close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Нескучный сад №2 февраль 2011

код для вставкиСкачать
Учредитель — Сестричество во имя святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице
Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви
Главный редактор
Юлия ДАНИЛОВА
Выпускающий редактор,
редактор блока «Ближний круг»
Марина НЕФЕДОВА
Арт-директор Дмитрий ПЕТРОВ
Редактор блока «Тема номера»
Ирина ЛУХМАНОВА
Редактор блока «Жизнь в Церкви»
Евгения ВЛАСОВА
Редактор блока «Общее дело»
Антонина ПЛАХИНА
Редактор блока «Культура»
Егор ОТРОЩЕНКО
Корреспонденты:
Леонид ВИНОГРАДОВ, Екатерина
СТЕПАНОВА, Дмитрий РЕБРОВ,
Кирилл МИЛОВИДОВ, Ирина РЕДЬКО
Корректор Любовь ФЕДЕЦКАЯ
Бильд-редактор Вячеслав ЛАГУТКИН
Ассистент арт-директора Ирина СЕЧИНА
Фотограф диакон Андрей РАДКЕВИЧ
Отдел распространения
Дмитрий БРИТАНОВ
Духовник журнала
епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон
Благодарим за помощь в подготовке номера
расшифровщицу Юлию Норманскую
Просим молитв о наших
благотворителях: рабах Божиих Сергии,
Димитрии, Максиме, Сергии, Никите,
Андрее, Елене, Марине, Юлии, Илье,
Владимире, Марии, Василии, Сергии
Адрес редакции: 119049 Москва, Ленинский проспект,
д. 8, корп. 12, больничный храм
(для журнала «Нескучный сад»)
Телефон: (495) 237-58-53
E-mail: neskuch@yandex.ru
Сайт
www.nsad.ru Журнал зарегистрирован в Минпечати РФ
14 августа 2001 года
Свидетельство о регистрации ПИ № 77-9575
Верстка, дизайн, препресс РИЦ «АртПодготовка»
(495) 585-41-07
Печать: ООО «Полстар» (495) 785-57-33
г. Москва, Волоколамское шоссе, 4, ГУК МАИ, сектор Б
Тираж 10000 экз.
Подписной индекс
по объединенному каталогу
«Пресса России» —
11805
по каталогу «Роспечать» — 46331
По вопросам распространения
обращайтесь по телефонам:
(495) 943-04-98, 943-04-99
Региональный представитель
Украина, Одесса:
+38 (048) 735-03-85 Сергей Колесник
На 1-й странице обложки:
фото диакона Андрея Радкевича
Нескучный сад
Журнал о православной жизни
Содержание
Эхо событий
2 4
О пастырях, овцах и соборности ............................................. 2
Межсоборное присутствие в блогосфере ................................. 4
Все ли можно простить ............................................................. 7
Прощеное воскресенье — не день разборок ...........................8
Формула прощения ................................................................. 10
Традиции примирения разных народов .................................13
Прощение — противостояние злу ......................................14
Дорогие читатели! Номер, который вы держите в руках, вышел благодаря вам.
Мы сердечно благодарим всех, кто помог этому номеру выйти в свет. Наша
постоянная благодарность и молитвы — и тем замечательным людям, кото-
рые финансировали журнал все предыдущие годы его существования, и но-
вым постоянным благотворителям. Их имена указаны в колонке слева, и вы
можете за них помолиться.
«Нескучный сад» просит о помощи!
Судьба нашего журнала в
Ваших руках!Если Вы люби-
те наш журнал и хотите, чтобы
он существовал и дальше, Вы
можете поддержать нас по-
жертвованием (зеленая кви-
танция на стр. 6).
Храмы и прихожане Рублевки ...............................................20
Обновленцы реформ не любят ............................................ 28
Трансгуманизм: современные ученые изобретают сверхчеловека ..................32
Вопросы веры: cовместима ли вера в единую Церковь с разномыслием, полагаются ли земные поклоны после «Святая святым»? .............................. 38
Не хочу работать, или Почему Емеля лежал на печи ...............40
Шестое кесарево: рассказ про необычную беременность ...................................46
Детский вопрос: как понять подростков .................................. 48
Персона: виртуальный хулиган и блогер-«уставщик» Игорь Гаслов ......................................50
Новая жизнь: как перестать ругаться матом ........................... 56
Церковное наследие: доступ открыт? ....................................72
Чем опасно домашнее видео ..................................................78
Экклесиа: документальное кино на почве православной жизни .............................................80
От Белоснежки до Рапунцель: эволюция образа принцессы ..................................................82
Необязательное чтение: что читают православные священники ...................................86
40 57
58 71
72 86
20 39
87 88
7 19
Добровольцы: счастье-то какое! ..........................................58
Как найти хорошую сиделку ...................................................62
Объектив: слепые помогают премьер-министру .................... 66
«Милосердие.ру»: оптимистам нужна поддержка.................... 70
Тема номера
Жизнь в Церкви
Ближний круг
Общее дело
Культура
Сlassified
Русское понятие?
— Что такое соборность, часто ее
противопоставляют епископской
власти, насколько это верно?
— Не нужно думать, что соборность
не предполагает никакой «вертикали»,
или никакого централизма. Всякая пи-
ща без соли кажется пресной, но, если
соли слишком много, ее невозможно
есть, то же можно сказать и о влиянии
мирян на церковную жизнь. Подлинная
соборность немыслима без гармонич-
ного сочетания власти священнонача-
лия и голоса мирян. Миряне слушаются
священников, священники подчиняются
епископу, а епископы управляются Пат-
риархом. В Церкви, безусловно, сущест-
вует вертикаль власти, и в каком-то
смысле соборность создает этой верти-
кали определенную альтернативу, смяг-
чает ее. Наше церковное управление на-
ходится где-то посередине между
католицизмом, где римский епископ
управляет церковью единолично, и демо-
кратизмом протестантских общин.В то
же время, когда мы говорим о соборно-
сти вообще, хорошо помнить, что это сло-
во имеет несколько оттенков в употреб-
лении. Где в церковнославянском тексте
Символа веры мы читаем «соборная»
(«Верую... во единую, святую, соборную и
апостольскую Церковь...»), в греческом
оригинале стоит слово katholikin — кото-
рое правильнее было бы перевести как
«вселенская». Это первое значение. Мы
веруем в единую, вселенскую Церковь,
которая существует повсеместно и все-
гда остается собой. С другой стороны, ко-
гда мы говорим о соборности, то нередко
имеем в виду иное, исключительно рус-
ское значение этого термина, а вернее
специфический акцент в понимании ка-
фоличности, свойственный русскому
Православию. Под соборностью в этом
смысле мы понимаем такой подход, ко-
гда все важнейшие вопросы церковной
жизни решаются не чьим-либо едино-
личным решением, а соборным, то есть
общим мнением всей церковной общи-
ны. В этом значении на многих иностран-
ных языках слово соборность передает-
ся, как sobornost, то есть просто
транслитерируется с русского. Конечно,
русские богословы тут не придумали ни-
чего нового, они просто выразили идею
соборности, существовавшую в Право-
славной Церкви испокон веков, описали
соборность как явление и предложили
соответствующий термин.
— Всегда ли практика современ-
ной церковной жизни отражает прин-
цип соборности?
— Не всегда. Но я сказал бы так, что
сегодня все недовольства, связанные с
реализацией принципа соборности,
имеют своей причиной или злоупотреб-
ления архиерея, когда епископ самолич-
но принимает все решения, не оставляя
места для голоса мирян и священства,
или, наоборот, имеет место другая край-
ность — когда священники не хотят под-
чиняться епископу, который, между про-
чим, обязан следить за исповеданием
веры и порядком в Церкви. Бывает и
так, что больше всего кричат об ущербе
соборности миряне, которые просто пы-
таются что-то навязать Церкви, но пони-
мают, что не смогут найти поддержки
среди церковного священноначалия.
Куда пропали выборы
епископов
— В древней Церкви община са-
мостоятельно избирала себе еписко-
па, сегодня епископы назначаются
«сверху». Соборности в Церкви со вре-
менем становится все меньше и
меньше?
— Такая постановка вопроса явля-
ется следствием влияния мира и мир-
ской психологии. Действительно, в
древней Церкви епископа избирала
2
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Эхо событий
Действующие лица
Человек в Церкви не должен ощущать себя
безгласной овцой
Слово «соборность» придумали русские богословы, хотя его и
нет в греческом Символе веры, а «словесные овцы» должны
не бояться поправлять заблудшего пастыря — cчитает
епископ Егорьевский МАРК (Головков), заместитель
председателя Комиссии Межсоборного присутствия
по вопросам церковного управления и cоборности,
руководитель управления Московской Патриархии
по зарубежным учреждениям. Почему некоторым мирянам
и священникам не хватает «соборности» и что это такое,
соборность? Об этом мы спросили владыку в преддверии
февральского Архиерейского собора.
Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Фото ИТАР-ТАСС
3
община. Однако через некоторое вре-
мя от этой практики пришлось уйти, по
причине множественных злоупотреб-
лений. По уставу Русской Церкви на об-
щецерковном уровне существуют По-
местные и Архиерейские соборы, на
уровне епархиальном — Епархиальные
собрания и епархиальные советы, —
все это механизмы реализации собор-
ности в Церкви.
— Есть еще один уровень — при-
ходской, недавно был принят новый
приходской устав...
— Как аналоги епархиального соб-
рания и епархиального совета, сущест-
вуют приходские советы и собрания. Ни
одно решение на приходе не принимает-
ся настоятелем единолично. Да, дейст-
вительно, не так давно был принят но-
вый типовой приходской устав, но он
всего лишь устранил тот дисбаланс, ко-
торый существовал в приходском управ-
лении еще с советских времен. По ста-
рому уставу староста имел слишком
много властных полномочий, так что
фактически становился главой прихода,
в то время как священнику отводилось
решение исключительно духовных во-
просов. Сейчас лидирующая роль свя-
щенника зафиксирована, но это не оз-
начает, что диктат старост, от которого
страдала Церковь в советское время,
теперь должен смениться диктатом свя-
щенников. Нарушения церковной жиз-
ни мы видим как раз там, где священник
либо чрезмерно попустительствует ми-
рянам, либо, наоборот, слишком жестко
реализует подход единовластия. Свя-
щенник должен принимать решения и
нести пастырскую ответственность за
них, но в то же время он обязан слышать
голос каждого из своих прихожан. Со-
борность — это гармоничное сочетание
централизма и демократии, если выра-
жаться светским языком. — Насколько полемика в прессе
может быть инструментом соборно-
сти?
— Некоторые вопросы не стоит вы-
носить на всеобщее обозрение. Свет-
ская дискуссия часто сводится к облива-
нию друг друга грязью. Но церковная
дискуссия должна отличаться от нее, и в
первую очередь отсутствием ярлыков и
ответственным отношением к предмету.
Разговор тут должен быть содержатель-
ным, когда каждый из участников пони-
мает, что Церковь — это не то место, где
стоит что-то говорить ради красного
словца. В принципе, это нормальная
практика, когда вопросы, волнующие
многих, обсуждаются публично. Именно
поэтому документы, подготовленные
для Архиерейского собора Межсобор-
ным присутствием, и были опубликова-
ны для широкой дискуссии. Найти луч-
шее решение — вот в чем смысл
соборного обсуждения. В этом смысле и
газетная статья может стать инструмен-
том соборности. Без дискуссий жизнь
становится пресной и превращается в
болото. Очень важно, чтобы в Церкви го-
лос каждого человека был слышен, что-
бы человек не ощущал себя в роли без-
гласной овцы. Не случайно ведь в Еван-
гелии очень часто употребляется этот
образ, сам Христос называет себя Пас-
тырем, но Христово стадо — это не про-
стые овцы, в богослужебных текстах эти
овцы называются словесными, то есть
разумными. Паства не может быть без-
гласной, она должна понимать, куда ее
ведут. Церковь не призывает к рабству,
случается ведь, что и пастыри ошибают-
ся, оказываются слепыми, и в этом слу-
чае очень важно, чтобы словесные овцы
могли предупредить своего пастыря об
опасности.
— Каким образом общественная
дискуссия может повлиять на содер-
жание соборных документов?
— Межсоборное присутствие — это
сложная многоступенчатая система: сна-
чала в рамках свободной дискуссии фор-
мируются тезисы, предлагаются докла-
ды, экспертные мнения, на основе этих
докладов комиссией вырабатываются
конкретные положения будущего доку-
мента. После предварительного утвер-
ждения документ отправляется в прези-
диум Межсоборного присутствия, откуда
готовый текст попадает на рассмотрение
Архиерейскому собору. Если обществен-
ная дискуссия будет содержать позитив-
ную критику, она обязательно будет учте-
на, и Архиерейский собор, как высший
орган иерархической власти, обсудит и
примет эти поправки. В Евангелии очень часто
употребляется образ стада
и доброго Пастыря, сам
Христос называет себя Па-
стырем, но Христово ста-
до — это не простые овцы.
В богослужебных текстах
эти овцы называются сло-
весными, то есть разумны-
ми. Паства не может быть
безгласной, она должна
понимать, куда ее ведут.
Случается, что и пастыри
оказываются слепыми, и в
этом случае очень важно,
чтобы словесные овцы
могли предупредить пасты-
ря об опасности.
На илл.: мозаика Пастырь
добрый, мавзолей Галлы
Плацидии, Равенна, V век
Эхо событий
Собор
4
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Межсоборное присутствие — новый
консультативный орган, созданный около
года назад для обсуждения церковных
проблем в период между Архиерейскими
и Поместными соборами. Свое название
он получил по аналогии с Предсоборным
присутствием 1906 года, просущество-
вавшим всего несколько месяцев, но за-
ложившим основы реформ знаменитого
Поместного собора 1917-1918 годов. Ор-
ганизационно Присутствие состоит из
множества комиссий, каждая из них объ-
единяет ведущих специалистов в своей
области. Задача комиссий — консульта-
ционная, они разрабатывают документы
и постановления для соборного рассмот-
рения: Синод определяет темы, ставит за-
дачи, профильная комиссия по его указа-
нию приступает к первичной разработке
проблемы — определяет общие черты бу-
дущего решения, привлекает сторонних
экспертов. После утверждения документа
президиумом Присутствия он публикует-
ся: в нашем случае на портале «Бого-
слов.ру» — официальном информаци-
онном спонсоре Присутствия — и в
специально созданным блоге. Общест-
венная дискуссия — это важная часть
предсоборного процесса. Ответственные
сотрудники суммируют «отклики», они
должны довести результаты дискуссии до
ведома членов президиума Межсоборно-
го присутствия. Только после этого проек-
ты смогут предстать перед лицом Архие-
рейского собора. Одной из главных тем для активного
обсуждения в блогосфере стала поправ-
ка «об исключениях» в документе, посвя-
щенном проблеме выдвижения духовен-
ством своих кандидатур на политических
выборах. В полном соответствии с тради-
цией проект констатирует: «иерархи и
священнослужители не могут выдвигать
свои кандидатуры на выборах в органы
власти любых стран и любых уровней», но
тут же оговаривается, что «исключения из
этого правила могут делаться... по сооб-
ражениям крайней церковной необходи-
мости». В этом случае Священный синод
или Синод самоуправляемой Церкви «оп-
ределяет лиц для участия в индивидуаль-
ном порядке». По мнению ряда экспер-
тов, эта оговорка делает бессмысленным
запрет, заранее указывая на «обходной»
путь. Другие напоминают, что в истории
Церкви было множество благих преце-
дентов участия священнослужителей в
органах власти, а если бы в начале 90-х
такого запрета не было, возможно, вся
история современной России пошла бы
по иному, более конструктивному пути.
Кроме того, достаточно бурную дис-
куссию вызвали и предложения относи-
тельно правил принятия христиан, воз-
вращающихся из расколов в лоно
Церкви. Святитель Василий Великий с не-
которыми оговорками признавал креще-
ние раскольников, равно как и крещения,
совершенные в «бесчинных сборищах» —
административных отделениях от Церкви,
каковыми по сути и являются многие со-
временные раскольничьи сообщества.
Это мнение святителя Василия традици-
онно транслируется во многих церковных
документах и даже учебниках канониче-
ского права. Документ, принятый комис-
сией Межсоборного присутствия, предла-
гает читателю совсем иную богословскую
концепцию, в соответствии с которой рас-
кольников логично перекрещивать (как
греки в свое время перекрещивали като-
ликов), этот подход отказывает схизмати-
кам в действительности крещения, даже
совершенного с соблюдением всех
«внешних» обрядовых правил. В принципе
узаконивая практику перекрещивания,
документ с оговоркой на икономию по-
зволяет, чтобы не обижать раскольника,
его «недействительное» крещение вос-
полнять через прочие таинства Церкви,
не повторяя крещального обряда. Эта
мысль уже звучала в начале века из уст
священномученика Илариона (Троицко-
го), тогда с нею спорили патриарх Сергий
(Страгородский) и позже протоиерей Ге-
оргий Флоровский.
Прочие документы не вызвали осо-
бенных споров. Среди новшеств — соз-
дание системы материальной помощи
нуждающимся клирикам, вдовам и род-
ственникам умерших священнослужите-
лей, а также проект «Отношение Русской
Православной Церкви к намеренному
публичному богохульству и клевете в
отношении Церкви» — этот документ
впервые в церковной истории регламен-
тирует способы участия Церкви в «ин-
формационных войнах», направленных
против нее. Проект документа предосте-
регает от насильственных методов: «не-
продуманное противодействие бого-
хульным поступкам и выступлениям в
публичной сфере может приводить к
формированию в общественном созна-
нии отрицательного образа Церкви», об-
ращая внимание на то, что ответ на бо-
гохульство должен зависеть от его
мотивации: «реакция на несознатель-
ное богохульство, которое стало прояв-
лением свободы мысли и убеждений»
должна носить «миссионерский и кате-
хизаторский характер», на сознательных
же богохульников в крайних случаях до-
кумент предлагает подавать в суд. Все эти документы получат оконча-
тельную силу и канонический статус толь-
ко после рассмотрения их Архиерейским
собором. Тексты утвержденных и приня-
тых проектов будут опубликованы на
официальном сайте Русской Православ-
ной Церкви: www.patriarchia.ru.
Межсоборное присутствие в блогосфере
Февральский Архиерейский собор стал первым в истории
нашей Церкви, с чьей повесткой общество смогло
ознакомиться заранее. 16 декабря документы,
разработанные профильными комиссиями Межсоборного
присутствия, были опубликованы в сети, прочитать
и прокомментировать их смог каждый: специально для этого
был создан официальный блог Присутствия. Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Дорогие
читатели!
Если у вас есть
желание
и возможность
поддержать
редакцию журнала
«Нескучный сад»
и сайта
«Милосердие.ru» —
пожертвование
можно сделать по этой квитанции
АНО «Издательский центр «Нескучный сад»
к/с 30101810300000000600
БИК 044525600 ИНН 7706541910 КПП 770601001
Октябрьский фл ОАО «МИнБ», г. Москва
Расчетный счет
Корреспондентский счет
Вид платежа
Плательщик
Пожертвование на уставную деятельность
Дата Сумма
Идентификационный номер
Ф И О, адрес, телефон плательщика
получатель платежа
наименование банка
р/с 40703810900100002799
АНО «Издательский центр «Нескучный сад»
к/с 30101810300000000600
БИК 044525600 ИНН 7706541910 КПП 770601001
Октябрьский фл ОАО «МИнБ», г. Москва
Расчетный счет
Корреспондентский счет
Вид платежа
Плательщик
Пожертвование на уставную деятельность
Дата Сумма
Идентификационный номер
Ф И О, адрес, телефон плательщика
получатель платежа
наименование банка
р/с 40703810900100002799
Кассир
КВИТАНЦИЯ
Кассир
Редакция журнала «Нескучный сад» благодарит
всех,кто помогает нам выживать в тяжелое время
финансового кризиса.
Мы молимся о наших жертвователях,которые пе-
речислили деньги в декабре:
Марине,Сергее,Надежде и Викторе,Екатерине,
Регине,Анатолии,Павле,Антоне,Юлии,Андрее,
Евгении,Веронике,Николае,Наталье
Все ли можно простить
— Как я могу сказать, что простил,
если обида не уходит, а обманывать я не
хочу!
Этот диалог из жизни обозначает яв-
ный конфликт понятий: прощение «тя
опечалившим» Церковь считает непре-
менным условием для приступающих к
причастию. Но прощение — одна из са-
мых трудных задач духовной жизни, и
как к ней приступать, не причащаясь, то
есть не опираясь на Божию помощь, со-
вершенно непонятно. Этот конфликт
обостряется ежегодно перед Великим
постом, накануне Прощеного воскресе-
нья. «Прости меня, Христа ради» — «Бог
простит и я прощаю» — такова «формула
прощения» в христианском мире. Что
она означает: что в этот день мы обяза-
ны поменять сердце с каменного на пло-
тяное, забыть всю боль, которую мне
принесли другие? Или сделать вид, что и
боль-то была небольшая и вовсе я не
обижен? А если я —не могу? А как тогда
идти к Пасхе, когда рано или поздно при-
дется присоединяться к призыву «Про-
стим все Воскресением?». Отец Кон-
стантин Кобелев,настоятель храма в
Бутырской тюрьме,считает, что такую
задачу лучше решать поэтапно. И для на-
чала признать, что сразу простить дру-
гих не получается. Потом, смирившись
каждый в свою меру, сосредоточиться
на первой части пожелания — «Бог про-
стит», разобраться, что она означает?
И если удастся ее исполнить, переходить
ко второй — «и я прощаю». Здесь работы
на всю жизнь хватит.
С прощением связано немало ми-
фов: простить — значит забыть. Про-
стить —значит признать неправоту дру-
гого, то есть добиться справедливости.
Простить —значит проявить слабость и
позволить ущемить чувство обственно-
го достоинства: вот, я простил, а вдруг
теперь люди будут думать, что я всегда
буду виноват? По мнению психолога
Андрея Фомина,эти заблуждения
очень мешают разбираться с чувством
обиды. Чем достоинство отличается от
гордости, искреннее прощение от псев-
допрощения, как увидеть и высказать
свою обиду и как учиться прощать — чи-
тайте в Теме номера.
Тема номера
7
— Как ты можешь часто причащаться,
если не можешь меня простить?
Гравюра Рембрандта «Возвращение
блудного сына», 1636
8
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
— Прощеным это воскресенье назы-
вается не только потому, что после ве-
черни происходит чин прощения. Уже на
литургии утром в евангельском чтении
говорится о прощении: «...если вы буде-
те прощать людям согрешения их, то
простит и вам Отец ваш Небесный, а ес-
ли не будете прощать людям согрешения
их, то и Отец ваш не простит вам согре-
шений ваших» (Мф. 6: 14-15). Сам чин
прощения появляется впервые в рус-
ских обиходниках и соборных чиновни-
ках только в XVI веке. Возможно, его ос-
новой послужила практика Иорданского
монастыря, описанная в житии препо-
добной Марии Египетской, которое чи-
тается Великим постом. Но эта практика
была исключительной, потому что ни в
древних типиконах (уставах), ни в совре-
менном типиконе, ни в Триоди постной
(богослужебной книге поста) мы этого
чина не находим.
Вечерня Прощеного воскресенья —
это первая служба Великого поста, ведь
в Церкви день начинается с вечера. Ее
последование немногим отличается от
Тема номера Все ли можно простить
Прощеное воскресенье — не день разборок
В Прощеное воскресенье (в этом году оно будет 6 марта),
накануне Великого поста в храмах служится вечерня с чином
прощения. В этот день принято у всех знакомых просить
прощения и всех прощать. А если не получается от души —
надо через силу? Не ведет ли это к лицемерию,
формализму? О месте и смысле чина прощения в церковной
традиции, о том, как подготовиться к Прощеному
воскресенью, рассказывает иерей Николай ПЕТРОВ, клирик
храма Святого благоверного царевича Димитрия (Москва).
Рисунок Екатерины Митрофановой
9
вечерни среды или пятницы Сырной
седмицы, на которых уже делаются зем-
ные поклоны и читается молитва Ефре-
ма Сирина, — просто на них мало кому
удается прийти. Различий несколько: от-
крываются царские врата, меняются об-
лачения священников и убранство хра-
ма на черный и звучит великопостный
«великий прокимен»: «Не отврати лица
Твоего от отрока Твоего, яко скорблю...»,
выражающий, по слову протоиерея
Александра Шмемана, главное настрое-
ние первых дней Поста — светлую пе-
чаль: «таинственную смесь отчаянья и
надежды, тьмы и света» для человека,
слабого отрока, безвольного раба, стре-
мящегося в Царство Божие, но ощущаю-
щего себя изгнанным из него.Светлая
печаль — потому, что одновременно с
осознанием греховности возникает и
покаяние как путь к возрождению, об-
новлению души. Не случайно в одном из
песнопений Триоди постной пост срав-
нивается с весной — «возсия весна по-
стная». Только в начале весны бывает
такой холодный свет, такой прозрачный
воздух, и мне кажется, он очень соот-
ветствует духовному переживанию на-
чала Поста — чистоте, трезвенности,
что передается всем богослужебным
строем Поста — тихие строгие распевы,
темные облачения, мерные поклоны.
Весна — это обновление жизни, обнов-
ление духа, но «весна душам» начинает-
ся прикровенно в самой глубине, как и
в природе ранняя весна, которая насту-
пает в это время: зримых изменений
вроде нет, но уже день стал длиннее, и
тьма отступает. Вечерня Прощеного воскресенья от-
крывает время, когда каждый может по-
чувствовать себя немного монахом: начи-
наются длинные службы, земные
поклоны, постная пища, чтение святооте-
ческих поучений. И сам чин прощения, ко-
торый миряне совершают на богослуже-
нии раз в год, в монастырях принято
совершать ежедневно на повечерии. На-
чать новый день нужно с чистой совестью.
Так же и начать Великий пост — очистив
свою душу от груза обид, непонимания,
размолвок с другими, чтобы можно было
спокойно сосредоточиться на себе, сво-
их отношениях с Богом, по слову Христа:
«Когда ты идешь с соперником своим к
начальству, то на дороге постарайся ос-
вободиться от него, чтобы он не привел
тебя к судье, а судья не отдал тебя истяза-
телю, а истязатель не вверг тебя в темни-
цу» (Лк. 12: 58).
После вечерни на-
стоятель храма обра-
щается к народу со сло-
вом, в конце которого
первый просит проще-
ния. Здесь в каждом
храме могут быть свои
традиции, но, как пра-
вило, священство хра-
ма выходит с крестами,
и прихожане поочеред-
но подходят сначала к ним, а потом друг
ко другу со словами «Простите меня» и
ответом «Бог простит, и я прощаю». Хор в
это время поет обычно песнопения под-
готовительных дней к Великому посту,
такие, как «Покаяния отверзи ми двери»,
а в некоторых храмах и Пасхальные сти-
хиры, как бы указывая ту цель, к которой
мы начинаем путь. И даже если вы никого на приходе не
знаете, все равно очень важно сходить
на эту службу, чтобы почувствовать ат-
мосферу наступающего Великого поста
и начать свое покаяние просьбой про-
щения у священника.
Чин прощения повторяется Великим
постом еще несколько раз: первые че-
тыре дня первой седмицы, когда читает-
ся канон Андрея Критского, но не цели-
ком, когда все просят прощения друг у
друга, а кратко — настоятель храма в
конце службы говорит: простите меня,
отцы и братья, и делает земной поклон,
на который верующие также отвечают
земным поклоном. И еще раз в более
полном варианте чин прощения повто-
ряется в Великую среду перед послед-
ней этим Постом Литургией Преждеос-
вященных Даров — перед наступающим
Великим четвергом, Тайной вечерей и
страстными событиями Великой пятни-
цы. Об этом говорится в Постной триоди.
Его смысл — также отложить все свои
«земные попечения» и достойно подго-
товиться к службам, на которых мы бу-
дем проживать самые страшные и важ-
ные события истории мира. Не раз мне приходилось слышать:
разве в один день можно все всем про-
стить или за все у всех попросить про-
щения? Не думаю, что здесь идет речь о
прощении как о каком-то однократном
вдруг принятом решении. Но главным в
этот день должен стать вопрос: неуже-
ли я желаю кому-то погибели и наказа-
ния Божия — или, несмотря ни на что,
желаю ему спасения и вечной жизни,
хочу, чтобы Бог его простил, помило-
вал, несмотря на мои с ним, может
быть, разногласия, может быть, зло, ко-
торое он мне сделал? И если я ему спа-
сения не желаю, могу ли идти к Пасхе,
когда, как говорит святитель Иоанн
Златоуст в своем слове: «...все войдите
в радость Господа своего! И первые, и
последние, примите награду; богатые и
бедные, друг с другом ликуйте; воз-
держные и беспечные, равно почтите
этот день; постившиеся и непостившие-
ся, возвеселитесь ныне!» А на выясне-
ние отношений, попытки понять друго-
го, его поступка иногда уходит вся
жизнь. Конечно, в этот день мы должны в пер-
вую очередь спросить себя: кому я сам
причинил боль, вольно и невольно? С кем
у меня немирные отношения и что я могу
сделать для изменения этого? И в первую
очередь просить от сердца прощения у на-
ших близких. В храме, всем вместе, это
сделать проще. Проще просить прощения
и простить. Эту возможность, которой
нельзя пренебречь, и дает нам Церковь в
Прощеное воскресенье.
Подготовила Ирина ЛУХМАНОВА
В Прощеное воскресенье мы должны
спросить себя: желаю ли я своему
обидчику спасения? Хочу, чтобы Бог его
простил, несмотря на зло, которое он
мне сделал и не понимает этого,
не чувствует мою боль? Или — не желаю?
Иерей Николай ПЕТРОВ родился в 1976 году
в Москве. В 1999 году окончил МАТИ, в 2000 м —
ПСТГУ. Клирик храма Бл. цар. Димитрия. Препо*
даваталь духовных основ милосердия в Свято*Димитриев*
ском училище сестер милосердия, преподаватель ОПК
в Свято*Димитриевской гимназии. НС:
10
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Каждая литургия — последняя
— Человек может обижаться на
близких людей, быть с кем-то в слож-
ных отношениях, иметь недоброжела-
телей, обидчиков, но у него могут быть
и враги —те, кто причинил вред, по-
рой невосполнимый, сознательно. Как
простить своего врага?С чего начать? — У заключенных очень мало време-
ни на то, чтобы осознать, кто истинный
враг, а кто ложный, простить своих обид-
чиков, отойти от мысли о мести и прими-
риться с Богом. Время литургии в хра-
ме — один-два часа, и неизвестно,
когда они в следующий раз попадут на
службу и на исповедь. Фактически у нас
даже нет богослужебного круга. Мы, ко-
нечно, празднуем некоторые праздни-
ки, но заключенные не могут жить в кру-
гу церковных праздников, у них нет
возможности ходить в храм по своему
Тема номера Все ли можно простить
Формула прощения
Митрополит Антоний Сурожский писал, что для того, чтобы
простить серьезные вещи — предательство, убийство, —
иногда требуется вся жизнь. А Церковь призывает прощать
своих обидчиков перед каждым причастием. По мнению
иерея Константина КОБЕЛЕВА, настоятеля храма Покрова
Божией Матери в Бутырской тюрьме, учиться прощать нужно
поэтапно. Текст: Екатерина СТЕПАНОВА
Рисунок Петра Захарова
11
желанию. Поэтому здесь все должно
быть теперь и сразу: как говорится, и
смерть, и воскресение, и Пасха, и все
двунадесятые праздники. Каждая литур-
гия в Бутырке, возможно, последняя в
жизни. Даже есть такая традиция: в кон-
це службы, перед прощанием и целова-
нием креста, заключенные целуются со
священником как на Пасху. И тюремный
священник за очень короткий срок дол-
жен потребовать от них «по максимуму»:
осознать свой грех, покаяться в нем и
отказаться от мести.
Поэтому «формула прощения» у нас
проста: даже не переставая считать ко-
го-то своим врагом, можно отдать его в
руки Божии. И я так объясняю это заклю-
ченным: если мстить будешь ты, тогда
Бог не будет ничего делать. Он скажет:
«Ты разбираешься с ним сам — ну и раз-
бирайся своими средствами». А много
ли может человек? В крайнем случае, он
может убить. Но это максимум. А вот Бог,
если Он будет наказывать, сделает это
совсем иначе. Господь может, например,
остановить преступника, чтобы тот боль-
ше не повторял своих злодеяний, или
привести его житейскими обстоятельст-
вами к тому, чтобы он понял свою вину, и
это может быть гораздо большим, чем
просто кого-то «ликвидировать». Я гово-
рю заключенным, чтобы они отошли в
сторону, предоставили Богу наказывать
обидчиков. Кстати, не нужно бояться
слова «наказание» — оно происходит от
слова «наказ», «сказ». Когда Бог наказы-
вает — это значит, что он человеку как
бы хочет дать какую-то информацию,
учит, вразумляет. Мы понимаем «нака-
зать» как «покарать», но на самом деле
слово «наказать» не содержит в себе та-
кого трагического значения. Наказания
мы вполне можем просить у Бога для ко-
го угодно и даже для себя самого. А уж
Господь, когда будет разбираться, сдела-
ет так, что всем будет хорошо. В конце
концов, и обидчику тоже. Отдавать в ру-
ки Божии — это, мне кажется, вполне
духовное действие — просить вразумле-
ния для данного человека от Бога, когда
мы видим, что мы сами его не можем
вразумить.
Попробуй полюби занозу
— Но даже помолившись и отдав
обидчика Богу, трудно заставить се-
бя забыть о нем и об обиде.
— Раз уже отдал в руки Божии — чего
ты будешь дальше думать о нем? Чем бы-
стрее ты сможешь о нем забыть и отвлечь-
ся, тем быстрее, возможно, придет и ис-
тинное прощение. Потому что если
какой-то человек для вас стал раздражи-
телем, как заноза: вонзилась в руку и бо-
лит, пока ее не вытащишь — не отойдешь
в сторону от обидчика, — то попробуй по-
люби эту занозу — а ведь она доставляет
тебе постоянную боль. Так что первый
этап — отдав наказание в руки Божии, от-
ключиться от ситуации и перестать думать
об обидчике. И это будет то же самое, что
вынуть занозу. Ведь когда вытаскиваешь
занозу, уже не думаешь, где она лежит и
как поживает. Второй этап — когда ситуа-
ция уже не вызывает гнева, не раздража-
ет, когда ты с ней смирился, то можно по-
интересоваться, где же этот мой враг, что
там с ним, может, ему помочь как-то. Ведь
высшая степень отношения к врагам —
делать им добро. Потому что, делая добро
обидчику, мы собираем на его голову го-
рящие угли Божьего гнева. Но это опять
же хорошо, потому что гнев Божий — это
совсем не то что наш гнев. Господь милос-
тив, Господь плохого, вредного для спасе-
ния никому не сделает. Я бы так объяснил
прощение: это если мы перестали оби-
жаться на данного человека и делаем ему
что-то хорошее. Но тому человеку это мо-
жет быть очень больно, потому что он мо-
жет вспомнить: ой, мне он помог, а я его
обидел. И вот здесь может действительно
утихнуть зло и прийти раскаяние. А если
мы будем делать только злое или просто
злиться, он будет ощущать зло и оправды-
ваться. А если он нам делает зло, а мы ему
делаем добро, мы у человека уже отнима-
ем возможность себя оправдать. И каж-
дый раз, не отвечая злом на зло, мы все-
таки повышаем вероятность того, что
человек может раскаяться.
— А если кто-то просит прощения,
а у человека все кипит внутри. Как по-
ступить честно?
— Наша Церковь давно выработала
правильные формы — в таких случаях
мы говорим: «Бог простит». Не важно,
прощаю ли я. Хотя некоторые добавляют
«и я прощаю» — но этого можно и не го-
ворить, потому что кто мы такие, чтобы
прощать? Мы же не можем действитель-
но человека простить. То есть самое
высшее, что возможно человеку на пути
к прощению, —когда он действительно
искренне желает, чтобы его врага, или
обидчика, или недоброжелателя Бог
простил. — А как убедиться в том, что ты
простил искренне? Как не остаться в
самообмане?
— Честно говоря, я считаю, что мы во-
обще не можем простить искренне и до
конца... Я считаю, что мы плохо умеем
прощать. Как говорил святитель Игнатий
Брянчанинов, все мы находимся в преле-
сти. Наверно, бывают и исключения: если
ты подружился со своим обидчиком, стал
ему соработником, не поминаешь ста-
рое — в этом случае можно сказать, что
обида искренне прощена. Но чаще всего
это невозможно. И даже не надо этим де-
лом заниматься и мучиться, страдать
этим. Самое лучшее — просто отойти. На-
сильно мил не будешь, и свою душу тоже
нельзя насиловать — заставить кого-то
полюбить. Среди православных людей
тоже не всегда складывается психологи-
ческая совместимость по каким-то впол-
не объективным причинам, хотя оба хо-
рошие люди. Необязательно дружить с
человеком, с которым дружить не получа-
ется. Вообще, как говорили святые отцы,
к себе нужно относиться, как к ослику. Ос-
лик хорошее животное, где-то выносли-
вее лошади, но порой упрямится и его не
переубедишь — только хуже будет. Так и к
себе нужно относиться — уговаривать се-
бя в чем-то то поры до времени, но чрез-
мерное насилие над собой может сыг-
рать и плохую роль. Сказано: возлюби
ближнего, как самого себя. Себя тоже
нужно любить. Любить себя — это значит
заботиться о своем собственном спасе-
нии и понимать свои границы. Не все нам
доступно. Поэтому не следует бояться
быть ограниченным в каких-то рамках.
Здесь, конечно, хорошо советоваться с
Иерей Константин КОБЕЛЕВ родился в 1957 году в Москве. Закон*
чил биологический факультет Московского Государственного уни*
верситета (МГУ), Московскую духовную семинарию. Настоятель
храма Покрова Божией Матери в Бутырской тюрьме. Член епархиальной
комиссии по социальной деятельности в местах лишения свободы города
Москвы под председательством епископа Дмитровского Александра. НС:
Тема номера
Все ли можно простить
духовником и делать как он скажет — мо-
жет быть, вы задумали хорошее дело, но
оно вам не по зубам. Я это рассказываю,
потому что кто-нибудь может начать
умышленно выискивать своих старых
врагов, чтобы с ними подружиться, чтобы
проверить, полностью ли я их простил или
не полностью? Эдак можно в гордость
впасть. Считайте лучше, что не полностью
простили.
Гневаясь, не согрешайте
— Как прощение сочетается с
праведным гневом? — Чувство гнева для нас естествен-
но. Гнев дан человеку для того, чтобы с
помощью этого чувства бороться с бе-
совскими искушениями. Гнев — это пол-
ное отрицание чего-либо, он дан чело-
веку как щит, направлять его надо
против врагов нашего спасения, и в пер-
вую очередь против врагов невидимых.
Но «гневаясь, не прегрешайте» — гово-
рят святые отцы о том, что иногда мы
применяем гнев против людей. Мы
должны гневаться только на грех, нена-
видеть грех, но жалеть грешника, даже
если он преступник.
Отец Глеб Каледа говорил, что есть
грех, который является преступлением,
и есть грех, который не является пре-
ступлением, также есть и преступление,
которое не является грехом. Понятия
греха и преступления полностью не со-
впадают. Взять хотя бы наших новомуче-
ников: с точки зрения советской власти
они были преступниками — а для нас
они святые. И наоборот. Женщина со-
вершает аборт: с точки зрения общества
все нормально, а с точки зрения Бога
это — страшное дело, убийство. Отец
Глеб, например, вообще не рассматри-
вал человека как преступника, потому
что для тюремного священника все эти
люди не преступники, для него они каю-
щиеся грешники, которые находятся на
разных стадиях покаяния. И задача свя-
щенника в том, чтобы помочь человеку
найти в себе силы подниматься от сту-
пеньки к ступеньке. — Когда общество требует введе-
ния смертной казни, значит ли это,
что оно отказывает в прощении пре-
ступникам? — Лишать человека жизни — это зна-
чит лишать его примирения с людьми и с
Богом. Как говорил отец Глеб Каледа, «мы
расстреливаем не того человека, которо-
го приговаривали»; и в их числе было мно-
го людей озлобленных, которые уходили,
считая общество виноватым перед ними.
Не говоря уже про такие известные слу-
чаи, как, например, с маньяком Чикатило.
Пока его ловили — расстреляли несколь-
ко невиновных людей. Их приговаривали
к смертной казни, а Чикатило объявлялся
снова. Так было шесть раз. Общаясь с по-
жизненно заключенными, я вижу, что в
основном это люди не умершие духовно.
Жизнь, которая им оставлена, — остав-
лена им не зря. Дико даже подумать, что-
бы кого-то из них расстрелять. Пожизнен-
но заключенные и так живут не очень
долго — пять-восемь лет. Тяжесть грехов
гнетет человека, и его жизнь довольно
скоро кончается. А если такой, действи-
тельно виноватый, человек долго живет
после вынесения приговора, это о чем-то
говорит, это тоже свидетельство того, что
его жизнь приобрела новый верный
смысл, — как же такого «нового» челове-
ка расстреливать? Может быть, он раска-
ялся и прощен Богом? В тюрьме жизнь че-
ловека, пришедшего к вере, вообще
сильно меняется. Я часто вижу, что заклю-
ченные, которые проявляют усердие к ве-
ре, выходят досрочно на свободу. Господь
принимает их труды и прощает их грех.
Только, к сожалению, общество простить
их уже не в состоянии. Выйдя на свободу,
бывшим заключенным бывает трудно
найти себе работу, как-то устроиться в
жизни — это способствует их озлобле-
нию. А зло порождает зло.
— Почему прощать так трудно?
— Прощать трудно по нашей гордос-
ти. А борьбе с гордостью нет предела, это
работа на всю жизнь. Но в первую оче-
редь простить надо самого себя. Нам
сказано Богом — люби ближних, как са-
мого себя, а это значит, что себя тоже на-
до простить. Не судить не только других,
но и себя не судить, не пытаться прикле-
ить ярлык: вот я хороший или я плохой.
Просто иметь перспективу, понимать, что
самое главное — смириться. Не с гре-
хом, а принять себя, осознать, как мы не-
совершенны. Представьте подсвечник:
посмотришь на него сбоку — одна свеч-
ка выше, другая ниже, а посмотри на не-
го сверху — все, чего ты там достиг в
жизни, долго ли ты горел, много ли ты там
насветил или мало, — разницы для Бога
в этом нет. Горел ты и горел, стремился к
Богу — значит, Господь тебя простит и
возьмет к Себе. Иногда поднимают та-
кой вопрос: кто будет спасен? Есть такое
мнение, что все, кто хотят, все попадут в
рай. Но, конечно, надо не просто сказать
«я хочу», это нужно показать своей жиз-
нью. И всегда, в самых тяжких своих слу-
чаях мы должны помнить о Христе, кото-
рый, безвинный, с Креста молился:
«...Отче! прости им, ибо не ведают, что
творят» (Лк. 23: 34). 12
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Крестный ход вокруг храма в Бутырской тюрьме (на фото слева о. Константин Кобе-
лев). О.Константин: «В тюрьме жизнь человека, пришедшего к Богу, сильно меняет-
ся. Я часто вижу, как заключенные, пришедшие к вере, выходят досрочно на свобо-
ду. Господь принимает их покаяние и прощает грех. Только, к сожалению, общество
простить их не в состоянии»
Фото Екатерины Степановой
У ссе
ев
ве
ер
ро
оа
ам
ме
ер
ри
ик
ка
ан
нс
ск
ки
их
х и
ин
нд
де
ей
йц
це
ев
в
да-
же за мелкую кражу нужно было просить
прощения. В древности чаще всего про-
цедура примирения проходила не между
отдельными людьми, а между целыми се-
мьями, поскольку первичной была не от-
дельная личность, а род. Обряд примире-
ния происходил так: индейцы садились
под деревом, которое называли «деревом
мира», старейшина передавал повздорив-
шим людям трубку с табаком— ту самую
«трубку мира». Трубка переходила из рук в
руки, и каждый включенный в круг должен
был сделать затяжку. Нарушившего мир-
ный договор ждала кара богов, то есть
вершить наказание отводилось высшим
силам, а не простым смертным.
У племен мма
ао
ор
ри
и
в Новой Зеландии
за украденную у соседа козу вор должен
был подарить две лучших овцы или козы
из своего хозяйства. Далее провинив-
шийся член общины вызывался на «круг»
вместе с потерпевшим, где в процессе
обсуждения шел поиск возможностей
восстановления мира. У маорийцев та-
кой путь примирения сохранился до на-
ших дней. Сегодня на «примирительную»
конференцию собираются потерпев-
ший, преступник со своими родственни-
ками и представитель полиции. И имен-
но родня преступника выносит ему
приговор. На ССе
ев
ве
ер
рн
но
ом
м К
Ка
ав
вк
ка
аз
зе
е
не только
кражи домашнего скота и подобные
«мелкие» преступления человечество
пыталось решать в «узком кругу» мир-
ным способом. Причины ссор, по ны-
нешним меркам, могли быть самыми
серьезными: например, вражда, убий-
ство. Так, в Дагестане в XIX веке прими-
рение между враждующими семьями
сопровождалось уплатой выкупа по-
страдавшей стороне. Так, в Андийском
округе Дагестана преступник, совер-
шив убийство, должен был выплатить
«дият» — довольно большую денежную
сумму, попросить прощения за совер-
шенное, оплатить стоимость савана для
покойного, а также заколоть лучшего
быка из своего стада для поминальной
трапезы. У горных народов Кавказа ча-
ще всего деньги заменялись «нату-
рой» — скотом, земельным участком,
оружием и медной утварью. Если пре-
ступник был зажиточным человеком, то
помимо извинений он должен был при-
нести в дар все свое имущество. Интересно, что обряд примирения на
Северном Кавказе мог произойти толь-
ко через год после кражи, убийства, по-
хищения невесты, оскорбления чести до-
рогого гостя и т. д. А все это время
провинившийся должен был находиться
вдали от родного дома, испытывая муки
совести и стыда. По прошествии года
обе враждующие стороны собирались в
доме пострадавшего и выстраивались
друг против друга. Рукопожатиями обме-
нивались сначала старшие из родов, за-
тем остальные члены семей по старшин-
ству. Если хотя бы один мальчик не
подавал руки, примирение не могло со-
стояться. Но если семьи примирялись,
устраивалось обильное угощение. Были
и совершенно поразительные модели
заключения мира: так, горцы брали на
воспитание ребенка из семьи преступ-
ника и воспитывали его до пятнадцати-
летнего возраста. Потом ребенка воз-
вращали, и это означало прекращение
вражды и полное примирение.
Текст: Анна КОБЯШОВА
13
Прощение как способ
восстановления отношений
между людьми, было актуально
еще в дохристианские
времена —традиции
примирения существовали
у разных народов: например,
у маори, аборигенов
Австралии, индейцев Канады,
но самые поразительные —
на Северном Кавказе, вопреки
распространенным
представлениям лишь
о «кровной мести».
Трубка мира в узком кругу
Рисунок Петра Захарова
14
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Прощение как лекарство
— Я работал в Южной Осетии через
две недели после военных действий с
Грузией, с людьми, пережившими бом-
бежку и плен. Все они были объединены
чувством ненависти к грузинам. Даже в
Церкви, если и не высказывалось явно-
го гнева, отношение к Грузии как к врагу
было явным. Но поскольку открытая
конфронтация закончилась и вовне эту
ненависть проявлять было уже невоз-
можно, она начинала разъедать людей
изнутри, постепенно сменяясь депрес-
сией или рикошетом отражаясь на отно-
шениях друг с другом. Я видел, какие
конфликты начинаются в осетинских се-
мьях. И когда я попытался сказать осети-
противостояния злу
Первым обиженным человеком в истории был Каин.
Повод для этого он имел серьезный — Бог почему-то
не принял его жертву. Получается, Бог обидел Каина? В чем корень обиды, как она развивается и как с ней
справиться, а значит —научиться прощать?
Размышляет старший преподаватель Высшей школы
психологии (Москва) Андрей ФОМИН.
Тема номера Все ли можно простить
Прощение — главная
форма
15
нам о прощении, то был поражен жест-
костью сопротивления, с каким было
встречено мое предложение. Казалось,
прощение невозможно. Но по мере того
как вспоминались дни осады, люди, ко-
торые были в Цхинвали, говорили, что
там произошло чудо: при четырех днях
постоянных бомбежек погибло относи-
тельно мало людей в сравнении с тем,
сколько могло быть жертв при таком об-
стреле. Люди молились.Героически по-
вело себя священство. Никто из южно-
осетинских пастырей не уехал из
обстреливаемого Цхинвали. Они орга-
низовали духовное стояние, и люди чув-
ствовали, что находятся под покровом
свыше. И когда осетины стали говорить
о благодарности Богу, когда они осозна-
ли, что Бог их защитил, стало возможно
говорить о том — а что они могут сде-
лать в ответ? И мы стали говорить о про-
щении. Вдруг вспомнились случаи, когда
и с грузинской стороны находились те,
кто по-человечески себя повел, с со-
страданием и милосердием,—и случаи
самоотверженного,мужественного по-
ведения отдельных офицеров, солдат с
грузинской стороны. И хотя между собой
в Осетииоб этом старались не говорить,
мне об этом стали рассказывать.
На этом примере видно, что проще-
ние — главная форма противостояния
злу, которое живет в человеке и разруша-
ет его. В христианстве тема зла связана с
первородным грехом — когда человек
возжелал присвоить себе право, которое
было только у Бога, решать, что есть доб-
ро и что зло. Из этого вытекают все ос-
тальные следствия, которые и лежат в
основе того, что есть обида, зло и проще-
ние. Почему так страшно решать, что та-
кое хорошо и что такое плохо? Адаму для
этого надо было отказаться от безуслов-
ного принятия справедливости и изна-
чальной благости того мира — рая, в ко-
тором он находился. То есть взять на себя
право судьи, ввести свою систему оце-
нок, где в центре стоит свое собственное
мнение. Я сам — хозяин своей судьбы.
Я сам — бог. Но как только человек начи-
нает рассматривать себя как творца, он
начинает мыслить с очень простых пози-
ций: добро — то, что мне доставляет удо-
вольствие, что мне полезно. А то, что для
меня неприятно, дискомфортно — это
зло. Нарушение собственной системы
ценностей воспринимается им как нане-
сение ущерба и вызывает эмоциональ-
ную реакцию — обиду. Вы представляете, как фарисеи были
обижены на Христа, когда Он говорил им
притчу о виноградарях. Ведь людям, кото-
рые считали себя самыми верными хра-
нителями отцовских преданий, было за-
явлено, что они — просто зарвавшиеся
работники, которые присвоили себе то,
что им не принадлежит. Фарисеям вооб-
ще часто приходилось обижаться на Хри-
ста: и шаббат нарушил, и в неположенное
время исцелил сухорукого, и с мытарями
и блудницами вкушал пищу, предания
старцев не соблюдал и много чего еще, —
и всегда ими владело чувство попран-
ной справедливости. И ради того чтобы
эти правила сохранить, они отдали Сына
Божьего на распятие, потому что с их точ-
ки зрения это было справедливо. За что Каин обиделся на Авеля
Один из корней слова «простить» —
«просто». Когда мы прощаем, нам стано-
вится жить просто. В этом состоянии от-
сутствует двойное дно —обида как не-
кий внутренний, часто безсознательный
мир, который находится в состоянии по-
стоянного конфликта. После грехопаде-
ния человек утратил простоту, цель-
ность, расщепился на «добро» и «зло»,
которых возжелал. А состояние расщеп-
ления — это постоянный конфликт, не-
мирность, вражда самого с собой, с дру-
гими, с Богом. Человек вместо некой це-
лостностной картины мира получил две
картины:один мир внешний, управляе-
мый законом Того,Кто его создал, дру-
гой мир —внутренний, управляемыйпо
законам плоти. В психологии именно
конфликты (неврозы, психозы) лежат в
основе личностных проблем. Первым в истории был конфликт Ка-
ина с Авелем. Каин был старшим сыном,
он наследовал дело отца, Адама, кото-
рому заповедано было возделывать
землю. Каин гордился своимпервород-
ством, тем,что может приносить жертву
Богу. По слову дьявола, искусившего че-
ловека соблазном «будете как боги», в
своей системе ценностей Каин им и стал
сам для себя, и теперь воспринимал
жертву Богу как возможность с Ним по-
делиться, уделить Богу некую часть от
«своего». Он был совершенно уверен,
что Бог должен принять его жертву. В то время как Авель понимал, что он
«не первый», никаких «прав» на наслед-
ство у него нет и все в его жизни зависит
от Господа. Поэтому Авель ничего не при-
сваивал себе и отдавал Богу лучшее.
В церковнославянском переводе (почти
точной копии с греческого и отличной от
русского) это звучит так. Когда Бог при-
нял жертву Авеля, а жертву Каина не
принял, «опечалися Каин зело, и ниспаде
лице его. И рече Господь Бог Каину: вскуе
прискорбен был еси» («почему ты опеча-
лился»); «вскуе ниспаде лице твое?» («по-
чему лицо твое поникло?»). «Егда аще
право принесл еси, право же не разде-
лил еси, не согрешил ли еси? Умолкни: к
тебе обращение его, но ты тем обладае-
ши» (см. Быт. 4: 5-8). Что Господь видит в
душе Каина? Исходную ошибку в отноше-
нии к Тому, Кому не нужны жертвы, пото-
му что Бог Сам — податель всего, но Ему
нужно правильное отношение, то есть
смирение Каина: «право же не разделил
еси». И дальше Бог говорит: «Умолкни: к
тебе обращение его, и ты тем обладае-
Андрей ФОМИН родился в 1962 году в Москве.
В 1986 году окончил МВТУ им. Баумана, в 1992*м —
Академическую школу профессиональной психо*
логии. Работал в области психофизиологии, психотера*
пии, психологической помощи. С 2000 года занимается
разработкой методик в христианской психотерапии. В ка*
честве психолога выезжал в Южную Осетию во время гру*
зино*осетинского конфликта (2008), работал с педагогами
и социальными работниками.
НС:
На илл.: Репин. Дуэль. Даже в таком жестком способе разрешения конфликта, как дуэль,—
«условленном бое между двумя лицами смертоносным оружием для удовлетворения пору-
ганной чести» — было место прощению. По правилам соперникам трижды предлагалось
примириться: зачинщик дуэли мог принести извинения, а его противник — простить обид-
чика. Такое нечасто, но случалось
Тема номера
Все ли можно простить
16
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
ши». Кому — «умолкни»? Бог говорит о
зле, которое родилось в душе Каина и на-
чало действовать. Каин огорчился,и ли-
цо его поникло, потому что он не ожидал,
что его жертву не примут, его гордость
ущемлена,и, как следствие, возникла
обида, злоба и желание мести. Бог пред-
упреждает его: «К тебе обращение его
[зла внутри тебя], но ты им обладаеши».
Во власти человека либо дать этому злу
выход, либо овладеть им. Что значит ов-
ладеть злом? Во-первых, взглянуть на
себя и увидеть: что мной движет? Бог, об-
ращаясь к Каину, предлагает ему разо-
браться, увидеть, что его главный грех —
гордость, сделавшая жертву нечистой.
Но Каин уже не слышит Бога, потому что
он «сам бог», он судит свои поступки соб-
ственным судом, а суд Божий не призна-
ет,отвергает. Во-вторых, овладеть злом,
не дать ему хода означает — простить
своего брата, который вдруг стал пер-
вым, несмотря на первородство Каина.
Но Каин уже видит в этом подвох со сто-
роны Авеля. Самосуд, который вынес Каин свое-
му брату Авелю, мы теперь выносим
«автоматически», априорно. Одним из
следствий разделения человека на «до-
бро» и «зло» стало расщепление всего
его состава: ума, чувств и воли. Сердце,
совесть могут нас осуждать, а ум —под-
бирать оправдания. Но недаром Гос-
подь призывает Каина посмотреть, что
происходит в его душе. История Каина и Авеля — история
развития греха, который лежит в основе
обиды. Она также говорит, почему про-
щение — это выполнение сразу двух
главных заповедей: любви к Богу и
ближнему —мы не можем без любви к
Богу, без принятия Его правил простить
ближнего. И мы не можем, сохранив
обиду на ближнего, говорить о том, что
мы любим Бога. «Кто говорит “я люблю
Бога”, а брата своего ненавидит, тот
лжец: ибо не любящий брата своего, ко-
торого видит, как может
любить Бога, Которого не
видит? И мы имеем от Не-
го такую заповедь, чтобы
любящий Бога любил и
брата своего» (1 Ин. 4: 20-
21).И поэтому тема про-
щения — ядро аскетики,
ведь пока сердце челове-
ка замутнено обидой, зло-
памятством, агрессией, бессмысленно
говорить о том, что человек может со-
единиться с Тем, Кто его создал. Бойтесь друзей Иова
Обижаясь, мы проявляем уязви-
мость, слабость, а признавать свою
слабость сложно. Легче сделать вид,
что прощаю.Кстати, один из мифов о
прощении: простить —значит забыть.
Но тем, кто хочет разобраться с обидой,
надо честно признать это чувство. Бе-
рите пример с Иова. В чем разница
между Иовом и его друзьями? В ис-
кренности. Иов, потеряв все, продол-
жал благодарить Бога, принимать Бо-
жий суд, хотя он и не был ему понятен.
Но когда трое его друзей, решивших
спасти его душу, стали убеждать Иова,
что он великий грешник и должен пока-
яться, Иов не вытерпел и разгневался,
обида выплеснулась, он стал высказы-
вать Богу свой ропот, потому что не ви-
дел за собой великих прегрешений. Он
не стал каяться «на всякий случай», ему
важна была правда в отношениях с Бо-
гом, и Бог ответил на честность Иова, а
друзей упрекнул: «...горит гнев Мой на
тебя и на двух друзей твоих за то, что вы
говорили о Мне не так верно, как раб
Мой Иов» (Иов. 42: 7). Друзья Иова вы-
ступили в роли благочестивых апологе-
тов мнимой праведности. Почему мни-
мой? Они не страдали так, как Иов, и
говорили от ума, а не от сердца. Пози-
ция друзей Иова — это позиция людей,
которые не сочувствовали, а осуждали.
Осудить — значит поставить свой суд
вместо суда Божьего. Осуждению мы привержены в ог-
ромной степени. Был такой страшный
эксперимент в одном из университетов
Америки: студентов-психологов произ-
вольно разделили на две группы —
«надзирателей» и «заключенных» — и
закрыли на неделю. «Надзиратели»
должны были поддерживать порядок.
Через три дня эксперимент был оста-
новлен, потому что начались пытки и из-
девательства. Участники эксперимен-
та — истеблишмент общества. И всего
за три дня эти бывшие друзья, приятели,
единомышленники разошлись по раз-
ные стороны баррикад! Одни стали на-
казывать других, вдруг увидев в них на-
рушителей, достойных наказания, а в
себе —людей, могущих судить о «добре»
и «зле». Легко осуждать вертухаев ГУЛАГа,
фашистов и т.д., которые творили зло, но
Один из мифов о прощении:
простить — значит забыть. Но тем,
кто хочет разобраться с обидой, надо
честно признать свое чувство. Берите
пример с Иова
РЕКЛАМА
17
кто нам дал хоть какие-то гарантии, что
мы сами не стали бы теми «надзирателя-
ми», окажись на их месте. Осуждение противоположно проще-
нию. Когда человек просит прошения, он
просит не суда, не того, чтобы полностью
разобрать ситуацию, и даже не того, что-
бы обнаружить чью-то правоту и чью-то
неправоту. Он признает, что принес
боль,и сожалеет об этом. И другой, про-
щая, понимает, что долги могут и остать-
ся, но он тоже не судит. Слова «Бог про-
стит» значат, что и я грешник, я тебе не
судья. В этом суть христианского проще-
ния. Не случайно Прощеное воскресе-
нье —это и воспоминание Адамова из-
гнания. А Адам —это кто? Все мы. Все в
Адаме согрешили, все грешники, все
нуждаемся в прощении. Как вынуть зеркало тролля?
Конечно, в отношениях Каина с Аве-
лем Каин был не прав, а Авель —без-
грешен. Сегодня почти невозможно
найти в каком-либо конфликте абсо-
лютно правого и абсолютно виноватого.
Семя Каина мы все несем в себе —эго-
изм, злость, мстительность. И обратную
его сторону —страх, агрессию, чувство
вины, а значит, и готовность на обиду.
Но когда мы говорим о своей обиде, мы
хотим, чтобы нас выслушал кто-то не-
осуждающий и сочувствующий, не похо-
жий на друзей Иова. Человеку важно
быть принятым таким, каков он есть, и,
если им владеет обида, сначала надо
разобраться, что ее вызвало, а не про-
сто говорить: «Обижаться нехорошо».
Такая безоценочность — единственное
условие того, что человек будет ощу-
щать себя безопасно и доверится тому,
кто стремится ему помочь, а не навя-
зать ему какую-то свою веру, идеологию
и т. п. Потому что за обидой часто стоит
перенесенное зло, ущерб, насилие, и
обида может возникать как защитная
реакция. И чем более похожа по сути си-
туация на первоначальную, сформиро-
вавшую реакцию обиды—защиты, тем
острее человек будет переживать это
чувство. Например, у человека жесткий
начальник и часто порицает его. Но у не-
го был жесткий властный отец, и реак-
ция на начальника накладывается на
реакцию на отца, усиливая первую, да-
же если человек умом понимает, что
просто начальник строгий. Но он уже
травмирован ситуацией с отцом и не
может не страдать, не обижаться. Вся
психология неврозов — это психология
защитных механизмов. Если личность
сформировалась в неблагоприятных ус-
ловиях, очень трудно выйти за рамки
выработанных в стрессовых условиях
форм поведения, мышления, реагиро-
вания, где человек во всем видит под-
тверждение своих страхов и обид. Зло
проникло в душу и «законсервирова-
лось» в виде защиты. Человек сформи-
ровал призму, с помощью которой те-
перь видит мир искаженным, как Кай
сквозь кривое зеркало тролля— это ге-
ниальная метафора Андерсена. Но
именно эта искаженность дает ему ус-
тойчивость. Почему обида так устойчи-
ва? В эмоции обиды очень много энер-
гии самосохранения. Но сохраняя то,
что есть, обида не дает развиваться
Убийство Авеля Каином. Гравюра Г. Доре.
Дьявол искусил в раю первых людей жела-
нием «быть как боги» — решать, что «хоро-
шо» и «плохо» своим судом. Каин, унасле-
довав первородный грех, решил, что Бог
обязан принять его жертву. Когда оказа-
лось не по его, он обиделся и разозлился.
Это привело Каина к убийству брата Тема номера
Все ли можно простить
18
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
дальше, парализует отношения с ми-
ром, людьми. Помочь в этой ситуации —
значит найти ресурсы, которые дадут
возможность жить дальше. Когда человек в безопасной обста-
новке начинает говорить о своих обидах,
то зло, которое находится в нем, имеет
шанс выйти наружу, он может себя от это-
го зла отделить, понять, что оно не тоталь-
но, что это только часть его жизни. И ког-
да некое травмирующее событие
восстановлено, он может сформировать
уже новое к нему отношение. Это может
стать первым шагом к прощению: напри-
мер, отпустить человека, который причи-
нил боль. Что значит отпустить — воспри-
нять другого не как некое внутреннее зло,
а как личность, у которой есть как поло-
жительные, так и отрицательные черты.
Почему большинство неврозов у людей
основано на детско-родительских отно-
шениях? Потому что родитель для ре-
бенка в детстве — самый значимый
персонаж, могущественный, идеаль-
ный. К нему предъявляются очень высо-
кие требования. Но на самом деле любой
родитель — это всего лишь человек, со
своими добродетелями и недостатками, в
его отношениях могли быть и любовь, и
эгоизм. И когда взрослый человек, кото-
рый понимает, что сам небезгрешный,
стал родителем, видит, как сложно им
быть, и вот так по-новому посмотрит на
своих родителей, — может возникнуть
понимание, восстановление отношений
с реальным, а не с идеальным родителем. Чем достоинство отличается от гордости?
Осознать свою вину, тем более по-
просить прощения часто мешает страх
потерять себя, свое достоинство, свои
ценности. Вопрос: что это за ценности?
Есть ощущение собственного достоин-
ства, где человек чувствует, что он не мо-
жет тот образ Божий, который есть в
нем, дать на попрание псам. Другое де-
ло — ценности эгоистические, модель
победителя, «удачника», который рож-
ден выигрывать всегда и во всем. Эта
ценность сегодня — движущая сила, и
все то, что ей противоречит, рассматри-
вается как угроза собственной самоо-
ценке, ощущению безопасности. Это тот
самоцен, который Феофан Затворник
по святоотеческой традиции называл
источником всех страстей. Пока мы дер-
жимся за идеальный образ собственно-
го «я», нам очень трудно и прощать, и
просить прощения. Чтобы научиться
прощать, надо разрушить миф о соб-
ственной праведности, абсолютности
собственных представлений.
Как проявляется самоцен в жизни?
Когда мы начинаем чувствовать некую
самоидентичность, понимаем, что мы
другие, нежели все окружающие, мы, в
силу поврежденности человеческой при-
роды, бессознательно склонны считать
себя лучше других. Свое собственное
мнение мы полагаем истинным, а все те
мнения, которые с ним не согласуются,
—ложными. И начинаем с этими чужими
мнениями бороться, явно или неявно,
потому что чужой взгляд начинаем вос-
принимать как некую агрессию против
себя, угрозу своей системе ценностей. Например, человек жил в семье, у
него сформировались определенные
семейные принципы, представления о
том, как должен вести себя муж, как
должна вести себя жена, как надо вос-
питывать детей, т. е. возникла система
правил. Она может быть либо положи-
тельной («я буду действовать так, как ве-
ли себя мои родители по отношению ко
мне»), либо отрицательной («я никогда
не позволю себе такого поведения, ко-
торое допускал мой отец или моя мать, я
во всем буду стараться быть не похожим
на них»). Семью создают два человека,
то есть сталкиваются две системы. И ко-
гда проходит состояние влюбленности,
которое по сути и есть выход из своей
системы, за пределы эгоистических ин-
тересов, начинаются самые большие в
жизни обиды и разочарования: как же
так, он меня обманул, представлялся та-
ким хорошим, а на самом деле он сов-
сем другой. Он меня предал! Обида здесь возникает как разру-
шение сложившейся в процессе жизни
человека системы идеальных отноше-
ний, которую он считал справедливой,
в которую верил, но тут произошло ве-
роломство, разрушение того, как каза-
лось, гармоничного мира, который слу-
жил основой его жизни. И то чувство
достоинства, на котором базирова-
лись ценности человека, терпит катас-
трофу, потому что основывалось оно не
на реалиях жизни, не на реальных ка-
чествах другого человека, а на соб-
ственных иллюзиях по поводу себя,
жизни и другого. На илл.: Киевская псалтырь. Иов и его друзья. В чем разница между Иовом и его дру-
зьями? В искренности. Он не стал каяться «на всякий случай», ему важна была прав-
да в отношениях с Богом
19
Самоуважение — все же больше
ветхозаветная категория. Ветхий и Но-
вый Завет — это как мертвая вода и
живая; Ветхий Завет дает структуру, си-
стему правил, а Новый Завет дает то,
что позволяет человеку подняться над
этой системой. Но одного без другого
быть не может, потому что любовь —
это не отвержение закона, а испол-
нение этого закона, не по форме, а по
сути. Прощение как прощание
Раньше, прощаясь, говорили не «до
свидания», а «прости меня Христа ра-
ди» и отвечали: «Бог простит, меня про-
сти Христа ради». Так было не только в
монашеской среде, но и среди мирян.
«Попрощаться» означало «попросить
друг у друга прощения»; сейчас такой
обычай сохранился у старообрядцев.
В чем была его суть: если мы общались,
то могли вольно или невольно друг дру-
га обидеть. Психологически это очень
верно, потому что прощать легче в са-
мом начале, когда эмоция обиды не
превратилась в мысль, не обросла де-
талями, фантазиями. Так же
как и в ответ на какое-то
действие против нас — сра-
зу задуматься: а я что де-
лал против других? Эмоция
обиды в этой ситуации, под-
рубленная на корню, осла-
бевает.
Тьма изгоняется светом,
зло изгоняется добротой, и,
если не получается про-
стить, позаботиться о чело-
веке, который причинил тебе зло, мож-
но позаботиться о ком-то другом.
Подготовила
Ирина ЛУХМАНОВА
Когда мы просим прощения, мы
просим не суда, не того, чтобы
разобрать ситуацию, не того, чтобы
подтвердить или опровергнуть
чью-то правоту, а признаем, что
принесли боль, и сожалеем о ней
На илл.: Иосиф открывается своим
братьям. Гравюра Г. Доре. Иосифа,
любимого сына Иакова, братья из
зависти продали разбойникам. Из-
за этого он пережил много горя. При
встрече с Иосифом братья раская-
лись, Иосиф их простил
РЕКЛАМА
Жизнь в Церкви
Братья и сестры
Тупиковая Рублевка
Самые высокие цены на землю, самые шикарные виллы, самые
известные люди — вот, пожалуй, все, что приходит сегодня на ум
при упоминании самого элитного шоссе Подмосковья. Гламур затмил
все. А жаль. Для православного человека здесь таятся настоящие
сокровища. И многие из них может увидеть каждый, кто, отбросив
предубеждения, захочет поинтересоваться, куда же все-таки ведет
Рублевка.
Вообще-то Рублево-Успенское шоссе
не ведет никуда. На тридцатом километре
упирается в очередной глухой забор — и
все, тупик. Да и на всей своей протяжен-
ности оно так щедро увешано кирпичами
и шлагбаумами, что неизбежно начина-
ешь ощущать какую-то бесперспектив-
ность движения по этой узкой дороге в
два ряда с непредсказуемыми пробками
на светофорах и жестким ограничением
скорости. Трудно поверить, что некогда
это была главная государственная дорога
«в собственное государево богомолье»,
то есть в Звенигород, в Саввино-Сторо-
жевский монастырь. Этот путь еще задол-
го до Петра I играл историческую роль «ок-
на в Европу». Великие московские
князья, начиная с Ивана Калиты, назы-
вали звенигородское направление глав-
ным после Москвы. Сегодня же по Руб-
левке не то что в Европу, даже в
Звенигород не проедешь. Это просто
«шоссе местного значения», единствен-
ная функция которого — соединять со
столицей дачи московской элиты. Тупик первый: аскетичная
роскошь белых стен
По сторонам — ни полей, ни лесов,
одни коттеджи. На одиннадцатом кило-
метре охватывает желание повернуть
обратно, и вот тут-то на дороге неожи-
данно вырастает роскошный храмовый
комплекс. Откуда? Еще год назад един-
ственная железнодорожная ветка, веду-
щая из Москвы на Рублевку, растворя-
лась здесь, в этом самом месте, на
пустыре Усова тупика. А теперь элек-
тричка почти упирается носом в новень-
кий ослепительно белый храм. Для кого
и когда было построено все это велико-
лепие? Может быть, наряду с госдачами
здесь начали возводить еще и госхра-
мы? Однако калитка открыта, отпугива-
ющей охраны нигде не видно. Осторож-
но заглядываю внутрь... И тут мое
материнское сердце тает: на ухоженном
дворе среди аккуратных посадок и бе-
лых построек пестреет яркая, веселая
детская площадка с качелями, горкой и
прочими радостями. Тот, кто водил детей
в церковь, знает, как это ценно — иметь
возможность вывести куда-то уставшего
на службе, расшалившегося малыша. Но
много ли найдется приходов, где эту за-
дачу пытаются как-то решить? Мой скеп-
сис вмиг улетучивается: хочется побли-
же познакомиться с этим приходом, где
21
Текст: Евгения ВЛАСОВА
Фото: Екатерина СТЕПАНОВА
Дунино, часовня Архангела Михаила и военный окоп на
берегу Москвы-реки, реконструированный следопытами.
В 41-м в этих местах проходила линия обороны
22
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
детей любят настолько, что не боятся ис-
портить стильный храмовый ансамбль
разноцветными каруселями.
В дальнейшем оказалось, что здесь
подумали не только о непоседливых де-
тях. Ко входу в церковь ведет пандус для
инвалидных колясок, внутри — гарде-
роб, комната матери и ребенка, вдоль
стен — стулья с высокими подлокотни-
ками для тех, кому тяжело долго стоять. Идет литургия. Оглядываюсь по сторо-
нам. Несмотря на свою внешнюю внуши-
тельность, внутри храм оказывается сов-
сем небольшим и каким-то необычным.
Низкий однорядный иконостас чуть выше
человеческого роста, высокие белые
своды, белый мрамор киотов с высечен-
ными цитатами из Псалтири, крестооб-
разные окошки во внутренних стенах —
все крайне сдержанно, но каждая деталь
неповторима. Почему-то больше всего
приковывают внимание лампады, напо-
минающие то ли капли, то ли глубокие
кубки. Затем замечаю, что и лампочки
паникадила имеют ту же форму. Этот храм
в стиле средневековой княжеской архи-
тектуры весь до малейших подробностей
выглядит как единое, цельное произве-
дение современного искусства. Среди прихожан большинство —с де-
тьми. Кстати, на детской площадке почти
никого нет, все дети с родителями — в
храме. Заинтересовавшись какой-то кни-
гой, пытаюсь ее купить. «Во время служ-
бы мы не торгуем», — отвечают мне за
свечным ящиком. Вот это дисциплина! — Кто же здесь настоятель? — инте-
ресуюсь я. — Отец Алексий Бабурин.
— Неужели тот самый, из Ромаш-
кова?
На православном приходе в Ромаш-
кове вот уже двадцать лет действует
клуб трезвости, возглавляемый прото-
иереем Алексием Бабуриным.
— Да, тот самый. Храм нового века
Усовский храм Спаса Нерукотворного
выстроили всего за один год. Причем ка-
чество от этого нисколько не пострадало. — Сейчас модны монолитно-бетон-
ные конструкции. Это и дешево, и быст-
ро. А у нас стены кирпичные, настоя-
щие,— отец Алексий Бабурин говорит о
своем новом приходе с любовью и гор-
достью. — Вы заметили, у нас тут все
уникально, от лампады до евхаристичес-
ких сосудов. Все сделано по индивиду-
альному проекту архимандрита Зенона.
И иконы многие его письма. А те, что в
киотах, писал другой известный иконо-
писец, отец Николай Чернышев, со сво-
ими учениками. В результате получился
совершенно неповторимый храм. А то
ведь сейчас многие иконописцы только
и делают что пишут копии. — Так ведь оно и понятно. Боятся на-
рушить канон, — почему-то начинаю оп-
равдываться я. — Ну а если всю жизнь всего боять-
ся, так никогда ничего и не создашь. Что
такое церковное искусство? Это пропо-
ведь, причем самая убедительная. Сло-
во девальвируется, современные люди
к слову мало восприимчивы. А искус-
ство — вот это сила. Оно воздействует
Жизнь в Церкви Братья и сестры
1
23
на подсознательном уровне. Человек и
не понял ничего, а просто пришел, уви-
дел истинную красоту, и постепенно его
умонастроение начало меняться, пово-
рачиваться в сторону Бога. А чтобы это
произошло, с людьми надо говорить со-
временным языком. Но — не ломая ка-
нона. А то ведь есть и другая крайность,
когда строят, совсем отрываясь от тра-
диции. Бетонные храмы, например. Ви-
дел я их в Европе — в Фатиме, в Лурде.
Ничего, кроме сожаления, такие соору-
жения не вызывают. Мы разговариваем прямо в храме, и
меня не покидает чувство восторга от
высоких белых сводов. — Расписывать стены не будете?
— Будем со временем.
— А не боитесь, что станет пестро,
потеряется простота и лаконичность?
— Продумаем роспись так, чтобы из-
бежать пестроты. Тут высота в кресте
больше 40 метров. Такие пространства
надо заполнять. Нижний храм можно ос-
тавить чисто белым. Там потолок низкий,
живопись может все подавить. Да, здесь есть еще и нижний храм
с баптистерием и тремя престолами.
А еще есть воскресная школа, библио-
тека, лекторий, мастерские, замеча-
тельный концертный зал и даже гос-
тиница. — Церковь всегда выполняла функ-
ции социального служения, благотвори-
тельности, просвещения. И здесь для
этого есть все условия. Наш комплекс в
этом смысле уникален, — говорит насто-
ятель. — У меня есть мечта — открыть
при храме пансион для клириков, ушед-
ших на покой и оставшихся без попече-
ния. Я по второму своему призванию
врач, мои знания могут пригодиться. — А что же будет теперь с вашей об-
щиной трезвенников? — спохватыва-
юсь я. — Справятся они без вас?
— А я их не бросаю. Раз в месяц со-
бираю всех общников на беседу здесь, в
Спас-Усовском духовно-просветитель-
ском центре. Теперь на Рублевке клуб
трезвости открываем. К слову сказать, от Ромашкова до
Усова расстояние всего 11 километров.
Тупик второй: резиденция
премьера
У храма в Усове могущественные по-
кровители. На закладке первого камня
и на освящении уже выстроенного хра-
ма присутствовал сам Путин. Дело в том,
что на противоположной стороне Рубле-
во-Успенского шоссе находится Ново-
Огарево, бывшее имение царской фа-
милии, теперь же — летняя резиденция
премьера. Если бы не это обстоятельст-
во, в Усове вряд ли появился бы такой
богатый храмовый комплекс. С 1882 года усовским имением вла-
дел великий князь Сергей Александро-
вич с супругой великой княгиней Ели-
заветой Федоровной. Сохранилась
запись в дневнике великого князя, сде-
ланная в марте 1898 года: «Люблю
ехать в Усово!.. Воздух чистый, пахнет
весной... Слава Богу быть здесь и от-
дохнуть! Господи помилуй!.. Читал же-
не — после обеда наверху начал читать
“Письма министра к отцу” Мещерского.
Зимнее уединение благотворно!.. Все
усиленно тает...»
1. Усово — конечная станция короткой железнодорож-
ной ветки, проложенной от Белорусского вокзала спе-
циально для партийной номенклатуры, имевшей дачи на
Рублевке
2. На этом приходе все продумано для того, чтобы детям
хотелось приходить сюда снова и снова
3. Почти напротив усовского храма находится бывшая
усадьба Романовых. Сегодня это резиденция премьер-
министра. С 1882 года имением владел великий князь
Сергей Александрович с супругой. В память об этом на-
против нового храма установлен памятник преподобно-
мученице великой княгине Елизавете Федоровне
4. Интерьер храма уникален. Все — от лампады до узо-
ра на полу — выдержано в едином стиле
2
3
4
24
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
В те времена в Усове была своя цер-
ковь во имя Нерукотворного Образа
Спасителя. На средства великого князя
храм был отреставрирован. С доходов от
имения существовала и церковно-при-
ходская школа.
Последний настоятель старой Спас-
ской церкви, протоиерей Константин
Махаев, был личностью замечательной.
Даже партийные деятели, не говоря уже
о сельских жителях, уважали его за му-
дрость и честность. Сохранилось дати-
рованное 1923 годом прошение прихо-
жан села Усова на имя патриарха
Тихона «благословить нашего отца ду-
ховного носить при богослужении мит-
ру, так как он пятьдесят лет безвыходно
прослужил при нашем беднейшем при-
ходе, своим трудом обрабатывал зем-
лю... всегда был и есть пример нам».
Прошение подписал и председатель
усовского сельского совета. Очевидно,
именно благодаря авторитету настояте-
ля храм не закрывали до самой его
смерти в 1932 году.
В советское время усадьбу облюбо-
вала партийная элита. Многие годы в
бывшем имении Романовых жил Хрущев.
При Горбачеве здесь была создана заго-
родная резиденция президента СССР.
Храм, оказавшийся на ее территории, пе-
реоборудовали под жилое помещение. Но на этом история не заканчивается.
В постсоветское время группа активных
усовских сельчан, прихожан Ромашкова,
решила вернуть церковь селу. Обрати-
лись за поддержкой к отцу Алексию Бабу-
рину, начали ходатайствовать по инстан-
циям. Поскольку церковь находилась на
территории президентских владений, об-
ращаться пришлось напрямую в админи-
страцию президента. Усилия оказались
не напрасными: в 1997 году отец Алек-
сий был назначен настоятелем в Ново-
Огарево.
— Там внутри ничто не напоминало
храм. Двухэтажный жилой дом, в алтаре
спальня, — говорит о. Алексий. — Я как
все это увидел, был готов хоть завтра от-
служить молебен и начать реконструк-
цию. Но тут грянул дефолт, и все наши
планы рухнули. Потом, уже при прези-
денте Путине, приходский совет снова
поставил вопрос о восстановлении хра-
ма. Путин обещал. И став премьером,
сдержал обещание, правда несколько
неожиданным образом: вместо старой
Спасской церкви, что сейчас находится
на территории его дачи, предложил вы-
строить храм рядом. И слава Богу! Тот
храм трудно было сделать общедоступ-
ным. Пришлось бы продумывать специ-
альные пути объезда президентской
территории. Да и все равно мы были бы
очень стеснены. А здесь вон какой ком-
плекс удалось построить.
— А что же теперь с той старой цер-
ковью?
— Она восстановлена. Действует
как домовый храм. С улицы в нее по-
пасть нельзя. Так новый усовский храм стал преем-
ником старой сельской церкви. Теперь
понятно, почему территорию комплекса
украшает памятник преподобномучени-
Жизнь в Церкви Братья и сестры
1. Дунино. Купальня на одном из источников. У местных
жителей есть традиция окунаться здесь на Крещение
2. Иверская икона Божией Матери в часовне Михаила
Архангела. С ней, как и со многим в Дунине, связана чу-
десная история. Один из местных благотворителей мо-
лился на Афоне перед Иверским образом о даровании
детей. Его молитва была услышана. В благодарность он
заказал список иконы для дунинского храма. Этот спи-
сок считается чудотворным, многие бездетные женщины
приезжают сюда молиться об исцелении от бесплодия 3. После литургии здесь же, в крошечном храме разме-
ром с небольшую комнату, прихожане собираются на
чаепитие. Все свои, всё по-домашнему 1
2
3
25
це великой княгине Елизавете Федоров-
не, а один из приделов освящен во имя
расстрелянного в Бутове новомученика
Сергия Махаева, сына последнего насто-
ятеля старого Спасского прихода. У Усо-
ва великие небесные покровители.
Тупик третий, окончательный и жизнеутверждающий
Самая большая ошибка, которую
можно сделать, путешествуя по Рублев-
ке, — это, добравшись до конца шоссе
и уткнувшись в шлагбаум, развернуться
и поехать обратно. Тот же, кто проявит
сугубую любознательность и свернет в
узкий проезд, будет вознагражден: че-
рез несколько сотен метров ему откро-
ется одно из самых тихих и уютных мест
на Москве-реке, деревня Дунино, а в
ней — уникальный Дом-музей М. При-
швина, где писатель последние восемь
лет жизни проводил каждое лето.
Когда-то здесь были мостки, брод,
паромная переправа, и тракт, пройдя
сквозь деревню, заканчивался на дру-
гом берегу, в Звенигороде. Сегодня пе-
реправы через реку нет, и прежняя госу-
дарева дорога теряется здесь, рядом с
музеем. Это уже совсем другая Рублев-
ка. Специалисты и старожилы утвержда-
ют, что Дунино — последняя типичная
русская деревня на Рублево-Успенском
шоссе. Куры, гуси, дворовые собаки, вот
только коров в последнее время никто
не держит. Но коттеджный бум пока еще
мало коснулся этих мест.
В нескольких шагах от музея, на бе-
регу красуется деревянная часовня Ми-
хаила Архангела. Несмотря на совсем
некстати возвышающиеся опоры высо-
РЕКЛАМА
26
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
ковольтной линии, пейзаж от часовни
открывается живописный: река, ивы,
поля... В подклете оборудован крошеч-
ный храм. Следит за часовней монахиня
Варвара. — Мать Варвара, почему здесь ча-
совня появилась?
— На том месте в войну дети погиб-
ли. Говорят, фашистский снайпер под-
стрелил. На том берегу ведь бои шли, ли-
ния обороны как раз по реке проходила.
— Чья же идея была храм построить?
— Пять лет назад решили так на де-
ревенском сходе. Тут многие еще по-
мнят войну, помнят, как дети погибли в
том овраге. Потом на этом месте разве-
ли помойку. А как новые постройки на-
чали наступать со всех сторон, народ ис-
пугался, что деревне конец пришел.
И родилась мысль — построить храм.
Решили, что с храмом Дунино выживет.
Устроили субботники, разобрали мусор.
Вся деревня участвовала. И цветы по-
том на этом месте все вместе сажали, и
памятник павшим односельчанам уста-
навливали.
— Это что же, пробуждение религи-
озного сознания?
— Я бы знаете как сказала: в народе
проснулся дух возрождения на краю
пропасти. И когда начались богослуже-
ния, тоже все приходили молиться. А слу-
Мать Варвара очень любит Музей
Пришвина, может рассказывать о
нем часами. Здесь все сохраняется в
том виде, каким было при жизни пи-
сателя (фото 1). Дом (фото 3) был по-
строен на рубеже XIX-XX веков. Это
классическая усадьба с лугом, липо-
вой и еловой аллеями и яблоневым
садом. Украшение дома — открытая
семигранная веранда, с которой от-
крывается живописный вид на окре-
стности. Михаил Пришвин (на фото 2)
купил усадьбу в 1946 году. После кон-
чины писателя в 1954 году старания-
ми его жены здесь был создан музей
Жизнь в Церкви Братья и сестры
1
2
3
27
жить начали задолго до того, как постро-
или храм. Раскидывали большую палат-
ку и служили. На Троицу устраивали кущи
из березок, и батюшка служил прямо
под открытым небом, кадил полям, ле-
сам, реке. И мы всей деревней моли-
лись — о том, чтобы коттеджи не погло-
тили наше Дунино, чтобы речку не
перегородили, чтобы берег не изуродо-
вали набережными. Это ж все реальная
угроза была! И батюшка молился тут же,
на одном пятачке с нами. Вот тут мы, а
тут батюшка, — мать Варвара показы-
вает расстояние не больше одного ша-
га. — Можно было прям во время служ-
бы попросить его о чем-то, например,
на проскомидии частичку вынуть за бо-
лящего. Мы были тогда, как первые
христиане, все вместе, все рядом. Ви-
дели, какой у нас в храме иконостас ни-
зенький? И храм сам маленький, так
что всю службу как будто вместе со свя-
щенником служишь. Мы привыкли так
молиться.
Мать Варвара много лет прожила в
Горненском монастыре в Иерусалиме.
Потом из-за болезни пришлось вернуть-
ся в Россию. Здесь она поправилась и
теперь выполняет функции помощника
старосты храма в деревне Аксиньино, к
которому приписана дунинская часов-
ня. Свое исцеление мать Варвара счи-
тает чудом.
Дунино вообще чудесное место во
всех отношениях. Еще Пришвин писал:
«Мой дом на Москве-реке — это чудо».
Вот и появление часовни тоже иначе как
чудом не назовешь. — Уж сколько трудностей пришлось
преодолевать! Я думала, не справим-
ся,— продолжает рассказ мать Варва-
ра. — Денег не было совсем, и откуда
брать — непонятно. А дальше произо-
шло вот что. На закладку первого камня
пригласили одну женщину, инженера-
строителя. У нее сын был безнадежно
болен, погибал совсем. А сама она не-
верующая была и на молебне стояла
просто из вежливости. Стояла и думала:
«Что я здесь делаю? У сына Миши день
рождения. Подарка нет, стол не на-
крыт...» А ей какую-то икону в руки дали.
Смотрит, написано «Михаил». Это икона
Архангела Михаила была. И тут ее вдруг
как будто пронзило что-то, и она начала
молиться: «Господи, я построю Тебе эту
церковь, безвозмездно построю, толь-
ко исцели моего Мишеньку!» И что вы
думаете? Она действительно возглави-
ла строительство. Храм построили, а
сын — выздоровел, женился, у него ро-
дилась дочка. Привозил ее к нам крес-
тить, да и сам вместе с ней крестился.
Вот так вот,— торжествующе заканчи-
вает мать Варвара, и лицо ее озаряется
улыбкой абсолютно счастливого чело-
века. Она-то знает, что обыденная
жизнь полна чудес, надо только на-
учиться их видеть. Покидая Дунино, я бросаю последний
взгляд на противоположный берег. Не-
смотря на всю живописность, есть в нем
что-то настораживающее. Наверное, де-
ло в коттеджах, пестреющих на той сторо-
не. Они плотной толпой надвигаются на
реку, как будто хотят подмять под себя
давно заброшенное поле, и деревню, и
все-все, что еще осталось незахвачен-
ным. Но на этом берегу стоит маленькая
часовенка, готовая мужественно проти-
востоять натиску коттеджного войска.
И хочется верить, что ей это удастся. Се-
годня, как и семьдесят лет назад, Дунино
держит оборону.
РЕКЛАМА
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Откуда взялось слово
Появление слова «обновленец» свя-
зано с указом Николая II «Об укрепле-
нии начал веротерпимости». Этот указ,
подписанный 17 апреля 1905 года, на
гребне революционных событий, урав-
нивал в правах представителей всех
конфессий. Вопреки намерениям зако-
нодателей, он поставил в крайне невы-
годное положение православных. В то
время когда остальные религиозные
объединения получали свободу дея-
тельности, жизнь Православной Церк-
ви продолжала контролироваться непо-
воротливой государственной машиной.
Ситуация была совершенно абсурдной,
и пресса заговорила о необходимости
освободить Православную Церковь от
государственной опеки и о том, как
должна быть устроена церковная жизнь
в новых условиях. Выработка модели церковно-госу-
дарственных отношений стала предме-
том широкой общественной дискуссии.
Появились тысячи книг, брошюр и ста-
тей, посвященных вопросам церковной
жизни. Проблематика этих публикаций
не ограничивалась вопросами взаимо-
отношения Церкви и государства. Ак-
тивно обсуждались вопросы миссио-
нерского служения Церкви, участия ее в
общественной жизни, литургические
реформы и т. д. Одни участники дискус-
сий призывали к радикальным рефор-
мам, другие стояли на консервативных
позициях. В контексте этих обсуждений
и появилось слово «обновленец», кото-
Жизнь в Церкви
История
Текст: Александр КРАВЕЦКИЙ
Обновленцы реформ не любят
28
Когда речь заходит
о церковных реформах,
в дебатах непременно
начинает мелькать
слово «обновленцы».
В современном
понимании это люди,
не уважающие
традицию Церкви,
готовые пожертвовать
любыми ее
установлениями ради
веяний времени.
Между тем обновленцы
20-х годов XX века
не отличались большой
любовью к реформам.
Просуществовав
немногим более 20 лет,
они оставили после
себя столь негативную
память, что сравнение
с ними стало
восприниматься как
оскорбление. 29
рое употреблялось то с восторгом, то с
иронией, но никакого уничижительного
оттенка не имело.
Церковный большевизм
Эмоциональная полемика начала
XX века подготовила материал для ра-
боты Священного собора Православ-
ной Российской Церкви 1917-1918 го-
дов. Членам Собора предстояло дать
ответы на те вопросы, которые в тече-
ние предшествующих лет волновали
церковное общество. Можно сказать,
что соборные документы являются за-
вершением дискуссий начала века.
Главным деянием Собора стало упразд-
нение синодальной формы церковного
управления и избрание на патриарший
престол святителя Тихона.
Во время заседаний Собора к власти
в стране пришли большевики. А одно-
временно с этим возникло явление, ко-
торое стали называть церковным боль-
шевизмом. «Церковные большевики»
мечтали о симбиозе Церкви и государ-
ства и надеялись, что в коммунистичес-
ком государстве Церковь займет такое
же положение, какое она занимала в
Российской империи. Такие взгляды бы-
ли характерны не только для низших
клириков, но и для некоторых архиере-
ев. Так, например, в Пензе архиепископ
Владимир (Путята) объявил о создании
стоящей на большевистских позициях
Народной церкви. Революция дала движению церков-
ного большевизма шанс создать аль-
тернативное высшее церковное управ-
ление. И тут же появились желающие
участвовать в этом процессе. Так, на-
пример, в архиве ВЦИК хранится до-
кладная записка, направленная сюда
летом 1918 года тремя верующими
(среди них был один монах и один быв-
ший послушник), авторы которого пред-
ложили новой власти проект создания
революционной церкви. Фразеология
реформаторов была вполне больше-
вистской. Они писали, что «Церковь
должна своими проповедями вести на-
род по пути истинного учения Христа, от-
бросив все буржуазное, запугивающее
темные массы, и должна служить про-
будителем к этому учению, что послужит
облегчением внедрения социализма в
трудящихся». В проекте содержались
призывы всячески способствовать руко-
положению рабочих и крестьян, «сверг-
нуть буржуазное духовенство и заменить
их теми лицами, кои находятся в опале,
заточении и ссылке за свои убеждения и
работу на благо республики». В силу своей утопичности этот доку-
мент не оказал никакого влияния на
церковную политику большевиков, од-
нако имелись и другие, более рацио-
нальные проекты. Так, летом 1918 года
петроградский протоиерей Владимир
Красницкий (в прошлом — член «Союза
русского народа», организации монар-
хической и националистической, а в не-
далеком будущем — один из обновлен-
ческих лидеров) направил в Совнарком
записку, озаглавленную «О направлении
политики Советской власти в отношении
к Православной Российской церкви».
Здесь недавний монархист и русский па-
триот сообщал властям, что среди духо-
венства и мирян есть люди, которые со-
чувствуют большевикам, и призывал
государство оказать поддержку этому
церковному течению. Предложения
прот. В. Красницкого были вполне праг-
матичны: создавать пробольшевист-
ские общины и при помощи государства
передавать им храмы.
Результатом подобных выступлений
стало то, что среди священников и ми-
рян постепенно выделилась группа лиц,
стремящихся активно сотрудничать с
большевиками. Они составляли для но-
вой власти различные документы, со-
державшие программу подчинения Цер-
кви государству. Однако реализовать
эти программы могло лишь государство.
Государственный заказ
Автором программы организации
раскола был Л. Троцкий. В 1922 году он
подготовил секретный проект, согласно
которому сначала пробольшевистско-
му духовенству оказывалась поддерж-
ка, а затем оно использовалось в борь-
бе государства против Церкви. Через
месяц после этого к арестованному па-
триарху Тихону была допущена делега-
ция, возглавляемая будущим лидером
раскольников протоиереем Александ-
ром Введенским. Патриарха уговорили
отказаться от своей власти и передать
свои полномочия митрополиту Ярос-
лавскому Агафангелу (Преображенско-
му). Арестованный патриарх не знал о
том, что власти не пустят митрополита
Агафангела в Москву, и согласился.
А через несколько дней те же лица
вновь навестили патриарха и получили
у него разрешение на временное от-
крытие церковной канцелярии. Патри-
арх разрешил открыть канцелярию
только до приезда Ярославского мит-
рополита, но люди, захватившие канце-
лярию, объявили, что этим актом со-
зданному ими Высшему церковному
Александр КРАВЕЦКИЙ родился в 1962 году. В 1986 году окончил
филологический факультет МГУ, кандидат филологических наук
(1999), старший научный сотрудник Института русского языка им.
В. В. Виноградова РАН, руководитель Научного центра по изучению цер0
ковнославянского языка при ИРЯ РАН. НС:
«Живая Церковь» — одна из самых крупных и самых политизированных групп обновлен-
ческого движения. В 20-х годах «живоцерковниками» называли всех обновленцев. В ре-
зультате само словосочетание «живая церковь» оказалось дискредитировано и сегодня
не ассоциируется ни с чем, кроме раскола и борьбы за власть
Жизнь в Церкви
История
30
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
управлению передаются функции уп-
равления Русской Православной Цер-
ковью. В результате появилось множе-
ство раскольничьих организаций,
которые то враждовали между собой,
то объединялись («Живая Церковь»,
«Союз церковного возрождения» и
мн.др.). Общим названием для этого
политизированного церковного тече-
ния стало «обновленчество».
Основным мотивом раскола была
борьба за власть, а основной особенно-
стью — использование в этой борьбе
антицерковно настроенного государ-
ства. И хотя в многочисленных периоди-
ческих изданиях (в 1922-1923 годах
«антитихоновская» церковная периоди-
ка выходила значительными тиражами
и пользовалась поддержкой государ-
ства) можно прочитать массу призывов
к реформам и обновлению церковной
жизни, раскол организовывался не ра-
ди реформ. Очень показательными являются в
этом отношении материалы обновлен-
ческого Собора 1923 года, проходивше-
го в тот момент, когда обновленческое
движение пользовалось безоговороч-
ной поддержкой властей и, казалось,
имело все шансы победить. Собор вво-
дил женатый епископат, что давало уча-
ствовавшим в движении белым священ-
никам шанс стать архиереями; позволял
вдовым священникам вступать во вто-
рой брак; отменял патриаршество и воз-
вращался к синодальной форме правле-
ния; провозглашал массу политизиро-
ванных лозунгов. Можно было ожидать,
что Собор выскажется и по таким актив-
но обсуждавшимся в начале XX века те-
мам, как изменение богослужебного ус-
тава, богослужебный язык, дисциплина
поста и т. д. Однако резолюция Собора
«О церковных реформах» лишь призва-
ла, «не вводя никаких догматических и
богослужебных общеобязательных ре-
форм», проявлять творческую инициати-
ву. То, что не имело отношения к борьбе
за власть, не интересовало членов этого
Собора.
Иллюзия обновления
Непопулярность обновленцев вела к
тому, что их декларации работали как
антиреклама любых разумных реформ.
Хорошо известно, что переход на Григо-
рианский календарь, который был дек-
ларирован обновленческим Собором
1923 года, обсуждался еще Собором
1917-1918 годов. О «принципиальной
допустимости» календарной реформы
писал в 1924 году святейший патриарх
Тихон, замечая при этом, что трудность
ее проведения связана с тем, что она
скомпрометирована обновленцами.
«Впервые, — писал святитель Тихон, — о
введении нового стиля громко было
возвещено обновленческим Высшим
церковным управлением и схизматичес-
ким Собором 1923 г. <...> Так как массы
плохо разбираются в каноническом пра-
ве и догматах, то в их сознании новый
стиль, глубоко затрагивающий ежеднев-
ный быт, отождествился с обновленчес-
ким расколом, стал его знаком и приме-
той. В глазах многих принятие нового
стиля сделалось равнозначащим отпаде-
нию от Православной Церкви. Не подле-
жит сомнению, что реформу календаря
было бы гораздо легче провести, если бы
она осталась незатронутой обновленчес-
ким Собором». В незатихающих уже более двух де-
сятилетий дискуссиях о языке богослу-
жения постоянно встречаются утвер-
ждения о том, что обновленцы были
В раскол священников вели государственнические идеи. Свидетельство тому — судь-
ба протоиерея Владимира Красницкого, создателя группы «Живая Церковь». После
1917 года он искал способ приблизиться к новой власти и даже имел беседу с Лени-
ным. На фото: архивный документ «церковных большевиков». Красницкий подписы-
вается здесь как сотрудник политотдела
Обновленцы имели уникальную для Совет-
ской России возможность издавать брошю-
ры, но использовали ее не для катехизации,
а для борьбы с Патриаршей Церковью
31
активными сторонниками литургичес-
ких реформ. Действительно, в деклара-
циях бесчисленных обновленческих
групп требования служить по-русски
встречаются достаточно часто. Однако
официальных высказываний по этому
поводу не было очень долго. Переводче-
ские опыты епископа Антонина (Гранов-
ского), священника Василия Адаменко и
др. носили частный характер. Обновлен-
ческий синод таких инициатив не благо-
словлял, а на обновленческом Соборе
1925 года Александр Введенский резко
критиковал эти опыты, утверждая, что
они не дают народу религиозного удов-
летворения. По иронии судьбы Василий
Адаменко получил благословение слу-
жить по своим переводам не от обнов-
ленцев, а от заместителя патриаршего
местоблюстителя митрополита Сергия
(Страгородского). Это произошло после
того, как прот. Василий Адаменко при-
нес покаяние и воссоединился с Патри-
аршей Церковью. Событием, подтолкнувшим обновлен-
цев к активизации реформаторской дея-
тельности, стала так называемая «Декла-
рация Сергия» — послание к пастырям и
пастве, подписанное Сергием (Страго-
родским) летом 1927 года. Тогда митро-
полит Сергий пошел на беспрецедентные
уступки властям. Ценой компромисса,
споры о правомерности которого не ути-
хают до сего дня, ему удалось добиться то-
го, что органы церковного управления
стали легальной организацией. Одним из
результатов изменения юридического
статуса Патриаршей Церкви стало то, что
обновленцы вдруг заговорили о перево-
де богослужения и даже создали при сво-
ем синоде переводческую комиссию.
Причины этого вполне понятны. Если
раньше в своей полемике с Патриаршей
Церковью обновленцы обвиняли ее в ан-
тисоветских настроениях, то теперь эти
обвинения актуальность теряли. Желани-
ем хоть как-то противопоставить себя
Церкви было вызвано начало работ над
переводами. Однако к практическим ре-
зультатам эти работы не привели. Кипевшие в начале XX века споры о
том, какой должна быть Русская Цер-
ковь в стремительно меняющемся ми-
ре, завершились Поместным собором.
Именно он стал результатом движения
начала XX века за церковное обновле-
ние. При этом церковные политиканы,
которых в 1918 году называли «церков-
ными большевиками», а позже «живо-
церковниками» и «обновленцами», стре-
мились объявить себя наследниками
реформаторов начала века, а Собор
1917-1918 годов — реакционным со-
бранием, душащим все живое. В обнов-
ленческой печати 1923-1924 годов
можно прочитать, что «созванный в
1917 году церковный Собор в Москве
оказался консервативным», что на Со-
боре «с особенной глубиной отразилось
реакционное настроение отживших
свое время руководителей жизни» и т. д.
А Александр Введенский называл его
«антихристовым собором», «сатанин-
ским собором».
За декларациями о церковном об-
новлении было лишь стремление оста-
ваться под крылом государства, хотя бы
и большевистского. Ну и жажда власти,
разумеется. Именно это, а не стремле-
ние к радикальным церковным рефор-
мам, объединяло эстета и декадента
Александра Введенского с прошедшим
через «Союз русского народа» Владими-
ром Красницким.
РЕКЛАМА
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Жизнь в Церкви Ориентир
Я —Терминатор!
Современные ученые изобретают сверхчеловека
32
Если верить некоторым
современным
мыслителям,
в ближайшем будущем
люди перестанут
страдать и умирать.
Последователи
трансгуманизма,
одного из направлений
антропологии, считают
высшей задачей науки
создание бессмертного
сверхчеловека.
Насколько это
серьезно и как к этому
относиться? «НС»
обратился
за комментарием
к директору Центра
синергийной
антропологии
ГУ «Высшая школа
экономики» Олегу
ГЕНИСАРЕТСКОМУ.
Использована графика Бориса Арцыбашева
Наука и науковерие
Трансгуманизм как одно из много-
численных течений антропологической
мысли заявил о себе в конце XX века и
получил известность в основном благо-
даря интернету. Вот как сформулирова-
но credo трансгуманизма на портале
«Российского трансгуманистического
движения» http://www.transhumanism-
russia.ru/: «Трансгуманизм — это новый
этап в развитии гуманизма, научно ори-
ентированное мировоззрение, соглас-
но которому современный человек не
является вершиной эволюции, но, ско-
рее, началом эволюции вида Homo sapi-
ens... рациональное, основанное на ос-
мыслении достижений и перспектив
науки, мировоззрение, которое при-
знает возможность и желательность
фундаментальных изменений в положе-
нии человека с помощью передовых тех-
нологий с целью ликвидировать страда-
ния, старение и смерть и значительно
усилить физические, умственные и пси-
хологические возможности человека». Глобальное сетевое сообщество
трансгуманистов разделяет убежден-
ность в том, что эволюция человека
продолжается, притом во все ускоряю-
щемся темпе. Предлагаемые сообще-
ством «образы будущего» множатся
весьма энергично благодаря тому, что
проектируются с использованием до-
ступных на данный момент технологий
проектной деятельности. Боевой клич
Ф. Ницше «человек должен быть пре-
одолен» замещен у трансгуманистов не
менее амбициозным, но зато политиче-
ски корректным императивом «человек
может быть перепроектирован». В этом
смысле трансгуманизм хоть и экзотиче-
ский, но типичный пример проектной
антропологии.
Заглянув в интернете в обширные
базы данных сообщества, вы сможете
найти и примерить на себя «человека
бессмертного»; «человека кремнево-
го», расставшегося со своей липидо-
белковой плотью; «человека виртуаль-
ного» и вовсе телесно-бесплотного. Ну
а если расширите свой поиск за преде-
лы записных членов сообщества, то
встретитесь с не менее монструозными
образами «тела без органов» или с «че-
ловеком, произошедшим от нейтрино»
на портале Membrana (membrana.ru —
33
сайт, позиционирующий себя как ин-
формирующий о всех новейших изо-
бретениях, открытиях и технологиях).
Единственное, чего днем с огнем не сы-
щется на тысячах сайтов трансгуманис-
тов, так это образа Homo humanus, че-
ловека человечнейшего, — даже в
смысле гуманитарной антропологии и
светского, секулярного гуманизма, не
говоря уже о христианской антрополо-
гии Богосыновства, о человеке как «об-
разе и подобии Божием». Насколько опасны такие идеи и как
реагировать на них христианину?
Исходя из вероучения нашей Церк-
ви, верности ее каноническим, литур-
гическим и богословским традициям,
любая разновидность атеизма (реши-
тельного «нет» Богобытию) или агности-
цизма (мировоззрения уклончивого
«или/или»), я думаю, должна быть реши-
тельно оценена как неприемлемая. Тем
более столь амбициозная, основанная
на гордыне.
Иное дело, что нам следует разде-
лять науку как массив уже накопленно-
го, но исторически меняющегося зна-
ния, с одной стороны, и мировоззрение,
настаивающее на том, что наука — это
самая прогрессивная и единственно
приемлемая форма познания, с другой.
Но это уже не сама наука, а своего рода
науковерие. Наука без нравственности
Традиция рассмотрения человека
как живого организма, архитектурного
сооружения, машины, инструмента-
функции восходит к седой древности, но
долгое время оставалась на периферии
познающей деятельности. Она вновь
вышла на публичную поверхность в со-
обществе европейских ученых XVII века
как «социальная физика», в рамках кото-
рой человек уподоблялся физическому
телу, движущемуся в поле сил притяже-
ния и отталкивания. В XIX веке позити-
визм стал проектом перестройки всей
науки по образцу естествознания и в
этом качестве дожил до наших дней (под
именем «сциентизма»). К началу XX века в связи с развити-
ем математической логики параллель-
но стал складываться логический пози-
тивизм, оказавший решающее влияние
на развитие современной вычисли-
тельной техники и информатики. А в
первой половине XX века начался по-
бедный марш позитивизма гуманитар-
ного с его претензией изучать человека
строго научными методами. Именитый
социолог М. Вебер остроумно назвал
весть этот процесс «расколдовыванием
мира» и вменил ученому в качестве про-
фессиональной добродетели «незави-
симость от ценностей», но, что парадок-
сально, предсказал нашему времени
«войну богов». Теперь спросим себя: если эти науч-
ные работники и технологи в самом деле
ценностно-нейтральны по отношению к
гуманитарным, а уж тем более к религи-
озным, нравственным, ху-
дожественным и познава-
тельным ценностям, то чем
вся эта гуманитарная эпо-
пея отличается от печаль-
но известной «перековки
человеческого материала»
советских времен? По сути
дела, мало чем, разве что показной по-
литкорректностью. Я думаю, трансгуманизм пусть и яр-
кая, но все же пока периферийная
страница антропологии. Что же касает-
ся идейных вызовов, рисков и угроз, то
стоит согласиться с мнением социоло-
гов: мы действительно живем в обще-
ствах риска, кризисов и катастроф,
спонтанных и намеренно инспирируе-
мых.И каждый раз, выходя после литур-
гического отпуста за ограду храма,
взглянув мимоходом на икону Апока-
липсиса или Торжества Православия,
погружаемся в «море житейское», пол-
ное опасностей, защищенные не столь-
ко жизненным опытом, сколько вернос-
тью свидетельствования и исповедания
веры и нашей личной опытностью мо-
литвенно-созерцательного «умного де-
лания». Почему оно именуется «внутрен-
ней бранью», всем хорошо известно. Я
же могу лишь подчеркнуть, что, когда
речь идет о вызовах и рисках идейных, а
тем более духовных, от мысли требуют-
ся трезвенность, внимательность, сдер-
жанность и терпение во много крат
большие, чем в случае помыслов горта-
нобесия или сребролюбия. Человек тронулся!
На переломе XIX-XX веков европей-
ский гуманизм кое-как сохранял унасле-
дованный от христианства посыл к воз-
вышению человека. Но насколько
одиноко звучал голос Г. Гессе, написав-
шего «Я верю в человека как в чудесную
возможность!», во времена, поспешно
названные «постхристианскими»! Наш современник философ М. К.Ма-
мардашвили говорил, что главная ката-
строфа, угрожающая XX веку, не ядер-
ная и не идущая на полном ходу
экологическая, а катастрофа антропо-
логическая. Под аккомпанемент причи-
таний о самореализации человек стре-
мительно расчеловечивается. Многими
людьми перестало двигать стремление
к совершенной, подлинной, прекрасной
человечности. Директор Института си-
нергийной антропологии С. С. Хоружий
по тому же поводу говорил: «Человек
тронулся!» Не в том смысле, что «крыша
у него поехала», а в том, что с человеком
происходят какие-то странные спонтан-
ные изменения, плохо понимаемые и
еще хуже предсказуемые. Французские
философы П. Клоссовски и М. Фуко на-
звали этот процесс «трансгрессией», а
английский социолог Э. Гидденс искал
его социологическое объяснение в
терминах «трансформации интимнос-
ти», то есть, по нашему говоря, непро-
извольных самопеременах «внутрен-
него человека». Мы не можем со стопроцентной
уверенностью утверждать, что все, о
чем говорят трансгуманисты, не наука,
не философия, а, скажем, утопия, но-
вомодная контрутопия или научно-тех-
ническое фэнтези. Одно ясно с доста-
точной определенностью: каждая
встреча с идейным явлением, подоб-
ным трансгуманизму, это тест на нашу
собственную антропологическую иден-
тичность, на способность относиться к
вызовам времени «с рассуждением»,
как говаривали в духовных семинари-
ях XIX века. На желание и способность
защищать свои человеческие права
Богосыновства и достоинство право-
славного христианина.
Записал Леонид ВИНОГРАДОВ
Боевой клич трансгуманистов:
«Человек должен быть
перепроектирован»
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
— Батюшка, нам бы хотелось покре-
стить ребенка. Можно завтра?
— Давайте лучше так: вы, родители и
крестные ребенка, придете на исповедь
и причаститесь. А потом и крестим!
— Ой, а у нас крестный из Ростова
приезжает на один день / гости уже при-
глашены / путевка в Египет с послезав-
тра / Бог —в душе, нам Церковь ни к че-
му (нужное подчеркнуть). Такие диалоги в пастырской практи-
ке не редкость. Ну что тут скажешь? Хо-
чется привести в ответ другой пример:
— Девушка, здравствуйте. Меня зо-
вут Ваня. Давайте с вами сегодня поже-
нимся, обвенчаемся? А то у меня и сви-
детели уже подобраны, и гости на вечер
приглашены, дядя из Ростова приехал —
специально на свадьбу...
— ?!!
Абсурд? Конечно. Но и первый диа-
лог не менее странен. Ведь крещение —
это не что иное, как венчание человека
с Церковью Христовой. Здесь те же обе-
ты верности и любви, то же соединение
двух судеб: судьбы нового христианина с
судьбой Церкви (и наоборот!). Так преж-
де нас Сам Христос дал обет верности
Своей Церкви «и предал Себя за нее,
чтобы освятить ее, очистив банею вод-
ною посредством слова». Эти слова из
Послания апостола Павла к Ефесянам
Церковь вспоминает, совершая Таинст-
во Брака — венчание. И здесь же —
воспоминание не только о Крестной
жертве Христовой, но и об освящении
«банею водною», то есть о крещении!
Подобно тому как венчанию пред-
шествует обручение, или помолвка
(обещание верности еще до вступления
в брак), крещению — таинству венча-
ния души человека с Церковью — пред-
шествует чин оглашения. В ранние века
оглашение (т.е. подготовка к креще-
нию) могло продолжаться несколько
лет, а иногда и дольше. Так, святой царь
Константин, положивший в Византии
конец эпохе гонений на христиан, при-
нял крещение только на смертном од-
ре, а до того оставался оглашенным.
В дальнейшем христианская вера
прочно вошла в народный уклад, и кре-
щение стало совершаться, за редкими
исключениями, над младенцами. По
этой причине чин оглашения очень ско-
ро «сросся» воедино с самой службой
крещения. В данном отношении совре-
менная ситуация отчасти похожа на
первохристианские времена. Поэтому
хорошо, когда те, кто решил креститься
во взрослом возрасте, заблаговремен-
но пройдут оглашение. Жизнь в Церкви Ликбез
34
Сегодня главное
содержание Таинства
Крещения как единения
с Церковью многими
забыто. Крестины
превратились в «частную
требу»: для кого-то это акт
сродни медицинскому, для
кого-то — дань традиции.
И даже те, кто пришел
креститься вполне
сознательно, далеко не
всегда понимают смысл
совершаемых действий.
Но ведь так не годится!
Долго ли еще нам
твердить несмысленное:
«Мы не знаем, как тут
у вас все делается...»?
Может быть, давайте
узнаем, наконец?
Второе рождение
Текст: священник Алексий АГАПОВ
Фото: диакон Андрей РАДКЕВИЧ
1. Отречение от сатаны Главный момент в чине оглашения — изъяв-
ление свободного желания войти в единую
жизнь со Христом и Его Церковью. Крещае-
мый прежде всего отрекается от зла. Свя-
щенник предлагает ему повернуться на за-
пад — спиной к святому алтарю. «Отрекаеши
ли ся сатаны, всех ангелов его, всего служе-
ния его и всея гордыни его?» — «Отрекаюся!»
Этот диалог между священником и новым
христианином повторяется трижды. И после:
«Отреклся ли еси сатаны?» — «Отрекохся!»
(т.е. «да, я отрекся»). И это окончательное от-
речение также повторяется трижды. «И дуни
и плюни на него!» — велит священник. При
этом взрослые люди нередко улыбаются: не-
часто случается соединить с движением души
столь непосредственный, «детский» жест. Но
тот, на кого вы только что дунули и плюнули,
воспринял это со всей серьезностью. Для не-
го такой плевок — не ерунда, но вызов!
Здесь для нового «воина Христова» начина-
ется духовное противоборство диаволу.
2. Сочетание со Христом
Вновь повернувшись лицом к алтарю, креща-
емый (и его восприемники) выражает сво-
бодное желание быть со Христом: «Сочетава-
еши ли ся Христу?» — «Сочетаваюся!» (во-
прос и ответ звучат трижды). «Сочетался ли
еси Христу?» — «Сочетахся!» Как жених уже
принимает на себя ответственность за неве-
сту (и перед невестой), так и оглашенный —
хотя еще не крещен — уже «сочетался» Хрис-
ту. «И веруеши ли Ему?» — «Верую Ему, яко
Царю и Богу!» Затем крещаемый должен
произнести исповедание православной ве-
ры — Символ веры, составленный более по-
лутора тысяч лет назад святыми отцами I и
II Вселенских соборов. Подтвердить, что его
«кредо» совпадает с Credo всей Церкви (лат.
credo — «верую» — первое слово Символа
веры). После оглашения взрослого ему пола-
гается некоторое время обучаться церковной
жизни через посещение богослужений и чте-
ние Евангелия. 3. Освящение воды, помазание ее
елеем
В Таинстве Крещения центральная молитва —
молитва на освящение воды: устами священ-
ника Церковь молит Бога — Создателя мира,
освятившего «всю тварь», освятившего воды
Иордана в Крещении Христа сошествием
Святого Духа, — освятить и «воду сию». Чтобы
погрузившийся в нее принял не только (и не
столько) очищение тела, но и просвещение
души. По окончании молитвы на воду излива-
ется оливковое масло — елей (в современ-
ной традиции воду лишь «помазывают» кис-
точкой, омоченной в этом святом елее). Не-
трудно представить картину древней церков-
ной реальности: как празднично сверкает в
солнечный день бликами «оливкового света»
вода реки, в которую погружаются новые
«людие Христовы»! 35
36
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Жизнь в Церкви Ликбез
4. Помазание елеем
«Помазуется елеем радования...» и сам «раб
Божий», приходящий ко Святому Крещению.
На православном Востоке ему попросту вы-
ливают на голову целый сосуд масла! В при-
нятой у нас традиции все не так экзотично.
Священник лишь наносит кисточкой знак
креста: на челе («во имя Отца и Сына и Свя-
таго Духа»), на груди («во исцеление души»),
на спине («и тела»); на ушах («в слышание
веры»); на руках («руце Господни сотвористе
тя и создасте тя»), на ногах... Это празднич-
ное помазание приемлет человек весь — с
головы до ног: чтобы «ходити ему по стопам
заповедей Его»! 5. Троекратное погружение, белые
одежды
Почему в крещении человека трижды погру-
жают в воду? С одной стороны — «во имя От-
ца — аминь! — и Сына — аминь! — и Святаго
Духа — аминь!». Но иная, не менее важная
грань духовного смысла здесь такова: чело-
век трижды погружается в воду, как в смерть
(ведь в водной среде дыхание и жизнь для
человека невозможны!) — во образ трех-
дневной смерти Иисуса Христа. И восстает
из купели — вместе со Христом, Воскресшим
из мертвых! Так что, по самому большому
счету, по счету Церкви, крещеный человек
уже умер. И уже воскрес во Христе. Сразу после крещения во святой купели на
христианина возлагается нательный крест и
светлая крещальная одежда — «риза прав-
ды» (т. е. праведности!). Это — видимый
символ пришедшей к человеку праведности
Христовой. Христос дает ее уверовавшему
Сам, по благодати — то есть даром! Пробле-
ма теперь лишь в том, чтобы человеку эту
светлую одежду души, по слову апостола
Павла, «даже до конца сохранить». 6. Миропомазание
Святое миро — это нечто гораздо большее,
чем упомянутый выше «елей радования». По-
мазание миром мы принимаем только один
раз в жизни. Если своим крещением христи-
анин приобщился Христовой Пасхе, то через
помазание миром он мистически приобща-
ется к Церкви, входя в день Ее рождения: в
тот день, когда на апостолов сошел с небес
Святой Дух (это событие Церковь отмечает
как праздник Святой Пятидесятницы, или
«день Святой Троицы»). Всякий раз произно-
ся: «Печать дара Духа Святаго», священник
знаменает, запечатлевает святым миром
все чувства христианина и весь его «телес-
ный состав»: чело, глаза, ноздри, уста, уши,
грудь, руки и ноги. Помазанный миром —
уже не просто одиночка, поверивший тому,
что написано в Евангелии. Теперь он, как
ветвь к дереву, привит к живому древу Цер-
кви, корни которого — сами святые апостолы
и их великая вера. 37
7. Шествие вокруг купели
Облаченные в светлые одежды, со свечами
в руках, новокрещеные в сопровождении
восприемников идут от воды крещения к
храму Божию: здесь их встречает уже начав-
шееся церковное собрание, здесь им пред-
стоит завершить свой вход в общение со
Христом в Евхаристии...
Такой древний порядок сегодня, увы, почти
никогда не исполняется. Правда, в некото-
рых храмах возрождают древнюю практи-
ку, но пока крещальная литургия — явление
крайне редкое. Как правило, крещение со-
вершается вне зависимости от времени
литургии, и новокрещеным предстоит са-
мим не забыть причаститься Святых Хрис-
товых Таин в один из ближайших дней. Но
след от того торжественного шествия к хра-
му в белых одеждах — остался. Сегодня это
крестный ход вокруг купели. «Елицы во
Христа крестистеся — во Христа облекосте-
ся. Аллилуия! — поет хор, по слову апосто-
ла Павла в Послании к Галатам: — Все вы,
во Христа крестившиеся, во Христа облек-
лись» (Гал. 3: 27). 8. Пострижение волос
Последнее из священнодействий службы
крещения. Пострижение — древний традици-
онный знак посвящения человека святому
служению. В знак послушания — преклоняя
голову для пострижения — христианин выра-
жает покорность Церкви, как сын — своей
матери. В некоторые из древних эпох свя-
щенникам полагалось выстригать волосы на
макушке (т. н. тонзура). Это было одним из
внешних знаков их посвящения. Но крещае-
мым не нужно бояться за свою прическу: се-
годня при крещении принято состригать с го-
ловы крестовидно лишь совсем небольшие
прядки волос.
9. Свидетельство о крещении
В наши дни далеко не во всех храмах ведут-
ся регулярные церковные метрики. А вот до
революции 1917 года не существовало ни-
каких иных метрик, кроме церковных. Так
что свидетельство о крещении раньше было
документом ничуть не менее важным, чем
наши свидетельство о рождении и паспорт!
На практике этот документ может особенно
пригодиться поступающим на церковное по-
слушание (проще говоря — на работу в хра-
ме) или при поступлении в какое-нибудь ду-
ховное учебное заведение. Кроме того, сви-
детельство поможет вам (и вашим крест-
ным!) не забыть день собственного креще-
ния — этот праздник стоит отмечать прихо-
дом в церковь, исповедью и причастием
Святых Таин. 38
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Жизнь в Церкви
Вопросы веры
— Уважаемая Светлана, в вашем вопросе смешаны со-
вершенно разные вещи: вера в бытие Церкви Христовой и
доверие решениям, принимаемым священноначалием.
В Символе веры мы исповедуем нашу веру в самый факт
существования Церкви. Иными словами, исповедуем веру в
то, что Церковь не есть просто видимое общество людей,
именующих себя христианами, а божественное учреждение,
которое возглавляется и управляется Господом Иисусом Хри-
стом и живится Святым Духом, имеет богоустановленную ие-
рархию и располагает богодарованными средствами для ос-
вящения человека.
Наличие в Церкви различных, даже противоположных
мнений совершенно естественно и часто весьма полезно.
Однако когда некоторые мнения или практики начинают на-
носить вред жизни Церковного Тела, они становятся предме-
том рассмотрения со стороны священноначалия, которое в
своих постановлениях догматического или канонического
характера устанавливает пределы, выходя за которые чело-
век рискует отпасть от единства Церкви.
Что же касается самих решений, принимаемых церков-
ными соборами различных уровней, или распоряжений от-
дельных иерархов, то в Православной Церкви они никогда
не рассматривались как непреложно истинные сами по се-
бе. В Католической Церкви, действительно, со времени I Ва-
тиканского собора существует догмат о непогрешимости Па-
пы Римского. В Православной Церкви нет учения о
каком-либо непогрешимом церковном органе. Церковные
соборы — одно из проявлений жизни Церковного Тела, их
решения призваны выявлять и обобщать соборный опыт
жизни Церкви, выражать этот опыт в догматических опреде-
лениях, канонах. Если Церковь во всей своей полноте опоз-
нает в решениях того или иного собора выражение своего
духовного опыта, то эти решения получают силу закона.
Обычно так и происходит, но участники церковных соборов
тоже люди, а потому могут и ошибаться. Поэтому решения не-
которых соборов отвергаются. История знает случаи, когда
очень представительные церковные форумы (например,
Разбойничий собор 449 года) были отвергнуты Церковью.
В то же время, например, II Вселенский собор, несмотря на
весьма скромное представительство (всего около 150 епис-
копов только из восточной части империи), Церковь призна-
ла вселенским. Символ веры, составленный на этом Соборе,
был признан Церковью безукоризненным исповеданием, и
все поместные Церкви пользуются им и поныне.
Отвечает протоиерей Олег ДАВЫДЕНКОВ, доктор
богословия, преподаватель ПСТГУ, клирик храма
Святителя Николая в Кузнецкой слободе (Москва): Совместима ли вера во единую Церковь с разномыслием?
Что значит «верую во святую соборную и апостольскую
Церковь»? Надо ли это понимать так, что любое решение,
принятое Церковью, является непреложной истиной? Но
ведь внутри Церкви существуют разные мнения, порой диа-
метрально противоположные. Светлана — Уважаемый Дмитрий! Возглас «Святая святым» озна-
чает, что мы подаем святым Святые Дары. Причем в данном
случае под «святыми» имеются в виду как те, кто праведной
жизнью достиг святости, так и все члены Церкви. Еще апос-
тол Петр назвал всех христиан царственным священством:
«Но вы — народ избранный, царственное священство, на-
род святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совер-
шенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет»
(1 Пет. 2: 9). Неудивительно, что многие возглашают «Святая
святым» торжественно, как и было в древности. Вы правы:
по уставу земные поклоны после этого возгласа не предус-
мотрены, и священнослужители в алтаре их не делают.
А прихожане во многих храмах становятся на колени. Как и
когда сложилась эта традиция, точно сказать не могу, но не
считаю, что она подрывает основы нашей веры. Могу при-
вести обратный пример — неделания уставных земных по-
клонов. Известно, что земной поклон полагается на «Чест-
нейшую», на словах «Сущую Богородицу Тя величаем» в
Великий пост. Однако далеко не везде это соблюдается. Стоит ли вопросам такого типа придавать принципиаль-
ное значение? Я не уверен, что это полезно. Богослужебная
традиция складывалась на протяжении столетий. Есть в ней
моменты принципиальные, которые менять невозможно, а
есть частности, к которым можно не придираться.
Полагаются ли земные поклоны после
«Святая святым»?
Во многих наших храмах на литургии после возгласа «Свя-
тая святым» прихожане опускаются на колени, замирают, а
сам возглас произносится нарочито торжественно и протяж-
но. В других храмах такого не бывает, возглас никак не выде-
ляется из прочих, и на колени никто не опускается. Я слышал,
что по уставу поклона после этого возгласа не положено. Что
означает этот возглас? Как и почему возникла такая тради-
ция? Дмитрий
Отвечает иеромонах КОНСТАНТИН (Островский),
проректор Коломенской православной духовной
семинарии (Московская область):
Фото ИТАР-ТАСС
РЕКЛАМА
Ближний круг
Внутренний мир
Не хочу работать!
Почему Емеля лежал на печи
Кажется, все ясно: лениться
плохо. Но мы почему-то все
равно ленимся. Одни при
этом оправдывают сами
себя, другие, наоборот,
укоряют. Но избавиться
от чувства, что какая-то часть
жизни проходит в глупом
безделье, все равно не
удается. Неужели лень
непобедима? На вопросы
корреспондента «НС»
отвечает профессор
Московского городского
психолого-педагогического
института, старший научный
сотрудник Психологического
института РАО Андрей
Феликсович КОПЬЕВ. Емелина страсть
— Почему человек ленится?
— Я думаю, стремление к безде-
лью — это признак какого-то внутрен-
него расщепления. Цельный человек, с
четким ощущением иерархии своих соб-
ственных ценностей, редко ленится. Вся
его энергия собрана и направлена на
достижение хорошо понимаемой цели.
Когда же в огороде бузина, а в Киеве
дядька, когда и это интересно, и то за-
бавно, тогда выработать единый вектор
поведения просто невозможно. И энер-
гия, с которой такой человек берется за
то или иное дело, являет собой лишь ма-
лую часть того, на что он в принципе был
бы способен. Бывает еще лень как са-
мостоятельная страсть. Человеку имен-
но хочется лениться, в этом есть своего
рода кайф. — То есть Емеля страдал страстью
лени?
— Во всяком случае, никакого ин-
теллигентского расщепления в нем не
было, ему просто нравилось бездельни-
чать. Но вообще это фигура двойствен-
ная, я бы не стал так уж записывать его
в банальные бездельники. Это просто-
душный дурень, который ни за что не не-
сет ответственности, он благодушен, не-
злобив. И что еще в нем есть хорошего и
трогательного — он полагается на щу-
чье веление. Он доверчив той доверчи-
востью, которая свидетельствует о спо-
собности к духовному упованию, им
вполне можно иллюстрировать запо-
ведь Спасителя «будьте как дети». Так
что Емеля — персонаж неоднозначный.
И кстати говоря, всегда ли так плохо
лежать на печи? В обществе бытует мне-
ние, что не ленится тот, кто просто на мес-
те никогда не сидит. Это очень сомнитель-
ный тезис. Помните, у Ильфа и Петрова
был персонаж такой — кипучий бездель-
ник слесарь-интеллигент Полесов. Безде-
лье может быть кипучим, сама по себе ак-
тивность еще не есть ценность. Важно —
ради чего мы эту активность развиваем.
И способен ли человек отделять значи-
мые ценности, ради которых он проявля-
ет активность, от того, что не заслуживает
никакого внимания. Иногда лучше и на
печи полежать — здоровее будешь. — Существует мнение, что лень —
это нормальная защитная реакция
организма на перегрузки. — В некоторых случаях — да. Но в
жизни ведь все переплетено. Для того
человеку и дан разум, интуиция, жизнен-
41
Текст: Евгения ВЛАСОВА
Рисунок Петра Захарова
Ближний круг
Внутренний мир
42
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
ный опыт, чтобы научиться отделять хо-
рошее от плохого. Вот представьте себе
цветовой спектр: красный, оранжевый,
желтый, зеленый постепенно переходят
к синему и фиолетовому, а фиолето-
вый — это уже снова почти красный.
Крайности сходятся. Цветовой спектр
иногда так и изображают — как круг.
И не так просто отделить один тон от дру-
гого. И в жизни так же. Иногда вроде по-
хожие вещи, а на самом деле — прямо
противоположные. Не всегда легко отли-
чить героизм от подлости, любовь от зло-
действа, глупость от юродства, мудрость
недеяния от распущенности и страсти. Не все то лень, что ленью кажется
— Лень — это однозначно плохо?
— Да, лень — это порок, грех, и отно-
шение к ней в обществе морально нетер-
пимое. Само слово содержит в себе нега-
тивную оценку. Но дело в том, что не все,
что мы называем ленью, в действительно-
сти ею является. Прежде всего, люди раз-
личаются по темпераменту. Есть натуры
деятельные и созерцательные, есть те, кто
более расположен к действию, и те, у кого
больше развит план переживаний, реф-
лексии, анализа. И трудно даже привязы-
вать к этому какие-то нравственные оцен-
ки, поскольку человек таким рождается,
это его природа. Вот вам пример. Идут де-
ти за грибами. Один каждую веточку под-
нимает, каждый листик прощупывает, а
другой все на небо смотрит и облака раз-
глядывает. Такова его особенность миро-
восприятия. И у меня не повернется язык
применять тут категорию лени как некото-
рой моральной ущербности, нравственно-
го недоразвития, тем более греховности.
Всякие типажи важны и нужны.
— Очевидно, Обломов — как раз
образец такой рефлексии?
— Ну нет, Обломов — это отдельная
тема. Существует множество психологи-
ческих состояний, похожих на лень, кото-
рые на самом деле не имеют отношения к
нравственности, а являются безусловно
патологическими. Например, разнооб-
разные формы психоза могут сопровож-
даться апатией. Был человек шустрый,
активный — и вдруг все стало неинтерес-
но, бессмысленно. Даже вставать с по-
стели стало лень. При этом ничего физи-
чески разрушительного с ним не
происходит — «разруха в голове». У Обломова, на мой взгляд, была деп-
рессия. Это, кстати, очень проницательно
отметил Достоевский. Он
не считал Обломова типом
русского интеллигента, а
увидел в нем гениально
изображенную душевную
болезнь. На мой взгляд,
это так и есть. Обломовщи-
на — состояние, близкое к психическому
расстройству. Другой вопрос, насколько
глубокому. — Сейчас многие женщины жалу-
ются на пассивность мужей, которые
не хотят работать, искать возможнос-
ти прокормить семью. Это мужья-об-
ломовы?
— Мужчиной в нашем обществе быть
вообще не просто. Если мы говорим о
людях среднего возраста, то они сфор-
мировались совсем в других обстоятель-
ствах. Долгое время в стране существо-
вала советская модель «мы делаем вид,
что работаем, они делают вид, что пла-
тят». Тогда полстраны ничего не делало и
при этом неплохо существовало. Теперь
же, когда никто просто так деньги не пла-
тит, появился пласт мужчин, которые
просто легли на диван и сложили руки. — Но не потому же, что они лентяи?
— Они не видят смысла в работе.
Женщине проще. Она самореализуется в
материнстве, и в работе для нее достаточ-
ным стимулом может быть уже тот факт,
что она таким образом прокормит детей.
А мужчине все-таки этого недостаточно.
Работа, в которой нет самореализации,
идеи, перспектив, карьерного и профес-
сионального роста, его не удовлетворяет,
он не видит в ней смысла. Хорошо, если
при этом человек для себя внутренне оп-
ределился, что для него важно, а что нет.
Он понимает, что всех денег не зарабо-
тать, находит для себя возможность под-
держивать свое существование на каком-
то скромном уровне, а все прочее время
отдает тому, что его действительно интере-
сует, что наполняет содержанием его
жизнь. Это вполне нормально, если речь
не идет о семейном человеке, у которого
семеро по лавкам и жена бьется из по-
следних сил. Когда же у мужчины есть обя-
зательства перед близкими, то отказ от
жизненной активности, от попыток впи-
саться в жизнь не есть добродетель. — Иногда слышишь такое обосно-
вание: «Я ничего не делаю, потому что
все равно от моих усилий ничего не ме-
няется. А оттого, что я ничего не делаю,
меня грызет чувство вины. А чтобы не
мучиться от чувства вины, япью». — Ну да, раньше говорили, что «среда
заела», теперь все на психологию валят,
мол, Фрейд ведь доказал, что все детер-
минировано, от нас ничего не зависит,
чего ж от меня теперь требовать? Только
с такими доводами сдвинуться с места не
удастся, можно только продолжать рас-
сыпаться. Это чистое самооправдание.
Все-таки чтобы выбраться из трясины,
необходимо усилие, желание, вера.
— Можно сказать, что причина ле-
ни — в отсутствии мотивации? Делать
ремонт — а зачем? Все равно все
снова развалится. Мыть посуду — а
зачем? Все равно снова испачкается. — Давайте все-таки разведем про-
стую лень и всякие особые проявле-
ния. «А зачем?» — это, как правило, си-
гнал некоторого психологического
неблагополучия, возможно, признак
депрессии. — Лень — это воля к ничегонеде-
ланию или отсутствие воли?
— Я бы сказал, что лень как распу-
щенность — это воля к ничегонедела-
нью. А депрессивные проявления — это
отсутствие воли. Вот у Обломова было
отсутствие воли. Андрей Феликсович КОПЬЕВ родился в 1954 году
в Москве. Окончил факультет психологии МГУ. Про&
фессор Московского городского психолого&педагоги&
ческого университета, замдиректора консалтинговой компа&
нии «ММ&класс». Вся профессиональная деятельность его свя&
зана с практической психологией: индивидуальная и семейная
психотерапия, корпоративный консалтинг. В качестве психо&
терапевта консультирует в том числе в православном центре
«Живоносный источник».
НС:
Не всегда легко отделить
мудрое бездействие
от распущенности и лени
43
Самодиагностика
— Как человеку самому опреде-
лить, когда он ленится, когда отдыха-
ет, а когда мудро бездействует?
— Я думаю, совесть, чувство вины —
вот главный критерий. — Но ведь с чувством вины у
всех по-разному: у кого-то оно недо-
развито, а у многих, наоборот, ги-
пертрофировано. Некоторые чув-
ствуют себя виноватыми, когда
просто отдыхают.
— У некоторых людей действитель-
но есть такой перегиб. Нередко это,
кстати, встречается у православных.
Я думаю, это издержки неофитства и
максимализма. Когда человек слиш-
ком высокие планки себе ставит, все
время оглядываясь на других, это не от
сердца, а от долга. Кто-то другой совер-
шает подвиги, значит, и я должен не от-
ставать. Тут смирение паче гордости
получается. Главная задача, к которой
мы призваны, она ведь непростая
очень — жить в Боге. Не умирать, не
убивать себя какими-то немыслимыми
свершениями, а жить органично, сле-
дуя своему предназначению. А у нас
либо надрывный подвиг, либо апатия.
Проще надо быть, естественнее, а не
рваться куда-то в заоблачные высоты.
Не получается быть великим подвиж-
ником — что ж, на то и дано нам пока-
яние, причастие. Помолись и почув-
ствуй снова, что ты тварь Божия. Берегите детей!
— Школьников часто упрекают в
лени. Получит ребенок неожиданно хо-
рошую оценку, а ему говорят: «Вот ви-
дишь, можешь когда хочешь!» Это как
будто упрек в том, что в остальное вре-
мя он может, но не хочет, ленится...
— У детей все иначе. Вот сел школь-
ник уроки учить, и вроде бы должен их
учить, а не ворон считать. Но он не мо-
жет не считать ворон! У него еще нет во-
ли, самоконтроля, да и просто внимания
не хватает. Тома научных трудов написа-
ны на тему, как формируется внимание.
Это процесс очень непростой, у всех он
проходит по-разному. Многие долгое
время страдают от дефицита внимания.
У ребенка нет еще внутреннего органи-
зующего начала, и это нормально.
У многих самоорганизация очень позд-
но формируется, особенно у мальчи-
шек. Задача родителя, воспитателя —
не вдаваться в подробности «ленится —
не ленится». Надо просто сесть рядом и
помочь. Говоря на языке психологии —
«спротезировать» недостающую функ-
цию. Если какой-то предмет не дается,
не хватает у ребенка непосредственно-
го интереса — сядьте рядом и помогите.
Вот такая простая вещь. И это не лень
никакая, конечно. — У детей лени нет?
— Думаю, что нет. У детей вообще
все в прототипах, прообразах. Прообра-
зы добродетелей, грехов, страстей. А вот
такими упреками мы внушаем им, что
они лентяи. И не исключено, что во
взрослом возрасте ребенок эту нашу
программу действительно выполнит. — А студенты-бездельники, прогу-
ливающие пары, не способные про-
тереть пыль в собственной комна-
те,— это тоже нормально? — Тут сложно говорить однозначно.
Взросление — очень болезненный пе-
риод. Это нам сейчас кажется, что моло-
дость, студенчество — прекрасная пора.
Ходишь себе на лекции, ни за что не от-
вечаешь... Кажется, чего им, дуракам,
не хватает? Мы просто не помним, каково нам
самим было в этом возрасте. Человек
так устроен, что неприятное вытесняет-
ся из памяти. А особо неприятное вытес-
няется особо жестко. И то напряжение,
которое сопровождало наш переход во
взрослую жизнь, мы не вспоминаем. На
самом деле дурное поведение подрост-
ков, их безделье — это признак боли, а
не плохого нрава. Это косвенное указа-
ние на тот уровень стресса, который они
переживают. Не проспать бы...
— Как близким относиться к тако-
му человеку, который не хочет делать
усилий? Осудить — это ж не выход.
— Осудить в любом случае не вы-
ход. Тут особого ума не надо. Если мы
вспомним Господа нашего, так Он ни-
РЕКЛАМА
Ближний круг
Внутренний мир
44
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
кого не осуждал, кроме тех, кто сам
осуждал других. Эти люди, осуждаю-
щие, они-то как раз отличаются актив-
ностью, они хорошо мобилизованы.
Именно они довели дело до Голгофы.
И сейчас делают то же самое в той или
иной форме. Если мы желаем ближне-
му своему добра, надо понимать, что
лень — состояние плохое, может быть,
даже мучительное. Если мы этому че-
ловеку сочувствуем, то не осуждать его
будем, а искать способы помочь. В та-
ких случаях иногда бывает полезно на-
чать с малого. Актер Виктор Сухоруков
как-то рассказывал по телевизору, как
он развязался со своим пьянством. Оч-
нулся однажды в своей квартире с тя-
желого похмелья и понял, что больше
так продолжать невозможно, что он
просто погибнет, если срочно ничего
не изменит в своей жизни. Но на гло-
бальные изменения, как вы понимае-
те, он тогда не был способен. И начал с
самого простого — принялся наводить
порядок в квартире. Как он сам гово-
рил, это был его первый шаг к выходу
из трясины. В нашей жизни неизбежно
присутствуют какие-то насущные дела.
И пока их не сделаешь, они будут за-
крывать для нас новые смыслы, новую
будущность. А делать ничего не хочет-
ся. И задача ближнего — не упрекать, а
воодушевить на какое-то начальное де-
ло: комнату убрать, к причастию схо-
дить, просто поехать с кем-нибудь пого-
ворить по душам. Только это помогает.
А вся эта гневная отповедь с постанов-
кой каких-то жестоких диагнозов толь-
ко еще больше растаптывает.
— А у человека в состоянии лени
энергия-то есть для того, чтобы де-
лать усилие?
— Наши усилия приведут к успеху, ес-
ли произойдет синергия воли человече-
ской и спасающей энергии благодати.
Но без личного труда ничего не дастся,
свой шаг человек сделать все-таки дол-
жен. Может быть, этот шаг будет совсем
маленький, ничтожный, как у блудного
сына. Он просто пришел — а дальше па-
па все взял на себя. Но шаги в сторону
папы пришлось делать самостоятельно,
и это было с его стороны большое уси-
лие. Он ведь мог бы продолжать разла-
гаться, жить где-нибудь со свиньями.
Лень тем и плоха, что она мешает сдви-
нуться с места. Конечно, этого недоста-
точно — все дальнейшее достраивается
участием Промысла. Но слезть с печи
надо все равно.
Я часто вспоминаю сказку «Бога-
тырь» Салтыкова-Щедрина. Жил-был бо-
гатырь могучий, надежда народная.
Спал себе в своем дупле, не просыпал-
ся. А народ меж тем страдал от лютых
врагов, но верил, что рано или поздно
восстанет их заступник и победит не-
справедливость. Так и терпел, так и
ждал. Прошло много времени, совсем
уж худо стало, а богатырь все не просы-
пался. Тогда пошли люди посмотреть,
как он там. Заглянули в дупло — а от бо-
гатыря одна голова осталась, все ос-
тальное сгнило давно. Вот как бы эта
сказка не оказалась пророческой. Мы-
то все тешим себя надеждой, что рус-
ский народ терпелив да могуч. Дескать,
терпим-терпим, а как исполнится чаша
нашего терпения, так мы пробудимся и
всех победим. А кто знает? Не проспать
бы мощь эту.
РЕКЛАМА
Ближний круг
Личный опыт
Миссия невыполнима — 6
46
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
47
— Приходи, посмотрим, — грустно
сказала мой врач по телефону.
Это было лучшее, что я услышала за
всю беременность. Дальше анализы
показали, что беременность не разви-
вается.
— Подождем, — сказала мой врач.
Мы подождали, и она развилась.
Дальше было кровотечение. На УЗИ ста-
ло видно, что плод прикреплен к рубцу от
предыдущих кесаревых.
— Это классифицируется как внема-
точная беременность. Ее не сохраняют,
но я даже не знаю врача, который риск-
нет вам делать аборт, — сказал мне узист.
Потом мне сказали, что рубец очень
тонкий и прикрепленная к нему плацен-
та рвет орган мгновенно, без симпто-
мов. Это означает быструю и немучи-
тельную смерть без покаяния матери и
младенца сразу. Потом мне сказали, что ребенок ум-
рет внутриутробно, так как через рубец
не идет питание. Потом мне сказали, что по УЗИ и ана-
лизам у ребенка серьезные пороки раз-
вития. Но на этом моменте это уже не
имело для меня значения.
Потом мне сказали, что плацента
очень низко, она оторвется и вызовет
кровотечение, которое они могут не ос-
тановить и на операционном столе.
Пропуская лекции об ответственнос-
ти в кабинете генетика и «доброжела-
тельность» врачей женской консульта-
ции, я выяснила, что в лучшем случае
все гибнут мгновенно, в худшем — долго
и по очереди.
— Беременность не вынашиваемая,
шансов нет, хотя все бывает, — предуп-
реждали хорошие врачи.
— Но он же живой, — отвечала им
мой любимый доктор.
— Безответственная, бесчувствен-
ная мамашка, но решать тебе, — гово-
рила она мне.
Сначала было страшно, потом плохо,
потом грустно, потом стало все равно от
безысходности.
К концу беременности я расхрабри-
лась. «Вечно эти врачи преувеличива-
ют»,— думала я, разглядывая верхуш-
ки сосен на даче за 60 километров от
Москвы.
«Пойду прогуляюсь к метро за моро-
женным», — думала я уже лежа в роддо-
ме на строжайшем постельном режиме.
Настал день операции. Накануне ме-
ня навестила администрация клиники и
заведующие разных отделений, кото-
рые, мне казалось, не имеют отношения
к беременным. Сказали, что операция
будет очень сложная, чтобы я была гото-
ва ко всему. Я позвонила духовнику и
была готова.
Все случилось ровно за десять минут
до начала запланированной операции. То
есть, когда часть врачей мыла руки, дру-
гая надевала халаты, третья ободряюще
похлопывала меня по плечу, — случилось
все, чем меня пугали всю беременность.
Оно оторвалось, разорвалось, полилось.
Я думала, что так быстро возят на ка-
талках только в кино и врачи по коридо-
ру так бегают тоже только в кино. Я успе-
ла сделать два «звонка другу» — мужу и
духовнику. У меня выхватили телефон и
бросили на стол. По скорости показа-
лось, что они будут резать без наркоза.
Моя врач залила йодом халат главвра-
ча. Последнее, что я слышала, как вызы-
вали детскую реанимацию.
Очнулась я от того, что очень сдер-
жанная на эмоции врач сидела рядом и
гладила меня по голове. «Наверное, ей
было страшнее, чем мне», — подумала я,
и мне стало стыдно.
— От метро вы меня бы не дотащи-
ли,— говорю.
— Ты безответственная и бесчув-
ственная мамашка, — отвечает, — с ре-
бенком все нормально. Она в общем
детском отделении.
Это внешний сюжет.
Меня так накрыло Благодатью Божи-
ей, Милостью Божией, что было страшно
вдохнуть. Внутри все притихло и стало на
свои места, когда не хочется ничего про-
сить, а хочется только благодарить. Я
вдруг физически почувствовала «дух ми-
рен» и близость Бога.
Ты делаешь такой маленький шажок
к Богу (всего лишь не убить своего ре-
бенка), а получаешь такие богатства, что
даже страшно.
NN
РЕКЛАМА
Это должно было стать шестым кесаревым. Про шестое
кесарево не слышали даже православные акушеры.
Я была сапером на неразминированном поле без карты,
любителем-дрессировщиком хищников, террористом-
смертником, человеком-пауком без спецэффектов,
Чипом без Дейла с невыполнимым заданием.
Это рассказ про мою беременность.
Ближний круг
48
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Детский вопрос
Его дом — его крепость
Ольга КРАСНИКОВА, психолог-консультант, руководитель
психологического центра «Собеседник», помощник
ректора Института христианской психологии:
— Кризис переходного возраста — тяжелое испытание
для всех. Как мы грустно шутим: задача подростка — вырас-
ти, задача родителей подростка — выжить. Единственное,
чем можно утешить родителей, что этот кризис — норма. Это
переход во взрослый мир, где есть не только свобода, но и
ответственность. Совершить этот переход безболезненно и
незаметно практически невозможно. Однако нередко на-
равне с нормальным для этого возраста поведением (ребе-
нок настаивает на своем, подвергает сомнению и критике
авторитеты, перестает безропотно подчиняться родитель-
ской воле) у него проявляется асоциальное поведение: куре-
ние, воровство, компьютерная зависимость, половые свя-
зи, наркотики, — тогда надо бить тревогу. Но, как правило,
отклоняющиеся модели поведения у подростков — симптом
общей ситуации в семье. Подростковый возраст — острый
период, в котором все, что было искажено раньше, стано-
вится выпуклым и очевидным. Иногда родители говорят на
консультации — мы потеряли с ребенком контакт, как его
восстановить? Восстановить можно только то, что уже было.
А если родители до подросткового возраста не нашли време-
ни «познакомиться» со своим ребенком, если в семье нет
теплых эмоциональных отношений, — тогда и восстанавли-
вать нечего,строить новое в момент кризиса очень сложно.
Главная задача родителей подростка — сохранить с ним
эмоциональный контакт. Важно, чтобы для подростка дом
был тем местом, где бы он чувствовал себя в безопасности.
Мы проводили исследование — просили первоклассников
и семиклассников нарисовать свою семью. Первоклассни-
ки обычно рисуют себя и всех членов семьи, а подростки
очень часто рисуют свою семью без себя. Им свойственно
ощущение, что им нет места в их доме, где, вместо того что-
бы восстановить силы и получить поддержку, они получают
пинки, тычки и недовольство. Претензии — «мы столько на
тебя сил и денег потратили, а ты», сравнение с другими, ус-
ловия — «сделаешь то, получишь это», — все это восприни-
мается им как «ты нам не нужен» или «нужен только хоро-
ший, а не настоящий». Родители к подростковому возрасту своих детей часто
находятся в иллюзии, что ребенок вырос и теперь они ему
нужны постольку-поскольку. Это заблуждение. Родители
очень нужны подростку. Тем, что они рядом, могут выслу-
Как любить гадких утят?
шать, поддержать, защитить, если понадобится. Но подрост-
ку также необходимо чувствовать уважение к границам его
личности, поэтому внимание и интерес взрослым лучше про-
являть аккуратно и ненавязчиво. Еще родителям важно не
только высказывать недовольство тем, что не нравится в
поведении подростка, но и одобрять то, что им нравится.
Обычно это воспринимается как должное: помыл посуду —
никто даже спасибо не сказал — ребенок никакого эмоцио-
нального отклика не получил. Зато когда не помыл — полу-
чил бурную эмоциональную реакцию. Так лучше, думает он,
я не буду мыть посуду — и времени свободного больше, и уж
я точно буду знать, что я что-то значу для них. Подросток ве-
дет себя вызывающе, раздражает родителей нередко для
того, чтобы спровоцировать их хоть на какое-то проявление
чувств. «Если мама из-за меня плачет, папа кричит, значит,
им есть до меня дело, я не “пустое место”!»
Еще одна крайность, которая вызывает у подростка аг-
рессию — когда родители слишком вмешиваются в его
жизнь, постоянно контролируют — они не замечают, что
он вырос. В норме родители должны давать ему достаточ-
ную степень свободы в тех областях, где нет риска для здо-
ровья и жизни. А вот наказывать подростка поздно. С ним можно вы-
страивать отношения. Даже если случилось что-то серьез-
ное, например, вы вдруг обнаружили, что он пьет и курит,
наказание здесь не поможет, тут я бы порекомендовала
как можно скорее обратиться к специалистам. Ошибка ро-
дителей — они либо этого стыдятся и делают вид, что у них
все нормально, либо пытаются насилием выбить из ре-
бенка то, что является не лично его проблемой, потому
что, повторюсь, любое асоциальное поведение уходит
корнями в проблемы семьи. Ребенок курит не от хорошей
жизни. А если ему больно и плохо, а его за это еще и нака-
зывают — будет только хуже. Надо, конечно, не гладить
его за это по головке, а попытаться понять, что случилось
в его жизни, когда он почувствовал такое одиночество,
пустоту, беспомощность, напряжение, что ему сигареты
потребовались? И что помешало ему обратиться за помо-
щью к родителям?
Родители от страха перед подростком часто сами ведут
себя как дети. Вот они накричали — ребенок им подчинил-
ся, и создалась иллюзия, что крик — эффективное средство.
А подросток со временем перестает уважать родителя, кото-
рый кричит. Крик — это проявление слабости, беспомощно-
сти, но об этом не думают, когда надо настоять на своем (из
лучших побуждений, потому что «я волнуюсь, я забочусь!»).
Но разве крик, унижение, оскорбление — это забота? Мой сын, достигнув 15 лет, из ангела превратился в почти неуправляемого хама. Я про-
сто не узнаю своего ребенка. Чувствую, что его самого это мучает, но сделать он с собой ни-
чего не может. Все говорят: потерпи, это переходный возраст. Возможно, это и так, но зачем
нужен этот переходный возраст? Почему взросление причиняет такие ужасные страдания
и самому человеку, и его близким? И как нам, родителям, сохранить в этот период свой ав-
торитет и хоть какие-то доверительные отношения? Елена
Важно реагировать не тогда, когда уже все плохо, а тог-
да, когда еще все в порядке. Не кричать на дочку, когда она
до часу ночи не ложится спать, а ей вставать завтра рано (что
от ваших криков изменится?), а когда она вовремя ложится,
говорить — я рада, что ты заботишься о своем здоровье,
завтра легко проснешься и будешь хорошо себя чувство-
вать.И тогда для ребенка это будет сигналом — со мной все
в порядке, я на правильном пути, меня поддерживают.
И еще один момент. До 6-7 лет дети, как правило, идеа-
лизируют родителей. Но когда родители идеальные, от них
отделиться невозможно! А подростковый возраст —это вре-
мя начала отделения. Ребенок начинает сравнивать своих
родителей с другими взрослыми, оценивать их, критиковать,
обесценивает их вкусы, взгляды, мысли. Это не значит, что
он их больше не любит и не уважает —но ему необходимо
«оттолкнуться» от них, чтобы разобраться в себе. Если этого
не происходит, это плохо, потому что рано или поздно кризис
наступит, все равно захочется понять —а где я-то? Кто я без
мамы? И гораздо хуже, если это начнется в 30 лет.
Родителям сложно пережить такое отношение, но важно
иметь самоуважение и не пытаться доказывать подростку,
что он ошибается —он сам это поймет, когда повзрослеет.
Уважение и авторитет нельзя навязать силой, но не стоит и
заискивать перед подростком, пытаться заслужить его одо-
брение, употребляя сленговые словечки и т. п. Не стоит и
«набиваться» к нему в друзья — иерархия в семье обяза-
тельно должна оставаться. И все-таки,несмотря на все трудности, подростковый
возраст удивительно богат на открытия и изменения. Это
возраст становления личности, время надежд, постановки
жизненных целей. И как хорошо пройти этот период, сохра-
нив теплые отношения и взаимоуважение.
Работайте вместе
Протоиерей Константин ОСТРОВСКИЙ, настоятель
Успенского храма города Красногорска Московской
области, благочинный церквей Красногорского округа
Московской епархии, отец четверых детей: — В одной статье о воспитании детей в семьях русских
крестьян XIX века я прочитал, что крестьянские дети очень
рано становились взрослыми, способными к самостоятель-
ной жизни. Подросток в 15 лет уже мог в случае необходимо-
сти быть хозяином в доме, а девочка и еще раньше — в
12 лет — хозяйкой. А ведь крестьянское хозяйство было не
только очень трудоемким, но и сложным, требовало многих
знаний и навыков. Я не идеализирую простонародье. В те
времена, как и теперь, грехи у людей во всех слоях общества
бывали всякие. Но вспомните: нигде в русской классической
литературе мы не находим даже упоминания о конфликтах
переходного возраста в семьях крестьян. Подростки взрос-
лели душевно раньше, чем созревали физически. Сейчас так
бывает очень редко.
Я думаю, одной из главных причин столь успешного вос-
питания было то, что в тех семьях все — взрослые, малень-
кие, старики — жили единой жизнью, и каждый делал, что
мог. Пять лет — возьми прутик и паси гусей. Стал постар-
ше — трудись по силам. Вырос — берись за тяжелую муж-
скую работу. Дети видели, что родители сильнее их, лучше
разбираются во всех общих для них делах. Отсюда возника-
ло естественное уважение к старшим. И работали, и отдыха-
ли, и ели, и молились вместе. Жили вместе.
И сейчас, если дети могут жить общей жизнью с родите-
лями, это идет им на пользу. Я, например, благодарю Бога за
то, что мои старшие сыновья помогали мне в алтаре, когда я
служил в Хабаровске. Илюше было десять, а Ване — восемь
лет. Меня назначили настоятелем храма. Старичок-поно-
марь там оказался очень слабеньким. И младший сын по-на-
стоящему занимался алтарным хозяйством, а старший читал
на службах. Я с них спрашивал как с настоящих алтарников,
а не как с маленьких детей. Думаю, что в значительной ме-
ре благодаря тому, что меня с детьми всегда связывало об-
щее серьезное дело, у нас не было описанных конфликтов
переходного возраста. Трудности и неприятности в этом воз-
расте, конечно, были, потому что наши страсти росли вмес-
те с нами, однако личные отношения детей и родителей все-
гда оставались хорошими.
Но в огромном большинстве даже благополучных семей
дети почти все свое время проводят отдельно от родителей.
Детский сад, школа, кружки... Телевизор, компьютер... Роди-
тели на работе или тоже у телевизора, компьютера... В луч-
шем случае бывают общие развлечения, а нужны как раз об-
щие дела. Повторюсь: если мальчик работает вместе с
отцом, он видит реальное превосходство отца и, естествен-
но, исполняется к нему уважением. Если девочка вместе с
матерью занимается домашним хозяйством, она видит силу
и умение матери, подражает ей и, естественно, уважает и
слушается ее. Современный же ребенок до какого-то време-
ни воспринимает родителей почти без критики, а потом, го-
дам к десяти-двенадцати, замечает, что в самом, как ему ка-
жется, главном он родителей догнал, а то и перегнал. Ведь
типичный современный человек — это человек-потреби-
тель, а потреблять дети способны ничуть не хуже, чем взрос-
лые. И поскольку принятый подавляющим большинством
людей жизненный идеал — иметь побольше житейских благ
при наименьших усилиях, то как раз способность родителей
прикладывать усилия (то есть способность к трудовой и твор-
ческой деятельности) перестала считаться достоинством.
С другой стороны, в переходном возрасте человека начина-
ют особенно волновать важнейшие жизненные вопросы (о
смысле жизни, о любви, о выборе жизненного пути), а роди-
тели зачастую не могут помочь ребенку их разрешить. И не
по простоте своей (это бы не беда), а потому, что родители
эти вопросы не разрешили для самих себя. При этом зачастую родители требуют от подростка вы-
полнения каких-то моральных правил, а обосновать их не
могут. Если родители в разводе, потому что «не сошлись ха-
рактерами» или потому что «пришла новая любовь», разве
дети будут слушать их советы о серьезном отношении к бра-
ку? Если папа дает взятку сотруднику ГИБДД, он не сможет
объяснить сыну, что честнее заплатить штраф. Когда дети ви-
дят наше лицемерие, когда мы учим их тому, что сами не де-
лаем, это больше всего другого подрывает наш родитель-
ский авторитет. 49
Ближний круг Персона
50
Фото Василия Жукова
51
Специалист-практик
— Игорь, если считать блоги но-
вым типом СМИ, вас можно назвать
«журналистом нового формата». При-
чем официально признанным, судя
по тому, что прошлым летом вас при-
гласили в журналистский пул, сопро-
вождающий визит Патриарха на Ук-
раину. А что было «до интернета»: кто
вы по профессии, где учились?
— Давайте начнем еще раньше, со
школы. Это было начало девяностых, то-
гда как раз открылись двери в нашей
стране для всякого рода проповедни-
ков, и кто-то нам с приятелем подарил
Евангелия. Мы этим очень вдохнови-
лись и даже сделали газету с цитатами
из Библии. Распечатали ее в ста экзем-
плярах и стали продавать около метро
«Васильевский остров», где тогда соби-
рались разного рода общественные ту-
совки. С кем-то мы познакомились, с
кем-то подружились, и один человек мне
говорит: «А ты чего некрещеный? А по-
ехали в Вырицу...» Там вокруг Казанской
церкви при настоятеле отце Алексии Ко-
ровине сложилась группка приветливой
молодежи, там я крестился и остался при
храме. Через полтора года стал читать
на клиросе, это был 11-й класс, я катал-
ся в Вырицу каждые выходные и все ле-
то. Окончив школу, стал штатным пса-
ломщиком, а через год поступил в
семинарию. В семинарии поначалу все было так
же резво: уже в первом классе я стал ус-
тавщиком мужского хора. Но через пол-
тора года меня отчислили — за непосе-
щение и неуспеваемость. Я к началу
второго класса понял, что можно не хо-
дить на занятия, а преспокойно в библио-
теке читать то же самое и сдавать экза-
мены. Но «системе» это не понравилось. Потом работал в православном из-
дательстве «Сатисъ» — и верстальщи-
ком, и в отделе распространения, и даже
книжку написал. Мне ж надо было дока-
зать «системе», «кого они потеряли», и я
за неделю по вдохновению накатал
книжку «Православное богослужение.
Практическое руководство для клири-
ков и мирян». Это такая удобная шпар-
галка для отцов, пономарей и чтецов аж
на 200 страниц: как кадить, куда в какой
момент службы идти и т. п. В народе эта
книжка называется «Гаслов с балетом».
Дело в том, что я в третьем классе шко-
лы чуть не поступил в Вагановское учи-
лище, до сих пор помню эти балетные но-
тации, схемы танца. Вот и использовал
подобные нотации, чтобы изобразить,
как подойдет диакон, как священник. За
эти штуки книжка ценится и с 96-го года
до сих пор переиздается. Потом появилась семья, надо было
работать по-серьезному, и я «ушел» в
бизнес. Работал в консалтинговой фир-
ме, занимался госзакупками. Я тогда со-
вершенно забыл про Церковь, меня как-
то выбросило из этой среды... А потом я
попал в очень неприятную аварию, чуть
не погиб... И случилось такое совпаде-
ние: меня с места аварии забирала ско-
рая помощь, в бригаде которой была од-
на из вырицких прихожанок. Я прова-
лялся две недели в реанимации и полто-
ра месяца в хирургии. После аварии был
суд. Мне дали условный срок, через год
я закрыл свой бизнес. На этом закончи-
лась моя активная светская деятель-
ность. Но все это мне сейчас очень при-
годилось: раскапывая нашумевший в
СМИ конфликт между Иерусалимским
Крестовоздвиженским женским мона-
стырем и реабилитационным центром
«Детство» (в Домодедове Московской
области), я прекрасно знал ситуацию из-
нутри и видел, где мухлюют федераль-
ные чиновники. — А с чего началась ваша актив-
ная интернет-деятельность?
— Было две темы, которые меня ин-
тересовали: темное пиво и пабы, кано-
ническое право и литургика. Где-то год я
занимался раскруткой форума про пабы
и пиво, и, как ни смешно это звучит, это
стало неким опытом, который помог ор-
ганизовать сообщество «Устав». «Устав»
был создан с очень простой целью: раз
никто про каноническое право ничего
не понимает, надо заняться своего рода
просвещением. Там поднимаются лю-
бые темы, связанные с церковным пра-
вом, все, что касается нормативов и их
практического применения: запреты
священников, совместная молитва с
иноверцами и т. д. В модераторы я стал
приглашать преподавателей канониче-
ского права из МДА и ПСТГУ: игумена
Савву (Тутунова), отца Александра За-
дорнова, отца Дмитрия Пашкова. Трудная жизнь виртуального хулигана
Кто такой Игорь ГАСЛОВ, можно определить за две минуты с
помощью «Яндекса»: популярный блогер с активной
жизненной позицией и острым языком, создатель интернет-
сообщества «Устав». Минуты через четыре изучения вопроса,
правда, возникает ряд недоумений: кто он, Робин Гуд,
выводящий на чистую воду мошенников, или сам мошенник?
«РПЦ-шный подпевала» или «враг Патриарха»? Определить
истину в реале отправилась Анна ЕРШОВА.
Ближний круг
Персона
52
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Натренировавшись на «пабах и пи-
ве», я уже понимал, как эти сообщества
раскручивать. Закидывать острые темы,
троллить, периодически кого-то банить.
Таким образом провоцируется обще-
ние, привлекается интерес. А дальше
процесс уже можно моделировать: сде-
лать управляемую дискуссию, приводи-
мую к какому-то результату. — И теперь из хобби интернет-
журналистика стала вашей профес-
сией?
— Да, я сейчас специально начинаю
уходить в активное блогерство плюс пи-
шу статьи по этим же вопросам для пра-
вославных порталов. Ведь когда ты пи-
шешь на одну и ту же тему, ты в нее все
больше и больше погружаешься. Стано-
вишься не профессионалом конечно
(для этого нужны фундаментальные зна-
ния), скорее специалистом-практиком. Из виртуала в реал —
и обратно
— Вот у вас, судя по всему, актив-
ная жизненная позиция. Но быть ак-
тивным в интернете проще, чем быть
активным в своем приходе. — Конечно, проще бить по клавиату-
ре и рвать на себе рубаху в виртуале,
чем пойти и сделать что-то реальное.
Про себя могу сказать: то, что я могу и
умею — читать на клиросе, — я это и де-
лаю в близлежащем храме. Но, скажем,
заниматься с приходскими детьми, ста-
вить спектакли — не мое. Кроме того,
сейчас виртуальное общение и темы, ко-
торые там поднимаются, очень быстро
выходят в реал. И наоборот, очень мно-
гие реальные проблемы оказываются в
виртуале. Например, история с домоде-
довским монастырем была запущена в
интернет посредством информационно-
го вируса. Еще одна история, «выпрыг-
нувшая» в реал, — дело отца Игоря Пре-
купа, клирика Эстонской Православной
Церкви, которого запретили в служении
отчасти незаконно. Чтобы проблему ре-
шить, необходимо было подавать апел-
ляцию в общецерковный суд. Эту апел-
ляцию нужно было составить, четко
показав, какие каноны нарушены. При-
шлось помогать отцу Игорю это делать.
У нас, к сожалению, есть такое печаль-
ное явление в некоторых епархиях, как
архиерейский произвол. Зачастую свя-
щенник не понимает, как себя защи-
тить, он чувствует себя крепостным, не
зная, что есть вышестоящие инстанции:
общецерковный суд, Синод, Патриарх.
В семинарии каноническое право нор-
мально не преподается, тем более не
преподается практическое право, и ни-
кто не знает эти процессуальные нюан-
сы: как правильно составить иск, как
его подать, как себя вести на суде. И я,
анализируя свою жизнь, понимаю, что,
когда я попал в суд как подследствен-
ный, хотя это было очень неприятно и
больно, это стало бесценной школой.
Все не зря. Нужно на своей шкуре испы-
тать что-то подобное, чтобы потом
знать, что делать и чем помочь. И когда
отец Игорь пошел на общецерковный
суд, мне было ясно, что нужно ехать ту-
да, чтобы хотя бы просто поддержать,
чтобы он перед входом в зал заседаний
не был совсем подавлен. Конечно, в любом конфликте вино-
ваты обе стороны. Просто так запре-
щать не будут. Но священник должен
понимать, в чем он виноват, и знать ка-
ноны, которые он нарушил. Разъясне-
ние всего этого и есть задача сообще-
ства «Устав». Мы пытаемся сделать все
эти, считаемые «скользкими», темы бо-
лее обсуждаемыми и более близкими к
конечному «потребителю»: диаконам,
священникам, епископам. Ведь и боль-
шинство епископата не понимает, как
все это работает. И зачастую епископ
делает определенные вещи просто по-
тому, что так принято, потому что «как
бы чего не вышло».
Мне кажется, что наше сообщество
сейчас отображает общую направлен-
ность в церковной среде на прозрач-
ность и открытость. Вот, например, на
первом общецерковном суде было при-
нято два решения за священников и два
против, а на последнем (в ноябре 2010
года) принято три оправдательных реше-
ния и лишь одно осуждающее. И ведь
при этом суд состоит из епископов. А у
всех епископов есть определенная «кор-
поративная солидарность». И то, что они
склоняются в сторону независимой
справедливости, это очень важно. — Хорошо, пусть у нас теперь «пе-
рестройка и гласность», но, с другой
стороны, вы постоянно выносите на
всеобщее обсуждение какие-то ост-
рые моменты, и они становятся самы-
ми «видными» в интернете из того, что
есть про Церковь. Не оттолкнет ли это
тех людей, которые только что заин-
тересовались вопросами веры?
— Да, у нас есть масса болевых то-
чек. И любую болевую точку в любой мо-
мент раскопает человек, враждебный
Церкви. При этом переврет, раздует и
распиарит так, что мало не покажется.
Так что существуют два пути. Первый —
мы дожидаемся, когда кто-то раскопает
острую ситуацию и предъявит нам (и мы
будем оправдываться, а это всегда про-
игрыш). Второй — мы сами проблему на-
ходим, показываем и формулируем к
ней церковную точку зрению. Говорим,
что это плохо и что делать нужно все-та-
ки вот так. Понятно, что это много кому не нра-
вится. У многих мирян отношение к
священству и архиереям более чем
благоговейное. Это просто шаман и не-
божитель, трогать его нельзя: «Как мож-
но сказать такое про епископа!» А епи-
скоп ведь тоже человек, и он может
ошибаться. Если неправильно ко всему
«Наблюдение»
Люди пишут в свои блоги. Часто описывают реальные проблемы
церковной жизни. Но если это кто-то прочитал и принял меры,
начинают кричать: «А-а-а! Нас мониторя-я-ят! А-а-а!» Ну так
не пишите, сидите и надрывайтесь молча. Или это такая
аскетическая практика? Колоться, плакать, но продолжать есть
кактус? Самые острые вопросы уходят в подзамки. Вам так
хочется, чтобы эти острые вопросы и дальше оставались
вопросами? Или вам боязно за себя? Так зачем тогда вообще
писать об этом? Боишься — молчи. Так честней будет.
Из блога Игоря Гаслова
53
этому относиться, можно ошибающего-
ся еще больше подтолкнуть. А если пра-
вильно — можно, наоборот, помочь.
Продаются ли блогеры?
— Игорь, вы считаетесь первым
блогером, которого официально при-
гласили в патриарший пул. Как вы ду-
маете, есть будущее у блогов в осве-
щении официальных церковных
мероприятий?
— Насколько я в курсе, сейчас бло-
геров хотят брать в поездки, но только
не знают кого и не очень понимают, как
с этим форматом работать. Блоги —
формат новый, молодой, в корне отли-
чающийся от обычной журналистики:
блогер никогда не пишет по заказу ре-
дакции и у него нет редактора. Что
взбредет ему в голову, то он и пишет. Вот
меня, например, интересуют богослуже-
ния и всякие технологические вещи — я
и смотрел на Украине, как служба идет,
какие менты стоят в оцеплении и т. д.
Про это я и писал. Какой это дает эф-
фект — непонятно. Когда мы обсуждали
с отцом Владимиром Вигилянским, кого
брать из этой области, я предлагал при-
глашать кого-нибудь из светских блоге-
ров. Например, Сергея Мухамедова, ко-
торый снимает интересные кадры и
потом в виде репортажа выкладывает в
сети. Для нецерковной публики это го-
раздо более интересно, чем все эти на-
ши разговоры, как прошло заседание и
какие решения приняты. И, я так пони-
маю, сейчас с приглашениями в пул
блогеров взята небольшая пауза. К то-
му же финансирование этой статьи рас-
ходов уменьшилось, и в последние по-
ездки Патриарха журналисты ездили за
счет редакций. Но кто пошлет в коман-
дировку блогера, а потом еще и расходы
оплатит? — Интересно читать отзывы в ин-
тернете по поводу вашей поездки в
составе патриаршего пула. Половина
пишет, что «Гаслов продался», вторая
половина — «Гаслов хам, и как его ту-
да только взяли». Где правда? — По поводу «продался». Скорее сам
заплатил: я не успевал полететь с деле-
гацией, пришлось лететь за свой счет...
Да, меня критикуют со всех сторон, но
мне очень понравилось, как кто-то в
комментариях сказал: «Завидую тем лю-
дям, которые вдруг и от всего сердца
стали разделять официальную пози-
цию». Вот это про меня. Повторюсь: если
мне неинтересно, я не поеду и писать не
буду. А если интересно (как, например,
недавняя служба Патриарха в Крон-
штадтском Николаевском соборе), так я
и ждать не стану что позовут — позвоню
и аккредитуюсь самостоятельно. Вот на
Синод обязательно аккредитуюсь, пото-
му что это тематика «Устава». Но у меня
нет какого-то бейджика «патриарший
блогер», это просто бред.
— Но все равно — вот вы такой
острый и принципиальный, а если
пригласили, то как-то чисто по-чело-
вечески неудобно критиковать, прав-
да?
— Может быть, и неудобно. Но это
уже вопрос журналистского хулиганства. О чем можно и нельзя го-
ворить — На прошлом фестивале «Вера и
слово» вы помогали организовать
секцию «Интернет-СМИ». Там же, на
фестивале, была презентация цер-
ковного канала на крупнейшем ви-
деопортале YouTube. Зачем Церкви
канал на портале, где 50 процентов
видео весьма сомнительного содер-
жания?
— Я занимаюсь провайдингом и пре-
красно знаю профиль трафика, идущего
на нынешнего пользователя интернета.
В этом профиле 80 процентов занимают
видео в социальной сети «ВКонтакте».
Вот у меня ребенок садится за компью-
тер, открывает там мультики и смотрит.
Хотя дома у нас тарелка «НТВ плюс», мы
все смотрим из сети. Потому что любой
канал — это эфирная сетка. Если не ус-
пел к определенному времени — про-
пустил передачу. Пропустил один, второй,
тысячный — аудитория теряется. Когда в
Церкви встает вопрос о том, где и как ор-
ганизовать общероссийский ТВ-канал,
есть несколько ответов. Можно покупать
транспондер на спутник, можно поста-
вить телестудию, делать круглосуточные
вещания. Но все равно покрытие будет
мизерным. Будут делать упор на прайм-
таймовые передачи, а все остальное
время забивать «балластом». Конечно,
многим старушкам нравится, когда на те-
леканале «Союз» читают утренние и ве-
черние правила, но это не телевизион-
ный продукт. Нужны короткие, ясные
проповеди, внятные комментарии на
злободневные темы, острые ток-шоу.
И если есть YouTube, который смотрят
все, и есть материалы, которые там мож-
но публиковать, — этим нужно пользо-
ваться. Точно так же можно сказать:
«По поводу трагической новости»
Да, эмоциональность блогов очень часто зашкаливает. Но очень
часто эмоциональность нас заставляет и искренне молиться.
Чего не отнимешь у блогов, так это скорости реакции на события.
Случилось что-то, и очень быстро об этом становится известно.
Можно привести массу случаев, когда именно в блогах, часто на
сутки раньше, чем на новостных лентах, появлялась информация
о тех или иных событиях. Очень часто блогеры первыми
разбирались и подтверждали (или опровергали) ту или иную
информацию.
Результат тут один: узнав такую новость, человек очень часто
может искренне помолиться. А что еще надо в таких случаях?
Причем молятся не об абстрактном герое официального
новостного сообщения, а о вполне конкретном человеке, с
которым ты вчера, а может еще и сегодня, лично разговаривал.
Не знаю, как другие читатели, но лично я уже не раз убеждался в
результате таких молитв. Из блога Игоря Гаслова
Ближний круг
Персона
54
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
«А зачем Церкви газеты?» Ну давайте во-
обще от печати откажемся и будем книж-
ки вручную переписывать. — Есть ли какие-то вещи, на ваш
взгляд, о которых не принято гово-
рить даже в блогах? Например, па-
раллельно с вашими постами о визи-
те на Украину висели фоторепортажи
об автопарке, сопровождающем Пат-
риарха. Надо ли на это реагировать и
как? Мы же все равно никогда не уз-
наем правды по этим вопросам, бу-
дут только догадки.
— На самом деле, узнаем: я надеюсь,
будет, например, фоторепортаж о внут-
ренней жизни Чистого переулка. Сейчас
есть понимание, что нужна нормальная
информационная открытость. К тому же
посмотрите на нашу церковную прессу:
если женский глянец начал появляться,
то для мужиков нет ни одного журнала!
Ведь что мужчин интересует? Часы, ма-
шины, техника. И почему об этом грамот-
но не написать? Это интересно всем — и
церковным, и нецерковным людям.
—Но сразу же появляется тема,
что попы — мироеды и все наворо-
вали.
— Эта тема будет всегда, только
светские СМИ наврут с три короба, и мы
будем сидеть и оправдываться. Напри-
мер, тема «на чем летает Патриарх».
У меня даже раздел в блоге есть «Патри-
арх и автомобили-пароходы-самолеты».
Святейший летает либо общим чартер-
ным рейсом (в бизнес-классе — Патри-
арх и кто-то из епископата, в эконом-
классе — вся делегация), либо летит
отдельно чартер с Патриархом и отдель-
но делегация обычным чартером (или
обычным рейсом авиалиний). Почему об
этом не написать? А то вылезают крики,
когда он прилетает на этом вот чартере:
«Вот, у Патриарха реактивный самолет!»
Самолет не у него, самолет арендован-
ный. На этом самолете вчера летел та-
кой-то человек, позавчера такой-то. Что
тут скрывать? Когда что-то скрываешь,
все обрастает мифами.
Блогер — тоже человек
— Вы довольно много знаете
«подноготной» про различных свя-
щенников, епископов, в курсе множе-
ства внутрицерковных происшест-
вий. Вашей вере, вашим отношениям
с Богом это не навредило? «О православных блогерах и православных блогах»
Что такое блог? Сказать дневник — значит не сказать ничего.
Блог прежде всего — это круг знакомых. Некая виртуальная
кухня, где собрались друзья и обсуждают интересующую тему.
В этом, собственно, и отличие блога — в комментариях. Создай
блог в ЖЖ, отключи там комментарии, и как бы ты интересно ни
писал, все равно читать тебя здесь не будут.
Последнее время звучат всякие слова о том, что православный
блогер должен быть нравственным, что нужна самоцензура и т.д.
Интересно, почему мы это зачастую воспринимаем в штыки?
Ведь довольно нормальные слова, особенно если их сказать
не про блоги, а вообще про человеческое общение.
Только каждой кухне свой стиль общения не навяжешь. Никто
не удерживает друга на этой кухне сидеть. Хочешь уйти — дверь
открыта.
Давайте вспомним, почему культура дискуссий на злободневные
темы однажды ушла на кухни? Потому что нигде, кроме кухонь,
обсуждать эти темы не дозволялось. Потому, собственно,
и сейчас обсуждение церковных проблем ушло в то же ЖЖ.
Только хорошо ли все это? Нет, конечно, аромат кухонных
квартирников такой классный. Думаю, многие любители
«русского рока» по квартирникам временами даже
ностальгируют, но все равно с большим удовольствием идут
в нормальный клуб или на другую концертную площадку. Потому
что музыке все-таки — свое место, с нормальной аппаратурой
и на сцене, а не среди чайников и кипятильников.
К чему все это, собственно? А к тому, что можно долго пробовать
учить жэжэистов культуре общения, но все равно большинство
это будет воспринимать так, как будто некий человек, которого
и на кухню никто не звал, в окно стучится и через стекло кричит:
«Вы там потише! А на эту тему вообще не говорите, мне все
через форточку слышно!» И если в ответ просто форточку
захлопнут и занавески задернут, будут вполне правы. Потому что
это кухня, а кухня священна.
Но если вы хотите получить настоящий «православный блогинг»,
то ничего не останется, как дать возможность людям с этих
кухонь выйти. Хотите реального обсуждения проблем —
создавайте открытую площадку для общения. Наверное, со
штатными блогерами — колумнистами. С возможностью
комментировать. И вполне можно создать нормальный ресурс.
Просто пришло уже время появления нормальной
общецерковной дискуссионной площадки. Вот тогда и про
культуру общения можно будет поговорить. Из блога Игоря Гаслова
Блог Игоря Гаслова http://gasloff.livejournal.com/
Сообщество «Устав» http://community.livejournal.com/ustav/
55
— Скорее помогло. Я как-то более
четко стал понимать, куда мне нужно ид-
ти, с Кем мне необходимо разговари-
вать, ради Кого я правду откапываю.
А все дополнительные сведения мне да-
ют только одну вещь — возможность
сделать выводы и возможность грамот-
но отвечать на вопросы. — Блогерство — довольно жест-
кий, на самом деле, жанр. Чтобы быть
популярным, надо быть с острым
язычком, колким... Но жить в атмо-
сфере потенциального скандала, на-
верное, не очень по-христиански? — Если не поднимать острые вопро-
сы, будет скучно. Сусальное сюсюканье
на православные темы интересно, мо-
жет быть, один раз. Если СМИ (а блоги —
это социальные СМИ) не будут говорить
о вещах наболевших, их никто не станет
читать. Но зарываться с головой в дряз-
ги тоже нельзя — потонешь. Тут такое
прокрустово ложе: и острым быть, и ло-
яльным. А самое главное — честным пе-
ред самим собой. Даже если ты злобно
критикуешь (а в блогах все построено на
эмоциях), но ты честен в этой злобе, то
ты по-своему прав. — Вот так «честно разозлишься»,
наговоришь — а потом стыдно...
— Ну, а потом извинишься... Главный
принцип блогера: если ты жестко крити-
куешь и ругаешься, сумей завтра попро-
сить прощения. Не за правду, а за эмо-
цию. Потому что особенно ярко все эти
стычки освещаются смертью. Когда по-
гиб отец Даниил Сысоев, «на просторах
интернета» осталась память, что мы с
ним во многом были не согласны друг с
другом, довольно жестко спорили. Но я-
то знаю, что после тех споров в личной
переписке мы друг у друга просили про-
щения и расстались с миром.
— А вы ранимый?
— Может быть, да. Своя ахиллесова
пята у всех есть. Даже внешне непроби-
ваемый наедине с собой еще так напла-
чется! Просто есть люди, которые это по-
казывают и которые не показывают.
А кто-то показывает специально, для
манипуляции. — Я бы не спросила, но, руково-
дствуясь вашим принципом, уже про-
читала на сторонних сайтах, что бол-
тают, и решила выяснить. Когда вы
поехали в составе патриаршего пула
на Украину, ваш сын оказался в боль-
нице с тяжелым инфекционным за-
болеванием. И вот я читала, что это,
дескать, знак: не то он что-то делает
(второй вариант — наоборот, тоон де-
лает). Жалели ли вы о чем-то, анали-
зируя эти события?
— Ну какой в этом знак? Я прекрас-
но понимаю, что не поехал бы я — он бы
точно так же менингит в лагере подхва-
тил. Просто совпадение. Знаете, если
нужно будет, жизнь так по голове ударит,
что сомнений не останется, знак это или
не знак. Например, ту аварию я воспри-
нимаю как определенный знак. Хватит,
дескать, этим заниматься, слава Богу,
что не помер. Но, с другой стороны, это
повод подумать, что все предыдущие де-
ла на тебя могут как-то влиять. Я, конеч-
но, небезгрешен. И когда пишу сейчас
критику по разным вопросам, люди, ко-
торые оказываются ею недовольны, за-
ботливо ищут мои болевые точки, соби-
рают на меня различные компроматы.
Ну пусть собирают. А анализировать в
своей жизни нужно все, и пользу можно
извлечь из любой истории — только на-
до уметь...
РЕКЛАМА
Ближний круг
56
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Новая жизнь
Ругаться, не унижая
Денис НОВИКОВ, психолог, гештальт-терапевт, доцент
Высшей школы психологии:
— За одним и тем же явлением, когда некто начинает
ругаться бранными словами, могут стоять разные причины.
Первая — человек воспитывался в такой среде, где разго-
варивать с использованием бранных слов было нормой.
Если вдруг он решил бороться со своей привычкой, можно
ему посоветовать, следя за собой, завести дневник и запи-
сывать в него, когда и какие слова он говорит. Это приведет
к тому, что он станет более внимательным к собственной ре-
чи. То, что раньше он делал на автомате, постепенно станет
сознательным и позволит сознательно же отказаться от
употребления бранных слов. Другая причина — когда бранные слова являются реак-
цией гнева. Лавинообразный аффект накрывает с головой,
и даже если человек решил не употреблять бранных слов, в
таком состоянии он не может собой владеть — и срывается.
Универсальный совет, что делать, если от гнева помутнело
в глазах, — выйти из контакта с объектом, который вызыва-
ет гнев. Подышать, отвлечься, посчитать до десяти, посмот-
реть в окно, на картину, сосредоточиться на шуме машин за
окном — через пару минут вернется трезвое осознание си-
туации. Кстати, регулярные занятия спортом очень помога-
ют справляться с лавинообразным аффектом. Тренирован-
ный человек иначе реагирует, ему проще контролировать
себя — это психофизические особенности организма. Но,
«Я замечаю,что, когда злюсь, все чаще употребляю
ругательства — пока в основном про себя, но иногда
и вслух. Но не ругаться для меня — вопрос
принципиальный. Конечно, когда кто-то на дороге
“подрезал” или на рынке обвесил, скажешь крепкое
словцо — легче становится. Но я чувствую, что, если
себя не сдерживать, можно далеко зайти. Раньше,
когда что-то неожиданное случалось,
я автоматически “Господи, помилуй” говорил, а вот
недавно в экстренной ситуации выдал матерную
тираду... Я слышал мнение священника, что бранные
слова и мысли, даже не произнесенные вслух,
разрушают собственную душу. Интересно,можно ли
научиться не ругаться, не только вслух, но и про
себя?» (из блогов)
справившись с сиюминутной ситуацией, все-таки стоит об-
ратить внимание на сигналы организма, найти и устранить
действительную причину гнева, ведь аффект всегда сигна-
лизирует о том, что не все благополучно. За проявлением гнева стоит хроническая неудовлетво-
ренность каких-либо потребностей. Допустим, какой-то че-
ловек вынужден сильно перерабатывать, тогда на фоне его
хронической усталости может возникнуть сильная раздра-
жительная реакция на окружающую действительность.
В зависимости от уровня воспитания этот человек либо бу-
дет говорить бранные слова, либо нет, но в обоих случаях
его гнев все равно так или иначе вырвется. Человеку с та-
кой проблемой можно посоветовать обратить больше вни-
мания на собственную жизнь и позаботиться о себе: об от-
дыхе, о том, чтобы что-то поменять в стиле своей жизни, о
том, чтобы понять, какие конкретно потребности не удов-
летворяются. Это, кстати, могут быть и духовные потребно-
сти, когда у человека нет пространства, где он мог бы жить
духовно, думать о каких-то предельных ценностях. Такая не-
удовлетворенность тоже может стать хронической. Может быть и третья причина — когда гнев и бранные
слова становятся стереотипом поведения, человек не мо-
жет остановиться. Говоря на церковном языке, речь идет об
укоренившейся страсти гнева, а на языке светской психоло-
гии — о психопатических реакциях. Это признак нездоро-
вья, и духовного, и психологического. Требуется серьезная
работа, в том числе и чтобы осознать, что это болезнь. Прак-
тика показывает, что человек не может справиться с этой
болезнью один. Обычно на этой стадии ему нужна помощь
Мат вместо
молитвы Дорогие читатели! Мы начинаем «Новую жизнь» — новую рубрику. Возможно, сказанные
здесь советы помогут изменить что-то в жизни. Те, кто хоть раз начинал «новую жизнь
с понедельника», знают, что в первую очередь тут важна решимость — но не менее важно
постоянство. Те, кто начинал духовную «новую жизнь», знают, что здесь важна еще
и помощь Источника настоящей Жизни — Бога. В первую очередь желаем вам такой
Помощи, а также будем рады вашим вопросам.
57
духовная и психологическая. В самом крайнем случае при-
чиной гнева может стать физическое заболевание: синдром
Туретта — генетическое расстройство центральной нервной
системы, когда человек неконтролируемо выкрикивает не-
цензурную брань. Но это очень серьезная патология, и если
человек еще способен думать о том, есть у него такой синд-
ром или нет, то скорее всего он здоров.
Среди христиан существует такая идея, что раздражение
в себе нужно непременно подавлять. Но если вас, напри-
мер, обманывают в магазине, то у вас возникает определен-
ная реакция, связанная с выбросом адреналина, с некото-
рым внутренним напряжением, это и есть реакция агрессии.
Такая реакция неизбежна и естественна. Другое дело, как с
ней поступить. Можно сказать: «Извините, вы мне недодали
две тысячи рублей», а можно: «Ты, дура, смотри, что ты дела-
ешь, совсем обалдела!» В первом случае выбран здоровый
способ выражения реакции агрессии. Вполне можно пого-
ворить с человеком жестко, но адекватно, в пределах веж-
ливости. При этом «энергетика» в словах, не превращенных
в брань, может даже иметь гораздо больший эффект. Во вто-
ром же случае выбран более распространенный способ вы-
ражения своей агрессии, связанный с унижением собесед-
ника. К сожалению, очень многие люди даже не понимают,
как можно выразить свою естественную агрессию, не уни-
жая другого. У нас эти вещи уже очень давно смешались.
В русском языке существует обширная нецензурная лекси-
ка, не имеющая, кстати, эквивалентов в других языках.
Мат — это такие особо унизительные слова. В них использо-
вана сексуальная тематика, сама по себе вызывающая пе-
реживания неловкости, а в случае, когда они выражены с аг-
рессией, задача унижения реализуется в полном объеме.
Существуют слова — заменители матерных слов, некото-
рые употребляют их вместо матерных, но стоящее за ними
содержание легко угадывается. Такой человек пытается об-
хитрить самого себя.
Как пробить «матерную тучу» Андрей ЛУКИН, старший преподаватель кафедры
практического богословия богословского факультета
ПСТГУ, автор курса лекций по нравственному богословию:
— Выдающийся русский философ начала двадцатого века
отец Сергий Булгаков говорил, что видит мрачную тучу над
Россией, которая не дает проникнуть лучам Благодати Божи-
ей, и вся она состоит из мата и ругательств. Прежде всего нуж-
но понять, что ругаться нельзя не потому даже, что это против
кого-то, а потому, что это разрушает мирное устроение и соб-
ственную душу. Без внутреннего мира не будет ни мира с Бо-
гом, ни мира с ближним. Раздражение от возникающих пре-
пятствий — это отсутствие внутреннего мира с самим собой.
Искать этот мир нужно у Бога. Пусть я говорю банальности, но
брань, возмущение тем обстоятельством, что кто-то препят-
ствует осуществлению твоих желаний и хотений, есть прямое
отрицание Промысла Божия и клевета на Святого Духа. Свет-
ские психологи обычно описывают гнев как нечто данное, как
часть характера, с которой ничего нельзя поделать, считается,
что только крайние его проявления могут быть сняты медика-
ментозно. С христианской же точки зрения человек может
быть сколько угодно вспыльчивым («и отходчивым»), но если
он понимает, что эта его вспыльчивость есть страсть, то он, как
христианин, с ней может и должен бороться. Я убежден, что
это возможно. Существует огромный святоотеческий опыт, к
которому стоит обратиться. О преодолении страсти гнева мож-
но почитать, например, у Иоанна Лествичника, у аввы Доро-
фея или у Евагрия Понтийского в «Добротолюбии», который,
кстати, ввел восьмеричную систему страстей и добродетелей.
Правда, не нужно забывать, что святоотеческая аскетичес-
кая литература — монашеская, и некоторые приемы нужно
рассматривать критически, с рассуждением, ведь нравствен-
ное богословие — не книга рецептов, оно только указывает
вектор, направление для движения. Святитель Феофан За-
творник писал, что более удобный для нас прием борьбы со
страстями — насильственное противопоставление им обрат-
ной добродетели: скупости нужно противодействовать наро-
читой щедростью, а человеку гневливому, но понимающему
эту проблему, в острых конфликтных ситуациях насильственно
заставлять себя смиряться. По словам Никодима Святогорца,
осознав свой грех, человек должен, призывая благодать Бо-
жию, все силы направить на то, чтобы от него избавиться.
Иэто будет долгий путь. Раздражение и осуждение — самые
общие и самые зловредные грехи, от которых крайне трудно
избавиться. Но есть надежда, раз человек понял,что это грех,
и начал борьбу (а многие довольно снисходительно относятся
к этой проблеме), помощь Божия не заставит себя ждать. И еще, не нужно забывать, что в каждую секунду мы на-
ходимся под негативным бесовским воздействием. Часто
можно встретить современных людей, которые верят в Бога,
но почему-то не верят в дьявола и бесов, особенно это ха-
рактерно для интеллигентной публики. Когда они слышат
что-то об этих духовных силах, то реагируют так, как будто им
про бабу Ягу рассказывают. Но ведь при неверии в дьявола
распадается вся библейская история. А самое главное, на
фоне неверия бесам очень легко действовать. Человек дол-
жен понимать, что гнев и раздражение могут быть также и
результатом этого воздействия. Лишение человека внутрен-
него умиротворения — это именно то, что им нужно. Они дей-
ствуют через внушение, и человек не видит в этом ничего
ужасного — «я выпускаю пар» — и в результате терпит пора-
жение в духовной борьбе. Преподобного Серафима Саровского спросили однаж-
ды, кто в обители самый святой? Он показал на повара, быв-
шего солдата, самого мрачного и угрюмого из монахов.
И объяснил свой выбор тем, что этот монах по своей приро-
де человек огненный — «готов всех убить», — но ему нужно
воздать хвалу за то, что он так борется с собой. Господь каж-
дому дает крест, и этим крестом может быть и такая вот
склонность. Я убежден, что латентных людей, склонных к
убийствам, больше, чем людей, которые эту склонность реа-
лизуют. Так же и с раздражением: многие почему-то думают,
что раз мне дана такая черта, то я обязательно должен ее ре-
ализовывать — а собственно почему? Это может быть крест,
безропотное перенесение которого — с упованием на по-
мощь Божию, в покаянии, с молитвой — может быть дано
именно вам для спасения!
Подготовила Екатерина СТЕПАНОВА
Общее дело
Личный опыт
Добровольцы: счастьето какое!
Церковные добровольцы — кто они,
зачем нужны? Этот вопрос задают очень
часто. Иногда он обращен прямо ко мне,
иногда звучит просто так. Когда у меня
впервые возникло желание стать
добровольцем, я тоже много думала
об этом. Хотелось понять, почему в мире
есть те, о ком некому позаботиться?
Или есть кому, но этого недостаточно?
Или положено одно, а в жизни получается
по-другому? Почему добровольцы,
по сути, берут на себя то, чего они делать
не должны (и не всегда умеют)?
Просто нужна помощь
О принципах и теории добровольче-
ского движения можно рассуждать
очень долго, но через три года участия в
этом движении больше хочется расска-
зать о том, что получилось на деле. За
это время я поняла, что, насколько бы
совершенной ни была система социаль-
ного обеспечения, скажем, одиноких
пожилых людей на дому, невозможно
издать закон, обязывающий окружить
их любовью и заботой. Невозможно на-
писать в законе: положено, чтобы с по-
жилыми людьми поговорили, подержа-
ли их за руку, не спеша прогулялись с
ними по улице, как с родными людьми.
Невозможно никого обязать говорить
теплые, нужные именно в этот момент,
именно этому человеку слова. Для этого
нужна душевная чуткость, доброволь-
ное желание это делать, а не админист-
ративное предписание.
Любая система — а если государ-
ство обязано заботиться обо всех граж-
данах, то систематизация неизбежна —
порождает отчетность и количество. Та-
кая система взаимосвязей часто просто
не может создать ресурса, когда, напри-
мер кто-то будет разбираться с юриди-
ческими казусами. Если только среди
людей, получающих за свою работу зар-
плату, кто-то добровольно не возьмется
за доведение каждого дела до ума. Но
тогда это будет уже отчасти доброволь-
чество...
У обычных добровольцев, помогаю-
щих в свободное время, отчетности во-
обще нет и быть не может. Да и работа-
ют они не гонясь за количеством. Их
цель очень проста — научиться любить.
Причины, по которым они помогают лю-
дям, часто тоже предельно понятны:
просто видно, что нужна помощь. Помощь добровольцев не отрица-
ет деятельности государственных
служб. Но им тоже, наверное, нужна
наша помощь, ведь жизнь не вписы-
вается в формальные рамки, она все
время вносит свои коррективы. Взять
хотя бы нашу общую беду — дороги. Из
отчетов мы знаем: чтобы облегчить са-
мостоятельное передвижение инвали-
дов по Москве, в городе проделана
огромная работа. Но на практике
для инвалида-колясочника Москва
пока остается «пунктирной»: первые
100 метров он проехать может, а на
второй стометровке возникает пре-
пятствие. Кто-то начинает сразу ругать
59
Текст: Наталья МУРЗИНА, координатор службы
добровольцев «Милосердие»
Фото диакона Андрея Радкевича
все и всех на свете. Но добровольцы
обычно находят выход — просто помо-
гают. Помогают, пока строятся дороги,
готовятся документы во ВТЭК, осущест-
вляются реформы, уходят в отпуск си-
делки и социальные работники, мирят-
ся родственники подопечных. Мы — не каста!
Казалось бы, все в моем рассказе
понятно, кроме того, что добровольцы
еще и какие-то «церковные»... А чего это
они не просто добровольцы, спросит
кто-то. На самом деле, ответить на этот
вопрос просто и сложно одновременно.
Ведь существует множество объедине-
ний волонтеров, которые не позициони-
руют себя в качестве «церковных».
У каждого из них есть свое мнение, как
преподносить то, что они делают. Но, на мой взгляд, если ты веришь в
Бога, то о своей вере невозможно не го-
ворить. Только говорить придется дела-
ми. Ведь не будучи специалистом, ты не
должен объяснять ничего из догматики
или богословия. Все проще: нужно вос-
принимать старость, инвалидность и
многодетность не как что-то из ряда вон
выходящее и обременительное, а про-
сто знать, что есть такие люди и ты там
нужен. И тогда уже не будет границ и ра-
мок «я обязан» и «это не входит в круг мо-
их полномочий». У тебя просто появится
судья: на земле — твоя совесть, а на
Страшном суде — Сам Господь. Церковные добровольцы — это не
каста и не какое-то новообразование.
Просто в Церкви, как и в обществе, все-
Общее дело
Личный опыт
60
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Из дневника добровольца
Сегодня наша подопечная Елена Константиновна причастилась. Я при
шла, чтобы открыть и закрыть дверь, помочь священнику, подать все что
нужно, — она очень медленно передвигается по квартире. Закрыла за батюш
кой дверь и вернулась в комнату — поздравить с причастием, посидеть, пого
ворить... — А знаешь, я ведь батюшке все очень кратко сказала... Сказала, что раз
дражаюсь все время, людей и Бога не люблю... А вот ушел батюшка, и я ду
маю, принимает ли Господь такое покаяние? Я сорок лет назад в церковь
пришла, сорок лет молюсь, исповедуюсь, причащаюсь, в Бога верю, а все
двух слов нормально связать не могу. Вот можно же было поподробнее рас
сказать, о грехе и о своей лени. А евангельские заповедито? Я вот Евангелие
каждый день читаю. Читаю и ужасаюсь. Так неисполнимыто эти заповеди,
думаю. Вот, говорит Господь, любите врагов ваших. А я? Ближних не люблю.
Говорит, идите тесным путем. А я своегото не принимаю. А проклинающих
благословлять? А отсечь все? А не оглядываться? Какой он тесный путь веры
то... Знаешь, только что меня утешает? Что разбойник на кресте в последний
момент покаялся и в рай вошел. Может, и у меня получится? Получится ис
правиться хоть немножко в последний момент? В спасении внучки совсем
отчаиваюсь, прости Господи. Не понимаю, что Ты ее своим путем ведешь. Го
ворю ей: «Не могу я жить одна, поживи у меня, помоги. Я после больницы,
мне, может, недолго уже осталось, 82 года ведь». А она отвечает, мне, мол,
22 года всего, надо свою личную жизнь устраивать. Я почти плачу, говорю,
если ближним служить, личная жизнь сама образуется, Господь все устроит.
Она не слушает, говорит, что это мои сказки, а я плачу и отчаиваюсь. А ведь
со мной житьто тяжело. Капризная я. А внучку жалко. У нее ведь мать быст
ро и страшно умерла — машиной сбило. А мне, когда это случилось, страш
ные мысли приходили: казалось мне, что это Бог ее наказал такой смертью
без покаяния. Тогда я уже слегла, а внучка за мной полгода ухаживала и гово
рила мне: «Когда ж ты умрешь, проблемы только доставляешь». А у меня, ко
гда ночью все боли и я не сплю... вот уж я отчаиваюсь... Еще отчаиваюсь в
спасении нашей страны — страшные ведь вещи творятся. Устала я немного
жить. 82 года — это долго. Вот я и думаю грешным делом: «Господи, забрал бы
Ты меня до зимы. Прости Господи. Ты же меня всю жизнь, как неразумную
овцу, тащишь... А я ни покаяться нормально, ни нормально умереть...» Толь
ко знаешь, что меня больше всего пугает до сих пор?
— Что? — А я читала в какомто рассказе, про Антония Великого, что у него было
видение, где было, что по всему миру такие диавольские сети расставлены,
что, как ни сделаешь, куда ни пойдешь, все в них запутаешься... А это ведь
страшно... Теперь из этих сетей и в райто попасть невозможно, выходит.
— А не читали в этом же рассказе, дальше? — Нет. — А там сам Антоний Великий спрашивает у Бога, как же избежать этих
сетей. А Господь отвечает, что смиренный избегает их, они его даже не каса
ются... Неужели не читали? — Нет... Правда? Ох, счастьето какое! Тогда и говорить нечего. Какая я
глупая... Это же счастье, если сети даже не касаются. Я все сидела, думала,
как же из грехов выпутаться, а ты так сразу все и разъяснила! Через месяц
пригласишь священника причаститься? У Елены Константиновны неважно и с памятью, и со здоровьем. Такая
она, чудит иногда. Когда рано утром я бежала к ней под проливным дождем,
я просто хотела помочь причаститься малознакомой одинокой бабушке.
А уходила от нее — как от родной. Пусть для когото она просто старая, оди
нокая, несчастная бабушка. Мне открылось другое: я увидела душу, стремящу
юся к Богу. Духовный отец митрополита Антония (Сурожского) както ска
зал ему: «Никто и никогда не сможет отвратиться от греха, если не увидит в
глазах хотя бы одного человека сияние вечной жизни». Я увидела — а значит,
у меня всетаки есть шанс.
«И у меня есть шанс» Истории добровольцев
Практика-дружба
На практике во время учебы в медицин
ском университете Ира познакомилась в
больнице с молодой женщиной по имени
Мария. Практика закончилась, Марию вы
писали, а знакомство переросло в дружбу, и
Ирина стала помогать. Мария страдает тя
желым соматическим заболеванием, кото
рое дало о себе знать пять лет назад. До это
го она жила тихой, спокойной семейной
жизнью, воспитывала троих детей, ходила
в храм. Но в 24 года ее жизнь очень сильно
изменилась, за пять лет болезни она стала
инвалидом I группы. Муж из семьи ушел.
Ирина заходила к Марии после учебы и ра
гда были активные люди, у которых есть
возможность делать то, что они делают.
Отличие от добровольцев нецерковных
только в том, что первые пытаются жить
со Христом и делать все в Его славу, по-
нимая, что в них самих нет источника
любви и, кроме Бога, никто не может на-
учить их любить.
Любовь в дефиците
А когда меня спрашивают, что кон-
кретно нужно делать, я часто отвечаю:
«Просто быть». Очень часто всем подо-
печным необходимо наше деятельное
присутствие. Наше внимание. Да, для
многих вещей нужны медицинские на-
выки, компетенция, координация с гос-
службами, время, но самый острый де-
фицит — это любящие сердца. Любящее
сердце увидит не только пролежни, но и
глаза страдающего человека, даже не
глаза, а его страдающую душу. Любящее
сердце не только перестелит постель, но
и краем глаза заметит пыльный шкаф.
Любящее сердце будет помнить наиз-
усть все мелкие истории, случившиеся
за время вашего общения с подопеч-
ным, — пусть с прагматической точки
зрения они никому и не интересны.
И после смерти оно будет молиться за
человека, за которого никто не помолит-
ся, даже если формально его могила
окажется заброшенной и бесхозной. Хо-
тя любящее сердце способно ухаживать
за могилой чужого человека — в конце
концов, и это совсем не сложно.
Кто-то прочтет эти строчки, усмехнет-
ся и отмахнется от «юной восторженнос-
ти». Нет, я не о восторгах, а о
части своей жизни, о пусть
мелких, но конкретных делах
милосердия. Вознаграждени-
ем за них будет благодарный
взгляд человека, который
уже не верил, что ему помо-
гут. Впрочем, и критику чело-
века, который получил не все, что хотел,
учусь воспринимать с благодарностью. Зачем я все это пишу? Может быть, я
человек идеи. Но я не за геройство в
одиночку, не за анархию и даже не за
стабильность общества. Я просто за лю-
бовь Христову между людьми.
Зачем координаторы?
По работе все время сталкиваешься с
разными историями о добровольцах и их
подопечных. И невольно задумываешься
о смысле своих действий и — больше —
о смысле своей жизни. Получается, что
координаторы нашей службы помогают
встретиться людям, нуждающимся в по-
мощи и желающим ее оказать. Но пред-
ставим на секунду, что координаторов
нет. Тогда вся надежда именно на таких
неравнодушных, на людей, которые на-
учились не проходить мимо тех, кому нуж-
на помощь. И казалось бы, что мешает
нам помогать своим соседям, людям, ко-
торые ходят в тот же храм, что и мы, про-
хожим. Ведь многие добровольцы, по су-
ти, не сделали ничего такого, что выше их
сил, просто однажды они увидели своего
ближнего. Конечно, у многих найдутся ар-
гументы против. Люди ведь заняты свои-
ми делами: у кого-то есть маленькие дети,
кто-то находится в депрессии — «жизнь
не удалась», кто-то зарабатывает деньги,
устает и нуждается в отдыхе. А по сути, что, кроме собственного
нежелания, мешает, например, поинте-
ресоваться, в чем нуждаются окружаю-
щие нас люди. Мы регулярно впитываем
столько разной информации, порой аб-
солютно нам не нужной, а о тех, кто жи-
вет с нами в одном подъезде, порой ни-
чего не знаем. Ведь известны случаи,
когда люди в Москве умирали голодной
смертью в своих квартирах просто из-за
того, что никто в подъезде не знал об их
бедственном положении. Выходит, добровольцы появились
именно потому, что кто-то из соседей,
прихожан, чиновников или прохожих
оказался равнодушен — внимание и лю-
бовь нынче в большом дефиците. А в
идеале, конечно, никаких координато-
ров вообще не должно быть.
Поэтому вместо дальнейших рас-
суждений я просто прошу: если вы узна-
ете о людях, которым нужна помощь,
пожалуйста, позвоните по телефону
(495) 972-97-02. А добровольцы тем
временем продолжают навещать лю-
дей, мимо которых кто-то прошел, и ис-
пытывать ту радость, которую не позна-
ли прошедшие мимо.
61
боты дватри раза в неделю, помогала во
всем, о чем та просила. Но больше всего ей
нужна была моральная поддержка и сочув
ствие. Через какоето время Мария уже не
могла обслуживать себя, воспитывать де
тей. Ей стали помогать ее мама и добро
вольцы. Так Мария стала одной из наших
любимых подопечных. Нас всегда удивляла
в ней способность радоваться, когда, каза
лось бы, радоваться просто невозможно, ну
абсолютно нечему. А Ирина, та, которая не
смогла «просто» пройти свою врачебную
практику, стала для нас примером того, как
нужно жить, работать и верить. Как нам подарили бабушку
Лена подарила нашей службе... свою бывшую соседку, бабушку, которой уже
за девяносто. История их встречи проста и незатейлива: возвращаясь домой по
сле службы, Лена встретила в подъезде бабушку, которая жила этажом выше.
Она медленно поднималась по лестнице и робко спросила Лену: «Девушка, а у
вас случайно машины нет?» Лена удивилась и ответила, что есть. «А вы не могли
бы свозить меня в нашу поликлинику? Мне к врачу надо, а сил нет, до магазина
сил даже нет дойти...»
Так Лена стала помогать бабушке: съездить в поликлинику, дойти до магази
на, убраться в квартире. Выяснилось, что у бабушки не осталось в живых нико
го из родственников, кроме племянницы. По выходным они читали книжки,
разговаривали. Когда бабушке стало тяжело выходить на улицу, Лена нашла свя
щенника, который теперь регулярно приезжает к ней, исповедует и причащает.
Потом Лена переехала в другой район Москвы. Но бабушка не осталась одна: к
ней стали приходить другие добровольцы. Мы впитываем столько ненужной
информации, а о тех, кто живет
с нами в одном подъезде, ничего
не знаем
Синяки и кражи
Летом моя знакомая Люда мучитель-
но долго искала сиделку для бабушки.
Пришлось сменить четверых и остано-
виться только на пятой. Была у Люды
медсестра из Ташкента, с дипломом, но
у бабушки после ее посещений обнару-
жились синяки: видимо, она падала.
Еще была медсестра, работающая на
скорой. После дежурства она уставала и
ложилась спать на целый день. Одна де-
вушка исчезла за день до окончания до-
говора, прихватив с собой вещи из
квартиры. Когда Люда пришла разби-
раться в патронажную фирму, выясни-
лось, что в договоре стоит имя другой де-
вушки. При найме Люда не догадалась
проверить паспорт. Думала, договора
достаточно. В конце концов, по реко-
мендации знакомых она нашла сиделку
через компанию, где директор лично
знает весь свой персонал. Доверие вну-
шало и то, что часть прибыли эта компа-
ния отдает на строительство храма под
Тулой. Сиделка в результате оказалась
женщиной не молодой, без медицинско-
го образования, но с определенным
опытом. Очень мудрой и спокойной. И
эти качества сыграли решающую роль.
Кому доверять?
«Людей в первую очередь волнует
проблема доверия и добросовестности
патронажной компании. Представьте се-
бе: вы впускаете в дом совершенно не-
знакомого человека и оставляете с ним
вашего близкого. Прежде чем решиться
на такое, о многом передумаешь, — рас-
сказывает Татьяна Евгеньевна Смаги-
на, сотрудник патронажной службы
Комиссии по церковной социальной
деятельности при Епархиальном сове-
те Москвы. — К нам обращаются отнюдь
не только верующие. Просто люди счита-
ют: если служба православная, значит,
можно доверять». По словам Татьяны Ев-
геньевны, аналогичная ситуация и со
службами других конфессий. Ей, напри-
мер, приходилось взаимодействовать с
еврейской организацией «Рука помощи»,
у которой тоже много подопечных. Но ре-
лигиозных служб на всех желающих не
наберется. Служба при комиссии, напри-
мер, существует на пожертвования, по-
этому штат небольшой: только 40 сотруд-
ников. А по данным Департамента
соцзащиты, в Москве около ста тысяч
горожан нуждаются в постоянном уходе.
Работа большинства патронажных ком-
паний строится на коммерческой осно-
ве, а не на идее служения. И в этом, в
принципе, нет ничего предосудительно-
го, главное, чтобы правила игры были
честными.
Как распознать
однодневку?
Мы поступили не очень честно и для
убедительности сочинили «легенду»: де-
душку разбил инсульт и теперь ему нуж-
на сиделка. Выяснилось, что на рынке
много патронажных компаний, которые
работают как агентства по трудоустрой-
ству и подбору персонала. То есть факти-
чески как посредники. Сиделки у них не
Общее дело Ноухау
62
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Бизнес или
служение?
Как найти хорошую сиделку
Текст: Светлана АБРИКОСОВА
Фото: Вячеслав ЛАГУТКИН
Жизнь в большом городе требует больших жертв: попавших
в беду близких, тяжелобольных и стариков приходится
отдавать на поруки чужим людям. Нет времени с ними
сидеть, нет навыков за ними ухаживать. «Сиделки,
почасовая оплата, дешево, россиянки» — таких объявлений
в интернете по запросу «сиделка» или «лежачий больной»
выходит много-много страниц. Рынок патронажных услуг
в Москве большой, но, увы, пока очень хаотичный.
Как на нем не заблудиться?
63
в штате и даже не на договоре, а в базе
данных. Подробности выясняются по те-
лефону, подписать договор и передать
деньги предлагают в невзрачной ком-
натке под названием «офис». Сиделку,
если не понравится, обещают заменить.
По бесплатным объявлениям в газе-
тах и листовкам, расклеенным на под-
ступах к больницам, мы не обращались.
Так рекламируют себя обычно одно-
дневки. «В 2008 году, когда случился
кризис, эти фирмы стали исчезать, но
сейчас снова растут как грибы. Тяжело-
больных ведь меньше не становится,
спрос растет», — рассказывает Татьяна
Смагина. У крупных компаний есть приличный
интернет-сайт и офис, а также грамотно
составленный многостраничный дого-
вор. К персоналу там обычно предъяв-
ляют набор стандартных требований, ча-
сто берут только людей со средним
медицинским образованием, причем
копии дипломов, сертификатов и реко-
мендаций прикрепляют к договору, ко-
торый заключают с клиентом. Заказчику
на выбор показывают нескольких сиде-
лок. Все это внушает больше доверия,
но не дает гарантии, что предоставлен-
ная сиделка подойдет вам с первого ра-
за. В маленьких фирмах к подбору пер-
сонала более индивидуальный подход:
директор обычно знает всех своих со-
трудников лично и сразу понимает, для
кого подходит тот или иной подопечный.
Ведь каждому в итоге нужно свое.
Стандарты профессии
Нет универсального набора навы-
ков сиделки. Марина Евгеньевна, ди-
ректор одной из патронажных компа-
ний Москвы: «У меня среди подопечных
есть, например, молодая женщина. Она
одиннадцать лет прикована к постели.
Уход за ней очень сложный, требует вы-
сокого профессионализма. Малейшее
пятнышко может развиться в пролежни.
А есть бабушка в состоянии склероза.
Она нормально передвигается и все де-
лает сама, но все забывает — принять
таблетки, выключить газ, собственный
адрес. За ней просто нужен постоянный
контроль». В первом случае нужен чело-
век с медицинским образованием, во
втором достаточно будет ответственной
и душевной компаньонки. И оплата тоже
будет разная.
Большинство фирм работают по
принципу «один клиент — одна сиделка».
Хотя, если строго следовать технологиям
патронажа, это неправильно. В подоб-
ных условиях люди быстро выгорают. Та-
кая у сиделки специфика работы: кроме
каких-то манипуляций неизбежен и пси-
хологический контакт с больным. Татья-
на Смагина: «Представьте, вы каждый
день ходите к одному и тому же челове-
ку, говорите ему одно и то же, делаете
одно и то же, он уже рассказал вам всю
свою жизнь... Люди быстро устают друг
от друга. Хотя бывает, что, наоборот,
очень привязываются». В патронажной службе комиссии
обычно одного подопечного («один
пост») ведут от трех до пяти человек.
В этой группе могут быть молодые и
сильные сиделки без медицинского
образования, но обязательно хотя бы
одна опытная, знающая, как работать
с пролежнями, как делать уколы. Их ра-
боту лично контролирует глава груп-
пы — наиболее опытная патронажная
сестра. По тому же принципу работает пра-
вославное патронажное сообщество
под руководством Нелли Вострик: «С тя-
желым больным одному человеку труд-
но. У нас бабушка была, совсем лежа-
чая, не говорила, ни на что не
реагировала. Мы ее так хорошо реаби-
литировали: дыхательную гимнастику
делали, упражнения, массаж — все в
комплексе, что она у нас теперь и сидит,
и смеется, и говорит». Работа в группе
получается эффективнее для пациента и
легче для персонала, но затратнее для
организаторов. В любом случае, если у
вас тяжелый больной, сиделку нужно пе-
риодически менять.
Сиделки-гастарбайтеры
Среди сиделок много приезжих из
других регионов или бывших советских
республик. Нужно ли их бояться? Есть
компании, принципиально отказываю-
щиеся давать работу тем, у кого нет ре-
гистрации в Москве или области. С дру-
гой стороны, если в службе работают
исключительно приезжие, это может вы-
звать подозрения: значит, здесь гонятся
за дешевой рабочей силой, а качество
услуг на втором месте. Татьяна Смагина
признает, что проблема с гастарбайте-
рами существует: многие приезжают сю-
да не работать, а на заработки. То есть
их задача — в максимально короткий
срок получить максимальные деньги. Та-
кие люди, как правило, ищут пост с про-
живанием. Варианты, когда работать
надо всего несколько часов в день, их не
устраивают: выгоднее найти одного кли-
ента на полную ставку. Еще один круп-
ный недостаток «залетных» сиделок: они
все время находятся в поисках лучшего
варианта, и, если он подвернется, ваше-
го подопечного могут бросить. Общее же
правило таково: в порядочной фирме и
сиделки порядочные, независимо от то-
го, откуда они родом, из арбатских пере-
улков или из киргизской деревни. У Нел-
ли Вострик, например, работают
несколько девушек-киргизок, и она ими
очень довольна. Перешли, кстати, из
другой, крупной, компании, где их про-
сто обирали: за трудоустройство надо
было отдавать больше четверти зарпла-
ты. У Нелли есть подопечная бабушка,
которая просто влюблена в киргизку
Раю: если ее кладут в больницу, она со-
глашается, только чтобы Рая с ней сиде-
ла. Нелли: «Я ей говорю: Рая, тебе надо
РЕКЛАМА
Общее дело
Ноухау
64
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
во много раз лучше работать, чем рус-
ские, на тебя же иначе все местные сес-
тры коситься будут». У Марины Евгеньев-
ны одни и те же приезжие из других
регионов и ближних стран работают по-
многу лет: люди проверенные и не дове-
рять им повода нет. Уезжают в отпуск,
потом возвращаются. А в том, что сидел-
ки приезжают в Москву, Марина ничего
предосудительного не видит: в регионах
тяжелая ситуация, а если человек готов
трудиться, почему же его не взять?
За деньги и без
Цены на патронажные услуги начи-
наются от ста рублей в час. Чем меньше
часов взять, тем дороже. Сиделка с про-
живанием обойдется в 16-20 тысяч.
Наценку берут за онкологических и ин-
фекционных больных, за пациентов с
нарушениями психики и с весом более
ста килограммов. Подсчитав, что за ги-
потетического дедушку придется отдать
половину зарплаты, мы решили попро-
бовать найти бесплатную службу. В на-
шей комиссии, увы, все сестры перегру-
жены работой. Чтобы стать подопечным
фонда «Рука помощи», как и государ-
ственного унитарного предприятия
«Моссоцгарантия», нужно оформить по-
жизненную ренту (то есть после смерти
дедушки квартира перейдет в собствен-
ность этих организаций). И тут вспомни-
лось: медицинских сестер предоставля-
ют одиноким и одиноко проживающим
инвалидам и пенсионерам в муници-
пальных органах соцзащиты. Но заведу-
ющая социально-медицинским отделе-
нием комплексного центра социального
обслуживания «Щукино» вздохнула с со-
жалением: в «Щукине» сейчас помощь
медицинских сестер на дому получают
60 человек и шесть стоят на очереди.
Причем среди ожидающих есть и вете-
раны Великой Отечественной войны.
«Так что до вашего дедушки очередь
вряд ли скоро дойдет». А чтобы в очередь
встать, сначала нужно получить у них
специальный бланк для медицинского
заключения. Лечащий врач из поликли-
ники должен подробно расписать там,
зачем и почему человеку нужен уход на
дому, с указанием всех диагнозов. (При
этом онко-, псих- и туберкулезные боль-
ные социальными центрами не обслу-
живаются.) Потом в ЕИРЦ надо получить
единый жилищный документ, с этими бу-
Стандартный набор услуг сиделки
— инъекции внутримышечные и внутривенные, капельницы —только
человек со средним медицинским образованием;
— контроль приема необходимых медицинских препаратов;
— проводит дыхательную гимнастику, легкий массаж, ЛФК; — ставит клизму;
— ставит моче и калоприемники;
ВНИМАНИЕ:
сиделке запрещено делать все вышеперечисленное
без письменного предписания лечащего врача с печатью
— измеряет температуру, артериальное давление, сахар (по предписа
нию);
— проводит гигиенические процедуры (купает, стрижет, протирает,
причесывает);
— обрабатывает раны и пролежни (не сложные), контролирует их по
явление;
— готовит пищу для больного и кормит;
ВНИМАНИЕ: согласно письменному диетическому предписанию
врача
— меняет нательное и постельное белье;
— проводит санитарную обработку комнаты больного и предметов
ухода за ним;
— меняет памперсы;
— водит гулять (если есть инвалидная коляска и пандусы);
— вызывает врача, скорую, едет вместе с больным в стационар и об
ратно;
— общается с пациентом.
Сиделке запрещено в случае приступа самостоятельно производить
реанимационные действия с пациентом до приезда скорой помощи, да
же если она имеет опыт работы в реанимации. В случае резкого ухудше
ния состояния больного сиделка обязана вызвать скорую помощь и по
ставить в известность лечащего врача пациента.
Фото РИА Новости
65
магами прийти в социальный центр и
там беседовать с заведующей, состав-
лять личное заявление и заполнять еще
другие бумаги. К сожалению, места ос-
вобождаются только после смерти подо-
печных. «Социальные» медсестры не си-
делки в полном смысле слова. Они
приходят три раза в неделю, оказывают
доврачебную помощь, стригут ногти
(только на руках), измеряют давление,
проверяют срок годности лекарств и,
как сказали нам в «Щукине», оказывают
морально-психологическую поддержку.
Больница
После такого захотелось положить
гипотетического дедушку в больницу:
там за ним по крайней мере будет меди-
цинский присмотр. Но выяснилось, что и
в больницу нужно брать свою сиделку.
Штатные сестры в отделении физически
не успевают ухаживать за тяжелыми
больными. Обычно в таких отделениях,
как неврология или травматология,
складываются неформальные сообще-
ства из своих же медсестер. В неурочное
время они подрабатывают сиделками.
Например, сразу после смены не идут
домой отсыпаться, а остаются еще на
полдня со своим подопечным. Понятно,
что это происходит неофициально. Про-
сто руководство дает возможность под-
работать своим же. Елена Свидина,
главная медицинская сестра город-
ской больницы № 53:«По штату все на-
ши сестры — сестры по уходу, но време-
ни на индивидуальную работу с тяжелы-
ми больными у них может не хватать.
Родственники вправе привести свою
сиделку. Для этого надо договориться с
завотделением. Документы о медицин-
ском образовании у сиделки требовать
не будут — только удостоверение лично-
сти. Никаких медицинских манипуляций
человек со стороны делать не может. По
предписанию врача может сделать
клизму, поменять повязку, осуществить
гигиенические процедуры. А так набор
действий сиделки в больнице простой:
дать попить, покормить, запить таблет-
ки, отвести на процедуры, поменять
памперс, поставить судно, повернуть,
причесать, поговорить».
Диплом или опыт?
Курс сестринского ухода есть в учеб-
ной программе любого медучилища, но,
по словам Ольги Юрьевны Егоровой,
старшей сестры патронажной службы
комиссии, очень краткий. В Свято-Дими-
триевском училище сестер милосердия,
наоборот, разработан свой, очень по-
дробный курс по уходу за больными.
Есть здесь и отдельные курсы патронаж-
ных сестер: обучение длится год, по
окончании выдается диплом младшего
медицинского работника. Некоторые манипуляции по закону
разрешено делать только человеку с ме-
дицинским образованием: это уколы,
капельницы. Пролежни — вообще осо-
бый случай. Если они появились — это
повод предъявить претензию компании,
предоставившей сиделку. У пролежней
бывает несколько стадий, и патронаж-
ной сестре разрешено только обрабаты-
вать их (причем на каждой стадии —
свой способ), а лечением и назначения-
ми занимается хирург. Но руководители небольших компа-
ний в один голос говорят, что главное
качество, по которому они отбирают
персонал, это готовность много рабо-
тать и надежность. Нелли Вострик:
«Я должна быть уверена, что сестра пой-
дет на дежурство, а не отлучится куда-то
по своим делам. Если есть желание ра-
ботать, профессиональных хитростей
можно быстро поднабрать от других се-
стер. А так, приходили ко мне и женщи-
ны с медицинскими дипломами, а рабо-
тали плохо. Из 20 претенденток обычно
отбираю одну».
Чтобы понять, получает ли ваш близ-
кий правильный и необходимый ему
уход, рекомендуем почитать сайт
http://www.meduhod.ru/home.htm. Там
выложено руководство для ухаживающих
за больными, разработанное специалис-
тами Свято-Димитриевского училища
сестер милосердия и информационно-об-
разовательным центром «Соучастие».
В любом случае, если кому-то из близких
нужен уход, временный или постоянный,
готовьтесь к долгим поискам и хождениям
по фирмам. И молитесь о ниспослании
вам той единственной и незаменимой.
Но, как говорится, на Бога надейся, а сам
не плошай. РЕКЛАМА
То, что здесь работают слепые и сла-
бовидящие, заметно сразу. На входе эм-
блема предприятия — ярко-желтый круг
с черными очками в центре, первые и
последние ступеньки лестницы отмече-
ны желтой краской. Когда я позвонила с
КПП и спросила, как именно пройти в
нужный корпус, встретить меня вышел
социальный работник. Думая, что я при-
шла устраиваться на работу, он аккурат-
но вел меня по двору и коридорам, пред-
упреждая о порожках и ступеньках. На работу здесь принимают каждо-
го, у кого есть справка об инвалидности
по зрению. Не важно, что умеет и сколь-
ко образований имеет претендент. Все
новички отправляются в учебный центр
организации. Там их учат управляться с
компьютером, пользоваться IP-телефо-
нией, вести базы данных и искать в них
информацию, общаться с клиентами.
Сейчас в отдел по работе с персоналом
каждый день приходят новые люди, идет
набор сотрудников во второй офис, ко-
торый открылся на Донском проезде. Он
рассчитан на 1650 рабочих мест. Call-
центр на Огородном проезде открылся в
сентябре 2009 года, там работают
825 инвалидов по зрению. «Мы не только трудоустраиваем ин-
валидов по зрению, у нас происходит и
информационная реабилитация», —
уверен сотрудник отдела по работе с
персоналом Александр Котловский.
Предприятие, на котором
трудятся инвалиды, может
приносить прибыль.
В общественно-деловом
центре «Теле-Курс»
работают 825 незрячих
операторов. Инвалиды
по зрению сами ищут
заказчиков своих услуг,
отвечают на горячие
линии и проводят
телемаркетинг, получая
за это приличную
зарплату.
66
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Общее дело Объектив
Слепые
помогают
премьер
министру
Текст: Ирина РЕДЬКО
Фото: Сергей МУХАМЕДОВ
Компьютер и правда открывает не-
зрячим новые возможности. Фактически
отрезанные от информации люди вдруг
получают доступ к интернету. Но чтобы
незрячий мог читать опубликованные
там тексты, компьютер нужно оснастить
либо программой речевого вывода, ли-
бо брайлевским дисплеем — это полоса,
отображающая текст точечным шриф-
том. «Нам трудно читать странички, сде-
ланные в виде картинок, тексты, выло-
женные в форматах PDF, DjVu, —
рассказывает Александр.— Но и с ними
мы научились бороться. Картинки нужно
сохранить, потом распознать с помощью
FineReader текст на них, после чего текст
можно прочитать».
Многие сотрудники call-центра па-
раллельно с работой получают заочное
образование, потому что компьютер и
специальный сканер позволяют им те-
перь читать любые учебники, книги, га-
зеты, журналы.
Одно из самых главных качеств те-
лефонного оператора — уметь вежли-
во и грамотно общаться с клиентами.
Это умение преподают в учебном цент-
ре. «Работая у нас, люди начинают раз-
говаривать по-другому, их мир стано-
вится богаче», — уверен Александр
Котловский. Центр работает не так
давно, но некоторые сотрудники уже
сделали карьеру. Сам Александр (он
почти не видит) начинал оператором,
был супервайзером, помощником
старшего смены, старшим смены, сей-
час трудится в отделе по работе с пер-
соналом.
В работе центра есть два направле-
ния — входящие и исходящие звонки. Вхо-
дящие — это организация разного рода
горячих линий. Сюда, например, относится
Единый социальный телефон — горячая
линия по вопросам соцзащиты при Мин-
здравсоцразвития:8 (800) 555-02-22.
В июне 2010 года в «Теле-Курсе» побывал
премьер Путин. И пообещал воспользо-
ваться услугами сотрудников центра для
проведения своей горячей линии — об-
щения с населением страны. Обещание
он сдержал в декабре. Вот это была насто-
ящая реклама.
Исходящие — это недавний проект
центра. По заказу коммерческой компа-
нии операторы занимаются телемарке-
тингом. Например, сейчас они обзвани-
вают население, предлагая подключиться
67
1. Сотрудник центра за работой
2. Один из операторов call-центра использует брайлевский дисплей. Текст, который отображен
на обычном мониторе, транслируется на этот дисплей в виде точечного шрифта, и незрячий
оператор пальцами считывает его
3. Все надписи и таблички на дверях в «Теле-Курсе» дублируются точечным шрифтом
4. В реабилитационном отделе на стене висит обучающая таблица соответствия обычного ал-
фавита и брайлевского
1
2
3
4
к интернету и телевидению «Билайн». Это
коммерческий проект, который приносит
предприятию реальный доход.
Горячие линии работают круглосуточ-
но. Поэтому у каждого сотрудника свой
график работы — такой, чтобы и днем и
ночью было достаточно дежурных. У со-
трудников предусмотрены технические
перерывы: раз в час на 15 минут они
должны отвлекаться от компьютеров и
телефонов. В это время можно пойти в
столовую, посидеть в комнате отдыха,
позаниматься в тренажерном зале. На десять незрячих сотрудников при-
ходится один социальный работник — он
помогает новичкам добраться от дома
до работы, сориентироваться на месте.
Сотрудника обычно встречают еще на
68
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Общее дело Объектив
1. Операционный зал call-центра в разгар
рабочего дня. Не все места заняты: опера-
торы работают по сменам, с 15-минутны-
ми перерывами. За стеклянной стеной
справа —спортивный зал и комната отды-
ха. На панелях наклеены желтые круги, на
каждой двери — большой красный полу-
круг, это облегчает путь слабовидящим.
Опытные сотрудники безошибочно находят
свой ряд столов
2. Не все операторы call-центра полно-
стью незрячие. Слабовидящая сотрудни-
ца центра за работой
3. На одном из столов в реабилитацион-
ном отделе размещен макет офиса. По
нему новых сотрудников учат ориентиро-
ваться в пространстве
4. Рабочие места в call-центре оборудо-
ваны брайлевским дисплеем и специ-
альным сканером. Под сканер кладут ли-
сток с текстом, и программа преобразу-
ет печатный текст в голос или выводит
его на брайлевский дисплей 1
2
3
4
станции метро «Дмитровская», где ему
помогают подняться по эскалатору и
сесть в корпоративный автобус. «Всех обеспечить сопровождением
мы, конечно, не можем, — объясняет
Александр Котловский. — Поэтому со-
трудники реабилитационного отдела по-
могают людям научиться добираться до
работы». Узнав адрес новичка, сотрудник
этого отдела составляет по карте марш-
рут и сам проходит его. Потом в офисе на
специальной магнитной доске он выкла-
дывает улицы, дома, деревья — состав-
ляет макет маршрута. Новый сотрудник
изучает этот макет и в сопровождении
специалиста проходит его, запоминая
все особенности пути. Во второй-третий
раз он идет на работу уже сам.
Познакомиться с рабочим местом и
пространством офиса также можно с по-
мощью макета. На случай пожарной
опасности на каждом этаже есть распе-
чатанный план эвакуации, покрытый
прозрачной пленкой с брайлевскими
знаками. В реабилитационном отделе могут
рассказать о том, какие сейчас есть
приборы для облегчения жизни незря-
чих людей и как их достать. Трости, го-
ворящие часы и градусники, приборы
для измерения давления и уровня са-
хара. Есть говорящие определители
цвета. С их помощью можно, напри-
мер, узнать цвет одежды и подобрать
подходящий комплект. Есть устройство,
помогающее не пролить жидкость: оно
вешается на чашку, и, когда чай дости-
гает определенного уровня, прибор по-
дает сигнал.
Работа в call-центре более современ-
ная и высокотехнологичная, чем сбор
лампочек и розеток на учебно-производ-
ственных предприятиях Всероссийского
общества слепых. Но не все выдерживают
ее монотонности, ведь одни и те же фразы
приходится повторять по многу раз в день.
Некоторые ворчат: «Не хотим быть попуга-
ями». Впрочем, большинство сотрудников
довольны и дорожат своим рабочим мес-
том, ведь инвалиду трудоустроиться не так
просто. Тем более что зарплата здесь от
12 тысяч рублей (именно такую получают
сотрудники) — а для человека с инвалид-
ностью это очень даже неплохо.
69
«Мафиози»-загадка
Кирилл познакомился с Машей пос-
ле травмы. Она была студенткой Второго
медицинского института, подрабатыва-
ла в реабилитационном центре. «Маша
вошла к нам в палату, и я вдруг подумал:
вот она могла бы быть моей женой», —
рассказывает Кирилл. Но он настойчиво
гнал от себя эти мысли. И не только не
проявлял знаков внимания к Маше, а,
наоборот, всячески старался свести на
нет все ее попытки к неформальному об-
щению.
«А я влюбилась в него и поняла, что в
моей жизни это первое серьезное чув-
ство, — вспоминает Маша. — Хотя снача-
ла решила, что это подстреленный мафи-
ози. Такая у него была внешность. Кирилл
выглядел вдвое старше своих лет». Ей было девятнадцать, она не заме-
чала его инвалидности, хотя до тех пор с
людьми в инвалидной коляске не стал-
кивалась. И так удивительно получа-
лось, что все вопросы по уходу за Ки-
риллом сглаживались и принимались
Машей как обычное дело. Теперь она
объясняет это тем, что «было много сил,
была молодость, такой хороший запал,
и мы много работали в плане реабили-
тации». Молодой человек, с которым
Маша встречалась до знакомства с Ки-
риллом, до сих пор не может понять и
простить ее. Прошло уже больше девяти лет, как
они вместе, а Кирилл по-прежнему для
Маши человек-загадка, которую она пы-
тается разгадать: «Его внутренняя сущ-
ность остается для меня нераскрытой». Это благодаря Маше в их семье ца-
рят спокойствие и счастье. Кирилл не от-
чаялся и нашел свое место в жизни. Им
с Машей удалось найти благотворителей
и купить микроавтобус, оборудовать его
электроподъемником, получить электри-
ческую коляску. В подъезде их дома то-
же стоит подъемник. Теперь Кирилл мо-
жет сам ездить не только в магазин или
сбербанк, но даже на встречи с одно-
классниками. Несмотря на непослуш-
ные кисти рук, он научился довольно
ловко цеплять большим пальцем кружку
и зажимать скрещенными пальцами
ложку. Хотя для того, чтобы перебраться
с кровати в коляску, ему все еще нужен
помощник. Но самое главное — он может по
мере сил трудиться и чувствовать себя
нужным. Пальцы не работают, но Ки-
рилл приспособился нажимать на
кнопки клавиатуры согнутым мизин-
цем. На добровольных началах он
администрирует сразу три сайта:
http://indolev.enabled.ru/, сайт Рубена
Гальего http://bereg.enabled.ru/ и
http://koch.newmail.ru/. Все они об ин-
валидах и для инвалидов. Варя — это наше все
«Я счастлива, что у меня есть Варя,
это моя жизнь, это жизнь Кирилла,
это — все, что у нас есть, — говорит Ма-
ша. — Ради того, чтобы у нас был ребе-
нок, Кирилл даже отказывался от реаби-
литационных упражнений, которые он
не может выполнять самостоятельно.
Так и сказал: “Хватит со мной занимать-
ся — давай рожать. Иначе у тебя будет
комплекс нерожавшей женщины”». Маша открывает тетрадь, в которой
реабилитационная программа Вари
расписана по дням на всю неделю. Чего
там только нет. Остеопатия и сенсорный
массаж, тренажеры, иглорефлексотера-
пия и иппотерапия, музыка, рисование
и многое другое. И только воскресенье
свободно от физических нагрузок. Пото-
му что в этот день они едут в церковь.
Маша поет в церковном хоре храма Сре-
тения Господня в городе Пушкино. Занятия принесли свои результаты.
И теперь, когда-то как стиснутый кула-
чок, тельце Вари совершенно свободно
от всех «зажатостей». Варя может разво-
дить в стороны руки и при поддержке
стоять, пытается передвигаться.
«Наша главная задача — научить ее
ходить и обслуживать себя самостоя-
тельно, — говорит Маша. — Поэтому
прерывать восстанавливающую реаби-
литацию нельзя». Все медицинские и реабилитацион-
ные центры, которые посещает Варя за
неделю, разбросаны по Москве, как
просо. Маша не успела бы везде, если
бы они не пользовались услугами няни-
ассистента, которая иногда берет на се-
бя роль сопровождающей. Ведь Маша
еще и умудряется работать младшим на-
учным сотрудником в Научном центре
неврологии РАМН, где в ближайшее
время утвердят тему ее диссертации.
После защиты она надеется найти под-
работку — на подработках сейчас живут
все, даже профессора, — и зарабаты-
вать столько, чтобы ее семье не при-
шлось ни в чем нуждаться.
А пока их бюджет складывается из:
Машиной зарплаты (2800 рублей —
это за два дня в неделю), пенсии Вари
(5000 рублей) и пенсии Кирилла
(6800 рублей). Пособие по уходу за ре-
бенком-ивалидом — 5000 рублей.
Плюс то, что Кириллу удается время от
времени добыть, выполняя заказы че-
рез интернет (по специальности он —
архитектор-строитель), это в среднем не
более 9000 рублей. Родители у Кирилла и Маши пожи-
лые люди и скорее сами нуждаются в по-
мощи и уходе. Время от времени деньги
на реабилитацию Вари жертвуют до-
брые люди, но денег катастрофически
не хватает, а на помощь для Кирилла их
просто нет. Несмотря на загруженность, Маша
позволяет себе иногда помечтать. А это
всегда одно и то же — свой обустроен-
ный дом в деревне. Варе и Кириллу
МИЛОСЕРДИЕ.РУ
Оптимистам нужна поддержка
Кирилл, Маша и их дочка Варя — необычная семья. Кирилл
и шестилетняя Варя — инвалиды первой группы. В юности Кирилл
неудачно нырнул в воду с пирса и повредил шейные позвонки. С тех пор
он передвигается в инвалидной коляске. У Вари произошла родовая
травма. В итоге девочка не говорит и не ходит. Папе и дочке нужна
реабилитация. Курс для Кирилла стоит 311 тысяч рублей. А расходы
на Варю вместе с оплатой ассистента — 100 тысяч рублей в месяц.
70
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Текст и фото: Алексей РЕУТСКИЙ
очень нужен свежий воздух. В Бескудни-
кове, где они живут, с этим проблемы.
Особенно тяжело было этим летом, а зи-
мой из-за плохой терморегуляции папа с
дочкой замерзают раньше, чем успева-
ют добраться до парка.
«Самое прекрасное — это когда мы
вместе можем пойти гулять, — гово-
рит Маша. — Например, в этом году
нам дали путевку в соцзащите, мы
побывали в Анапе: всей семьей гуля-
ли по городу и у моря. Кирилл был
на электрической коляске и даже мог
сам везти Варю. Мы были так
счастливы — наконец смогли куда-то
выбраться и забыть обо всех пробле-
мах. Это было совершенно волшебное
ощущение». 71
Как помочь?
Дорогие друзья! Давайте по
можем этой дружной семье, кото
рая, несмотря ни на что, не теря
ет веры и оптимизма. С предло
жениями о помощи обращайтесь
к нам в комиссию по телефону
(495) 9729702. Денежные пожер
твования можно переводить на
наши банковские реквизиты.
Получатель: РОО «Милосер
дие», ИНН 7706409126, КПП 770601001, р/с 40703810100100002900, банк: ОАО «МИнБ», к/с 30101810300000000600,
БИК 044525600.
Назначение платежа: пожерт
вование для Кирилла и Вари Гапе
евых.
Можно переводить деньги че
рез терминалы QIWI, кошелек
WebMoney (R245356134264), «Ян
дексденьги» (41001360524761).
Если вы делаете адресное по
жертвование, свяжитесь после
этого с комиссией по телефону
(499) 2373427 или по адресу
komissia@miloserdie.ru и уточни
те, кому переведены деньги. Спа
си Господи!
Культура
Архитектура
Доступ открыт
Церковная архитектура, иконопись, декоративно-прикладное искусство
имеют огромное значение для современного российского общества,
и педагогическое в том числе. Это означает, что церковное наследие
как важнейшая часть русской культуры должно быть в свободном доступе,
его совсем необязательно «прятать за пазухой», напротив, его нужно
показывать и рассказывать о нем. У нас же часто бывает все наоборот:
легче закрыть, запретить, не пускать, чем подумать, есть ли основания
для этих запретов. Свои тревожные мысли по этому поводу формулирует
краевед Александр РАКИТИН.
Просвещенное
пространство
Известная максима «храм — это бо-
гословие в камне» требует существен-
ного дополнения: храм — это еще за-
стывший памятник эпохе. Хорошему
историку старинные церкви могут много
чего рассказать: посвящение и устрой-
ство приделов, количество и форма
глав, наличие апсид, размещение окон
и наличников, пространство. Церков-
ную архитектуру можно «читать», как чи-
тают книгу. Древние храмы уже давно
стали историческими источниками на-
ряду с источниками письменными и ар-
хеологическими.
Это очень важно: прошлое отражает-
ся в настоящем через храмы, а не через
жилые дома простых обывателей или
царские резиденции. Широкое строи-
тельство гражданских зданий из камня в
России началось лишь в XVIII веке, а вот
церкви из камня строились на Руси из-
давна, и все они были значимы для мес-
та, где находились.
Панорама старинного русского го-
рода не представляется без городских
доминант — стройных колоколен, воро-
ха куполов с резными крестами, монас-
тырских ансамблей, громады собора.
Все старые русские города в этом похо-
жи: Ростов, Углич, Новгород, Псков, Ус-
тюг, Тобольск, Чернигов — всех не пере-
числишь. Убери (снеси) эти доминанты,
и города нет, он растворится в панора-
ме. Помните советские плакаты с урба-
нистическими пейзажами: новой влас-
ти нужны были новые городские
вертикали, они их нашли — это трубы
заводов и фабрик, черный дым из этих
труб, закрывающий красное небо. Холо-
док по коже от таких картинок. Больше-
вики знали что делали, они создавали
свое пространство русского города, без
колоколен и храмов, монастырей и со-
боров. Но вернемся к русскому пейза-
жу. Вот сельская местность — пред-
ставьте себе сельскую панораму
где-нибудь в бескрайней русской про-
винции. Где бы вы ни были, хоть в дон-
ской казацкой станице, хоть на Карго-
полье, — увидите храмы. Однажды мне
рассказали, что раньше с колокольни
одного сельского храма можно было
увидеть храмы соседних сел: русское
пространство было воцерковлено и
просвещено. Храмы «организовали»
русский пейзаж, благодаря этому он по-
лучил очень важное свойство: русский
73
Текст и фото: Александр РАКИТИН
пейзаж сам может воцерковлять. Как
часто в советское время было, вовсе не
религиозные, ничего не знающие о вере
и Православии люди, начиная занимать-
ся русской архитектурой, иконописью,
реставрацией, краеведением или просто
путешествовать по русской провинции,
приходили к Богу и в Церковь. Вот тема
для исследователя — русское простран-
ство как миссионерский материал.
Но не только пейзаж, сами по себе
храмы, их композиция, декор, интерьер
являются немыми свидетелями минув-
ших лет. Многие уже знают, что «машина
времени» существует, и мы ей пользуем-
ся многократно. Хотите «переместиться»
в эпоху русского барокко? Я бы посове-
товал посетить Успенский собор в Смо-
ленске, это роскошный барочный памят-
ник — архитектура, иконостасы и
живопись. Покупайте билеты на поезд, и
вперед. Или, быть может, хотите очутить-
ся в петровском времени? Тогда лучше
ехать к церкви Покрова на станцию мет-
ро «Фили» или в церковь Иоанна Воина
на Якиманку, хотя я бы предпочел Троиц-
кий собор в Верхотурье, несмотря на то
что ехать далековато — Урал все-таки.
Очень важно еще одно дополнение:
храм — это еще и священное (сакраль-
ное) пространство, в старинных храмах
возносили молитвы к Всевышнему на-
ши предки. Почти в каждой церкви есть
свои реликвии. Интереснейшими быва-
ют росписи, их тоже нужно уметь «чи-
тать». А утварь? Однажды мы были в од-
ном храме, и батюшка показал нам
свечное паникадило. Он бережно, с по-
мощью нехитрого устройства спустил
нам его вниз, зажег, поднял наверх, а
потом загасил специальной металличе-
ской «ладошкой» на длинном шесте. «Ла-
дошка» была так же стара, как и само
паникадило. Мы будто побывали в про-
шлом, ведь до ХХ века в храмах пользо-
вались исключительно свечами. Храмо-
вое пространство читается как учебник
по истории Русской Церкви, русского
церковного быта.
Возможность видеть
Русские храмы много чего могут рас-
сказать о нашем прошлом. Могут, если у
нас с вами будет возможность их видеть.
Как часто, приезжая в тот или иной
храм, монастырь мы сталкиваемся с
тем, что на церковной территории не-
возможно не то чтобы сфотографиро-
вать, нельзя просто обойти старинное
здание? Я такие ситуации наблюдаю ча-
сто. Вот один из самых ярких московских
примеров. Еще совсем недавно москви-
чи были лишены возможности посещать
некрополь и территорию Донского мо-
настыря. Посетителям и паломникам
обители разрешалось пройти от святых
врат до «нового» Донского собора, и все.
По этой центральной аллее были постав-
лены танки времен Великой Отечест-
венной войны «Дмитрий Донской». Ос-
мотреть памятник конца XVI столетия —
«старый» Донской собор или беломра-
морные барельефы храма Христа Спа-
сителя, не говоря уже о некрополе, —
было просто невозможно, везде висели
таблички с надписью «Ходить не благо-
словляется». Теперь в Донском монасты-
ре новый настоятель — епископ Кирилл
и новое отношение к посетителям: мо-
настырь открыт с 8.00 до 20.00 каждый
день, при монастыре создана паломни-
ческая служба, организующая экскур-
сии по некрополю и архитектурным па-
мятникам монастырского ансамбля. Но
Донским монастырем тема доступности
памятников церковного зодчества от-
нюдь не исчерпывается.
В подмосковном Серпухове отец
благочинный не благословляет фото-
графировать на территории приходских
храмов. Замечу, речь не идет о съемке
внутреннего убранства церквей, а о
внешних архитектурных деталях. Во
Владычном монастыре, несмотря на са-
мое благожелательное отношение к па-
ломникам и туристам сестер обители,
уникальный белокаменный Введенский
собор XVI века нельзя элементарно
обойти, все закрыто железным забо-
ром с соответствующими табличками.
Я столкнулся с таким затруднением: рас-
сказав экскурсантам о значимости этой
постройки, о заказчиках и ктиторах мо-
настыря, я не смог показать архитектуру
собора и его северного придела — усы-
пальницы Ладыженских. В Высоцком
монастыре охранники обязательно про-
верят, убран ли у вас фотоаппарат. Осмо-
треть монастырский Зачатьевский со-
бор практически невозможно. Зная эту
ситуацию, мне каждый раз приходится
предупреждать путешественников, что,
если они хотят увидеть собор с восточ-
Культура
Архитектура
74
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
1. Введенский
Владычный мона-
стырь в Серпухо-
ве. Введенский
собор (конец
XVI века). К сожа-
лению, осмотреть
собор невозмож-
но, вся внутрен-
няя территория
монастыря пере-
горожена желез-
ной оградой с за-
п р е ща ющи ми
надписями, фото-
графия сделана с
единст венног о
возможного ра-
курса — с запад-
ной стороны
2. Зачатьевский
Высоцкий монас-
тырь в Серпухове.
Общий вид мона-
стыря. На терри-
тории обители
строго не благо-
словляется осмат-
ривать храмы и
фотографировать
1
2
75
ной стороны, а также познакомиться с
известной постройкой московского ар-
хитектора Клейна, часовней-усыпальни-
цей, нужно обязательно посетить туалет
(он как раз находится за часовней),
предупредив об этом охранника.
Еще один яркий пример: Кострома, ка-
федральный Богоявленский собор. Ка-
жется, главный храм Костромской епар-
хии должен быть «на виду» у жителей и
гостей города «Золотого кольца». Тем бо-
лее что он представляет исключительный
интерес: Богоявленский собор — старей-
шее сооружение Костромы, он построен в
XVI столетии, хорошо отреставрирован и
находится в прекрасном состоянии. Но
увидеть его вы не сможете даже издале-
ка: древняя постройка скрыта за высокой
оградой на объединенной территории
Костромской духовной семинарии, епар-
хиального управления и Анастасина-Бо-
гоявленского монастыря. Паломники по-
падают в собор, не заходя на церковную
территорию, через монастырскую башню,
переделанную в XIX столетии в соборную
колокольню. Возникает резонный во-
прос: зачем скрывать замечательный па-
мятник русского средневековья от глаз
горожан, паломников и туристов? Вот еще
примеры: подмосковное село Марково
(Раменский район) с шедевром «русского
узорочья» — Казанским храмом XVII века,
сегодня это подворье московского По-
кровского женского монастыря. Здесь об-
ходить и фотографировать храм строго за-
прещается, а отношение к экскурсионным
группам не очень доброжелательное. Та-
кая же ситуация в женском Ново-Голутви-
не монастыре в Коломне. Примеры мож-
но приводить еще долго.
Почему нельзя?
Почему так происходит? Может
быть, это общее церковное правило и
не стоит его обсуждать: «нельзя знако-
миться с церковным наследием, и все
тут». Но в том-то и дело, что это не так.
Например, в Успенском соборе Колом-
ны можно фотографировать интерьеры
за небольшое пожертвование, глав-
ное, чтобы в это время в соборе не ве-
лось богослужение. В той же Костроме
в Ипатьевском Троицком монастыре
существует музей и паломническая
служба, за официальную плату можно
фотографировать и снимать на камеру.
Я с удовольствием вспоминаю Троиц-
кий собор Верхотурья, где также за не-
большое пожертвование можно под-
няться на колокольню, откуда открыва-
ется чудесный вид на старинный
уральский город. Вот еще показатель-
ная история. Однажды, объезжая с
группой святыни Белоруссии, мы посе-
тили памятник православной готики —
Преображенскую церковь в Сынкови-
чах начала XVI века, яркий пример хра-
мостроительства в Великом княжестве
литовском. Договорились с настояте-
лем, и он не только открыл нам храм, но
и благословил фотографировать сво-
ды, иконы и обходную галерею. А мы-то,
привыкшие к нашим московским стро-
гостям, стали отговаривать его от этого:
«Батюшка, может, не надо, мы тогда
иконы не будем снимать, только сво-
ды». Помню, священник был крайне
удивлен такой реакцией москвичей и
даже заставлял нас сфотографировать
еще что-нибудь.
В некоторых случаях можно догово-
риться заранее с настоятелем монас-
тыря или храма по телефону. Но, к со-
жалению, в большинстве случаев
телефоны, по которым можно получить
разрешение на подробный осмотр ста-
ринных памятников, элементарно от-
сутствуют. До сих пор я не встречал ни
на одном монастырском или приход-
ском сайте подобной информации.
После освящения Казанского храма
Рождественского монастыря в Москве
Святейший Патриарх Кирилл сказал:
Церковь Михаила Архангела (начало XVI века) в селе Сынковичи под Слонимом (Бело-
руссия) — редкий памятник «православной готики». Особенность храма в том, что он
использовался как феодальная крепость, среди историков русской архитектуры сло-
жилось такое название подобных церквей — «храм оборонного типа»
Культура
Архитектура
76
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
«Церковь возвращает свои порушен-
ные храмы не для того, чтобы деньги на
них зарабатывать, как иногда говорят.
Мы возвращаем свои храмы для того,
чтобы в этих храмах, отреставрирован-
ных, возвращенных к жизни, соверша-
лась молитва Божия. А если речь идет о
памятнике архитектуры, имеющем зна-
чение для всего общества, то кому, как
не Церкви, заботиться сегодня о воз-
рождении культуры? И разве когда-ни-
будь Церковь мешала людям приоб-
щаться к культурному наследию?» Так,
может быть, последовать призыву Его
Святейшества?
Нужно-то — минимум: определить
время, когда можно посещать церков-
ные памятники старины, объявить, ког-
да на территории монастыря или храма
можно фотографировать. Естественно,
эти правила могут быть индивидуаль-
ны, и, главное, нужно, чтобы с этими
правилами можно было ознакомиться
на сайте и при входе на церковную тер-
риторию. Ведь как-то этот вопрос смог-
ли решить в Донском монастыре и в Ус-
пенском соборе в Коломне. Мы много в
последнее время говорим о современ-
ной церковной миссии в обществе — а
что видит приехавший в старинный мо-
настырь путешественник: налево-на-
право ходить не благословляется, фо-
тографировать нельзя, почему «ты
вообще сюда приехал, это монастырь, а
не музей». Мне и не такое приходилось
слышать.
Все меняется
Некоторое время назад я задался во-
просом: как объясняют подобные запре-
ты люди церковные, миряне и священ-
нослужители. Опросил человек сорок,
среди них были те, кто всячески поддер-
живал «табу» на осмотр. В результате, по
мнению всех опрошенных, получилось,
что главной причиной таких запретов яв-
ляется неблагоговейное поведение по-
сетителей храмов и монастырей. Дей-
ствительно, я сам был свидетелем такого
отношения туристов. В жаркий летний
день в Кирилло-Белозерском монасты-
ре толпа экскурсантов, одетых, мягко го-
воря, «открыто», громко разговариваю-
щих и жующих, входила в небольшой
храм, где под спудом покоятся мощи ве-
ликого русского святого и покровителя
Северного края преподобного Кирилла
Белозерского. Мне в тот момент захоте-
лось развернуть всю эту толпу и напра-
вить к выходу, а заодно прочитать им лек-
цию, как нужно вести себя в монастыре.
Но вот в чем вопрос: неужели интерес к
отечественной истории и искусству дол-
жен противопоставляться благоговейно-
сти и порицаться в церковной среде? От-
вет очевиден.
Конечно, легче всего сказать: нет, не
благословляется, нельзя ходить, фото-
графировать, интересоваться историей.
Легче, но правильно ли? Может быть,
лучше объяснять посетителям, как нуж-
но вести себя в храме и монастыре, и по-
тихонечку воспитывать в народе благо-
говейное отношение к святыне? Народ у
нас вполне обучаемый. Недавно я про-
водил экскурсию для «светской» группы,
мы должны были посетить один из под-
московных монастырей. Перед входом
в обитель ко мне подошла одна экскур-
сантка, которую я уже давно знаю, она-
то как раз никогда не отличалась особо
благоговейным поведением. Ее слова
меня удивили, она сказала: «Александр,
я вас здесь подожду, юбку забыла захва-
тить, да и сигарету недавно выкурила, не
могу я в таком состоянии в монастырь
войти». Все меняется, и общество тоже. Нужно отметить, что среди «осматри-
вающих храмы» могут оказаться будущие
великие люди, например, известно, что в
молодости Дмитрий Сергеевич Лихачев,
пока не купил фотоаппарат (когда-то фо-
тотехника была дорогим удовольствием),
обязательно зарисовывал увиденные
Такие свечные паникадила использовались в русских храмах до начала XX века, ба-
тюшка тушит свечи с помощью железной «ладошки» на длинном деревянном шесте
77
постройки (в основном это были как раз
храмы). В результате, уже после смерти
академика, отдельной книжкой вышли
его карандашные наброски. К ним при-
лагались записи с горькими сожаления-
ми Дмитрия Сергеевича о том, что у него
нет фотоаппарата и как хорошо было бы
увиденное запечатлеть на пленке. Те-
перь фотоаппараты есть у многих, но да-
же зарисовать увиденное зачастую не-
возможно.
Никто не будет спорить, что церков-
ное наследие (архитектура, иконопись,
декоративно-прикладное искусство)
имеет огромное педагогическое значе-
ние для современного российского об-
щества, а многочисленные памятники
церковного зодчества свидетельствуют
о величии страны и Русской Православ-
ной Церкви. Это означает, что церков-
ное наследие как важнейшая часть рус-
ской культуры подлежит общественному
доступу, его совсем необязательно «пря-
тать за пазухой», наоборот, его нужно по-
казывать и рассказывать о нем, демон-
стрировать красоту и величие нашего
прошлого.
Итак, доступ открыт?
РЕКЛАМА
Богоявленский собор (XVI век) Анастасина Богоявленского монастыря в Костроме, ны-
не кафедральный собор Костромской епархии. Территория собора закрыта для посеще-
ний паломников и туристов, благодаря этому старейшее здание Костромы оказалось
скрыто от глаз горожан и гостей города «Золотого кольца». Фотография сделана по бла-
гословению архиепископа Костромского и Галичского Александра в 2007 году, однако
такое благословение не под силу получить рядовому посетителю города Костромы
Культура
История повседневности
78
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Жажда событий
Принято считать, что наша жизнь
становится все более и более докумен-
тированной. И это связано вовсе не с
прогрессирующим и уже дошедшим до
какой-то невозможной крайности раз-
буханием домашних фото- и видеоархи-
вов. Дело в совершенно новом — даже
в некотором роде инновационном —
способе заполнения личного архива.
В былые времена архив обновлялся по
мере того, как в жизни человека и его
близких происходили какие-то значи-
мые события — семейные торжества,
поездки, выходы в свет. Архив упорядо-
чивался в соответствии с годовым кру-
гом праздников и воспроизводил слож-
ный, неровный ритмический рисунок
личной и семейной истории. Именно история в ее необратимом
движении от рождения к смерти, от по-
коления к поколению составляла насто-
ящее содержание личного архива. Ар-
хив представлял ценность отнюдь не в
качестве набора констатаций неких ча-
стных и случайных «фактов», но как цело-
стный образ традиции — чего-то такого,
что превосходит масштабы будничного
и повседневного и привносит смысл в
пустую, бессмысленную череду дней, со-
относя убывающее время индивидуаль-
ного существования с исполняющимся
временем родового и общечеловечес-
кого бытия. Таким образом, личный ар-
хив вовсе не был предназначен для вос-
создания точной последовательности
событий в тех или иных хронологических
рамках. Он служил расширению жизнен-
ных горизонтов в процессе тихого, без-
мятежного созерцания. Сегодня это положение вещей роко-
вым образом меняется. Снимать фото и
видео стали не просто чаще — измени-
лись сами поводы к съемке. Казалось
бы, вторжение будничного и непосред-
ственного в личный архив должно при-
дать ему объем и сообщить ранее недо-
ступную степень живости. Так и есть;
проблема однако же в том, что сырая
материя повседневности на самом деле
по-прежнему занимает не самое почет-
ное место в наших персональных кол-
лекциях медиа. Буйство документа
Чем опасно домашнее видео
Развитие цифровых
средств видео-
и фотосъемки привело
к тому, что сейчас
у каждого из нас
в персональном
компьютере хранятся
тысячи фотографий,
гигабайты видео,
которые вроде бы
представляют собой
документы нашей
жизни. Философ Роман
ГАНЖА взялся доказать,
что нынешнее буйство
документа на самом
деле является своей
противоположностью.
Антидокументы не так
безобидны, как может
показаться на первый
взгляд, они заслоняют
от нас реальность,
подменяя понятия
и уводя нас в мир
опасных иллюзий.
Текст: Роман ГАНЖА
79
Но что же в таком случае мы снима-
ем чаще всего и почему мы это делаем?
Чтобы разобраться, представим
простую ситуацию. Мы в гостях у род-
ственников, бурный этап застолья поза-
ди, все разбрелись по комнатам, кто-то
объединился для совместной игры, кто-
то пытается общаться с детьми, кто-то
просто беседует. У нас в руках камера, и
нам не терпится ее включить. Хорошо, если мы будем бесцельно
бродить с включенной камерой по ком-
натам и фиксировать, так сказать, жи-
вую материю происходящего, никак в
нее не вмешиваясь и не корректируя.
В результате мы получим сырой доку-
мент, ценность которого — именно в не-
преднамеренности и случайности того,
что мы увидим на экране. Однако высока вероятность того,
что мы поступим иначе. Мы попытаем-
ся в слабоструктурированном потоке
бессобытийности обнаружить некие
зерна, зачатки событий, композицион-
но зафиксировать их, аранжировать,
инсценировать и поместить в рамку.
Как прирожденные режиссеры, мы
жаждем событий; усматривая в проис-
ходящем возможность события, мы не-
пременно постараемся дождаться
кульминации, которая сулит нам, по-
видимому, нечто вроде катарсиса. Но
где же проходит эта тонкая грань, отде-
ляющая событие от не-события или,
скажем иначе, псевдодокументаль-
ность, имитацию от документальности
в чистом виде? Событие с мерседесом
Событие отличается от не-события
тем, что его можно целиком и полно-
стью выразить словами. «Белый мерсе-
дес врезался в груженную сантехникой
фуру» — вот вам и событие. А когда про-
сто разговоры, просто дорога, просто
люди — то никакого события тут, раз-
умеется, нет. Я берусь утверждать, что только в
этом последнем случае мы имеем право
говорить о «документальности» в соб-
ственном смысле слова. Дело в том, что
видеозапись некоего события вовсе не
свидетельствует об этом событии — как
бы странно это ни звучало, — но всего
лишь иллюстрирует его. Ведь событие
равно своей словесной формулировке,
следовательно, реальность события
тождественна истинности утверждения
о том, что это событие произошло. Ника-
кая видеозапись не способна сама по
себе подтвердить или опровергнуть что
бы то ни было. Представьте: мы видим на экране
каких-то людей, которые, как нам ка-
жется, дерутся. Но что же при этом на
самом деле происходит? Что это —
«драка», «конфликт», «дружеская пота-
совка», «избиение», «разбойное напа-
дение», «покушение на убийство», «иг-
ра», «имитация», «постановка»? Для
ответа на этот вопрос требуется некое
рассуждение, итогом которого и станет
наиболее подходящее к случаю словес-
ное описание. Предположим, это «изби-
ение». Мы снова смотрим на экран и
уже совершенно отчетливо видим, как
кого-то избивают. Картинка перестает
быть сырым документальным свиде-
тельством происходящего и превраща-
ется в иллюстрацию «избиения». Доку-
мент исчез, зато появились «сюжет»,
«фабула», «развитие», «развязка», «по-
дробность». Ну, казалось бы, и что? Что же в этом
плохого? Плохо то, что наш архив превра-
щается в анимированный комментарий
к тому, что само по себе архивом не явля-
ется, — к набору утверждений, — назо-
вем его «дневником», который образу-
ет — в ретроспективе — фабулу нашей
жизни. Плохо это тем, что отдельное ут-
верждение не обязательно является ис-
тинным. Оно может быть и ложным. Раз-
умеется, в эпоху семейных альбомов,
собиравших под одной обложкой фото-
графии представителей нескольких поко-
лений и нескольких ветвей общего се-
мейного древа, также существовало —
да и до сих пор существует — устное се-
мейное предание, в котором правда мог-
ла быть самым бессовестным образом
перемешана с ложью. Но эта ложь носи-
ла тем не менее полулегендарный и проб-
лематический характер, всегда остава-
ясь на совести того, кто ее высказывает. Семейный архив, таким образом,
связывал многочисленные частные
«дневники», не будучи жестко привязан
ни к одному из них. Он образовывал тот
пласт общей истории, без которого чело-
веческие связи становятся хрупкими и
ненадежными. Сегодня этого общего
пласта нет. Или почти нет. Сегодня уходит
в прошлое, например, практика обмена
фотографиями между дальними род-
ственниками, живущими вдалеке друг
от друга. Каждый частный дневник, в ко-
тором «события» сконструированы и от-
сортированы необщезначимым и под-
час весьма странным образом, сегодня
иллюстрируется своим частным архи-
вом, не претендующим на статус общего
семейного документа. Нет общей почвы,
а значит, нет мерила общей истины. Есть
только частные истины и частные, понят-
ные только своим создателям, истории. Факты vs вещи
Крайним выражением этой тенден-
ции является — уже вне всякой связи с
формированием личного или семейно-
го архива — практика размещения или
даже онлайн-трансляции в сети интер-
нет «горячих» — имеется в виду не градус
непристойности, а новизна и актуаль-
ность — видеосюжетов. При всем раз-
нообразии тем эти ролики объединяет
очевидное преобладание иллюстратив-
ности над документальностью. Подчас «событийное» наполнение
видеоряда реализуется технически
очень просто. Транслируемая в сети жи-
вая запись уличной камеры наблюде-
ния — это, можно сказать, документ, хо-
тя и сугубо формальный, лишенный того
человеческого содержания, которого
мы, как правило, ищем в «свидетельст-
ве». А вот вырезанные из этого потока
несколько секунд записи ДТП — это уже
иллюстрация. Подобные сюжеты могут быть инте-
ресны здесь и сейчас, но они не имеют
никакой ценности в качестве элементов
архива. Грубо говоря, большинство та-
ких записей совершенно неинтересно
пересматривать — именно по причине
того, что в них сложно, хотя и не невоз-
можно разглядеть что-то еще, кроме ис-
кусственно имплантированного в них
«события». Мир, который находит отражение в
нарастающей лавине видеоматериа-
лов,— это, если воспользоваться фор-
мулой Витгенштейна, мир, состоящий
из фактов, а не из вещей. И тем более
не из людей. Этот гипнотический мир,
наполненный подавляющими всякое
воображение и вообще всякую мысль
словесными конструкциями, так же да-
лек от реальности, как пена, вскипаю-
щая на гребне волны, далека от океан-
ских глубин.
Культура
Документальное кино
80
Шесть лет назад довелось мне воз-
главлять жюри международной прессы
на документальном кинофестивале в
Чикаго. В официальном названии этого
кинофорума отсутствовало слово
«фильм». На мой недоуменный вопрос
основатель фестиваля — дивный поляк
Кристофер Камышев (в Чикаго, как из-
вестно, живет несколько миллионов
поляков) ответил, что это — принципи-
ально. В давнем споре о том, что такое
документализм, этот фестиваль при-
держивается точки зрения, согласно
которой главное — документирование
реальности. Всяческие кинематогра-
фические изыски и прочее Большое Ис-
кусство не являются для чикагцев су-
щественными.
В новой своей картине «Экклесиа»
Дмитрий Таланкин вроде бы придержи-
вается такой же позиции. В ленте суще-
ствуют удивительные кадры, снятые на
месте бывших казахстанских концлаге-
рей, в которых содержались церковные
великомученики. Немногие уцелевшие
люди рассказывают жуткие истории о
своем там пребывании. В третьей части фильма нам сообща-
ют такие новости о длительной и, увы, ус-
пешной борьбе ГПУ за подчинение себе
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Вверх и вниз
Жанр документального кино в России сейчас не слишком
популярен. Игровые картины собирают кассу,
а документалистика переформатировалась либо в особый
жанр телевизионного документального фильма,
своеобразного развернутого сюжета, безыскусно
рассказывающего некую историю, либо отползла в нишу
маргинального кино для ценителей. Поэтому фильм
«Экклесиа», снятый Дмитрием Таланкиным на основе
деятельности ПСТГУ, стал безусловным событием. Важно,
что искусство документального кино начинает свое
возрождение на почве христианской православной жизни.
О фильме рассказывает кинокритик, директор программ
МКФ компании «Кинотавр» Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ
Кадр из фильма Дмитрия Таланкина «Экклесиа»
Кадр из фильма Дмитрия Таланкина «Экклесиа»
81
Русской Церкви, которые для подавляю-
щего большинства нецерковных зрите-
лей станут откровением.
Внимая всему этому, мы всецело пре-
бываем во власти документа. Мы не дума-
ем про то, КАК это снято. Нам это не нуж-
но. Мы хотим узнать и узнаем то, что было
от нас скрыто долгие десятилетия, и в этом
смысле режиссер одержал абсолютную
победу, доказал, что в известном словосо-
четании «документальный фильм» первое
слово значит неизмеримо больше.
Однако не будем торопиться.
Вспомним дивный пейзаж в тумане
из второй части ленты. Вспомним священника, смешно рас-
сказывающего уморительные байки во
вкусе Василия Теркина, а по окончании
разговора с молодежью запрыгиваю-
щего в моторку и быстро отбывающего
вдаль, подобно Фантомасу в конце пер-
вой серии любимого фильма советского
народа.
Вспомним, наконец, жутковатую ка-
захстанскую башню с современным по-
добием Золотого Тельца на ее верхнем
этаже. Вглядимся в удивительное лицо
священника, который только что на фо-
не этой башни точно и глубоко говорил
нам о том, что есть искусство. Он подни-
мается в лифте наверх, и на лице его —
страдание. Потому что чувствует чело-
век — этот путь ведет вниз.
Вспомним и о том, что слово это —
«вниз» — режиссер дает нам крупным
планом, чтобы ни у кого не осталось со-
мнения в том, зачем он показывает нам
весь этот эпизод с башней.
То есть говорить о том, что Таланкин
представляет нам чистый документ, пол-
ностью отстраняясь от его художествен-
ного комментирования, не приходится.
Так что же, режиссер лукавит, заявляя о
приверженности чистому документиро-
ванию?
Думаю, что нет.
Просто существует кинематографиче-
ская природа, которой свойственно выра-
жать мысли не только и не столько в сло-
вах, сколько с помощью визуальных
образов. И, главное, существует природа
дарования постановщика, которая неиз-
менно проявляется во всем, что он делает.
Помню, как в 1982 году, защищая во
ВГИКе диплом, устами одного из персо-
нажей своей ленты «Спит ребенок, он не
виноват» юный режиссер Таланкин об-
стоятельно разъяснял, откуда пошло на
нашей земле слово «товарищ». Быть может, это было не так уж и
важно в той серьезной драме. Но по
прошествии тридцати лет, когда вспоми-
наешь о начале Диминого творческого
пути, всплывают в памяти его рассказы
про древних разбойников, после убий-
ства купцов кричавших подельникам:
«Товар ищи!»
И во всех своих последующих карти-
нах — как в снятых совместно со знаме-
нитым отцом, так и в самостоятельных —
Дмитрий Таланкин дает нам, с одной сто-
роны, картины страшных бед и страда-
ний человеческих, а с другой — настоя-
тельно демонстрирует причины этих бед.
Потому что знает и, что, наверное, еще
важнее, чувствует: лишь познав истин-
ные причины своих страданий, человек
узнает, что ему надобно делать.
Дмитрий Таланкин — добрый человек.
И это чувствуется во всех проявлениях его
таланта. В фильмах, стихах, в музыке, ко-
торую он пишет. И поэтому именно ему
удалась эта документальная история про
неизъяснимые беды Церкви и Народа. Нигде нет кинематографического лю-
бования страданием. А ведь оно весьма
кинематографично, и очень многие ре-
жиссеры и документального, и игрового
кино становятся знамениты как раз по-
тому, что в их картинах страдания живо-
писуются. В «Экклесии» рассказ старуш-
ки о встрече освобожденного зэка с тем,
кто написал на него донос, потрясает ед-
ва ли не больше, чем рассказы о пытках
и расстрелах. В этой истории есть ситуа-
ция преображения грешника, и явлена
она тихо, спокойно и как-то даже обы-
денно. Может, потому и потрясает.
В этом фильме много тьмы. Но свет,
исходящий от доброго человека, расска-
зывающего нам про темноту, не позволя-
ет ей окутать нас и замутить наше и без
того недостаточно проясненное созна-
ние. Таланкин говорит о страшном для
того, чтобы вывести зрителей на свет.
И опять-таки этому утверждению
можно найти буквальное подтвержде-
ние. Финал четырехсерийной ленты.
Двое мужчин выходят из железнодорож-
ного туннеля в Чимкенте. Звучит рассказ
о том, сколько заключенных погибло при
строительстве этой дороги, сколько кос-
тей и как долго здесь находили. Под этот
текст люди выходят из туннеля на свет. Мы хотим верить, что больше таких
дорог не будет. Что все кости будут преда-
ны земле. Что люди не станут спускаться
вниз, думая, что поднимаются вверх.
Документальный фильм «Эккле-
сиа»,режиссер Дмитрий Таланкин,
операторы Владимир Кононенко и
Вячеслав Сачков, 2010 год, 4 серии,
176 мин.
РЕКЛАМА
На фото: Н. Е. Емельянов (✝2010), создатель элек-
тронной базы данных по новомученикам и исповед-
никам Российским,демонстрирует фильм про ново-
мучеников
Культура
Анимация
82
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Блондинка в политике
Упомянутый журнал является час-
тью громадного бизнеса, потому что об-
разы диснеевских принцесс широко ис-
пользуются при производстве товаров
для детей. Всякая принцесса встречает-
ся в природе не просто так, а чтобы при-
носить деньги. Мультфильмы, игры, ле-
довое шоу, журналы, карнавальные
костюмы и т. д. Единственный островок
гламура в современной культуре, кото-
рый не пытаются преследовать и изо-
бличать по идейным соображениям (из
чего, конечно же, следует, что гламур
как таковой — порождение инфантиль-
ного сознания).
Первый полнометражный мульти-
пликационный фильм У. Диснея вышел
в 1937 году, и это, конечно же, «Бело-
снежка и семь гномов». Те времена бы-
ли столь целомудренны, что цензура по-
требовала вырезать сцену, в которой
гномы стелили постель Белоснежке —
чтобы публика не подумала что-нибудь
не то. Мультфильм раз и навсегда опре-
делил облик принцессы Белоснежки
для будущих поколений (красный бан-
тик в черных волосах и красно-синие
полосатые рукавчики), а также обозна-
чил линию поведения всех будущих дис-
неевских принцесс. Их нежный голос и
легкий нрав превратились в силы, бу-
доражащие мироздание: стоит прин-
цессе запеть, как слетаются подпевать
сладкоголосые птички или пускается в
пляс кухонная утварь, и всякий раз та-
ланты принцессы и особенности миро-
устройства раскрываются настолько,
насколько позволяет техника мульти-
пликации.
Следующей стала «Золушка» (1950),
блондинка в голубых наушниках и голу-
бом бальном платье. Вот интересно:
трудно найти девочку, которая наряди-
лась бы в лохмотья и пожелала бы изо-
бразить Золушку на кухне. Все почему-то
предпочитают быть Золушкой после
превращения. Потом — «Спящая краса-
вица» (1959), блондинка в розовом. Она
даже не успевала толком поспать, пото-
му что принц не дремал, и все это вели-
колепие венчал девиз: «В конце концов,
на дворе у нас XIV век!»
Потом появилась «Русалочка», прин-
цесса Ариэль (1989), когда в угоду англо-
саксонскому оптимизму была принесена
в жертву главная идея Г.Х.Андерсена о
бессмертии любящей души; а потом на-
стали времена «Красавицы и Чудовища»
(1991). Это уже культурный конфликт, по-
тому что мы привыкли к «Аленькому цве-
точку» — и это при том что в «Белоснежке
и семи гномах» мало кто распознает
Только для девочек
Типология принцесс
«Каждая девочка —
принцесса» — провозглашает
журнал «Принцесса»,
выпускаемый Disney.
Для счастливых мам —
фотографии любимых дочек;
для дочек — захватывающие
истории из жизни Авроры или
Белль после свадьбы («Принц
Филипп потерял память»;
«Чудовище устраивает
вечеринку»). Журнал не учит
помогать маме, а учит, как
сделать корону из фольги
и пуговиц, изготовить
бутерброды в форме туфелек
и прочим нехитрым
премудростям Эллочки-
людоедки. Татьяна
ШОЛОМОВА считает, что лет
тридцать назад девочкам в их
октябрятском детстве как раз
не хватало чего-то такого —
с красивыми платьями, без
забот и чтобы сказка
продолжалась даже после
того, как закончилась.
83
«Сказку о мертвой царевне и о семи бога-
тырях». Филологическая наука до сих пор
решает вопрос, каким образом эти сказ-
ки проникли на русскую почву, ведь до
А.С. Пушкина и С. Т. Аксакова они не
встречались среди народных, а потом
словно приросли к народному сознанию.
Но в одном случае мы хладнокровно взи-
раем на чужеземный пересказ, а другой
почему-то приводит нас в смущение.
Потом были еще Жасмин в мульт-
фильме про Аладдина (1992), дочь ин-
дейского вождя Покахонтас (1995), по-
любившая англичанина Джона Смита
(авторы, будучи не в силах примирить
необходимость мультипликационного
счастья с жестокой исторической реаль-
ностью в виде истребления индейцев
белыми, раненого Джона Смита отпра-
вили на корабле домой в Англию). А еще по диснеевским принцессам
можно отслеживать мировые политиче-
ские процессы, потому что явно возрос-
шая роль Китая привела к появлению в
2005 году «Мулан», народной героини
китайского народа, спасшей родину от
нашествия гуннов; а дальше — извивы
политкорректности, потому что, кажет-
ся, к 2009 году наконец-то диснеевских
режиссеров посетила та мысль, что чер-
нокожий президент в Соединенных Шта-
тах есть, а вот гламурной чернокожей
принцессы в пантеоне нет, и так на свет
явилась «Принцесса и лягушка».
Антипринцесса
Впрочем, конкуренты не дремали.
Студия Dream works в 2000 году предло-
жила миру «Шрека», новое слово в муль-
типликации, первый полнометражный
компьютерный мультфильм, озвучен-
ный суперзвездами (а за диснеевских
принцесс всегда поют малоизвестные
певицы), поставивший с ног на голову
традиционную сказочную систему цен-
ностей и опровергший моральные выво-
ды, которые следовало бы сделать из
«Красавицы и Чудовища» о том, что чело-
веческий облик предпочтительнее зве-
риного. Странным образом отражение в ху-
дожественной форме неких глубинных
общечеловеческих процессов, сомне-
ний в достаточности человеческого тела
осуществилось путем пародирования
традиционных диснеевских мотивов.
Свежезапущенная в культурный обиход
принцесса Фиона оказалась психичес-
ки здоровым монстром, видящим в лес-
ной живности в первую очередь пищу, а
не товарищей детских игр или братьев
по разуму.
Вторая серия «Шрека» (2004) под-
твердила твердость отказа от антропо-
морфизма, а «Шрек-3» (2007) явил миру
всю обойму принцесс в пародийной фор-
ме: Спящую Красавицу постоянно сбивал
с ног богатырский сон, Белоснежка обна-
ружила стремление поубавить количест-
во гномов, Золушка продолжала думать о
грязи и уборке, а Рапунцель в стремле-
нии выйти замуж оказалась и предатель-
ницей, и лысой (таким образом, Dream
works умудрилась заблаговременно спа-
родировать еще, возможно, даже и не за-
мысленный шедевр Disney). Кроме того, под видом гуманитарной
помощи к основному действию привлек-
ли всех возможных фоновых персона-
жей, вроде сводной сестрички Дорис,
озвученной аж Ларри Кингом (чтобы не
мелочиться). Национально-освободи-
тельная война четвертой части мало до-
бавила к сложившемуся образу сказоч-
ного королевства, разве что все поняли,
что заканчивать проект надо на самом
интересном месте.
Последствия процесса пародиро-
вания, похоже, необратимы ни для са-
мих пародистов, ни для героев паро-
дии. Disney как традиционный
поставщик сказочных образов и рев-
нитель традиционных ценностей начал
искать новые пути. Сначала путем са-
мопародии продемонстрировали нали-
чие бреши между мирами, когда «Зача-
рованная» (2007) провалилась из
рисованной сказки в реальный мир и,
несмотря на все суровые испытания
вроде проливного дождя, жесткого об-
мана и происков конкурентов, продол-
жала петь, танцевать и кроить весе-
ленькие платьица из занавесок,
отсылая тем самым сразу к несколь-
ким явлениям американской культуры.
Но, вероятно, чтобы стать товарным
знаком, надо остаться рисованной
принцессой, и Зачарованная не была
включена в пантеон. Возможно, решив
повторить ход конкурентов с превра-
щением красавицы в чудовище (а по-
том, следуя собственным ценностным
установкам, сделать все как было), сту-
дия Disney сняла «Принцессу и лягуш-
ку», в которой оба героя тоже для нача-
ла становились зелененькими. Здесь
все было свалено в кучу: и желание
иметь собственный ресторан (что дела-
ло сюжетно обоснованными песни и
«Шрек» поставил с ног на голову традици-
онную сказочную систему ценностей и
опроверг моральные выводы, которые
следовало бы сделать из «Красавицы и
Чудовища», о том, что человеческий об-
лик предпочтительнее звериного. Свежезапущенная в культурный обиход
принцесса Фиона оказалась психически
здоровым монстром, видящим в лесной
живности в первую очередь пищу, а не
товарищей детских игр или братьев по
разуму.
«Шрек»,кстати,один из немногих филь-
мов про принцесс, где показана жизнь
этой самой принцессы после свадьбы
Культура
Анимация
84
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
пляски среди кухонной утвари), и баль-
ное платье, и стремление стать прин-
цессой, и шутки по поводу телесного
низа. И мультфильм провалился в про-
кате (хотя чернокожую Тиану и включи-
ли в число диснеевских принцесс). Офи-
циальной причиной провала считается
неудачное название, а также слабо вы-
раженная «мужская линия», то есть от-
сутствие приключений, интересных от-
цам и сыновьям. Но дело, вероятно, не
только в этом, а в том, что человечество
еще недостаточно демократизирова-
лось, чтобы приходить в восторг от
ставшей принцессой мелкой буржуаз-
ки (на ком бы ни женились настоящие
европейские принцы).
Что такое рапунцель?
Однако выводы были сделаны, и в
2010 году золотоволосая Рапунцель от-
правилась покорять детские сердца.
В отечественном варианте открытие
оказалось двойным: сказка братьев
Гримм про Рапунцель никогда не пользо-
валась такой популярностью, как «Госпо-
жа Метелица» или «Беляночка и Розоч-
ка». Мы рапунцели не едим и даже не
знаем, что это такое.
Создатели опять отклонились от ка-
нонического текста. Если в оригинале
Рапунцель претерпевала притеснения
за грехи родителей (мать проявила жад-
ность к толстеньким и свеженьким ра-
пунцелям в чужом огороде; отец ночью
пошел их воровать. Вторжение на кол-
довскую территорию наказуемо, и но-
ворожденную дочь пришлось отдать
колдунье), то в мультфильме злобная
колдунья приходит в мир людей и уносит
из него главную ценность — девочку с
волшебной косой, дарующей моло-
дость. Дальнейшее традиционно: зато-
ченную в башне красавицу должен спа-
сти прекрасный принц, и большую часть
сюжета составила, как и положено, до-
1. Кадр из мультфильма «Рапунцель:
запутанная история». В отечествен-
ном варианте открытие оказалось
двойным: сказка братьев Гримм про
Рапунцель никогда не пользовалась
такой популярностью, как «Госпожа
Метелица» или «Беляночка и Розоч-
ка». Мы рапунцели не едим и даже
не знаем, что это такое (это,кстати,
такой салат)
2. Диснеевских режиссеров посети-
ла мысль, что чернокожий президент
есть, а вот гламурной чернокожей
принцессы пока нет. Так появилась
«Принцесса и лягушка»
1
2
85
рога и претерпеваемые трудности. Все,
что случилось с героями, оформлено
при помощи спецэффектов. Содержание современного фильма
или мультфильма, включая неизбеж-
ную мораль, определяется тем, изобра-
жение чего будет особенно выгодно в
формате 3D. Это приводит к тому, что
зрителю становится интересен уже не
столько сюжет, сколько то, как и что
изображено. У братьев Гримм в наказание за ут-
рату невинности колдунья выгнала Ра-
пунцель из высокой башни в мрачную
пустыню — и все, и больше мы ничего не
знаем о ее переживаниях при переходе
из одного мира в другой, кроме того, что
она там бродит с ребенком на руках.
В 3D-мультфильме первый выход де-
вушки на свободу становится самостоя-
тельным зрелищем: призывно топорща-
щаяся зеленая травка и зависшие над
ней и как бы в раздумье пошевеливаю-
щиеся пальчики вызывают ощущение
ожидаемого прикосновения босой ноги
к мягкой траве. Рекламные ролики обе-
щали живущие самостоятельной жиз-
нью, хватающие жертву и лезущие в дра-
ку волосы, но в фильме они, к счастью,
самостоятельности лишены (а то вышел
бы, пожалуй, ужастик какой) и использу-
ются для традиционных увеселений при-
шедшего в кинотеатр развлечься и на-
сладиться возможностями объемного
изображения зрителя: Рапунцель летает
и на волосах, которые не кончаются
(21 метр!), и на коне над пропастью, и от
взлетов должно захватывать дух. Жи-
вотные, однако, молчат и не пытаются
ни подпеть, ни потанцевать на заднем
плане. Имеют место также неожидан-
ные художественные открытия: напри-
мер, если заставить коня вести себя
ровно так, как собака, то будет смешно. Этот чудесный конь — Максимус —
наверняка запомнится всем и обогатит
мировой детский фольклор (и кинотеат-
ры уже вовсю торгуют не только неесте-
ственно дорогой кока-колой, но и столь
же неестественно дорогими стаканами
для кока-колы с конем Максимусом и
Рапунцелью на трубочке. Плоха та дис-
неевская принцесса, образ которой
плохо продается). А также по-новому ве-
дет себя кухонная утварь: сковорода,
оказывается, способна сыграть не толь-
ко революционно-освободительную, но
и консервативно-охранительную роль.
Принцесса — это ты
Спас на этот раз красавицу не принц,
а бандит по имени Флинн Райдер, кото-
рый под конец перевоспитался и проник-
ся семейными ценностями. Принца на
бандита поменяли из коммерческих со-
ображений (спасибо «Принцессе и ля-
гушке»): мультфильм предназначен для
семейного просмотра, следовательно,
должен быть интересен любому члену се-
мьи — и маме и папе, и сыну и дочке.
И если дочки-матери по старинке пред-
почитают истории про прекрасных прин-
цев и еще более прекрасных принцесс,
то отцы и сыновья, помимо сногсшиба-
тельных спецэффектов, жаждут еще и
захватывающих и желательно крими-
нальных похождений. Все это в мульт-
фильме есть: полноценными действую-
щими лицами становятся как минимум
две бандитские группировки; в одну из
них входит гигантский Владимир, с дет-
ства любивший единорогов (хотя, воз-
можно, имя этого персонажа в каждой
стране переводят с учетом имени дей-
ствующего премьер-министра). В угоду
коммерческому успеху поменяли даже
название на Tangled, что можно переве-
сти как «Запутанный» (и что отражено в
русском переводе). «Мы не хотим, чтобы
о наших проектах складывалось пред-
взятое мнение, основанное лишь на на-
звании», — сказал Эд Кэтмулл, нынеш-
ний глава студии Disney. Возможно, это
так, и название не должно полностью
исчерпывать содержание произведе-
ния. Вот и Рапунцель в конце подстриг-
ли, и волосы ее потемнели. Для юноше-
ских приключений сойдет и блондинка,
но мудро править государством сможет
только брюнетка.
И тут, конечно, хочется задать вопрос:
является ли глубоко порочным искус-
ство, предназначенное для маленьких,
хорошеньких, пухленьких и наряженных
в розовенькие платья с блестками дево-
чек?Даже если оно только для них и
предназначено и не понятно больше ни-
кому — ни старшим братьям или сест-
рам, ни даже какому-нибудь сентимен-
тальному папаше, обожающему свою
крошку? Можно, конечно, попривет-
ствовать энтузиазм студии Disney, все-
ми силами пытающейся облегчить это-
му ответственному отцу исполнение
родительского долга и напичкивающей
девчачий мультфильм разбойниками,
похищениями, погонями и мордобоями.
Но вопрос все-таки в том, является ли
культура, ориентированная на девочек
трех-шести лет, неполноценной? Надо ли
начинать воспитание будущих поколе-
ний сразу с экскурсии на кухню или
швейную фабрику или следует согла-
ситься с тем, что бывает в жизни корот-
кая, но дивная пора, когда каждая де-
вочка — принцесса и весь остальной
мир занят только тем, чтобы засвиде-
тельствовать это?
РЕКЛАМА
Эту книгу я приобрел из-за интереса
к новейшей западной истории. О 1920-х
годах в Америке, времени известного
гангстера Альфреда Капоне, мне было
известно не много, что стало дополни-
тельным стимулом к чтению.
С одной стороны, книга явно не науч-
ная, с другой — написана в форме жур-
налистского расследования, которое де-
тально воспроизводит события эпохи.
Темная деятельность Капоне стала
возможной благодаря утверждению
Конгрессом США с 1919-го по 1933 год
сухого закона, запрещавшего распро-
странение алкогольной продукции на
территории Северной Америки. Именно
нелегальное колоссальное производ-
ство и продажа алкоголя, а не доходы с
игорных домов и других злачных мест,
составили главную статью «бизнеса» Ка-
поне. В этом смысле сухой закон стал
творцом американской мафии.
Капоне был страшным человеком.
Очевидно, что его фигура стоит за многи-
ми единичными и массовыми, публич-
ными и тайными убийствами в Чикаго и
его пригороде тех лет. Его баснословное
состояние позволило подкупить офици-
альных лиц практически всех уровней
Чикаго: от правоохранительных органов
до самого мэра города. А судим он был и
посажен в тюрьму на десять лет за неуп-
лату налогов со своего нелегального
бизнеса, когда Конгрессом был принят
закон о необходимости уплаты налогов с
любого дохода организаций и частных
лиц (что само по себе уже любопытно).
Капоне очень любил свою семью,
много времени проводил с женой, вер-
ность которой сохранил до конца жизни,
и тяжелобольным сыном (в детстве он
начал глохнуть, по стопам отца не по-
шел, создал семью и жил честно, а дела
Капоне наследовал его брат), почтитель-
но относился к матери, мог неожиданно
помочь бедным или нуждавшимся лю-
дям. Для многих американцев Среднего
Запада Капоне стал не просто симво-
лом, но и своего рода кумиром эпохи:
удачливый, чрезвычайно богатый, щед-
рый на траты по отношению к людям, с
которыми приходилось общаться, чрез-
вычайно оптимистичный и не имевший
каких-то бросавшихся в глаза дурных
привычек. В Чикаго было широко изве-
стно, что он бандит, но это не мешало ему
оставаться общепризнанным авторите-
том. Представители властей и обще-
ственности были готовы закрывать гла-
за на его преступную деятельность.
Конечная неудача Капоне, видимо, была
связана не столько с торжеством спра-
ведливости (а поборник сухого закона и
непосредственный инициатор процесса
Элиот Несс позднее сопьется), сколько с
превышением им разумных рамок сво-
ей власти. Недаром изначальный им-
пульс для уголовного дела будет дан са-
мим президентом Г. Гувером.
Примечателен еще один момент:
именно в это время, видимо, формирует-
ся определенный облик мафиозо, кото-
рый будет воспринят последующей тра-
дицией, а свою привлекательность для
многих сохранит вплоть до конца XX века
в виде роскошного, но в то же время без-
вкусного антуража (золотая цепь на гру-
ди, драгоценные перстни на пальцах,
бриллиантовые запонки и булавки на ко-
стюме, помпезные и тяжеловесные ин-
терьеры гангстерских офисов, дорогие,
особенно по тем временам, подарки, на-
пример, букет цветов за 20 тыс. долла-
ров, при том что «Форд» в 1920-х стоил в
пределах 800 долларов и т. д.). Эти обра-
зы легко узнаваемы в культовых филь-
мах «Некоторые любят погорячее» или
«Крестный отец» — обобщенным прото-
типом их героев, возможно, стал именно
Капоне. Скончался мафиозо в 1947 году
на свободе, на собственной вилле, а де-
ло его почти неприкрыто продолжили его
родственники и ближайшие «сподвижни-
ки». К 1990-м годам чикагская мафия бу-
дет уже «специализироваться» на неле-
гальной торговле наркотиками. Как
скажет в 1999-м руководитель этого но-
вого синдиката Лэрри Гувер: «Ал Капоне
был рожден сухим законом, запретив-
шим пить виски. А я рожден другим су-
хим законом, запретившим людям сво-
бодно пользоваться наркотиками».
История повторяется...
Закончить хочется цитатой из кни-
ги, обращенной к молодому американ-
скому поколению: «Чего винить во всех
грехах гангстеров?.. Посмотрите на на-
ши фильмы! На экране одни гангстеры!
Никакой от таких фильмов пользы,
только вред для молодых людей, для
подростков... Они подражают тому, что
видят на экране. А что они видят? Они
видят, как кто-то кого-то убивает или
грабит. И молодые хотят тоже убивать и
грабить... Эти фильмы призывают
мальчишек идти в гангстеры... и ничему
больше не учат...»
Как легко догадаться, эти справед-
ливые слова тоже принадлежали Алу
Капоне.
Культура
Необязательное чтение
86
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Ал Капоне — неизвестная
история мафии
Редакцию «НС» всегда интересовал вопрос: что читают православные
священники в свободное время? Для ответа на него мы решили
ежемесячно публиковать рассказы-рецензии священников об их
чтении. Это не обязательно литературные новинки, кто-то, вероятно,
будет рассказывать о вновь перечитанных книгах, но ведь тем
интереснее. Первым на нашу просьбу откликнулся священник Андрей
ПОСТЕРНАК, клирик храма Святителя Николая в Кузнецкой слободе,
директор православной Свято-Петровской школы.
Винокур Б. Ал Капоне — не-
известная история мафии.
М.: Радуга, 2002. — 376 с.
88
Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год
Индекс
46331
Индекс
11805
Через агентства:
Подписка
на электронную
версию журнала:
«Pressa.ru» «Артос-Гал» Тел.: (495) 981-03-24,
(495) 788-39-88
«Интер-Почта» Тел.: (495) 500-00-60
«МК-Периодика»
(для проживающих за рубежом)
Тел.: (495) 681-91-37
Служба распространения журнала «Нескучный сад»
Телефон: (495) 933-95-77
Web: http://pressa.ru/
«Роспечать»
«Пресса России»
В каждом отделении связи по каталогам:
Тел.: (495) 943-04-98, (495) 943-04-99
e-mail: podpiska@nsad.ru, podpiska-nsad@yandex.ru
Подписка на журнал «Нескучный сад»
РЕКЛАМА
Мы изготовим для вас
магниты
с изображением вашего
храма, монастыря,
воскресной школы.
Праздничные магниты к памятным датам. Магниты для паломников.
Почтовый адрес: Москва, Протопоповский пер., д. 25
Отдел распространения журнала
«Нескучный сад»
Тел.: (495) 943-04-98 (офис), (901) 541-02-21 (Татьяна)
podpiska-nsad@yandex.ru
podpiska@nsad.ru
Полезный и красивый подарок!
Крупный и мелкий опт. Гибкая система скидок. Наличная и безналичная форма оплаты.
Православные сувенирные магниты
МОЛИТВЫ
Более 20 молитв
ПОУЧЕНИЯ
СВЯТЫХ ОТЦОВ
Более 50 цитат
Автор
diaconia
Документ
Категория
Нескучный сад
Просмотров
2 985
Размер файла
8 702 Кб
Теги
Нескучный сад
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа