close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

СТР. НАС ВСЕХ ПРИГОВОРИЛИ

код для вставкиСкачать
НАС ВСЕХ ПРИГОВОРИЛИ
Исповедь бывшего челнока
...Анатолий жил в соседнем дворе. Уже в детстве, когда мы в середине 60-х годов бегали по дворам, он проявлял лидерские способности. После окончания школы на несколько лет уехал из родного города (как я узнал от его родителей, к своей двоюродной тетке) в Тбилиси, где поступил в университет, на факультет отраслевой экономики.
Увидел я его вновь только в начале 1983 года. Расспросил, как жизнь. Оказалось, университет он закончил с красным дипломом, по распределению три с половиной года на каком- то предприятии пищевой промышленности в Кутаиси, там же и женился, купил себе двухкомнатную квартиру и "Жигули". Я спросил, почему же он уехал с юга и вернулся в наш город. Он ответил, что там нельзя уже зарабатывать себе на хорошую жизнь, а здесь еще непаханая целина. Мы расстались. А он опять уехал из города, как потом оказалось, в Ялту, где открыл какой- то кооператив.
В начале 1992 года он снова появился в городе, но уже на иномарке. По его словам, тогда началось "золотое" время- деньги просто валялись под ногами, бери, черпай их лопатой и запихивай в карманы. Мне он посоветовал уйти с завода и заняться бизнесом. Как другу детства, обещал дать взаймы на год три тысячи долларов, что и стало для меня стартовым капиталом. Я послушал его совета и занялся бизнесом. Сначала ездил в другие области, закупал товар и продавал в родном городе, потом пошли Польша, Турция.
Сам же Анатолий на деньги, привезенные из Крыма, открыл в нашем городе какую-то фирму. Через год я вернул ему все деньги, которые он мне занимал, и поблагодарил за хороший совет и помощь, ведь мой месячный доход раза в три превышал зарплату, которую я получал бы на заводе.
Я тогда не знал, чем занималась фирма Анатолия, но видел, как к зданию, где она располагалась, часто подъезжали "крутые" автомобили, большинство из которых появлялись в нашем городе лишь на один день. Сам же Анатолий за это времени сменил три автомобиля и уже ездил на черном "Мерседесе". К этому времени мой бизнес стал давать свои результаты: я наконец-то купил себе подержанную иномарку и вместе с женой, сыном и дочерью перебрались в трехкомнатную квартиру.
К концу 1995 года я уже имел месячный оборот в 30 000 тыс. долларов, по городу на меня работало несколько распространителей, но и сам я не пренебрегал этим делом, торговал на рынке в своей палатке. Анатолий к этому моменту стал настоящим, как говорят, "новым русским"- ездил на одной из лучших машин в городе, постоянно таскал с собой каких то 14- летних девочек, в общем, вел, как это называется в их кругу "красивую жизнь".
Внезапно фирма его закрылась. Перед зданием уже не стояли красивые иномарки, да и сам Анатолий вместе с семьей куда- то исчез. Поговаривали, что фирму его закрыли из-за незаконных финансовых операций и связей с наркобизнесом, а Анатолия застрелили в какой- то разборке.
Все мои сомнения рассеялись, в марте, этого 1999 года, когда Анатолий появился в городе живой и невредимый. Я встретил его возле одного ресторана, где он имел привычку "зависать" с девочками. Разговорились, он пригласил меня выпить и отужинать в честь его приезда да вспомнить былые времена. Мы зашли, он заказал диковинные продукты и напитки. Выпили, закусили. Возможно, на его мозг подействовал алкоголь, возможно , ему было абсолютно все равно, узнает кто-нибудь об этом или нет, но в тот вечер он рассказал мне то, от чего меня до сих пор гложет чувство безысходности.
Оказалось, азы бизнеса он постигал в самый разгар "сухого закона" в СССР, занимаясь подпольным производством водки, и заработал на этом квартиру и машину. Но когда подпольный заводик был раскрыт, был вынужден убраться подальше, чтобы не сесть вместе с остальными, хотя и "отстегнул" тем, кому надо, порядочную сумму. Учтя уроки, преподнесенные ему жизнью на Кавказе, он до самого распада Союза продолжал заниматься такими же делами и в Крыму. После провозглашения Украиной независимости приехал довольно с крупным стартовым капиталом домой и открыл фирму специально для отмывания денег. А в следующие четыре года занимался тем, что вывозил за границу металл. Поддерживая все те же подпольные заводики по производству фальшивой водки, участвовал в наркообороте, создавал в разных городах фирмы- однодневки, перекачивая деньги со счета на счет. В общем, занимался тем, что принято считать "крутыми делами".
За эти четыре года, как он выразился, из кармана честных украинских граждан его фирмой было выкачано 16 млн. долларов, и все они были переведены за границу через липовые совместные предприятия. И, как оказалось, когда в 1996 году его считали убитым в разборке, он перевез свою семью в Германию, а в не большом польском городе Томашув- Мазовецки открыл легальное производство. Причем очень высокорентабельное, так как используются не кондиционные и дешевые материалы. Приходит, например, ко мне, рассказывал он, польский инспектор и говорит: "Что это вы, с ума сошли? Мы проверили вашу продукцию: допустимые нормы не соблюдаются даже в десятикратном масштабе! Вы, вероятно, хотите лет на десять сесть?" "Все в порядке,- отвечаю ему я, эта продукция не распространяется в Польше; она предназначена специально для Украины, есть договоренность с тем- то должностным лицом". И инспектор уходит, удовлетворенный тем, что населению его страны не наносится ущерб. А в это время на складе моей продукцией загружаются украинские и белорусские челноки и, расплатившись, везут их на свои базары. Таки образом, вложенные десять миллионов окупаются за один год, и еще не одно десятилетие будут приносить огромную прибыль. Как ты думаешь?- спрашивает он меня,- какие у вас продукты на базарах? Какие стиральные порошки и зубные пасты, консервы и торты, кремы и губные помады, какие игрушки, чьими товарами торгуют на базарах твои распространители? Неужели Ты думаешь, что предприимчивые люди упустят такую возможность заработать огромные капиталы? Но куда же, спрашиваю его я, смотрят наши верховные власти? Они в курсе всех событий, говорит Анатолий, мало того, многие из них получают от этого не малый доход, закрывая глаза на ввоз в Украину не кондиционный товаров, дальше ты сам знаешь: не пойман- не вор.
Но постой, говорю, ведь это же травит народ, твоих сограждан, неужели тебя не грызет совесть, что ты травишь их, ни в чем не повинных людей?
Какая совесть?- удивился Анатолий. Они просто будут жить лет на 15- 20 меньше, чем раньше, да и что это за жизнь у них такая: не выплаты зарплат, рак, туберкулез. Я наоборот считаю себя их спасителем, избавляя их от 15 лет страданий. А они получают то, что больше всего хотят,- дешевые товары с фирменными этикетками. Кстати, если хочешь зарабатывать денег по больше, то можешь присоединиться, мне нужны здесь заинтересованные люди. Например, я мог бы договориться, что бы под твое влияние отдали несколько крупных базаров района. Ты же в курсе этих дел и мог бы контролировать потоки моих и не моих товаров, а доход обещаю порядочный, не разочаруешься.
Я отказался. Я до сих пор хожу задавленный услышанным. Какие же продукты я продавал все эти годы? Кого обманывал? Какими продуктами завалены наши рынки? Ведь получается, что нам не оставляют даже шанса на жизнь, наш народ медленно вытравливают нашими же руками. А мы удивляемся: экологическая обстановка ухудшается, женщины рожают мутантов и инвалидов, количество болезней растет, продолжительность жизни падает...
Сколько же таких Анатолиев, выпускающих польские и турецкие подделки? Десятки, сотни, тысячи? Где они научились так ненавидеть свих сограждан? И как с этим должен бороться народ? Ответа на эти вопросы я пока не вижу.
Вот уже почти два месяца я не работаю в челночном бизнесе. Своим распространителям поведал рассказ Анатолия и сказал: "Ребята, я больше не могу помогать таким людям убивать мой народ"... Статья из газеты: "Донбасс. Неделя", 6 мая 1999 г.
Автор
vebso
vebso269   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
31
Размер файла
36 Кб
Теги
нас, приговорили
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа