close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1079.23808.Жанрово-стилевые особенности прозы 30–40-х годов XIХ века в контексте третьей культуры (Ф.С. Кузьмичев А.А. Орлов И.Н. Глухарев)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Чжан Хун
ЖАНРОВО-СТИЛЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОЗЫ 30–40-х ГОДОВ
XIХ ВЕКА В КОНТЕКСТЕ «ТРЕТЬЕЙ КУЛЬТУРЫ»
(Ф. С. КУЗЬМИЧЕВ, А. А. ОРЛОВ, И. Н. ГЛУХАРЕВ)
Специальность 10.01.01 – русская литература
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Киров, 2017
Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы
и методики обучения факультета филологии и медиакоммуникаций
ФГБОУ ВО «Вятский государственный университет» (ВятГУ)
Научный руководитель:
доктор филологических наук, доцент
Поздеев Вячеслав Алексеевич,
ФГБОУ ВО «Вятский государственный
университет», профессор кафедры русской и
зарубежной литературы и методики обучения
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор
Мелихов Михаил Васильевич
профессор кафедры русской и общей филологии ФГБОУ ВО
«Сыктывкарского государственного
университета им. П.Сорокина»
кандидат филологических наук, доцент
Королева Светлана Юрьевна,
ФГБОУ ВО «Пермский государственный
национальный исследовательский
университет», доцент
кафедры русской литературы
Ведущая организация:
ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский
Нижегородский государственный
университет им. Н.И. Лобачевского»
Защита диссертации состоится « » апреля 2017 г. в ______ часов на заседании
диссертационного совета Д 212.198.11 в ФГБОУ ВО «Пермский государственный
национальный исследовательский университет» по адресу: 614990, г. Пермь, ул. Букирева,
д. 15, зал заседаний Учёного совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВО «Пермский
государственный национальный исследовательский университет» по адресу: 614990,
г. Пермь, ул. Букирева, д. 15.
Электронная версия текста диссертации доступна на сайте ФГБОУ ВО «Пермский
государственный национальный исследовательский университет»: http://www.psu.ru.
Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ВАК при
Министерстве образования и науки РФ: http://vak.ed.gov.ru/vak и на сайте ФГБОУ ВО
«Пермский
государственный
национальный
исследовательский
университет»:
http://www.psu.ru.
Автореферат разослан «____» ________________2017
Ученый секретарь диссертационного совета,
кандидат филологических наук
И. Ю. Роготнев
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Русская литература рубежа XVIII – первой трети XIX в. развивала
традиции предыдущих эпох, но в большей степени дала начало формированию
новых тенденций. Этот период характеризуется появлением выдающихся
писателей, однако он был представлен многочисленными литераторами из
«среднего класса». Эти писатели происходили из различных социальных слоев,
однако в своих повестях, романах, пьесах А. А. Орлов, И. Н. Глухарев, Ф. С.
Кузмичев, Н. И. Зряхов и другие пытались изображать актуальные
исторические события и передавать разнообразие жизни русского общества.
Жизнь и быт русского среднего городского сословия привлекали писателей,
которых можно определить как «писателей из народа»; хотя они и были
признаны писателями для мещанского сословия, тем не менее в литературном
процессе играли заметную роль.
Актуальность исследования. На рубеже XVIII–XIX вв. становится
очевидным существование определенных традиций, которые можно проследить
от истоков становления русской литературы, прежде всего традиций светской
литературы ХVIII в., которая стала своеобразным «катализатором народного
чтения». Литература, предназначенная для неразборчивого читателя, порой
малограмотного, выпускалась на протяжении нескольких веков: первоначально
это были лубочные книги, затем книги массовых тиражей, их еще называли
«серобумажными». Пристальное изучение творчества «серобумажных»
писателей, или «писателей из народа», генезиса, этапов становления и развития,
а также жанрово-стилевых особенностей их произведений, с одной стороны,
расширяет горизонты изучения творчества писателей-самоучек, а с другой –
позволяет исследовать арсенал приемов, которыми располагали такие авторы.
Актуальность темы исследования обусловливается как теоретическими,
так и практическими причинами. В настоящее время в отечественной истории
литературы наблюдается заметный интерес к феномену «третьей культуры»,
«народной литературы», творчеству писателей-самоучек, наивной литературе,
примитивному искусству. В целом в современном литературоведении назрела
необходимость более четкого терминологического определения такого
феномена, как литература «писателей из народа».
До сих пор большинство исследователей не учитывало возможность
выхода за пределы круга популярных (в свое время) авторов и проблем
народной литературы. Между тем феномен «народной литературы» имеет
глубокие историко-литературные корни, в том числе в русской словесности,
однако в отечественной филологии не предпринималась попытка его анализа в
контексте «третьей культуры». Очевидно, что лишь полномасштабный
сопоставительный анализ этих произведений в период наибольшего
литературного развития может дать реальное научное представление об их
природе.
Степень изученности проблемы. В последнее время особое внимание
было уделено массовой, «тривиальной», «бульварной», «формульной»,
коммерческой литературе, массовому чтению. Еще в 1920-х гг. эту проблему
«коммерческой литературы» затрагивали в работе Т. Гриц, В.Тренин и
М. Никитин.
Д. М. Давыдов в диссертации осуществил попытку дать некоторую
типологию «наивной и примитивистской поэзии». Он отметил, что «такие
понятия, как “наивное”, “примитивное”, “примитивистское”, “инфантильное”,
“провинциальное”, “субкультурное”, “девиантное”, “аутсайдерское” и т. п. в
применении как к текстам, так и к типам творческого сознания и поведения,
традиционно соотносятся в литературоведении с маргинальными феноменами и
определяются, как правило, интуитивно, лишены строгих дефиниций». По
нашему мнению, такие понятия, смежные с примитивом, типологически или
генетически близки ему как явления.
Современные исследователи отразили особый взгляд на «массовую
литературу». Они отмечали, что «квалификация “массовая” не просто
имплицирует посылку “литература для масс”: упрощенность конструкций,
стереотипность приемов и основных сюжетных ходов, шаблонность героев,
обстоятельств места и действия и проч. Если литература “массовая”, то к ней, к
ее текстам можно относиться без особого почтения, как к ничьим, как бы
безавторским. Определение “массовая” снимает обязательную презумпцию
“гениальности” и потенции “шедевра”. Эта посылка предполагает
неуникальность, неоригинальность замысла и исполнения, тиражируемость
приемов и конструкций, а значит, простоту содержания и примитивность,
экспрессивность поэтической техники».
Еще один аспект «массовой» литературы выделил Л. Д. Гудков. Он
отмечает, что, «строго говоря, единственным тематическим разграничением
“высокой” и “массовой” литературы можно было бы считать
сосредоточенность высокой литературы на довольно узком ценностном
диапазоне проблем, связанных с гармонизацией, упорядочением, смысловым
переопределением “конечных ценностей”, принципов действия – этических,
экзистенциальных, но разрабатываемых максимально рационально, всеми
доступными интеллектуальному сообществу средствами. “Массовая” же
литература, как уже говорилось, не обращается к этому уровню регуляции, ее
занимает содержательное многообразие ролевых, ситуативных, нормативных
конфликтов, коллизий социальной и ролевой идентификации, описываемых и
разыгрываемых довольно рутинными эстетическими средствами, во всяком
случае – с использованием уже апробированных коммуникативноэкспрессивных приемов»1.
Ю. М. Лотман отмечал, что современная социология культуры обратила
пристальное внимание на «массовую культуру», однако исследователь
подчеркивал, что «термин “массовая литература” применяется нами к вполне
конкретным историческим явлениям и его не следует смешивать с
1
Гудков Л. Д. Массовая литература как проблема. Для кого?// Новое литературное обозрение. 1996. № 22. С.
93–94.
распространенным в социологии понятием “массовой культуры” как
некоторого специфического явления ХХ в.».2
В
современных
культурологических
и
литературоведческих
исследованиях уже определилась традиция обращения к проблеме примитива
и/или примитивизма в искусстве. Этой проблеме посвящены работы
американского культуролога Дж. Г. Кавелти. Он, рассматривая формульную
литературу, отмечал, что «формулы созданы культурой и, в свою очередь,
влияют на культуру, поскольку становятся общепринятыми способами
представления и соотнесения определённых образов, символов, тем и мифов.
Процесс, в ходе которого формулы развиваются, меняются, уступают место
другим формулам, представляет собой род культурной эволюции, в которой
выживают те, которые выбирает аудитория».3
В особенности принципиальной является классическая работа
В. Н. Прокофьева, в которой исследователь предлагает классификацию
изобразительного искусства и определяет существование так называемой
«третьей культуры», или примитивного искусства. Он писал, что такое явление,
«однажды возникшее, исторически развивавшееся в изменчивых и зыбких, но
все же уловимых границах между фольклором и учено-артистическим
профессионализмом, постоянно взаимодействовавшее и с тем, и с другим,
порой рискуя в этом взаимодействии потерять собственное лицо, но в конечном
счете обладая где-то в глубине прочным центром “самотяготения”, оформилось
в “третью культуру”».4 Плодотворная концепция исследователя, как оказалось,
повлияла не только на историю и теорию изобразительного искусства, но и на
социологию и историю литературы. В этом плане работа В. Н. Прокофьева во
многом созвучна с известной статьей Ю. М. Лотмана «О содержании и
структуре понятия “художественная литература”».
В диссертационной работе А. В. Иванова предпринята попытка
целостного анализа русского литературного примитивизма, но на достаточно
ограниченном материале. Важной вехой в изучении наивного письма стала
работа Н. Н. Козловой и И. И. Сандомирской. Исследователи писали:
«Народность понимается и как простота. Простота, в свою очередь,
раскрывается в значениях фольклорности (т. е. литературно-иного), этничности
(т. е. языково-иного) и невинности (т. е. исторически-иного). Тем самым, через
исследование Иного, еще и еще раз утверждается незыблемость границ
Культуpы по трем ее измерениям: Литературы, Языка и Истории»5.
Разнообразная и плодотворная работа на грани антропологии,
социологии, фольклористики и литературоведения, в том числе связанная и с
исследованием примитива, наивной словесности, проводилась и проводится в
2
Лотман Ю. М. Массовая литература как историко-культурная проблема// Лотман Ю.М. О литературе. СПб.:
Искусство, 1997. С. 817–826.
3
Кавелти Дж. Г. Изучение литературных формул // Новое литературное обозрение. 1996. № 22. С. 48.
4
Прокофьев В. Н. О тех уровнях художественной культуры Нового и Новейшего времени (к проблеме
примитива в изобразительных искусствах) // Примитив и его место в художественной культуре Нового и
Новейшего времени. М., 1983. С. 8.
5
Козлова Н.Н., Сандомирская И.И. “Я так хочу назвать кино”. “Наивное письмо”: Опыт лингво-социологического
чтения. – М., 1996. (http://www.a-z.ru/women/texts/kozlovar-3.htm).
последнее время группой ученых под руководством С. Ю. Неклюдова.
«Встречаются термины, – писал С. Ю. Неклюдов, – “наивная словесность”,
“наивное письмо”, “наивный дискурс”, каждый из которых несколько поразному определяет рассматриваемую область и ее пределы. В первом случае
(“наивная словесность”) предметное поле расширяется за счет “авторских”
устных (а не только письменных) форм; во втором (“наивное письмо”) речь
идет о любых малограмотных письменных текстах, включая чисто
прагматические; наконец, в третьем (“наивный дискурс”), вероятно,
подчеркивается “речевой” характер высказываний (в лингвосемиотическом
смысле слова), лежащих в основе данных текстов»6.
В настоящее время исследования творчества «писателей из народа»
представлены в некоторых статьях и в диссертациях. В работах
А. И. Рейтблата, Л. Д. Гудкова, Б. В. Дубина обращается внимание на
творчество писателей, которые в истории литературы считались
третьестепенными. Терминология, характеризующая такое творчество и
произведения, которые появлялись из-под пера этих писателей, до сих пор
вызывает споры.
В современных литературоведческих работах они обозначаются разными
терминами. В последнее время особое внимание было уделено массовой,
«тривиальной», «бульварной», «формульной», коммерческой литературе.
Исследователи опираются при определении такой литературы, прежде всего, на
ее формульность, на фольклорно-мифологические мотивы и образы,
тривиальность сюжетов, на массовый характер изданий.
В XX в. прежде всего внимание уделялось исследованиям
взаимодействия фольклора и литературы, городской культуры (фольклор
рабочих, революционный). К этим проблемам обращались В. Я. Пропп,
Ю. М. Лотман, К. Е. Корепова и другие ученые. В. Я. Пропп в 1964 г. в статье
«Жанровый состав русского фольклора», анализируя в то время еще
малоизученный городской песенный фольклор (мещанский, рабочий), писал,
что «городская мещанская среда имеет свой фольклор. Он не отличается
высокими художественными достоинствами, хотя искренность чувств, иногда
очень трагических, совершенно несомненна». Также он отмечал, что «песни эти
не вполне подходят под понятие фольклора, основанное на изучении
крестьянской поэзии. Но это и не литература в том смысле, как ее понимает
большинство историков литературы. Это такая область, где литература и
фольклор смыкаются»7. Б. Н. Путилов, исследуя поздние формы фольклора и
отмечая их принципиальные отличия от классически фольклорных, уже ставит
следующие вопросы: «В какой мере при этом и в какой степени фольклор
6
Неклюдов С. Ю. Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика. URL:
http://www.ruthenia.ru/folklore/bookenter.htm.
7
Пропп В. Я. Жанровый состав русского фольклора // Фольклор и действительность. Избранные статьи. М.:
Главная редакция «Восточной литературы», 1976. С. 79-80.
остается фольклором? Не вправе ли мы говорить о постепенном складывании
на границах фольклора и литературы нового качества и новой эстетики?»8
Исследование же «маргинальных» областей словесности (фольклора и
литературы) позволяет выявить их особую структуру, границы литературного
поля, особенности функционирования.
В истории литературы предпринимались попытки дать определения,
которые затрагивали такие понятия, как «низовые писатели», «писателисамоучки», «серобумажные писатели и литература», «наивные писатели и
литература». Однако в этих терминах есть некоторые отличия, особенно в части
функционирования и читательской направленности. Так, термин «низовые
писатели» отражает некое «вертикальное» соотнесение писателя «высокого»
искусства и писателя «низкого» искусства. Также видится ассоциация этого
термина с эстетикой «низменного». Термин «писатели-самоучки» также не
выражает точного значения этого явления: так, в XVIII–XIX вв., естественно,
были писатели, которые сами освоили писательский труд, однако их тексты
были скорее рукописными, нежели печатными. Многие писатели, которых
исследователи относят к этой группе и обозначают этим термином, получили
образование в семинариях, даже в университетах. Расцвет творчества
писателей-самоучек, на наш взгляд, приходится на период начала ХХ в. Еще в
статье А. М. Горького были определены некоторые основные проблемы
писателей-самоучек, их социальный статус, особенности их творчества.
Горький предпослал своей статье эпиграф, взятый из письма провинциала,
литературного предпринимателя: «Сейчас народился новый читатель, который
хочет не только читать, но и творить. Он не хочет уже больше слушать, что
говорят другие, он хочет слушать свою мысль, свое сердце и исполнять
призывы их. И вот, мне кажется, сейчас надо сбирать эти силы, искать их»9.
Для XIX в. в большей степени характерны «серобумажные писатели» и
«серобумажная литература», которую издавали значительными тиражами на
дешевой серой бумаге. Для того чтобы удовлетворить спрос простого читателя
на эту литературу, потребовались писатели, которые могли быстро написать,
переделать книги. Однако этот термин применим к небольшому ассортименту
книжной продукции. На наш взгляд, термин «писатели из народа» является
более приемлемым, хотя и в нем можно видеть некоторые неточности. Мы
будем в своей работе обозначать этим термином писателей – выходцев из
различных слоев общества, имевших различное образование, различное
служебное положение, но публиковавших свои произведения для «массового»
читателя, по большей части для городского среднего класса.
В современных исследованиях упоминаются и анализируются
фольклорные и даже мифологические мотивы и образы в романах и повестях
«писателей из народа».
8
Путилов Б. Н. Современные проблемы исторической поэтики фольклора в свете историко-типологической
теории // Фольклор как поэтическая система. М., 1977. С. 17.
9
Горький М. О писателях-самоучках/М.Горький// Горький М. Собр. соч. в тридцати томах, Гослитиздат, 1953. –
Т. 24. – С.99.
Изучение творчества «писателей из народа» в настоящее время
представлено в диссертации Д. М. Давыдова10. Определенным шагом в
исследовании
эстетики
«третьей
культуры»
явились
монографии
11
В. А. Поздеева . В его диссертации и работах рассматривается «низовая»
городская культура XVIII – начала XX в. и составляющие её субкультуры
(солдатская, семинарская, купеческая и т. д.), а также взаимовлияние фольклора
и литературы как процесса, протекающего в «третьей культуре» и
порождающего особые жанры фольклорных и наивных текстов. В контексте
«третьей культуры» рассматривается творчество писателей-самоучек, их
произведения: формульность, особые сюжеты, художественные приемы.
В ряде книг и статей Е. А. Костюхина, К. Е. Кореповой, Т. Г. Леоновой,
И. П. Лупановой поднимаются проблемы устной книги или письменного
фольклора, литературной сказки, лубочных изданий, в которых
перерабатывались фольклорные сюжеты сказок, песен, былин и баллад.
Если рассматривать жанровые особенности произведений «писателей из
народа», то, опираясь на определения жанра, данные Ю. Н. Тыняновым,
Б. В. Томашевским, Г. Н. Поспеловым, В. В. Кожиновым, В. Е. Хализевым,
Н. Д. Тамарченко, следует решить вопрос об определенной логически
сконструированной
модели:
художественной
форме,
обусловленной
определенным содержанием.
Исследователи романа кладут в основу типологии тех или иных романов
сюжетно-композиционную структуру и способ изображения центральных
героев. В. В. Кожинов классифицирует все романы в истории мировой
литературы по способу изображения в них действия. Г. Н. Поспелов кладет в
основу своей типологии романов построение сюжета, М. М. Бахтин при
составлении типологии берет в качестве основания построение образа главного
героя, а также тип сюжета, картину мира и композицию. Значимым основанием
для классификации романов исследователь считает их пространственновременную организацию, которую обозначает термином «хронотоп».
Типичным содержанием таких произведений можно назвать историю
любовных взаимоотношений молодых людей, их необыкновенные
приключения, а также изображение героев как условно-исторических,
реального или вымышленного мира. Композиционное построение романов,
повестей представляет собой цепь приключений героев, и сюжет формируется
постоянным движением от одного приключения к другому. Но такое
построение М. М. Бахтин считает характерным для жанра романа
странствований или романа испытания. Таким образом, произведения
«писателей из народа» оказываются в контексте популярных литературных
явлений с такой композицией. Что касается специфических образных свойств
10
Давыдов Д.М. Русская наивная и примитивистская поэзия: генезис, эволюция, поэтика: автореф. дис. ... канд.
филол. наук 10.01.01 русская литература, 10.01.08 теория литературы/Самарский гос. пед. университет Самара,
2004. 25 с.
11
Поздеев В. А. «Третья культура»: проблемы формирования и эстетики. М.: Редакционно-издательский центр
МГОПУ им. М. А. Шолохова, 2000. 134 с.; Он же. Фольклор и литература в контексте «третьей культуры». М.:
МГОПУ им. М. А. Шолохова, 2002. 375 с.
произведения «писателей из народа», то основным образом является условноисторический мир, герои – люди из разных слоев общества. Персонажи
преимущественно разделяются на злодеев, угрожающих благополучию
влюбленных, и их спасителей. Изображение условно-исторического мира,
борьбы положительного героя со злодеями, фольклорных персонажей
характерно для баллады, сказки, рыцарского романа и других фольклорных и
литературных жанров.
Цель исследования – анализ жанрово-стилевых особенностей и поэтики
произведений «писателей из народа» первой трети XIX в., выявление их
типологии в контексте «третьей культуры». Для достижения поставленной цели
необходимо решить следующие задачи:
1) обобщить и систематизировать данные научных исследований о
произведениях «писателей из народа» первой трети XIX в.;
2) обосновать принадлежность произведений «писателей из народа» к
эстетике «третьей культуры»;
3) показать взаимосвязь мотивов, сюжетов, образов «низовой»
литературы и предпочтений читателей XIX в.;
4) выявить жанровую типологию прозы «писателей из народа» (романов,
повестей, слов, бесед А. А. Орлова, И. Н. Глухарева, Ф. С. Кузмичева, Н. И.
Зряхова) на основе изучения ее тематики и поэтики;
5) представить стилистическое своеобразие романов, повестей и других
жанров прозы «писателей из народа» как «фоновой» литературы XIX в.
Объект исследования – романы, повести, другие жанры прозы
«писателей из народа» А. А. Орлова, И. Н. Глухарева, Ф. С. Кузьмичева, Н. И.
Зряхова в контексте «третьей культуры».
Предмет исследования – жанрово-стилевое своеобразие произведений
А. А. Орлова, И. Н. Глухарева, Ф. С. Кузьмичева, Н. И. Зряхова и других.
Материалом диссертационной работы послужили повести и романы,
духовно-просветительская литература, написанные «писателями из народа» в
первой трети ХIХ в., а также их оценка современными критиками и читателями.
Методологические и теоретические принципы исследования.
Методологические принципы исследования определяются задачами работы и
особенностями материала. Произведения «писателей из народа» требуют
комплексного изучения: сочетания системного, интертекстуального, историкофункционального подходов, филологической герменевтики, которые, дополняя
и корректируя друг друга, позволяют максимально полно описать явление.
Историко-литературный метод заключается в последовательном изучении
литературных явлений в историческом контексте эпохи. Жанрово-стилевой
анализ представляет собой рассмотрение жанровой природы литературных
произведений и их стилистических особенностей, анализ соотношения
художественного и публицистического стилей, а также анализ жанровой
системы и элементов стиля эпохи. Сюжетно-композиционный анализ
предполагает рассмотрение сюжета и композиции произведений «писателей из
народа». Метод анализа художественных образов позволяет раскрыть
творческие приемы авторов, проследить за функциями этих приемов в
художественном целом, сравнить особенности творческого метода
малоизвестных писателей, а также проанализировать динамику наиболее
распространенных из применяемых авторами художественных средств.
Историко-биографический анализ применяется для рассмотрения творчества
авторов во внелитературном контексте. Этот метод наиболее активно
применяется в отношении творчества малоизученных в современном
литературоведении писателей.
Комплексный подход создает опасность эклектики, однако каждый метод
относительно автономен, и у каждого есть система и понятия, связанные
общими принципами. В области методологии литературоведческих
исследований и исследования массовой литературы и культуры сделан упор на
фундаментальные труды Ю. М. Лотмана, Н. М. Зоркой, Дж. Кавелти, Е. А.
Костюхина, К. Е. Кореповой, В. А. Поздеева, А. И. Рейтблата, Л. Д. Гудкова, Б.
В. Дубина и др.
Методология исследования основана на работах учёных по теории и
истории русской литературы пушкинской эпохи. Принципы историколитературного, жанрово-стилевого и сюжетно-композиционного анализа
являются традиционными методами литературоведения и широко применялись
для изучения литературы этого исторического периода в работах М. П.
Алексеева, В. Н. Аношкиной (Касаткиной), Д. Д. Благого, Г. А. Гуковского, А.
В. Западова, Л. М. Крупчанова, Г. П. Макогоненко и других. Обширный опыт
анализа художественных образов был применен к литературе 1830-х гг. в
работах В. Э. Вацуро12 и Л. С. Сидякова13.
Научная новизна исследования. В данной работе впервые выявлена
связь произведений «писателей из народа» первой трети XIX в. с контекстом и
эстетикой «третьей культуры», выявлена жанровая типология прозы
«писателей из народа» и жанрово-стилистические характеристики этих
произведений. В диссертации рассмотрены особенности жанрового
многообразия «народной литературы» первой трети XIX в., особенности и
причины циклизации произведений; исследовано своеобразие сюжета,
композиции; выявлены особенности историзма в условно-исторических
произведениях, особенности их сюжетно-композиционного построения;
рассмотрено изображение героев в произведениях «народной литературы»,
рамочные элементы.
Теоретическая значимость исследования. В данной работе
обосновывается введение термина «писатели из народа». Выявлена жанровая
типология
прозы,
выделены
такие
жанровые
разновидности:
«псевдофольклорные»,
условно-исторические,
авантюрно-романтические,
нравоучительно-просветительские произведения в прозе «писателей из народа»
и связь их с контекстом и эстетикой «третьей культуры». На основе эстетики
12
Вацуро В. Э. Готический роман в России. М.: Новое литературное обозрение, 2002. 544 с.
Сидяков Л. С. Начальный этап формирования пушкинской прозы (1815–1822)// Пушкинский сборник. Т. 06.
Рига, 1968. С. 5–23; Он же. Л С. Пушкин и проблема прозы в 20-е и 30-годы XIX века // Ученые записки
Латвийского государственного университета им П. Стучки. Т XXIX. Вопросы истории литературы. Рига, 1950. С.
133—135.
13
«третьей культуры» выявляется своеобразие поэтики произведений
А. А. Орлова, И. Н. Глухарева, Ф. С. Кузьмичева, Н. И. Зряхова и других
«писателей из народа», в основе которых лежат фольклорные, условноисторические и сентиментально-романтические, а также нравоучительнопросветительские мотивы.
Практическая значимость исследования. Результаты могут быть
использованы при изучении русской литературы первой трети XIX в. в школе и
вузе, а также при разработке спецкурсов по массовой «народной литературе»,
творчеству писателей-самоучек для гуманитарных факультетов вузов.
Практическая значимость исследования состоит в том, что материалы и
выводы, полученные в результате исследования, могут быть использованы в
работе со студентами филологических факультетов, изучающими принципы
жанрово-стилевого своеобразия прозы, а также историю и теорию русской
журналистики; в курсах по истории русской литературы и литературной
критики; в дальнейшем изучении истории русской литературы и критики
1830-х гг., а также при подготовке научных изданий о периодике этого
времени.
Положения, выносимые на защиту:
1. В русской литературе 1820–1840-х гг. представлено несколько типов
писателей. Одним из таких типов являются «писатели из народа» – термин,
которым обозначено творчество писателей разных сословий, разных по
социальному, образовательному уровню, но их объединяет стремление писать
для «невзыскательных», «низовых» читателей. Эстетика произведений
«писателей из народа» вписывается в контекст «третьей культуры», так как она
стремилась вобрать в себя элементы фольклорной культуры и «высокой»
литературы.
2. Произведения А. А. Орлова, И. Н. Глухарева, Ф. С. Кузьмичева,
Н. И. Зряхова и других на основании функций, ими выполняемых, и
изображенной в них картины мира можно разделить на четыре типа:
«псевдофольклорные»,
условно-исторические,
авантюрно-романтические,
нравоучительно-просветительские.
3. Основной чертой «псевдофольклорных» произведений является
создание традиционного народного мира, условно-исторических – изображение
мира, которому свойственны приметы реального мира в разные исторические
эпохи. Особенность «псевдофольклорных» произведений заключается в том,
что изображаемый в них мир соотнесен с представлениями и знаниями о
народной жизни: условно реальная жизнь в этих произведениях подвержена
некоей идеализации. При этом она напоминает реальный мир, к которому
принадлежат главные герои, вызывает ассоциации с жизнью простого народа. В
описании авторы используют свои знания, наблюдения, а также книжные
клише ХVIII – первой трети XIX в. о бытовых реалиях, об обрядах и
верованиях, своеобразно трансформируя этнографический материал.
«Псевдофольклорные» произведения А. А. Орлова, И. Н. Глухарева,
Ф. С. Кузьмичева, Н. И. Зряхова и других выделяются тем, что в них
изображаются условно-вымышленные сюжеты, хотя и основанные на
прецедентных ситуациях.
4. В условно-исторических произведениях А. А. Орлова, И. Н. Глухарева,
Ф. С. Кузьмичева, Н. И. Зряхова и других создается мир с «реальным»
пространственно-временным
континуумом,
отличающийся
от
мира
романтических романов и повестей с «символико-мифологическими»
элементами. Читатель может «верить» и в то же время может сомневаться в
возможности таких событий. В связи с этим в произведениях «писателей из
народа» создается двойственная система сюжетных мотивировок,
определяющая особую природу их художественности. В авантюрноромантических произведениях упор делается на изображение чувствительных
коллизий из жизни различных слоев населения, усиливаются нравоучительнопросветительские тенденции.
5. Нравоучительно-просветительские произведения отражают особый
типа сознания «писателей из народа», которые стремятся в них реализовать
комплекс идей и мотивов христианской веры, патриотических и
верноподданнических настроений. «Писатели из народа» ставили свой целью
просветить народ, провести в народную культуру идеи высшей правды и
смысла жизни.
6. В художественном мире произведений «писателей из народа»
используются все стилистические приемы, которые были присущи «высокой»
литературе и фольклору. Однако в произведениях «писателей из народа»
стилистика «высокой» литературы подчас приобретала пародийный характер.
Также авторы сознательно вводили приемы из разных жанров фольклора, тем
самым подчеркивая близость своих произведений к народной культуре.
Апробация результатов исследования была осуществлена в форме
докладов и сообщений на научных конференциях разного уровня и заседаниях
кафедры русской и зарубежной литературы и методики обучения Вятского
государственного университета. Основные положения работы отражены в 7
публикациях автора, из которых 3 – в ведущих рецензируемых изданиях,
рекомендованных ВАК МОиН РФ.
Структура работы определяется поставленными целью и задачами.
Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического
списка.
Во Введении обосновывается выбор темы, актуальность, научная
новизна, теоретическая и практическая значимость работы, определяется
материал исследования, его объект, предмет, цели и задачи, методологическая
база; формулируются основные положения, выносимые на защиту.
В первой главе «Среда формирования и развития “народной
литературы” на рубеже XVIII–XIX вв.» определяются основные тенденции
формирования сложного феномена «третьей культуры», возникшей в связи с
появлением города как типа поселения с особым социальным составом,
имеющей черты «первой» (исконно народной) и «второй» (элитарной) культур
и специфические особенности, проявляющиеся в городском фольклоре,
литературе XVII–ХIХ вв. и в более поздний период, в том числе в текстах
писателей того времени, бытующих в городской среде.
В параграфе 1.1. Социокультурные предпосылки формирования
«третьей культуры» представлено, в какой среде формировалась «народная
литература» и «писатель из народа».
Термин
«третья
культура»
был
выдвинут
искусствоведом
В. Н. Прокофьевым в связи с изучением примитивного изобразительного
искусства.
Сложность анализа феномена «третьей культуры» усугубляется
разницей подходов, выработанных различными гуманитарными дисциплинами:
искусствоведением, культурологией, литературоведением. Понятия «наивное»,
«примитивное» имеют давнюю историю, на протяжении которой значение их
менялось и корректировалось.
В 1990-х гг. оформляются теоретические аспекты «третьей культуры» как
художественно второстепенного, но в то же время самоценного литературного
и фольклорного явления в работах В. А. Поздеева, Д. М. Давыдова. «Третья
культура» противопоставляется культуре крестьянской, фольклорной («первой
культуре») и «высокой», элитарной культуре («второй культуре»), но в то же
время имеет черты и той и другой, что делает «третью культуру» весьма
неоднородной. Исследователи «третьей культуры» подчеркивали, что в ней
видно обращение к эстетике «высокого», а не прагматичного, демонстрация
установки на психологизм и обнаженность чувств героев, использование
сложных философских и отвлеченных понятий, различных выразительноизобразительных приемов сближает эти тексты с произведениями элитарной
«второй культуры». Вместе с тем им свойственны простота и демократизм: в
рамках своего социума эти тексты доступны пониманию каждого из его членов,
такие тенденции отражают истоки – фольклорную культуру. Произведения
разных жанров, которые органично вписываются в «третью культуру»,
обладают свойствами клишированности, или формульности. Они генетически
восходят к фольклору, но соотносятся с формульностью массовой литературы,
в которой используются клише сюжетов, мотивов, образов.
Второй параграф называется «Писатель и читатель в контексте
“третьей культуры”». В XVII в. начинается формирование нового читателя,
который представлял собой низовые слои общества. Творчество «писателей из
народа», на наш взгляд, имело несколько этапов становления и развития. На
протяжение всего XVIII – начала XIX в. формируется особый тип писателей,
которые создавали произведения для «малограмотных», невзыскательных
читателей. Именно в этот период «писатели из народа» оказались выразителями
пристрастий «невзыскательного», малообразованного круга читателей и в связи
с этим выразителями эстетики «третьей культуры». В отечественном
литературоведении XIX в. такое явление не обозначалось таким термином, но
привлекло внимание известных филологов Ф. И. Буслаева, а позже –
А. Н. Пыпина, В. В. Сиповского, А. Н. Веселовского, В. Н. Перетц и других.
Каждый из них – это своеобразный тип «писателя из народа»:
Н. И. Зряхов – мелкий дворянин, Ф. С. Кузьмичев – сын крепостного,
А. А. Орлов – сын священника (пономаря), И. Н. Глухарев, вероятно, из дворян.
Немаловажным фактором формирования «писателей из народа» являлась
материальная заинтересованность. Часто образованные люди не могли найти
место службы, не могли устроить свою жизнь, поэтому одним из выходов к
обеспечению себя и своей семьи являлось сочинение и опубликование
произведений, ориентированных на массовую читательскую аудиторию.
В первой трети XIX в. создавались жанрово-стилевые особенности
произведений «писателей из народа», которые формировали своего читателя.
А читатель требовал «своих» произведений, понятных и интересных для него.
Простонародного читателя привлекал в этих книгах прежде всего патриотизм,
понимаемый как преданность отечеству, православию и царю-батюшке.
Мировоззрение и эстетические вкусы простонародного читателя вписывались в
эстетические «параметры» «третьей культуры» и
отличались от вкусов
«образованной публики» того времени.
Параграф 1.2 – «Творчество “писателей из народа” в литературной
критике первой половины XIX в.»
Критики традиционно рассматривали произведения «писателей из
народа» в контексте истории профессиональной литературы. Критические
взгляды самих писателей и критиков-современников являются ценными
фактами для изучения историко-литературного процесса. Целый ряд именитых
и безымянных критиков того времени писали о низовых книгах и низовых
литераторах. И как правило, писали очень резко, в пренебрежительном и
уничижительном тоне. Так, Н. А. Полевой утверждал, что книгами
А. А. Орлова, Ф. С. Кузьмичева и подобных литераторов можно только топить
печки, мостить плотины.
В свое время много статей и рецензий этому явлению в русской
литературе посвятил великий критик В. Г. Белинский. Он не определял это
явление как примитивную литературу и не называл этих писателей самоучками,
хотя считал их малообразованными. Белинский-критик стремился оказать
влияние на формирование читательского мнения и непосредственно на
творчество писателей, на литературный процесс.
Критик
рассматривал
литературные явления в единстве их эстетических, философских,
политических, этических и других сторон, поэтому он соединял в своих статьях
два начала – художественно-публицистическое и научное.
Плодовитость писателей «профессиональной» и «непрофессиональной»
литературы и довольно интенсивное издание журналов и альманахов в первой
трети ХIХ в. давали возможность критикам строить свои полемические статьи
и рецензии на обзорах произведений этих писателей. Белинский, будучи очень
взыскательным критиком, хорошо осознавал и представлял ситуацию с
литературными тенденциями в России 1830–1840-х гг.: появление
высокохудожественных образцов сопровождалось и «массовым» потоком
низкопробной литературы. За всей его критичностью по отношению к
«серобумажным» писателям скрывалось понимание неизбежности такой
тенденции. Его критические «стрелы» были направлены на исправление
читательских вкусов и ограждение от псевдолитературы.
Благодаря рецензиям В. Г. Белинского, Н. Полевого, Н. И. Надеждина и
других критиков того времени можно судить о восприятии произведений
«писателей из народа» значительными критиками. Кроме того, эти рецензии
позволяют определить жанрово-стилевые особенности произведений этих
писателей на фоне «высокой» литературы.
Параграф 1.3 – «Альманахи как среда формирования “народной
литературы”: литературные тенденции и критика»
В России альманахи появились в конце XVIII в., идею издания
альманахов заимствовали из Западной Европы. Журналы и альманахи в России
в 30–40-х гг. XIХ в. становятся основной площадкой для критических разборов
художественных
произведений,
литературных
споров,
отражением
политических и эстетических взглядов.
Увлечение альманахами подхватили «писатели из народа», которые
видели в них своеобразный способ опубликования своих произведений, а еще
более предприимчивые пытались заработать на их издании. В 1830-х гг.
И. Н. Глухарёв был издателем ряда второстепенных литературных альманахов,
автором стихов, повестей и романов. Он издал альманахи «Северное сияние.
Альманах на 1831 год», «Цинтия. Альманах на 1832 год», «Полярная звезда.
Карманная книжка для любителей и любительниц чтения на 1832 год»,
«Улыбка весны. Альманах на 1832 г., изданный Ив. Глухарёвым», также издал
сборник «Венок граций. Подарок любителям и любительницам пения и
романсов, или Собрание разных стихов лучших известных сочинителей…».
Издание альманахов в 1830–1840-х гг. способствовало становлению и
развитию литературы для «среднего» класса, формированию среды «писателей
из народа». Издательская деятельность И. Н. Глухарева является одной из
страниц в истории «массовой» русской литературы ХIХ в., которая
вписывается в контекст «третьей культуры». Устремления издателей таких
альманахов были направлены на удовлетворение не только своих амбиций, но и
читательского спроса среднего городского сословия. Произведения «писателей
из народа» Белинский оценивал довольно низко, поэтому их публикации в
альманахах вызывали острые замечания критика.
Во второй главе «Жанровое своеобразие произведений “писателей из
народа” первой трети XIX в.» рассматривается жанровый диапазон
произведений «писателей из народа», который был очень обширен. Они писали
и прозу, и стихи, но ни стихотворные опыты, ни прозаические произведения не
снискали им репутации «серьезных» писателей для образованной публики.
В параграфе 2.1 «Жанровые предпочтения “писателей из народа”
определяется, что самыми распространенными прозаическими жанрами в 1820–
1830-х гг., к которым обращались «писатели из народа», являлись повесть и
роман – это особые жанры, сюжеты которых отражали авантюрные,
сентиментальные и романтические происшествия, перипетии судьбы героев.
Часто в повестях и романах отмечались элементы сатирического восприятия и
отображения действительности.
В исследовании предлагается выделение жанровых разновидностей
романов и повестей «писателей из народа» начала ХIХ в. Их можно разделить
на несколько типов на основании их картины мира (в том числе хронотопа) и
сюжета:
«псевдофольклорные»,
«условно-исторические»,
«авантюрноромантические», «нравственно-духовные» и «нравственно-сатирические»,
«автобиографические».
В
произведениях
Ф. Кузьмичева,
А. Орлова,
И. Н. Глухарева мы наблюдаем соединение многих жанровых разновидностей:
1) автобиографическая или мемуарная проза; 2) сатирически-обличительная; 3)
нравоучительная; 4) чисто романтическая и псевдофольклорная проза.
Параграф 2.2 – «“Псевдофольклорные” произведения писателей из
народа в контексте “третьей культуры”». «Писатели из народа» в своих
прозаических произведениях довольно часто использовали сюжеты и мотивы
фольклора, стремясь создать произведение «близкое народу». «Писатели из
народа», естественно, испытывали влияние времени, для которого было
характерно стремление к новому художественному синтезу, слиянию с
поэтической стихией народного творчества, что мы видим, например, в
произведениях Ф. Кузьмичева «Сельский колдун, или Крестьянская свадьба»
(М., 1835), «Москворецкие рыболовы, или Зеваки на Каменном мосту»
(М., 1834) и др. В повести «Слепой на горе, или Бесчеловечие нищих»
(М., 1834) Ф. Кузьмичёв широко использует как сатирические, так и сказочные
приемы и мотивы. В повести приводится подробное описание ярмарки. В
«Сельском колдуне, или Крест, свадьба» (М., 1835) или в повести «Жених
взаперти» (М., 1840) из фольклора он заимствует бытовую фантастику и
сатирически показывает своих персонажей.
В нравственно-сатирическом романе А. Орлова «Федор Кривой, или
Елисавета Михайловна, супруга Петра Ивановича Выжигина. Ни девка, ни
вдова, ни мужняя жена» (М., 1832) писатель в рассказах о детстве использует
уже известные источники, например упоминание киевских ведьм.
Примечательным в плане влияния фольклора является сатирическое
произведение А. Орлова «Чертовы ночи, или Новое. Не любо, не слушай, а
лгать не мешай. Сочинение Александра Орлова. Ночь 1–7» (М., 1833). Это
произведение в жанровом плане представляет собой нечто среднее между
«страшными», фантастическими рассказами и картинами реальной жизни,
которые можно характеризовать как «бытовой очерк».
Фольклорные мотивы видны в романе А. А.Орлова «Муромский Дон
Кишот, или Честные сумасброды. Нравственно-сатирический роман» (1833).
А. А. Орлов обратился к теме странствующего рыцаря, но писатель
своеобразно переносил ее на российскую почву. Нам кажется, что трактовка
образа Дон Кихота и его оруженосца Санчо Пансы у Орлова выдержана в духе
скоморошества и балагурства, хотя и «утяжелена» невнятностью сюжета,
смешением с элементами былин.
Если обратиться к использованию фольклорных сюжетов в
произведениях «писателей из народа», то можно утверждать, что во всех
случаях сюжет представляет собой странствие героев с целью исполнить
какую-либо мечту, и во время этого странствия герои претерпевают
нравственную эволюцию. Мотив пути является наиболее важным мотивом в
«мифологических» романах. Можно сказать, что «фольклорные» произведения
«писателей из народа» создавались именно в контексте «третьей культуры».
Особенность «фольклорных» произведений «писателей из народа»
заключается в том, что изображаемый в них мир соотнесен с представлениями
и знаниями о народной жизни: условно реальная жизнь в этих произведениях
подвержена некоей идеализации. При этом она напоминает реальный мир, к
которому принадлежат главные герои, вызывает ассоциации с жизнью простого
народа. Фольклор писателями того времени используется как своеобразный
приём, а также возможность интерпретации фольклорной стилистики, образов,
мотивов, сюжетов в литературе. В этом плане произведения «писателей из
народа» способствуют формированию новых жанрово-структурных и
стилистических образований. Фольклор становится тем культурным явлением,
которое в какой-то мере объясняет эстетику произведений «писателей из
народа».
Параграф 2.3 – «Условно-исторические и авантюрно-романтические
произведения в контексте литературы 20–40-х гг. XIX в.». Историкоавантюрные, сентиментальные и романтические произведения первой
половины XIX в. пользовались большой популярностью у читателей.
Романа В. Т. Нарежного «Российский Жилблаз, или Похождения князя
Гаврилы Симоновича Чистякова» оказал большое влияние на произведения
«писателей из народа».
Традиция изображения исторического прошлого России продолжилась в
творчестве «писателей из народа». Так, А. Орлов обращался к историческим
событиям в романах и повестях «Дмитрий Донской, или Начало Российского
величия», «Александр I, или Поражение двадесяти языков», «Панорама
Москвы», «Померцающая луна, или Покорение Браилова». Также в творчестве
«писателей из народа» особое место занимают произведения, связанные с
Отечественной войной 1812 г. Писатели, особенно из «среднего класса»,
акцентируют в своих повестях идеи монархического патриотизма. Такие
ценностные посылы отражены И. Глухаревым в романах: «Ольга
Милославская» (1831, вторая часть 1839), «Графиня Рославлева, или Супругагероиня, отличившаяся в знаменитую войну 1812 года. Историко-описательная
повесть XIX столетия» (1832). Также двумя изданиями вышла книга «Памятник
славы русским воинам, ознаменовавшим себя на Бородинском поле 26 августа
1812 года, или Признательность императора Николая Павловича к павшим за
веру и отечество» (1849, 1853).
Война 1812 г. для Ф. Кузьмичева стала тем событием, с которым связан
целый ряд его книг: «Картины Бородинской битвы» (М., 1839), «Ратник на
московских развалинах в 1812 г.» (М., 1842), «Ратник за границею, или
Рассказы, как в Германии принимали русских солдат в 1813 и 1814 гг.»
(М., 1843), «Бегство французов в 1812 г.» (М., 1843).
Авторы в таких романах, повестях волей своей фантазии соединяли на
первый взгляд несоединимое: героями этих произведений становятся реальные
исторические личности, а сюжеты выстроены на основе «условных»
исторических событий. Однако авторы не пользовались достоверными
источниками, а создавали сюжетные коллизии на основе стереотипных
представлений об исторических событиях и их действующих персонажах.
Иногда авторы пытались эти события «сжать» во времени, то есть уместить в
год или даже в один месяц, а также «штрихами» показать события целых эпох и
биографий.
Целый ряд романов Н. Зряхова, который писал авантюрно-любовные и
исторические романы из русской жизни, многократно переиздавались:
«Прекрасная астраханка, или Хижина на берегу реки Оки. Роман, взятый из
истинного происшествия. Российское сочинение в двух частях» (М., 1836),
«Михаил Новгородский, или Нарушенная клятва» (М., 1837, 6-е изд. М., 1897);
«Геройство и любовь, или Замок на берегах Дона» (М., 1845, написан до 1835),
«Дева закубанская, или Любовь до могилы. Роман, сочиненный жителем
Кавказа» (М., 1836, издан анонимно); «Битва русских с кабардинцами, или
Прекрасная магометанка, умирающая на гробе своего супруга. Русская повесть
в 2-х ч. с военными маршами и хорами певчих» (М., 1840); «Дагестанский
пленник, или Неуловимый мститель» (М., 1848; 3-е изд. М., 1853).
И. Глухарев в своей повести «Иноки, или Вторичное покорение Сибири.
Повесть 16 столетия из царствования Феодора Иоановича» (М.: В тип.
М. Пономарева, 1834) делает акцент на важности изображения исторических
«подлинных» событий и реально существовавших лиц. Есть в повести
посвящение и примечания, которые, по мысли автора, должны подчеркивать
«значимость» и «историческую правду» его творения. Однако можно сказать,
что роль вымысла в этой повести также велика.
Сюжеты таких романов «писателей из народа» чаще всего строятся по
выработанной схеме. Писатель использует мелодраматический сюжет:
представляет собой цепь приключений героев, и сюжет является постоянным
движением от одного приключения к другому, в конце романа оба влюбленных
находят друг друга и соединяются.
В авантюрно-романтической прозе «писателей из народа» можно
выделить и всякого рода исторические детали, и факты, некоторые
заимствования из исторических изысканий, но сюжетные ситуации связаны
более всего с романическими интригами. Также можно отметить, что и
всевозможные сюжетные коллизии о русской старине брались из
отечественных и иностранных образцов «высокой» литературы.
Параграф 2.4 – «“Нравственно-сатирические” произведения
“писателей из народа”». Еще В. Г. Белинский отмечал, что среди читателей и
«писателей из народа» популярными были сатирические произведения.
«Нравственно-сатирические» произведения продолжают традиции «вольной»
литературы XVIII в., можно сказать, что они продолжают традиции и народнодемократической сатиры XVII в. В произведениях «писателей из народа»
акцент делается на моральных и этических недостатках общества или пороках
человека.
После выхода «Ивана Выжигина» Ф. Булгарина А.Орлов создал «цикл»
нравственно-сатирических романов об Иване Выжигине: «Смерть Ивана
Выжигина» (М., 1831), «Церемония погребения Ивана Выжигина, сына Ваньки
Каина» (М., 1831), «Хлыновские свадьбы Игната и Сидора, детей Ивана
Выжигина» (М., 1831). А.Орлов хорошо знал жизнь и служебные особенности
чиновников, жизнь купцов и приказчиков, поэтому он мог очень достоверно
изображать их нравы, привычки, поведение. Автор изображает их пороки с
«грубоватым комизмом», но в этих романах и повестях нет яркой народной
заостренности изображения социальных пороков.
В параграфе 2.5. «Жанровые особенности “автобиографических”
произведений “писателей из народа”» рассмотрены особенности еще одного
жанра, который был популярен у читателя. «Писатели из народа» могли не
только заимствовать сюжеты из «высокой» литературы, но и создавать
произведения на основе своих воспоминаний, это были своеобразные
автобиографические заметки. Автобиографизм становится для этих писателей
как бы путем к самораскрытию. Ф. Кузьмичев написал «Картины моей юности.
Сочинение Федота Кузмичева», А. А. Орлов – «Моя жизнь, или Исповедь:
Московские происшествия» (М., 1832).
Параграф 2.6. «Произведения “писателей из народа” в контексте
нравоучительной литературы» посвящен произведениям в контексте
нравоучительной литературы, которые занимали в ХIХ в. значительное место.
Нравоучительная, дидактическая литература стремилась «воспитать и
образовать» низшие слои общества. Многие «писатели из народа», в том числе
и Ф. Кузьмичев, И. Глухарев, А. Орлов, верили, что их произведения должны
«привести» читателя к пониманию, что они принадлежат к избранному
православному народу. Ф. Кузьмичев написал «Спасенная Ниневия
пророчеством Ионы. Поэма в 4 песнях» (М., 1831), «Путь к счастию, или
Нравоучительные беседы об образовании ума и сердца» (2-е изд., М., 1848),
«Небесное знамение, или Величественное сев. сияние над Москвою» (М., 1848).
А. Орлов также обращался к духовно-нравственным сочинениям. В 1834 г. он
издает «Надгробные надписи, собранные Александром Орловым из всех
монастырей и со всех кладбищ Московских».
Неоднократное обращение «писателей из народа» к «учительным»
жанрам обусловлено тем, что они хорошо представляли духовно-нравственное
состояние масс народа. Читатели из низших слоев города и деревни желали
читать не только церковные книги, но и те, которые в более доступной форме
рассказывали о христианских добродетелях, поэтому в творчестве «писателей
из народа» актуализируется духовно-просветительская проблематика. В 1836 г.
Ф. С. Кузьмичев издал «Азбуку для милых детей, или Легчайший способ
обучать российскому чтению», в уже 1837 г. вышло 3-е издание. Эти аспекты
рассматриваются в параграфе «Народная “Азбука” Ф. С. Кузмичева».
Ф. С. Кузьмичев в своих разножанровых изданиях не только стремился
привлечь читателей-покупателей к своей продукции, но и
пытался в
незамысловатых рассказах, «анекдотах», баснях, в самой структуре «Азбуки»
заложить как навыки чтения, так и духовные основы христианской морали,
любви к монарху и к ближнему.
Можно отметить, что жанрово-стилевые особенности произведений
«писателей из народа» лежат в области традиции, заложенной в XVIII в.
Особенность «псевдофольклорных» произведений «писателей из народа»
заключается в том, что используются элементы фольклорных жанров: былин,
сказок, быличек, преданий. Однако этот жанровый потенциал для «писателей
из народа» оказался соотнесен и своеобразно преломлен сквозь призму
«третьей культуры», то есть они опирались не на подлинные фольклорные
произведения, а их «интерпретацию» в городском, низовом слое.
Глава 3 – «Своеобразие поэтики произведений “писателей из народа”
(А. А. Орлов, И. Н. Глухарёв, Ф. С. Кузmмичев, Н. И. Зряхов и др.)»
Одной из наиболее ярких особенностей поэтики произведений
«писателей из народа» является так называемое «рамочное оформление»
текста, это рассматривается в параграфе 3.1. «Рама в произведениях
«писателей из народа».
Рамочные компоненты художественного текста – это прежде всего
структурные компоненты, которые обозначают начало и конец текста.
Важнейшим компонентом начала текста является обозначение автора.
Можно отметить, что имя (псевдоним) автора в произведениях в XVIII –
начала XIX в., в том числе и «писателей из народа», часто включался в заглавие
или в подзаголовок. Первый тип заглавия – простое заглавие, состоящее из
словосочетания, отражающее основную идею произведения: «Картины моей
юности», «Жених взаперти» и др. Второй тип заглавия, который более
характерен для литературных произведений ХVIII – первой трети XIX в.,
состоит из двух или нескольких частей: первая часть представляет собой
основное заглавие, а во второй части, как правило, выделяется или основная
тема произведения, или уточнение, или основная сюжетная деталь, то есть
налицо «удвоение заглавий».
Важным элементом в рамочном компоненте являются посвящения,
предисловия. Вероятно, «писатели из народа» понимали слабые стороны своих
произведений, поэтому особые посвящения делали критикам, меценатам,
вельможам. «Писатели из народа» также предваряли свои произведения
эпиграфами. Особенно это характерно для А. Орлова. На наш взгляд, он,
вероятно, хотел блеснуть своими познаниями в латинском языке, знанием
пословиц, изречений древних и новых авторов.
В книгах «писателей из народа» в конце или в начале часто приводится
«оглавление». Это тоже своеобразный элемент «рамы» художественного
произведения.
Рамочные компоненты в произведениях «писателей из народа» не имеют
больших отличий от текстов XVIII в., так как авторы стремились следовать
традиции. Некоторые из них, например А. Орлов, И. Глухарев, Н. Зотов,
получив образование, прочитав определенное количество книг, усвоили
приемы предшественников и старались как-то походить на них, прежде всего
«внешними» элементами произведений.
Стилистические особенности произведений «писателей из народа» в
разное время отмечали все критики и исследователи. Критики, современники
писателей, указывали на манеру повествования, в которой отмечалось
сочетание простодушия с возвышенным пафосом, порой комизмом и лиризмом.
Это рассматривается в параграфе 3.2. «Стилистические особенности
произведений “писателей из народа”».
Отмечается намеренная дидактичность произведений «писателей из
народа». Это требовало от авторов использования риторической стилистики,
поэтому в произведениях «писателей из народа» очень много риторических
восклицаний, вопросов. Такие приемы, по мысли авторов, должны были
воздействовать на малообразованного читателя.
Главного героя «писатели из народа» чаще всего передают только
поверхностно, «взглядом» автора-рассказчика, такой образ создаётся с
помощью ярких внешних деталей, передающих экспрессивное, эмоциональное
состояние героев. Пересечение противоречивых точек зрения на героев других
персонажей не всегда удачно, создаёт в сознании читателя особую авантюрную
интригу. В стилистике текстов А. Орлова, И. Глухарева, Ф. Кузьмичева можно
видеть сочетание высокого и низкого стилей. В нравоучительных
произведениях Ф. Кузьмичева нагнетается «изысканная» лексика. Автор
подражает пасторальным картинам сентименталистов. Подводя итоги, можно
сделать вывод, что в художественном мире произведений «писателей из
народа» используются все стилистические приемы, которые были присущи
«высокой» литературе. Но в произведениях «писателей из народа» стилистика
«высокой» литературы подчас приобретала пародийный характер. Также
авторы сознательно вводили приемы из разных жанров фольклора, тем самым
подчеркивая близость своих произведений к народной культуре. Однако
чрезмерная стилистическая украшенность, дидактичность, некоторая
«выспренность» и мелодраматичность сюжетов ставила их произведения в
контекст «третьей культуры». Эту украшенность речи образованные писатели
уже не воспринимали, а понятие «нагой» простоты еще не вошло в
художественное сознание «писателей из народа» как подлинный критерий
истинного искусства.
Заключение содержит ряд выводов:
1. Литературная деятельность «писателей из народа» внесла особый вклад
в изменение жанровой структуры литературы XIX в. На первое место
выдвинулись роман и повесть, которые стали для «низовых» читателей
своеобразной школой приобщения к «занимательному» чтению и познания
окружающего мира. Эти опыты в развитии жанровой системы русской
литературы готовили почву для появления прозаиков второй половины XIX в.
2. Проблема жанрово-стилевых особенностей в творчестве «писателей из
народа», конечно, нуждается в дальнейшей детальной разработке и
привлечении нового материала. Воплощение национальной специфики в
произведениях этих писателей, как и вопрос об особенностях восприятия
критиками и читателями в разное время, – это частный аспект более широкой
темы «массовой литературы». Мы проанализировали жанровую специфику
произведений «писателей из народа», выраженные в их поэтике различные
элементы романтизма, сентиментализма, реализма, которые воплощаются в
картине мира писателя. Также рассмотрены содержательные особенности
каждого произведения «писателей из народа»: их стремление, с одной
стороны», к доступным для «низового читателя» сюжетным схемам, с другой
стороны, использование уже «знакомых» сюжетных коллизий. Отмечено
обращение к традиционным сюжетам, именам героев, которые уже
неоднократно были использованы другим писателями.
3. В творчестве «писателей из народа» воспроизведение национального
предполагает обращение к зарисовкам реалий национального быта,
изображение
культурных
традиций,
использование
стереотипных
представлений о России. Однако пристальное исследование и изображение
национальной истории отсутствует. Произведения этих писателей можно
назвать «условно-историческими».
4. «Писателям из народа» присуще своеобразное видение национальных
обычаев и традиций, праздников народного календаря, языческих верований, а
также православной догматики и обрядности.
5. Произведения «писателей из народа» вписывались в эстетику
«третьей культуры», формировали читательские интересы простонародного
читателя. Мировоззрение и эстетические вкусы простонародного читателя
вписывались в эстетические «параметры» «третьей культуры» и отличались от
«образованной публики» того времени. Этого читателя прежде всего привлек в
этих книгах патриотизм, понимаемый как преданность отечеству, православию
и царю-батюшке.
6. Рамочные компоненты в произведениях «писателей из народа» не
имеют больших различий от текстов XVIII в., так как авторы стремились
следовать традиции. Некоторые из них, например А.Орлов, И. Глухарев,
Н. Зотов, получив образование, прочитав определенное количество книг,
усвоили приемы предшественников и старались как-то походить на них,
прежде всего «внешними» элементами произведений.
7. Изучение творчества «писателей из народа» полезно и перспективно
еще и потому, что позволяет лучше понять закономерности возникновения и
развития такого значимого социокультурного явления, как «массовая»
литература. Те особенности художественного мира «писателей из народа»,
которые определяются их взаимоотношениями с «высокой» литературой, с
одной стороны, и фольклором – с другой – вот основа для понимания
«массовой» литературы не только в период первой половины ХIХ в., но в более
поздние периоды.
Основные положения диссертации отражены в следующих
публикациях.
Научные статьи в изданиях по перечню ВАК при Министерстве
образования и науки РФ:
1. Чжан Хун. Условно-исторические романы «писателей из народа» в
контексте литературы первой половины ХIХ века // Успехи современной науки.
2016. № 4. Т. 4. С. 145–150 (в соавторстве с В. А. Поздеевым).
2. Чжан Хун В. Г. Белинский о творчестве писателей третьего ряда //
Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2016. № 3.
С. 95–100.
3. Чжан Хун. И. Н. Глухарев как издатель альманахов 1830-х годов //
Успехи современной науки. 2016. № 8. Т. 3. С. 57–62.
Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов на
конференциях:
4. Чжан Хун. Особенности «народной» литературы первой половины XIX
века (судьба и творчество Ф.С. Кузмичева) // Актуальные проблемы
этноэкологии на западе и востоке славянского мира: Сб. материалов
международного научного семинара. – Киров, 2014. – С.136-139.
5. Чжан Хун. Народная «Азбука» Ф.С. Кузмичева в контексте
литературы первой половины ХIХ века// ОБЩЕСТВО, НАУКА, ИННОВАЦИИ.
(НПК – 2015) [Электронный ресурс]: всерос. ежегод. науч.-практ. конф.: сб.
материалов : общеуниверситет. секция, БФ, ХФ, ФСА, ФАМ, ЭТФ, ФАВТ,
ФПМТ, ФЭМ, ФГСН, ЮФ, 13–24 апреля 2015 г. / Вят. гос. ун-т. – Киров, 2015.
– С. 2517-2521. [электронный ресурс]
6. Чжан Хун. Отражение патриотических ценностей в прозе о войне 1812
года у авторов «серобумажной» литературы// Современные проблемы
славянской филологии: гуманитарные ценности в славянских языках и
культурах: сб. материалов VI междунар. науч. конф. – Тайбэй, – 2015. – С.1821
7. Чжан Хун. «Я-рассказчик» в творчестве писателей третьего ряда// На
пересечении языков и культур. Актуальные вопросы гуманитарного знания:
научно-методический журнал. – Киров, 2016. – № 2-3(8). – С.229-232.
[электронный ресурс]
Подписано в печать «22» февраля 2017 г. Формат 60х84\16
Усл. печ. л. 1,44. Тираж 120 экз. Заказ 7.
Типография ООО «Издательство «Радуга-ПРЕСС»
610002 г. Киров, ул. Ленина 83
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
13
Размер файла
800 Кб
Теги
23808, культура, жанров, годом, 1079, особенности, века, контексте, кузьмичев, третьей, стилевых, глухарев, xiх, орлов, проза
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа