполне возможно.
Мы специально исследовали условия индивидуальной
идентификации пил по повреждениям на костной ткани
и определяли закономерности следообразования в зави­
симости
от свойств пилы и механизма ее действия.
24
Чтобы выявить особенности следов микрорельефа
режущей кромки зубцов различных пил в костных по­
вреждениях, мы на костях и параллельно на мыле нано­
сили насечки ножовками по металлу, по дереву и медицин­
скими пилами с новыми полотнами, имеющими различ­
ную величину зубцов, вид развода, характер режущей
кромки и толщину полотна. Сила вертикального нажима
на инструмент в момент действия пилы составляла 0,5 кГ.
В некоторых опытах насечки причинялись одним зубцом
пилы, в других — отрезком полотна различной длины
(обязательным условием опыта была остановка инстру­
мента на каком-то определенном зубце). Характер трасс,
оставшихся на дне костных насечек, определялся в про­
цессе стереомикроскопии с различными увеличениями при
косо падающем освещении. При этом мы изучали как
сами повреждения, так и копии-реплики на пасте «К»
или пасте «У-1». Следы микрорельефа режущей кромки
зубцов пил, полученные в различных опытах на костях
и мыле, сопоставлялись между собой под микроскопом
сравнения МС-51 в отраженном свете при боковом осве­
щении под углом 10 и 15° к поверхности (увеличение
в 135х). При оценке результатов идентификационного
исследования трасс принимались во внимание их форма,
размеры и взаиморасположение.
Во всех опытах, где распилы причинялись пилами
с П-образной формой вершин зубцов, независимо от их
величины и развода следы микрорельефа режущей кром­
ки зубцов в виде валиков и бороздок отображались на
дне костных распилов, расположенном перпендикулярно
их стенкам (рис. 23). Если зубцы пил были с вершинами
угольной формы, микротрассы располагались на дне ко­
стных насечек по соединяющимся сторонам срединного
валика (рис. 24).
Если насечки наносились только одним зубцом, то вы­
являлись резкие, хорошо обозначенные 6—9 трасс в виде
валиков и бороздок, одинаковых на всем протяжении
костной насечки.
Трассы точно повторялись во всех насечках каждого
опыта с конкретными зубцами.
При использовании отрезка пилы с несколькими зуб­
цами в костных насечках отображается микрорельеф от
каждого действовавшего в определенном месте зубца,
причем участки насечек, причиненные одними и теми же
зубцами, полностью совпадали (рис. 25).
25
лХг
Рис. 23. Изображение дна
костного распила, на кото­
ром располагаются микро­
трассы, возникшие
при
действии зубцов с П-образной вершиной (схема)
Рис. 24. Изображение соеди­
няющихся сторон срединно­
го валика на дне костной
насечки, на которых отобра­
жаются микротрассы (схема)
Рис. 25. Совпадение трасс на дне костных насечек, причи­
ненных одним зубцом
В специальных экспериментах были сопоставлены
микротрассы на дне костных насечек с микротрассами от
этих же зубцов пилы, но в насечках, нанесенных на хо­
зяйственном мыле. Во всех опытах соответствующие ми­
кротрассы на костях и м ы л е полностью совпадали, при­
чем четкость и резкость следов на костной ткани почти
не уступали следам на мыле.
Д л я изучения особенностей отображения на костях
режущей кромки зубцов пилы в зависимости от степени
их изношенности ножовками по металлу с новыми и из­
ношенными полотнами наносились насечки на костной
ткани и хозяйственном мыле. Микротрассы на дне насе­
чек изучались по описанной методике.
Во всех опытах, где повреждения наносились новыми
и мало изношенными полотнами пил, на костной ткани,
26
а также на мыле оставались четкие трассы, отражающие
микрорельеф режущей кромки зубцов и пригодные для
идентификации пилы. Если же использовались пилы со
значительной степенью изношенности полотен, на дне на­
сечек отмечались лишь единичные, неглубокие, расплыв­
чатые трассы, непригодные для идентификации, так как
в основном они были обусловлены не микрорельефом ре­
жущей кромки зубцов, а действием целого зубца.
Чтобы разрешить вопрос об изменении микрорельефа
зубцов пилы в результате распила костной ткани, мы про­
вели серию специальных экспериментов. Сначала одним
зубцом новой пилы (использовались ножовки по дереву
и по металлу) наносили насечки на мыле. Затем этой
пилой распиливали бедренную кость трупа человека
и тем же зубцом вновь делали насечку на мыле. Сопо­
ставление микротрасс в насечках, полученных до и после
распила костной ткани, показало, что они совпадают ча­
стично. При этом в насечках после распила бедренной
кости микротрассы всегда были менее четкими и глубо­
кими, некоторые следы, особенно мелкие, наблюдаемые
в насечках до распила, обнаружить вообще не удавалось.
Мы объясняем это стиранием и сглаживанием выступов
и бороздок на режущей кромке зубцов пилы при распи­
ле твердой костной ткани.
Известно, что в процессе распила пила совершает
возвратно-поступательные движения, в результате кото­
рых микротрассы могут остаться при движении инстру­
мента как от пилящего («от себя»), так и к пилящему
(«на себя») в зависимости от того, в какую сторону дви­
галась пила в последний момент распила. Ясно также,
что каждый зубец имеет свой, отличный от других микро­
рельеф режущей кромки, по которому и устанавливается
индивидуальная принадлежность инструмента. Однако
в результате распила один зубец действует за другим,
поэтому на вид трасс, оставленных каждым зубцом, боль­
шое влияние могут оказывать следы от предыдущих зуб­
цов (если последующий зубец неполностью стирает трас­
сы от предыдущего). В специальных экспериментах мы
изучали особенности микротрасс на дне насечек на ко­
стях и мыле в зависимости от указанных факторов с уче­
том силы вертикального нажима.
Для опытов использовались две пилы: ножовочное
полотно по металлу с П-образной режущей кромкой зуб­
27
цов и ножовочное полотно по дереву с угольными зубца-
ми. В каждом опыте наносились насечки на костной тка­
ни и мыле при движении инструмента «на себя» и «от
себя». Во всех экспериментах насечки выполнялись одним
и тем же зубцом, причем в тех опытах, в которых распил
производился участком полотна пилы длиной 10 см, этот
зубец был последним действовавшим зубцом в насечке.
Микротрассы, обнаруженные на дне насечек, сопоставля­
лись по описанной методике.
Во всех опытах, где насечки на мыле и костной ткани
наносились одним зубцом пилы (ножовки по металлу или
по дереву) независимо от силы вертикального нажима на
инструмент, микротрассы от режущей кромки соответст­
вующего зубца полностью совпадали как в насечках,
возникающих при движении пилы «на себя», так и «от
себя». Микротрассы на дне таких насечек полностью
совпадали с микротрассами насечек, нанесенных полот­
ном пилы длиной 10 см на мыле как со значительной
силой вертикального нажима на инструмент (0,5 кГ), так
и с незначительной (0,1 кГ), и на костной ткани со зна­
чительной силой вертикального нажима (0,5 кГ). В опи­
санных экспериментах обязательным условием было со­
поставление участков насечек, выполненных одними и те­
ми же зубцами.
Если насечки на бедренной кости наносились участ­
ком пилы длиной 10 см с незначительной силой верти­
кального нажима (0,1 кГ), соответствующие микротрас­
сы на дне насечек полностью совпадали между собой. Од­
нако они совпадали неполностью с микротрассами от
этих же зубцов, когда насечки причинялись либо одним
им, либо участком пилы на мыле.
Описанное мы объясняем тем, что при распиле кост­
ной ткани, обладающей большей твердостью, чем мыло,
с относительно небольшой силой вертикального нажима
на инструмент (0,1 кГ) каждый зубец пилы неполностью
стирает трассы от предыдущего зубца, что и обусловли­
вает различие микротрасс с микротрассами на другом,
более мягком и пластичном следовоспринимающем мате­
риале— хозяйственном мыле, а также на той же костной
ткани, но когда повреждение причиняется со значитель­
ной силой вертикального нажима на инструмент (0,5 кГ).
При этих условиях каждый последующий зубец пол­
ностью стирает трассы от предыдущего зубца и поэтому
не
28 наблюдается влияния трасс от ранее действовавших
зубцов.
1С
НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОСТНЫХ ПОВРЕЖДЕНИЙ
В ЗАВИСИМОСТИ ОТ МЕХАНИЗМА РАСПИЛА
Н а б л ю д е н и я показали, что д л и н н ы е трубчатые кости
до конца, как правило, не распиливаются. П о д действием
н а ж и м а п и л ы в конце распила они р а з л а м ы в а ю т с я , при
этом на одной из сторон остается костный фрагмент, на
котором отображается дно распила (рис. 26), на д р у г о й —
участок скола.
О т м е ч е н н ы й признак мы н а б л ю д а л и в 128 экспери­
ментах из 168 ( 7 8 % ) , поставленных д л я определения его
частоты (таблица).
Зависимость частоты разломов в конце костных распилов от вида
использованной пилы
Наименование пилы
Высота
зубцов
пилы (мм)
Количество
распилов
с разломом
в конце
Ножовки по металлу
Ножовки по дереву
Медицинские пилы
1
4
2
83
30
15
Общее
Количество
распилов без количе­
ство
разлома
распилов
в конце
35
5
118
30
20
Из т а б л и ц ы видно, что чем б о л ь ш е высота зубцов пи­
лы, тем ч а щ е в конце распилов кости р а з л а м ы в а ю т с я .
Так, во всех 30 распилах н о ж о в к а м и по дереву с высо­
той зубцов 4 мм кости в конце распилов разламывались;
из 20 распилов м е д и ц и н с к и м и п и л а м и с высотой зубцов
2 мм р а з л о м ы б ы л и в 15, а в 5 распилах отсутствовали,
из 118 распилов н о ж о в к а м и по металлу с высотой зуб­
цов 1 мм р а з л о м ы н а б л ю д а л и с ь в 83 и в 35 их не б ы л о .
Ряс. 26. Костный фрагмент в
конце распила
29
В опытах нам не всегда удавалось выполнить распил
сразу в намеченном месте, так как полотно скользило
вдоль кости. В результате этого наряду с основным рас­
пилом на поверхности кости отмечались дополнительные
неглубокие запилы (насечки), расположенные соответст­
венно началу распила и, следовательно, свидетельствую­
щие о нем.
Из 101 распила, выполненного пилами с различной
высотой зубцов, степенью их изношенности и видом раз­
вода, в 55 распилах дополнительных насечек в начале
распила обнаружено не было, а в 46, т. е. почти в поло­
вине опытов, они имелись.
Для изучения факторов, влияющих на образование
запилов (насечек) в начале распилов, пилами с высотой
зубцов от 1 до 6 мм производились полные распилы
длинных трубчатых костей, очищенных и неочищенных
от мягких тканей и надкостницы. При этом одни кости
были хорошо зафиксированы, другие — слабо, т. е. вовре­
мя распила были подвижными.
Установлено, что образованию запилов в начале рас­
пила способствует прежде всего наличие на кости мяг­
ких тканей: даже при хорошей фиксации ее в момент
распила и небольшой высоте зубцов использованной пи­
лы (1 мм) из 10 распилов в 7 наблюдались запилы, в то
время как в другой серии экспериментов при действии
этой же пилы и с хорошей фиксацией кости, но без мяг­
ких тканей на ней ни в одном из 10 распилов запилов не
было. Это происходит потому, что пила, попадая на мяг­
кие ткани, скользит вдоль кости и образуются запилы.
Появлению запилов в начале работы способствуют
также большая высота зубцов пилы и слабая фиксация
кости. Так, при использовании пил с большой высотой
зубцов (6 мм) во всех 20 опытах, несмотря на хорошую
фиксацию кости и отсутствие на ней мягких тканей,
в начале распила имелись запилы, в то время как от пил
с высотой зубцов 1—3 мм при прочих равных условиях
ни в одном опыте запилов не возникло. Подобный факт
мы объясняем тем, что при работе пилой с высокими зуб­
цами инструмент вначале «прыгает», что ведет к образо­
ванию запилов.
Во всех 12 опытах с распиливанием очищенных от
мягких тканей, но слабо фиксированных костей пилами
с высотой зубцов 3 мм запилы отмечены, а в 8 случаях,
30
когда кости были хорошо фиксированы, запилы отсутст-
вовали. При слабой фиксации кость во время распила
двигается, что затрудняет распил, и инструмент скользит
вдоль кости.
На начало или конец распила, а также на сторону
приложения основного усилия указывают и другие при­
знаки. Так, выше отмечалось, что при действии пил с не­
большой высотой зубцов (до 2 мм) на торцах костных
распилов образуются запилы в виде ступенек. Площад­
ки этих ступенек, т. е. горизонтальные плоскости, всегда
обращены в сторону начала пиления.
В процессе распила костной ткани боковые поверх­
ности полотна пилы трутся о стенки распилов, в резуль­
тате чего на костях появляются следы сглаживания или
стирания трасс, представляющие собой участки непра­
вильно округлой формы, блестящие при боковом осве­
щении (рис. 27). Эти участки на торцах костных распи­
лов в основном локализуются на стороне, с которой про­
изведен распил (на стороне приложения основного
усилия), в его начале, что также может быть принято во
внимание при их экспертном определении.
На рис. 28 в схематическом изображении представле­
на локализация следов сглаживания в зависимости от
начала распила и стороны приложения основного усилия.
Подобная картина объясняется тем, что, во-первых, боль­
шую часть времени, затраченного на распил, пила кон­
тактирует с участком кости в начале распила и, во-вто­
рых, при каждом рабочем ходе инструмента, когда он
подается «от себя», в результате трения о кость полотно
несколько изгибается, в основном в начале распила (в по­
следующем насечка выправляет полотно), в связи с чем
максимальное трение боковых поверхностей пилы о стен­
ки распила происходит на стороне приложения основного
усилия. Все это приводит к тому, что больше следов
сглаживания располагается в начале распила и на сто­
роне приложения основного усилия.
При распиле длинных трубчатых костей образующие­
ся опилки нередко встречаются в костно-мозговом кана­
ле, на торцовой части распила.
Опыты показали, что максимальное количество опи­
лок локализуется в конце распила на стороне, противо­
положной приложению основного усилия. Это связано
с тем, что, продвигаясь при погружении в кость по ходу
распила, пила сдвигает опилки в нижнюю часть костно­
31
мозгового канала. Имеет значение и тот факт, что наи-
большее количество опилок выбрасывается во время ра­
бочего хода инструмента, т. е. при движении «от себя»,
следовательно, в сторону, противоположную той, с ко­
торой находился пилящий (противоположную стороне
приложения основного усилия).
В результате действия пилящего орудия костная
ткань по краям распилов разволокняется, образуются
заусеницы, причем направление и величина их изменя­
ются в зависимости от механизма распила. Установлено,
что величина заусениц всегда больше на стороне, проти­
воположной той, с которой производился распил, направ­
лены заусеницы от начала распила к его концу. Как
и распределение опилок, этот факт мы объясняем направ­
лением возвратно-поступательных движений инструмента
во время рабочего хода пилы.
В ы ш е отмечалось, что на дне костных распилов оста­
ются следы утыкания зубцов в виде характерных вдавлений в костную ткань, отражающих форму действовавших
зубцов пилы. Опыты показали, что направление этих
вдавлений соответствует направлению движения полот­
на пилы в последний момент распила (рис. 29),
Ш
Рис. 29. Следы утыкания зубцов на
дне распила
Указывалось также, что на
торцах костных распилов ино­
гда образуются запилы-«ступеньки». Установлено, что при
неизменном положении полот­
на пилы в момент распила или
измененным незначительно, на
торцах остаются хорошо выра­
женные, одинаковые по вели­
чине запилы-«ступеньки» при­
мерно равной глубины и выра­
женности, расположенные друг
от друга на одинаковом рас­
стоянии. Если же положение
полотна пилы в плоскости рас­
пила изменяется, то запилы
имеют различную глубину и
обозначенность, наряду с глу­
бокими запилами образуются
мелкие и нечеткие запилы-«ступеньки». Отмеченный факт мы шш
объясняем тем, что характер
запилов-«ступенек» связан с величиной угла, под кото­
рым движется полотно пилы во время каждого рабочего
хода: чем больше угол, тем больше возникающие запилы.
Когда же этот угол при повторяющихся движениях пилы
не изменяется или изменяется очень мало — выражен­
ность и величина запилов примерно одинаковы, а если
наклон пилы меняется значительно — возникают разные
запилы-«ступеньки».
Изучение диагностической значимости характера от­
ложения ржавчины для вывода о положении пилы отно­
сительно распиливаемой кости (начало и конец распила,
сторона приложения основного усилия, с которой произ­
водился распил) показало, что максимальное количест­
во ржавчины откладывается в начальной части распила,
так как здесь полотно пилы наиболее длительно контак­
тирует с костью. Определённой же зависимости между
расположением железа на торцовыд частях распилов
и стороной приложения основного Ш ^ л и я (т. е. справа
2 Заказ 6368 \* \ : : ' W/ S3
Ч ,т^::У
или слева производился распил при определенном поло­
жении кости) установить не удалось.
В серии специальных экспериментов изучена зависи­
мость степени выраженности аппликаций ржавчины на
торцовых частях распилов от последовательности их
причинения. Установлено, что на торцах первых распи­
лов ржавчины всегда откладывается больше, чем на по­
следующих. Эта закономерность наблюдается только
тогда, когда все распилы производятся одной и той же
частью пилы с одинаковой силой трения ее о кость. Если
указанное условие не соблюдается, установить последо­
вательность распилов по интенсивности отложения ржав­
чины не представляется возможным.
Резюмируя все изложенное, следует сделать вывод
что в костных повреждениях, причиненных различными;
пилами, отображаются групповые и индивидуальные при
знаки пилы, а также особенности механизма распила
Данные, необходимые для их определения, могут быть
получены при изучении следов полных распилов, поверх
ностных насечек и образующихся костных опилок. При
этом можно установить следующее:
1. Особенность развода зубцов пилы устанавливается
по форме и характеру боковых стенок и дна костных рас,
пилов, а также по аппликациям следов железа от полот
на пилы на торцовой части распила. При волнистом раз­
воде боковые стенки бывают ровные ' и параллельные
следы железа на них откладываются в виде прямолиней­
ных параллельных полосок, а дно представляет собой
единую плоскость, на которой отображаются детали этогс
развода. При простом разводе боковые стенки представ­
лены чередующимися участками сужений и расширений,
ржавчина откладывается в виде островков неправильно
округлой формы, а на дне костных распилов в участках
расширений насечек различается два ряда микротрасс,
между которыми располагается треугольный валик.
2. Характер заточки режущей кромки зубцов пилы
соответствует по форме дну распилов и особенностям
образующихся опилок. Пилы с П-образными вершинами
зубцов образуют насечки такой же формы, а опилки —
в виде гофрированных лент. От пил с угольной вершиной
зубцов дно насечек имеет угольную форму, а опилки —
неправильный мозаичный вид,
34 3. Расстояние между зубцами пилы отображается
в расстоянии между соседними следами утыкания зубцов
на дне костных насечек, а при простом разводе, кроме то­
го, в расстоянии между центрами сужений и расширений
на боковых стенках насечек.
4. Высоту зубцов пилы можно определить по наличию
на торцах костных распилов характерных запилов в фор­
ме ступенек.
Эти запилы-«ступеньки» наблюдаются лишь при вы­
соте зубцов пилы не более 2 мм.
5. Степень изношенности зубцов пилы устанавливает­
ся по закруглению углов костных распилов между дном
и боковыми стенками: чем больше изношена пила, тем
сильнее закруглены углы. Следы утыкания зубцов на дне
)аспилов хорошо выражены при действии острых зубцов,
>т тупых они не образуются. Опилки, образующиеся при
Распиле, значительно толще и грубее от острых зубцов.
Расстояние между запилами-«ступеньками» на торцах
Распилов при постоянной силе вертикального нажима,
,лине рабочей части и толщине перепиливаемой кости
сегда больше при действии острого инструмента, чем
упого.
От тупых пил на торцовых частях распилов ржавчи1Ы откладывается больше, чем от острых} 6. Толщина полотна пилы (с учетом ширины развода
зубцов) отражается в ширине костных насечек и в следах
гг режущей кромки каждого зубца.
7. О степени заржавлениости полотна можно судить
ю интенсивности аппликаций железа в костных повреж­
дениях. Чем больше степень заржавлениости полотна,
;ем больше железа остается на торцах костных распилов.
Только при использовании пил, полотна которых изготов­
лены из нержавеющей стали или хромированы, в повреж­
дениях не отмечается следов железа, выявляемых цвет­
ными химическими реакциями.
8. Индивидуальные признаки пил отображаются в ви­
де трасс на дне костных распилов, обусловленных микро­
рельефом режущей кромки зубцов пилы.
9. Особенности механизма распила можно установить
по следам разлома кости в конце распила, а запилов —
в его начале, по характерному расположению опилок
в костно-мозговом канале, по характеру следов сглажи­
вания трасс и выраженности аппликаций ржавчины с по­
лотна пилы на торцовых частях распилов, по состоянию
заусениц на краях и запилов-«ступенек»—на торцах. 35
2*
ВЛИЯНИЕ НЕКОТОРЫХ УСЛОВИЙ ХРАНЕНИЯ
И МЕТОДОВ ОБРАБОТКИ КОСТНОЙ ТКАНИ
НА СОХРАННОСТЬ МИКРОТРАСС ОТ ЗУБЦОВ ПИЛЫ
Известно, что для судебно-медицинского трасологического исследования объекты, в частности кости, могут
быть доставлены не только вскоре после происшествия,
но и спустя значительные сроки. Кроме того, объекты
более или менее длительное время могут содержаться
в условиях, например, пламени или минусовых темпера­
тур, повышенной влажности и др. Наконец, в процессе
экспертизы поврежденные кости подвергают мацерации,
чтобы освободить от мягких тканей, а иногда и вывари­
вают в воде, отбеливают в перекиси водорода. Как видим,
чтобы оценить результаты трасологического исследова­
ния, важно располагать данными о влиянии указанных
факторов на состояние трасс.
Нами выполнена серия специальных экспериментов,
в которых изучалось влияние на сохранность трасс от
режущей кромки зубцов пилы в костных повреждениях
следующих факторов: 1) содержание костей в темном,
сухом месте при температуре от +18 до +20°С и отно­
сительной влажности 60—70 процентов в течение 2 лет,
а также на открытом воздухе при колебаниях темпера­
туры от +10 до —35°С в течение 7 месяцев; 2) воздейст­
вия открытого пламени до 3 минут и сухого жара
( + 180°С) — до 60 минут; 3) воздействия воды при тем­
пературе + 20°С до 60 суток и при температуре + 100°С—
до 3 часов; 4) содержание костей в 10-процентной пере­
киси водорода и пергидроле в течение 50 суток.
В опытах, поставленных для выяснения влияния фак­
тора времени на состояние трасс, кости с насечками по­
мещали в картонный ящик, который хранился в комнат­
ных условиях (при температуре от +18 до 20°С и отно­
сительной влажности 60—80 процентов). За период
наблюдения (24 месяца) трассы на дне насечек не изме­
нились.
Чтобы разрешить вопрос об изменении трасс, обуслов­
ленных пламенем, на костные насечки воздействовали
пламенем спиртовой горелки в течение 15, 30, 60 и 180
секунд. При этом в течение первых 15 секунд кость потем­
нела, закоптилась, но трассы на дне насечек не изме­
нялись. При воздействии пламени в течение 30 секунд
костная
ткань начинала обугливаться, исчезали мелкие
36
трассы на дне насечек, но наиболее глубокие и крупные
трассы оставались. Ё опытах, где продолжительность
действия была 1 и 3 минуты, дно насечек подвергалось
значительному обугливанию и деструкции, поэтому выя­
вить микротрассы не представлялось возможным.
Для изучения влияния сухого жара объекты помеща­
ли в сушильный шкаф, где их выдерживали 60 минут при
температуре +180°С. При этом кости приобретали бурокоричневый вид, однако трассы на дне насечек не изме­
нялись.
При содержании костей в воде при температуре
+ 20°С в течение различного времени (до 60 суток) уста­
новлено, что уже через сутки на дне насечек появляется
белый рыхлый налет, покрывающий трассы. Он легко
счищался волосяной кисточкой, но вновь возникал, если
кость опускали в воду. Появление такого налета мы объ­
ясняем тем, что в воде набухает коллаген, содержащийся
в костной ткани, и он выходит на поверхность повреж­
дения.
Изучение трасс на дне насечек показало, что на про­
тяжении первых 25 суток пребывания костей в воде они
не изменяются, полностью сохраняют четкость и резкость.
В дальнейшем трассы постепенно стушевывались: самые
мелкие из них пропадали, а более крупные оставались,
но становились расплывчатыми, нечеткими. После 60-суточного пребывания кости в воде трассы на дне насечек
практически отсутствовали. Возможно, это объясняется
тем, что в воде органическая часть костной ткани набу­
хает, а ее неорганический состав частично вымывается,
все это отрицательно сказывается на выраженности и со­
стоянии трасс.
Для восстановления трасс после длительного воздей­
ствия воды на кости мы извлекали их соответственно на
26—60-е сутки опыта и высушивали в течение 3—7 дней
на открытом воздухе при температуре от +18° до +20°С
и относительной влажности 60—70 процентов. В опытах,
где кости находились в воде 26—30 суток, после высу­
шивания расплывчатые трассы полностью восстанавли­
вались. Если кости вымачивали 45 суток, трассы восста­
навливались частично, а после пребывания в воде
в течение 60 суток восстановить трассы совсем не удава­
лось.
В специальной серии экспериментов кости выварива­
ли в кипящей воде в течение 3 часов. Как и при воздейст­
37
вии воды, подогретой до +20°С, дно насечек покрывалось
рыхлым белым налетом, легко счищающимся волосяной
кисточкой. Вид и выраженность трасс при этом не изме­
нялись.
При содержании объектов на открытом воздухе на
протяжении 7 месяцев (с октября до апреля) при колеба­
ниях температуры от -j-Ш до —35°С трассы не изменя­
лись.
Чтобы выяснить, как влияет отбеливание в перекиси
водорода, кости помещали в пергидроль и 10-процент­
ный раствор его на срок до 50 суток. При этом костная
ткань постепенно приобретала белый цвет, начиная с пер«
вых дней экспериментов поверхность повреждений по­
крывалась белым налетом, который легко счищался во­
лосяной кисточкой. В течение первых 10 суток трассы не
изменялись, затем становились менее четкими и со вре­
менем исчезали сначала мелкие, а затем и крупные. Че­
рез 30 суток трассы на дне костных насечек практически
отсутствовали.
Таким образом, установлено, что на костной ткани
трассы, отображающие микрорельеф режущей кромки
зубцов пилы, не изменяются: при содержании объектов
в темном сухом месте при температуре от +18 до +20°С
и относительной влажности 60—80 процентов в течение
2 лет; при 60-минутном действии сухого жара; при 3-ча­
совом кипячении в воде; при воздействии минусовых тем­
ператур до 35°С; при содержании в воде с температурой
+20°С в течение 25 суток; при отбеливании в пергидро­
ле и 10-процентном растворе перекиси водорода на про­
тяжении 10 суток.
При содержании костей в воде при температуре
+ 20°С более 25 суток, в пергидроле и 10-процентной
перекиси водорода более 10 суток трассы на дне насечек
постепенно стушевываются, а к 60-м суткам пребывания
в воде и к 30-м в перекиси водорода исчезают полностью.
Высушивание на воздухе способствует восстановле­
нию трасс в насечках на костях, подвергшихся длитель­
ному вымачиванию в воде. При этом после 30-суточного
содержания костей в воде трассы могут быть восстановле­
ны полностью, после 45-суточного — частично и после 60
суток восстановить трассы не удается.
При содержании костей в воде и перекиси водорода
на дне насечек появляется белый налет, покрывающий
трассы,
который легко счищается механическим путем
38
(волосяной кисточкой).
Воздействие открытого пламени не сказывается на
виде микротрасс до тех пор, пока не начинается обугли­
вание и деструкция костной ткани, в результате чего
трассы исчезают.
ПОВРЕЖДЕНИЯ
НЕКОТОРЫХ МАТЕРИАЛОВ ОДЕЖДЫ
Судебно-медицинские выводы об орудии, использован­
ном для нанесения механической травмы человеку, и о
механизме его действия базируются на свойствах повреж­
дений не только тела, но и одежды.
Для установления характера повреждений, причинен­
ных пилами на одежде, поставлено 143 опыта, в которых
изучено 300 повреждений на тканях полотняного, сарже­
вого и атласного переплетений различной плотности,
а также на коже и кожезаменителе, используемых для
изготовления одежды. Повреждения наносились в раз­
личных направлениях относительно нитей основы и утка
текстильных материалов: продольно (по ходу нитей ос­
новы), поперечно (по ходу утка) и косо, пересекая нити
основы или утка под тем или иным углом.
Экспериментами установлено, что в повреждениях на
указанных материалах одежды отображаются те же осо­
бенности использованной пилы, что и на коже человека.
При этом наиболее четкие и «информативные» (в аспекте
суждения об орудии травмы) повреждения остаются на
плотных объектах и особенно на коже и кожезаменителе.
При ударе зубцами пилы возникают множественные (со­
ответственно количеству действовавших зубцов) колотые
повреждения, образование которых обусловлено раздви­
ганием нитей и смещением их к периферии. При исполь­
зовании пил с остро заточенными зубцами проявляется
их режущее действие, и повреждения носят характер ко­
лото-резаных.
При пилящем действии зубцов пилы образуются по­
вреждения с неровными краями, по протяжению которых
нити частично разволокняются, концы их бывают не­
ровными, разволокненными (рис. 30), а при остро за­
точенных зубцах иногда отмечается режущее действие
зубцов.
В некоторых повреждениях, причиненных пилами
с простым разводом зубцов (чаще на тонких текстильных
39
материалах, коже и кожезаменителе), концы раздваива-
Рис. ^ 30. Разволокнениз
нитей в повреждениях,
причиненных пилами на
текстильных материалах
Ш
9
Ш
W W W W W M
* * i? ш *г ф *» т ** ш Т % т »
*******
Рис. 31. Вид конца в по­
вреждении на трикотаже,
причиненном пилой с
простым разводом зуб­
цов
40
* *, * * * * * *
ются (рис. 3i) в результате действия зубцов, отогнутых
в разные стороны (подробнее см. с. 11). От пил с волни­
стым разводом зубцов концы повреждений всегда оди­
нарные.
В ы ш е было отмечено, что повреждения пилой могут
быть причинены как при однократном движении инстру­
мента только «от себя» или только «на себя», так и при
многократных
возвратно-поступательных движениях.
Опытами установлено, что если повреждение наносилось
при однократном движении пилы, на одном его конце
(дальнем по ходу пилы) «сгущаются» нити материала
за счет их сдвигания; на противоположном конце такого
«сгущения» не наблюдается. При многократных движени­
ях инструмента «сгущение» нитей бывает на обоих кон­
цах повреждения.
-*- Г Л А В А II -4СВОЙСТВА ПОВРЕЖДЕНИЙ,
ПРИЧИНЕННЫХ Н О Ж Н И Ц А М И
НА ТКАНЯХ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА
И НЕКОТОРЫХ МАТЕРИАЛАХ О Д Е Ж Д Ы
Свойства повреждений тканей тела и одежды челове­
ка, причиненных ножницами, в значительной степени
обусловливаются конструктивными особенностями этого
своеобразного орудия. Известно, что ножницы изготав­
ливаются из гальванической стали — хром по никелю —
и состоят из двух половинок (бранш), вращающихся
в противоположных направлениях вокруг общего центра.
Центр их обычно совпадает с осевым винтом, соединяю­
щим обе половинки. Режущая часть бранши называется
резцом, противоположный ее край — полозком. Однако,
учитывая, что конструктивные особенности отдельной
бранши ножниц вполне соответствуют определению ко­
люще-режущего орудия, мы применительно к задачам
нашей работы сочли возможным обозначить резец тер­
мином «лезвие», а полозок — «обух», которыми и будем
пользоваться при изложении материала (рис. 32).
В литературе мы нашли две классификации ножниц.
Так, в «Энциклопедии домашнего хозяйства» (1951) нож-
Рис. 32. Части н о ж н и ц :
f _ выступ кольца; 2 — большое кольцо; 3 — малое кольцо; 4 — ручка; 5 — осевой
винт; 6 — бранша; 7 — широкое лезвие; 8 — резец (режущая кромка) лезвия;
9 — острие лезвия; 10 — узкое лезвие; 11 — полозок (обух)
42
'%
. „ _ _
_..._ _ ,
•
i
ницы бытового назначения подразделяются на: 1) порт­
новские (длиной 20—28 см) для раскроя шерстяных тка­
ней; 2) закройные (длина 22 см) для кройки легких тка­
ней; 3) конторские (длина 25 см) для резки бумаг; 4)
хозяйственные (длина 11 — 19 см) для кройки и резки шел­
ка, хлопчатобумажных тканей, трикотажа; 5) парикма­
херские (длиной 17 см) для стрижки волос; 6) пяличные
(длина 12 см) для рукодельных работ; 7) ногтевые и ма­
никюрные (длина 8—11 см) с прямыми или кривыми
лезвиями.
Устройство ножниц перечисленных видов аналогично,
отличие состоит в основном в размерах. Подобные, но бо­
лее краткие классификации ножниц бытового назначения
с незначительными изменениями приводятся в «Большой
советской энциклопедии» (т. 30).
Другая классификация имеется в «Большой медицин­
ской энциклопедии» (т. 21), где за основу взяты наибо­
лее часто встречающиеся в практической медицине
хирургические ножницы. Они разделены на прямые (ост­
роконечные, тупоконечные, с одним острым концом) и кри­
волинейные (типа Купера) — также остроконечные, тупо­
конечные с одним острым концом и пуговчатые. Помимо
этих видов, существуют специальные ножницы для сосу­
дов, офтальмологические, нейрохирургические, гинеколо­
гические, акушерские, секционные, стоматологические
и т. д. Из-за ограниченного использования этих ножниц
мы сочли возможным не останавливаться на их конструк­
тивных особенностях.
Повреждения тканей тела, текстильных материалов
и картона, причиненные ножницами, мы изучали в зави­
симости от механизма действия орудия. В 928 экспери­
ментах ранения наносились в разные области трупов лю­
дей через макеты одежды, состоящие из нескольких сло­
ев различных текстильных материалов, иногда в макеты
подкладывали картон. В некоторых опытах для выясне­
ния конкретных задач кожу и органы трупов или тек­
стильные материалы повреждали изолированно. Повреж­
дения после осмотра невооруженным глазом подвергали
непосредственной
микроскопии
стереомикроскопом
МБС-2 с различными увеличениями.
Установлено, что в зависимости- от положения бранш
ножйиц в момент удара может быть пять основных ва­
риантов повреждений: 1) йовреждения отдельной* бран43
шей; 2) повреждения сложейными ножницами4; 3) • по-
/
и
г
Рис. 33. М е х а н и з м ы действия н о ж н и ц (схема):
I — положение н о ж н и ц в м о м е н т действия; II — характер ран, при­
чиненных ножницами:
1 — повреждение отдельной браншей ножниц; 2 — повреждение сложенными ножни­
цами; 3 — повреждение ножницами с разошедшимися браншами; 4 — повреждение
ножницами с захождением бранш друг за друга (А, Б, В, Г ) — четыре различных
варианта действия; 5 •— резано-стриженое повреждение ножницами
вреждения ножницами с разошедшимися браншами;
4) повреждения ножницами с захождением бранш друг
за друга; 5) резано-стриженые повреждения и разрезы
браншами ножниц.
В качестве особого варианта могут встретиться ати­
пичные повреждения ножницами (рис. 33).
ПОВРЕЖДЕНИЯ ОТДЕЛЬНОЙ БРАНШЕЙ НОЖНИЦ
Морфологические особенности кожных ран, нанесен­
ных браншами ножниц, отмечены Strauch (1928), кото­
рый характеризует их как «миндалевидные или верете­
нообразные с двумя острыми углами, зияющими посере­
дине», A.. Werkgartner (1940) пишет, что в кожных ранах
от действия бранш ножниц может обнаружиться опреде­
ленное сходство с орудием травмы, но детально на этом
вопросе не останавливается. В дальнейшем повреждения
изучали ряд исследователей: J. Rauschke (1956), М, Н.
Алиев (1957), Н. И. Поркшеян (1958), А. П. Загрядская
(1965, 1968), Т. А. Будак (1971) и др.
Отдельная бранша ножниц может рассматриваться
как колюще-режущий-предмет с одним.лезвием, обухом
и заострелньщ или закругленным.концом.
44
Наши опыты (196) показали, что при перпендикуляр­
ном и под углом 45° погружении в тело отдельной бранши
прямолинейных ножниц и извлечении ее без дополнитель­
ного режущего действия на коже возникают прямолиней­
ные колото-резаные повреждения. Прямолинейная форма
ран сохраняется вне зависимости от того, располагалась
ли бранша по ходу линий естественной расщепляемости
кожи или поперечно к ним. Длина таких ран или соответ*
ствовала максимальной ширине погрузившейся бранши,
или же немного меньше ее (до 1 мм). И только при ис­
пользовании затупленных бранш или бранш с закруглен­
ным концом образуются повреждения, длина которых
меньше максимальной ширины введенной части бранши
на 2—3 мм.
Края ран ровные и гладкие. При введении бранш под
углом 45° к коже с упором на одну из боковых сторон
отмечаются скошенность и осаднение одного из краев
(соответственно наклону бранши).
Конец ран, образованный лезвием бранши, всегда
остроугольный.
Форма второго конца бывает различной в зависимос­
ти от формы обуха бранши.
Обух бранши может быть по форме П-образным (все
виды хозяйственных ножниц, парикмахерские, маникюр­
ные и портняжные) или закругленным (все виды хирур­
гических ножниц). Но особенность любой бранши нож­
ниц такова, что ее незаточенная часть имеет не строго
прямоугольную или закругленную форму (как у боль­
шинства ножей с односторонне острым клинком), а пря­
моугольно скошенную с наличием двух ребер или нерав­
номерно закругленную (без них), причем как скос, так
и закругление направлены в сторону наружной поверх­
ности бранши (рис. 34).
В связи с этим в зависимости от конструкции обуха
при перпендикулярном погружении бранш прямолиней­
ных ножниц наблюдается две формы соответствующего
конца раны: он может быть неравномерно закругленным
или П-образно скошенным. Неравномерно закругленный
конец отмечается в кожных ранах, образованных браншей с закругленным обухом толщиной от 2,5 до 3 мм
(все виды хирургических ножниц). Закругление по одно­
му из краев раны выражено больше, чем по другому, по­
следний в месте перехода в конец представляется пря­
45
мым или только слегка закругленным (рис. 35).
Рис. 34. Ф о р м ы ранений, нанесенных ножницами
f — концы колото-резаных ран от лезвия и обуха клинка (схема); 2 — раз­
личные формы поперечного сечения обуха клинка (схема); 3 — концы кож­
ной колото-резаной раны, причиненной браншей ножниц с П-образно ско­
шенным обухом (схема); 4 — концы кожной колото-резаной раны, причи­
ненной браншей ножниц с неравномерно закругленным обухом (схема)
Кожные раны, причиненные ножницами с П-образно
с к о ш е н н ы м о б у х о м т о л щ и н о й о т 2 д о 5 м м (хозяйствен­
н ы е н о ж н и ц ы , парикмахерские, портняжные, м а н и к ю р ­
н ы е ) , х а р а к т е р и з у ю т с я П - о б р а з н о с к о ш е н н ы м соответст­
вующим концом (рис. 36).
При перпендикулярном погружении бранш портняж­
ных ножниц с обухом толщиной до 4—5 мм от конца ра­
ны, образованного им, нередко отходит дополнительный
надрыв длиной 1—2 мм, и конец в целом имеет Г-образный вид.
При погружении прямолинейных бранш с упором на
обух и равномерном извлечении без образования допол­
нительного разреза на коже возникают прямолинейные
колото-резаные раны. Как и при перпендикулярном вве­
дении бранш, концы кожных ран разные: от действия
лезвия — остроугольные, от обуха— неравномерно за­
кругленные при использовании хирургических ножниц
или П-образно скошенные, обусловленные соответствую­
щей формой обуха у хозяйственных ножниц, парикмахер­
ских и портняжных. У конца раны, образованного обухом,
нередко отмечается осаднение, вначале различимое толь­
ко под микроскопом, а затем на трупе и невооруженным
глазом (в связи с посмертным подсыханием). По ширина
и форме осаДненного конца можно' ориентировочно су46
Йис. 35. Кожная колоторезаная рана, причинен­
ная браншей ножниц с
неравномерно закруглен­
ным обухом
дить о толщине и форме обуха использованной бранши
ножниц.
П р и перпендикулярном введении бранш и извлечении
с давлением на лезвие в кожных ранах различается до­
полнительный разрез, отходящий от основного под неко­
торым углом или же составляющий его прямолинейное
Рис. 36. Кожная колоторезаная рана, причинен­
ная браншей с П-образно скошенным обухом
47
Продолжение. При извлечении бранши ножниц с давле­
нием на лезвие и одновременном вращении вокруг про­
дольной оси повреждение имеет углообразный вид. По
форме дополнительный разрез, как и основной, во всех
случаях прямолинейный, края ровные и гладкие. Конец
основного разреза, соответствующий действию обуха,
имеет неравномерно закругленный или П-образно ско­
шенный характер в зависимости от вида ножниц и формы
их обуха. Конец дополнительного разреза всегда остро­
угольный, иногда с переходом в царапину.
Если в момент извлечения бранши давление на лезвие
производится без поворота ее вокруг продольной оси, до­
полнительный разрез составляет прямолинейное продол­
жение основного, и граница между ними определяется не
всегда. Возникающая при этом на коже прямолинейная
колото-резаная рана по длине значительно превышает
максимальную ширину погрузившейся части бранши.
Среди ножниц, использованных нами в экспериментах,
криволинейные бранши, изогнутые по плоскости, отмеча­
лись у хирургических и маникюрных ножниц. При
перпендикулярном и под углом 45° с упором на одну из бо­
ковых сторон погружений криволинейных бранш хирур­
гических ножниц и извлечении их без образования допол­
нительного разреза мы отмечали раны дугообразной
формы с ровными и гладкими краями, длиной меньше
максимальной ширины введенной части бранши на 2—
4 мм. Последнее объясняется тем, что в наших опытах
криволинейные бранши хирургических ножниц имели за­
кругленный конец и довольно тупое лезвие. Конец, соот­
ветствующий лезвию, всегда был остроугольным, а обра­
зованный обухом —неравномерно закругленным (от
бранш хирургических ножниц) или П-образно скошенным
(от криволинейных бранш маникюрных ножниц).
Нами изучены повреждения, причиненные отдельны­
ми браншами ножниц на следующих внутренних органах:
сердце, печени, легких, почках, селезенке, мышце с фас­
циями, крупных кровеносных сосудах, сердечной сорочке,
твердой мозговой оболочке, головном мозге.
Отмечено, что при перпендикулярном погружении
бранши прямолинейных ножниц и извлечении ее без об­
разования дополнительного разреза на компактных орга­
нах — сердце, печени, селезенке, а также на стенках кро­
веносных сосудов, сердечной сорочке и твердой мозговой
оболочке — возникают прямолинейные колото-резаные
48
•-gJBfW^WTW'
раны, длина которых либо точно соответствует макси­
мальной ширине погрузившейся части, либо меньше ее
на 1—2 мм.
В легочной ткани и головном мозге раны легко спа­
даются, вследствие чего уменьшение их размеров по срав­
нению с максимальной шириной погрузившейся части
бранши более значительно (от 2 до 4 мм).
Края ран на большинстве органов и тканей макроско­
пически выглядят ровными, но под стереомикроскопом
выявляются небольшие неровности, придающие им мел­
козазубренный вид. В повреждениях на селезенке мелкозазубренность краев ран различается невооруженным
глазом.
Концы повреждений на плотных органах (сердце, пе­
чени, почках, селезенке) создают отчетливое представле­
ние о действии лезвия и обуха бранши. Соответственно
лезвию конец раны всегда остроугольный, от неравно­
мерно закругленного обуха возникает закругленный ко­
нец (хирургические ножницы), а от бранш, в которых
обух имеет ребра (П-образно скошенный обух) — П-образный, иногда с одним надрывом, придающим ему Г-образный вид (хозяйственные, парикмахерские и портняж­
ные ножницы).
На легочной ткани из-за особенностей ее структуры
признаки действия обуха бранши выражены менее отчет­
ливо, чем на других органах.
Раны на мышцах, возникающие при перпендикуляр­
ном погружении бранши или под углом 45° с упором на
боковую сторону, а также при перпендикулярном погру­
жении с упором на обух и извлечении без дополнитель­
ного разреза, имеют прямолинейный вид, ровные или
слегка волнистые края. На мышечной ткани концы по­
вреждений почти не различаются между собой и имеют
одинаково закругленный вид как со стороны действия
лезвия, так и обуха. На фасциях же, покрывающих эти
мышцы, от лезвия возникает остроугольный конец, а от
обуха — закругленный.
При извлечении бранши ножниц из внутренних орга­
нов и тканей трупов с давлением на лезвие возникает до­
полнительный разрез, отходящий от основного или под
углом, или же составляющий его прямолинейное продол­
жение.
Повреждения плотных костных образований —груди*
49
ны, ребер, реберных хрящей и черепа — представляют
особый интерес, так как в них могут воспроизводиться
детальные особенности орудия травмы.
В результате выполненных нами экспериментов уста­
новлено, что от бранш хозяйственных и портняжных нож­
ниц на костях черепа возникают треугольные поврежде­
ния, по форме отражающие поперечное сечение бранши,
а по длине — максимальную ширину ее погрузившейся
части. При перпендикулярном введении бранши края по­
вреждений на наружной костной пластинке макроскопи­
чески представляются ровными, под стереомикроскоп о м — мелкозазубренными. При использовании массив­
ных толстых бранш портняжных ножниц отмечается
краевое скалывание костного вещества.
Особенности концов костных ран хорошо определя­
ются на наружной пластинке, на внутренней, из-за неров­
ности краев и скалывания вещества они менее отчетли­
вы, хотя треугольная форма повреждений сохраняется.
Конец ран от действия лезвия всегда имеет остроуголь­
ный характер, второй конец отображает форму обуха
действовавшей бранши; при этом когда использовали
бранши с П-образно скошенным обухом при погружении
ее с упором на него у соответствующего конца костного
повреждения может образоваться насечка (длиной 1 —
2 мм), обусловленная воздействием более острого ребра
обуха, которая придает концу в целом Г-образный вид.
Изучение свойств повреждений текстильных материа­
лов и картона, причиненных одной браншей ножниц
с учетом механизма ее действия, показало, что в них ото­
бражаются те же особенности, что и в повреждениях тка­
ней тела человека. Причем детали повреждений лучше
выражены на плотных материалах (шерсть, сукно, драп)
и хуже на трикотаже, что обусловливается нарушением
его структуры из-за роспуска петель при пересечении ни­
тей. По состоянию краев разрезов на текстильных мате­
риалах можно ориентировочно судить о степени заточен­
ное™ бранш ножниц. Так, остро заточенными браншами
с острым концом (хозяйственные и парикмахерские
ножницы) расположенных продольно, поперечно или под
углом по отношению к основе или утку материала, нити
его пересекаются на одном уровне без разволокнения
(рис. 37). Бранши с закругленными концами и затуплен­
ными лезвиями (например, хирургические и хозяйствен­
ные ножницы) всегда частично разволокняют концы
пересеченных краев нитей.
Рис. 37. Колото- резаное по­
вреждение от бранши хо­
зяйственных ножниц на
хлопчатобумажной
ткани
(действие остро заточенной
оранши—пересечение крае­
вых нитей на одном уровне
без разволокнения)
Изучение характера отложения ржавчины по краям
повреждений, причиненных одной браншей ножниц, по­
зволило установить, что наибольшее количество ржавчи­
ны откладывается в окружности конца, образованного
обухом. По краям повреждений и у острого конца ржав­
чины откладывается значительно меньше.
В повреждениях, образованных введением отдельной
бранши различных ножниц с упором на обух и извлече­
нием без дополнительного разреза, у конца, соответст­
вующего обуху, отложение ржавчины, как правило, бо­
лее интенсивно, она располагается в виде полуовала на
большей площади, чем при перпендикулярном погруже­
нии той же бранши.
П р и введении бранши под острым углом к одной из
сторон распределение ржавчины по краям повреждений
на текстильных материалах и коже тела изменяется: наи­
большее ее количество выявляется по протяжению ско­
шенного края, т. е. в области максимального контакта
орудия с объектом.
П р и образований повреждений с основным и дополни­
тельным разрезами ржавчина отмечается л и т ь по краям
-51
Рис. 38. Слепок раневого кана­
ла в печени (повреждение ост­
роконечной браншей хозяйст­
венных ножниц)
основного разреза, причем наибольшее ее количество от­
кладывается у конца, образованного действием обуха.
По протяжению дополнительного разреза ржавчина не
обнаруживается.
В опытах с заливкой слепо заканчивающихся раневых
каналов в разных органах трупа пластичными массами ус­
тановлено, что по слепкам на пасте «К», извлеченным из
каналов в печени и почках, даже при дополнительном
разрезе м о ж н о судить о форме и размерах концевой ча­
сти использованной бранши (рис. 38, 39). Что же каса­
ется ткани легкого, то по слепкам раневых каналов нель­
зя сделать даже ориентировочного вывода о форме и раз-
Рис. 39. Слепок раневого
канала в печени (повреж­
дение браншей хирур­
гических ножниц с ост­
рым концом)
52
мерах концевой части использованной бранши, слепки
выглядят грубыми, а концы их деформированы.
Перечисленные выше особенности механизма дейст­
вия и характера бранш ножниц отображаются и в по­
вреждениях на ребрах и реберных хрящах.
Кроме того, наши наблюдения показали, что если
остро заточенной браншей ножниц повреждается хряще­
вая ткань, в частности реберные хрящи, то на плоскостях
рассечения могут быть обнаружены трассы в виде валиков
и бороздок, отражающие микрорельеф лезвия бранши
(рис. 40). Для идентификации бранши пригодны лишь
трассы по протяжению основного разреза. На стенках
дополнительного разреза трассы располагаются под уг­
лом к трассам основного разреза, дугообразно искривле­
ны, выпуклостью обращены в сторону расположения лез­
вия бранши. Эти трассы могут быть приняты во внимание
при суждении о механизме действия бранши.
При повреждении хрящей отдельной браншей ножниц
с затупленным лезвием независимо от механизма ее дей­
ствия стенки раневых каналов визуально и под стереомикроскопом представляются неровными, бугристыми,
без пригодных для идентификации трасс. Объясняется
это тем, что такая бранша действует преимущественно
Рис. 40. Поверхность рассечения реберного хряща браншей нож
ниц с острым.лезвием
53
как колющее орудие, в основном разрывая, а не разре­
зая хрящ.
Мы не изучали специально вопрос о возможности
идентификации отдельной бранши ножниц как орудия
травмы по следам микрорельефа лезвия на материалах
одежды. Однако, учитывая конструктивные особенности
и механизм действия бранш, можно полагать, что при
указанных условиях, а именно при достаточной остроте
лезвия, на некоторых материалах (например, на гомоген­
ных синтетических пленках, непористой вулканизирован­
ной резине) могут быть обнаружены четкие пригодные
трассы для индивидуальной идентификации орудия, по­
добные отмеченным М. И. Бойлером (1972) при действии
ножей и кинжалов.
ПОВРЕЖДЕНИЯ СЛОЖЕННЫМИ НОЖНИЦАМИ
Поперечное сечение сложенных ножниц сходно с па­
раллелограммом (Н. В. Попов, 1946). Они обладают че­
тырьмя гранями, которые образуются за счет двух обухов
и двух боковых поверхностей бранш, заканчивающихся
лезвиями. При нанесении повреждений сложенными нож­
ницами на ткани действует их конец и боковые грани.
Ножницы в момент введения в тело раздвигают волокна
тканей, а лезвия бранш, режущее действие которых огра­
ничено, могут надсекать их.
О. Prokop (1960) приводит схему, в соответствии с ко­
торой рана от ножниц со сложенными браншами имеет
форму вытянутого овала с небольшими выемками на кра­
ях, расположенными противоположно, ближе к концам
(рис. 41).
Э. Кноблох (1960) отмечает, что кожные раны, нане­
сенные сложенными ножницами, имеют овальную и из­
редка ромбическую форму, края их гладкие, а концы
неодинаково закруглены: там, где действовала толстая
половина ножниц, конец больше закруглен по сравнению
с другим, образованным более тонкой половиной.
Сложенные ножницы, по данным J. Rauschke (1956),
обладают выраженным колющим действием. Характер­
ной особенностью кожных ран при этом являются разре­
зы-насечки («язычки»), расположенные по краям, ближе
к концам. Они могут быть симметричными или асиммет­
ричными
в зависимости от использования ножниц с оди54
наковыми или разными браншами и проявляться также
на плотных внутренних органах (печень, почки, сердце).
Г. А. Савостин (1966) относит сложенные ножницы
к колющим орудиям с острыми гранями обуха и считает,
что при их действии могут возникать раны с раздвоен­
ным концом в виде так называемого «хвоста ласточки».
К. Bosch (1968) указывает, что от сложенных ножниц
образуются характерные кожные раны с «языкообразными выступами» у концов. Для детального изучения ране­
ний ножницами автор считает целесообразным использо­
вать гистологический и гистохимический метод исследо­
вания, а также эксперименты по воспроизведению
повреждений.
Т. А. Будак (1971) пишет, что при обычном («правиль­
ном») положении сложенных ножниц режущее действие
бранш в кожных ранах не проявляется, образуются по­
вреждения в виде тупого угла с закругленными, слегка
ввернутыми концами.
В. Я. Карякин (1966), изучая состояние волос в ок­
ружности кожных ран, причиненных ножницами, отме­
тил, что в повреждениях сложенными ножницами пере­
сечения волос нет, тогда как при действии отдельной
бранши они часто оказываются пересеченными.
55
М
Наши опыты (132) показали, что при перпендикуляр­
ном погружении сложенных ножниц в тело с равномер­
ным их извлечением также под прямым углом и при по­
гружении под углом 45° к поражаемой коже с упором на
одну из боковых сторон и извлечением под тем же углом
независимо от хода лангеровских линий повреждения на
коже имеют вид прямолинейных колотых ран.
Длина ран зависит от положения ножниц в момент
травмы и от их конструктивных свойств. Так, при исполь­
зовании ножниц с острым концом (хозяйственные, парик­
махерские, маникюрные) длина кожных ран меньше мак­
симальной ширины погрузившейся части на 1—2 мм, от
ножниц с закругленными концами (хирургические и порт­
н я ж н ы е ) — на 2—4 мм.
Края всегда ровные и гладкие, при наклонном введе­
нии ножниц отмечается скошенность одного из них (со­
ответственно упору ножниц на боковую сторону при по­
гружении).
Форма концов ран зависит от формы обуха бранш.
При действии ножниц с П-образно скошенным обухом
(хозяйственные, парикмахерские, портняжные и мани­
кюрные) наблюдались соответствующие по форме концы,
тогда как от всех видов хирургических ножниц возникали
неравномерно закругленные концы, повторяющие строе­
ние их обуха.
В окружности кожных ран, образованных при пер­
пендикулярном и наклонном под углом 45° погружении
сложенных ножниц, выявлялись участки осаднения. Не­
посредственно после опыта невооруженным глазом они
были незаметны, но определялись под стереомикроскопом у концов ран или по скошенному (при наклонном
введении ножниц) краю. Через 5—6 часов с присоедине­
нием подсыхания осадненные участки были плотными,
бугристыми и хорошо различались невооруженным гла­
зом.
Важным диагностическим признаком кожных ран,
причиненных сложенными ножницами, являются неболь­
шие насечки по краям, возникновение которых связано
с ограниченным режущим действием лезвий бранш в мо­
мент введения ножниц.
Наши опыты показали, что отмеченные насечки могут
располагаться по обоим краям кожной раны, по одному
из них, а могут и вообще отсутствовать (рис. 42). Вели­
56
чина насечек не превышает 1—2 мм, невооруженным гла-
/
2
3
4
Рис. 42, Различные формы колотых ран кожи от дейст­
вия сложенных ножниц (схема):
\ __ рана с двусторонними симметричными насечками; 2 — рана
с двусторонними асимметричными насечками; 3 — рана с односто­
ронней насечкой; 4—рана без насечек
зом они определяются не всегда, но хорошо выявляются
при стереомикроскопии после осторожного удаления под­
кожно-жирового слоя. П о д стереомикроскопом края на­
сечек представляются ровными, конец — остроугольным.
Отмечено, что двусторонние насечки по краям ран
возникают при перпендикулярном введении с л о ж е н н ы х
н о ж н и ц с х о р о ш о заточенными лезвиями б р а н ш . По от­
н о ш е н и ю к концам повреждения насечки могут распола­
гаться симметрично или асимметрично (т. е. на одинако­
вом или разном расстоянии) в зависимости от вида н о ж ­
ниц. Действие н о ж н и ц с р а в н ы м и по ш и р и н е б р а н ш а м и
(хозяйственные, парикмахерские, п о р т н я ж н ы е ) обуслов­
ливает появление симметричных насечек, т. е. располо­
ж е н н ы х на одинаковом расстоянии от п р о т и в о п о л о ж н ы х
концов р а н ы (рис. 43). В ранах, причиненных н о ж н и ц а ­
ми с р а з н ы м и по ш и р и н е б р а н ш а м и (хирургические, не­
которые п о р т н я ж н ы е и хозяйственные), насечки распола­
гаются асимметрично, т. е. на разном расстоянии от про­
т и в о п о л о ж н ы х концов р а н ы (рис. 44).
Односторонние насечки по краям к о ж н ы х поврежде­
ний мы н а б л ю д а л и при использовании хозяйственных,
парикмахерских, хирургических, м а н и к ю р н ы х и портняж­
н ы х н о ж н и ц с остро заточенными б р а н ш а м и , при погру­
ж е н и и под углом 45° к к о ж е с упором на одну из боковых
сторон и извлечении под тем же углом. Насечки при
этом располагались по с к о ш е н н о м у к р а ю раны, на кото­
р ы й приходился упор н о ж н и ц при введении, т. е. к о ж а
надсекалась браншей, более плотно с ней соприкасаю­
щейся,
57
Рис. 43. Кожная колотая
рана, причиненная сло­
женными ножницами. По
краям раны расположе­
ны симметричные насеч­
ки (показаны стрелками)
t.II.1
.
Ы
1
1 J
Небезынтересно отметить, что следы насечек могут
быть обнаружены и в рубцах на месте бывших ран на
коже. Так, в одном из наших практических наблюдений
женщина 40 лет была ранена в грудную клетку хозяйст­
венными ножницами. При освидетельствовании потерпев­
шей через 12 дней после травмы спереди на уровне 8-го
ребра по задней подмышечной линии выявлен рубец вы­
тянуто-овальной формы длиной 8 мм. От краев рубца на
одинаковом расстоянии от его концов отходили два по­
верхностных кожных рубца длиной по 1 мм, направлен­
ные перпендикулярно в противоположные стороны.
По краям кожных повреждений, причиненных ножни­
цами хирургическими и хозяйственными со сложенными
Рис. 44. Кожная колотая рана от действия сложенных
ножниц. По краям раны расположены асимметричные
насечки (показаны стрелками)
5§
затупленными бранШами (при перпендикулярном и под
углом 45° погружении с упором на одну из боковых сто­
рон), насечек мы не наблюдали, так как у таких ножниц
режущее действие лезвий не проявляется.
Из внутренних органов и тканей сложенными ножни­
цами в наших экспериментах повреждались: сердце, пе­
чень, легкие, селезенка, м ы ш ц ы с фасциями, стенка аор­
ты, твердая мозговая оболочка, головной мозг. Установ­
лено, что при перпендикулярном и под углом 45°
погружении сложенных ножниц на органах и тканях воз­
никают прямолинейные колотые раны. Длина их на ком­
пактных органах (сердце, печени, почках, селезенке) либо
соответствует максимальной ширине погрузившейся ча­
сти ножниц, либо меньше ее на 1—2 мм. Раны в ткани
легкого, мозга и мышцах спадаются и уменьшаются
в размерах по сравнению с максимальной шириной по­
грузившейся части ножниц значительнее, чем в других
органах (от 2 до 4 мм).
Края ран, образованных колющим действием ножниц
с острым концом, макроскопически представляются ров­
ными, под стереомикроскопом — мелкозазубренными. От
ножниц с закругленным концом возникают раны, в кото­
рых уже невооруженным глазом видна неровность краев,
а в повреждениях на капсулах органов (печени, почках,
селезенке) края имеют крупнозазубренный вид. Во всех
повреждениях, причиняемых при погружении ножниц
под углом 45°, один из краев (со стороны упора ножниц)
представляется скошенным.
На плотных органах (печень, сердце, почки), а также
на твердой мозговой оболочке и стенке аорты от действия
хирургических ножниц с неравномерно закругленным
обухом мы наблюдали раны с закругленными концами,
от действия же ножниц с П-образно скошенным обухом
(хозяйственные ножницы, парикмахерские, портняж­
н ы е ) — с П-образными концами. На ткани легких, мозга,
на селезенке и мышцах независимо от формы обуха
ножниц концы ран всегда были закругленными.
Отмечено, что в повреждениях на внутренних органах,
как и на коже, по краям возникают насечки — проявление
ограниченно режущего действия лезвия бранш. Величи­
на этих насечек не превышает 1—2 мм, края их ровные,
конец остроугольный.
Насечки легко обнаруживаются по краям ран на плот­
59
ных органах (сердце, печень, почки) и стенках кровенос-
ных сосудов. При этом, как и в кожных повреждениях,
насечки иногда располагаются по обоим краям раны,
иногда по одному из них, а могут и вообще отсутствовать,
что связано со свойствами ножниц и механизмом их дей­
ствия (подробно см. с. 56—58). В повреждениях на таких
органах и тканях, как легкие, селезенка, мышцы, мозг,
твердая мозговая оболочка, даже нанесенных ножницами
с остро заточенными браншами, режущее действие лез­
вий по краям не проявляется и насечки отсутствуют.
Подобно повреждениям отдельной браншей на костях
ранения сложенными ножницами представляют большой
интерес в аспекте судебно-медицинской характеристики
ножниц как орудия механической травмы.
Гофман (1933) приводит 7 случаев смертельных ра­
нений ножницами, причем в одном из них он установил,
что повреждение черепа могло быть причинено бранша­
ми сложенных портняжных ножниц.
W. Weimcenn (1927) и В. Mueller (1953) указывают,
что от сложенных ножниц соответственно их профилю
нередко образуются характерные колотые отверстия
в костях. W. Weimcenn ссылается на Haberda (1926),
сообщившего о типичных колотых повреждениях черепа
специальными (профессиональными) ножницами.
Н. Merkel (1928) отметил весьма ценную идентифика­
ционную особенность костных повреждений сложенными
ножницами — наличие на черепе ран с раздвоенными
концами. Он же указывает, что в костных бороздках
иногда можно обнаружить небольшие отломившиеся ча­
стички ножниц, как и другого металлического предмета,
особенно при исследовании лупой.
Н. Д. Гольдберг (1955, 1963) подчеркивает довольно
значительную вариабельность форм костных поврежде­
ний, причиненных сложенными ножницами, и приводит
случай, когда от ударов парикмахерскими ножницами
возникли различные раны (овальная, треугольная, пря­
моугольная, неправильно прямоугольная).
В эксперименте нами установлено, что при перпенди­
кулярном и наклонном (под углом 45° с упором на боко­
вую сторону) погружении ножниц на костях свода чере­
па возникают костные раны четырехугольной формы, чет­
ко отображающие поперечное сечение орудия. Размеры
отверстия на наружной костной пластинке соответствуют
максимальной ширине погрузившейся части ножниц или
60
на 1 мм меньше ее. На внутренней пластинке в результате
скалывания костного вещества рана на 1—3 мм превы­
шает максимальную ширину внедрившейся части нож­
ниц. Ввиду этого при определении максимальной ш и р и н ы
погрузившегося в череп отрезка ножниц по длине кост­
ных ран необходимо исходить из размеров повреждения
на наружной костной пластинке.
На наружной костной пластинке края повреждений
при исследовании невооруженным глазом и под стереомикроскопом представляются ровными или мелкозазуб­
ренными с равномерным скалыванием костного вещест­
ва. На внутренней пластинке скалывание вещества более
выражено, поэтому края костных ран представляются
крупнозазубренными, а у концов их иногда располагают­
ся мелкие дополнительные трещины длиной от 2 до 7 мм.
Концы повреждений, как правило, четко отображают
форму и размеры бранши.
В изученных нами костных повреждениях, причинен­
ных ножницами со сложенными браншами, нередко (од­
нако не всегда) встречается характерный признак — на­
личие по краям односторонних или двусторонних вы­
ступов, соответствующих насечкам в ранах на мягких
тканях (рис. 45). Образование выступов связано с осо­
бенностями поперечного сечения сложенных ножниц,
бранши которых располагаются в разных плоскостях;
выступающему лезвию бранши соответствует выступ
в костном повреждении. Следует отметить, что на таких
пластичных объектах, как пластилин и хозяйственное мы­
ло, от сложенных ножниц независимо от механизма их
действия мы всегда наблюдали двусторонние выступы
по краям повреждений. Непостоянное их возникновение
на костях, по-видимому, м о ж н о объяснить особенностями
этой ткани как следовоспринимающего объекта, скалыва­
нием краев костных ран.
Повреждения сложенными ножницами на текстиль­
ных материалах в судебно-медицинской литературе не
!/
в
Рис. 45. Особенности выступов по
краям ран на костях черепа (схе­
ма):
1 — двусторонние выступы по краям ра­
ны, 2 — односторонний выступ по одно­
му из краев раны; 3 — костные выступы
по краям раны отсутствуют
61
описаны. Нам встретилось лишь краткое сообщение И. Д«
Кучерова (1964), когда на кепке по колотому поврежде­
нию углообразной формы судебно-медицинский эксперт
сделал вывод о возможности ранения сложенными нож­
ницами.
Н а ш и эксперименты показали, что при перпендику­
лярном и наклонном (под углом 45°) действии сложен­
ных ножниц происходит раздвигание нитей текстильных
материалов, некоторое смещение их к периферии с по­
следующим разрывом. Если конец ножниц острый, то он
довольно легко проникает в ткань, от ножниц с тупым
или закругленным, хотя и заточенным концом, ткань вна­
чале вытягивается вперед, а затем разрывается. При
этом возникают щелевидные колотые повреждения, при­
чем на материалах полотняного переплетения форма
сложенных ножниц воспроизводится лучше, чем на сар­
жевых и атласных.
Края повреждений выглядят неровными за счет раз­
рыва нитей, концы которых обращены внутрь, а на из­
нанке материала (полотняного или саржевого переплете­
ния) из-за сгущения волокон к периферии представляются
в виде выступающего краевого бортика. На тканях атлас­
ного переплетения такой бортик отсутствует, так как
краевые нити отслаиваются и наблюдается их раз­
режение. При стереомикроскопическом исследовании
краев повреждений на всех материалах отмечаются при­
знаки разрывов: свободные концы нитей пересечены на
разных уровнях, волокна истончены, выражено их разволокнение.
В зависимости от формы обуха бранши концы повреж­
дений имеют закругленный или П-образный вид. Так, от
всех хирургических ножниц с закругленным обухом воз
никают повреждения с закругленными концами, от нож
ниц остальных видов с толщиной П-образного обуха от
2 до 5 мм (хозяйственные, парикмахерские, портняжные
и маникюрные ножницы) — с П-образными. Нити в ок
ружности обоих концов сгущены, разорваны и разволок
нены, свободные их концы располагаются на разные
уровнях относительно друг друга. Разволокнение нитег
особенно хорошо выражено на тканях полотняного пере^
плетения, хуже — на саржевых ворсистых материалах.
По размерам повреждения обычно бывают несколько
меньше
максимальной ширины погрузившейся части нож­
62
ниц, так как после извлечения орудия сдвинутые им нити
ткани частично возвращаются в первоначальное положе­
ние. При использовании ножниц с острым концом сомкну­
тых бранш уменьшение длины по сравнению с макси­
мальной шириной погрузившейся части ножниц от 1 до
2 мм, для ножниц с тупым или закругленным концом оно
более значительно — от 2 до 4 мм.
Как указывалось выше, характерной особенностью
повреждений тканей тела, причиненных сложенными но­
жницами, являются двусторонние или односторонние на­
сечки — проявление ограниченного режущего действия
лезвий бранш. На текстильных материалах независимо
от особенностей использованных ножниц при перпенди­
кулярном их введении режущего действия лезвий бранш
по краям повреждений мы не наблюдали. Надрезы тек­
стильных материалов обнаружены лишь по одному из
краев повреждений при действии остро заточенных лез­
вий бранш при введении их с упором на одну из соответ­
ствующих сторон. В результате этого достигался плот­
ный контакт лезвия бранши с материалом и возникал
различимый невооруженным глазом надрез длиной 1 —
2 мм с ровными краями и остроугольным концом.
На картоне от бранш сложенных ножниц при введе­
нии их перпендикулярно и под углом 45° с упором на одну
из боковых сторон образуются щелевидные повреждения,
длина которых соответствует максимальной ширине по­
грузившейся части ножниц. Края повреждений представ­
ляются ровными или с мелкими, но различимыми уже
невооруженным глазом надрывами материала картона,
концы отражают форму обуха бранш (П-образно ско­
пленные или неравномерно закругленные).
Возникновение характерных надрезов по краям по­
вреждений на картоне обусловливается теми же фактора­
ми, что и на текстильных материалах. Они наблюдались
ш ш ь при введении ножниц под углом 45° с упором на
>дну из боковых сторон и носили односторонний харакер, располагаясь по краю, соответствующему наклону
дожниц, когда остро заточенное лезвие одной из бранш
} момент контакта с картоном надрезало его. При перпен­
дикулярном введении тех же остро заточенных ножниц
ладрезы на картоне не возникали.
Эксперименты и практические наблюдения показали,
что сложенные с закругленным (хирургические) или
скошенным тупым (портняжные) концом ножницы одно­
63
временно не прокалывают несколько слоев плотных тек-
стильных материалов и картона. При этом на одномдвух верхних объектах может быть лишь небольшое
вдавливание материалов, легко исчезающее после раз­
глаживания рукой.
При изучении расположения ржавчины по протяже­
нию кожных ран, причиненных сложенными ножницами,
установлено, что при перпендикулярном погружении но­
жниц наибольшая интенсивность отложения железа от­
мечается у концов повреждений, на остальном протяже­
н и и — по краям и в области насечек—ржавчины отклады­
вается меньше. В повреждениях, причиненных при
наклонном (под углом 45° к поверхности бранши) введе­
нии ножниц, максимальное количество ржавчины откла­
дывается по одному из краев, в месте наибольшего кон­
такта бранш с кожей.
По слепкам раневых каналов в печени, полученных
при действии сложенных ножниц, можно судить о форме
концевой части орудия. Слепки имеют вытянуто-кониче­
скую форму и заканчиваются, как и ножницы, либо ост­
рым, либо закругленным концом. От этого по обеим сто­
ронам каждого слепка тянутся характерные ровные
гребни высотой 1—2 мм, соответствующие линии смыка­
ния бранш. Поперечное сечение слепков точно повторяет
сечение ножниц, а два гребня по сторонам слепков ото­
бражают насечки по краям раневых каналов в печени.
Ширина слепков соответствует ширине сложенных нож­
ниц на соответствующем уровне погружения с точностью
до 1—2 мм.
Слепки раневых каналов в почках, как правило, име­
ют неровную поверхность, вследствие чего характерные
гребни по сторонам почти не прослеживаются. Однако по
ним также можно судить о ширине использованных сло­
женных ножниц на конкретных уровнях (с точностью до
1—2 мм).
Слепки раневых каналов в легочной ткани по форме
лишь отдаленно напоминают концевую часть ножниц
и не могут быть использованы для их детальной харак­
теристики.
На хрящах от ножниц со сложенными браншами воз­
никают колотые повреждения, стенки раневых каналов
которых неровные и бугристые, местами от них отделя­
ются частицы хрящевой ткани. Трасс, пригодных для ин­
дивидуальной идентификации орудия, на плоскостях рас­
64
сечения мы не отмечали,
ПОВРЕЖДЕНИЯ НОЖНИЦАМИ
С РАЗОШЕДШИМИСЯ БРАНШАМИ
О повреждениях ножницами с разошедшимися браншами еще в 1894 году писал Е. Pilz. Он приводит случай,
когда две раны в область спины были причинены ударом
)ткрытых портняжных ножниц. Н. Merkel (1931) также
зтмечал, что от ножниц на коже могут возникнуть две
рядом расположенные раны.
На возможность подобного механизма действия нож­
ниц указывают Н. В. Попов (1946), J. Rauschke (1956).
Э. Кноблох считает, что обе бранши могут сильно уда­
литься друг от друга уже внутри тела, когда сложенные
ножницы после введения испытывают сопротивление, на­
толкнувшись на кость или хрящ.
Наши опыты (22) показали, что при повреждениях
ножницами с разошедшимися браншами возможны два
варианта механизма их действия.
Первый вариант. В момент действия ножниц их бранпи подвижны относительно друг друга. При этом возни­
кают парные (два) колото-резаные повреждения прямо­
линейной формы. От ножниц с острыми лезвиями обра­
зуются кожные раны, длина которых соответствует
максимальной ширине погрузившейся части бранши или
меньше ее на 1—2 мм. При использовании ножниц с за­
купленными браншами возникают раны, длина которых
леньше ширины бранши на 2—3 мм.
Края парных повреждений на коже ровные и гладкие.
Соответственно лезвию наблюдаются остроугольные
концы; соответственно обуху (в зависимости от его фор­
мы) : от всех видов хирургических ножниц с неравномер­
но закругленным обухом — неравномерно закругленные,
от хозяйственных, парикмахерских, портняжных и мани­
кюрных ножниц с соответствующей формой обуха —
П-образно скошенные.
Отмечено, что раны располагаются не на одной пря­
мой, а одна всегда выше соседней на 1—2 мм, что объяс­
няется наложением бранш в момент удара: одна из них
находится выше другой и действует в другой плоскости.
Остроугольные концы парных повреждений направлены
друг к другу, концы от обуха — в противоположные сто­
роны, т. е. кнаружи, а сами раны разделяются кожным
мостиком, величина (ширина) которого зависит от сте­
3 Заказ 6368
65
пени
развода бранш во время их вкола: с увеличением
Рис. 46. Парные кожные
колото-резаные раны от
действия ножниц с разо­
шедшимися
браншами,
Остроугольные
концы
ран, образованные лез­
вием, обращены друг к
ДРУГУ
i .*&* -**, **l *м ч». *** t«M» Ш Ш Ш Ш Л $&& I
расстояния между браншами увеличивается и расстоя­
ние м е ж д у п о в р е ж д е н и я м и (рис. 4 6 ) .
П р и описанном м е х а н и з м е действия п о мере погруже­
ния н о ж н и ц (вплоть до осевого винта) к о н ц ы б р а н ш рас­
ходятся, и поэтому к о ж н ы й мостик м е ж д у п а р н ы м и рана­
м и сохраняется.
В т о р о й вариант. В м о м е н т действия н о ж н и ц их бранш и н е п о д в и ж н ы относительно друг друга. П р и этом вна­
чале, когда действуют разведенные б р а н ш и , образуются
п а р н ы е повреждения, аналогичные о п и с а н н ы м в ы ш е (при
первом варианте м е х а н и з м а действия). Постепенно с уве­
личением глубины п о г р у ж е н и я н о ж н и ц р е ж у щ е е действие
сближающихся лезвий бранш уменьшает величину кож­
ного «мостика» между парными ранами, а при определен­
ной глубине погружения, когда свободного пространства
между лезвиями бранш не остается, мостик исчезает сов­
сем. В этом случае образуется одно прямолинейное по­
вреждение, концы которого соответствуют форме обухов
бранш.
На внутренних органах (печень, сердце, легкие),
а также на мышцах и фасциях от ножниц с разошедши­
мися браншами возникают такие же повреждения, как
и на коже.
В двух наших практических случаях расхождение
бранш произошло по протяжению раневого канала в те­
ле. В каждом из них одному повреждению на материалах
одежды и одной кожной ране соответствовали парные
повреждения и на внутренних органах (тонкой кишке
и стенке желудка).
Изучение повреждений ножницами с разошедшимися
браншами на текстильных материалах и картоне показа­
ло, что, как и на тканях тела человека, на этих объектах
образуются в зависимости от описанных выше двух ва­
риантов действия ножниц либо парные прямолинейные
66
колото-резаные повреждения, либо прямолинейные ко­
лотые повреждения. Края их на картоне ровные, вдав­
ленные внутрь, на текстильных материалах — слегка разволокнены. При действии ножниц с остроугольными кон­
цами и заточенными лезвиями (хозяйственные, парикма­
херские, маникюрные и портняжные ножницы) нити по
краям пересечены на одном уровне. При использовании
хирургических ножниц с закругленными концами бранш
и затупленными лезвиями одни нити пересекаются также
ровно, другие — на разных уровнях и сильно разволокняются, что объясняется, по всей видимости, комбиниро­
ванным механизмом образования повреждения: по типу
разреза и разрыва.
Детали повреждений наиболее четко определяются
на картоне и материалах полотняного переплетения, ху­
же на саржевых и ворсовых тканях. На трикотаже из-за
роспуска петель оба конца каждого из парных поврежде­
ний обычно представляются закругленными, и установить
разницу в действии лезвия и обуха бранши не представ­
ляется возможным.
При изучении расположения ржавчины по краям по­
вреждений, причиненных ножницами с разошедшимися
браншами, установлено, что максимальное ее количест­
во, так же как и при других механизмах действия нож­
ниц, откладывается в окружности концов, образованных
обухом бранш.
Слепки парных раневых каналов в печени, возникаю­
щих при погружении ножниц с разошедшимися бранша­
ми, хорошо отображают форму и размеры бранш
(рис. 47). Качество слепков раневых каналов в почках
Рис. 47. Слепки раневых
каналов в печени. По­
вреждение хирургически­
ми ножницами с разо­
шедшимися браншами
3*
67
значительно хуже, в легочной ткани слепки обычно де­
формированы и высказать суждение по ним о форме
и размерах бранш не представляется возможным.
В парных колото-резаных повреждениях, причинен­
ных ножницами с разошедшимися остро заточенными
браншами, на плоскостях рассечения могут быть четкие
параллельные трассы, пригодные для отождествления
ножниц.
ПОВРЕЖДЕНИЯ НОЖНИЦАМИ
С ЗАХОЖДЕНИЕМ ОДНОЙ БРАНШИ ЗА ДРУГУЮ
Большинство исследователей, изучавших поврежде­
ния ножницами, касаясь механизма их действия, не вы­
деляют в виде особого варианта ранения ножницами с за­
хождением одной бранши за другую.
Однако Т. А. Будак (1971) на основании эксперимен­
тальных данных установила, что при захождении концов
бранш ножниц возникают раны с надрезами по краям,
направленными в противоположные стороны. Автор счи­
тает, что расположение надрезов связано с глубиной по­
гружения орудия. При неглубоком введении образуются
парные раны с закругленными внутренними и остроуголь­
ными наружными концами или одна рана с остроуголь­
ными концами. При более глубоком введении возникает
повреждение с раздвоенными концами, напоминающее
след от ребер отвертки.
В эксперименте (22 опыта) нами изучены поврежде­
ния, причиненные хозяйственными и парикмахерскими
ножницами с захождением одной бранши за другую. Ис­
пользование их обусловлено тем, что у ножниц многих
видов конструкция замка в средней части инструмента
исключает захождение одной бранши за другую. Так уст­
роены все хирургические ножницы (прямолинейные и кри­
волинейные), а также портняжные. Наоборот, у всех хо­
зяйственных и парикмахерских ножниц захождение
бранш не исключено, так как в месте их соединения нет
специальной вырезки в замке, как у хирургических или
портняжных ножниц. Таким образом, вероятность захож­
дения бранш хозяйственных и парикмахерских ножниц
предопределяется их конструктивными особенностями.
Способствующими факторами могут быть слабость осе­
вого винта и подвижность бранш, не выдерживающих со68
противления рассекаемых плотных тканей (материалов
одежды, хрящей и др.).
При небольшом захождении бранш ножницы дейст­
вуют, как при сложенных браншах, т. е. преимущественно
как колющий и ограниченно как режущий инструмент.
Иная картина наблюдается, если бранши заходят зна­
чительно. В таком состоянии ножницы представляют свое­
образный колюще-режущий предмет с двумя острыми
лезвиями, обращенными кнаружи. В наших эксперимен­
тах наблюдалось четыре варианта повреждений ножница­
ми с захождением бранш друг за друга.
Первый вариант. Захождение бранш незначительное
(на 3—4 мм), вследствие чего лезвия выходят за наруж­
ные края ножниц только у самого конца инструмента. На
коже и внутренних органах возникают в зависимости от
конструктивных особенностей ножниц колотые или коло­
то-резаные повреждения. Если ширина одной бранши
ножниц больше другой, то образуются колото-резаные
раны. Обращает на себя внимание состояние их концов:
один из них П-образный, другой — раздвоенный за счет
небольшого выступа, обращенного в просвет поврежде­
ния. С одной стороны от выступа расположена насечка
длиной 1—2 мм (след режущего действия лезвия одной
из бранш), с другой стороны — П-образный (от действия
обуха соседней бранши). П-образный и раздвоенный
концы в повреждениях можно объяснить неодинаковым
выхождением лезвий за наружные края бранш — одно из
них выстоит больше, другое —меньше.
Когда ножницы действовали с браншами одинаковой
ширины, образуются прямолинейные колото-резаные ра­
ны с остроугольными концами (результат действия лез­
вий).
Однако следует отметить, что описанные выше вари­
анты повреждений возникают лишь в том случае, если
орудие погружалось на незначительную глубину, до тех
пор, пока выражено режущее действие лезвий. Если глу­
бина погружения ножниц значительна, возникают коло­
тые повреждения с концами, отображающими свойства
обуха бранш.
На текстильных материалах и картоне от ножниц
с незначительно зашедшими браншами образуются пря­
молинейные повреждения с разволокненными нитями или
частицами картона, длина их соответствует максималь­
69
ной ширине погрузившейся части ножниц.
При действии только концов ножниц с незначитель­
ным захождением бранш на коже или других тканях те­
ла, а также на материалах одежды образуются два ря­
дом расположенных точечных колотых повреждения,
расстояние между которыми соответствует расстоянию
между концами отдалившихся бранш.
Второй вариант. Захождение бранш хозяйственных
и парикмахерских ножниц незначительное, их концы от­
даляются один от другого на расстояние от 9 до 15 мм.
Бранши ножниц, использованных в эксперименте, соеди­
нялись между собой неплотно и были несколько подвиж­
ны в замке, так как осевой винт недостаточно прочно
фиксировал их. Из-за указанных причин кожа тела и ма­
териал одежды ущемлялись между браншами вблизи
осевого винта, поэтому дальнейшее введение ножниц ста­
новилось невозможным. На коже и материалах макетов
одежды возникали парные (два) колото-резаные повреж­
дения прямолинейной формы с остроугольными концами,
направленными кнаружи и П-образно скошенными (соот­
ветственно форме обуха) — обращенными друг к другу.
Повреждения разделялись тканевым «мостиком», края
их были ровными, концы от обуха на коже осадненными
(рис. 48).
Третий вариант. При этом варианте действия исход­
ное положение ножниц до удара аналогично второму ва­
рианту: захождение бранш значительное, их концы отда­
ляются один от другого на расстояние от 9 до 15 мм.
Отличие состоит в том, что бранши плотно скреплены
осевым винтом, ввиду чего при погружении ножниц ущем­
ления повреждаемых объектов между ними не происхо­
дит. В таком состоянии ножницы представляют собой
своеобразный колюще-режущий предмет с двумя остры­
ми лезвиями, обращенными кнаружи. По мере погруже­
ния в тело бранш проявляется их режущее действие.
В наших опытах на коже, внутренних органах, на
текстильных материалах и картоне при указанном меха­
низме действия возникали колото-резаные повреждения
S-образной формы с остроугольными концами, на коже—
с осадненными краями (рис. 49). Длина ран соответст­
вовала максимальной ширине погрузившейся части нож­
ниц или была меньше ее на 1—2 мм.
При действии только концов бранш (при неглубоком
их
70 погружении), как и в двух предыдущих вариантах,
возникали два рядом расположенных колотых повреж-
Рис. 48. Парные колоторезаные раны кожи, воз­
никшие при значитель­
ном захождении бранш,
с ущемлением объектов
между ними. Остроуголь­
ные концы ран обраще­
ны в противоположные
стороны
дения, расстояние между которыми соответствовало рас­
стоянию между концами отдалившихся бранш.
Четвертый вариант. Повреждения наносятся сложен­
ными хозяйственными или парикмахерскими ножницами
при обычном положении бранш (без захождения), одна­
ко по мере их погружения в тело по раневому каналу
ввиду конструктивных особенностей замка (без специаль­
ной вырезки) и сопротивления тканей по раневому кана­
лу бранши заходят одна за другую.
Отмечено, что при этом механизме действия на объ­
ектах, расположенных более поверхностно (материалы
одежды, кожа тела), повреждения образуются ножница­
ми со сложенными браншами (особенности таких по­
вреждений описаны в ы ш е ) . На внутренних органах по
-JL
* i . t t * t t i l i t . | i .
J M
Рис. 49. Кожная колото-резаная рана от действия ножниц со зна­
чительным захождением бранш (форма раны S-образная, концы —
остроугольные)
71
протяжению раневых каналов действуют бранши с раз­
личной степенью захождения одной за другую, что вызы­
вает появление повреждений, характерных для этого ме­
ханизма.
В одном из практических случаев нам встретилось
сразу два варианта повреждений ножницами с захожде­
нием бранш. Женщине 42 лет парикмахерскими ножни­
цами было нанесено свыше 30 ран. Среди них на коже
тела были парные колото-резаные повреждения прямо­
линейной формы с остроугольными концами, направлен­
ными кнаружи и П-образно скошенными, обращенными
друг к другу. Повреждения отделялись одно от другого
кожным «мостиком». Такой характер ран свидетельствует
о действии ножниц со значительным расхождением бранш
и ущемлением кожи вследствие неплотного их соединения
(второй вариант).
Наряду с этим на трупе имелись кожные колото-ре­
заные раны S-образной формы с осадненными краями
и остроугольными концами. Эти раны возникли при дей­
ствии ножниц со значительным захождением бранш
и плотным их соединением (третий вариант).
При изучении особенностей отложения ржавчины в по­
вреждениях, образованных действием ножниц с захожде­
нием бранш, установлено, что при незначительном за­
хождении бранш максимальное количество ржавчины
откладывается в области концов возникающих колоторезаных повреждений. При значительном захождении
бранш и ущемлении текстильных материалов и кожи те­
ла между ними (второй вариант действия) на объектах
наблюдается два колото-резаных повреждения, в которых
отложение ржавчины по краям и у концов не отличается
от действия отдельной бранши: наибольшее количество
ржавчины откладывается у конца повреждения, соответ­
ствующего обуху, на остальном протяжении и у конца,
образованного лезвием, аппликации менее интенсивны
и по выраженности приблизительно одинаковы.
В опытах с воспроизведением третьего механизма дей­
ствия, когда захождение бранш значительное, их лезвия
выстоят кнаружи, на коже и текстильных материалах
возникают колото-резаные повреждения S-образной фор­
мы, заканчивающиеся остроугольными концами, наиболь­
шая степень металлизации наблюдалась по краям цен­
тральной
части повреждений, ближе к концам ее интен­
72
сивность уменьшалась. Это объясняется тем, что при по-
добном варианте действия ножниц наиболее плотный
контакт их с объектом происходит в начальной фазе по­
гружения, когда доминирует колющее действие, сменяю­
щееся в дальнейшем колюще-режущим за счет высту­
п а ю щ и х наружу лезвий.
Когда бранши заходят одна за другую по протяже­
нию раневого канала (четвертый вариант действия),
в колотых повреждениях на коже и текстильных мате­
риалах отложение ржавчины не отличается от действия
ножниц со сложенными браншами.
Как и при других механизмах действия ножниц, при
изучении раневых каналов в почках и печени, причинен­
ных ножницами с захождением бранш одна за другую,
отмечено, что по слепкам каналов в печени м о ж н о судить
о размерах и форме бранш, а также о механизме их дей­
ствия. Информационная значимость слепков раневых
каналов в почках менее значительна, так как нередко
они бывают деформированы.
О возможности отождествления ножниц по следам их
микрорельефа на хрящах при данном механизме дейст­
вия установлено следующее. П р и небольшом захожде­
нии бранш, когда концы их отстоят друг от друга на 3—
6 мм, вследствие чего лезвия выходят за наружные края
ножниц только у самого конца, ножницы действуют как
к о л ю щ и й предмет. Стенки раневых каналов на хрящах
представляются мелкобугристыми, без следов, пригодных
для идентификации. П р и значительном захождении
бранш, когда расстояние между их концами варьирует
от 8 до 15 мм, на хрящах возникают S-образные колоторезаные повреждения. Их особенностью являются зна­
чительные разрезы у концов длиной от 3 до 7 мм, возни­
к а ю щ и е за счет режущего действия обращенных кнару­
жи лезвий бранш. П р и этом в случае использования нож­
ниц с остро заточенными браншами стенки раневых
каналов в центре повреждений бывают неровными и буг­
ристыми, а в местах надрезов, где проявляется действие
лезвий, наоборот — ровными, гладкими. По протяжению
одного из таких надрезов нередко отмечаются четкие ва­
лики и бороздки, отображающие микрорельеф лезвия со­
ответствующей бранши, по ходу второго надреза трассы
обозначаются обычно менее ясно, бывают единичными,
прерывистыми. Мы объясняем это различной степенью
выхождения лезвий бранш за наружные края ножниц:
р е ж у щ а я часть одной из бранш, как правило, выступает
4 Заказ 6368
73
больше, чем другой, поэтому у нее в образовании трасс
участвует незначительный отрезок лезвия, более ограниченный, чем у первой бранши.
При использовании ножниц с затупленными браншами
стенки раневых каналов в хрящевой ткани при этом ме­
ханизме действия на всем протяжении бывают неровны­
ми, без трасс, пригодных для идентификации.
РЕЗАНО-СТРИЖЕНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ
И РАЗРЕЗЫ БРАНШАМИ НОЖНИЦ
Режущее действие ножниц, основанное на совместном
усилии обеих противоположно направленных бранш, ме­
жду которыми находится разрезаемый объект, постоянна
используется в быту и трудовой деятельности человека.
По литературным данным и наблюдениям из практики,,
этот механизм действия ножниц в судебно-медицинском
отношении встречается редко.
А. Штрассман (1843) описал наблюдение Oesterlen'i,
который определял, была ли коса из волос отрезана но­
жом или ножницами. Опыты Oesterlen'i показали, что при
стрижке волос ножницами с острыми браншами попереч­
ное сечение волоса представляется расщепленным, при
использовании острого ножа расщеплений нет.
Н. А. Облонский (1894) отмечает, что при режущем
действии ножниц на коже тела образуются две раны,
разъединенные треугольным тканевым лоскутом; края
ран «с крупными зазубринами, порезами и ушибами».
Э. Кноблох (1960) подобные ранения называет стри­
жеными. М. И. Райский (1953) относит ножницы к ос­
тро режущим орудиям и считает, что волосы могут пе­
ресекаться браншами при стрижке перпендикулярно или
под острым углом. Острые ножницы обусловливают ров­
ную или слегка зазубренную поверхность среза, тупые—
ступенчатую. По периферии срез волоса от времени «шли­
фуется», и конец его постепенно закругляется. По степе­
ни «шлифовки» можно судить о давности стрижки.
В наших исследованиях (21 опыт) при режуще-стри­
гущем действии ножниц плоская поверхность бранш рас­
полагалась под острым углом (30—40°) к повреждавшей­
ся коже. При раздвигании бранш кожа трупа оказыва­
лась между их лезвиями, собираясь в момент разреза
в
74складку. Во всех опытах возникали повреждения угло-
и
щ
ш
щ
№
т
i.
Рис. 50. Резано-стриженая рана кожи от действия ножниц
образной формы, стороны которых сходились под острым
углом. Концы ран представлялись остроугольными, края
ровными, осадненными. Раны глубоко не проникали, ло­
кализовались лишь в пределах кожи и подкожно-жиро­
вой клетчатки (рис. 50).
Относительно повреждений текстильных материалов
В. И. Пашкова и X. М. Тахо-Годи (1955) отметили, что
при использовании ножниц с остро заточенными браншами разрезы имеют линейную форму и ровные края, попе­
речный срез нитей ровный, волокна спрессованы вместе,
вследствие чего нити несколько уплощены и блестят. От
тупых ножниц возникают повреждения как с ровными,
так и со ступенчатыми краями. При неоднократном дей­
ствии ножниц по протяжению повреждения могут быть
перемычки со следами сжатия от бранш или поверхност­
ные надрезы нитей. Ступенчатость краев, перемычки,
сжатие и надрезы нитей в области концов позволяют
дифференцировать повреждения, нанесенные тупыми
ножницами, от повреждений, причиненных острыми нож­
ницами и бритвами.
Изучением микроскопических изменений волокон
хлопка, вискозы и шерсти по краям разрезов ножницами
занимались С. П. Прибылева-Марченко и С. В. Дерий
(1967). Учитывая, что нередко объекты поступают на ис­
следование после
4*
.40 внешнего воздействия, ткани с повреж75
дениями стирали с мылом, выкручивали, сушили, глади­
ли. Установлено, что при разрезах ножницами у волокон
хлопка концы П-образные, с мелкими неровностями ли­
нии расчленения, иногда с заметным расплющиванием.
У вискозы наблюдались П-образные или изредка ступен­
чатые концы, иногда конец имел форму двускатной кры­
ши. Волокна шерсти всегда имели характерный П-образный конец.
Э. Кноблох (1960) описывает случай убийства, в кото­
ром наряду с другими орудиями были использованы порт­
няжные ножницы. Автор останавливается на некоторых
морфологических особенностях разрезов предметов одеж­
ды, причиненных ножницами, указывая на ровные края
разрезов и ступенчатость краев при действии ножниц.
Мы изучили нанесенные общепринятым способом разре­
зы ножницами на различных текстильных материалах.
Установлено, что при использовании прямолинейных нож­
ниц, но с остро заточенными браншами вне зависимости
от их вида края разрезов почти на всем протяжении на
всех материалах представляются идеально ровными,
иногда по одному из краев возникают мелкие надрезы
длиной от 3 до 5 мм,- отходящие от основного разреза под
углом. Количество этих надрезов соответствует числу
сжатий ножницами тканей в процессе резания, а если
разрез производился одномоментно, они отсутствуют.
Ровные концы пересеченных нитей располагаются на од­
ном уровне, волокна ткани спрессованы и блестят, черепицеобразно наслаиваясь друг на друга. Концы разре­
за — остроугольные, в отдельных случаях с частичным
надрезом последней нити.
Края разрезов, причиненных ножницами с затуплен­
ными лезвиями бранш, неровные, ступенчатые. Отдель­
ные нити пересекаются на одном уровне, не разволокняются, но большинство имеют неровные, пересеченные на
разных уровнях разволокненные концы. При изучении
под стереомикроскопом выявлено, что по краям разрезов
некоторые волокна расплющены, а у концов разволокнены. Ближе к центру повреждения поперечные нити смя­
ты, блестят, со следами сжатия, отдельные из них раз­
режены. Указанные особенности разрезов объясняются
механизмом действия ножниц с затупленными браншами:
при синхронном поступательном движении инструмента
ткань
между браншами ущемляется, частично разволок76
няется, а частично разрывается.
Отмечено, что при действии хирургических ножниц
с криволинейными браншами закономерности, установ­
ленные для остро заточенных и тупо заточенных прямо­
линейных ножниц сохраняются, но повреждения приоб­
ретают слегка дугообразный вид, вогнутостью они обра­
щены в сторону изгиба бранш.
Таким образом, выполненные нами исследования
свидетельствуют о том, что в зависимости от положения
бранш в момент действия на тканях тела и материалах
одежды ножницами могут причиняться разные повреж­
дения. Каждый из пяти основных механизмов действия
ножниц, изученных экспериментально, встретился нам
в случаях из практики, при этом конкретному механизму
соответствовали определенные по своим свойствам по­
вреждения. От отдельной бранши ножниц возникали ко­
лото-резаные повреждения, характерные для действия
орудия с одностороннеострым клинком, от сложенных —
колотые повреждения, от ножниц с разошедшимися бран­
ш а м и — парные колото-резаные повреждения, от ножниц
с захождением бранш — как колотые, так и колото-реза­
ные повреждения в зависимости от степени этого захож­
дения, наконец, при режуще-стригущем механизме отме­
чены углообразные резаные кожные раны.
Наряду с типичными повреждениями, возникающими
при отмеченных выше пяти механизмах действия нож­
ниц, в экспериментах мы встретились с нехарактерными
повреждениями, не отражающими особенности этого
орудия. Такие повреждения отмечены, в частности,
в опытах, когда при сильных ударах ножницами с закруг­
ленными и скошенными концами (прямолинейные и кри­
волинейные хирургические ножницы, портняжные нож­
ницы и их отдельные бранши) через два—три слоя тек­
стильных материалов эти материалы не прокалывались,
и на коже тела трупа возникали лишь овальные крово­
подтеки или ссадины, характерные для действия тупых
твердых предметов. В соответствующих случаях эксперт­
ной практики такие повреждения требуется принять во
внимание при характеристике орудия травмы.
-+- Г Л А В A III -+О ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ ЦЕННОСТИ
НЕКОТОРЫХ ЛАБОРАТОРНЫХ М Е Т О Д О В
И С С Л Е Д О В А Н И Я ПРИ ПОВРЕЖДЕНИЯХ
ПИЛАМИ И Н О Ж Н И Ц А М И
В современной судебно-медицинской практике при
"исследовании механической травмы широко используют­
ся различные лабораторные методы, направленные на
выявление в повреждениях детальных особенностей, не
различимых или слабо различимых невооруженным гла­
зом.
При повреждениях пилами и ножницами также необ­
ходимо применять некоторые из таких методов. Учитывая,
что многие из них достаточно подробно описаны в спе­
циальной литературе, ниже мы характеризуем лишь ди­
агностические возможности, заключенные в отдельных
методах, и не останавливаемся на технической стороне
их использования. Более подробно излагаются только те
методы, которые разработаны или модифицированы в по­
следние годы на нашей кафедре.
Существенной предпосылкой для детального изучения
кожных ран на трупе является восстановление их перво­
начального вида, возникшего в момент взаимодействия
орудия с кожей.
Применительно к судебно-медицинской практике опи­
сано несколько способов такого восстановления — раз­
мачивание нативных препаратов в воде, слабых раство­
рах поваренной соли или консервирующих веществ и др.
Однако наиболее пригодной является методика, разрабо­
танная А. Н. Ратневским (1970, 1972) и рекомендован­
ная методическим указанием Главного судебно-медицин­
ского эксперта МЗ С С С Р (1972).
Сущность способа А. Н. Ратневского заключается
в обработке предварительно высушенных препаратов
в уксусно-спиртовом растворе по разработанной автором
методике.
78
Лоскут кожи с раневым отверстием иссекается таким
образом, чтобы ширина участка неповрежденной кожи
вокруг него была не менее 1 —1,5 см. Ножи и ножницы
должны быть без участков коррозии на хромированной
поверхности. Подкожно-жировой слой по возможности
полностью удаляют ножницами. Лоскут высушивают при
комнатной температуре в расправленном подвешенном
состоянии. Чтобы ускорить высыхание, можно применить
обдув струей воздуха от вентилятора.
Высохший лоскут обезжиривают в нескольких порци­
ях этилового эфира, которые сменяются через 4—6 часов
до прекращения окрашивания. После обезжиривания
препараты высушивают на воздухе и помещают в восста­
навливающий раствор: уксусной кислоты ледяной— 10,0;
спирта этилового 96°—20,0; воды дистиллированной —
до 100,0.
При восстановлении препаратов с гнилостно изменен­
ных и мумифицированных трупов в этот раствор дополни­
тельно вводят 10—20 мл пергидроля.
Набухание кожи в восстанавливающем растворе длит­
ся 2—4 дня, обесцвечивание — до 7—12 дней. Если пре­
парат обрабатывался в растворе, содержащем пергид- роль, то после обесцвечивания его необходимо перемес­
тить в обычный восстанавливающий раствор, так как при
дальнейшем воздействии пергидроля кожа разрушается.
Перед исследованием восстановленное повреждение
необходимо подсушить на воздухе в течение 2—3 часов.
После подсыхания детали строения раны выявляются
более явственно.
Восстановленные таким образом раны в дальнейшем
могут сохраняться в уксусно-спиртовом растворе без из­
менений неопределенно долго (годами). Их можно за­
фиксировать в 10-процентном растворе формалина или
обработать другими способами, причем форма и особен­
ности строения повреждений при этом полностью сохра­
няются.
И, наконец, для судебно-медицинской практики осо­
бенно важно, что восстановленные по методу А. Н. Ратневского кожные раны могут быть подвергнуты различ­
ным лабораторным исследованиям, проводимым для вы­
явления деталей строения, воспроизводящих не только
общие (конструктивные) признаки орудия травмы, но
и его индивидуальные свойства. Таким образом, примене­
79
ние метода А. Н. Ратневского при изучении кожных по-
вреждений позволяет получить ценную информацию, не­
обходимую для судебно-медицинской характеристики
орудия травмы. Метод технически прост и общедоступен,
что в сочетании с практической ценностью получаемых
данных позволяет рекомендовать его в качестве не толь­
ко целесообразного, но и обязательного этапа судебномедицинского исследования кожных ран.
Все это можно отнести и к повреждениям, причинен­
ным пилами, а также ножницами, детальные особенности
которых (состояние концов и краев, характер осаднений
в окружности, наличие мелких насечек и др.) нередко
выявляются только после восстановления первоначально­
го вида.
Поврежденные кости обычно изымаются из трупа
вместе с прикрывающими их мягкими тканями, которые
нельзя удалять вывариванием (что, к сожалению, неред­
ко практикуется), приводящим к выраженному искаже­
нию формы и размеров повреждений. Кости освобожда­
ют от мягких тканей путем вымачивания их в воде (25—
40°С) в сочетании с механической очисткой. Учитывая,
что используемым при этом инструментом (скальпелем,
ножницами) могут быть повреждены надкостница и по­
верхностные слои кости, очистка должна выполняться
очень осторожно. При сохранении костей в качестве пре­
паратов их отбеливают в перекиси водорода.
Совершенно очевидно, что при любой обработке ко­
стей в какой-то степени изменяются свойства имеющихся
повреждений. Учитывая это, мы изучили влияние различ­
ных факторов внешней среды и методов обработки на
сохранность следов на костной ткани (см. с. 36—38).
Диагностически весьма ценным дополнительным мето­
дом исследования повреждений является непосредствен­
ная микроскопия—изучение со значительным увеличени­
ем, которые обычно проводят стереомикроскопическим
или операционным микроскопом. При этом в отличие от
гистологического исследования объект изучают непосред­
ственно, т. е. без приготовления специальных препаратов
и, следовательно, при сохранении топографоанатомических связей между его частями. Это существенное пре­
имущество метода.
В процессе непосредственной микроскопии могут быть
отмечены слабо различимые или вообще не выявляемые
невооруженным
глазом детальные свойства повреждений
80
тканей тела и материалов одежды, обусловленные конст-
руктивными и прочими особенностями орудия травмы,
а также механизмом его действия: состояние краев и кон­
цов ран, мелкие надрезы, надрывы и разломы, инородные
включения и загрязнения, характер травматизации эпи­
дермиса в окружности ран и по протяжению ссадин,
мелкие трещины, отходящие от костных переломов, разволокнения, сдавление и прочие особенности поврежден­
ных нитей текстильных материалов и др.
Непосредственная микроскопия как целесообразный
прием исследования различной травмы получила в на­
стоящее время всеобщее признание.
Необходимость в гистологическом исследовании
(а иногда и в гистохимических методиках) возникает при
установлении прижизненности травмы и ее давности,
а также последовательности нанесения отдельных по­
вреждений, т. е. когда требуется изучение тонких реактив­
ных изменений в тканях и отдельных клеток организма.
При определении свойств травмы в зависимости от ис­
пользованного орудия (в частности, острого) возможно­
сти гистологического исследования, как правило, не вы­
ше, а иногда даже ниже, чем непосредственной микро­
скопии. Однако в отдельных случаях применение его
также целесообразно, особенно, когда трудно установить
вид повреждения и характеризовать следы воздействия
орудия по его протяжению и в окружности. Результаты
гистологического исследования могут быть использованы
для подтверждения данных, полученных при изучении
травмы другими методиками, в первую очередь путем
непосредственной микроскопии. К тому же, приготовлен­
ные гистологические препараты и фотографии с них мо­
гут служить хорошей иллюстрацией экспертного заклю­
чения.
Для определения формы и размеров концевой части
колюще-режущего или колющего орудия предлагается
заливать раневые каналы пластическими массами, с тем
чтобы получить слепки. Наиболее удачные слепки полу­
чаются с раневых каналов в плотных органах — печени,
почках, а также в мышцах. Форма и размеры слепков при
этом могут довольно точно соответствовать форме и раз­
мерам погрузившегося отрезка орудия. В других тканях
результаты исследования менее убедительны.
Изучая этот вопрос применительно к повреждениям
ножницами, мы поставили серию специальных экспери­
81
ментов с заливкой раневых каналов во внутренних орга-
нах пастой «К». Исследование проводилось по методике,
разработанной на нашей кафедре (1966), с учетом указа­
ний по применению пасты «К» для получения слепков.
Выполненные эксперименты показали, что изучение
слепков раневых каналов, причиненных ножницами,
в ряде случаев позволяет получить ценную информацию
не только о форме и размерах концевой части бранш, но
иногда и о механизме действия ножниц.
При судебно-медицинской характеристике орудия ме­
ханической травмы наряду с другими признаками прини­
мают во внимание факт отложения и характер распреде­
ления по краям и в окружности повреждений металличе­
ских аппликаций, в частности ржавчины, которая неред­
ко остается с поверхности заржавленных орудий.
Для выявления следов металлов широко используют­
ся цветные химические реакции и метод цветных отпечат­
ков (контактно-диффузионный метод).
С. Д. Кустанович (Л965) указывает, что предлагаемый
для судебно-медицинских целей метод исследования дол­
жен удовлетворять следующим требованиям: 1) специ­
фичность получаемых результатов; 2) высокая чувстви­
тельность; 3) простота используемого оборудования;
4) простота методики исследования; 5) быстрота выпол­
нения; 6) возможность повторного исследования того же
объекта (сохранность вещественного доказательства);
7) возможность объективной фиксации получаемых ре­
зультатов и их демонстративность для неспециалистов.
Всем этим требованиям в полной мере отвечает пред­
ложенный А. С. Гуреевым (1961) метод цветных отпечат­
ков для выявления металлов в области повреждения пу- *
тем прямого плотного контакта объекта исследования
с отфиксированной фотографической бумагой, пропитан­
ной соответствующим растворителем, с последующей об­
работкой бумаги реактивом-проявителем.
В основе метода лежат физико-химические процессы:
диссоциация соединений металла (это достигается раст­
ворением их в реактиве-растворителе, которым для желе­
за служит уксусная кислота); диффузия ионов в эмуль­
сионный слой фотобумаги при контакте ее с объектом
и выявление металла на фотобумаге качественными реак­
циями. В качестве реактивов-проявителей на железо
используются железо-синеродистый калий (красная кро­
вяная
соль), железисто-синеродистый калий (желтая
82
кровяная соль), роданистый аммоний и др.
Для выявления железа в повреждениях непосредст­
венно рекомендуется две цветные химические реакции:
реакция Пэрлса на окисное железо и реакция Тирмана
на закисное железо.
Сущность реакции Пэрлса состоит в следующем; на
исследуемый объект наносится свежеприготовленная
смесь равных частей 2-процентных растворов желтой
кровяной соли и соляной кислоты. При соединении окисного железа появляется синее или сине-зеленое окраши­
вание— берлинская лазурь:
4FeCl3+3K4 [Fe(CN)6] =Fe4 [Fe(CN)6]3 Ф +12КС1.
Реакцию проводят в кислой среде, так как щелочи
разлагают берлинскую лазурь с образованием гидрата
окиси железа.
При положительном результате реакции Тирмана по­
является синее окрашивание (турнбулева синь) вслед­
ствие взаимодействия ионов железа с железо-синероди­
стым калием:
3FeS04+2K3 [Fe(CN)6] = i Fe3 [Fe(CN)G]2+3K2S04.
Обе эти реакции пригодны для индикации в повреж­
дениях ржавчины, так как в ее состав входят как окисные, так и закисные соединения железа. В судебно-меди­
цинской практике наибольшее распространение получила
реакция Пэрлса.
Применяя эту реакцию, а также метод цветных отпе­
чатков для выявления следов железа в области костных
повреждений (в частности, на торцовых частях костных
распилов) и кожных ран, причиненных различными колю­
ще-режущими, колющими и рубящими орудиями, мы от­
метили, что даже при использовании сильно заржавлен­
ных орудий, когда по краям повреждений оставались
визуально четко различимые аппликации железа, ре­
зультаты исследования нередко были лишь слабо поло­
жительными.
Для объяснения этого факта были проведены спе­
циальные эксперименты на трупах, в процессе которых
установлено следующее.
Ржавчина, остающаяся с орудий по краям механи­
ческих повреждений на тканях тела, быстро обволакива­
ется жиром и кровью. Поэтому с реактивом-растворите­
лем взаимодействует только незначительная часть ржав­
чины. Об этом пишет и В. Н. Овсянников (1972),
83
указывая, что наложение крови и жирных веществ биоло­
гического или минерального происхождения в зонах ме­
ханических повреждений на тканях тела и одежды часто
препятствует выявлению следов металлов цветными хи­
мическими реакциями и затрудняет экспертную оценку
результатов исследования.
Кроме того, применяемый в реактиве Пэрлса 2-про­
центный раствор соляной кислоты, а при контактно-диф­
фузионном методе в качестве растворителя 20—25-про­
центный раствор уксусной кислоты не обеспечивают до­
статочно полного перевода окисных соединений железа
в трехвалентный ион его, при реакции с которым желтая
кровяная соль образует берлинскую лазурь.
Протекающие в данном случае реакции являются об­
ратимыми или двухсторонними, особенностью которых
является то, что они не доходят до конца, если продукты
реакции не удаляются из сферы взаимодействия.
Скорость химических реакций зависит от концентра­
ции реагирующих веществ: чем больше концентрация, тем
больше молекул находится в единице объема, тем чаще
они сталкиваются, превращаясь в продукты реакции,
и, следовательно, тем скорее протекает реакция. Это по­
ложение, установленное Гульдбергом и Вааге, получило
название закона действия масс, который применительно
к обратимым реакциям можно сформулировать так: при
обратимых реакциях равновесие наступает тогда, когда
произведение концентраций веществ, вступающих в реак­
цию, станет равным некоторой величине, постоянной для
данной реакции при конкретной температуре.
Большое влияние на скорость химических реакций
оказывает также степень диссоциации реагирующих ве­
ществ. В частности, способность растворять некоторые
металлы лучше у так называемых сильных кислот, силь­
нее диссоциирующих на ионы (В. Н. Алексеев, 1955).
Из изложенного ясно, что для ускорения реакций, ис­
пользуемых с целью обнаружения следов железа в по­
вреждениях, целесообразно применять сильные кислоты
в больших концентрациях.
Однако нельзя не учесть, что в объектах животного
происхождения концентрированные кислоты могут обус­
ловить минерализацию органических соединений железа
и тем самым выявить его цветными химическими реак­
циями.
Поэтому мы опытным путем подобрали такую кон­
84
центрацию кислоты, которая не вызывает минерализации
органических соединений и, следовательно, не искажает
результатов реакции, но способствует наиболее опти­
мальным условиям ее протекания.
Перечисленные выше недостатки цветной химической
реакции Пэрлса полностью устраняются, а сама методи­
ка становится более чувствительной при следующей раз­
работанной на нашей кафедре модификации.
1. Жировую пленку, препятствующую контакту реак­
тива с основной массой ржавчины, удаляют с поверхности
объекта исследования ацетоном или эфиром. Кости обез­
жиривают в течение 20—30 минут, а кожные лоскуты —
3—6 часов без механического воздействия (путем раство­
рения) чтобы не изменить распределение ржавчины в об­
ласти распила.
2. Чтобы полностью растворить железо, -имеющееся
на объекте, используется 25-процентная кислота (напри­
мер, серная или соляная).
В экспериментах с орудиями, на которых было значи­
тельное количество ржавчины, отмечено, что при исполь­
зовании контактно-диффузионного метода не удается
получить чистых и четких отпечатков, так как часть ионов
железа, не проникая в эмульсионный слой фотобумаги,
реагирует с реактивом на поверхности и, растекаясь, за­
грязняет отпечаток.
Поэтому нами разработана методика, сочетающая
цветную химическую реакцию Пэрлса, проводимую на
объекте, и метод цветных отпечатков. Эта методика за­
ключается в следующем.
Отфиксированную глянцевую фотобумагу 1—2 мину­
ты пропитывают в свежеприготовленном реактиве, со­
стоящем из 2—4-процентного раствора желтой кровяной
соли и 25-процентной сильной кислоты (серной, азотной,
соляной), взятых в соотношении 1:2. Пропитанную ре­
активом фотобумагу плотно (прессом) прижимают
к обезжиренному в эфире или ацетоне объекту на 2—
3 минуты. При положительном результате на бумаге по­
являются четкие, без посторонних наложений отпечатки
синего или сине-зеленого цвета, а на объекте — окраши­
вание, обусловленное образованием берлинской лазури.
• Для сравнения чувствительности общепринятых ме­
тодик реакции Пэрлса и метода цветных отпечатков,
с одной стороны, и предлагаемой модификации, с другой,
выполнена серия специальных экспериментов, которые
85
продемонстрировали явные преимущества предложенной
Рис. 51. Цветной отпечаток с
торцовой части распила, вы­
полненный по общепринятой
методике
Рис. 52. Цветной отпечаток с
торцовой части распила, выпол­
ненный по предложенной ме­
тодике
модификации, позволяющей более полно выявлять следы
железа, остающиеся в повреждениях (рис. 51, 52).
Что касается использования в качестве реактива-про­
явителя а-нитрозо-р-нафтола, рекомендованного A. G.
Гуреевым (1961) и другими авторами, то выполенные на
нашей кафедре исследования (А. Л. Федоровцев, 1975)
показали, что он менее чувствителен, чем реактив Пэрлса,,
однако вполне может быть использован. П р и этом пред­
лагается модификация, значительно у п р о щ а ю щ а я при­
готовление реактива-проявителя: 500 мг сухого реактива
а-нитрозо-р-нафтола растворяется в 50 мл смеси этило­
вого спирта и ледяной уксусной кислоты, взятых в соот­
ношении 1:1, и профильтровывается.
Относительно оценки результатов химических реакций
и метода цветных отпечатков при исследовании на железо
в области механических повреждений на тканях тела
и одежды мы на основании специально выполненных экс­
периментов (А. П. Загрядская, А. Л. Федоровцев, Н. С.
Эделев, 1974) считаем необходимым сделать следующие
рекомендации.
1. Цветными химическим реакциями и методом цвет­
ных отпечатков выявляется л и ш ь неорганическое железо
и не могут быть обнаружены его белковые соединения
(альбуминаты), содержащиеся в животных тканях и кро­
ви. Поэтому характерное окрашивание, отмеченное при
исследовании тканей тела и объектов, пропитанных
кровью, следует трактовать как обусловленное отложе­
нием неорганического железа.
т
2. Вместе с тем положительный результат цветной
химической реакции или метода цветных отпечатков, сам
по себе, т. е. взятый изолированно, еще не свидетельствует
об использовании орудия травмы, изготовленного из же­
леза. Он может быть следствием воздействия предмета,
содержащего железо в качестве примеси, а также за^
грязнения водопроводной водой или веществом, в соста­
ве которого имеется железо (например, речным песком,
землей, шлаком и др.). Поэтому чтобы правильно оце­
нить результаты исследования, необходимы чистота ре­
активов, используемой посуды и т. д., а также контроль­
ные опыты с соответствующими объектами.
3. Экспертные выводы о материале, из которого было
изготовлено орудие травмы, о состоянии его поверхности,
о механизме действия и т. д., должны основываться на
комплексе данных, полученных при всестороннем изуче­
нии повреждений с учетом результатов исследования па
выявлению металлизации.
Отождествление орудия, использованного для нанесем
ния повреждения, т. е. установление конкретного экземп­
ляра, возможно по следам, отображающим его индиви­
дуальные особенности. Такие особенности на орудиях
носят характер случайных, но относительно устойчивых
признаков, возникающих, например, при обработке или
эксплуатации по прямому назначению. Так, на лезвии
ножа, ножниц, топора или на режущей кромке зубцов
пилы образуются зазубрины и мелкие дефекты, следы
заточки, которые на тканях тела, обладающих пластич­
ностью (на костях, хрящах), а также на некоторых плот­
ных материалах одежды и обуви отображаются в ваде
характерных валиков и бороздок, по сочетанию, форме
и размерам свойственных лишь определенному экземпля­
ру орудия. Объекты с такими следами и предполагаемое
орудие травмы подвергаются так называемой трасологи*
ческой экспертизе, в процессе которой разрешается во­
прос о том, этим или каким-то другим орудием оставлена
конкретные следы.
В ы ш е упоминалось, что рекомендованная А. Н. Ратневским методика восстановления первоначального вида
кожных ран обусловливает приведение их в состояние;
которое они имели в момент взаимодействия орудия с ко­
жей. В колото-резаных ранах, причиненных, в частности*.
браншами ножниц, а также в повреждениях пилами, вос­
%£
становленных по такой методике, также иногда выявляв
ются детали, по которым возможно отождествление ору­
дия.
На практике наиболее распространенными методами
сопоставления конкретных следов с экспериментальными
являются фотосовмещение и изучение при помощи ми­
кроскопов сравнения (МС-51, МСК-1). Исследованию
могут подвергаться непосредственно следы на объекте,
но в некоторых случаях удобнее использовать получен­
ные с них зеркальные копии (реплики) на пластичных
материалах, например, на пасте «К» или «У-1». Однако
следует отметить, что, хотя слепки исключают некоторые
технические трудности, возникающие при микроскопировании и фотографировании следов на нативных тканях
(блеск поверхности рассечения, высыхание), при получе­
нии их могут исказиться отображения, обусловленные
различными факторами, связанными со следовоспринимающими свойствами слепочного материала, техникой
изготовления и др. Поэтому рекомендуется подвергать
детальному изучению как сами следы, так и их зеркаль­
ные копии (М. И. Войлер, 1972).
Получившие широкое распространение оптические
и фотографические методы исследования трасс передают
информацию об их внешнем строении в преобразованном
виде с помощью эффекта света и тени. Выявление следов
отображения при этом достигается путем бокового осве­
щения, когда создаются наиболее благоприятные усло­
вия для проявления контраста между освещенной сторо­
ной валика и затененной его другой стороной, что
значительно улучшает видимость и облегчает фотогра­
фирование. Однако несовершенство такого метода иссле­
дования очевидно: информация о внешнем строении
трасс, их форме, ширине передается в виде теневых уча­
стков различной ширины, которая в свою очередь зави­
сит не только от особенностей трасс, но и от угла освеще­
ния. Кроме того, часть мелких трасс просто теряется
(рис. 53).
Учитывая отмеченные недостатки, в криминалистиче­
ской практике при трасологических исследованиях для
изучения неровностей предметов используется метод про­
филирования.
В литературе подчеркивается, что профилирование
в практике судебной экспертизы — это метод исследова­
ния вещественных доказательств, основанный на сечении
88
различными способами поверхности изучаемых предметов
Рис. 53. Особенности выявления трасс при боковом осве­
щении
(без их повреждения) и построении графических изобра­
жений профиля для сравнительного исследования. Про­
филограммы позволяют получить достаточно полную ин­
формацию о внешнем виде трасс, не искаженную и одно­
значно преобразованную, исследователь может точно
представить действительное положение, соотношение
изучаемых неровностей объекта.
В результате профилирования м о ж н о выявить при­
знаки, которые не могут быть изучены общепринятыми
методами: общая форма профиля, высота и ширина не­
ровностей, угловые величины и взаимное расположение
неровностей в плоскости сечения.
Приборы, применяемые в криминалистической прак­
тике для профилирования объектов, м о ж н о разбить на
три группы: оптические, фотоэлектрические и щуповые.
Из предложенных методов при трасологических исследо­
ваниях используется метод светового сечения профиля
и метод теневой проекции его, метод оптического и фото­
электрического изучения срезов полимерных копий, сня­
тых с исследуемых предметов, и щуповой метод.
Особый интерес представляет метод щупового профи­
лирования, как менее трудоемкий и обладающий рядом
преимуществ. Он позволяет получать профилограммы
следов и их полимерных копий, не нарушая поверхности
исследуемых объектов. Кроме того, метод обладает вы­
сокой чувствительностью и точностью, позволяет изучить
5 Заказ 6368
т
наряду с крупными и мелкие неровности при различных
горизонтальных и вертикальных увеличениях на объек­
тах длиной до 40 мм. При щуповом методе профилирова­
ния отражательная способность исследуемой поверхности
не имеет значения. Полученные профилограммы сравни­
тельно легко поддаются математической обработке.
Учитывая сказанное, на нашей кафедре М. И. Бойле­
ром (1972) метод щупового профилирования был исполь­
зован при экспериментальных колото-резаных повреж­
дениях для определения сохранности трасс на реберных
хрящах в зависимости от условий их содержания.
Объекты профилировались на профилографе-профилометре модели 201 по методике А. Н. Василевского
(1966). Действие прибора основано на принципе ощупы­
вания исследуемой поверхности алмазной иглой и преоб­
разования колебаний иглы в изменения напряжения тока.
Профилограф допускает значительное увеличение иссле­
дуемых деталей поверхности (вертикальное увеличение
от 1000 до 200 000х, горизонтальное— от 2 до 4000х). За­
пись профилограммы осуществляется на электротерми­
ческую бумагу в прямоугольной системе координат.
В литературе имеются сведения о целесообразности
применения для судебно-медицинского исследования
трасс щупового трасопрофилографа с пьезоэлектриче­
ским датчиком, где в качестве щупа используется сталь­
ная лопатка, что позволяет исключить влияние некоторых
нежелательных факторов (О. В. Филипчук, А. И. Долапчи, 1975).
Мы исследовали объекты на профилографе-профилометре модели 201 по методике А. Н. Василевского (1966),
прибор готовился по специальному заказу и имеет
в 5 раз меньшие характеристики вертикального увеличе­
ния, чем обычная модель, что позволяет профилировать
объекты с более «грубыми» поверхностями.
Изучение профиля трасс от действия ножей, пил, нож­
ниц и других орудий на костной и хрящевой ткани тела
человека щуповым профилографом-профилометром пока­
зало, что метод позволяет детально определить как сов­
падения, так и различия трасс (рис. 54). Вместе с тем при
сравнении профилограмм с повреждений, причиненных
одним и тем же орудием и при одинаковом механизме
нанесения, как правило, наблюдалось неполное совпаде­
ние.
Отмечено, что эта разница усиливается, если пов­
90
реждения расположены на различных следовосприни-
Рис. 54. Профилограммы с повреждений, причи­
ненных одним и тем же орудием
мающих объектах, например, на мыле и хряще или на
хряще и костной ткани.
Известно, что следовоспринимающим объектом опре­
деляются не только возможности следообразования, но
и характер передачи признаков, четкость их отображе­
ния, степень искажения и т. д., что связано с его пласти­
ческими свойствами, а также размерами структурных ча­
стиц. Так, ясное отображение рельефа острого орудия
возможно лишь в том случае, если структурные частицы
воспринимающего объекта по размерам не превышают
этого рельефа.
Учитывая отмеченное, мы выполнили специальные
исследования о влиянии структуры строения хрящей тела
человека на особенности следообразования при действии
режущих и колюще-режущих орудий. Поставлено 50 экс­
периментов, в ходе которых причинено и изучено 300 по­
вреждений, причиненных такими орудиями на реберных
хрящах трупов и других следовоспринимающих материа­
лах (мыле, зубоврачебном воске). С плоскостей рассече­
ния снимались копии-реплики на пасте «К», с которых
получали профилограммы при различных увеличениях
прибора.
Установлено, что уже при 400х вертикальном увели­
чении на профилограммах выявляется структура строе­
ния хряща в виде множественных пиков и впадин, высо5*
91
той по сетке ленты до 4 мм. На поперечных срезах хря­
щей величина пиков и впадин возрастала от периферии
к центру, на продольных срезах этой закономерности не
определено. С увеличением возраста людей, из трупов
которых использовались хрящи, амплитуда колебаний
пиков также возрастала.
Различия в профилограммах одних и тех же поврежде­
ний отмечены и при изменении направления движения иг­
лы относительно трасс (даже при незначительном). По­
этому обязательным условием эффектного использования
метода щупового профилирования при идентификацион­
ных исследованиях является одинаковое расположение
сопоставляемых объектов на предметном столике прибо­
ра. При этом важно, чтобы изучаемые и эксперименталь­
ные повреждения были ориентированы таким образом,
чтобы щуп двигался относительно трасс под одним и тем
же углом. Н. С. Эделевым (1976) предложен способ, поз­
воляющий контролировать этот угол и тем самым
в большинстве случаев исключить отрицательный фак­
тор, связанный с его изменением.
Сущность способа заключается в следующем. На
предметный столик профилографа-профилометра поме­
щается объект с трассами, подлежащими изучению. Ря­
дом располагается стереомикроскоп (МБС-2) с окуля­
ром-микрометром таким образом, чтобы в поле зрения
его были хорошо различимы эти трассы, высвечивающие­
ся боковым светом. Одна из взаимопересекающихся ли­
ний окуляра-микрометра должна быть параллельной
трассам (рис. 55). Следующий объект помещается на
предметный столик профилографа-профилометра под
контролем глаза исследователя, чтобы имеющиеся на его
поверхности трассы также были параллельны отмечен­
ной выше линии окуляра-микрометра, в результате чего
угол движения иглы относительно трасс сравниваемых
объектов сохраняется.
Применение метода щупового профилирования в су­
дебно-медицинской практике с целью отождествления
орудия травмы позволяет получить ценную дополнитель­
ную информацию о совпадении или различии следов на
определенном уровне поперечного сечения.
Однако степень детализации, которую обеспечивает
профилограмма, столь высока, что отраженными оказыва­
ются многочисленные, несущественные для процесса
92
идентификации
элементы, относящиеся, например,
Рис. 55. Положение ис­
следуемого объекта под
окуляром-микрометром
(схема):
1 — линия окуляра микромет­
ра; 2 — угол, под которым
двигается щуп прибора от­
носительно трасс; 3 —трассы;
4 — направление движения щу­
па
к структуре с л е д о в о с п р и н и м а ю щ е г о объекта, технике пополучения п р о ф и л о г р а м м и др. В итоге эта детализация
оказывается порой чрезмерной (впрочем, этот недостаток
м о ж н о устранить хотя бы частично, изменяя степень уве­
личения п р и б о р а и разработав н а д л е ж а щ у ю технику
профилирования).
Б о л е е существенная трудность заключается в том, что
п р о ф и л о г р а м м ы , снятые с одного и того же следа, но
в р а з н ы х поперечных сечениях ( д а ж е б л и з к и х ) , могут на­
столько сильно различаться м е ж д у собой, что неопытно­
му исследователю не удается о б н а р у ж и т ь в них достаточ­
но убедительное в н е ш н е е сходство. Здесь сказывается
действие многочисленных с л у ч а й н ы х факторов, и с к а ж а ю ­
щ и х о б щ у ю картину о т сечения к сечению. О п и с а н н ы й
Н. С. Э д е л е в ы м (1976) способ «прицельного щ у п о в о г о
п р о ф и л и р о в а н и я » , п р е д у с м а т р и в а ю щ и й изучение профи­
ля под контролем глаза (с использованием стереомикроскопа), в какой-то м е р е и с к л ю ч а е т р о л ь « с л у ч а й н ы х фак­
торов», однако тем не менее влияние п о д о б н ы х и с к а ж е н и й
остается е щ е весьма значительным.
И з отмеченного видно, насколько ж е л а т е л ь н ы д л я
практики анализа п р о ф и л о г р а м м н а д е ж н о обоснованные
критерии. О н и могут б ы т ь п о л у ч е н ы п р и математических
п р и е м а х обработки п р о ф и л о г р а м м . Н о это б о л ь ш о й само­
стоятельный вопрос, освещение которого не входит в за­
дачи н а ш е й книги.
У ч и т ы в а я недостаточную оснащенность судебно-ме­
дицинских лабораторий п р о ф и л о г р а ф а м и и вместе с тем
настоятельную необходимость п р о ф и л и р о в а н и я различ­
ных следов, Н. С. Эделев, И. С. Доброхотов и С. С.
93
Самищенко (1975) разработали технически несложную
и не требующую специальной аппаратуры методику изу­
чения микропрофиля трасс.
Сущность методики заключается в следующем: с изу­
чаемого повреждения снимают копию-реплику на пасте
«К» или «У-1». При этом целесообразно, во-первых, при­
менять слепочный материал темных тонов, что достига­
ется, например, добавлением в пасту сажи, и, во-вторых,
чтобы получить ровную обратную (тыльную) поверх­
ность отпечатка (это создает удобства при дальнейшем
микроскопическом исследовании) после заливки пасты,
сверху следует прижать ее предметным стеклом.
На слепке со стороны отпечатка трасс делают два не­
полных надреза (не на всю толщину слепка), расстояние
между которыми должно по возможности соответствовать
толщине слепка (для удобства микроскопирования и фо­
тографирования) .
Затем трассы окуривают парами хлористого аммония,
в результате чего они покрываются белым гомогенным
налетом. Это устраняет блеск (блики) при исследовании
в косо падающем свете и на темном фоне пасты позволя­
ет контрастно выявлять детали микропрофиля.
;
После «окуривания» надрезы прорезают полностью;
полученную таким образом полоску ставят на торец,'
и под стереомикроскопом при косо падающем освещении,
а также в проходящем свете с различными увеличениями
изучают профиль трасс (рис. 56).
Необходимость предварительных надрезов обусловле­
на тем, что при вырезании полосок после «окуривания»
в момент разреза паста из-за своих эластических свойств
сокращается и поэтому удаляется слой хлористого аммо­
ния.
Предлагаемая методика мало пригодна для исследо­
вания мелких трасс, но она хорошо выявляет профиль
довольно крупных следов, например от лезвия топора,
и в соответствующих случаях может быть использована.
Кстати, следует заметить, что вследствие значитель­
ных размеров таких трасс результаты изучения их на
профилографе-профилометре нередко оказываются мало
убедительными.
Определенная ценность разработанной методики за­
ключается и в том, что в связи со сравнительно невысокой
"чувствительностью
при ее применении не выявляются ко­
94
лебания профиля трасс, обусловленные структурой и сле-
Рис. 56. Вид профиля, полученный по предложенной методике
довоспринимающими свойствами объекта. Поэтому трас­
сы можно изучать без влияния этих колебаний.
В заключение следует подчеркнуть, что и на профилоррамме и с помощью способа, предложенного Н. С.
Эделевым, И. С. Доброхотовым и С. С. Самищенко, про­
филь трасс определяется лишь на каком-то конкретном
уровне. На остальном протяжении трассы остаются не
изученными.
Поэтому при установлении сходства или различий
трасс на разных объектах эти способы должны исполь­
зоваться в комплексе с микроскопическими методами
исследования.
При трасологических исследованиях, чтобы устано­
вить орудие, которым причинена травма, всегда произво­
дятся и сравниваются с изучаемыми следами эксперимен­
тальные следы. В процессе экспериментирования необхо­
димо соблюдать следующие условия.
1. Получаемые в результате экспериментов следы
должны отражать полную информацию о следообразующих свойствах орудия механической травмы.
2. Эксперименты следует проводить так, чтобы не из­
менить свойств орудия.
Это требование выполнимо лишь в том случае, если
материал, на котором наносятся экспериментальные по­
вреждения, будет более мягким и пластичным, чем само
орудие,
95
Мы считаем, что в каждом случае экспериментальные
следы целесообразно получать как на мягких и пластич­
ных материалах, так по возможности и на объектах, тож­
дественных поврежденным. Такой подход к данному
вопросу позволит, с одной стороны, выявить в экспери­
ментальных повреждениях максимальное количество ин­
формации (микротрасс) и с другой — изучить влияние
структуры и следовоспринимающих свойств объекта, на
котором причинены исследуем.ые повреждения, на про­
цесс их восприятия.
-+• Г Л А В А IV -+•
МАТЕМАТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ ДОСТОВЕРНОСТИ
ЭКСПЕРТНОГО З А К Л Ю Ч Е Н И Я О ТОЖДЕСТВЕ ОРУДИЯ
МЕХАНИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ П О СЛЕДАМ,
О Т О Б Р А З И В Ш И М С Я В ПОВРЕЖДЕНИЯХ
При выполнении экспертизы для идентификации объ­
екта по следам отображения необходимо собирать и ис­
следовать признаки, позволяющие установить тождество.
Завершающей стадией экспертизы является оценка по­
лученных данных, цель которой определить достаточность
комплекса признаков для индивидуализации объекта
и формулировки выводов о наличии или отсутствии тож­
дества. Последнее основывается на результатах всесто­
роннего анализа определенных качественных и количест­
венных совокупностей совпадающих и различающихся
признаков.
Эксперт, оценивая информационную значимость этих
признаков, дает заключение о факте тождества или его
отсутствии на основании объективных данных и руковод­
ствуясь внутренним убеждением.
А. А. Старченко (1958) отмечает, что внутреннее убеж­
дение эксперта — это чувство твердой уверенности, убеж­
денности в истинности сделанных выводов, поэтому оно
является психологическим состоянием сознания. В фор­
мировании внутреннего убеждения эксперта имеются
объективные и субъективные основания. Объективными
основаниями являются установленные исследованием
фактические данные и общие положения соответствую­
щей отрасли науки, примененные к конкретному иссле­
дованию. К субъективным относятся квалификация экс­
перта, знание им достижений науки по данному виду ис­
следования, объективность, полнота и всесторонность по­
следнего, верная оценка идентификационных признаков.
Но М. Бунге дает следующее определение интуиции:
«Интуиция — коллекция хлама, куда мы сваливаем все
интеллектуальные механизмы, о которых не знаем, как
97
их проанализировать, анализ или наименование которых
нас не интересует» (цит. по А. С. Драбину, 1975).
Вместе с тем нельзя не подчеркнуть, что основным
требованием, предъявляемым к судебной экспертизе уго­
ловно-процессуальным законом, является объективность
заключения. В статье 82 У П К Р С Ф С Р указано, что экс­
перт обязан «дать объективное заключение по поставлен­
н ы м перед ним вопросам».
П р и механической травме разные следы несут опреде­
ленную информацию об образующих их объектах. Каж­
дый след характеризует конкретный признак, присущий
объекту, а к а ж д ы й признак в свою очередь отражает не­
которое свойство, и, таким образом, следы информируют
эксперта об этом свойстве.
Степень информационной значимости различных сле­
дов зависит от того, насколько индивидуально то свойст­
во объекта, которое характеризует соответствующий при­
знак. Более конкретно это означает следующее. Каждое
свойство может быть присуще некоторой группе объек­
тов, и оно тем более индивидуально, чем менее обширна
конкретная группа. «У двух различных вещей всегда
имеются известные общие качества (по крайней мере,
свойство телесности), другие качества отличаются между
собой по степени, наконец, иные качества могут совер­
шенно отсутствовать у одной из этих вещей».*
Совокупность следов характеризует некоторую сово­
купность признаков. Информационная значимость этой
совокупности, вообще говоря, выше, чем каждого отдель­
ного признака, так как совокупность свойств присуща,
как правило, меньшей группе объектов, нежели каждое
отдельное свойство. Таким образом, совокупность при­
знаков характеризует объект более индивидуально, чем
каждый отдельный признак, и поэтому чем больше сово­
купность следов, тем более индивидуальной оказывается
эта характеристика. В конечном итоге достаточно боль­
ш а я их совокупность указывает только на один объект.
На этом принципе основывается идентификация ору­
дия травмы по следам, отображающим взаимодействие
двух объектов: самого орудия и пораженных тканей.
Идентификация орудия — это процесс сравнения и отож­
дествления объектов по их следам с целью выявления
того конкретного экземпляра орудия, которым нанесена
* Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. т. 20. М., 1961, с. 530.
98
травма. В аспекте идентификации представляют интерес
различные следы взаимодействия объектов: следы на по­
врежденных тканях, характеризующие орудие, а также
и следы на орудии, указывающие на поврежденные ткани,
так как оба типа следов информируют об этом взаимо­
действии.
Идентификация орудия травмы, как и любого другого
объекта, не может быть абсолютно точной, потому что
в процессе экспертизы выявляются лишь ограниченные
наборы следов, а следовательно, и признаков, характери­
зующих орудие. Этот набор может быть недостаточным
для того, чтобы указывать только на один предмет в си­
лу ограниченной информационной значимости совокуп­
ности следов.
Следовательно, вывод о конкретном тождестве по лю­
бой ограниченной совокупности следов содержит в себе
возможность ошибки, причем эта возможность тем мень­
ше, чем выше информационная значимость следов в сово­
купности и наоборот. Таким образом, информационная
значимость следов непосредственно проявляет себя в воз­
можности ошибки, величине, которую можно определить
с помощью математической вероятности. Одновременно
это позволяет количественно оценить информационную
значимость следов (чем выше вероятность, тем выше
возможность ошибки и тем меньше информационная зна­
чимость).
Знание ошибки дает возможность объективно выра­
зить ту степень риска, которую порождает вывод о тож­
дестве по имеющейся совокупности следов. Если уровень
риска оказывается недопустимо высоким (вероятность
ошибки слишком велика), то конкретный вывод о тожде­
стве сделать нельзя. Количественная оценка ошибки, та­
ким образом, точно характеризует ту степень внутренней
уверенности, которая присуща эксперту, но в то же вре­
мя вероятность свободна от субъективизма и по этой при­
чине может быть использована, в частности, для обосно­
вания необходимости поиска дополнительной информа­
ции об объектах.
Замечание относительно дополнительной информации
об объектах имеет под собой следующее обоснование.
Информационная значимость следов (как. отдельного
следа, так и их совокупности) во многом зависит от до­
полнительных сведений об объектах взаимодействия.
99
Один и тот же набор следов в зависимости от условий
может иметь различную степень индивидуальности, в свя­
зи с чем вероятность, как количественная оценка возмож­
ной ошибки, имеет условный характер: ее значение опре­
деляется не только конкретным набором следов, но и до­
полнительной информацией (подробнее об условной
вероятности будет изложено ниже).
Внедрение математических методов в конкретные
сферы исследования закономерно. С одной стороны, это
обусловлено современным развитием самой математики
и вычислительной техники, с другой стороны, само разви­
тие наук порождает необходимость в этом. К. Маркс (по
свидетельству П. Лафарга) считал, что наука лишь тогда
достигает совершенства, когда ей удается пользоваться
математикой.
Процесс математизации наук порой наталкивается на
недопонимание сущности и назначения этих методов. Ма­
тематика воспринимается как некий формализм, а ее
внедрение — как попытка выхолостить существо знания,
подменив его внешними формалистическими вывертами.
Применение математических приемов вовсе не означает
замены специальных методов исследования, математика
призвана конкретизировать выводы наук точным, стро­
гим обоснованием.
Математика изучает действительность путем отраже­
ния внешних форм и количественных соотношений. Она
начинается с того, что определяет внутреннюю схему при­
чинно-следственных связей, которая имеется в каждой
теории. Сама по себе эта схема является чем-то внешним,
формальным по отношению к теории и обретает конкрет­
ный смысл, лишь наполняясь конкретным содержанием.
Именно поэтому математика не способна подменить со­
бой специальные методы исследования (чего от нее, впро­
чем, и не требуется).
На некотором этапе познания анализ явлений в рам­
ках схемы становится малосодержательным, требуется
более отчетливо сравнивать и сопоставлять факты. Это
достигается путем введения чисел, величин, т. е. количественой характеристики изучаемых явлений. Дальней­
шее развитие математического аппарата состоит в опре­
делении взаимодействия между величинами как качест­
венного .отражения существующих взаимосвязей между
реальными явлениями.
.........
Так
в
целом
выглядит
процесс
внедрения
математи­
100
ки (иначе, математизация).
Процесс криминалистической идентификации, как из­
вестно, состоит из двух стадий: определения групповой
принадлежности и установления индивидуального тожде­
ства. Поэтому все признаки, используемые при идентифи­
кации, Н. В. Терзиев (1961) разделяет на признаки груп­
пового значения (ограничивающие определенный вид,
род, разновидность от смежных с ними) и индивидуаль­
ного значения (позволяющие сделать вывод об индиви­
дуальном тождестве). В некоторых случаях в результате
целого ряда причин (таких, как недостаточная разработ­
ка методики, особенности следообразования и др.) иден­
тификационные исследования могут закончиться на пер­
вой стадии и ограничиться ею (А. И. Винберг, 1956; М. Я.
Сегай, 1957; Н. В. Терзиев, 1961, 1962; Я. М. Яковлев,
Л. В. Франк, 1962; В. Я. Колдин, 1963; М. В. Салтоевский,
1965; И. Д. Кучеров, 1968; С. Д. Кустанович, 1975, и др.).
Строго говоря (что было отмечено выше), указанная
классификация признаков идентификации условна, так
как все они без исключения ограничивают какую-то груп­
пу предметов, но одни позволяют сузить ее до минималь­
ных размеров, и поэтому вывод об индивидуальном тож­
дестве обладает большой достоверностью; другие этого
сделать не позволяют, в результате чего вероятность
ошибочного вывода при установлении индивидуального
тождества по этим признакам очень велика.
Объективный анализ возможности случайного совпа­
дения признаков и вытекающей отсюда ошибочности вы­
вода об идентичности достигается путем строгой мате­
матической оценки этой возможности. В математике
такой оценкой является вероятность, которая представ­
ляет собой некоторое неотрицательное число Р, не пре­
вышающее единицу. Чем ближе Р к нулю, тем малове­
роятнее случайное совпадение признаков и, соответствен­
но, тем меньше возможность ошибочного вывода об
идентичности. Наоборот, чем ближе Р к единице, тем ве­
роятнее, что совпадение случайно. Таким образом, если
в результате расчета Р окажется, что вероятность слиш­
ком мала, скажем, меньше, чем 0,001 (а возможность
ошибки с такой вероятностью мы считаем допустимой),
то следует считать, что установлен конкретный экземп­
ляр объекта, в частности, орудия травмы, а надежность
такого, вывода составит 1—Р, т. е. число, равное 0,999:
Этот результат следует понимать следующим образом:
101
получая Р = 0,001 и делая вывод об установлении тожде-
ства, эксперт может ошибиться не чаще, чем один раз из
1000 (за счет того, что совпадение оказалось действитель­
но случайным).
Совершенно очевидно, что любой признак позво­
ляет сделать категорический вывод о принадлежности
объекта исследования к той или иной группе, объединен­
ных по этому признаку, т. е. дать абсолютно достоверный
ответ «да» или «нет», и подсчет возможной ошибки в дан­
ном случае будет бессмысленным. Однако главной зада­
чей отождествления в конечном счете является определе­
ние индивида, что обусловлено требованием максималь­
ной конкретизации фактов (Р. Кентлер, 1961).
А. С. Драбин (1975) отмечает, что важнейшим
фактором в научном творчестве исследователя является
способность с максимальной точностью провести границу
там, где кончается «достоверное» и начинается «вероят­
ное».
При попытке идентификации предмета по какому-то
признаку количественным выражением возможной ошиб­
ки служит вероятность, которая будет равна
? Где
К — число объектов в группе, объединенных по исследуе­
мому признаку. Ясно, что ошибка исключается лишь в том
случае, когда окажется, что К = 1 , т. е. в группу, охваты­
ваемую признаком, попадает один объект: К = 1 ,
= — = 0 , т . е. вероятность ошибки равна 0. Таким
образом, достоверность вывода об установлении инди­
видуального тождества будет возрастать по мере умень­
шения числа объектов, входящих в группу, объединенную
по изучаемому признаку. Это возможно только при нали­
чии дополнительных сведений об объекте, с одной сторо­
ны, и но мере индивидуализации самого признака.—
с другой. Разберем отмеченное положение подробнее.
Возможность ошибки при установлении индивидуаль­
ного тождества по какому-то признаку подвержена
изменчивости,- связанной с привлечением дополнительных
сведений. Этот интуитивно естественный вывод находит
более строгое описание на языке вероятностей.
Число К, которое определяет количество объектов
(предметов), обладающих изучаемым признаком, сущест­
венно "зависит от дополнительных сведений об определяе­
мом объекте, т. е. от той-исходной совокупности предме-'
тов, в которой затем- выделяется группа обгДйм числом К.
102
Если располагать иными дополнительными сведениями
о предмете, то они в целом характеризуют другую сово­
купность предметов, в которой изучаемым признаком мо­
жет обладать группа в Кл предметов. Как правило, K i —
иное, чем К. В этой новой группе вероятность ошибочного
вывода при установлении индивидуального тождества
ьг 1
равна —
. Таким образом, интересующая нас вероятность носит условный характер и существенно зависит
от дополнительных сведений о предмете (изменение этой
вероятности отражает изменение сведений о предмете).
Условный характер вероятности играет р е ш а ю щ у ю
роль при определении тождества, так как именно измен­
чивость вероятности в отдельных случаях позволяет уста­
новить тождество, используя признаки, не обладающие
высокой степенью индивидуальности.
Мы рассмотрим этот вопрос более широко, не связы­
вая себя необходимостью точного знания числа К, по­
скольку математический расчет зачастую возможен и без
такого знания. Пусть нам известно (например, из статисти­
ческих данных), что интересующий нас признак встреча­
ется в некоторой совокупности предметов с вероятностью
Р. Если эта совокупность не ограничена никакими иными
сведениями о ней, кроме сведений самого общего харак­
тера, связанных с о б щ и м описанием предмета, то она
оказывается предельно широкой. В таком случае мы бу­
дем называть Р безусловной вероятностью признака. О н а
количественно характеризует возможность случайного
обладания признаком для любого предмета и, следова­
тельно, возможность ошибочного вывода об индивиду­
альном тождестве по этому признаку относительно всей
совокупности предметов.
Если имеются дополнительные сведения о предметах,
то исходная совокупность суживается и одновременно из­
меняется вероятность наличия интересующего нас при­
знака, она становится равной Рь Эта вероятность в отли­
чие от Р называется у ж е условной, так как она тесно
связана с теми новыми условиями, в которые ставят экс­
перта дополнительные сведения о предмете. Pi может
оказаться как больше, так и меньше Р—последний слу­
чай наиболее интересен для эксперта, так как по сущест­
ву означает понижение вероятности ошибочного вывода
при установлении орудия травмы за счет привлечения до­
полнительных сведений. Если условная вероятность Pi
103
окажется пренебрежимо малой, то можно говорить об
установлении тождества по изученным признакам.
Может случиться, что некоторые дополнительные све­
дения о предмете не изменяют вероятность Р. В этом
случае новые условия экспертизы статистически не влия­
ют на исследуемый признак, или иначе этот признак ста­
тистически не зависит от новых условий. Практический
вывод отсюда состоит в том, что такие дополнительные
сведения не улучшают условия экспертизы.
В качестве иллюстрации приведем следующий при­
мер.
Допустим, что судебно-медицинский эксперт устано­
вил групповые свойства пилы, которой нанесено повреж­
дение (таким образом, изучаемый признак — пила с оп­
ределенными групповыми свойствами, которые по своему
характеру не обладают высокой степенью индивидуаль­
ности). По статистическим данным в масштабе, напри­
мер, целой страны, такие пилы встречаются с вероят­
ностью Р (будем считать это безусловной вероятностью).
Но поступила дополнительная информация, что повреж­
дение причинено в районе А. По статистическим данным,
в пределах этого района подобные пилы встречаются
с вероятностью Pi (условная вероятность), которая ока­
залась больше Р, т. е. такие пилы в данном районе отме­
чаются чаще. Таким образом, вероятность ошибочного
вывода в отношении конкретного орудия травмы повы­
силась.
Если же, судя по дополнительным сведениям, повреж­
дение причинено в районе В, где вероятность Р1 = РЭ то
эта информация не влияет на ошибочность вывода.
И, наконец, наиболее благоприятная ситуация для
экспертизы возникает в том случае, когда по дополни­
тельным сведениям окажется, что повреждение нанесено
в таком районе С, в котором вероятность встречаемости
пилы с данными групповыми свойствами Pi меньше Р,
так как это означает, что возможность ошибочного вы­
вода относительно конкретной пилы снижается.
Наиболее пригодными для отождествления орудия
являются признаки, отражающие его индивидуальные
особенности. Такие особенности на орудиях носят харак­
тер случайных, но относительно устойчивых признаков,
возникающих, например, при обработке или эксплуата­
ции по прямому назначению. Так, на лезвии ножа, топо­
104,
ра, ножниц или режущей кромки зубцов пилы образуются
зазубрины и мелкие дефекты, следы заточки, которые
в зависимости от их количества обладают различной сте­
пенью индивидуальности.
При этом совпадение даже очень большого количест­
ва трасс (изучаемых и воспроизводимых в эксперименте)
не дает абсолютной уверенности в том, что удалось уста­
новить индивидуальный экземпляр орудия травмы. В са­
мом деле, совпадение может оказаться чисто случайным
за счет многих неопределенных факторов. Поэтому на
основе такого совпадения всегда существует возможность
ошибки при выводе о тождестве. Аналогичная ситуация
возникает и при несовпадающих признаках.
В отмеченных ситуациях интуитивные соображения не
являются достаточно убедительными. Строго говоря, пре­
жде чем принимать то или иное решение (высказать
суждение о тождестве или считать совпадение чисто слу­
чайным), требуется объективный анализ возможности
случайного совпадения признаков. Если эта возможность
окажется чрезмерно малой, то естественно усматривать
в таком совпадении не случайность, а закономерность,
связанную с установлением конкретного орудия.
Это соответствует здравому смыслу выбирать то ре­
шение, которое наиболее правдоподобно (в математике
он известен как «принцип максимального правдоподо­
бия»).
Простейшее правило для нахождения вероятности
ошибочного вывода Р состоит в том, что в качестве Р вы­
бирается отношение числа комбинаций исследуемых
и экспериментальных следов, в которых наблюдается оп­
ределенное число совпадений, к общему числу любых
возможных комбинаций (Ю. Нейман, 1968). Мы разбе­
рем это правило более подробно и приведем окончатель­
ные формулы для подсчета Р, разработанные нами сов­
местно с доц. И. С. Доброхотовым.
Если Рк — вероятность ошибочного вывода при иден­
тификации по k-му признаку, а всего рассматривается п
независимых признаков, то вероятность ошибочного вы­
вода находится по формуле
j Pk = P!P2... Рп.
I
\
Каждая из вероятностей Рк определяется либо стати­
стическим путем (из анализа результатов прошлых экс­
пертиз), либо путем непосредственного математического
105
013613
00239
0,00283
0,000235
0,0000147
Рис. 57. Зависимость вероятности ошибки от числа совпа­
дающих трасс (Р — вероятность ошибочного вывода- m —
количество совпадающих трасс)
расчета (Н. С. Эделев, И. С. Доброхотов, 1974). В прак­
тическом применении значения Рк можно заменить чис­
лом Пк, заведомо большим, так как это создает лишь не­
который запас надежности, поскольку истинная надеж­
ность 1—Рк окажется больше, чем 1—Пк.
С т а т и с т и ч е с к и й путь. Пусть проанализирова­
но N прошлых экспертиз, в которых интересующий нас
признак возникал m раз. Тогда частоту Wk = —- можно
считать приблизительно равной вероятности Рк при зна­
чениях порядка 150—200. Вместо Wk можно воспользо106
Рис. 58. Зависимость вероятности ошибки от числа изу­
ченных трасс (Р — вероятность ошибочного вывода;
п — число исследуемых трасс; N — число эксперимен­
тальных трасс)
2NWk+t2+tayD
ваться числом Пк =
2(N+t*a)
где D = 4 N ( 1
— Wk)Wk + taH число ta выбирается в соответствии с до­
верительным уровнем (а—это вероятность, с которой
м о ж н о доверять эмпирическим данным при отыскании
Рк). Если а = 0,99, то ta =2,58.
М а т е м а т и ч е с к и й р а с ч е т Пк. Пусть сопостав­
ляется N экспериментальных и п исследуемых признаков,
например трасс, причем наблюдается m совпадений. Ес­
ли допустить, что совпадение случайно, то естественно
допустить равновозможность образования любого из при­
знака (трасс) от любого из орудий "(в данном случае под
признаком понимаются следы отображения); Об1цее чис-
107
ло К всевозможных трасс неизвестно исследователю, но
ясно лишь, что оно чрезвычайно велико. По классической
формуле задания вероятностей м о ж н о записать так:
Р ——
где S — число различных комбинаций по п и N при­
знаков из К;
г — число комбинаций с m совпадениями.
Из формулы комбинаторики
Cm y->n—m y-^N—m
k v-k—m v>k—m •
Если из дроби — выделить сомножитель
s
_
nl N! 6
(k—n)l(k—N)!
T~~(n—m)!(N—m)! ' (k—n—N+m)!k! '
TO T< (-5— ) и Pk= т. При К'->ОЭТ->0,
\ [k /
m!
поэтому при больших значениях К можно допустить, что
т<Л — -. 1 и тогда Пк=—(1 — 1 .
Разумеется, можно попытаться еще больше прибли­
зить РК к Пк, чем это сделано здесь, но в значительной
степени это составляет чисто математическую проблему.
По представленной формуле был сделан расчет для
многих комбинаций совпадений из разного количества
трасс. Д л я наглядности и удобства практического при­
менения полученные результаты представлены графиче­
ски (рис. 57, 58).
Анализ данных подтверждает, что р е ш а ю щ е е влияние
на достоверность вывода оказывает количество совпаде­
ний и значительно меньше — количество исследуемых
и экспериментальных трасс.
По нашему мнению, в каждом конкретном случае ве­
роятность ошибки должна быть отражена в экспертном
заключении, с тем чтобы следствие и суд, используя свои,
более широкие в силу процессуального положения воз­
можности идентификации, могли д о л ж н ь ш образом оце-
108
нить эту ошибку и согласиться с установленным экспер­
том фактом тождества или опровергнуть его.
Кроме того, математический расчет позволяет опре­
делить и выразить информационную значимость выявлен­
ных и изученных экспертом признаков и, таким образом,
дать объективную оценку практической ценности произ­
веденных исследований.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Определение орудия травмы — одна из основных за­
дач судебно-медицинской экспертизы, разрешаемых при
механических повреждениях. В зависимости от особен­
ностей происшествия в целом, причиненной травмы
и использованного орудия, а также ряда других факторов
степень конкретизации экспертного заключения по этому
вопросу может быть разной. Однако во всех случаях
должно быть сделано все возможное, чтобы получить
необходимые данные, характеризующие орудие и меха­
низм его действия.
Повреждения пилами и ножницами встречаются срав­
нительно не часто. Но это обстоятельство не снижает ак­
туальности вопроса об экспертных критериях определения
этих орудий в соответствующих случаях практики, напри­
мер, при использовании пилы в качестве орудия расчле­
нения трупа, при производственных травмах, при убийст­
вах, самоубийствах и несчастных случаях, связанных
с использованием ножниц как орудия. Каждому эксперту
хорошо известны те трудности, которые возникают при
исследовании повреждений, нанесенных пилами и ножни­
цами из-за отсутствия научно обоснованной методики
и неразработанности принципов оценки получаемых дан­
ных в аспекте формулировки выводов об орудии травмы.
Поэтому мы обобщили экспериментальный и практи­
ческий судебно-медицинский материал по повреждениям
пилами и ножницами.
Известно, что максимально возможная информация
об особенностях конкретного повреждения может быть
получена только в том случае, когда наряду с осмотром
невооруженным глазом используется
рациональный
комплекс
объективных лабораторных методов.
ПО
Руководствуясь этим общепринятым в настоящее вре­
мя положением, для выявления детальных свойств по­
вреждений тканей тела и одежды, причиненных пилами
и ножницами, мы применяли различные лабораторные
методы, рекомендованные для исследования механиче­
ской травмы. Некоторые из этих методов в разное время
были разработаны или модифицированы на нашей ка­
федре.
В связи с тем, что отдельные из них получили доста­
точное отражение в специальной литературе, а также
в методических указаниях и письмах Главного судебномедицинского эксперта МЗ СССР, в настоящей работе
мы в основном остановились на тех методах, диагности­
ческие возможности которых определялись или уточня­
лись в последние годы. Приводятся также некоторые ре­
зультаты исследований, выполняемых совместно с сотруд­
никами кафедры математической физики Горьковского
государственного университета имени Н. И. Лобачевско­
го по математической оценке информационной значимости
критериев идентификации орудия травмы по следам отра­
жения, выявляемым в повреждениях.
Наши наблюдения свидетельствуют о том, что при все­
стороннем комплексном изучении повреждений, причи­
ненных пилами и ножницами, с использованием рацио­
нального комплекса лабораторных методов могут быть
получены данные, достаточные для детальной характери­
стики этих орудий, а во многих случаях и для индивиду­
альной идентификации.
При повреждениях пилами кожных покровов и неко­
торых материалов одежды могут быть установлены сле­
дующие групповые свойства пилы: вид и степень развода,
форма режущей кромки зубцов, иногда расстояние между
зубцами.
Значительная информация об использованной пиле
заложена в следах на дне и боковых стенках костных
распилов.
При изучении этих следов можно определить: вид
и степень развода зубцов пилы, расстояние между ними,
характер заточки режущей кромки и высоту зубцов, сте­
пень изношенности полотна и его толщину, заржавленность полотна.
По костным повреждениям может быть высказано
также суждение о механизме действия пилы: начале
ill
и конце распила, стороне приложения основного усилия
(с которой находился пилящий во время работы), на­
правлении возвратно-поступательного движения инстру­
мента, силе вертикального нажима (ответы на эти вопро­
сы возможны иногда и по повреждениям на коже и мате­
риалах одежды).
При изучении вида и локализации костных опилок
в костно-мозговом канале могут быть получены данные,
необходимые для установления характера заточки режу­
щей кромки зубцов пилы, степени изношенности полотна,
силы вертикального нажима на инструмент во время ра­
боты, начала и конца распила, стороны приложения ос­
новного усилия.
И наконец, произвести индивидуальную идентифика­
цию пилящего орудия можно по следам микрорельефа
режущей кромки последнего действовавшего зубца в ви­
де валиков и бороздок на дне распилов.
Установлено, что повреждения ножницами в зависи­
мости от положения бранш в момент удара могут наблю­
даться в пяти основных вариантах: 1) колото-резаные
повреждения отдельной браншей; 2) колотые поврежде­
ния ножницами со сложенными браншами; 3) колото-ре­
заные повреждения ножницами с разошедшимися
браншами; 4) колото-резаные и колотые повреждения
ножницами с захождением бранш друг за друга; 5) ре­
зано-стриженые повреждения и разрезы браншами нож­
ниц.
По повреждениям на коже и других тканях тела,
а также на материалах одежды и картоне, причиненных
ножницами, может быть высказано суждение о механиз­
ме действия орудия, а также о его групповых свойствах
(ширине и форме поперечного сечения бранш, степени
их заточенности, заржавленности и др.)- При поврежде­
ниях хрящевой ткани ножницами с остро заточенными
браншами на плоскостях расчленения могут быть следы
микрорельефа лезвия бранш в виде характерных вали­
ков и бороздок, пригодных для идентификации ножниц.
Трассы возникают при ранениях отдельной браншей
и ножницами с разошедшимися или заходящими одна за
другую браншами, т. е. когда создаются условия для ре­
жущего действия бранш.
Трассы могут быть обнаружены и в соответствующих
повреждениях на некоторых плотных материалах одежды
и обуви (на гомогенной резине, синтетических пленках
и др.).
112
В колотых повреждениях на указанных объектах, при­
чиненных ножницами со сложенными браншами (без их
захождения), следов, пригодных для идентификации, не
наблюдается. Они не образуются и при использовании
ножниц с затупленными браншами независимо от меха­
низма их действия.
Мы не занимались специально вопросом о следах-на­
ложениях, которые остаются на пилах и на ножницах
после использования их для нанесения повреждения. Со­
вершенно очевидно, что на таких орудиях, как и на лю­
бых других (на ножах и кинжалах, на топорах, колющих
предметах и др.) могут быть обнаружены аналогичные
вещественные следы в зависимости от механизма дейст­
вия и особенностей повреждаемых тканей. Это прежде
всего кровь, а также волосы, клеточные элементы тканей
и волокна из материалов одежды.
В одном нашем наблюдении, где в качестве орудия
расчленения фигурировала пила, на ее полотне были об­
наружены красновато-бурого цвета наслоения подсохшей
жидкости, похожей на кровь, кроме того, на зубцах от­
мечались кусочки красновато-бурого цвета, напоминаю­
щие подсохшую животную ткань. В результате лабора­
торных исследований было установлено, что на зубцах пи­
лы, представленной на экспертизу, обнаружены частицы
поперечно-полосатых
мышц,
эпителиальные клетки
и форменные элементы крови человека группы 0(1). В яд­
рах 63 процентов клеток поперечно-полосатых м ы ш ц был
обнаружен половой хроматин, что свидетельствовало
о женском цитологическом поле. Из дополнительных дан­
ных стало известно, что кровь убитой женщины относит­
ся к группе 0(1).
Результаты комплексного лабораторного исследова­
ния следов наложений, выявленных на ножницах и пилах,
могут быть одним из существенных моментов, способст­
вующих конкретизации экспертных выводов об орудии
травмы, а характерное расположение отдельных следов
на поверхности орудия необходимо принять во внимание
при суждении о механизме его действия — глубине погру­
жения, положении относительно поверхности тела или
одежды и др.
ЛИТЕРАТУРА
А л е к с е е в В. Н. Аналитическая химия. М., 1953.
А л и е в М. Н. Судебно-медицинская оценка проникающих ко­
лотых и колото-резаных ран грудной клетки.— В кн.: Судебно-меди­
цинская экспертиза. Тула, 1957, с. 147—149.
Б у д а к Т. А. Механизм образования и некоторые особенности
повреждений ножницами.— В кн.: Вопросы судебной травматологии.
Вып. 3. Киев, 1971, с. 52—56.
В и н б е р г А. И. Криминалистическая экспертиза в советском
уголовном процессе. М., Госюриздат, 1956.
Б о й л е р М. И. О возможности трасологического исследования
колото-резаных повреждений хрящевой ткани.— Материалы X X V сту­
денческой научной конференции, посвященной 50-летию В Л К С М .
Г М И им. С. М. Кирова. Горький, 1968, с. 198—199.
В о й л е р М. И. К вопросу об идентификации колюще-режущих
и рубящих орудий по повреждениям на костной и хрящевой ткани.—
Труды 24-й юбилейной итоговой студенческой конференции, посвящен­
ной 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции.
Горький, 1969, с. 303—305.
В о й л е р М. И. О выраженности следов микрорельефа лезвия
клинка колюще-режущего орудия на хрящевой ткани в зависимости
от сохранения ее в разных условиях.— В кн.: Некоторые актуальные
вопросы биологии и медицины. Горький, 1971, с. 316—320.
В о й л е р М. И. Об использовании метода щупового профилиро­
вания при идентификации колюще-режущих орудий по следам на
хрящевой ткани.— В кн.: Вопросы судебно-медицинской экспертизы
и криминалистики. Вып. 4, Горький, 1972, с. 111—114.
Г о л ь д б е р г Н. Д. Судебно-медицинская характеристика ране­
ний костей черепа некоторыми видами острых орудий.— Сборник ре­
фератов научных докладов 3-й расширенной научной конференции
У Н О С М и К . Одесса, 1956, с. 58—60.
Г о л ь д б е р г Н. Д. Особенности колото-резаных ранений костей
черепа новорожденных и детей в возрасте до 1 года.— В кн.: Вопро­
сы травматологии, скоропостижной смерти и деонтологии. М., 1963,
с. 161--165.
П4 Г о ф м а н Э. Руководство по судебной медицине, ч. 1. Пер. с
11-го нем. изд. М., 1933, с. 409.
Г у р е е в А. С. Контактно-диффузионный метод выявления ме­
таллов на трупе и вещественных доказательствах.— В кн.: Тезисы
докладов к XI расширенной конференции Ленинградского отделения
В Н О С М и К и научной сессии института судебной медицины МЗ С С С Р
27—30 июня 1961 г. Л., 1961, с. 42—43.
Д а л е ц к и й Е. Б., Б о й л е р М. И. Использование некоторых
полимерных слепочных масс при отождествлении колюще-режущих
орудий по следам на хрящевой ткани.— В кн.: Вопросы судебно-ме­
дицинской экспертизы и криминалистики. Вып. 2. Горький, 1966,
с. 118—121.
Д р а б и н А. С. Э В М и живой организм. М., 1975, с. 11, 22.
З а г р я д с к а я А . П. Установление индивидуального экземпляра
ранящего орудия.—В кн.: Использование научных методов и средств
в борьбе с преступностью. Минск, 1965, с. 226—229.
3 а г р я д с к а я А. П., Д а л е ц к и й Е. Б., К а р а в а е в В. В.
К вопросу об идентификации колюще-режущего орудия по следам
микрорельефа лезвия клинка на реберных хрящах.— В кн.: Вопросы
судебной травматологии. Киев, 1966, с. 165—168.
З а г р я д с к а я А. П. Определение орудия травмы при судебномедицинском исследовании колото-резаного ранения. М., 1968, с. 150.
З а г р я д с к а я А. П., Ф е д о р о в ц е в А. Л., Э д е л е в Н. С.
Оценка результатов исследования на железо при механических по­
вреждениях.— Ж. «Судебно-медицинская экспертиза», 1974, № 4,
с. 3—4.
К а п и т о н о в Ю. В., Ш а л а е в Н. Г. Идентификация ножей по
следам на плоскости расчленения костной ткани ребер.— Материалы
5-й Всесоюзной научной конференции судебных медиков. Т. 1. «Ме­
дицина», 1969, с. 344—346.
К а р я к и н В. Я. Идентификация колюще-режущих орудий по
следам скольжения на хрящевых стенках раневого канала.— В кн.:
Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе след­
ствия. Вып. 4. Ставрополь, 1965, с. 218—222.
К а р я к и н В. Я. Судебно-медицинское исследование поврежде­
ний колюще-режущими орудиями. М., «Медицина», 1966.
К а р я к и н В. Я- Судебно-медицинская характеристика повреж­
дений лопатки колюще-режущими орудиями.— В кн.: Актуальные во­
просы судебной медицины и криминалистики. Вып. 49. Л., 1966, с.
84—85.
К н о б л о х Э. Медицинская практика и криминалистика. Прага,
1960.
К о д и н В. А., Ф у р м а н М. А. Идентификация орудия травмы
(напильника) по следам на хряще.— Ж. «Судебно-медицинская экс­
пертиза», 1971, № 2, с. 50—51.
Ко л д и н В- Я- Криминалистика. М., Издательство М Г У , 1963,
с. 45—63.
К у б и ц к и й Ю . М., Т а х о - Г о д и X. М. Некоторые положения
трасологии при судебно-медицинской экспертизе следов холодных
115
орудий на костях черепа.— Ж. «Судебно-медицинская экспертиза».,
1959, № 4, с. 22—26.
К у с т а н о в и ч С. Д. Исследование повреждений одежды в су­
дебно-медицинском отношении. М., 1965, с. 26—42.
К у с т а н о в и ч С. Д. Судебно-медицинская трасология. М.,
1975, с. 17—18.
К у ч е р о в И. Д. Установление характеристик колюще-режуще­
го орудия по разрезам на одежде.— Материалы 5-й расширенной на­
учной конференции. Киев, 1964, с. 91—94.
К у ч е р о в И. Д. Категории индивидуального тождества в кри­
миналистике.— Сборник научных работ. Вып. 3, Вильнюс, 1968,
с. 61—73.
Н е й м а н Ю. Вводный курс теории вероятностей и математиче­
ской статистики. М., «Наука», 1968.
О б л о н с к и й Н. А. Пособие при судебно-медицинском исследо­
вании трупа и при исследовании вещественных доказательств. СПб.,
1894, с. 568.
О в с я н н и к о в В. Н. Устранение некоторых факторов, препят­
ствующих химической индикации примесей металлов в зонах меха­
нических повреждений.— В кн.: Физико-технические методы в судеб­
ной медицине. Москва г— Ставрополь, 1972, с. 260—261.
П а ш к о в а В. П., Т а х о-Г о д и X. М. К вопросу о механиче­
ских повреждениях одежды в судебно-медицинском отношении.—
Сборник научных работ по судебной медицине и пограничным обла­
стям. М., 1955, с. 200—204.
П е т р е н к о Е. П. К идентификации лезвия ножа.— Вопросы
судебной травматологии. Республиканский межведомственный сбор­
ник. Вып. 2. Киев, 1969, с. 133—135.
П о п о в Н. В. Учебник судебной медицины. М., 1946, с. 515.
П о р к ш е я н Н. И. К морфологии ран сердца.— В кн.: Вопросы
судебно-медицинской экспертизы. Вып. 3. М., 1958, с. 274—285.
П р и б ы л е в а-М а р ч е н к о С. П, Д е р и й С. В. Микроскопи­
ческие изменения текстильных волокон на краях некоторых механи­
ческих повреждений.— Материалы 5-го украинского совещания су­
дебно-медицинских экспертов. Херсон, 1967, с. 265—270.
Р а т н е в с к и й А. Н. Восстановление первоначальной формы ран
на гнилостно измененных трупах.— Ж. «Судебно-медицинская экс­
пертиза», 1970, № 1, с. 22.
Р а т н е в с к и й А. Н. О возможности выявления в кожных ко­
лото-резаных ранах детальных свойств, обусловленных индивидуаль­
ными особенностями клинка.— В книге: Вопросы судебно-медицин­
ской экспертизы и криминалистики. Выпуск четвертый, Горький, 1972,
с. 96—100.
Р а й с к и й М. И. Судебная медицина. М., 1953, с. 467.
Р у б и н В. М., У с м а н с к и й М . Я. О возможности идентифика­
ции тупых предметов.— В кн.: Вопросы судебной медицины и эксперт­
ной практики. Чита, 1973, с. 40.
С а в о е т ин Г. А. О значении исследования иссеченных краев
ран при экспертизе колото-резаных повреждений у живых лиц.—
В книге: Вопросы травматологии, токсикологии, скоропостижной смер­
ти и деонтологии в экспертной практике. Выпуск 3. М., 1966,
11615—19.
с.
С а л т е в с к и й М. В. О классификации объектов идентифика­
ции и установлении групповой принадлежности.— В книге: Проблемы
криминалистики и судебной экспертизы. Алма-Ата, 1965, с. 21—23.
С е г а й М. Я. Криминалистическая идентификация.— Сборник
научных работ «Криминалистика и судебная экспертиза», Киев 1957,
с. 13—23.
С к о п и н И. В. Судебно-медицинское исследование повреждений
головы острорубящими орудиями.— В кн.: Вопросы судебно-медицин­
ской экспертизы. Вып. 2. М., 1955, с. 247—256.
С к о п и н И. В. Методика изучения следов разрубов на костях.—
Сборник статей и рефератов Саратовского отделения Всесоюзного
научного общества судебных медиков и криминалистов. Саратов,
1955, с. 21—24.
С к о п ин И. В. Судебно-медицинское исследование повреждений
рубящими орудиями. Саратов, 1960.
Т е р з и е в Н. В. Идентификация и определение родовой (груп­
повой) принадлежности. Лекция по криминалистике (лекции 1—3).
М., 1961.
Т е р з и е в Н. В. Некоторые вопросы определения родовой (груп­
повой) принадлежности.— Вопросы криминалистики и судебной экс­
пертизы. Сб. 2 (Материалы научной конференции). Душанбе, 1962,
с. 18—20.
Ф и л и п ч у к О. В., Д о л а п ч и А. И. Щуповой трасопрофилограф с пьезоэлектрическим датчиком.— Ж. «Судебно-медицинская
экспертиза», 1975, № 2, с. 48—50.
Ш а л а е в Н. Г. Об идентификации рубящих орудий в судебномедицинской практике.— Ж. «Судебно-медицинская экспертиза»,
1961, № 1, с. 46—48.
Э н г е л ь с Ф. Диалектика природы.— Маркс К., Энгельс Ф. Соч.
Изд. 2-е. т. 20. М., 1961, с. 547.
Я к о в л е в Я. М., Ф р а н к Л. В. Некоторые итоги разработки
важной проблемы.— Вопросы криминалистики и судебной эксперти­
зы. Сб. 1. Душанбе, 1962, с. 153—159.
B o s c h К. Uber den Forenischen Beweiswert histologischer und
microchemischer Untersuchungen bei Stichyerletzungen. Dtsch. S. ges.
gerichte. Med., 1968, 1, 4—13.
H a b e r d a A. Lehrbuch der gerichtlichen Medizin. Berlin u.
Wien, 1926.
H a n s e n G. Gerichtliche Medizin. Leipzig, 1954.
K o c k e l R. Uber die Darstellung der Spuren von Messerscharten. Arch. Kriminal. Anthrop. Kriminal., 1900, 5, 1, 126—130.
K o c k e l R. Weiteres uber die Identificierung von Schartenspuren. Arch. Kriminal. Anthrop. Kriminal., 1903, 2, 4, 347—360.
M a t t i H. Die Knochenbruche und ihre Behandlung. Berlin, 1931,
225.
M e r k e l H. Kritisch-kasuistische Bemerkungen uber Messerverletzungen Dtsch. S. ges. gerichtl. Med., 1928, 12, 1—3, 137—360.
M e r k e l H. Naturwissenschaftliche und kriminalistische Untersuchunden bei Verletzungen mit scharfen und spitzen Werkzeugen. Handbuch der biologischen. Arbeitsmethoden (Herausgegeben V. E. Alderhalden), 1931, IV, 12, 2.
P a 1 t a u f A. Uber die Gestalt der Schadelverletzungen. Vierteljahrsschr. Ger. Med. 1888, neue Eolge, 48, 1, 332—347.
11 i
^щ
P i t s E. Ubef stichverietzungen Vierteljahrsschrift fur gerichfliche Medizin und Offentliches Sanitatswesen, 1894, 3, 8, 192—201.
P r o k o p O. Lehrbuch dergefichtiichenMedizin, Berlin, 1960, 611.
P u p p e G. Atlas und Grundriss der gerichtlichen Medizin. Munchen, 1908.
S t r a u c h . Dtsch. Ztschr. f. ger. Med., 1928, 10, 132.
R a u s c h k e Y. Beitrag uber Erkennung von Scheren Stichverletsungen., Dtsch. Ztschr. f. d. ges. s.ger. Med., 1956, 45, 1, 53—61.
W a l c h e r K. Gerichtliche Untersuchung vo,n Skeletteilen.
Handbuch der biologischen Arbeitsmethoden. 1931, IV,12, 2, 1,37—58.
W e i m a n n W. Uber Stichverietzungen des Kopfes. Dtsch.
Ztschr. f. d. ges. ger. Med., 1927, 10, 2/3, 260—371.
W e r k g a r t n e r A. Stichverietzungen. Handworterbuch der geri- Ы
chtichen Medizin und naturwissenschaftlichen Kriminalistik. Berlin, И
1940, 721—726.
||
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение
3
Глава I. Свойства повреждений, причиненных пилами, на тка­
нях тела человека и некоторых материалах одежды
5
Повреждения кожи тела
7
Повреждения костной ткани
13
Отражение групповых признаков пил в повреждениях
на костной ткани
14
Отражение индивидуальных признаков пил в повреж­
дениях на костной ткани
24
Некоторые особенности костных повреждений в зави­
симости от механизма распила
29
Влияние некоторых условий хранения и методов обра­
ботки костной ткани на сохранность микротрасс от зуб­
цов пилы
36
Повреждения некоторых материалов одежды . . . .
39
Глава II. Свойства повреждений, причиненных ножницами.
на тканях тела человека и некоторых материалах
одежды
42
Повреждения отдельной браншей ножниц 44
Повреждения сложенными ножницами
54
Повреждения ножницами с разошедшимися браншами . .
65
Повреждения ножницами с захождением одной бранши
* за другую
68
Резано-стриженые повреждения и разрезы браншами
ножниц
74
Глава III. О диагностической ценности некоторых лаборатор­
ных методов исследования при повреждениях пи­
лами и ножницами
78
Глава IV. Математические критерии достоверности эксперт­
ного заключения о тождестве орудия механической
травмы по следам, отобразившимся в повреждениях
97
Заключение , НО
Литература
114
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
41
Размер файла
833 Кб
Теги
540, noznisami, povrezdeni, pilami, ekspertiza, pri
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа