close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН И ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН (конец ХХ – начало ХХI вв)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Неъматов Икромидин
ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР ВО
ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ РЕСПУБЛИКИ
ТАДЖИКИСТАН И ИСЛАМСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ ИРАН
(конец ХХ – начало ХХI вв.)
Специальность: 07.00.15 история международных отношений и внешней
политики (исторические науки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Душанбе – 2016
Работа выполнена на кафедре философии и истории
предпринимательства Института предпринимательства и сервиса
Научный руководитель:
Р. Махмадшоев, доктор исторических наук.
Научный консультант:
С. Ахмедов, доктор философских наук.
Официальные оппоненты:
Холикназар Худоберди, доктор исторических
наук, директор Центра стратегических
исследований при Президенте
Республики Таджикистан;
Одинаев Саломиддин Раджабалиевич,
кандидат исторических наук,
проректор Таджикского государственного
института языков имени С. Улугзода.
Ведущая организация: кафедра истории и теории международных
отношений Российско-Таджикского
(Славянского) университета
Защита диссертации состоится «5» октября 2016 г. в «1330» часов на
заседании Диссертационного совета Д737.004.12 по защите докторских и
кандидатских диссертаций при Таджикском национальном университете
по адресу: 734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на
официальном сайте Таджикского национального университета
(www.tnu.tj).
Автореферат разослан « »
2016 г.
И.о. ученого секретаря
Диссертационного совета,
доктор исторических наук
Искандаров К.
2
I.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Проблема роли и места
исламского фактора в международных отношениях в нынешних
геополитических условиях приобрела глобальный характер. Она оказывает
влияние не только на отношения между отдельными государствами, на
политические процессы современного мира, но и на внутригосударственную
политику. Исходя из этой реальности, изучение отдельных аспектов
проблемы влияния исламского фактора на международные отношения
приобретает особую актуальность. Особенно это касается тех стран, в
которых ислам исповедуется большинством их населения.
История развития взаимоотношений Республики Таджикистан и
Исламской Республики Иран после 1991 г. свидетельствует о том, что
исламский фактор оказывал и продолжает оказывать существенное влияние
на характер и содержание этих связей не только в культурно-гуманитарной
сфере, но и на весь комплекс межгосударственных отношений двух стран.
Изучение указанного фактора, его проявлений актуально и с научнотеоретической точки зрения, и практической. Как известно, Республику
Таджикистан и Исламскую Республику Иран объединяют общая
историческая судьба, единые культура и язык. При этом на взаимоотношения
двух стран оказывают определяющее влияние два фактора: исламский и
этнокультурный. При этом второй фактор превалирует над первым. Таким
образом, во взаимоотношениях Таджикистана и Ирана преобладает
культурная общность их народов. Между тем население этих стран
принадлежит к разным течениям ислама, и отношения здесь определяются
такими факторами, как исламская ориентация ИРИ, рост влияния ислама в
международных отношениях, стремление Ирана к лидерству в исламском
мире, развитие интеграционных процессов в мусульманских странах,
нестабильная международная обстановка, наличие общих религиозных
ценностей и т.д.
Исламский фактор во взаимосвязях между государствами проявляется
достаточно противоречиво, ибо связан с различными установками – как
внутренними, так и внешними, тесно переплетающимися с условиями
экономического и социального развития стран. Так, в мусульманском мире
существуют и экономически развитые государства, и бедные, и зависимые
страны. Проявление исламского фактора в политических процессах
последних во многом зависит от политики экономически сильных
государств. Оказание помощи бедным странам также может сопровождаться
усилением исламского фактора во взаимоотношениях и негативно повлиять
на процессы внутренней модернизации и вовлечение этих стран в процессы
глобализации.
3
Усиление влияния религии на правовые нормы и институты общества в
целом оказывает воздействие и на международные связи страны. Следует
отметить, что когда речь идет о влиянии исламского фактора на
международные отношения, то здесь подразумевается многоаспектность
воздействия: это влияние на двусторонние и многосторонние отношения и
влияние на международные транснациональные отношения.
Активность исламского фактора связана с несколькими условиями,
главным из которых является активизация политического ислама, играющего
наиважнейшую роль в политических процессах исламских стран. Именно на
идейной основе политического ислама разработаны и осуществляются
транснациональные исламские проекты. В этом контексте изучение
исторических аспектов исламского фактора, несомненно, приобретает
особую научную актуальность.
Представленное исследование отличается тем, что в нѐм глубоко
проанализированы вопросы проявления исламского фактора во
взаимоотношениях светского Таджикистана и Исламской Республики Иран,
т.е. между теми странами, народы которых имеют общие этнические корни,
общую культуру и общий язык. В связи с этим, в диссертационной работе
рассматриваются вопросы влияния этнокультурного фактора, с одной
стороны, и религиозного фактора с другой, на все процессы, протекающие в
этих государствах. Во взаимоотношениях РТ и ИРИ, порой весьма
противоречивых, преобладает все же этнокультурный фактор. К
определению степени влияния исламского фактора автор старался подойти с
более конструктивных позиций, учитывая светский характер Таджикского
государства и религиозный (исламский) Ирана.
Актуальность исследования влияния исламского фактора на
взаимоотношения Республики Таджикистан и Исламской Республики Иран
определяется следующими положениями:
– во-первых, Республика Таджикистан на международной арене
проводит независимую внешнюю политику, направленную на развитие и
углубление
взаимовыгодных
торгово-экономических,
политикодипломатических и культурно-гуманитарных отношений с внешним миром, в
частности с исламскими странами, в том числе и с Исламской Республикой
Иран. Не учитывать влияние исламского фактора во всех этих отношениях
невозможно, потому что оно может иметь разную направленность – как
положительную, так и отрицательную;
– во-вторых, осуществляя политику «открытых дверей», Республика
Таджикистан в целом ориентируется на светские модели развития, а
вовлеченность страны в исламские транснациональные отношения
характеризует ее и как мусульманскую страну. В данном случае
4
игнорирование исламского фактора может привести к непредсказуемым
последствиям;
– в-третьих, внешняя политика Республики Таджикистан учитывает
светский характер государства, но при этом развитие отношений с Западом
никак не отодвигает на второй план активизацию связей с мусульманскими
странами и организациями. Равнозначность и тех, и других неоспорима, и
здесь влияние исламского фактора приобретает многовекторный характер,
поскольку это влияние дает знать о себе не только в исламских странах, но и
странах Запада;
– в-четвертых, конструктивный внешнеполитический курс Республики
Таджикистан подразумевает проведение внешней политики по отношению к
отдельной исламской стране в зависимости именно от степени влияния и
активизации исламского фактора в ней;
– в-пятых, конструктивная позиция Исламской Республики Иран в
разрешении межтаджикского конфликта и активное участие в
постконфликтном восстановлении экономики Таджикистана способствовали
сближению позиций двух стран по многим аспектам внутренней и внешней
политики;
– в-шестых, после приобретения Таджикистаном независимости одним
из приоритетных направлений его внешнеполитической деятельности
является развитие отношений с Исламской Республикой Иран.
В целом анализ проблемы влияния исламского фактора на
международные отношения любой страны, в том числе Республики
Таджикистан, – это сложная и многогранная задача. Основой же для оценки
уровня и особенностей влияния фактора ислама на международные связи
может стать разработка общеметодологических критериев, которые помогут
оценить степень этого влияния. В то же время подходы к изучению
исламского фактора могут быть разными, но все они должны быть научно
обоснованными. Большое значение имеет и раскрытие внутренних
механизмов использования религиозного фактора светскими государствами.
Таким образом, неразработанность различных аспектов влияния
исламского фактора на характер, содержание и динамику развития
взаимоотношений Республики Таджикистан и Исламской Республики Иран
весьма актуализирует изучение данной темы.
Степень научной разработанности проблемы. Исламскому фактору,
как многогранному понятию, как явлению, активно влияющему на решение
проблем современности, в частности на сложение отношений между Ираном
и РТ, на внутриполитические, внешнеполитические и международные
отношения в целом, посвящено значительное количество исследований
5
отечественных и зарубежных ученых1. Например, о воздействии
религиозного фактора и особенностях его проявления в отношениях между
странами Запада и Востока писали российские ученые и исследователи
других стран – В.Е.Донцов, Н.В.Жданов, Н.А.Игнатенко, А. Малашенко,
Д.Б.Малышев, В.В.Наумкин, Т.Б.Султанов и др.2
В их работах особое внимание уделяется определению исламского
фактора, содержанию этого понятия, особенностям его проявления в
отношениях разных стран и его влиянию на их социально-экономическую,
культурную и политическую жизнь. При этом понятие исламский фактор и
его структура в работах авторов определяются по-разному. Например, В.В.
Наумкин и В.Е. Донцов рассматривают исламский фактор достаточно
широко и включают в него всю систему хозяйствования, политику и
международные отношения. Другие же ученые под понятием «исламский
фактор» рассматривают влияние религиозных институтов страны и
международных исламских организаций на современные политические и
социально-экономические процессы. Оба подхода имеют место в странах
мусульманского региона. Тем не менее следует отличать особенности
проявления этого фактора в странах, ориентированных на ислам, от стран со
светской системой. При этом необходимо учитывать специфику религии
ислама в каждой стране. Исходя из этого, позиция Н.В.Жданова,
Н.А.Игнатенко, В.Е.Донцова3 по данной проблеме является более
обоснованной.
В исследовании фундаментальных проблем современного положения
религии и специфики исламского религиозного сознания, в определении
1
См.: Эсенаманова Н. С. Ислам в Центральной Азии в условиях глобализации: Автореф. дисс. …
канд.полит.наук. – Бишкек, 2004; Даирова А. М. Исламский фактор в политических процессах
Казахстана: Автореф. дисс. … канд. полит. наук. – М., 2006; Ушаков В.Н. Политический ислам в
Центральной Азии: основные факторы и перспективы: Автореф. дисс. … канд. полит. наук. – М., 2009;
Хукмишоев З. Роль ислама в политических процессах общества (на материалах Таджикистана). Дисс.
… канд.полит.наук. – Душанбе, 2007; Нанаева А. Движение исламских фундаменталистов в южном
регионе Центральной Азии (Таджикистан, Узбекистан): Автореф. дисс. … канд. полит. наук. – М.,
2009; Усмон Давлат. Исламский фактор в политическом процессе России и Таджикистана
(сравнительный анализ): Автореф. дисс. … канд. полит. наук. – М., 2008.
2 См.: Наумкин В.В. Ислам и мусульмане: культура и политика// В.В. Наумкин – М., 2009; Его же.
Ислам как коллективный игрок. – Научно-образовательный форум по международным отношениям
2003-2011; Жданов Н.В. Исламская концепция миропорядка. – М., 1991; Малышева Ф.Б. Религиозный
фактор в вооруженных конфликтах современности. – М., 1991; Попов В. К власти в исламском мире
приходит поколение «Аль Джазиры и интернет». – 2009, 4 мая; Донцов В.Е. Ислам в международных
отношениях// Дипломатический ежегодник. – М., 1997. Бжезинский Збигнев. Выбор. Мировое
господство или глобальное лидерство// Збигнев Б. – М.: Международные отношения, 2005;
Внешнеполитическая ориентация стран Центральной Азии в свете глобальной трансформации
мировой системы международных отношений /Под ред. А.А. Князева, А.А. Мигранян. – Бишкек, 2009;
Жиль К. Джихад. Экспансия и закат исламизма/ К.Жиль. – М., Ладомир, 2003; Ислам и общественное
развитие в начале XXI века /Отв. ред. Белокриницкий В.Я., Егорин А.З., Уличенко Н.Ю. – М., 2005;
Султанов Т.Б. Роль ислама в мировой политике и международных отношениях. – Махачкала, 2007.
3 См.: Жданов Н.В. Ислам на пороге ХХI века / Н.В. Жданов, А.А. Игнатенко – М.: Политиздат, 1989;
Игнатенко А.А. Ислам и политика – М.: Ин-т религии и права, 2004; Донцов В.Е. Ислам в
международных отношениях// Дипломатический ежегодник. – М., 1997. Малашенко, А. Исламская
альтернатива и исламский проект. — М.: Весь Мир, 2006.
6
исламского фактора, его структуры, места и влияния на социальнополитическую жизнь таджикского общества и других центральноазиатских
стран значительный вклад внесли таджикские ученые и политики С.И.
Шарипов, А.Н. Махмадов, С.С. Сафаров, А.А. Шамолов, С.С. Ятимов, Г.Н.
Зокиров, А. Мухаббатов, З. Хукмишоев, М. Давлатов, К. Олимов, И.К.
Усмонов, Ш. Абдуллоев, А. Рахнамо, М. Олимов, С. Олимова, Д. Усмон, Д.
Назиров, Г. Мирзоев, Ф. Умаров, З. Сайидзода, Х.С. Саидов и др. В их
работах содержится развернутый анализ степени влияния исламского
фактора на социально-политическую жизнь Таджикистана в конце ХХ –
начале ХХI вв., в том числе на отношения независимого Таджикистана с
государствами исламского мира, в том числе Исламской Республикой Иран.
Вопросы определения исламского фактора и его структуры
анализируются и в статьях Ш.Ш. Саидова1. В работах З.Ш.Саидзода,
А.Сатторзода, Ф.Умарова рассмотрены связи Таджикистана с исламским
миром, в том числе роль исламского фактора в решении проблем
межгосударственных отношений. В частности, Ф. Умаров, анализируя
позитивные и негативные тенденции сотрудничества Республики
Таджикистан с мусульманским миром, дает оценку их последствий для
социально-экономического развития Таджикистана и его безопасности, что,
по мнению автора, способствует пониманию проблем межгосударственных
отношений Таджикистана с исламским миром.2 С.С. Ятимов в своем
исследовании отмечает, что «политический ислам остается одним из
основных орудий формирования и осуществления внешней политики ряда
мусульманских стран»3. В книге таджикского политолога Абдулло Рахнамо
затрагивается проблема соотношения ислама и национальной безопасности и
рассматриваются конструктивные и деструктивные аспекты влияния
религиозного фактора на национальную безопасность Таджикистана как
светского государства.4
Особое значение при этом придавалось изучению подходов суннитской
и шиитской теологии к вопросам характера государственности и форм
власти. Это дало автору возможность решить многие вопросы
взаимоотношений Таджикистана и Ирана, народы которых придерживаются
разных направлений ислама. В нынешних условиях, когда суннитскошиитские
противоречия
особенно
обострились,
этот
аспект
1
См.: Саидов Ш.Ш. Исламский фактор в политических процессах Центральной Азии // Вестник Тадж.
гос. ун-та права, бизн. и полит. – 2013. - №1. – С 197 – 205; Его же. Место и роль исламского фактора в
международных отношениях // Вестник Тадж. нац. ун-та. – 2014. - №3/6. – С. 92-95.
2 См.: Сайидзода З.Ш. Таджикистан и проблематика исламского мира / З. Сайидзода, Ф. Саидов. –
Душанбе: Иттилоот ва муошират, 2008; Сатторзода А. Актуальные проблемы внешней политики
Таджикистана. (Многовекторность в действии). – Душанбе, 2014; Умаров Ф. Республика Таджикистан
и мусульманский мир: особенности сотрудничества. – Душанбе, 2011.
3 См.: Ятимов С.С. Идеологический фактор в геополитике Исламской Республики Иран. – Душанбе:
Деваштич, 2002. – С.15
4 См.: Рахнамо А. Ислам и национальная безопасность в Таджикистане. – Душанбе: Ирфон, 2011.
7
диссертационного исследования оказывается весьма актуальным со всех
точек зрения. Учет особенностей суннитских и шиитских представлений о
власти помогает лучше ориентироваться в осуществлении тех или иных
аспектов сотрудничества между государствами. Поэтому при изучении
различных аспектов отношений ИРИ и Таджикистана диссертант обратился к
работам известных средневековых богословов-суннитов – аль-Маварди, Ибн
Таймия, а также современных суннитских теологов Абу А’ла ал-Маудуди,
Ю.Карзави и др., и шиитских – Р.М. Хомейни, М. Мутаххари и др.1 Анализу
концепций о государстве – халифате и имамате – посвящены работы таких
исламоведов, как Л.Р. Сюкияйнен, М.Т. Степанянц, В.В.Наумкин,
Л.Р.Полонская, А.Х.Вафа, С.М.Прозоров, С.И.Жигалина, М.С.Лари и др.2
Вопросы концепции власти в шиизме и исламе в целом, характер
власти в шиитском Иране, сущность концепции «велайате факих»,
современная интерпретация теократического государства в ИРИ, суннитская
концепция халифата, анализ позиций современных идейных течений,
особенно фундаменталистского характера по этим вопросам, их отношение к
светским государствам нашли своѐ освещение в работах П.А.Грязневича,
Л.Р.Сюкияйнена, С.М.Прозорова, В.Бартольда, Н.В Жданова.3 и др.
В ряде работ духовных лидеров Ирана проблемы, связанные с
предпосылками возрастания религиозного фактора, сравнение современных
концепций о роли религии в жизни государства рассматривались на основе
Корана, а также сочинений Ибн Таймийа, Ибн Ханбала, ал-Маварди.4 В
частности, к таким работам можно отнести труд Р.Хомейни «Хокумате
ислами йа велайате факих» («Исламское правление») и др.5
См.: Абу А’ля ал-Маудуди. Политическая теория ислама// Отечественные записки. – 2003 - №5 – С.
332 – 341; Карзави Ю. Кудс мечта каждого мусульманина. – Душанбе, 2008; Ал-Маварди. Ал-ахкам ассултанийа ва-л-вилайат ал-диния (Законы власти и религиозное правление). – Каир, 1973; С.Кутб Аладала ал-иджтимаийа фи-л-ислам (Социальная справедливость в исламе). – Каир, 1961; Мухиддин алНавави. Сады праведных/Перевод с араб., примеч. и указ. В.М. Нирша. – М., 2002; Хомейни Р.М..
Хокумате ислами йа велайате факих (Исламское правление). – Тегеран, 2000; Икбол М. Возрождение
религиозного мышления в исламе. – Душанбе: Эр-граф, 2010 (на тадж. яз.); Мутаххари М. Иран и
ислам. История взаимоотношений. – СПб: Петербургское востоковедение, 2008.
2См.: Сюкияйнен Л.Р. Концепция халифата и современное государственно-правовое развитие
зарубежного Востока// Ислам. Проблемы идеологии, права, политики и экономики. – М., 1985;
Степанянц М.Т. Мусульманские концепции в философии и политике. – М., 1982; Наумкин В.В. Ислам
и мусульмане: культура и политика. Статьи, очерки и доклады разных лет / В.В. Наумкин. – М., 2009;
Полонская Л.Р., Вафа А.Х. Восток: идеи и идеологи. – М., 1983; Прозоров С.М. Шиитская
(имамитская) доктрина верховной власти// Ислам, религия и государство. – М., 1984; Жигалина С.И.
Этносоциальная эволюция иранского общества. – М., 1996; Его же. Столпы исламского
государства//Отечественные записки. – 2008. - №5; Иран: эволюция исламского правления. Сб.ст. – М.,
1998; Лари М.С. Имамат – верховная власть мусульманской общины. – Баку, 1994; Жданов Н.В.
Исламская концепция миропорядка. – М., 1991.
3См.: Бартольд В.В. Работы по истории ислама и Арабского халифата/Под ред. Винникова И.Н. – М.,
2002; Жданов Н.В. Исламская концепция миропорядка. – М., 1991.
4 См.: Ибн Таймийа. Сийасат аш-шариа (Политика на основе шариата). – Каир, 1952; Ибн Ханбал.
Муснад. Каир, 1973 (на араб.яз.); Ал-Маварди. Ал-ахкам ас-султанийа ва-л-вилайат ал-диния (Законы
власти и религиозное правление). – Каир, 1973.
5 См.: Хомейни Р.М. Хокумате ислами йа велайате факих (Исламское правление). – Тегеран, 2000.
1
8
Благодаря сопоставительному анализу этих работ, можно проследить,
что объединяет и разделяет суннитские и шиитские представления об
исламской власти на современном этапе. В целом эти представления
совершенно разные и во многом противоречивые. Изучение работ
Р.М.Хомейни и его последователей показывает, что концепция «велайате
факих» (верховная власть) – это новая интерпретация шиитской концепции
государственной власти и места духовенства в ней. Не вдаваясь в
подробности теологических положений о власти, автор отмечает
специфические особенности этой концепции, влияющей на сотрудничество
двух разных по содержанию и характеру властей: светского Таджикистана и
шиитского Ирана. При этом диссертант конкретизирует те аспекты, которые
препятствуют или способствуют развитию отношений между Республикой
Таджикистан и Исламской Республикой Иран.
При анализе основных этапов эволюции отношений Таджикистана с
Ираном, истории развития их сотрудничества в различных сферах с
приобретением Таджикским государством независимости, автор опирался на
работы, в которых отдельные аспекты темы диссертации исследовались
особенно основательно. В этом плане особого внимания заслуживают
исследования академика Т.Н. Назарова, Л.Ю. Гусева, В.В. Дубовицкого, А.
Сатторзода, В.И.Месамеда, Санаи Мехди, С.С.Ятимова, С.Б.Дружилевского,
З.Ш.Сайидова, Х.Зарифи, Ф.Умарова и др.1, которые оказали значительную
помощь в раскрытии многих положений исследуемой темы.
Много сведений было почерпнуто из материалов текущих архивов
Исполнительного аппарата Президента Республики Таджикистана, Академии
наук республики, Министерства иностранных дел и Министерства культуры
РТ, а также из некоторых материалов Посольства Республики Таджикистан в
Тегеране. Эти сведения в основном носят информационно-аналитический
характер и помогают наиболее полному освещению некоторых аспектов
1См.:
Назаров Т.Н. Таджикистан: экономический рост, интеграция и региональное сотрудничество. –
Душанбе: УИ МИД РТ, 2004; Гусев Л.Ю. Современные направления сотрудничества между Ираном и
Таджикистаном// Международные отношения. – 2012. – 21 ноября; Дубовицкий В.В. Геополитические
константы Республики Таджикистан // Интеграция Таджикистана в мировое сообщество: Материалы
3-й Международной научно-практической конференции. 21–22 мая 1997 г. – Душанбе, 1997. – С. 141 –
143; Его же. Национальные интересы Таджикистана в рамках персоязычного мира // Таджикистан и
современный мир. – 2003. – №2. – С. 65-67; Месамед В.И. Иран в Центральной Азии: два десятилетия
диалога. – М., Институт Ближнего Востока, 2010; Санаи Мехди. Отношения Ирана с
Центральноазиатскими странами СНГ: Социально-политические и экономические аспекты. – М.,
2002; Санаи Мехди. Исламская революция и диалог цивилизаций // Наука и религия. – 2000. – №11. C. 8-9; Саидов З.Ш. Внешняя политика Республики Таджикистан на современном этапе. – Душанбе,
2006; Умаров Ф. Таджикистан: сотрудничество с ведущими международными исламскими
организациями. //Россия и мусульманский мир. Научно-информационный бюлеттень, 2008. – №10;
Назаров Т.Н. Современная таджикская дипломатия / Т. Назаров, А. Сатторзода. – Душанбе: Ирфон,
2006 (на тадж. яз.); Сатторзода А. Актуальные проблемы внешней политики Таджикистана.
(Многовекторность в действии). – Душанбе, 2014; Зарифи Х. Многовекторная дипломатия
Таджикистана. – Душанбе, 2010; Ятимов С.С. Хомейнизм и внешнеполитическая идеология
Исламской Республики Иран в новой системе международных отношений. – Душанбе, 2002; Зарифи Х.
Многовекторная дипломатия Таджикистана. – Душанбе, 2010;
9
влияния исламского фактора на межгосударственные двусторонние
отношения Таджикистана и ИРИ.
После приобретения Таджикистаном независимости истории
становления межгосударственных отношений Республики Таджикистан и
ИРИ посвятили свои научные труды таджикские ученые Н. Мирзоев, К.
Расулов, было написано несколько диссертационных исследований, в том
числе и иранскими учеными1. В частности, истории становления таджикскоиранских отношений в 1992-2010 гг. были посвящены исследования Х.
Аббасиан и М. Махмуди; проблемы взаимоотношений двух стран в сфере
культуры изучал М. Малекиан, Б. Раиси проанализировал в основном
политические аспекты развития отношений Республики Таджикистан и
Исламской Республики Иран. Все эти работы позволили диссертанту
проследить динамику и основные исторические этапы развития
двусторонних отношений.
При всей значимости упомянутых выше работ все же приходится
констатировать, что до настоящего времени в историографии Таджикистана
и Ирана отсутствует комплексное научное исследование, посвященное
определению места и роли исламского фактора во взаимоотношениях двух
стран. Диссертант своей работой попытался заполнить этот пробел, тем
более, что в ней решаются очень сложные и достаточно специфические
проблемы, присущие взаимоотношениям Таджикистана и Ирана.
Исламскому фактору в этой работе уделяется самое серьѐзное внимание.
Источниковедческую
базу
исследования
составили
межгосударственные акты, законы и нормативные документы, положения и
нормы религиозных книг, выступления и речи глав Таджикистана и Ирана,
международные договора и акты, подписанные между государствами,
материалы архивов министерств и ведомств, а также периодической печати,
освещающие различные аспекты влияния исламского фактора на
межгосударственные отношения Республики Таджикистан и Исламской
Республики Иран.
Использованные в диссертации источники условно можно разделить на
следующие группы:
1См.:
Мирзоев Н.М. Таджикистан-Иран: магистраль сотрудничества. - Душанбе: Ирфон, 1998; Он же.
Таджикистан и страны Востока. - Душанбе, 2010; Расулиѐн К. Взгляд на культурные связи Исламской
Республики Иран и Республики Таджикистан. - Душанбе, 2010 (на тадж. яз.); Аббасиан Х. Иран и
Таджикистан: пятнадцать лет взаимовыгодного сотрудничества. - Душанбе: Ирфон, 2016; Махмуди М.
Ирано-таджикские отношения в 1991-2009 гг. - Душанбе, 2010; Мохаммедсадег М.М. Культурные
связи Республики Таджикистан с Исламской Республикой Иран (1991-2011гг.). - Душанбе, 2012; Раиси
Б.А. Политические процессы и вопросы взаимоотношений между ИРИ и Республикой Таджикистан.
Дисс. … канд. полит. наук. - Душанбе, 2011.
10
1) Конституции Республики Таджикистан и Исламской Республики
Иран, законы и нормативные акты, в которых отражены концепции внешней
политики;1
2) Священный Коран, хадисы и работы средневековых ученыхбогословов Ибн Таймийа, Ибн Ханбала, ал-Маварди и др., содержащие
основные положения и нормы исламского правления и организации
деятельности органов власти на основе положений ислама;2
3) труды современных идеологов различных политико-религиозных
течений и движений, составляющих не только идейную основу
фундаменталистских движений в мусульманских странах, в том числе в
Исламской Республике Иран, но и оказывающих влияние на иранотаджикские отношения;3
4) выступления и речи глав государств Таджикистана и Ирана,
руководителей министерств и ведомств, в которых нашли отражение
различные вопросы двусторонних и многосторонних связей между этими
странами, проблемы и перспективы развития сотрудничества между
государствами в торгово-экономической, политико-дипломатической и
культурно-гуманитарной сферах;4
5) материалы текущих архивов Министерства иностранных дел,
Исполнительного
аппарата
Президента
Республики
Таджикистан,
Министерства науки и образования, Министерства культуры и других
государственных
органов,
отражающих
динамику
развития
межгосударственных связей Республики Таджикистан и Исламской
Республики Иран;5
1
Конституция Республики Таджикистан. – Душанбе, 2013; Конституция Исламской Республики Иран
(неофициальный перевод) // Приложение к бюллетеню «Третий взгляд» / Пресс-отдел Посольства ИРИ
в РФ.-М., 1994.-С. 63-100; Концепция внешней политики Республики Таджикистан. Министерство
иностранных дел РТ: официальный сайт. URL:http://mfa.tj/ru/pravovaya-osnova-vp/kontceptciyavneshney-politiki-res publiki-tadzhi kistan.html.
2 Священный Коран. Смысловой перевод на русский язык. – Медина: Комплекс Короля Фахда по
изданию Корана, 1430 (2008); Ал-Маварди. Ал-ахкам ас-султанийа ва-л-вилайат ал-диния (Законы
власти и религиозное правление). – Каир, 1973; Ибн Ханбал. Муснад. – Каир, 1973 (на араб.яз.); Ибн
Таймийа. Сийасат аш-шариа (Политика на основе шариата). – Каир, 1952.
3 Хомейни Р.М. Хокумате ислами йа велайате факих (Исламское правление). – Тегеран, 2000; Кутб
Сайид. Будущее принадлежит исламу. – М.,1993; Кутб Сайид. Ал-адала ал-иджтимаийа фил-ислам
(Социальная справедливость в исламе). – Каир, 1961 (на араб. яз.); Абу А’ля ал-Маудуди.
Политическая теория ислама// Отечественные записки. – 2003. - №5 – С. 332-341; Хомейни Р. И.
Столпы исламского государства//Отечественные записки. – 2003. - № 5. – С. 323-327; Сайид Абуль Аля
Маудуди. Политическая теория ислама //Отечественные записки. – 2003. - № 5. – С. 332-341.
4См.: Рахмонов Э. Независимость Таджикистана и возрождение нации: В 8 т. – Душанбе: Ирфон, – Т.
5, 6, 2006 – 2010; Рахмон Э. О религии / Э. Рахмон. – Душанбе: Шарки озод, 2006 (на тадж. яз.);
Ахмадинежад Махмуд. Избранное /Под ред. Б.М. Ягудина. – Казань: Intelpress+, 2010; Аятолла
Хаменеи. Свет исламской революции. Речи и выступления руководителя Исламской Республики
Иран/Серия «Вожди народов XX век». – М.: Палея-Мишин, 2000; Дорога мира: Документы
межтаджикских переговоров. - Душанбе: ИА Президента Республики Таджикистан, 1997; Имам
Хомейни. Путь к свободе. Речи и завещание / Серия «Вожди народов -XX век». М.: Палея-Мишин,
1999.
5Текущий архив Исполнительного аппарата Президента Республики Таджикистан. Отчеты о
деятельности МИД Республики Таджикистан за 1993–2015 гг. – Душанбе, 1993 – 2015; Текущий архив
11
6) материалы периодической печати Республики Таджикистан и
Исламской Республики Иран, освещающие широкий спектр развивающихся
отношений государств в различных сферах1.
Хронологические рамки исследования охватывают период 1992-2015
гг. Однако при рассмотрении отдельных концептуальных вопросов автор
обращается к истории их возникновения. В указанные годы происходили
становление и развитие внешней политики суверенной Республики
Таджикистан. Это время было насыщено событиями национального,
регионального и международного значения. В этот период особое развитие
получило сотрудничество РТ с ИРИ, оказавшее заметное влияние на
социально-экономическую, политическую и культурную жизнь двух
персоязычных государств.
Объектом
исследования
является
исламский
фактор
в
межгосударственных отношениях Таджикистана и ИРИ, оказывающий
влияние не только на эти отношения, но и на иные стороны сотрудничества
между Таджикистаном и Ираном – торгово-экономическую, политикодипломатическую и культурно-гуманитарную.
Предметом настоящего исследования является характер влияния
исламского фактора на международные связи применительно к таджикскоиранским отношениям в конце XX – начале XXI вв.
Цель исследования – изучение влияния исламского фактора и
определение его роли в международной жизни на примере таджикскоиранских отношений. Исходя из цели работы, в ней ставятся следующие
задачи:
определить понятие и содержание исламского фактора;
проанализировать проявление этого фактора во взаимоотношениях
государств с различными формами государственного устройства – светского
и религиозного;
дать научно обоснованную характеристику концепции «исламская
солидарность» в еѐ различных интерпретациях, в том числе в шиитской и
фундаменталистской;
научно обосновать причины активизации исламского фактора в
контексте развития процессов глобализации в современном мире;
МИД РТ за 1993-2015 гг. Папка «Межправительственная Комиссия по торговому, экономическому,
техническому и культурному сотрудничеству РТ и ИРИ». – Душанбе, 1994 – 2015; Текущий архив
Академии наук РТ. Документы за 1991 - 2015 гг. Папки №1 - №2, «Иран». - Душанбе, 1993 – 2015;
Текущий архив Министерства культуры РТ. Документы за 1991-2015 гг. Папка «Иран». – Душанбе,
1993 -2015.
1 Интернет-сайт Президента Республики Таджикистан: 2008 URL: http://prezident.tj/node/492, 2008
URL:
http://prezident.tj/node/490,
2010.
URL:http://
prezident.tj/node/489;
2013.
URL
http://prezident.tj/ru/node/ 51132014. URL: http://prezident.tj/ru/node/7432; «Народная газета» за 19912015гг.; Iran.ru; Эттелаат.
12
раскрыть содержание таджикско-иранского сотрудничества с учетом
влияния исламского фактора на общие национальные, этнические и
культурно-исторические корни таджиков и иранцев;
рассмотреть таджикско-иранское сотрудничество в контексте
суннитско-шиитских различий;
дать обоснованную оценку перспективам развития таджикскоиранского сотрудничества в свете влияния исламского фактора.
Методологические и теоретические основы исследования. В работе
использованы системный, историко-культурологический, сравнительный и
бихевиористский методы исследования применительно к влиянию
исламского фактора на международные отношения на примере таджикскоиранских отношений. Исламский фактор, характеризующийся как комплекс
элементов, общественных институтов, влияющих на отношения как внутри
страны, так и за еѐ пределами, может рассматриваться и весьма узко, и
достаточно широко. Поэтому методика исследования исламского фактора, в
силу его сложной структуры и многоаспектности, может быть разной. При
выборе же определенной методики для решения тех или иных научных
проблем автор руководствовался концептуальными идеями таджикских,
российских и других зарубежных ученых – историков, востоковедов,
исламоведов, государственных деятелей по проблемам международных
отношений.
Научная новизна исследования заключается:
– во всесторонней и обстоятельной характеристике политических,
экономических и международных проявлений исламского фактора, в
попытке дать развернутое определение понятия «исламский фактор»,
раскрыть его историко-философское содержание, показать его роль в
многосторонних таджикско-иранских отношениях и в развитии
двустороннего экономического и культурного сотрудничества;
на конкретном материале двух государств, – Таджикистана и ИРИ,
или светского и теократического – раскрыты особенности их
взаимоотношений, строящихся на этнической, религиозной и культурной
общности;
определена роль международных исламских организаций в контексте
развития сотрудничества между РТ и ИРИ;
показаны роль суннитско-шиитских противоречий в двусторонних
отношениях РТ и ИРИ с учетом того, как они в перспективе могут отразиться
на сотрудничестве двух стран;
выявлены особенности взаимоотношений Республики Таджикистан и
Исламской Республики Иран с учѐтом влияния исламского фактора, сделана
попытка прогнозирования перспектив развития этих взаимоотношений.
Основные положения, выносимые на защиту:
13
1. В период коренных социально-политических изменений в исламском
мире исламский фактор не только активизируется, но и проявляет себя в
разных формах и во всех сферах жизни современных государств.
Политические процессы, происходящие в мире, так или иначе испытывают
на себе воздействие исламского фактора, содержание которого далеко не
однозначно. Под влиянием процесса глобализации этот фактор приобрел
особую остроту и значимость.
2. Несомненно, исламский мир не представляет из себя что-то целое и
единое. Многообразен и сам ислам. Противостояние между приверженцами
исламских течений и движений порой имеют характер затяжного конфликта.
Например, суннитско-шиитские противоречия, оказывают очень сильное
влияние на политику исламских государств, тем более что они с каждым
годом обостряются. Это наблюдается, в частности, в политике ИРИ в
отношении светского Таджикистана. Но на таджикско-иранское
сотрудничество позитивно влияет фактор общности языка и культуры, что
способствует сохранению стабильности во взаимоотношениях этих двух
государств.
3. Хомейнизм, как активная политика по переустройству современного
общества по исламским (шиитским) законам, не может быть приемлемым
для светского Таджикистана.
Исламская Республика Иран является теократическим государством,
деятельность его основана на концепции «велайате факих» и одновременно
республиканском строем с президентской формой правления. При этом в
современном Иране наряду с сохранением в государственной и
общественной жизни высокого положения духовного лидера прослеживается
растущий авторитет президентской власти. Каждый из двух институтов –
власть духовного лидера и президентская власть, оказывает огромное
влияние на внешнюю политику, в том числе во взаимоотношениях с
Таджикистаном.
4. Неограниченная и неконтролируемая власть духовного лидера,
обоснованная в концепции Р.Хомейни, была установлена в Иране в период
жизни самого Хомейни. Власть религиозного лидера при сохранении
основных атрибутов практически ограничивалась президентской властью,
свидетельствующей о росте влияния внешних факторов и условий реальной
политики, особенно под влиянием процесса глобализации современного
мира.
5. Сотрудничество Таджикистана с Ираном связано с влиянием двух
факторов: этнически-культурного и исламского. С постепенным ростом и
усилением президентской власти ожидаются укрепление отношений между
РТ и Ираном, а в перспективе и ослабление исламского фактора во
взаимоотношениях между ними.
14
Теоретическая и практическая значимость работы. Проведенный
научный анализ может служить основанием для выработки внешней
политики Таджикистана в исламском мире, в частности в его отношениях с
ИРИ.
Диссертационная работа может быть использована соответствующими
ведомствами для разработки внешней политики обеих стран, а также
историками, философами и политологами при решении актуальных проблем
международной политики в условиях активизации исламского фактора, в
преподавании таких университетских курсов, как теория международных
отношений, политология, дипломатия.
Апробация работы. Диссертационная работа была обсуждена на
расширенном совместном заседании кафедр международных отношений
Таджикского национального университета, истории и теории межународных
отношений Российско-Таджикского (Славянского) университета и
философии и истории предпринимательства Института предпринимательства
и сервиса и рекомендована к защите (протокол №11 от 09 апреля 2016 г.).
Результаты диссертационного исследования были представлены соискателем
на научно-практических республиканских и международных конференциях и
изложены в 8 статьях, 5 из которых опубликованы в изданиях,
рекомендуемых ВАК Министерства образования и науки Российской
Федерации.
Структура работы. Диссертационное исследование состоит из
введения, трѐх глав, заключения и списка использованных источников и
литературы.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обоснована актуальность темы исследования,
проанализирована степень еѐ разработанности в научной литературе,
раскрыта научная новизна работы, определены еѐ объект и предмет,
сформулированы цель и задачи, дана характеристика теоретикометодологических основ, источников и литературы, использованных при
написании диссертации, конкретизированы хронологические рамки
исследования, его теоретическая и практическая значимость, апробация
результатов исследования, изложены научные положения, выносимые на
защиту.
Первая глава диссертации – «Роль и место исламского фактора в
международных отношениях» – состоит из трех параграфов. В первом
параграфе – «Возрастание роли ислама в мировой политике» –
отмечается, что, в связи с победой «цветных революций» в арабском мире,
активизацией деятельности радикальных исламистских движений «АльКаида» и так называемого «Исламского государства» в Ираке и Сирии,
15
обострением отношений между Саудовской Аравией и Исламской
Республикой Иран, оказывающих заметное влияние на исламский мир и
мировую политику в целом, роль ислама и исламского фактора значительно
активизировались. Диссертант анализирует различные, в том числе широкое
и узкое понимания исламского фактора в теократическом и историческом
плане. По его мнению, бесспорным является факт влияния этого фактора не
только на взаимоотношения отдельных стран, но и на все международные
процессы, причем это влияние постоянно нарастает, в силу стойкой
эмоциональной сплоченности мусульманской общины. Важнейшим же
социальным средством интеграции указанного фактора во все сферы жизни
является сам религиозный институт, который зиждется на обычаях, ритуалах,
торговле, культурных традициях и т.д.
По мнению диссертанта, понятие «исламский фактор» включает в себя
совокупность элементов, это и исламские моральные ценности, и шариатские
нормы, и религиозные организации, выступающие как единое целое в
решении вопросов современной жизни. Разумеется, такое понимание не
является исключительным определением.
Далее автор, с учетом мнений ряда ученых, старается более четко
определить все аспекты проявления исламского фактора. Различные подходы
к определению этого понятия, с одной стороны, связаны со спецификой
ислама, а с другой, с «зыбкостью» самого выражения «исламский фактор»,
ибо в нем соединены религия, государства, народы, страны и т.д. Хотя это
словосочетание и имеет религиозный смысл, однако ограничиваться здесь
только религиозным содержанием будет неправильным.
В диссертации отмечается, что активность исламского фактора, не
следует связывать только с фундаменталистским его пониманием, здесь
подразумевается и поиск мусульманскими странами своего места в
современном мире. Влияние исламского фактора напрямую зависит от
специфики ислама. Последняя выражается в единстве духовных и светских
начал, политики и религии и самое главное – в сильной обрядовой стороне
ислама. Такое единство светских и религиозных элементов дает возможность
все включить в «исламские» рамки, что и делают исламские идеологи,
особенно фундаменталисты. Такой подход повышает значимость
коммуникативно-интегрирующей функции ислама. Показателем усиления
исламского фактора является постоянный рост международных исламских
организаций и их влияния в глобальном мире. Автор дает обстоятельный
анализ исламской символики, которую используют радикальные исламские
движения.
Изучение происходящих сегодня политических процессов в странах
Ближнего и Среднего Востока показывает, что почти все государства
исламского мира (светские и теократические) используют ислам в качестве
16
мотивации во внешнеполитической деятельности, для создания и
образования коалиций, союзов, группировок, решения социальных,
экономических и политических задач. Поэтому, исходя из активизации роли
ислама в политической жизни отдельных стран и мировой политики, можно
говорить об усилении роли ислама в современной жизни народов исламского
мира и мира в целом.
Подводя итоги места и роли ислама в современной мировой политике,
диссертант констатирует, что: во-первых, научное толкование исламского
фактора не в полной мере объясняет суть и характер этого понятия, не
отражает его адекватного проявления во внутренней и внешней политике
исламских государств; во-вторых, исламский фактор во внешней стратегии
светских государств может иметь конструктивный или деструктивный
характер. Следовательно, в таких странах, как Таджикистан, учет уровня
религиозности населения и, следовательно, исламского фактора играет
существенную роль в деле защиты национальных интересов на
международной арене и обеспечения национальной безопасности.
Во втором параграфе – «Исламский фактор в контексте внешней
политики Исламской Республики Иран» – пишется о том, что в
Конституции ИРИ, принятой 15 ноября 1979 г., нашли отражение идеи
Р.Хомейни и других идеологов об исламском правлении и исламской
революции1. Основные принципы внешней политики ИРИ зафиксированы в
ст.152, которая гласит: «Внешняя политика Исламской Республики Иран
основана на отрицании всяческого господства над Ираном, либо со стороны
Ирана, сохранении независимости во всех сферах и территориальной
целостности, защите прав всех мусульман и непринятии на себя обязательств
перед гегемонистскими державами и на мирных взаимоотношениях с
государствами, не имеющими враждебных намерений в отношении Ирана»2.
В диссертации подвергается анализу концепция «велайате факих»,
охватывающая круг религиозно-философских, общественно-политических и
морально-нравственных проблем. При исследовании сложных политических
процессов современного исламского мира анализ этой концепции в свою
очередь позволяет прояснить многие аспекты международных связей Ирана,
в частности таджикско-иранские связи. Несмотря на полемику,
разыгравшуюся с конца 90-х годов прошлого века среди духовенства о
верховной власти «велайате факих», до сих пор этот институт сохраняет
свое влияние в качестве авторитарного режима. Практическое применение
«велайате факих» в государственных делах, в частности при определении
внешнеполитической стратегии, выражается в обеспечении контроля факиха
1
Канун-э асаси-йе джомхури-йе эслами-йе Иран. / Конституция Исламской Республики Иран
(неофициальный перевод) // Приложение к бюллетеню «Третий взгляд» / Пресс-отдел Посольства ИРИ
в РФ. – М., 1994. – С. 63-100 (на перс. яз.).
2 Там же. – С.95.
17
и подчиненных ему религиозных структур над светскими институтами
государства, с точки зрения их соответствия исламским принципам. Светское
правительство (если его условно называть так) должно получать шариатскую
легитимность у факиха. Как известно, чувство терпимости к властям, с
сохранением веры в справедливость имама, считалось для шиитов одним из
принципов сосуществования с другими исламскими общинами и
одновременно проповедовался принцип сохранения тайны своих убеждений,
наряду с принципами революционного духа, которые в хомейнизме
приобрели новое содержание и превратились в революционные призывы.
Автор подробно излагает генезис и трансформацию концепции «велайате
факих» на основе первоисточников и трудов современных лидеров шиизма,
пишет о еѐ влиянии на внешнюю политику Ирана, в том числе на иранотаджикские отношения.
Третий параграф – «Исламский мир во внешнеполитической
стратегии Республики Таджикистан» – посвящен анализу места и роли
исламского фактора во внешней и внутренней политике независимого
Таджикистана.
В Концепции внешней политики Республики Таджикистан (принята в
2015 г.) отмечается: «Внешняя политика Республики Таджикистан является
политикой «открытых дверей», миролюбивой и бескорыстной, и при ее
осуществлении Таджикистан готов развивать отношения дружбы и
признание обоюдных интересов на основе взаимного уважения, равноправия
и взаимовыгодного сотрудничества со всеми ближними и дальними
странами»1. Бесспорен тот факт, что внешняя политика таджикского
государства по отношению к исламским странам построена на основе
принципа защиты национальных интересов страны с учетом роли исламского
фактора внутри страны, а также его места в странах – партнерах.
Сущность отношения Таджикистана к исламскому миру, в том числе к
исламским международным организациям, определил Президент Республики
Таджикистан Эмомали Рахмон: «Мы исторически являемся частью
исламского мира и великой исламской цивилизации. В связи с этим,
многостороннее и взаимовыгодное сотрудничество с этими странами и
улучшение отношений дружбы и сотрудничества между народами этих стран
является важным и приоритетным направлением нашей внешней политики»2.
Диссертант отмечает, что этому способствует ряд факторов: во-первых,
большинство населения Республики Таджикистан исповедует ислам; вовторых, исторически таджики, находясь в составе различных
1
Концепция внешней политики Республики Таджикистан. Утверждена Указом Президента
Республики Таджикистан от 27 января 2015 г., №33. Министерство иностранных дел РТ: официальный
сайт.
URL:http://mfa.tj/ru/pravovaya-osnova-vp/kontceptciya-vneshney-politiki-res
publiki-tadzhi
kistan.html
2 Рахмонов Э. Независимость Таджикистана и возрождение нации. – Т.6. – С. 162.
18
государственных образований, внесли большой вклад в развитие
мусульманской культуры, в разработку и распространение ислама: имам
Абуханифа – основатель самой влиятельной и распространенной
правоведческой школы ислама (мазхаб), известнейшие ученые Фараби,
Хорезми, Ибн Сина, А. Рази, талантливые составители сводов хадисов –
имам аль-Бухари, имам Тирмизи, знаменитый теолог А. Газали, создатели и
известные представители суфийских тарикатов – Руми, Симнани, Санаи,
Аттар, Джами, Накшбанд и многие другие, составляют гордость исламского
мира; в-третьих, республика остается привлекательной страной для всего
исламского мира: в 2009 г. в Душанбе отмечался юбилей Имама Аъзама, и в
его праздновании приняли участие авторитетные ученые-богословы,
представители более 40 мусульманских стран и организаций, включая
известного ученого-богослова, шейха М. Тантави – ректора всемирно
известного Каирского университета ал-Азхар1.
По мнению диссертанта, другой важной причиной расширения сферы
влияния исламского фактора в Таджикистане является наличие в нем святых
мест, к которым совершаются паломничества из исламских стран. Большая
сеть исламских учреждений, функционирующих в республике и
сотрудничающих с аналогичными организациями за рубежом, также
оказывает влияние на ситуацию в стране и способствует усилению
исламского фактора. Таким образом, в республике имеются все условия,
благоприятствующие осуществлению контактов и сотрудничеству с
мусульманскими странами.
В работе приводятся конкретные примеры расширения контактов и
сотрудничества с мусульманскими государствами. Диссертант отмечает, что
Таджикистан за годы независимости стал полноправным субъектом
международных отношений в мусульманском мире. Как мусульманская
страна со светским государственным строем, он включен в интеграционный
процесс, проводимый Организацией исламского сотрудничества (ОИС),
Исламским банком развития (ИБР) и другими исламскими организациями.
Таджикистан в своей внешней политике и взаимоотношениях с
исламскими государствами уделяет особое внимание конструктивному
использованию исламского фактора. Прежде всего, расширились
двусторонние отношения между Таджикистаном и такими мусульманскими
странами, как Пакистан, Афганистан, Иран, Объединенные Арабские
Эмираты, Саудовская Аравия, Катар, Малайзия и др.
РТ налаживает партнерские отношения и сотрудничество в рамках
различных социально-экономических и культурных проектов. Содержание
этого сотрудничества, и, по существу, сама политика Республики
1
Народная газета. – 2009 – 7 окт.
19
Таджикистан состоит из защиты экономических интересов, а в некоторых
случаях, участвуя в работе международных организаций исламского мира,
страна предпочитает позиционировать себя как светское государство.
Светский характер государства постоянно отмечается во всех заключаемых
республикой международных договорах и соглашениях.
Таким образом, диссертант приходит к выводу о том, что с учетом
нарастающей опасности проникновения экстремистской идеологии и
радикального воинствующего ислама, Республика Таджикистан в своих
отношениях с государствами исламского мира, в том числе Исламской
Республикой Иран проводит твердую и последовательную политику развития
отношений дружбы, добрососедства, используя исламский фактор в целях
защиты своих национальных интересов.
Глава вторая работы – «Формирование и основные направления
межгосударственных отношений Республики Таджикистан и Исламской
Республики Иран: особенности проявления исламского фактора» –
состоит из двух параграфов.
В
первом
параграфе
–
«Историко-цивилизационные
и
этнокультурные основы взаимоотношений между Республикой
Таджикистан и Исламской Республикой Иран» – говорится о том, что
народы Таджикистана и Ирана имеют общую культуру, общие этнические
ценности, единые язык, этнические обряды, праздники, они связаны общим
менталитетом. В Концепции внешней политики Республики Таджикистан
отмечается: «В отношениях между Республикой Таджикистан и Исламской
Республикой Иран фактор исторической, языковой и культурной общности
имеет важное значение. Республика Таджикистан и в дальнейшем будет
стремиться к расширению прочных отношений дружбы и взаимовыгодного
сотрудничества с этой страной в двустороннем и многостороннем
форматах»1.
В историко-цивилизационном плане отношения Центральной Азии и
Ирана со внешним миром сложились по-разному: на Иран большое влияние
оказали европейские страны, а Центральная Азия находилась под влиянием
России. Бесспорно, эти факторы оказали заметное влияние на обособление
таджиков и иранцев. Но, независимо от этого, по мнению известного
советского ученого И.С. Брагинского, единый язык – фарси (таджикский)
сыграл фундаментальную роль в сохранении культуры и этнической
близости этих народов2.
Концепция внешней политики Республики Таджикистан. Утверждена Указом Президента
Республики Таджикистан от 27 января 2015 г., № 332 // Министерство иностранных дел РТ:
официальный сайт. URL:http://mfa.tj/ru/pravovaya-osnova-vp/kontceptciya-vneshney-politiki-res publikitadzhi kistan.html
2 Брагинский И.С. Исследования по таджикской культуре. – М.: Наука, 1997. – С. 115-122.
1
20
В диссертации подчеркивается, что этнокультурная общность народов
Таджикистана и Ирана заключается не только в языке, обычаях и обрядах, но
и в сфере исследований гуманитарных наук двух стран. Существуют отрасли
и проблемы, по которым обе стороны одинаково заинтересованы в
проведении совместных исследований: история, история наук, философия,
литература, языкознание, искусство и т.д.
Важной площадкой сотрудничества Таджикистана и Ирана в области
этнокультурной общности была и остается деятельность Совета по
культурному сотрудничеству Ирана (Ройзанийе фархангийе Ирон)1 в
Таджикистане. Этот Совет функционирует в республике с 1992 г. И он
сыграл заметную роль в развитии отношений между двумя государствами в
области культуры.
Подводя
итог
изучению
роли
историко-цивилизационного
детерминанта, диссертант приходит к выводу о том, что культурная и
этническая общность народов стран служит прочным фундаментом развития
взаимоотношений Таджикистана и Ирана и независимо от влияния
политических и религиозных факторов способствует сближению таджиков и
иранцев. Более того, этот фундамент стал открытой площадкой для
совместной деятельности политических лидеров и развития народной
дипломатии.
Во втором параграфе – «Особенности взаимоотношений Республики
Таджикистан и Исламской Республики Иран в рамках международных
организаций» – автор констатирует, что с первых дней государственной
независимости Республика Таджикистан начала проводить политику,
направленную на обеспечение неуклонного и ускоренного развития
экономики, обеспечение всемерного экономического продвижения страны на
мировой рынок и превращения ее экономики в составную часть мировой
экономической системы. В этом контексте Таджикистан и ИРИ продолжали
сотудничество в двусторонних форматах и в рамках международных и
региональных организаций2.
В настоящее время Таджикистан и ИРИ сотрудничают в рамках многих
международных организаций исламского мира, таких, как Организация
исламского сотрудничества (ОИС); Исламский банк развития (ИБР);
Исламская организация по вопросам культуры, науки и воспитания
(ИСЕСКО); Организация экономического сотрудничества (ОЭС) и др.3
Кроме того, плодотворное сотрудничество между странами развивается в
Материалы текущего архива Министерства культуры Республики Таджикистан. Папка «Иран».
Документы за 1991-2011 гг.
2 Саидов З.Ш. Республика Таджикистан на межгосударственной арене до и после объявления
политики «открытых дверей». – Душанбе, 2015. – С.18.
3 См. подробнее: Умаров Фаррух. Таджикистан: сотрудничество с ведущими международными
исламскими организациями.
1
21
рамках Организации Объединенных Наций (ООН), Всемирной исламской
лиги (ВИЛ), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в
трехстороннем
формате
персоязычных
государств:
Таджикистан–
Афганистан–Иран, а также в рамках других организаций, участниками
которых являются обе страны.
Одной из важных площадок развития международных взаимосвязей
Таджикистана и ИРИ является Организация экономического сотрудничества
(ОЭС), членом которой Республика Таджикистан стала 28 ноября 1992 г. В
рамках этой организации активизировалось сотрудничество в сферах
торговли, промышленности, энергетики, транспорта, сельского хозяйства,
телекоммуникаций, культуры, образования и борьбы против незаконного
оборота наркотиков. Республика Таджикистан и ИРИ активно сотрудничают
также в борьбе против терроризма, контрабанды наркотических веществ и
торговли людьми, а также отмывания денег.1
Членство в ОЭС способствовало участию Таджикистана в проектах и
заключению им договоров об экономическом сотрудничестве с другими
странами, в частности это участие в Измирском пакте, Договоре о
транзитной торговле в пространстве стран-участников ОЭС и др.
Таджикистан был включен в Алмаатинскую программу развития транспорта
и т.д.2 В рамках работы ОЭС состоялось около 10 встреч на высшем уровне.
Диссертант считает, что связи Таджикистана с исламским миром и
исламскими международными организациями в рамках ОЭС, становятся всѐ
более эффективными, особенно в области культуры и просвещения.
Программы и уставы, в которые включены исламские сегменты и которые
подписаны в этой области, свидетельствуют об этом.3
Таджикистан и Иран с начала 2000-х годов предприняли попытку
налаживания взаимовыгодного сотрудничества в трехстороннем формате
персоязычных государств – Таджикистана, Афганистана и Ирана, основу
которого составляла идея общности исторической судьбы, языка и
религиозных ценностей. На пути создания единых межгосударственных
объединений существовал ряд проблем политико-экономического характера,
в первую очередь, продолжающаяся гражданская война в Афганистане,
оказывающая дестабилизирующее влияние на развитие политических
процессов (в том числе и на развитие интеграционных) между тремя
государствами.
Республика Таджикистан и Иран развивают сотрудничество в рамках
Шанханской организации сотрудничества (ШОС), созданной в апреле 1996 г.
в целях укрепления мер военного доверия в приграничных зонах между РФ,
1
Cм.: ECO Issues Joint Communiqué//Muslim Times. – 1994. – 1 February
ECO Issues Joint Communiqué//Muslim Times. – 1994. – 18 February.
3 Таджикистан и ОИС: по пути исламской солидарности. http://news.tj/ru/newspaper /article/tadzhikistani-ois-po-puti-islamskoi-solidarnosti
2
22
Китаем, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном. ИРИ была принята в
ШОС в качестве страны-наблюдателя в 2005 г., и сейчас Иран принимает
активное участие в еѐ деятельности. Таджикистан многократно заявлял об
официальной поддержке вступления Ирана в ШОС в качестве постоянного
члена.
Участие ИРИ в работе Лиги исламских государств имеет ограниченный
характер, потому что политика Лиги имеет суннитскую направленность, тем
не менее, в рамках этой организации Таджикистан проявляет интерес к
развитию сотрудничества с ИРИ.
Таким образом, важным аспектом в межгосударственных отношениях
Республики Таджикистан и ИРИ являются согласование и координация
совместных действий на международной арене: Таджикистан и Иран
занимают общие позиции в ООН по целому ряду региональных и глобальных
международных проблем, в частности по таким, как использование мирного
атома и атомной энергетики, обеспечение засушливых регионов питьевой
водой и т.п.
Глава третья – «Развитие двусторонних межгосударственных
отношений между Республикой Таджикистан и Исламской Республикой
Иран» – состоит из двух параграфов.
В первом – «Эволюция внешней политики Исламской Республики
Иран и изменение характера взаимоотношений с Республикой
Таджикистан» – анализируется развитие двустороннего сотрудничества. Как
известно, Иран – первая страна, которая после приобретения Таджикистаном
независимости открыла свое посольство в Душанбе (8 января 1992 г.). В
июле 1995 г. начало функционировать и Посольство Таджикской Республики
в Тегеране. Еще в 1992 г. в ходе поездки Президента Таджикистана Рахмона
Набиева в Иран между странами был заключен Меморандум о принципах
сотрудничества.
В июле 1995 г. Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон
совершил официальный визит в Иран. Подписанный в ходе визита
Меморандум о взаимопонимании между Республикой Таджикистан и
Исламской Республикой Иран о дальнейшем развитии сотрудничества
открыл новые страницы в двусторонних отношениях двух стран.
В мае 1997 г. состоялся официальный визит Президента Ирана Хашеми
Рафсанджани в Таджикистан. Республику Таджикистан и Исламскую
Республику Иран связывают не только двухсторонние соглашения, но и
многосторонние правовые акты в рамках региональных организаций,
участниками которых они являются.
За годы независимости Президент Республики Таджикистан Эмомали
Рахмон с официальными и рабочими визитами, а также для участия в
международных конференциях прошедших в Тегеране, в совокупности 18 раз
23
посещал Иран, а президенты Исламской Республики Иран, в свою очередь,
совершали 9 официальных и рабочих визитов в Республику Таджикистан.
Более того, главы двух стран имели встречу на высшем уровне в ходе
проведения различных международных мероприятий в Мекке, Стамбуле,
Нью-Йорке, Кувейте, Пекине, Бишкеке и других городах мира.
Отношения между странами координирует Межправительственная
комиссия по торговому, экономическому, техническому и культурному
сотрудничеству.
Содержание и объем сотрудничества между Таджикистаном и Ираном
свидетельствуют о том, что оно развивалось по восходящей линии. Важную
роль здесь играет Совет по культурному сотрудничеству (Ройзанийе
фархангийе Ирон) в Таджикистане. Тем не менее, несмотря на то, что
иранская сторона принимает во внимание светский характер государства
Таджикистана, на практике иногда о себе дают знать некоторые
противоречия. По мнению большинства исследователей и экспертов, к
разжиганию межтаджикского конфликта косвенно была причастна
Исламская Республика Иран, которая в первые годы независимого развития
Таджикистана поддерживала оппозиционные силы. Такая позиция не
изменилась и сегодня. Поддержка официальными кругами Ирана Партии
исламского возрождения Таджикистана, которая с октября 2015 г. объявлена
террористической организацией и запрещена в Таджикистане, является
ярким примером игнорирования традиций дружбы и сотрудничества.
Участие руководителя этой партии в работе организованной иранской
стороной международной конференции «Исламское единство» (27-29
декабря 2015 г.) в Тегеране, вызвало недовольство таджикской стороны и
стало причиной ухудшения таджикско-иранских отношений1. Таджикская
сторона уверена, что официальные круги Ирана сделают соответствующие
выводы и откажутся от необдуманных шагов.
Таким образом, опыт сотрудничества и взаимоотношений
Таджикистана с Ираном показывает, что в период независимости
Таджикистана это сотрудничество было успешным и выгодным обеим
сторонам. Оно охватило почти все сферы экономики и культуры не только в
двусторонном формате, но и в рамках многосторонних отношений. Из всех
сфер сотрудничества между Ираном и Таджикистаном сфера культуры, с
учетом еѐ исторических истоков, является особенно плодотворной и
перспективной. Культурные связи могут сыграть действенную роль в деле
сближения и дружбы двух родственных народов.
Во втором параграфе – «Перспективы развития таджикскоиранского сотрудничества» – отмечается, что за двадцать пять лет между
двумя странами сложились добрые отношения и взаимопонимание почти во
1
«Азия-Плюс» от 30/12/2015
24
всех областях – и в экономике, и в культуре, и в науке, о чем
свидетельствуют более 150 соглашений, заключенных между Таджикистаном
и Ираном не только в различных областях экономики, а также результативно
работающие проекты. Особенно важно сотрудничество в энергетике:
строительство ГЭС Сангтуда-2, в сфере развития транспорта, в строительстве
туннеля Анзоб, в сельском хозяйстве и т.д. Успешно складываются
отношения в культурной, научной сферах, в области образования и др. Автор
особо отмечает, что во взаимоотношениях Республики Таджикистан и ИРИ в
определенной мере отражалось и влияние исламского фактора, хотя он и не
являлся решающим.
Перспективы развития отношений между Таджикистаном и Ираном
были обсуждены на встрече Президента Республики Таджикистан Эмомали
Рахмона и Президента Исламской Республики Иран Хасана Рухани в августе
2014 г., в ходе которой состоялся конструктивный диалог лидеров двух стран
по вопросам многогранных отношений Таджикистана и Ирана. Объектом
внимания глав государств стали вопросы расширения и углубления торговоэкономического, инвестиционного и энергетического сотрудничества.
Стороны заявили свое твердое намерение в участии и реализации
совместных региональных проектов в таких областях, как строительство
железной дороги, нефтепровода, трубопровода питьевой воды и линий
электропередач между Таджикистаном и Ираном1.
Таким образом, можно утверждать, что РТ и ИРИ подняли свое
сотрудничество на уровень стратегического партнерства. Со своей стороны
Таджикистан не поддерживает стремление некоторых держав к изоляции
Ирана, занимая активную позицию в вопросе по разблокировке антииранских
санкций.
В заключении подведены итоги исследования проблемы влияния
исламского фактора на взаимоотношения Республики Таджикистан и
Исламской Республики Иран, сформулированы основные выводы, даны
рекомендации и предложения, направленные на совершенствование и
развитие таджикско-иранского сотрудничества, которые на практике могут
способствовать развитию и укреплению взаимовыгодных для двух стран
отношений.
В целом, по мнению диссертанта, в годы независимости Республика
Таджикистан проводила в отношениях с исламским миром, в том числе с
Исламской Республикой Иран дифференцированную политику. Опыт двух
десятилетий показывает, что, развивая интеграционные связи с
мусульманским миром, Республика Таджикистан, будучи частью исламской
цивилизации, используя исламский мир для решения насущных социально1
Таджикистан – Иран: сотрудничество на века // «Asia-Plus». – 2014. – 24 авг.
25
экономических задач, стремится не подпасть под влияние различных, в том
числе радикальных идеологических течений.
Проведенный научный анализ может послужить основанием для
выработки эффективной внешней политики Таджикистана в исламском мире,
в частности и в его отношениях с ИРИ.
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:
Статьи, опубликованные в научных журналах, рекомендуемых
ВАК Российской Федерации:
1.
Неъматов И. Исламский фактор и его содержание // Вестник
Таджикского национального университета. – 2012. – №3/3(87). – С.145-153.
2.
Неъматов И. Интеграционные процессы в исламском мире и
исламская солидарность // Вестник Таджикского национального
университета. – 2013. – №3/7(124). – С. 218-225.
3.
Неъматов И. Исламская ориентация во внешней политике ИРИ //
Вестник Таджикского национального университета. – 2014. – №3/3(136). – С.
114-119.
4.
Неъматов И. Исламский фактор и национальные интересы в свете
современной геополитики // Вестник университета (РТСУ). – 2014. – №2. –
С. 118-121.
5.
Неъматов И. Этнокультурная общность – одна из особенностей
взаимоотношений Республики Таджикистан и Исламской Республики Иран //
Вестник Таджикского национального университета. – 2016. – №3/1(194). – С.
27-31.
Статьи, опубликованные в иных научных журналах и сборниках по
теме диссертации:
6.
Неъматов Икромиддин. Исламский фактор в международных
связях Республики Таджикистан (к постановке вопроса) // Вестник Института
предпринимательства и сервиса. – 2011. – №22. – С. 255-259.
7.
Неъматов Икромиддин. Вазъи муносибатҳои дучонибаи
Точикистон бо Эрон (Особенности взаимоотношений Таджикистана и Ирана)
// Научно-теоретический и информационно-политический журнал МИД РТ. –
2012. Серия №2. – С.103-111.
8.
Неъматов Икромиддин. Хеч ганче нист аз фарханг бех. Вижа-е
хамоише байналмилали-е Рудаки (Нет сокровища дороже образования.
Сборник статей и выступлений посвященных Международной конференции
Рудаки / Под ред. доктора Абдулгафура Орзу. Министерство иностранных
дел Афганистана. – Кабул. 1387/2008. – С.23-25. (на перс. яз.)
26
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
45
Размер файла
423 Кб
Теги
конец, исламские, иран, ххi, начало, фактор, республики, таджикистане, взаимоотношений, исламской
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа